Вы находитесь на странице: 1из 47

Акты референции в телевизионном дискурсе

 Год: 2001
 Автор научной работы: Артемьева, Юлия Вячеславовна
 Ученая cтепень: кандидат филологических наук
 Место защиты диссертации: Тверь
 Код cпециальности ВАК: 10.02.19

Полный текст автореферата диссертации по теме "Акты референции


в телевизионном дискурсе"

На правах рукописи

АРТЕМЬЕВА Юлия Вячеславовна

АКТЫ РЕФЕРЕНЦИИ В ТЕЛЕВИЗИОННОМ ДИСКУРСЕ

Специальность 10.02.19 - общее языкознание, социолингвистика,


психолингвистика

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Тверь 2000

Работа выполнена на кафедре общего и классического языкознания ■


Тверского государственного университета

Научный руководитель -

доктор филологических наук, заслуженный деятель науки РФ, профессор


И.П. Сусов

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор Ф.А. Литвин

кандидат филологических наук, доцент А.Р. Балаян

Ведущая организация - Ульяновский государственный университет.

Защита состоится "25" декабря 2000 г. в 14 час. 00 мин. на заседании


диссертационного совета К 063.97.10 по присуждению ученой степени
кандидата филологических наук по специальности 10.02.19 - общее
языкознание, социолингвистика, психолингвистика в Тверском
государственном университете по адресу: 170043, г. Тверь, проспект
Чайковского, д. 70, корпус 4, филологический факультет, ауд. 35.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского


государственного университета (ул. Володарского, 44а).

Отзывы можно присылать по адресу: Россия, 170013, Тверь, ул. Же-


лябова,33,Тверской государственный университет, ученый секретарь.

Автореферат разослан

2000 г.

Ученый секретарь диссертадионного совета

кандидат филологических наук,

Л.П. Рыжова

кг/ОО.Л?, С

Реферируемое диссертационное исследование посвящено решению


актуальной для современных наук о коммуникации проблеме описания
механизмов референции в средствах массовой информации и трактует
особенности действования таких механизмов в телевизионной
коммуникации, исходя из методологического и внутридисциплииарного
аппарата современной лингвистики речи.

Актуальность исследования обусловлена тем, что впервые используется


интегральный анализ телевизионной коммуникации и выявляется
определенная семиотическая система с целью использования ее в
прикладной сфере. В работе исследуется сложная структура означаемого
вербальных и невербальных средств передачи информации и особенности
процессов формирования и передачи сообщений на естественном звуковом
языке, сопряженные с одновременно протекающими процессами передачи
сообщений, в которых используются другие системы коммуникации.
Исследование актуально для таких дисциплин, как общая семиотика,
теория референции, прагмалиигвистика, этнопсихолингвистика.

Цель диссертации состоит в выявлении механизмов телевизионной


референции с учетом мультимедийности телекоммуникации, а также,
учитывая вербальный и невербальный компоненты формирования и
восприятия информации.
В соответствие с поставленной целью были определены следующие задачи:

• провести теоретический анализ исследовательских подходов к


механизмам лингвистической и телевизионной референции;

• изучить проявление референции в телевизионном дискурсе с точки


зрения вербального и невербального компонентов коммуникации,
рассматривая телевизионную коммуникацию во всех ее проявлениях с
учетом односторонней и двусторонней связи (автор - реципиент), с
использовани-

® описать процесс передачи и восприятия телевизионной информа- ! ции с


учетом аудиовизуального компонента, паралингвистических аспектов
телекоммуникации, а также с учетом пространственно-временной
особенности формирования и восприятия телевизионной информации и
возникающей на базе этой особенности пространственно-временной
референции;

• сформулировать обоснование для выделения особой


семиотической^тжстемкг, шлголБзутой~1тр1ГЧ}КфШфоЖшш^
телевизионной информации.

Для решения поставленных задач использовались различные методы


исследования. Теоретико-эмпирический метод исследования исполь-
зовался для наблюдения и сравнения разных типов коммуникаций на
различном их уровне, а также для интегрального анализа вербальных и
невербальных средств выражения смыслов. Путем абстрагирования,
анализа и синтеза, индуктивно-дедуктивного методов познания, путем
моделирования создавался исследовательский материал, позволивший
прийти к выводу об использовании в процессе подготовки и восприятия
телевизионной информации принципиально новой семиотической
системы, в основу которой входят вербальный и невербальный
компоненты, формирующиеся на базе мультимедийной коммуникации. Для
исследования использовался теоретико-гипотетический подход как при
моделировании аудиовизуальной телевизионной коммуникации с учетом
вербального и невербального поведения коммуникантов в
непосредственной зависимости от их установки; а также при
моделировании интерпретации смысла предложения через элементарные
пропозиции, парафразированйе. ГТутем эксперимента, проведенного на
базе телекоммуникации (с использованием возможностей телевизионного
канала связи), были определены особенности возникновения телевизионной
референции и выявлены ее основные типы.

Материалом для исследования послужили аудио- и видеозаписи


телевизионных передач разных жанров (включая новостные блоки,
аналитические передачи политического направления, ток-шоу
развлекательного характера и др.). Использовались: 1350 видеофрагментов
и 1835 аудиофрагмента.

Теоретической базой исследования послужила теория лингвистической


референции, а также работы ученых, занимающихся проблемами
восприятия и понимания текста с позиций теории деятельности, теории
коммуникации, прагма-, социо-, этно- и психолингвистики, логико-
семантического анализа, филологической герменевтики: Н.Д. Арутюновой,
В.В. Богданова, Г.И. Богнна, Т.В. Булыгиной, Т.А. ван Дейка, Л.Г. Василье-

Сергеевой, В. Кинча, A.A. Леонтьева, А.Н. Леонтьева, Дж. Лича, Р. Льюиса,


М.Л. Макарова, Е.В. Падучевой, Г.Г. Почепцова, A.A. Романова, Ю.А.
Сорокина, Ю.С. Степанова, И.П. Сусова, С.А. Сухих, Л.П. Якубинского и
др.

1. На защиту выносятся следующие теоретические положения:

• Речевая коммуникация представляет собой многомерный объект,


который предполагает для своего исследования интегративный подход,
опирающийся на текстоцешртческшГи^коммуникатороцентрическии
подходы. Данные подходы позволяют интерпретировать объектно-
ориентированные компоненты, составляющие часть среды, и субъект-но-
ориентированные компоненты, представляющие языковую лич-

ность. Оба компонента представляют неотъемлемую часть общерефе-


ренциального понимания окружающего мира. В связи с этим формируется
двуплановое восприятие мира - объективно-субъективное, составляющими
которого являются вербальные и невербальные факторы выражения, в
совокупности составляющие сложный механизм, схематически
отраженный в исследовании. В качестве семиотических систем,
используемых при формировании телевизионной информации выступают
вербальные и невербальные средства коммуникации, поэтому природа
креолизированного телевизионного текста является гетерогенной.

• При формировании понимания реципиентом телевизионной информации


вербальные и невербальные средства выражения многоканальной
телекоммуникации проходят процесс идентификации на нескольких
уровнях, в ходе которого структура и семантика текста образуют одну
целостную часть сложного механизма понимания, а другая содержится в
сознании, подсознании (памяти) индивида. При этом осуществляется
поэтапный синтез смыслового содержания текста на базе перцептивного
анализа, в результате чего происходит цдсатифшеация п /дерханза-ние в
кратковременной памяти символов (знаков) вербального и невербального
характера. Понимание любой информации, и, в частности, телевизионной
связано с процессом адаптации реципиента к языковым | единицам на
всех уровнях (фонем, морфем, лексем, семантем, синтак- | сем и др.
единиц), а также связано с адаптацией адресата к другим се- ;
миотическим системам. В связи с этим особое значение при передаче и
восприятии текста имеет проблема межкультурной коммуникативной
компетенции, что обычно не учитывается исследователями вербальной
идентификации смыслов.

• Процесс референциального восприятия информации не является


простым. отражением референцизльной действительности. Он
предусматривает пространственно-временной фактор, выраженный как
конкретно-историческим фоном, общественно-практическим опытом, так
и непосредственными интересами участников коммуникации. Сам процесс
референции носит ярко выраженный социально-культурный и
этнопсихологический характер. Поэтому референция носит не только
лингвистический, но и паравербальный характер.

Научная новизна результатов исследования заключается в междис-


циплинарности подхода к изучению актов референции в телевизионном
креолизированном тексте, чем преодолевается искусственный разрыв
между причиной и следствием, выраженный в размежевании ряда
научных 1 дисциплин (лингвистики, психологии, социологии,
культурологии, этнологии и др.). Специфика телевизионной коммуникации
предполагает мно-

гогранный подход к ее изучению, поэтому в данном исследовании особое


внимание уделяется теории речевых актов, организации письменной и
устной речи как с точки зрения лингвистики, так и с учетом социо- и
психолингвистических факторов языковой личности.

Теоретическая значимость результатов, полученных в процессе


диссертационного исследования, состоит в новом подходе к описанию
актов референции в телевизионном дискурсе (описанию комбинированной
-языковой и неязыковой референции), в описании телекоммуникации с
учетом параметров многоканальной передачи и восприятия информации и
использованием разных семиотических систем.

Практическая ценность работы определяется возможностью применения


полученных результатов как в дидактических целях (например, в обучении
иностранному языку и методике преподавания иностранного языка), так и
в прикладных сферах, где необходимо проведение прагма-лингвистической
экспертизы (к примеру, для идентификации языковой личности).

С учетом целей и задач работа имеет следующую структуру. Исследование


состоит из введения, двух глав, и заключения.

Во введении делается обзор исследованной литературы по выбранному


предмету и объекту исследования - теории референции и теории речевых
актов, дается их критический анализ, обосновывается актуальность
исследования и его научная новизна, определяются цели и задачи
исследования, выбирается подход и методы для исследования, приводятся
отправные теоретические положения и формулируются положения,
выносимые на защиту.

В первой главе "Типология референциальных выражений языка"


трактуется современное лингвистическое представление о референции и
основных способах се языкового выражения, а также обосновывается ав-

го семиотического механизма передачи референции. Рассматриваются


вербальный, невербальные и смешанные средства передачи информации,
а также связанные с механизмом референции проблемы идентификации
знака и денотата.

Во второй главе "Акты референции в телевизионном дискурсе"


рассматривается обращение к видеовербальному тексту как к объекту,
позволяющему исследовать референцию с учетом вербального и
невербального компонентов и принципа коммуникативности при
организации телевизи-оннои информацииГпозволяет разработать модель
передачи информации смешанного типа, характерную для
телекоммуникации. Анализируется вопрос многоканальности подачи
(восприятия) телевизионной информации, в результате чего отмечается,
что семантико-семиотическая органи-

зация видеовербального текста включает в себя вербальные и


невербальные составляющие и представляет собой гетерогенный текст,
причем слуховой и зрительный каналы передачи информации
оптимизируют воздействие на реципиента. В главе также представлена
трактовка проблем идентификации авторской референции телезрителем в
связи со сбоями в рефе-ренциальных механизмах телеведущего. Ключом к
распознаванию референта высказывания в таких случаях являются
мультимедийные механизмы защиты информации, основанные на факте
перевыражения (в разных активных каналах подачи информации) единого
семантического массива вообще и референциального ядра в частности, о
чем и сообщается во второй главе.

В заключении содержатся основные выводы и результаты диссертации,


намечаются перспективы и задачи дальнейших исследований.

К тексту прилагается список литературы, включающий наименования на


иностранных языках.

Результаты исследования были апробированы на заседаниях кафедры


общего и классического языкознания Тверского государственного
университета и Лингвистической школы-семинара, а гакже на
Всероссийской межвузовской научно-практической конференции,
посвященной 40-летию начала подготовки иностранных военнослужащих в
ВУ ПВО "Обучение иностранных специалистов в вузах" (Тверь, 1999 г.); на
Вииоградов-ских чтениях "Прагматические аспекты грамматической и
синтаксической семантики" (Москва, 2000); на научно-методической
конференции "Актуальные проблемы преподавания иностранных языков
на неязыковых факультетах высших и средних специальных заведений"
(Ижевск, 2000).

