Вы находитесь на странице: 1из 487

ОУЭН ДЭВИС

ГРИМУАРЫ:
ИСТОРИЯ МАГИЧЕСКИХ КНИГ

Гарпократ
МОСКВА, 2014 е.ѵ.
О уэ н Дэвис
Гримуары: история магическріх книг / Пер. с англ. Анны Блейз. —
М.: Гарпократ, 2014. — 490 с. (Серия: Полночь магов).

Н ет и не было на свете книг, которые вызывали бы больше


страха, чем гримуары, — однако при этом никакие книги не це­
нили так высоко. В своем исследовании «Гримуары: история ма­
гических книг» О у э н Дэвис проливает свет на разнообразные
формы гримуарной литературы и подробно разбирает ее содер­
жание. О н прослеживает историю этого необычайно устойчи­
вого и, вместе с тем, гибкого жанра от древних времен до наших
дней, демонстрируя влияние магии и магических сочинений на
распространение христианства, развитие грамотности и другие
общекультурные тенденции западного мира.
Вопреки всем запретам и гонениям, гримуары не только до­
жили до наших дней, но и сохранили огромную популярность.
О у э н Дэвис в своей книге повествует о том, как им это удалось
и в чем заключается секрет их непреходящей привлекательности.

) Анна Блейз, перевод, 2013


) Гарпократ, 2014
С о д е р ж а н и е

Благодарности.................................................................................................3
Введение........................................................................................................... 7
Глава 1. Древние и средневековые гримуары....................................... 17
Глава 2. Война против м а ги и ...................................................................85
Глава 3. Просвещение и клады...............................................................171
Глава 4. За океанами..................................................................................244
Глава 5. Возвращение древней м аги и ..................................................294
Глава 6. Американские гримуары........................................................331
Глава 7. Магия для народа....................................................................... 401
Глава 8. Лавкрафт, Сатана и тени.......................................................... 451
Э пилог......................................................................................................... 478
Б л а г о д а р н о с т и

В ходе работы над этой книгой и сопутствующих исследо­


ваний меня, как всегда, поддерживали мои родители, брат, се­
стра и Селина. Кроме того, мать и сестра помогали мне с пере­
водами. Также я хочу сказать спасибо всем, кто проявил интерес
к моей работе и помогал мне советом или предоставлял необ­
ходимые источники и любезно отвечал на запросы: Виллему
де Блекуру, Рональду Хаттону, Дэвиду Ледереру, Д эй ву Эвансу,
Суали-М арии Олли, М анфреду Чайкнеру, Кэролайн О утс,
Франческе Маттеони, Сти вен у Вуду, Мэтью Грину, Роуленду
Хьюзу, Сти вен у Вахтеру, Еве Покс, Лизе Таллис, Дж ейсону
Семменсу, Лоре Старк, Марии Тосье, Хью Сэдлеру, Иоганне
Якобсен, Бенедеку Л энгу, Хелен Боук, Энрике Пердигеро, Ане
Орвик, Сесилии Д уби ус и Т ом у Джонсону. О соб ую помощь
в подборе источников для этой книги мне оказали Ж ак П он с
(Архив департамента Ланды), Эвелин Бакарда (Архив Байонны)
и Саймон Шеферд (сотрудник издательства A C IJ). Кроме того,
я хочу поблагодарить анонимного рецензента «Оксфорд юни-
версити пресс» за ценные замечания по черновому варианту
книги и редакторов того же издательства, Лю сиану О ’Флаэрти
и Мэтью Коттона, — за проявленное терпение и труд.
На самом деле я видела лиіиь, как
чертНу числом около двенадцатиу перед
самыми воротами ада играли в мяЧу все
в штанах и в камзолах с воротникамиу
отделанными фламандским кружевоМу
и с кружевными рукавчикамиу
заменявшими им манжеты
и укороченными на целых четыре пальцау
чтобы руки казались длиннее. В руках
они держали огненные ракетки у но всего
более поразило меня тоу что вместо
мячей они перебрасывались книгамиу
которыву казалосьу были наполнены
не то ветроМу не то пухоМу —
правОу это что-то изумительное
и неслыханное.

- Сервантесу «Дон Кихот»у ч. IIу глава 70^

В в е д е н и е

Какие книги — самые опасные на свете? Кто-то, вероятно,


выдвинет в кандидаты на это звание священные тексты миро­
вых религий, из-за которых — по вине манипуляторов и не­
добросовестных толкователей — в ходе столетий пострадали
миллионы человек. Другие, скорее, назовут такие политиче­
ские сочинения Н ового времени, как «Капитал» Карла Маркса,
«Моя борьба» Гитлера» или «Красная книжечка» председате­
ля Мао. Художественные произведения тоже способны глубо­
ко оскорблять чувства некоторых читателей — стоит вспомнить
хотя бы об акциях сожжения «Сатанинских стихов» или книг
о Гарри Поттере. Н о все-таки на протяжении столетий никакие
другие книги не вызывали у людей такого ужаса, как гримуары;

1 Пер. Н. Любимова. — Примеч. перев.


и никакие другие книги не ценились так высоко и не пользова­
лись таким почетом.
Слово «гримуар» в наши дни на слуху у многих — очевид­
но, благодаря таким популярным молодежным сериалам, как
«Баффи — истребительница вампиров» и «Зачарованные»;
но мало кто сможет с уверенностью сказать, что оно означа­
ет в действительности, да и моя компьютерная программа для
проверки орфографии его не опознаёт. Итак, если не вдавать­
ся в тонкости, то гримуары — это книги заклинаний и учеб­
ники по изготовлению магических предметов, таких, например,
как защитные амулеты и талисманы. Э т о сборники указаний
о том, как противостоять злым духам, ведьмам и колдунам, как
врачевать болезни, добиваться исполнения своих любовных же­
ланий, предсказывать будущее, изменять свою судьбу и так далее.
Гримуары — это книги по магии, но не всякую книгу по магии
можно классифицировать как гримуар: некоторые магические
тексты, как мы увидим, были посвящены не вызыванию духов
при помощи заклинаний и не ритуальному изготовлению маги­
ческих предметов, а открытию и использованию тайн природ­
ного мира. Этимология слова «гримуар» не вполне ясна. В на­
чале X I X века предполагали, что оно происходит от итальян­
ского «rimario» — «книга стихов», как называли сборники цитат
из Библии. Однако более вероятный его источник — француз­
ское слово «grammaire», которым изначально называли любые
книги, написанные на латыни. К X V III веку оно уже широко
использовалось во Франции для обозначения магических книг,
поскольку многие из них все еще распространялись в латинских
рукописях, тогда как большая часть прочей литературы уже из­
давалась на французском. Употребляли это слово и в перенос­
ном смысле — для обозначения чего-то, что трудно или невоз­
можно понять: «Э то для меня как гримуар»*. В английский язык
оно начало входить лишь в X I X веке, когда в среде образован­
ных людей возродился интерес к оккультизму.

1 Francois N oel and М. L. J. Carpentier, Philologie frangaise, Paris, 1831, vol. I,

Lcouteux,
742; Dictionnaire de VAcadémie Frangoise, 5th edn. Paris, 1814, vol. I, p. 669; Claude
Le livre des grimoires. Paris, 2002, p. 9. — Здесь и далее примечания ав-
mopUy если не указано иное.

8
Итак, что такое гримуар, более или менее понятно. Н о от­
ветить на вопрос, что такое магия — не в пример более труд­
ная задача. Сколько времени, бумаги и умственных усилий из­
вели на попытки решить эту проблему! И все равно исчерпыва­
ющего и универсального ответа нет как нет. Любая дефиниция
магии оказывается мало-мальски осмысленной лишь в опреде­
ленном культурном контексте, в рамках определенного истори­
ческого периода и региона*. Граница между религией и магией
всегда остается расплывчатой и во многом зависит от особен­
ностей эпохи и конкретной религиозной системы. Подробнее
об этом речь пойдет в первой главе. Здесь же следует отметить,
что ни в какие времена гримуары не отражали всей совокупно­
сти практических и теоретических представлений о магии, ха­
рактерных для того или иного народа. М ногие заговоры, закли­
нания и ритуалы передавались изустно на протяжении многих
поколений и впервые были записаны лишь историками и фоль­
клористами X IX столетия. Кроме того, в истории магической
практики женщины всегда играли не менее важную роль, чем
мужчины, но поскольку возможностей обучиться грамоте
у них было меньше, чем у мужчин, в истории гримуаров вплоть
до X V I столетия роль их оставалась незначительной.
Гримуары появлялись как результат стремления созда­
вать физические носители информации о магических практи­
ках, а за этим стремлением, в свою очередь, стояло понимание
того, насколько неуправляем и ненадежен процесс устной пе­
редачи ценных сакральных или тайных знаний. Подобная по­
требность в создании осязаемых хранилищ магической инфор­
мации давала о себе знать уже в Древней Вавилонии во II ты­
сячелетии до н.э. Однако гримуары появлялись еще и потому,
что сам акт письма традиционно наделялся некой тайной или
оккультной силой. «Книга по магии сама по себе волшебна», —
как заметил один исследователь этого вопроса\ П о это м у меня
интересуют не только магические сведения, содержавшиеся

1 См.: Michael D. Bailey, “The Meanings o f M agic”. // Magic, Ritual, and


Witchcraft, i:i, 2006, pp. 1-24.
2 Richard ^eckhefer, Forbidden Rites: A Necromancerh Manual o f the Fifteenth
Century. University Park, 1997, p. 4.
в книгах, но и история самих этих книг. Я считаю важным по­
нять их общественную значимость и рассмотреть бесконечные
попытки их цензуры и уничтожения, предпринимавшиеся цер­
ковными и светскими властями. В данном отношении гриму-
ары — это не только книги по магии, но нечто большее Ч Э т о
свидетели важнейших исторических процессов, развивавшихся
в последние две тысячи лет. История гримуаров — это история
распространения христианства и ислама, развития ранней нау­
ки и культурных перемен, вызванных изобретением печатного
станка и ростом грамотности, история, социального влияния ко­
лониализма и рабовладения, а также экспансии западной куль­
туры за океан.
В настоящей работе речь пойдет о распространении книж­
ной магии из древних стран Ближнего Востока в Европу, а за­
тем и по другую сторону Атлантики, но важно подчеркнуть,
что о сохранении и передаче магических знаний в письмен­
ном виде заботилась не только западная культура. В особен­
ности следует отметить индийскую литературную традицию,
оказавшую исключительное влияние на большую часть Ю ж н ой
Азии. Этнические группы батаков, населявшие Суматру, также
создали собственную письменность по меньшей мере тысячу
лет назад. В основе их алфавита лежало слоговое письмо брах-
ми, древнейшие образцы которого, обнаруженные в Ю ж н ой
Индии, датируются III веком до н.э. П исьм енность для бата­
ков была, в первую очередь, магическим орудием, позволяв­
шим сохранять их магическую традицию куда надежнее, чем
устная передача. Записи такого рода вели в основном жрецы-
маги {datM)y заносившие необходимые сведения в «магические
книги» (poestaha)y а точнее — на полосы луба, которые снима­
лись с дерева аііт и складывались гармош кой\ Книжная ма-

1 Рекомендую читателям обратиться к книге Майкла Бейли «Магия и


еверия в Европе» (Michael D . Bailey, Magic and Superstition in Europe: A Concise
History from Antiquity to the Present. Lanham, 2007), которая послужит идеальным
дополнением к настоящему исследованию.
2 Е. М. Loeb, review o f Joh. Winkler, “D ie Toba-Batak auf Sumatra*. //
American Anthropolo^t, 32:4 (1930), pp. 682— 687; Harley Harris Bartlett, “A Batak
and Malay Chant on Rice Cultivation, with Introductory N otes on Bilingualism and
Acculturation in Indonesia*. // Proceedings o f the American Philosophical Society, 96:6
(1952), p. 631.

10
ГИЯ Востока влияла и на западную магическую традицию бла­
годаря установившимся еще в древности торговым связям. Как
полагают, магические квадраты — особые числовые табли­
цы, которым приписывался астрологический, метафизиче­
ский или мистический смысл, — проникли на Запад из Китая
в конце I тысячелетия н.э. при посредстве персидских и араб­
ских купцов. Такие магические квадраты вошли и в традицию
индийской магии — по-видимому, в V I I I веке, когда из Китая
была заимствована и технология изготовления бумаги. О д н о
из древнейших дошедших до нас индийских изложений это­
го искусства содержится в книге по математике, написанной в
1356 году. Некоторые другие элементы астрологической магии
были, в свою очередь, заимствованы исламскими (арабскими
и персидскими) учеными и магами*.
Книга может быть магической, даже если в ней нет ни сло­
ва о магии. В прошлом необразованные люди принимали опре­
деленные физические свойства книг (такие, как крупный фор­
мат, внушительный вид и страницы, изобилующие незнакомы­
ми символами, чертежами и словами на иностранных языках)
за признаки их магического предназначения. Практикующие
маги иногда выставляли в своих приемных книги, соответству­
ющие подобным критериям, чтобы произвести впечатление
на клиентов, — и им это удавалось, даже если содержание книг
не имело никакого отношения к магии. Некоторые книги ис­
пользовали и как защитные талисманы\ Самый очевидный при­
мер том у — Библия, которую нередко клали под подушку, что­
бы защититься от ведьм и злых и духов, и к которой прикаса­
лись, произнося клятвы. Считалось, что если вложить в Библию
ключ при чтении определенных отрывков, привязать его к кни­
ге шнурком и держать на весу, то божественная сила, заключен-

1 Schuyler Cammann, “Islamic and Indian Magic Scjuares. Part 1” . // History


o f ReligionSy 8:3 (1969), pp. 181-209; David Pingree, “Indian Planetary Images and
the Tradition of Astral M agic”. // Journal o f the Warburg and Courtauld Institute^ 52
(1989), pp. 1-13.
2 C m ., например: Keith Thomas, Religion and the Decline o f Magic. London,
1971, pp. 51— 52; Davia Cressy, “Books as Totems in Seventeenth-Century England
and N ew England”. // Journal o f Library History у 21 (1986), pp. 92— 106; Stephen
Wilson, The Magical Universe: Everyday Ritual and Magic in Pre-Modem Europe.
London, loooy passim.

11
ная в «доброй книге», заставит ключ вращаться, когда будет про­
изнесено имя вора. Разумеется, Библия не имела никакого отно­
шения к гримуарам, но сила заключенных в ней слов, историй,
псалмов и молитв, а также собственная ее святость как предме­
та, превратила ее в настоящее магическое орудие, пользовавше­
еся огромной популярностью во всех социальных и культурных
слоях общества на протяжении последней тысячи лет. Цитаты
из Библии, записанные на клочках бумаги, использовали как
целебные амулеты; псалмы декламировали в магических целях.
Таким образом, в христианском мире Библия всегда восприни­
малась как необходимое дополнение гримуара: для магической
практики требовались обе эти книги.
П о это м у не удивительно, что в период распространения
христианства в европейских колониях аборигены нередко вос­
принимали Библию как оккультный источник силы белых ко­
лонизаторов. П о данным антропологов, среди народов, населя­
ющих некоторые части Африки и Ю ж ной Америки, Карибские
острова и острова южной части Тихого океана, широко распро­
странено представление о том, что белый человек нарочно ута­
ивает от коренных жителей всю силу христианства, чтобы дер­
жать их в подчинении. Для этого необязательно даже ограничи­
вать грамотность местного населения: просто белые люди дают
аборигенам поддельную Библию, а настоящую скрывают, тогда
как в ней-то и содержатся все ключи к мудрости, знанию и, со­
ответственно, власти*. Например, на Карибах и в наши дни не­
которые считают, что Библия — это африканский священный
текст, а европейцы просто ее себе присвоили. О ди н последова­
тель религии ориша с острова Тринидад в ответ на вопрос, поче­
м у он признает Библию, но не принимает католицизм, заявил:
«Библия пришла из Египта; католики ее украли и что-то из нее

1 См., например: Bengt Sundkler, Bantu Prophets in South Africa. London,


1961, p. 278; Patrick A . Polk, “O ther Books, O ther Powers: The 6th and 7th Books
of Moses in Afro-Atlantic Folk Belief**. // Southern Folklore^ 56:2 (1999), p. 122;
Douglas MacRae Taylor, The Black Carib o f British Honduras. N ew York, 1951, p. 136;
Caroline H.
Bledsoe and Kenneth M. Robey, Arabic Literacy and Secrecy among the Mende
of Sierre Leone*, Man, ns, 21:2 (1986), 219.

12
выкинули, а что-то добавили в своих целях»'. Как мы еще уви­
дим, подобные верования заложили основу для распростране­
ния гримуаров, в которых якобы содержались те самые утрачен­
ные отрывки из Библии. Представление о том, что европейцы
скрывают от местных жителей некое сакральное знание, при­
надлежащее последним по праву, объяснялось не только напря­
женностью в отношениях между колонизаторами и аборигена­
ми. Как известно. Библия — это продукт компиляции, отбор
материалов для которой во многом определялся политическими
мотивами. Н о церкви так и не удалось искоренить апокрифиче­
ские евангелия, легенды и предания, не вошедшие в официаль­
ный свод библейских текстов. И эта альтернативная библейская
традиция породило множество традиций магического толка, со­
храняющихся и по сей день.
Несомненно, всякий гримуар определяется своим содержа­
нием, но подобно тому, как акт письма сам по себе может счи­
таться магическим действием, так и некоторым словам припи­
сываются самостоятельные магические свойства, не завися­
щие от того священного или магического текста, в котором они
употребляются. П робудить силу этих слов можно при помощи
ритуалов с использованием особых чернил и крови. П о всему
миру с древних времен до наших дней встречается и представ­
ление о том, что священные письмена наделены некой осязае­
мой божественной силой, которую можно использовать, если
съесть подобную запись или выпить воду, которой та была смы­
та. В 5-й главе ветхозаветной Книги Чисел содержится предпи­
сание о том, что женщину, подозреваемую в прелюбодеянии,
следует привести к священнику, который устроит для нее испы­
тание горькой водой: «И напишет священник заклинания сии
на свитке, и смоет их в горькую воду; и даст жене выпить горь­
кую воду, наводящую проклятие, и войдет в нее вода, наводящая
проклятие, ко вреду ее» (23— 24). В случае, если женщина вино­
вна, «горькая вода, наводящая проклятие, войдет в нее, ко вре­
ду ее, и опухнет чрево ее и опадет лоно ее, и будет эта жена

1 Kenneth Anthon)^ Lum, Praising His Name in the Dance: Spirit Possession
in the Spiritual Baptist Faith and Orisha work in Trinidad. Amsterdam, 1999, p. 120.

13
проклятою в народе своем» (27), а если нет, то проклятие на нее
не подействует.
Священные письмена нередко давали съесть больному в це­
лях врачевания. В средневековой Европе священные слова за­
писывали для этого на хлебе и сыре. Н а некоторых средневе­
ковых рукописях религиозного содержания сохранились сле­
ды, свидетельствующие о том, что рукопись полоскали в воде,
чтобы смыть часть чернил и затем выпить эту воду. Хороший
том у пример — Книга из Дарроу, иллюминированный ману­
скрипт V I I века, содержащий тексты евангелий. В X V II столе­
тии ирландские фермеры обмакивали эту книгу в воду, чтобы
получить священное лекарство для домашнего скота. В некото­
рых исламских местностях Западной Африки схожим образом
использовали цитаты из Корана: чернила, которыми те были за­
писаны, смывали в воду и пили ее для излечения от болезней
и колдовских проклятий. В племени берти из северной части
Дарфура факиры (врачеватели и знатоки Корана) записывали
определенные суры Корана на деревянных дощечках при помо­
щи пера из просяного стебля и чернил из смеси сажи с гуммиа­
рабиком. Затем запись смывали водой в чашку или бутылку и да­
вали клиенту, чтобы тот выпил эту воду сразу или небольшими
порциями в течение дня. Выпускная церемония для учеников
батакских жрецов (datu) включала в себя следующий ритуал: под
диктовку учителя ученик записывал заклинание на бамбуке, ко­
торый держал над горкой вареного риса. Бамбуковая крошка
при этом осыпалась в рис, а в завершение ритуала ученик съедал
рис и вместе с ним поглощал «душу письма» Ч
Если письменность играла в гримуарной магии столь важ­
ную роль, то какие последствия повлек за собой переход к кни­
гопечатанию, начавшийся в конце X V столетия? М аги не м ог­
ли участвовать лично в изготовлении печатных гримуаров

1 D on С . Skemer, Binding Words: Textual Amulets in the Middle Ages.


University Park, 2006, pp. 137, 239; H enry O ’Neill, The Fine Arts and Civilization
o f Ancient Ireland. London, 1863, p, 76; Jack Goody, “Restricted Literacy in Northern
Ghana”. //Jack G oody (ed.). Literacy in Traditional Societies. Cambridge 1968, pp.
230-231; Abdullahi Osman El-Tom, “Drinking the Koran: The Meaning o f Koranic
Verses in Berti Erasure”. // Africa^ 55:4 (1985), pp. 414— 431; Bartlett, “A Batak and
Malay C hant”.

14
и наделять их силой при помощи ритуального использования
материалов. Таким образом, печатная книга лишь описывала ма­
гию, но сама по себе магической не была. Э т о был всего лишь
продукт на продажу.
Книгопечатание положило начало демократизации книжной
магии. Печатный станок производил копии в гораздо больших
количествах и гораздо быстрее, чем переписчики, и в результа­
те знания, доступные прежде лишь немногим образованным чи­
тателям, открылись для всех, кто умел читать, — а численность
последних постоянно росла. Лишив гримуары силы, которой
те обладали как уникальные магические предметы, книгопеча­
тание взамен повысило их общественную значимость и влия­
тельность. Кроме того, печатный текст не узурпировал функции
рукописи: магию, все еще дремлющую в словах печатного гри-
муара, можно было пробудить снова, переписав текст от руки.
Да и ореол волшебства, окутывавший гримуары, не рассеялся.
Н е секрет, что влиятельность книжной магии отчасти поддер­
живалась ограничением доступа к образованию, и в этом — одна
из причин, по которым история гримуаров неизбежно отража­
ет в себе историческое неравенство полов. Вплоть до X X века
среди женщин уровень грамотности был гораздо ниже, чем сре­
ди мужчин. Н о, как мы увидим, даже в эпоху массового произ­
водства гримуаров и почти всеобщей грамотности сохранялось
убеждение, что одного лишь умения читать для работы с гриму-
арами недостаточно. М агу требовались и другие качества, опре­
делявшиеся обстоятельствами рождения, местом жительства или
религиозной принадлежностью. П о это м у овладеть магией гри­
муаров и практиковать ее могли только избранные: даже после
того, как гримуары стали общедоступны, далеко не каждый по­
лучил возможность использовать их безопасно и эффективно.
В завершение этой краткой вступительной статьи позволю
себе загадать читателям несколько загадок. Ч то связывает Чикаго
с Древним Египтом, Германию — с Ямайкой, а Норвегию —
с Боливией? Каким образом один швед стал величайшим чароде­
ем Америки? Ч то общего между растафари и альпийскими фер­
мерами? Кто такой «Малый Альберт», слава которого прогреме­
ла от Канады до Индийского океана? И каким образом нищий
подметальщик улиц из О гай о превратился в грозного духа, ко­
торому поклоняются на Карибских островах? Ответы на все эти
вопросы дают гримуары. К ниги по магии не просто отражали
в себе результаты глобализации, но и сами активно участвова­
ли в этом процессе. А разгадка их необыкновенного влияния
скрывается в древней культуре стран Ближнего Востока, откуда
мы и начнем свое путешествие.

і6
Гл а в а i

Д р е в н и е и с р е д н е в е к о в ы е г р и м у а р ы

Современная история древней и средневековой магии —


предмет обширный и во многом непонятный неспециали­
стам, однако в нем находится немало такого, что захватывает
воображение и заставляет усомниться в точности наших пред­
ставлений о религии и общественной ситуации минувших
эпох. Европейские гримуары в большинстве своем создава­
лись в Средние века, но истоки их следует искать в гораздо бо­
лее отдаленном прошлом — в религиях древних цивилизаций
Ближнего Востока. В странах Восточного Средиземноморья ре­
лигиозные традиции язычества, иудаизма, христианства, а позд­
нее и ислама активно взаимодействовали между собой, не­
смотря на очевидное противостояние в сфере борьбы за поли­
тическое влияние. И то, как средневековые ученые понимали
и реконструировали (зачастую ошибочно) это далекое прошлое,
сыграло в истории магии не менее важную роль, чем, собствен­
но, магические знания, дошедшие до них от первого тысячеле­
тия нашей эры.
Массовое приобщение Европы к интеллектуальной культуре
Ближнего Востока пришлось на Средние века — период, кото­
рый нередко описывали как эпоху господства фанатичной хри­
стианской церкви, эпоху религиозной нетерпимости, ознаме­
новавшуюся крестовыми походами против мусульман, зарожде­
нием инквизиции и еврейскими погромами. Нельзя сказать, что
эта картина далека от действительности, но следует понимать,
что Средневековье было еще и периодом необычайно тесно­
го научного сотрудничества и взаимопонимания между носи­
телями различных религий и культур. Ученые переводили и ос­
мысляли языческие сочинения древних греков, римлян и егип­
тян, клирики путешествовали через всю Европу, чтобы припасть
к источникам арабской учености и еврейского мистициз­
ма, процветавших в Испании и Ю ж ной Франции. Магия вос­
принималась как одна из областей науки (а не только религии),

17
и на основе исторических исследовании складывалось понима­
ние того, что история магической традиции действительно вос­
ходит к глубокой древности. Итак, чтобы понять истоки гриму-
аров, необходимо рассмотреть Древний мир через призму сред­
невекового научного мышления.

Д р е в н и е м а ги

Древние греки и римляне считали, что первыми практиковать


магию начали персидские жрецы — собственно, «маги», — кото­
рых обучил этому искусству Зороастр. «Волхвы с востока», при­
несшие дары младенцу Христу, были из их числа. Римский уче­
ный-натуралист и военный Плиний Старший (I век н.э.) писал,
что «магию, вне сомнения, изобрел перс Зороастр < ... > Неясно,
однако, был ли то один человек или после него пришел еще один,
носивший такое же имя». П о словам Плиния, греческий мате­
матик Евдокс рассчитал, что Зороастр жил за шесть тысяч лет
до смерти Платона. Таким образом, эпоху Зороастра и зарож­
дения магии следовало датировать приблизительно 6347 годом
до н.э. Однако далее Плиний указывает, что записывать магиче­
ские знания начали гораздо позже. Насколько он сумел выяснить,
первым это сделал персидский маг и астролог по имени Остан,
который сопровождал царя Ксеркса в его неудачном походе про­
тив Греции (480 г. до н.э.) и «по пути рассевал, так сказать, семе­
на этого ужасного ремесла, разнося его заразу по миру»*.
В иудейской, христианской и мусульманской традици­
ях, в конечном счете восходящих к вавилонской мифоло­
гии, происхождение магических книг относилось ко временам
до Всемирного потопа. В некоторых древнееврейских и сама­
ритянских текстах изобретение письменности приписывается
Адаму, но в эпоху поздней античности и в Средние века создате­
лем первых книг обычно считался Енох (арабский Идрис). Как
явствует из фрагментов знаменитых Свитков Мертвого моря,
обнаруженных в пещерах близ Кумрана в середине X X века,
уже во времена И исуса были в ходу так называемые «Книги

1 Цит, по: Daniel Ogden, Magic, Witchcraft, and Ghosts in the Greek and
Roman Worlds: A Source Book. Oxford, 2002, pp. 41— 42.

18
Еноха», содержавшие астрономические и астрологические све­
дения и учение об ангелах. Согласно одной средневековой ле­
генде, правнук Еноха, Н ой, почерпнул свои познания в медици­
не из ученой книги, которую вручил ему архангел Рафаил. Э та
книга якобы хранилась в тайной пещере со времен Адама. Енох
тоже прочел ее (не вынося из пещеры) и обучился по ней искус­
ству астрономии, тогда как Н ой нашел в ней советы по строи­
тельству ковчега. Другое предание повествует о том, как ангел
Разиил передал Н ою тайную книгу, трактующую об искусстве
астрологии. Э та книга была вырезана на сапфировой скрижали;
Н ой хранил ее в золотом ларце и взял с собой на борт ковчега.
Затем она перешла по наследству к его сыну Симу. Сохранился
астрологический текст под названием «Трактат Сима», датируе­
мый концом I — началом II вв. н.э.'
Итак, согласно библейской хронологии, древнейшими ок­
культными сочинениями были книги, изученные Енохом.
Однако создание первой книги заклинаний и магических
практик ассоциируется с сыновьями Н оя — Си м ом и Хамом.
Легенды о сыновьях Ноя, не вошедшие в Ветхий завет, меня­
лись с течением временем и кое в чем противоречили друг дру­
гу. П о некоторым версиям. Хам запечатлел тайны своей демо­
нической магии на металлических пластинах и каменных скри­
жалях еще до П отопа и зарыл их в землю, а когда вода схлынула,
снова извлек их на свет. Другие, как, например, первый епископ
Норвичский (ум. 1119), полагали, что Хам тайно пронес свою
магическую книгу на ковчег: «...ковчег был невелик, но Хам
все равно изловчился спасти искусство магии и идолослуже-
ния». В некоторых средневековых текстах Зороастр объявляет­
ся сыном Хама, а в некоторых даже отождествляется с Хамом.
Ученый X II века Михаил Шотландец в своей истории астро­
логии и астрономии утверждает, что Зороастр был создате­
лем магии, но происходил из рода Сима, тогда как Хам изобрел

1 Jonas С . Greenfield and Michael Е. Stone, “The Books of Enoch and the
Traditions o f Enoch” . // Numeric 26 (1979), pp. 89— 103; M. Plessner, “Hermes
Trismegistus and Arab Science” . // Studia Islamicay 2 (1954), p. 54; E S. Alexander,
“Incantations and Books o f Magic” . // Emil Schiirer (ea.). The History o f the Jewish
People in the Age o f Christ (173 B C ^ A D 133)y rev. and ed. G eza Vermes, Fergus Millar,
and Martin Goodman. Edinburgh, 1986, vol. iii, pt. 1, p. 369.

19
искусство прорицания с помощью демонов. Э т о м у искусству
он обучил своего сына Ханаана, а тот записал его тайны в трид­
цати томах, но после того, как Ханаан пал в сражении, книги
эти были преданы огню. Относительно сыновей Н оя следу­
ет отметить, что, по одной из легенд, Иафет стал прародителем
всех европейцев, С и м — африканцев, а Хам — языческих наро­
дов А зии и, в том числе, что характерно, египтян*.
Несмотря на то, что колыбелью магии считалась Персия,
древний народ Халдеи, входившей в состав Вавилонии, тоже
славился своими астрологическими и магическими способно­
стями. Зороастра иногда называли халдеем. Магическая репу­
тация обитателей Междуречья подтверждается археологически­
ми находками: первые в истории магические тексты записа­
ны аккадской клинописью, расшифрованной лишь в X I X веке.
В Уруке, одном из древнейших городов мира (ныне на террито­
рии Ирака) при раскопках домов V — IV вв. до н.э. были найде­
ны клинописные таблички, содержащие заклинания и описания
магических ритуалов. По-видимому, они входили в состав лич­
ных библиотек, принадлежавших известным писцам и заклина­
телям ^ Впрочем, греки, римляне, иудеи и христиане к началу
нашей эры стали считать крупнейшим центром магии и страной
искуснейших магов-жрецов уже не Вавилонию, а Египет; впо­
следствии эту точку зрения приняли и мусульмане. В Талмуде
утверждалось, что в Египте сосредоточено девять десятых всей
магии мира\ В Египет устремлялись все, кто желал обучить-

1 Karl Н. Dannenfeldt, “The Pseudo-Zoroastrian Oracles in the Renaissance”.


// Studies in the Renaissance, 4 (1957), pp. 7— ^30; George Lyman Kittredge, Witchcraft
in O ld and New England. N ew York, [1929] 1958, p. 42; Lynn Thorndike, History
o f Magic and Experimental Science, 8 vols. N ew York: 1923— 1958, vol. ii, p. 321;
Valerie Flint, The Rise o f Magic in Early Medieval Europe. Princeton, 1991, pp. 333—
338; Benjamin Braude, “The Sons of N oah and the Construction of Ethnic and
Geoeraphical Identities in the Medieval and Early Modern Periods”. // The William
and Mary Quarterly, 3rd sen, 54:2 (1997), pp. 103— 142. О противоречивых легендах,
касающихся Зороастра, см.: Michael Stausberg, Faszination Zarathustra: Zoraster
und die Europäische Religionsgeschichte der Fruhen Neuzeit, 2 vols. Berlin, 1998.
2 Joachim Oelsner, “Incantations in Southern Mesopotamia — From Clay
Tablets to Magical Bowls” . // Shaul Shaked (ed.), Officina Magica: Essays on the
Practice o f Magic in Antiquity. Leiden, 2005, pp. 31— 33.
3 Jan N . Bremmer, “Magic in the Apocryphal Acts of the Apostles” . // Jan N .
Bremmer and Jan R. Veenstra (eds.). The Metamorphosis o f Magic from Late Antiquity
to the Early Modem Period. Leuven, 2002, pp. 53— 54.

20
ся магическим искусствам. В период поздней античности бы­
товало мнение, что даже такие знаменитые греческие филосо­
фы, как Платон и Пифагор, переняли свою мудрость и тайные
знания у египетских жрецов. Последователи Пифагора даже
по прошествии многих столетий после его смерти навлекали
на себя подозрения в занятиях магией*. Историческими сведе­
ниями о древнеегипетской магии раннего периода мы обязаны
по большей части предметам материальной культуры — погре­
бальной утвари, амулетам, каменным памятникам и надписям
на металлических и глиняных табличках и чашах. Э т о обстоя­
тельство напоминает нам о том, что «книжная» магия не сво­
дится к собственно книжным текстам. Несмотря на то, что ос­
новным носителем информации действительно были книги,
письменное слово проявляло свою магическую силу и посред­
ством надписей на ритуальных или обережных предметах.
Первая отчетливая фаза развития гримуарной традиции при­
ходится на эллинистический период — трехсотлетнюю эпо­
ху, на протяжении которой Египет, завоеванный Александром
Македонским в 332 году до н.э., находился под властью греков.
То было время плодотворного культурного и религиозного об­
мена: египетские жрецы изучали и использовали греческий язык,
а греки — египетскую религию и магию. О дн им из результатов
этого сотрудничества стало создание великой Александрийской
библиотеки, привлекавшей к себе ученых из всех уголков эл­
линистического мира. Другим — появление коптской системы
письменности, соединившей в себе греческий алфавит и еги­
петскую фонетику. В X IX веке археологи обнаружили греко­
египетские магические папирусы, и благодаря этой удивитель­
ной находке стало понятно, что еще одним плодом этого куль­
турного взаимодействия стала западная магическая традиция,
позднее распространившаяся по всей Европе. Самые ранние ма­
гические папирусы относятся к концу I века н.э., самые позд­
ние — к V веку; таким образом, они были созданы по большей
части в период римского правления. Написаны они не иерогли­
фами, как тексты из египетских храмов и пирамид, а греческим.

1 G eorg Luck, Arcana^Mundi. London, 1987, {)p. 11— 13; Matthew W Dickie,
ndMaz
Magic and Magicians in the
* Greco-Roman
" World. London, 2001, p. 204.

21
демотическим египетским и коптским письмом, и заключают
в себе причудливую смесь египетских, греческих и иудейских
религиозных влияний. Исследователи до сих пор спорят о том,
имеют ли какие-то из заклинаний и магических практик, описан­
ных в греко-египетских папирусах, подлинно египетское проис­
хождение. Э т и заклинания и практики существенно отличаются
от тех, что содержатся в древнейших магических надписях и па­
пирусах эпохи фараонов. Древние тексты были посвящены глав­
ным образом защите и врачеванию, тогда как греко-египетские
папирусы уделяют гораздо больше внимания личным желаниям
и стремлениям мага, направленным на такие цели, как извлече­
ние материальной прибыли, достижение высокого социального
статуса и удовлетворение сексуальных потребностей. Кроме того,
важное место в позднейшей ритуальной магии занимали прак­
тики, позволяющие вызывать видения божеств с целью обрете­
ния тайных знаний или предсказания будущего*.
Богословы, разрабатывавшие библейскую хронологию, под­
считали, что М оисей жил около X V — X III вв. до н.э., то есть че­
рез много столетий после Потопа. Э т о т пророк, чудотворец
и предводитель евреев, выведший их из египетского рабства,
прожил весьма насыщенную жизнь, и два эпизода его биогра­
фии имеют непосредственное отношение к гримуарной тра­
диции. Первый из них — титаническое магическое состязание,
в котором сам М оисей и его брат Аарон противостояли жре­
цам фараона и в ходе которого, как утверждается в Книге Исход,
на Египет пало десять «казней» (превращение всех рек страны
в потоки крови, нашествие кровососущих насекомых и так да­
лее). Вторым эпизодом стало откровение на горе Синай, при
котором М оисей получил Тору и две скрижали с десятью запо­
ведями. Первое из двух этих событий закрепило за Моисеем ре­
путацию мага, а второе послужило источником мифов о боже­
ственном откровении неких иных, тайных знаний, не вошед­
ших в Т ору и прочие книги Ветхого завета.
Согласно Н овом у завету (Деян. 7:22), «... научен был М оисей
всей мудрости Египетской, и был силен в словах и делах». П од

Geraldine Pinch, Magic in Ancient Egypt. London, [1994] 2006, pp. 160— 167.

22
«египетской мудростью» в античную эпоху подразумевались ок­
культные знания, так что в этом стихе из Деяний Апостолов от­
разилось широко распространенное в те времена представление
о том, что за время пребывания в Египте Моисей обучился ис­
кусству магии, и это не удивительно: ведь он вырос и получил
воспитание в доме фараона. Греческий язычник Цельс во II веке
н.э. утверждал, что евреи пристрастились к колдовству, которо­
м у научил их Моисей. И действительно, ко временам Иисуса
еврейские маги уже не уступали в славе египетским. В период
римского владычества они нередко состояли в свите высоко­
поставленных римских чиновников, и спрос на их услуги был
очень велик. Элементы еврейской магии обнаруживаются также
во многих заклинаниях из греко-египетских папирусов\
Тем не менее, для иудейской религии, как впоследствии и для
христианской, чрезвычайно важным оставалось разграничение
между «знамениями и чудесами» Моисея и «колдовством» еги­
петских магов. Бог Моисея разгромил наголову тех богов, ко­
торым поклонялись египетские маги, и всевозможных «падших
ангелов» и демонов, к которым они обращались за помощью,
и тем самым между двумя культурами — иудейской и египет­
ской, — к которым был причастен Моисей, образовался четкий
водораздел ^ Однако уже во времена позднего Средневековья
среди христианских оккультных философов, мистиков и магов
стала набирать силу противоположная тенденция: М оисей все
чаще определялся не как еврейский, а как египетский маг, храни­
тель египетской мудрости и тайного знания. Еще позже в афро­
американской народной религии он был переосмыслен как ве­
ликий африканский чудотворец^ Итак, для каждой эпохи и для
каждого народа образ Моисея означал что-то свое.
Иудейская Тора (или Пятикнижие, как называют христиа­
не пять свитков или книг, составляющих первую часть Ветхого

1 Luois Н. Feldman,/ей; and Gentile in the Ancient World. Princeton, 1993, pp.
285— 288; Dickie, Magic and Magicians^ pp. 223— 224, 287— 293.
2 C m.: Andreas B. Kilcher, “The Moses of Sinai and the Moses of Egypt: Moses
as Magician in Jewish Literature and Western Esotericism**. I! Aries^ 4:2 (2004), pp.
148— 170.
3 Ibid.., pp. 158— 167; Jan Assmann, Moses the Egyptian: The Memory o f Egypt
in Western Monotheism. Cambridge, M A , 1997.

23
завета, — Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие) была
продиктована Моисею самим Богом. Н о не могло ли случить­
ся так, что Бог сообщил Моисею и некое иное знание, не во­
шедшее в Пятикнижие? Н а протяжении тысячелетий многие
отвечали на этот вопрос утвердительно. О т IV века н.э. до нас
дошли два магических папируса, один из которых называет­
ся «Тайная книга Моисея, именуемая восьмой или священной»,
а другой — «Единственная, или Восьмая, книга Моисея». В них
упоминаются и другие утраченные Моисеевы книги, а именно,
«Ключ Моисея», «Архангельское учение Моисея», «Тайная лун­
ная книга Моисея» и «Десятая сокровенная [книга] Моисея»*. В
«Восьмой книге Моисея» приводится ритуал для общения с бо­
гами и, среди прочего, предписывается:

Когда бог придет, не смотри ему в лицо, но смо­


три ему на ноги, и обратись к нему с мольбой, как ска­
зано выше, и возблагодари его за то, что не презрел тебя,
но счел тебя достойным узнать то, что послужит к ис­
правлению жизни твоей. Затем спроси: «Господин, что
мне суждено?» И он расскажет тебе и о звезде твоей,
и о том, какого рода у тебя даймон, и о твоем гороскопе,
и о том, где ты будешь жить и где умрешь.

В этой же книге описываются и не столь возвышенные ма­


гические практики — например, «как отогнать страх или гнев».
Для этого следует, в частности, начертить магический знак
на лавровом листе и, показав его солнцу, произнести «Взываю
к тебе, о великий бог в небесах, [сильный] господь, могучий
І А О O Y O І О А Ю O Y O , сущий: защити меня от всякого стра­
ха, от всех грозящих [мне] опасностей»^.
Если существует восьмая книга, то логика подсказыва­
ет, что в какой-то период имели хождение также шестая и седь­
мая Моисеевы книги. О восьмой книге мы узнали только

1 О б этих и других книгах, приписывавшихся Моисею, см.: John G . Gager,


Moses in Greco-Roman Paganism. Atlanta, 1989, pp. 146— 161.
2 Hans D ieter Betz (ed.). The Greek Magical Papyri in Translation: Including
ihe Demotic Spells, vol. i: Texts, 2nd edn. Chicago, 1992, pp. 189,195.
в X IX — X X BB. благодаря археологическим раскопкам и пере­
водам папирусов. Н о, как ни странно, уже в конце X V III века
в Германии появилась рукопись, якобы содержавшая шестую
и седьмую книги. Очевидно, что о существовании восьмой
книги автор этой рукописи не знал, но, без сомнения, до него
доходили слухи и заявления об открытии других утраченных
Моисеевых текстов. Например, в 1725 году в Кёльне была напе­
чатана книга, в которой, по утверждению автора, содержались
«новооткрытые книги Моисеевых тайн»‘. Тремя столетиями
раньше в Европе распространялись рукописные сборники про­
стых, прикладных магических рецептов и заклинаний, написан­
ные на смеси еврейского и арамейского языков с бессмыслен­
ной тарабарщиной и носившие название «Харба де-Моша», или
«Меч Моисея» (впрочем, одноименная книга была известна уже
в X I веке). В одной из версий приводится заклинание, позво­
ляющее пройтись по воде, не промочив ног, — то есть, факти­
чески, воспроизвести одно из чудес, приписывавшихся И и су су \
Н о, как мы увидим позднее, из всех Моисеевых книг наиболь­
шее влияние на магию и религию Н ового и Новейшего време­
ни оказали шестая и седьмая.
П ом им о Моисея, исключительно важное место в историче­
ских представлениях о древнеегипетской магии занимал Гермес
Трисмегист, еще один легендарный маг, которому молва при­
писывала авторство многих оккультных книг. В своей мифоло­
гической ипостаси Гермес Трисмегист отождествлялся с Тотом,
ибисоглавым египетским богом мудрости, и с греческим
Гермесом (которого, в свою очередь, приравнивали к римскому
Меркурию). Тота почитали как изобретателя письменности и ма­
тематики и, следовательно, как покровителя писцов и чиновни­
ков. Как создатель письменного слова Тот естественным образом
представлялся и владыкой магии. Отождествившись с Гермесом
в эллинистический период, он образовал синкретическое боже­
ство — Гермеса Трисмегиста, «Триждывеличайшего», который.

1 Kilcher, “Moses o f Sinai”, p. 167.


2 C m .: Gideon Bohak, Ancient Jewish Magic: A History. Cambridge, 2008, pp.
175— 179; Alexander, “Incantations and Books of M agic”, pp. 350— 351; M. Gaster,
The Sword o f Moses: An Ancient Book o f Magic. London, 1896, p. 43.

25
однако, по словам одного историка, «не сводился к сумме сво­
их частей» Ч Впрочем, не следует забывать, что эта версия исто­
рии Гермеса Трисмегиста — не единственная. В исламской тра­
диции, восходящей по меньшей мере к IX веку, с Гермесом ото­
ждествлялись три персонажа. Первым из них был Енох/И дрис,
основатель астрологии, запечатлевший свои оккультно-научные
знания в резных письменах на стенах храма и тем самым сохра­
нивший допотопную мудрость для будущих поколений. Второй
жил в Египте или Халдее после П отопа и наставлял Пифагора,
а третий был великим египетским врачом и писал книги об ал­
химии и ядовитых животных. В некоторых версиях предания
он предстает современником Моисея^. Отделить друг от друга
всех этих Гермесов и понять, какой именно из них подразуме­
вается в том или ином упоминании в древних и средневековых
текстах, — непростая задача.
Египетский историк и жрец III века до н.э. Манефон пола­
гал, что Гермес написал огромное количество книг — в общей
сложности 36 525. С ам ом у М анефону посмертно, через несколь­
ко столетий, было приписано авторство одной из этих книг —
«Книги Сотис», представлявшей собой, по существу, летопись
древнеегипетских царей, которую Трисмегист якобы запи­
сал священными символами еще до потопав П о другим оцен­
кам той же эпохи, количество книг, вышедших из-под пера
Трисмегиста, было более скромным — всего 20 ооо сочинений.
Некоторые авторы даже ограничивались гораздо более правдо­
подобными цифрами — не десятками тысяч, а всего лишь десят­
ками или сотнями 4 . Среди герметических оккультных текстов,
появившихся в Средние века и в период раннего Н ового вре­
мени, встречается несколько книг, авторство которых приписы­
вается еще одному древнему магу по имени Ток (или Тоз) Грек.
О ди н из таких трактатов, повествующий об изготовлении ма-

1 Florian Ebeling, The Secret History o f Hermes Trismegistus: Hermeticism from


Ancient to Modem Times, trans. David Lorton. Ithaca, 2007, p. 6.
2 Plessner, “ Hermes Trismegistus”, p. 52.
3 William Adler, “Berossus, Manetho, and Ч Enoch* in the World Chronicle
of Panodorus” . // Harvard Theological Review, 76:4 (1983), pp. 428— 430.
4 Ebeling, Secret History, p. 9.

26
гических образов, перстней и зеркал при помощи божествен­
ного влияния Венеры, описан одним средневековым ученым
как «нечестивая книга». Ч то касается происхождения Тоза Грека,
то один из вариантов его имени созвучен имени Тота. П о это м у
можно предположить, что изначально под «Тозом Греком» под­
разумевался все тот же Гермес Трисмегист, но в Средние века
это обстоятельство забылось и Тоз/Ток превратился в самостоя­
тельного персонажа. О днако в некоторых гримуарах более позд­
него периода он иногда фигурирует под именем «Птолемей
Грек» и описывается как ученик Соломона. Латинский гриму-
ар X V II века под названием «Комментарий Тоза Грека, велико­
го и славного философа» претендует на обобщенное изложение
всей мудрости Соломона, которую тот записал в книгу для сво­
его сына Ровоама, а Ровоам спрятал эту книгу в ларец слоновой
кости и похоронил в гробнице отца. Впоследствии Тоз нашел ее,
но не смог понять и плакал от разочарования, пока некий ангел
не открыл ему заключенные в ней тайны*. Ч то же это за леген­
дарная книга?
Вышеупомянутый Соломон — это, разумеется, не кто иной,
как ветхозаветный царь, сын Давида, завершивший начатое от­
цом строительство Иерусалимского храма, в котором обрел
свое пристанище ковчег завета. Согласно библейской хроноло­
гии, Соломон правил Израилем в X веке до н.э. В Ветхом завете
утверждается, что мудрость Соломона была выше «всей мудро­
сти Египтян» (III Цар. 4:30). Считалось, что он написал три ты­
сячи притч и более тысячи песней и лучше всех на свете разби­
рался в тайных свойствах растений и животных. Намеков на то,
что Соломон был великим магом, в Библии не встречается, од­
нако уже во II веке до н.э. в Египте и странах Ближнего Востока
он славился как великий астролог и знаток мира духов. В обра­
зе мага он впервые отчетливо предстал в сочинении Иосифа
Флавия, иудейского историка I века н.э. П о словам Флавия,
Соломон написал три тысячи книг, и некоторые из них содер­
жали заклинания и способы исцеления от болезней, насланных

1 Thorndike, History o f Magic, vol. ii, pp. 226— 227; Nicolas Weill-Parot, “Astral
Magic and Intellectual Changes (Twelfth-Fifteenth Centuries)”. // Bremmer and
Veenstra (eds.). Metamorphosis o f Magic, pp. 170,172.

27
демонами. Первая подлинная магическая книга, авторство ко­
торой приписывается Соломону, — «Завещание Соломона» —
была написана в Вавилонии или Египте на греческом языке в пе­
риод с I по V вв. Н.Э.* Самая ранняя из дошедших до нас папирус­
ных копий этой книги датируется концом указанного периода.
Некоторые исследователи предполагали, что греческая вер­
сия «Завещания» восходит к какой-то более ранней еврейской
магической книге, приписывавшейся Соломону, однако ника­
ких данных в поддержку этой гипотезы не находится. Первые
версии «Завещания» на иврите, арабском и латыни появились
лишь несколькими веками позже.
«Завещание Соломона» — это, в сущности, сказка о том, как
демоны стали донимать лучшего из работников Соломона, что­
бы помешать строительству Иерусалимского храма. Вняв мо­
литвам Соломона, ангел Михаил вручил ему дар от Бога — ма­
гический перстень с вырезанной на нем печатью Соломона,
которая обладала способностью связывать демонов. В поздней­
ших гримуарах эту печать изображали по-разному — и как пен­
таграмму, и как гексаграмму, и как круглый символ, а на Руси
ее ассоциировали со словесным квадратом S A T O R A R E P O \
Последний представляет собой магический палиндром, извест­
ный уже в римские времена (в частности, образец его был най­
ден в развалинах П ом пей). Обы чно он записывается следую­
щим образом:

SATO R
AREPO
TENET
OPERA
R OTAS

1 О Соломоне, «Завещании Соломона» и магии см.: Dennis Durling,


“Solomon, Exorcism, and the Son o f David**. // Harvard Theological Review, 68:3/^

// Bremmer and Veenstra (eds), Metamorjfhosis o f Magic, pp. 36— 49; Todd Klutz,
Rewriting the Testament o f Solomon: Tradition, Coriflictand identity in a Late Antique
Pseudepigraphon. London, 2005.
2 WF. Ryan, The Bathhouse at Midnight: Magic in Russia. Stroud, 1999, p. 303.

28
Предлагалось немало вариантов перевода этой фразы, но
ни один нельзя назвать полностью удовлетворительным. П ере­
ставляя буквы этого квадрата, получали удвоенное выражение
«PATER N O S T E R » , которое записывали в форме креста, поэто­
му не исключено, что квадрат «SA TO R A R E P O » имеет христи­
анское происхождение. В нескольких средневековых ближнево­
сточных церквях одно или несколько слов из этого квадрата по­
мещали на изображениях пастухов, пришедших поклониться
младенцу И исусу'.
С помощью магического перстня царь Соломон вызвал
и подчинил тридцать шесть или более демонов, заставив каж­
дого поведать о своих способностях и о том, как им можно
управлять с помощью определенных слов. Так, демон А втотит
(Autothith) заявил, что он вызывает раздоры и борьбу, но его
можно изгнать, написав слова «Альфа» и «Омега», т.е. «Первый»
и «Последний». Грязный демон А гхон и он (Agchonion) сооб­
щил, что любит валяться в свивальниках младенцев, но бежит
от слова «Lycurgos», записанного на фиговом листе особым об­
разом: «Lycurgos, ycurgos, curgos, yrgos, gos, os». Вооружившись
этими знаниями, Соломон заточил некоторых демонов в сосу­
ды (как джиннов — в бутылки), а некоторых приставил к работе,
используя их сверхъестественные способности, чтобы ускорить
строительство храма. Однако впоследствии Соломон утратил
свои богоданные магические силы, увлекшись некоей чужезем­
кой. Жрецы из ее страны сказали, что она не примет его на ложе,
пока он не принесет жертву б огу Молоху. Соломон исполнил
это требование и погряз в идолопоклонстве, построив храмы
еще двум богам — Баалу и Рафе. Свое «Завещание» он заверша­
ет словами о том, что эту книгу он написал в помощь другим
людям, которым его знания м огут пойти на пользу, и предосте­
регает потомков от ошибки, которая повлекла за собой его паде­
ние, — «дабы вы обрели благодать на веки и веки веков»

1 См., например: Miroslav Marcovich, Studies in Graeco-Roman Religions


and Gnosticism. Leiden, 1988, pp. 28— 47; Walter O. Moeller, The Milhraic Origin
and Meanings o f the Rotas-Sator Square. Leiden, 1973; Bruce Manning Metzger, New
Testament Studies. Leiden, 1980, p. 30.
2 Существует несколько академических изданий «Завещания»; срав­
нительный обзор см.: Klutz, Rewriting the Testament o f Solomon, pp. 1-4. Один

29
Н е вызывает сомнений, что «Завещание Соломона» не про­
сто читали как назидательный религиозный или мистический
текст, но и использовали как гримуар. В средневековой вер­
сии этого трактата, хранящейся в Британской библиотеке, со­
хранились примечания владельца — дополнительные указания
по изгнанию демонов*. Перечисление демонов и их способно­
стей стало структурной основой многих позднейших гриму-
аров. Знаменитый ученый монах X III века Альберт Великий
из Кёльна сообщает, что в его времена имели хождение пять
некромантических книг, приписывавшихся Coлoмoнy^ О дн а
из них, весьма известная, носила название «Альмандель»; са­
мые ранние из сохранившихся ее копий на немецком и латин­
ском языках датируются X V веком. Э т о руководство по риту­
альному призыванию ангелов озаглавлено арабским словом, оз­
начающим алтарь в виде восковой таблички, на которой маг
изображает серебряным стилом божественные имена и печа­
ти Соломона. Чтобы разогреть воображение читателя и по­
мочь магу удостовериться, что на зов явился именно тот небес­
ный посетитель, к которому он взывал, в «Альманделе» приво­
дятся описания обличий, в которых должны представать ангелы.
Например, ангел «второй высоты» является в образе трехлетне­
го ребенка в сияющих красных одеждах; его лицо и руки пы­
лают кроваво-красным жаром божественной любви, а на голове
его — венец из диких роз. Встреча с этим ангелом прояснит раз­
ум мага и преисполнит его любовью и восхищением; маг сми­
ренно примет от ангела заверение в его спасительной друж бе\
Трактат «Ars Notoria», или «Искусство знаков», осуждав­
шийся некоторыми средневековыми комментаторами, в дей­
ствительности представляет собой не демонический гриму­
ар, а еще один труд «Соломона», не менее благочестивый, чем

изі вариантов
I перевода с комментариями доступен в интернете по адресу: http://
www.esotericarchives.com/solomonAestamen.htm.
1 Johnston, “The Testament o f Solomon”, p. 43, n. 5.
2 Thorndike, History o f Magicy vol. ii, p. 280.
3 Jan R. Veenstra, “The H o ly Almandal: Angels and the Intellectual Aims
of Magic” . // Bremmer and Veenstra (eds.). Metamorphosis o f Magic, pp. 189— 229.

30
«Альмандель»*. Его содержание объясняется отрывком из
2-й Книги Паралипоменон (і:іо— 12), где Соломон обращается
к Б огу с мольбой:

...ныне дай мне премудрость и знание, чтобы


я умел выходить пред народом сим и входить, ибо кто
может управлять сим народом Твоим великим? И ска­
зал Бог Соломону: за то, что это было на сердце твоем,
и ты не просил богатства, имения и славы и души непри­
ятелей твоих, и также не просил ты многих дней, а про­
сил себе премудрости и знания, чтобы управлять наро­
дом Моим, над которым Я воцарил тебя, премудрость
и знание дается тебе, а богатство и имение и славу Я дам
тебе такие, подобных которым не бывало у царей прежде
тебя и не будет после тебя.

Дошедшие до нас ранние экземпляры (за период с 1300 по


ібоо гг. их насчитывается более пятидесяти) включают в себя
молитвы со словами на псевдохалдейском, древнегреческом
и иврите, а также различные оккультные знаки и геометриче­
ские фигуры, открытые С олом он у во время ночной молитвы
неким ангелом. Используя эти сведения в сочетании с очисти­
тельными ритуалами, маг, подобно Соломону, мог обратиться
к ангелам, святым и даже к самому Х р и сту с мольбой даровать
ему божественные познания в семи свободных искусствах, со­
ставлявших основу средневекового образования, — в граммати­
ке, риторике и логике (искусствах речи) и в арифметике, м у­
зыке, геометрии и астрономии (математических искусствах) ^
Кроме того, «Искусство знаков» обещало магу экстатиче-

1 См.: Claire Fanger, “Plundering the Egyptian Treasure: John the M onk’s Book
of Visions and its Relation to the Ars Notoria of Solomon”. // Claire Fanger (ed.).
Conjuring Spirits: Texts and Traditions o f Medieval Ritual Magic. Stroud, 1998, pp. 217—
249; Michael Camille, “Visual A rt in Тл^о Manuscripts of the Ars N otoria”. // Fanger
(ed.). Conjuring Spirits, pp. 110— 142; Frank Klaassen, “English Manuscripts of Magic,
1300— itoo: A Preliminary Survey”. // Fanger (ed.). Conjuring Spirits, pp. 14— 19;
Benedek Lang, “Angels around the Crystal: The Prayer Book of IGng Wladislas and
the Treasure Hunts o f H enry the Bohemian». I! Aries, 5:1 (2005), pp. 6— 14.
2 C m.: David L. Wagner (ed.). The Seven Liberal Arts in ihe Middle Ages.
Bloomington, 1983.
ские видения и возможность быстро овладевать различны­
ми языками и тайнами наук. Те, кто пользовался этим тракта­
том, воодушевлялись отнюдь не алчностью и не желанием под­
чинять себе других людей ради денег, политической власти или
секса. И з всех Соломоновых трактатов именно «Искусство зна­
ков» первым вышло в печатном виде, однако в это латинское
издание, увидевшее свет около ібоо года, собственно «знаки»
(notae) — оккультные символы и фигуры, содержавшиеся в ран­
них рукописях, — не вошли.
Самая знаменитая и влиятельная из Соломоновых книг —
«Clavicula Salomonis», или «Ключ Соломона» S — была настоя­
щим, классическим гримуаром. Древнейшие известные нам вер­
сии этого сочинения написаны на греческом языке, датируют­
ся X V веком и носят названия «Магический трактат Соломона»
или «Ключик ко всему искусству гигромантии, открытый не­
сколькими мастерами и святым пророком Соломоном». Термин
«Clavicula» появился в названии этого трактата в следующем сто­
летии, при переводе на латынь и итальянский. В некоторых ру­
кописных вариантах, опять-таки, утверждалось, что они пред­
ставляют собой переводы с иврита, но никаких подтверждений
тому, что еврейские версии «Ключа Соломона» существовали
до X V II века, не находится \ Н е существует и какой-либо «един­
ственно правильной» версии этого трактата, но в большинстве
рукописных вариантов наряду с заклинаниями для подчинения
«ангелов тьмы» приводятся ритуалы и символы, ориентирован­
ные не столько на духовное, сколько на личное и материальное
благополучие, — например, пробуждение любви, наказание вра­
гов, обретение невидимости и поимку воров. В следующей гла­
ве мы будем еще неоднократно возвращаться к этому гримуару.
Новый завет, несмотря на все описанные в нем чудеса, изгна­
ния бесов и магические свершения, не пополнил перечень зна­
менитых лиц, которым в будущем стало приписываться сочи­
нение гримуаров. Однако в евангелиях и в Деяниях Апостолов

1 Обычно это название переводят именно так, хотя более точный перевод
латинского слова «Clavicula» — «ключик» или «малый ключ». — Прнмеч. перев.
2 Robert Mathiesen, “The K ey of Solomon: Toward a Typology o f the
Manuscripts” . // Societas Magica Newsletter, 17 (2007), pp. 1— 9.

32
фигурируют два мага, способных составить конкуренцию Еноху,
Моисею и Соломону: С и м о н Волхв и И исус. С первым из них,
самаритянином, мы встречаемся в 8-й главе Деяний (9— іі), где
сказано следующее:

Находился же в городе некоторый муж, именем


Симон, который перед тем волхвовал [used sorcery]*
и изумлял [bewitched] народ Самарийский, выдавая себя
за кого-то великого. Ему внимали все, от малого до боль­
шого, говоря: сей есть великая сила Божия. А внимали
ему потому, что он немалое время изумлял их волхвова-
ниями [sorceries].

