Вы находитесь на странице: 1из 355

Иосиф Виссарионович Сталин

В.  Кувшинов
И. В. Сталин. Цитаты
 
 
Текст предоставлен издательством
http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=7620270
И. В. Сталин. Цитаты: Кувшинов; Санкт-Петербург; 2017
ISBN 978-5-00071-633-5
 

Аннотация
Данный сборник содержит цитаты из работ И. В. Сталина
и охватывает период с 1901 по 1952 годы. Рассматривается
довольно широкий круг вопросов. Все работы взяты из открытых
источников. Предназначено для читателей, интересующихся
отечественной историей.
Содержание
От составителя 6
Об Америке и Англии 9
Об американских кредитах 17
Об анархистах 22
Об атомном оружии 25
О бережливости 29
О Брестском мире 37
О буржуазии и капиталистах 39
О власти и кризисе власти 45
О водке 47
О вождях и дисциплине 50
О войне с Финляндией 54
Великая Отечественная война 58
Об отношениях с Германией перед войной 58
О современной войне 62
Перед нападением Германии 67
Начало войны 73
Причины неудач Красной армии 94
Об успехах Германии в войне 98
О дисциплине и заградотрядах 105
О ведении боевых действий 114
Об эвакуации 123
О снабжении населения 126
 
 
 
Положения о штрафных батальонах и 129
штрафных ротах
Об обороне Ленинграда 133
О работе в тылу 141
О сообщниках Германии 145
О помощи Запада 150
О военных действиях союзников 163
Об отношениях с союзниками 171
О втором фронте 188
Перелом в ходе войны 203
О выходе на государственную границу СССР 220
О сепаратных переговорах 222
Об отношениях с Польшей 231
Предпосылки победы 245
О капитуляции Германии 260
Окончание войны 264
О послевоенном устройстве мира 270
О репарациях 302
О военных преступниках 314
Причины и характер второй мировой войны 315
Итоги войны 319
О врагах 322
О Временном правительстве 346
О Государственной Думе 350
Конец ознакомительного фрагмента. 355

 
 
 
Иосиф Сталин
И. В. Сталин. Цитаты
© Кувшинов В., сост., 2017
© ООО «Литео», 2017

 
 
 
 
От составителя
 
Слава Богу, сейчас литературы о Сталине много. Лите-
ратуры различной как по уровню, так и по направлению.
Закончилось время возвеличивания, прошло время ниспро-
вержения, время забвения тоже пронеслось. Много книг о
Сталине. О нём пишут, про него рассказывают, на него ссы-
лаются… Да вот беда: самому Сталину слово не дают. Ес-
ли цитаты и включаются в текст, то очень кратко и подчас
эти самые цитаты вырываются из контекста. Так хлеще по-
лучается. А ведь фраза, вырванная из общего смысла, может
приобрести направленность противоположную. За приме-
ром далеко не пойдём. Откроем первый том сочинений Ста-
лина (известное 13-томное собрание сочинений, то, которое
начали ещё при жизни Иосифа Виссарионовича). Страница
290. Читаем:
Что не сделает закон, то должна восполнить пуля!

Какое прекрасное доказательство “кровожадности”! Да


вот какая неувязочка. Есть следующая фраза. Полностью
указанная цитата звучит вот как:
Что не сделает закон, то должна восполнить пуля!
Так думает царское правительство.
(«Фабричное законодательство и пролетарская борьба»
т.1 стр.290.)
 
 
 
Разница смыслов видна. Составитель при работе над на-
стоящим сборником старался брать фразы в том контексте, в
котором они были написаны. Может быть, это утяжелило ци-
таты. Это невелика беда. Гораздо важнее не исказить смысл
написанного! Кроме того, полностью сохранена оригиналь-
ная орфография и пунктуация.
Настоящий сборник ни в коей мере не является попыт-
кой научного изучения литературного наследия И. В. Ста-
лина. Составитель, как человек далёкий от каких-либо по-
литических пристрастий и личных антипатий, взял на себя
труд по возможности беспристрастно обработать материал
и выписать некоторые мысли. Работа велась не только по
собранию сочинений И. В. Сталина (И. В. Сталин. Сочине-
ния. Государственное издательство политической литерату-
ры. Москва, 1953 г.), но и по тем дополнительным томам,
что вышли в последнее время, В настоящий сборник вошли
цитаты из 18 томов Собрания сочинений. Указанные тома
охватывают период с 1901 по 1952 год. В сборник вошли
также материалы Ялтинской, Тегеранской и Потсдамской
конференций, переписка И.  В.  Сталина и премьер-мини-
страми Великобритании и президентами Соединённых Шта-
тов Америки.
Интерес к личности Сталина в обществе налицо, и соста-
витель надеется, что и к слову Сталина интерес также будет
проявлен. Итак…
 
 
 
Предоставим слово документу.
(«Заговор против революции» т.3 стр.347.)

Составитель В. Кувшинов

 
 
 
 
Об Америке и Англии
 
Экономические системы в Германии и США одинаковые,
но, тем не менее, между ними возникла война. Экономиче-
ские системы США и СССР различны, но они не воевали
друг с другом, а сотрудничали во время войны. Если две раз-
ные системы могли сотрудничать во время войны, то почему
они не могут сотрудничать в мирное время? Конечно, подра-
зумевается, что если будет желание сотрудничать, то сотруд-
ничество вполне возможно при разных экономических си-
стемах. Но если нет желания сотрудничать, то даже при оди-
наковых экономических системах государства и люди могут
передраться.
(«Интервью с господином Стассеном 9 апреля 1947 года»
т.16)

…дела в США обстоят неплохо. Америка защищена дву-


мя океанами. На севере с ней граничит слабая страна Кана-
да, а на юге – слабая страна Мексика. Соединенным Шта-
там нечего их бояться. После войны за независимость США
в течение 60 лет не воевали, пользовались миром. Все это
помогло быстрому развитию США. Кроме того, население
США состоит из людей, давно уже освободившихся от гне-
та королей и земельной аристократии. Это обстоятельство
также облегчило бурное развитие США.
 
 
 
…два конкурента США на мировых рынках – Япония и
Германия – устранены. В результате этого спрос на амери-
канские товары возрастет, и это создаст благоприятные усло-
вия для развития США. Такие рынки, как Европа, Китай и
Япония, открыты для США. Это поможет США. Таких усло-
вий раньше никогда не было.
(«Интервью с господином Стассеном 9 апреля 1947 года»
т.16)

Теоретически, конечно, не исключено, что можно в усло-


виях капитализма понемногу, шаг за шагом, идти к той це-
пи, которую Вы называете социализмом в англо-саксонском
толковании этого слова. Но что будет означать этот “соци-
ализм”? В лучшем случае – некоторое обуздание наиболее
необузданных отдельных представителей капиталистическо-
го профита, некоторое усиление регулирующего начала в на-
родном хозяйстве. Все это хорошо. Но как только Рузвельт
или какой-либо другой капитан современного буржуазного
мира захочет предпринять что-нибудь серьезное против ос-
нов капитализма, он неизбежно потерпит полную неудачу.
Ведь банки не у Рузвельта, ведь промышленность не у него,
ведь крупные предприятия, крупные экономии – не у него.
Ведь все это является частной собственностью. И железные
дороги, и торговый флот – все это в руках частных хозяев. И,
наконец, армия квалифицированного труда, инженеры, тех-
ники, они ведь тоже не у Рузвельта, а у частных хозяев, они
 
 
 
работают на них. Нельзя забывать о функциях государства
в буржуазном мире. Это – институт организации обороны
страны, организации охраны “порядка”, аппарат собирания
налогов. Хозяйство же в собственном смысле мало касает-
ся капиталистического государства, оно не в его руках. На-
оборот, государство находится в руках капиталистического
хозяйства. Поэтому я боюсь, что Рузвельт, несмотря на всю
свою энергию и способности, не добьется той цели, о кото-
рой Вы говорите, если вообще у него есть эта цель. Может
быть, через несколько поколений можно было бы несколько
приблизиться к этой цели, но я лично считаю и это малове-
роятным.
(«Беседа с английским писателем Г. Д. Уэллсом 23 июля
1934 года» т.14)

Сталин. Торгаши никогда не отличались храбростью,


ведь мертвецам деньги не нужны. А других идеалов у англи-
чан и американцев нет. Когда над всем господствует нажи-
ва, умирать трудно, потому что не за что. Вот они и спасают
шкуры.
(«Беседа с А. М. Лавровым 12 июня 1941 года» т.15)

В наши задачи входило раньше американцев вступить в


Прагу. Американцы очень торопились, но благодаря рейду
Конева удалось обогнать их и попасть раньше, перед самым
падением Праги. Американцы бомбили чехословацкую про-
 
 
 
мышленность. Этой линии американцы держались везде в
Европе. Для них было важно уничтожить конкурирующую с
ними промышленность. Бомбили они со вкусом!
(«Запись беседы с С. М. Эйзенштейном и Н. К. Черкасо-
вым по поводу фильма “Иван Грозный” 26 февраля 1947 го-
да» т.18)

По сути дела господин Черчилль стоит теперь на пози-


ции поджигателей войны. И господин Черчилль здесь не оди-
нок, – у него имеются друзья не только в Англии, но и в Со-
единенных Штатах Америки.
Следует отметить, что господин Черчилль и его друзья
поразительно напоминают в этом отношении Гитлера и его
друзей. Гитлер начал дело развязывания войны с того, что
провозгласил расовую теорию, объявив, что только люди, го-
ворящие на немецком языке, представляют полноценную на-
цию. Господин Черчилль начинает дело развязывания вой-
ны тоже с расовой теории, утверждая, что только нации, го-
ворящие на английском языке, являются полноценными на-
циями, призванными вершить судьбы всего мира. Немецкая
расовая теория привела Гитлера и его друзей к тому выводу,
что немцы как единственно полноценная нация должны гос-
подствовать над другими нациями. Английская расовая тео-
рия приводит господина Черчилля и его друзей к тому вы-
воду, что нации, говорящие на английском языке, как един-
ственно полноценные должны господствовать над остальны-
 
 
 
ми нациями мира.
По сути дела господин Черчилль и его друзья в Англии
и США предъявляют нациям, не говорящим на английском
языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство
добровольно, и тогда все будет в порядке, – в противном слу-
чае неизбежна война.
Но нации проливали кровь в течение пяти лет жестокой
войны ради свободы и независимости своих стран, а не ради
того, чтобы заменить господство Гитлеров господством Чер-
чиллей. Вполне вероятно поэтому, что нации, не говорящие
на английском языке и составляющие вместе с тем громад-
ное большинство населения мира, не согласятся пойти в но-
вое рабство.
Трагедия господина Черчилля состоит в том, что он как
закоренелый тори не понимает этой простой и очевидной ис-
тины.
Несомненно, что установка господина Черчилля есть
установка на войну, призыв к войне с СССР.
(«Ответ корреспонденту “Правды”, 1946 год» т.16)

Господин Черчилль утверждает, что “Варшава, Берлин,


Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София – все эти
знаменитые города и население в их районах находятся в
советской сфере и все подчиняются в той или иной форме
не только советскому влиянию, но и в значительной степени
увеличивающемуся контролю Москвы”. Господин Черчилль
 
 
 
квалифицирует все это как не имеющие границ “экспансио-
нистские тенденции” Советского Союза.
Не требуется особого труда, чтобы показать, что господин
Черчилль грубо и беспардонно клевещет здесь как на Моск-
ву, так и на поименованные соседние с СССР государства.

Немцы произвели вторжение в СССР через Финляндию,
Польшу, Румынию, Венгрию. Немцы могли произвести втор-
жение через эти страны потому, что в этих странах существо-
вали тогда правительства, враждебные Советскому Союзу.
В результате немецкого вторжения Советский Союз безвоз-
вратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немец-
кой оккупации и угону советских людей на немецкую катор-
гу около семи миллионов человек. Иначе говоря, Советский
Союз потерял людьми в несколько раз больше, чем Англия
и Соединенные Штаты Америки, вместе взятые. Возмож-
но, что кое-где склонны предать забвению эти колоссальные
жертвы советского народа, обеспечившие освобождение Ев-
ропы от гитлеровского ига. Но Советский Союз не может за-
быть о них. Спрашивается, что же может быть удивительно-
го в том, что Советский Союз, желая обезопасить себя на бу-
дущее время, старается добиться того, чтобы в этих странах
существовали правительства, лояльно относящиеся к Совет-
скому Союзу? Как можно, не сойдя с ума, квалифицировать
эти мирные стремления Советского Союза как экспансио-
нистские тенденции нашего государства?
 
 
 
(«Ответ корреспонденту “Правды”, 1946 год» т.16)

Г-н Моррисон утверждает, что русские отказались от со-


трудничества с англичанами в германском вопросе, в вопро-
се восстановления Европы. Это сущая неправда. Едва ли сам
г-н Моррисон верит в свое заявление. На самом деле, как
известно, отказались от сотрудничества не русские, а англи-
чане и американцы, так как они знали, что русские не пой-
дут на восстановление фашизма в Германии, на превраще-
ние Западной Германии в базу для агрессии.
Что касается сотрудничества в деле экономического вос-
становления Европы, то СССР не только не отказывался
от такого сотрудничества, а, наоборот, сам предлагал его
осуществить на началах равноправия и соблюдения сувере-
нитета европейских стран без какого-либо диктата извне,
без диктата Соединенных Штатов Америки, без закабаления
стран Европы Соединенными Штатами Америки.
(«По поводу заявления господина Моррисона» т.18)
Итак, американцы и англичане объявили нам широкомас-
штабную тайную войну… Впрочем, начиная с победы Ок-
тябрьской революции, они ее никогда и не прекращали. Раз-
ве что, напуганные Гитлером, несколько притушили ее огонь
в годы второй мировой войны. Ну что же, раз американцы и
англичане хотят тайной войны – они ее получат.
(«Беседа с А. М. Лавровым и А. М. Джугой (август 1950
года)» т.16)
 
 
 
Американцы хотят все подчинить себе. Но Америку ни в
одной столице не уважают.
(«Выступление на заседании бюро Президиума ЦК КПСС
27 октября 1952 года» т.18)

 
 
 
 
Об американских кредитах
 
ПБ, видимо, не учитывает больших изменений, проис-
шедших в последнее время в международном мире. Самое
важное из этих изменений состоит в том, что влияние САСШ
начало падать как в Китае – в пользу Японии, так и в Евро-
пе (особенно после прихода к власти Фон-Папена) – в поль-
зу Франции. Это – очень важное обстоятельство. В связи с
этим САСШ будут искать связи с СССР. И они уже ищут их.
Одно из доказательств – приезд Ланкастера, представителя
одного из самых сильных банков Америки. Учтите это новое
обстоятельство.
(«Письмо Л.  М.  Кагановичу (ранее 12 июня 1932 года)»
т.17)

Записка Андрейчина об его беседе с Ланкастером заслу-


живает внимания. Эта записка, как и вторая беседа Межла-
ука, свидетельствуют о том, что в Америке назревает или
уже назрело дело о признании СССР и предоставлении нам
кредита или займа. Пусть Межлаук, Пятаков и Калманович
сделают Ланкастеру примерно следующее заявление: пер-
вое, мы согласны в виде исключения нарушить оправданную
опытом традицию и идем на переговоры о займе, не дожи-
даясь официального признания СССР; второе, пусть дают
нам заем в сто-двести миллионов рублей на восемь лет из
 
 
 
семи процентов; третье, пусть прибавят к этим процентам
пять процентов годовых в возмещение претензий банка так,
чтобы нам пришлось платить ежегодно не более двенадцати
процентов в продолжение восьми лет, чем и должны быть
исчерпаны все претензии банка; четвертое, при этих услови-
ях мы согласны часть заказов теперь же передать в Америку,
если цены и условия кредита будут приемлемые, причем бу-
дет учтена заинтересованность национального банка в полу-
чении заказов известными фирмами.
Как вы думаете, можно нам пойти на такие условия. Я ду-
маю, что можно.
(«Телеграмма Л. М. Кагановичу, В. М. Молотову 9 июня
1932 года» т.17)

Нужно немедля поднять в печати кампанию насчет бо-


гатейших перспектив стерлитамакской, ухтинской и эмбин-
ской нефти. Нужно на протяжении ряда номеров “Известий”
прокричать о богатейших залежах нефти в этих районах и
о том, что при таких богатых перспективах придется боль-
шую часть грозненской, майкопской и бакинской нефти по-
вернуть на экспорт.
Надо устроить ряд интервью с геологами, особенно с Губ-
киным, с Косиором и Ганшиным с заявлением о небыва-
лых запасах нефти в восточных районах. Вполне возможно,
что такая кампания заставит англо-американских нефтяни-
ков возобновить переговоры и пойти на уступки нам.
 
 
 
(«Телеграмма Л. М. Кагановичу, В. М. Молотову 9 июня
1932 года» т.17)

Насчет шума по поводу нефти вышло у Вас неплохо. Обя-


зательно добавьте к названным в “Правде” новым источни-
кам нефти на востоке еще один источник – Якутию. Я посы-
лаю Вам соответствующее сообщение Орготдела ЦК о неф-
ти в Якутии. Я думаю, что указание Староватова не лишено
основания. Помимо шума о нефти, мне кажется, что нефть в
Якутии (а там есть нефть) для нас прямо благодеяние, цен-
ная находка. Обратите на это дело серьезное внимание.
(«Письмо Л. М. Кагановичу 15 июня 1932 года» т.17)

САСШ – дело сложное. Поскольку они пытаются вовлечь


нас лаской в войну с Японией, мы их можем послать к мате-
ри. Поскольку же нефтяники САСШ согласны дать нам 100
миллионов рублей в кредит, не требуя от нас политических
компенсаций, – было бы глупо не брать от них денег.
(«Письмо В. М. Молотову 19 июня 1932 года» т.17)

Беседу с Ланкастером читал. По-моему, мы должны ста-


раться получаемый кредит, который Ланкастер считает кре-
дитом для обслуживания наших заказов в Америке, превра-
тить фактически в заем, максимально свободный от обяза-
тельств. В связи с этим надо заявить Ланкастеру, что при
получении 50 миллионов долларов на 8 лет из 7 процентов
 
 
 
годовых плюс 5 процентов добавочных мы можем использо-
вать для заказов в Америке максимум 5–7 процентов суммы
кредита. Это, конечно, не понравится ему. Но тогда надо за-
явить ему, что мы могли бы использовать на заказы в Амери-
ке 15–20 процентов суммы кредита, если получим 100 мил-
лионов долларов сроком на 10 лет и при обязательном сни-
жении добавочного процента с пяти до трех. На этом надо
стоять крепко и посмотреть, как будет реагировать Ланка-
стер. Теперь ясно, что главная забота Ланкастера – это раз-
мер заказов в Америке. По этому месту и надо бить его.
(«Телеграмма Л. М. Кагановичу, В. М. Молотову 21 июня
1932 года» т.17)

Надо настаивать на второй схеме предложения в отноше-


нии Ланкастера (100 миллионов долларов, 10 лет сроку, 3 %
(а не 5 %) добавочных, 15–20 % заказов от 100 миллионов
долларов). Эта схема нам выгодна. Она выгодна и Ланкасте-
ру, так как дает ему заказов на 40 миллионов руб., вместо
5–7 миллионов руб. по первой схеме, а сумму его претензий
подымает до 60 миллионов руб. (вместо 40 миллионов руб.
по первой схеме). В крайнем случае, можно пойти на увели-
чение заказов до 25 % от суммы кредита, ни в коем случае
не отступая от других условий второй схемы. Я думаю, что
Ланкастер вынужден будет пойти на эту схему, так как ос-
новной вопрос для Ланкастера (и его банка) – это привлече-
ние больших заказов для закрываемых заводов в Америке и
 
 
 
оживление промышленности, спасение заводов от краха.
(«Письмо Л.  М.  Кагановичу (после 21 июня 1932 года)»
т.17)

Читал последнюю беседу с Ланкастером. Схемы Ланка-


стера неприемлемы. Мы можем пойти на частичное удовле-
творение претензий частного банка лишь при условии по-
лучения большого займа. Это основная наша предпосылка.
Без такой комбинации соглашение исключено. Поэтому мы
должны стоять твердо на базе нашей схемы, предложенной
Ланкастеру 27 июня. Можно, в крайнем случае, пойти на
увеличение наших заказов в Америке до 30 процентов от
займа, а в случае признания СССР – до 35 процентов.
(«Телеграмма Л. М. Кагановичу, В. М. Молотову 1 июля
1932 года» т.17)

 
 
 
 
Об анархистах
 
Дело не в том, за кем сегодня идёт бо́льшая или мень-
шая «масса», – дело в существе учения. Если «учение» анар-
хистов выражает истину, тогда оно, само собой разумеет-
ся, обязательно проложит себе дорогу и соберёт вокруг себя
массу. Если же оно несостоятельно и построено на ложной
основе, оно долго не продержится и повиснет в воздухе.
(«Анархизм или социализм?» т.1 стр.295.)

Мы против анархистов принципиально, но, поскольку за


анархистами стоит хотя и небольшая часть рабочих, они име-
ют такое же право на существование, как, скажем, меньше-
вики и эсеры.
(«Против разрозненных демонстраций» т.3 стр.88.)

Можно и нужно защищать право организаций, в том числе


и анархистов, на существование, когда хотят их оставить без
крова. Но сливаться с анархистами и предпринимать вместе
с ними безрассудные выступления, заранее обречённые на
неудачу, – это недопустимо и преступно со стороны созна-
тельных рабочих.
(«Против разрозненных демонстраций» т.3 стр.89.)

Ясно, что анархисты не поняли диалектического метода


 
 
 
Маркса и Энгельса, – они выдумали свою собственную диа-
лектику и именно с нею и сражаются так беспощадно.
Нам остаётся только смеяться, глядя на это зрелище, ибо
нельзя не смеяться, когда видишь, как человек борется со
своей собственной фантазией, разбивает свои собственные
вымыслы и в то же время с жаром утверждает, что он разит
противника.
(«Анархизм или социализм?» т.1 стр.310.)

Одно из двух: либо г-да анархисты и в глаза не видели вы-


шеуказанных работ Маркса и Энгельса и занимаются “кри-
тикой” по наслышке, тибо они знакомы с указанными труда-
ми Маркса и Энгельса, но заведомо лгут.
(«Анархизм или социализм?» т.1 стр.361.)

Конечно, анархисты вольны замечать или не замечать эти


факты, они могут даже на песчаном берегу не замечать пес-
ка, – это их право.
(«Анархизм или социализм?» т.1 стр.305.)

Одно из двух: либо анархисты обманывают сами себя, ли-


бо не ведают, что говорят.
(«Анархизм или социализм?» т.1 стр.305.)

Нет, этим путём анархисты не докажут ничего, кроме соб-


ственного невежества.
 
 
 
(«Анархизм или социализм?» т.1 стр.303.)