По теме диссертации опубликовано 6 работ в межвузовских сборниках


научных трудов.

Содержание работы

№ всех средств массовой коммуникации именно в телевизионной особенно


четко прослеживается известная оппозиция: предметная пассивность —
личностная активность, объективность - субъективность, вербаль-ность -
невербальность, адресат - адресант, референтность - нереферент-ность и т.
д. Именно телевидение является моделью такой коммуникации,

общения, но, с другой - представляется в какой-то мере односторонней,


поскольку связь с реципиентом (неподготовленным заранее к
коммуникации) в массовом режиме объективно невозможна.

Особенности подачи (восприятия) телевизионной информации состоит,


прежде всего во взаимодействии мультимедийного дискурса (вербальные
звуковые и графические средства) с невербальными (графические,
анимационные, фонационные, проксемические, кинесические и др.). На
основании этого взаимодействия формируется определенный тип
референции, складывающийся на базе референциалыюй ситуации. Именно
многоканапьность подачи телеинформации обеспечивает формирование не
просто языковой референции, но референции, учитывающей весь спектр
невербальных факторов формирования, подачи и восприятия
информации. Схематически телевизионная информация может быть
представлена следующим образом:

Под информацией мы будем понимать новые данные, принятые, понятые и


оцененные реципиентом, которые трансформируются в сведения, а затем
и в знания. Любой обмен информацией как коммуникативный процесс
представляет^собой систему, включающую в себя три известных
компонента:

• источник информации (отправитель, адресант)

• сообщение, фиксирующее информацию;


• получателя (потребителя, адресата) информации;

В процессе обмена информации (акта коммуникации) происходит процесс


идентификации вербальных и невербальных средств передачи
информации, приводящий к адекватной или неадекватной оценке и реак-

ного типа референции. Затем, в речевой межличностной коммуникации


происходит обратная связь (смена ролей у коммуникантов), а в
телевизионной коммуникации обратная связь присутствует не всегда (в
телестудии - между ведущим и аудиторией, например, в ток-шоу; при
связи с телезри-

телями по электронным средствам массовой информации, например,


Internet, пейджеру, многоканальному телефону). Мерой и условиями
информативности сообщения являются его новизна, актуальность; опора
на собственный опыт; адекватность восприятия текста (аудиовизуального)
на уровне слова, предложения, сложного синтаксического целого
(сверхфразового единства) и всего контекста. Кроме этого, необходимо
соответствие информации потребностям и интересам аудитории (адресата)
как в теле- ' студии, так и телезрителей. В связи с этим очень важен еще
один паралин- ■ гвистический компонент телевизионной коммуникации -
знание редакцией (адресантом) аудитории (адресата), т.е. необходимо
знание этнопсихи- ч ки, демографических вопросов, социальной структуры
и социальных ин- ] тересов, а также информационных запросов
реципиента. Возникающую телевизионную референцию можно изобразить
следующим образом:

Телевизионная референция

Временная референция

Пространственная референция

Акциопальная референция

В средствах массовой информации, к ах и в повседневной речевой


коммуникации, основным фактором речевой деятельности является
отображение действительности в сознании как автора, так и читателя
(слушателя). В процессе общения и познания проявляется одна из сторон
обратной связи - это привлечение внимания, вызов интереса,
формирование взглядов, абстрактное мышление, живое созерцание и
прочее. Широкий спектр семиотических средств телевизионной
коммуникации (речь, звукоряд и видеоряд) облегчает решение проблемы
максимального приближе-
получению ожидаемой реакции у адресата. Особое значение в связи с
вышесказанным имеет знание автором вербальных и невербальных
характеристик самого адресата, что отражается и на самой информации,
структурно подразделяющейся на основную, т.е. являющуюся предметом
обще-

ния, и дополнительную, непосредственно связанную с актом


коммуникации. Таким образом, телевизионная коммуникация
представляется следующим образом:

Информатор - >

Информация

Языковая система

Зрительная система

Слуховая система

Языковая система

Зрительная система

Слуховая система

Адресат, .

Аудитория в телестудии

Телезритель .

«Информатор» представляет собой коллектив авторов информации, в


который входят не только журналисты, но редактор и технические
исполнители (режиссер, звукорежиссер, визажист, создающий имидж
ведущего, диктора и многие другие). Информатор передает сообщение вер-
балыго и невербально при помощи языкового (языковая система),
зрительного (зрительная система), и слухового (слуховая система)
компонентов. Все эти компоненты прежде чем воплотиться в информацию,
проходят стадию идентификации с референциальной ситуацией, на всех
уровнях: аудиовизуальном и языковом. Адресат в телевизионной
коммуникации, как уже неоднократно отмечалось, состоит не только из
телезрителей, но и студийной аудитории, гостей, приглашенных для
коммуникации ради самой коммуникацииТТЗосприиимая
аудиовизуальную информацию, адресат (телезритель и студийная
аудитория) идентифицируют полученную информацию со своими
имеющимися представлениями о референциальной ситуации на уровне
всех компонентов (языковой, зрительной и слуховой систем). В случае
соответствия (конгруэнтности) всех трех компонентов -адресата
происходит адекватное восприятие сообщения адресатом, оценка им
информации и в результате возникает соответствующая реакция. В случае
несоответствия всех компонентов или одного-двух из них у инфор-

результате коммуникативной неудачи телевизионная коммуникация может


быть успешно продолжена лишь при единовременной обратной связи
(например, если адресат - аудитория в телестудии), так как при обратной
свя-

зи происходит смена коммуникативных ролей и возможна когнитивная


корректировка полученной информации.

Таким образом, при идентификации знака на вербальном уровне


необходимо в первую очередь учитывать денотативный аспект, чтобы
избежать ненужной ассоциации, ложной референции или полного
отсутствия понимания вербального сообщения реципиентом.

Идентификация знаков невербальных семиотических систем, как и


языковой системы, происходит на текстовом и контекстуальном уровнях.
При невербальной идентификации на текстовом уровне используются
фонационные (в том числе и просодические), кинесические и
проксемические средства. В контекстуальной идентификации
паралингвистических средств коммуникации принимают участие
силенцивнальные и акциональные компоненты общения, а также
компоненты других семиотических систем (например, иконической),
явления культуры, формулы этикета, хронемики (семиотики времени) и т.
д.

Фонационные средства обеспечивают афферентно-эфферентную


идентификацию акустических характеристик участников коммуникации
(автора телесообщения и его реципиентов). В данном случае референтом
может высту- л пать и сам автор сообщения (диктор, ведущий,
комментатор), точнее, его фо- ! нетические характеристики голоса й речи в
целом. |

Кинесические средства коммуникации (мимика лица, жестикуляция, позы,


движение глаз, взгляды) представляет собой сложную разветвленную
семиотическую систему по отношению к вербальной системе, как и любая
другая, выполняющую дополнительную функцию и осуществляющую по
отношению к вербальной коммуникации компенсаторно-компрессионную
функцию. Однако язык жестов и мимики, как и вербальный язык,
обусловлен эт- \ нопсихологическим фактором, что приводит к
определенным проблемам меж- / культурного характера. Поэтому язык
мимики и жестов у разных этносов не может полностью совпадать и несет
с собой самобытную реферепциальную установку, которую необходимо
изучать. Так, например, в полиактивных культурах (термин Р. Льюиса, см.
Р. Льюис 1999) долгий взгляд (на протяжении всей коммуникации) несет
апеллятивно-регулятивную функцию, но считается неприемлемым для
японцев и финнов. Для жителей Средиземноморья, например, существует
настоящая азбука кинесических средств коммуникации. Свирепый взгляд
означает демонстрацию гнева, блеск в глазах свидетельствует об
искренности собеседника, подмигивание служит для выделения
собеседника, его вызова на конфиденциальную коммуникацию и т. д.

Проксемические средства также имеют различные функции в


коммуникации. Как и проксемические средства они могут выполнять роль
мстакомму-никативных маркеров отдельных фаз раневого общения.
(термшиГ.Г. Почеп-цова, см. Г.Г. Почепцов 1981). Например, подача руки
при встрече, поворачивание руки ладонью к собеседнику (предоставление
слова), снятие головного убора, прощальный или приветственный поцелуй,
взмах руки при приветствии или прощании и т. д. В рамках телевизионной
коммуникации возможности ис-

пользования проксемических средств достаточно сужены, это обусловлено


фактором сдержанных официальных отношений как между авторами
информационных сообщений, так и в отношениях к студийной аудитории.
Однако, несмотря на слабое проявление существующий язык
телодвижений распространяется и на телевизионную коммуникацию. Так,
например, имеет рефе-ренциалыюе значение так называемая посадка
диктора, гостей, приглашенных в студию, расположение ног, рук, позы и т.
д. Излишняя жестикуляция на телевидении не приветствуется, однако по
движению кистей рук, торса человека ; можно судить о его эмоциональном
состоянии и даже о степени владении им ; вербальным языком.

Невербальные компоненты других семиотических систем, предметный,


ситуативный мир, иконические и другие средства также связаны с
коммуникацией и в совокупности с вербальными средствами служат
успешности подачи и приема телевизионной информации. Как и в простой
коммуникации, в телевизионной не бывает только вербального или только
невербального (за исключением сурдологического перевода) уровня
общения. Любое общение носит (смешанный) характер.

Таким образом, для идентификации телевизионной ятаЬормацкк


необходимо подробное описание вербальных и невербальных компонентов
с учетом их обусловленности этнопсихологическим фактором.

Соотнесенность телевизионного сообщения с действительностью, как уже


отмечалось, не является однолинейным. Процесс идентификации
информации происходит на нескольких уровнях, по нескольким каналам.
Телевизионная информация представляет собой некий креолизированный
текст, скла-I дывающийся из гетерогенных частей. Одной из частей такого
текста является I языковой компонент, воплощающийся в телетексте в
виде письменной и уст-( ной речи. На современном этапе письменный
текст на телевидении используется в процессе подготовки к телеэфиру.
Создается структура формы (компо-( зиции и языка) и содержания (темы и
собственно содержания) текста, регламентируются основные
компонентытексга арамках-опредеденного жанра. I Письменный текст
служит основой устного выступления диктора, комментатора, ведущего
программы, поэтому несмотря на распространенность на телевидении так
называемого прямого эфира речь автора сообщения, как правило, не
бывает спонтанной. Однако при отступлении ведущего программы от ин-
теиционально выверенного текста в устной речи неизбежно возникают
спонтанные ошибки, связанные с неправильным употреблением слов,
словоформ и нарушением синтаксических и стилистических норм языка,
что приводит к искажению смысла, неправильной или некорректной
идентификации знака и де-

Например, возникает ложная референция при неправильном употреблении


служебных слов (особенно отыменных предлогов за счет, в силу, благодаря
и др.) без учета их значения в контексте:

I. В силу (вместо: из-за) слабой подготовки команды проигрыш был

неминуем. (Из спортивного репортажа).

II. Благодаря урагану (вместо: в результате пронесшегося урагана) был


нанесен ощутимый ущерб сельскому хозяйству. (Из новостного репортажа).

III. За счет (вместо: с помощью) умелых действий спасателей ребенку


удалось сохранить жизнь. (Из сюжета о спасателях МЧС).

Для адекватного восприятия информации слово должно обладать


конкретной референцией, т. е. пониматься однозначно. Проблема выбора
подходящего слова осложняется наличием в языке многозначных слов и
омонимов, влияющих на процесс идентификации вербальных знаков и
референтов (денотатов). Например:

I. Пятеро девушек остановили диверсионную группу. (Из анонса


программы телепередач).

Слово остановить означает: 1. Прекратить движение, ход, развитие ко-го-


чего-н. 2. Сдержать, запретить кому-н. делать что-н. 3. Направить на кого-
что-н., сосредоточить на ком-чем-н. (Ожегов 1968:373).
В данном примере действия девушек не могут быть правильно
истолкованы, поскольку отсутствует конкретная референция (в данном
случае референция непрозрачная, а точнее, она и вовсе отсутствует из-за
неоднозначности предиката). Непонятно также, известно ли девушкам
было то, что группа людей была диверсантами, а не просто проходившими
мимо людьми. По всей видимости, девушки задержали диверсионную
группу с целью недопустать диверсий со стороны этой группы.