Э т о отрывок из «Библии короля Якова» — английского пе­


ревода Ветхого и Н ового заветов, изданного в начале X V II
века. Истолковать термины, относящиеся к магии, здесь не­
просто по причине искажений, вызванных неточностями пе­
ревода. Кроме того, выбор лексики определялся представлени­
ями и предубеждениями переводчика. В результате в переводы
Н ового завета, выполненные в период раннего Н ового време­
ни, попадали такие слова, как «ведьма/колдун» (witch) и «кол­
довство» (witchcraft), а это, в свою очередь, служило оправда­
нием для преследования ведьм. Н о в греческом оригинале в со­
ответствующих местах обычно использовали слова, означающие
прорицателей и отравителей, а не людей, виновных в том, что
ассоциировалось в раннее Новое время с колдовством, а имен­
но, в «maleficium», то есть во вредоносных магических действи­
ях, направленных на убийство, причинение вреда здоровью или
разорение других людей и порчу их имущества. Высказывалось
предположение, что именно из-за неточностей перевода по­
страдал и образ Симона Волхва, которого стали представлять
как злого колдуна^

1 В квадратных скобках в этом отрьівке приводятся термины, использован­


ные в английском переводе Библии («Библия короля Якова», і6 іі). — Примеч.
перев.
2 Stephen Charles Haar, Simon Magus: The First Gnostic? Berlin, 2003, pp.
158— 159; Florent Heintz, Simon 'Le Magicien*: Actes 8, 5- 2У et Vaccusation de magie
contre lesprophetes thaumaturges dans Vantiquité. Paris, 1997, pt. 4.

33
Впрочем, христианские пропагандисты успели окончатель­
но испортить репутацию С и м он а Волхва уже в первые столе­
тия после смерти И исуса. Говорили, что в своих «волхвовани-
ях» тот использовал сперму и менструальную кровь. С ек ту гно-
стиков-симониан, действовавшую во II веке н.э. и, по преданию,
основанную самим С и м он ом , осуждали за приверженность ма­
гии. К IV— V вв. С и м он уже представлялся не просто магом
и гностиком, а нечестивым отцом всех ересей \ В средневековой
Европе распространялись бесчисленные апокрифические леген­
ды о С и м он е Волхве: ему приписывали демоническую способ­
ность летать по воздуху и умение становиться невидимым; рас­
сказывали, как он вызвал из преисподней свирепых псов и на­
травил их на апостола С и м о н а П етра, и т.д.^ Средневековые
ирландские легенды повествуют о друиде по имени М ог Руит,
который вместе со своей дочерью отправился на Ближний
Восток, чтобы учиться магии у С им она Волхва. Ученичество его,
по разным версиям, продлилось от шести до тридцати трех лет,
а одна из главных магических способностей, которые он приоб­
рел, заключалась в умении летать при помощ и некоего магиче­
ского колеса, и эту способность он использовал против апосто­
лов. П о одной из легенд, именно М ог Р уи т обезглавил И оанна
Крестителя по распоряжению своего дьявольского учителя\
С и м о н Волхв представлялся как антипод И исуса. О ба они
еще при жизни прослыли чудотворцами. Н екоторые иудейские
и языческие критики изображали самого И исуса магом или
даже некромантом — точь-в-точь, как поздние христиане опи­
сывали С и м он а Волхва. Языческий писатель Цельс утверждал,
что И исус побывал в Египте и обучился там м а г и и М а г и ч е с к и е

1 T h o rn d ik e, History o f Magic, vol. I, pp. 368— 369; H a n s -Jo s e f K lau ck, Magic
and Paganism in Early Christianity: The World o f the Acts o f the Apostles. Ed in b u rgh ,
20 0 0 , pp. 14 — 17.
2 C m .: A lb e rto Ferreiro, Simon Magus in Patristic, Medieval and Early Modem
Traditions. Leiden , 20 0 5, ch. 10 ; F lin t, Rise o f Magic, pp. 338— 344.
3 Ferreiro, Simon Magus, pp. 2 10 — 212.
4 C m .: E . P. Sanders, The Historical Eigure o f Jesus. L o n d o n , 19 93, ch. 10 ; G e o rg
L u ck , “ W itch es and Sorcerers in C la s s ic ^ Literature” . / / Valerie F lin t, R ichard
G o rd o n , G e o rg L u ck , and D an iel O g d e n (eds.), Witchcrcfi and Magic in Europe:
Ancient Greece and Rome. Lo n d o n , 19 9 9 , pp. 12 4 — 125; M ichael D . Bailey, Magic and
Superstition in Europe: A Concise History from Antiquity to the Present. Lanham , 20 0 7,

34
деяния И исуса были не настолько эффектными, как те, которые
молва приписывала С и м о н у Волхву или, если уж на то пошло,
М оисею, но, тем не менее, И исус тоже творил магию (по край­
ней мере, с чисто технической, если не с ритуальной точ­
ки зрения). О н исцелял больных простыми словами (наподо­
бие «встань» или «очистись») и врачевал слепых и глухих соб­
ственной слюной. О н изгонял бесов. И именно такие деяния
принесли ему первоначальную известность. Утверждалось, од­
нако, что мотивы, которыми руководствовался И исус, были
чисты и что чудеса свои он совершал при помощ и веры, тогда
как С и м о н Волхв, этот архетипический маг, изображался над­
менным, грешным, тщеславным и движимым низменными по­
буждениями, а вся его магия — рукотворной и демонической.
Тем не менее, сохранились свидетельства, что рассказы о чудесах
И исуса, вошедшие в Н овы й завет и, в особенности, в Евангелие
от Матфея, были тщательно обработаны таким образом, чтобы
исключить всякое сходство с магическим врачеванием, прак­
тиковавшимся в те времена'. Кроме того, авторы Н о вого заве­
та приняли дополнительные, более искусные меры предосто­
рожности, сопоставив И исуса с царем Солом оном . Ввиду при­
шествия Х риста репутация С оломона как мудрейшего человека
всех времен потребовала переоценки. П о э то м у И исус им ену­
ется «сыном Давида», как и Солом он, а повыш енное внимание
к его дару целителя и экзорциста призвано подчеркнуть, что
он ни в чем не уступал C oлoм oнy^
В отличие от Еноха, М оисея и Соломона, ни И исус,
ни С и м о н Волхв не ассоциируются в Библии или в апокри­
фах с письменными источниками оккультного знания и мудро­
сти. И м не приписывали авторство тайных книг, на долгие века

рр. 46— 4 9; R ich ard K ieckhefer, Magic in the Middle Ages. C am b rid g e , 19 8 9 , pp. 34 —
36; C a rl H . K raelin g, “W as Je su s A c c u s e d o f N ecrom an cy?**. / / Journal o f Biblical
Literature, 59:2 (1 9 4 0 ), pp . 14 7 — 157; Ju stin M eg g itt, “ M ag ic, H ealin g and E a rly
C h ristian ity: C o n su m p tio n and Com pletion**. / / A m y W y g a n t (ed.). The Meanings
o f Magic from the Bible to Buffalo Bill. N e w Yo rk , 2 0 0 6 , pp. 89— 117. М асш та б н у ю
п о пы тку «разоблачить» И и с у с а как мага см . в и здан и и : M o rto n Sm ith , Jesus the
Magjician N e w Y o rk , 19 78.
1 Sanders, Historical Figure o f Jesus, pp. 14 6— 14 7.
2 Veenstra, “T h e H o ly Almandal**, p. 20 1.

35
погребенных под землей, хранившихся в недоступных укры ­
тиях или переходивших к потомкам из поколения в поколе­
ние. В этом заключается одна из причин, по которым гримуар-
ная традиция обошла и х имена стороной. Разумеется, в случае
с И исусом есть и вторая, более очевидная причина: припи­
сать ему авторство гримуара было бы кощ унством и ересью.
Н о в свете того, какая слава ходила о С и м о н е Волхве в Средние
века, все же остается неясным, почему его имя связывалось
с гримуарами так редко. Впрочем, влиятельный немецкий аб­
бат, оккультист и библиофил Тритемий (1462— 1516), с которым
мы еще познакомимся поближе в следующей главе, владел ма­
гической книгой под названием «Книга С и м о н а Мага», под ко­
торым, очевидно, подразумевался С и м о н Волхв Ч А в одной ев­
рейской рукописи, озаглавленной «Книга Ключа Соломона»
(«Сефер М афтеа Ш лом о»), написанной не ранее конца X V I I
или начала X V I I I вв. и, по-видимому, представляющей со­
бой перевод с итальянского, содержится заклинание духов ада
под названием «Операция С и м он а Волхва». В ней м агу пред­
писывается встать в центре магического круга и ровно три раза,
не больше и не меньше, произнести следующие слова:

Заклинаю тебя, о Люцифер со всеми помощниками


твоими. Богом живым, ангелами горними и дольними,
тем-то и тем-то и именем А, и В, и т.д.; заклинаю тебя
также именем Бельзебука (Belzebuk), господина твоего;
заклинаю тебя, сверх того, именем Сатаны, в руках кото­
рого — ключи Геенны. Заклинаю вас именем Люцифера,
вашего царя; заклинаю вас могучей бездной; закли­
наю вас Законом Господа: да не устоите вы ни в воздухе,
ни под воздухом, ни на земле, ни под землей, ни на воде,
ни под водой, ни на небесах, ни под небесами, и нигде
во всем мире, но да предстанешь ты здесь предо мной,
о Люцифер со всеми помощниками твоими, или же вы­
шлешь мне трех твоих слуг, которые ответят мне прав­
диво на все вопросы, какие я им задам, во имя AGLA,
1 lo an R C u lian u , Eros and Magic in the Renaissance^ trans. M argaret C o o k .
C h icag o , 19 87, p. 167.

36
AGLAJI, AGLTA, AGLAUT, AGLTUN и во имя ALPHA,
V, HE, VJV, JUD, HE, MAHL, ALIHAI, ELOKIM,
ZEBAOTH, ELYON и т.д.‘

Тем не менее, роль С и м о н а Волхва в истории книжной ма­


гии невелика, и едва ли нам придется вспомнить о нем еще раз.
Авторство гримуаров обычно приписывалось деятелям, которые
славились своей мудростью или христианским благочестием,
хотя последнее в подобной ситуации обреталось лишь после от­
речения от греховных магических занятий. И в этом контексте
гримуар от С и м он а Волхва был бы по определению нонсенсом:
ведь его м ож но было бы использовать лиш ь во зло, а, значит,
маги, верившие в то, что своими ритуалами и заклинаниями
они действуют во славу Бож ию , не нашли бы ему ни оправда­
ния, ни применения.

С о ж ж е н и е к н и г

Вопрос о том, действительно ли сущ ествовали такие лично­


сти, как Гермес, Хам, Зороастр, С олом он или М оисей, и дей­
ствительно ли они творили чудеса и писали магические кни­
ги, относится к области религиозной веры. В сфере же научно­
го знания мож но с уверенностью утверждать лишь то, что уже
к IV веку до н.э. стали появляться папирусные книги с описани­
ями магических приемов и заклинаний^. (К н и гу мы здесь опре­
деляем как транспортабельную и скрепленную в единый пред­
мет последовательность листов или страниц с записями, так что
глиняные таблички, деревянные дощечки и каменные скрижа­
ли под определение не подходят.) П апирус для изготовления
этих книг добывали в дельте Нила. П апирусны е листы склеива-

1 H erm an n G o llan cz, Sepher Maphteah Shelomoh (Book o f the Key o f Solomon).
O x fo rd , 1 9 1 4 ) ; р асш и ф р о вк у Д ж о зеф а П е т е р со н а см . в интернете по адресу:
h ttp ://w w w .esotericarch ives.co m /go llan cz/m afteah s.h tm . О датировке см .: C lau dia
R o n rbach er-Sticker, “ M afteah Shelo m oh : A N e w A cq u isitio n o f the B ritish L ib r a r y ” .
/ / Jewish Studies Quarterly, 1 (1 9 9 3 /4 ), PP: ^«3— Cl audi a R oh rbacher-Stick er,
“A H e b re w M an u scrip t o f C lavicula Salom onis, Part I I ” . / / The British Library Journal,
2 1 (1995)» P P - 128 — 136.
2 D ick ie , Magjic and Magicians, p. 72.

37
ли друг с другом в нуж ной последовательности (нижний край
первого листа приклеивали к верхнему краю второго и так да­
лее) и наматывали на стержень; получались свитки, иногда до­
стигавшие в длину нескольких десятков футов Ч Н а папирусе
писали чернилами, и это обстоятельство породило новые ма­
гические теории, основанные на составе чернил. Так, для запи­
си одних заклинаний требовались чернила, содержащие мир­
ру (камедистую смолу деревьев семейства бурзеровых), к кото­
рой иногда добавляли кровь тех или ины х животных. Н апример,
одно заклинание для насылания сновидений полагалось запи­
сывать чернилами с кровью бабуина — свящ енного ж ивотного
Тота-Гермеса\ О днако у папируса имелись свои недостатки: сре­
ди прочего, его мож но было сжечь.
К м ом енту зарождения христианства среди иудеев, язычни­
ков и христиан, населявших страны Восточного Средиземно­
морья, уже распространялось множество подобных магических
книг, или свитков (что подтверждается такими археологически­
ми находками, как греко-египетские и коптские магические па­
пирусы). И эти книги были настолько влиятельными, что ран­
няя христианская церковь не пожелала терпеть их как кон­
курентов. Так началась организованная борьба с гримуарами
и прочей оккультной литературой. М агия прямо ассоциирова­
лась с язычеством, и в борьбе за религиозное и политическое го­
сподство церковь рассматривала магические книги как источ­
ник религиозного соблазна, который вводил христиан во грех
и препятствовал обращению язычников. И м енно христианская
церковь положила начало массовому сожжению книг во имя ре­
лигии. Языческие власти Рима обычно закрывали глаза на неже­
лательную литературу, угрож авш ую государственному контро­
лю над религиозным культом.
В Римской империи беспокойство вызывали не столь­
ко магические, сколько мантические практики, так как гадание

1 С м .: D av id D iringer, The Book before Printing: Ancient^ Medieval and


Oriental. N e w Y o rk , 19 82, ch. 4.
2 Sam son Eitrem , “ D ream s and D ivin atio n in M agical R itual” . / / C h risto p h e r
A . Faraone and D ir k O b b in k (eds.), Magika Hiera: Ancient Greek Magic and Religion.
O x fo rd , 19 9 1, pp. 1 7 7 ,1 8 6 , n. 52.

38
применялось не только в бытовых, но и в политических и во­
енных целях. Например, в і86 году до н.э. сенат потребовал
от римских магистратов изъять из обращ ения и сжечь книги,
посвященные искусству прорицания. П олтора столетия спу­
стя по приказу императора Августа было сожжено две тысячи
гадательных книг. П рискорбную участь мантической литера­
туры подчас разделяли и книги религиозного и философского
содержания. В і8 і году до н.э. по распоряжению сената сож г­
ли извлеченный из-под земли сундук с книгами, авторство ко­
торых приписывалось П иф агору. А н ти ох Епиф ан, владыка им­
перии Селевкидов (основанной Александром М акедонским
и в лучш ие свои годы занимавшей всю территорию от Турции
до Туркменистана) в і68 году до н.э. приказал захватить и пре­
дать огню иудейские религиозные тексты. Христиане тоже стра­
дали от имперских гонений: император Диоклетиан в 303 году
н.э. распорядился разыскать и уничтож ить все экземпляры
их священного писания Ч
О днако все эти случаи не идут ни в какое сравнение с це­
леустремленной охотой на магические книги, которую развя­
зала христианская церковь. Наиболее известный и самый ран­
ний пример сожжения книг связан с эпизодом обращения свя­
того Павла в христианство. Как сообщается в 19-й главе Деяний
Апостолов, многие «занимавшиеся чародейством» иудеи и эл­
лины из города Эф еса (ныне на территории Турции), славив­
шегося своим храмом Артемиды, «собрав книги свои, сожгли
перед всеми, и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят
тысяч драхм» (19). В греко-римском мире Э ф ес был знамени­
тым центром магического искусства. П о преданию, на ста­
туе Артемиды, стоявшей в этом городе, были выгравирова­
ны загадочные слова, не имеющие отнош ения ни к греческому,
ни к латинскому языку. И х называли «эфесскими письменами»

1 C laren ce А . Fo rb es, “ B o o k s fo r the B u rn in g” . / / Transactions and Proceedings


o f the American Philological Association, 6 7 (19 36 ), pp. 1 1 8 , 1 2 0 ; A . A . B arb, “ Survival
o f M ag ic A r t s ” . / / A rn ald o M o m iglian o (ed.). The Conflict between Paganism
and Christianity in the Fourth Century. O x io r a , 19 63, p. 10 2; H a ig A . Bosm ajian,
Burning Books. Je ffe rs o n , 20 0 6 , pp. 33— 4 0 ; D aniel C n r i s t o ^ e r Sarefield, “ ‘B u rn in g
K now ledge*: Studies o f B o o k b u rn in g in A n cie n t R o m e ” . r h D thesis, O h io State
U n ive rsity (2 0 0 4 ), esp. pp. 76— 89.

39
(Ephesia grammata) и считали магическими. Верили, что они
«отвращают зло»; сохранилось множество магических надпи­
сей и табличек с проклятиями, содержащих эти с л о в а Д р а х м а
(серебряная монета) в то время составляла средний дневной за­
работок. Следует ли понимать цифру, приведенную в Деяниях,
буквально, мы не знаем, но в любом случае она дает представ­
ление о ценности, которая придавалась в этом городе магиче­
ским книгам. Некоторые библеисты высказывали предположе­
ние, что владельцами магических книг, отдавшими и х на со­
жжение, были новообращенные христиане, которые попросту
избавились таким образом от последних атрибутов старой веры.
Н о по другой, гораздо более распространенной интерпретации,
это были иудеи и язычники, отрекшиеся от магических книг
в знак своего обращения в новую религию. Так или иначе, само
количество сожженных книг (если верить источнику) заставля­
ет предположить, что гримуарами владели не только проф ессио­
нальные маги и целители, но и многие простые горожане \
Святой И оан н Златоуст, архиепископ Константинопольский,
в конце IV века вспоминал, как однажды в детстве, в А н тиохии
(крупный город и один из ранних центров христианства
в Анатолии — части современной Турции), видел солдат, кото­
рые устроили облаву на книги по магии и колдовству. О дного
мага схватили, но перед арестом тот успел выбросить свой не­
дописанный манускрипт в реку. П о дороге в церковь И оанн
и его друг заметили в реке что-то белое и поначалу приняли это
за кусок полотна. П рисмотревш ись, они поняли, что это книга,
и выловили ее, но к уж асу своему обнаружили, что в ней идет
речь о магии:

1 C h e s te r С. M cC ow n, “The Eph esia G ram m ata in Popular B e lie f” . / /


Transactions and Proceedings o f the American Philological Association, 54 (19 23), pp.
128— 14 0 ; Paul M ireck i and M arvin M eyer, Ma^c and Ritual in the Ancient World.
Leiden, 20 0 2, pp. 113— 11 4 ; D an iel O g d e n , “ B in d in g Spells: C u rse Tablets and
V o o d o o D o lls in the G re ek and R om an W orlds” . / / F lin t, G o rd o n , L u c k and O g d e n
(eds.). Witchcraft and Magic in Europe, pp. 46— ^47; R o y K otan sky, “ Incantations and
Prayers fo r Salvation on In scribed G re e k A m u le ts” . / / F arao n e and O b b in k (eds.),
Magika Hiera, pp. 110 — 112.
2 Paul Tabilco, The Early Christians in Ephesus from Paul to Igyiatius. Tubingen,
20 0 4, pp. 14 9 — 152.

40
Случилось, что в то же самое время проходил воин.
Тогда тот скрыл ее и пошел, цепенея от страха. Кто мог
поверить, что мы, вынув из реки, хотели истребить ее,
тогда как и самые неподозрительные люди были задер­
живаемы? Бросить ее мы не смели, чтобы не быть заме­
ченными; также страшно было разделить ее между со­
бою. Н о Бог устроил так, что мы и бросили ее и избави­
лись от крайней опасности*.

Судя по всему, подобные эпизодические облавы не имели


особого успеха. В середине V I века в А н тиохии развернулась
массовая кампания против язычников, в ходе которой было за­
хвачено еще много магических книг. Литература по магии со­
хранялась и у язычников в сельской местности. В житии свято­
го Ф еодора (ум. 613) из Галатии (Анатолия) встречается рассказ
о некрещеном сельском маге, владевшем магическими книгами,
при помощ и которых он общался с духами и за плату вызывал
тучи саранчи \ В середине V века Ш енуда, настоятель коптского
Белого монастыря в Ф иванской пустыне (Египет), развязал бес­
пощадную борьбу с пережитками языческого культа. Разгромив
вместе со своими приспешниками святилище одного местного
аристократа, он нашел и предал огню собрание свящ енных тек­
стов, среди которых, по мнению Ш енуды, были и магические
книги. С хож им образом была уничтожена библиотека группы
идолопоклонников в деревне П н уи т^
Впрочем, церковные власти отдавали себе отчет, что пробле­
ма магии не сводилась к проблеме язычества. В 8о-е годы V века
Бейрутская церковь провела следствие по делу о магии, которой
занимались местные студенты, изучавшие право. Главным обви­
няемым оказался христианин из Ф и в по имени И оанн Фулон^.

1 И о а н н Златоуст, «Беседы на Д еян и я А п о сто л ь ск и е», 38.5. — Примеч.


персе.
2 F ran k R . Trom bley, “ Paganism in the G re ek W orld at the E n d o f the
A n tiq u ity : T h e C a s e o f R ural A n a to lia and G re ece ” . / / Harvard Theological Review^
7 8 :3 / 4 (19 8 5), p. 336.
3 Sareheld, “ ‘B u rn in g K n o w le d ge ’ ” , p. 89, n. 158.
4 C m .: F ran k R . Trom bley, Hellenic Religion and Christianization^ c. 330 — 52 ^,
2 vols. Leiden , 19 93, vol. ii, pp. 34 — 4 0 .

41
П риехав в Бейрут, он влюбился в некую целомудренную жен­
щину, отвергш ую его ухаживания. Тогда, заручившись по­
мощью нескольких однокашников, Ф ул о н решил прибегнуть
к магии и вызвать демона, принеся для этого в жертву своего
раба-эфиопа. Н о раб донес на своего хозяина, и студентов схва­
тили раньше, чем они успели провести церемонию. П р и обы ­
ске в доме И оанна было нййдено несколько гримуаров, которые
он хранил в потайном ящике под скамьей. П озднее один из сле­
дователей, Захария из М итилены, писал: «В книгах тех были ри­
сунки, изображавшие порочны х даймонов, и варварские име­
на, и опасные, дерзкие повеления, весьма надменные и в самый
раз подходящие для порочных даймонов. Некоторые из закли­
наний приписывались магу Зороастру, другие — волш ебнику
Остану, третьи — М анефону». Ф улон признал вину, но в свое
оправдание сослался на общ ую пагубную атмосферу, царив­
ш ую среди студентов, и назвал имена еще некоторых своих
знакомых, приверженных магии. П осле этого сложили костер,
и Ф улон бросил свои книги в огонь. Вскоре некоторые из тех,
кого он назвал следствию, были схвачены, и среди них оказались
язычники. Н а одного из них, Георгия из Фессалоник, донесли
вскоре после того, как он принес свой гримуар писцу для сня­
тия копии. П о воспоминаниям Захарии, «весь город возроптал,
узнав, что [студенты] тратили свое время на изучение магиче­
ских книг, вместо того чтобы заниматься правом». Дело дошло
до уличных драк: один из подозреваемых, язычник, нанял отряд
громил, чтобы те препятствовали обыскам. О тчасти эта тактика
себя оправдала, потом у что гримуары удалось обнаружить толь­
ко в двух домах, один из которых принадлежал вы ш еупомяну­
том у Георгию. Когда волна уличных беспорядков пошла на спад,
эти магические книги были публично сожжены на большом ко­
стре на одной из городских площадей.
Как свидетельствуют многочисленные указы, администра­
тивные постановления и законы, беспокойство церкви до­
ставляли не только легкомысленные школяры, но и собствен­
ные ее заблудшие служители. Ц ерковны й канон, принятый
в Александрии в конце IV или начале V века, предписывал
священникам препоручать гражданским властям своих

42
сыновей, если обнаружится, что те изучают магические книги'.
Приблизительно в тот же период, а точнее, в 386 году, испан­
ский епископ Присциллиан Авильский был осужден на смерт­
ную казнь за колдовство и участие в ночны х оргиях с падши­
ми женщинами. В следующем столетии группа епископов рас­
следовала деятельность нескольких предполагаемых еретиков
в Таррагоне (И спания), один из которых, богатый свящ енник
по имени Север, владел тремя большими магическими книга­
ми. П о дороге в одно из своих имений он угодил в засаду раз­
бойников. О тняв у него книги, разбойники поначалу хотели
было продать и х в городе Илерда, но затем испугались, что кни­
ги м огут оказаться еретическими, и отдали их Сагитту, еписко­
пу Илерды. Две из них С агитт оставил себе, а третью послал вы­
шестоящему епископу С иагрию , предварительно вырезав из нее
разделы, «содержавшие постыдное и святотатственное учение
о магических чарах». С иагрий вызвал Севера на допрос, но тот
заявил, что нечестивые книги принадлежали его покойной ма­
тери, а сам он понятия не имел об их содержании. С иагрий удо­
вольствовался этой неубедительной отговоркой и вернул С еверу
книгу, а Север впоследствии выкупил у С агитта и остальные две.
Н о в этот момент в дело вмешался монах по имени Ф рон то , об ­
винивший Севера и его родственницу в ереси. Дело запуталось
до чрезвычайности, в особенности после того, как Ф р о н то по­
пытался устроить самосуд, натравив на Севера разъяренную тол­
пу. В конце концов, совет семи епископов постановил закрыть
следствие, пока эта история не смутила умы горожан оконча­
тельно. Злополучные магические книги были сожжены, а ко г­
да Ф рон то начал протестовать по поводу закрытия дела, один
из епископов собственноручно избил его до полусмерти \
Н а протяжении нескольких следующих столетий церковные
власти по всему христианскому миру снова и снова обращались
к духовенству с предостережениями против магии и магических
книг. Н апример, в 694 году Толедский собор постановил, что

1 D ick ie , Magic and Ma^ciansy p. 262.


2 M ichael K u lik ow ski, “ Pro n to , the B ishops, and the C ro w d : Ep isco p al Ju stice
and C o m m u n al V io len ce in F ift h -C e n t u r y Tarraconensis” . / / Early Medieval Еиюре,
11 :4 (20 0 2), pp. 295— ^320.

43
«алтарным служителям и духовны м лицам возбраняется преда­
ваться магии и колдовству и творить чары, ибо все это налага­
ет тяжкие оковы на душу. С и м постановляем исторгать из лона
Церкви всякого, кто наруш ит этот запрет»*. Эдикты и каноны
множились по мере того, как церковь расширяла свои терри­
тории, продвигаясь на север, в языческие страны Скандинавии
и Восточной Балтии, однако все чаще объектами церковных по­
становлений оказывались уже не священники, а миряне. К кон­
ц у I тысячелетия, когда христианство давно уже утвердилось
в роли единственной религии на большей части Европы, магия
практически перестала ассоциироваться с языческими верова­
ниями и природными божествами и демонами. И х место заня­
ли демонические падшие ангелы во главе со своим предводите­
лем — Сатаной. Начал формироваться новый образ Х ристовы х
врагов, и это предопределило трагическую судьбу еще м ногих
книг, которым предстояло сгореть на кострах инквизиции.

С р е д н е в е к о в о е а с с о р т и

Итак, христианская церковь преуспела в своей политике, на­


правленной на искоренение языческих культов, однако ей так
и не удалось провести четкую границу меж ду религиозным п о­
клонением и магией. Х орош ий том у пример — английские ле­
чебники (так называемые leechbooks^), относящ иеся к поздне­
м у англосаксонскому периоду и составлявшиеся священниками
и монахами в монастырях. П о большей части эти книги осн о­
вывались на принципах античной медицины, но в ни х мож ­
но встретить и заклинания целительного и защитного характе­
ра. Э то и немудрено: как, например, разобраться со зловредны­
ми эльфами без помощ и магии^? Некоторые заклинания такого

1 Ц и т. по: Jen n ifer М . С о ггу , Perceptions o f Magic in Medieval Spanish


Literature. Bethlehem , P A , 2005, p. 38.
2 «Знахарские кн и ги », или, буквально, «кн и ги пиявочников». — Примеч.
перев.
3 С м .: See Stephen P o llin ^ o n , Leechcraft: Early English CharmSy Plant Lore,
and Healing. H o ck w o ld -cu m -W ilto n , 2 0 0 0 , pp. 4 19 — 48 5; lU r e n Lo uise Jolly, Popular
Religion in Late Saxon England: E lf Charms in Context. C h ap e l H ill, 19 9 6 ; A la ric
H ali, Elves in Anglo-Saxon England. W oo d brid ge, 20 0 7.

44
рода представляли собой христианизированные версии языче­
ских целительных заговоров. В основном болезни лечили имен­
но заговорами, то есть магией устного слова, однако не вызы­
вает сомнений, что врачеватели X —X I вв. — как священники,
так и миряне, обученные грамоте, — применяли и целитель­
ные амулеты с магическими надписями. П одобны е надписи
включали в себя заклинания, изгоняющие злых духов, и молит­
вы о помощ и и защите, иногда перемежавшиеся священными
магическими именами на древнегреческом, латинском и древ­
нееврейском языках. П опулярностью пользовался также апо­
крифический «небесный алфавит», на котором, по преданию,
сами ангелы оставляли людям письменные послания от БогаЧ
Н о при этом из материалов схожего рода большей частью со­
стояли те самые гримуары, которые столь рьяно осуждала цер­
ковь. Таким образом, граница между греховной магией и благо­
честивым врачеванием определялась не содержанием заговоров
и амулетов, а контекстом, в котором они записывались и ис­
пользовались, и личностью того, кто применял их на практике.
И , разумеется, далеко не каждый воспринимал и осознавал столь
тонкое различие.
Дело осложнялось еще и тем, что не все богословы осуж да­
ли любые магические практики без исключения. Некоторые,
конечно, воспринимали всякую магию как безусловное зло,
но на протяжении Средних веков постепенно складывалась тра­
диция теоретического различения между натуральной маги­
ей, с одной стороны, и демонической магией, или некроманти­
ей, — с другой. Натуральная магия основывалась на предпосыл­
ке о том, что в мире Божьем действуют тайные, «оккультные»
природные силы и скрытые взаимосвязи, и что эти силы и свя­
зи человек может изучить и использовать. Так, например, было
известно, что растения, животные и драгоценные камни содер­
жат соединения и вещества, обладающие теми или иными це­
лебными и защитными свойствами, которым издавна находи­
лось практическое применение. Н о сторонники натуральной

1 D o n С . Skem er, Binding Words: Textual Amulets in the Middle Ages. U n ive rsity
Park, 20 0 6 , pp. 76— 84; Eam on , W illiam , The Stripping o f the Altars: Traditional
Religion in England 1400— 1580. N e w H aven , 19 92, pp. 268— 287.

4S
магии полагали, что некоторые из этих природных объектов на­
делены вдобавок некими тайными силами, которые пробужда­
ются и усиливаются под воздействием других незримых сил —
в частности, таких, как астральные влияния, исходящие от звезд
и планет. Считалось, что оккультные свойства некоторых расте­
ний и ж ивотных «зашифрованы» в их внеш нем облике: Б о г на­
меренно наделил их такой формой, которая указывает на и х тай­
ное сродство с другими живыми существами. Например, корню
мандрагоры, напоминаю щ ему формой человечка, приписывал­
ся человеческий разум. Считалось, что он кричит и плачет, ког­
да его выкапывают, и может проклясть того, кто его потревожил.
К области натуральной магии относились также и взаимов­
лияния людей и человеческих душ — такие, как «дурной глаз»
или способность внушать другим людям определенные мысли
и желания*. В древности сущ ествование и естественный харак­
тер таких явлений редко подвергались сомнению , но в период
Средневековья границы натуральной магии активно переопре­
делялись, и всякому, кто объявлял подобные магические способ­
ности естественными, приходилось искать этому оправдания:
ведь в противном случае они были бы отнесены к сфере демо­
нической магии и осуждены как антихристианские.
В случае, если магию невозможно было охарактеризовать как
натуральную, ее оставалось классифицировать либо как м ош ен­
нические иллюзии и фокусы, либо как результат вмешательства
демонических сил. В Средние века обращение за помощ ью к де­
моническим силам стало называться некромантией, хотя перво­
начально этим словом обозначалось всего лиш ь вызывание душ
умерш их для получения предсказаний. П ерем ена значения это­
го термина объясняется тем, что оживление мертвецов, с бого­
словской точки зрения, относится к области божественных чу­
дес, не подвластных человеку. И з этого делался вывод, что душ и
умерш их, якобы являвшиеся на зов античных и библейских ма­
гов, в действительности были демонами в обличье усопш их.
Схож им образом, тех средневековых магов, которые предава­
лись, на первый взгляд, благочестивому ритуальному общ ению

K ieckhefer, R ichard, Magic in the Middle AgeSy C am b rid g e , 19 89 , pp. 18 2— 183.

46
с ангелами, обвиняли в грехе гордыни и во м ноги х куда более
тяжких прегрешениях. С ам по себе обряд заклинания духов
считался открытым приглашением для демонов, ж аж дущ их за­
владеть человеческой душ ой. Полагали, что человек в действи­
тельности не имеет никакой власти над миром духов, а мнение
о том, что эту власть мож но обрести при помощ и магии, осуж ­
далось как отрицание Божьего всемогущества. В средневеко­
вых текстах встречается также термин «нигромантия». Э то т ис­
каженный вариант слова «некромантия» со временем приобрел
самостоятельное значение — «черная магия».
П о мере развития письменной магии в Европе стали склады­
ваться новые традиции, связанные с магическим использовани­
ем пергамента. П апирус в Европе, разумеется, не рос, а привоз­
ные свитки стоили очень дорого. П оэтом у, как свидетельствуют
о том археологические раскопки, в качестве удобны х и деш евых
материалов для письма в Древнем Риме использовали кору дере­
вьев, а также деревянные и восковые дощечки. Ритуальные про­
клятия и прошения, предназначенные для помещения в усы ­
пальницы, гравировали на металлических пластинах; заклина­
ния краткосрочного действия записывали на листьях растений.
П ергамент — обработанная овечья, козья или телячья ш ку­
ра — использовался на Ближнем Востоке уже в I II веке до н.э.,
а двумя столетиями позже начал распространяться по всему
Средиземноморью . О н оказался гораздо более гибким и долго­
вечным, чем папирус, и, кроме того, позволял писать на обеих
сторонах листа. Отдельные листы пергамента мож но было со­
бирать и сшивать в книги, работать с которыми было проще,
чем с папирусными свитками. Следует отметить, что на процесс
распространения пергамента повлияли, среди прочего, религи­
озные соображения. В индуистских и буддийских странах А зии
этот материал так и не прижился, потом у что сама мысль об ис­
пользовании шкур забитых ж ивотных для письма внушала ужас
местному населению. Еврейские религиозные законы о чи­
стых и нечистых ж ивотных возбраняли использовать в ритуаль­
ных целях пергамент, изготовленный из кожи верблюда, сви­
ньи или зайца. Начиная со Средних веков предпочтительным

47
материалом для еврейских амулетов стали оленьи шкуры Ч
У христиан же подобных запретов и ограничений не было, а по­
том у Библия распространялась по Европе именно в виде перга­
ментных книг. И только в X V веке на см ену пергаменту пришла
бумага, выделанная из льняного тряпья, а развитие книгопеча­
тания окончательно закрепило этот переход. О днако пергамент
еще долгое время сохранял особый статус: он по-прежнему ис­
пользовался не только для важных юридических и религиоз­
ных документов, но и в магической практике. В средневековых
гримуарах иногда указывается, что для снятия копий с само­
го этого гримуара или для изготовления амулетов следует ис­
пользовать «девственный» или «нерожденный» пергамент. П о д
первым подразумевался пергамент, выделанный из шкуры ж и­
вотного, еще не достигшего половой зрелости, а под вторым —
пергамент из плодного пузыря, который брали после выкидыша
у самки животного. Э ти особые требования предъявлялись для
того, чтобы обеспечить чистоту гримуара или амулета; в сущ н о­
сти, это был акт симпатической магии, очищавший письменное
слово от лю бых нечистых помыслов или действий мага. И ногда
от мага требовалось даже самостоятельно вызвать выкидыш у бе­
ременной овцы или коровы или своей рукой перерезать п упови­
ну, связывающую недонош енный плод с маткой, — дабы в про­
цесс изготовления пергамента не вмешались никакие посторон­
ние силы. Кроме того, магические тексты полагалось записывать
чернилами, изготовленными по особым правилам и освящ ен­
ными в церкви. С учетом всех этих ритуальных соображений
многие маги продолжали пользоваться пергаментом и в Н о вое
время, несмотря на то, что бумага уже стоила гораздо дешевле.
М агия первого тысячелетия нашей эры, насколько мы м о­
жем судить по дошедшим до нас письменным источникам, пред­
ставляла собой пестрое ассорти из греческих, египетских, ва­
вилонских и иудейских влияний. Следы всех этих влияний

1 Steven R o g e r Fischer, Л History o f Writing. L o n d o n , 2 0 0 1, pp. 238, 2 4 4 ; A la n


M illard, Reading and Writing in the Time o f Jesus. N e w Y o rk , 20 0 0 , pp. 6 1— 84 ; J .
B . Poole and R . R eed, ‘T h e Preparation o f Leath er and P archm ent b y the D e ad
Sea Scrolls C o m m u n ity V / Technology and Culture 3:1 (19 6 2 ), pp. 15— 16 ; Jo sh u a
Trachtenberg, Jewish Magic and Superstition: A Study in Folk Religion. N e w Yo rk ,
19 39, p. 14 4 .

48
присутствуют и в гримуарах Средних веков, хотя к том у време­
ни уже сложились новые традиции: ученые и богословы пере­
осмысляли и пытались воссоздать (иногда с грубыми ош ибка­
ми) культуру, философию и верования древнего мира. П иф агор
и его последователи не без оснований слыли магами еще в ан­
тичные времена, но в средневековых легендах репутацию ча­
родеев приобрели и другие выдающиеся интеллектуалы древ­
ности — и, в первую очередь, римский поэт Вергилий (70— 19
до Н.Э.). П оч ем у о его магических дарованиях в Средние века
сложили столько сказок, остается только гадать. Н о , так или ина­
че, утверждали, будто он построил в Риме заколдованный дво­
рец, похитил дочь вавилонского султана и основал в Неаполе
школу магии. Согласно одной из легенд, свои оккультные по­
знания Вергилий почерпнул из волшебной книги, которую,
в свою очередь, нашел в усыпальнице мифического греческо­
го кентавра Хирона. Гервасий Тильберийский в начале X I I I века
писал, что некий англичанин поехал в Неаполь, чтобы вскрыть
могилу Вергилия. Тело последнего обнаружилось в полной со­
хранности, а под головой у него лежали магические книги, в том
числе знаменитое «И скусство знаков» («Ars N otoria»). Согласно
другим средневековым сказкам, Вергилий сумел завладеть кни­
гой по некромантии, принадлежавшей царю С о лом он у или
же некоему Завулону — греческому или вавилонскому царевичу,
который якобы изобрел некромантию и астрологию за 1200 лет
до Рождества Х ристова \ Легенда о Вергилии как великом маге
приобрела еще большую популярность в начале X V I века, ког­
да стали печатать книги, повествующие о его подвигах на ниве
«колдовства и некромансии». В Неаполе предания такого рода
продолжали пересказывать и в X V I I I столетии^. П о это м у неуди­
вительно, что даже в Н овое время оставались в ходу гримуары,
авторство которых приписывали Вергилию.

1 D o m e n ico C o m p aretti, Ver^l in the Middle Ages, trans. E . R Ben ecke.


Princeton , [1895] 1997» PP- ^73— ^74 > Jo h n W eb ster Spargo, Virgil the
Necromancer: Studies in Virgilian Legends. C am b rid ge, M A , 19 34 , p. 33. C m . также:
M ario N . Pavia, ‘V irg il as M a g i c i a n * / / Classical Journal 4 6 :2 (19 50 ), pp. 6 1— 64.
2 Ju liette W o o d , *Virgil and Taliesin: T h e C o n c e p t o f the M agician in M edieval
F o lklo re’, Folklore 9 4 :1 (19 8 3 ), pp. 9 1, 9 4 ; John Moore, A View o f Society and Manners
in Italy. Paris, 18 0 3, vol. ii, p. 253.

49
И мя греко-египетского астронома и географа П толемея,
жившего во II веке н.э., тоже фигурировало на титульных ли­
стах сочинений по талисманической магии, написанных через
тысячу с лиш ним лет после его смерти*. Н о ни одном у из ан­
тичных авторов не приписывалось столько подложных книг, как
древнегреческому философ у Аристотелю (384 — 322 до н.э.).
Н аибольш ей известностью из них в свое время пользовался
сборник под названием «Secretum secretorum» («Тайна тайн») —
апокрифическая переписка Аристотеля с его бывшим учеником
Александром М акедонским, воевавшим в то время в П ерсии.
В X I I — X I I I веках эти письма, содержавшие, в частности, со­
веты по талисманической магии, были переведены с арабско­
го на латынь. Кроме того, имя Аристотеля украшало титульные
листы нескольких трактатов, излагавших «тайны астральной ма­
гии Гермеса Трисмегиста»^. Впрочем, в последующие столе­
тия Аристотель стал ассоциироваться в массовом восприятии
не столько с эзотерическими трудами, сколько с популярной ли­
тературой, посвящ енной предсказанию судьбы и премудростям
секса^ Н о несмотря на все мистификации, порожденные вооб­
ражением средневековых хронистов и романистов, некоторые
древнегреческие и римские трактаты по медицине и мантике
все же оказали сущ ественное и устойчивое влияние на поздней­
ш ую традицию рукописных и печатных гримуаров. Н апример,
О собым уважением у составителей гримуаров и книг по нату­
ральной магии пользовалась «Естественная история» П линия
Старшего — монументальное собрание всевозможных сведений
о природном мире. П лини й не просто описывает различные ле­
чебные растения, ж ивотных и минералы, но и перечисляет м н о ­
гие их оккультные свойства и способы использования их в каче­
стве амулетов. О дин из путей проникновения античных знаний
в Е вропу пролегал через территории, на которых господствова-

1 С м ., напр и м ер : D avid Pingree, ‘ Learned M ag ic in the T im e o f Fred erick І Г ,


Micrologus 2 (19 9 4 ), p. 44.
2 C m .: J . K raye, Ж F. R yan , and C . B. Schm itt (ed s.), Pseudo-Aristotle in the
Middle Ages, L o n d o n , 19 87; Steven J . W illiam s, The Secret o f Secrets: The Scholarly
Career o f a Pseudo-Aristotelian Text in the Latin Middle Ages, A n n A rb o r, 20 0 3.
3 O w e n D avies, Witchcraft, Magic and Culture 1736— 1951, M anchester, 1999,
p. 132.

SO
ла культура арабского ислама со своими специфическими рели­
гиозными и научными традициями.
Североафриканские мусульмане-мавры вторглись на И бе­
рийский полуостров еще в V I I I столетии, без труда сломив со­
противление многочисленных, но разобщенных христианских
королевств. К началу X I века Мавританский калифат и сам разде­
лился на пару десятков соперничающих между собой государств,
правители которых заключали союзы с христианскими королями
северо-западной И спании (мечтавшими отвоевать свои былые
владения) едва ли не охотнее, чем с собственными единоверца­
ми. Судя по всему, эта атмосфера всеобщей конкуренции способ­
ствовала развитию гуманитарных и естественных наук в крупных
мавританских городах, таких как Сарагоса, Кордова и Севилья.
В о дворцах арабских правителей появились великолепные би­
блиотеки, содержавшие, среди прочего, трактаты по медицине,
алхимии, астрологи и астрономии. И эти библиотеки открыли
огромный новый мир перед теми европейскими учеными, кото­
рым посчастливилось с ними познакомиться, — наследие антич­
ной культуры, которое выходцы из арабских стран хранили еще
со времен владычества греков на Ближнем Востоке.
Что касается арабских влияний на европейские гримуары,
то важнейшее из них, пожалуй, заключалось в пробуждении ин­
тереса к астральной магии Ч В основе последней лежит представ­
ление о том, что силы, исходящие от звезд и планет, мож но на­
правлять в талисманы и образы при помощ и имен определенных
духов и ангелов в благоприятные с астрологической точки зрения
моменты. П р и этом к духам обращались с молитвами, восхваля­
ющими их достоинства, а не с приказами и повелениями, как в за­
клинаниях из «Ключа Соломона» и других подобных гримуаров.
О дин из примеров использования астральной магии встречается
в гримуаре X V века из Баварской государственной библиотеки:

В первый час пятого дня следует изготовить об­


раз для укрощения диких зверей, таких как львы, медве­
ди, волки и любые другие дикие и опасные животные.
1 D av id Pingree, ‘T h e D iffu s io n o f A ra b ic M agical T exts in W estern E u ro p e ’ . / /
La diffusione delle scienze islamiche nel Medio Evo europeo. R om e, 19 87, pp. 58— 10 2.

51
в указанный час отлей фигурку видом подобную тому
животному, которое ты желаешь подчинить или укро­
тить, и на голове этой фигурки вырежи имя животного,
на груди — имя часа и имя владыки часа, а на животе —
семь имен первого часа, и окури фигурку индийским де­
ревом и красным сандалом, и закопай ее в выбранном то­
бою месте, и с Божьей помощью увидишь, что все жи­
вотные этого рода станут покорны твоей воле*.

Представление о том, что божественными и астральными


силами мож но управлять при помощ и имен, относится к числу
древнейших магических практик. О н о бытовало еще в Древней
Вавилонии. Кроме того, в арабских трактатах обнаруживаются
следы иудейского и индийского влияния \ Таким образом, мав­
ританская традиция, проникшая в И спанию , уже представляла
собой сплав различных ближневосточных элементов, вступив­
ш их в контакт с западными методами натуральной магии.
О днако среди европейских учены х христиан по-арабски
умели читать лишь немногие. П оэтом у двенадцатый век озна­
меновался настоящим бумом переводов с арабского на латынь,
практиковавшимся, главным образом, в центрах испано-мав­
ританской учености. И главным из этих центров стал город
Толедо в Центральной И спании — средоточие интенсивного
взаимопроникновения различных религиозных, научных и ма­
гических традиций ^ В 1085 году Толедо был отвоеван у мав­
ров А льф онсо V I Кастильским, который объявил себя «коро­
лем двух религий». Значительная часть мусульманской элиты
покинула город, но традиции арабской учености по-прежнему

1 R ichard K ieckhefer, Forbidden Rites: A Necromancer's Manual o f the Fifteenth


Century. U n ive rsity Park /Stro ud , 19 9 7, p. 17 8 .
2 E rica Reiner, 'Astral M ag ic in Babylonia*. / / Transactions o f the American
Philosophical Society, 85:4 Й 995), pp. 1— 150; D avid Pingree, ‘ Indian P lan etary Im ages
and the Tradition o f A stra l M agic*. / / Journal o f the Warhurgand Courtauld Institutes,
52 (19 8 9 ), pp. 1 — 13.
3 C h arles B u rn ett, ‘T h e C o h e re n ce o f the A ra b ic -L a tin Translation Program
in Toledo in the T w elfth C e n tu ry *. / / Science in Context, 14 :2 (2 0 0 1), pp. 249— 288;
Pingree, ‘T h e D iffu s io n o f A ra b ic M agical Texts in W estern Europe*. C m. также:
T h o m as F. C lic k , Steven Jo h n Livesey, and Faith W allis, Medieval Science, Technology,
and Medicine: An Encyclopedia. N e w Y o rk , 2005, pp. 4 7 8 - 4 8 1 .

Г2'
поддерживали не только мавры, обратившиеся в христианство,
но и христиане, сущ ественно «арабизировавшиеся» в культур­
ном отнош ении за несколько столетий мавританского влады­
чества. Кроме того, Толедо стал пристанищем для м ногих ев­
рейских интеллектуалов, свободно владевших арабским языком.
Стимул к переводу арабских трактатов на латынь дали интересы
того единственного из образованных сообщ еств в городе, в ко­
тором знатоков арабского языка было не так уж много, — духо ­
венства (по большей части французского происхождения), об­
служивавшего собор, и странствующ их школяров, оседавших
в этой общ ине. В числе последних был норфолкский свящ енник
Дэниел из Морли. В конце X I I века он отправился на континент,
желая «углубить свои познания». Н о парижские ученые круги
не произвели на него впечатления, и он направил свои стопы
в Толедо. «Я устремился туда со всей поспешностью , — писал
он, — дабы как мож но скорее начать посещать лекции мудрей­
ш их во всем мире философов». В Англию он вернулся с ценной
коллекцией книг". И м енно такими путями и под влиянием воз­
росшего в европейских университетах спроса на «арабскую м у­
дрость» в Европе стали распространяться образчики новой, не­
известной доселе магической литературы.
Самы м влиятельным из всех арабских астрологических ма­
гических текстов, получивш их таким образом известность
в Европе, стала книга под названием «Пикатрикс»^. Э то т трак­
тат, на арабском языке носивш ий название «Гайят аль-Хаким»
(«Цель мудреца»), был, по-видимому, написан неким арабским
ученым, живш им в И спании около середины X I I века. И м ени
его мы не знаем, хотя некоторые ош ибочно приписывали ав­
торство «Пикатрикса» одном у довольно известном у арабскому
математику из И спании. Веком позже по распоряжению хр и ­
стианского короля Кастилии, А льф онсо М удрого этот трак­
тат перевели на испанский, а затем и на латынь. О н представ-

1 Ц и т . по: C h arles Singer, ‘D an iel o f M o rley : A n E n glish Ph ilo so p her o f the


X I I C e n tu ry *. / / /sw, 3 :2 ,1 9 2 0 , p. 264.
2 C m.: D av id Pingree, ‘ Som e o f the Sources o f the G h a ya t al-hakim*. / / Journal
o f the Warburg and Courtauld Institutes, 4 3 ,1 9 8 0 , pp. 1— 15; J . T h om an n , ‘T h e N a m e
o f P icatrix: T ranscription o r T ran slatio n ?’ . / / Journal o f the Warburg and Courtauld
Institute, 5 3 ,1 9 9 0 , pp. 289— 296.

S3
лял собой свод наставлений по астральной магии — указаний
по изготовлению астрологических талисманов и насыщ ения
их силами духов, правящих планетами и звездами. Э та работа
включала в себя ритуалы заклинания духов, требовавшие слож­
ных облачений и орудий — шлемов, мечей и так далее. Кроме
того, маг должен был приносить в жертву ж ивотных, напри­
мер, белого голубя, чтобы умилостивить духов Венеры, или
черного козла, чтобы почтить духов Сатурна. Указаний по ма­
гической работе с демонами в «Пикатриксе» не содержалось,
но это не помешало христианам на протяжении нескольких
столетий считать его некромантическим сочинением. А втор
«Пикатрикса» утверждал, что при составлении этого трактата
использовал двести двадцать четыре источника. Так это или нет,
но несом ненно, что в него вошли сведения из различных араб­
ских книг по астрологии, алхимии, магии и герметизму, напи­
санных в странах Ближнего Востока в I X — веках и, в конеч­
ном счете, восходящ их к греческим, сирийским, персидским
и даже индийским источникам. С хож ие материалы легли в ос­
нову другой известной книги по колдовству и числовым маги­
ческим квадратам — «Ш аме аль-маариф» («С вет знания»), ко­
торая была написана в X I I I веке знаменитым магом по имени
Ахм ад бин А ли аль-Буни (ум. 1225) и стала самой влиятельной
магической книгой в арабской культуре, но на европейскую
традицию оказала значительно меньшее влияние, чем латин­
ский перевод «Пикатрикса» Ч
Среди современных историков средневековый Толедо при­
знан исключительно просвещенным мультикультурным цен­
тром искусств и наук, однако в те времена и на протяжении еще
нескольких веков он пользовался дурной славой рассадника не­
кромантии. К примеру, французский священник и писатель
Элинан (Гелинанд) из Ф руам она, умерш ий в 20-е или 30-е годы
X I I I века, заметил как-то, что учиться свободным искусствам
едут в П ариж , праву — в Болонью, медицине — в Салерно,

1 С м .: E d g a r W alter Francis, ‘ Islam ic Sym bo ls and Sufi Rituals fo r P ro tectio n


and H ealin g: R eligion and M ag ic in the ^Ä^itings o f A h m a d ibn A li al-B un i (d.
6 2 2 /12 2 5 )’ . l 4 i D thesis, U n ive rsity o f C alifo rn ia, 2005.

54
а демонологии — в Толедо*. Репутация Толедо как города черно­
книжников укрепилась к северу от И спании не только под вли­
янием священников, осуждавш их подобные занятия, но и вви­
д у популярности ф ранцузских и немецких рыцарских рома­
нов, в которых часто фигурировали толедские маги, обладавшие
могущ ественными сверхъестественными силами^ Ч то касает­
ся реального положения дел, то в 1234 году в М аастрихте яко­
бы действовал некромант из Толедо, обучавш ий магии местных
жителей^ Итальянский монах Ф ранческо М ария Гваццо в на­
чале X V I I века записал назидательную легенду о странствую ­
щем монахе и враче Блаженном Ж иле (ум. 1265) из Сантильяны
(П ортугалия) 4 . О тпрыск богатой семьи, обремененный м н о­
жеством пороков, направился в П ариж на учебу, но по дороге
повстречал демона в человеческом обличье, который уговорил
его посетить некое подземелье в Толедо. В том подземелье со­
бирались демоны и их служители; Ж иль поддался искуш ению
и подписал договор с дьяволом. В течение последующ их семи
лет он «с усердием изучал темные искусства и магию», пока, на­
конец, не осознал своих заблуждений и не раскаялся ^ Легенда
о толедском подземелье, где некроманты веками соверш енство­
вались в магическом искусстве и где хранился некий м огущ е­
ственный гримуар, сложилась, по-видимому, в период позднего
Средневековья^. В одной из новелл дона Хуана М ануэля (испан­
ского аристократа X I V века из провинции Толедо, писавшего,
вопреки обычаям той эпохи, не на латыни, а на родном кастиль-

1 J . Ferreiro A lem p arte, ‘L a escuela de nigrom ancia de Toledo*. Anuario


de studios medievales, 1 3 ,1 9 8 3 , p. 208.
2 Ibid ., pp. 226— 24 0 ; Stephan M ak sym iu k , The Court Ma^cian in Medieval
German Romance. Fran k fu rt, 19 96, p. 139.
3 Je ffr e y B u rto n R ussell, Witchcraft in the Middle Ages, Ithaca, 19 72 , p. 16 3.
4 В п о следстви и эта легенда легла в о с н о в у ром ан а А .Р . Л есаж а
«П о хо ж д ен и я Ж и л ь Бласа и з С ан ти лья н ы » (1715— 1735)* — Примеч. перев.
5 Fran cesco M aria G u a z z o , Compendium Maleficarum, trans. E . A . A sh w in .
N e w Y o rk , [19 29 ] 19 8 8 , p. 19 4.
6 C m.: F ran co is D elp ech , ‘G rim o ires et sayoirs souterrains: elem ents p o u r une
arch eo m ytho lo gie du livre magique*. / / D om in iqu e de C o u rce lle s (ed.), Le pouvoir
des livres a ' la Renaissance, P a n s, 19 9 8, pp. 23— 4 6; F ern an d o R u iz de la Puerta,
La Cueva de Hercules у el Palacio Encantado de Toledo, M ad rid , 19 7 7 ; Sam uel M .
W axm an, Chapters on Mag^c in Spanish Literature, K essin ger [1 9 16 ], 20 0 7, pp. 1— ^32.

55
ском наречии) фигурирует некий декан из С ант-Я го, пошедш ий
в ученики к знаменитому толедскому м агу до н у Ильину, у кото­
рого имелись библиотека и мастерская, расположенные глубо­
ко под землей. В конце концов этот декан стал папой и отплатил
своему бывш ему учителю черной неблагодарностью, пригрозив
бросить его в темницу за чернокнижие*.
Развитие и дальнейшее «подкрепление» легенда о толед­
ских магах получила благодаря историку X V I I века Кристобалю
Лосано. О н написал фантастический рассказ о том, что в эпо­
х у римского владычества в недрах земли под городом распола­
гался огромны й «дворец Геркулеса», где изучали и практико­
вали магию. Затем этот подземный дворец обрушился и много
веков пролежал в руинах, сокрытый от всего мира, пока, нако­
нец, в 1543 году архиепископ Толедский не распорядился про­
вести раскопки. В ходе раскопок было обнаружено некое свя­
тилище, украшенное бронзовыми статуями. Когда в него вош ­
ли, раздался ужасный грохот и несколько человек скончались
на месте от страха. Тогда архиепископ повелел снова замуровать
вход в подземелье, чтобы зло не расползлось из него по всему
городу. Э та легенда возникла не на пустом месте: в ходе раско­
пок в Толедо действительно был обнаружен короткий подзем­
ный коридор, по бокам которого стояли две римские колон­
ны. Н о на самом деле это сооружение едва ли имело хоть какое-
то отнош ение к магии: скорее всего, то была просто часть
канализационной системы \
С хож ие слухи распространялись и о Саламанке — городе,
где в 1218 году был основан второй по старшинству в И спании
университет. П ервое упоминание о подземной школе магии
в Саламанке встречается во французской хронике середины
X V века. П о всей очевидности, Саламанку, к том у времени за­
служившую славу главного испанского центра наук, случайно
или намеренно стали ассоциировать с более ранней легендой о
«дворце Геркулеса» в Толедо. И эта ассоциация пустила глубокие

1 С о ггу , Jen n ifer, Perceptions o f Magic in Medieval Spanish Literature.


U n ive rsity o f W isco n sin — ^Madison, 2 0 0 0 , pp. 154— 157.
2 L yn e tte M . F. B o sch , Arty Liturgy, and Legend in Renaissance Toledo,
Philadelphia, 20 0 0 , p. 24.

56
корни. Богослов-иезуит М артин Дель Рио (1551— і6о8), учи в­
шийся в университете Саламанки, писал:

Я читал, что после того, как мавры захватили


Испанию, в Толедо, Севилье и Саламанке преподавали
только магические искусства и более ничего. Когда я жил
в Саламанке, мне показали тайное подземелье, которое
завалили камнями по приказу королевы Изабеллы. Там-
то и обучали запретным наукам Ч

Как свидетельствует рассказ Дель Рио, великая эпоха магии,


вдохновленная арабами, завершилась в период правления короля
Фердинанда и его супруги Изабеллы — монархов, объединив­
ш их И спанию в конце X V — начале X V I веков. Легковерный
историк колдовства М онтегю Саммерс, уже в X X веке прини­
мавший легенды о Толедо и Саламанке за чистую монету, вы­
ражает удовлетворение тем, что упомянуты е католические го­
судари выкорчевали с корнем «эти ужасные школы» и все эти
«мерзости» \ В действительности же Фердинанд и Изабелла, у ч ­
редили первый в И спании суд инквизиции, усилили давление
на мусульман с целью обращения их в христианство и изгна­
ли из страны евреев, положив тем самым конец плодотворно­
м у культурному, религиозному и научном у взаимообмену меж­
д у тремя великими традициями.
Ещ е одной важной точкой соприкосновения арабской и ев­
ропейской культур был Константинополь. Когда-то в этом горо­
де располагалась столица Восточной Римской империи, а в X I I
веке, после долгого периода упадка, он возродился вновь — отча­
сти благодаря торговым связям с Венецией и денежным вливани­
ям от многочисленных крестоносцев и прочих выходцев с Запада.
Архитектура и искусство переживали новый расцвет. И имен­
но здесь, в Константинополе, в 1169 году по приказу византий­
ского императора М ануила Комнина был переведен с греческого

1 W axm an, Sam uel M on tefio re, Chapters on Magic in Spanish Literature. 19 16 ,
pp. 32— 4 2; M artin D e l R io , Investigations into Magicу trans and ed. P. G . M ax w e ll-
Stuart. M anchester, 2 0 0 0 , p. 28.
2 M o n tagu e Sum m ers, Witchcraft and Black Magic. L o n d o n , [1946] 19 6 4 , p. 10 2.

І7
на латынь трактат под названием «Киранид», посвященный на­
туральной магии и содержавший магические рецепты, описания
амулетов и медицинские сведения. Авторство этой книги при­
писывалось древнему персидскому царю, хотя в действительно­
сти она, скорее всего, была написана уже в первые века нашей
эры. В средневековом Константинополе «Киранид» пользовался
исключительно зловещей репутацией, как свидетельствуют о том
несколько судебных дел, заслушанных константинопольским
С инодом православной церкви в 1370 году. Экземпляр этой кни­
ги был найден в доме некоего Гавриелопулоса среди множества
других упакованных в ящики магических книг, одна из которых
была полностью посвящена искусству заклинания демонов. Э тот
Гавриелопулос, по-видимому, был монахом и ученым и, несо­
мненно, играл не последнюю роль в распространении гримуа-
ров среди местных жителей*. Итальянские рукописные версии
«Киранида» распространились далее на запад, а в X V II веке уви ­
дело свет несколько печатных изданий этой книги на немецком
и английском языках.
Выше мы уже отмечали ту немаловажную роль, которую ев­
рейские ученые сыграли в переводе арабских книг, а теперь об­
ратимся к вопросу о влиянии еврейской магии на европейскую
магическую традицию в целом. Влияние Торы на формирова­
ние мифа о происхождении гримуаров более чем очевидно, так
же как и влияние еврейской магии на греко-египетские папиру­
сы. Н о , подобно христианской и арабской магии, еврейская ма­
гическая традиция претерпела в Средние века некоторые важ­
ные изменения, источником которых стала все та же плодород­
ная испанская почва.
В X I I веке некоторые испанские евреи-интеллектуалы ста­
ли проявлять особый интерес к астральной магии, включая
ее элементы в свои теологические построения и философские
1 T h o rn d ik e, History o f Magic and Experimental Science. N e w Yo rk , 1923— 19 58,
vol. ii, pp. 229— 235; A n to n io R ig o , ‘F ro m C o n stan tin o p le to the L ib ra ry o f V enice:
T h e H erm etic B o o k s o f Late B vzan tin e D o cto rs , A stro lo g e rs and M agicians*. / / C .
G illy and C . van H eertu m (eds), Magiay alchimiay scienza dal 400 al 7 0 0 . LHnftusso
di Ermete Trismegisto/MagiCy Alchemy and Science D lh -18th Centuries. Flo ren ce, 2 0 0 2,
I, pp. 7 7 — 83; Je ffr e y Spier, ‘A R evival o f A n tiq u e M agical P ractice in T e n th -C e n tu ry
Constan tinople*. / / C h arles Burn ett and W r . R yan (ed s). Magic and the Classical
Tradition. Lo n d o n /T u rin , 20 0 6 , p. 33.