 
 
 
 
Об атомном оружии
 
Я не считаю атомную бомбу такой серьезной силой, ка-
кой склонны ее считать некоторые политические деятели.
Атомные бомбы предназначены для устрашения слабонерв-
ных, но они не могут решать судьбы войны, так как для это-
го совершенно недостаточно атомных бомб. Конечно, моно-
польное владение секретом атомной бомбы создает угрозу,
но против этого существует по крайней мере два средства:
а) монопольное владение атомной бомбой не может продол-
жаться долго; б) применение атомной бомбы будет запреще-
но.
(«Ответы на вопросы, заданные московским корреспон-
дентом “Санди Таймс” господином А.  Вертом, полученные
17 сентября 1946 года» т.16)

Вопрос. Что Вы думаете о шуме, поднятом на днях в ино-


странной прессе в связи с испытанием атомной бомбы в Со-
ветском Союзе?
Ответ. Действительно, недавно было проведено у нас ис-
пытание одного из видов атомной бомбы. Испытание атом-
ных бомб различных калибров будет проводиться и впредь
по плану обороны нашей страны от нападения англо-амери-
канского агрессивного блока.
Вопрос. В связи с испытанием атомной бомбы различные
 
 
 
деятели США поднимают тревогу и кричат об угрозе без-
опасности США. Есть ли какое-либо основание для такой
тревоги?
Ответ. Для такой тревоги нет никаких оснований. Дея-
тели США не могут не знать, что Советский Союз стоит не
только против применения атомного оружия, но и за его за-
прещение, за прекращение его производства. Как известно.
Советский Союз несколько раз требовал запрещения атом-
ного оружия, но он каждый раз получал отказ от держав
Атлантического блока. Это значит, что в случае нападения
США на нашу страну правящие круги США будут приме-
нять атомную бомбу. Это именно обстоятельство и вынуди-
ло Советский Союз иметь атомное оружие, чтобы во всеору-
жии встретить агрессоров.
Конечно, агрессоры хотят, чтобы Советский Союз был
безоружен в случае их нападения на него. Но Советский Со-
юз с этим не согласен и думает, что агрессора надо встретить
во всеоружии.
Следовательно, если США не думают нападать на Совет-
ский Союз, тревогу деятелей США нужно считать беспред-
метной и фальшивой, ибо Советский Союз не помышляет о
том, чтобы когда-либо напасть на США или на какую-либо
другую страну.
Деятели США недовольны тем, что секретом атомного
оружия обладают не только США, но и другие страны, и
прежде всего Советский Союз. Они бы хотели, чтобы США
 
 
 
были монополистами по производству атомной бомбы, что-
бы США имели неограниченную возможность пугать и шан-
тажировать другие страны. Но на каком собственно основа-
нии они так думают, по какому праву? Разве интересы со-
хранения мира требуют подобной монополии? Не вернее ли
будет сказать, что дело обстоит как раз наоборот, что именно
интересы сохранения мира требуют прежде всего ликвида-
ции такой монополии, а затем и безусловного воспрещения
атомного оружия? Я думаю, что сторонники атомной бомбы
могут пойти на запрещение атомного оружия только в том
случае, если они увидят, что они уже не являются больше
монополистами.
Вопрос. Что Вы думаете относительно международного
контроля по линии атомного оружия?
Ответ. Советский Союз стоит за воспрещение атомного
оружия и за прекращение производства атомного оружия.
Советский Союз стоит за установление международного кон-
троля над тем, чтобы решение о запрещении атомного ору-
жия, о прекращении производства атомного оружия и об
использовании уже произведенных атомных бомб исключи-
тельно для гражданских целей выполнялось со всей точно-
стью и добросовестностью. Советский Союз стоит именно за
такой международный контроль.
Американские деятели тоже говорят о “контроле”, но их
“контроль” исходит не из прекращения производства атом-
ного оружия, а из продолжения такого производства, притом
 
 
 
в количествах, соответствующих количеству сырья, имею-
щегося в распоряжении тех или иных стран. Следовательно,
американский “контроль” исходит не из запрещения атом-
ного оружия, а из его легализации и узаконения. Тем самым
узаконяется право поджигателей войны истреблять при по-
мощи атомного оружия десятки и сотни тысяч мирного на-
селения. Нетрудно понять, что это не контроль, а издевка над
контролем, обман миролюбивых чаяний народов. Понятно,
что такой “контроль” не может удовлетворить миролюбивые
народы, требующие запрещения атомного оружия и прекра-
щения его производства.
(«Ответ корреспонденту “Правды” 6 октября 1951 года»
т.16)

 
 
 
 
О бережливости
 
Уметь расходовать средства разумно, расчётливо,  – это
важнейшее искусство, которое не даётся сразу. Нельзя ска-
зать, чтобы мы, наши советские и кооперативные органы, от-
личались в этом отношении большим умением. Наоборот,
все данные говорят о том, что дела у нас обстоят в этом от-
ношении далеко не благополучно. Это тяжело признать, то-
варищи, но это факт, который не покроешь никакими резо-
люциями.
(«О хозяйственном положении и политике партии» т.8
стр.130.)

Нельзя на основании неувязок и пережитков бюрократиз-


ма, которые имеются в управляющих органах наших гос-
предприятий и которые еще будут существовать, нельзя на
основании этих пережитков и этих недостатков забывать,
что наши предприятия по существу своему являются пред-
приятиями социалистическими. На предприятиях, напри-
мер, Форда, работающих исправно, может быть, и меньше
воровства, но всё-таки они работают на Форда, на капитали-
ста, а наши предприятия, где иногда бывает воровство и где
не всегда складно идут дела, всё же работают на пролетариат.
(«XIV съезд ВКП(б)» т.7 стр.307.)
 
 
 
…каждый более или менее самостоятельный работник по
заготовке, коммунист или беспартийный, – это всё равно, –
раньше, чем приняться за заготовку хлеба, находит нужным
раздуть штат своих работников, обзаводится армией стено-
графисток и машинисток, обзаводится обязательно автомо-
билем, нагромождает кучу непроизводительных расходов, и
потом, после подсчёта, оказывается, что экспорт у нас нерен-
табелен. Если считать, что мы заготовляем сотни миллионов
пудов хлеба, а на каждом пуде переплачиваем пять копеек,
то получатся десятки миллионов рублей впустую истрачен-
ных денег. Вот куда идут и будут ещё итти накапливаемые
нами средства, если мы не примем строжайших мер против
прожорливости нашего государственного аппарата.
(«О хозяйственном положении и политике партии» т.8
стр.133.)

Нам необходимо… повести решительную борьбу со вся-


кого рода излишествами в наших управляющих органах и в
нашем быту, с тем преступным обращением с народным доб-
ром и с государственными резервами, которое наблюдается
у нас за последнее время. У нас царит теперь разгул, вак-
ханалия всякого рода празднеств, торжественных собраний,
юбилеев, открытий памятников и т. д. Десятки и сотни тысяч
рублей ухлопываются на эти «дела». Юбиляров всякого рода
и охотников до торжеств у нас такая уйма, готовность празд-
новать шестимесячный, годовой, двухлетний и т. д. юбилеи
 
 
 
такая сногсшибательная, что нужны поистине десятки мил-
лионов рублей денег, чтобы удовлетворить спрос. Товарищи,
надо положить конец этой недостойной коммунистов распу-
щенности. Надо, наконец, понять, что, имея за спиной нуж-
ды нашей промышленности, имея перед лицом такие факты,
как массу безработных и беспризорных, – мы не можем и не
имеем права допускать этот разгул и эту вакханалию расто-
чительности.
(«О хозяйственном положении и политике партии» т.8
стр.135.)

Знаменательнее всего то, что у беспартийных замечается


иногда более бережное отношение к средствам нашего госу-
дарства, чем у партийных. Коммунист действует в таких слу-
чаях смелее и решительнее. Ему ничего не стоит раздать ря-
ду служащих пособие, назвав его тантьемой, хотя тут тантье-
мой и не пахнет. Ему ничего не стоит перешагнуть через за-
кон, обойти его, нарушить его. Беспартийный тут осторож-
нее и сдержаннее. Объясняется это, пожалуй, тем, что ком-
мунист иногда считает законы, государство и т. п. вещи де-
лом семейным. Именно поэтому иному коммунисту не стоит
иногда большого труда перешагнуть, наподобие свиньи (из-
виняюсь, товарищи, за выражение), в огород государства и
хапануть там или показать свою щедрость за счёт государ-
ства. Надо положить конец, товарищи, этому безобразию.
Надо открыть решительную борьбу против разгула и расто-
 
 
 
чительности наших управляющих органов и в нашем быту,
если мы хотим действительно приберечь наше накопление
для нужд нашей промышленности.
(«О хозяйственном положении и политике партии» т.8
стр.135.)

Когда ловят шпиона или изменника, негодование публики


не знает границ, она требует расстрела. А когда вор орудует
на глазах у всех, расхищая государственное добро, окружа-
ющая публика ограничивается добродушными смешками и
похлопыванием по плечу. Между тем ясно, что вор, расхи-
щающий народное добро и подкапывающийся под интересы
народного хозяйства, есть тот же шпион и предатель, если
не хуже.
(«О хозяйственном положении и политике партии» т.8
стр.136.)

У нас повелось в последнее время хлестать хозяйственни-


ков, как разложившихся, причём часто единичные явления
отрицательного характера склонны распространить на все
кадры хозяйственников. Всяк, кому не лень, находит неред-
ко нужным лягнуть хозяйственников, обвиняя их во всех
смертных грехах. От этой скверной привычки надо отказать-
ся, товарищи, раз и навсегда. Нужно понять, что семья без
урода не бывает. Нужно понять, что задача индустриализа-
ции нашей страны и выдвижения новых кадров строителей
 
 
 
промышленности требует не бичевания хозяйственников, а
наоборот, – всемерной их поддержки в деле строительства
нашей промышленности. Окружить хозяйственников атмо-
сферой доверия и поддержки, помочь им в деле формирова-
ния новых людей, строителей индустрии, сделать пост стро-
ителя индустрии почётным постом социалистического стро-
ительства, – вот в каком направлении должны теперь, рабо-
тать наши партийные организации.
(«О хозяйственном положении и политике партии» т.8
стр.139.)

Я думаю, что ни в этом году, ни в будущем году мы по со-


стоянию своих финансов не можем заняться Днепростроем.
Вчера еще отвергли план нефтепровода в Закавказье, хотя он
более реален в данный момент и вчетверо дешев. Спраши-
вается, на каком основании мы должны принять менее ре-
альный для сегодняшнего дня и вчетверо дорогой план Дне-
простроя? Разве у нас так много денег? Разве Донбасс (район
Днепростроя) переживает топливный голод, а не наоборот?
Откуда такая спешка с Днепростроем?
Нам нужно, прежде всего, новое оборудование для наших
изношенных заводов и фабрик. Разве эта нужда уже удовле-
творена?
Нам нужно, далее, расширить заводы сельскохозяйствен-
ных машин, ибо мы все еще вынуждены покупать за грани-
цей самые простые сельскохозяйственные орудия на десятки
 
 
 
миллионов рублей.
Нам нужно, затем, построить по крайней мере один трак-
торостроительный завод, новый и большой завод, ибо без та-
кого или таких заводов мы не можем дальше развиваться.
Нам нужно, наконец, поставить медное дело, развить про-
изводство свинца, улучшить нашу военную промышлен-
ность, ибо без этого нас побьют голыми руками.
Разве все это удовлетворено уже?
Как можно обо всем этом забыть нам, страдающим недо-
статком капиталов?
Я думаю, что кроме всякого рода опасностей у нас есть
еще одна серьезная опасность, это опасность растранжирить
кое-какие накапливающиеся копейки, растратить их впу-
стую, необдуманно, и тем затруднить нашу строительную ра-
боту. Месяц назад все это понимал т. Дзержинский. А теперь
он, видимо, увлекся…
Очень прошу тебя, т. Молотов, прочесть это письмо то-
варищу Дзержинскому. Ввиду важности вопроса прочтите
также в семерке и сообщите в двух словах ее мнение.
(«Письмо В. М. Молотову 20 июля 1925 года» т.17)

На днях читал в газетах, что текстильный синдикат ре-


шил, будто бы, не очень расширять производство в наступа-
ющем году ввиду недостатка сырья, главным образом, тур-
кестанского хлопка. Если это верно и если причина действи-
тельно в сырье, то решение синдиката, по-моему, глубоко
 
 
 
ошибочно. Гораздо выгоднее для нас купить больше сырья
в Америке (кстати, американский хлопок теперь дешев) и
переработать его у себя дома, чем покупать за границей ма-
нуфактуру. Во всех отношениях выгоднее. Дело это серьез-
ное, стоящее внимания. Инертность синдиката понятна: он
неохотно расширяет производство, т. к. расширение связа-
но с хлопотами, – зачем брать на себя лишние хлопоты, ес-
ли синдикат и так процветает. Эту пагубную инертность, вы-
росшую на почве монополии, надо преодолеть во что бы то
ни стало. Переговорите об этом с Дзержинским, покажите
ему мое письмо и попросите его нажать на синдикат. Повто-
ряю, вопрос этот серьезный, стоящий внимания. Либо мы
его разрешим правильно в интересах государства, рабочих и
безработных, которых можно было бы пристроить в расши-
ренном производстве, либо, если мы его не разрешим пра-
вильно, – проиграем на этом, помимо всего прочего, десятки
миллионов в угоду зарубежным мануфактуристам.
(«Письмо В. М. Молотову 28 июля 1925 года» т.17)

ВСНХ пытается ограбить государственную валютную кас-


су из-за импорта металла, а импортированный уже для Че-
лябстроя металл оказывается бесхозяинным, ввиду чего раз-
базаривают и распродают его чуть ли не с торгов. Преступ-
ники и сволочи!
(«Письмо Л. М. Кагановичу 12 сентября 1931 года» т.17)

 
 
 
…мы могли бы 3 миллиарда рублей валюты, добытых пу-
тем жесточайшей экономии и истраченных на создание на-
шей индустрии, – мы могли бы их обратить на импорт сырья
и усиление производства предметов широкого потребления.
Это тоже своего рода “план”. Но при таком “плане” мы не
имели бы ни металлургии, ни машиностроения, ни тракто-
ров и автомобилей, ни авиации и танков. Мы оказались бы
безоружными перед внешними врагами. Мы подорвали бы
основы социализма в нашей стране. Мы оказались бы в пле-
ну у буржуазии внутренней и внешней.
(«Речь в Кремлевском дворце на выпуске академиков Крас-
ной Армии 4 мая 1935 года» т.14)

Мы, советские люди, многому у капиталистов учимся.


(«Беседа с английским писателем Г. Д. Уэллсом 23 июля
1934 года» т.14)

 
 
 
 
О Брестском мире
 
Позавчера, 22 февраля, получили от германского прави-
тельства тяжкие, можно сказать, зверские, условия мира,
причем немцы требуют принятия этих условий в сорок во-
семь часов.

Настоящее положение в связи с наступлением немцев и
бегством наших войск мы оцениваем так: свергнув своих им-
периалистов, мы, благодаря медленному темпу революцион-
ного движения на Западе, неустойчивости наших войск и
неслыханному хищничеству немецких империалистов, по-
пали временно в лапы чужеземного империализма, против
которого мы должны теперь же готовить силы для организа-
ции отечественной войны в надежде на развязывание рево-
люционных сил на Западе, являющееся, по нашему мнению,
неизбежным. Для такой подготовки необходима минималь-
ная передышка, которую мог бы дать даже зверский мир.
Делать иллюзии нельзя ни в коем случае. Нужно иметь му-
жество смотреть в лицо действительности и признать, что
мы временно попали в лапы немецкого империализма. Эти-
ми соображениями и руководствовался Всероссийский Цен-
тральный Исполнительный Комитет Советов, решивший се-
годня в 3 часа ночи заключить мир на зверских условиях и
поручивший Совнаркому послать делегацию в Брест, что и
 
 
 
сделано сегодня. ЦИК решил, что только при таких условиях
можно будет сохранить Советсткую власть. А пока готовить-
ся и ещё раз готовиться для огранизации священной войны
против немецкого империализма.
(«Записка по прямому проводу народному секретариату
Украинской Советской республики» т.4 стр.37.)

Не нам, испытавшим позор Брестского мира, воспевать


Версальский договор.
(«Отчётный доклад XVII съезду партии о работе ЦК ВК-
П(б)» т.13 стр.302.)

 
 
 
 
О буржуазии и капиталистах
 
…капиталисты – заклятые враги рабочих, я чтобы побе-
дить врагов, надо их знать прежде всего.
(«Чего хотят капиталисты?» т.3 стр.188.)

Капиталисты – не пустые болтуны. Они люди дела. Они


знают, что коренной вопрос революции и контрреволюции –
это вопрос о власти.
(«Чего хотят капиталисты?» т.3 стр.188.)

…несомненно, что российская крупная буржуазия уже


организовалась в отдельный класс, она имеет свои местные,
областные и центральную организации и может по единому
плану поднять на ноги капиталистов всей Росии.
(«Классовая борьба» т.1 стр.280.)

Снижение заработной платы, увеличение рабочего дня,


обессиление пролетариата и разрушение его организаций –
такова цель всеобщего союза капиталистов.
(«Классовая борьба» т.1 стр.280.)

Повышение заработной платы, сокращение рабочего дня,


улучшение условий труда, обуздание эксплоатации и подрыв
союза капиталистов – такова цель профессиональных союзов
 
 
 
рабочих.
(«Классовая борьба» т.1 стр.282.)

У капиталистов имеются свои частные профессиональные


интересы. Именно для обеспечения этих интересов суще-
ствуют их экономичесике организации. Но, кроме частных
профессиональных интересов, у них имеются ещё общеклас-
совые интересы, заключающиеся в укреплении капитализма.
Именно ради этих общих интересов они нуждаются в поли-
тической борьбе и политической партии.
(«Классовая борьба» т.1 стр.282.)

…нефтепромышленники хотели совещаться и заключить


договор не с массой, не на глазах у массы, – а с кучкой лиц,
за спино массы: они хорошо знают, что только таким путём
можно обмануть многотысячную массу нефтяных рабочих.
(«Совещание и рабочие» т.2 стр.138.)

…наша буржуазия, запуганная революционностью проле-


тариата, вместо того, чтобы идти во главе революции, броса-
ется в объятия контрреволюции, вступает с ней в союз про-
тив полетариата. А её партия, партия кадетов, открыто, пе-
ред лицом всего мира вступает в соглашение со Столыпи-
ным, голосует за бюджет и армию в пользу царизма против
народной революции. Не ясно ли, что русская либеральная
буржуазия представляет из себя силу антиреволюционную, с
 
 
 
которой надо вести самую беспощадную борьбу?
(«Лондонский съезд РСДРП» т.2 стр.62.)

Итак: русская либеральная буржуазия антиреволюционна;


она не может быть ни двигателем, ни, тем более, вождём ре-
волюции; она является заклятым врагом революции, и с ней
надо вести упорную борьбу.
(«Лондонский съезд РСДРП» т.2 стр.62.)

В условиях капитализма ни одно предприятие не может


обойтись без капитала. Составившаяся ныне коалиция, во
главе которой стоит правительство, – самое крупное пред-
приятие в России. Ни одного часу, ни одной минуты оно не
может существовать без соответствующих капиталов. Осо-
бенно теперь, в условиях войны, требующей неисчислимых
жертв. Спрашивается:
На какие капиталы намерена существовать новая (совсем
новая!) коалиция?

Ответ ясен. Коалиция будет существовать на американ-
ские миллиарды, за которые потом придётся потом отдувать-
ся русским рабочим и крестьянам.
Американская империалистическая буржуазия, финанси-
рующая коалицию русской империалистической буржуазии
(Милюков!), военщины (Керенский!) и мелкобуржуазных
верхов, лакейски услужающих “живым силам” России (Це-
 
 
 
ретели!) – вот она, картина нынешнего положения.
“Симпатии” американского капитала к Московскому со-
вещанию, подкреплённые пятимиллиардным займом,  – не
этого ли добивались господа, созвавшие совещание?
(«Американские миллиарды» т.3 стр.233.)

Провокация – испытанное средство контрреволюции…


Но нигде в мире не пользовалась буржуазия этим отрав-
ленным средством так нагло и безгранично, как у нас в Рос-
сии.
(«Полоса провокаций» т.3 стр.241.)

Центр финансового могущества в капиталистическом ми-


ре, центр финансовой эксплуатации всего мира из Европы
переместился в Америку. Раньше обычно центром финансо-
вой эксплуатации мира являлись Франция, Германия и Ан-
глия. Теперь этого уж нельзя сказать без особых оговорок.
Теперь центром финансовой эксплуатации мира являются,
главным образом, Соединённые Штаты Северной Америки.
Это государство растёт во всех отношениях: и в смысле про-
изводственном, и в смысле торговом, и в смысле накопления.
(«XIV съезд ВКП(б)» т.7 стр.266.)

Одним из основных вопросов для мировых держав явля-


ется теперь вопрос о нефти. Если взять, например, Америку,
то она производит около 70 % всей мировой добычи и по-
 
 
 
требляет свыше 60 % всего мирового потребления. Так вот
в этой области, представляющей основной нерв всей хозяй-
ственной и военной деятельности мировых держав, Америка
везде и всегда наталкивается на противодействие со сторо-
ны Англии. Если мы возьмём две мировые нефтяные компа-
нии – «Стандарт Ойль» и «Конинклайк Шелл», из которых
первая представляет Америку, а вторая – Англию, то борь-
ба между этими компаниями происходит во всех частях све-
та, где только обретается нефть. Это есть борьба Америки и
Англии. Ибо вопрос о нефти есть жизненный вопрос, ибо от
того, у кого больше будет нефти, зависит, кто будет коман-
довать в будущей войне. От того, у кого больше будет нефти,
зависит, кто будет командовать мировой промышленностью
и торговлей.
(«XIV съезд ВКП(б)» т.7 стр.277.)

Европейские страны, продолжая эксплуатировать свои


колонии, сами попали теперь в финансовое подчинение
Америке, ввиду чего, в свою очередь, эксплуатируются и бу-
дут эксплуатироваться Америкой. В этом смысле круг глав-
ных государств, эксплуатирующих мир в финансовом отно-
шении, сократился до минимума, тогда как круг эксплуати-
руемых стран расширился.
(«XIV съезд ВКП(б)» т.7 стр.269.)

Временная стабилизация европейского капитализма, о


 
 
 
которой я говорил выше, достигнута с помощью главным об-
разом американского капитала и ценой финансового подчи-
нения Западной Европы Америке.
(«XIV съезд ВКП(б)» т.7 стр.267.)

Говорят – особенно буржуазные писатели, – что в нарас-


тании кризиса в колониях виноваты большевики. Я должен
сказать, что слишком много чести делают нам, обвиняя нас
в этом. К сожалению, мы еще не так сильны, чтобы непо-
средственно помочь всем колониальным странам в деле их
освобождения. Причину нужно искать поглубже. Причина
заключается, кроме всего прочего, в том, что государства
Европы, будучи обязаны Америке выплатой процентов, вы-
нуждены усилить гнёт и эксплуатацию в колониях и зависи-
мых странах, что не может не повести к усилению кризиса и
революционного движения в этих странах.
(«XIV съезд ВКП(б)» т.7 стр.270.)

 
 
 
 
О власти и кризисе власти
 
Как марксисты, мы должны подойти к кризису власти не
только с формальной точки зрения, но, прежде всего, с точ-
ки зрения классовой. Кризис власти – это напряженная, от-
крытая борьба классов за власть.
(«Выступление на экстренной конференции петроград-
ской организации» т.3 стр.115.)

Если кризис есть борьба классов за власть, то мы, как


марксисты, должны поставить вопрос: какой же класс под-
нимется сейчас к власти?
(«Выступление на экстренной конференции петроград-
ской организации» т.3 стр.117.)

Товарищи торопятся с вопросом об организации власти.


Но ведь власти-то у вас нет ещё!
Главная задача – пропаганда необходимости свержения
существующей власти. Мы ещё недостаточно подготовлены
к этому. Но надо готовиться.
Надо, чтобы рабочие, крестьяне и солдаты поняли, что без
свержения нынешней власти им не получить ни воли, ни зем-
ли!
Итак, вопрос стоит не об организации власти, а об её свер-
жении, а когда мы захватим власть в свои руки, сорганизо-
 
 
 
вать её мы сумеем.
(Выступления на VI съезде РСДРП(б) т.3 стр.184.)

Итак, как организовать власть?


Нет сомнения, что организовать можно то, что имеешь, –
нельзя организовывать власть, которой владеют другие.
(«К демократическому совещанию» т.3 стр.290.)

Когда кризис власти разрешается, то это значит, что из-


вестный класс стал у власти…
(«Выступление на экстренной конференции петроград-
ской организации» т.3 стр.122.)

Удержание власти на другой день революции не менее


важно чем взятие власти.
(«Троцкизм или ленинизм?») т.6 стр.331.)