II. Отличный урожай собрали фермеры Рязанской области. (Из новостного


репортажа).

Слово отличный имеет два значения: отличающийся от других и очень


хороший. Поэтому трудно без контекста понять, что же имел ввиду автор
высказывания.

III. Спортсмену просто необходимо было собраться, ведь на трибунах trmgn


иег.мптгяЕмый гуп, а с небес начинал моросить дождик. (Из спортивного
репортажа);

Двусмысленность высказывания возникла в результате употребления


многозначного слова собраться (можно подумать, что спортсмену надо
было собрать свои вещи и покинуть стадион). Заменить неудачное слово
можно на сосредоточиться.

Проблемы идентификации вербальных знаков и референта (денотата)


возникают при смешении разных по значению слов, в результате чего
появляются ложные ассоциации и формируется ложная референция. Так
происходит

ческнй; экономичный - экономический; эффектный - эффективный и др.

Например:

I. При проверке киосков у Киевского вокзала мы столкнулись с фактором


(вместо: фактом) незаконной продажи спиртных напитков. (Из интер-

II. Эти звери ведут более скрытый (вместо: скрытный) ночной образ жизни.
(Из передачи о животных).

III. Вы представляете свою индивидуалистскую (вместо: индивидуальную)


позицию? (Из интервью).

При неправильном подборе слов часто нарушается их семантическая и


лексическая сочетаемость, т. к. далеко не все слова (в любом языке)
обладают способностью сочетаться с любым другим словом. Нарушение
закона семантической сочетаемости слова также ведет к появлению
ложной референции или к полному ее отсутствию (нулевая референция).
Причиной этого является нарушение границ денотативной сочетаемости
слов, определяемой семантикой слов, их коннотативной характеристикой,
грамматическими свойствами. Неоправданное употребление того или иного
слова, сочетания слов приводит к потере идентификационного аспекта
референции. Например:

I. Так, что же движет нашими политическими элитами? (Из политического


интервью). Денотативное значение слова элита не позволяет использовать
его во множественном числе, тем более со словом политические. В итоге
серьезный, казалось бы, сопрос приобретает комическую коннотацию.

II. Постарайтесь объяснить о том времени. (Из телепередачи). В данном


случае, исходя из вербального опыта, реципиент догадается, в чем состоит
приведенная для примера просьба, однако не были соблюдены нормы
предикатного согласования, что в очередной раз привело к возникновению
комического эффекта.

Ш. На настоящий момент многие дороги остаются бесхозными по


определению. (Из актуального интервью). Данный пример демонстрирует
неправомерное употребление слова определение, которое не сочетается с
предыдущим по денотативному признаку.

IV. Вновь открылись двери Московского музея восковых персоналий


(вместо: восковых фигур). (Из новостного репортажа).

нальных особенностей лексики возникают следующие ошибки: по водной


гребле; спортивная злоба; весельных дел мастера и т. д. Данные
определения вызывают недоумение, поскольку в первом случае отсутствует
семантическая сочетаемость (бывает академическая гребля, гребля на
байдарках и каноэ, но водной гребли не бывает). Во втором случае
неуместное выражение вызывает нулевую референцию, поскольку
спортивной злобы в природе просто не существует (спорт и злоба - понятия
несовместимые). Третий пример порождает ложную идентификацию,
связанную с производителями спортивного ин-

Залогом успешности осуществляемой коммуникации является языковая


личность, знаковое поведение которой может иметь определенные
семиотические черты, опредмечивающиеся на экспонентном уровне как
активность или созерцательность, голословность или аргументированность,
а на субстанцио-

нальном уровне - как конкретность, абстрактность и на интендиональном


уровне как конфликтность или кооперативность, директивность
(монологичность) или интегративность (диалогичность), центрированность
или децентри- ' рованность, буквальность или юмористичность.-Именно
языковая личность обладает знаниями различных семиотических систем и
претворяет их в различных типах коммуникативного действия. От
интенциональной установки языковой личности зависит процесс
коммуникации и его результаты. Языковая личность, обладая
паралингвистическими индивидуальными способностями, \ так или иначе
оказывает влияние на ход коммуникации. Существенным аспек- ( том
любой коммуникации является наблюдаемый диалогизм сознания
языковой личности, предполагающий сбалансированность установки,
проявляющейся в пропорциональном соотношении волевого и
импульсивного в человеческой активности. Дисбаланс пропорционального
соотношения волевого и импульсивного аспекта в сознании языковой
личности ведет к деструкгивности взаимодействия таких коммуникантов в
рамках самой коммуникации.

Таким образом, лингвистическая прагматика в свою предметную сферу I


включает человека и его сознание, которое опосредуется знаковой
деятельно- | стыо. Социо- и психолингзисп:чес:сие аспекты телевизионной
коммупикации выражаются в соотнесенности континуальной части
сознания (бессознательная сфера) и знаковом способе ее опосредования
(дискретная часть сознания представляется в формально-логических
структурах). Такая постановка вопроса позволяет понять глубинные
источники коммуникативной активности человека, особенности его
реализаций в социуме.

Высказывание в телевизионном дискурсе представляет монадный принцип


организации универсума, проходящий посредством как эгоцентрической
(я-презентация), так и интерперсоналыюй ("я-ты" отношение) модальности.
Предметный аспект высказывания, а также его интеяциональный аспект
обусловливают выбор коммуникантами определенных знаковых систем (а
внутри семиотической системы - средств).

Тспевизиоинаа-коммуникация обычно является предметно


ориентированной, хотя в рамках определенной программы непреодолимо
возникает ориентация и на отношение, что представляет возможность
различать соответственно иллокутивные и коллокутивные акты. В
констативном, экспрессивном, эротапганом, декларативном, регулятивном,
струетивном и контахтнвном речевом актах опредмечиваются интенции,
составляющие условия кооперативного решения предметных задач. Тогда
как коллокутивные акты: репрезентирующие, оценивающие,
сравнивающие направлены на поддержание оптимального уровня
отношений между партнерами. Иллокутивные акты могут давать

коллокутивные - в степени коннекции и статусе партнера. В диалогическом


. дискурсе эти процессы отражаются в системе модальностей, каждая из
которых представляет собой определенный уровень. Так, например,
эгоцентрическая модальность представляет уровень эготивности интенций
говорящего, эк-

зистенциональная модальность задает рамки интерпретации предмета


обсуждения, интерперсональная модальность отражает уровень отношений
между партнерами, а логическая модальность — аппелятивный или
констативный характер направленности коммуникативного процесса.

Результаты исследования отражены в следующих публикациях:

1) Диалог на экране телевизора и прагмалингвистика // Тверской


лингвистический меридиан. Вып. 3. Тверь, 1999. С. 20-27.

2) Прагматическое описание речевых актов в средствах массовой


коммуникации (СМК) // Язык, культура и социум в гуманитарной
парадигме. М.; Тверь, 1999. С. 20-23.

3) Социолингвистический фактор при обучении иностранцев спонтанной


речи (на материале тестов) // Обучение иностранных специалистов в
вузах: проблемы, тенденции, решения: Материалы всероссийской
межвузовской научно-практической конференции, посвященной 40-летшо
начала подготовки иностранных военнослужащих в ВУ ПВО (28-29 октября
1999 г.). Тверь, 1999. С. 57-59.

4) Акты референции в телевизионном дискурсе II Лингвистический


вестник. Вып. 2. Ижевск, 2000. С. 80-86.

5) Прагматическое описание речевык актов в средствах массовой


коммуникации // Виноградовские чтения: Прагматические аспекты
грамматической и синтаксической семантики. (Москва, 1-2 февраля,
2000г.). М., 2000. С. 10-11.

6) Проблема осуществления референции телевизионной информации //


Актуальные проблемы преподавания иностранных языков на неязыковых
факультетах высших и средних специальных заведений: Материалы
научно-методической конференции (12-14 апреля 2000 г.). Ижевск, 2000.
С. 153-154.

Технический редактор Т.В.Малахова Изд. лиц. ЛР № 020268 от 03.04.1997


г. Подписано в печать 15.11.2000. Формат 60 х 84 1/16.

Усл.печ.л. 1,0. Уч.-издл. 1,07. . Тираж 80 экз. Заказ № 517. Тверской


государственный университет, Редакционно-издательскос управление.
Адрес: Россия, 170000, г. Тверь, ул. Желябова, 33. Тел. РИУ: (0822) 42-60-
63.
Оглавление научной работы автор диссертации — кандидат
филологических наук Артемьева, Юлия Вячеславовна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. ЛОГИЧЕСКИЕ И ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РЕФЕРЕНЦИИ.

1.1. истоки учений о референции.

1.2. Разработка проблемы референции в лингвистике.

1.3. Семантико-прагматические особенности речевого взаимодействия.

1.4. Проблемы идентификации знака и денотата.

ГЛАВА II. АКТЫ РЕФЕРЕНЦИИ В ТЕЛЕВИЗИОННОМ ДИСКУРСЕ.

2.1. Особенности подачи (восприятия) телевизионной информации.

2.11. Многоканалъностъ подачи (восприятия) телевизионной информации.

2.12. Смешанный (вербальный и невербальный компоненты) тип по


дачи/восприятия телевизионной информации.

2.2. Различные типы референции телевизионного дискурса.

2.3. Проблемы идентификации на вербальном, невербальном и смешанном


типах передачи и приема информации.

2.4. Влияние межкультурной коммуникативной компетенции на


формирование, подачу и восприятие телевизионной информации.

Введение диссертации2001 год, автореферат по филологии,


Артемьева, Юлия Вячеславовна

Предметом диссертационного исследования являются акты языковой


референции в телевизионном дискурсе. Эти акты наблюдаются в
мультимедийной телевизионной среде, где используются как языковые, так
и неязыковые способы передачи информации.

Проблема референции в последнее время привлекла внимание многих


философов, логиков и лингвистов. Собственно понятие референции стало
широко использоваться в лингвистике благодаря работам Ч. Огдена и А.
Ричардса, которые в своей схеме семантического треугольника поместили
референцию как связующее звено между именем и именуемым предметом
(референтом). Под референтом разными авторами понимался и
физический объект, и мыслительное образование, и отношение между
именем и предметом. До настоящего времени среди ученых отсутствует
единое понимание соотношения референта и денотата, референта и
сигнификата (или десигната), нет устойчивого определения и самого
понятия референции.

С появлением теории речевых актов (Дж. Остин и особенно Дж. Серл)


референция стала трактоваться не только как семантическое, но и
прагматическое явление. В свое время именно Дж. Серл, анализируя
структуру речевого акта, особое внимание обратил на пропозициональный
акт, выделив в нем акт референции и акт предикации, что придало
понятию референции деятельностное звучание. Оказалось возможным
детально проанализировать референциальную структуру предложения,
текста, дискурса, разговора, т. е. использовать понятие референции в
синтаксической семантике, лингвистике текста, анализе дискурса,
конверсационном анализе.

Исследованию лингвистической референции посвящено немало работ


зарубежных и отечественных ученых. Систематизацией и анализом
собранных сведений в этой области занимались Н.Д. Арутюнова 1975,
1998; Дж. Браун, Дж. Юл 1983; П. Коул 1982; У.О. Куайн 1982; Дж. Лайонз
1978; Е.В. Падучева 1985, 1996 и мн. др. Почти каждый из исследователей
прежде всего обращает внимание на терминологическое соответствие исл J
пользуемых для описания референции слов (таких, как денотат,
сигнификат, референт и т. д.), а затем характеризует общую
семантическую концепцию, в рамки которой должно укладываться каждое
последующее исследование, дополняя предыдущее. Одним из первых
вариантов референ-циальной теории семантики, по словам Е.В. Падучевой
(Падучева 1985:14), является теория истины А. Тарского, применимая лишь
к формализованным языкам, что сужает сферу применения этой теории.
Однако постепенный отход от исследования логически выстроенных
конструкций к рассмотрению референции высказываний привел ученых к
новому объекту исследования - телевизионной коммуникации (Почепцов
1987; Ани-симова 1996; Пойманова 1997 и др.).