58
обоснования медицинских теорий. Впоследствии эта практи­
ка вышла за пределы еврейского научного сообщ ества и была
принята по всей Европе. Курсы по астральной магии вош ­
ли в программу медицинских факультетов в университетах
Болоньи и Монпелье*.
Картина распространения еврейских гримуаров в средневе­
ковой Европе не столь ясна. И звестно, какое важное место ев­
рейская магия занимала в Египте в период поздней античности
и какое заметное влияние она оказала на позднейш ую арабскую
традицию, но установить, какие именно книги оставались до­
ступны ми в Средние века, не так-то просто, и этот вопрос все
еще нуждается в тщательном изучени и \ К примеру, ш ироко из­
вестная ныне «Книга Разиэля» впервые появилась как целост­
ный текст уже в печатном виде — в Амстердаме в 17 0 1 году, хотя
отдельные трактаты по магии и мистицизму, из которых она со­
стоит, несом ненно, относятся к гораздо более раннему пери­
оду. А самый знаменитый еврейский гримуар — «Сефер ха-
Разим», или «Книга тайн», — был собран из множества ф раг­
ментов одним ученым раввином только в 6о-е годы X X века^
Э тот гримуар связан с «К нигой Разиэля» и, подобно послед­
ней, претендует на изложение знаний, полученны х патриархом
Н оем от ангела. П ом и м о многочисленны х заклинаний и обра­
щений к ангелам, в «Сефер ха-Разим» обнаруживается следую­
щая инструкция по некромантии:

Если желаешь вопросить о чем-либо духа умерше­


го, встань лицом к могиле и назови имена ангелов пято­
го стана, держа при этом в руке новую стеклянную чашу
со смесью елея и меда, а затем скажи так:
«О Дух, несущий Агнца, живущий среди могил
на костях умерших! Заклинаю тебя: прими из рук моих

1 С м .: S D o v Sch w artz, Studies on Astral Magic in Medieval Jewish Thought.


Leiden , 20 0 4 .
2 B o h ak, G id e o n , Ancient Jewish Magic: A History. C am b rid g e , 20 0 8 , pp.
2 2 1— 224.
3 C m .: Philip S. Alexander, ‘ Sefer H a -R a z im and the P roblem o f B lack M a g ic
in E a rly Ju d a ism ’ . / / To dd K lu tz (ed.). Magic in the Biblical World: From the Rod
o f Aaron to the Ring o f Solomon. L o n d o n , 2003, pp. 170— 190.

59
это подношение и исполни волю мою, приведя ко мне
N . сына N ., ныне покойного. Подними его из мерт­
вых, дабы он говорил со мною без страха и отвечал
мне правдиво и без обмана. И сам я да не убоюсь его;
и пусть он ответит мне на всякий вопрос, какой я поже­
лаю задать».

«Н есущ ий Агнца» (Криофор) — это один из греческих


эпитетов Гермеса, а прочие лингвистические и текстологиче­
ские свидетельства указывают на то, что оригинал этого текста
был составлен, по всей вероятности, в П алестине около V или
V I века н.э. П о мнению одного специалиста, это «первый досто­
верно известный нам еврейский гримуар», то есть первая еврей­
ская книга по черной магии, подобная некромантическим трак­
татам христианского Средневековья".
Впрочем, в памятниках средневековой еврейской магии не­
достатка не наблюдается, а несколько лет назад начались, нако­
нец, масштабные исследования амулетов и заклинаний, обнару­
женных в Каирской генизе — одном из важнейш их хранилищ
древних и средневековых еврейских книг. Вообщ е говоря, ге-
низа — это архив, или место хранения устаревших документов,
а также священных текстов, частично приш едших в негодность,
но сохранявш их свое сакральное значение, а потом у не подле­
жавш их уничтожению. В Каире такое хранилищ е располагалось
в здании синагоги, основанной в 882 году, и заключало в своих
стенах десятки тысяч папирусных и пергаментных страниц. Э то
была настоящая сокровищница, содержавшая бесценные сведе­
ния по иудейской теологии, философии и многим другим о б ­
ластям знания и способная пролить свет на многие тайны двух
культур, сосущ ествовавш их в этом регионе, — еврейской и еги­
петской. Н а Западе о сущ ествовании Каирской генизы было
известно еще с середины X V I I I века, но к изучению ее лите­
ратурных сокровищ приступили только в конце X I X столетия,
когда они уже в значительной мере рассеялись по библиоте­
кам европейских и американских городов. И м енно так и была

1 Ibid.y р. 19 0 .


восстановлена «Сефер ха-Разим» — путем соединения фрагмен­
тов, обнаруж енных в Каирской генизе, и сопоставления и х с ев­
рейскими рукописями, имевш ими хождение в Европе в Средние
века и Н овое время. И именно таким образом ученые обнару­
жили, насколько тесно арабская магическая традиция была свя­
зана с еврейской**.
О бнаруж енный в Каирской генизе магический трактат
на иврите, написанный, вероятно, на юге И талии в X I веке, —
лишь одно из м ногих свидетельств активного взаимообме­
на эзотерическими идеями, шедшего в тот период по всему
Средиземноморью . И самым влиятельным результатом этого о б ­
мена стало развитие иудейской традиции мистического истол­
кования Торы — традиции, широко известной под названием
«каббала». П роцесс этот начался в X I I веке в П ровансе и продол­
жился в ряде испанских городов. Е го теоретическую подоплеку
составляли сложные богословские и философские дебаты меж­
д у иудейскими теологами, но прикладная каббала формирова­
лась под влиянием испанского комплекса оккультных традиций
вообще и арабской астральной магии в частности. П о п р о сту го­
воря, практическая каббала основывалась на предпосылке о том,
что Бог говорил на иврите и, следовательно, каждая буква древ­
нееврейского алфавита — это особая эманация божества. Кроме
того, считалось, что Бог открыл М оисею свои тайные имена, со­
хранившиеся лишь в устной традиции и служащие ключом к пи­
саной Торе. М агический потенциал, стоящий за этой теорией,
был очевиден лю бом у магу, независимо от его вероисповедания.
Используя определенные сочетания еврейских букв и «тайные»
божественные имена, мож но было и наделять силой талисманы,
и более непосредственно взаимодействовать с миром ангелов.
Сами очертания еврейских букв для м ногих обладали особой
символической притягательностью: в некоторых европейских
1 С м .: R eim un d Leich t, ‘Som e O bservatio n s on the D iffu s io n o f Je w is h M agical
Texts fro m Late A n tiq u ity and the E a rly M idd le A g e s in M an u scripts fro m the
C a iro G e n iza h and Ashkenaz*. / / Shaked, Shaul (ed.), Officina Magica: Essays on the
Practice o f Magic in Antiquity. Leiden , 20 0 5, pp. 213— 231; Steven M . W asserstrom ,
*The U n w ritte n C h ap te r: N o t e s tow ards a Social and R eligious H is to ry o f G e n iz a
M agic*. / / Shaked (ed.), Officina Magica. Д р уг и е и сто чн и ки п о средневековой ев­
рей ской м аги и см . в и здании: T rach ten b erg,/егелѴ/? Magic and Superstition: A Study
m Folk Religion. N e w Yo rk , 1939.

61
гримуарах обнаруживаются вымышленные слова и буквы, напо­
минающие иврит, но в действительности не имеющие с ним ни­
чего общего, кроме внеш него сходства.
Самым известным и популярным из всех еврейских свя­
щ енных имен Бога в европейской магической традиции стал
Тетраграмматон. Э то греческое слово означает «четырехбук­
венное (имя)», под которым подразумевается еврейское боже­
ственное имя «Y H W H » (Яхве). Иудейские религиозные зако­
ны запрещают произносить его вслух; и даже на письме — везде,
за исключением Свящ енного П исания, — оно обычно заменя­
лось аббревиатурами или особыми знаками. Разумеется, христи­
анские священники не принимали предания о том, что И исус
обрел свои чудотворные силы в Иерусалимском храме, но само
слово «Тетраграмматон» в Средние века нередко использовалось
в христианских амулетах, а позднее, благодаря гримуарам, про­
никло и в народную магию западноевропейских и прочих стран\
Последний, не столь значительный, но все же заслуживаю­
щий внимания ингредиент в рецепте средневекового гримуа-
ра следует искать на севере, в странах Скандинавии, где языче­
ские верования уступили место христианству лишь в X —^ХІ ве­
ках. Гримуары, или galdrab kr^, составляли неотъемлемую часть
исландской магической традиции Средневековья. О н и уп о м и ­
наются в церковных законодательных актах и прочих христиан­
ских документах, а также в народной сказке X I V века об учени ­
ке чародея, который вызвал бурю при помощ и магической кни­
ги своей учителя \ О содержании этих гримуаров мож но только
догадываться на основании более поздних образцов, относя­
щихся уже к X V I столетию. М ож но предположить, что авторы
средневековых исландских galdrab kr^ подобно своим преемни­
кам, во многом опирались на общ еевропейскую гримуарную
традицию, но дополняли ее системой рунических символов.

1 Ja co b Z . Lauterbach , ‘ Substitutes fo r the Tetragram m aton*. / / Proceedings


o f іЬеАтЫсап Academy for Jewish Research г (1930— 19 3 1), pp. 39— 67; Skem er, D o n
C ., Binding Words: Textual Amulets in Middle Ages. U n iv e rsity Park, 20 0 6 , p. 114 .
2 «К н и г и no м аги и » {исл.). — Примеч. népee.
3 S t ^ h e n M itch ell, ‘ Learn in g M a g ic in the Sagas*. / / G eraldine Barnes and
M argaret C lu n ie s R oss (eds.). O ld Norse Myths, Literature and Society. Sydney, 2 0 0 0 ,
p. 336.

62
Первоначально рунической письменностью пользовались на­
роды Скандинавии и С еверной Германии, а позднее англосак­
сонские завоеватели и викинги принесли руны на Британские
острова. Судя по всему, рунические алфавиты сформировались
и вошли в употребление на протяжении первого тысячелетия
нашей эры. С распространением христианства их постепенно
вытеснила латиница, однако, возможно, еще до христианизации
соответствующ их регионов рунам стали приписываться маги­
ческие свойства. В середине X I V века норвежский архиепископ
предостерегал против употребления «рун, черной магии и суе­
верий»; и, как мы увидим в следующей главе, в период судов над
ведьмами некоторых исландцев казнили за использование рун
во вред своим ближним Ч К том у времени руны в магии исполь­
зовались уже и в криптографических целях, о чем свидетель­
ствуют рунические версии квадрата «SA T O R A R E P O » , встреча­
ющиеся в средневековых шведских и норвежских рукопи сях\
Оставаясь отличительной чертой скандинавских гримуаров,
руны, тем не менее, обнаруживаются в одной магической книге
из Ю ж ной Германии, а также, что еще более удивительно, в ита­
льянской рукописи X I V века (ныне хранящейся в Британской
библиотеке^), на титульном листе которой значится: «Книга
сия из числа духовны х трудов Аристотеля; се книга Антимакия
(Antimaquis)^ она же книга тайн Гермеса». Э та рукопись пред­
ставляет собой трактат по арабской астральной магии, родствен­
ный «Пикатриксу», но содержащий также указания по достиже­
нию невидимости и рецепты лю бовной магии. Ч то касается рун
{гипае^ как называет их переписчик), то они используются здесь
в качестве шифра для записи имен планетарных духов — точь-
в-точь, как в других гримуарах использовались еврейские или
халдейские буквы. П р и этом формы и названия рун настоль­
ко искажены, что разобрать эти имена почти невозможно, хотя

1 M in d y M a c L e o d and Bernard M ees, Runic Amulets and Magic Objects.


W oo d brid ge, 20 0 6 , p. 6.
2 Ibid., pp. 150— 151.
3 K ieckhefer, R ichard, Magic in the Middle Ages, C am b rid g e , 198Q, p. 141;
C h arles B urn ett and M arie Stoklund, ‘Scandinavian R unes in a Latin M agical Treatise’ ,
Speculum 58:2 (1983), pp. 419— 429.

63
очевидно, что в этом виноват не автор, а переписчик. Автор,
по всей видимости, хорош о знал рунический алфавит, и ввиду
этого мы можем утверждать, что данная рукопись — редчайший
для своей эпохи пример распространения магических знаний
в обратном направлении, с севера на юг.

С в я т ы е , п а п ы и б е с п у т н ы е м о н а х и

Должно быть, читатель уже давно — и не без некоторых ос­


нований — пришел к выводу, что европейская книжная магия
вовсе не отличалась ярко выраженной христианской направлен­
ностью. П очем у же средневековые маги называли себя истинны­
ми христианами? Н у, прежде всего, гримуарная магия включа­
ла в себя христианские молитвы и благословения. Для защиты
от зла предписывалось взывать ко Христу, М арии и святым апо­
столам, а в основе многих магических практик, сохранявшихся
в гримуарах вплоть до двадцатого века, лежали апокрифические
предания о различных новозаветных персонажах. Крестное зна­
мение, святая вода и освященные орудия надежно защищали мага
от демонов, которых он рисковал нечаянно вызывать в своих
операциях. И ногда в состав магических церемоний включалась
христианская месса, хотя это и считалось кощ унством, а в из­
вращенном, «черном» варианте та же месса, как известно, ф и гу­
рировала не только в вырванных под пыткой признаниях ведьм,
но и в реальной практике некоторых особо порочных некроман­
тов Н ового времени. Кроме того, стали появляться новые фик­
тивные авторы гримуарной литературы, тесно ассоциировавши­
еся с церковью. Как мы уже видели, в первые века распростране­
ния христианства под подозрение в занятиях магией попадали
и простые священники, и даже епископы, а в Средние века указу­
ющий перст обвинителей поднялся еще выше — на уровень рим ­
ских пап и святых. О чем это нам говорит? О том, что ни ду­
ховный сан, ни подлинное благочестие, ни высокий социаль­
ный статус не гарантировали защиты от подозрений и зависти,
возбуждаемой успеш ной карьерой, богатством и политическим
влиянием. Для начала, однако рассмотрим такого святого, кото­
рого, возможно, и вовсе на свете не было.

б4
С вятой Киприан А нтиохийский, легендарный христиан­
ский мученик I I I века, приобрел устойчивую репутацию мага
и автора гримуаров по причине контаминации со своим ре­
ально существовавшим тезкой — Киприаном Карфагенским
(принявшим мученическую кончину в 258 году)". Эта путани­
ца возникла уж е в конце ГѴ века в трудах христианских авторов.
И спанский поэт П руденций упоминает о том, как Киприан
колдовал «средь могил, дабы разжечь вожделенье в жене и бра­
ка законы нарушить» ^ В Средние века история мага Киприана
описывалась уже в трех книгах, повествую щ их о его обращ е­
нии, исповеди и мученичестве и распространившихся по всей
Европе и странам Ближнего Востока в рукописях на греческом,
латинском, сирийском, коптском и арабском языках. В сво­
ей исповеди Киприан рассказывает, как в детстве его посвяти­
ли богу А п оллону и приобщили к таинствам М итры. О н побы ­
вал на горе О лимп и видел сонмы демонов и воинства богов.
П озднее он посетил Египет и Вавилонию, где обучился халдей­
ской магии, алхимии и астрологии. В А н тиохию он вернулся
уже великим магом; местные язычники окружили его почетом.
П уть его к обращению в христианство начался с того, что один
из клиентов попросил Киприана смягчить своей магией некую
христианку по имени Ю ста, чтобы та ответила на его, клиен­
та, любовные ухаживания. Киприан вызвал демона при по м о­
щ и магических книг, но девственная Ю ста, наглухо закован­
ная в броню христианской морали, устояла перед его натиском.
Тогда Киприан обратился за помощ ью к более сильным демо­
нам, но и те потерпели неудачу. Разгневанный маг принялся из­
ливать свою досаду на всех горожан без разбора, но в конце кон­
цов осознал, что против креста он бессилен, и отрекся от магии
и язычества. В исповеди он рассказывает, как написал пись­
м о епископу, «принес ему колдовские книги и сжег и х огнем

1 О сн о в н ы м и сследованием на э т у т е м у все еще остается труд Тео д ор а


Ц ан а: T h e o d o r Z ah n , Cyprian von Antiochen und die deutsche Faustsage, Erlagen ,
1882. П о д р о б н о е изложение его тео р и й на ан гли й ск ом языке см .: American
Journal o f Philology у3:12 (18 8 2), pp. 4 7 0 — 473.
2 Ц и т . n o: Valerie F lin t, The Rise o f Magic in Early Medieval Europe. Prin ceton ,
19 9 1, p. 234.

65
в присутствии всех почтенных гор о ж ан »В п о сл ед стви и он тоже
стал епископом, а затем вместе с Ю стой (имя которой здесь уже
употребляется в латинизированном варианте «Ю стина») при­
нял мученическую смерть. Э та легенда о маге Киприане полу­
чила дальнейшее развитие в Н овое время в творчестве различ­
ных поэтов и драматургов, использовавш их его образ как ал­
легорию. Э нтони Эш ем, английский врач и астролог эпохи
Возрождения, написал поэм у о «Святом Киприане, великом ни-
громанте»; знаменитый испанский драматург X V I I века П едро
Кальдерон тоже почерпнул вдохновение в этой истори и\
Н е удивительно, что заклинания и магические прие­
мы, приписывавшиеся Киприану, получили распростране­
ние и на Ближнем Востоке. О дин из коптских лю бовных за­
говоров X I века представляет собой, фактически, исповедь
Киприана, от первого лица повествующего о своей неудачной
попытке приворожить Ю сту, а затем взывающего за помощ ью
уже не к демонам, а к ангелу Гавриилу: «О да, призываю тебя,
о Гавриил: ступай к N ., дочери N . П одвесь ее за власы голо­
вы ее и за ресницы очей ее. П риведи ее к N ., сы ну N ., объятую
томлением и желанием...»^ В Армении вплоть до Н овейш его
времени носили при себе как талисманы так называемые «свит­
ки Киприана» с его жизнеописанием, изъятым из популяр­
ной армянской книги защитных «молитв на все случаи жиз­
ни», которая была опубликована в Константинополе в 1712
году. М олитва Киприана входила также в состав популярной
в Н овое время эфиопской книги по христианской магии под
названием «Арде’ет» («Ученики») Н а Западе молитвы свято-

1 С м .: M artin Р. N ilss o n , “ G re e k M ysteries in the C o n fe ssio n o f St. C y p ria n ” .


/ / H arvard Theological Review 4 0 :3 (1 9 4 7 ), pp. 16 7— 17 6 ; E d g a r J . G oodspeecl, ‘T h e
M artyrd o m o f C y p ria n and Justa*. / / American Journal o f Semitic Languages and
Literatures 19 :2 (19 0 3), pp. 65— 82.
2 Fred C . R ob in so n , “ ‘T h e C o m p la y n t o f f Sanct C iprian e, the G re tt
N ig ro m a n ce r’ : A Poem b y A n th o n y A s c h a m ” . / / Review o f English Studies^ ns 2 7 :10 7
(19 7 6 ), pp. 257— 265.
3 M arvin W M eyer, R ichard Sm ith , and N e a l K e lse y (ed s.). Ancient Christian
Magic: Coptic Texts o f Ritual Power. Prin ceton , [19 9 4 ] 19 9 9 , p. 155.
4 T. S. W in gate, “ T h e Scroll o f C y p ria n : A n A rm e n ia n F a m ily A m u le t” .
I! Folklore 4 1:2 (19 30 ), pp . 16 9— 18 7; E n n o Littm an n , “ T h e M ag ic B o o k o f the
D iscip le s” . / / Journal o f the American Oriental Society 25 (19 0 4 ), pp. 1— 48.

66
го Киприана использовались в любовной магии, а у Тритемия,
по-видимому, имелся демонологический трактат, подписанный
его именем, но широкое распространение в некоторых странах
Европы Киприановы гримуары получили лишь к концу X V I I I
века. В одном испанском гримуаре, написанном уже в конце
X I X столетия, повествуется о том, как в іо о і году немецкий м о ­
нах по имени И он а С уф ури н о, библиотекарь Брокенского м о ­
настыря, однажды ночью вызвал дьявола на вершине горы и по­
лучил от того в награду К иприанову книгу по магии.
«Заклятая книга Гонория», появившаяся в первой поло­
вине X I I I века, не имеет никакого отнош ения к императору
Гонорию. Согласно самым ранним латинским рукописям, ее ав­
тором был некий Гонорий Ф иванский, сын Евклида (очевид­
но, подразумевался знаменитый греческий математик, кото­
рый жил в Александрии в IV веке до н.э.; следует учитывать, что
его трактат был впервые переведен на латынь лишь в X I I веке).
Сообщается, что поводом для написания этой книги послужило
общее собрание восьмисот одиннадцати мастеров магии из че­
тырех городов, славившихся как центры оккультных искусств, —
из Неаполя, А ф ин, Толедо и Ф и в. Участники собрания решили
свести все знания, изложенные в магических книгах, в единый
том (с которого затем предполагалось снять две копии), и пору­
чили Гонорию надзирать над этой работой. К сводной книге ма­
гических знаний в дальнейшем должны были допускаться только
набожные и верные ученики, принесшие некую клятву и выдер­
жавшие годовой испытательный срок. Составить такую кни­
гу маги вознамерились из опасений по поводу того, что рим ­
ский папа и его кардиналы собираются — из зависти и по нау­
щению дьявола — подвергнуть их гонениям и предать их книги
огню*. Таким образом, «Заклятая книга Гонория» представляла
собой решительный вызов церкви. Ч то касается ее содержания,
то Гонорий утверждает, что во всем следует предписаниям царя
Соломона. Дошедшие до нас рукописи состоят из молитв (в том
1 R ob ert M athiesen, “А T h irte e n th -C e n tu ry R itual to A tta in the Beatific V isio n
fro m the Sw orn B o o k o f H o n o riu s o f T h e b e s” . / / Fanger, C laire (ed.), Conjuring
^irits: Texts and Traditions o f Medieval Ritual Magic. Strou d , 19 9 8, pp. 14 7 — 50; L y n n
T h o rn d ik e, History o f Magic and Experimental Science, 8 vols. N e w York: 1923— 19 58 ),
vol. ii, pp. 284— 249.

67
числе на бессмысленной смеси псевдохалдейского и псевдоев-
рейского языков), списков имен духов, кругов и звезд. Гонорий
обещает, что маг, последовавший его пространным указаниям,
сможет узреть видение Бога, преисподней и чистилища, а также
обрести несметные сокровища и познания во всех науках.
Несколькими веками позже, в конце X V I I века, в среде париж­
ских магов появляются списки книги под названием «Grimoire
du Pape Honorius» («Гримуар папы Гонория»). Н е будучи точны­
ми копиями «Заклятой книги Гонория», сохранившейся в руко­
писях X V века, они, тем не менее, во многом с ней схожи. За эти
несколько столетий Гонорий Ф иванский, овеянный аурой еги­
петской экзотики, каким-то образом успел превратиться в ита­
льянского папу Гонория I II (1148— 1227), вдохновителя кресто­
вых походов. В конце X V III века это преображение закрепилось
окончательно благодаря дешевой печатной версии гримуара, рас­
пространившейся большим тиражом. В X I X веке один историк
магии предположил, что за этой подменой стояли средневеко­
вые маги, переложившие вину за свои дьявольские преступле­
ния на головы римских пап, дабы отомстить церкви за все пресле­
дования Ч П ричиной для отождествления двух Гонориев мог по­
служить неудачный крестовый поход Гонория II I против Египта;
другая возможная причина — покровительство, которое он ока­
зывал рыцарям-тамплиерам, в начале X I V века обвиненным в кол­
довстве и поклонении дьявольскому идолу по имени «Бафомет».
Впрочем, не исключено, что безымянный, но предприимчивый
переписчик второй половины X V I I века, которому первым при­
шло в голову выпустить в обращение «Гримуар папы Гонория»,
попросту не знал никаких других Гонориев, кроме папы.
Гонорий I I I был не единственным средневековым папой,
которого молва преобразила в мага и автора гримуаров. Такая
же судьба постигла Льва III, возглавлявшего Ватикан с 795 по
8і6 гг. В начале X V I века получили хождение рукописные ко­
пии письма в защиту магии, которое этот папа якобы написал
Карлу Великому, первому императору С вящ енной Римской
империи, а в конце X V I I столетия это письмо легло в основу
1 L .-F . A lfre d M au ry, La magie et Vastrologie dans Vantiquiter et an Moyen AgCy
3rd edn., Paris, 18 6 4 , p. 224.

68
французского «энхиридиона», то есть учебного руководства
по магии. В одном из его вариантов, озаглавленном «Clavicule
de renchiridion du Pape Leon» («Ключ к энхиридиону папы
Льва»), приводятся заклинания и инструкции по нахождению
кладов, а также по созданию пентаклей — амулетов, обычно
включающих в свой состав пятиконечную звезду или пентаграм­
му. Другая версия, не имеющая столь явного некромантическо-
го уклона, была напечатана несколькими десятилетиями позже*.
Итак, папе Гонорию интерес к магии, очевидно, попросту
приписали в X V I I веке; однако существовали и другие папы,
о которых в научных кругах еще со Средних веков ходили у п о р ­
ные слухи как о практикующ их магах, но которые избежали со­
мнительной чести выступать в роли мнимы х авторов гриму-
аров. Самым знаменитым из этих пап был Герберт Реймский,
он же Сильвестр II, чей недолгий понтификат продлился с 999
по 1003 гг. П оговаривать о его склонности к темным искусствам
начали по меньшей мере с X I I века, после того как английский
хронист Уильям М алмсберийский, приводя внушительный пе­
речень научных познаний Герберта, упомянул, что тот владел
«искусством вызывания духов из преисподней» и при помощ и
«искусства некромантии» находил в Риме клады. Утверждали
также, что Герберт изучал магию в Толедо, но затем бежал, при­
хватив с собою гримуар своего наставника. За следующие не­
сколько столетий легенды о Сильвестре II и его общ ении с дья­
волом утвердились в общ ественном мнении настолько прочно,
что к началу Реформации католические историки почувство­
вали необходимость очистить доброе имя этого папы от п о­
добных инcинyaций^ В случае с папой Бонифацием V I I I (ум.
1303) аналогичные слухи и легенды дополнились сведениями
о политических махинациях, что повлекло за собой посмерт-

1 < h t t p :/ / w w w .lib r a i n e r o s s ig n o l.f r / a r t ic le .p h p P r e f jm a g ie e n c h i r id io n > .


П р е д ы д ущ и е уп о м и н ан и я о б эт о м гр и м уаре см . в и зданиях: Lo uis G o u ga u d ,
“ L a priere dite de Ch arlem agn e et les pieces ^ o c r y p h e s apparenteres” . / / Revue
d*histoire ecclesiastiquey 20 (1924'), pp. 233— 228; C u r t F. Buhler, “ Prayers and C h arm s
in C e rtain M idd le E n glish Scro lls” . / / Speculum, 39:2 (19 6 4 ), p. 271. n. 12. C m. также:
A rth u r E d w ard W aite, The Book o f Ceremonial Magic. W are, [19 11] 19 9 2, pp. 39— 45.
2 C m.: H ele n L . Parish, Monksy Miracles and Magic: Reformation Representations
o f the Medieval Church. Lo n d on , 20 0 5, pp. 129— 134.

69
ное судебное разбирательство, продлившееся с 1303 по 13 11 гг.
и включавшее в себя, среди прочего, обвинения в черной магии.
Бонифация обвиняли в том, что он держал в подчинении трех
демонов и владел неким перстнем, заключавшим в себе духа.
О дин из свидетелей показал, что видел, как Бониф аций начер­
тил у себя в саду магический круг, принес в этом круге в жерт­
ву петуха и, пролив петуш иную кровь в огонь, прочел какое-
то призывание демона из магической книги*.
В X V I веке деятели протестантской Реформации с радостью
подхватили слухи о папах-чернокнижниках и принялись рас­
пространять их в пропагандистских целях. Математик Д ж он
Н ейпир (1550— 1617) заявлял, что двадцать два понтифика были
«мерзкими некромантами», вступивш ими в союз с дьяволом
и использовавшими свои магические силы, дабы стяжать богат­
ство и власть. И мена некоторых из этих двадцати двух грехов­
ных пап перечислены в предисловии к памфлету 1566 года о суде
над одним английским колдуном-простолюдином. Автор пам­
флета стремился внуш ить читателям, что нынешнее засилье кол­
дунов и ведьм — непосредственный итог католического про­
шлого страны. Соответственно, папа Александр V I характери­
зовался как «ужасный колдун», «предавшийся телом и душ ой
злым духам и демонам», а папа Григорий V I I (Гильдебранд) —
как «великий колдун и нигромант». Д ж он Бейл, монах, об­
ратившийся в протестантство и ставший видным деятелем
Реформации, делал вывод, что в искусстве магии папы далеко
превзошли «египетских гадателей»^ Возникает вопрос: по ка­
кому признаку среди всех этих пап с подмоченной репутаци­
ей впоследствии выбирали тех, кому стоило приписать создание
гримуаров? Возмож но, Сильвестр и Гильдебранд были отвер­
гнуты в этом качестве по тем же причинам, что и С и м о н Волхв.
У протестантов и даже у некоторых католиков они слишком
тесно ассоциировались с дьявольщиной, тогда как имена Л ьва

1 С м .: N o r m a n C o h n , Europeis Inner Demons. Lo n d o n , 19 75, pp. 180— 185.


2 Jo h n N ap ier, A Plaine Discoverie o f the Whole Revelation o f Saint John.
Lo n d on , 1594, pp. 4 4, 48; The Examination o f John Walsh, before Maister Thomas
Williams. Lo n d on , 1566, preface; Parish, Monks, Miracles and Magic, p. 137.

70
и Гонория были достаточно чисты и потом у годились для попы ­
ток оправдать и легитимировать магию.
Н есмотря на то, что средневековые и позднейшие легенды
о некромантических увлечениях пап и ранних святых по боль­
шей части основывались на вымыслах и сомнительных фактах,
многое свидетельствует о том, что основная доля средневековых
практикующих магов — и, следовательно, владельцев, перепис­
чиков и распространителей гримуаров — приходилась на ду­
ховенство. Крупными (для своего времени) хранилищами ма­
гических книг, несомненно, были монастырские библиотеки.
Например, в первой половине ХГѴ века по меньшей мере пять
различных монахов пожертвовали аббатству С вятого Августина
в Кентербери в общей сложности более тридцати книг по ма­
гии. П озднее в том же столетии библиотека августинского м о­
настыря в Й орке пополнилась внушительной коллекцией книг
монаха Д жона Эргхоума, которая насчитывала около 300 то­
мов и была на тот момент одной из крупнейш их личных би­
блиотек в стране. В эту коллекцию входили магические тракта­
ты, приписывавшиеся Соломону, экземпляр «Заклятой книги
Гонория» и влиятельный арабский трактат по астрологии, на­
писанный ученым и астрологом I X века аль-Кинди*. Н е следу­
ет полагать, будто монахи были полностью изолированы от об­
щества в целом. М ногие из них исполняли обязанности приход­
ских священников и выступали с проповедями, а, следовательно,
имели массу возможностей разделить с образованными миряна­
ми свой привилегированный доступ к книгам по магии. В су­
дебных материалах снова и снова встречаются свидетельства
того, что монахи, обвинявшиеся в поисках кладов, сотруднича­
ли с учителями, приказчиками и так далее.
Крупными центрами производства и потребления гримуа­
ров были также европейские университеты. Гийом О вернский,
епископ П ариж а в начале X I I века, вспоминал, как студентом

1 Soph ie Page, “ Im a g e -M a gic Texts and a Platonic C o s m o lo g y


at St A u g u stin e ’ s, C an terb u ry, in the La te M idd le A g e s ’*. / / B urn ett and R yan (eds.).
Magic and the Classical Tradition. L o n d o n and Turin, 20 0 6 , p. 69; F ran k K laassen,
“ En glish M an u scripts o f M ag ic, 130 0 — 150 0 : A Prelim in ary S u rv e y ” . / / F a n g e r (ed.).
Conjuring Spirits, p. 9.

71
он видел и даже пролистывал какие-то магические книги*.
В Средние века университеты оставались, по существу, рели­
гиозными заведениями, но при этом обеспечивали плодотвор­
ную социальную среду, в которой церковные и светские ученые
могли беспрепятственно общаться между собой, вести дебаты
и бросать вызов ограничениям. О собую силу эта тенденция на­
брала к пятнадцатому веку, когда медицинские и юридические
факультеты стали выходить из-под контроля церкви. М ноги е
студенты так и не доучивались до выпускных экзаменов, но все
же успевали приобрести какие-то знания и овладеть латынью
в достаточной степени для того, чтобы впоследствии претендо­
вать на административные должности наподобие приказчиков
и письмоводителей. Даже за краткое время, проведенное в сте­
нах университета и в среде активной интеллектуальной и свет­
ской городской жизни, у них возникало немало возможностей
приобщиться к магической литературе. Н еуверенная, изоби­
лующая ошибками латынь некоторых средневековых гримуа-
ров свидетельствует о том, что среди лиц, занимавшихся распро­
странением и практическим использованием магических книг,
значительная доля приходилось именно на ш коляров-недоучек\
О ни составляли часть так называемого «клерикального подпо­
лья» в мире магии, куда входили не только монахи, но и различ­
ные представители низшего духовенства, приходские свящ енни­
ки и их помощ ники, далеко не всегда имевшие университетское
образование и не подкованные в тонкостях богословия, но знав­
шие о церковных обрядах и экзорцизме вполне достаточно, что­
бы работать с гримуарами без особых затруднений ^
П оскольку по меньшей мере до X V века духовенство удержи­
вало за собой почти полную монополию на доступ к гримуарам,
совершенно не удивительно, что клирики, писавшие о магии
или имевшие какое-то отношение к крупным центрам изучения

1 E d w a rd Peters, The Magiciariy The Witch, and the Law. Philadelphia, 19 7 8 , pp.
89— 90.
2 F ran k Klaassen, “ L earn in g and M ascu lin ity in M an u scripts o f R itual M a g ic
o f the L ater M iddle A g e s and R enaissance” . / / Sixteenth Century JoumaU 3 8 :1 (2 0 0 7 ),
p. 60.
3 K ieckhefer, R ichard, Magic in the Middle Ages, C am b rid g e , 19 89 , pp. 153— ^156.

72
оккультных наук, приобретали незаслуженную репутацию сочи­
нителей гримуаров. Например, ученый священник и астролог
М ихаил Ш отландец (Майкл Скот, 1175 — ок. 1232) в действитель­
ности выступал с критикой магии, но поскольку он был кано­
ником Толедского собора в период переводческого бума, а также
знал еврейский и арабский языки и перевел несколько трактатов
Аристотеля, впоследствии поползли слухи, что за время пребыва­
ния в Толедо он приобщился к тайнам некромантии. П ервые ма­
гические книги, подписанные его именем, появились в Европе
в X V веке. В библиотеке немецкого аббата Тритемия имелась
книга о призывании духов-фамильяров, автором которой был
указан М ихаил Шотландец*. В библиотеке Джона Райлендса
в Манчестере хранится гримуар X V I или X V I I века под назва­
нием «Магическая книга М ихаила Ш отландца». К том у време­
ни легенды об авантюристе и волшебнике, в которого преврати­
ла Майкла Скота народная молва, распространились уже и у него
на родине, в Ш отландии, и во м ногих других странах^.
Представитель следующего поколения, знаменитый англий­
ский ученый и монах-францисканец Роджер Бэкон (ок. 1214 —
1294), критиковавший С кота за невежество, по смерти разделил
его судьбу^ Бэкон полагал, что все книги за мнимым авторством
Соломона «надлежит запретить законом», и брюзжал на тех, кто
«дает своим сочинениям громкие названия и беззастенчиво при­
писывает их авторство великим людям, дабы привлечь больше
читателей»^. О н бы, наверное, перевернулся в гробу, если бы у з­
нал, что уже в середине X V I века Д ж он Бейл смог перечислить
целый ряд латинских оккультных манускриптов за мнимым ав­
торством самого Бэкона и под такими «громкими названиями».

1 lo a n Р C o u lia n o , Eros and Magic in the Renaissance. Trans. M argaret C o o k .


C h ica g o , 19 87, pp. 16 7 — 16 8.
2 C m .: Ja m es W o o d B ro w n , An Enquiry into the Life and Legend o f Michael Scot.
Ed in bu rgh , 1897, pp. 215— 219.
3 О превратн остях р еп утац и и Б эк о н а см .: A m an d a Power, * А M irro r fo r
E v e ry A g e : T h e R eputation o f R o g e r B a co n ” . / / English Historical Review^ 12 1 (20 0 6 ),
pp. 657— 692.
4 Ц и т . no: T h o rn d ik e, History o f Magic, vol. ii., pp. 3 14 , 279 ; W illiam Eam on ,
Science and the Secrets o f Nature: Books o f Secrets in Medieval and Early Modem
Culture. Prin ceton , 19 9 4 , p. 71.

73
как «De necromanticis imaginibus» («О некромантических обра­
зах») и «Practicas magiae» («Магические практики») О коло 1527
года священник Уильям Стэплтон одолжил у некоего викария
книгу под названием «Thesaurus Spirituum» («Сокровищ ница
духов»), чтобы предаться магическому кладоискательству.
А втором сохранившихся рукописны х книг под тем же назва­
нием тоже значится Роджер Бэкон, хотя в список Бейла они
не вошли. Ещ е один гримуар X V I I века, приписанный Бэко н у
и озаглавленный попросту «Некромантия», содержит инструк­
ции по вызыванию духов yмepш иx^ В дальнейшем ложная ре­
путация мага еще больше укрепилась за Бэконом благодаря пье­
се, написанной в 1592 году, и дешевой книжице под названием
«Знаменитая история монаха Бэкона, содержащая также чудеса,
совершенные им при жизни», чрезвычайно популярной и не­
однократно переиздававшейся на протяжении всего X V I I века.
В этой развлекательной истории Бэкон предстает как добро­
душ ный и во многом комичный персонаж, изучивший оккульт­
ные искусства в О ксфордском университете и применяющ ий
их в назидание людям. Впрочем, под конец история приобре­
тает более серьезный оборот: Бэкон вступает в магическое со­
стязание с немецким колдуном Вандермастом, и, стоя в маги­
ческих кругах, два чародея вызывают духов легендарных вои­
телей, чтобы те сражались за них друг против друга. В финале
«Знаменитой истории...» Бэкон предается раскаянию, собирает
всех своих друзей, учеников и коллег и объявляет: «“Я обнару­
жил, что все обретенные мною знания гнетут к земле мои луч­
шие помыслы. Н о я устраню причину этого, которая заключе­
на вот в этих книгах. Я сож гу и х прямо здесь, у вас на глазах” .
Друзья стали упрашивать его пощадить книги, ибо в них содер­
жались сведения, которые могли сослужить службу грядущим

1 Jo h n Bale, Illustrum Maioris Britanniae Scriptorum. G ip p e sw ici, 1548, fo.


114V— 115; T h o m a s W righ t, Narratives o f Sorcery and Magic. N e w York, [1851] 1852,
p. 131; W aite, Book o f Ceremonial Magicy 23. О перем ен ах в о тн о ш ен и и Б ейла
к Б э к о н у см .: Power, “А M irro r fo r E v e r y A g e ” , pp. 661— 662.
2 The famous historie o f Fryer Bacon Containing the wonderfull things that he did
in his life. L o n d o n , 16 79 , G3V.

74
поколениям. Н о он, не слушая их, побросал книги одну за дру­
гой в костер, и так погибла в огне премудрость мира»‘.
В странах континентальной Европы одним из самых зна­
менитых гримуаров, авторство которых ложно приписыва­
лось средневековым ученым, стал «Гептамерон». Э тот магиче­
ский трактат считался сочинением П етра Абанского (П ьетро
д’А бано), итальянца, во второй половине X I I I века получивш его
образование в Парижском университете \ П етр Абанский напи­
сал множество подлинных сочинений, в том числе по медицине,
ф изиогномии и свойствам ядов, а также по астрономии и астро­
логии. Возникш ие у него затем проблемы с инквизицией были
связаны исключительно с последней из этих дисциплин. В своих
работах магию он упоминает лишь однажды и вскользь — с це­
лью отграничить ее от благородной науки астрологии. Н аучны е
интересы д А бан о пересекались с областью натуральной магии,
но никаких других подтверждений тому, что он мог написать
трактат, подобный «Гептамерону», не находится: все это сочи­
нение посвящено ритуальной подготовке к построению магиче­
ского круга и призыванию ангелов. Н а формирование легенды
о П етре Абанском как авторе гримуаров уш ло больше времени,
чем в случае с Бэконом: первые достоверные свидетельства о су­
ществовании гримуара под названием «Гептамерон» относят­
ся лишь к середине X V I столетия \ Как мы увидим в следующей
главе, у некоторых итальянских кладоискателей были изъяты ру­
кописные экземпляры еще одного трактата, приписывавшегося
д’Абано, под названием «Lucidarius». Вероятно, то была версия
трактата «Lucidator» («Просветитель») — подлинного сочине­
ния д’Абано, содержащего рассуждение об искусстве геомантии,
разновидности гадания при помощ и линий и точек, которые га­
датель по особым правилам чертил на земле или на пергаменте.
И з всех магических книг, ложно приписывавшихся средне­
вековым богословам и ученым, дольше всего сохраняли свое

1 Ц и т . по: “ Знам ен и тая и сто ри я м о н аха Б эк он а, содержащ ая также чуде­


са, соверш енны е и м при ж и зн и ” . / / Великие некроманты и обыкновенные чаро­
деи^ пер. Н . М асл о во й . С П б .: А збука-класси ка, 20 0 6 , стр. 129. — Примеч. перев.
2 С м .: T h o rn d ik e, History o f Magic, vol. ii, pp. 874— 947.
3 Ibid., vol. ii, pp. 9 1 1— 912, 925; W aite, Book o f Ceremonial Magic, pp. 89— 92.

75
влияние и шире всего распространились те, что были подписа­
ны именем Альберта Великого (ок. 1193 — 1280). Э тот немец­
кий монах-доминиканец, некоторое время бывший еписко­
пом Кёльна и написавший множество почтенных научных ра­
бот, приобрел прозвище «Великий» еще при жизни. О лучш ей
рекламе для магического трактата нечего и мечтать! П ервые эк­
земпляры латинской рукописи с изложением «секретов» и оп и­
санием «опытов» Альберта также начали появляться уже при его
жизни или вскоре после смерти. В этой компиляции содержа­
лись некоторые сведения из подлинных сочинений Альберта
о свойствах минералов, но большая часть материала была п о­
черпнута из П линия и псевдо-Аристотеля. В целом, то был
не столько гримуар, сколько трактат по «магической науке»
(по крайней мере, именно так охарактеризовал его составитель,
стремившийся избежать обвинений во грехе) или, иными слова­
ми, по натуральной магии и медицине, подобный «Кираниду»,
с которым составитель также был знаком. Н о по прош ествии не­
скольких веков эту книгу стали считать опасным гримуаром:
ее осуждали, не читая; и м ож но не сомневаться, что некоторые
из тех, кто приобрел одну из многочисленных ее печатных вер­
сий, имевш их хождение в Европе с начала X V I века, пережили
разочарование, не обнаружив в ней никаких ужасаю щ их тайн.
Впрочем, желающим полюбоваться, как лица окружаю щ их пре­
вращаются в верблюжьи морды, книга «секретов Альберта» м о г­
ла порекомендовать для этого проверенный способ: следовало
всего-навсего зажечь фонарь, смазанный кровью животного*.

М а г и я н а п р а к т и к е

Некоторые обращались к магии ради таких благородных и до­


стойных целей, как постижение тайн природы или изучение язы­
ков, однако многие владельцы гримуаров, особенно некроманти-
ческих, руководствовались гораздо менее возвышенными моти­
вами — такими, как жажда наживы и сексуальных удовольствий.
В период позднего Средневековья инквизиция и церковные суды

The boke o f secretes ofAlhertus Magnus. Lo n d on , 156 0, p. ciiiiv.

76
нередко привлекали к ответу священников и монахов, обвиняе­
мых в кладоискательстве. Для последнего магия не требовалась,
и сама по себе охота за сокровищами не считалась признаком ере­
си или «суеверия», однако предания гласили, что на страже м но­
гих кладов стоят демоны и духи умерш их. К кому же следовало
обратиться за помощью? Разумеется, к священникам и монахам,
которые имели доступ к гримуарам и знали, как заклинать, изго­
нять и подчинять духов. В 1466 году англичанин Роберт Баркер
из Бабрема (Кэмбриджшир) предстал перед судом епископа
по обвинению во владении «некой книгой и свитком черных ис­
кусств, содержащим знаки, круги, экзорцизмы и заклинания; ше­
стиугольным листом со странными фигурами; шестью металли­
ческими пластинами с выгравированными на них различными
знаками; некой схемой, содержащей шестиугольные и пятиуголь­
ные фигуры и различные знаки, а также позолоченным жезлом».
Все это предполагалось использовать для вызывания духа, кото­
рый укажет путь к тайному хранилищу золота и серебра. Баркера
приговорили к публичному покаянию: он босиком обошел ры­
ночные площади города И ли и Кембриджа, неся с собой свои
книги и магические аксессуары, которые затем сожгли на рыноч­
ной площади Кембриджа. Н а другом краю Европы в 1429 году
от схожих обвинений — во владении книгами по некромантии
и в поиске кладов при помощ и демонов — пострадал астроном
Генрих Богемец, член польской королевской семьи. О н сознался
(вероятно, под пыткой), что вместе с несколькими помощ ника­
ми, двое из которых бьши профессорами Краковского универси­
тета, использовал магические книги для поиска сокровищ в коро­
левском зоологическом садуЧ
В 1517 году Д он Кампана, священник и кладоискатель
из Модены, признался, что «когда-то у него была книга под на­
званием “ Ключ Соломона” и еще одна, под названием “Альман-
дель” , а также несколько небольших книжиц и тетрадей со м н о­
жеством указанияй по лю бовной магии, но, по его словам,
он все эти книги сжег»^. Действительно, в тот период гримуа-

1 K ittredge, Witchcraft, 2 0 7 ; L an g, “A n g e ls around the C r y s t a l” , pp. 23— 26.


2 M atteo D u n i, Under the Devil*s Spell: Witches, Sorcerers, and the Inquisition
in Renaissance Italy. F lo ren ce, 20 0 7, p. 91.

77
ры использовали для лю бовной магии ничуть не реже, чем для
поиска кладов. Цель подобной магии заключалась в том, чтобы
склонить или вынудить кого-либо к сексуальным отнош ениям,
получить больше удовольствия от секса или обеспечить длитель­
ную и устойчивую сексуальную связь Ч Для этого использова­
ли самые разные методы — от зелий, основанных на натураль­
ной магии, до некромантии и симпатической магии с исполь­
зованием изображения жертвы. В Каркассоне (на юго-западе
Ф ранции) монах П ьер Рекорди был приговорен к пожизненно­
м у заключению, признавшись под пыткой, что он пытался под­
чинять себе женщин, принося в жертву дьяволу фигурки, сле­
пленные из воска с примесью своей собственной слюны и крови
жаб. В том же городе в 1410 году писец Ж еро Кассенди пред­
стал перед судом инквизиции за попытки совращать женщ ин
при помощ и демонов, которых он вызывал посредством некоей
магической книги и поскребков золота с изваяния Девы Мари^.
О боротной стороной лю бовной магии были магические
действия, вызывающие половое бессилие, холодность или
бесплодие \ П олезным источником в этом отнош ении был
«Пикатрикс», где содержались советы и по наведению, и по ис­
целению магически наведенной импотенции. Следую щ ий при­
мер магической практики, сочетающей в себе работу с изображе­
ниями и астральную магию, взят из рукописи псевдо-Птолемея:

Когда пожелаешь связать мужчину или женщину, из­


готовь фигурку мужчины и обрати ее ногами к небесам,
а головою — в землю. Ее нужно слепить из воска, гово­
ря так: «Я связал N ., сына такой-то женщины, и все жилы
его, дабы он лишился мужского желания». Затем закопай
эту фигурку у него на пути, и он не сможет иметь сно­
шения с женщиной до тех пор, пока фигурка будет цела.

1 С м .: K ieckhefer, Forbidden Rites, рр. 79— 91.


2 C o h n , Europeis Inner Demons, pp. 1 9 4 ,1 9 6 .
3 C m .: Stephen M itch ell, “A n ap h ro d isiac C h arm s in the N o r d ic M id d le A g e s :
Im p o ten ce, Infertility, and M agic*. / / Norveg. Tidsskrift for folkloristikk, 38 (1998), pp.
19— ^42; C ath e rin e R yder, Magic and Impotence in the Middle Ages. O x fo rd , 20 0 6 .

78
Некоторые говорят, что такую фигурку следует делать
под влиянием второго деканата ОвнаЧ

Европейскую аристократию волновали, главным образом,


вопросы секса, наследования и политической власти, и пото­
м у не удивительно, что в ХГѴ веке королевских придворных все
чаще обвиняли в причастности к еретической магии и что вид­
ное место в составе преступления занимали любовная магия
и отравительство.
Н е следует, однако, полагать, что средневековое духовен­
ство и знать обладали монополией на гримуары. Н есмотря
на то, что распространение магических книг вниз по социаль­
ной лестнице приняло ярко выраженную ф орм у лишь с X V I
века, первые признаки демократизации книжной магии стали
проявляться уже на исходе Средневековья. В о французских ле­
тописях сообщается об одном невежественном колдуне по име­
ни А р н о Гийом, который в 1393 году попытался исцелить коро­
ля от колдовской порчи, у него имелся гримуар под названи­
ем «Смагорад» («Smagorad»), якобы дававший ему власть над
звездами и планетами. В самом гримуаре утверждалось, что это
копия книги, которую Адам когда-то получил от ангела. Клаус
Ш паун, аугсбургский купец конца X V века, включил в свою за­
писную книжку (наряду с советами по садоводству и враче­
ванию) список «Альманделя» на немецком языке. Судя по до­
бавленным к тексту примечаниям, Ш п аун экспериментировал
с призыванием ангелов: он дополнил «Альмандель» астроло­
гическими указаниями и многочисленными напоминаниями
о том, что магу надлежит ревностно преклонять колени ^
О сн овн ую часть клиентуры магов-книж ников во все вре­
мена составляли женщины, как свидетельствуют, в частно­
сти, многочисленные амулеты с надписями, призванными обе­
спечить благополучные роды. О днако до X V I века мало кто
из ж енщ ин владел гримуарами или использовал магические

1 R yder, Magic and Impotence, p. 78


2 Ja n R . Veenstra, Magic and Divination at the Courts o f Burgundy and France,
Leiden , 19 9 8, pp. 69— 7 1; Veenstra, “ T h e H o ly A lm an d al” , pp. 1 9 3 ,1 9 7 — 19 8.

79
книги самостоятельно*. Встречаются намеки на то, что неко­
торые древнеримские куртизанки были достаточно образован­
ными и, следовательно, могли читать или даже писать магиче­
ские книги с рецептами лю бовной магии, имевш ей непосред­
ственное отнош ение к и х профессии. Римский поэт Гораций
присваивает вымышленной колдунье-блуднице Канидии кни­
г у заклинаний, и действительно, нет причин полагать, что гра­
мотные ж енщ ины в те времена — при всей своей малочислен­
ности — интересовались гримуарами меньше, нежели грам от­
ные муж чины \ О т эпохи позднего Средневековья сохранились
имена нескольких женщ ин, если и не владевших гримуарами,
то, по крайней мере, имевш их к ним доступ. В 1493 году Елена
Далок, представшая перед лондонским церковным судом по о б ­
винению в обычной клевете, заявила, что она может вызывать
дождь при помощ и магии и что у нее есть книга, по которой
она узнает будущее^. Возм ож но, это было лиш ь пустое хвастов­
ство, но даже если и нет, то упом янутая книга походит, ско­
рее, на астрологический или мантический текст, чем на гри-
муар. Более убедительные свидетельства дает судебный про­
цесс, прош едший шестью годами позже в И талии. Бернардина
Стадера, осужденная в 1499 году как «чародейка, заклинатель­
ница и сводница», и ее лю бовник, местный свящ енник, были
обвинены в вызывании демонов при помощ и некой р укопи ­
си, которую Бернардина заимствовала у м онахов из М одены.
П о ее словам, у одного из этих м онахов имелась

...книга, написанная от руки на бумаге и пере­


плетенная в белую кожу, среднего размера, каковую
он ей и одолжил. Эту книгу она продержала у себя шесть
месяцев, намереваясь переписать все, что в ней было,
но так и не переписала, потому что была очень заня­
та. Однако она прочитала и перечитала эту книгу мно­
го раз и узнала из нее, как изготовить образы и окрестить

1 О б амулетах для рож ениц см .: Skem er, Binding Words, ch. 5.


2 D ick ie , Magic and Magicians, pp. 180 — 1 8 1 ,1 8 8 .
3 K ittredge, Witchcraft, p. 130.

80
их при помощи священника, чтобы заставить людей по­
любить друг друга, и как, по ее мнению, можно испор­
тить мессу, сказав: «Врешь прямо в глаза!», — когда свя­
щенник скажет: «Да пребудет с вами Господь». Кроме
того, там было заклинание для вызова злых духов, содер­
жавшее имена многих святых вперемешку с именами не­
скольких демонов’.

Л ю бовница одного французского монаха-заклинателя по­


казала на суде, что слышала, как он зачитывал вслух отрыв­
ки из какого-то гримуара, а однажды, на прогулке, поднялся
вместе с нею на холм, разделся там догола и спрятался в кустах
со своими магическими книгами на целый час. Н о , разумеет­
ся, ко всем подобным признаниям, полученным инквизитор­
скими методами, следует относиться с большой осторож но­
стью. Например, признание неграмотной женщины по имени
Бенвенута Манджалока, которая в 1370 году заявила, что ее све­
кор научил ее вызывать демонов при помощ и какой-то «боль­
шой книги», почти наверняка было получено под пыткой ^
Итак, можно смело утверждать, что ввиду низкого уровня
грамотности и по причине физических и социальных ограни­
чений на доступ к книгам лишь очень и очень немногие сред­
невековые женщины владели гримуарами, хотя некоторые все
же знали об их существовании и даже могли их читать. О том,
что средневековая книжная магия была ориентирована сугу­
бо на мужчин, свидетельствуют и сами тексты гримуаров, в ко­
торых, по аналогии с целибатом священников, большое значе­
ние придается сексуальной «чистоте» и воздержанию. «Заклятую
книгу Гонория», согласно содержавшемуся в ней указанию, за­
прещалось давать женщинам. В описаниях ритуалов магу не­
редко советуют воздерживаться от общения с противополож­
ным полом в период подготовки к заклинаниям и инвокаци-
ям и не подпускать женщин к ритуальной утвари. В то же время.

1 D u n i, Under the DeviVs Spell, pp. 48, 81.


2 Veenstra, Magic and Divination at the Courts o f Burgundy, p. 6 1; D u n i, Under
the Devil*s Spell, p. 47. Д ело М андж алоки п о др о б н о рассм атри вается в и здании:
G razia B iondi, Benvenuta е Vinquistitore. M od en a, 19 93.

81
многие заклинания призваны помочь магу соблазнять женщин
или производить на них впечатление, а чары невидимости не­
редко служат удовлетворению сексуального любопытства. В це­
лом, и акцент на сексуальном самоконтроле, и изобилие методов,
призванных обеспечить сексуальные победы над женщинами,
наглядно свидетельствуют о том, что гримуарная магия предна­
значалась исключительно для мужчин. Н о , как мы увидим в сле­
дующей главе, это вовсе не значит, что мизогиническая направ­
ленность книжной магии отражалась и в реальной практике*.
Несмотря на многочисленные инвективы в адрес магии
со стороны духовны х и светских лиц, попытки подавить распро­
странение гримуаров и гонения на их владельцев в Средние века
носили, скорее, спорадический, чем систематический характер. В
1277 году епископ Парижа обнародовал запрет на «книги, свит­
ки и книжицы, содержащие некромантию или чародейские опы­
ты, вызывание демонов и заклинания, губительные для души».
Однако это — едва ли не единичный случай: среди книг, оф и ­
циально запрещенных богословами Парижского университе­
та, к магии непосредственное отнош ение имели лишь немногие^.
И ны ми словами, гораздо более серьезное беспокойство у церк­
ви вызывали другие еретические тексты. Впрочем, средневековая
инквизиция, которая была учреждена в конце X I I века для рас­
следования всех случаев, связанных с подозрениями в ереси, вре­
мя от времени находила и сжигала книги по магии. И спанский
монах-доминиканец и великий инквизитор Николас Эймерик
(1320— 1399) в своем руководстве для инквизиторов вспоми­
нает множество гримуаров, которые он конфисковал у магов,
прочитал и сжег, — в том числе, сочинения, приписывавшие­
ся С олом ону и Гонорию^ О ценить, насколько успеш ной была
деятельность властей по подавлению распространения гриму­
аров, чрезвычайно сложно. Н о , так или иначе, служители като-

1 K laassen, “ Learn in g and M ascu lin ity in M an u scripts o f R itual Magic**, pp . 55,
7 L 74 -
2 Peters, The Magician, p. 9 1; K ieckh efer, M age in ihe Middle Ages, p. 157;
W illiam s, Secret o f Secrets, pp. 15 5 ,15 6 , n. 4 1. О различны х оф и ци альн ы х заявлениях
церкви, и м е ю щ и х о тн о ш ен и е к м аги и , см .: Peters, The Magician, pp. 7 1— 8 1, 98—
1 0 2 ,1 4 8 — 155.
3 Д р у г и е п ри м еры см . в издан и и : K ieckhefer, Forbidden Rites, pp. 1— 2.

82
лическои и православной церквей сожгли немало книг по магии,
да и владельцы гримуаров нередко сами уничтожали запретные
книги, опасаясь преследований. О гню было предано множество
трудов по натуральной и астральной магии, но, скорее всего, со­
чинениям по некромантии повезло еще меньше.
М ожем ли мы утверждать, что неравномерная сохранность
гримуаров в различных частях Европы отражает относитель­
ные успехи и неудачи церковных властей и инквизиции в борьбе
с магической литературой? Если да, то это, по крайней мере, дает
ответ на вопрос, почему в библиотеках Центральной Европы
сохранилось чрезвычайно мало гримуаров, содержащих мето­
ды вызывания и заклинания демонов. Н о не исключено, что по­
добные книги вообще были непопулярны в данном регионе, по­
тому что вызывали у переписчиков и коллекционеров слишком
большие опасения \ Кроме того, не следует забывать, что многие
позднесредневековые гримуары были уничтожены в ходе массо­
вой борьбы с ведьмами и колдунами в X V I— ^ХѴП вв., интенсив­
ность которой также варьировалась от местности к местности.
В 1258 году папа Александр V I предписал инквизито­
рам «не вмешиваться в расследования дел о гадании или кол­
довстве, если те не сопряжены с ясно проявленной ересью».
Соответственно, обвинения в магии, не сопряженной с ересью,
отходили в ведение церковных и светских судов. П ризнаками
«ясно проявленной ереси» в связи с гаданием и колдовством
считались «молитвы у алтарей кумиров, принесение жертв, со­
вещания с демонами и выведывание у них ответов на вопросы» \
Н и для ереси, ни для магии четких и неизменных определе­
ний в тот период не существовало, и, как свидетельствует вы­
шеприведенное распоряжение папы, многие магические дей­
ствия основывались не на ереси, а на обычных «суевериях»
или на приверженности греховным «заблуждениям». О днако
с X I V века и далее магию все чаще и чаще определяли как одну
из разновидностей ереси. Давняя, но прежде ограничивавшая-

1 Ben edek ^Lang, ^‘D em o n s in K rakow , and Im age M ag ic in a M agical


H an d b o o k ” . / / É v a Poes and G a rb o r K lan iczay (eds.), Christian Demonology and
Popular Mythology: Demons, Spirits, Witches. B udapest, 20 0 6 , pp. 13, r j — 28.
2 Ц и т. no: Peters, The Magician, pp. 99— 100.