 
 
 
 
О водке
 
…два слова об одном из источников резерва – о водке.
Есть люди, которые думают, что можно строить социализм в
белых перчатках. Это – грубейшая ошибка, товарищи. Еже-
ли у нас нет займов, ежели мы бедны капиталами и если,
кроме того, мы не можем пойти в кабалу к западноевропей-
ским капиталистам, не можем принять тех кабальных усло-
вий, которые они нам предлагают и которые мы отвергли, –
то остаётся одно: искать источников в других областях. Это
всё-таки лучше, чем закабаление. Тут надо выбирать между
кабалой и водкой, и люди, которые думают, что можно стро-
ить социализм в белых перчатках, жестоко ошибаются.
(«XIV съезд ВКП(б)» т.7 стр.340.)

Что лучше: кабала заграничного капитала, или введение


водки, – так стоял вопрос перед нами. Ясно, что мы остано-
вились на водке, ибо считали и продолжаем считать, что, ес-
ли нам ради победы пролетариата и крестьянства предстоит
чуточку выпачкаться в грязи, – мы пойдём и на это крайнее
средство ради интересов нашего дела.
(«Письмо Шинкевичу» т.9 стр.192.)

Когда мы вводили водочную монополию, перед нами сто-


яла альтернатива:
 
 
 
либо пойти в кабалу к капиталистам, сдав им целый ряд
важнейших заводов и фабрик, и получить за это известные
средства, необходимые для того, чтобы обернуться;
либо ввести водочную монополию для того, чтобы заполу-
чить необходимые оборотные средства для развития нашей
индустрии своими собственными силами и избежать, таким
образом, иностранную кабалу.
Члены ЦК, в том числе и я, имели тогда беседу с Лени-
ным, который признал, что, в случае неполучения необходи-
мых займов извне, придётся пойти открыто и прямо на во-
дочную монополию, как на временное средство необычного
свойства.
Вот как стоял перед нами вопрос, когда мы вводили во-
дочную монополию.
Конечно, вообще говоря, без водки было бы лучше, ибо
водка есть зло. Но тогда пришлось бы пойти временно в ка-
балу к капиталистам, что является ещё большим злом. По-
этому мы предпочли меньшее зло. Сейчас водка даёт более
500 миллионов рублей дохода. Отка заться сейчас от вод-
ки, значит отказаться от этого дохода, причём нет никаких
оснований утверждать, что алкоголизма будет меньше, так
как крестьянин начнёт производить свою собственную вод-
ку, отравляя себя самогоном.
(«Беседа с иностранными рабочими делегациями» т.10
стр.232.)

 
 
 
Правильно ли поступили мы, отдав дело выпуска водки в
руки государства? Я думаю, что правильно. Если бы водка
была передана в частные руки, то это привело бы:
во-первых, к усилению частного капитала,
во-вторых, правительство лишилось бы возможности
должным образом регулировать производство и потребле-
ние водки, и,
в-третьих, оно затруднило бы себе отмену производства и
потребления водки в будущем.
Сейчас наша политика состоит в том, чтобы постепенно
свёртывать производство водки. Я думаю, что в будущем
нам удастся отменить вовсе водочную монополию, сократить
производство спирта до минимума, необходимого для тех-
нических целей, и затем ликвидировать вовсе продажу вод-
ки.
(«Беседа с иностранными рабочими делегациями» т.10
стр.233.)

Я думаю, что можно было бы начать постепенное свёрты-


вание выпуска водки, вводя в дело, вместо водки, такие ис-
точники дохода, как радио и кино. В самом деле, отчего бы
не взять в руки эти важнейшие средства и не поставить на
этом деле ударных людей из настоящих большевиков, кото-
рые могли бы с успехом раздуть дело и дать, наконец, воз-
можность свернуть дело выпуска водки?
(«XV съезд ВКП(б)» т.10 стр.312.)
 
 
 
 
О вождях и дисциплине
 
Дело в том, что у этих замечательных вождей имеется по
несколько «принципов» в кармане, и когда какой понадобит-
ся, тот они и извлекают.
(«Коротко о партийных разногласиях» т.1 стр.126.)

Чрезмерное восхваление умерших товарищей вошло в


обычай в наших партийных кругах. Замалчивание слабых
сторон и преувеличение положительных – характерная осо-
бенность нынешних некрологов. Мы не хотим следовать это-
му обычаю.
(«Памяти тов. Г. Телия» т.2 стр.14.)

По вопросу о гнусной клевете на наших вождей, будто


бы они работают на немецкие деньги, Центральный комитет
держится следующей позиции. Во всех буржуазных странах
против революционных вождей пролетариата выдвигались
клеветнические обвинения в измене. В Германии – Либк-
нехт, в России – Ленин. Центральный комитет партии не
удивляется тому, что русские буржуа прибегают к испытан-
ному способу борьбы с “неугодными элементами”.
(«Выступление на экстренной конференции петроград-
ской организации» т.3 стр.113.)
…чем грубее клевещут буржуазные наймиты, тем сильнее
 
 
 
любовь рабочих к вождям, тем безграничнее их доверие к
ним, ибо они знают по опыту, что когда враги поносят во-
ждей пролетариата, это – верный признак того, что вожди
честно несут свою службу пролетариату.
(«Ко всем трудящимся, ко всем рабочим и солдатам Пет-
рограда» т.3 стр.141.)

Нельзя проводить две дисциплины: одну для рабочих, а


другую – для вельмож. Дисциплина должна быть одна.
(«XIII конференция РКП(б)» т.6 стр.14.)

Нехорошо, если вождей партии боятся, но не уважают.


Вожди партии могут быть действительными вождями лишь
в том случае, если их не только боятся, но и уважают в пар-
тии, признают их авторитет. Создать таких вождей трудно,
это дело длительное и нелёгкое, но абсолютно необходимое,
ибо без этого условия партия не может быть названа насто-
ящей большевистской партией, а дисциплина партии не мо-
жет быть сознательной дисциплиной.
(«Письмо т. Ме-рту» т.7 стр.45.)

Мы против отсечения. Мы против политики отсечения.


Это не значит, что вождям позволено будет безнаказанно ло-
маться и садиться партии на голову. Нет уж, извините. По-
клонов в отношении вождей не будет. Мы за единство, мы
против отсечения. Политика отсечения противна нам. Пар-
 
 
 
тия хочет единства, и она добьётся его вместе с Каменевым
и Зиновьевым, если они этого захотят, без них – если они
этого не захотят.
А чего требует единство? Того, чтобы меньшинство под-
чинялось большинству. Без этого не бывает и не может быть
никакого единства партии.
(«XIV съезд ВКП(б)» т.7 стр.390.)

Не может быть у рабочих веры в вождей там, где вожди


прогнили в дипломатической игре, где слово не подкрепля-
ется делом, где вожди говорят одно, а делают другое.
(«Речь в германской комиссии VI пленума ИККИ» т.8
стр.114.)

Иногда смешивают вопрос о массах и вождях с вопро-


сом о выдвижении. Это неправильно, товарищи. Речь идёт
не о выдвижении новых вождей, хотя это дело заслужива-
ет серьёзнейшего внимания партии. Речь идёт о том, чтобы
сохранить уже выдвинувшихся и авторитетнейших вождей,
организовав постоянный и нерушимый контакт между ни-
ми и массами. Речь идёт о том, чтобы организовать в по-
рядке самокритики и критики наших недостатков широкое
общественное мнение партии, широкое общественное мне-
ние рабочего класса, как живой и бдительный моральный
контроль, к голосу которого должны внимательно прислу-
шиваться авторитетнейшие вожди, если они хотят сохранить
 
 
 
за собой доверие партии, доверие рабочего класса.
(«О работах Апрельского объединённого пленума ЦК и
ЦКК» т.11 стр.32.)

Нельзя отрицать, что за последнее время мы имели боль-


шие успехи как в области строительства, так и в области
управления. В связи с этим слишком много говорят у нас о
заслугах руководителей, о заслугах вождей. Им приписыва-
ют все, почти все наши достижения. Это, конечно, неверно
и неправильно. Дело не только в вождях.
(«Речь в Кремлевском дворце на выпуске академиков Крас-
ной Армии 4 мая 1935 года» т.14)

…у людей есть одна плохая привычка – хвалить живых,


если они, понятно, этого заслуживают, а мертвых – преда-
вать забвению. Как в старину называли, кумиров или, как
сейчас говорят, вождей хвалят, выражают им сочувствие, по-
ка они не померли, а когда они умирают, то их иногда забы-
вают. Я бы не сказал, что эта привычка является достоин-
ством, чтобы она отвечала большевистским традициям.
(«Речь на приеме участников декады таджикского искус-
ства в Кремле 22 апреля 1941 года» т.18)

 
 
 
 
О войне с Финляндией
 
Первый вопрос – о войне с Финляндией.
Правильно ли поступили правительство и партия, что
объявили войну Финляндии? Этот вопрос специально каса-
ется Красной Армии.
Нельзя ли было обойтись без войны? Мне кажется, что
нельзя было. Невозможно было обойтись без войны. Война
была необходима, так как мирные переговоры с Финляндией
не дали результатов, а безопасность Ленинграда надо было
обеспечить безусловно, ибо его безопасность есть безопас-
ность нашего Отечества. Не только потому, что Ленинград
представляет процентов 30–35 оборонной промышленности
нашей страны и, стало быть, от целостности и сохранности
Ленинграда зависит судьба нашей страны, но и потому, что
Ленинград есть вторая столица нашей страны. Прорваться
к Ленинграду, занять его и образовать там, скажем, буржу-
азное правительство, белогвардейское – это значит дать до-
вольно серьезную базу для гражданской войны внутри стра-
ны против Советской власти.
Вот вам оборонное и политическое значение Ленингра-
да как центра промышленного и как второй столицы нашей
страны. Вот почему безопасность Ленинграда – есть без-
опасность нашей страны. Ясно, что коль скоро переговоры
мирные с Финляндией не привели к результатам, надо было
 
 
 
объявить войну, чтобы при помощи военной силы организо-
вать, утвердить и закрепить безопасность Ленинграда и, ста-
ло быть, безопасность нашей страны.
Второй вопрос: а не поторопились ли наше правительство,
наша партия, что объявили войну именно в конце ноября,
в начале декабря, нельзя ли было отложить этот вопрос, по-
дождать месяца два – три – четыре, подготовиться и потом
ударить? Нет. Партия и правительство поступили совершен-
но правильно, не откладывая этого дела и, зная, что мы не
вполне еще готовы к войне в финских условиях, начали ак-
тивные военные действия именно в конце ноября – в начале
декабря. Все это зависело не только от нас, а, скорее всего,
от международной обстановки. Там, на Западе, три самых
больших державы вцепились друг другу в горло – когда же
решать вопрос о Ленинграде, если не в таких условиях, ко-
гда руки заняты и нам представляется благоприятная обста-
новка для того, чтобы их в этот момент ударить?
Было бы большой глупостью, политической близоруко-
стью упустить момент и не попытаться поскорее, пока идет
там война на Западе, поставить и решить вопрос о безопас-
ности Ленинграда. Отсрочить это дело месяца на два озна-
чало бы отсрочить это дело лет на 20, потому что ведь всего
не предусмотришь в политике. Воевать-то они там воюют, но
война какая-то слабая: то ли воюют, то ли в карты играют.
Вдруг они возьмут и помирятся, что не исключено. Стало
быть, благоприятная обстановка для того, чтобы поставить
 
 
 
вопрос об обороне Ленинграда и обеспечении безопасности
государства, был бы упущен. Это было бы большой ошибкой.
(«Выступление на совещании начальствующего состава
Красной Армии 17 апреля 1940 года» т.14)

Вопрос: что же особенно помешало нашим войскам при-


способиться к условиям войны в Финляндии? Мне кажет-
ся, что им особенно помешало – это созданная предыдущая
кампания психологии в войсках и командном составе – шап-
ками закидаем. Нам страшно повредила польская кампания,
она избаловала нас. Писались целые статьи и говорились ре-
чи, что наша Красная Армия непобедима, что нет ей равной,
что у нее все есть, нет никаких нехваток, не было и не су-
ществует, что наша армия непобедима. Вообще в истории
не бывало непобедимых армий. Самые лучшие армии, кото-
рые были и там, и сям, терпели поражения. У нас товарищи
хвастались, что наша армия непобедима, что мы всех можем
шапками закидать, нет никаких нехваток. В практике нет та-
кой армии и не будет.
(«Выступление на совещании начальствующего состава
Красной Армии 17 апреля 1940 года» т.14)

Так вот, что помешало нашему командному составу с ходу


вести войну в Финляндии по-новому, не по типу граждан-
ской войны, а по-новому? Помешали, по-моему, культ тра-
диции и опыта гражданской войны. Как у нас расценивают
 
 
 
комсостав: а  ты участвовал в гражданской войне? Нет, не
участвовал. Пошел вон. А тот участвовал? Участвовал. Да-
вай его сюда, у него большой опыт и прочее.
Я должен сказать, конечно, опыт гражданской войны
очень ценен, традиции гражданской войны тоже ценны, но
они совершенно недостаточны. Вот именно культ традиции
и опыта гражданской войны, с которыми надо покончить, и
помешал нашему командному составу сразу перестроиться
на новый лад, на рельсы современной войны.
(«Выступление на совещании начальствующего состава
Красной Армии 17 апреля 1940 года» т.14)

А чем все это объясняется? Потому что у всех в головах


царили традиции гражданской войны: мы обходились без
мин, без автоматов, что наша артиллерия, наши люди заме-
чательные, герои и все прочее, мы напрем и понесем. Эти ре-
чи напоминают мне краснокожих в Америке, которые про-
тив винтовок выступали с дубинами и хотели победить аме-
риканцев дубинами, – винтовку победить дубиной – и всех
их перебили.
(«Выступление на совещании начальствующего состава
Красной Армии 17 апреля 1940 года» т.14)

 
 
 
 
Великая Отечественная война
 
 
Об отношениях с
Германией перед войной
 
Могут спросить: как могло случиться, что Советское пра-
вительство пошло на заключение пакта о ненападении с
такими вероломными людьми и извергами, как Гитлер и
Риббентроп? Не была ли здесь допущена со стороны Совет-
ского правительства ошибка? Конечно, нет! Пакт о ненапа-
дении есть пакт о мире между двумя государствами. Имен-
но такой пакт предложила нам Германия в 1939 году. Могло
ли Советское правительство отказаться от такого предложе-
ния? Я думаю, что ни одно миролюбивое государство не мо-
жет отказаться от мирного соглашения с соседней державой,
если во главе этой державы стоят даже такие изверги и лю-
доеды, как Гитлер и Риббентроп. И это, конечно, при одном
непременном условии – если мирное соглашение не задевает
ни прямо, ни косвенно территориальной целостности, неза-
висимости и чести миролюбивого государства. Как извест-
но, пакт о ненападении между Германией и СССР является
именно таким пактом.
Что выиграли мы, заключив с Германией пакт о ненападе-
 
 
 
нии? Мы обеспечили нашей стране мир в течение полутора
годов и возможность подготовки своих сил для отпора, если
фашистская Германия рискнула бы напасть на нашу страну
вопреки пакту. Это определенный выигрыш для нас и про-
игрыш для фашистской Германии.
Что выиграла и проиграла фашистская Германия, веро-
ломно разорвав пакт и совершив нападение на СССР? Она
добилась этим некоторого выигрышного положения для сво-
их войск в течение короткого срока, но она проиграла поли-
тически, разоблачив себя в глазах всего мира как кроваво-
го агрессора. Не может быть сомнения, что этот непродол-
жительный военный выигрыш для Германии является лишь
эпизодом, а громадный политический выигрыш для СССР
является серьезным и длительным фактором, на основе ко-
торого должны развернуться решительные военные успехи
Красной Армии в войне с фашистской Германией.
(«Выступление по радио 3 июля 1941 года» т.15)

Сталин. Выходит, мы правильно поступили, что в 1939


году заключили договор о ненападении с фашистской Гер-
манией, давший нам полтора года передышки?
Яковлев. Это было поистине гениальное решение, това-
рищ Сталин. Выигрыш во времени был особенно дорог для
нашей авиации: он позволил за 1939–1940 годы создать но-
вые, вполне современные типы боевых самолетов и к 1941
году запустить их в серийное производство. Без этого нем-
 
 
 
цы бы наверняка нас в 1939 году, да еще вместе с японцами,
разгромили.
Сталин. Ну это еще бабушка надвое сказала, но, Вы пра-
вы, было бы очень трудно. Выходит, перехитрили Гитлера,
не помогла ему “нордическая” хитрость?
(«Беседа с А. С. Яковлевым 26 марта 1941 года» т.15)

Криппс задает вопрос о том, что может ли Англия считать


отношения достаточно дружественными, чтобы быть уве-
ренными в невозможности попадания английских товаров в
руки врагов Англии.
Тов. Сталин отвечает, что при заключении договора
СССР исходил из расчета излишков, а не имел в виду то,
что СССР вообще может вывозить за границу. Как до вой-
ны, так и после нам не хватало и не хватает никеля, меди; мы
совершенно не имеем сырого каучука. Олова у СССР своего
производства не хватает. Не хватает станков. Если англича-
не будут думать каждый раз, когда мы ввозим недостающие
нам товары, что товары эти предназначены для Германии, то
это будет неправильно. В договоре с немцами у нас нет обя-
зательств снабжать их цветными металлами, но, говорит тов.
Сталин, я должен сказать, что мы обязаны дать немцам тот
цветной металл, который необходим при выполнении наших
заказов, размещенных в Германии. Для примера скажу, что
недавно СССР купил у Германии недостроенный крейсер,
покупаем кое-что из артиллерии, покупаем трехоски, кое-
 
 
 
какую авиацию. На все эти вещи непременно потребуются
цветные металлы. Конечно, мы не полностью обеспечиваем
немцев цветными металлами, а лишь на некоторую часть.
Тов. Сталин говорит, что он откровенно должен сказать,
что СССР будет снабжать немцев цветными металлами для
производства продукции, предназначенной для СССР. Если
бы немцы не обещали нам дать упомянутое вооружение, то
мы никакого договора с ними не подписали бы, и если это об-
стоятельство представляет препятствие для заключения тор-
гового соглашения между СССР и Англией, то, говорит тов.
Сталин, я должен сказать, что соглашение не состоится. Ко-
роче говоря, у нас есть договор с немцами, по которому мы
должны дать им часть цветных металлов для выполнения на-
ших заказов, и так как нам самим не хватает необходимых
цветных металлов, то ясно, что часть ввезенных из-за гра-
ницы металлов попадет в Германию. Договор, заключенный
с Германией или с кем-либо еще, мы нарушать не можем, и
при переговорах англичане должны учесть указанное обсто-
ятельство, если они считают возможным вообще учесть его.
Конечно, говорит тов. Сталин, я мог бы обещать, что ни
один фунт ввозимых товаров не попадет в Германию, но это
было бы нечестное обещание и, конечно, г. Криппсу нужно
не такое обещание. Поэтому я откровенно излагаю всю прав-
ду.
(«Прием английского посла С. Криппса 1 июля 1940 года»
т.18)
 
 
 
 
О современной войне
 
Традиции и опыт гражданской войны совершенно недо-
статочны, и кто их считает достаточными, наверняка погиб-
нет. Командир, считающий, что он может воевать и побеж-
дать, опираясь только на опыт гражданской войны, погиб-
нет как командир. Он должен этот опыт и ценность граж-
данской войны дополнить обязательно… дополнить опытом
войны современной.
А что такое современная война – интересный вопрос, че-
го она требует? Она требует массовой артиллерии. В совре-
менной войне артиллерия это Бог, судя по артиллерии. Кто
хочет перестроиться на новый современный лад, должен по-
нять – артиллерия решает судьбу войны, массовая артилле-
рия. И поэтому разговоры, что нужно стрелять по цели, а не
по площади, жалеть снаряды, это несусветная глупость, ко-
торая может загубить дело. Если нужно в день дать 400–500
снарядов, чтобы разбить тыл противника, передовой край
противника разбить, чтобы он не был спокоен, чтобы он не
мог спать, нужно не жалеть снарядов и патронов. Как пишут
финские солдаты, что они на протяжении 4 месяцев не мог-
ли выспаться, только в день перемирия выспались. Вот что
значит артиллерия. Артиллерия – первое дело.
Второе – авиация, массовая авиация, не сотни, а тысячи
самолетов. И вот, кто хочет вести войну по-современному и
 
 
 
победить в современной войне, тот не может говорить, что
нужно экономить бомбы. Чепуха, товарищи, побольше бомб
нужно давать противнику для того, чтобы оглушить его, пе-
ревернуть вверх дном его города, тогда добьемся победы.
Больше снарядов, больше патронов давать, меньше людей
будет потеряно. Будете жалеть патроны и снаряды – будет
больше потерь. Надо выбирать. Давать больше снарядов и
патронов, или жалеть свою армию, сохранять силы, давать
минимум убитых, или не жалеть бомбы, снаряды.
Дальше – танки, третье, тоже решающее, нужны массо-
вые танки не сотни, а тысячи. Танки, защищенные броней
– это все. Если танки будут толстокожими, они будут чуде-
са творить при нашей артиллерии, при нашей пехоте. Нужно
давать больше снарядов и патронов для противника, жалеть
своих людей, сохранять силы армии.
Минометы – четвертое, нет современной войны без ми-
нометов, массовых минометов. Все корпуса, все роты, бата-
льоны, полки должны иметь минометы 6-тидюймовые обя-
зательно, 8-мидюймовые. Это страшно нужно для современ-
ной войны. Это очень эффективные минометы и очень деше-
вая артиллерия. Замечательная штука миномет. Не жалеть
мин, вот лозунг, жалеть своих людей. Если жалеть бомбы и
снаряды – не жалеть людей, меньше людей будет. Если хоти-
те, чтобы у нас война была с малой кровью, – не жалейте мин.
Дальше – автоматизация ручного оружия. До сих пор идут
споры: нужны ли нам самозарядные винтовки с десятизаряд-
 
 
 
ным магазином? Люди, которые живут традициями граждан-
ской войны, – дураки, хотя они и хорошие люди, когда гово-
рят: а зачем нам самозарядная винтовка? А возьмите нашу
старую винтовку пятизарядную и самозарядную винтовку с
десятью зарядами. Ведь мы знаем, что – целься, поворачи-
вай, стреляй, попадется мишень – опять целься, поворачи-
вай, стреляй. А возьмите бойца, у которого десятизарядная
винтовка, он в три раза больше пуль выпустит, чем человек с
нашей винтовкой. Боец с самозарядной винтовкой равняется
трем бойцам. Как же после этого не переходить на самоза-
рядную винтовку, ведь это полуавтомат. Это страшно необ-
ходимо, война показала это в войсках армии. Для разведки
нашей, для ночных боев, в тыл напасть, поднять шум, такой
ужас создается в тылу ночью и такая паника – мое почтение.
Наши солдаты не такие уж трусы, но они бегали от автома-
тов. Как же это дело не использовать.
Значит – пехота, ручное оружие с полуавтоматом-винтов-
кой и автоматический пистолет – обязательны.
Дальше. Создание культурного, квалифицированного и
образованного командного состава. Такого командного со-
става нет у нас или есть единицы.
Мы говорим об общевойсковом командире. Он должен
давать задания, т. е. руководить авиацией, артиллерией, тан-
ками, танковой бригадой, минометчиками; но если он не
имеет хотя бы общего представления об этом роде оружия,
какие он может дать указания? Нынешний общевойсковой
 
 
 
командир, это не командир старой эпохи гражданской войны
– там винтовка, трехдюймовый пулемет. Сейчас командир,
если он хочет быть авторитетным для всех родов войск, он
должен знать авиацию, танки, артиллерию с разными калиб-
рами, минометы, тогда он может давать задания. Значит, нам
нужен командный состав квалифицированный, культурный,
образованный.
Дальше. Требуются хорошо сколоченные и искусно ра-
ботающие штабы. До последнего времени говорили, что та-
кой-то командир провалился, шляпа, надо в штаб его. Или,
например, случайно попался в штаб человек с жилкой, мо-
жет командовать, говорят: ему не место в штабе, его на ко-
мандный пост надо.
Если таким путем будете смотреть на штабы, тогда у нас
штаба не будет. А что значит отсутствие штаба? Это значит
отсутствие органа, который и выполняет приказ, и подготав-
ливает приказ. Это очень серьезное дело. Мы должны нала-
дить культурные, искусно действующие штабы. Этого тре-
бует современная война, как она требует и массовую артил-
лерию и массовую авиацию. Затем требуются для современ-
ной войны хорошо обученные, дисциплинированные бойцы,
инициативные. У нашего бойца не хватает инициативы. Он
индивидуально мало развит. Он плохо обучен, а когда че-
ловек не знает дела, откуда он может проявить инициативу,
и поэтому он плохо дисциплинирован. Таких бойцов новых
надо создать, не тех митюх, которые шли в гражданскую вой-
 
 
 
ну. Нам нужен новый боец. Его нужно и можно создать: ини-
циативного, индивидуально развитого, дисциплинированно-
го.
Для современной войны нам нужны политически стойкие
и знающие военное дело политработники. Недостаточно то-
го, что политработник на словах будет твердить “партия Ле-
нина – Сталина”, все равно что аллилуя-аллилуя. Этого ма-
ло, этого теперь недостаточно. Он должен быть политически
стойким, политически образованным и культурным, он дол-
жен знать военное дело. Без этого мы не будем иметь хоро-
шего бойца, хорошо налаженного снабжения, хорошо орга-
низованного пополнения для армии.
Вот все те условия, которые требуются для того, чтобы
вести современную войну нам – советским людям, и чтобы
победить в этой войне.
(«Выступление на совещании начальствующего состава
Красной Армии 17 апреля 1940 года» т.14)

 
 
 
 
Перед нападением Германии
 
Яковлев. Товарищ Сталин, разрешите задать вопрос – по-
чему немцы раскрыли передо мной свои военные секреты –
показали свою новейшую военную авиационную технику?
Сталин. Вероятно, хотят запугать. Сломить нашу волю к
сопротивлению – прием не новый. Так поступал еще Чингис-
хан, лазутчики которого до нашествия распространяли све-
дения о могуществе его армии среди народов, на территорию
которых должна была вторгнуться татаро-монгольская кон-
ница. И надо сказать, что этот прием Чингисхана во многих
случаях действовал безотказно, парализуя волю к сопротив-
лению у жертв агрессии. Но напрасно на этот прием надеют-
ся гитлеровцы. Мы не из пугливых.
(«Беседа с А. С. Яковлевым 26 марта 1941 года» т.15)

Лавров (передавая Сталину машинописный текст. – Ред.).