Из всех средств массовой коммуникации именно в телевизионном вещании


особенно четко прослеживается оппозиция: предметная пассивность -
личностная активность, объективность - субъективность, вербальность - не-
вербальность, адресат - адресант, референтность - нереферентность и т. д.
Именно телевидение является моделью такой коммуникации, которая, с
одной стороны, сближается с моделью обоюдостороннего межличностного
общения, а с другой, представляется в какой-то мере односторонней,
поскольку связь с реципиентом (неподготовленным заранее к
коммуникации) в массовом режиме объективно невозможна.
Телевизионная коммуникация расширяет привычное понимание основных
функций естественного языка.

Современные представления о функциях языка неразрывно связаны с


углубленным изучением структуры коммуникативного акта как базового
понятия теории коммуникации. Принципиальная схема коммуникативного
акта была предложена одним из создателей кибернетики Клодом Шенноном
из США в работе «Математическая теория связи» (1948). Отечественным
лингвистам широко известна оригинальная интерпретация P.O. Якобсона
(Якобсон 1978), согласно которой, основные коммуникативные компоненты
можно отразить в схеме следующим образом:

Схема № 1.

Референция (контекст)

Сообщение адресант г- -Контакт 1-- > адресат

Таким образом, основная (коммуникативная) функция языка (речи),


заключающаяся в сообщении кем-то кому-то определенной информации о
чем-то, может осуществляться лишь при реализации актов референции,
соотносящих компоненты высказывания с теми или иными предметно
мыслимыми участниками внеречевых ситуаций. Сообщение должно быть
адекватно воспринято теми, кому оно предназначается. Во избежание
коммуникативных неудач необходимо учитывать семантико-
прагматический, а не только формально-языковой аспект коммуникации.
Более того, семантические соображения часто остаются привязанными к
формальным, структурным парадигмам.

Прагматический подход к изучению дискурса, коммуникативных актов,


высказываний, учитывающий воздействие на формирование
высказываний внешних (этнокультурных, социальных, психологических)
факторов, берет начало в середине XX века, возникает под влиянием
деятельно-стно ориентированной семиотики Ч. Пирса и Ч. Морриса, работ
позднего Л. Витгенштейна, логико-философских теорий речевых актов (Дж.
Остин, Дж. Р. Сёрл, 3. Вендлер и др.), а также прагматических теорий
значения Г. П. Прайса и прагматических теорий референции Л. Линского,
Дж. Р. Сёр-ла, П.Ф. Стросона и др. исследований в области этнографии
речи, этноме-тодологического течения в социологии, конверсационного
анализа, когнитивно-прагматических исследований Т. А. ван Дейка и В.
Кинча. s

С тех пор вопросы регулятивной функции языка, проблемы коммуникации


и межличностных отношений участников общения, взаимодействие
вербальных и невербальных коммуникативных средств, проблемы
дихотомии язык — речь, предложение — высказывание и мн. др. являются
объектом постоянного изучения лингвистов различных школ и
направлений.

Тверская семантико-прагматическая школа на протяжении четверти века


занимается вопросами прагмалингвистического анализа высказывания; ее
представителями были выработаны модели и методы исследования
дискурса, текста, диалогической речи, развиты теории коммуникативных
актов и их связных последовательностей и т.д. (И.П. Сусов, В.И. Иванова-
Сергеева, А.А. Романов, Н.А. Комина, M.JL Макаров, А.А. Богатырев, Ю.Н.
Варзонин, Н.П. Анисимова, С.В. Крестинский, K.J1. Розова, Е.П.
Максимова, Т.А. Жалагина, И.Н. Аксёнова и др.).

Интерес к прагматическим аспектам высказывания вырастает из занятий


их значением. Лингвистическая прагматика как бы продолжает
лингвистическую семантику, когда становится явной необходимость
рассматривать высказывание в широком контексте межличностных,
социальных, этнокультурных связей и отношений (А. Вежбицкая, Е.В.
Падучева, Н.Д. Арутюнова и мн. др.). Познавательная функция языка
предусматривает семантический анализ как языковых, так и неязыковых
средств коммуникации.

Исследуя различные аспекты лингвистической семантики, Н.П. Анисимова


(Анисимова 1998) останавливается на различных подходах к определению
разных семантических концепций, наиболее привлекательной из которых
ей представляется концепция «Единой семантики» Франсуа Растье, т.к.
являет собой попытку «преодоления барьеров семиотической природы
благодаря использованию дифференциальной парадигмы и
герменевтического подхода в интерпретации языкового материала» (Ани-
симова 1998:18).

Отправной точкой в построении любой лингвистической концепции


является понятие знака и соответствующие подходы к пониманию его
значения. В связи с этим Н.П. Анисимова (Анисимова 1998:21) отмечает
три концептуальные парадигмы знаковых систем в западной
лингвистической традиции:

• референциальная модель, берущая начало в логике Аристотеля,


определяет значение как ментальное представление (концепт);

• инференциальная модель (истоки в античной риторике и августианской


традиции) определяет значение как интенциональный акт разума,
устанавливающий отношения между двумя знаками или объектами;
• дифференциальная модель, происходящая из софизма и далее развитая
синонимистами эпохи Просвещения, а затем структуралистами, определяет
значение как результат категоризации.

Таким образом, единая семантика (концепция Ф. Растье) предполагает


синтез вышеперечисленных парадигм, при этом в рамки
дифференциальной семантики включаются инференция и референция.

Однако в рамках данного исследования рассматривается только


референциальная модель на материале лингвистического и паралингвисти-
ческого компонентов.

В современном языкознании семантико-прагматические исследования


нацелены прежде всего на их применение на практике. Исследователи
прикладного языкознания предпринимают в последнее время ряд
принципиальных шагов для изучения высокотехнологичных
коммуникативных процессов, в том числе мультимедийных
информационных средств, которые привлекают к себе внимание прежде
всего своими компрессионно-компенсаторными возможностями на
вербальном и невербальном уровнях. Поэтому лингвистическая
референция рассматривается с учетом влияния на нее невербальных
факторов в телевизионном дискурсе.

Особенностью передачи и восприятия телевизионной информации


является использование семиотической системы нового типа, в
формировании которого участвуют гетерогенные системы. Таким образом,
гетерогенный телевизионный текст представляет собой тесное
переплетение различных по своему происхождению компонентов, среди
которых можно выделить вербальный и невербальный, аудитивный и
визуальный. Основными каналами передачи и восприятия информации
является слуховой и зрительный. Однако аудиовизуальные возможности
коммуникационных технологий на современном этапе развития
человечества позволяют виртуально (телевидение пока не владеет такими
технологиями, которые бы позволили реально влиять на органы чувств)
открыть и другие каналы, связанные с органами чувств человека, и
опосредованно влиять на его сознание и подсознание, подводя реципиента
к восприятию необходимой ин-тенционально подготовленной информации.

Поэтому исследование актов референции телевизионного дискурса-


сопряжено с необходимостью определения означаемого не только для
вербальных средств выражения, но и для невербальных. В случае с
вербальными знаками отношение означаемого и означающего базируется
преимущественно на условном характере связи между ними. Для
невербальных знаков характерна не условность, а чаще похожесть
изображающего на изображаемое (особенно в случае с иконическими
знаками). Что касается звуковой семиотики, то ее можно подразделить на
речевую, а, значит, вербальную, параязыковую и фоновую, т. е. такую, в
которую входят шумы, шорохи, плач, кашель и т. д.

Однако любой знак в какой-то мере является условным и в какой-то - ико-


ническим, с преобладанием того или иного фактора. Вербальные знаковые
системы, как известно, обладают жесткой структурой в отличие от
невербальных систем, в которых доминирующее положение занимает
логика внешнего мира, логика внутрисистемных образований, а сама
структура не может быть жесткой, в силу сильной зависимости от
психофизиологических особенностей каждого индивидуума.

Для языковых систем с преимущественно условными знаками наряду с


логикой внешнего мира большое значение имеет логика операций с
компонентами системы, поэтому естественные языки обладают развитой
морфологией и синтаксисом. Поэтому языковая референция имеет
существенное отличие от неязыковой. Языковая референция возникает на
базе вербальной структуры, начиная с уровня наименьших знаковых
единиц языка (морфем, лексем и т. д.) и заканчивая уровнем
предложения/высказывания, текста/дискурса.

Естественный человеческий язык используется сегодня во множестве сред,


и их специфика не может не отразиться на том, как акты референции
осуществляются в различных условиях коммуникации. Естественно, что и
специфика вербальных и невербальных систем телевизионного дискурса
влияет на процессы восприятия. Невербальная информация в силу
синкретичности знаков, из которых она состоит, воспринимается
преимущественно симультанно. Вербальная информация является
линейной и может восприниматься только сукцессивно. Восприятие
вербального текста соотносится с семантико-языковым уровнем личности,
преломляясь непосредственно через языковую картину мира. Восприятие
невербальных знаков напрямую обращено к концептуальному уровню
языковой личности, не требуя при этом непосредственного соотнесения с
теми или иными языковыми формами (язык мимики и жестов понятен для
представителей разных этносов).

Отдельным направлением является изучение речи как средства фиксации


человеческого опыта и знаний, средства взаимодействия людей, общения и
асоциальных контактов с использованием как текстоцентриче-ской, так и
коммуникатороцентрической моделей (Сусов 1979). При этом выделяются
три основных аспекта отражения психофизиологических и этнокультурных
особенностей индивидуума в текстовых структурах: содержание, текстовая
форма и речевое поведение (коммуникативный аспект) (Ушакова 1989).
Текстовая деятельность подвергается исследованию в структуре
социальной коммуникации (к которой относятся и средства массовой
коммуникации) с учетом семиосоциопсихологической теории общения
(Дридзе 1980, 1984), а также с учетом когнитивного подхода к знаковым
построениям в лингвистике (стратегии и структуры порождения дискурса)
(van Dijk, Kintsch 1983), с учетом психологической реальности языковых
единиц в общем генеративном процессе (Knobloch 1984; Hermann 1982), с
учетом соотношения единиц когнитивного и языкового элементов при
порождении и восприятии текстов (de Beaugrande 1980; Lerner 1980; Chafe
1982).

Исследование процессов формирования различных типов референции при


восприятии телевизионной информации напрямую связано с проблемой
коммуникативного воздействия. Субъектоцентрическому подходу
исследования этой области языкознания посвящено немало работ (Хараш
1983; Добрович 1987 и др.). Та же автороцентрическая концепция лежит в
основе исследования особенностей реализации личности в тексте, при
которой необходимым является вопрос о типологии языковых личностей, в
основе которых лежат коммуникативно ориентированные признаки (Сусов
1989), на соотношение прагматикона, лексикона и тезауруса при
порождении текста (Караулов 1987), на доминирующие типы понимания
текстов (Богин 1986), на индивидуальный стиль общения (Маствилискер
1981), на речевые портреты, реконструируемые на основе данных
формально-семиотического, когнитивно-интерпретируемого и социально-
интерактивного уровней (Пушкин 1990), а также на психопатологическое
поведение в коммуникации (Olsen 1979).

Сложившаяся в западной лингвистике так называемая имманентность


постепенно преодолевалась через расширение модели языковой
компетенции и включение ее в процессы языковой активности (Хомский
1962), гипотеза вершинного перформатива (Sadock 1974), через построение
речеак-товой теории (Austin 1962, 1963; Searle 1*969, 1975, 1976; Cohen
1974; Wunderlich 1974, 1976; Почепцов 1975; Hindelang 1983) и через
поиск новых референтов в конверсационной теории в опоре на разработку
модели вербальной деятельности (Wunderlich 1976; Habermas 1976; Pask
1976; Rehbein 1977; Henne 1975,1979; Schwitalla 1983; Михайлов 1986).
Сюда можно отнести и процесс разных способов сегментации
коммуникации (Rehbein 1979), и классификацию действий управления
диалогом интервью (Schwitala 1979). Более фундаментальное описание
получила категория отношения в коммуникативном процессе, что
обусловлено аксиоматической моделью Карла Бюлера, которая послужила
прототипом будущего интегративного подхода, воплощаемого в
лингвистической прагматике. "Физика и психология сталкиваются в
лингвистике, как и в любой другой культурно-исторической дисциплине, и
не было бы никакого выхода, если бы между физическим и психическим
лежала пропасть, а исследователь языка старался бы обнаружить между
ними точку соприскосновения." (Бюлер 1993:11).