83
ся высшими слоями общества (духовенством и аристократией)
озабоченность по поводу ритуальной магии начала распростра­
няться и на простонародные формы вредоносной магии или
колдовства, не связанные с использованием книг. П остепенно
утверждалось мнение, что всякая магия по природе своей ере-
тична, поскольку исходит от дьявола, стремящегося ввести че­
ловечество в соблазн. Гримуары со всеми их сложными церемо­
ниальными инвокациями и заклинаниями уже не рассматрива­
лись как единственно возможные ключи к демонической магии.
М агия, истолкованная как ересь, уже не была неразрывно связа­
на с книгами, а потом у внимание ее гонителей стало все чаще
обращаться на женщин. Д о 1359 года более 70 % всех обвиняе­
мых, представавших перед судом по подозрению в занятиях ма­
гией, составляли мужчины, но уже к началу X V века доля жен­
щин возросла до 6о— 70% \ И м енно в этом феномене следует
искать корни массовой охоты на ведьм, развернувшейся в X V I —
X V I I веках, когда в законодательствах, принятых на большей ча­
сти территории Европы, главным источником магической опас­
ности, угрожавш ей христианскому обществу, стали представ­
ляться уже не привилегированные и образованные мужчины,
располагающие гримуарами, а бедные и неграмотные женщины.

1 П о д р о б н е е о б эт о й статистике и о средневековы х и сто ках охоты


на ведьм см .: M ichael D . Bailey, “ F ro m S o rc e ry to W itch craft: C lerica l C o n ce p tio n s
o f M a g ic in the L ater M id d le Ages**. / / Speculum, 76 :4 (2 0 0 1), pp. 960— 990. C m .
также: Bailey, Magic and Superstition, pp. 126— 14 0 .

84
Гл а в а i

В о й н а п р о т и в м а г и и

Конец X V — начало X V I вв. отмечены тремя важнейшими


и связанными между собой процессами в европейской истории,
которые мож но исследовать, в частности, через призму истории
гримуаров: развитием книгопечатания, протестантской и като­
лической Реформацией* и массовой охотой на ведьм. Некоторые
были убеждены, что за всеми этими знаменательными явления­
ми стоял сам дьявол. Книгопечатание называли «черным искус­
ством», а книги порицали как «немых еретиков». Реформация
во многом была обязана своими успехами силе печатного слова:
М артин Лю тер стал самым публикуемым автором своего време­
ни. Для него и прочих реформаторов книжная печать была «бо­
жественным» и «чудесным» даром. Н о , с точки зрения сторон­
ников папства, сам Лю тер был отродьем дьявола, а печатный
станок — сеятелем дьявольской пропаганды. Английский като­
лический священник Роуленд Ф илипс предостерегал: «Если мы
не истребим печатные станки, они истребят нас»\ Ц ерковь вос­
принимала Реформацию как очередной аргумент в пользу сво­
их подозрений о масштабной кампании, развернутой дьяволом
против христианской Европы . М асла в огонь подлила целая се­
рия судов по обвинению в ереси и колдовстве, состоявшихся
в Альпах во второй половине X V века. П ервопричиной их по­
служило беспокойство, вызванное тем, что с 20-х годов X V века
численность немецких и швейцарских государств, отрекавших­
ся от Рима и переходивших в протестантизм, постоянно рос­
ла. Католическая церковь приступила к ответным мерам. В 1542

1 К атолическая реф орм ация — терм и н , п риняты й в со врем ен н ой и ст о р и ­


ческой науке для обозначения К о н тр р еф о р м ац и и как комплекса мер, при н яты х
католической церковью для восстановления своего престиж а и влияния, п о до ­
рв ан н о го протестан тской Реф орм ацией. — Примеч. перев,
2 A lexan d ra W alsham and Ju lia C ric k , “ In tro du ctio n : Scrip t, Print, and
H is t o r y ” . / / A lexan d ra W alsham and Ju lia C r ic k ^eds.). The Uses o f Script and Print,
1300— 1700. C am b rid g e, 2 0 0 4 , p. 1; Susan Brigd en , London and the Reformation,
2nd edn. O x fo rd , 19 9 1, p. 157; C live G riffin , Joumeymen-Printers, Heresy, and the
Inquisition in Sixteenth-Century Spain. O x fo rd , 20 0 5, p. 3.

85
году была учреждена итальянская инквизиция — в первую оче­
редь, для борьбы с протестантской угрозой и с книгами, посред­
ством которых ересь проникала в Италию с германской сторо­
ны Альп. За образец при этом была взята испанская инквизиция
с ее местными трибуналами, на тот момент уже более ш ести­
десяти лет прочесывавшая испанские земли в поисках еретиков.
Н овы е протестантские церкви Северной и Ц ентральной
Европы, в свою очередь, толковали упадок и моральное разложе­
ние старой церкви как признак пришествия Антихриста в обли­
чье римского папы. В Европе господствовали эсхатологические
настроения. Дьявол казался вездесущим, и богословы открыли
для себя новый легион его земного воинства, постоянно попол­
нявшийся и состоявший, главным образом, из женщ ин низш их
сословий. Н ародный образ деревенской ведьмы, порожденный
бесконечными сплетнями, пересудами и подозрениями в сре­
де односельчан, усилиями образованных богословов-демоно-
логов превратился в источник величайшей опасности для хр и ­
стианской души. И вовсе не случайность то, что волна судилищ
над ведьмами поднялась в начале X V I столетия одновременно
с расцветом книгопечатания, которое уже становилось одним
из важнейш их культурообразующих факторов. Теория дьяволь­
ского заговора ведьм распространялась, в первую очередь, благо­
даря книгам демонологов, а печатные памфлеты с перечислени­
ем отвратительных злодеяний все тех же ведьм оставляли неиз­
гладимый след в ум ах простых читателей. Английский стряпчий
и печатник Дж он Растелл справедливо утверждал в 1530 году, что
распространение книжной печати «повлекло за собой великий
расцвет учености и познаний, но также и многие происшествия
и большие перемены, и наверняка еще станет причиной м ногих
других удивительных событий»*.
Законы против колдовства, принятые по всей Европе в пер­
вой половине X V I века, были направлены не только против
ведьм и колдунов, занимающихся вредоносной магией: ору­
дием дьявола считалась всякая магия, даже самая благотворная.
Некоторые демонологи, как протестантские, так и католические.
1 Tohn R asteil, The Pastyme o f People: The cronycles o f dyuers realmys and most
specyaily o f ihe realme o f Englond. L o n d o n , 1530, Bv.

86
даже заявляли, что «добрые ведьмы», или знахарки, прибегав­
шие к магии для снятия злых чар, поисков украденного и м но­
гих других общественно-полезных целей, в действительности
еще хуж е так называемых «черных» ведьм. Объяснялось это тем,
что жертвы колдовства не предают душ у дьяволу, тогда как кли­
енты знахарок рискую т навлечь на себя вечное проклятие, пре­
вратившись в пособников сатаны. П о это м у и светские, и рели­
гиозные власти прилагали все усилия для подавления лю бых
магических практик. П р и этом простой народ в теории, несо­
мненно, поддерживал идею истребления ведьм, но на практике
мало кого радовала мысль о том, что его соседка-знахарка окон­
чит свои дни на костре или на плахе.
М агия была силой неоднозначной, но ж изненно необходи­
мой для большинства людей, и печатники быстро разглядели
высокий, хотя и сопряженный со значительным риском, ком­
мерческий потенциал соответствующей литературы. И звестно,
например, что в 1528 году на склад одного севильского книгоиз­
дателя доставили из типографии 8ооо печатных листов так на­
зываемых «номин», тысяча из которых была раскрашена от руки.
П ом ина {потіпа) состояла из молитв и имен святых, служив­
ш их защитными талисманами. То обстоятельство, что подобные
тексты, прежде переписывавшиеся от руки на пергаменте и бу­
маге, появились в печатном виде так рано, наглядно свидетель­
ствует о том, что печатники не упускали возможности нажиться
на «суевериях», отличавших народную религию*. О дной из са­
мых популярных была молитва святого Киприана. Уже в 1498
году ее начали печатать и продавать в И спании, а вскоре после
этого и в Италии. Н есколько десятилетий спустя церковь запре­
тила ее распространение, и это говорит о том, что молитву свя­
того Киприана использовали именно в магических, а не в рели­
гиозных целях и вне всякой связи с церковной практикой \ Как
мы увидим, эти робкие попытки утолить народный спрос на за-

1 Gr{{^n,Joumeymen-Printers, р. 24 4 .
2 J . M artin ez de Bujanda (ed .). Index de Llnqusition Espagnole 1551y 1554, 1559.
Sherbro o ke, 19 8 4 , p. 516. Д р уг и е прим еры тор го вли печатны ми амулетами , о т н о ­
сящ иеся к т о м у же периоду, см . в издан и и : D o n С . Skem er, Binding Words: Textual
Amulets in the Middle Ages. U n ive rsity Park, 20 0 6 , pp. 222— 233.

87
щ итную магию стали первыми шагами в медленном, но уверен­
ном переходе письменной магической традиции от рукописей
к печатным книгам. И с них же начались попытки властей пре­
сечь демократизацию магического знания.

М а г э п о х и В о з р о ж д е н и я

Э п о ху Возрождения определяют как период развития гума­


низма и восторженных интеллектуальных открытий в области
хорош о забытого мира античности. П о словам одного историка,
«в эпоху Возрождения “ новое” означало “ очень-очень старое” »*.
П роцесс этот протекал под патронажем новой городской элиты
и при помощ и нового способа тиражирования книг — печатно­
го станка. О днако назвать его подлинной революцией в образе
мысли было неверно: историки в наши дни все чаще приходят
к выводу, что интеллектуальная культура Ренессанса расцвела
на древе средневековых наук. Каким же образом это проявилось
в области магических традиций? Н икакого обновления и ника­
кого сущ ественного разрыва с прошлым магия не претерпела:
в эпоху Возрождения продолжали развиваться средневековые
представления о тайнах, заш ифрованных в древних текстах —
языческих и иудейских, исламских и христианских, — о том, ка­
кую роль магия может играть в связи с христианской теологией\
Тем не менее, некоторые значимые перемены в этой об­
ласти все же произошли. О дной из них стало распростране­
ние герметизма, который начал оказывать сущ ественное влия­
ние на европейскую мысль. «Герметическим корпусом» назы­
вается собрание греческих религиозно-философских текстов.

1 Fran k L . B orchardt, “T h e Magus as Renaissance M an *. / / Sixteenth Century


JoumaU 2 1 :1 (19 9 0 ), p. 60.
2 О TOM, насколько н ео ри ги н ал ьн о й была м аги я эп о хи В о зр о а д е н и я ,
см ., в частно сти : R ichard K ieckhefer, “ D id M a g ic have a Renaissance?
A n H isto rio grap h ic Q u estio n R evisited *. / / C h arles B urn ett and Ж F. R yan (eds.).
Magic and the Classical Tradition. L o n d o n A u rin , 20 0 6 , pp. 19 9— 213; M ichael D .
Bailey, Magic and Superstition in Europe: A Concise History from Antiquity to the
Present. Lanham , 20 0 7, pp. 180 — 19 3; D . E W alker, Spiritual and Demonic Magic
from Ficino to CampaneUa. Lo n d o n , 19 58 ; Brian V ick ers, “ In tro d u ctio n *. / / Brian
V ickers (ed.). Occult and Scientific Mentalities in the Renaissance. C am b rid g e , 19 8 4 ;
B. J . G ib b o n s, Spirituali^ and the Occult: From the Renaissance to the Modem Age.
Lo n d on , 2 0 0 1, cn. 3, о соб. p. 41.

88
написанных в первые несколько столетий нашей эры. Э ти тек­
сты во многом основываются на представлениях греческих ф и ­
лософов, но уже в древние времена их считали изложением го­
раздо более древнего учения Гермеса Трисмегиста. Как мы уже
видели, некоторые герметические сочинения были известны
в Европе и в Средние века, но по-настоящ ему важную роль они
стали играть лишь после того, как в 1460 году некий византий­
ский монах привез «Герметический корпус» во Флоренцию. Там
М арсилио Ф и чи н о (1433— 1499) перевел герметические тракта­
ты на латынь и в 14 71 году опубликовал свой перевод*. Благодаря
этом у Ф и ч и н о стал ключевой ф игурой в области интеллекту­
ального оккультизма. Разработанная им концепция магии ока­
залась необы кновенно влиятельной: все традиции интеллек­
туальной магии в Н овое время основывались на этом неопла­
тоническом представлении о вселенной, в которой все сущ ее
связано между собой духовны ми узами. Также одним важным
новшеством в эпоху Возрождения, в итоге повлиявшим на раз­
витие гримуарной традиции еще сильнее, чем герметизм, ста­
ло распространение каббалистических идей. М истическая си­
стема каббалы, развившаяся в средневековой И спании, нача­
ла оказывать воздействие на христианскую магию еще до конца
X V века, но видное место в западной магической традиции за­
няла лишь благодаря еще одном у флорентийскому философ у
и знатоку натуральной магии — П и ко делла Мирандоле (1463—
1494) ^ Распространению каббалы к северу от Альп способство­
вал И оганн Рейхлин, немецкий учены й-гуманист и знаток
древнегреческого и древнееврейского языков. В 1490 году он со­
вершил путешествие в И талию и познакомился с П и ко , — сви­
детельство того, что между оккультными философами Европы
уже начала формироваться сеть взаимосвязей.
Возросш ий интерес к герметизму и каббале во многом пре­
допределил и развитие розенкрейцерской традиции. В начале

1 К р атки й и ясн ы й очерк и сто р и и герм етической тр ади ц и и см. в и здании:


D .S . K a tz, The Occult Tradition. Lo n d o n , 2005, pp. 22— 35.
2 C m .: M o sh e Idel, “Je w is h M ag ic from the Renaissance Period to E a rly
H asid ism ” . / / J a c o b N eu sn er, E rn est S. Frerich s, and Paul V irgil M c C r a c k e n F lesh er
(eds.), Religiony Science^ and Magic: In Concert and in Conflict. N e w Yo rk , 1989,
pp. 82— 120.

89
X V I I века было опубликовано несколько манифестов на немец­
ком языке, в которых заявлялось о сущ ествовании оккультно­
го братства, основанного в X V веке немецким рыцарем по име­
ни Христиан Розенкрейц, адептом герметической и каббалисти­
ческой магии. Е го последователи, члены Братства Розы и Креста,
видели своей задачей духовное преобразование общества на ос­
нове магических принципов. Сущ ествовало ли это братство
в действительности или нет, нам неизвестно, однако манифе­
сты привлекли к себе внимание публики и вскоре были переве­
дены на другие языки. Н екоторые современники, такие как ан­
глийский драматург Бен Д ж онсон, живший при короле Якове,
осмеивали «химеру Розы и Креста, и х талисманы и печати»*,
но другие принимали розенкрейцеров всерьез. К Братству Розы
и Креста мы еще вернемся позже, когда речь пойдет о различных
течениях в эзотерическом масонстве X V I I I — X I X вв.
О б особенностях магии эпохи Возрождения и той роли,
которую она сыграла в развитии науки, написано уже нема­
ло, но здесь я хотел бы сосредоточиться на вопросе о том, по­
чему знатоки натуральной магии практически поголовно раз­
деляли навязанное церковью представление о том, что вся ма­
гия без исключения (не только ведовство или вызывание духов,
но и небесная магия, и, собственно, магия натуральная) исходит
от дьявола и преследует дьявольские цели. И м енно этим пред­
ставлением и объясняются устойчивые, сохранявшиеся на про­
тяжении м ногих поколений, но в корне ошибочные ассоциа­
ции меж ду великими магами эпохи Возрождения и «нечести­
выми» магическими практиками наподобие вызывания демонов.
И по этой же самой причине те наследники флорентийских ма­
гов, деятельность которых пришлась на X V I столетие, присое­
динились к плеяде библейских магов, средневековых пап, свя­
тых и прочих лиц, которым безо всяких на то оснований припи­
сывали авторство гримуаров.
И з всех магов эпохи Ренессанса наиболее важную роль
в этом процессе сыграл немецкий ученый-гуманист Генрих

B en Jo n so n , Ben Jonson^s Execration against Vulcan. Lo n d on , 16 4 0 , B iv.

90
Корнелий Агриппа ф он Неттесгейм (i486— 1535)'. В молодости
А гриппа много путешествовал, поскольку состоял на военной
службе и по д уху был склонен к интеллектуальным приключе­
ниям. О бразование он получил в Кельнском и П арижском у н и ­
верситетах. Заинтересовавшись оккультизмом еще в юности, он
изучил труды другого знаменитого жителя Кельна — Альберта
Великого, а также итальянских магов эпохи Возрождения: около
1511 года, оказавшись в И талии по делам службы, он не упустил
возможности углубить свои познания в каббале и герметизме.
Значительное влияние оказал на А гр и п п у и его соотечествен­
ник, аббат И оганн Тритемий (1462— 1516) ^ Тритемий экспе­
риментировал с вызыванием добрых духов в кристаллы, а в са­
мом знаменитом своем магическом труде, «Стеганография»
(т.е., «Тайнопись»), написанном около 1499 года, но опублико­
ванном лишь в і6о6 году во Ф ранкф урте, заявил о сущ ествова­
нии некоего оккультного шифра, при помощ и которого мож но
общаться с духами и ангелами. В библиотеке Тритемия имелись
важнейшие магические рукописи Средневековья, и благода­
ря его собственным трудам в печать попали многие отрывки
из средневековых гримуаров, которые в противном случае оста­
вались бы неопубликованными еще несколько веков. И м енно
Тритемию А гриппа посвятил свое главное сочинение, «О б ок­
культной философии» («De occulta philosophia»), позднее про­
славившееся под названием «Три книги оккультной филосо­
фии». В эту работу вошли отборнейш ие сведения по натураль­
ной магии, каббале, церемониальному общ ению с ангелами
и оккультным соответствиям, связывающим материальный мир
с миром стихийны х духов. В черновом виде А гриппа дописал
свои «Три книги» около 1510 года, но опубликовал их лишь в 1533
году в Антверпене. К этом у времени он, как и другие выдаю-

1 Б и о гр а ф и я и творчество А гр и п п ы хо р о ш о освещ ены в исследова­


тельской литературе. С м ., в частн о сти : C h risto p h e r I. Leh rich , The Language
o f Demons ana Angels: Cornelius Agrippa's Occult Philosophy. Leiden , 2 0 0 3; Fran ces
A . Yates, The Occult Philosophy in the Elizahelhan Age. Lo n d o n , 19 7 9 ; D o n ald T yson
(ed.). Three Books o f Occult Philosophy. St Paul, 1995.
2 C m.: N o e l L . Brann, Trithemius and Magical Theology. A lban y, 19 99. О влия­
н и и Т р и тем и я на гр и м у а р н у ю тради ц и ю см .: Stephen Skin n er and D avid R ankine,
The Goetia o f D r Rudd. Lo n d o n , 20 0 7, pp. 34— 3 6 ,5 5 — 57.

91
щиеся маги Ренессанса, уже успел публично отречься от таких
«суетных наук», как каббала, магия и алхимия, а заодно осудить
и астрономию, геометрию и арифметику. Ввиду этого его реш е­
ние все-таки опубликовать «Три книги оккультной философии»
выглядит по меньшей мере странным.
Ф илипп Ауреол Теофрас Бомбаст фон Гогенгейм (1493— 1541) >
швейцарский врач и немецкоязычный современник Агриппы,
прославился по всей Европе (к счастью, не под этим громозд­
ким именем, а под кратким псевдонимом «Парацельс») своими
экспериментами и идеями в таких областях, как медицина, алхи­
мия, астрология и небесная магия*. П ри жизни Парацельса уви ­
дели свет лишь немногие из его трудов, а собрание его сочине­
ний, составленное и опубликованное после смерти, по всей веро­
ятности содержало и работы, написанные другими авторами (так
же, как и в случае с «Сочинениями» Агриппы) \ Н е исключено,
что к числу таких работ относится и трактат «О высших тайнах
природы», переведенный на английский язык в 1655 году. Однако
отраженная в нем точка зрения на различия между доброй и злой
магией совпадает с известным мнением Парацельса. В этом со­
чинении объясняется, как изготовить ряд металлических ламенов
с выгравированными на них оккультными символами и тайны­
ми словами силы. Каждый из этих ламенов предназначается для
борьбы с определенными заболеваниями. «Знаки и печати наде­
лены чудесной силой, каковая отнюдь не противоречит законам
природы и не имеет ничего общего с суевериями», — поясняет
автор трактата. Однако вызывание духов — это, по его мнению,
дело иное. Автор порицает «церемониальных нигромантов», на­
зывая их «архидурнями и никчемными невеждами». Любые вы­
зывания духов «противны Б о гу и противоречат слову Е го»\
Итак, и Агриппа, и Парацельс отреклись от магии как от нау­
ки «суетной» и дьявольской, но, несмотря на это, народное вооб­
ражение превратило их в самых зловещих и ужасны х магов той
эпохи. О ба они стали мишенями для многочисленных нападок;

1 С м .: О іе Peter G rell (ed.), Paracelsus: The Man and His КериІаііоПу His Ideas
and Their Transformations. Leiden , 19 98.
2 O le Peter G rell, “ In tro d u ctio n ” . / / O le Peter G rell (ed.), Paracelsusy p. 3.
3 Paracelsus, O f ihe supreme mysteries o f nature. Lo n d on , 1655, pp. 9 6 , 3 4 ,3 9 .

92
о них обоих ходили фантастические слухи, полные измышлений
и клеветы. К концу X V I века утвердилась легенда, что у Агриппы
был демон-фамильяр в обличье черного пса. Врачам, которые
следовали теориям Парацельса, приходилось постоянно опро­
вергать утверждения о том, что и х учитель был «магом и мош ен­
ником и якшался с демонами»*. В 1631 году приходский священ­
ник из Букингемшира написал памфлет против «смазывания
оружия» — метода симпатической магии, изобретение которого
приписывалось Парацельсу (для исцеления ран оружие, нанес­
шее их, смазывали кровью пациента). Парацельс в этом памфлете
объявлялся «колдуном и чернокнижником», а книги Агриппы
по оккультной философии порицались как «битком набитые за­
клинаниями для вызова дьявола» ^
ііі%ш<9гіг.оГО О D й'роіі Dr.'

fl ^ Ш i» t
S ^ 3£ S S “ '
Iste8W«•»'t* »9«'f-
si>'f
і.'Ч'ч'ЗЛІ n
te ,
et

И л л . 1. И зо браж ен и я доктора Ф а уст а в литературе X V I I века


(заголовок: «Б о ж и й суд над д о кто ро м И о г а н н о м Ф а уст о м » )

1 С м ., н апр и м ер : A lle n G . D e b u s, Т^е English Paracelsians. L o n d o n , 19 65, pp.


63, 75; L y n n T h o rn d ik e, History o f Magic and Experimental Science^ 8 vols. N e w Yo rk ,
1923— 19 58, vol. vi, p. 525.
2 W illiam Fo ster, Hoplocrisma-Spongus: Or, A Sponge to Wipe Away the Weapon-
Salve. L o n d o n , 16 3 1, pp. 3 2 ,3 4 .

93
Зловещая репутация двух этих деятелей подкреплялась ассо­
циациями с невероятно популярной легендой о докторе Фаусте
и его трагической сделке с дьяволом. Следует отметить, что стран­
ствующий маг по имени Георг Ф ауст существовал в действитель­
ности, хотя о его жизни известно лишь немного, да и эти отры­
вочные эпизоды трудно отделить от фактов, связанных с его од­
нофамильцами*. О н был современником Агриппы и Парацельса
и уже при жизни приобрел славу чернокнижника в нескольких
немецких государствах. О бвинения в его адрес время от времени
встречаются в книгах и письмах гуманистов и оккультных ф и ­
лософов той эпохи. Самое раннее упоминание о Фаусте обна­
руживается в письме Тритемия, написанном в 1507 году, где он
отождествляется с неким Георгием Сабелликом, «который сме­
ет называть себя князем некромантов, — бродяга, шарлатан и не­
годяй». В 1513 году гуманист Конрад М ут писал, что некий Георг
Фауст, как гласит молва, похвалялся в кабаке своими талантами
прорицателя. В 1537 о Фаусте упомянул М артин Лютер. П осле
смерти, которая настигла его, вероятно, в Виттенберге, городе
Лютера, в 1539 или 1540 году, Ф ауст превратился в героя сюжетов
о всевозможных магических эскападах и договорах с дьяволом, —
старинных легенд, передававшихся изустно и в печати в странах
Центральной и С еверной Европы.
Решающую роль в демонизации Фауста сыграла книга, вы­
шедшая в 1587 году на немецком языке, в которой были собраны
многочисленные легенды о его магической деятельности. Книга
повествовала о том, как Ф ауст вызывал дьявола и заключил с ним
договор, но в конце концов был разорван на части своим чу­
довищным господином (разумеется, подобная смерть казалась
весьма уместной для всякого, кто погряз в чернокнижии). Эта
книга о Фаусте была издана на пике популярности «teufelsbucher»^
или «чёртовых книг», которые расходились в Германии вто­
рой половины X V I века тысячными тиражами. Написанные

1 К ак о б и сто ри ч еском Ф а уст е , так и о б о д н о и м е н н о м ли тер атур н о м п ер­


сонаж е н апи сан о немало книг. С вед ен и я о б и сто р и ч еском Ф а уст е я п очерп ­
нул из сл едую щ и х и сточн и ков: K arl Е W en te rsd o rt “ So m e O bservatio n s on the
H isto rical Faust**. / / Folklore, 89:2 (19 7 8 ), pp. 2 0 1— 223; Fran k Baro n , “ W h ich
Faustus D ie d in Staufen? H is t o ry and L e g e n d in the ‘Z im m erisch e Chronik***. / /
German Studies Review, 6:2 (19 8 3 ), pp. 185— 19 4.

94
по большей части протестантами, эти книги одновременно и за­
бавляли, и пугали читателя, варьируя на все лады сюжеты о том,
как дьявол подчиняет и уничтожает грешников. О дна из «чёрто­
вых книг», «Черт-колдун» («D er Zauber Teuffel»), опубликован­
ная в 1553 году и содержавшая гравюру, на которой был изобра­
жен маг в магическом круге, оказала непосредственное влияние
на книгу о Фаусте 1587 года. П одобная литература пользова­
лась популярностью не только в немецких государствах, поэтому
не удивительно, что сенсационная повесть о Фаусте была быстро
переведена на другие языки и распространилась не только среди
образованных читателей, но и в народе. Дальнейш ему закрепле­
нию этой легенды в культуре способствовали пьесы о Фаусте, на­
писанные Кристофером Марло и ІетеЧ
А гриппа, Парацельс и Ф ауст жили в одно время, но были
соверш енно разными личностями и сущ ественно расходились
между собой по вопросу о природе магии и магической практи­
ки. И , тем не менее, народная молва заклеймила всех троих как
чернокнижников и приписала всем троим авторство наитем­
нейш их гримуаров. Впрочем, Ф аусту предстояло выйти на сце­
н у в этом качестве лишь в X V I I I веке, тогда как имя Агриппы
украсило собою титульный лист первого настоящего гримуара
эпохи книгопечатания.

Н о в а я в о л н а и с т а р ы е в о л н ы

П ервое издание «Четвертой книги оккультной философии»


увидело свет на латинском языке в 1559 году в М арбурге, а еще
одно издание появилось в Базеле шестью годами позже ^ М ногие

1 О м н о го ч и слен н ы х ли тератур н ы х версиях легенды о Ф а уст е см.:


Elizabeth М . Butler, The Fortunes oj Faust. C am b rid g e , 1952. О «чёртовы х книгах»
см .: G e rh ild S ch o lz W illiam s, “ D e v il B o o k s ” . / / R ichard G o ld e n (eel.). Encyclopedia
o f Witchcraft: The Western Tradition^ 4 vols. Santa Barbara, 20 0 6 , vol. I, pp. 274— 275;
R o b ert M u ch em b led , A History ofthe D evil from the Middle Ages to the Present^ trans.
Jean Birrell. C am b rid g e , 20 0 3, pp. 1 1 1 — 12 4 ; Lyn d al R oper, Witch Craze: Terror and
Fantasy in Baroque Germany. N e w H aven , 20 0 6 , pp. 253 — 2 5 5 ; H . C . E r ik M id elfo rt,
Witch Hunting in Southwestern Germany 1562— 1684. Stanford, 19 72, pp. 69— 70 .
2 Henrici Com elii Agrippae liber quartus de occulta philosophia (M arbug,
1559); Liber quartus D e occulta philosophia, seu, D e ceremoniis magicts (Basel, 1565).
Н ек ото ры е и сто ри ки дати р ую т первое издание 156 5-м или 15 6 7-м годом .

95
из последующих переизданий публиковались в составе
«Сочинений» («Opera») — собрания подлинных и неподлин­
ны х работ Агриппы , в которое входили также «Гептамерон» и
«И скусство знаков» («Ars Notoria»)*. И оганн Вейер, бывший
ученик Агриппы , позднее заявлял, что к «Четвертой книге» его
покойный учитель не имеет никакого отнош ения, но демоноло­
гов было не переубедить: для н и х «Четвертая книга» служила
доказательством того, что А гриппа с самого начала занимался
дьявольской магией*.

1 О О
' оf
Occult РЫІоГорЬу.
G Б оМ N с I в.
M A G I C A L E L E M E N T S '
_ of
v^ Ä rO N O M IC A L
N A T U R E of S'pf'R I T S.
of М A G I G K .
^ øy f e v ml Kiades o f M ä о i о

Trtøfiåted ш т Eiigtiåi Щ
% -Ro Tu«N£R>

Printed by J*C* lot T « o» K o ö «$> artbnІдшЬ4пЛ


lök»bo«k at the Еай-enJ of '
' wberif Ф éf кВ é ta к[Ш*

И л л . 2. П е р в о е английское и здание
«Ч етвер то й к н и ги оккультной ф и л о со ф и и »

1 С м .: М аге van der Poel, Cornelius Agrippa: The Humanist Theologian and His
Declamations. Leiden , 19 97, p. 82, nn. 4 1, 42.
2 C m ., н апр и м ер : R ich ard A rg e n tin e , D e Praestigiis et Incantationihus
Daemonum et Necromanticorum. Basel, 1568, p. 28.

96
С писки этой книги быстро распространились по Европе.
Д ж он Д и, английский маг елизаветинской эпохи, приобрел из­
дание 1559 года и взял его с собой в путешествие по Ц ентральной
Европе в 1583 годуЧ К концу 8о-х годов X V I века рукописные
версии «Четвертой книги» попали в руки не столь хорош о об­
разованных итальянских магов. Неаполитанский кладоискатель
Микеле Наварра приобрел одну из копий в числе прочих маги­
ческих манускриптов, обошедшихся ем у в значительную сум ­
м у — тридцать восемь золотых экю. У другого неаполитанца
была обнаружена при обыске еще одна копия «Четвертой книги»
вкупе с «Ключом Соломона» ^ О дно из обвинений, выдвинутых
против некоего молодого человека в Н ормандии в 1627 году, за­
ключалось в том, что он владел каким-то гримуаром и «спраши­
вал у знакомого школяра, нет ли у того книги Агриппы» \
Первая английская версия «Четвертой книги» появилась лишь
в 1655 году; ее опубликовал кембриджский астролог и врач Роберт
Тёрнер. К том у времени образованные маги уже наверняка обза­
велись латинскими изданиями, так что английский перевод поку­
пали, по-видимому, лишь профессиональные астрологи и знахари,
не считая обычной любопытствующей публики. Тем не менее, ш и­
рокую известность в Англии «Четвертая книга» получила именно
благодаря этому изданию, о чем свидетельствует, в частности, пам­
флет 1678 года, содержащий нападки на невежественных «астро-
лухов» {ass-trologers)y «проврицателей» {piss-prophets) и «звездочу-
дов» (starrnwizards). Описывая интерьер и убранство, типичные
для приемных такого рода «консультантов», автор памфлета сове­
тует: « ...и не забудь положить на стол пыльный старый том како­
го-нибудь грека или араба, а с ним — 4-ю книгу “ Оккультной ф и­
лософии Корнелия Агриппы ” , раскрытую на забаву посетителям».
Лет через десять священник Ричард Бакстер сообщит: «Один мой
друг, человек очень набожный, неделю тому назад сказал мне, что

1 D eb o rah Е . H arkness,/o/>« Dee*s Conversations with Angels: Cabaliy Alchemy у


and the End o f Nature. C am b rid g e , 19 9 9 , p .128 , n. 116 .
2 Je a n -M ich e l Sallm ann, Chercheurs de trésors et jeteuses de sorts: La quete
du sumaturala Naples au X V Ie siecle. Paris, 19 86 , pp. 1 6 1 ,1 6 6 .
3 W illiam M on ter, “ Toads and E u ch arists: T h e M ale W itch es o f N o rm a n d y,
156 4— 16 6 0 ” . / / French Historical Studies, 2 0 :4 (19 9 7 ), p. 587.

97
прочел “ Оккультную философию” Корнелия Агриппы и вычитал
в ней те самые слова, которыми, как он утверждает, можно вызвать
демонов». П очти наверняка имелась в виду «Четвертая книга»;
друг Бакстера, по его словам, испытал к ней отвращение и пото­
м у легко отделался — «никто ему не явился». С ы н у другого свя­
щенника, в ужасе прибежавшему к Бакстеру за помощью, повез­
ло меньше: тот прочел книгу заклинаний, вызывающих дьявола,
и дьявол, не замедлив явиться, потребовал, чтобы молодой чело­
век перерезал себе горло'.
Еще один магический трактат, входивший в «Сочинения»
Агриппы, назывался «Арбатель»; включили его и в английское
издание «Четвертой книги». Э тот гримуар повествовал об ие­
рархии, природе и руководстве мира духов и о том, чему духи
могут научить человека. Если верить «Арбателю», то с 1410
по 1900 гг. князем духов был Хагит {Hagith), которому подчиня­
лись 4 тысячи легионов младших духов. Х агит знал, как превра­
щать медь в золото, и, следовательно, с ним могли не без поль­
зы водить дружбу алхимики. Н а смену Х аги ту пришел О фиэль
{Ophiel), правящий миром духов и по сей день. О н не только све­
дущ в алхимии, но и может продлить человеку жизнь до трех­
сот лет, а вдобавок способен излечить от водянки. В некоторых
изданиях «Арбателя» указаны даты, относящиеся к началу X V I
века, но в действительности этот трактат был впервые опублико­
ван в 1575 году, в Базеле (на латыни). Вскоре появились рукопис­
ные переводы на немецкий, в которых авторство трактата обычно
приписывалось Парацельсу. О подлинном авторе «Арбателя» нам
ничего неизвестно, хотя надо полагать, что он разбирался в ма­
гии Средневековья и Возрождения и был герметистом и после­
дователем Парацельса. Многочисленные заимствование из дру­
гие трактатов сочетаются в его труде с некоторыми оригинальны­
ми идеями. Среди прочего, в «Арбателе» приводятся имена духов.

1 The Ош скв Academy; Or, The Dunce^s Directory. L o n d o n , 1678, p. 5; R ich ard
Baxter, The Certainty o f {he World o f Spirits. L o n d o n , 1691, p. 62. C m . также: O w e n
D avies, CunningrFotk: Popular Magtc in English History. L o n d o n , 2003, ch. 5. К р о м е
э т и х и сто чн и ко в, я воспользовался черн овы м вари ан то м ди ссер тац и и М эть ю
Грина: M a tth e w G reen , “ T h e Publication o f and Interest in O c c u lt Literature 1640—
1680**, U n ive rsity o f H ertfordsh ire.

98
не встречавшиеся в более ранней литературе, но впоследствии
попавшие в популярные гримуары X V III— ^ХІХ веков\
П убликация «Арбателя» в Базеле произвела скандал сре­
ди местных теологов. П астор Зимон Зульцер осудил эту кни­
г у с кафедры. Последовали призывы наказать печатника, но, на­
сколько известно, дальше призывов дело не пошло \ В 16 17 году
руководство протестантского М арбургского университета под­
вергло пристальной инспекции учебную программу, по ко­
торой вели занятия в городской школе Ф или пп Гомагий (ро­
зенкрейцер и последователь Парацельса) и его коллега Георг
Циммерман. Стало известно, что они намеревались использо­
вать в качестве школьного учебника «Арбатель» (у обоих обна­
ружились дома печатные экземпляры «Сочинений» Агриппы ,
включавшие в себя этот трактат). Гомагий оставил следующую
заметку в своем экземпляре: «Я это написал и имел счастье за­
вершить свой труд 4 мая 16 17 года. Книга сия повествует о том,
как вызывать духов и добывать фамильяров; одна из задач их —
даровать долголетие и продлевать жизнь до 300 лет». Ещ е один
экземпляр был найден у бывшего студента, который так углу­
бился в этот оккультный трактат, что на протяжении полутора
лет после исключения из университета не посещал более ника­
ких лекций «и не имел к том у наклонности» ^
П ервой волне печатных гримуаров положили начало немец­
кие и швейцарские издательские центры, такие как Ф ранкф урт
и Базель. Длинные руки и цепкие глазки папских цензоров
не могли дотянуться до этих протестантских областей. Кроме
того, такие прославленные деятели, как Тритемий, Фауст,
Агриппа и Парацельс, были германскими магами и по опреде­
лению живо интересовали своих соотечественников. О днако
их оккультные труды представляли интерес не только для

1 С м .: C a rlo s G illy, “ T h e F irst B o o k o f W h ite M a g ic in G e rm a n y ” . / / C . G illy


and C . Van H ee rtu m (eds), Magia^ Alchimidy Scienza D al 400 al 7 0 0 . Uinflusso
di Ermete Trismegisto/Magic, Aldoemy and Science 15th— 18th Centuries. F lo ren ce,
20 0 2, vol. I, pp. 20 9— 217.
2 Ibid., p. 210.
3 B ru ce T. M oran , “ Paracelsus, R eligion, and D issen t: T h e C a s e o f Philipp
H o m agiu s and G e o rg Z im m erm an n ” . Ц Amhix 43:2 (19 9 6 ), pp. 65— 666; G illy, “ T n e
F irst B o o k o f W h ite M a g ic ” , p. 214 .

99
практикующих магов и простых любопытствующих. В недрах
протестантизма X V I столетия зародилось мощ ное мистическое,
духовное течение, ярче всего выразившееся в трудах влиятельно­
го визионера-лютеранина Якоба Бёме (1575— 1624), но дававшее
о себе знать и во м ногих других мелких протестантских сектах,
наподобие тех, которые укоренились в Америке в конце X V I I
века. Неоплатонические рассуждения об иерархиях ангелов и ду­
хов, содержавшиеся в «Арбателе», «Гептамероне», третьей и чет­
вертой книгах «Оккультной философии» и «Стеганографии»,
а также наставления о непосредственном общ ении с небесными
сущ ностями гармонировали с профетическими и духовидчески-
ми тенденциями в русле протестантской теологии.
Впрочем, не следует полагать, что изобретение печатно­
го станка сколько-нибудь радикально преобразило европей­
скую гримуарную традицию. Н есом ненно, оно способство­
вало «канонизации» новы х влиятельных текстов, значительно
расширило круг доступной магической литературы и застави­
ло власть им ущ их всерьез обеспокоиться по поводу ее распро­
странения и влияния. О днако рукописные гримуары не сдава­
ли позиций, о чем наглядно свидетельствует тот факт, что к на­
чалу раннего Н ового времени на большей части территории
Европы количество списков ни разу еще не публиковавшихся
классических средневековых гримуаров на латыни и националь­
ных языках увеличилось во много раз. Кроме того, в рукопис­
ном виде распространялись и копии печатных гримуаров, таких
как «Четвертая книга» Агриппы . Э то объясняли тем обстоятель­
ством, что печатным книгам не придавали магической ценно­
сти: законы высшей магии требовали, чтобы каждый экземпляр
гримуара был ритуальным образом переписан от руки и освя­
щен индивидуально*. Н есом ненно, этот фактор играл свою роль,
но серьезные искатели магического просвещения, готовые при­
лежно соблюдать все предписанные посты, освящения и прочие
подготовительные ритуалы, составляли весьма небольшую долю
от расширившейся читательской аудитории. Больш инство поку­
пателей искали в гримуарах только быстродействующие закли-

1 G rillo t de G iv ry , Witchcraft^ Magic and Alchemy. N e w York, [19 31] 19 7 1, p. 102,

100
нания и общ ие указания о том, что именно и каким образом
следует произносить для вызывания духов. Э ти потребители (и,
в особенности, их клиенты) по-прежнему благоговели перед ма­
нускриптами, но сущ ностной разницы между печатными и ру­
кописными версиями все же не видели. Таким образом, тысячи
и тысячи рукописных копий продолжали производиться в ос­
новном потому, что спрос на печатные сборники заклинаний
превышал предложение*.
Достаточно полное представление о наиболее популярных
старинных текстах дают суды инквизиции, проводившиеся над
обвиняемыми в поисках кладов. Н а Сицилии, находившейся
под властью испанцев и, следовательно, в ведении испанской
инквизиции, в ходу были «Ключ Соломона» и «Просветитель»
П етра Абанского, а распространением подобных гримуа-
ров занимались священники-кладоискатели, наподобие некое­
го А н тон и о П анаино, дело которого расследовалось в 30-е годы
X V I I века\ Н икодемо Салинаро, южноитальянский землемер
и охотник за сокровищами, которого судили дважды в 8о-е годы
X V I I века, прятал среди книг по математике «Ключ Соломона»
и рукопись под названием «Gabala Regnum». О д н о м у свое­
м у приятелю он сказал, что эти книги помогают не только ис­
кать клады: с их помощ ью якобы мож но сделаться невидимым
и «снискать милости»^ В 90-е годы X V I столетия в веронской
общине монахов-капуцинов распространялось несколько за­
прещ енных книг, в том числе «Ключ Соломона» и «Сто царей»
(«Centum Regnum») Последняя из упом януты х книг, ф и гури ­
ровавшая также под названиями «С орок три царя» и «Пятьдесят
царей», содержала список главных духов и их способностей

1 С м .: A lexan d ra W alsham , and Ju lia C r ic k (eds), The Uses o f Script and Printy
1300— 1700. C am b rid g e , 20 0 4.
2 Sofia M essana, Inquisitoriy negromanti e streghe nella Sicilia modema (1500—
1782). Palerm o, 20 0 7, pp. 430 , 432— 439. Вы раж аю благодарность Ф р ан ч еске
М аттео н и , которая обратила м о е вним ан и е на э т у к н и г у и со о бщ и ла некоторы е
ценны е п о др о б н о сти .
я D avid G en tilco re, From Bishop to Witch: The System o f the Sacred in Early
Modem Terra d'Otranto. M an ch ester, 19 9 2, pp. 228— 229.
4 R u th M artin , Witchcraft and the Inquisition in Venice 1550— 1650. O x fo rd ,
19 89, p. 96.

101
(в традиции «Завещания Соломона»). Судя по записям несколь­
ких итальянских инквизиторов, этот гримуар в то время поль­
зовался в И талии большой популярностью. С п и сок его обнару­
жился также в оккультной библиотеке одного мальтийского н о­
тариуса, осужденного по обвинению в ереси в 1574 году*.
В 1579 году венецианская инквизиция разоблачила целую
группу кладоискателей, состоявшую из пяти человек. Возглавлял
ее аристократ Д жулио М орозини, а его советником и помощ ­
ником был отец Чезаре Ланца, отставной профессор теологии.
К поискам сокровищ эта группа готовилась весьма основатель­
но, пользуясь несколькими магическими книгами. В протоколах
суда перечислялись «Ключ Соломона» (причем Чезаре Ланца
торжественно освятил экземпляр этого гримуара), «Оккультная
философия» Агриппы , «Просветитель» д’Абано, безымянное
сочинение за мнимым авторством Роджера Бэкона и «Сорок
три царя духов» (версия «Ста царей»). О тносительно послед­
ней книги один из обвиняемых, бывший священник и монах
Грегорио Джордано, сообщил инквизиторам следующее: «... там
на каждой странице было написано имя одного из духов, его
способности, его знаки и способы его вызывания < . . . > и сре­
ди прочих был один, после имени которого говорилось от его
лица: “Я — бог сокровищ ” »\ Н е все в этой группе относились
серьезно к торжественной ритуальной магии, которую практи­
ковал Чезаре. О дин обвиняемый сообщил суду, что в процес­
се освящения одного из гримуаров Чезаре «взял в правую руку
большой нож и прочитал псалом “ Exurgat D eu s” ^ с такой яро­
стью, словно хотел одним этим действом разорвать всех ду­
хов в клочья, и тут мне стало смеш но; я просто умирал со сме­
х у и едва сумел удержаться». Н о , разумеется, не исключено, что

Jo h n Tedeschi, “ T h e Q u e stio n o f M ag ic and W itch cra ft in T w o U n p u b lish ed

M artin , Witchcraft and the Inquisition, p. 89.


2 G u id o R uggiero , Binding Passions. O x fo rd , 19 93, p. 208.
3 «Д а восстанет Б о г .. . » (лат., П с . 68). — Примеч. перев.

102
насмешками над ритуальным заклинанием духов этот обвиняе­
мый просто пытался облегчить свою вин у в глазах суда'.
Самы м известным и ш ироко распространенным в И талии
гримуаром был «Ключ Соломона». В Венеции в эп оху ранне­
го Н ового времени имели хождение не только латинские и ита­
льянские, но и французские, английские и немецкие версии
этого трактата, а также варианты на смеси языков. Так же об­
стояло дело и в И спании, а экземпляр, конфискованный у свя­
щенника на острове Гран-Канария в 1527 году, свидетельствует
о том, что «Ключ Соломона» быстро оказывался повсюду, куда
проникало испанское духовен ство\ Д ругой знаменитый сред­
невековый гримуар, «Пикатрикс», не приобрел такой популяр­
ности — в основном потому, что не содержал практических со­
ветов по вызыванию и подчинению демонов. «Книге Гонория»
отдавали должное парижские практикующие маги и дьяволопо­
клонники X V I I века, но на остальной территории Европы она
далеко уступала в известности «Ключу Соломона».
Важ но иметь в виду, что в рамках рукописной гримуарной
традиции лишь очень немногие трактаты сохранялись в неиз­
менности. Для того же «Ключа Соломона», к примеру, не су­
ществовало никакого первоисточника, никакого образца, с ко­
торым могли бы сверяться издатели. П ереписчики из поко­
ления в поколение постепенно преображали текст, то изымая
из него отдельные фрагменты, то, наоборот, внося дополне­
ния из других источников. Когда в судебных протоколах у п о ­
минается «Ключ Соломона» или какой-нибудь другой извест­
ный гримуар, мы, как правило, не можем утверждать наверняка,
что представляла собой эта книга в действительности (не считая
тех редких экземпляров, которые при конфискации не предава­
лись огню, а сохранялись в библиотеках власть предержащих).

1 M artin , Witchcraft and the Inquisition^ pp. 89, 91.


2 U rsu la L am b , “ L a In q uisicio n en Can arias у un L ib ro de M agia del Siglo
X V I ” . / / ElM useo Canarioy 24 (19 6 3), pp. 113— 14 4 . Д р у г и е и спанские п ри м еры см .:
Ju lio C a r o B aroja, Vidas Magicas e Inquisicion. M ad rid , 19 9 2, vol. i, pp. 135— 151, vol.
ii, pp. 28 0 , 292; M aria Tausiet, Abracadabra Omnipotens: Magia urbana en Zaragoza
en la Edad Modema. M ad rid , 2 0 0 7, pp. 7 1 , 7 2 ; Fran co is D e lp e ch , “ G rim o ires
et savoirs souterrains: elem ents p o u r une arch eo -m yth o lo gie du livre m agique” . / /
D o m in iqu e de C o u rce lle s (ed .), Le Pouvoir des limes a la Renaissance. Paris, 19 9 8 , p.
45-
ЮЗ
Некоторые переписчики, очевидно, следовали средневековым
образцам. Другие же лишь выносили имя Соломона на титуль­
ный лист, а остальные страницы заполняли различными рецеп­
тами по практической магии (как распознать ведьму, как вы­
звать дождь, как соблазнить ж енщ ину и так далее), выписанными
из различных сборников заклинаний, заговоров и молитв или
собранными из устных источников. П одобны е «записные книж­
ки» существовали и в виде солидных пергаментных манускрип­
тов в кожаных переплетах, и в виде тоненьких книжиц на деше­
вой бумаге, которые странствующий знахарь без труда мог н о­
сить с собой и при необходимости быстро спрятать в рукаве*.
Кроме того, в протоколах судов не всегда проводится различие
между «Оккультной философией» Агриппы и «Четвертой кни­
гой» и не всегда указывается, идет ли речь о печатной или о ру­
кописной версии.
В период раннего Н ового времени рукописная традиция
продолжала претерпевать изменения. Итальянский м онах-бене­
диктинец Стеф ано Перанда, бежавший в 1627 году от инквизи­
ции, оставил в своей келье рукопись под названием «Дзекорбени,
или Ключ Соломона» («Zecorbeni seu clavicula Salomonis») ^ Как
явствует из этого названия и как свидетельствуют две рукопи­
си X V I I I века, озаглавленные «Зекербони» («Zekerboni») и хра­
нящиеся во французской Библиотеке Арсенала, по содержа­
нию манускрипт П еранды представлял собой очередную вер­
сию «Ключа Соломона»^ Ш и рокой популярности эта версия
не приобрела, но некоторое количество ее копий (включая вы­
шеупомянутые французские рукописи) к концу X V I I столе­
тия распространилось и за пределами Италии. В 1674 году ан­
глийский любитель древностей Д ж он О бри перевел и пере­
писал по-итальянски рукопись «Дзекорбени» (изготовленный
им двуязычный манускрипт хранится в Библиотеке Бодлея).

1 Fed erico Barbierato, “ M agical Literature and the Venice In quisition fro m
the Sixteen th to the Eigh teen th C e n tu rie s” . / / G illy and Van H ee rtu m (ed s), Magia,
Alchimia, Scienza D al '400 at 7 0 0 , Flo ren ze, 2 0 0 2, p. 16 4 .
2 Fed erico Barbierato, Nella stanza dei circoli: Clavicula Salomonis e libri
di magia a Venezia nei secoli X V II e X V IIL M ilan , 2 0 0 2, p. 165.
3 Ф р а г м е н т ы о дн о го из ф р а н ц узск и х м ан ускри п то в оп убл и ко ваны в изда­
н ии: P.L. Ja c o b , Curiositeos des sciences occultes. Paris, 1862.

104
Высказывалось предположение, что некоторые из рекомендаций
этого гримуара О бри опробовал на практике*.
Самое интересное из обстоятельств, связанных с
«Дзекорбени»/«Зекербони», заключается в том, что во француз­
ских копиях утверждается, будто бы автором этой книги был
миланский доктор и оккультист по имени П ьер или П ьетро
Мора. Как известно, авторство гримуаров нередко приписыва­
лось тем или иным легендарным «докторам», но в данном случае
легенда появилась лиш ь X X веке: М онтегю Саммерс, автор не­
серьезных, но очень популярных книг по истории магии и кол­
довства, посвятил две страницы одной из своих работ сомни­
тельной истории этого таинственного персонажа. Любитель го­
тических ужасов, Саммерс представил П ьера М ора в зловещем
обличье дьяволопоклонника, якобы признавшегося инквизиции,
что он был «великим мастером и главой круга сатанистов, в ад­
ском злопыхательстве своем сговорившихся сеять повсю ду ч ум у
всеми средствами, какие только см огут измыслить». Д ругие
историки подхватили этот вымысел, и одна из них на основа­
нии рассказа Саммерса глубокомысленно заключила, что М ора
«наверняка был caтaниcтoм»^ Н а самом деле мнение о том, что
в М илане орудовал врач по имени П ьер или П ьетро М ора, каз­
ненный по обвинению в намеренном распространении чумы,
не подтверждается никакими свидетельствами. О днако известен
другой М ора — Д жованни Джакомо, цирюльник и хирург, ко­
торый действительно был казнен в 1630 году после вырванно­
го под пыткой признания о принадлежности к заговору распро­
странителей чумы. О чевидно, Саммерс спутал этих двух М ора,
а обвинение в дьяволопоклонничестве просто домыслил, пото­
м у что и второго М ора миланские власти не обвиняли ни в слу­
жении сатане, ни в занятиях магией\

1 J . B u ch an an -B row n , “T h e B o o k s Presented to the R o yal S o c ie ty b y Jo h n


Au brey, F .R .S .” . / / Notes and Records o f the Royal Society o f London^ 28:2 (19 74 ), p.
192» n. 59.
2 M on ta g u e Sum m ers, Witchcraft and Black Magic. Lo n d on , [19 4 6 ] 19 6 4 , pp.
188— 189; Elizab eth M . Butler, Ritual Magic. Strou d , [19 4 9 ] 19 9 8, p. 310.
я W illiam G . N a p h y , Plagues^ Poisons and Potions: Plague-Spreading Conspiracies
in the Western Alps с.ЪзО — 1640. M anchester, 2 0 0 2, pp. 18 2— 18 4 ; B arbierato, NeUa
stanza dei circoli, pp. 79— 80, n. 222.

105
Как отмечалось выше, рукописные гримуары, особенно те,
что пользовались все большей и большей популярностью в на­
роде, зачастую представляли собой не столько перечни духов
и руководства по их вызыванию, сколько слепленные на ско­
рую р ук у компиляции практических советов по магии, почерп­
нутых из устны х и печатных источников. В X V I I веке возник
огромны й спрос на астрологические альманахи, содержавшие
списки благоприятных и неблагоприятных дней, прогнозы п о­
годы и полезные пословицы. П одобная информация, рассчи­
танная на простого сельского читателя, естественным образом
усваивалась в народной культуре и нередко включалась в руко­
писные гримуары. Ещ е одним чрезвычайно популярным жан­
ром печатных книг были так называемые «тайны тайн» — сбор­
ники, в которых сведения по натуральной магии смешивались
с цитатами из рукописных, а позднее и печатных гримуаров, по­
священных вызыванию демонов. С борники такого рода, приоб­
ретшие широкую известность уже в Средние века и заимство­
вавшие основную часть материалов из древнегреческих, древ­
неримских и арабских текстов, отражали типичные для эпохи
Возрождения восторги перед мудростью древних и, в то же вре­
мя, разжигали и питали воображение простых читателей, круг
которых постоянно продолжал расширяться. М агическими эти
книги м ож но назвать лишь в том смысле, что они повествова­
ли о скрытых свойствах растений, ж ивотных и камней и о та­
инственных силах природы, которые без научных пояснений
вполне могли сойти за результаты магической деятельности ча­
родеев или духов. О дин из примеров подобной литературы —
печатная версия «Киранида». Э то английское издание X V I I века
под названием «Магия персидского царя Кирани» содержит та­
кие бесценные сведения, как, например: «Возьми суш еный язык
ласки и положи себе в башмаки, и все твои враги онемеют», или
«П ри облысении или выпадении волос применяй пепел мелких
жаб со смолой». Ж абы годились и для обратного процесса: что­
бы безболезненно удалить лишние волосы, следовало «сжечь жа­
бью кож у и положить [пепел] в воду для купания»*.

1 The Magick o f Kirani King o f Persia. Lo n d on , 16 85, p. 68.

106
с началом эпохи книгопечатания необы кновенно стабиль­
ную популярность приобрела книга, авторство которой лож­
но приписывалось А льберту Великому. О н а распространилась
по всему Западному полуш арию и стала очень влиятельной;
в народе ее называли «Великий Альберт». Н екоторые новые из­
дания также имели коммерческий успех, но по устойчивости
славы ни одно из них так й не сравнилось с этим псевдо-Аль­
бертом. Самы м серьезным из соперников оказались «Тайны»
(«Secreti») Алессио П ьемонтезе (П ьемонтца). Эта книга, явно
задуманная как конкурент «Великому Альберту», увидела свет
в 50-е годы X V I века на итальянском и латинском языках. В пре­
дисловии рассказывалось, как П ьем онтец — вымышленный,
но довольно правдоподобный образчик ученого оккультиста
эпохи Возрождения — постиг тайны природы и секреты вра­
чевания в своих путешествиях по И талии и странам Ближнего
Востока. В течение следующих двух веков «Тайны» неоднократ­
но переиздавались и были переведены на английский, немец­
кий, голландский, французский, испанский и польский язы­
ки'. Среди великого множества вымышленных и лож ны х авто­
ров особняком стоит соверш енно реальный Джамбаттиста делла
П орта (1535— 1615), итальянский ученый-универсал, посвятив­
ший всю свою жизнь исследованиям природного мира и ок­
культной философии^. П одобн о Парацельсу, он осуждал по­
пытки вызывания духов, но, в отличие от Агриппы , никогда
не отрекался от веры в натуральную магию, за что немало натер­
пелся от итальянской инквизиции. С амы й знаменитый его труд,
«Натуральная магия» («Magia naturalis»), вышел в свет в 1558 году
и впоследствии выдержал не менее двадцати переизданий. В от­
личие от книг псевдо-Альберта и П ьемонтца, «Натуральная
магия» была рассчитана на образованного читателя. Будучи
во м ноги х отнош ениях схожей с другими подобными сочине­
ниями, она, тем не менее, содержала и научные рассуждения
об оптических явлениях и других серьезных предметах. О дин
историк охарактеризовал «Натуральную магию» П орты как

1 С м .: W illiam Eam on , Science and the Secrets o f Nature: Books o f Secrets


in Medieval and Early Modem Culture. Princeton , 19 9 4 , pp. 139— 14 7, 252.
2 Ibid., pp. 19 5— 233-

107
«манифест новой научной методологии, в рамках которой нау­
ка понималась как приключение, как охота за “ новыми тайнами
природы” » ^ Н о поскольку в названии этой книги имелось сло­
во «магия», опасливые невежды привычно принимали ее за оче­
редное руководство по вызыванию дьявола.
Альманахи и «книги тайн» во многом определяли общ ую на­
правленность гримуарной литературы, но самыми влиятельны­
ми оккультными произведениями той эпохи стали пособия
по экзорцизму. Католическая церковь зачастую принимала их
благосклонно — по крайней мере, на начальном этапе.
Экзорцисты-миряне, при помощ и разнообразных заклинаний
изгонявшие бесов из одержимых, существовали во все времена.
Н о в X V I I веке численность доморощ енны х заклинателей и свя-
щенников-вольнодумцев, занимавшихся экзорцизмом, выросла
настолько, что церковь уже не могла удержать их деятельность
под контролем.

( ....
” Лы<

І/тАНГ,и'іА§^ t .......J -гW '

///r tf V j/

И л л . 3. Зап и сн ая книж ка й о р кш и р ско го знахаря Т и м о т и К р оутера


(начало X V I I I века): сб о р н и к закли наний , п о сло ви ц, п о го дн ы х п ри м ет
и астр о ло ги чески х расчетов

1 Ibid., р. 199.

108
П лодородной средой для деятелей такого рода стала като­
лическая Бавария. О дного из баварских экзорцистов, пасто­
ра И оганна Вайсса, сына приходского священника, в 1579 году
светские власти обвинили в занятиях магией. Вайсс специали­
зировался на упокоении душ мертоворожденных детей, которые
преследовали его клиентов. О т Вайсса потребовали передать
следствию книгу, по которой тот работал: возникло подозрение,
что, помимо заклинаний для изгнания бесов и молитв о хоро­
шей погоде, в ней содержатся и сведения по запретному кол­
довству. Н о кни гу так и не нашли, а Вайсс заявил, что она давно
уже потерялась*. Как явствует из этого и других подобных эпи­
зодов, основная причина столь массового увлечения неоф ици­
альным экзорцизмом заключалась в том, что широкой публике
стали доступны многочисленные итальянские и латинские по­
собия по изгнанию демонов, печатавшиеся в Болонье, М илане
и Венеции в конце X V I — начале X V II веков.
П ротестантские церкви осуждали практику экзорцизма,
но католическая церковь усматривала в ней великолепное ору­
дие пропаганды. Ф ранцузский судья и демонолог А н ри Боге на­
писал кни гу об ужасах колдовства и несколько глав ее посвятил
плачевным судьбам тех, кто насмехался над изгнанием демонов.
Собранные здесь сюжеты повествуют о французских кальвини­
стах (гугенотах), которые оказывались бессильными перед ли­
цом демонических чар и вынуждены были обращаться за п о­
мощью к католическим свящ енникам\ Отказавшись от практи­
ки экзорцизма, протестантская церковь не находила себе места
на поле битвы с дьяволом и его присными. Н о , как не устава­
ли повторять протестантские теологи, разница между экзорциз­
мом и вызыванием демонов не столь уж велика: ведь и то, и дру­
гое подразумевает общение со слугами дьявола. Только рукопо­
ложенный священник обладал священной силой, необходимой
для безопасного изгнания духов.

1 D av id Lederer, Madness^ Religion and the State in Early Modem Europe:


A Bavarian Beacon. C am b rid ge, 20 0 6 , pp. 216— 218.
2 H e n ri B o g u e t,i4 w Examen o f Witches, trans. E A lle n A sh w in . L o n d o n , [1929]
19 7 1, pp. 18 0 — 193.