Вчера получил эти сообщения, еще раз подтверждающие,
что этим летом Гитлер обязательно нападет на нас.
Положение действительно очень тревожное. К июню 1941
года в 208 дивизиях и частях Германии насчитывается более
8 миллионов 500 тысяч солдат и офицеров. У нас же всего
5 миллионов.
Сталин. Ну, это-то как раз неудивительно. Германия –
воюющая страна, в которой прошла всеобщая мобилизация.
 
 
 
Наши же вооруженные силы находятся на положении мир-
ного времени.
Лавров. Кто же мешает нам в профилактических це-
лях провести всеобщую мобилизацию и довести количество
войск хотя бы до уровня, равного германскому?
Сталин. Объявить мобилизацию, говоришь? Но ведь это
равносильно объявлению войны Германии с нашей стороны.
Именно об этом мечтают англо-американские империали-
сты, делающие все, чтобы столкнуть Советский Союз с Гер-
манией. Я думаю, что полученное нами в апреле предупре-
ждение Черчилля о германской агрессии против нас пресле-
дует эту же цель: заставить нас в связи с угрозой германско-
го нашествия провести всеобщую мобилизацию и ввязаться
таким образом в войну с Германией. Тем более, что такой
прецедент в истории уже был. В 1914 году Россия не объяв-
ляла войны Германии, она лишь объявила всеобщую моби-
лизацию.
В связи с концентрацией немецких войск в Польше я
послал личное письмо Гитлеру, в котором прямо указал,
что создается впечатление о его намерениях воевать против
СССР. В полученном ответе, написанном в высокопарном
стиле, Гитлер заверяет меня, что он, ручаясь честью главы
государства, намерен строго соблюдать заключенный с нами
пакт о ненападении. Что же касается передислокации немец-
ких войск в Польшу, на восток, то это, мол, вызвано тем,
что территория западной и центральной Германии, хорошо
 
 
 
просматриваемая с воздуха, подвергается ожесточенным ан-
глийским бомбардировкам. Каков хитрец? А знаешь, Алек-
сандр, в чем-то Гитлер удивительно наивен. Неужели он таки
всерьез думает, что нас можно поймать на такую примитив-
ную уловку? Однако эта наивность гитлеровцев очень опас-
на. Люди с таким образом мышления, недооценивая своих
противников, видят то, что хотят видеть, и способны на лю-
бые авантюристические действия. Они не предвидят гибель-
ных для себя последствий от своих опрометчивых действий.
(«Беседа с А. М. Лавровым 12 июня 1941 года» т.15)

Сталин. Обстановка обостряется с каждым днем, и очень


похоже, что мы можем подвергнуться внезапному нападе-
нию со стороны фашистской Германии. В это, конечно, труд-
но поверить, так как Германия ни в экономическом, ни в
военном отношении сегодня к войне с Советским Союзом
не готова. Однако от таких авантюристов, как гитлеровская
клика, всего можно ожидать, тем более, что нам извест-
но, что нападение фашистской Германии на Советский Со-
юз готовится при прямой поддержке монополистов США
и Англии. Англо-американская агентура делает в Германии
все, чтобы как можно скорее бросить Германию на Совет-
ский Союз. Англо-американские империалисты рассматри-
вают фашистскую Германию как ударную силу в борьбе про-
тив Советского Союза и демократического движения во всем
мире. В этом мы убедились, еще когда анализировали по-
 
 
 
литику англо-французских правящих кругов, направленную
на срыв предложений о разоружении, внесенных Советским
правительством в Лигу Наций, на отказ прекратить под-
лую провокационную политику так называемого “невмеша-
тельства”, возродившую германскую агрессию. Достаточно
вспомнить, что накануне заключения нами договора с Гер-
манией о ненападении бывший британский премьер Чем-
берлен, со свойственным правящим кругам Англии лицеме-
рием, делал все от него зависящее, чтобы подставить нашу
страну под удар фашистской Германии.
Во время переговоров в Москве между тремя делегация-
ми английской, французской и советской – об организации
коллективного отпора агрессии со стороны фашистской Гер-
мании выяснилось, что английская и французская делегации
умышленно затягивают переговоры и не имеют поручений
от своих правительств заключать какие бы то ни было воен-
ные соглашения о совместных действиях с Советским Сою-
зом в случае агрессии со стороны Германии. В это же вре-
мя мы узнали, что английское правительство наряду с пе-
реговорами с нами ведет одновременно тайные переговоры
с Гитлером, предлагает немцам за нашей спиной заключить
пакт о ненападении и разделить между Германией и Англией
территорию Советского Союза и Китая. Суть этой полити-
ки понять несложно. Стравить в военном конфликте Герма-
нию и Советский Союз, чтобы самим стоять в стороне и, как
это свойственно англичанам, загребать жар чужими руками.
 
 
 
Они надеются, что после взаимного истребления Германией
и Советским Союзом друг друга, сохранив свои вооружен-
ные силы, станут безраздельно и спокойно господствовать в
мире. Убьют двух зайцев: ликвидируют Советский Союз и
устранят с мировой арены своего конкурента в борьбе за ми-
ровое господство в лице фашистской Германии. Заключен-
ный нами в 1939 году договор с Германией сорвал эти ко-
варные замыслы. Англо-американские политиканы, как уже
бывало не раз в прошлом, например с небезызвестным пла-
ном Дауэса, пока что явно остались с носом.
Если подвести итог внешнеполитической деятельности с
1931 до начала 1941 года, то главным является то, что,
несмотря на все происки англо-американского империализ-
ма, удалось избежать вовлечения Советского Союза в вой-
ну против фашистской Германии. В противном случае летом
1939 года нам бы пришлось в одиночестве вести войну на два
фронта: против фашистской Германии на западе и против
открыто напавшей на нас в районе реки Халхин-Гол Японии
– на востоке. Теперь же советская граница отодвинута дале-
ко на запад, что дает нам возможность, в случае нападения,
развернуть наши вооруженные силы и вести военные дей-
ствия вдали от жизненно важных центров страны. Разгром
же Японии на Халхин-Голе существенно умерил воинствен-
ный пыл японских самураев, которые заключили с нами до-
говор о нейтралитете.
Таким образом, заключение договора о ненападении с
 
 
 
Германией было правильным политическим шагом с нашей
стороны. Он дал необходимую передышку для более лучшей
подготовки страны к обороне, позволил расколоть направ-
ленный против нас мюнхенский фронт империалистов в ли-
це Германии, Италии, Англии и Франции и стоящих за их
спинами США. В результате общего похода империалисти-
ческих держав против СССР не получилось. Это главный ре-
зультат.
(«Выступления на расширенном заседании Политбюро
ЦК ВКП(б) (конец мая 1941 года)» т.15)

 
 
 
 
Начало войны
 
Товарищи! Наши силы неисчислимы. Зазнавшийся враг
должен будет скоро убедиться в этом. Вместе с Красной Ар-
мией поднимаются многие тысячи рабочих, колхозников,
интеллигенции на войну с напавшим врагом. Поднимутся
миллионные массы нашего народа. Трудящиеся Москвы и
Ленинграда уже приступили к созданию многотысячного на-
родного ополчения на поддержку Красной Армии. В каждом
городе, которому угрожает опасность нашествия врага, мы
должны создать такое народное ополчение, поднять на борь-
бу всех трудящихся, чтобы своей грудью защищать свою сво-
боду, свою честь, свою Родину в нашей Отечественной вой-
не с германским фашизмом.
В целях быстрой мобилизации всех сил народов СССР,
для проведения отпора врагу, вероломно напавшему на на-
шу Родину, создан Государственный Комитет Обороны, в
руках которого теперь сосредоточена вся полнота власти в
государстве. Государственный Комитет Обороны приступил
к своей работе и призывает весь народ сплотиться вокруг
партии Ленина – Сталина, вокруг Советского правительства
для самоотверженной поддержки Красной Армии и Красно-
го Флота, для разгрома врага, для победы.
Все наши силы – на поддержку нашей героической Крас-
ной Армии, нашего славного Красного Флота!
 
 
 
Все силы народа – на разгром врага!
Вперед, за нашу победу!
(«Выступление по радио 3 июля 1941 года» т.15)

Что требуется для того, чтобы ликвидировать опасность,


нависшую над нашей Родиной, и какие меры нужно принять
для того, чтобы разгромить врага)
Прежде всего необходимо, чтобы наши люди, советские
люди, поняли всю глубину опасности, которая угрожает на-
шей стране, и отрешились от благодушия, от беспечности, от
настроений мирного строительства, вполне понятных в до-
военное время, но пагубных в настоящее время, когда вой-
на коренным образом изменила положение. Враг жесток и
неумолим. Он ставит своей целью захват наших земель, по-
литых нашим потом, захват нашего хлеба и нашей нефти,
добытых нашим трудом. Он ставит своей целью восстанов-
ление власти помещиков, восстановление царизма, разруше-
ние национальной культуры и национальной государствен-
ности русских, украинцев, белорусов, литовцев, латышей,
эстонцев, узбеков, татар, молдаван, грузин, армян, азербай-
джанцев и других свободных народов Советского Союза, их
онемечение, их превращение в рабов немецких князей и ба-
ронов. Дело идет, таким образом, о жизни и смерти Совет-
ского государства, о жизни и смерти народов СССР, о том
– быть народам Советского Союза свободными или впасть
в порабощение. Нужно, чтобы советские люди поняли это и
 
 
 
перестали быть беззаботными, чтобы они мобилизовали се-
бя и перестроили всю свою работу на новый, военный лад,
не знающий пощады врагу.
Необходимо, далее, чтобы в наших рядах не было места
нытикам и трусам, паникерам и дезертирам, чтобы наши лю-
ди не знали страха в борьбе и самоотверженно шли на на-
шу Отечественную освободительную войну против фашист-
ских поработителей. Великий Ленин, создавший наше госу-
дарство, говорил, что основным качеством советских людей
должно быть храбрость, отвага, незнание страха в борьбе, го-
товность биться вместе с народом против врагов нашей Ро-
дины Необходимо, чтобы это великолепное качество боль-
шевика стало достоянием миллионов и миллионов Красной
Армии, нашего Красного Флота и всех народов Советского
Союза.
Мы должны немедленно перестроить всю нашу работу на
военный лад, все подчинив интересам фронта и задачам ор-
ганизации разгрома врага. Народы Советского Союза видят
теперь, что германский фашизм неукротим в своей бешеной
злобе и ненависти к нашей Родине, обеспечившей всем тру-
дящимся свободный труд и благосостояние. Народы Совет-
ского Союза должны подняться на защиту своих прав, своей
земли против врага.
Красная Армия, Красный Флот и все граждане Советско-
го Союза должны отстаивать каждую пядь Советской земли,
драться до последней капли крови за наши города и села,
 
 
 
проявлять смелость, инициативу и сметку, свойственные на-
шему народу.
Мы должны организовать всестороннюю помощь Красной
Армии, обеспечить усиленное пополнение ее рядов, обеспе-
чить ее снабжение всем необходимым, организовать быстрое
продвижение транспортов с войсками и военными грузами,
широкую помощь раненым.
Мы должны укрепить тыл Красной Армии, подчинив ин-
тересам этого дела всю свою работу, обеспечить усиленную
работу всех предприятий, производить больше винтовок,
пулеметов, орудий, патронов, снарядов, самолетов, органи-
зовать охрану заводов, электростанций, телефонной и теле-
графной связи, наладить местную противовоздушную обо-
рону.
Мы должны организовать беспощадную борьбу со всяки-
ми дезорганизаторами тыла, дезертирами, паникерами, рас-
пространителями слухов, уничтожать шпионов, диверсан-
тов, вражеских парашютистов, оказывая во всем этом быст-
рое содействие нашим истребительным батальонам. Нужно
иметь в виду, что враг коварен, хитер, опытен в обмане и
распространении ложных слухов. Нужно учитывать все это
и не поддаваться на провокации. Нужно немедленно преда-
вать суду военного трибунала всех тех, кто своим паникер-
ством и трусостью мешают делу обороны, не взирая на лица.
При вынужденном отходе частей Красной Армии нужно
угонять весь подвижной железнодорожный состав, не остав-
 
 
 
лять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не остав-
лять противнику ни одного килограмма хлеба, ни литра го-
рючего. Колхозники должны угонять весь скот, хлеб сдавать
под сохранность государственным органам для вывозки его
в тыловые районы. Все ценное имущество, в том числе цвет-
ные металлы, хлеб и горючее, которое не может быть выве-
зено, должно безусловно уничтожаться.
В занятых врагом районах нужно создавать партизанские
отряды, конные и пешие, создавать диверсионные группы
для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания
партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, до-
рог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджогов ле-
сов, складов, обозов. В захваченных районах создавать невы-
носимые условия для врага и всех его пособников, пресле-
довать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их ме-
роприятия.
(«Выступление по радио 3 июля 1941 года» т.15)

Несмотря на создавшуюся серьезную угрозу для нашей


страны, некоторые партийные, советские, профсоюзные и
комсомольские организации и их руководители все еще не
понимают смысла этой угрозы, еще не осознали значения
этой угрозы, живут благодушно-мирными настроениями и
не понимают, что война резко изменила положение, что на-
ша Родина оказалась в величайшей опасности и что мы
должны быстро и решительно перестроить всю свою работу
 
 
 
на военный лад.
Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) обязывают все партийные,
советские, профсоюзные и комсомольские организации по-
кончить с благодушием и беспечностью и мобилизовать все
наши организации и все силы народа для разгрома врага, для
беспощадной расправы с ордами напавшего германского фа-
шизма.
Совнарком Союза ССР и ЦК ВКП(б) требуют от вас:
1)  В беспощадной борьбе с врагом отстаивать каждую
пядь Советской земли, драться до последней капли крови за
наши города и села, проявлять смелость, инициативу и смет-
ку, свойственные нашему народу.
2) Организовать всестороннюю помощь действующей ар-
мии, обеспечить организованное проведение мобилизации
запасных, обеспечить снабжение армии всем необходимым,
быстрое продвижение транспортов с войсками и военными
грузами, широкую помощь раненым предоставлением под
госпитали больниц, школ, клубов, учреждений.
3)  Укрепить тыл Красной Армии, подчинив интересам
фронта всю свою деятельность, обеспечить усиленную ра-
боту всех предприятий, разъяснить трудящимся их обязан-
ности и создавшееся положение, организовать охрану за-
водов, электростанций, мостов, телефонной и телеграфной
связи, организовать беспощадную борьбу со всякими дезор-
ганизаторами тыла, дезертирами, паникерами, распростра-
нителями слухов, уничтожать шпионов, диверсантов, враже-
 
 
 
ских парашютистов, оказывая во всем этом быстрое содей-
ствие истребительным батальонам. Все коммунисты должны
знать, что враг коварен, хитер, опытен в обмане и распро-
странении ложных слухов, учитывать все это в своей работе
и не поддаваться на провокации.
4) При вынужденном отходе частей Красной Армии уго-
нять подвижной железнодорожный состав, не оставлять вра-
гу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять про-
тивнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего. Колхоз-
ники должны угонять скот, хлеб сдавать под сохранность го-
сударственным органам для вывозки его в тыловые районы.
Все ценное имущество, в том числе цветные металлы, хлеб и
горючее, которое не может быть вывезено, должно безуслов-
но уничтожаться.
5) В занятых врагом районах создавать партизанские от-
ряды и диверсионные группы для борьбы с частями враже-
ской армии, для разжигания партизанской войны всюду и
везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и теле-
графной связи, поджога складов и т. д. В захваченных рай-
онах создавать невыносимые условия для врага и всех его
пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу,
срывать все их мероприятия.
Для руководства всей этой деятельностью заблаговремен-
но, под ответственность первых секретарей обкомов и райко-
мов создавать из лучших людей надежные подпольные ячей-
ки и явочные квартиры в каждом городе, районном центре,
 
 
 
рабочем поселке железнодорожной станции, в совхозах и
колхозах.
6) Немедленно предавать суду Военного трибунала всех
тех, кто своим паникерством и трусостью мешает делу обо-
роны, – не взирая на лица.
(«Директива Совнаркома Союза ССР и ЦК ВКП(б) пар-
тийным и советским организациям прифронтовых обла-
стей» т.15)

Немецко-фашистские захватчики грабят нашу страну,


разрушают созданные трудами рабочих, крестьян и интелли-
генции города и села. Гитлеровские орды убивают и насилу-
ют мирных жителей нашей страны, не щадя женщин, детей,
стариков. Наши братья в захваченных немцами областях на-
шей страны стонут под игом немецких угнетателей.
Потоки вражеской крови пролили бойцы нашей армии и
флота, защищая честь и свободу Родины, мужественно от-
бивая атаки озверелого врага, давая образцы отваги и герой-
ства. Но враг не останавливается перед жертвами, он ни на
йоту не дорожит кровью своих солдат, он бросает на фронт
все новые и новые отряды на смену выбывшим из строя и
напрягает все силы, чтобы захватить Ленинград и Москву до
наступления зимы, ибо он знает, что зима не сулит ему ни-
чего хорошего.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
 
 
 
ными организациями города Москвы 6 ноября 1941 года»
т.15)

Киев. Хрущеву
1) Ваши предложения об уничтожении всего имущества
противоречат установкам, данным в речи т. Сталина, где об
уничтожении всего ценного имущества говорилось в связи
с вынужденным отходом частей Красной Армии. Ваши же
предложения имеют в виду немедленное уничтожение всего
ценного имущества, хлеба и скота в зоне 100–150 километ-
ров от противника, независимо от состояния фронта.
Такое мероприятие может деморализовать население,
вызвать недовольство Советской властью, расстроить тыл
Красной Армии и создать как в армии, так и среди населения
настроения обязательного отхода вместо решимости давать
отпор врагу.
2)  Государственный Комитет Обороны обязывает вас,
ввиду отхода войск и только в случае отхода, в районе 70-
верстной полосы от фронта увести все взрослое мужское на-
селение, рабочий скот, зерно, трактора, комбайны и двигать
своим ходом на восток, а чего невозможно вывезти, уничто-
жать, не касаясь, однако, птицы, мелкого скота и прочего
продовольствия, необходимого для остающегося населения.
Что касается того, чтобы раздать все это имущество войскам,
мы решительно возражаем против этого, так как войска мо-
гут превратиться в банды мародеров.
 