В ходе исследований в рамках социо-психолингвистического феномена


были выявлены стилевые особенности коммуникации (Sager 1981), что
повлияло на само развитие прагмалингвистики в целом. Также
неоднократно предпринимаются попытки создания комплексной теории с
учетом различий понимания говорящим и слушающим в рамках структуры
определенной социальной ситуации (Cicourel 1975; Beyer 1977). Поиск
единиц секвенции коммуникативных событий, включающих акты, ходы,
обмены, фазы и интеракции проводились многими учеными (Edmonson
1981; Schank 1981, 1983). Неоднократно предпринимались попытки найти
интегрирующие начала коммуникации в стратегиях (ван Дейк 1983, 1989;
Rosengren 1983), а также в прикладных моделях общения (Койт, Ыйм
1988). Выявление иллокутивных составляющих в речевом плане описывают
только формально-прагматические секвенции в диалоге (Schleker 1983).

Итак, деятельностный, прагматический подход позволяет понять, что при


текстоцентрическом подходе к изучению коммуникации ощущается его
некоторая однобокость, не позволяющая построить целостную модель
коммуникативного процесса. Особое место в изучении человеческого
общения занимает целый ряд нейролингвистических методик,
появившихся в последнее время и использующих знаковые структуры в
решении своих задач, например, генеративная модель порождения
высказывания при снятии симптоматики консультируемого. Также к
построению модели коммуникативного процесса, в котором происходит
знаковое опредмечивание интегральной индивидуальности в речевом
дискурсе, побуждают практические требования проведения
психотерапевтической, консультационной и диагностико-аналитической
работы в различных сферах человеческой деятельности. Выделение в
прагмалингвистике собственного концептуального аппарата,
ориентированного на коммуникативный процесс в знаковом
взаимодействии предполагает, что теоретические концепты
лингвистической прагматики имеют своих референтов в социальной,
когнитивной, психологической, этнической сферах. Поэтому построение
чисто прагмалингвистической феноменологии вряд ли сумеет преодолеть
имманентность в лингвистике. Интегративная парадигма в современной
науке предполагает обращение внимания на сам процесс опосредования
содержания бессознательного "семантического вакуума" (Налимов,
Дрогалина

1995) в генеративном процессе. Этот процесс совершается через


когнитивные коды, которые в свою очередь опосредуются через глубинные
структуры языкового сознания, через процесс опредмечивания картины
мира и совершения речевых действий, которые по своей сути
прагматичны. Данный закон аналогий (телеологичность процесса,
опосредующего отношения между разными уровнями) представляет разные
качества ин-тенциональности сознания, назначение которого и состоит в
процессе самоактуализации.
Накопленный прагмалингвистикой опыт, включающий этапы построения
теории речевых актов и разработки конверсацисвдого анализа, а также
вычленение релевантных переменных модели общения, указывает на тот
факт, что только интердисциплинарность позволяет преодолеть нарушение
одного из основных принципов организации универсума - принципа
опосредования. Сознание человека опосредуется через знаковые
структуры, что, с одной стороны, породило в прагматике языка проблему
языковой личности, а, с другой, - позволило преодолеть главный недостаток
структурного языкознания — отрицание первичности коммуникативной
реальности и подмену его исходного референта теоретической областью
построений, на что еще в свое время указывал JI.B. Щерба (Щерба 1974).

Коммуникативно-прагматический подход в языкознании предлагает


триаду для исследования, во главе которой стоит прагматика,
стимулирующая процесс активизации семантической сферы и
обусловливающая формально-синтаксический способ расчленения или
опредмечивания интенциональной составляющей сознания. Как
показывает анализ существующих прагмалингви-стических моделей,
главным их недостатком является высокая степень дискретности
"схватывания" таких существенных качеств коммуникации, как
целостность и дискурсивная континуальность.

Поэтому в данном диссертационном исследовании делается упор на


сочетании коммуникатороцентрического и текстоцентрического подходов,
позволяющих произвести более целостную концептуализацию пространства
лингвистической прагматики в полученных схемах, а также установить
возможную границу в области восприятия вербальных и невербальных
составляющих телевизионной информации. При этом коммуникация
рассматривается как сфера, где происходит процесс опосредования или
перевода энерго-информационной природы сознания в дискретные
величины языкового воплощения.

Как показал анализ состояния исследованности средств массовой


коммуникации с прагмалингвистической точки зрения, концептуализация
изучаемого феномена не проводилась под углом зрения, отраженным в
данной работе и связанным с рассмотрением телевизионной референции
как продукта не только лингвистического, но и паралингвистического.

Таким образом, изучение актов референции вербальных и невербальных


средств телевизионной информации представляет собой обширное поле
деятельности. Выделение слухового и визуального компонентов
теледискурса и анализ их взаимосвязи на фоне целостности
креолизирован-ного телетекста является актуальной проблемой
прикладного языкознания, получившей на современном этапе развития
человечества новое осмысление в рамках новых коммуникативных
технологий.
Актуальность работы обусловлена необходимостью поиска ответов на
существующие вопросы в области передачи и восприятия гетерогенных
текстов в современном мире. В работе используется интегральный анализ
телевизионной коммуникации и выявляются основные черты новой
семиотической системы, в основу которой положены наблюдения за
трансформацией лингвистической референции под влиянием
невербальных факторов телевизионного дискурса. Исследование актуально
для таких дисциплин, как общая семиотика, теория референции,
прагмалингвистика, этнопсихолингвистика.

В связи с вышесказанным целью диссертационного исследования явилось


восполнение существующих пробелов в области изучения актов
референции в мультимедийной телевизионной коммуникации (на примере
русскоязычных передач).

Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

• Изучить проявление референции в телевизионном дискурсе с точки


зрения соотношения вербального и невербального компонентов
коммуникации.

• Описать процесс передачи и восприятия телевизионной информации с


учетом аудиовизуального компонента, а также паралингвис-тических
аспектов телекоммуникации.

• Изучить пространственно-временную особенность формирования и


восприятия телевизионной информации и возникающую на базе этой
особенности пространственно-временную референцию.

• Сформулировать обоснование для выделения особой семиотической


системы, используемой при формировании и восприятии телевизионной
информации.

Научная новизна исследования заключается как в междисциплинар-ности


подхода к изучению актов референции в телевизионном креолизи-
рованном тексте (использование этносоциопсихолингвистического
подхода), так и в полученных результатах, связанных с преодолением
искусственного разрыва между причиной и следствием, выраженного в
размежевании ряда научных дисциплин (лингвистики, психологии,
социологии, культурологии, этнологии и др.).

Специфика телевизионной коммуникации предполагает многогранный


подход к ее изучению, поэтому в данном исследовании особое внимание
уделяется как теории речевых актов, организации письменной и устной
речи с точки зрения лингвистики, так и с учетом социо- и
психолингвистических факторов языковой личности. В данном
исследовании впервые при анализе телевизионной референции
затрагиваются проблемы межкультурной компетенции как с точки зрения
вербального, так и невербального компонентов и предлагается несколько
схем, в основу которых положен аспект передачи и восприятия
телевизионной информации с учетом мультимедийности коммуникации.

Научная и практическая значимость полученных результатов состоит в


возможности их использования в прикладных сферах, где необходимо
проведение лингвистической экспертизы (для идентификации языковой
личности), при обучении иностранным языкам и обучении навыкам PR-
технологий (Public Relations, Spin Doctor и др.), а также при изучении
средств массовой коммуникации и референциальных особенностей
телевизионной информации.

При проведении идентификации личности через порождаемые


индивидуумом тексты (в юридической психологии, в психодиагностике, а
также в литературоведении при работе над текстами и анализе творчества
писателя) результаты исследования могут быть использованы при
формализации знаковых построений.

Исследование опирается на анализ различных семиотических систем, а


также дискурса как коммуникатороцентрической единицы и текста как
концептуальной единицы теоретического конструирования лингвистики.

В диссертации используются различные методы исследования. Сочетались


теоретические и эмпирические методы (наблюдение и сравнение разных
типов коммуникаций на различном их уровне, интегральный анализ
вербальных и невербальных средств выражения смыслов). Путем
абстрагирования, анализа и синтеза, индуктивно-дедуктивного методов
познания, путем моделирования создавался исследовательский аппарат,
позволивший прийти к выводу об использовании в процессе подготовки и
восприятия телевизионной информации принципиально новой
семиотической системы, в основу которой входят вербальный и
невербальный компоненты, формирующиеся на базе мультимедийной
коммуникации. Теоретико-гипотетический подход использовался как при
моделировании аудиовизуальной телевизионной коммуникации с учетом
вербального и невербального поведения коммуникантов в
непосредственной зависимости от их установки, так и при моделировании
интерпретации смысла предложения через элементарные пропозиции,
парафразирование. Путем эксперимента, проведенного на базе
телекоммуникации (с использованием возможностей телевизионного
канала связи), были определены особенности возникновения телевизионной
референции и выявлены ее основные типы.

На защиту выносятся следующие положения:


1. Процесс речевой коммуникации на телевидении, как и в общих
условиях, представляет собой многомерный объект, который предполагает
для своего исследования интегративный подход, опирающийся на
текстоцентрический и коммуникатороцентрический подходы. Данные
подходы позволяют интерпретировать объектно-ориентированные
компоненты, составляющие часть среды, и субъектно-ориентированные
компоненты, представляющие языковую личность. Оба компонента
представляют неотъемлемую часть общереференциального понимания
окружающего мира. В связи с этим формируется двуплановое восприятие
мира - объективно-субъективное, составляющими которого являются
вербальные и невербальные факторы выражения, составляющие в
совокупности сложный механизм, схематически отраженный в
исследовании.

2. При формировании понимания реципиентом телевизионной


информации вербальные и невербальные средства выражения
многоканальной телекоммуникации проходят процесс идентификации на
нескольких уровнях, в ходе чего структура и семантика текста образуют
одну целостную часть сложного механизма понимания, а другая
содержится в сознании, подсознании (памяти) индивида. При этом
осуществляется поэтапный синтез смыслового содержания текста на базе
перцептивного анализа, в результате чего происходит идентификация и
удерживание в кратковременной памяти символов (знаков) вербального и
невербального характера.

3. Процесс референциального восприятия информации не является


простым отражением референциальной действительности. Он
предусматривает пространственно-временной фактор, выраженный как
конкретно-историческим фоном, общественно-практическим опытом, так
и непосредственными интересами участников коммуникации. Сам процесс
референции носит ярко выраженный социально-культурный и
этнопсихологический характер. Поэтому референция носит не только
лингвистический, но и паравербальный характер.

4. Любое понимание информации (и, в частности, телевизионной) связано с


процессом адаптации реципиента к языковым единицам на всех уровнях.
Поэтому особое значение при передаче и восприятии текста имеет
проблема межкультурной коммуникативной компетенции, что обычно не
учитывается исследователями вербальной идентификации смыслов.

Материал исследования составляют аудио- и видеозаписи телевизионных


передач разных жанров (от новостных блоков, аналитических передач
политического направления до ток-шоу развлекательного характера).
Основные положения диссертации отражены в 6 опубликованных работах.
Структурно диссертация состоит из 2 глав, введения, заключения и
библиографического списка.
Заключение научной работыдиссертация на тему "Акты референции
в телевизионном дискурсе"

Таким образом, для идентификации телевизионной информации


необходимо подробное описание вербальных и невербальных факторов с
учетом их обусловленности этнопсихологическим аспектом.

Процесс референциального восприятия информации не является простым


отражением референциальной действительности. Он предусматривает
пространственно-временной фактор, выраженный как конкретно-
историческим фоном, общественно-практическим опытом, так и
непосредственными интересами участников коммуникации.