109
п р ак ти ки вызывания демонов зачастую представляли со­
бой всего лиш ь искаженные версии официальных обрядов эк-
зорцизма, поэтом у не удивительно, что печатные руководства
по экзорцизму в некоторых отнош ениях походили на гриму-
ары. К примеру, в учебнике под названием «Методы экзорци-
стов», написанном неким францисканским монахом и опубли­
кованном в 1586 году, рассказывалось о том, как экзорцист м о­
жет вступить в общение с демоническими духами, чтобы узнать
их имена; эти имена следовало надписать над изображениями
демонов на бумаге, после чего изображения сжигались. «Молот
демонов» (1620) — опус еще одного францисканца, Александра
Альбертина, — состоял из библейских стихов вперемешку с м о­
литвами и заклинаниями для подчинения и изгнания демонов.
Самым влиятельным автором подобных учебников был фран­
цисканский экзорцист Джироламо М енги. Е го сочинения поль­
зовались большой популярностью, и некоторые из них печата­
лись не только в И талии, но и во Ф ранкф урте. М енги написал
целую серию книг под такими названиями, как «Бич дьявола»
или «Палица супротив демонов». Н екоторы е из них публико­
вались в карманном формате, идеальном для странствую щ их эк-
зорцистов. Как свидетельствуют протоколы судов инквизиции
и церковные документы, книги М енги использовались не толь­
ко по прямому назначению, но и как гримуары: в частности,
в них находились указания для кладоискателей и советы по ис­
целению от полового бессилия\ Н апример, в 1643 году монах
по имени Ц орци использовал «Бич дьявола» не для изгнания,
а для вызывания демонов и для освящения талисманов, обеспе­
чиваю щих выигрыш в азартных и гр ах\ Руководства по экзор­
цизму, написанные в середине X V I I века Кандидо Бруньоли,
играли ведущ ую роль в магической практике популярного бра­
зильского экзорциста и кармелитского монаха Л уиса де Назаре,
представшего перед судом инквизиции в 40-е годы X V I I I столе­
тия. Бруньоли осуждал практику прикосновений к груди и по-

1 T h o rn d ik e , History o f Ma^icy vol. vi, pp. 556— 559; M o sh e Sluhovsky, Believe


Not Every Spirit: Possessioriy Mysticism, and Discernment in Early Modem Catholicism.
C h icag o , 2 0 0 7, p. 78 ; G en tilco re, Bishop to witch, pp. 10 7 — 111.
2 B arbierato, “ M agical L iteratu re” , p. 160.

110
ловым органам одержимой женщины в процессе экзорцизма,
но Назаре действовал строго вопреки его совету и даже иногда
вступал в половые снош ения с одержимыми. П о приговору суда
он был сослан на пять лет в отдаленный монастырь и до конца
дней утратил законное право заниматься экзорцизмом, но при
этом сохранил за собой священнический санЧ
Н екоторые из подобных учебников по экзорцизму, включая
и книги М еньи, в 1709 году добавили к папскому «И ндексу за­
прещенных книг», но было уже поздно: магические практики,
основанные на обрядах экзорцизма, уж е распространялись си­
лами самой церкви куда быстрее, чем суды успевали подавлять
мирские и церковные «суеверия» ^
Развитие культуры печатных изданий влияло на магическую
традицию не только прямым, но и косвенным, опосредован­
ным образом. Х орош ий том у пример — история появления эль­
фов и фей одновременно и на страницах английских гримуа-
ров эпохи Тюдоров, и на театральных подмостках того же пе-
риода^ В нескольких английских рукописях X V I века среди
имен духов и демонов, ф игурирую щ их в «соломоновых» за­
клинаниях, встречаются имена нескольких эльфов. В X X веке
одна исследовательница, с большим предубеждением относив­
шаяся к континентальным магическим традициям, восклицала:
«Какое захватывающее зрелище — наблюдать за тем, как мрач­
ная тень ритуальной магии, наползавшая на Британские остро­
ва с континента (и прежде всего из Германии), внезапно рассе­
ялась, и на смену инфантилизму и духовной нищете явились

1 Laura de M ello е Sou za, The D evil and the Land o f the Holy Cmss: Witchcraft,
Slavery, and Popular Religion in Colonial Brazil, trans. D ian e G ro sk lau s W h itty,
A u stin , 20 0 3, pp. 10 9— 11 1, 16 6. О Б р ун ьо л и см.: Sluhovsky, Believe N ot Every Spirit,
P- 49.
2 К схо ж е м у вы воду п р и хо ди т С ар а Ф е р б е р в и здании: Sarah Ferber,
Demonic Possession and Exorcism in Early Modem trance. Lo n d on , 2 0 0 4 , pp. 38— 39.
3 K .M . B rig g s, “ Som e Sev e n te e n th -C e n tu ry B o o k s o f M ^ i c ” . / / Folklore, 6 4 :4
(1953)» PP- 445— 462; K eith T h o m a s, Religion ana the Decline ojMagic. L o n d o n , 19 7 1,
pp. 2 7 1— 273, 7 2 7 ; Barbara A . M o w a t, “ Prosperous Book**. / / Shakespeare Quarterly,
52:1 (2 0 0 1), pp. 1— \y, D avies, Cunning-Folk, ch. 5; D ian e Pu rkiss, Troublesome
Things: A History o f Fairies and Fairy Stories. L o n d o n , 20 0 0 , pp. 12 7 — 13 1; R ob ert
H u n te r W est, The Invisible World: A Study o f Pneumatology in Elizabethan Drama.
A th en s, G A , 19 39 , ch. 7.

Ill
поэзия и романтика волш ебной сказки!»* Э то в высшей степени
субъективное описание применимо лишь к драматургии времен
Елизаветы и Якова, в которой тема эльфов и фей действитель­
но заняла немаловажное место, но никоим образом не к тради­
ции английских гримуаров, которые вовсе не приобрели каких-
то особы х поэтических достоинств. О сновны м связующим
звеном меж ду двумя этими традициями — драматургической
и гримуарной — стала фигура О берона, короля эльфов, выве­
денного на сцену Ш експиром («С он в летнюю ночь») и Беном
Д ж онсоном («О берон — волшебный принц»).
Д ухи со схожими именами упоминаю тся в протоколах цер­
ковных судов начала X V I века. В 1510 году священника Джеймса
Ричардсона обвинили в изготовлении свинцовой таблички
с изображением духа по имени «О берион». Восемнадцатью го­
дами позже монах-кладоискатель Уильям Стэплтон признал­
ся, что слышал от какого-то своего приятеля, будто бы при­
ходский священник из Лесингема и сэр Д ж он Лейстон вызва­
ли трех духов, носивш их имена «Эндрю М алхус», «И нкубус» и
«О бери он»\ К концу X V I века О берион, судя по свидетельствам
дошедших до нас гримуаров, стал со всей определенностью клас­
сифицироваться как эльф, а не как один из демонов или прочих
духов. Автор магической рукописи из Ш експировской библи­
отеки Ф олджера включает О бериона в перечень восьмидесяти
двух духов и утверждает, что «он обучает человека науке физи­
ки и показывает свойства камней и трав, деревьев и всех метал­
лов. Э то великий и могучий король, царствующий над эльфа­
ми. О н делает человека невидимым. О н показывает, где спрята­
ны сокровища и как их добыть». А в рукописи начала X V I I века
из Библиотеки Бодлея приводятся указания о том, как вызывать
эльфов и фей и как призвать О бериона в кристалл^.

1 Butler, Ritual MagiCy р. 251.


2 G e o rg e L ym a n K ittredge, Witchcraft in O ld and New England. N e w
York, [1929] 19 58, pp. 20 8 ; B riggs, “ Som e Sev e n te e n th -C e n tu ry B o o k s o f M a g ic ” ,
p. 44 8 . « Э н д ю М ал хус» — это, вероятно, англизированная ф о р м а и м ен и
«А н д р о м а л и ус» (так зов ут о д н о го из д ухо в , о п и сан н ы х в « Л ем егето н е»); см.:
M o w at, “ P ro sp ero ’ s B o o k ” , n. 50.
3 Ц и т . по: M o w at, “ Prosperous B o o k ” , p. 14 ; B riggs, “ Som e Seventeenth-
C e n tu ry B o o k s o f M a g ic ” , p. 457.

112
М есто, которое О берон занял в английской гримуарной
и драматургической традиции, и его превращение в короля эль­
фов обусловлены, главным образом, публикацией французско­
го романа «Гуон Бордосский» (1534), в котором О берон, король
эльфов, подвергается проклятию и уменьшается до размеров
младенца. Впоследствии образ О берона продолжал развиваться
и в печатной, и в рукописной литературе. Драматурги черпали
свои познания о ритуальной магии из рукописны х гримуаров,
а театральные постановки, в свою очередь, оказывали влияние
на магическую культуру, пробуждая интерес к церемониаль­
ном у вызыванию эльфов и фей. И мя феи М аб, королевы фей,
проникло в заклинания именно из пьес Ш експира и Джонсона.
Королева М аб упоминается в одной магической рукописи X V I I
века, хранящейся в Британской библиотеке, а астролог Уильям
Лилли вспоминал о встрече с неким магом по имени Мортлак,
который якобы вызвал королеву М аб в свой хрустальный шар*.
Кроме того, письменная магическая традиция беспрепятствен­
но взаимодействовала с устной. П реподобны й Томас Джексон
в 1625 году вспоминал, как во времена своего пастырского слу­
жения беседовал с одной «невежественной душой» — прихо­
жанином, которого «один учитель нечестивых искусств соблаз­
нил провести некий опасный опыт». Речь шла о некоем ритуа­
ле, в котором полагалось искать семена папоротника. Н а вопрос,
был ли этот ритуал каким-то образом связан с дьяволом, при­
хожанин ответил: «Н ет; за этим делом смотрит король эльфов,
а уж он-то мне ничего дурного не сделает». Правда, имя этого
короля он позабыл, так что Д жексону пришлось самому «напом­
нить ему то, что я вычитал в ‘Т уон е Бордосском” »\

1 W illiam Lilly, William Lilly*5 History o f His Life and Times from the Year 1602
to 1681, ed. Elias A sh m o le, L o n d o n , 1721, p. 108; K atharine B riggs, A Dictionary
o f Fairies. L o n d o n , 1976, p. 276.
2 T h o m a s Ja ck so n , A Treatise Concerning the Originall o f Unheliefe. Lo n d on ,
1625, pp. 178- - 179-

113
Д ем о крати зац и я

Н а фоне пересмотра представлений о «новизне» оккуль­


тизма эпохи Возрождения почти без внимания в современной
исторической литературе остается другая, подлинная револю­
ция того периода, а именно — демократизация высокой магииЧ
М агические знания проникали в более низкие социальные слои
благодаря развитию книгопечатания и распространению руко­
писных гримуаров на национальных языках, но следует отдавать
себе отчет, что оба эти процесса поддерживались ростом спроса
на книжную магию. И з кого же состояла новая читательская ау­
дитория, породившая этот спрос?
Если в Средние века основны ми владельцами гримуаров
были монахи, то в X V I веке у них появились соперники из чис­
ла приходского духовенства. Н е секрет, что в канун Реформации
многие священники были прискорбно невежественны и неком­
петентны в своем деле. Систем а обучения духовенства на 1500-
й год, разумеется, была весьма далека от единообразия, однако
в Нидерландах, например, университетское образование име­
ли всего 20% священников, и в северных государствах Германии
дело обстояло не многим лучше. В то же время уровень гра­
мотности в обществе в целом возрастал, что по контрасту лишь
подчеркивало массовую необразованность духовенства. В архи­
вах церковных судов по всей Западной и Ю ж ной Европе об­
наруживаются многочисленные жалобы прихожан на лень, рас­
путство и пьянство деревенских священников.
О браз невежественного и развратного священника стал из­
любленной мишенью карикатуристов и сатириков конца X V —
начала X V I вв., таких, например, как Эразм Роттердамский.
П овсеместная критика в адрес приходского священства, несо­
мненно, усугубляла недовольство церковью, которое, в свою
очередь, подстегивало процесс протестантской Реформации.
В странах, принявш их протестантство, церковные власти пони­
мали, что успех Реформации во многом зависит от наличия об­
разованных и честных священников, а между тем данные ин­
спекций и протоколы судов свидетельствовали, что численность
1 П е р в ы м это явление о тм ети л К ей т Т о м ас (K eith T h o m as, Religion and the
Decline o f Magic. Lo n d on , 19 7 1) .

114
таковых невелика. В 1551 году в Англии епископ Глостерский об­
наружил, что і68 священников из его епархии не способны даже
правильно перечислить десять заповедейЧ
Реформация положила начало серьезным переменам в обра­
зовательном статусе приходского священства, хотя поначалу этот
процесс шел достаточно вяло и на его реализацию потребовалось
несколько десятилетий\ П рограмма переподготовки и обучения
священников занимала центральное место в стратегических пла­
нах основны х протестантских церквей. В Дании в 1627 году цер­
ковь выпустила постановление, согласно которому каждый, кто
желал стать лютеранским священником, должен был получить
университетскую степень. К 1630 году уже 8о% священников
в лютеранском немецком княжестве Брунсвик-Вольфенбюттель
имели университетское образование, хотя не все из них специ­
ализировались в области богословия. В Англии в тот же период
подавляющее большинство англиканских священников тоже об­
ладали университетскими дипломами ^
Католическая церковь в конце концов тоже отреагирова­
ла на внутреннюю и внеш нюю критику и стала уделять вни­
мание поведению и моральным качествам своих служителей.
В И спании ревизия духовенства была проведена еще в кон­
це X V века по приказу монархов Ф ердинанда V и Изабеллы I,
но массовые реформы в католической церкви начались в резуль­
тате решений, принятых на Тридентском соборе с 1545 по 1563 гг.
П отребность в этих реформах была очевидна для лю бого здра­
вомыслящего священника. Например, архиепископ Бриндизи
и О ри и (Ю жная И талия), объезжая свою епархию через два
года после закрытия Тридентского собора, обнаружил, что

1 П о д р о б н е е о б ур о в н е образован и я и ли ч н ы х качествах духо вен ства


в рассм атри ваем ы й период см ., н апри м ер: R einhold K ierm ayr, “ O n the E d ucatio n
or the P re-R efo rm atio n C l e r g y ” . / / Church History, 53:1 (19 8 4 ), pp. 7— 16 ; R . N .
Sw anson, “ Problem s o f the Priesth oo d in Pre-R efo rm atio n E n glan d ” . / / English
Historical Review, 10 5:4 17 (19 9 0 ), pp. 845— 869.
2 G e o ffr e y Parker, “ Su ccess and Failure durin g the First C e n tu r y o f the
R eform atio n ” . / / Past and Present, 136 (19 9 2), pp. 55— 58.
3 Luise S ch o rn -Sch u tte, “ T h e C h ristian C le r g y in the E a rly M o d e rn H o ly
R om an E m pire: A C o m p arative Social S tu d y ” . / / Sixteenth Century Journal, 29:3
(19 9 8 ), 723; R o se m a ry O to a y , The Professions in Early Modem England, 1450- 1800:
Servants o f the Commonweal. H arlo w , 20 0 0 , pp. 68— 69.

115
в городе Франкавилла девять священников содержали налож­
ниц, а архипресвитер едва умел читать и писать. И з выявлен­
ных там же девяти человек, занимавшихся колдовством, двое
были священниками. П ротоколы судов инквизиции, проходив­
ших в М одене, свидетельствуют, что за период с 1580 по ібоо гг.
священники проходили ответчиками по 20% дел о «суевериях»'.
О дним из важнейш их реш ений Тридентского собора стало у ч ­
реждение семинарий — специализированных образователь­
ных учреждений для подготовки и переподготовки духовенства.
Темпы проведения реформ разнились в зависимости от мест­
ных условий. Например, в немецком М юнстерском епископстве
первую семинарию открыли только в 1626 году, но она, по край­
ней мере, с успехом выполняла свое предназначение, выпуская
высокообразованных священников, бегло говоривш их на латы­
ни и владевших искусством проповеди^. В о Ф ранции же крити­
ки духовенства не умолкли и в начале X V I I столетия — и не без
веских на то оснований ^
Какое отношение все это имеет к гримуарам? Тот факт, что
к началу X V I I века священники в большинстве своем были вхо­
жи в университетские или монастырские библиотеки на пра­
вах студентов, означает, что перед ними открывалось больше
возможностей для чтения и копирования книг по оккультным
наукам. Кроме того, хорош о образованный свящ енник луч­
ше понимал и лучше исполнял на практике ритуалы, описан­
ные в гримуарах. Если даже полуграмотные католические свя­
щ енники обладали преимущ еством на рынке оккультных услуг
в силу своего сакрального статуса и доступа к освященным пред­
метам, то уж авторитет священника, способного пользоваться
книжной магией и доступными теперь во множестве латински­
ми руководствами по экзорцизму (а также вполне понимающ его

1 G e n tilc o re , Bishop to witch, p p . 4 2 ,1 3 1 ; M a r y O ’N e ill, “M a g ic a l H e a lin g , L o v e


M a g ic , an d the In q u is it io n in L a te S ix te e n th C e n t u r y I t a ly ” . / / S te p h e n H a lic z e r
(e d .). Inquisition and Society in Early Modem Europe. T o to w a , 19 87, p p . 88— 114 ,
esp. 93.
2 Sch o rn -S ch u tte , “ T h e C h ristia n C l e r g y ” , p. 724 .
3 C m.: J . M ic h a e l H a y d e n an d M a lc o lm R . G re e n s h ie ld s , “T h e C l e r g y o f E a r ly
S e v e n te e n th -C e n tu ry F ra n c e : S e lf-P e rc e p tio n an d S o c ie t y ’s P e rc e p tio n ” . / / French
Historical Studies, 18:1 (1993), pp . 145— 172.

116
латинскую Библию) возрастал в глазах мирян многократно. П р и
этом хорош ее образование не означало хорош его материально­
го положения. В некоторых частях Европы численность при­
ходских священников заметно возросла, и хотя благосостояние
белого духовенства варьировалось в ш ироких пределах, м но­
гие клирики оставались малоимущими. П о это м у не удивитель­
но, что некоторые представители этого, по выражению одного
историка, «церковного пролетариата» пользовались своим обра­
зованием для дополнительного заработка, оказывая платные ма­
гические услуги*.
Кроме того, в X V I столетии начали бурно развиваться дру­
гие профессии. П оявилось множество новы х школьных учите­
лей, врачей, стряпчих и военных, — и представители всех этих
профессий пополняли ряды образованных м агов\ Х орош ий
пример том у находится в материалах расследования, проведен­
ного мальтийской инквизицией в 1582 году по делу м естно­
го врача Галеаццо Кадемусто, который обвинялся в снятии ко­
пии с книги по некромантии. Выяснилось, что оригинал книги
принадлежал ш кольному учителю из Неаполя. П оследнего от­
правили на каторгу, но он успел передать книгу своему учени ­
ку, который, в свою очередь, был родственником некоего стряп­
чего ^ Среди владельцев гримуаров и знатоков книжной магии
второе место после священников занимали, судя по всему, вра­
чи. Вплоть до середины X V I I века астрология повсеместно при­
знавалась и использовалась в медицине и иногда давала стимул
к экспериментам в области магических искусств. О б этом на­
глядно свидетельствуют биографии нескольких известных ан­
глийских врачей-астрологов. В библиотеках С аймона Ф ормана,
Ричарда Напьера и прочих представителей медицинской про­
фессии хранились списки таких средневековых магических тек­
стов, как «Пикатрикс»^. Различные версии «Ключа Соломона»

1 Sallm ann, Chercheurs, р. 14 5.


2 С м ., напр и м ер : W ilfred Prest (ed.), The Professions in Early Modern England.
Lo n d on , 1987.
3 C assar, Witchcraft, Sorcery, p. 60.
4 C m .: D av id Pineree (ed.), Picatrix: The Latin Version o f the Ghayat al-Hakim.
Lo n d on , 19 86 , pp. xix, liii— Iv.

117
тоже были в ходу, хотя иногда и под другими названиями.
Грегори Уиздом, врач, астролог и мош енник, действовавший
в середине X V I века, унаследовал от своего отца таинствен­
ную «книгу на английском языке под названием “ Руководство
Даммеля (D am m ell)” ». Эта книга не сохранилась, но дошедшая
от того же периода рукопись с С оломоновы ми заклинаниями
открывается схожими словами: «Здесь начинается книга, имену­
емая Даннель (D annel)»‘.
Дневники С аймона Ф орм ана (1552— і6 іі) , преуспевающего
лондонского астролога и врача, дважды подвергавшегося кон­
фискации книг, дают нам редкую возможность рассмотреть
в подробностях, каким образом подобные специалисты увле­
кались вызыванием духов в дополнение к своим более респек­
табельным занятиям. У Ф орм ана имелись рукописи «И скусства
знаков», «Пикатрикса» и «Книги Разиэля», с которых он снял
несколько копий. В конце 8о-х годов X V I века он начал усердно
вызывать духов, а в 1590 году отметил в своем дневнике, что «на­
писал нигромантическую книгу» и «входил в круг для нигро-
мантического чародейства». С о своего собственного гримуа-
ра он тоже снял по меньшей мере одну копию — вероятно, для
того, чтобы придать ем у больше силы. М агические книги яв­
лялись ем у даже во сне, и в одном таком сновидении Ф орм ан
«сильно беспокоился, куда же мне спрятать м ои книги»
Разумеется, далеко не все астрологи раннего Н о вого време­
ни были магами. Астрологическое искусство не связано нераз­
рывными узами с магическим, и некоторые астрологи пори­
цали всякую магию вообщ е, а не только вызывание духов. Н о ,
тем не менее, многие богословы подозревали астрологов в за­
претных занятиях, и даже тех приверженцев астрологии, кото­
рые гордились своим «научным подходом», иногда обвиняли
в колдовстве. В 1622 году П атрику С айноту, ирландскому про­
фессору риторики из Университета Сантьяго, было предъявле­
но обвинение в хранении некромантических книг, содержащих

1 С м .: A le c R yrie, The Sorcerer's Tale: Faith and Fraud in Tudor England.


O x fo rd , 2 0 0 8 , ch. 4.
2 Lauren K assell, Medicine and Magic in Elizabethan London. Simon Forman:
Astrologer, Alchemist and Physician. O x fo rd , 20 0 5, pp. 215, 216 , 218.

118
магические знаки, круги и символы, несмотря на то что его би­
блиотека, по сохранившимся данным, состояла лишь из астроло­
гической и, возможно, каббалистической литературы. С хож им
образом, в і6о8 году астролог Хосе Сала предстал перед ката­
лонским трибуналом по обвинению в чародействе и исполь­
зовании заклинаний, хотя единственной запрещенной книгой,
которую у него нашли, оказалась копия влиятельного трактата
Гвидо Бонатти, итальянского астролога X I I I векаЧ
Самы й отчетливый признак демократизации заключался
в том, что владельцами магических книг теперь нередко оказы­
вались ремесленники и мастеровые, купцы и аптекари. В пери­
од раннего Н ового времени они уже обычно получали неко­
торое образование и обладали достаточно высокой социальной
и географической мобильностью. В качестве примера мож но
упом януть мага-врачевателя Н иколя Н оэля ле Брагара из горо­
да Н анси (Восточная Ф ранц ия), В 1593 году Брагар рассказал до­
знавателям (несомненно, под пыткой) о том, как именно он об­
ратился к магии. С во ю трудовую жизнь он начал простым са­
пожником, затем некоторое время служил в армии. О н умел
читать и писать и даже немного знал латынь. О магических кни­
гах, по его словам, он даже и не слыхивал, пока однажды не уви ­
дел у одного своего знакомого, городского стражника, «книгу
со всяческими рецептами, наподобие того, как найти потерян­
ное имущ ество или как добиться любви и удовольствия от жен­
щин, и прочими, которых он уже толком не помнил; тут ему
стало завидно, и он тоже захотел овладеть этой наукой». Брагар
вырвал из той книги несколько страниц, но этого было слиш­
ком мало. У его приятеля-солдата была другая похожая книга,
но одолжить ее Брагару тот не пожелал. Затем Брагар встретил
женщину, которая хранила в сундуке несколько старых магиче­
ских книг. О н выкупил их и переписал, а затем продал какому-
то господину. Кроме того, он заявил, что видел книгу под на­
званием «D ’ occulta philosophia» («О б оккультной философии»)
1 Bernardo Barreiro de V azq u ez Varela, Brujos у astrologos de la Inquisicion
de Galicia у el famoso libro de San Cipriano. M ad rid , [1885] 19 73, p p . 155— 16 0 ; Tayra
M . C . L a n u za -N avarro and A n a C e cilia Ä va lo s-F lo res, “A stro lo gical Prophecies and
the Inquisition in the Iberian W orld ” . / / M . K o k o w sk i (ed.). The Global and ihe Local:
The History o f Science and the Cultural Integration o f Europe. C raco w , 20 0 6 , p. 684.

119
и что это, по его мнению, была знаменитая «Четвертая книга».
Брагар опробовал описанные в гримуарах магические ритуалы,
якобы помогающие «добиться удовольствия от женщины», вер­
нуть украденное имущ ество и отыскать клад, но результаты его
разочаровали*.
В 1623 году власти Мулена, города в Центральной Ф ранции,
арестовали и допросили практикующего мага по имени Ж ан-
М ишель М енюизье, обвинив его в колдовстве и молчаливом
сговоре с дьяволом. Н а тот момент ем у было уже за пятьдесят;
еще в 1604 году М енюизье приговорили к ссылке за вызывание
злых духов, и он побывал в Англии, Германии и И спании, где
некоторое время прожил в Толедо (что само по себе немедленно
возбудило подозрения). В Вене он приобрел некий магический
сосуд, заключавший в себе духа по имени Боэль (Boel), и сове­
товался с ним, чтобы выведывать различные оккультные тай­
ны и тем самым помогать своим клиентам. Менюизье не толь­
ко занимался нелегальной врачебной деятельностью, но вме­
сте со своим помощ ником, аптекарем Сангланом, вызывал
духов и ангелов (в том числе Рафаила) с целью поиска кладов.
И з длинного протокола допроса явствует, что дознавателей осо­
бо интересовало, хорош о ли обвиняемый знаком с гримуарами.
Стоило только Менюизье признаться, что у него был экземпляр
«Сочинений» Агриппы , как его тотчас спросили, читал ли он
«Четвертую книгу оккультной философии». Н а вопрос, зна­
ет ли он латынь, М енюизье ответил отрицательно. Дознаватель
снова и снова повторял названия нескольких гримуаров — оче­
видно, тех, которые внушали властям наибольшие опасения.
Пользовался ли Менюизье «Началами магии» «питри де аппо-
но» (т.е. П ьетро дА бан о)? Нет. А как насчет книги под назва­
нием «Арбатель»? Тоже нет, хотя в дальнейшем сам Менюизье
или его помощ ник Санглан признались, что использовали че­
тыре заклинания из этого гримуара. А «И скусство знаков»? Нет.
О днако обвиняемый был явно сведущ в гримуарной магии;
за признанием о знакомстве с «Ключом Соломона» последовал

1 R ob in B rig g s, “ C irc lin g the D evil: W itc h -D o c to rs and M agical H ealers


in E a rly M o d e rn L o rrain e” . / / Stuart C la r k (ed.), Languages ofWitchaaft. B asingstoke,
2 0 0 1, pp. 1 7 1 — 17 2.

120
вопрос о Солом оновом «Лемегетоне». Кроме того, М енюизье
использовал некую рукопись на девственном пергаменте, оза­
главленную «Philippus A ttinius onorius» и посвящ енную ангелу
по имени Авенель (Аѵепеі). О чевидно, это была одна из копий
«Заклятой книги Гонория», потом у что в связи с ней М енюизье
упомянул легендарное собрание магов в Аф инах. П о д конец до­
проса он сообщил, что во времена, когда в Толедо открыто пре­
подавали магию, испанские евреи приписывали авторство ма­
гических книг не только святому Павлу, святому Варнаве, свя­
том у Льву, Карлу Великому и А льберту Великому, но и Авелю,
Е н о ху и Аврааму. М енюизье бьш признан виновным и казнен
через повеш ение и сожжениеЧ
Гримуары на национальных языках распространялись еще
ниже по социальной лестнице, хотя в руки батраков и неквали­
фицированны х рабочих попадали редко — по причине низкого
уровня грамотности в этой среде и относительной дороговизны
книг. Знахарские и магические умения традиционно приписы­
вали пастухам — отчасти из-за того, что они вели уединенный
образ жизни на лоне природы, а близость к природе подразу­
мевала и тесную связь с оккультным миром \ В серии судебных
процессов, прош едших в Н ормандии, несколько пастухов обви­
нялись в занятиях магией и, среди прочего, в краже причастия
для магических целей\ Н а свадьбе в Руане брат невесты, пастух,
в ш утку решил прилюдно провести лигатуру — известный ма­
гический ритуал с использованием куска веревки, служащ ий для
отнятия половой силы у мужчины. Затем его помощ ник, апте­
карь Э тьен М оро, так же в ш утку снял лигатуру, зачитав какой-
то отрывок из гримуара. Развлечение кончилось плохо: вла­
сти прознали о происшедшем и арестовали М оро. П р и обыске
у него нашли «нехорош ую кни гу со множеством рецептов и ма-

1 Paris B N , M s. fr. 19 574, 28— 66; Discoverie admirable d^un magicien de la ville
de Moulins. Paris, 16 23; Jean DerbordeSy Les Myste'res de VAllier: histories insolite^
estranges^ criminelles et extraordinaires. R om agn at, 2 0 0 1, ch. 11.
2 C m ., напр и м ер : B ru ce Tolley, Pastors and Parishioners in WuErttemberg during
the Late Reformation 1581— 1621. Stan fo rd , 19 95, pp. 68, 69; W o lfgan g Bw irin ger,
Shaman o f Uberstdorfy trans. H . C . E r ik M id elfo rt. C h arlo ttesville, 19 9 8, esp. pp. 7,
87; C lau d e et Jacq u es Seignolle, Le folklore du Hurepoix. Paris, 19 78 , pp. 2 1 1— 212.
3 M on ter, “ Toads and E u ch arists” .

121
гических знаков», бумагу, изрисованную странными символами,
и «четыре куска девственного пергамента с заклинаниями для
вызова злых духов»*.
В раннее Н овое время пастухи занимали далеко не пер­
вое место в статистике образованных людей, да и профессия
не требовала от них ничего, кроме умения считать, но если па­
стух все же владел грамотой, его весьма уважали. Вегетарианец
и мистик Томас Трайон (1634— 1703) научился читать у пасту­
хов овец; в детстве он был подпаском и, наблюдая за старши­
ми, пришел к выводу, что пастухи нередко превосходят мудро­
стью учены х джентльменов. «П астух и охотник понимают кое-
что о П рироде, тогда как большинство людей образованных
отдалились от Ее божественной простоты, собственными рука­
ми вынув себе глаза и похваляясь перед другими, какие чудеса
они якобы м огут видеть» ^ М емуарист Д ж он К эннон, одно вре­
мя служивший акцизным чиновником, вспоминал, как в дет­
стве (в конце X V II века) подружился с одним пастухом-са-
моучкой, который владел оккультными книгами (в том чис­
ле «Оккультной философией» Агриппы , то есть, скорее всего,
«Четвертой книгой») и приобщил юного Д жона к магическому
искусству заклинания духовъ
Все больше и больше женщин по всей Европе получали до­
ступ к книж ном у знанию, которое до сих пор считалось пре­
рогативой мужчин. Протестантизм поощрял обучение девочек
грамоте в ограниченных пределах, но, по общ ем у мнению , круг
чтения, приличествующий женщине, был гораздо уже м уж ско­
го. В некоторых контекстах комбинация «женщина плюс книги»
воспринимались как взрывоопасная. В первую очередь, это каса­
лось медицинской сферы. Ж енщ ины во все времена играли важ­
ную роль в народном врачевании, и за ними традиционно при­
знавали некое природное лекарское чутье в области родовспо­
можения, хотя с развитием организованной профессиональной

1 Ibid., р. 577-
577.
2 T h o m a s 'T ry o n , MisceUania. Lo n d on , 16 96, p. 93; D avid C re ssy, Literacy and
the Social Order: Reading and Writing in Tudor and Stuart England. C am b rid g e , 19 80 ,
P- 39-
3 D avies, Cunning-Folk, p. 129.

122
медицины отнош ение к сельским повитухам стало меняться
к худшему. Н о образ лекарки низкого происхождения, пользу­
ющейся не народными средствами, а советами из медицинских
книг, внушал большие опасения. И все же подобные врачева­
тельницы встречались все чаще и чаще, а те немногочисленные
документальные свидетельства, которыми мы располагаем, по­
зволяют сделать вывод, что книжные знания женщины обычно
заимствовали у врачей-мужчин. Н еграмотная женщина, высту­
павшая ответчиком на одном из нескольких судебных процес­
сов над врачевателями-магами, прош едших на востоке Ф ранции,
сообщила, что врач, с которым она работала, дал ей большой
лист бумаги с изображениями различных травЧ Темпель Аннеке,
целительница и гадалка из-под Брунсвика (города в лютеран­
ском государстве Н иж няя Саксония), была обезглавлена и со­
жжена в 1664 году, после того как призналась под пыткой в дья­
вольском колдовстве. О на была вдовой и жила в доме своего
взрослого сына-крестьянина; в свое время она ходила в школу,
где научилась читать. С во и медицинские познания Аннеке по­
черпнула из принадлежавших ей нескольких книг, из разгово­
ров с пастухами и от своей матери — служанки местного ци­
рюльника и лекаря\
С хож им и путями женщины приобщ ались и к гримуа-
рам. В 1739 одна кладоискательница — дочь директора школы
из окрестностей Ш тутгарта — призналась, что какой-то капу-
цинский м онах дал ей книгу, написанную иезуитами и содер­
жавшую указания о том, как призвать «кладового человечка»^
А нна Боднэм, знахарка из Уилтшира, казненная за колдовство
в 1653 году, заявила, что ритуальной магии она научилась, когда
прислуживала Д ж ону Лэмбу, известному и влиятельному врачу-
астрологу эпохи короля Якова, которого лондонская толпа за­
била камнями насмерть в 1628 году. Ещ е одна английская зна­
харка X V I I века утверждала, что искать клады ее научил Уильям

1 B rig g s, “ C irc lin g the D e v il” , p. 17 1.


2 Peter A . M o rto n (ed.). The Trial o f Tempel Anneke^ trans. B arbara D äh m s.
Peterborough, O n t., 20 0 6 , pp. 1 5 , 1 9 , 3 9 , 78.
3 E d w a rd Bever, The Realities o f Witchcraft and Popular Magic in Early Modem
Europe: Culture, Cognition and Everyday Life, B asin gsto ke, 2 0 0 8 , ch. 6.

123
Лилли'. П равду они говорили или нет, но суть в том, что все
эти женщины считали за благо афишировать свое знакомство
с известными мужчинами-магами и объявлять их своими учи ­
телями. Некоторые куртизанки, занимавшиеся магией, имели
доступ к гримуарам, которыми владели и х постоянные клиен­
ты. О дин из примеров тому, относящийся к X V I I столетию, —
Джоанна Л а Сиракуза, состоявшая в связи с мальтийским во­
енным инженером Витторио Кассаром, который ухитрялся
сочетать мирское членство в ордене святого И оанна с распут­
ной жизнью и занятиями магией. У Кассара имелось несколь­
ко запрещенных магических рукописей, в том числе «Ключ
Соломона» и какое-то сочинение П етра Абанского, кото­
рое Кассар, по его собственным словам, получил от приятеля-
медника из М ессины. Кроме того, Кассар выучился арабскому
у мавританского раба, который предлагал вдобавок обучить его
астрологическим инвокациям и некромантии. Джоанна, по ее
словам, не умела читать и писать, но знала, что у Кассара есть
книги и рукописи по магии и что он хранит и х у себя дома, хотя
о чем идет речь в этих книгах, не имела понятия. Узнав, что его
деятельностью заинтересовалась инквизиция, Кассар спрятал
свои книги и отправил Д ж оанну в Неаполь, чтобы инквизиторы
не смогли ее допросить^ Э то было мудрое решение. Считалось,
что женщинам труднее противиться козням и соблазнам дьявола
и что «слабому полу» достаточно только физического соседства
с гримуарами, чтобы угодить в сети Сатаны. О дна гувернантка
из Котентена (Нормандия) в 1599 году утверждала, что ее пре­
следуют духи. Как-то раз она увидела демона в облике больш о­
го черного человека, который пробрался в дом через дымоход
и обошелся с ней дурно. Выяснилось, однако, что эта женщ и­
на когда-то держала в руках «Ключ Соломона» и некую «livret
des Cavernes de Tolede» («К ни гу из Толедских пещер»), и было
решено, что она — отнюдь не жертва, заслуживающая жалости,
а виновница дьявольского колдовства\

1 D avies, Cunning-Folk^ р. 73; T h o m as, Religion and the Decline o f Magic^ p. 362.
2 C assar, Witchcraft^ Sorcery уpp. 67, 68, 72— 73, 98.
3 René L e Tenneur, Magie, sorcellerie et fantastique en Normandie. Paris, 19 9 1,
pp . 176— 177-
124
Итак, гримуары все активнее проникали на тот социальный
уровень, к которому принадлежали народные знахари и зна­
харки, оказывавшие ш ироком у населению различные магиче­
ские услуги по избавлению от болезней, страхов, неудач и неу­
довлетворенных желаний. Н е удивительно, что книжная магия
постепенно занимала все более и более важное место в магии
народной. Больш инство знахарей были выходцами из семей
мастеровых и ремесленников и образование имели соответству­
ющее, так что содержание некоторых гримуаров, изобиловав­
ш их латинскими, греческими и еврейскими именами, было по­
нятно им лиш ь отчасти. П о это м у в раннее Н овое время книги
по ритуальной магии нередко использовались не как полноцен­
ные пособия по заклинанию духов, а лишь как источники маги­
ческих символов, фраз и перечней свящ енных и демонических
имен. Н а основе этих отрывочных сведений народные колду­
ны составляли тексты для защитных талисманов, которые поль­
зовались большим спросом у их клиентов. Элементы книжной
магии применялись в отрыве от ритуального контекста и в со­
вершенно ины х целях, нежели те, для которых они предназна­
чались изначально. Н апример, в Венеции в X V I веке были очень
популярны защитные талисманы в виде бумажных или перга­
ментных лент, содержащих краткие заклинания, символы, кру­
ги и пентакли из «Ключа Соломона» \

Д е м о н о л о г и и р а з о б л а ч и т е л и

П о всей протестантской и католической Европе интеллекту­


алы выражали беспокойство в связи с распространением опас­
ных гримуаров. Король Я ков I Английский и V I Ш отландский
предостерегал читателей своей «Демонологии» об ужасах, ко­
торые таит в себе «Четвертая книга оккультной философии» ^
Ф ранцузский судья Ж ан Боден осуждал и подлинные сочинения
А гриппы , и приписывавшиеся ему труды как «омерзительную

1 МаПіПу Witchcraft and the InquisitioHy pp. 98,135— 136; M atteo D u n i, Under
the DeviVs Spell: Witches, Sorcerers, and the Inquisition in Renaissance Italy. F lo ren ce,
20 0 7, pp. 56— 57.
2 K in g Ja m es I, Daemonologie, Preface.

125
отраву колдовства»'. Д ругой французский охотник на ведьм,
Николя Реми, в 1595 году утверждал, что «Агриппа, П ьер
дА бан о и П икатрикс [sic!], эти трое мастеров проклятой магии,
оставили куда больше предписаний, нежели то полезно для бла­
га рода человеческого» \ Предостерегая пасторов относитель­
но «суеверий», немецкий протестантский теолог И озуа А рндий
(1626— 1686) упомянул в числе последних чтение кощ унствен­
ных магических книг, приписываемых С олом ону^ И езуитский
богослов М артин Дель Р и о полагал, что распространение гри-
муаров породило две разновидности скрытых договоров с дья­
волом. Д оговоры первого рода заключаются тогда, «когда кто-
либо сознательно и добровольно начинает использовать те суе­
верные знаки, с которыми обычно имеют дело маги, узнав о них
из книг или из разговоров с магами», а второго — когда «люди
читают суеверные книги из лучш их побуждений, полагая, будто
те написаны уважаемыми философами и врачами»^.
Впрочем, по вопросу о том, следует ли признать одно только
владение гримуарами актом ереси, мнения разнились. Дель Рио
утверждал, что епископы не уполномочены сжигать магические
книги. Последние надлежит передавать инквизиторам, чтобы
те уже классифицировали их либо как еретические, либо как про­
сто кощунственные. Н а этой почве иногда разгорались ожесто­
ченные диспуты. В 20-е годы X V I века архиепископ Тулузский
схлестнулся с инквизицией в борьбе за право вести процесс
по делу доктора Николя де Бомона, подозревавшегося в колдов­
стве. С порны й вопрос сводился к тому, являются ли предполага­
емые действия Бомона еретическими и, следовательно, подпада­
ют ли под юрисдикцию инквизиторов. В церковном праве ересь
определялась как преступление против догматов веры и церков­
ных таинств. Н е каждый магический акт соответствовал этому

1 Ц и т. по: van der РоеІ, Cornelius Agrippa, p. 82, n. 42.


2 N ico la s Rém y, La démonolatrie, trans Je a n B o és. N a n c y , 19 97, p. 19 6. В еди н ­
ствен н ом сущ е ств ую щ е м переводе это й кн и ги на ан гли й ски й язы к слово
«П и катр и кс» по какой-то при чи н е зам енено и м е н ем «Вейер» (W eyer) (Rém y,
Demonolatry, trans. E . A . A sh w in . Lo n d o n , 19 30 , p. 10 0 ).
3 T h o rn d ik e , History o f Magic, vol. viii, p. 556.
4 M artin D e l R io , Investigations into Magic, ed. and trans. E G . M axw ell-Stu art.
M anchester, 2 0 0 0 , pp. 76, 77.

126
определению. У Бомона нашли при обыске книги с магическими
заклинаниями и дьявольскими инвокациями, а также куски кор­
ня мандрагоры и маленькие фигурки в виде человечков. С точки
зрения инквизиции, это были вполне достаточные свидетельства
договора с Сатаной — и несомненные признаки ереси. Н о ад­
вокат архиепископа утверждал, что между поклонением дьяволу
и вызыванием последнего есть некоторая разница. Улики, най­
денные у Бомона, свидетельствовали только о последнем, что
само по себе еще не составляло ереси, если факт договора с дья­
волом не доказан. К сожалению, история не сохранила для нас
решения, которое вынес по этому вопросу тулузский парламент*.
И з рассуждений демонологов иногда удается почерпнуть
ценные сведения о содержании и применении гримуаров. Дель
Рио в своих «Исследованиях магии» поясняет, что решил «об­
народовать некоторые наименее вразумительные материалы
из книг, написанных самими магами, дабы явить м иру всю их
суетность, вероломство и безумие» \ О днако всякий, кто пытал­
ся обсуждать магию, не имея на то религиозных полномочий,
как Дель Рио, рисковал навлечь на себя обвинения в распростра­
нении магических знаний, даже если ставил своей целью разо­
блачить эти знания как бесполезные. Такая участь постигла Ж ака
Феррана, автора медицинского трактата о причинах, диагности­
ке и лечении «melancholie erotique» («любовной тоски»), опу­
бликованного в і6іо. В этом сочинении Ф ерран — уважаемый
врач и правовед — привел многочисленные подробности, каса­
ющиеся магических средств и заклинаний для вызывания им по­
тенции, привлечения любви и том у подобных целей. Н есмотря
на то, что все подобные практики он, разумеется, осуждал, через
десять лет после публикации этой книги церковный трибунал
Тулузы признал Феррана виновным в распространении оккульт­
ной скверны и постановил сжечь тираж его книги\

1 D e l R io , I n v e s t i g a t i o n s 237; R aym on d A . M en tzer, “ H e re sy Proceedings


in L an gued oc, 150 0 — 16 50 ” . / / Transactions o f the American Philosophical Society, 74:5
(19 8 4 ), pp. 3 7 — 38.
2 D e l R io , Investigations, p. 27.
3 D .A . Beecher, “ E ro tic L o ve and the Inquisition: Jacqu es F erran d and the
Tribunal o f T o ulo use, 16 2 0 ” . / / Sixteenth Century Journal, 2 0 :1 (19 89 ), pp. 4 1— 53.

127
Даже те демонологии, которые выражали сомнения в реаль­
ности колдовства и беспокоились о невинны х жизнях, загублен­
ных рвением таких охотников на ведьм, как Дель Р ио, Боден
и Реми, подчас не менее сурово порицали гримуары и тех, кто
ими пользовался. Голландский протестант И оганн Вейер (1515—
1588), врач и ученик А гриппы , посвятил главу своего тракта­
та описанию и осуждению тр ех самых известных печатных гри-
муаров того периода. В свете близких отнош ений с А гри п пой
он вполне предсказуемо разнес в п ух и прах фальш ивую
«Четвертую кни гу оккультной философии», охарактеризовав ее
как «чистый вздор» и сравнив «со сломанной метлой, превра­
тившейся в охапку прутьев». «Даже тот, кто увлеченно изучает
все эти суетные бредни, не сможет извлечь из нее никакой поль­
зы», — добавляет он. «Гептамерон» П етра Абанского он опи­
сал как «тлетворную книжицу», которую «следовало бы предать
Вулкану наряду со всеми книгами, читать которые невозмож­
но», а «Арбатель» осудил как «собрание магических кощ унств» \
Стремясь доказать бесполезность магических заклинаний, эк-
зорцизмов и талисманов, Вейер описывает различные ф орм у­
лы, обряды и ритуалы, направленные против демонов, ведьм
и болезней. Такая скептическая позиция и сама принадлежность
Вейера к протестантской церкви вызвали у католических демо­
нологов изрядное возмущение. Католическая церковь запрети­
ла его книгу, а Ж ан Боден и иже с ним принялись обвинять его
в распространении магии. Доля истины в этом обвинении име­
лась. В издание «De praestigiis daemonum» («О демонических
иллюзиях») 1583 года Вейер включил приложение под названием
«Pseudomonarchia daemonum» («Псевдомонархия демонов»), ко­
торое представляло собой каталог демонических духов с описа­
нием их способностей и методов их вызывания. О т рукописны х
списков демонов наподобие «Ста царей» этот каталог отличался
разве что отсутствием каких бы то ни было магических знаков
и символов. П о словам Вейера, он был заимствован из рукописи
под названием «Книга о службах, несомых духами», экземпляр

1 Benjam in G . K o h l and Н . С . E rik M id e lfo rt (eds.), O n Witchcraft:


An Abridged Translation o f Johann Weyer's D e praestigjiis darmonumy trans. Jo h n Shea.
Ash eville, 19 9 8, pp. 54— 58.

128
которой имелся в библиотеке Тритемия. Кроме того, Вейер у п о ­
минает, что видел «в доме одного влиятельного и знатного че­
ловека некий отвратительный манускрипт, который надлежало
бы сжечь как можно скорее» Ч Так или иначе, этот первый пе­
чатный перечень демонов оказался ценным источником магиче­
ских сведений и впоследствии пользовался большой популярно­
стью среди учены х заклинателей д ухо в\
Н емного видоизмененную версию «Пседомонархии» на ан­
глийском языке опубликовал годом позже скептик елизаве­
тинской эпохи Реджинальд Скот, включивший ее в свою книгу
«Открытие колдовства» — трактат, направленный против маги­
ческих суеверий и католицизма, который, по мнению автора, их
породил. С кот был довольно нетипичным демонологом: не буду­
чи ни священником, ни правоведом, ни врачом, он отстаивал ра­
ционалистическую точку зрения на религию, превзойдя в этом
даже Бейера с его более осторожными взглядами на вопрос о дья­
вольском вмешательстве. Однако «Открытие колдовства» стало
настоящей сокровищницей магических сведений: С кот воспро­
извел в своем трактате всевозможные заклинания, католические
молитвы, экзорцизмы, описания амулетов, талисманов и ритуа­
лов, предназначенных для общения с ангелами, демонами и ду­
шами умерш их. Имелись в нем и подробные указания для желаю­
щих обогатиться магическим путем, и инструкции по заточению
духов в кристаллы. О дним из основных источников для Скота
послужил рукописный гримуар, написанный черными и крас­
ными чернилами и озаглавленный «Secretum secretorum. Тайна
тайн». Судя по всему, этим гримуаром пользовались не оккульт­
ные философы, а двое народных магов. В начале книги утверж­
дается, что она была «задумана и написана автором для собствен­
ного пропитания, в назидание неимущим и во славу пресвятого
Божьего имени» \ Таким образом. Скот, фактически, опублико­
вал первый печатный гримуар на английском языке; и хотя сво­
ей целью он ставил развенчание магии, на практике это издание

1 Ibid.., р. 20 3; Skinner and R ankine, The Goetia, p. 37.


2 Barbierato, Nella stanza dei circoli, pp. 5 2 ,16 2 .
3 R eginald Scot, The Discoverie o f Witchcraft. L o n d o n , 1584, pp. 226, 251.

129
лишь поспособствовало распространению магических знаний
среди низш их сословий. Практические советы по магии и за­
щитные католические молитвы, обнародованные в «Открытии
колдовства», очень скоро начали переписывать и включать в ру­
кописные гримуары‘. В 1665 году книга С кота была переизда­
на и дополнена «Рассуждением о демонах и духах», в результа­
те чего значимость ее как гримуара только возросла. Н а протяже­
нии X V III— X I X веков «Открытие колдовства» оставалось одним
из важнейших руководств для народных колдунов и знахарей.
Пользовались ею и американские охотники за сокровищами, как
мы увидим в одной из последующих глав\

С у д ы н а д в е д ь м а м и

Данные судебных процессов над ведьмами опровергают


мнение демонологов о тесной связи меж ду гримуарами, кол­
довством и поклонением дьяволу. И , с точки зрения историка,
в этом нет ничего удивительного. Подавляющ ее больш инство
казненных за колдовство были неповинны в преступлениях, ко­
торые им приписывались. М ало того, подавляющее больш ин­
ство тех, кто все же практиковал вредоносное колдовство, были
неграмотны и пользовались, в основном, различными народны­
ми средствами и методами, наподобие симпатической магии;
для простого таіфсіит никакие книги не требовались. О днако
у нескольких из тех относительно немногочисленных народ­
ных колдунов, которые отвечали за свои преступления перед
суровым светским законом, а не перед церковным судом, рас­
сматривавшим менее серьезные обвинения в «суеверии», кни­
ги при обыске все-таки нашли. Два подобных случая описаны
в шотландских судебных протоколах. В первом из ни х перед су­
дом предстал знахарь по имени Барти П атерсун, который враче­
вал болезни и исцелял от колдовской порчи при помощ и трав,
целебных напитков и амулетов. Некоторые из этих магических

1 F ran k K laassen and C h risto p h e r Phillips, “T h e R etu rn o f Stolen G o o d s :


Reginald Sco t, R eligious C o n tro versy, and M ag ic in B odleian Library, A d d itio n a l B .i ” .
Ц Magicy Ritualy and Witchcraft, 1:2 (2 0 0 6 ), pp. 135— 17 7.
2 D avies, Cunning-Folk, pp. 125— 1 2 7 ,1 3 2 ,1 3 4 ,1 5 0 — 1 5 1 ,1 5 6 — 159.

130
средств были описаны в рукописи, содержавшей словесный ква­
драт S A T O R A R E P O и различные оккультные чертежи и сим­
волы. П атерсуна казнили в 1607 году как виновного «в чародей­
стве и колдовстве, смущ ении народа талисманами и различны­
ми заклинаниями и в назначении ядовитых напитков под видом
лекарств» \ В шведских протоколах судов упоминания о магиче­
ских книгах также крайне редки. И зучение судебных докумен­
тов из альпийской области Ю ра тоже «практически не выяви­
ло никаких признаков того, что < ... > маги заимствовали свои
методы непосредственно из книг». Впрочем, в других областях
Восточной Ф ранции известно несколько подобных инциден­
тов, — например, с доктором из Ф ранш -К онте, в і6о6 году об­
виненным, среди прочего, в хранении магических книг, и с быв­
шим палачом из Невшателя, который в і668 году признался, что
переписывал «заклинания и дьявольские чары» из некой книги,
напечатанной готическим шрифтом в 1602 го д у\ Э то почти на­
верняка было немецкое издание «Сочинений» Агриппы .
Единственная европейская местность, в которой гримуа-
ры занимали видное место в протоколах судов на ведьмами, —
Исландия, в то время входившая в состав Дании. В общ ей слож­
ности на территории И сландии прошло около 134 таких судов,
и почти треть из них была связана с использованием гримуа-
ров, письменных заклинаний и рун или символов, произво­
дных от р у н \ Те из обвиняемых, ком у посчастливилось избе­
жать смертной казни, подверглись порке, на протяжении кото­
рой страницы их магических рукописей жгли у них под носом

1 П о д р о б н е е о судах над ш отлан дски м и знахарям и см .: O w e n D avies,


“А C om p arative Perspective on Sco ttish C u n n in g -F o lk and C h arm e rs” . / / Ju lian
G o o dare, Lauren M artin , and Jo y c e M iller (eds.^. Witchcraft and Belief in Early
Modem Scotland. B asingstoke, 20 0 8 , pp. 185— 205.
2 Per Sörlin, "kicked Arts'*: Witchcraft and Ma^c Trials in Southern Sweden,
163У— 1754. Leid en , 19 99, pp. 35— 36; W illiam M o n ter, Witchcraft in France and
Switzerland. Ithaca, 19 76 , pp. 186— 187.
3 M agn u s R afn sso n , Angurgapi: The Witch-Hunts in Iceland. H o lm a vik , 20 0 3,
p. 53; O h n a Fiorvardardottir, “ Icelan d ” . / / G o ld e n (ed .). Encyclopedia, vol. ii, p. 533;
K irsten H astru p , “ Iceland: Sorcerers and Paganism ” . / / B en gt A n k a rlo o and G u sta v
H en n in gsen (eds.). Early Modem European Witchcraft: Centres and Peripheries.
O x fo rd , 19 93, p. 390.
4 Angurgapi, pp. 5 6 ,5 8 .

131
Д окументы того периода свидетельствуют, что исландские гри-
муары представляли собой своеобразную смесь континенталь­
ной магии (с заимствованиями из «Соломоновых» текстов
и т.п.) и скандинавской рунической традиции. И ногда в них
даже встречаются упоминания о скандинавских языческих бо­
жествах. В качестве примера мож но привести руническое за­
клинание, заставлявшее ж ертву пускать ветры. О н о приводится
в galdrabok (гримуаре) X V I I века, но, несомненно, сущ ествова­
ло ранее в устной традиции по меньшей мере несколько поколе­
ний. Ч тобы магия сработала, следовало написать кровью на бе­
лой телячьей коже ряд рунических символов,

... которые поразят твое чрево великим поносом и ко­


ликами, и от всего этого чрево твое начнет испускать
сильные ветры. Да расщепятся кости твои, да взорвут­
ся твои кишки, да не прекратятся ветры ни днем, ни но­
чью. Да ослабеешь ты, как Локи, враг рода человеческо­
го, когда все боги поймали его в ловушку. Во имя пре­
сильное твое. Господи Боже, Дух, Создатель, Один,
Тор, Спаситель, Фрейр, Фрейя, Опер (Орег), Сатана,
Вельзевул (Beelzebub), помощник, могучий Бог, защит­
ник верных своих. Uteos, Morss, Nokte, Vitales.

В 1656 году И он И онссон , впоследствии сожженный за кол­


довство вместе со своим отцом, признался, что вырезал такие
руны, насылающие ветры, и послал их некой девице. П р и обы ­
ске у него в доме нашли несколько гримуаров и магических за­
писок, а еще одно из преступлений, вмененных И онссон у, за­
ключалось в том, что он использовал какой-то С олом онов знак
для исцеления теленка, пораженного дьявольским проклятием Ч
Своеобразие исландской охоты на ведьм проявилось и в том,
что из 128 человек, представших перед верховным судом остро­
ва по обвинению в колдовстве, лишь десять принадлежали

1 Stephen Е . Flo w ers, The Galdrahök: An Icelandic Book o f Magic, 2nd edn.
Sm ithville, 20 0 5, p. 55; R afn sso n , Angurgapi, p. 46; H astru p , “ Iceland: Sorcerers and
Paganism ” , pp. 39 4 — 395.

132
к женскому полу Ч Э то весьма необычно, учитывая, что и в Дании,
и в Н орвегии, и на территории Ш отландии — ближайшего
южного соседа Исландии — женщины составляли подавляю­
щее большинство обвиняемых в колдовстве\ О дно из возмож­
ных объяснений этому находится при сравнении Ф инляндии,
где большинство обвиняемых составляли мужчины, с родиной
ее правителей — Ш вецией. Н е исключено, что норвежские пе­
реселенцы, прибывавшие в Исландию с конца I X века, нес­
ли с собой сильное влияние мужской шаманской культуры са­
амов, которая и в раннее Н овое время все еще играла важную
роль в магической традиции Ф инляндии и северных областей
Скандинавии^ Впрочем, следует отметить, что большинство об­
виняемых в Исландии были не столько колдунами, сколько зна­
харями (olkynngisfolk, «мудрыми людьми»), несмотря на то что
в основу обвинения обычно ложились акты простого вредонос­
ного колдовства (а не полномасштабного поклонения дьяволу,
как на континенте). Гипотеза о влиянии шаманизма может иметь
под собой определенные основания, но все же исландская магия
опиралась в большей степени на книжные знания, чем на ф и н­
скую традицию шаманской работы с духами. П очем у же книж­
ная магия стала играть в Исландии такую важную роль?
П о уровню грамотности И сландия занимала в Европе ран­
него Н о вого времени одно из первых мест — отчасти благо­
даря тому, что лютеранской церкви не составляло особого тру­
да держать под контролем и обучать грамоте немногочислен­
ное, хотя и рассредоточенное население острова. К ак одну
из возмож ных причин упом инали также наличие богатой ли­
тературной традиции, развившейся в Средние века^. Н е ис­
ключено, что именно благодаря успеш ном у внедрению обра­
зовательной программы гримуары в И сландии и приобрели та-

1 Fiorvardarddttir, “ Iceland” , vol. ii, p. 533.


2 Ju lian G o o d a re, “ In tro d u ctio n ” . / / Ju lian G o o d a re (ed.), The Scottish Witch-
Hunt in Context. M anchester, 2 0 0 2 , p. 27.
я Ibid., pp. 28— 29. О м аги и саам ов см .: Stephen M itch ell, “ L earn in g M ag ic
in the Sagas” . / / G eraldine Barnes and M argaret C lu n ie s R oss (eds.). O ld Norse
Myths, Literature and Society. Sydney, 2 0 0 0 , p. 336..
4 C m .: H a rv e y J . G ra ff, The Legacies o f Literacy: Continuities and Contradictions
in Western Culture and Society. B lo om in gto n /In d ian ap o lis, 19 87, pp. iiy — 230.

133
кую значимость: почти все мужское население острова имело
возможность самостоятельно изучать и использовать магиче­
ские книги как в личных целях, так и для извлечения коммер­
ческой выгоды. В X V I I веке известно несколько случаев, когда
учащ ихся исключали из школ за чтение гримуаров'. Н о , с дру­
гой стороны, в Ш веции уровень грамотности был не ниже,
а магические книги ф игурировали на судах сравнительно ред­
ко. П о это м у следует предположить, что в И сландии развитию
письменной магии способствовала еще и давняя магическая
традиция, основанная на изображении рун. Н о , так или ина­
че, подозрения в использовании книжных методов для нанесе­
ния магического вреда в исландских поселениях возникали зна­
чительно чаще, чем в лю бой европейской деревне.
П ервы м человеком, приговоренным к смерти за колдов­
ство в И сландии эпохи Реформации, стал священник О ддур
Готтскалькссон: суд постановил, что тот изнасиловал ж енщ и­
ну, подпав под влияние магии, заключавшейся в гримуарах, ко­
торые были найдены у него при обыске. Более ста лет спустя
преподобный А рни Й он ссон бежал из страны и отправился
морем в Англию , после того как шестеро прихожан обвини­
ли его и еще одного человека в занятиях вредоносной магией^.
П о всей Европе священников тоже время от времени обвиня­
ли в колдовстве. В Западной Ф ранции в народе силен был страх
перед священниками, которые якобы могли наложить во вре­
мя брачной церемонии на жениха чары полового бессилия, из­
вестные как «nouement de 1’aiguillette» («завязывание веревки»).
В 1632 году подобным обвинениям от новобрачных подвергся
священник из Азе-ле-Брюле, а в 1650 году — еще один, который
вдобавок, якобы, требовал денег за снятие порчи. Несколькими
годами позже очередной священник, ставший жертвой анало­
гичного обвинения, подал в суд за клевету^

1 R afn sso n , Angurgapiy р. 6о.


2 Ibid.y рр. 23, 6о— 6 і.
3 K evin С . R ob bin s, “ M agical Em asculation , Popular Anticlericalism ,^ and the
Lim its o f the R eform atio n in W estern Fran ce circa 159 0 ” . / / Journal o f Social History у
3 1 :1 (19 9 7), p. 66. О ф р ан ц узск о й тр ади ц и и ли гатуры см . также: Stephen W ilson ,
The Magical Universe. Lo n d on , 20 0 0 , p. 140.