 
 
3) Электростанции не взрывать, но снимать все те ценные
части, без которых станции не могут действовать, с тем, что-
бы электростанции надолго не могли действовать.
4) Водопроводов не взрывать.
5) Заводов не взрывать, но снять с оборудования все необ-
ходимые ценные части, станки и т. д., чтобы заводы надолго
не могли быть восстановлены.
6) После отвода наших частей на левый берег Днепра все
мосты взорвать основательно.
7) Склады, особенно артиллерийские, вывезти обязатель-
но, а чего нельзя вывезти, взорвать.
8)  Что касается эвакуации заводов дальше 70-верстной
полосы, где прямой угрозы со стороны противника пока не
имеется, то эту эвакуацию осуществлять заблаговременно,
вывозя главным образом станки и прочее наиболее ценное
оборудование.
(«Записка секретарю ЦК КП(б) Украины Н. С. Хрущеву»
т.15)

Вхожу с ходатайством в Президиум Верховного Совета


СССР о награждении отличившихся.
Выдать каждому члену экипажа, участвовавшему в поле-
те, по 2 тысячи рублей.
Впредь установить, что каждому члену экипажа, сбросив-
шему бомбы на Берлин, выдавать по 2 тысячи рублей.
(«Приказ народного комиссара обороны СССР №  0265 8
 
 
 
августа 1941 года» т.18)

Кулик. Прошу разрешения представить завтра к исходу


дня, так как я послал для рекогносцировки местности ко-
мандиров, с учетом прихода новых дивизий.
Сталин. Какая Вам рекогносцировка нужна? Вам надо
все силы направить на разгром противника в районе Мги и
дальше.
Кулик. Я разведываю район Малукса и северо-восточнее.
Хочу найти фланг противника, чтобы его не терять.
Сталин. В поисках флангов Вы можете упустить время,
а за этот период немцы могут взять Ленинград, и тогда ни-
кому не нужна Ваша помощь. В эти два дня, 21 и 22, надо
пробить брешь во фронте противника и соединиться с ле-
нинградцами, а потом уже будет поздно. Вы очень запозда-
ли. Надо наверстать потерянное время. В противном случае,
если Вы еще будете запаздывать, немцы успеют превратить
каждую деревню в крепость, и Вам никогда уже не придется
соединиться с ленинградцами.
Кулик. Я имел в виду перейти в наступление после при-
хода новых дивизий, так как существующие силы оказались
недостаточными. Точно не знаю, когда придут дивизии и
танковая бригада. Только вернулся с боя. Целый день шел
сильный бой за взятие Синявино и за взятие Вороново. Про-
тивник переходил несколько раз в контратаки и, несмотря
на губительный огонь с нашей стороны (я применял сегодня
 
 
 
оба дивизиона PC), ввел все резервы, но успеха не имел…
Вчера, чтобы спасти свое положение, противник устроил па-
рад своей бомбардировочной авиации (более ста самолетов
компактно) и ударил по нашим тылам. Боевые порядки ча-
стей он не затронул, так как они очень близко подошли к
противнику и фронт зигзагообразный.
Сталин. Новые дивизии и бригада даются Вам не для взя-
тия станции Мга, а для развития успеха после взятия стан-
ции Мга. Наличных сил вполне достаточно, чтобы станцию
Мга взять не один раз, а дважды.
Кулик. Докладываю, что наличными силами, без ввода но-
вых частей, станции Мга не взять. За четыре дня боев у нас
убыло около 10 тыс. убитыми и ранеными. Поэтому я сего-
дня приказал закрепиться на существующих позициях, за-
рыться в землю и завтрашний день приводить части в по-
рядок и влить пополнение. Повторяю, что эти четыре дня
боя были очень жестокими, где перемалывалась живая сила
с обеих сторон, и противник уже к концу третьего дня боя
заменил побитые дивизии новыми. Вот обстановка на дан-
ный момент.
Сталин. Как видно, Вы даете передышку побитому про-
тивнику. Этим вы укрепляете противника и затрудняете для
ближайшего времени свое продвижение вперед. Это очень
плохо.
(«Запись переговоров по прямому проводу с командующим
54-й армией 20 сентября 1941 года» т.18)
 
 
 
Немцы ведут теперь войну захватническую, несправедли-
вую, рассчитанную на захват чужой территории и покорение
чужих народов. Поэтому все честные люди должны поднять-
ся против немецких захватчиков как против врагов.
В отличие от гитлеровской Германии Советский Союз и
его союзники ведут войну освободительную, справедливую,
рассчитанную на освобождение порабощенных народов Ев-
ропы и СССР от гитлеровской тирании. Поэтому все честные
люди должны поддерживать армии СССР, Великобритании
и других союзников как армии освободительные.
У нас нет и не может быть таких целей войны, как захват
чужих территорий, покорение чужих народов, – все равно,
идет ли речь о народах и территориях Европы или о народах
и территориях Азии, в том числе и Ирана. Наша первая цель
состоит в том, чтобы освободить наши территории и наши
народы от немецко-фашистского ига.
У нас нет и не может быть таких целей войны, как навязы-
вание своей воли и своего режима славянским и другим по-
рабощенным народам Европы, ждущим от нас помощи. На-
ша цель состоит в том, чтобы помочь этим народам в их осво-
бодительной борьбе против гитлеровской тирании и потом
предоставить им вполне свободно устроиться на своей земле
так, как они хотят. Никакого вмешательства во внутренние
дела других народов!
Но чтобы осуществить эти цели, нужно сокрушить во-
 
 
 
енную мощь немецких захватчиков, нужно истребить всех
немецких оккупантов до единого, пробравшихся на нашу
Родину для ее порабощения.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1941 года»
т.15)

Уже одно то, что в своей моральной деградации немецкие


захватчики, потеряв человеческий облик, давно уже пали до
уровня диких зверей, уже одно это обстоятельство говорит
за то, что они обрекли себя на неминуемую гибель.
Но неминуемая гибель гитлеровских захватчиков и их ар-
мий определяется не только моральными факторами.
Существуют еще три основных фактора, сила которых
растет изо дня в день и которые должны привести в неда-
леком будущем к неизбежному разгрому гитлеровского раз-
бойничьего империализма.
Это, во-первых, непрочность европейского тыла империа-
листической Германии, непрочность “нового порядка” в Ев-
ропе. Немецкие захватчики поработили народы европейско-
го континента от Франции до Советской Прибалтики, от
Норвегии, Дании, Бельгии, Голландии и Советской Белорус-
сии до Балкан и Советской Украины, лишили их элемен-
тарных демократических свобод, лишили их права распоря-
жаться своей судьбой, отняли у них хлеб, мясо, сырье, пре-
 
 
 
вратили их в своих рабов, распяли на кресте поляков, чехов,
сербов и решили, что, добившись господства в Европе, они
могут теперь строить на этой основе мировое господство в
Германии. Это называется у них “новый порядок в Европе”.
Но что это за “основа”, что это за “новый порядок”? Толь-
ко гитлеровские самовлюбленные дурачки не видят, что “но-
вый порядок” в Европе и пресловутая “основа” этого поряд-
ка представляет вулкан, готовый взорваться в любой момент
и похоронить немецкий империалистический карточный до-
мик…
Это, во-вторых, непрочность германского тыла гитлеров-
ских захватчиков. Пока гитлеровцы занимались собиранием
Германии, разбитой на куски в силу Версальского договора,
они могли иметь поддержку германского народа, воодушев-
ленного идеалом восстановления Германии. Но после того,
как эта задача была разрешена, а гитлеровцы стали на путь
империализма, на путь захвата чужих земель и покорения
чужих народов, превратив народы Европы и народы СССР
в заклятых врагов нынешней Германии, в германском наро-
де произошел глубокий перелом против продолжения вой-
ны, за ликвидацию войны. Два года с лишним кровопролит-
ной войны, конца которой еще не видно; миллионы чело-
веческих жертв; голод; обнищание; эпидемии; кругом враж-
дебная против немцев атмосфера; глупая политика Гитлера,
превратившая народы СССР в заклятых врагов нынешней
Германии, – все это не могло не повернуть германский народ
 
 
 
против ненужной и разорительной войны.

Это, наконец, коалиция СССР, Великобритании и Соеди-
ненных Штатов Америки против немецко-фашистских им-
периалистов. Это факт, что Великобритания, Соединенные
Штаты Америки и Советский Союз объединились в единый
лагерь, поставивший себе целью разгром гитлеровских им-
периалистов и их захватнических армий. Современная вой-
на есть война моторов. Войну выиграет тот, у кого будет по-
давляющее преобладание в производстве моторов. Если со-
единить моторное производство США, Великобритании и
СССР, то мы получим преобладание в моторах по сравнению
с Германией, по крайней мере, втрое. В этом одна из основ
неминуемой гибели гитлеровского разбойничьего империа-
лизма.

Таковы факторы, определяющие неминуемую гибель
немецко-фашистского империализма.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1941 года»
т.15)

Товарищи! Мы ведем войну Отечественную, освободи-


тельную, справедливую. У нас нет таких целей, чтобы захва-
тить чужие страны, покорить чужие народы. Наша цель ясна
 
 
 
и благородна. Мы хотим освободить нашу Советскую землю
от немецко-фашистских мерзавцев. Мы хотим освободить
наших братьев – украинцев, молдаван, белорусов, литовцев,
латышей, эстонцев, карелов от того позора и унижения, ко-
торым подвергают их немецко-фашистские мерзавцы. Для
осуществления этой цели мы должны разбить немецко-фа-
шистскую армию и истребить немецких оккупантов до по-
следнего человека, поскольку они не будут сдаваться в плен.
Других путей нет.
Мы это можем сделать, и мы это должны сделать во что
бы то ни стало.
(«Приказ народного комиссара обороны СССР 1 мая 1942
года № 130» т.15)

Крымский фронт, т. Мехлису:


Вашу шифровку № 254 получил. Вы держитесь странной
позиции постороннего наблюдателя, не отвечающего за де-
ла Крымфронта. Эта позиция очень удобна, но она насквозь
гнилая. На Крымском фронте Вы не посторонний наблюда-
тель, а ответственный представитель Ставки, отвечающий за
все успехи и неуспехи фронта и обязанный исправлять на
месте ошибки командования. Вы вместе с командованием
отвечаете за то, что левый фланг фронта оказался из рук вон
слабым. Если «вся обстановка показывала, что с утра про-
тивник будет наступать», а Вы не приняли всех мер к орга-
низации отпора, ограничившись пассивной критикой, то тем
 
 
 
хуже для Вас. Значит, Вы все еще не поняли, что Вы посла-
ны на Крымфронт не в качестве Госконтроля, а как ответ-
ственный представитель Ставки. Вы требуете, чтобы мы за-
менили Козлова кем-либо вроде Гинденбурга. Но Вы не мо-
жете не знать, что у нас нет в резерве Гинденбургов. Дела у
Вас в Крыму не сложные, и Вы могли бы сами справиться с
ними. Если бы Вы использовали штурмовую авиацию не на
побочные дела, а против танков и живой силы противника,
противник не прорвал бы фронт и танки не прошли бы. Не
нужно быть Гинденбургом, чтобы понять эту простую вещь,
сидя 2 месяца на Крымфронте.
(«Телеграмма Л. З. Мехлису 9 мая 1942 года» т.18)

За последние четыре дня Ставка получает от вас все но-


вые и новые заявки по вооружению, по подаче новых диви-
зий и танковых соединений из резерва Ставки.
Имейте в виду, что у Ставки нет готовых к бою новых ди-
визий, что эти дивизии сырые, необученные и бросать их те-
перь на фронт – значит доставлять врагу легкую победу.
Имейте в виду, что наши ресурсы по вооружению ограни-
чены, и учтите, что кроме вашего фронта есть еще у нас дру-
гие фронты.
Не пора ли вам научиться воевать малой кровью, как это
делают немцы? Воевать надо не числом, а умением. Если вы
не научитесь получше управлять войсками, вам не хватит
всего вооружения, производимого по всей стране.
 
 
 
Учтите все это, если вы хотите когда-либо научиться по-
беждать врага, а не доставлять ему легкую победу. В против-
ном случае вооружение, получаемое вами от Ставки, будет
переходить в руки врага, как это происходит теперь.
(«С. К. Тимошенко, Н. С. Хрущеву, И. Х. Баграмяну 27 мая
1942 года» т.18)

Население нашей страны, с любовью и уважением относя-


щееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней,
теряет веру в Красную Армию, а многие из них проклинают
Красную Армию за то, что она отдает наш народ под ярмо
немецких угнетателей, а сама бежит на восток.
Некоторые неумные люди на фронте утешают себя разго-
ворами о том, что мы можем и дальше отступать на восток,
так как у нас много земли, много населения и что хлеба у нас
всегда будет в избытке. Этим они хотят оправдать свое по-
зорное поведение на фронтах. Но такие разговоры являются
насквозь фальшивыми и лживыми, выгодными лишь нашим
врагам.
Каждый командир, красноармеец и политработник долж-
ны понять, что наши средства не безграничны. Территория
Советского государства – это не пустыня, а люди – рабочие,
крестьяне, интеллигенция, наши отцы, матери, жены, братья,
дети. Территория СССР, которую захватил и стремится за-
хватить враг, – это хлеб и другие продукты для армии и ты-
ла, металл и топливо для промышленности, фабрики, заво-
 
 
 
ды, снабжающие армию вооружением и боеприпасами, же-
лезные дороги. …Отступать дальше – значит загубить себя
и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый кло-
чок оставленной нами территории будет всемерно усиливать
врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину.
Поэтому надо в корне пресекать разговоры о том, что мы
имеем возможность без конца отступать, что у нас много
территории, страна наша велика и богата, населения мно-
го, хлеба всегда будет в избытке. Такие разговоры являются
лживыми и вредными, они ослабляют нас и усиливают вра-
га, ибо если не прекратим отступления, останемся без хлеба,
без топлива, без металла, без сырья, без фабрик и заводов,
без железных дорог.
Из этого следует, что пора кончать отступление.
Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный
призыв.
Надо упорно, до последней капли крови защищать каж-
дую позицию, каждый метр советской территории, цеплять-
ся за каждый клочок Советской земли и отстаивать его до
последней возможности.
Наша Родина переживает тяжелые дни. Мы должны оста-
новить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это
нам ни стоило. Немцы не так сильны, как это кажется пани-
керам. Они напрягают последние силы. Выдержать их удар
сейчас, в ближайшие несколько месяцев – это значит обес-
печить за нами победу.
 
 
 
(«Приказ народного комиссара обороны СССР 28 июля
1942 года № 227» т.15)

 
 
 
 
Причины неудач Красной армии
 
Как могло случиться, что наша славная Красная Армия
сдала фашистским войскам ряд наших городов и районов?
Неужели немецко-фашистские войска в самом деле являют-
ся непобедимыми войсками, как об этом трубят неустанно
фашистские хвастливые пропагандисты?
Конечно, нет! История показывает, что непобедимых ар-
мий нет и не бывало. Армию Наполеона считали непобеди-
мой, но она была разбита попеременно русскими, англий-
скими, немецкими войсками. Немецкую армию Вильгельма
в период первой империалистической войны тоже считали
непобедимой армией, но она несколько раз терпела пораже-
ния от русских и англо-французских войск и, наконец, бы-
ла разбита англо-французскими войсками. То же самое нуж-
но сказать о нынешней немецко-фашистской армии Гитлера.
Эта армия не встречала еще серьезного сопротивления на
континенте Европы. Только на нашей территории встретила
она серьезное сопротивление. И если в результате этого со-
противления лучшие дивизии немецко-фашистской армии
оказались разбитыми нашей Красной Армией, то это значит,
что гитлеровская фашистская армия так же может быть раз-
бита и будет разбита, как были разбиты армии Наполеона и
Вильгельма.
(«Выступление по радио 3 июля 1941 года» т.15)
 
 
 
Все это верно, конечно. Но верно также и то, что наряду с
этими благоприятными условиями имеется еще ряд неблаго-
приятных для Красной Армии условий, в силу которых на-
ша армия терпит временные неудачи, вынуждена отступать,
вынуждена сдавать врагу ряд областей нашей страны.
Что это за неблагоприятные условия? Где причины воен-
ных неудач Красной Армии?
Одна из причин неудач Красной Армии состоит в отсут-
ствии второго фронта в Европе против немецко-фашистских
войск. Дело в том, что в настоящее время на европейском
континенте не существует каких-либо армий Великобрита-
нии или Соединенных Штатов Америки, которые бы вели
войну с немецко-фашистскими войсками, ввиду чего нем-
цам не приходится дробить свои силы и вести войну на два
фронта – на западе и на востоке. Ну, а это обстоятельство
ведет к тому, что немцы, считая свой тыл на западе обеспе-
ченным, имеют возможность двинуть все свои войска и вой-
ска своих союзников в Европе против нашей страны. Обста-
новка теперь такова, что наша страна ведет освободительную
войну одна, без чьей-либо военной помощи, против соеди-
ненных сил немцев, финнов, румын, итальянцев, венгерцев.
Немцы кичатся своими временными успехами и расхвалива-
ют свою армию без меры, уверяя, что она всегда может одо-
леть Красную Армию в боях один на один.

 
 
 
Другая причина временных неудач нашей армии состоит
в недостатке у нас танков и отчасти авиации. В современной
войне очень трудно бороться пехоте без танков и без доста-
точного авиационного прикрытия с воздуха. Наша авиация
по качеству превосходит немецкую авиацию, а наши слав-
ные летчики покрыли себя славой бесстрашных бойцов. Но
самолетов у нас пока еще меньше, чем у немцев. Наши тан-
ки по качеству превосходят немецкие танки, а наши славные
танкисты и артиллеристы не раз обращали в бегство хвале-
ные немецкие войска с их многочисленными танками. Но
танков у нас все же в несколько раз меньше, чем у немцев.
В этом секрет временных успехов немецкой армии. Нельзя
сказать, что наша танковая промышленность работает пло-
хо и подает нашему фронту мало танков. Нет, она работа-
ет очень хорошо и вырабатывает немало превосходных тан-
ков. Но немцы вырабатывают гораздо больше танков, ибо
они имеют теперь в своем распоряжении не только свою тан-
ковую промышленность, но и промышленность Чехослова-
кии, Бельгии, Голландии, Франции. Без этого обстоятельства
Красная Армия давно разбила бы немецкую армию, которая
не идет в бой без танков и не выдерживает удара наших ча-
стей, если у нее нет превосходства в танках.
Существует только одно средство, необходимое для того,
чтобы свести к нулю превосходство немцев в танках и тем
коренным образом улучшить положение нашей армии. Оно,
это средство, состоит не только в том, чтобы увеличить в
 
 
 
несколько раз производство танков в нашей стране, но также
и в том, чтобы резко увеличить производство противотанко-
вых самолетов, противотанковых ружей и орудий, противо-
танковых гранат и минометов, строить побольше противо-
танковых рвов и всякого рода других противотанковых пре-
пятствий.
В этом теперь задача.
Мы можем выполнить эту задачу, и мы должны ее выпол-
нить во что бы то ни стало!
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1941 года»
т.15)

 
 
 
 
Об успехах Германии в войне
 
…где причины, почему Европа перевернулась, почему
Франция потерпела поражение, почему Германия побежда-
ет. Почему у Германии оказалась лучше армия? Это факт –
что у Германии оказалась лучше армия и по технике и по
организации. Чем объяснить?
Ленин говорил, что разбитые армии хорошо учатся. Эта
мысль Ленина относится и к нациям. Разбитые нации хоро-
шо учатся. Немецкая армия, будучи разбитой в 1918 г., хо-
рошо училась.
Германцы критически пересмотрели причины своего раз-
грома и нашли пути, чтобы лучше организовать свою армию,
подготовить ее и вооружить.
Военная мысль германской армии двигалась вперед. Ар-
мия вооружалась новейшей техникой. Обучалась новым
приемам ведения войны.
Вообще имеются две стороны в этом вопросе.
Мало иметь хорошую технику, организацию, надо иметь
больше союзников.
Именно потому, что разбитые армии хорошо учатся – Гер-
мания учла опыт прошлого.
В 1870 г. немцы разбили французов. Почему? Потому что
дрались на одном фронте.
Немцы потерпели поражение в 1916–1917  гг. Почему?
 
 
 
Потому что дрались на два фронта.
Почему французы ничего не учли из прошлой войны
1914-18 годов?
Ленин учит: партии и государства гибнут, если закрывают
глаза на недочеты, увлекаются своими успехами, почивают
на лаврах, страдают головокружением от успехов.
У французов закружилась голова от побед, от самодо-
вольства. Французы прозевали и потеряли своих союзников.
Франция почила на успехах. Военная мысль в ее армии не
двигалась вперед. Осталась на уровне 1918 г. Об армии не
было заботы, и ей не было моральной поддержки. Появи-
лась новая мораль, разлагающая армию. К военным относи-
лись пренебрежительно. На командиров стали смотреть как
на неудачников, на последних людей, которые, не имея фаб-
рик, заводов, банков, магазинов, вынуждены были идти в ар-
мию. За военных даже девушки замуж не выходили. Толь-
ко при таком пренебрежительном отношении к армии мог-
ло случиться, что военный аппарат оказался в руках Гаме-
ленов (Гамелен М. Г. – главнокомандующий французскими
сухопутными силами в 1939–1940 гг. – Ред.) и Арансайдов
(Айронсайд У. Э. – главнокомандующий вооруженными си-
лами Великобритании в 1938–1940 гг. – Ред.), которые ма-
ло что понимали в военном деле. Такое же было отношение
к военным в Англии. Армия должна пользоваться исключи-
тельной заботой и любовью народа и правительства, – в этом
величайшая моральная сила армии. Армию нужно лелеять.
 
 
 
Когда в стране появляется такая мораль, не будет крепкой и
боеспособной армии. Так случилось и с Францией.
Чтобы готовиться хорошо к войне – это не только нужно
иметь современную армию, но надо войну подготовить по-
литически.
Что значит политически подготовить войну? Политиче-
ски подготовить войну – это значит иметь в достаточном ко-
личестве надежных союзников и нейтральных стран. Герма-
ния, начиная войну, с этой задачей справилась, а Англия и
Франция не справились с этой задачей.
Вот в чем политические и военные причины поражения
Франции и побед Германии.
Действительно ли германская армия непобедима?
Нет. В мире нет и не было непобедимых армий. Есть ар-
мии лучшие, хорошие и слабые. Германия начала войну и
шла первый период под лозунгами освобождения от гнета
Версальского мира. Этот лозунг был популярен, встречал
поддержку и сочувствие всех обиженных Версалем. Сейчас
обстановка изменилась.
Сейчас германская армия идет с другими лозунгами. Она
сменила лозунги освобождения от Версаля на захватниче-
ские.
Германская армия не будет иметь успеха под лозунгами
захватнической завоевательной войны. Эти лозунги опас-
ные.
Наполеон I, пока он вел войну под лозунгами освобожде-
 
 
 
ния от крепостничества, он встречал поддержку, имел союз-
ников, имел успех.
Когда Наполеон  I перешел к завоевательным войнам, у
него нашлось много врагов и он потерпел поражение.
Поскольку германская армия ведет войну под лозунгом
покорения других стран, подчинения других народов Герма-
нии, такая перемена лозунгов не приведет к победе.
С точки зрения военной, в германской армии ничего осо-
бенного нет и в танках, и в артиллерии, и в авиации.
Значительная часть германской армии теряет свой пыл,
имевшийся в начале войны.
Кроме того, в германской армии появилось хвастовство,
самодовольство, зазнайство. Военная мысль не идет вперед,
военная техника отстает не только от нашей, но Германию в
отношении авиации начинает обгонять Америка.
Как могло случиться, что Германия одерживает победы?
1. Это удалось Германии потому, что ее разбитая армия
училась, перестроилась, пересмотрела старые ценности.
2.  Случилось это потому, что Англия и Франция, имея
успех в прошлой войне, не искали новых путей, не учились.
Французская армия была господствующей армией на конти-
ненте.
Вот почему до известного момента Германия шла в гору.
Но Германия уже воюет под флагом покорения других на-
родов.
Поскольку старый лозунг против Версаля объединял
 
 
 
недовольных Версалем, новый лозунг Германии – разъеди-
няет.
В смысле дальнейшего военного роста германская армия
потеряла вкус к дальнейшему улучшению военной техники.
Немцы считают, что их армия самая идеальная, самая хоро-
шая, самая непобедимая. Это неверно.
Армию необходимо изо дня в день совершенствовать.
Любой политик, любой деятель, допускающий чувство са-
модовольства, может оказаться перед неожиданностью, как
оказалась Франция перед катастрофой.
(«Краткая запись выступления на выпуске слушателей
академий Красной Армии в Кремле 5 мая 1941 года» т.18)

…немецкие империалисты, поставившие своей целью за-


хватить чужие земли и поработить другие народы, испод-
воль, задолго до войны, всесторонне подготовляли свое хо-
зяйство и армию к захватнической войне, перевели всю свою
промышленность на военные рельсы за несколько лет до на-
чала войны. Наше социалистическое государство не готови-
лось и не могло готовиться к захвату чужих земель, к поко-
рению других народов, не готовилось и не могло готовиться
к захватнической войне. Надо же уметь видеть эту разницу,
и при честном отношении к делу ее нетрудно увидеть.
Однако Советское государство вовсе не оказалось без-
оружным перед неожиданным и вероломным нападением
гитлеровской Германии. Это объясняется тем, что и здесь
 
 
 
мы следовали заветам Ленина, который предупреждал нашу
партию, наш народ, что рано или поздно империалистиче-
ские государства нападут на нашу социалистическую страну
и что поэтому мы должны быть готовы к серьезной войне за
сохранение свободы и независимости нашего Отечества. И
мы к такой оборонительной войне готовились. Понятно, что,
готовясь к этой оборонительной войне, мы не могли подго-
товиться к ней и в такой мере, как и в какой мере подготови-
лась к ней гитлеровская Германия, строившая свою армию
и промышленность в расчете на завоевание всех европей-
ских, да и не только европейских, государств. Развивая во-
оруженные силы нашего государства и народное хозяйство,
наша партия, Советское правительство были настолько даль-
новидными, что сумели подготовить Советское государство,
советских людей к тому, чтобы в первый период войны вы-
держать один на один всю силу ударов военной машины гер-
манского империализма, остановить наступление многомил-
лионной, хорошо вооруженной захватнической армии врага,
а затем, мобилизовав силы народа и перестроив хозяйство на
военный лад, успешно бить оккупантов и гнать их с нашей
земли.