При формировании понимания реципиентом телевизионной информации


вербальные и невербальные средства выражения многоканальной
телекоммуникации проходят процесс идентификации на нескольких
уровнях, в ходе которого структура и семантика текста образуют одну
целостную часть сложного механизма понимания, а другая содержится в
сознании, подсознании (памяти) индивида. При этом осуществляется
поэтапный синтез смыслового содержания текста на базе перцептивного
анализа, в результате чего происходит идентификация и удерживание в
кратковременной памяти символов (знаков) вербального и невербального
характера. Понимание любой информации, и, в частности, телевизионной
связано с процессом адаптации реципиента к языковым единицам на всех
уровнях (фонем, морфем, лексем, семантем, синтаксем и др. единиц), а
также связано с адаптацией адресата к другим семиотическим системам.
В связи с этим особое значение при передаче и восприятии текста имеет
проблема межкультурной коммуникативной компетенции, что обычно не
учитывается исследователями вербальной идентификации смыслов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Телевизионная коммуникация представляет собой феноменологический


процесс знакового обмена, поддерживающий определенный особый мир,
который составляет социальную реальность. Функциональная система
коммуникации задает исходные позиции, связанные с организацией
социума. Каждый коммуникативный акт представляет собой часть
метаком-муникации и ведет к определенному результату, который состоит
в ассоциативности или диссоциативности в обществе, адаптивности или
неадаптивности членов социума, а также в собственном воспроизводстве.
В качестве синтетических конструктов реальных процессов развертывания
коммуникации выступают экспрессивная, эвристическая, координативная
и регулятивная макроинтенции, задающие соответсвенно афилятивные,
диалоги-интервью, интерпретационные и инструментальные образцы
диалогических дискурсов. Для осуществления макроинтенции
используются различные типы семиотических систем, имеющие
вербальные и невербальные средства коммуникации.

Залогом успешности осуществляемой коммуникации является языковая


личность, знаковое поведение которой может иметь определенные
семиотические черты, опредмечивающиеся на экспонентном уровне как
активность или созерцательность, голословность или аргументированность,
а на субстанциональном уровне - как конкретность, абстрактность и на
интенциональном уровне как конфликтность или кооперативность, дирек-
тивность (монологичность) или интегративность (диалогичность),
центрированность или децентрированность, буквальность или
юмористичность. Именно языковая личность обладает знаниями различных
семиотических систем и претворяет их в различных типах
коммуникативного действия.

От интенциональной установки языковой личности зависит процесс


коммуникации и его результаты. Языковая личность, обладая
паралингвисти-ческими индивидуальными способностями, так или иначе
оказывает влияние на ход коммуникации. Существенным аспектом любой
коммуникации является наблюдаемый диалогизм сознания языковой
личности, предполагающий сбалансированность установки,
проявляющейся в пропорциональном соотношении волевого и
импульсивного в человеческой активности. Дисбаланс пропорционального
соотношения волевого и импульсивного аспекта в сознании языковой
личности ведет к деструктивности взаимодействия таких коммуникантов в
рамках самой коммуникации.

Таким образом, лингвистическая прагматика в свою предметную сферу


включает человека и его сознание, которое опосредуется знаковой
деятельностью. Социо- и психолингвистические аспекты телевизионной
коммуникации выражаются в соотнесенности континуальной части
сознания (бессознательная сфера) и знаковом способе ее опосредования
(дискретная часть сознания представляется в формально-логических
структурах). Такая постановка вопроса позволяет понять глубинные
источники коммуникативной активности человека, особенности его
реализаций в социуме. Формализуя тем самым эволюционность сознания,
различные ступени его существования понимаются как «психические
генотипы» (термин см. Налимов, Дрогалина 1995).

Знаковые конструкции выступают тем инструментальным средством


опредмечивания энерго-информационной сущности сознания человека, а
особенности манипулирования с дискретными знаковыми величинами
показывают уровень эволюционной ступени сознания человека. Между
психологическими и языковыми чертами личности существует
многозначное соответствие, так называемый телеологический тип связи
(Мерлин 1986:31).

Высказывание в телевизионном дискурсе представляет монадный принцип


организации универсума, проходящий посредством как эгоцентрической
(я-презентация), так и интерперсональной («я-ты» отношение) модальности.
Предметный аспект высказывания, а также его интенцио-нальный аспект
обусловливают выбор коммуникантами определенных знаковых систем (а
внутри семиотической системы - средств).

Телевизионная коммуникация обычно является предметно


ориентированной, хотя в рамках определенной программы непреодолимо
возникает ориентация и на отношение, что представляет возможность
различать соответственно иллокутивные и коллокутивные акты. В
констативном, экспрессивном, эротативном, декларативном,
регулятивном, структивном и контактивном речевом актах
опредмечиваются интенции, составляющие условия кооперативного
решения предметных задач. Тогда как коллокутивные акты:
репрезентирующие, оценивающие, сравнивающие направлены на
поддержание оптимального уровня отношений между партнерами.
Иллокутивные акты могут давать перлокутивный эффект в практической,
эмоциональной и когнитивной сферах, коллокутивные - в степени кон-
некции и статусе партнера. В диалогическом дискурсе эти процессы
отражаются в системе модальностей, каждая из которых представляет
собой определенный уровень. Так, например, эгоцентрическая модальность
представляет уровень эготивности интенций говорящего, экзистенцио-
нальная модальность задает рамки интерпретации предмета обсуждения,
интерперсональная модальность отражает уровень отношений между
партнерами, а логическая модальность - апеялятивный или констативный
характер направленности коммуникативного процесса.

Сложная структура означаемого вербальных и невербальных средств


передачи информации требует более детального их изучения. И если
языковой компонент коммуникации уже в течение длительного времени
является предметом изучения в лингвистике, то паралингвистические
компоненты еще слишком слабо изучены, хотя для них как для
семиотических систем свойственны соотнесенность с референциальной
ситуацией, референтами, референциальной действительностью, а также
свойственна денотативная наполненность, сигнификация и коннотация.

В данном исследовании, посвященном актам референции при


использовании естественного человеческого языка (natural human
language), рассматривается русскоязычный телевизионный дискурс в
условиях мультимедийной коммуникации, где благодаря современным
технологиям создается иллюзия коммуникации лицом к лицу (face to face),
когда зрители переживают эффект виртуального со-присутствия в том
диалогическом событии, которое развертывается на телеэкране.

Список научной литературыАртемьева, Юлия Вячеславовна,


диссертация по теме "Теория языка"

1. Адмони В.Г. Система форм речевого высказывания. С-Пб., 1994.

2. Алимов В.В. Явление лингвистической интерференции при изучении


специального перевода (на примере русского, английского и французского
языков в военном, техническом и юридическом переводе): Автореф. дис. .
канд. филол. наук. М., 1998.

3. Анисимова Е.Е. Креолизированный текст как лингво-визуальный


феномен, его прагмалингвистический аспект // Актуальные проблемы
праг-малингвистики. Воронеж, 1996. С. 8-9.

4. Анисимова Н.П. Концепция "Единой семантики" Франсуа Растье //


Тверской лингвистический меридиан. Тверь, 1998а. Вып. 1. С. 18-23.

5. Анисимова Н.П. Лингвистическая семантика: к истокам дисциплин //


Тверской лингвистический меридиан. Тверь, 1998b. Вып. 1. С. 9-17.

6. Антипова A.M. Просодия // Большой энциклопедический словарь:


Языкознание. М., 1998. С. 401-402.

7. Апресян Ю.Д. Идеи и методы современной структурной лингвистики. М.,


1966.

8. Апресян Ю.Д. Избранные труды. В 2-х тт. М., 1995.

9. Арутюнова Н.Д. Предложение и его смысл. Логико-семантические


проблемы. М., 1976.

10. Арутюнова Н.Д., Падучева Е.В. Истоки, проблемы и категории


прагматики // Новое в зарубежной лингвистике. Лингвистическая
прагматика. М., 1985. Вып. 16. С. 2-42.

11. П.Арутюнова Н.Д. Прагматика // Большой энциклопедический словарь:


Языкознание. М., 1998а. С. 389-390.

12. Арутюнова Н.Д. Референция // Большой энциклопедический словарь:


Языкознание. М., 1998b. С. 411-412.
13. Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений. Оценка. Событие. Факт. М.,
1998с.

14. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. М., 1998d.

15. Ахманова О.С. Вопросы оптимизации естественных коммуникативных


систем. М., 1971.

16. Балаян А.Р. Основные комуникативные характеристики диалога. Авто-


реф. дис. . канд. филол. наук. М., 1971.

17. П.Баранов А.Г. Функционально-прагматическая концепция текста.


Ростов-на-Дону, 1993.

18. Барманкулов М.К. Сравнительный анализ жанров: репортаж, развитие


документализма. Алма-Ата, 1975.

19. Безменова НА. Введение // Диалог: теоретические проблемы и методы


исследования. М., 1991. С. 5-10.

20. Бенвенист Э. Общая лингвистика. М., 1974.

21. Богданов В.В. Речевое общение: прагматические и семантические


аспекты. Л., 1990.

22. Богин Г.И. Типология понимания текста. Калинин, 1986.

23. Богин Г.И. Субстанциальная сторона понимания текста. Тверь, 1993.

24. Брудный А.А. К теории коммуникативного воздействия //


Теоретические и методологические проблемы социальной психологии. М.,
1977. С. 32-50.

25. Буданцев Ю.П. Теория и практика журналистики и массовых


процессов: СМИ ноосфера текста. М., 1993.

26. Булыгина Т.В., Крылов С.А. Денотат // Большой энциклопедический


словарь: Языкознание. М., 1998а. С. 128-129.

27. Булыгина Т.В., Крылов С.А. Референт II Большой энциклопедический


словарь: Языкознание. М., 1998b. С. 410-411.

28. Буряковская В.А. Признак этничности в семантике языка (на


материале русского и английского языков): Автореф. дис. . канд. филол.
наук. Волгоград, 2000.
29. Бюлер К. Теория языка: Репрезентативная функция языка. М., 1993.

30. Ван Валин Р. Д. (мл.) Взаимодействие синтаксиса, семантики и


прагматики в грамматических системах: Развитие инструментария в XX
веке IIВестник МГУ. Сер. 9: Язык. 1996. № 5. С. 11-13.

31. Васильев JI.T. Аспекты аргументации. Тверь, 1992.

32. Васильев С.А. Синтез смысла при создании и понимании текста.


Киев,1988.

33. Вежбицкая А. Дескрипция или цитация II Новое в зарубежной


лингвистике. Логика и лингвистика (Проблемыреференции). М., 1982. Вып.
13. С. 237-262.

34. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М., 1996.

35. Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков. М.,


1999.

36. Вейнрейх X. Лингвистика лжи // Язык и моделирование социального


взаимодействия. М., 1987. С. 44-87.

37. Великобритания: Лингвострановедческий словарь. М., 1978.

38. Виноградов В.А. Дейксис // Большой энциклопедический словарь:


Языкознание. М., 1998. С. 128.

39. Витгенштейн Л. Философские исследования // Новое в зарубежной


лингвистике. Лингвистическая прагматика. М., 1985. Вып. 16. С. 79-' 128.

40. Волкова Л.Б .Диалог в речемыслительной деятельности: Автореф. дис. .


канд. филол. наук. СПб., 1995.

41. Гак В.Г. К типологии форм языковой политики // Вопр.


языкознания.1989. № 5. С. 104-133.

42. Гак В.Г. Языковые преобразования. М., 1998.

43. Гастева Н.Н. Роль прагматических факторов в формировании


структуры диалогического единства// Активные процессы в языке и речи.
Саратов, 1991. С. 3-8.

44. Герасимова О.И. Прагматическая детерминированность ответных


реплик //Языковое общение и его единицы. Калинин, 1986. С. 44-48.
45. Глезер В.Д. Зрение и мышление. Д., 1985.

46. Голод В.И., Шахнарович A.M. Семантические аспекты порождения


речи. Семантика в онтогенезе речевой деятельности // Изв. АН СССР Сер.
лит. и яз. М., 1982. № 3. С. 259-165.

47. Гордеев Н.Д., Зинченко В.П. Функциональная структура действия. М.,


1982.

48. Горелов И.Н. Проблема базиса речи в онтогенезе. Челябинск, 1974.

49. Горелов И.Н. Невербальные компоненты коммуникации. М., 1980.

50. Горлина А.С. Высказывания с фокусом контраста: Автореф. дис. . канд.


филол. наук. Тверь, 2000.

51. Гоффман Э. Представление себя другими // Современная зарубежная


психология. М., 1987. С. 195-196.