134
Рьяные охотники на ведьм без труда могли раздуть обви­
нения такого рода до масштабов полноценного дела о колдов­
стве. П о это м у не удивительно, что в ряде судебных процес­
сов над французскими колдунами фигурировали свящ енни­
ки — владельцы гримуаров. Ф ранцузский судья П ьер де Ланкр
уделил этой проблеме «священников-колдунов» немало вни­
мания. П ятеры х из них он судил самолично на юго-западе
Ф ранции, а еще троих не успел призвать к ответу: они вовре­
мя бежали в И спанию и Наварру. Кроме того, де Ланкр оста­
вил рассказ о суде над П ьером О пти, деревенским свящ енником
из Лимузена, который в 1598 году признался под пыткой в по­
сещении шабаша ведьм: «...там он получил некую книгу, кото­
рую прочел, а позднее сжег, опасаясь властей. К нига была на­
писана печатными буквами, и в ней имелись странные слова,
которых он соверш енно не понимал»*. В 1603 году скандаль­
но известного нормандского священника по фамилии Годвен
приговорили к повешению и сожжению. Среди его преступле­
ний числилось использование магического зеркала для поиска
потерянных вещей и владение некой книжицей из двенадцати
или пятнадцати страниц (при помощ и которой он снимал злые
чары) и девственным пергаментом с магическими знаками и за­
клинаниями для вызова демонов^. В центре еще одного сенса­
ционного судебного процесса оказался Л уи Гофриди, свящ ен­
ник одного из приходов в окрестностях Марселя, в і6 іі году каз­
ненный за «похищение детей, совращение женщин, нечестие,
занятия магией, колдовством и прочими мерзостями». То был
один из нескольких потрясш их Ф ранцию скандалов с одержи­
мостью и экзорцизмом в женских монастырях; во всех этих слу­
чаях обвинения в колдовстве были задействованы в политиче­
ских и религиозных интригах. О дна из монахинь, дочь мест­
ного аристократа, одержимая двадцатью четырьмя демонами,
опознала в Гофриди того колдуна, который был повинен в ее
недуге. Экзорцистам, которые пытались ее излечить, эти де­
моны сообщили, что Гофриди хранит у себя в комнатах со-

1 Ріегге D e Lancre, On the Inconstancy o f Witches^ trans. H arriet Sto n e and


G erhild S ch o lz W illiam s. Tem pe, 20 0 6 , pp. 5 10 ,5 0 6 .
2 M on ter, “ Toads and E u ch arists” , p. 576.

135
брание магических книг. П о этой дьявольской наводке ком­
наты Гофриди обыскали, но не нашли ничего подозрительно­
го. П озднее, уже в тюрьме, злополучный священник признался,
что хотел обручить эту монахиню с дьяволом и посещал шабаш
ведьм, а что до магических книг, то одна у него действительно
была; он сжег ее прямо перед арестом, не успев даже убрать пе­
пел из камина*.

П и щ а д л я п о д о з р е н и й

Н есмотря на все попытки поставить книжную торговлю под


контроль, гримуары в виде печатных книг и рукописей на наци­
ональных языках продолжали распространяться вниз по лестни­
це сословий, чему способствовал общ ий рост грамотности и со­
циальной мобильности. Ещ е в 1475 году папа римский разрешил
Кельнскому университету ввести цензорский надзор за пе­
чатниками, издателями, авторами и читателями книг^. В эпо­
х у Реформации эта тенденция быстро набрала силу: светские
и религиозные власти по всей Европе выпускали списки запре­
щ енных книг, стремясь предотвратить распространение ересей
и ограничить влияние нехристианских религий. Самы м влия­
тельным из подобных списков оставался папский «Индекс за­
прещенных книг», выходивший с 1559 года. В основу первого его
выпуска лег перечень, составленный в Венеции пятью годами
ранее и включавший в себя книги по геомантии, гидромантии,
пиромантии и некромантии, но впоследствии «Индекс» сущ е­
ственно расширился и охватил все области магии, а также хи ро­
мантию, физиогномию и прочие разновидности мантического
искусства. И з книг, упом януты х в нем по названиям, для наш их
целей особый интерес представляют «Ключ Соломона» (ф игу­
рировавший еще в венецианском списке), труды Гермеса и со­
чинения Агриппы . Булла, выпущенная Сикстом V в 1586 году,
ввела дополнительную цензуру на книги по предсказательной

1 С м .: Ferber, Demonic Possession, ch. 5.


2 L u cien F eb vre and H e n ri-Je a n M artin , The Coming o f ihe Book, trans. D avid
G erard. L o n d o n , [1958] 19 76 , pp. 2 4 4 — 245.

136
астрологии*. О днако, как отметил один историк, публикация
подобных списков, по всей видимости, была контропродук-
тивна, поскольку лишь привлекала внимание публики к тем са­
мым магическим книгам, для искоренения которых они выпу-
cкaлиcь^ Н е исключено, что бурный подъем спроса на «Ключ
Соломона» в И талии раннего Н ового времени объясняется,
по крайней мере отчасти^ прямым упоминанием этой книги
в папских «Индексах».
В 1559 году испанский инквизитор генерал Д он Ф ернандо
де Вальдес распорядился о выпуске первого из множества испан­
ских изданий «Индекса», которое близко следовало папскому
образцу и включало в себя восемь латинских трудов по астроло­
гии, каббале и другим оккультным наукам \ И спанские инкви­
зиторы стяжали славу самых беспощадных литературных цензо­
ров. В прош лом некоторые историки даже утверждали, что инк­
визиция тормозила интеллектуальное развитие И спании вплоть
до X I X столетия 4. Н о , как свидетельствуют собственные при­
знания ее служителей, на деле она была не столь уж эффективна.
В первые несколько десятилетий своего существования испан­
ская инквизиция занималась, в основном, искоренением ересей
среди conversos^ то есть евреев, обращенных — зачастую насиль­
ственным путем — в христианство. Если у кого-то из conversos
хранились в доме еврейские книги, инквизиторы толковали это
как признак тайной приверженности иудаизму. Соответственно,
развернулась беспощадная кампания по розыску и сожжению ев­
рейских текстов. Н о conversos упорно сопротивлялись: спасая
книги от инквизиции и бдительных соседей, они прятали их в ко­
лодцах и зарывали в садах. Несмотря на все усилия инквизиторов.

1 T h o rn d ik e , History o f Magic^ vol. vi, pp. 14 6 — 158 ; Paul F. G ren dier, The
Roman Inquisition and ihe Venetian Pressy 1540— 1605. Prin ceton , x^yy^-passim.
2 Barbierato, “ M agical Literatu re” , p. 159. С м . также: Elizab eth L . Eisen stein ,
“ Som e C o n je ctu re s about the Im p act o f Prin tin g on W estern S o cie ty and T h o u g h t:
A Prelim in ary R e p o rt” . / / Journal o f Modem History ^4 0 :1 (19 6 8 ), p. 38.
3 Bujanda (ed .). Index de LInqusition Espa^ole, pp. 243— 2 4 4 4 , 365— 366;
J . M artirn ez Bujanda, “ Indices de lioros prohioicios del siglo X V I ” . / / Jo aq u irn
Perrez Villanueva and B artolo m er E scan d ell Bo n et (eds.). Historia de la Inquisicioon
en Espana у America. M ad rid , 2 0 0 0 , pp. 79 8 , 800.
4 C m .: V irgilio Pinto C re sp o , “ T h o u g h t C o n tro l in Spain ” . / / H a licz e r (ed.).
Inquisition and Society, pp. 1 7 1 — 188.

137
еврейская литература проникала в Италию и Нидерланды'.
Итальянская инквизиция боролась, в первую очередь, с угрозой
протестантизма, надвигавшейся из-за Альп, но и еврейские кни­
ги вызывали у нее серьезные опасения. В 1553 году по всей Италии
запылали костры, в которых погибли многие тысячи сочинений
на иврите. Пятнадцатью годами позже в Венеции, крупном центре
еврейского книгоиздания, івласти устроили облаву и сожгли еще
не одну тысячу экземпляров Талмуда и прочих текстов, имеющих
отношение к иудаизму, — и это несмотря на то, что в «Индексе
запрещенных книг» 1564 года Талмуд был разрешен (хотя лишь
в цензурированном варианте и при условии отсутствия самого
слова «Талмуд» на титульном листе)
Кампания против еврейских книг была направлена не толь­
ко на борьбу с ересями новообращ енны х евреев, тайно привер­
женных иудаизму, но и на искоренение магии, в занятиях кото­
рой — обоснованно или нет — подозревали м ногих представи­
телей этой нации. М ногие христиане, как и сами евреи, считали
иврит магическим языком и, следовательно, с точки зрения ка­
толических и протестантских теологов, само его сущ ествование
оскверняло христианскую веру. В 1529 году испанский ф ранци­
сканец М артин де Кастаньета предостерегал:

Использовать имена на языке древних евреев в католи­


ческих и христианских молитвах, как будто оные старые
имена достойнее новых, — это суета, недостаток веры, су­
еверие и жидовская уловка. Особенно опасны они для ма­
лознающих, ибо в одном ряду с этими еврейскими и гре­
ческими словами они могут невольно произносить и дру­
гие неизвестные им слова, идущие от диавола^

1 С м .: M o sh e Lazar, “ Sco rch ed Parchm ents and Tortured M em o ries: T h e


‘Je w ish n e ss’ o f the A n u ssim ( C r y p t o -J e w s ) ” . / / M a r y E lizab eth P e r iy and A n n e J .
C r u z (eds.). Cultural Encounters: The Impact o f the Inquisition in Spain and the New
World. Berkeley, 19 9 1, pp. 17 6 — 206.
2 C m .: Paul F. G rendier, “ T h e D estru ctio n o f H e b re w B o o k s in V en ice, 156 8 ” .
/ / Proceedings o f the American Academy for Jewish Research, 45 (19 7 8 ), pp. 10 3— 130.
3 D avid H . D arst, “ W itch cra ft in Spain: T h e T estim o n y o f M artin
de C astan eea’ s Treatise on Superstition and W itch cra ft (15 2 9 )” . / / Proceedings o f the
American Philosophical Society, 123:5 (19 7 9 ), p. 319.

138
Н о на деле для того, чтобы очистить христианский словарь
от свящ енных еврейских имен, пришлось бы подвергнуть цен­
зуре многие католические экзорцизмы. Н апример, еврейское
магическое слово A G L A — аббревиатура выражения, означаю­
щего «Ты вовеки могуч, о Господи», — входило во многие като­
лические экзорцизмы (включая и те, что приводятся в руковод­
ствах М еньи), но в то же время часто встречалось и в гримуарах.
И м енно подобные совпадения побудили М артина Лю тера при­
равнять друг к другу и скопом осудить все «магические словеса»
колдунов, мусульман, католиков и евреев \
П одозрения в связи с еврейскими текстами, возникшие
в контексте французских дворцовых интриг в начале X V I I столе­
тия, повлекли за собой обвинение в колдовстве и казнь Леоноры
Голигаи, одной из фрейлин М арии де Медичи. П оводом для
обвинения послужила дружба Леоноры с португальским ев­
реем по имени Филотей Монтальто, врачом и оккультистом.
О бвинители утверждали, что она подолгу беседовала с ним о ма­
гии и талисманах, которые якобы описывались в еврейских «гри­
муарах», найденных у Монтальто при обыске. Леонора все отри­
цала, но это ее не спасло \ Разумеется, среди евреев, как и среди
христиан и мусульман, были настоящие колдуны и знахари, ис­
пользовавшие священные тексты своих религий для врачевания,
гадания и изготовления защитных амулетов. Самыми действен­
ными из всех средств еврейской магии считались письменные
талисманы — далеко не всегда каббалистические по содержа­
нию. О бы чно в них упоминались ангелы и содержались цитаты
из Библии, пентакли, гексаграммы, магические квадраты и пен­
таграммы. Вот один пример краткого текста, который следовало
написать на пергаменте, чтобы добиться благосклонности:

Хасдиэль (Hasdiel) — по правую руку мою, Ханиэль


(Напіеі) — по левую руку мою, Рамиэль (Rahmiel) — над

1 С м .: J e ffr e y H o w ard , Between Worlds: Dyhukksy ExorcistSy and Early Modem


Judaism. Philadelphia, 20 0 3, esp. p. 6 4 ; R . P o -chia H sia , The Myth o f Ritual Murder:
Jews and Magic in Reformation Germany. N e w H aven , 19 9 0 , pp. 134— 135.
2 G e o rg e s M o n grédien , Léonora Galigai: Un process de sorcellerie sous Louis
X IIL Paris, 19 6 8, p. 74.

139
головою моей! Помогите мне, ангелы, обрести бла­
госклонность и милость от всех людей, великих и ма­
лых, и прежде всего — от тех, в ком я нуждаюсь, во имя
Ях (Yah) Ях Ях Яу (Yau) Яу Ях Цебаот (Zebaot). Аминь,
аминь, аминь, села^.

Таким образом, еврейские письменные талисманы мало чем


отличались от нееврейских, но то обстоятельство, что они были
написаны на иврите, сущ ественно повышало и х товарную цен­
ность в глазах христиан. В 1643 году Доменико Темпони сооб­
щил венецианскому трибуналу, что некий еврей научил его,
как искать клады: нуж но было написать определенные еврей­
ские слова на клочке бумаги и положить эту записку под кры­
ло белого пeтyxa^ В городах, где евреям разрешалось сохранять
свою веру (как в том же венецианском гетто), христиане подчас
обращались к ним за советом. Например, венецианского еврея
И сакко Леви несколько католиков обвинили в поисках украден­
ного имущ ества при помощ и магии. О дин из них сказал, что
видел в доме у Леви книги по магии и, в том числе, какое-то со­
чинение средневекового испанского мистика Раймунда Луллия,
П ритчи царя Соломона и, что любопытнее всего, некую кабба­
листическую рукопись, автором которой значился папа Урбан
V III. Кроме того, Леви обвинили в изготовлении копий ма­
гических книг на продажу. Для оценки содержания рукописей
и книг, конфискованных у Леви, инквизиторы вызвали другого
обращ енного еврея, и тот заключил, что ничего откровенно ма­
гического в них нет^
И удей, занимающийся магией, не считался еретиком,
но с бывшими иудеями, обращенными в христианство, дело об ­
стояло совсем иначе, и для инквизиции они представляли осо­
бый интерес. Среди прочих ее внимание привлек малоимущ ий

1 Jo sh u a T r a c h t e n b e r g , Magic and Superstition: A Study in Folk Religion.


N e w Y o rk , 19 39, p. 14 0 .
2 M artin , Witchcraft and the Inquisition, p. 98.
3 P ier C e sa re l o ly Zorattin i, “ Je w s , C ry p to -T e w s, and the In q uisitio n ” . / /
R o b ert C h arles D avis and Benjam in R avid (eds.). The Jews o f Early Modem Venice.
Baltim ore, 2 0 0 1, pp . 1 1 4 — 115.

140
выкрест Дж ованни Баттиста Бонавентура, жаждавший раз­
богатеть магическим путем. В 1632 году его привлекли к отве­
ту за кощ унство и ересь. Д о перехода в христианство он успел
побывать еще и мусульманином, а свою жену-еврейку оста­
вил в гетто. Д жованни был одним из тех м н оги х бедняков, ко­
торые не довольствовались своим скромным положением ж из­
ни и искали путей к бы строму обогащению. П еред обращ ени­
ем в христианство он исповедался священнику, который должен
был его крестить, сказал, что пытался найти клад, и отдал на со­
жжение целую корзину магических книг и рукописей. Кроме
того, он признался, что у него были какие-то «маленькие кни­
жечки» на еврейском языке, трактующие об астрологии, меди­
цине и толковании сновидений. Бонавентуре повезло: инкви­
зиторы сняли с него обвинение в ереси и ограничились наложе­
нием епитимьи за суеверияЧ И спанская инквизиция бдительно
следила за подобными людьми вплоть до своего упразднения
в начале X I X века. Ещ е в 1776 году барселонский трибунал рас­
следовал дело ткача Хуана Солера, который обвинялся как «ере­
тик, оскверненный иудаизмом, ибо с заклинаниями он сочетает
еврейские слова»\
Ещ е одну груп пу потенциальных еретиков, с которых испан­
ская инквизиция буквально не сводила глаз, составляли мори-
ски (крещеные мавры). Владение любыми текстами на арабском
языке давало почву для подозрений в тайной приверженности
исламу. П еред одним только сарагосским трибуналом предстало
около сотни морисков, обвиненны х в нош ении особых защит­
ных талисманов — кусочков бумаги или пергамента со стихами
из Корана^. Впрочем, испанские христиане тоже пользовались
подобными талисманами, вовсе не исповедуя при этом ислам.
Ещ е одним центром влияния арабской магии на христианское
общество стала Мальта — по причине своего особого географи-

1 Brian Pullan, The Jews o f Europe and the Inquisition o f Venice, 1550— 1670.
Lo n d on , [1983] 19 9 7, p. 306.
2 Valerie M o le ro , Magie et sorcellerie en Espagne au si'ecle des Lumiéres 1700 —
1820. Paris, 20 0 6 , p. 16 1.
3 W illiam M on ter, Frontiers o f Heresy: The Spanish Inquisition from the Basque
Lands to Sicily. C am b rid g e , 19 9 0 , p. 214 .

141
ческого положения и важной роли, которую она играла в сре­
диземноморском судоходстве. К концу X V I века численность
мусульманских рабов на Мальте, привезенных рыцарями-иоан-
нитами из крестовых походов, составляла уж е около трех тысяч.
Мальтийская инквизиция, подведомственная итальянской, тща­
тельно следила за их контактами с основным населением остро­
ва. О днако местные кладоискатели все равно то и дело обраща­
лись за помощ ью к мусульманским рабам. Ислам был вне зако­
на: его исповедовали только рабы и тайные мусульмане, жившие
в постоянном страхе перед инквизицией. В начале X V I I века
настоятель собора М дина раскопал часть подвальных помещ е­
ний в своем доме, полагая, что прежние жильцы, евреи, остави­
ли там клад. Так ничего и не найдя, он по совету своего знако­
мого грека-киприота обратился за помощ ью к одному галерно­
м у рабу из мусульман. Раб принес книгу и начал что-то читать
из нее, расхаживая по подвалу, а затем заявил, что для нахож­
дения клада следует принести в жертву черную курицу. М ало-
помалу в руки консультанта перекочевало несколько ценных ве­
щей, и настоятель, наконец, понял, что его водят за нос, — но,
как ни печально, инквизиции уже успели донести об этих недо­
зволенных поисках'.
Католическая церковь воспринимала протестантизм как дья­
вольскую ересь, но не усматривала в нем ничего магическо­
го. И , тем не менее, государственный контроль за типограф и­
ями в городах Средиземноморья был тесно связан с борьбой
против протестантской угрозы, а беспокойство испанских вла­
стей по поводу опасных влияний, проникавших из-за П иренеев,
сформировало устойчивое представление о Ф ранции как ис­
точнике запретной магии и магических книг. В 1569 году один
каталонский инквизитор заметил, что «инквизитор здесь н у­
жен для того, чтобы отпугивать французов»^ Э ти опасе­
ния были небеспочвенны. В о второй половине X V I века м н о ­
гие французы отправлялись на заработки в пограничные об ­
ласти И спании, особенно в Каталонию и Арагон. Среди них

1 G assar, Witchcrafty Sorcery, р. 75.


2 Ц и т . по: H e n r y K am en, The Phoenix and the Flame: Catalonia and the
CounterrReformation. N e w H aven , 19 85, p. 219.

142
было немало печатников, многие из которых прежде работали
в крупных типографиях Л и он а и Ж еневы, а эти города, в свою
очередь, были крупными центрами кальвинизма. Беспокойство
властей усугублялось докладами об организованных попытках
наводнить страну реформатской литературой: например, один
купец-католик в 1568 году заявил, что видел на складе в Л и оне
огромное множество протестантских книг, подготовленных для
отправки в И спанию . С итуация к западу от П иренеев тоже вы­
зывала тревогу. В 1690 году аббат из области Урадкс, населен­
ной преимущ ественно басками, жаловался, что на всем пути
от Байонны на юго-западе Ф ранции и до самой П амплоны нет
ни одного служителя инквизиции, который мог бы досматри­
вать караваны мулов на предмет перевозки еретических книг*.
Следует отметить, что и французские власти со своей сто­
роны П иренеев не сидели сложа руки. В 1547 году архиепископ
Тулузы отдал распоряжение священникам и светским чиновни­
кам посетить с инспекцией все книжные лавки города, а с 1530
по 1560 гг. тулузский парламент осудил около сорока человек
за хранение еретических книг. О собые подозрения у властей
вызывали все, кто так или иначе поддерживал связи с Ж еневой,
и в 1551 году вышел королевский эдикт, заклеймивший всех вла­
дельцев книг из этого города Кальвина как «еретиков и возму­
тителей мира и спокойствия в обществе»^.
Протестантизм был не единственной северной ересью, вну­
шавшей опасения испанским властям. Инквизиторы столетиями
вели борьбу со всевозможными французскими магами и кладои­
скателями. В 1511 году перед сарагосским трибуналом предстали
по обвинению в колдовстве священник Ж оан Висенте и трое его
помощников. Висенте был родом из Перпиньяна, французского
города у подножия Восточных Пиренеев. У него нашли список
«Ключа Соломона» и другие магические рукописи. Выяснилось,

1 Ibid.f щ ). 224, 232— ^236; Journeymen-Printers, рр . lo , 12, n. 4 2; G u sta v


H en n in gsen , The Witches* Advocate: Basque Witchcraft and the Spanish Inquisition.
R eno, 19 8 0 , p. 49.
2 R aym o n d A . M en tzer, Jr , “ T h e Legal R espon se to H e re s y in L an gu ed o c,
150 0 — 156 0 ” . / / Sixteenth Century Journal, 4 :1 (19 7 3 ), p ^ 23— ^24, 26— 28; A lfre d
Som an, “ Press, Pu lpit, and C e n so rsh ip in Fran ce before K ichelieu” . / / Proceedings
o f the American Philosophical Society, 12 0 :6 (19 76 ), pp. 439— 463.

143
что переписал их нотариус по имени Мигель Санчес, а источни­
ком послужили книги, привезенные, по словам Висенте, из Рима.
Одна из этих книг называлась «Ключ Вергилия» и содержала ма­
гические знаки целой сотни демонов и методы их вызывания.
М аги успели сжечь свои книги перед арестом, а позднее Висенте
и Санчес бежали из тюрьмы. Огорченные инквизиторы сожгли
вместо них пару чучел*. В і668 году французский монах-франци­
сканец был осужден тем же сарагосским трибуналом за хранение
запрещенных книг и кладоискательство и приговорен к трем годам
заключения в одиночной келье. Н а исходе X V II века инквизиторы
допросили под пыткой молодого мориска-врачевателя Херонимо
Эспинеля из деревни Торрелас, изгонявшего бесов из одержи­
мых. Эспинель заявил, что «побывал в Кастильских университетах
и прочел там много книг, в том числе и о Пентаклях Соломона».
Частью своих магических познаний он был обязан двоим францу­
зам, помогавшим ему искать клады\
Беспокойство в связи с наплывом колдунов и магов
из Ф ранц ии переросло в настоящую панику в 1609 году, ког­
да в пограничном с И спанией баскоязычном районе Ф ранц ии
Па-де-Лабур развернулась масштабная охота на ведьм. О дин
из двух судей, фанатично приверженных своему делу, П ьер
де Ланкр, рассказывал, что ведьмы и колдуны «во множестве бе­
жали прочь, суш ей и морем < ... > и толпа у границы росла час
от часа. О н и выдавали себя за паломников, идущ их в Сантьяго».
В И спанию направили двух французских агентов, чтобы те ра­
зыскали и схватили одну женщину, подозревавшуюся как пред­
водительницу ведьмовского круга. И спанские инквизито­
ры отнеслись к обвинениям против французских ведьм весьма
скептически, но это не помешало им выражать опасения, что на­
шествие иностранцев причинит стране «немало бед»^
С трах перед чужеземными магами испытывали не толь­
ко в И спании. Н а протяжении X V I и X V I I веков француз­
ские демонологи часто винили иностранцев (в первую очередь.

1 П о д р о б н е е о б это м деле см .: T^usiet, Abracadabra Omnipotens, рр. 46— 57.


2 Ibid.y р. 7 1 ; M on ter, Fwntiers o f Heresy, pp. 222— ^223.
3 H en n in gsen , Witches* Advocate, pp. 120— i2t. О де Л ан кре и его деятельно­
сти см .: E G . M axw ell-Stu art, Witch Hunters. Strou d , 20 0 5, ch. 2.

144
уроженцев Савойи и Италии) в распространении колдовской
и чародейской скверны. Ф ранцузский юрист Ж ан Боден (1530—
1596) утверждал, что «в 1568 году итальянцы и испанцы, отправ­
лявшиеся в Нидерланды, брали с собой бумаги со всяческим
колдовством, которое должно было защитить их от всевозмож­
ных несчастий»'. И мелись в виду путешественники по так назы­
ваемой И спанской дороге: этот исключительно важный в воен­
ном и торговом отнош ении маршрут пролегал через Восточную
Ф ранцию и северо-западную часть И талии и обеспечивал по­
ставки продовольствия испанским оккупационным войскам
в Нидерландах. П и щ у для подозрительного отношения к и но­
странцам и опасным книгам и записям, которые они везли с со­
бой, давали случаи, подобные тому, который описан в одном
памфлете і6 іо года. В этом памфлете рассказывается, как пар­
ламент Бордо арестовал четырех испанцев-путешественников,
троих муж чин и одну женщину, оказавшихся магами и колду­
нами. Утверждается, что эта шайка бродяг обошла всю Италию,
Фландрию и Ф ранцию , предлагая повсю ду свои услуги, и по­
путно навлекла на себя обвинения в порче домашнего скота
и урожая. В сумках у них нашли «несколько книг, знаки, запи­
ски, воск, ножи, пергаменты и прочие предметы, применяемые
в магии». О бвиняемые признались, что искусству магии они
научились в Толедо ^ Таким образом, к началу охоты на ведьм,
развязанной де Ланкром, обстановка на юго-западной границе
уже изрядно накалилась. И пока испанские власти пытались по­
нять, что им делать с французскими беженцами, де Ланкр стол­
кнулся со встречным потоком saludadores (знахарей), направ­
лявшихся во Ф ранцию на заработки. Вдобавок, на тот же 1609
год пришлась массовая высылка мавров из И спании, и они те­
перь также пытались перебраться через П иренеи. Де Ланкр рас­
сказывает об одном saludador по имени Д он П едро, действо­
вавшем в окрестностях Байонны. «Не знаю, был ли он одним

1 Je a n B o d in , La Démonomanie des Sorciers, Paris, 158 0 , i j v ; цит. no: C h arlo tte


W ells, “ L eech es o n the B o d y Politic: X en o p h o b ia and W itch cra ft in E a rly M o d e m
Fren ch Political T h o u g h t” . / / French Historical Studies у22:3 (19 9 9 ), pp. 363— ^364.
2 Ed o u ard Fo u rn ier (ed.), Varietés historiques et litteraires. Paris, 1855, vol. I,
pp. 9 0 ,9 1 .

145
из них [т.е., из мавров] или сам Великий М авр Сатана направил
его в те края обирать местных жителей», — добавляет он. Д о н у
П едро удалось ускользнуть от французских властей, и де Ланкр
задается вопросом, «вернулся ли он в И спанию сообщ ить дру­
гим saludadores^ что Ф ранц ии им делать нечего»*.
Очевидно, что инквизиторы так и не смогли пресечь распро­
странение магических рукописей. Напротив, последние стано­
вились все более и более популярными. В 1573 году Конгрегация
священной канцелярии распорядилась сжечь все конфискованные
и сохраненные в архивах трибуналов книги по магии, потому что
справиться с таким мощным потоком магической литературы уже
не представлялось возможным \ Сам по себе этот факт уже свиде­
тельствует о том, что церковь проигрывала битву. Впрочем, кон­
тролировать развитие типографской промышленности ей пока
что удавалось неплохо, особенно в Испании. Однако в итоге все
ограничения привели к тому, что книги на испанском языке стали
печатать за рубежом — во Ф ранции, Германии и Нидерландах —
и провозить в И спанию контрабандой^ В раздробленной Италии,
где единственной централизованной властной структурой оста­
валось папство, церковь могла сколько угодно выпускать указы
об инспектировании и ограничении деятельности книготоргов­
цев, но в большинстве городов-государств и княжеств эти рас­
поряжения выполняли спустя рукава. В Венеции, например, пе­
чатные книги Агриппы можно было без особого труда заказать
и купить у торговцев, имевших нужные связи за границей и вво­
зивших подобные издания контрабандой. О дин такой венециан­
ский книготорговец, П ьетро Лонго, в молодости работал в Базеле
и Страсбурге. В 1586 году он купил книгу Агриппы у некоего ж и­
теля Болоньи, посетившего Венецию, и, в свою очередь, продал
одному м естному аристократу другое издание Агриппы, а се­
кретарю дожа — книгу П ьетро дА бано. О дним из поставщиков
Лонго был его сын, живший в Англии. В итоге Лонго заплатил
за торговлю запрещенными книгами страшной ценой: в 1588 году

1 D e Lan cre, On the Inconstancy o f Witches, pp. 3 6 1 ,3 6 2 .


2 Barbierato, “ M agical Literatu re” , p. 16 1.
3 K am en , Phoenix and the Flame, pp. 389— 394.

146
его утопили по приказу инквизиции*. Н о даже такие жестокие
наказания, судя по всему, не отвращали книгопродавцев от этого
опасного занятия. В 40-е годы X V II века перед судом предстали
еще несколько венецианских торговцев оккультной литературой,
в том числе Бонифаче Кабиана, в доносе на которого утвержда­
лось, что он продавал «К. А гри п п у и какую-то книгу с маленьки­
ми знаками и тайными кругами»^. Кроме того, именно итальян­
цы, судя по всему, поставляли сочинения Агриппы и гримуары
в Португалию^
Остаточное влияние инквизиции проявилось в том, что
всплеск производства популярной литературы и, в том чис­
ле, дешевых гримуаров в X V I I I веке почти не затронул И талию
и И спанию : в южные страны магическую литературу в основ­
ном ввозили с севера. В протестантских странах и тех областях
католического мира, где инквизиция не действовала, церковным
и светским властям было куда труднее ограничивать незаконное
производство магических книг.

С ЛЮ БО ВЬЮ В С Е Р Д Ц Е ...

К концу X V I века инквизиция начала постепенно отходить


от борьбы с ересями и все больше внимания уделять «суевериям»
и преступлениям против нравственности. То и другое естествен­
ным образом сочеталось в деятельности проституток, многие
из которых оказывали не только сексуальные, но и магические ус­
луги 4 . Некоторые, например, предлагали обеспечить своим кли­
ентам неизменный успех в азартных играх. В 1627 году некий

1 G rendier, Roman Inquisition, рр. i86— 188; Barbierato, “ M agical L iteratu re” ,
p. 161.
2 Sally Scully, “ M arriage o r a C areer?: W itch cra ft as an A ltern ative
in S e v e n te e n th -C e n tu ry V en ice” . / / Journal o f Social History, 28:4 (1995), pp. 857—
876, esp. 861, 871.
3 Fran cisco B ethencourt, О imagindrio da magia: Feiticeiras adivinhos
e curandeiros em Portugal no seculo X V I. Sao Paulo, [1987] 2004, pp. 169— 170.
4 C m .: O ’N e ill, “ M agical H ealin g, Lo ve M a g ic ” ; G u id o R u ggiero , Binding
Passions. O x fo rd , 1993, esp. ch. 3; Scully, “ M arriage o r a C a re e r?” ; M arijke G ijs w ijt-
H o fs tra , “ W itch cra ft after the W itch -T rials” . / / M arijke G ijs w ijt-H o fs tra , B rian R
L evack, and R o y Porter (eds.). Witchcraft and Magic in Europe: The Eighteenth and
Nineteenth Centuries. Lo n d o n , 1999, pp. 129— 141.

14 7
мужчина засвидетельствовал перед венецианским трибуналом,
что одна проститутка рассказала ему, как вызвать душ у И уды, что­
бы тот сообщил имена победителей на предстоявших выборахЧ
Н о гораздо более серьезные опасения властям внушала любовная
магия. Как пояснялось в одном руководстве для инквизиторов,

... чтобы привлечь мужчин в свои дома, они [прости­


тутки] прибегают к различным колдовским средствам.
Они метут очаг, сыплют соль в огонь, благословляют
бобы, завязывают ленты узлами во время мессы. И, за­
вязывая эти узлы, они произносят некие слова, непонят­
ные, но сладострастные и непристойные, тем паче перед
лицом святого таинства\

О дна из задач инквизиторов в том и заключалась, чтобы вы­


яснять, что это за «непонятные слова» и откуда они стали из­
вестны обвиняемым. В постановлении миланского трибуна­
ла от 1605 года богохульное использование в мирских целях м о­
литв святому Даниилу, святой Марфе, святому Киприану, святой
Елене и прочим святым отмечается как специфически женский
проступок^ О собенно популярна в Средиземноморье в X V I —
X V I I веках была приворотная молитва святой Марфе. Предание
гласит, что после Вознесения Христова М арфа, сестра М арии
Магдалины и Лазаря, отправилась за море в Тараскон, город
в П ровансе, где убила уж асного дракона (который в легендах
называется «тараска», Іа Tarasqué) и обратила местное население
в христианство^. Содержание молитвы выяснил один инквизи­
тор, посетивший Н овую Гранаду на острове Тринидад в 1568 году
и расследовавший там преступления колдуньи по имени М ария
де Медина. У нее эта молитва имелась в письменном виде:

1 Jon ath an W alker, “ G a m b lin g and Venetian N o b le m e n c. 150 0 — 1700**. / / Past


and Present, 16 2 (19 9 9 ), p. 47.
2 Tedeschi, “ T h e Q u e stio n o f M a g ic and W itch cra ft in T w o U n p u b lish ed
Inquisitorial Manuals**, p. 10 0 .
3 M aria Ріа Fan tin i, “ L e s m ots secrets des prostitueres (M o dén e, 1580— 1620)**.
/ / Рагіегу chanten Urey ecrire, 11 (2 0 0 0 ).
4 M rs G u tc h , “ Saint M arth a and the Dragon**. / / Folklore, 6 3 :4 (19 52),
pp. 19 3— 203.

148
Госпожа святая Марфа, почтенна и праведна ты!
Господь мой Иисус Христос любил и лелеял тебя; Госпожа
моя Дева Мария принимала тебя под кровом своим.
На гору Таларкон ты взошла и узрела змея живого; иссо­
пом и водой ты окропила его, и связала его своей святой
опояской, и вывела к людям его. Как правдивы эти сло­
ва, так же верно и ты приведи того-то ко мне, и да придет
он ко мне, как к тебе, смирен, спокоен и связан по рукам,
по ногам и по сердцу, и да полюбит меня, и назовет го­
спожой своей и ни в ком не найдет отрады, кроме меня*.

Уровень грамотности среди женщин в И спании и Италии


оставался по-прежнему невысок. Документы толедской инкви­
зиции, относящиеся к раннему Н овом у времени, свидетель­
ствуют, что на тот период около 87% женщин не умели читать
и писать; приблизительно так же обстояло дело и в Италии X V I
века\ И , тем не менее, женщины, даже неграмотные, пользова­
лись магическими сведениями, почерпнутыми из книг, обслужи­
вая на рынке любовной магии не только представительниц своего
же пола, но и грамотных мужчин. О б этом свидетельствует ожив­
ленная торговля cartas di voter bene («картами любви»), как их на­
зывали в Италии. Э ти куски бумаги или пергамента с молитва­
ми, заклинаниями и магическими символами приводились в дей­
ствие прикосновением человека, которого желали приворожить^
И зучая документы моденской инквизиции, относящиеся
к деятельности проституток, можно сделать вывод, что наибо­
лее искусными в любовной магии считались те из них, кто умел

1 O lg a Lu cia Valbuena, “ Sorceresses, Lo ve M ag ic, and the In quisition


o f Lin g u istic S o rc e ry in C e le stin a ” . / / PM LA, 10 9 :2 (19 9 4 ), p. 218. П р и м е р ы д р у ­
ги х п р и в о р о тн ы х м о ли тв святы м, о бн аруж ен н ы х в д о к ум е н тах и н кви зи ц и и , см .
в изданиях: see Bartom eu Prohens Perellö, Inquisicior I Bruixeria A Mallorca (1578—
1650). Palm a, 19 9 5, pp. 94— 96; M artin , Witchcraft and the Inquisition, pp. 10 8 — 10 9.
2 G r a ff, Legacies o f Literacy, p. 14 9 ; Paul F. G ren dier, Renaissance Education
between Religion and Politics. A ld e rsh o t, 20 0 6 , p. 255.
3 R u ggiero , Binding Passions, pp. 99— 10 2. С х о ж и й обычай сущ ество вал
в И с п а н и и и П о р ту га л и и , где со о тветствую щ и е карточки называли «cartas
de tocar»; о последней стране см .: Fran cisco Beth en cou rt, “ Portugal: А Scrup ulou s
In q uisitio n ” . / / A n k a rlo o and H en n in g se n (eds.). Early Modem European Witchcraft,
pp. 412, 413.

149
читать и писать (несмотря на то, что магические молитвы и за­
клинания заучивали наизусть и, по выражению одной женщ и­
ны, «всегда хранили в сердце»). М агический текст, записанный
на бумаге или пергаменте, наделялся большей силой, чем прочи­
танный по памяти, а заклинания, содержавшиеся в книгах, счита­
лись еще более могущественными, чем записанные на отдельных
листах. П о словам очевидцев, в ібоо году известная колдунья,
специализировавшаяся на любовной магии, читала из большой
книги «в черном переплете, полной заклинаний и тайн». О дна
проститутка заявила, что молитва, которую она записала на ли­
сте бумаги, действовала хуже, чем схожая молитва другой курти­
занки, взятая из «книги, в которой такого добра полным-полно»*.
Верхнюю ступень в этой иерархии занимали печатные тексты;
моденский трибунал сталкивался с ситуациями, когда прости­
тутки, занимавшиеся любовной магией, заказывали в типогра­
фиях печатные версии известных им молитв. Отчасти это объ­
ясняется тем, что печатному слову приписывалась особая эф ­
фективность, но отчасти и тем, что торговля такими молитвами
массового производства оказалась чрезвычайно выгодной.
Разумеется, далеко не все женщины, занимавшиеся лю бов­
ной магией, были проститутками; например, одна из них, вене­
цианка Лаура М алипьеро, жившая в середине X V I I века и очень
известная в свое время, формально жила на доходы от мебли­
рованных комнат. Агенты инквизиции обнаружили у нее при
обыске травники и записи заклинаний, но особый интерес
у них вызывало не это, а несколько рукописны х копий «Ключа
Соломона» (в разных стадиях заверш енности), содержавших
разделы «о жертвах духам и способе принесения жертв». Лаура
заявила, что сама она читать не умеет и что эти рукописи при­
надлежали кому-то из жильцов, но, скорее всего, эта предпри­
имчивая женщина все же участвовала в подпольной торговле
гримуарами, процветавшей в то время в Венеции и приносив­
шей большие деньги. Другая известная венецианская колдунья,
Лючия Бароцци, владела защитным талисманом на пергаменте.

1 Fan tin i, “ L e s m ots secrets” , n. 35.

150
содержавшим пентакли, круги и имена духов, и продала своим
клиентам м ного снятых с него копий".
Таким образом, низкий уровень грамотности не составлял
особых помех для заработка на книжной магии, однако пода­
вляющее большинство гримуаров было по-прежнему сосредо­
точено в руках мужчин. Ж енщ ины , не умевш ие читать, могли
копировать из гримуаро» заклинания и магические символы
для перепродажи, но использовать указания из магических книг
на практике без посторонней помощ и не могли. Например,
факт преобладания муж чин среди кладоискателей объясняет­
ся не столько отсутствием интереса к этой области магии сре­
ди женщин, сколько тем, что большинство женщин попросту
не могли прочесть гримуары.

К н и г а д ь я в о л а

Уже известный нам охотник за сокровищами, отец Чезаре


Ланца, заявил на допросе об упадке древней, высокой магии и сде­
лал на этот счет одно красноречивое замечание: «В наши дни
одна простая, скромная женщина делает больше, чем удалось до­
стичь всем некромантам древности. Более того, сейчас и не сы­
скать человека, который бы не носил какого-нибудь талисма­
на с магическими знаками»^. Возможно, Ланца имел в виду всего
лишь ту роль, которую женщины играли в простой народной ма­
гии, но следует понимать, что дело было во времена массовой охо­
ты на ведьм, когда демонологи находили в материалах судебных
процессов предостаточно свидетельств тому, что женщины падки
на искушения дьявола — вдохновителя всех магических практик.
П о всей Европе многие женщины, обвиненные в колдовстве,
признавались — зачастую, но не всегда под пыткой, — в том,
что заключили с дьяволом договор. И м енно этого призна­
ния от них и ждали, поскольку оно лиш ний раз подтверждало

1 Scully, “ M arriage or а C a r e e r? ” , р. 86 i. Д в е из ко н ф и сков ан н ы х


у М али пьеро ко п и й «К лю ча С о л о м о н а » сохр ан и ли сь; подробнее о н и х см.:
Barbierato, “ M agical Literatu re” , рр. 16 7 — 16 9. И зо браж ен и я из эт и х р ук о п и сей
см .: Barbierato, Nella stanza dei circolit илл. м еж ду стр. і6 8 и 16 9, а также Barbierato,
“ M agical Literatu re” , р. 173.
2 Ц и т. по: R uggiero , Binding Passions^ р. 211.

151
страхи богословов по поводу мирового сатанинского заговора.
Н а основании подобных признаний, обычно определявшихся
наводящими вопросами дознавателей и судей, мож но выделить
несколько способов, посредством которых заключался такой до­
говор. Среди женщин весьма распространенным способом было
вступление с дьяволом в половую связь, объяснявшееся уступ ­
кой соблазну. Н е менее популярным было и поверье о том, что
дьявол оставляет на теле своих слуг (как женского, так и муж ско­
го пола) особые тайные метки. В некоторых областях Англии
еще одним способом скрепления договора считалось усыновле­
ние духа-фамильяра, которого ведьма затем кормила грудью, как
ребенка". П исьменны м договорам с дьяволом историки до сих
пор уделяли не так много внимания, однако в связи с этой те­
мой возникают некоторые интересные вопросы о преобладав­
ш их в то время взглядах на женщин, грамотность и книги.
И з протоколов судебных процессов явствует, что и «науч­
ные», и народные представления о письменных договорах ведьм
с дьяволом отличались от той классической концепции догово­
ра, которая описана в легендах о Фаусте. Ф аустианский договор
оставался прерогативой образованных муж чин; это бьш акт ри ­
туальной магии, в ходе которого человек, желавший заключить
договор, сам составлял контракт, а затем предъявлял его дьяволу
для подписи. В случае же с ведьмами-женщинами обычно имел
место противоположный сценарий: дьявол приносил будущ ей
ведьме книгу или пергамент с договором, чтобы та его подпи­
сала. И ны м и словами, договор с ведьмой заключался по иници­
ативе дьявола и не подразумевал торговли или обсуждения ус­
ловий. Как и в случае со вступлением в половую связь, ведьма
лишь поддавалась соблазну.
В материалах судов, проходивш их в странах континенталь­
ной Европы, такой способ заключения договора, как подписа­
ние дьявольской книги или пергамента, упоминается сравни­
тельно редко. Самы й известный случай подобного рода, ссылки

1 С м .: See Roper, Witch Craze, ch. 4; Frangois D elpech, “ L a ‘marque’ des sorcieres:
logique(s) de la stim atisatio n diabolique” . / / N ico le Jaq u es-C h aq u in and M axim e
Prerud (eds.), Le s M a t des sorciers, G renoble, 1 9 ^ , pp. 3 4 7 — ^369; W alter Stephens,
Demon Lovers: Witchcraft, Sex, and the Crisis o f Belief. C m ca g o , 2002, esp. ch. 1.

152
на который встречаются в сочинениях нескольких демонологов
X V I I века, имел место в истории четырнадцати женщ ин, каз­
ненных по обвинению в колдовстве в А виньоне в 1582 году: «...
дабы О тец Л ж и смог стереть и изгладить вас из книги жизни,
вы по указке и повелению его собственными руками вписали
свои имена в черную книгу, им приуготовленную, во свиток не­
честивых, обреченных на вечную погибель» Ч И з этого следует,
что книга дьявола воспринималась, в сущ ности, как антитеза би­
блейской «книге жизни», которая упоминается и в Ветхом за­
вете, и в новозаветном О ткровении И о ан н а\ Если книга ж из­
ни представляет собой перечень всех праведных, избранных
Богом для спасения, или же тех, за кого Христос принял смерть,
то книга дьявола — это список проклятых душ . Н икто не может
быть вписан в обе эти книги одновременно.
Н о поскольку большинство женщин в те времена были не­
грамотными, поставить подпись в книге дьявола могли лишь
немногие. Английский священник Ричард Бернард (1568—
1641), находившийся под большим впечатлением от книг кон­
тинентальных демонологов, утверждал, что дьявольский дого­
вор «заключался устно с теми, кто не умел писать, с остальными
же — письменно» \ П роблем у грамотности мож но было об ой ­
ти и другими способами — разумеется, не без помощ и дьявола.
В 1645 году одна женщина из Н орфолка призналась, что однаж­
ды лунной ночью говорила с дьяволом в обличье высокого чер­
ного человека и надрезала себе руку перочинным ножом, а за­
тем вписала кровью свое имя в его книгу; но поскольку сама она
писать не умела, дьявол водил ее рукой Кроме того, неграмот­
ные могли просто ставить крест на месте подписи, как и в обыч-

1 Ц и т . по: Fran cesco M aria G u a z z o , Compendium Maleficarum, trans. E .A .


A sh w in . N e w Y o rk , [1929] 1988, p. 135. C m . также: D elp ech , “ G rim o ires et savoirs
souterrains” , p. 34.
2 П о м н ен и ю богословов, акты поклонени я дьяволу, как правило, пред­
ставляли со б о й ин вер си ю хр и ст и а н ск и х обрядов; см .: see Stuart C la rk , Thinking
with Demons: The Idea o f Witchcraft in Early Modem Europe. O x fo rd , 19 9 7, pp. 80—
93. О «книге ж и зни » см ., напр и м ер : G r e g o r y К . Beale, The Book o f Revelation:
A Commentary on the Greek Text. G ra n d R apids, 19 9 9 , pp. 2 8 1— 282.
3 R ich ard B ernard, A Guide to Grand-iury Men. L o n d o n , 16 27, p. 110 .
4 C . L E s tr a n g e E w e n , Witchcraft and Demonianism. L o n d o n , 1933, p. 280 .

153
ных юридических документах. О дна из женщ ин, осуж денных
в Салеме, сообщила, что дьявол в облике черного человека «при­
нес книгу, и она коснулась ее палочкой, которую тот обмак­
нул в чернильный рожок, и в книге осталась красная метка»*.
В Англии дьявол обычно вписывал имена ведьм в книгу само­
стоятельно, а физическую связь, необходимую для скрепления
договора, обеспечивала кровь ведьмы, использовавшаяся вместо
чернил. Например, А н н а Л и ч призналась, что дьявол взял у нее
кровь из-под языка и этой кровью записал ее имя на каком-то
листе бумаги; так же он поступил и с М аргарет Виярд, но кровь
в этом случае взял из бедра. Лю бопытно, что подобные эпизо­
ды часто встречаются и в материалах венгерских судов над ведь­
мами, проходивш их в X V I I I веке. О дна женщина, обвиненная
в 1746 году, рассказала, как дьявол в синем кафтане «ударил ее
в нос и кровью, которая потекла от этого удара, вписал ее имя
в книгу», а другая заявила, что дьявол внес ее имя в свою книгу
«пером, смоченным кровью из ее мизинца»\
Некоторые восточные области Венгрии были кальвинистски­
ми, и можно предположить, что между представлениями о кни­
ге дьявола и кальвинизмом существует прямая связь. П о крайней
мере, большинство английских упоминаний о письменных до­
говорах дьявола с ведьмами приходятся на период гражданской
войны, которой сопутствовал подъем пуританства, и, в особен­
ности, на 1645— 1647 гг., когда пуританин М этью Хопкинс орга­
низовал массовую охоту на ведьм в Восточной Англии. Н е ис­
ключено, что идея письменного договора приобрела популяр­
ность под влиянием той особой роли, которую в пуританском
парламенте играло подписание соглашений и клятв — таких, на­
пример, как «Клятва верности» 1641 года или «Торжественная
лига и Ковенант» 1644-го. Те, кто приносил подобные клят­
вы и присяги, должен был зачитывать их вслух, а затем вписы­
вать свое имя или ставить отметку против него на пергаменте.

1 Ц и т. по: Elizabeth R eis, “ G e n d e r and the M ean in gs o f C o n fe ssio n in E a rly


N e w En g la n d ” . / / Elizabeth Reis (ed .), Spellbound: Women and Witchcraft in America.
W ilm in gto n , 19 9 8, p. 58.
2 E w e n , Witchcraft and Demonianism, pp. 2 7 4 ,3 0 0 ; Istvan G y ö r g y To th , Literacy
and Written Culture in Early Modem Centred Europe. B udapest, 20 0 0 , pp. 89— 91.

154
в свитке или книге с текстом клятвы (поэтому такие докумен­
ты играют важную роль в оценке среднего уровня грамотности
своего времени*). Выражая вполне определенные политические
тенденции, эти присяги и клятвы, тем не менее, имели и глубо­
ко личный смысл — как символы внутренних битв между голо­
сом совести и искусителем-Сатаной. В самом тексте клятв нару­
шителям неоднократно угрожали Божьим судом. П о это м у впол­
не понятно, что в народной культуре той эпохи, пронизанной
пуританскими настроениями, заключению письменной «торже­
ственной лиги» с дьяволом придавалось не менее важное значе­
ние, чем договору, скрепленному сексуальной связью\
Н есмотря на то, что книга дьявола не являлась гримуаром,
в восприятии охотников на ведьм эти понятия без труда сли­
вались в одно, особенно в контексте отнош ений дьявола с жен­
щинами. Некоторые демонологи полагали, что уже одно только
хранение гримуаров подразумевает молчаливый сговор с вра­
гом рода человеческого; а поскольку все женщ ины унаследова­
ли от прародительницы-Евы опасное любопытство, вероятность
перехода от скрытых отнош ений с дьяволом к открытым и яв­
ным в их случае многократно возрастала. О подобных убеж ­
дениях свидетельствуют, в частности, материалы суда над зна­
харкой А н н о й Боднэм из Уилтшира, обвиненной в колдовстве
в 1653 году. Ч тобы произвести впечатление на клиентов, она по­
хвалялась своими магическими книгами. В своей работе она ис­
пользовала их по прямому назначению для помощ и клиентам,
но в глазах обвинителей эти оккультные сочинения неразрыв­
но связались с образом книги дьявола. И змучивш ись в тюрь­
ме, А н н а дала требуемое признание, заявив, что у нее была не­
кая красная книга, «до половины написанная кровью (с имена­
ми ведьм, подчинившихся власти дьявола) »^

1 С м .: C re ssy, Literacy and the Social Orders pp. 62— 103.


2 E d w ard Vallance, “ ‘A n H o ly and Sacram entall Paction*: Federal T h e o lo g y
and the Solem n Leagu e and C o ven an t in England**. / / English Historical Review^ 116
(2 0 0 1), 7 1— 72; M alco lm G askill, Witchfinders: A Seventeenth-Century English Tragedy.
Lo n d on , 20 0 3, pp. 4 7 — 48. О «ведьм ины х книгах» в ф ольклоре X I X века см .: O w e n
D avies, Witchcraft, Magic and Culture 1736— 1951. M anchester, 1999, pp. 180— 181.
3 Doctor Lamb revived, or. Witchcraft condemn'd in Anne Bodenham. Lo n d on ,
1653, p. 26.

155
Ко л о н и ал ьн ы е страхи

М ожет показаться, что держать под контролем распростране­


ние запрещенных книг в испанских и португальских колониях
было гораздо проще, чем в метрополиях. О днако пресечь ввоз
недозволенной литературы в колонии с самого начала оказалось
нелегко: книги везли контрабандой не только через И спанию
и П ортугалию , но и напрямую из Ф ранц ии и Нидерландов —
основны х стран-производителей запрещ енной печатной про­
дукции на испанском языке. И нвентарный перечень книг, ко­
торые готовил к отправке в М ексику один севильский торговец
в ібоо году, включал в себя сочинения делла П орты , Альберта
Великого, Алексиса П ьем онтца и Парацельса. И несмотря на то,
что в этих книгах о магии речи не шло, сами имена авторов не­
медленно насторожили бы лю бого церковного цензора*. Кроме
того, колониальные церковные библиотеки, в которых храни­
лись запрещенные книги, нередко подвергались разграблению \
Обладателям высокого социального статуса не приходилось
идти на такие крайности: они могли просто подать в библиотеку
запрос на нуж ную книгу, обосновав свой интерес религиозны­
ми или законными научными причинами. Доктор Кристобаль
Мендес, в 1538 представший перед судом мексиканской инкви­
зиции по обвинению в колдовстве, показал, что искусству из­
готовления золотых и серебряных астрологических медальонов,
приносящ их здоровье и удачу, он научился по книгам, которые
читал в библиотеке собора в М ехико ^
В Бразилии, которая была в то время португальской колони­
ей, постоянно действующей инквизиции так и не учредили, по­
этому в период с 1591 по 1650 гг. туда три или четыре раза при­
езжал для расследований генерал-инспектор из метрополии.

1 O tis Н . G re en and Irvin e А . Leonard, “ O n the M ex ica n B o o ktrade in 16 0 0 :


A C h a p te r in C u ltu ral H is t o r y ” . / / Hispanic Review у 9 :1 (1 9 4 1), pp. 1— ^40. О ко н ­
трабанде зап рещ ен н о й литературы см .: C arm en ѵаІ Ju lian , “ Surveiller et pu n ir
le livre en N o u ve lle -E sp ag n e au ] ^ I e siecle” . / / de C o u rce lle s (ed.), Le Pouvoir des
Uvres a la Renaissance, pp. 10 0 — 107.
2 A n a A valo s, “ A s A b o v e , S o B elow : A s t r o lo g y and the In quisition
in S ev e n te e n th -C e n tu ry N e w Spain ” . / / P h D thesis, E u ro p ean U n ive rsity Institute
(2 0 0 7 ), ch. 5.
я R ich ard E . G reen leaf, Zumdrraga and the Mexican Inquisition 1536— 1543.
W ashington, 19 6 1, p. 117.

156
П ервые два визита были вызваны, в основном, беспокойством
по поводу новообращ енны х и, в меньшей степени, опасениями
в связи с протестантизмом и исламом. О днако было заслуша­
но и несколько десятков дел, связанных с магией и «суеверия­
ми». П одробны й анализ судебных процессов, прош едших в бра­
зильской провинции П ернам буко с 1590 по і8 іо гг., показыва­
ет, что из 692 преступлений, расследовавшихся инквизицией, 57
касались магии и колдовства, но только в трех из этих случаев
прозвучало обвинение в хранении запрещенных книг. Больш ую
часть подсудимых составляли португальские колонисты,
а не местные жители или африканские рабы. Чащ е всего предъ­
являлись обвинения в женской лю бовной магии, а также в ма­
гическом врачевании и вредоносном колдовстве. П роти в неко­
ей М арии Гонсальвес, например, выступило семеро свидетелей
обвинения, заявивших, что она носила кости повеш енных пре­
ступников для защиты от властей и разговаривала с демонами*.
Н а противоположном побережье, в П еру, испанцы учреди­
ли трибунал в Лиме, перед которым за все время его существова­
ния предстало около трех тысяч подсудимых. Двадцать процентов
из них обвинялись в магии и «суевериях»; в основном это были
представители низших слоев общества, в том числе рабы и ма­
лоимущие женщины, а среди последних большую часть состав­
ляли повитухи и проститутки, многие из которых использова­
ли, в частности, письменные и устные молитвы святой М арфе \
Нескольких монахов судили за договоры с дьяволом. В 8о-е годы
X V I века у священника Фернандо де Куэваса, капеллана карме-
литского монастыря в Лиме, нашли при обыске печатные и ру-

1 Jam es Е . W ad sw orth , “ In the N a m e o f the Inquisition: T h e Po rtu guese


Inquisition and D elegated A u th o rity in C o lo n ial Pernam buco, B razil” . / / The
Americas^ 6 1 :1 (2 0 0 4 ), p. 4 7 ; C aro le A . M ysco fsk i, “ T h e M a g ic o f Brazil: Practice
and Prohibition in the E a rly C o lo n ia l Period 1590— 16 2 0 ” . / / History o f Religions,
4 0 :2 (2 0 0 0 ), pp. 16 2— 163, 16 4. П о д р о б н ы й анализ см .: de M ello e Sou za, The
D evil and the Land o f the Holy Cross. П о лезн ы е обзоры и сто р и и колдовства, м а­
ги и и и н кви зи ц и и в колониальной А м е р и к е см.: W illiam M on ter, Ritual, Myth
and Magic in Early Modem Europe. B righ to n , 19 83, ch. 6; G u sta v H en n in gsen , “ T h e
D iffu sio n o f Eu ro pean M ag ic in C o lo n ia l A m e rica ” . / / Je n s C h ristian V Joh an sen ,
E rlin g La d e w ig Petersen, and H e n rik S tevn sb o rg (eds.). Clashes o f Cultures: Essays
in Honour o f Niels Steensgaard. O d en se, 19 92, pp. 16 0 — 17 8 .
2 Teodoro H am pe-M artinez, “ R ecent W orks on the Inquisition and Peruvian
Colonial Society, 1570— 1820 ” . / / Latin American Research Review, 31:2 (1996), pp. 4 4 ,4 5 .

Ц7
кописные книги по хиромантии. Н о самым знаменитым из всех,
кому пришлось иметь дело с перуанской инквизицией, был ис­
панский мореплаватель и исследователь П едро Сармьенто (1532—
1592), автор «И стории инков», побывавший в плену у англий­
ского флотоводца Уолтера Рэли. Перед трибуналом Лимы он
представал несколько раз. В одном из этих случаев Сармьенто
обвинили во владении магическими книгами и молитвами для
вызывания дьявола, а в другом — в хранении магических колец
и волшебных чернил для написания любовных писем, перед ко­
торыми не может устоять ни одна ж е н щ и н а Н е а п о л и т а н ц у
Джеронимо де Караччоло также предъявили обвинение в хране­
нии книг по магии. Н о единственный случай, в котором обви­
нение в использовании гримуаров было подкреплено конкрет­
ными свидетельствами, — дело вышивальщика Диего де ла Росы,
осужденного за некромантию в 1580 году\ У этого подсудимо­
го нашли рукопись, написанную его собственной рукой и содер­
жавшую «множество знаков, греческих и еврейских букв и про­
чих мерзостей». Этот манускрипт, который он одалживал другим
людям для снятия копий, представлял собой обычный сборник
заклинаний и магических приемов для привлечения женщин,
для полетов по воздуху, обретения невидимости и поиска кла­
дов. Вдобавок де ла Росе вменили в преступление тот факт, что он
слишком много общался с местными индейскими знахарями, ко­
торые обучали его магическим свойствам трав.
Ч то касается борьбы с контрабандой запрещ енных книг, рас­
пространявшихся в испанских колониях, то самая тяжелая ра­
бота в этом отнош ении выпала на долю мексиканских цен­
зоров. Представить себе, насколько трудная перед ними сто­
яла задача, поможет история библиотеки Мельхора П ереса
де С ото, архитектора из М ехико, арестованного инквизици­
ей в 1665 году по обвинению в занятиях астрологией, черно­
книжии и владении запрещенной оккультной литературой.

1 Paulino C astan ed a D elgado and Pilar H ern an d ez A p a ricio , La Inquisicion


de Lima (1570— 1635). M adrid, 19 8 9 , vol. I, pp. 3 76— 380; H en n in gsen , “ T h e
D iffu sio n o f Eu ro pean Magic**, p. 16 3; Pedro Sarm iento de G am b o a, The History o f the
IncaSj trans, and ed. Brian S. B auer and Jean -Jacq u es D ecoster. A u stin , 20 0 7, p. 6.
2 D e lgad o and A p a ricio , La Inquisicion de Lima, p. 3 7 8 ; H en n in gsen , “ T h e
D iffu sio n or E u ro p ean Magic**, p. 16 4 .

158
у де С о то конфисковали 1592 книги: он располагал одной из са­
мых обш ирны х в колонии библиотек, что в свете его относи­
тельно скромного социального положения особенно удиви­
тельно. П ятую часть его библиотеки составляли романы, сказ­
ки, стихи, языковедческие трактаты и том у подобная литература,
по большей части на испанском, но также и на латыни, итальян­
ском, португальском и французском языках. Остальные четыре
пятых собрания были посвящены математике, астрономии, во­
енной науке, архитектуре, медицине, религии и истории. К чис­
лу недозволенных книг из этой библиотеки относились тракта­
ты по астрологии, два сочинения по физиогномии и алхимиче­
ский трактат начала X V I века.
П ерес де С о то не дожил до суда: его убил в тюрьме другой
заключенный. И нквизиторы тщательно перебрали конф иско­
ванные книги, отделив те, которые мож но было вернуть вдо­
ве, от тех, что подлежали цензуре или уничтожению . О сновн ую
часть книг, переданных на цензуру, составляли астрономические
трактаты. Кроме того, было выявлено десять работ, требовав­
ш их более внимательного изучения. В их числе оказалась рабо­
та делла П орты по криптографии («De occultis literarum notis»).
Вероятно, цензоры заподозрили, что в ней содержатся сведе­
ния такого же рода, что и в «Натуральной магии». К безогово­
рочно запрещенным отнесли несколько книг по предсказатель­
ной астрологии, но ни одного сочинения, трактующего о вы­
зывании духов, в библиотеке де С ото не нашлось. Несколько
книг арестовали только потому, что они не содержали выход­
ны х данных (сведений об издателе и о дате и месте издания) или
были отпечатаны в таких «еретических» городах, как Амстердам.
Некоторые затруднения у цензоров вызвало итальянское изда­
ние «Тайн» П ьемонтца, поскольку в испанский «Индекс» входи­
ло только испанское издание; какая-то книга, ложно приписан­
ная П етр у Абанскому, тоже заставила их почесать в затылках'.
Н е столь невинными оказались книги и занятия П едро
Руиса Кальдерона, который приехал в М ексику за сто с лиш ним

1 D o n ald G . C astan ien , “ T h e M ex ica n Inquisition C e n so rs : A Private Library,


16 55” . / / Hispanic American Historical Review., 34 :3 (19 54 ), pp. 374— ^392; A valo s,
“ A s A b o v e , S o Below**, pp. 2 1 1— 235.