В результате сложившихся исторических обстоятельств и,
разумеется, прежде всего, в результате правильной полити-
ки партии и правительства нам удалось вовремя сорвать на-
мечавшийся военный блок империалистических государств,
 
 
 
направленный против СССР, нейтрализовать в нынешней
войне Японию, Турцию, Болгарию, а такие государства, как
Англия и Соединенные Штаты Америки, оказались не во
враждебном нам лагере, как это могло случиться, а выступа-
ют ныне вместе с нами в военном союзе против германско-
го империализма. Известно, что германский империализм
– самый разбойничий, коварный, террористический, худ-
ший вид империализма. Капиталисты Англии и Соединен-
ных Штатов Америки увидели в разбойничьем грабитель-
ском характере германского империализма явную и боль-
шую опасность для своих стран. Это обстоятельство пра-
вильно учла наша партия и своей умелой внешней полити-
кой обеспечила создание мощного антигитлеровского блока
государств, Англия и США стали в один лагерь с нами про-
тив немцев. Таким образом, ленинская политика нашей пар-
тии и здесь восторжествовала.
(«Речь на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 31 января
1944 года» т.18)

 
 
 
 
О дисциплине и заградотрядах
 
Воздавая должное славным и отважным бойцам и коман-
дирам, покрывшим себя славой в боях с фашистскими за-
хватчиками, Государственный Комитет Обороны предупре-
ждает вместе с тем, что он будет и впредь железной рукой
пресекать всякое проявление трусости и неорганизованно-
сти в рядах Красной Армии, памятуя, что железная дисци-
плина в Красной Армии является важнейшим условием по-
беды над врагом.
Государственный Комитет Обороны требует от команди-
ров и политработники всех степеней, чтобы они системати-
чески укрепляли в рядах Красной Армии дисциплину и ор-
ганизованность, чтобы они личным примером храбрости и
отваги вдохновляли бойцов на великие подвиги, чтобы они
не давали паникерам, трусам и дезорганизаторам порочить
великое знамя Красной Армии и расправлялись с ними как
с нарушителями присяги и изменниками Родины.
(«Постановление Государственного Комитета Обороны
№ ГКО-169сс (00381) 16 июля 1941 года» т.18)

Предупреждаю, что и впредь все нарушающие военную


присягу, забывающие долг перед Родиной, порочащие вы-
сокое звание воина Красной Армии, все трусы и паникеры,
самовольно оставляющие боевые позиции и сдающие ору-
 
 
 
жие противнику без боя, будут беспощадно караться по всем
строгостям законов военного времени, невзирая на лица.
(«Приказ народного комиссара обороны СССР №  0250 с
объявлением приговора Верховного суда СССР по делу гене-
рала армии Д. Г. Павлова, генерал-майоров В. Е. Климовских,
А. Т. Григорьева и А. А. Коробкова 28 июля 1941 года» т.18)

He только друзья признают, но и враги наши вынуждены


признать, что в нашей освободительной войне с немецко-фа-
шистскими захватчиками части Красной Армии, громадное
их большинство, их командиры и комиссары ведут себя без-
упречно, мужественно, а порой прямо героически. Даже те
части нашей армии, которые случайно оторвались от армии
и попали в окружение, сохраняют дух стойкости и мужества,
не сдаются в плен, стараются нанести врагу побольше вреда и
выходят из окружения. Известно, что отдельные части нашей
армии, попав в окружение врага, используют все возможно-
сти для того, чтобы нанести врагу поражение и вырваться из
окружения.

Но мы не можем скрыть и того, что за последнее время
имели место несколько позорных фактов сдачи в плен врагу.
Отдельные генералы подали плохой пример нашим войскам.

Эти позорные факты сдачи в плен нашему заклятому вра-
гу свидетельствуют о том, что в рядах Красной Армии, стой-
 
 
 
ко и самоотверженно защищающей от подлых захватчиков
свою Советскую Родину, имеются неустойчивые, малодуш-
ные, трусливые элементы. И эти трусливые элементы име-
ются не только среди красноармейцев, но и среди началь-
ствующего состава. Как известно, некоторые командиры и
политработники своим поведением на фронте не только не
показывают красноармейцам образцы смелости, стойкости и
любви к Родине, а, наоборот, прячутся в щелях, возятся в
канцеляриях, не видят и не наблюдают поля боя, при первых
серьезных трудностях в бою пасуют перед врагом, срывают
с себя знаки различия, дезертируют с поля боя.
Можно ли терпеть в рядах Красной Армии трусов, дезер-
тирующих к врагу и сдающихся в плен, или таких малодуш-
ных начальников, которые при заминке на фронте срывают с
себя знаки различия и дезертируют в тыл? Нет, нельзя! Если
дать волю этим трусам и дезертирам, они в короткий срок
разложат нашу армию и загубят нашу Родину. Трусов и де-
зертиров надо уничтожать.
Можно ли считать командирами батальонов или полков
таких командиров, которые прячутся в щелях во время боя,
не видят поля боя, не наблюдают хода боя на поле и все же
воображают себя командирами полков и батальонов? Нет,
нельзя! Это не командиры полков и батальонов, а самозван-
цы. Если дать волю таким самозванцам, они в короткий срок
превратят армию в сплошную канцелярию. Таких самозван-
цев нужно немедленно смещать с постов, снижать по долж-
 
 
 
ности, переводить в рядовые, а при необходимости расстре-
ливать на месте, выдвигая на их место смелых и мужествен-
ных людей из рядов младшего начсостава или из красноар-
мейцев.
Приказываю:
1. Командиров и политработников, во время боя срываю-
щих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сда-
ющихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи
которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и
предавших свою Родину дезертиров.
Обязать всех вышестоящих командиров и комиссаров
расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава.
2. Попавшим в окружение врага частям и подразделениям
самоотверженно сражаться до последней возможности, бе-
речь материальную часть, как зеницу ока, пробиваться к сво-
им по тылам вражеских войск, нанося поражение фашист-
ским собакам.
Обязать каждого военнослужащего, независимо от его
служебного положения, потребовать от вышестоящего на-
чальника, если часть его находится в окружении, драться до
последней возможности, чтобы пробиться к своим, и если
такой начальник или часть красноармейцев вместо органи-
зации отпора врагу предпочтут сдаться в плен, – уничтожать
их всеми средствами, как наземными, так и воздушными,
а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государ-
ственного пособия и помощи.
 
 
 
3.  Обязать командиров и комиссаров дивизий немедля
смещать с постов командиров батальонов и полков, прячу-
щихся в щелях во время боя и боящихся руководить ходом
боя на поле сражения, снижать их по должности как само-
званцев, переводить в рядовые, а при необходимости рас-
стреливать их на месте, выдвигая на их место смелых и му-
жественных людей из младшего начсостава или из рядов от-
личившихся красноармейцев.
(«Приказ № 27 Ставки Верховного Главного Командова-
ния Красной Армии 16 августа 1941 года» т.18)

Опыт борьбы с немецким фашизмом показал, что в наших


стрелковых дивизиях немало панических и прямо враждеб-
ных элементов, которые при первом же нажиме со стороны
противника бросают оружие, начинают кричать: «Нас окру-
жили!» и увлекают за собой остальных бойцов. В результа-
те подобных действий этих элементов дивизия обращается
в бегство, бросает материальную часть и потом одиночками
начинает выходить из леса. Подобные явления имеют место
на всех фронтах. Если бы командиры и комиссары таких ди-
визий были на высоте своей задачи, паникерские и враждеб-
ные элементы не могли бы взять верх в дивизии. Но беда в
том, что твердых и устойчивых командиров и комиссаров у
нас не так много.
В целях предупреждения указанных выше нежелательных
явлений на фронте Ставка Верховного Главнокомандования
 
 
 
приказывает:
1. В каждой дивизии иметь заградительный отряд из на-
дежных бойцов, численностью не более батальона (в расче-
те по 1 роте на стрелковый полк), подчиненный командиру
дивизии и имеющий в своем распоряжении кроме обычно-
го вооружения средства передвижения в виде грузовиков и
несколько танков или бронемашин.
2. Задачами заградительного отряда считать прямую по-
мощь комсоставу в поддержании и установлении твердой
дисциплины в дивизии, приостановку бегства одержимых
паникой военнослужащих, не останавливаясь перед приме-
нением оружия, ликвидацию инициаторов паники и бегства,
поддержку честных и боевых элементов дивизии, не подвер-
женных панике, но увлекаемых общим бегством.
3. Обязать работников особых отделов и политсостав ди-
визий оказывать всяческую помощь командирам дивизий и
заградительным отрядам в деле укрепления порядка и дис-
циплины дивизии.
4.  Создание заградительных отрядов закончить в пяти-
дневный срок со дня получения настоящего приказа.
5. О получении и исполнении командующими войсками
фронтов и армий донести.
(«Директива Ставки ВГК №  001919 командующим вой-
сками фронтов, армиями, командирам дивизий, главноко-
мандующему войсками Юго-Западного направления 12 сен-
тября 1941 года» т.18)
 
 
 
За последнее время наблюдаются частые случаи незакон-
ных репрессий и грубейшего превышения власти со стороны
отдельных командиров и комиссаров по отношению к своим
подчиненным.

Командиры, комиссары и политработники обязаны пом-
нить, что без правильного сочетания метода убеждения с ме-
тодом принуждения немыслимо насаждение советской воин-
ской дисциплины и укрепление политико-морального состо-
яния войск.
Суровая кара по отношению к злостным нарушителям
воинской дисциплины, пособникам врага и явным врагам
должна сочетаться с внимательным разбором всех случаев
нарушения дисциплины, требующих подробного выяснения
обстоятельств дела.
Необоснованные репрессии, незаконные расстрелы, са-
моуправство и рукоприкладство со стороны командиров и
комиссаров являются проявлением безволия и безрукости,
нередко ведут к обратным результатам, способствуют паде-
нию воинской дисциплины и политико-морального состоя-
ния войск и могут толкнуть нестойких бойцов к перебежкам
на сторону противника.
(«Приказ Народного Комиссара Обороны СССР № 0391 4
октября 1941 года» т.18)

 
 
 
Предупреждаю, что и впредь будут приниматься реши-
тельные меры в отношении тех командиров и начальников,
невзирая на лица и заслуги в прошлом, которые не выпол-
няют или недобросовестно выполняют приказы командова-
ния, проявляют трусость, деморализуют войска своими по-
раженческими настроениями и, будучи запуганы немцами,
сеют панику и подрывают веру в нашу победу над немецки-
ми захватчиками.
(«Приказ народного комиссара обороны СССР 2 марта
1942 года» т.15)

Чего же у нас не хватает?


Не хватает порядка и дисциплины в ротах, батальонах,
полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В
этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить
в нашей армии строжайший порядок и железную дисципли-
ну, если мы хотим спасти положение и отстоять Родину.
Нельзя терпеть дальше командиров, комиссаров, полит-
работников, части и соединения которых самовольно остав-
ляют боевые позиции. Нельзя терпеть дальше, когда ко-
мандиры, комиссары, политработники допускают, чтобы
несколько паникеров определяли положение на поле боя,
чтобы они увлекали в отступление других бойцов и откры-
вали фронт врагу.
Паникеры и трусы должны истребляться на месте.
(«Приказ народного комиссара обороны СССР 28 июля
 
 
 
1942 года № 227» т.15)

Отныне железным законом дисциплины для каждого ко-


мандира, красноармейца, политработника должно являться
требование – ни шагу назад без приказа высшего командо-
вания.
Командиры роты, батальона, полка, дивизии, соответству-
ющие комиссары и политработники, отступающие с боевой
позиции без приказа свыше, являются предателями Родины.
С такими командирами и политработниками и поступать на-
до, как с предателями Родины.
Таков призыв нашей Родины.
Выполнить этот приказ – значит отстоять нашу землю,
спасти Родину, истребить и победить ненавистного врага.
(«Приказ народного комиссара обороны СССР 28 июля
1942 года № 227» т.15)

Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный


призыв.
(«Приказ народного комиссара обороны СССР 28 июля
1942 года № 227» т.15)

 
 
 
 
О ведении боевых действий
 
№ 0868, 1 января 1940 г. 00 ч. 50 мин.
1. Для разведки переднего края обороны противника на-
ши дивизии и корпуса высылают большие разведывательные
отряды силой в батальон и даже выше. Такая разведка пе-
реднего края обороны противника, и в особенности укреп-
ленных районов, приводит к совершенно напрасным боевым
потерям в нашей пехоте.
Приказываю категорически для разведки переднего края
обороны противника на участке стр. полка разведыватель-
ные части силой выше одного или двух взводов не посылать,
причем эти разведывательные группы и взводы должны быть
составлены из отборных, смелых рядовых бойцов и команди-
ров, хорошо проинструктированы и обучены разведке. Лич-
ный состав разведывательных взводов, групп должен уметь
ходить по компасу. Всякие высылки для разведки батальо-
нов будут караться. Наземную разведку необходимо вести
параллельно с воздушной разведкой на фотографирование
позиций противника. Категорически потребовать от началь-
ников военно-воздушных сил армий заснятия с воздуха и со-
ставления планов укрепленных линий и узлов противника.
2. Также замечено, что наши пехотные части подводятся
под видом занятия исходного положения на расстояние 300–
400 метров от линии укрепленных районов противника, пе-
 
 
 
ред которой противником пристрелян каждый метр, и лежат
открыто под огнем противника, неся излишние и тяжелые
потери. Занятие исходного положения должно быть произ-
ведено непосредственно перед наступлением, а до него пе-
хотные батальоны первой линии должны, как правило, на-
ходиться не ближе 600-1000 метров от линии укрепленных
районов противника в зависимости от рельефа местности,
они должны построить окопы полного профиля с ходами со-
общения в тыл и с проволочными заграждениями. Впереди
их расположения должно быть сильное боевое охранение.
Эти указания довести до каждого командира полка к точ-
ному исполнению, а командующим армиями проверить вы-
полнение этих указаний.
(«Приказ Ставки Главного командования командующим
7, 13, 8, 9 и 14-й армиями о совершенствовании тактики дей-
ствий разведывательных подразделений и стрелковых ча-
стей 1 января 1940 года» т.18)

Опыт последнего месяца войны показал, что германская


армия плохо приспособлена к войне в зимних условиях, не
имеет теплого одеяния и, испытывая огромные трудности от
наступивших морозов, ютится в прифронтовой полосе в на-
селенных пунктах. Самонадеянный до наглости противник
собирался зимовать в теплых домах Москвы и Ленинграда,
но этому воспрепятствовали действия наших войск. На об-
ширных участках фронта немецкие войска, встретив упор-
 
 
 
ное сопротивление наших частей, вынужденно перешли к
обороне и расположились в населенных пунктах вдоль дорог
на 20–30 км по обе их стороны. Немецкие солдаты живут,
как правило, в городах, в местечках, в деревнях в крестьян-
ских избах, сараях, ригах, банях близ фронта, а штабы гер-
манских частей размещаются в более крупных населенных
пунктах и городах, прячутся в подвальных помещениях, ис-
пользуя их в качестве укрытия от нашей авиации и артилле-
рии. Советское население этих пунктов обычно выселяют и
выбрасывают вон немецкие захватчики.
Лишить германскую армию возможности располагаться в
селах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех на-
селенных пунктов на холод в поле, выкурить их из теплых
убежищ и заставить мерзнуть под открытым небом – такова
неотложная задача, от решения которой во многом зависит
ускорение разгрома врага и разложение его армии.
Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:
1. Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в ты-
лу немецких войск на расстоянии 40–60 км в глубину от пе-
реднего края и на 20–30 км вправо и влево от дорог.
Для уничтожения населенных пунктов в указанном ради-
усе действия бросить немедленно авиацию, широко исполь-
зовать артиллерийский и минометный огонь, команды раз-
ведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы,
снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами
и подрывными средствам.
 
 
 
2. В каждом полку создать команды охотников по 20–30
человек каждая для взрыва и сжигания населенных пунк-
тов, в которых располагаются войска противника. В команды
охотников подбирать наиболее отважных и крепких в поли-
тико-моральном отношении бойцов, командиров и политра-
ботников, тщательно разъясняя им задачи и значение этого
мероприятия для разгрома германской армии. Выдающих-
ся смельчаков за отважные действия по уничтожению насе-
ленных пунктов, в которых расположены немецкие войска,
представлять к правительственной награде.
3. При вынужденном отходе наших частей на том или дру-
гом участке уводить с собой советское население и обяза-
тельно уничтожать все без исключения населенные пункты,
чтобы противник не мог их использовать. В первую очередь
для этой цели использовать выделенные в полках команды
охотников.
4. Военным советам фронтов и отдельных армий система-
тически проверять, как выполняются задания по уничтоже-
нию населенных пунктов в указанном выше радиусе от ли-
нии фронта. Ставке через каждые 3 дня отдельной сводкой
доносить, сколько и какие населенные пункты уничтожены
за прошедшие дни и какими средствами достигнуты эти ре-
зультаты.
(«Приказ Ставки Верховного Главного Командования
№ 0428 17 ноября 1941 года» т.18)

 
 
 
Два условия необходимо соблюдать, чтобы иметь боевые
успехи:
Первое. Действия ударными группами. Наши войска на-
ступают обычно отдельными дивизиями или бригадами, рас-
положенными по фронту в виде цепочки. Понятно, что такая
организация наступления не может дать эффекта, так как
не дает нам перевеса сил на каком-либо участке. Такое на-
ступление обречено на провал. Необходимо, чтобы в каждой
армии, ставящей себе задачу прорыва обороны противника,
была создана ударная группа в виде трех или четырех ди-
визий, сосредоточенных для удара на определенном участ-
ке фронта. В этом первейшая задача командования армии,
ибо только таким образом можно обеспечить решительный
перевес сил и успех прорыва обороны противника на опре-
деленном участке фронта.
Второе. У нас нередко бросают пехоту в наступление про-
тив оборонительной линии противника без артиллерии, без
какой-либо поддержки со стороны артиллерии, а потом жа-
луются, что пехота не идет против обороняющегося и око-
павшегося противника. Понятно, что такое “наступление”
не может дать желательного эффекта. Это не наступление, а
преступление – преступление против Родины, против войск,
вынужденных нести бессмысленные жертвы. Это означает,
во-первых, что артиллерия не может ограничиваться разо-
выми действиями в течение часа или двух часов перед на-
ступлением, а должна наступать вместе с пехотой, должна
 
 
 
вести огонь при небольших перерывах за все время наступ-
ления, пока не будет взломана оборонительная линия про-
тивника на всю ее глубину.
Это означает, во-вторых, что пехота должна наступать не
после прекращения артиллерийского огня, как это имеет ме-
сто при так называемой “артиллерийской подготовке”, а вме-
сте с наступлением артиллерии, под гром артиллерийского
огня. Это означает, в-третьих, что артиллерия должна дей-
ствовать не вразброс, а сосредоточенно, и она должна быть
сосредоточена не в любом месте фронта, а в районе действия
ударной группы армии, фронта и только в этом районе, ибо
без этого условия немыслимо артиллерийское наступление.
(«Из выступления в Ставке 5 января 1942 года» т.15)
Немцы в растерянности от поражения под Москвой, они
плохо подготовились к зиме. Надо наступать. Заставить нем-
цев израсходовать свои резервы еще до весны…
(«Из выступления в Ставке 5 января 1942 года» т.15)

Сталинград
Противник прорвал ваш фронт небольшими силами. У
вас имеется достаточно сил, чтобы уничтожать прорвавше-
гося противника.
Соберите авиацию обоих фронтов и навалитесь на про-
рвавшегося противника. Мобилизуйте бронепоезда и пусти-
те их по круговой железной дороге Сталинграда. Пользуй-
тесь дымами в изобилии, чтобы запутать врага. Деритесь с
 
 
 
прорвавшимся противником не только днем, но и ночью. Ис-
пользуйте вовсю артиллерийские и эрэсовские силы.

Самое главное – не поддаваться панике, не бояться на-
хального врага и сохранить уверенность в нашем успехе.
(«А. М. Василевскому, А. И. Еременко, Г. М. Маленкову 23
августа 1942 года» т.18)

Недопустимо никакое промедление. Промедление теперь


равносильно преступлению.
(«Телеграмма Г. К. Жукову 3 сентября 1942 года» т.15)

Опыт войны с немцами показывает, что операцию против


немцев можно выиграть лишь в том случае, если имеем пре-
восходство в воздухе. В этом случае наша авиация должна
выполнить три задачи:
Первое – сосредоточить действие нашей авиации в районе
наступления наших ударных частей, подавить авиацию нем-
цев и прочно прикрыть наши войска.
Второе – пробить дорогу нашим наступающим частям пу-
тем систематической бомбежки стоящих против них немец-
ких войск.
Третье – преследовать отступающие войска противника
путем систематической бомбежки и штурмовых действий,
чтобы окончательно расстроить их и не дать им закрепиться
на ближайших рубежах обороны.
 
 
 
(«Телеграмма Г. К. Жукову 11 ноября 1942 года «т.15)

Сталин. Я должен, между прочим, сказать, что мы сами


в последнее время готовились к наступлению. Немцы опе-
редили нас, но, поскольку мы готовились к наступлению и
нами были стянуты большие силы, после того, как мы отби-
ли немецкое наступление, нам удалось сравнительно быстро
перейти в наступление самим. Я должен сказать, что, хотя
о нас говорят, что мы все планируем заранее, мы сами не
ожидали успехов, каких мы достигли в августе и в сентябре.
Против наших ожиданий, немцы оказались слабее, чем мы
предполагали.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Крымская конференция Теге-
ран, 28 ноября 1943  г. Первое заседание конференции глав
правительств СССР, США и Великобритании)

Черчилль. Я уверен, что в скором времени противнику


должно стать известно о наших приготовлениях, поскольку
он это сможет обнаружить по большому скоплению желез-
нодорожных составов, по активности в наших портах и т. д.
Сталин. Большую операцию в мешке не спрячешь.
Черчилль. Нужно было бы, чтобы наши штабы подума-
ли о том, чтобы замаскировать эти приготовления и ввести
неприятеля в заблуждение.
Сталин. Мы в таких случаях обманываем противника,
строя макеты танков, самолетов, создавая ложные аэродро-
 
 
 
мы. Затем мы при помощи тракторов приводим эти маке-
ты танков и самолетов в движение. Разведка доносит про-
тивнику об этих передвижениях, причем немцы думают, что
именно в этом месте готовится удар. В то же время там, где
действительно готовится наступление, царит полное спокой-
ствие. Все перевозки производятся ночью. Мы создаем в ря-
де мест до 5–8 тысяч макетов танков, до 2 тысяч макетов
самолетов, большое число ложных аэродромов. Кроме того,
мы обманываем противника при помощи радио. В тех рай-
онах, где не предполагается наступление, производится пе-
рекличка между радиостанциями. Эти станции засекаются
противником, и у него создается впечатление, что здесь на-
ходятся большие части. Самолеты противника иногда день и
ночь бомбардируют эти местности, которые в действитель-
ности совершенно пусты.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Крымская конференция Теге-
ран, 30 ноября 1943 г. Третье заседание конференции глав
правительств СССР, США и Великобритании)

 
 
 
 
Об эвакуации
 
Передаю предложения Москвы: 1) Вывезти на восток из
Ленинграда станки, пресса, электрооборудование, литейное
оборудование, инструмент, приспособления, штампы и кад-
ры инженеров, техников, квалифицированных рабочих за-
вода № 174 для производства танков Т-50 на востоке. 2) Вы-
везти на восток из Ленинграда станки, пресса, электрообо-
рудование, литейное, кузнечное и прокатное оборудование,
инструмент, приспособления и штампы, а также кадры ин-
женеров, техников, квалифицированных рабочих Кировско-
го и Ижорского заводов, занятые производством танков и
танковых пушек, причем для Ленинграда оставить 50 штук
готовых танковых пушек. 3) Вывезти на восток из Ленингра-
да ту часть оборудования и те кадры всех других ленинград-
ских заводов, которые были заняты производством танков
KB и танков Т-50 по кооперации с Кировским, Ижорским и
заводом № 174. 4) Эвакуацию всего упомянутого выше про-
изводить через Ладожское озеро на Волховстрой. Осуществ-
ление эвакуации возложить на ленинградцев. 5) Переимено-
вать Челябинский тракторный завод в Кировский завод, а
Уралмашзавод в Ижорский завод. Просьба согласиться. Кро-
ме того, просим выделить для нас несколько хороших парт-
оргов для танковых и броневых заводов, всего четыре или
пять человек.
 