52. Грайс Г.П. Логика и речевое общение II Новое в зарубежной


лингвистике. Лингвистическая прагматика. Вып. 16. М., 1985. С. 217-250.

53. Григорьев Е.И. Типология речевого акта в системе тоновой парадигмы


П Языковые единицы в парадигматике. Днепропетровск, 1990. С. 57-64.

54. Гридин В.Н. Эмфаза // Большой энциклопедический словарь:


Языкознание. М., 1998. С. 592.

55. Гринсон P.P. Техника и практика психоанализа. Воронеж, 1994.

56. Гумбольдт В. Язык и философия культуры. М., 1985.

57. Дашкова С.С. Устная речь как источник информации о человеке:


Автореф. дис. . канд. психол. наук. Л., 1982.

58. Дейк Т.А., Кинч В. Стратегия понимания связного текста // Новое в


зарубежной лингвистике. Когнитивные аспекты языка. Вып.23. М., 1988.
С. 153-211.

59. Дейк Т.А. Язык. Познание. Коммуникация. М., 1989.

60. Демьянков В.З. Загадки диалога и культура понимания // Текст в


коммуникации. М., 1991а. С. 109-116.

61. Демьянков В.З. Тайна диалога // Диалог: Теоретические проблемы и


методы исследования. М., 19916. С. 10-44.
62. Доннелан К.С. Референции и определенные дескрипции // Новое в
зарубежной лингвистике. Логика и лингвистика (Проблемы референции).
Вып. 13. М., 1982. С. 134-160.

63. Доценко Е.Л. Психология манипуляции. М., 1996.

64. Дридзе Т.М. Язык и социальная психология. М., 1980.

65. Дридзе Т.М. Текстовая деятельность в структуре социальной


коммуникации. М., 1984.

66. Дубровский Д.И. Психологические явления и мозг. М., 1971.

67. Жалагина Т.А. Коммуникативный фокус в диалогическом событии //


Языковое общение: Единицы ирегулятивы. Калинин, 1987. С. 107-114.

68. Жалагина Т.А. Виды корректировок в диалогические события //


Языковое общение: процессы и единицы. Калинин, 1988. С. 100-107.

69. Жалагина Т.А. Роль вербальных и невербальных компонентов в


формировании фокуса внимания // Личностные аспекты языкового
общения. Калинин, 1989. С. 82-87.

70. Залевская А.А. Понимание текста: психолингвистический подход.


Калинин, 1988.71.3вегинцев В.А. Проблемы взаимоотношения языка и
мышления // Вопр. философии. М., 1977. № 4. С. 88-94.

71. Зернецкий П.В. Лингвистические аспекты теории речевой деятельности


// Языковое общение: Процессы и единицы. Калинин. 1988. С. 36-41.

72. Зимняя И.А. Смысловое восприятие речевого сообщения. М., 1976.

73. Знаков В.В. Понимание в познании и общении. М., 1994.

74. Иванов В.В. Знаковая система бессознательного как семиотическая


проблема // Бессознательное: природа, функции, методы исследования.
Тбилиси, 1978. Т. 3. С. 168-172.

75. Иванова В.И. Предложение-высказывание в коммуникативно-


языковом процессе. Тверь, 1993.

76. Изаренков Д.И. Обучение диалогической речи. М., 1981.

77. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987.


78. Караулов Ю.Н. Текстовые преобразования в ассоциативном
эксперименте // Язык, система и функционирование. М., 1988. С. 108-
117.

79. Касевич В.Б. Элементы общей лингвистики. М., 1977.

80. Касевич В.Б. Семантика. Синтаксис. Мофология. М., 1988.

81. Касевич В.Б. Фонация // Большой энциклопедический словарь:


Языкознание. М., 1998. С. 552.

82. Кацнельсон С.Д. Содержание слова, значение и обозначение. М.-Л.,


1965.

83. Кацнельсон С.Д. Типология языка и речевое мышление. Л., 1972.

84. Клатцки Р. Память человека: структуры и процессы. М., 1978.

85. Койт М., Ыйм X. Понятие коммуникативной стратегии в модели


общения // Психологические проблемы познания действительности. Тарту,
1988. С. 97-111.

86. Колшанский Г.В. Паралингвистика. М., 1974.

87. Колшанский Г.В. Коммуникативная функция и структура языка. М.,


1984.

88. Комина Н.А. Прагматическая структура констативного блока в диалоге


// Языковое общение и его единицы. Калинин, 1986. С. 54-60.

89. Комина Н.А. Оппозитивный неоднородный блок реплик в диалоге //


Языковое общение: единицы ирегулятивы. Калинин, 1987. С. 120-125.

90. Коул П. Референтная непрозрачность, атрибутивность и перформатив-


ная гипотеза // Новое в зарубежной лингвистике. Логика и лингвистика
(Проблемыреференции). Вып. 13. М., 1982. С. 391-405.

91. Крегер О., Тьюсон Дж. Типы людей. М., 1995.

92. Крестинский С.В. In silentio Veritas? // Тверской лингвистический


меридиан. Тверь, 1999. Вып. 3. С. 51-56.

93. Крысин Л.П. Речевое общение и социальные роли говорящих //


Социально-лингвистические исследования. М., 1976. С. 42-52.

94. Ксендзюк О. Трансформация личности. Одесса, 1995.


95. Куайн У.О. Референция и модальность // Новое в зарубежной
лингвистике. Логика и лингвистика (Проблемы референции). Вып. 13. М.,
1982. С. 87-108.

96. Кънева Н.К. Условия успешности коммуникативных актов // Язык и


дискурс: Когнитивно-коммуникативные аспекты. Тверь, 1997. С.26-33.

97. Лайонз Дж. Введение в теоретическую лингвистику. М., 1978.

98. Лакофф Дж. Мышление в зеркале классификаторов. // Новое в


зарубежной лингвистике. Когнитивные аспекты языка. Вып. 23. М., 1988.
С. 12-51.

99. Леннерт У. Проблемы вопросно-ответного диалога // Новое в


зарубежной лингвистике. Когнитивные аспекты языка. Вып. 23. М., 1988.
С. 258-280.

100. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975.

101. Леонтьев А.Н. Образ мира // Избранные психологические


произведения. М., 1983. Т. 2. С. 251-261.

102. Леонтьев А.Н. Философия психологии. М., 1994.

103. Леонтьев А. А. Язык, речь, речевая деятельность. М., 1969.

104. Леонтьев А.А. Психология общения. М., 1997.

105. Линский Л. Референция и референты И Новое в зарубежной


лингвистике. Логика и лингвистика (Проблемыреференции). Вып. 13. М.,
1982. С. 161-178.

106. Лосев А.Ф. Ранний Платон // Платон. Диалоги. М., 2000. С. 3-65.

107. Льюис Р.Д. Деловые культуры в международном бизнесе. От


столкновения к взаимопониманию. М., 1999.

108. Макаров М.Л. Анализ дискурса в малой группе. Тверь, 1995.

109. Макаров М.Л. Языковой дискурс и психология // Язык и дискурс.


Тверь, 1997. С. 34-45.

110. Макаров М.Л. Интерпретативный анализ дискурса в малой группе.


Тверь, 1998.

111. Максимова Е.П. Высказывание оценки в дискурсе. Тверь, 1997.


112. Маствилискер Э.И. Индивидуальный стиль общения в игровой и
предметной деятельности // Вопр. психологии. М., 1981. № 3. С. 63-70.

113. Минский М. Остроумие и логика когнитивного бессознательного //


Новое в зарубежной лингвистике. Когнитивные аспекты языка. Вып. 23.
М., 1988. С. 281-309.

114. Мурзин Л.Н., Штерн А.С. Текст и его восприятие. Свердловск, 1991.

115. Накорякова К.М. Редактирование материалов массовой информации:


Общая методика. М., 1982.

116. Налимов В.В., Дрогалина Ж.А. Реальность нереального. М., 1995.

117. Наумова Н.Ф. Социальные и психологические аспекты


целенаправленного поведения. М., 1988.

118. Недобух А.С. Вербальные сигналы мены коммуникативных ролей //


Языковое общение: Процессы и единицы. Калинин, 1988. С. 107-1 1 7.

119. Недобух А.С. Формирование межкультурной компетенции //


Лингвистический вестник. Ижевск, 1999. Вып. 1. С. 70-76.

120. Нильсон Н. Принципы искусственного интеллекта. М., 1985.

121. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1988.

122. Остин Дж. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике.


Теория речевых актов. М., 1986. Вып. 17: С. 22-130.

123. Павиленис Р.И. Проблема смысла: Современный логико-философский


анализ языка. М., 1983.

124. Падучева Е.В., Крылов С.А. Дейксис: общетеоретические и


прагматические аспекты // Языковая деятельность в аспекте
лингвистической прагматики. М., 1984. С. 25-96.

125. Падучева Е.В. Высказывание и его соотнесенность с


действительностью. М., 1985.

126. Падучева Е.В. Семантические исследования: семантика времени и


вида в русском языке. М., 1996.

127. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М., 1988.

128. Петров В.В. Обработка языка и логика предикатов. М., 1993.


129. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М., 1969.

130. Платон. Диалоги. М., 2000.

131. Плахов В.Д. Социальные нормы. М., 1985.

132. Пойманова О.В. Семантическое пространство видеовербального


текста: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1997.

133. Попов С.А. Основные проблемы лингвистики текста // Язык и


дискурс. Тверь, 1997. С.48-53.

134. Потебня А.А. Эстетика и поэтика. М., 1972.

135. Почепцов Г.Г. Прагматическое порождение предложения // Ин. яз. в


школе. 1975. № 6. С. 15-25

136. Почепцов Г.Г. (мл.) Коммуникативные аспекты семантики. Киев, 1987.

137. Почепцов Г.Г. (мл.) Коммуникативные технологии XX века. М., 1999.

138. Почепцов Г.Г. (мл.) О коммуникативной типологии адресата //


Речевые акты в лингвистике и методике. Пятигорск, 1986. С.10-17.

139. Почепцов Г.Г. (мл.) Фатическая метакоммуникация // Семантика и


прагматика синтаксических единств. Калинин, 1981. С.52-60.

140. Пушкин А.А. Способы организации дискурса и типология языковых


личностей II Язык, дискурс и личность. Тверь, 1990. С. 50-60.

141. Растригин Л.А., Эренштейн М.Х. Адаптивное обучение с моделью


обучаемого. Рига, 1988.

142. Реферовская Е.А. Коммуникативная структура текста в лексико-


грамматическом аспекте. Л., 1989.

143. Романов А.А. Системный анализ регулятивных средств диалогического


общения. М., 1985.

144. Романов А.А. Иллокутивные знания, иллокутивные действия и


иллокутивные стратегии диалогического текста // Текст в коммуникаг^ии.
М., 1991. С.82-100.

145. Романов А.А. Ролевая характеристика говорящего в диалоге П Язык и


человек. Сочи, Краснодар, 1995. С. 44-45.
146. Сафаров Ш. Этносоциопрагматика речевого общения: Автореф. дис. .
докт. филол. наук. Л., 1991.

147. Сахарный Л.В. Введение в психолингвистику. Л., 1989.

148. Сенкевич М.П. Культура радио- и телевизионной речи. М., 1997.

149. Серл Дж.Р. Классификация речевых актов // Новое в зарубежной


лингвистике. Теория речевых актов. М.,1986. Вып. 17. С. 170-194.

150. Серл Дж. Р. Референция как речевой акт II Новое в зарубежной


лингвистике. Логика и лингвистика (Проблемы референции). Вып. 13. М.,
1982. С. 179-202.

151. Сильдмяэ И. Я. Знание (когитология). Таллин, 1987.

152. Слобин Д., Грин Дж. Психолингвистика. М., 1976.

153. Сметюк И.Н. Диалогический текст: коммуникативно-лингвистический


и лингводидактический аспекты: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Пермь,
1994.

154. Сопер П. Основы искусства речи. Ростов-на-Дону, 1995.

155. Сорокин Ю.А., Тарасов Е.Ф., Шахнарович A.M. Теоретические и


прикладные проблемы общения. М., 1979.

156. Соссюр Ф. де Труды по языкознанию. М., 1977.