159
лет до трагической гибели П ереса де С оты и его библиотеки.
Свящ енник Руи с Кальдерон, хвастун и шарлатан, иногда выда­
вал себя за папского легата или инквизитора. П рибы в в М ексику
в конце 30-х годов X V I века, он быстро разрекламировал себя
как мастера, сведущего в искусстве магии. Ходили слухи, что он
способен становиться невидимкой и волшебным образом пе­
реноситься в И спанию и обратно, а также обладает абсолют­
ной властью над женщинами. Ч то касается последнего, то не­
видимость здорово помогала ем у спасаться бегством от ревни­
вых мужей. С ам Кальдерон заявлял, что больш ую часть своих
знаний приобрел на Леванте, где обучался у чародеев и заодно
выучил халдейский, еврейский и греческий языки. П осле этого
он посетил Германию, где постиг искусство алхимии, и П ариж ,
где научился изгонять демонов. Руи с Кальдерон привез с со­
бой свои оккультные книги, в одной из которых, по его словам,
имелась подпись самого Князя Бесов, полученная в Италии, где
Кальдерон якобы нашел вход в преисподнюю и ненадолго туда
спускался. В замкнутом мирке колониальной М ексики все эти
похвальбы очень скоро привлекли внимание инквизиции. В 1540
году Руиса Кальдерона арестовали, конфисковав его библиоте­
ку. Как и в случае с П ересом де С ото, книги подвергли тщатель­
ном у обследованию. Среди них, как и следовало ожидать от би­
блиотеки священника, обнаружились различные благочестивые
трактаты и бревиарии, доминиканские проповеди и ф илософ ­
ские труды. Н о , сверх того, инквизиторы нашли у Кальдерона
экземпляр «Тайн» Альберта Великого, руководство по экзор-
цизму и какую-то книгу (вероятно, «Сокровищ е сокровищ»)
Арнольда де Виллановы, ученого и алхимика X I I I века. Н о ,
к больш ому разочарованию инквизиторов, ни одного настоящ е­
го гримуара (не говоря уж е о книге с подписью дьявола) в кон­
фискованной библиотеке не оказалось. Р уи с Кальдерон отде­
лался легко: его отослали в И спанию и отстранили от богослу­
жения на два года. Правда, сразу же после вынесения приговора
его пришлось отправить в больницу. Как сообщается в заклю­
чительных абзацах судебного протокола, этот неисправимый
глупец и на больничной койке продолжал развлекать соседей

і6о
сказками о своих чародейских подвигах и магических книгах,
которые ем у якобы удалось припрятать от инквизиции
Н есмотря на все подозрения и обвинения, большая часть ок­
культной литературы в колониях раннего периода носила, по-
видимому, не столько магический, сколько предсказательный
характер: в испанской Америке были весьма популярны и аль­
манахи, и серьезные астрологические трактаты \ Э ти м , отча­
сти, может объясняться на удивление небольшое количество су­
дов по обвинению в кладоискательстве. П равда, все тот же Р уи с
Калдьерон похвалялся, что может находить древние сокрови­
ща туземцев и что несколько конкистадоров уже нанимали его
в помощ ники. А в 1622 году трибунал Л имы разбирал дело дво­
их подсудимых, обвинявшихся в магических поисках сокровищ
на кладбище инков\ Н о, в целом, случай Д иега де ла Роса — ско­
рее, исключение из правил, чем пример сколько-нибудь замет­
ной тенденции. Э тот уже известный нам персонаж признался,
что совершил экспедицию в указанную одним индейцем пещ е­
ру, где были зарыты сокровища и внутренности некоего вождя
инков. Чтобы отыскать клад, де ла Роса вооружился гримуаром
и следовал его указаниям: облачился в церемониальную белую
тунику и зеленую столу, воскурил благовония, зажег восковые
свечи и при помощ и четырех жезлов, вырезанных из древеси­
ны граната, прочел необходимые заклинания, — однако не пре­
успел А втор одного недавно опубликованного труда, исследу­
ющего историю магии и колдовства в колониальной Бразилии,
также отмечает, что поиски кладов при помощ и магии не поль­
зовались большой популярностью. О н излагает относящ уюся
уже к X V I I I веку историю раба Домингоса Альвареса из Рио-
де-Ж анейро, занимавшегося магическим врачеванием. В 1744
году инквизиция изгнала его из страны, и Д ом ингос отправил­
ся в Алгарве (П ортугалия), где сменил специализацию и занял-

1 G reen leaf, Zumdrraga and the Mexican Inquisition, pp. 1 1 7 — ^121.


2 A valo s, “A s A b o ve , S o B e lo w ” , pp. 246— 254; M ysco fsk i, “T h e M agic o f B razil” ,
p. 16 4 ; Lan u za-N avarro and A va lo s-F lo res, “ A strological Prophecies” , pp. 685— 688.
3 Irene Silverblatt, Modem Inquisitions: Peru and the Colonial Origins o f the
Civilized World. D u rh am , 20 0 4 , p. 27 0 , n. 18.
4 H en n in gsen , “ T h e D iffu s io n o f E u ro pean M a g ic” , p. 16 4.

161
ся поисками легендарных мавританских кладов. Кроме того, он
стал вызывать духов, облачаясь для этого в белую простыню".
В английских колониях в С еверной А м ерике торговля кни­
гами также началась уже с прибытием первых поселенцев.
Ассортимент, естественно, возглавляли издания Библии и раз­
личные благочестивые труды, однако среди колонистов были
люди с университетским образованием, которые везли с собой
довольно обширные собрания научных и философских книг,
среди которых попадались и оккультные тексты. П ервы й гу ­
бернатор Коннектикута, Д ж он Уинтроп-младший (і6о6— 1676),
практикующий алхимик, владел внушительной коллекцией эзо­
терических сочинений. П окидая Англию в 1631 году, он захва­
тил с собой около тысячи томов и в дальнейшем, уже на новой
родине, продолжал пополнять свое книжное собрание; в част­
ности, ему удалось приобрести некоторые книги из библиоте­
ки Джона Д и \ В коллекции богатого виргинского свящ енни­
ка Томаса Тикля (ум. 1696), помимо множества богословских
и нравоучительных трудов, имелись розенкрейцерские и астро­
логические трактаты, а также книги по медицине в традиции
Парацельса. В частности, ем у принадлежали: «Magia Adam ica»
(«Адамова магия») алхимика Томаса Вогана (Лондон, 1650),
«Н епогреш имые постулаты розенкрейцеров» Д жона Хейдона
(Лондон, і66о) и трактат «Magica natur», по-видимому, пред­
ставлявший собой копию «Натуральной магии» делла П орты ^
В Н о вой Англии, так же как и в испанских и французских
колониях, власти стремились ограничить торговлю книгами,
чтобы защитить пуританское население от той «нечестивой ли­
тературы», которая уже успела, с их точки зрения, наводнить
страну-метрополию. С этой целью законодательное собрание
Массачусетса уполномочило четырех свящ енников «разрешать

1 D e M e llo е S o u za , The D e v il and the Lan d o f the H oly Cross у p . 98.


2 C .A . B ro w n e , “S c ie n tific N o te s fro m th e B o o k s an d L e tte rs o f Jo h n
W in th ro p , J r ., (16 0 6 — 16 7 6 )” . / / Isis, 1 1 :2 (19 28 ), p p . 325— ^342; A r th u r V e rs lu is , The
Esoteric O rigins o f the Am erican Renaissance, N e w Y o rk , 2 0 0 0 , p p . 3 1— ^36.
3 Jo n B u tle r, “T h o m a s T e a c k le ’s 333 B o o ks: A G re a t L ib r a r y
o n V ir g in ia ’s E a s te rn S h o re , 1697” . / / W illiam and M ary Q uarterly, 3 rd se n , 49:3
(1 9 9 2 ), p p . 449— 491-

162
или запрещать рукописи к печати»*. Держать под контролем н о ­
ворожденное американское печатное производство поначалу
было несложно, однако цензурировать поток импортной книж ­
ной продукции без обысков и досмотров оказалось практически
невозможной задачей. И ммигранты тайком провозили с собой
фривольные романы, баллады и так далее; моряки тоже торгова­
ли дешевыми книжками; и среди всей этой массы популярной
литературы не последнее место занимали астрологические аль­
манахи и руководства по гаданию. В материалах судов над ведь­
мами, проходивш их в Н о вой Англии, время от времени про­
скальзывают упоминания о подобных текстах. Оккультные п о ­
знания проникали в Н овы й С вет не только на страницах книг,
но и в головах некоторых иммигрантов. Например, Кэтрин
Гаррисон из Везерсилда (Коннектикут), богатая женщина, при­
бывшая в А м ери ку около 1651 года и в 1669 году представшая пе­
ред судом по обвинению в колдовстве, сообщила, что научилась
гадать еще в Англии по «книге мистера Лилли» \
Астрологические справочники и другие пособия по гада­
нию — это, конечно, не гримуары, но в пуританской среде аме­
риканских колоний хранение или пользование любой книгой
оккультного содержания вызывало подозрения в гораздо бо­
лее зловещих сатанинских занятиях. В восприятии религиоз­
ны х властей астрология почти не отделялась от дьявольской ма­
гии, и такие происшествия, как суд над Д ж оном Брауном из го­
рода Н ью -Хейвен в Коннектикуте, лишь усугубляли путаницу.
В 1664 году Брауна обвинили в «заявлениях о том, что он владе­
ет искусством вызывания дьявола». Как явствует из протоколов
суда, таковым искусством он не владел, а просто потешался над
одним своим знакомым, Элиакимом Х ичкоком , внушая тому,
что может вызвать дьявола, построив гороскоп. Хичкок понача­
л у не поверил, но Браун поклялся, что это возможно, и у него
на глазах бросил в огонь свои астрологические чертежи, сказав.

1 С м .: D a v id D . H a ll, Worlds o f Wonder^ Days o f Judgm ent: Popular Religious


B e lie f in Early N ew England. N e w Y o rk , 1989, p p . 41— 61.
2 R ic h a rd G o d b e e r, The D eviPs D om inion: M agic and Religion in Early N ew
England. C a m b rid g e , 1992, p p . 35— ^36; W illia m R e n w ic k R id d e ll, “W itc h c ra ft in O ld
N e w Y o rk ” . / / Journal o f the Am erican Institute o f C rim inal L aw and Crim inology^
19:2 (1928), pp. 252— 258.

163
что иначе дьявол бы непременно явился и разнес весь до м \
О характерном для того времени смешении астрологии с маги­
ей свидетельствует и случай с Доркас Хоар, которую привлекли
к суду в Салеме в 1692 году.
П реподобны й Д ж он Х эйл показал, что двадцатью года­
ми раньше о Доркас ходили слухи, что она умеет предсказы­
вать будущее и хранит у себя книгу по пальмистрии. Х эйл тог­
да еще выразил ей свое возмущ ение, заявив, что это «нечестивая
книга и нечестивое искусство». К его больш ому удовлетворе­
нию, Доркас отреклась от подобных занятий, но через несколь­
ко лет опасная книга, по-видимому, всплыла опять. Дочь Хэйла,
Ребекка, заявила, что не раз заставала Хоар за воровством, но бо­
ялась сказать отцу, потом у что Хоар «была ведьмой, и у нее была
книга», по которой та могла узнать, что Ребекка все рассказа­
ла. Э т у кни гу Ребекка видела своими глазами, и «в ней было
много BCBKHJt черточек и картинок, по которым (как ей сказа­
ли), вышеупомянутая Хоар могла открывать тайное и творить
колдовство». Томас Такк подтвердил, что тоже видел эту кни­
гу «с черточками и картинками». Так суеверные страхи, сплет­
ни и невежество превратили простую книж ицу по пальмистрии
в зловещий гримуар. П реподобны й Хэйл был убежден, что ведь­
мы заключают с дьяволом договоры, оставляя подпись в его кни­
ге. Хэйл потребовал разыскать эту чудовищ ную книгу и ун и ч ­
тожить. Некоторые его прихожане, тоже терзавшиеся навязчи­
вым страхом перед дьяволом, заявили, что им тоже «предлагали
эту кни гу (как им казалось), угрожая страшными муками, если
они в ней не распишутся» \ М уж Доркас Хоар признался, что
лет двадцать назад его жена действительно одалживала какую-
то кни гу у своего квартиранта, Джона Сэм сонса, но почти сра­
зу же и вернула ее владельцу. С эм соне показал, что в те времена
у него действительно имелась книга по пальмистрии, но он дав­
ным-давно продал ее в Каско-Бэй^ М ож но только представить

1 G o d beer, The D eviTs D om inion, pp. 135— 136.


2 Jo h n H ale, A Modest Inquiry into the Nature o f Witchcraft, 17 0 2.
3 Paul B o y e r and Stephen N isse n b a u m , The Salem Witchcraft Papers,. N e w Y o rk
19 77, vol. ii. Я воспользовался электронны м и зданием , д о ступ н ы м в интернете
п о адресу: h ttp ://ete xt.v irg in ia .e d u /sa le m /w itch cra ft/te xts/B 0 yS al2.h tm l.

164
себе, какое разочарование постигло Хэйла, когда добыча сорва­
лась с крючка.
Итак, имели ли хождение гримуары в народной культуре ко­
лоний на раннем этапе? П ользовались ли ими в такой же степе­
ни, как и в Англии? В округе Эссекс (Н ью-Джерси) од н у слу­
жанку обвинили в том, что она угрожала другой, «утверждая,
будто у нее есть книга, по которой она может вызвать дьяво­
ла», а в 1652 году некий муж чина заявлял, что заключил договор
с дьяволом, «прочитав магическую книгу»*. Н о все это, скорее
всего, были пустые угрозы или клеветнические выдумки, а во­
все не свидетельства того, что в народе действительно хранили
и читали руководства по вызыванию духов. Н есмотря на то, что
первые поселенцы находились под сильным влиянием пуритан­
ских идей, прослойка знахарей и гадателей устойчиво сформи­
ровалась в Америке всего за одно поколение\ Н о вплоть до са­
мого конца X V I I века никакой оккультной литературой, кро­
ме предсказательной, они, судя по всему, не располагали. О браз
«книги дьявола», которым вдохновлялись салемские охотники
на ведьм, был порожден лиш ь страхом перед сатанинскими гри-
муарами и не имел никакого отношения к реальности.
О коло пятидесяти из осужденных в Салеме за колдовство
(в том числе сорок женщин) признались, что подписали кни­
гу дьявола, дабы скрепить свой договор с нимК Высказывалось
предположение, что подобными же страхами питалось беспо­
койство властей по поводу развития печатного дела в Америке
и массового выпуска астрологических альманахов с 8о-х годов
X V I I века^. А налогию этому мож но найти в материалах венгер­
ских судов над ведьмами X V I I I столетия. О дна женщина, при-

1 H all, Worlds o f Wonder, pp. 98— 99.


2 Peter B enes, “ Fortunetellers, W ise -M e n , and M agical H ealers in N e w
En glan d , 16 4 4 — 18 5 0 ” . / / , Peter Benes (ed .). Wonders o f the Invisible W orld: 1600 —
1800. B o sto n , 19 95, pp. 12 7 — 14 2 ; G o d b eer, D eviVs D om inion, pp. 33— yj-, Jo h n
Putnam D e m o s, Entertaining Satan: Witchcraft and the Culture o f E arly M odem
England. O x fo rd , 19 82, pp. 80— 84.
3 Reis (ed.). Spellbound, p. xv.
4 M a r y B eth N o r to n , In the D eviVs Snare: The Salem Witchcraft C risis o f 1692 .
N e w Y o rk , 2 0 0 2, p. 52; M ichelle Burn h am , Folded Selves: C olonial N ew England
Writing in the W orld System. H anover, N H , 20 0 7, p. 16 2. О первы х ам ери кан ски х
астр о ло ги чески х альманахах см .: G o d b eer, The D eviVs D om inion, ch. 4.

l6 j
знавшаяся в заключении договора с дьяволом, сообщила, что
дьявол вписал ее имя в книгу, «похожую на альманах»'. Н о , в то
же время, американские народные поверья о подписании дья­
воловой книги могли укрепиться под влиянием спекуляций
индейскими землями в Н о вой Англии в 8о-е годы X V I I века,
когда многим колонистам доводилось скреплять своими под­
писями купчие договоры с коренными жителями Америки, ко­
торые, в свою очередь, нередко воспринимались как слуги дья­
вола. О дна женщина из Салема рассказала, как дьявол в обличье
«краснокожего» дал ей на подпись кусок бересты, «и она остави­
ла на ней отпечаток пальца» \ Дальнейшие аналогии мож но про­
вести и с приходно-расходными книгами, в которых торговцы
из фортов фиксировали кредитную историю покупателей. Э то т
образ перекликается с представлением о книге дьявола как о рее­
стре, содержащем имена духовны х должников^ О д н у из салем-
ских женщин, подозревавшихся в колдовстве, дьявол искушал
«книгой, довольно вытянутой в длину и толстой (наподобие
расходных книг, какими пользуются многие торговцы, но толь­
ко в переплете и на застежке), причем содержавшей не толь­
ко имена или метки, но краткие договоры с теми, кто перешел
на службу к Сатане»^.
В связи с особенностями своей религии и социального ста­
туса колонисты Н о вой Англии X V I I века отличались гораз­
до более высоким уровнем грамотности, чем население метро­
полии: среди мужчин читать и писать в колониях умели 6о% ,
а в Англии — только 40% ^ И по тем же причинам для них было
характерно гораздо более развитое, глубокое и сложное воспри­
ятие письменной культуры. Таким образом, колониальные по-

1 T o th , Literacy у р. 90.
2 E m erso n W Baker, “ M aine Indian L an d Speculation and the E s se x C o u n t y
W itch cra ft O u tb re a k o f 16 9 2 ” . / / M aine H istory, 4 0 :3 (2 0 0 1), pp. 159— 189; N o r to n ,
In the D evW s Snare, p. 240.
3 B urnham , Folded Selves, pp. 16 2— 16 4.
4 G e o rg e Lin co ln B u rr (ed.). Narratives o f the N ew England Witchcraft Cases.
M ineola, [19 14 ] 2 0 0 2, pp. 262— 263.
5 F .W G ru b b , “ G r o w th o f L ite ra cy in C o lo n ia l A m e rica : Lo n gitud in al Patterns,
E co n o m ic M o d e ls, and the D irectio n o f Fu tu re R esearch ” , 5 о с ш Science H istory,
14 :4 (19 9 0 ), pp. 451— 48 2; G ra ff, Legacies o f Literacy, pp. 16 3— 16 4.

166
верья о книге дьявола составляли знамение времени: в начале
90-х годов X V I I века пуританский ужас перед вездесущим дья­
волом смешался с ужасом властей перед влиянием мирской п о­
пулярной литературы на население в целом и, в особенности,
на женщин. Вполне вероятно, что к этой ядовитой смеси добав­
лялся и распространенный в народе страх перед подписанием
бумаг — но только уже не клятв верности, как в Англии времен
Гражданской войны, а юридических и финансовых документов.
О чевидно, уже на этом раннем этапе коммерческие соображе­
ния руководили американским обществом не в меньшей степе­
ни, чем духовные.

У д а р и з - з а у г л а

С трах перед магами-аристократами, пользующимися маги­


ей в целях свержения монархов, долгое время подстегивал охо­
ту на ведьм, но сенсационные разоблачения на заре так называ­
емой эпохи П росвещ ения, когда обнаружилось, что при дворе
Людовика X I V к магии и гримуарам прибегают едва ли не все
поголовно, положили начало обратному процессу — декрими­
нализации магии во Ф ранции. К концу X V I I века худш ий пе­
риод гонений на магов и колдунов в Западной Европе остался
позади: судьи подходили к свидетельствам вины все более осто­
рож но и скептически. Во Ф ранц ии суды над ведьмами прекрати­
лись раньше, чем во м ногих других странах Европы. П ариж ский
парламент (главный из девяти провинциальных судебных орга­
нов страны) вынес последний смертный приговор по обвине­
нию о колдовстве в 1625 году, после чего количество слушаний
такого рода в столице резко сократилось. О днако суды и каз­
ни в других провинциях продолжались, и в начале 70-х годов
X V I I века центральный судебный орган вынужден был вмешать­
ся в дела других парламентов, чтобы обеспечить строгое соблю­
дение юридической процедуры при рассмотрении дел о колдов­
стве*. Н о тем большим потрясением обернулась ситуация, когда

1 С м .: A lfre d Som an, Sorcellerie et justice crim inelle: le Parlement de Paris


( 16e— 18e siécles). A ld e rsh o t, 19 9 2; Brian L evack, “ T h e D eclin e and E n d o f W itch cra ft

167
королевский двор был разоблачен как главный в стране очаг слу­
жения дьяволу.
В 1678 году генерал-лейтенант парижской полиции, Н иколя
де ла Рейни, обнаружил ряд косвенных улик, свидетельствовав­
ш их о заговоре с целью отравления Людовика X I V В свое вре­
мя Рейни довелось потратить пару лет на расследование скан­
дального дела маркизы де Бренвилье, впоследствии обезглав­
ленной как отравительница: она убила своих братьев, чтобы
прибрать к рукам фамильное состояние. Чем глубже париж­
ская полиция проникала в зловещий мир столичных торгов­
цев ядами и отравителей, тем яснее становилось, что эта тор­
говля — лишь часть значительно более обш ирной и процветаю­
щей сети продавцов магических услуг. О бнаруж илось также, что
дома гадателей и знахарей посещают не только простые горо­
жане. Некоторые маги сколотили целые состояния и достигли
весьма влиятельного положения благодаря клиентам-аристокра-
там. Среди последних в деле о заговоре оказались замешаны зна­
менитый генерал герцог Люксембургский и одна из фавориток
Людовика Х І У мадам де М онтеспан. М ужчин-придворны х при­
влекали в основном посулы огромны х богатств, которые могли
принести алхимия, магическая помощ ь в азартных играх и пои­
ски кладов. Знатные женщины разделяли эти интересы, а вдоба­
вок поддерживали спрос на любовные порош ки и зелья, обещ ав­
шие обеспечить верность мужей или любовников. Современная
мода на пластическую хирургию возникла не на пустом месте:
уже в X V I I столетии в ходу были разнообразные косметические
и медицинские средства магического толка, якобы улучшавшие
цвет лица и увеличивавшие грудь. П ом и м о того, маги оказыва­
ли и не столь безобидные услуги, помогая избавляться от неже­
ланных детей (и приобретя в связи с этим прозвище «творцы
ангелов»), а также торгуя ядами («порошками наследства») для
избавления от опостылевших мужей, неудобны х родственников
и соперников'.

P ro s e c u tio n s ” . / / B e n g t A n k a rlo o an d S tu a rt C la r k (e d s .). Witchcraft and M agic


in Europe: The Eighteenth and Nineteenth Centuries. L o n d o n , 1999, esp . p p . 48— 53.
1 И с т о р и ю за го в о р а п р о ти в Л ю д о в и к а X I V см . в и зд а н и и : A n n e S o m e rse t,
The A ffair o f the Poisons: Murder, Infanticide and Satanism at the Court o f Louis X IV .

168
Э то т мир низкой магии открылся перед Рейни во всей сво­
ей гротескной мерзости благодаря признаниям двух колдуний.
О дна из них, М ари Вигорё, была женой портного, а другая,
М ари Босс, — вдовой лошадника. Как только они заговорили —
под давлением следователей и из мстительных побуждений, —
перед глазами Рейни развернулась картина мрачного подпо­
лья, населенного магами, гадателями, пастухами-травниками
и химиками. Облавы следовали одна за другой, и в полицей­
ском участке начали скапливаться гримуары, конфискованные
при обысках. Чащ е других в протоколах полиции ф и гуриро­
вал гримуар под названием «Энхиридиум»; как свидетельству­
ют материалы одного из допросов, это был уж е знакомый нам
«Энхиридион папы Льва»*. В ходе расследования было арестова­
но более сорока священников, и создается впечатление, что ма­
гические книги среди них пользовались большой популярно­
стью. М нож ество гримуаров и магических рукописей обнару­
жилось в доме пожилого священника Э тьена Гибура, который
признался, что служил черную мессу, используя вместо алта­
ря ж ивот обнаженной женщины, а также был обвинен в жерт­
вопринош ении младенцев. О дна из книг в его библиотеке на­
зывалась «Conjuration du m irroires magique» («Вызывание духов
с помощ ью магических зеркал»); кроме того, у Гибура нашли
бумаги с подробным описанием ритуалов для вызывания де­
мона по имени Салам (Salam )\ Впрочем, гримуарами владели
не только священники и не только мужчины-маги. М ари Босс
была практически неграмотной — она могла написать только
собственное имя, но у ее гораздо более образованной соперни­
цы Л а Вуазен обнаружили несколько гримуаров и, в том числе,
«К нигу заклинаний папы Гонория», содержавшую ряд заклина­
ний для удачи в азартных играхъ О колдунье Катрин Трианон,

L o n d o n , 200Я. О м аги ческо й стор о н е это го заговора см .: І ^ п п W o o d M ollenauer,


Strange Revelations: Magicy Poison^ and Sacrilege in Louis X lV *s France. U n iv e rsity
Park, 20 0 7.
1 Fran 9ois R avaisson, Лгс^гЧ;е5 de la Bastille у 19 vols. Paris, 1866— 19 0 4 ), vol. vi,
pp. 3 2 , 1 8 6 ,1 9 4 .
2 M ollenauer, Strange RevelationSy p. 104.
3 Ihid.y p. 78.

169
ж ивш ей с другой знахаркой, «как муж с женой», говорили, что
в одном кончике мизинца у нее больше знаний, чем иным уда­
ется набрать за всю свою жизнь. П ри обыске в ее доме в і68о
году было найдено двадцать пять рукописных книг на оккульт­
ные темы*.
Д л я тех, кто формировал курс французской государственной
политики, дело отравителей стало настоящим ударом из-за угла.
В 1682 году Лю довик X I V распорядился о скорейшем приня­
тии нового закона против всех, «кто привержен таким сует­
ным занятиям, как гадание, магия, колдовство и прочие им по­
добные». Были введены строгие ограничения на торговлю яда­
ми. Ф орм улировки, использованные в эдикте 1682 года, ясно
свидетельствуют о том, что магия уже воспринималась не как
сила, идущая от дьявола, а всего лишь как опасное заблужде­
ние. Запрет на магическую деятельность мотивировался стрем­
лением защитить «невежественных и легковерных людей, пре­
дающихся ей по недомыслию». За последующие несколько де­
сятилетий подобные законы постепенно появились и в других
странах Европы, что свидетельствовало о радикальной смене
концепции: в глазах общества маги превращались из пособни­
ков дьявола в обычных мош енников. Гримуары воспринимались
уже не как орудия распространения ереси, а как сборники без­
нравственны х суеверий. В некотором смысле эта «новая» точ­
ка зрения на магию стала возвратом к представлениям, харак­
терным для раннего Средневековья, до начала охоты на ведьм.
Н о , с другой стороны, надвигавшаяся эпоха П росвещ ения несла
с собой по-настоящ ему новое восприятие гримуаров и тех, кто
использовал их на практике.

1 R avaisson, Archives de la BastilUy vol. vi, p. 184.

170
Гл а в а 3

П р о с в е щ е н и е и к л а д ы

Европейское П росвещ ение нередко изображают как эпоху


торжества рассудка и разума над магией и суевериями. Д уховны й
мир неоплатонизма исчез, и на смену ем у пришел грандиозный
образ вселенского часового механизма, отсчитывающего вре­
мя ученых, а не мистиков. Э ра чудес миновала, дьявол был на­
дежно заперт и скован в своей преисподней. Колдовство и за­
клинание духов перестали мыслиться как самостоятельные
преступления и были перетолкованы как заблуждения и шарла­
танство. Н аступил век Л унного общества в Британии, Линнея —
в Ш веции, Канта — в Германии и Руссо — во Франции. Уровень
грамотности в большинстве стран Западной и Северной Европы
неуклонно возрастал, и умы народных масс все ярче озарялись
светом разума благодаря распространению школьного обра­
зования и одном у из самых характерных нововведений эпохи
П росвещ ения — учреждению периодической прессы. Н о на деле
все обстояло не совсем так.
Суды над ведьмами вовсе не отошли в прошлое. В некото­
ры х нем ецких государствах и в Ш вейцари и они продолжа­
лись вплоть до второй половины X V I I I века. В Скандинавии
людей продолжали казнить и сажать в тю рьм у за подписание
договоров с дьяволом. В странах Ю ж н ой Европы инквизиция
по-преж нем у расследовала сотни случаев, связанных с подо­
зрениями в колдовстве. П о всей Европе преследовали кладои­
скателей. В восприятии м н оги х людей, не только неграмотны х,
но и вполне образованны х, дьявол и его пособники остава­
лись постоянным источником угрозы для тела и душ и. В о вто­
рой половине X V I I I века немецкий католический свящ енник
И оган н Й озеф Гасснер (1727— 1729) стяжал известность и на­
влек на себя немало критики за изгнание бесов из тысяч па­
циентов, чьи болезни он объяснял одержимостью. С п оры , раз­
вернувш иеся вокруг его деятельности, характеризовали как

171
«одну из самых крупны х и ш ум ны х дискуссий за всю э п о ху
П росвещ ен ия в Германии» Ч
Кроме того, X V I I I столетие стало веком странствующих ок­
культных авантюристов, еще при жизни прославившихся по всей
Европе. Э ти люди умудрялись сочетать серьезные занятия маги­
ей с эксплуатацией наивной веры окружающ их в чудеса. О дин
из ярких представителей этого типа — сицилиец Джузеппе
Бальзамо, более известный под именем графа Калиостро (1743—
Западную и арабскую магию и астрологию Бальзамо изу­
чил под руководством монаха и химика-экспериментатора бра­
та Альберта. Н о затем его выгнали из монастыря, и, оказав­
шись вновь на улицах Палермо, Бальзамо стал зарабатывать себе
на жизнь торговлей магическими амулетами и изгнанием злых
духов. И стория с богатым ювелиром Винченцо М арано, кото­
ром у Бальзамо внушил, что может при помощ и духов раздо­
быть мавританский клад, обернулась скандалом, после которо­
го Бальзамо бежал из города и пустился в странствия по всей
Европе, то и дело ввязываясь в очередные оккультные приключе­
ния (наподобие пущ енного самим Бальзамо слуха, что ему дове­
лось отобедать с духом покойного Вольтера) ^
Ещ е более громкая слава сопутствовала венецианцу Джакомо
Казанове (1725— 1798). В о м н оги х отнош ениях это был истин­
ный сын эпохи П росвещ ения — знаменитый любовник, х у ­
дожник, писатель, переводчик, игрок и авантюрист, он неред­
ко выступал и под личиной мага. Однажды, например, он зая­
вил, что может раздобыть клад, зарытый в погребе одного дома
в Чезене (Италия). Состряпав целую историю о том, как до это­
го клада пытался добраться папа Григорий V II, но умер рань­
ше, чем успел наложить на него руку, Казанова сообщил своему

1 Н .С . Е г ік M id elfo rt, Exorcism and Enlightenm ent: Johann Joseph Gassner and
the Dem ons o f Eighteenth-Century Germ any. N e w H aven , 20 0 5, p. 22.
2 О м аги ческо й деятельности К ал и о стр о и К азан о вы см . со о тветствен ­
н о: Iain M c C a lm a n , 7 he Last Alchem ist: Count Cagliostro, M aster o f M agic in the Age
o f Reason. N e w Y o rk , 20 0 3; C h an ta l T h o m a s, “ G ia co m o C asan ova: T h ree Ep iso d es
fro m his L ife as a Charlatan**. / / Cultural and Social H istory ^3:3 (20 0 6 ), pp. 355— ^369;
Elizab eth M . Butler, Ritual M agic. Stro u d , [19 4 9 ] 19 9 8, pp. 129— 14 8.
3 B.T. G ib b o n s, Spirituality and the O ccult: From the Renaissance to the M odem
Age. L o n d o n , 2 0 0 1, p. 85.

172
іслиенту, что «ночью при полной луне ученый маг может под­
нять сокровища из-под земли, встав в центре магического круга,
именуемого “ maximus” »'. В о Ф ранции Казанова также просла­
вился как опытный алхимик и маг. В числе магических книг, ко­
торые он по неведению дал почитать агенту инквизиции, были
«Пикатрикс», «Ключ Соломона» и «Зекербони». О бш ирные по­
знания в магии стали одной из причин, по которым Казанова
уже на склоне лет сумел занять должность библиотекаря в поме­
стье австрийского аристократа графа Вальдштейна, выдающего­
ся покровителя наук и искусств.
И Калиостро, и Казанова были причастны еще одной ха­
рактерной для X V III века тенденции, которую иные могут на­
звать «антипросветительской», а именно — подъему масонства.
М асонские организации того времени сложным образом сочета­
ли сугубо прозаические мотивы с оккультными устремлениями.
М ногие из тех, кто вступал в различные масонские ложи, в оби­
лии возникавшие по всей Европе и Америке в X V III столетии,
серьезно интересовались ритуальной магией и алхимией. Личная
библиотека английского розенкрейцера и масона генерала
Чарльза P l Рейнсфорда (1728— 1809) свидетельствует о широком
спектре оккультных интересов. В путешествиях по разным стра­
нам Рейнсфорд собрал внушительную коллекцию рукописных
гримуаров на немецком, латинском, итальянском и французском
языках, включавшую псевдо-Соломоновы труды и «Пикатрикс»^.
Бурное развитие печатной промышленности в Западной
Европе не только повлекло за собой появление периодиче­
ской прессы и огромного ассортимента изданий, направлен­
ных на образование и нравственное воспитание широких масс,
но и с успехом удовлетворяло спрос растущей читательской ау­
дитории на книжную магию. Обскурантизм и стремление вла­
стей ограничить доступ населения к знаниям были сильны по-
прежнему, но поддерживать запреты становилось все труднее.

1 G ia co m o C asan ova, M em oirs o f Jacques Casanova de Seingalt. Lo n d on , 18 9 4 ,


vol. V, ch. 21. Я воспользовался электро н н о й версией текста, д о ст уп н о й на сайте
«P ro ject G u te n b erg ». С м . также: Butler, Ritual magicy рр. 129— 14 8.
2 К аталог принадлеж авш и х е м у р ук о п и сей см .: h ttp ://le vity.co m /a lch e m y/
aln w ick.htm l.

173
Только в странах Средиземноморья инквизиция все еще удержи­
вала некоторый контроль над печатной продукцией, но в дру­
гих частях Европы светские и религиозные цензоры неуклон­
но сдавали позиции. И ярче всего эта тенденция проявилась
во Ф ранции, где было налажено массовое производство серии
популярных изданий, получившей известность под названи­
ем «Синяя библиотека»*. В первой половине X V I I I века дешевые
книги из этой серии ежегодно выходили общ им тиражом около
миллиона экземпляров. П о содержанию они охватывали ш иро­
чайший спектр областей, включавший как разрешенные, так и за­
прещенные темы. Наряду с романами, справочниками по садо­
водству и кулинарии, житиями святых и нравоучительными трак­
татами в «Синей библиотеке» попадались издания, посвященные
самым темным и опасным тайнам магического искусства.

Д а з д р а в с т в у е т г р и м у а р !

П осле «дела отравителей», завершившегося арестами и каз­


нью или тюремным заключением нескольких самых известных
парижских магов, власти сочли за благо закрыть глаза на маги­
ческое подполье столицы, оставив эдикт 1682 года без испол­
нения. Действительно, вскрывать очередную банку с паука­
ми, рискуя вновь поставить под угрозу французский королев­
ский двор, было бы неразумно. И з і88 книг, конфискованны х
парижской полицией с 1678 по 170 1 годы, к магии имели отно­
шение только тpи^ О днако затем, с благословения М арка-Рене
де Войе д’Аржансона, в 1697 году сменившего Рейни на посту
генерала-лейтенанта столичной полиции, ситуация изменилась.
Н овы й глава полиции, встревоженный влиянием faux sorciers^
не столько на придворные круги, сколько на городскую атмос­
феру в целом, развязал новую кампанию против приверженцев
магии. В 1702 году д’Арж ансон направил королю доклад, в ко­
тором изложил суть проблемы и представил многочисленных

1 С м .: G en evieve Bollém e, L a B ib le bleue. Paris, 19 75 ; U se A n d rie s,


L a Biblioth'eque bleue au dix-huitem e siecle. O x fo rd , 19 89.
2 A n n e Sauvy, Livres saisis a Paris entre 1678 et 1701. T h e H ag u e , 19 72, pp. 1 3 ,3 2 1 .
3 «М агов-ш арлатанов» (ф р .). — Примеч. перев.

174
гадателей и колдунов, наводнивш их столицу, как источник се­
рьезной угрозы общ ественном у порядку*. В результате поли­
ции удалось раскинуть свои сети гораздо шире, чем в годы рас­
следования «дела отравителей». За период с 1700 по 1760 годы
преследованиям по обвинению в магии подверглось по мень­
шей мере 300 человек обоего пола^, среди которых, как обыч­
но, попадались и кладоискатели, и гадатели, и торговцы маги­
ческими талисманами, и дьяволопоклонники. М ногие из них
пользовались гримуарами; книги по магии обнаруживались
и у священников, и у проституток, и у подпольных акушеров,
и у химиков, и у простых рабочих и мастеровых. Таким обра­
зом, социальный спектр владельцев гримуаров оказался значи­
тельно шире, чем в пору расследований Рейни. М ногие продав­
цы магических услуг прибывали в столицу из провинций и даже
из-за рубежа (в основном из Италии, но также и из Ш вейцарии,
и из немецких государств) ^ Встречались даже выходцы из даль­
них стран, наподобие одного деятеля, который регулярно ме­
нял имя, но был известен в своей среде под прозвищем «Турок»,
а одевался как армянин. О н претендовал на власть над миром
духов, торговал любовными порошками и владел магическим
посохом, на котором были вырезаны какие-то знаки, истолко­
ванные полицией как еврейские буквы
В 17 11 году некую ж енщ ину по фамилии Декин отправили
в Бастилию за «разорение нескольких буржуа, которым она сули­
ла раздобыть клады, якобы охраняемые духами». П олицейский,
производивший арест, нашел у нее пергамент, исписанный ма­
гическими знаками; Декин заявила, что с помощ ью этого ли­
ста пергамента она зарабатывает себе на пропитание ^ Несколько

1 “ M ém o ire de М . d A rg e n so n su r les associations de faux sorciers a Paris


en 17 0 2 ” . / / R o b ert M an d ro u (ed.), Possession etsorcellerie au X V IIe sié cle . Paris, 19 79 ,
pp. 2 79 — 328.
2 U lrik e K ram pl, “ W h e n W itch es Becam e False: Serdu cteurs and C rerd u les
C o n fro n t the Paris Police at the B egin n in g o f the E igh teen th C e n t u r y ” . / / K a th ryn
A . Ed w ard s (ed .), WerewolveSy Witchesy ana W andering Spirits: Traditional B e lie f and
Folklore in Early M odem Europe. K irksville, 20 0 2, p. 138, n. 5.
3 Ibidy p. 153, n. 65.
4 “ M ém o ire de M . d A rg e n s o n ” , p. 327.
5 Fran cois Ravaisson, Archives de la BastilUy 19 vols. Paris, 1866— 19 0 4 , vol. xii,
p. 10.

175
«нечестивых книг», содержащих магические знаки и заклина­
ния, конфисковали у двадцатилетнего авантюриста по фамилии
Тирмон, обвиненного в кладоискательстве и совращении юных
девиц'. Н а 1702 год высочайшим авторитетом среди парижских
faux soeciers пользовался «весьма сведущий в науке гримуаров»
плотник Луве, проживавший на Рю -дю -Ф ур. Согласно полицей­
ским отчетам, застать его с пилой или молотком в руках удавалось
редко: по большей части он занимался поисками кладов и устро­
ением договоров с дьяволом, делая на этом неплохие деньги.
У Луве имелись доверенные помощники: извозчик, торговец
фруктами, пекарь и его собственная жeнa^ Ещ е одну группу лиц,
причастных к торговле магическими услугами, составляли те, кто
снабжал подобных деятелей гримуарами. Д ’Арж ансон упоминает
в своих мемуарах некоего Ж амма, состоявшего, по мнению по­
лиции, в родстве с маркизом д’Амбревиллем. Э тот негодяй, бро­
сивший свою жену и детей на произвол судьбы и связавшийся
с проституткой, торговал освященными пентаклями Соломона
и треугольниками, начерченными на девственном пергаменте.
Далее в тех же воспоминаниях упомянут некий портной Ле Бо,
который продавал гримуары, подписанные духами^
Судя по материалам полицейских расследований, самым вли­
ятельным гримуаром среди парижских магов в тот период был
«Ключ Соломона». Действительно ли его популярность со вре­
мен «дела отравителей» возросла или же полицейские просто
стали исследовать конфискованные магические книги более
тщательно, сказать трудно. Второе место в рейтинге популяр­
ности занимал «Гримуар папы Гонория». В 17 0 1 году один док-
тор-дьяволопоклонник по имени О бер де С ен -Э тьен похвалял­
ся, что владеет обоими этими гримуарами и неоднократно вы­
зывал дьявола с их помощ ью. В ходе одного из таких ритуалов
он вместе с другим таким же любителем дьявольщины отрезал
голову кошке. Тело убитой кошки они закопали в погребе, а го­
лову поместили в цветочный горшок, вложив в него семь бобов

1 Ihidy vol. X , р. 273.


2 “ M ém o ire de М . d ’A rg e n s o n ” , рр. 292— ^294.
3 Ib id ., рр. 285— 286, 292.

176
(по одном у — в каждое отверстие головы), после чего прочи­
тали некие заклинания и окропили голову святой водойЧ Э то т
ритуал, предназначенный для обретения невидимости, описы­
вается в различных версиях «Ключа». «Энхиридион папы Льва»,
некоторое время доступный в печатном виде на латыни, тоже
пользовался популярностью. В 1745 году при обыске в доме абба­
та Ле Вале де Рошбланша, священника сомнительной репутации,
обнаружили «“ Энхиридион папы Льва” , еще один латинский
трактат по магии и разрозненные листы бумаги с начерченны­
ми на них магическими знаками» \ Гримуар под названием «Les
venus admirables des Psaumes de David» ^ полиция конфисковала
у мага-врачевателя Радвиля, обитавшего в предместье Сен-Д ени;
владелец этой книги намеревался посвятить ее д у ху по имени
Маркас (Marcas). Д ’А рж ансон описывает в своих мемуарах один
из приведенных в ней «псалмов», обращенный к князю духов
Ж есню Qesnu) и предназначенный для защиты от огня и кро­
вотечений Ещ е один не вполне понятный текст, несколько раз
всплывавший на свет в ходе полицейских расследований, был
посвящен д у ху по имени М емброк (M em brock) или М анброк
(M anbrok). В частности, сообщается, в 1700 году кладоискатель
Ле Ф евр, капуцинский монах, сбежавший из своего монасты ­
ря в Компьене, окрестил некий гримуар во имя М анброка. Э то т
обряд был проведен в церкви Н уан -сю р-С ен , деревушки к юго-
востоку от П арижа. Ле Ф евр начертил вокруг алтаря мелом ма­
гический круг и в течение трех ночей подряд служил в нем мес­
су. Вызвать духа по имени «Мемброк» (M em brok), очевидно
тождественного М анброку, пытался также Л а дю Кастель, па­
рижский торговец любовными зельями ^
Н е исключено, что некоторые из гримуаров, конфискованных
по распоряжениям д’Аржансона, в конце концов осели в огром­
ной библиотеке его внука, маркиза Марка Антуана Рене де Войе

1 R avaisson, Archives, vol. x, p. 333. Д р уг и е уп о м и н ан и я о «Гри м уаре папы


Гонория» см .: “ M ém o ire de М . d A rg e n s o n ” , р. 303.
2 R avaisson, Archives, vol. xiii, p. 4 6 1.
3 «Ч уд есны е сво й ства п сал м о в Д авида» (ф р.)- — Примеч. перев.
4 “ M ém o ire de М . d A rg e n so n ” , р. 325.
5 Ib id ., рр. 2 9 7 ,3 1 0 ,3 0 3 — ^304.

177
д’Аржансона, которая затем легла в основу одной из крупнейших
французских национальных библиотек — Арсенальной. Среди
рукописей, собранных этим библиофилом, имелось четыре вер­
сии «Ключа Соломона», по одному экземпляру «Энхиридиона
папы Льва» и «Гримуара папы Гонория», «Армадель» и трактат
за мнимым авторством «Тосгрека», т.е. Тоза Грека, легендарного
«автора» нескольких средневековых оккультных книгЧ
Сатирик Л оран Борделон (1653— 17 10 ), капеллан парижской
церкви святого Евстафия, был знаком с магическим миром сто­
лицы не понаслыш ке^ О н вращался в интеллектуальных и ари­
стократических кругах, пользовавшихся благосклонностью
Лю довика X I V после «дела отравителей». Кроме того, до него
наверняка доходили слухи о различных свящ енниках-кладои-
скателях, действовавш их в П ариж е. М ож но предположить, что
это было одной из причин, побудивш их его написать незадол­
го до смерти юмористическую «И сторию сумасбродны х фанта­
зий месье Уфле» — сатиру на всех, кто принимал за чистую м о­
нету россказни о колдовстве, магии, гаданиях и призраках. И м я
ее главного героя, O ufle, представляет собой анаграмму ф ран­
цузского слова «1е fou» — «дурак». О т постоянного чтения «су­
еверных книг» месье Уфле помутился рассудком и стал необы ­
чайно легковерным во всем, что касалось мира сверхъестествен­
ного. Вера в магию передалась и его сыновьям. П равда, один
из них, кроткий священник, оказался слишком честным, чтобы
обратиться к магам. Н о второй, служащий банка, соблазнился
обещ аниями огром ны х богатств, которые сулили ем у астроло­
ги и заклинатели: «Стоило им заговорить о демонах, способ­
ны х отыскивать клады, как у него уже язык не поворачивался
прогнать их прочь» \ Борделон посвятил целую главу перечис-

1 M a rc A n to in e R en é de V o y e r d A rg e n so n , Melange tires d*une grande


bibliotheque. D e L a Lecture des livres Franqois. Paris, 17 8 1 , pp. 99— 10 4. О б з о р его
коллекции гр и м уар о в см .: G rillo t de G iv ry , Witchcraft, M agic and Alchem y. N e w
Y o rk , [19 31] 19 7 1, pp. 10 2— 113.
2 Ja n e P. D avid so n , “ Bord elon , Lauren t (1653— 1710)**. / / R ich ard G o ld e n (ed .).
Encyclopedia o f Witchcraft: The Western Tradition, 4 vols. Santa Barbara, 20 0 6 , vol. i,
p. 138.
3 LH istoire des imaginations extravagantes de M onsieur Oufle. A m ste rd am , 17 10 ,
p. 9.

178
лению книг из библиотеки месье Уфле, немалую часть которой
составляли такие знаменитые сочинения гонителей магии, как
«Молот ведьм», «О демономании ведьм» Бодена и «Рассуждение
о ведьмах» Боге. С ними соседствовали гримуары — те са­
мые книги, которые осуждали и отправляли на костер демо­
нологи, подобные Боге и Бодену. В собрании Уфле имелись
«Великий Альберт» и «Малый Альберт», «Энхиридион», «Ключ
Соломона» и некий гримуар, содержавший на последней стра­
нице подпись самого дьявола. Включив в библиотеку месье
Уфле книги двух этих противоборствую щ их жанров, Борделон
тем самым подчеркивал, что оба они по сути своей одинаковы:
оба сущ ествую т лишь за счет человеческой наивности и служат
пищей для пагубны х суеверий. Н о несмотря на все подобные
насмешки и на все усилия парижской полиции, Ф ранция уже
превращалась в крупнейш ий европейский центр производства
гримуаров, и вскоре это повлекло за собой культурные послед­
ствия мирового масштаба.
И м енно в конце X V I I — начале X V I I I веков во Ф ранции
стали ш ироко распространяться уже упоминавш иеся книги из
«Синей библиотеки» — дешевые издания самой разнообразной
тематики. Благодаря этой серии к сокровищам оккультных по­
знаний практического толка, до сих пор доступны х лишь гор­
дым обладателям рукописны х гримуаров, смогли приобщ иться
за сходную цену все желающие, за исключением, пожалуй, лишь
самых малоимущ их. За следующие полтора столетия по стра­
не распространились десятки тысяч гримуаров из «С иней
библиотеки» \ О сновны м и центрами их производства были
Труа, Руан и П ариж , так что вплоть до расширения издательско­
го дела в X I X веке «Синяя библиотека» имела хождение преиму­
щ ественно в Центральной и С еверной Ф ранции. Н а эти же об­
ласти в X V I I I веке пришелся и наиболее заметный рост общ ей
грамсггности населения\ О днако следует иметь в виду, что м но-

1 О б щ и е о бзоры см .: C h arles N is a rd , H istoire des lim es populaires. Paris, 1854,


vol. i, ch. 3; C h arles Lancelin , L a Sorcellerie des campagnes. Paris, 1 9 11, pp. 3 4 1— ^356.
В аж ны й и сто чн и к би бли о гр аф и ческо й и н ф о р м ац и и : A lb e rt C aillet, M anuel
bibliographique des sciences psychiques ou occultes, 3 vols. Paris, 19 12.
2 D aniele R o ch e, “ Les pratiques de Pécrit dans les villes fran^aises du X V I I I e
siécle” . / / R o g e r C h a rite r (ed.). Pratiques de la lecture. Paris, [1985] 2 0 0 3, pp. 210— 2 11.

179
гие жители Ф ранц и и в то время говорили не на французском,
а на других языках и диалектах, так что степень влияния этой
популярной литературы разнилась от одного региона к другому.
Важ нейш ую роль в распространении гримуаров, несомнен­
но, сыграли colporteurs — странствующие торговцы книгами.
Э то были не просто коммивояжеры. О н и несли от селения к се­
лению не просто товар, а знания — знания о других городах
и странах, о других мирах. О тчасти по этой причине, а отча­
сти потому, что немалую долю их ассортимента составляли гри-
муары и альманахи, за этими разносчиками книг закрепилась
репутация людей, сведущ их в магии и медицине. Например,
colporteurs из Уазана, городка у подножия Альп, славились
по всей Ф ранц ии как продавцы лечебных горны х растений*.
П опулярность «С иней библиотеки» доставляла и светским,
и религиозным властям немало хлопот. То и дело принимались
и ужесточались различные законы, направленные на ограниче­
ние распространения литературы, считавшейся опасной с по­
литической и религиозной точки зрения, и на контроль за де­
ятельностью colporteurs. П о это м у не удивительно, что издатели
гримуаров не торопились афишировать свои имена и местона­
хождение своих типографий. Чащ е всего в качестве выходных
данных указывалась вымышленная компания «братьев Беринго»
(Beringos Fratres) из Лиона, расположенная «под вывеской
Агриппы » \ Начало этой традиции положили еще в X V I — X V I I
веках французские издатели сочинений А гриппы и псевдо-
•Агриппы. В выходных данных большинства гримуаров значи­
лись вымышленные даты издания и условные места публикации,
такие как Рим или М емфис. С одной стороны, это укорачивало
руки цензорам, с другой — придавало гримуарам таинственно­
сти и солидности. . . а с третьей — мешало и до сих пор мешает
историкам датировать подобные издания сколько-нибудь точно.

1 Fran co is Lebru n , Se soigner autrefois: MédicinSy saints et sorciers aux X V IIe


et X V IIIe siécles. Paris, 1995, p. 10 0.
2 Э т о им я, по всей ви д и м о сти , представляло со б о й аллю зию на братьев
Бери н ген , н ем ец ки х печатников, дей ство вавш и х в Л и о н е в X V I веке; см . see
C live G riffin , Journeym en-Printersу Heresy, arid the Inquisition in Sixteenth-Century
Spain. O x fo rd , 20 0 5, pp. 1 2 1 ,1 2 2 .

180
SEC RETS
М Б R V E f L ,L E и X
LA

ШСІЕМАТШЕІХЕ
ET
CABALISTIQ^UE
DU
PETIT ALBERT,
Trsådts cxa&etmm fur ГОгі£ші
Jtitifu ié :
Ar^sERTi РдЕ¥х Lucit w
L I В E E E US

Шеавіовш ШТѴШmcmm,
Esridti de Bigojcs n)yft«rk»fei> Ä é? I» .
йиш'ій« <!ѵles fti«, ^
Kmati'f £dh*mt æ^mntte,

^^ å tioWT
'hés ks Hcritierstle B^r ik g o s Fratres,
a rEnfejgtw dVxgripp»,
Я DCC Lk

И л л . 4- И зд ан и е «М ал о го Альбер та», ти тульн ы й л и ст

П ервой из книг магии, вышедших в «Синей библиотеке»,


стал «Великий Альберт». О н и до этого уже около двух столетий
был доступен в печатных изданиях, но появление его в «Синей
библиотеке» стало причиной для новых тревог. В 1709 году го­
сударственные цензоры внесли его в список книг, подлежащих
конфискации, наряду со многими вольнодумными сочинения­
ми, опубликованными в Руане L Н о вскоре «Малый Альберт» —
настоящий, в отличие от своего «старшего брата», гриму-
ар, — далеко опередил «Великого Альберта» в популярности.
Авторство его приписывали не Альберту Великому, а некоему
Альберту Н арву Луцию. С амое раннее упоминание об этом ма­
гическом трактате я нашел в докладе дА рж ансона за 1702 год, где
отмечается, что из всех гримуаров Радвиль чаще всего пользовал­
ся книгой под названием «Le petit Albert ou le paysan»L П о всей
очевидности, это была рукопись; она ли послужила основой для
первого печатного издания или нет, мы не знаем. Так или ина­
че, «Малый Альберт» был впервые опубликован в Ж еневе в 1704
году, а первое известное нам французское издание вышло в свет

1 G en eviéve Bollem e, La B ible Ыене. Paris, 19 75, p. 396.


2 “ M ém o ire de М . d ’A rg e n s o n ” , р. 325.

i8i
в 1706-м под эгидой «братьев Беринго»*. Как свидетельствует
рассказ Борделона о библиотеке месье Уфле, к 1710 году «Малый
Альберт» уже приобрел известность и популярность в Париже
и его окрестностях. В 1714 году разносчик П о н с Милле, тор­
говавший одеждой, тканями и книгами на северо-востоке
Ф ранции, продал экземпляр «Малого Альберта» за три ливра (то
есть довольно дорого) своему зятю, проживавшему в Ш ам пани^
За следующие несколько десятилетий об этой книге узнала вся
Ф ранция. Например, несколько экземпляров «Малого Альберта»
нашли у странствующего книгопродавца, арестованного в 1745
году в Лангедоке ^ П о иронии судьбы, до наш их дней от этого
популярнейшего издания дошли лишь считанные экземпляры,
цены на которые исчисляются тысячами фунтов.
«Малый Альберт» представлял собой сборник сведений бы­
тового и магического характера. П одобн о многим другим кни­
гам жанра «тайное тайных», он содержал и практические со­
веты (например, о том, как крепить вино или как приготовить
уксус), и медицинские указания на случай лихорадки, болей
в животе, затруднений при мочеиспускании, дурного запа­
ха изо рта и так далее. И мелись в нем и оккультные наставле­
ния, типичные для эпохи патриархата: как узнать, целомудрен­
на ли ж енщ ина или нет; как заставить ж енщ ину танцевать об ­
наженной; как удержать ж енщ ину от непристойны х разговоров
с другими мужчинами. И мелись магические предписания и н о ­
го рода: например, для удачной рыбалки следовало взять три
раковины морского блюдечка, написать на них кровью сло­
ва « JA S A B A O T H » и бросить в воду. Кроме того, на страницах
«М алого Альберта» м ож но было отыскать планетные талисманы.

1 L e solide trésor des m erveilleux secrets de la magie naturelle et cabalistique.


G en eva, 17 0 4 . O датировке это го п ервого издания см.: Lise A n d rie s, Le grand L ivre
des Secrets: Le colportage en France aux 17e et 18e siecles. Paris, 19 9 4 , p. 184; N ico la s
Prevost and C o m p an y, Duo catalogi librorum . Lo n d on , 17 3 0 , p. 48; Ja cq u e -C h a rle s
Bru n et, M anuel du libraire et de Vamateur de livres. Paris, i8 6 0 , vol. i, cols. 139— 14 0 .
2 Jean -P ierre M arby, “ L e p rix des choses ordinaries, du travail et du petch er:
le livre de raison de Ponce M illet, 16 73— 17 2 5 ” - / / Revue d'histoire m odem e
et contemporaine, 4 8 :4 (2 0 0 1), p. 21.
3 M . Ventre, LIm prim erie et la librarie en Languedoc au dernier siecle
de lAncien Regime 1700— 1789 . Paris, 19 58, pp. 262— 263; Jean -P ierre Pinies, Figures
de la sorcellerie. Paris, 19 83, p. 58.

182
числовые квадраты и рецепты магических благовоний. Самы й
зловещий и один из самых знаменитых оккультных рецептов
из «М алого Альберта» — изготовление так называемой Руки
Славы. Считалось, что при помощ и этого магического предме­
та вор может без опаски пробраться ночью в любой дом, по­
том у что Рука Славы временно ослепит, оглуш ит и обездви­
жит обитателей жилища. Ч тобы изготовить такую волш ебную
Руку, следовало отрезать кисть повеш енного, завернуть ее в о б ­
рывок савана и выдавить из нее всю кровь. Затем на протяже­
нии 15 дней р ук у следовало хранить в глиняном горшке с кон­
сервирующ ей смесью селитры, соли и молотого черного перца,
а затем вы суш ить на солнце или в печи. П осле этого м ум и ф и ­
цированную кисть полагалось использовать как подставку для
свечи, изготовленной из жира повеш енного и девственного
воска; сопутствую щ ая гравюра изображала, как именно следует
вставлять свечу в руку. Различные варианты Р уки Славы были
известны и, по всей вероятности, использовались на протяже­
нии всего X V I I столетия, но живой интерес к этом у магическо­
м у предмету в X I X —X X веках поддерживался именно благода­
ря «М алому А льберту»'.

1 Fran k Baker, “A n th ro p o lo g ical N o t e s on the H u m an H a n d ” . / / Am erican


AnthropologisU 1:1 (18 8 8 ), 55— 59. С п и с о к у п о м и н ан и й о Р уке С лавы в худо ж е­
ствен н о й литературе, а также в п роизведениях м ассо во й культуры X X века см .:
h ttp ://e n .w ik ip e d ia .o rg /w ik i/H a n d _o f_G lo ry .
О тр уб л ен н ы е рук и в оккультном контексте у п о м и н аю тся уж е у Геродота
в рассказе о царе Р ам пси ни те («И сто р и я » , I I .12 1 ) , где хи тр ы й вор использует
р у к у мертвеца, чтобы избеж ать п о и м ки , а также в р ан н и х легендах о ли кан тро -
п и и (наприм ер, в «Р ассуж д ен и и о ведьмах» А н р и Б оге, 159 0 ).
^ В «Л еген д ах И н г о л д сб и » (1837) ан гли й ского свящ енника и писателя
Ричарда Барэм а содерж ится рассказ под н азванием «Р ука С лавы , и ли С к азк а
на ночь», в к о тор о м описы вается изготовлени е и и спользование Р у к и С лавы .
^ В сти хо тво р ен и и Т ео ф и ля Готье « Э т ю д рук» идет речь о б о тр уб л ен н о й
и м у м и ф и ц и р о в ан н о й (п о -в и д и м о м у , для и зготовлени я Р у к и С л а в ы ; руке п о -
эта-п реступ н и ка П ь е р а -Ф р а н с у а Л асен ера, казн ен н ого за у о и й с т в о в 1836 году.
^ В п о п уля рн о й литературе X X — ^ХХІ вв. Р ук а С лавы уп о м и н ается в дет­
ско м готи ческо м ром ане Д ж о н а Белларса « Д о м с часам и в стенах» (19 7 3 ); в ф ан ­
тасти ческом ром ан е М ай кла С у э н в и к а «Д очь ж елезного дракона» (19 9 3); в м и ­
сти ческо м р о м ан е Э ли забет Х э н д «П р о б у ж д е н и е л ун ы » (19 9 4 ); в р о м а н е -ф эн ­
тези Н и л а Геймана «Задверье» (19 9 6 ); в р о м ан ах Д ж о ан Р о ули н г «Гарри П о т т е р
и Тай н ая комната» (19 9 8) и « Г а р ^ П о т т е о и П р и н ц -П о л у к р о в к а » (2005).
В ки н ем атограф е X X — ^ХХІ вв. ^ у к а С лавы ф и гу р и р уе т в ф и льм ах
«П л етен ы й человек» (19 7 3 ), «С е р д ц е ангела» (19 8 7 ), «Р ту тн о е ш оссе» (19 9 7 ),
в м и н и -сер и але «Задверье» (19 9 6 ), сериале «С вер хъ естествен н о е» (сезон 3, сери я
6 ,2 0 0 7 ) и др. — Примеч. перев.'\

183
Излюбленная магическая книга парижских заклинателей,
«Гримуар папы Гонория», впервые появилась в «С иней библи­
отеке» лишь под конец X V I I I века. Значительная часть ее содер­
жания, в том числе и описание Руки Славы, была заимствована
из «Малого Альберта», но, в отличие от последнего, печатный
«Гримуар папы Гонория» включал в себя заклинания духов, оче­
видно, взятые из многочисленных рукописны х версий. О б этом
свидетельствует, среди прочего, тот факт, что два из приведен­
ных в нем заклинаний предназначаются для подчинения духа
по имени Н амброт (N am brot), по всей вероятности, тожде­
ственного М емброку или М анброку, которого вызывали па­
рижские маги начала X V I I I века. П опулярность этого гримуара
объяснялась тем, что он был особенно полезен для кладоиска­
телей: на его страницах воспроизводились «пентакли для поис­
ка сокровищ» и заклинания для общения с миром духов. Кое-
какие сведения о местонахождении кладов и об охраняю щ их их
саламандрах, гномах и прочих духах приводились и в «Малом
Альберте», но практических рекомендаций в нем недоставало\
Автор «Гримуара папы Гонория» успеш но восполнил эту лакуну.
В тот же период в «Синей библиотеке» был опубликован дру­
гой весьма популярный в Париже гримуар — «Энхиридион папы
Льва»^. В нем описывались обычные нехитрые приемы магиче­
ского врачевания и приводилась версия апокрифического письма
Абгара^ а в самых ранних изданиях содержалась также подборка
довольно изящных цветных гравюр с изображениями талисманов
и инструкции по изготовлению пентаклей. Однако центральное
место в этом гримуаре занимала серия защитных молитв. В неко­
торых версиях «Малого Альберта» рекомендовалось использовать
молитвы из «Энхиридиона» для защиты от духов-стражей при

1 С о о т в е т ств ую щ и й раздел «М ало го А льбер та» о сн о ван на ф р ан ц узск о й


версии кн и ги п о д н азванием «П ар ац ельс о вы сш и х тай нах природы », лож н о
п рипи сы вавш ейся П арацельсу. С м .: Paracelsus o f the Supreme Mysteries o f Nature.
Lo n d o n , 1655, pp. 6 4 — 70 .
2 Р е п р о ^ к ц и и р у к о п и си начала X V I I I века и и сто р и ю ее п убли каци и см .:
h ttp :/ / w w w .lib r a ir ie r o s s ig n o l.fr / c a t a lo g u e / fic h e .p h p ? R e c h = r e fe r e n c e & -p a r a m =
encniridion.
3 А б г а р V — царь О ср о е н ск о го государства со стол и цей в Э дессе, правив­
ш и й с 4 п о 7 и с 13 по 50 гг. Н.Э.; со гласн о легенде, вел п ереп и ску с И и с у с о м
Х р и с т о м . — Примеч. перев.