 
 
(«Запись переговоров по прямому проводу с членами во-
енного совета Ленинградского фронта А.  А.  Ждановым и
А. А. Кузнецовым 4 октября 1941 года» т.18)

Постановление Государственного Комитета Обороны об


эвакуации столицы СССР г. Москвы 15 октября 1941 года
Сов. секретно
Особой важности
Ввиду неблагополучного положения в районе Можайской
оборонительной линии, Государственный Комитет Обороны
постановил:
1.  Поручить т. Молотову заявить иностранным мисси-
ям, чтобы они сегодня же эвакуировались в г. Куйбышев.
(НКПС – т. Каганович обеспечивает своевременную подачу
составов для миссий, а НКВД – т. Берия организует их охра-
ну.)
2. Сегодня же эвакуировать Президиум Верховного Сове-
та, а также правительство во главе с заместителем председа-
теля СНК т. Молотовым (т. Сталин эвакуируется завтра или
позднее, смотря по обстановке).
3. Немедля эвакуироваться органам наркомата обороны и
наркомвоенмора в г. Куйбышев, а основной группе Геншта-
ба – в Арзамас.
4. В случае появления войск противника у ворот Моск-
вы поручить НКВД – т. Берия и т. Щербакову произвести
взрыв предприятий, складов и учреждений, которые нельзя
 
 
 
будет эвакуировать, а также все электрооборудование метро
(исключая водопровод и канализацию).

Председатель Государственного Комитета Обороны


И. Сталин
(т.18)

 
 
 
 
О снабжении населения
 
Совет Народных Комиссаров Союза ССР устанавливает,
что существующий порядок снабжения населения продо-
вольственными и промышленными товарами позволяет по-
лучать одинаковую норму и работающим хорошо и тем, кто
нарушает трудовую дисциплину и недобросовестно относит-
ся к работе.
В целях ликвидации уравниловки в снабжении, поощре-
ния хорошо работающих и дальнейшего укрепления трудо-
вой дисциплины Совет Народных Комиссаров Союза ССР
постановляет:
1.  Предоставить директорам промышленных предприя-
тий право установить для рабочих, выполняющих и перевы-
полняющих нормы выработки, следующий порядок снабже-
ния:
а) продажу по карточкам промышленных товаров, а также
некоторых продовольственных товаров (за исключением
хлеба) производить в первую очередь указанным рабочим и
членам их семей;
б) выдавать дополнительное горячее питание за счет ре-
сурсов подсобных хозяйств без зачета в норму, установлен-
ную по карточкам;
в) производить дополнительный отпуск сверх установлен-
ных норм по продовольственным карточкам картофеля, ово-
 
 
 
щей, яиц, молочных и других продуктов, получаемых от соб-
ственных подсобных хозяйств после обеспечения ими пита-
ния в столовых, с тем, однако, чтобы дополнительная выда-
ча продуктов не превышала норм, установленных по продо-
вольственным карточкам;
г) снабжать в первоочередном порядке товарами широко-
го потребления (предметы домашнего обихода и др.), изго-
товленными подсобными предприятиями ОРСов, сверх от-
пуска по карточкам, а также топливом;
д) производить первоочередной ремонт обуви и домаш-
ней утвари и снабжать некоторыми строительными материа-
лами (стекло, фанера, олифа, гвозди) для ремонта жилищ и
других домашних нужд.
2. Рабочим, совершившим прогул, с момента вынесения
решения суда и до отбытия наказания в порядке исправи-
тельно-трудовых работ на данном предприятии отпускать
хлеб по сниженным нормам: на 200 граммов на тех предпри-
ятиях, для рабочих которых установлена норма в 800 грам-
мов и более, и на 100 граммов – на всех остальных предпри-
ятиях.
Разрешить директорам предприятий для рабочих, отбы-
вающих наказание за прогул, которые в течение месяца при
сдельной оплате труда выполняют нормы выработки, а при
повременной – добросовестно относятся к своей работе, вос-
станавливать по истечении месяца такой работы отпуск хле-
ба по нормам, установленным для рабочих данного предпри-
 
 
 
ятия.
3. В целях лишения пользования карточками лиц, утеряв-
ших на это право, обязать директоров предприятий произ-
водить 1–2 раза в месяц перерегистрацию карточек путем
проставления штампа на проверенных карточках с тем, что-
бы товары выдавались по карточкам, имеющим штамп о про-
верке.
(«Постановление СНК СССР о порядке снабжения продо-
вольственными и промышленными товарами рабочих про-
мышленных предприятий 18 октября 1942 года» т.18)

 
 
 
 
Положения о штрафных
батальонах и штрафных ротах
 
1. Штрафные батальоны имеют целью дать возможность
лицам среднего и старшего командного, политического и на-
чальствующего состава всех родов войск, провинившимся
в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости,
кровью искупить свои преступления перед Родиной отваж-
ной борьбой с врагом на более трудном участке боевых дей-
ствий.
2. Организация, численный и боевой состав, а также окла-
ды содержания постоянному составу штрафных батальонов
определяются особым штатом.
3. Штрафные батальоны находятся в ведении военных со-
ветов фронтов. В пределах каждого фронта создаются от од-
ного до трех штрафных батальонов, смотря по обстановке.
4. Штрафной батальон придается стрелковой дивизии (от-
дельной стрелковой бригаде), на участок которой он постав-
лен распоряжением военного совета фронта.

7. Всему постоянному составу штрафных батальонов сро-
ки выслуги в званиях по сравнению с командным, политиче-
ским и начальствующим составом строевых частей Действу-
ющей армии сокращаются наполовину.
 
 
 
8. Каждый месяц службы в постоянном составе штрафно-
го батальона засчитывается при назначении пенсии за шесть
месяцев.
9. Лица среднего и старшего командного, политического
и начальствующего состава направляются в штрафные бата-
льоны приказом по дивизии или бригаде (по корпусу – в от-
ношении личного состава корпусных частей или по армии и
фронту – в отношении частей армейского и фронтового под-
чинения соответственно) на срок от одного до трех месяцев.
В штрафные батальоны на те же сроки могут направлять-
ся также по приговору военных трибуналов (Действующей
армии и тыловых) лица среднего и старшего командного, по-
литического и начальствующего состава, осужденные с при-
менением отсрочки исполнения приговора (примечание 2 к
ст. 28 Уголовного кодекса РСФСР).

10. Лица среднего и старшего командного, политического
и начальствующего состава, направляемые в штрафной ба-
тальон, тем же приказом по дивизии или бригаде (корпусу,
армии или войскам фронта соответственно) (ст.9) подлежат
разжалованию в рядовые.
11. …Ордена и медали у штрафника отбираются и на вре-
мя его нахождения в штрафном батальоне передаются на
хранение в отдел кадров фронта.
12. Штрафникам выдается красноармейская книжка спе-
циального образца.
13. За неисполнение приказа, членовредительство, побег
 
 
 
с поля боя или попытку перехода к врагу командный и по-
литический состав штрафного батальона обязан применить
все меры воздействия вплоть до расстрела на месте.
14. Штрафники могут быть приказом по штрафному ба-
тальону назначены на должности младшего командного со-
става с присвоением званий ефрейтора, младшего сержанта
и сержанта.
Штрафникам, назначенным на должности младшего ко-
мандного состава, выплачивается содержание по занимае-
мым должностям, остальным штрафникам – в размере 8 руб.
50 коп. в месяц. Полевые деньги штрафникам не выплачи-
ваются.
Выплата денег семье по денежному аттестату прекраща-
ется, и она переводится на пособие, установленное для се-
мей красноармейцев и младших командиров Указами Пре-
зидиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 г. и от
19 июля 1942 г.
15. За боевое отличие штрафник может быть освобожден
досрочно по представлению командования штрафного бата-
льона, утвержденному военным советом фронта.
За особо выдающееся боевое отличие штрафник, кроме
того, представляется к правительственной награде.

16. По отбытии назначенного срока штрафники представ-
ляются командованием батальона военному совету фронта
на предмет освобождения и по утверждении представления
 
 
 
освобождаются из штрафного батальона.
17. Все освобожденные из штрафного батальона восста-
навливаются в звании и во всех правах.
18.  Штрафники, получившие ранение в бою, считают-
ся отбывшими наказание, восстанавливаются в звании и во
всех правах и по выздоровлении направляются для дальней-
шего прохождения службы, а инвалидам назначается пенсия
из оклада содержания по последней должности перед зачис-
лением в штрафной батальон.
19. Семьям погибших штрафников назначается пенсия на
общих основаниях со всеми семьями командиров из окла-
да содержания по последней должности до направления в
штрафной батальон.
(т.18)

 
 
 
 
Об обороне Ленинграда
 
Вы создали Военный совет Ленинграда. Вы должны по-
нимать, что создавать военные советы может только прави-
тельство, или по его поручению Ставка… Второе. В Воен-
ный совет Ленинграда не вошли ни Ворошилов, ни Жда-
нов. Это неправильно. И даже вредно политически… Словно
Жданов и Ворошилов не верят в оборону Ленинграда… Это
дело надо исправить. Третье. В своем приказе… вы ввели
выборность батальонных командиров. Это неправильно ор-
ганизационно и вредно политически. Это тоже надо выпра-
вить. Четвертое. По вашему приказу… выходит, что оборо-
на Ленинграда ограничивается созданием рабочих батальо-
нов, вооруженных более или менее слабо, без специальной
артиллерийской обороны. Такую оборону нельзя признать
удовлетворительной, если иметь в виду, что у немцев имеет-
ся артиллерия.
Мы думаем, что оборона Ленинграда должна быть прежде
всего артиллерийской обороной. Надо занять все возвышен-
ности в районе Пулково и других районах, выставить там
серьезную артиллерийскую оборону, имея в виду морские
пушки… Без такой базы рабочие батальоны будут перебиты.

Немедленно отмените выборное начало в батальонах, ибо
оно может погубить всю армию. Выборный командир без-
 
 
 
властен, ибо в случае нажима на избирателей его мигом пе-
реизберут. Нам нужны, как известно, полновластные коман-
диры. Стоит ввести выборность в рабочих батальонах – это
сразу же распространится на всю армию, как зараза.
(«Из переговоров по прямому проводу с К. Е. Ворошило-
вым и А. А. Ждановым 22 августа 1941 года» т.18)

Ваши сегодняшние представления напоминают шантаж.


Вас запугивают командующие армиями, а Вы, в свою оче-
редь, решили, видимо, запугивать Ставку всякими ужасами
насчет прорывов, обострения положения и прочее. Конечно,
если Вы ничего не будете делать для того, чтобы требовать
от своих подчиненных, а будете только статистом, переда-
ющим жалобы армий, Вам придется тогда через несколько
дней сдавать Ленинград, но Ставка существует не для того,
чтобы потакать шантажистским требованиям и предложени-
ям.

Ставка требует, чтобы Вы наконец перестали быть ста-
тистом и специалистом по отступлению и вошли в подоба-
ющую Вам роль командующего, вдохновляющего армии и
подымающего дух войск.
(«Телеграмма командующему Ленинградским фронтом
генерал-лейтенанту М. Попову 28 августа 1941 года» т.18)
Только что сообщили, что Тосно взято противником. Ес-
ли так будет продолжаться, боюсь, что Ленинград будет сдан
 
 
 
идиотски глупо, а все ленинградские дивизии рискуют по-
пасть в плен. Что делают Попов и Ворошилов? Они даже не
сообщают о мерах, какие они думают предпринять против
такой опасности. Они заняты исканием новых рубежей от-
ступления, в этом они видят свою задачу. Откуда у них такая
бездна пассивности и чисто деревенской покорности судьбе?
Что за люди – ничего не пойму. В Ленинграде имеется те-
перь много танков КВ, много авиации, эресы. Почему эти
важные технические средства не действуют на участке Лю-
бань – Тосно? Что может сделать против немецких танков
какой-то пехотный полк, выставленный командованием про-
тив немцев без этих технических средств? Почему богатая
ленинградская техника не используется на этом решающем
участке? Не кажется ли тебе, что кто-то нарочно открывает
немцам дорогу на этом решающем участке? Что за человек
Попов? Чем, собственно, занят Ворошилов и в чем выража-
ется его помощь Ленинграду? Я пишу об этом, так как очень
встревожен непонятным для меня бездействием ленинград-
ского командования.
(«Телеграмма В. М. Молотову и Г. М. Маленкову 29 авгу-
ста 1941 года» т.18)

Ставка считает тактику Ленинградского фронта пагубной


для фронта. Ленинградский фронт занят только одним – как
бы отступить и найти новые рубежи для отступления. Не по-
ра ли кончать с героями отступления? Ставка последний раз
 
 
 
разрешает вам отступить и требует, чтобы Ленинградский
фронт набрался духу честно и стойко отстаивать дело обо-
роны Ленинграда.
(«Директива Ставки ВГК № 001513 военному совету Се-
веро-Западного направления 1 сентября 1941 года» т.18)

Нас возмущает ваше поведение, выражающееся в том, что


вы сообщаете нам только лишь о потере нами той или иной
местности, но обычно ни слова не сообщаете о том, какие же
вами приняты меры для того, чтобы перестать, наконец, те-
рять города и станции. Так же безобразно вы сообщили о по-
тере Шлиссельбурга. Будет ли конец потерям? Может быть,
вы уже предрешили сдать Ленинград? Куда девались танки
KB, где вы их расставили, и почему нет никакого улучшения
на фронте, несмотря на такое обилие танков KB у вас? Ведь
ни один фронт не имеет и половинной доли того количества
KB, какое имеется у вас на фронте. Чем занята ваша авиа-
ция, почему она не поддерживает действия наших войск на
поле? Подошла к вам помощь дивизий Кулика – как вы ис-
пользуете эту помощь? Можно ли надеяться на какое-либо
улучшение на фронте, или помощь Кулика тоже будет све-
дена к нулю, как сведена к нулю колоссальная помощь тан-
ками KB? Мы требуем от вас, чтобы вы в день два-три раза
информировали нас о положении на фронте и о принимае-
мых вами мерах.
(«Телеграмма К. Е. Ворошилову, А. А. Жданову 9 сентяб-
 
 
 
ря 1941 года» т.18)

Говорят, что немецкие мерзавцы, идя на Ленинград, по-


сылают впереди своих войск стариков, старух, женщин и де-
тей, делегатов от занятых ими районов с просьбой к больше-
викам сдать ЛЕНИНГРАД и установить мир. Говорят, что
среди ленинградских большевиков нашлись люди, которые
не считают возможным применить оружие к такого рода де-
легатам. Я считаю, что если такие люди имеются среди боль-
шевиков, то их надо уничтожить в первую очередь, ибо они
опаснее немецких фашистов. Мой совет: не сентименталь-
ничать, а бить врага и его пособников, вольных или неволь-
ных по зубам. Война неумолима, и она приносит поражение
в первую очередь тем, кто проявил слабость и допустил коле-
бания. Если кто-либо в наших рядах допустит колебания, тот
будет основным виновником падения Ленинграда. Бейте во-
всю по немцам и по их делегатам, кто бы они ни были, косите
врагов, все равно – являются ли они вольными или неволь-
ными врагами. Никакой пощады ни немецким мерзавцам, ни
их делегатам, кто бы они ни были. Просьба довести до све-
дения командиров и комиссаров дивизий и полков, а также
до Военного совета Балтийского Флота и командиров и ко-
миссаров кораблей.
(«Г. К. Жукову, А. А. Жданову, А. А. Кузнецову, В. Н. Мер-
кулову 21 сентября 1941 года» т.18)

 
 
 
Федюнинскому, Жданову, Кузнецову. Судя по вашим
медлительным действиям, можно прийти к выводу, что вы
еще не осознали критического положения, в котором нахо-
дятся войска Ленфронта. Если вы в течение нескольких бли-
жайших дней не прорвете фронта и не восстановите прочной
связи с 54-й армией, которая вас связывает с тылом страны,
все ваши войска будут взяты в плен. Восстановление этой
связи необходимо не только для того, чтобы снабжать войска
Ленфронта, но и особенно для того, чтобы дать выход вой-
скам Ленфронта для отхода на восток для избежания плена,
если необходимость заставит сдать Ленинград. Имейте в ви-
ду, что Москва находится в критическом положении и она
не в состоянии помочь вам новыми силами. Либо вы в эти
два-три дня прорвете фронт и дадите возможность нашим
войскам отойти на восток в случае невозможности удержать
Ленинград, либо вы все попадете в плен.
Мы требуем от вас решительных и быстрых действий. Со-
средоточьте дивизий восемь или десять и прорвитесь на во-
сток. Это необходимо и на тот случай, если Ленинград будет
удержан, и на случай сдачи Ленинграда. Для нас армия важ-
ней. Требуем от вас решительных действий.
(«Телеграмма И.  И.  Федюнинскому, А.  А.  Жданову,
А. А. Кузнецову 23 октября 1941 года» т.18)

Нас очень тревожит ваша медлительность в деле прове-


дения известной вам операции. Вам дан срок в несколько
 
 
 
дней. Если в течение нескольких дней не прорветесь на во-
сток, вы загубите Ленинградский фронт и население Ленин-
града. Нам говорят, что после артиллерийской подготовки
пехота не решается идти вперед. Но вы должны знать, что
пехота без танков не пойдет. После артиллерийской подго-
товки нужно пустить танки, и только после танков и за ними
можно пустить пехоту, дав артиллерии задачу бить по про-
тивнику километра на 3–4 к востоку от линии фронта впере-
ди наших танков. Чтобы танки и пехота могли продвигать-
ся свободнее, а противник не мог подвести свежие силы, и
вообще, по мере продвижения наших танков и пехоты огонь
надо переносить дальше на восток. Без такой организации
наступления у вас ничего не выйдет. Понятно, что авиация
и PC должны делать свое дело. Все.

Надо выбирать между пленом, с одной стороны, и тем,
чтобы пожертвовать несколькими дивизиями. Повторяю, по-
жертвовать и пробить себе дорогу на восток, чтобы спасти
ваш фронт и Ленинград. Как только пробьете дорогу, желез-
ная дорога будет. Без танков пехота не пойдет. Примите ме-
ры к переброске танков KB на левый берег. Если эти танки
слишком тяжелы, пусть облегчат их броню тонн на 10–20.
Если есть другие танки поменьше весом – переправьте. Если
55-я армия может ударить с юга на север в тыл противнику,
стоящему у Невы, пусть ударит. Повторяю, времени осталось
мало, сидеть и ждать у моря погоды неразумно. Заставьте ар-
 
 
 
тиллерию работать ночью по площадям. Выберите площадь
в один-два километра и сосредоточьте весь огонь артилле-
рии и РСов. Повторяю, времени осталось у вас очень мало,
скоро без хлеба останетесь. Попробуйте из разных дивизий
выделить группы охотников, наиболее смелых людей, соста-
вить один или два сводных полка. Объясните великое значе-
ние того подвига, который требуется от них, чтобы пробить
дорогу. Возможно, что и сводные полки смелых людей потя-
нут за собой и остальную пехоту.
…Если не согласны или если есть какие сомнения, скажи-
те прямо. Вы плохо расходуете ваши силы. Если у вас такие
хорошие дивизии работали на фронте, то тем печальнее, что
вы их неправильно использовали. Не может пехотная диви-
зия с ее винтовками и пулеметами справиться с укрепленны-
ми районами противника. Надо сначала уничтожить укре-
прайоны артиллерией, минометами, пустить после этого в
ход танки, и только вслед за танками пехотная дивизия мо-
жет показать себя как настоящая сила. Без танков пехота бес-
помощна перед лицом укрепленных районов противника.
(«Запись переговоров по прямому проводу с командовани-
ем Ленинградского фронта 8 ноября 1941 года» т.18)

 
 
 
 
О работе в тылу
 
Прошу вас честно и в срок выполнять заказы по постав-
ке корпусов для танка KB Челябинскому тракторному заво-
ду. Сейчас я прошу и надеюсь, что вы выполните долг пе-
ред Родиной. Через несколько дней, если вы окажетесь нару-
шителями долга перед Родиной, начну вас громить как пре-
ступников, пренебрегающих честью и интересами своей Ро-
дины. Нельзя терпеть, чтобы наши войска страдали на фрон-
те от недостатка танков, а вы в далеком тылу прохлаждались
и бездельничали.
(«Свердловск, Уралмаш. Директору Музрукову, главному
инженеру Рыжкову» т.15)

Успехи Красной Армии были бы невозможны без под-


держки народа, без самоотверженной работы советских лю-
дей на фабриках и заводах, шахтах и рудниках, на транспор-
те и в сельском хозяйстве. Советский народ в трудных воен-
ных условиях сумел обеспечить свою армию всем минималь-
но необходимым и непрестанно совершенствовал ее боевую
технику. На всем протяжении войны врагу не удалось пре-
взойти нашу армию по качеству вооружения. В то же время
наша промышленность давала фронту все большее и боль-
шее количество боевой техники.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
 
 
 
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1943 года
«т.15)

Истекший год был переломным годом не только в ходе


военных действий, но и в работе нашего тыла. Перед на-
ми не стояли уже такие задачи, как эвакуация предприятий
на восток и перевод промышленности на производство во-
оружения. Советское государство имеет теперь слаженное и
быстро растущее военное хозяйство. Стало быть, все уси-
лия народа могли быть сосредоточены на увеличении произ-
водства и дальнейшем совершенствовании вооружения, осо-
бенно танков, самолетов, орудий, самоходной артиллерии. В
этом мы достигли крупных успехов. Красная Армия, опира-
ясь на всенародную поддержку, бесперебойно получала бое-
вое снаряжение, обрушивала на врага миллионы бомб, мин
и снарядов, вводила в бой тысячи танков и самолетов. Мож-
но с полным основанием сказать, что самоотверженный труд
советских людей в тылу войдет в историю наряду с героиче-
ской борьбой Красной Армии как беспримерный подвиг на-
рода в защите Родины.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1943 года
«т.15)

 
 
 
Трудовые подвиги советских людей в тылу, равно как и
немеркнущие ратные подвиги наших воинов на фронте, име-
ют своим источником горячий и животворный советский
патриотизм.
Сила советского патриотизма состоит в том, что он имеет
своей основой не расовые или националистические предрас-
судки, а глубокую преданность и верность народа своей Со-
ветской Родине, братское содружество трудящихся всех на-
ций нашей страны. В советском патриотизме гармонически
сочетаются национальные традиции народов и общие жиз-
ненные интересы всех трудящихся Советского Союза. Со-
ветский патриотизм не разъединяет, а, наоборот, сплачива-
ет все нации и народности нашей страны в единую братскую
семью. В этом надо видеть основы нерушимой и все более
крепнущей дружбы народов Советского Союза. В то же вре-
мя народы СССР уважают права и независимость народов
зарубежных стран и всегда проявляли готовность жить в ми-
ре и дружбе с соседними государствами. В этом надо видеть
основу растущих и крепнущих связей нашего государства со
свободолюбивыми народами.
Советские люди ненавидят немецких захватчиков не по-
тому, что они люди чужой нации, а потому, что они принесли
нашему народу и всем свободолюбивым народам неисчисли-
мые бедствия и страдания. В нашем народе издавна говорят
– “Не за то волка бьют, что он сер, а за то, что он овцу съел”.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
 
 
 
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1944 года»
т.15)

 
 
 
 
О сообщниках Германии
 
Сообщники гитлеровской Германии по грабежу, еще не
так давно покорные своему хозяину, ныне, когда пришло
время отвечать за разбой, смотрят в кусты, выбирая удобный
момент, чтобы незаметно улизнуть из разбойничьей шайки.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1943 года
«т.15)