157. Степанов Ю.С. Французская стилистика. М., 1965.

158. Степанов Ю.С. Методы и принципы современной лингвистики. М.,


1975.

159. Степанов Ю.С. Имена. Предикаты. Предложения: семиологическая


грамматика. М., 1981.

160. Степанов Ю.С. В трехмерном пространстве языка: Семиотические


проблемы лингвистики, философии, искусства. М., 1995.

161. Степанов Ю.С. Язык и метод: К современной философии языка. М.,


1998.

162. Стросон П.Ф. Намерения и конвенции в речевых актов // Новое в


зарубежной лингвистике. Теория речевых актов. Вып. 17. М., 1986. С. 131-
150.
163. Стросон П.Ф. О референции // Новое в зарубежной лингвистике.
Логика и лингвистика (Проблемы референции). Вып. 13: М., 1982. С.
109133.

164. Сусов И.П. О двух путях исследования содержания текста //


Значение и смысл речевых образований. Калинин, 1979. С. 90-103.

165. Сусов И.П. Семантика и прагматика предложения. Калинин, 1980.

166. Сусов И.П. К предмету прагмалингвистики // Содержательные


аспекты предложения и текста. Калинин, 1983. С. 3-15.

167. Сусов И.П. Коммуникативно-прагматическая лингвистика и ее


единицы // Прагматика и семантика синтаксических единиц. Калинин,
1984. С.3-12.

168. Сусов И.П. Языковое общение и лингвистика // Прагматические и


семантические аспекты синтаксиса. Калинин, 1985. С. 3-12.

169. Сусов И.П. Прагматическая структура высказывания // Языковое


общение и его единицы. Калинин, 1986. С. 7-11.

170. Сусов И.П. Лингвистика между двумя берегами // Языковое общение:


Единицы ирегулятивы. Калинин, 1987. С. 9-14.

171. Сусов И.П. Личность как субъект языкового общения // Личностные


аспекты языкового общения. Калинин, 1989. С. 9-16.

172. Сусов И.П. Семиотика и лингвистическая прагматика II Язык, дискурс


и личность. Тверь, 1990. С. 125-133.

173. Сухих С.А. Аспект отношения в диалоге // Высказывание и дискурс в


прагмалингвистическом аспекте. Киев, 1989а. С. 89-94.

174. Сухих С.А. Языковая личность в диалоге // Личностные аспекты


языкового общения. Калинин, 1989b. С.82-87.

175. Сухих С.А. Прагмалингвистическое измерение коммуникативного


процесса: Автореф. дис. . док. филол.наук. Краснодар, 1998.

176. Сухих С.А. Семантическая организация текста и принципы ее анализа


// Логико-семантические и прагматические проблемы текста. Красноярск,
1990а. С. 13-26.

177. Сухих С.А. Типология языкового общения // Язык, дискурс и


личность. Тверь, 1990b. С.46-49.
178. Теньер JI. Основы структурного синтаксиса. М., 1988.

179. Тогоева С.И. Психолингвистические проблемы неологии. Тверь, 2000.

180. Тондл JI. Проблемы семантики. М., 1975.

181. Трескова С.И. Социолингвистические проблемы массовой


коммуникации. М., 1989.

182. Трубецкой Н.С. Вавилонская башня и смешение языков // Изв. АН


СССР. Сер. лит. и яз. М.,1990. Т. 49. № 2. С 152-160.

183. Ушакова Т.Н. и др. Речь человека в общении. М., 1989. С. 149-153.

184. Филлмор Ч. Дело о падеже открывается вновь // Новое в зарубежной


лингвистике. Лингвистическая семантика. Вып. 10. М., 1981. С 495530.

185. Филлмор Ч. Основные проблемы лексической семантики // Новое в


зарубежной лингвистике. Прикладная лингвистика. Вып. 12. М., 1983. С.
74-121.

186. Филлмор Ч. Фреймы и семантика понимания // Новое в зарубежной


лингвистике. Когнитивные аспекты языка. Вып. 23. М., 1988. С. 52-92.

187. Холодович А.А. Проблемы грамматической теории. Л., 1979.

188. Хомский Н. Язык и мышление. М., 1972.

189. Чахоян Л.П., Дедикова О.Е. Личность адресанта в высказываниях о


самом себе // Язык, дискурс и личность. Тверь, 1990. С. 73-78.

190. Чейф У.Л. Значение и структура языка. М., 1975.

191. Чейф У.Л. Память и вербализация прошлого опыта // Новое в


зарубежной лингвистике. Прикладная лингвистика. Вып. 12. М., 1983.
С.35-73.

192. Чинчлей Г.С. Соотношение минимальных значимых единиц языковой


структуры. Кишинев, 1975.

193. Шапиро Р.Я. Нам не дано предугадать как слово наше отзовется //
Языковое общение и его единицы. Калинин, 1986. С.40-44.

194. Шведова М.Ю. Очерки по синтаксису русской разговорной речи. М.,


1960.
195. Шмелева Т.В., Шмелев А.Д. Прагматические аспекты теории
референции // Языковая деятельность в аспекте лингвистической
прагматики. М., 1984. С. 97-136.

196. Щерба JI.B. Языковая система и речевая деятельность. Д., 1974.

197. Ыйм Х.Я. Рассуждения и порождение реплик диалога // Текст в


коммуникации. М., 1991. С. 101-108.

198. Якобсон P.O. К языковедческой проблематике сознания и


бессознательности // Бессознательное: природа, функции, методы
исследования. Тбилиси, 1978. Т. 3. С. 156-167.

199. Якобсон Р. Мозг и язык // Избранные работы. М., 1985. С. 270-286.

200. Якубинский Л.П. О диалогической речи П Избранные работы. Язык и


его функционирование. М., 1986.

201. Якушин Б.В. Слово. Понятие. Информация: Гносеологие вопросы


разработки информационных систем. М., 1975.

202. Яноушек Я. Некоторые социально-психологические вопросы


проблемного диалога // Общая и прикладная психолингвистика. М., 1974.
С.15-27.

203. Ястрежебский В.Р. Методологические аспекты лингвистического


анализа диалога // Диалог: Теоретические проблемы и методы
исследования. М., 1991. С. 82-99.

204. Austin J.L. How to Do Things with Words. Oxford, 1962.

205. Austin J.L. Performative Costative // Philosophy and Ordinary Language.


Urbana, 1963. P. 22-54.

206. Beaugrande R. Text, Discourse and Process. London, 1980.

207. Beyer К. Sprechen und Situationen. Tubingen, 1977.

208. Beyer K., Fraser C. Speech as a marker of situation // Social markers in


speech. Cambridge; Paris, 1979. P. 33-62.

209. Bischof W.E. Psychology of language and memory // Computatial


semantics. New York, 1978. P. 185-209.

210. Brosnahan S. Russian and English Nonverbal Communication. M., 1998.


211. Brown G., Yule G. Discourse Analysis. Cambridge, 1983. P. 173-208.

212. Chafe W.L. Creativity in verbalization and it's implication for the nature of
stored knowledge // Discourse Production and Comprehension. New Jersey,
1982. P. 41-55.

213. Cicourel A.V. Sprache in der sozialen Interaktion. Miinchen, 1975.

214. Cohen L.J. Speech acts // Current Trends in Linguistics. Hague; Paris,
1974.

215. Dijk T.A. van, Kintch W. Strategies of Discourse Comprehension. The


Hague, 1983.

216. Edmonson W. Spoken Discouse: A Model for Analysis. London, 1981.

217. Fillmore Ch. Verbs of judging: an exercise in semantic description //


Studies in Linguistics Semantics. New York, 1971. P. 275-286.

218. Fowler R. Language in the News. Discourse and Ideology in the Press.
London; New York, 1991.

219. Freedman N., Grend S. Communicative Structure and Psychic Structures.


New York; London, 1977.

220. Geckeler H. Struturelle Semantic und Wortfeldtheorie. Miinchen, 1971.

221. Gipper H. Das aprachlich Feld // Grammatik der deutschen Gegenwart-


sprach. Mannheim, 1973. Vol. 4.

222. Goffman E. Forms of Talk. Philadelphia, 1983.

223. Goldman E.F. Psycholinguistics. Experiments in Spontaneous Speech.


London; New York, 1968.

224. Goodwin С. Conversational Organization: Interaction between Speakers


and Hearers. New York, 1981.

225. Habermas J. Was hei(3t Universalpragmatik // Sprachpragmatik und


Phi-losophie. Frankfurt a. M., 1976. S. 174-260.

226. Hauser M.D. The Evolution of Communication. Cambridge; London, 1996.

227. Henne H. Einftihrung in die Gesprachsanalyse. Berlin; New York, 1979.

228. Hermann Th. Sprachen und Situationen. Berlin; New York, 1982.
229. Hindelang G. Einfiihrung in die Sprechaktteorie. Tubingen 1983.

230. Knobloch C. Sprachpsychologie. Tuebingen,1984.

231. Lehner W.G. The role of scripts in understanding // Frame Conceptions


and Text Understanding. Berlin; New York, 1980. P. 79-95.

232. Liberman A.M. Speech: a Special Code. London, 1996.

233. Nilson D.L.F. Toward a Semantic Specification of Case. The Hague; Paris,
1972.

234. Norrick N.R. Conversational and nonconversational maxims // Sprach:


Verstehen und Handeln. Tubingen, 1981. Bd. 2. S. 185-192.

235. Olson S.E. Psychopathology, interaktion and pragmatic linguistic // Prag-


malinguistics: Theories and Practics. Paris; New York, 1979. P. 233-253.

236. Paivio A. Psychology of Language. Englewood Cliffs, 1981.

237. Pask G. Conversation Theorie. Amsterdam; Oxford; New York, 1976.

238. Pfeifer D.E. The questions of reference in writings of J.H. Fodor and J.J.
Katz. FL, 1966. Vol. 2. P. 177-206.

239. Regier T. The Human Semantic Potential: Spatial Language and


Connectionism. Cambridge; London, 1996.

240. Rehbein J. Komplexes Handeln: Elemente zur Handlungstheorie der Spra-


che. Stuttgart, 1977.

241. Rosengren J. Einlinigkeit als strategisches Prinzip // Lunder Sivposium


1982. Stockholm, 1983. S. 353-356.

242. Ross J. The Semantics of Media. Kliwer, 1997.

243. Sadock J.M. Toward a Linguistic Theorie of Speech Act. New York, 1974.

244. Sager S.F. Sprach und Beziehung. Tubingen, 1981.

245. Schank R., Birnbaum L., Mey J. Integrating semantics and pragmatics //
Preprints of the Plenary Session Papers: The 13-th Internation Congress of
Linguistics. Tokyo, August 29 September 4. Tokyo, 1982. P. 129-140.

246. Schleker M. Strategien alltaglicher Sprechhandlungen // Texproduktion


und Textrezeption. Tuebingen, 1983. S. 81-89.
247. Schwarz H., Kandler G. Sprach Schltissel zur Welt. Dusseldorf, 1959.

248. Schwitalla J. Die Beratungsstrategie // Sprache und Pragmatik: Lunder


Simposium 1982. Stockholm, 1983. S. 327-341.

249. Searle J.R. Speech Acts. Cambridge, 1969.

250. Searle J.R. Indirect Speech Acts // Syntax and semantica. New York;
London. 1975. Vol. 3.

251. Searle J.R. Classification of Illocutionary Acts // Language and Society,


1976. Vol. 1.

252. Spender D. Man Made Language. London; Keganpool, 1992.

253. Tannen D. You Just Don't Understand. London; Virago, 1992.

254. Toward the Twenty-First Century: The Future of Speech Communication.


New Jersey, 1995.

255. Watzlawick P., Hnemick J. Pragmatics of Human Communication. New


York, 1967.

256. Wierzbicka A. Cross-cultural Pragmatics: The Semantics of Human


Interaction. Berlin; New York, 1991.

257. Wunderlich D. Studien zur Sprechakttheorie. Frankfurt a. M., 1976a.

258. Wunderlich D. Veber Konsequzen von Sprechhandlungen // Sprachprag-


matik und Philosophie. Frankfurt a. M., 1976b. S. 441-462.

Оценить