184
извлечении кладов из-под земли*. Впрочем, некоторые молитвы
предназначались и для более прозаических целей, как, например,
следующая, призванная отгонять лисиц:

Повторяй три раза в неделю: «Во имя Отца + ,


и Сына + , и Святого Духа + . Лисы и лисицы, закли­
наю вас во имя девы и святой. Богоматерью понесшей
во чреве своем: не берите и не гоняйте никого из птиц
моих, ни петухов, ни кур, ни цыплят, не пожирайте гнез­
да их, не пейте кровь их, не бейте яйца их, не причиняй­
те им никакого вреда и т.д.».

Другая молитва, помогающая «затвердеть» (то есть, вероятно,


исцеляющая от импотенции), была обращ ена к дьяволу:

Напиши на двух клочках бумаги собственной кровью:


«Ranuc + , Malin + , Fora consummatum est, in te confedo.
Satana* +». Один из них проглоти, а другой носи на шее.

LB GRAND
GRIMOIRE 1
ЛѴЕС ІА GRAN1>E .4
CLAVICULE 1
DE S A L O M O N .
Pj к MAGIE NOIRE , ай
tmcES I NFERN^IES m
^irm u ktT^iiORb ш У іг
I ft оУіг Л tiff Е ш ш i
; 'S m v iä e tm s k iA fts M n g q tm * ;

И л л . 6. «В ели ки й гр и м уар », издание X V I I I века

1 Les secrets m erveilleux de la magie naturelle du Petit Albert. Paris, 19 9 0 , p. 10 2.


2 « ... соверш илось, верую в тебя. С атан а» (лат.).

i8s
в конце X V III — начале X I X вв. к «Гримуару папы Гонория»
и «Энхиридиону» добавились такие известные трактаты, как
«Истинные ключики Соломона» {«Les veritables clavicules
de Salomon») и «Магические труды Генриха Корнелия Агриппы»
{«Oeuvres masques d'Henri Corneille Agrippa»), a также некоторые
другие не столь значительные сочинения. Однако с точки зре­
ния влиятельности все эти трактаты затмил «Великий гримуар»
{«Grand grimoire») — первый откровенно «дьяволический» гри-
муар, рассчитанный на массового читателя. В проішіом его первое
издание обычно датировали 1702 годом (до появления «Малого
Альберта), однако тот факт, что в источниках начала X V I I I века
«Великий гримуар» не упоминается, заставляет предположить, что
издание в составе «Синей библиотеки» (около 1750 года) в дей­
ствительности было первым или, по крайней мере, очень влия­
тельным. «Великий гримуар» воспринимался как сенсационная
и опасная книга, поскольку содержал указания о том, как вызвать
первого министра самого дьявола — Л ю циф уга Рофокаля — и за­
ключить с ним договор. Сатана наделил Лю циф уга властью надо
всеми богатствами и сокровищами мира, так что для французских
кладоискателей этот дух был важнее всех прочих. «Великий гри­
муар» предоставлял все необходимые инструкции, заклинания
и советы о том, как заключить и скрепить договор. «Великое за­
клинание» Лю цифуга начинается так:

Император Люцифер (LUCIFER), господин всех


мятежных духов, внемли благосклонно призыву, коий
я обращаю к великому министру твоему, Люцифугу
Рофокалю (LUCIFUGE ROFOCALE), в своем жела­
нии заключить с ним договор. Также прошу тебя, князь
Вельзевул (Beelzebub), защищать меня в моем предпри­
ятии. О граф Астарот As tarot! Будь милостив ко мне
и сделай так, чтобы нынче же ночью великий Люцифуг
(LUCIFUGE) предстал передо мною в человеческом об­
лике и безо всякого зловония и даровал мне посредством
договора, который я ему предъявлю, все богатства, в ко­
торых я нуждаюсь.

і86
«Великий гримуар» был не просто пособием по общ е­
нию с демонами: уже одно только владение этой книгой само
по себе приравнивалось к договору с дьяволом. В 1804 году —
в тот же год, когда Н аполеон провозгласил себя императором, —
в А м ьене привлекли к суду владельца магической книги (ско­
рее всего, то был именно «Великий гримуар»), одним прикос­
новением к которой якобы мож но было вызвать дьявола. Чтобы
продемонстрировать абсурдность подобных заявлений, прави­
тельственный чиновник прилюдно раскрыл эту книгу. Дьявол
не появился, но обвиняемый воскликнул, что чиновник попро­
сту не владеет магией: чтобы подчинить себе Сатану подобным
образом, нуж но быть гораздо более искусным магом \
О снователи Ф ранцузской республики пропагандировали ра­
ционализм, и антиклерикальная политика правительства объяс­
нялась, не в последнюю очередь, стремлением истребить «суеве­
рия», насажденные католической церковью. Выш еописанный
эпизод из А м ьенского суда типичен для процесса просвещения
масс и дехристианизации, ассоциирующейся у м ногих с перио­
дом Республики; однако, с другой стороны, его м ож но рассма­
тривать и как свидетельство новой волны суеверий, поднявш ей­
ся под влиянием революции. С бивш ись с пути христианского
благочестия и отказавшись от моральных принципов, страна
погрязла в кощ унствах, к числу которых, с точки зрения церкви,
принадлежала и магия. В 90-е годы X V I I I века некоторые свя­
щ енники в своих сочинениях объявляли революцию плодом
дьявольского масонского заговора. И даже полтора века спустя
один проповедник считал симптоматичным тот факт, что в на­
чале X I X века вышла в свет новая версия «Великого гримуара»
под названием «Красный дракон» {«Dragon rouge»Y\ «П осле
Ф ранцузской революции 1789 года, ставившей себе целью низ­
вергнуть Бога и возвести на трон богиню разума, эта самая кни­
га, “ О гненны й дракон” , стала в некоторых французских

1 Ju le s G arin et, H istoire de la M agie en France. Paris, 18 18 , p. 287.


2 Р усск и й перевод см . в и здан и и : Ист инный гримуар. Красный дракон. М .:
Ганга, Телема, 2 0 11. — Примеч. перев.

187
магических кругах нечестивой заменой Библии»*. Н о при том,
что магия действительно сохраняла влиятельное положение
в народной культуре (как, впрочем, и на протяжении м ноги х лет
до революции, и еще долгое время спустя), церковь также оста­
валась непререкаемым авторитетом для подавляющего боль­
шинства французов^.

Ш ':

И л л. 7. С п и с о к д ем о н о в и д у хо в из «К р асн о го дракона»
(Издание начала X I X века) ”

1 E lo ise M o zz a n i, M agie et superstitions de la fin de ѴАпсіеп Regime


ä la Restauration. Paris, 19 88 , pp. 57— 58; G ib b o n s, Spirituality and the Occult, p. 122;
K u rt K o ch , Between Christ ana Satan. G ran d R apids, 19 6 2, p. 132.
2 C m .: M o z z a n i, M agie et superstitions.

188
в борьбе за популярность «Красный дракон» стал достой­
ным соперником «Малого Альберта». И сторик Ш арль Н исар
в середине X I X века писал, что его «монструозные» и «вычур­
ные» персонажи «дышат огнем, серой и битумом». П о д влия­
нием этого гримуара появилась одноименная книга о пагуб­
ном влиянии, которое оказывают на умы читателей дешевые
гримуарыЧ Если «Малый Альберт» приобрел известность бла­
годаря уличным разносчикам книг, то «Красный дракон» сво­
ей славой был обязан развитию книжных магазинов в X I X веке.
В і86і году один наблюдатель с прискорбием отмечал, что эта
книга выставлялась прямо в витринах — «к великому возмущ е­
нию тех, кто полагает, будто мы прогрессируем» \ Д ругие ис­
точники также подтверждают, что книготорговцы без зазре­
ния совести открыто продавали и рекламировали подобную ма­
гическую литературу. Страстный библиофил Томас Ф рогнал
Дибдин рассказывал, как натолкнулся на издание «Красного
дракона» в і8і8 году в своем турне по букинистическим лав­
кам Ф ранц ии и Германии. П рибы в в Н анси, Дибдин поинте­
ресовался у тамошнего книготорговца и печатника, не найдется
ли у него «чего-нибудь старинного и любопытного». Торговец
ответил, что когда-то у него был превосходный средневеко­
вый миссал, а затем показал ем у «Красного дракона» со слова­
ми: «Смотрите-ка, месье, разве не любопытно? Купите, про­
чтите — вас это наверняка позабавит... да и стоит-то всего пять
су». Д ибдин купил два экземпляра — видимо, его заинтриго­
вало не только содержание, но и ф ронтиспис с изображением
дьявола. Книготорговец сообщил ему, что продал уже не одну
сотню таких книг деревенским ж ителям\ В октябре 1823 года
в Н име вышло очередное издание «Красного дракона», имев­
шее большой успех, после чего один религиозный журнал оп у­
бликовал в разделе, посвящ енном «проблемам нравственности»,
письмо, недавно полученное неким парижским книготоргов-

1 N is a rd , H istoire des livrés populaires^ p. 175; Dragon rouge. Paris, 1866.


2 J .- A .- S . C o llin de Plancy, D ictionnaire des Sciences Occultes. Paris, 18 6 1, vol. I,
p. 487.
3 T h o m a s Frogn all D ib d in , Л Bibliographical, Antiquarian and Picturesque Tour
in France and Germ any, 2nd edn. L o n d o n , 1829, vol. ii, pp. 36 0— ^361.

189
цем из Нормандии*. Адресант писал, что один его друг вместе
со своим приятелем-солдатом, расквартированным в Версале,
посетил книжную лавку этого торговца и приобрел экзем­
пляр «Красного дракона». Торговец сказал им, что может до­
стать и другие, еще более действенные магические книги, в том
числе «Ключ Соломона» и французскую версию «Бича демона»
{«Flagellum daemonum») — пособия по экзорцизму, написанно­
го в X V I веке Джироламо М енги. П ереходя, собственно, к делу,
адресант заказывал книгу, в которой объяснялось бы, как нака­
зать обидчиков, и заверял торговца, что готов ради такой покуп­
ки проехать много лиг. Разумеется, благочестивый редактор цер­
ковного журнала резко осуждал подобный интерес к гримуарам
и сам факт их открытой продажи ^
О дин из магических приемов, описанных в «Красном дра­
коне», получил отдельное развитие в гримуаре под названи­
ем «Черная курочка» {«La роиіе noire») ^первое известное изда­
ние которого увидело свет в 1820 году. Э то т гримуар тоже при­
обрел популярность — главным образом, потому, что в X V I I I
веке во Ф ранц ии был ш ироко известен одноименный риту­
ал для поисков кладов, сущ ествовавш ий в нескольких вариан­
тах. Согласно одном у из них, черную курицу следовало вы пу­
стить в месте, где закопан клад, а затем принести ее в жертву.
Согласно другому, черную курицу полагалось принести в жерт­
ву в полночь на перекрестке дорог, прочитав при этом закли­
нание для вызова дьявола. За это князь преисподней даст дру­
гую черную курицу — волшебную , несущ ую золотые или сере­
бряные яйца. Ходили слухи, что такой чудесной курице обязан
своим богатством влиятельный французский банкир Самю эль

1 Tablettes du clergé et des am is de la reli^on . Paris, 1823, vol. iv, pp. 2 5 7— ^258.
2 В п риклю ченческом ром ан е «Ж а н ле Т р ув ер » (184 9 ) П о л я де М ю ссе ,
брата более и звестн о го писателя и библиотекаря А л ьф р еда М ю ссе , содер ж и т­
ся ан ахрон и сти ческое о п и сан и е п о куп ки «К р асн о го дракона» в кн и ж н о й лав­
ке. Д ей стви е это го ром ан а п р о и сх о д и т во время и после вой н ы за и спанское на­
следство ( 1 7 0 1 — 17 1 4 ) . В п о и сках «Ю іюча С о л о м о н а» Ж а н п р и хо ди т в кн и ж н ую
лавку в М онпелье, н о владелец лавки со о бщ ает ему, что достать «К лю ч» м о ж ­
н о только в М ем ф и се , и предлагает е м у взам ен печатные э к з е м п л ^ ы «Великого
гри м уара» и «К р асн о го дракона». Ж а н без колебаний по куп ает ооа и п р и ступ а ­
ет к вы полнению излож енны х в н и х и н стр укц и й .

190
Бернар (1651— 1739) Ч Э тот ритуал был известен не только в те­
ории: его проводили на деле, как свидетельствуют материалы
суда 1775 года над виноградарем Ж аном Гийери и несколькими
его помощниками. Э ти мош енники обманули по меньшей мере
двух человек, обещая раздобыть для ни х черную курочку, несу­
щуюся деньгами. В первом случае они велели своей жертве —
некоему Ф ортье — вписать свое имя в книгу, принадлежав­
ш ую М акре, одному из пособников Гиейри; эту кни гу Ф ортье
охарактеризовал как гримуар со странными чертежами. Затем
все вместе отправились в окрестности деревни П итивье под
О рлеаном и нашли там одиноко стоящий крест. Макре передал
свой гримуар Гийери, и, следуя приведенным в книге указаниям,
они расстелили передник у подножия креста. П осле этого в ше­
стидесяти шагах от креста они начертили круг на земле; Ф ортье
было велено стоять в этом круге до тех пор, пока ем у не разре­
шат выйти. Гийери положил деньги Ф ортье на передник, оп у­
стился на одно колено и сказал: «П риветствую тебя, мой госпо­
дин». Как только он произнес эти слова, на переднике появилась
курица, но когда Гийери повторил свое приветствие дьяво­
лу, курица исчезла вместе с деньгами. М еж ду тем один из по­
мощ ников принялся кататься по земле, изображая одержимость.
Гийери подошел к Ф ортье, который оставался в защитном круге,
и сообщил ему, что дьявол забрал деньги и что потребуется еще
какая-то сумма, чтобы повторить ритуал. Ф ортье согласился,
после чего все они в течение девяти дней читали молитвы, а за­
тем исполнили тот же спектакль еще раз — с тем же результатом.
Н ескольких членов этой шайки приговорили к позорному стол­
бу, порке, клеймению и ссылке. О д н ом у пришлось в течение
трех базарных дней простоять у позорного столба на рыночной
площади П итивье; на шею ем у повесили табличку со словами:
«Жулик и лжемаг»\
Кто еще покупал гримуары, выпускавшиеся тысячными тира­
жами? Н е следует полагать, будто все покупатели были грамотны­
ми. Н екоторые верили, что владение гримуаром, не содержащим

1 C o llin de Plancy, D ictionnaire des sciences occultes. 18 4 8 , cols. 336— ^337.


2 M . D e s Essarts, Choix de nouvelles causes celebres avec les jugemens. Paris, 1785,
pp. 26— ^41.

191
«дьявольщины», само по себе защищает от опасностей и невзгод.
В 1815 году у винодела и целителя-травника П ьера Беллока, аре­
стованного в байоннском трактире за мошенническое врачева­
ние, нашли при себе «Энхиридион папы Льва». Белок сказал, что
купил эту книгу у солдата, «который уверял, что она будет за­
щищать его от болезней и насильственной смерти»*. Тех же по­
купателей гримуаров, которые все-таки умели читать, мож­
но подразделить на две категории: обычных любопытствующ их
и практиков. К числу первых относился странствующий стекло­
дув Ж ак-Л уи Менетра, ж ивш ий в середине X V I I I века. О н н о­
сил при себе несколько книг — Библию, некий духовный трак­
тат, два сочинения Руссо и «Малого Альберта». В исповедальном
дневнике М енетра не находится никаких свидетельств того, что
он интересовался магией; напротив, к миру духов он относился
с явным скепсисом, так что приобрести «Малого Альберта» его,
вероятно, побудило обычное любопытство, вызванное слухами
и сплетнями вокруг этой кн и ги \
Ч то касается практикующих магов, то и из них далеко не все
интересовались заклинаниями и вызыванием духов: в большин­
стве гримуаров из «Синей библиотеки» содержались также про­
стые и благочестивые лечебные заклинания и рецепты в тради­
циях натуральной магии. Н апример, в одном издании «Гримуара
папы Гонория» обнаруживается такое средство от стригущ его
лишая (основанное, как и многие другие средства от нетяжелых
заболеваний, на апокрифических библейских легендах):

Сел святой Петр на Божьем мосту; Богоматерь


из Кали пришла к нему и спросила: что ты делаешь здесь,
Петр? Госпожа моя, страдает мой господин, оттого-то
я и сижу здесь. Ты, святой Петр, исцелишь его; ты пой­
дешь в Сент-Аже; ты приготовишь святую мазь для смер­
тельных ран Господа нашего; ты умастишь их и скажешь

1 C h ristia n D esplat, Sorciéres et diables en Berdn. Pau, 19 88 , p. 218.


2 Ja cq u e s-L o u is M én ertra, Journal o f M y Life, w ith an in trod uction and
co m m en tary b y D an iel R och e. N e w Yo rk , 19 86 , p. 255.

192
три раза: Иисус Мария. Надобно трижды осенить лоб
крестным знамением Ч

Считалось, что подобные заговоры против кровотечений,


зубной боли, змеиных укусов, боли в глазах и том у подобных
недомоганий действуют только тогда, когда их читает человек,
наделенный особым даром. П о это м у несмотря на то, что книги
из «С и ний библиотеки» и «Медицина для бедных» — популяр­
ный в X I X веке сборник лечебных заговоров — были доступны
лю бому за грош и, использовать их на практике мог не кaждый^
Как свидетельствуют французские антропологи, фольклористы
и социологи, многие специалисты по заговорам не занимались
другими разновидностями магии и были набожными людьми,
исправно посещавшими церковь. Вызывание духов и женщины,
танцующие нагишом, их не интересовали. О днако не все народ­
ные колдуны отличались таким благочестием.
В 1776 году Ф рансуа Дютиль, в прошлом мельник из дерев­
ни С ернуа к востоку от Бове, предстал перед судом за мош ен­
ничество, жертвами которого за два десятка лет стали многие
жители пикардийских городов и селений. О сновны м источни­
ком своей магической силы Дютиль объявлял гримуары. Его ма­
гические книжки помещались в карманах, так что, скорее все­
го, представляли собой издания из «Синей библиотеки». О дна
из жертв Дютиля, молодая женщина по имени А гнес де Ларш,
которую он обрюхатил и бросил, показала на суде, что

... он всегда носил при себе две книги и старательно


прятал их ото всех. Он часто читал то одну, то другую,
и говорил мне, иногда со слезами, что «эта книга — при­
чина наших несчастий». Когда мы входили в город, одну
из них он прятал в штанах, а другую давал спрятать мне;
а когда мы ложились спать, он клал их под тюфяк. Он

1 Grem oire du Pape H onorm s (c. 18 0 0 ), p. 75.


2 C m.: O w e n D avies, “ Fren ch H ealin g C h a rm s and C h arm e rs” . / / Jonathan
R o p e r (ed.). Charms and Charm ing in Europe, Palgrave, 2 0 0 4 , pp. 9 1— 11^; O sk a r
Eberm an n , “ L e M erd ecin des Pauvres” . IiLeitschrift des Vereins fu r Volkskunde^ 2
(19 14 ), pp. 134 — 162.

193
го во р и л м н е, ч то это гр и м уар ы , и если п р и н ем и х н ай ­

д у т , т о даж е н е п о в е ся т , а с р а з у о тп р а в я т н а ко стер *.

Притворялся ли Дютиль или действительно верил в то, что


говорил, понять невозможно. Если он был искренен, то стра­
хи его могли объясняться тем, что при помощ и одной из сво­
их магических книг — вероятно, «Великого гримуара», — он за­
ключил договор с дьяволом. П о крайней мере, ради заработка
он не гнушался хвастаться близким знакомством с князем тьмы.
У одного рабочего по имени Туссан Д ем он этот мош енник
за два года выманил большую часть сбережений, снова и сно­
ва проводя ритуалы для поиска кладов и утверждая при этом,
что сам дьявол сообщает ем у в письмах об их местонахождении.
Согласно показаниям А гн ес, когда она сказала Дю тилю о сво­
ей беременности, тот заявил, «что его мучает дьявол и требует,
чтобы я отдала ему свое дитя, и постоянно просил меня согла­
ситься на эту жертву» \ Э то очень похоже на циничный и бессо­
вестный обман с целью избавиться от незаконного и нежелан­
ного ребенка. В августе 1776 году Дютиля заклеймили и отпра­
вили на каторгу пожизненно.
Фольклорные данные и материалы судов X I X века показыва­
ют, насколько прочное место заняли гримуары из «С иней би­
блиотеки» в традиции французской народной магии. Народные
колдуны и знахари строили свою репутацию на обладании маги­
ческими книгами. Н апример, на суде над знахаркой Роз П ерезен
в 1829 году в Ажане обнаружилось, что в ходе ритуала для излече­
ния ребенка одного богатого крестьянина она «с торжественным
и загадочным видом» положила перед больным «общеизвестную
книгу под названием “ Малый Альберт” ». Приблизительно в то
же время двое магов-мош енников одурачили пожилую женщ и­
н у из-под Н и о, произведя на нее впечатление при помощ и ма­
гических книг — «Красного дракона», «Малого Альберта» и
«Великого гримуара». Свидетель, выступавший на суде над кол-
дуном-шарлатаном по фамилии Гоше, заявил, что боялся его.

1 D e s Essarts, Choix de nouvellesy vol. vi, p. 347.


2 Ib id ., p. 348.

194
«потому что он мне сказал, что у него есть “ Малый Альберт”
и другие книги, при помощ и которых он может сделать все,
что зах о ч ет» П о д ав л я ю щ ее большинство из тех, кто обращал­
ся за советам к знахарям в период раннего Н ового времени, по­
нятия не имели о названиях гримуаров. Ч тобы увериться в ок­
культной власти колдуна, им достаточно было видеть, что у того
имеются магические книги (желательно — большие и увесистые)
или рукописи с загадочными символами. Н о с ростом грамот­
ности и распространением популярной литературы ситуация
изменилась: к середине X I X века «Малый Альберт», «Великий
Альберт» и «Красный дракон» были уже у всех на устах. Сказать,
что у кого-то есть «Малый Альберт», означало намекнуть, что
этот человек всерьез занимается магией.
Чувствуя, что гримуары из «С иней библиотеки» подрыва­
ют и х духовны й авторитет, священники изо всех сил стара­
лись и х демонизировать. О н и внушали своей пастве, что вся­
кий, кто владеет подобными книгами или хотя бы просто жела­
ет и х приобрести, совершает тяжкое богохульство, — не говоря
уже о тех, кто использует и х советы на практике. Читать и х счи­
талось крайне опасны м \ О бративш ись к сборникам фольклора
конца X I X — начала X X веков, мож но убедиться, что развер­
нутая церковью кампания оказалась небезуспешной. Н апример,
в одном письме, опубликованном в газете «Таймс» в 1884 году,
пересказывается разговор с женщ иной из Тура: «О “ М алом
Альберте” она говорила с необычайным ужасом и сказала мне,
что священники говорят, мол, даже просто смотреть на него —
и то уже великий грех, а дьяволу дана власть забрать себе всяко­
го, кого застанет за чтением этой книги» ^ Уже в X X веке в ходе
исследований народной веры в колдунов и ведьм в Лангедоке
опрашиваемые неоднократно высказывали схожие убежде­
ния. Н а вопрос о «Малом Альберте» один респондент отве­
тил: «О нем нельзя говорить, церковь его запретила. Э то опас-

1 The Times, 21 A u g u st 1829; Ju d ith D evlin , The Superstitious M ind: French


Peasants and the Supernatural in the Nineteenth Century. N e w H aven , 19 87, pp. 16 7 ,1 6 8 .
2 C m .: D an iel Fabre, “ L e livre et sa m agie” . / / R o g e r C h artie r (ed.). Pratiques
de la lecture. Paris, [1985] 19 9 3, pp. 2 4 7 — 255.
3 The Times, 13 A u g u s t 1884.

195
ная книга». А когда другой сказал своей бабке: «Я хо чу купить
“ М алого Альберта” », — та воскликнула: «С ум а сошел! Ц ерковь
его запрещает... Ты от него заболеешь»*.
Гримуары из «С и ней библиотеки» распространились далеко
за пределы французской территории. Ю ж ны е соседи Ф ранц ии
пытались остановить поток опасной литературы. В 1782 году
«Малого Альберта» включили в испанский «Индекс запрещен­
ных книг», а двадцать два года спустя к нем у добавилось изда­
ние «Гримуара папы Гонория» і8оо года\ О днако «Индекс»
уже практически исчерпал свою полезность в качестве ин­
струмента цензуры. В 1820 году один флорентийский кни­
гопродавец открыто предлагал своим покупателям включен­
ные в «Индекс» французские издания «Малого Альберта» и
«Великого Альберта», а также свежие издания «Великого грим у­
ара» и «Красного дракона» \ За отсутствием дешевых гримуаров
местного сочинения итальянские издатели обратились к фран­
цузской литературе этого жанра, и в і868 году «Красный дра­
кон» был опубликован в итальянском переводе, озаглавлен­
ном «П Ѵего drago rosso» («И стинный Красный дракон»). Ещ е
раньше он увидел свет на немецком языке под названием «D er
wahrhaftige, feurige Drache» («Настоящий, огненный дракон»).
Распространившись еще дальше к северу, французские грим у­
ары получили известность на островах Ла-М анш а и в некото­
рых областях Нидерландов. В 1854 году прозвучало заявление,
что в одном только регионе Арденны в обращ ении находится
не менее 400 тысяч экземпляров дешевых гримуаров. Наверняка
эта цифра преувеличена, но все же она наглядно свидетельствует
о масштабах популярности гримуарной литературы

1 Pinies, Figures de la sorcellerie, p. 62.


2 Indice General de Los Libros Prohibidos. M ad rid , 18 4 4 , pp. 151, 312.
3 Catalogo dei L lib ri che si Trovano Vendibili presso Giuseppe M olini. Flo ren ce,
1820, pp. 19 5, 219 , 229.
4 A lfo n s de C o c k , *ТооѵегЬоекеп en G e e ste n b e zw e rin g ” . / / Studien en essays
over^ oude Volksvertelsels. A n tw e rp , 19 19 , p. 239; S. C . C u rtis , ‘T ria ls fo r W itch craft
in G u e rn s e y ” . / / Reports and Transactions o f La Societe Guem esiase, 13 (19 3 7 ), pp.
9— 4 1; C h ristin e O zan n e, “ N o t e s on G u e rn s e y Fo lk lo re” . / / Folklore, 26:2 (19 15 ),
p. 19 5; M arie -S ylvie D u p o n t-B o u ch at, “ L e diable apprivoiser: la sorcellerie revisitee.
M agie et sorcellerie au X i X e siecle’ . / / R ob ert M uch em b led (ed.), Magjie et sorcellerie
en Europe du moyen age a nos jours. Paris, 19 9 4 , p. 239.

196
Альпийский ДВОР С а т а н ы

Ф ранция, несомненно, стала крупнейшим европейским цен­


тром печатного производства гримуаров, однако в восприятии
м ногих католиков Ю ж н ой Европы с конца X V I I и на протяже­
нии всего X V I I I века столицей дьявольской магии оставалась
Ж енева, разделившая оккультную славу Саламанки и Толедо.
Как свидетельствуют материалы судебных процессов, многие
французы, испанцы и итальянцы устремлялись в Ж еневу в по­
исках магических книг и духов-фамильяров. П ечатное дело там
и впрямь было весьма развитым, но репутацию оккультного го­
рода Ж енева приобрела не столько по этой причине, сколько
как центр протестантского движения, как средоточие кальви­
низма. П о это м у католики, естественным образом, описывали ее
как гнездовище дьявольской ереси и столичный город Сатаны,
из которого он правит всеми своими приспешниками-проте-
стантами. Для итальянцев это был географически самый близ­
кий из влиятельных городов-государств, свободных от власти
католической церкви.
В 1/44 году женевец Николя Ламбер «от душ и разыграл»,
по собственному его выражению, нескольких приезжих ита­
льянцев, искавших магической помощ и. О дин из них осведо­
мился, где в Ж еневе мож но купить «М алого Альберта», пояснив,
что это — «очень полезная книга для желающих разбогатеть».
Ламбер в ответ заявил, что «Малый Альберт» — это никчем­
ный хлам по сравнению с той силой, которую обретает владелец
фамильяра, и добавил, что может помочь обзавестись таковым.
Д ругой итальянец, Бартоломео Бернарди из Лукки (Тоскана),
спросил у Ламбера, «не водятся ли у них люди, преданные ма­
гии, то есть поискам духов, как у нас в Италии», а затем поин­
тересовался, «нет ли в этом городе книг, запрещенных святой
инквизицией, но таких, при помощ и которых мож но многого
добиться». Ламбер намекнул своим жертвам, что они обрати­
лись по адресу, но вместо экземпляра «Малого Альберта» про­
дал им коробочку, в которой якобы сидел полезный дух, и за­
клинание на итальянском языке для управления этим духом*.
1 W D eon n a, “ Superstitions а G en eve aux X V I I e et X V I I I e siecles**. / /
Schweizerisches A rchiv ftir Volkskunde, 43 (19 4 6 ), pp. 36 7— 368.

19 7
Бернарди вскоре сообразил, что его одурачили, и, невзирая
на риск, обратился к властям. Итальянцев выдворили из города,
а Ламбера отправили в пожизненное изгнание.
Среди тех, кто зарабатывал себе на жизнь торговлей гримуара-
ми на знаменитом рынке на П ляс дю Моляр, была Л уиза Ш артье,
жена печатника Оде Ж ака. В 1716 году у нее конфисковали две
рукописных копии трактата под названием «Sanctum Regnum seu
Pneumatologia Salomonis» («Царство Божие, или Пневматология
[Наука о духах] царя Соломона»), а также несколько разрознен­
ных страниц из той же книги, в которой «разъяснялась приро­
да дьявола и приводилось его изображение, перечислялись раз­
личные его имена, его силы и количество его прислужников».
Ш артье призналась, что эти копии сделал для нее за деньги не­
кий переписчик из Савойи. Несколькими десятилетиями позже
была разоблачена преступная группа, в которую входили хозяин
гостиницы Ш арль Анпета, книготорговец П ьер Ломбар, школь­
ный учитель Ж ак Дюкро и художник Ж ак М ино. О н и изготов­
ляли и распространяли рукописные копии «Ключа Соломона».
Судя по свидетельству молодого человека, некоторое время про­
жившего со своей тетушкой в гостинице Анпета, последний за­
манивал клиентов к Ломбару. Анпета внушил этому юноше, что
у Ломбара есть некий манускрипт, при помощ и которого мож­
но разбогатеть в одночасье. За два золотых луидора и комисси­
онные, которые Анпета потребовал за посредничество, юноша
приобрел экземпляр «Ключа», переписанный черными и крас­
ными чернилами и состоявший из 88 страниц; Дюкро скопиро­
вал его с «оригинала», который к том у времени тоже успел про­
дать. Н а последней странице рукописи Ж ак М ино изобразил
красной пастелью самого дьявола. Удалось установить, что анало­
гичные рукописные копии «Ключа» Ломбар продал нескольким
покупателям из Италии и Лангедока
К том у времени уже увидела свет печатная версия «Великого
гримуара», быстро сравнявшаяся в популярности с «Малым
Альбертом». В 70-е годы X V I I I века 64-летний печатник М оиз
М ори успеш но торговал «Великим гримуаром» по баснословным

1 Ibid.y рр. 366, 369— 370 .

198
ценам, хотя в действительности это было дешевое издание в духе
«Синей библиотеки» (в материалах суда упоминается синяя об­
ложка). М ори, давно уже стяжавший в городе славу продавца ма­
гических книг, предложил торговцу марказитом Венсану Карре
приобрести экземпляр этого гримуара за немыслимую сум м у
в 300 ливров. П оторговавш ись, тот сумел несколько сбить цену,
но все равно та осталась внушительной: і6 ливров, і і золотых це­
хинов, некоторое количество серебра и 5 золотых луидоров, ко­
торые предстояло выплатить в рассрочку в течение 6 месяцев.
Столь высокая цена, естественно, объяснялась надеждой на бы­
строе обогащение с помощью гримуара. М ори заверил покупа­
теля, что тот несказанно разбогатеет сразу же после того, как за­
ключит договор с духом. Н о вскоре Карре пожалел о необдуман­
ной покупке: один его приятель заглянул в книгу и заявил, что
все написанное в ней — «сплошная чушь»Ч
Как явствует из материалов суда над М ори, власти попыта­
лись выяснить, где именно был напечатан «Великий гримуар»,
которым торговал обвиняемый. В качестве эксперта был при­
глашен один книготорговец. «И зучив характер печати упом ян у­
той книги», он заключил: «Я не нашел никаких признаков того,
что эта книга была отпечатана в Ж еневе, но смело м о гу утверж ­
дать, что установить, где именно вышеупомянутая книга была
отпечатана, не представляется возможным» \ К счастью, экзем­
пляр, приобретенный Карре, был приобщ ен к материалам дела
и сохранился по сей день. В нем указан фальшивый год изда­
ния — 1603-й; но в действительности книга представляет собой
копию французского издания, вышедшего около 1750 года. Кто-
то — по всей вероятности, Карре, — использовал ее для заклю­
чения договора с дьяволом. Н а одной из специально выделен­
ных для этого пустых страниц красными чернилами или кро­
вью неумело нарисован дьявол и приписано утверждение о том,
что эта книга должна скрепить договор с князем и императором
Л ю циф ером. Аналогичны й договор вписан в конце книги, ря­
дом с изображением и магическим знаком Лю циф ута Рофокаля.

1 Ib id ,, рр. 3 7 1— 3 7 2 ,3 8 3 -
2 Archives d*Etat, G en eva, P C . 12 4 20 .

199
Вт о р о е п р и ш естви е свято го Ки п ри ан а

О дним из тех, кто приехал в Ж еневу в поисках тайных зна­


ний и оказался на скамье подсудимых, был испанец М ойсе-Хосеф
Ахилар, бывший священник и целитель из Сегорбе (Валенсия) Ч
О сновн ой целью его устремлений были поиски кладов с золо­
тыми слитками и пистолями в горах И спании. Ахилар объеди­
нил усилия с двумя французскими кладоискателями — кожевен­
ником Ж аном де ля Гарригом из Керси и А нтуаном Риккаром
из-под Тулузы. П о словам этих двух французов, именно Ахилар
убедил их отправиться в Ж еневу, сославшись на одного священ-
ника-иезуита, утверждавшего, что там мож но приобрести кни­
ги по магии и «знаки князя демонов», которые отгоняю т млад­
ших духов, стоящих на страже кладов. Трое искателей сокровищ
прибыли в столицу кальвинизма через Л и о н в 1672 году. Сперва
Ахилар отправился на поиски книги Альберта Великого под на­
званием «Virtutes Herbarum » («Свойства трав»), то есть, соб­
ственно, «Великого Альберта», из которого надеялся почерп­
нуть информацию о магических свойствах растений и камней.
Затем он и его товарищи попытались купить у некоего лавоч­
ника книги о вызывании дьявола, дабы тот помог им в поис­
ках кладов. Вскоре после этого кто-то донес на них, и все трое
были схвачены. П оначалу они утверждали, что в путь их тол­
кнуло обычное желание «повидать мир и чужие края», но затем
вынуждены были признать правду. Столетием позже другой ис­
панский священник, Хуан Солер, тоже оказался замешан в поис­
ках кладов, и след от его авантюр тоже привел в Ж еневу. Солер
похвастался своим товарищам-кладоискателям, что по совету са­
мого дьявола купил в Ж еневе книгу заклинаний. П о его словам,
путешествие туда из каталонского города Хероны заняло всего
двое суток. Та же группа охотников за сокровищами впослед­
ствии обратилась за помощ ью к некоему французу, чтобы тот
возглавил и х поиски^.
Как уже отмечалось, испанская инквизиция вплоть до своего
роспуска в 1820 году прилагала немало усилий для истребления

1 D eo n n a, “ Superstitions а G e n é v e ” , рр. 359— ^362.


2 Valerie M o le ro , M agie et sorcellerie en Espagne au siecle des Lum ieres 1700—
1820. Paris, 20 0 6 , p. 174.

200
гримуаров. С 1/0 0 по 1820 годы через ее руки прошло око­
ло двухсот дел, связанных с кладоискательством, и в ходе этих
расследований было конфисковано множество магических
кни г\ В 1817 году испанский «Индекс запрещ енных книг» по­
полнился рукописью под названием «Книга заклинаний для
поиска сокровищ». П ом и м о нее в индексе уже значился дру­
гой манускрипт, содержавший «правила, заклинания и экзор-
цизмы для обнаружения и извлечения потайных сокровищ »\
Вполне понятно, почему А хилар счел за благо отправиться в не­
легкое путешествие на север: пытаться раздобыть нужные кни­
ги в И спании было слишком опасно. В соседней П ортугалии
светские власти тоже осуществляли жесткую цензуру; в 1768
году вышел новый указ о запрете книг, способствую щ их рас­
пространению «суеверий» \ Н о , несмотря на пристальное вни­
мание со стороны церкви и государства, количество гримуаров
на И берийском полуострове не сокращалось. В основном это
объяснялось тем, что провезти контрабандный груз из Ф ранции
в И спанию (и, в особенности, в Баскские земли в западной ча­
сти П иренеев) не составляло особого труда. В 1785 году один
инквизитор постановил зачитать приговор, вынесенный неко­
ему «суеверному» искателю кладов, в церкви города Меркадаль
к востоку от Сантандера, дабы предостеречь народ о наказа­
нии за подобные преступления, особенно распространенные
в этой епархии «по причине близкого соседства с Францией»^.
Впрочем, французские веяния проникали и в более отдаленные
от границы части страны. Трибунал Сарагосы рассматривал дело
целительницы, почерпнувш ей свои познания из книги какого-
то французского доктора. В ходе другого разбирательства в том
же городе ответчик сообщил, что некая француженка рассказала
ему, как добыть клад: нуж но выпустить черную курицу в месте,
где м огут быть зарыты сокровища, а затем принести ее в жерт­
ву дьяволу. Ф ранцузы фигурировали и в некоторых других де-

1 Ib id ,, р. 159.
2 Indice General de Los Lihros Prohibidos. M ad rid , 18 4 8 , pp. 18, 276.
3 R F o n tes da C o s ta , “ B etw een F a ct and Fictio n : N arratives o f M on sters
in E ig h te e n th -C e n tu ry E o r tu g a r . / / Portuguese Studies, 2 0 :1 (20 0 4 ), p. 71.
4 M o le ro , M agie, p. 157.

201
лах, связанных с кладоискательством, которые испанская инкви­
зиция разбирала в течение X V I I I века‘.
Н а протяжении этого столетия главным оккультным цен­
тром, уступавш им по значимости только Ж еневе, в И спании
считалась Байонна. О тчасти это объяснялось тем, что из всех
крупных французских городов она располагалась ближе всего
к западной границе И спании и, следовательно, именно там чаще
всего пытались приобрести «Малого Альберта» и «Великий гри-
муар». Н о была и еще одна причина: в Байонне осели многие
иудеи и мараны (испанские и португальские евреи, перешедшие
в христианство), которые бежали от испанской инквизиции и,
согласно эдикту французского короля от 1555 года, получили
право селиться на территории, находившейся под юрисдикцией
парламента Бордо. Эта территория простиралась вплоть до ис­
панской границы. К началу X V I I I века в Байонне насчитыва­
лось уже немало жителей (в основном из числа недавних пере­
селенцев), открыто исповедовавш их иудаизм, несмотря на су­
ровые ограничения, наложенные на ни х городскими властями.
М ежду тем в И спании в 20-е годы X V I I I столетия инквизиция
вновь развернула кампанию против обращ енных евреев, что по­
влекло за собой очередную волну эм играции\ О том, насколько
притягательна была Байонна для искателей магического знания,
свидетельствует дело башмачника Андреса Хасо, слушавшееся
сарагосским трибуналом. В 1740 году А ндрес посетил Байонн у
и обратился там к одном у еврейскому магу, надеясь научиться
вызывать фамильяров или демонов в целях личного обогащения.
Вернувш ись домой разочарованным, он, тем не менее, вскоре
отправился с той же целью в Ж еневу^

1 Ib id ., рр. 10 2, 165, 174 . Б олее п о зд н и й случай п о куп ки ф р ан ц узск о го


гр и м уара о п и сан в статье: Н . L a fo z , “ E l L ib ro de San C ip n a n o en la R ibabo rza,
Sobrare у Somonto**. / / Primer^ congreso de Aragon de etnologia у antropologia.
Z arag o za , 19 8 1, p. 70 .
2 С м .: Z o s a Szajko w ski, “ Population Problem s o f M arranos and Sephardim
in F ran ce, fro m the 16 th to the 20 th Centuries**. / / Proceedings o f the Am erican
Academ y fo r Jew ish Research, 2 7 (19 58 ), pp. 83— 10 5; E s th e r Benbassa, The Jew s
o f France: A H istory from Antiquity to the Present. 19 9 9 , pp. 4 7 — 58; H e n r y K am en,
The Spanish Inquisition: A H istorical Revision. N e w H aven , 19 9 8, pp. 3 0 1— 302.
3 M o le ro , M agie, p. 237.

202
к середине X V I I I века «Малый Альберт» уже приобрел по­
пулярность среди знахарей на юго-западе Франции. В 1742 году
один экземпляр этой книги наряду со сборником заклинаний
и различными медицинскими текстами конфисковали у «так на­
зываемого врача» Ж ана Лабади, а другой в 1783 году бьш най­
ден у беарнского мага-«шарлатана»\ В 6о-е годы X V I I I века вла­
сти города Дас арестовали мага и бродячего маляра Доминика
Ляланна и нашли у него рукописный экземпляр «И стинны х клю­
чей Соломона». О н же был обвинен в покупке книги Дель Рио
«Разоблачение магов». Н е имея понятия об истинном содержа­
нии этого трактата, посвященного охоте на ведьм, власти сочли
его подозрительным по одном у названию \ Кроме того, у извест­
ных гримуаров в этом регионе был конкурент — «Agrippa N oir»,
то есть «Черный Агриппа». Матье дю Бург Конерг из Мажеска
в 1744 году оставил воспоминания, в которых приводит разго­
вор со своим другом о том, где найти советы по вызыванию ду­
хов, и упоминает «Черного А гри п пу со всеми его чертежами» ^
П иренейский географ Ф рансуа Фламишон в 8о-е годы X V I I века
записал легенду о мавританском кладе, скрытом в пещере близ
деревни Эскиюль. М естные жители не смогли его отыскать и об­
ратились к еврею-заклинателю из С ен т-Э спри, еврейского при­
города Байонны. Заклинатель утверждал, что у него имеется
«Черный Агриппа»; за свои услуги он стребовал круглую сумму,
после чего попросту сбежал с деньгами, оставив крестьян в ду­
раках^. Гримуар с таким названием действительно сущ ество­
вал: экземпляр «Черного Агриппы» упоминается среди руко­
писей и книг, конфискованных у Доминика Ляланна. И з мате­
риалов суда над странствующим магом и доктором Грасьеном

1 Fran co is Bo rd es, Sorciers et sorcieres: Proces de sorcellerie en Gascogne et pays


Basque. T o ulo use, 1999» pp. 16 9 , 1 7 5 ^ 1 8 0 ; Fran cois B o rd es, “ L e livre des rem edes
de Labad ie” . / / Bulletin de la Societé de Borda, 19 82, pp. 399— ^412; D . C h ab a s,
L a sorcellerie et Pinsolite dans les Landes et les pays voisins. C a p e B reto n , 19 83, p. 95.
C m. также: See also D esplat, Sorcieres et diables, p. 12 4 ; B ernard Traim on d, Lep ou voir
de la m aladie: M agie et politique dans les Landes de Gascogne 1750— 1826 . Bordeaux,
19 88 , p. 183.
2 C h a b a s, L a sorcellerie, pp. 84, 95; Bord es, Sorciers, p. 180.
3 C h ab a s, L a sorcellerie, p. 86.
4 D esp lat, Sorcieres et diables, p. 16 4 .

203
Детшеверри известно также, что этот гримуар распространялся
не только среди франкоязычных читателей.
Грасьен Детшеверри, родившийся в Баскских землях около
1700 года, получил, в отличие от большинства своих собратьев
по ремеслу, официальное медицинское образование и диплом Ч
О н работал по специальности и якшался с сомнительными лич­
ностями по обе стороны П иренеев. В 1733 году, в доме одно­
го испанца в С ен-Ж ан-де-Л уз, Детшеверри заметил рукопись
на испанском языке под названием «Agripa N egra» («Черный
Агриппа»). П риобретя ее за семьдесят пять ливров, он тем са­
мым положил начало своей карьере заклинателя. Среди проче­
го, Детшеверри утверждал, будто при помощ и этого гримуара
может находить клады и открывать двери темниц. В конце кон­
цов он был схвачен в Байонне и признан виновным. «Черного
Агриппу» у него конфисковали и публично сожгли на пло­
щади Н отр-Д ам, а самого Детшеверри пожизненно отправи­
ли на каторгу. О днако суд своевременно распорядился переве­
сти гримуар, чтобы мож но было должным образом оценить его
содержание, и этот перевод сохранился в архивах. О н занима­
ет девятнадцать страниц и посвящен, главным образом, поис­
кам кладов, а по составу представляет собой компиляцию закли­
наний и предписаний из нескольких других гримуаров. П р и
этом интересно, что в нем не содержится дословных выдер­
жек ни из одного печатного издания тех времен. Несколько за­
клинаний, в том числе для вызывания «Короля Востока» (Rois
d’O rient) и духа по имени Н емброт (N em brot), заимствованы
из «Гримуара папы Гонория» \ Разумеется, это не значит, что все
«Черные Агриппы» были одинаковы или схожи с экземпляром
Детшеверри, но, по крайней мере, этот экземпляр свидетель­
ствует о наличии особой местной традиции, преодолевшей рам­
ки языковых и государственных границ.
В более южных областях И спании все еще сохранялось вли­
яние мавританских традиций: здесь большим спросом поль­
зовались арабские магические тексты. В 1730 году перед судом

1 С м .: B ernard Traim ond, L e pouvoir de la m aU die: Magie et politique dans les


Landes de Gascogne 1750— 1826 . B ordeaux, 19 88 , pp. 89— 153.
2 Ib id . 110 ; Grem oire du Pape H onorius. C .18 0 0 [19 9 5], p. 40.

204
инквизиции предстал неграмотный старик из Карлета близ
Валенсии, которому принадлежала книга на арабском языке, со­
державшая предписание о том, что в поисках клада непремен­
но должны участвовать два раба. Купив эту книгу, он принес
ее на место, где, предположительно, были зарыты сокровища,
и там принес в жертву козленка. Когда жертва не возымела дей­
ствия, старик отрезал руки одном у из рабов, и тот истек кровью.
Несколькими десятилетиями позже у охотника за сокровищами,
арестованного на М айорке, нашли небольшую книж ицу на мав­
ританском языке, содержавшую магические «треугольники»*.
В X I X веке канон популярных гримуаров дополнился но­
вым влиятельным текстом — «Книгой святого Киприана»
(«Libro de San Cipriano»). Е го настоящий автор по обыкнове­
нию скрылся за громким именем легендарного мага. В некото­
рых изданиях утверждалось, что эту книгу нашел или даже соб­
ственноручно написал в ю о о году немецкий монах по име­
ни И онас С уф ури н о, библиотекарь Брокенского монастыря.
Народная легенда гласит, что рукописный оригинал этого гри-
муара был надежно погребен в недрах университетской или со­
борной библиотеки Сантьяго, столицы Галисии^ В современ­
ных изданиях утверждалось, что «Книга святого Киприана»
была впервые опубликована в 1510 году, но в действительности
первое упоминание о гримуаре под таким названием встреча­
ется в испанских источниках лишь в 1802 году, когда инквизи­
ция осудила одного священника за владение рукописью «Libro
de San Cipriano», при помощ и которой тот пытался искать кла­
ды ^ Впрочем, в папском «Индексе» уже задолго до этого ф и гу­
рировали «молитвы, приписываемые святому Киприану» и яко­
бы помогавшие от злых духов, заклинаний, колдовства и прочих
неприятностей 4. В частности, такие молитвы были весьма попу­
лярны на юго-западе Ф ранц ии в X V I I I веке. В 1753 году епископ

1 М о іего , Magicy рр. 165, і66.


2 F é lix Fran cisco C a s tro V icen te, “ E l L ib ro de San C ip rian o ( I ) ” . / / H ibris 27
(20 0 5), p. 15.
3 Peter M issler, “ Las hondas raices del C iprian illo . 2a parte: los grim o rio s” . / /
Culturas Populäres. Revista Electronica, 3 (Sep tiem b re-D iciem b re 2 0 0 6 ), fn. 6.
4 Indice General de Los Lihros ProhibidoSy p. 252.

205
О лорона предостерегал от «шарлатанских заклинаний свято­
го Киприана, которые мож но встретить у некоторых прихо­
жан нашей епархии». М олитва лже-Киприана была обращена
к Х р и сту и содержала, среди прочего, просьбу о защите от «дур­
ного глаза бесов и от слуха их, от лживых языков, от грома, мол­
нии и бури, от всяческих врагов и духов зла»*. Н етрудно пред­
положить, что именем Киприана в тот период могли подписы­
вать некоторые рукописные варианты «Великого гримуара» или
«Гримуара папы Гонория». О трывки из рукописной «К ниги свя­
того Киприана», опубликованные одним галисийским истори­
ком в 1885 году, включают в себя испанскую версию наставлений
о вызывании Л ю циф уга Рофокаля из «Великого гримуара» \
В материалах одного французского судебного процес­
са, относящегося к 1841 году, упоминается книга под названи­
ем «Сургіеп M ago ante Conversionem » («Маг К иприан до своего
обращения в христианство»), опубликованная на французском
и латинском языках. Для этого издания были, как обычно, ис­
пользованы фальшивые выходные данные — «Саламанка, 1460».
Книга содержала различные «магические, каббалистические
и дьяволические изображения и наставления о том, как при по­
мощи дьявола добыть сокровищ на восемнадцать миллионов».
О на принадлежала оруж ейнику Ж ан у Гранжу из-под Тулузы,
который, в свою очередь, получил ее в наследство от отца.
Соблазнивш ись возможностью разбогатеть, Гранж обратился
к м естному колдуну Л агранж у за советом о том, как лучше ис­
пользовать эту книгу, и тот сказал, что прежде всего необходимо
раздобыть собственноручную подпись дьявола. Гранж клюнул
на приманку, и колдун устроил для него целый спектакль, в ко­
тором участвовал помощ ник, в подражание князю преисподней
облаченный в красные штаны и черную овчинную шапку. Его
темнейшество явился на зов не в лучш ем расположении духа, но,
тем не менее, оставил свою подпись на листе пергамента и полу­
чил причитавшуюся ем у оплату, прежде чем удалиться^

1 Ц и т . по: D esplat, Sorcieres et diables, pp. 63, 64.


2 B ernardo Barreiro de V azq u ez Varela, Bruios у astrologos de la Inquisicion
de G alicia у elfam oso libro de San Cipriano. M ad rid , [1885] 19 73, pp. 259— 288.
3 D e vlin , Superstitious M in d, pp. 1 6 7 ,1 7 9 — 180.

206
Н икаких сведений о сохранившихся экземплярах «Сургіеп
M ago ante Conversionem » мне обнаружить не удалось. П очти
наверняка это было какое-то местное издание из «С иней би­
блиотеки», и само упоминание о нем свидетельствует, что кла-
доискательский гримуар лже-Киприана был опубликован и рас­
пространялся на юго-западе Ф ранции, прежде чем проник
в И спанию . О днако вполне вероятно, что оригиналом, легшим
в основу этого издания, была испанская рукопись «Libro de San
Cipriano», завезенная во Ф ранцию .
В И спании книги под названием «Libro de San Cipriano» ста­
ли печататься лишь в конце X I X века*. Здесь группа сочине­
ний, приписывавшихся святому Киприану, разделилась на два
отдельных жанра \ О дна из версий испанской «К ниги свято­
го Киприана» по сути представляла собой перевод француз­
ского «Великого гримуара». И спанское издание последнего,
«Gran Grim oirio», увидело свет, по всей вероятности, в 1820 году,
и не исключено, что на титульном листе м ногих его рукопис­
ных копий помещали имя Киприана. Кроме того, известно, что
в 40-е годы X I X века по меньшей мере один (и, скорее всего,
далеко не единственный) испанский книгопродавец торговал
нимским изданием «Красного дракона», списки которого так­
же могли распространяться под именем Киприана^ Вторая вер­
сия «Libro de San Cipriano» зародилась на испанской почве безо
всяких заимствований из французской традиции. В ней содер­
жались не заклинания дьявола и его слуг, а заговоры и молитвы
для изгнания бесов, исцеления больных, розыска потерянных
вещей и защиты от дурного глаза. В некоторых изданиях этой
книги утверждается даже, что она составлена в помощ ь приход­
ским священникам, дабы тем было легче выполнять просьбы
своих прихожан. Н о больше всего читателей привлекали в этой
версии «Киприана» указания о том, как добыть клад, не при-

1 Б и б л и о гр аф и ч ескую и сто р и ю см . в статье: V icen te, “ E l L ib ro de San


C ip rian o ( I ) ” , pp. 15— 25; V icen te, “ E l L ib ro de San C ip rian o ( I I ) ” . / / H ibris, 28
(20 0 5), pp. 32— 41-
2 V icen te R isco , “ L o s tesoros legendarios de G alicia” . / / Revista de Dialectologia
у Tradiciones Populäres, 6 (19 50 ), p. 19 1; M issler, “ Las hondas raices del Ciprian illo^.
3 Boletin Bibliografico Espanoly Estrangero. M ad rid , 1847, vol. viii, p. 346.

207
бегая к помощи дьявола. Для этого следовало начертить маги­
ческий круг в месте, где, предположительно, были зарыты со­
кровища, войти в этот круг и помолиться Богу, святым и анге­
лам, произнося священные имена. Ш ирокая популярность этой
«Libro de San Cipriano» объяснялась, в частности, тем, что в ней
подробно перечислялись и описывались те местности Галисии,
в которых мож но отыскать клады.
П оч ем у именно Галисии? П отом у, что «Libro de San
Cipriano» была особенно известна именно в этой провинции,
а также в соседней Астурии, где ее знали в народе под названи­
ем «СіргіапШо». О том, насколько сильное культурное влияние
оказала эта книга, свидетельствует местная литературная тради­
ция. Галисийский поэт М ануэль Куррос Энрикес (1851— 1908)
написал стихотворение «О СіргіапШо», а в одном из романов
его соотечественника, драматурга и писателя Рамона дель Валье-
И нклана (і866— 1936) описывается старик-кладоискатель, чита­
ющий заклинания из магической книги под названием «Libro
de San Cidrian» (явная отсылка к «Книге святого Киприана») по­
сле захода солнца, при свете свечи*. Кроме того, в Галисии со­
хранилось множество доисторических памятников, дольме­
нов эпохи неолита и бронзового века, погребальных курга­
нов и укрепленных холмов {castro)^ относящ ихся к железному
веку. С древних времен и вплоть до раннего Н о вого времени
Галисия оставалась крупным центром добычи полезных ископа­
емых (еще римские завоеватели высоко ценили ее как постав­
щика оловянной и золотой руды). Все эти факторы внесли свой
вклад в формирование репутации этой области, и утвердилось
мнение, что Галисия необы кновенно богата древними клада-
ми^ Н о , по всеобщ ему представлению, клады эти были остав­
лены не какими-то доисторическими племенами, а маврами, из­
гнанными из Галисии в V I I I веке н.э. Ходило немало легенд
о мавританском золоте, скрытом в недрах укрепленных холмов,
и магических чарах и духах, которые стояли на защите этих кла-

1 R o sa Seelem an, “ Folklore Elem en ts in V alle-In clan ” . / / H ispanic R eview , 3:2


(1935)» P P - 1 1 1 — 112.
2 C m .: R isco , “ L o s tesoros legen darios” , pp. 185— 213, 40 3— 429; H . W H o w e s,
“ G allegan F o lklo re I I ” . / / Folklore 38 :4 (19 2 7 ), p. 365.

208
дов и справиться с которыми помогали только заклинания из
«Ciprianillo». В начале 30-х годов X X века галисийский писатель
Висенте Риско собрал устные предания об успеш ных поисках
мавританских сокровищ с помощью «Ciprianillo». Герой одной
из таких легенд начертил на земле С олом онов круг и тем самым
изгнал всех «скорбных духов», охранявш их сокровища. Вместе
со своими помощ никами он всю ночь напролет таскал с места
клада слитки золота и серебра. В другой легенде кладоискатели
на протяжении двух часов читали заклинания из «Ciprianillo»,
после чего небо содрогнулось от раскатов грома, земля затряс­
лась и раскололась, а из расселины вышла целая череда бесов,
и каждый тащил за собой тележку, полную золота\
Судя по всему, в некоторых областях И спании еще с X V II
века пользовались популярностью печатные и рукописные gacetas
(географические справочники), перечислявшие места, в которых
следовало искать древние сокровищ а\ Например, в 1739 году свя­
щенник из Альбасеты сознался, что пытался отыскать клад, по­
сле того как один солдат, расквартированный в Гранаде, «показал
ему книжку на арабском языке < . . . > , где указывалось несколь­
ко мест и участков, на которых мавры зарыли свои драгоценно­
сти и сокровища»^ П о-видимому, особый интерес такие спра­
вочники вызывали в Гранаде как бывшей столице мавританского
королевства и в северо-западных провинциях. Бенедиктинский
монах Херонимо Ф ей хоо (1676— 1764), непримиримый критик
народных «суеверий», в 1750 году писал, опираясь на собствен­
ный опыт, что поисками мавританского золота весьма увлека­
лись в Галисии и Астурии. В детстве он слышал рассказы о ма­
гических рукописях, открывающих местонахождение кладов.
Некоторые полагали, что подобных книг не существует и что
все это — крестьянские байки, но сам Ф ей хоо убедился в их су­
щ ествовании, когда ему лично вручили одну такую рукопись

1 R isco , “ L o s tesoros legen darios” , pp. 20 2— ^203, 426.


2 Ju lio C a r o Baroja, Les falsificaciones en la historia. Barcelone, 19 9 2, pp. 119 —
12 0 ; M anuel B arrios A gu ilera, “ lé s o r o s m oriscos у picaresca**. / / Espacioy liem po
у Form a, 4 ф ser., 9 (19 9 6 ), pp. 1 1 — 24 ; D anielle Provansal, “ T esoros у aparaciones:
L a prohibicidn de la R iqu eza” . / / Dem öfilo, Revista de cultura tradicional de Andalucia,
Ц (1995)» PP- 3 7 — 61.
3 M o le ro , M a^ e, p. 17 9 .

209
с перечислением двадцати кладов, зарытых в окрестностя