Под ударами Красной Армии трещит и разваливается


блок фашистских государств. Страх и смятение царят ныне
среди румынских, венгерских, финских и болгарских “союз-
ников” Гитлера. Теперь эти гитлеровские сподручные, стра-
ны которых оккупированы и оккупируются немцами, не мо-
гут не видеть, что Германия проиграла войну. У Румынии,
Венгрии, Финляндии и Болгарии есть только одна возмож-
ность избегнуть катастрофы: разрыв с немцами и выход из
войны. Однако трудно рассчитывать на то, что нынешние
правительства этих стран способны порвать с немцами. На-
до полагать, что народам этих стран придется самим взять
в свои руки дело своего освобождения от немецкого ига. И
чем скорее народы этих стран поймут, в какой тупик заве-
ли их гитлеровцы, чем быстрее прекратят они всякую под-
 
 
 
держку своих немецких поработителей и их сподручных –
Квислингов в своей собственной стране, тем меньше жертв
и разрушений понесут эти страны от войны, тем больше они
могут рассчитывать на понимание демократических стран.
(«Приказ Верховного Главнокомандующего 1 мая 1944 го-
да № 70» т.15)

СССР придает большое значение вопросу о нейтрализа-


ции Финляндии и отходу ее от Германии. Разрыв отноше-
ний между Англией и Финляндией и объявленная Англией
блокада Финляндии уже возымели свое действие и породили
конфликты в правящих кругах Финляндии. Раздаются голо-
са за нейтралитет Финляндии и примирение с СССР.
Если бы Правительство США сочло бы необходимым
пригрозить Финляндии разрывом отношений, то Правитель-
ство Финляндии стало бы более решительным в вопросе об
отходе от Германии. В этом случае Советское Правитель-
ство могло бы пойти на некоторые территориальные уступки
Финляндии с тем, чтобы замирить последнюю и заключить
с нею новый мирный договор.
(Переписка 2, №  1. Отправлено 4 августа 1941 года.
И. В. СТАЛИН Ф. РУЗВЕЛЬТУ)

Что касается Финляндии, то СССР, по крайней мере на


первое время, ничего другого и не предлагал, как прекра-
щение военных действий и фактический выход Финляндии
 
 
 
из войны. Если же Финляндия не сделает и этого в указан-
ный Вами короткий срок, то я считаю объявление Велико-
британией состояния войны с Финляндией целесообразным
и необходимым. В противном случае может создаться впе-
чатление, что в вопросе о войне против Гитлера и его наибо-
лее рьяных соучастников у нас нет единства и соучастники
агрессии Гитлера могут безнаказанно творить свое гнусное
дело.
(Переписка 1, № 22. Отправлено 23 ноября 1941 года. ПО-
СЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА СТАЛИНА ПРЕМЬЕРУ ЧЕРЧИЛЛЮ)

Что можно сказать о Турции. У нас неплохие отношения


с турками, но они, турки, так много играют в политике и так
много выкидывают неожиданных фокусов, что трудно уга-
дать, чего они хотят.
В отношении стремлений Италии и Германии на Ближний
Восток, то тов. Сталин считает такие стремления не исклю-
ченными, но здесь многое зависит от позиции Турции. Ка-
кой прыжок и куда она его сделает, очень трудно угадать.
(«Прием английского посла С. Криппса 1 июля 1940 года»
т.18)

По поводу Вашего заявления о том, что турки откликну-


лись бы на любой дружеский жест со стороны Советского Со-
юза, я считаю уместным напомнить, что с нашей стороны по
отношению к Турции как за несколько месяцев до начала
 
 
 
советско-германской войны, так и после начала этой войны
был сделан ряд заявлений, дружественный характер которых
известен Британскому Правительству. Турки не реагирова-
ли на эти шаги, опасаясь, видимо, разгневать немцев. Мож-
но предположить, что предлагаемый Вами жест встретит со
стороны турок такой же прием.
Международное положение Турции остается довольно
щекотливым. С одной стороны, Турция связана с СССР до-
говором о дружбе и нейтралитете и с Великобританией –
договором о взаимопомощи для сопротивления агрессии,
а с другой стороны, она связана с Германией договором о
дружбе, заключенным за три дня до нападения Германии на
СССР. Мне не известно, как Турция думает в теперешних
условиях совместить выполнение своих обязательств перед
СССР и Великобританией с ее обязательствами перед Гер-
манией. Впрочем, если турки хотят сделать свои отношения
с СССР более дружественными и тесными, пусть заявят об
этом. Советский Союз в этом случае готов пойти навстречу
туркам.
(Переписка 1, №  111. Отправлено 6 февраля 1943 го-
да. ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕРА СТАЛИНА ПРЕ-
МЬЕР-МИНИСТРУ г. УИНСТОНУ ЧЕРЧИЛЛЮ)

Сталин. Если Турция не вступит в войну, то переданные


нам итальянские корабли не удастся провести в Черное мо-
ре, и тогда мы желали бы их иметь в Северном море. Мы
 
 
 
знаем, что Великобритании и Соединенным Штатам нужны
корабли, но мы просим немного.
Черчилль. Я за это.
Рузвельт. Я также за.
Черчилль. Я хотел бы, чтобы эти корабли находились в
Черном море.
Сталин. Мы также предпочитаем их иметь в Черном море.
Черчилль. Может быть, было бы хорошо ввести передан-
ные Советскому Союзу итальянские корабли в Черное мо-
ре вместе с британскими кораблями для помощи советскому
военно-морскому флоту.
Сталин. Хорошо, пожалуйста.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Крымская конференция Теге-
ран, 1 декабря 1943 г. Заседание за круглым столом)

 
 
 
 
О помощи Запада
 
Приношу благодарность за обещание, кроме обещанных
раньше 200 самолетов-истребителей, продать Советскому
Союзу еще 200 истребителей. Не сомневаюсь, что советским
летчикам удастся освоить их и пустить в дело.
Должен, однако, сказать, что эти самолеты, которые, как
видно, могут быть пущены в дело не скоро и не сразу, а в раз-
ное время и отдельными группами, не смогут внести серьез-
ных изменений на восточном фронте. Они не смогут внести
серьезных изменений не только вследствие больших масшта-
бов войны, требующих непрерывной подачи большого ко-
личества самолетов, но главным образом потому, что за по-
следние три недели положение советских войск значительно
ухудшилось в таких важных районах, как Украина и Ленин-
град.
Дело в том, что относительная стабилизация на фрон-
те, которой удалось добиться недели три назад, в последние
недели потерпела крушение вследствие переброски на во-
сточный фронт свежих 30–34 немецких пехотных дивизий
и громадного количества танков и самолетов, а также вслед-
ствие большой активизации 20 финских дивизий и 26 ру-
мынских дивизий. Немцы считают опасность на Западе бле-
фом и безнаказанно перебрасывают с Запада все свои силы
на Восток, будучи убеждены, что никакого второго фронта
 
 
 
на Западе нет и не будет. Немцы считают вполне возмож-
ным бить своих противников поодиночке: сначала русских,
потом англичан.
В итоге мы потеряли больше половины Украины и, кроме
того, враг оказался у ворот Ленинграда.
Эти обстоятельства привели к тому, что мы потеряли
Криворожский железорудный бассейн и ряд металлургиче-
ских заводов на Украине, эвакуировали один алюминиевый
завод на Днепре и другой алюминиевый завод в Тихвине,
один моторный и два самолетных завода на Украине, два мо-
торных и два самолетных завода в Ленинграде, причем эти
заводы могут быть приведены в действие на новых местах не
ранее как через семь-восемь месяцев.
Все это привело к ослаблению нашей обороноспособно-
сти и поставило Советский Союз перед смертельной угрозой.
Здесь уместен вопрос: каким образом выйти из этого бо-
лее чем неблагоприятного положения?
Я думаю, что существует лишь один путь выхода из такого
положения: создать уже в этом году второй фронт где-либо
на Балканах или во Франции, могущий оттянуть с восточно-
го фронта 30–40 немецких дивизий, и одновременно обес-
печить Советскому Союзу 30 тысяч тонн алюминия к началу
октября с. г. и ежемесячную минимальную помощь в коли-
честве 400 самолетов и 500 танков (малых или средних).
Без этих двух видов помощи Советский Союз либо по-
терпит поражение, либо будет ослаблен до того, что потеря-
 
 
 
ет надолго способность оказывать помощь своим союзникам
своими активными действиями на фронте борьбы с гитле-
ризмом.
Я понимаю, что настоящее послание доставит Вашему
Превосходительству огорчение. Но что делать? Опыт научил
меня смотреть в глаза действительности, как бы она ни была
неприятной, и не бояться высказать правду, как бы она ни
была нежелательной.
Дело с Ираном, действительно, вышло неплохо. Совмест-
ные действия британских и советских войск предрешили де-
ло. Так будет и впредь, поскольку наши войска будут высту-
пать совместно. Но Иран только эпизод. Судьба войны будет
решаться, конечно, не в Иране.
Советский Союз, так же как и Англия, не хочет войны с
Японией. Советский Союз не считает возможным нарушать
договоры, в том числе и договор с Японией о нейтралитете.
Но, если Япония нарушит этот договор и нападет на Совет-
ский Союз, она встретит должный отпор со стороны совет-
ских войск.
(Переписка 1, №  10. Отправлено 3 сентября 1941 года.
ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА СТАЛИНА ПРЕМЬЕРУ
г-ну ЧЕРЧИЛЛЮ)

Приношу благодарность за обещание ежемесячной помо-


щи со стороны Англии алюминием, самолетами и танками.
Я могу лишь приветствовать, что Английское Правитель-
 
 
 
ство думает оказать эту помощь не в порядке купли-продажи
самолетов, алюминия и танков, а в порядке товарищеского
сотрудничества.
Надеюсь, что Английское Правительство получит немало
случаев убедиться в том, что Правительство СССР умеет до-
стойным образом оценить помощь своего союзника.
(Переписка 1, № 12. Отправлено 13 сентября 1941 года.
ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА г-на СТАЛИНА ПРЕ-
МЬЕРУ г-ну ЧЕРЧИЛЛЮ)

Можете не сомневаться, что нами принимаются все ме-


ры к тому, чтобы поступающее из Англии в Архангельск во-
оружение своевременно доставлялось по месту назначения.
То же будет сделано и в отношении Ирана. Нельзя, однако,
не сказать, хотя это и мелочь, что танки, артиллерия и авиа-
ция приходят в плохой упаковке, отдельные части артилле-
рии приходят в разных кораблях, а самолеты настолько пло-
хо упакованы, что мы получаем их в разбитом виде.
(Переписка 1, № 20. Отправлено 8 ноября 1941 года. ЛИЧ-
НОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА СТАЛИНА ПРЕМЬЕРУ ЧЕР-
ЧИЛЛЮ)

Ваше решение, г-н президент, о том, чтобы предоставить


Советскому Союзу беспроцентный заем на сумму в 1 милли-
ард долларов на оплату поставок вооружения и сырьевых ма-
териалов Советскому Союзу, Советское правительство при-
 
 
 
нимает с искренней благодарностью, как исключительно се-
рьезную поддержку Советского Союза в его громадной и
трудной борьбе с нашим общим врагом, с кровавым гитле-
ризмом.
По поручению правительства СССР я выражаю полное со-
гласие с изложенными Вами условиями предоставления Со-
ветскому Союзу этого займа, платежи по которому должны
начаться спустя 5 лет после окончания войны и будут про-
изводиться в течение 10 лет после истечения этого пятилет-
него периода.
Правительство СССР готово сделать все необходимое,
чтобы поставлять Соединенным Штатам Америки те товары
и сырье, которые имеются в его распоряжении и в которых
могут нуждаться Соединенные Штаты.
Что касается выраженного Вами, г-н президент, пожела-
ния, чтобы между Вами и мною был бы незамедлительно
установлен личный непосредственный контакт, если этого
потребуют обстоятельства, то я с удовольствием присоеди-
няюсь к этому Вашему пожеланию и готов, со своей сторо-
ны, сделать все возможное для осуществления этого.
(«Ответ на письмо президента США Ф. Д. Рузвельта 9
ноября 1941 года» т.18)

Я получил Ваше послание 11 мая и приношу Вам благо-


дарность за обещание принять меры по максимальной до-
ставке военных материалов в СССР. Мы вполне понимаем,
 
 
 
какие серьезные трудности приходится преодолевать Вели-
кобритании и какие тяжелые морские потери Вам приходит-
ся нести, осуществляя эту большую задачу.
Что касается Вашего предложения относительно приня-
тия более крупных мер со стороны воздушных и морских сил
СССР для охраны транспортов на указанном Вами участке,
то можете не сомневаться, что все возможное с нашей сто-
роны будет незамедлительно предпринято. При этом, одна-
ко, надо учесть, что наши морские силы, как Вам известно,
весьма ограничены, а воздушные силы в своем громадном
большинстве поглощены работой на фронте.
(Переписка 1, №  45. Отправлено 12 мая 1942 года.
И. В. СТАЛИН У. ЧЕРЧИЛЛЮ)

В связи с Вашими последними посланиями я считаю


необходимым сообщить, что полностью разделяю Ваше мне-
ние о целесообразности маршрута для переброски самоле-
тов из США через Аляску и Сибирь на западный фронт.
Учитывая это, Советское Правительство уже дало необхо-
димые указания об окончании в кратчайший срок прово-
дящихся в Сибири работ по подготовке к приему самоле-
тов, т. е. работ по приспособлению имеющихся аэродромов
и соответствующему дооборудованию их. Что касается то-
го, силами чьих летчиков доставлять самолеты из Аляски,
то мне кажется, что это дело можно будет поручить, как
это и предлагал в свое время Государственный Департамент,
 
 
 
советским летчикам, которые прибудут в Ном или другое
подходящее место к условленному времени. Соответствую-
щей группе этих летчиков можно будет поручить произвести
и предложенный Вами рекогносцировочный полет. В целях
полного обеспечения приемки этих самолетов нам желатель-
но было бы уже теперь знать количество самолетов, предо-
ставляемых США для переброски на западный фронт этим
путем.
Что касается Вашего предложения о встрече представите-
лей армии и флота США и Советского Союза для обмена ин-
формацией, поскольку она будет необходима, то Советское
Правительство согласно на устройство такой встречи и пред-
почитает, чтобы она состоялась в Москве.
(Переписка 2, №  25. Отправлено 1 июля 1942 года.
И. В. СТАЛИН Ф. РУЗВЕЛЬТУ)

Из послания видно, что, во-первых, Правительство Вели-


кобритании отказывается продолжать снабжение Советского
Союза военными материалами по северному пути и, во-вто-
рых, несмотря на известное согласованное Англо-Советское
коммюнике 22 о принятии неотложных мер по организации
второго фронта в 1942 году, Правительство Великобритании
откладывает это дело на 1943 год.
Наши военно-морские специалисты считают доводы ан-
глийских морских специалистов о необходимости прекра-
щения подвоза военных материалов в северные порты СССР
 
 
 
несостоятельными. Они убеждены, что при доброй воле и
готовности выполнить взятые на себя обязательства подвоз
мог бы осуществляться регулярно с большими потерями для
немцев. Приказ Английского Адмиралтейства 17-му конвою
покинуть транспорты и вернуться в Англию, а транспорт-
ным судам рассыпаться и добираться в одиночку до совет-
ских портов без эскорта наши специалисты считают непо-
нятным и необъяснимым. Я, конечно, не считаю, что регу-
лярный подвоз в северные советские порты возможен без
риска и потерь. Но в обстановке войны ни одно большое дело
не может быть осуществлено без риска и потерь. Вам, конеч-
но, известно, что Советский Союз несет несравненно более
серьезные потери. Во всяком случае, я никак не мог пред-
положить, что Правительство Великобритании откажет нам
в подвозе военных материалов именно теперь, когда Совет-
ский Союз особенно нуждается в подвозе военных матери-
алов в момент серьезного напряжения на советско-герман-
ском фронте. Понятно, что подвоз через персидские порты
ни в какой мере не окупит той потери, которая будет иметь
место при отказе от подвоза северным путем.
(Переписка 1, № 57. Отправлено 23 июля 1942 года. ПО-
СЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА СТАЛИНА ПРЕМЬЕРУ ЧЕРЧИЛЛЮ)

Должен Вам сообщить, что наше положение в районе Ста-


линграда изменилось к худшему с первых чисел сентября.
У немцев оказались большие резервы авиации, которые со-
 
 
 
средоточили они в районе Сталинграда и добились двойно-
го превосходства в воздухе. У нас не хватило истребитель-
ных самолетов для прикрытия наземных войск. Даже самые
храбрые войска оказываются беспомощными, когда они не
прикрыты с воздуха. Нам особенно нужны “Спитфайеры” и
“Аэрокобры”. Обо всем этом я подробно рассказал господи-
ну Уилки.
(Переписка 1, № 75. ОТ ПРЕМЬЕРА СТАЛИНА ПРЕМЬЕ-
РУ ЧЕРЧИЛЛЮ. 3 октября 1942 года.)

Как сообщают, затруднения в поставках создаются


прежде мест из-за недостатка в тоннаже. Чтобы облегчить
дело с тоннажем, Советское Правительство было бы гото-
во пойти на некоторое уменьшение поставок американских
предметов вооружения Советскому Союзу. Мы готовы вре-
менно полностью отказаться от поставки танков, артилле-
рии, боеприпасов, пистолетов и т.  п. Но вместе с тем мы
крайне нуждаемся в увеличении поставок самолетов-истре-
бителей современного типа (например, «Аэрокобра») и в
обеспечении при всех условиях некоторых других поставок.
Следует иметь в виду, что самолеты «Китигаук» не выдер-
живают борьбы с нынешними немецкими истребителями.
Было бы очень хорошо, если бы США во всяком случае
обеспечили нам следующие поставки (ежемесячно): истре-
бители – 500 штук, грузовики – 8 или 10 тысяч штук, алю-
миний – 5 тысяч тонн, взрывчатые вещества – 4–5 тысяч
 
 
 
тонн. Кроме того, важно обеспечить поставку в течение 12
месяцев 2 миллионов тонн зерна (пшеницы), а также воз-
можное количество жиров, концентратов, мясных консер-
вов. Мы смогли бы значительную часть продовольствия за-
везти через Владивосток советским флотом, если бы США
согласились уступить СССР для пополнения нашего флота
хотя бы 2–3 десятка судов. Обо всем этом я уже говорил с г.
Уилки, уверенный в том, что он сообщит Вам об этом.
(Переписка 2, №  41. ОТ ПРЕМЬЕРА СТАЛИНА ПРЕЗИ-
ДЕНТУ господину РУЗВЕЛЬТУ. 7 октября 1942 года.)

В сравнении с той помощью, которую оказывает союзни-


кам Советский Союз, оттягивая на себя главные силы немец-
ко-фашистских войск, помощь союзников Советскому Сою-
зу пока еще малоэффективна. Для расширения и улучшения
этой помощи требуется лишь одно: полное и своевременное
выполнение союзниками их обязательств.
(«Ответы господину Кэссиди (13 октября 1942 года)»
т.15)

Ваше послание, касающееся Дальнего Востока, получил.


Выражаю Вам признательность за готовность послать Совет-
скому Союзу на Дальний Восток 100 бомбардировщиков.
Однако должен сказать, что в данное время нам нужна по-
мощь самолетами не на Дальнем Востоке, где СССР не ведет
войны, а на фронте жесточайшей войны с немцами, то есть
 
 
 
на советско-германском фронте. Прибытие этих самолетов,
но без летчиков, так как своих летчиков у нас достаточно,
на Юго-Западпый или на Центральный фронт сыграло бы
крупную роль, на самых важных участках нашей борьбы с
Гитлером.
(Переписка 2, № 66. Отравлено 5 января 1943 года. ЛИЧ-
НОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА СТАЛИНА
ПРЕЗИДЕНТУ РУЗВЕЛЬТУ)

Ваше предложение о том, чтобы генерал Брэдли инспек-


тировал русские военные объекты на Дальнем Востоке и в
других частях СССР, вызывает недоумение. Вполне понят-
но, что русские военные объекты могут быть инспектируе-
мы только русской инспекцией, так же как американские во-
енные объекты могут быть инспектируемы только американ-
ской инспекцией. В этой области не могут быть допущены
никакие неясности.
Относительно поездки в СССР генерала Маршалла дол-
жен сказать, что мне не совсем ясна миссия генерала Мар-
шалла. Прошу Вас разъяснить цель и задачи этой поездки,
чтобы я мог сознательно отнестись к этому вопросу и дать
Вам свой ответ.
(Переписка 2, № 69. Отравлено 13 января 1943 года. ЛИЧ-
НОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА СТАЛИНА
ПРЕЗИДЕНТУ РУЗВЕЛЬТУ)

 
 
 
Получил Ваше послание от 30 марта с сообщением о том,
что нужда заставляет Вас и г. Рузвельта отменить посылку
конвоев в СССР до сентября. Я понимаю этот неожиданный
акт, как катастрофическое сокращение поставок военного
сырья и вооружения Советскому Союзу со стороны Велико-
британии и США, так как путь через Великий океан ограни-
чен тоннажем и мало надежен, а южный путь имеет неболь-
шую пропускную способность, ввиду чего оба эти пути не
могут компенсировать прекращения подвоза по северному
пути. Понятно, что это обстоятельство не может не отразить-
ся на положении советских войск.
(Переписка 1, №  138. Отправлено 2 апреля 1943 го-
да. ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕРА
И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г. У. ЧЕРЧИЛЛЮ)

Получил Ваше послание от 1 октября с сообщением о на-


мерении направить в Советский Союз северным путем че-
тыре конвоя 2 в ноябре, декабре, январе и феврале. Однако
это сообщение обесценивается Вашим же заявлением о том,
что намерение направить в СССР северные конвои не явля-
ется ни обязательством, ни соглашением, а всего лишь заяв-
лением, от которого, как можно понять, британская сторо-
на может в любой момент отказаться, не считаясь с тем, как
это отразится на советских армиях, находящихся на фрон-
те. Должен сказать, что я не могу согласиться с такой по-
становкой вопроса. Поставки Британским Правительством в
 
 
 
СССР вооружения и других военных грузов нельзя рассмат-
ривать иначе, как обязательство, которое в силу особого со-
глашения между нашими странами приняло на себя Британ-
ское Правительство в отношений СССР, выносящего на сво-
их плечах вот уже третий год громадную тяжесть борьбы с
общим врагом союзников – гитлеровской Германией.
(Переписка 1, № 203. ЛИЧНО И СТРОГО СЕКРЕТНО ОТ
ПРЕМЬЕРА И.  В.  СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну
У. ЧЕРЧИЛЛЮ. 13 октября 1943 года.)

 
 
 
 
О военных действиях союзников
 
Я все же думаю, что, будучи сторонником легкой вой-
ны, Черчилль легко поддастся влиянию тех, которые держат
курс на поражение Совсоюза, ибо поражение нашей страны
и компромисс с Германией за счет Совсоюза является наи-
более легкой формой войны Англии с Германией.
Конечно, англичане потом поймут, что без русского фрон-
та на континенте Европы при выходе Франции из строя они,
т.  е. англичане, обречены на гибель. Но когда они поймут
это?
Поживем, увидим.
Я сомневаюсь, чтобы англичане поддержали северную
операцию. Они только болтают об этом для виду.
Черчилль заявил нам в Москве, что к началу весны 43 го-
да около миллиона англо-американских войск откроют вто-
рой фронт в Европе. Но Черчилль принадлежит, видимо,
к числу тех деятелей, которые легко дают обещание, чтобы
также легко забыть о нем или даже грубо нарушить его.
Он также торжественно обещал в Москве бомбить Бер-
лин интенсивно в течение сентября-октября. Однако он не
выполнил своего обещания и не попытался даже сообщить в
Москву о мотивах невыполнения.
Что же, впредь будем знать, с какими союзниками имеем
дело.
 
 
 
(«Телеграмма И.  М.  Майскому 28 октября 1942 года»
т.18)

Кампания в Африке лишний раз опровергает скепти-


ков, утверждающих, что англо-американские руководители
неспособны организовать серьезную военную кампанию. Не
может быть сомнения, что только первоклассные организа-
торы могли осуществить такие серьезные военные опера-
ции, как успешные десанты в Северной Африке через оке-
ан, быстрое занятие портов и обширных территорий от Ка-
сабланки до Бужи и мастерски проводимый разгром ита-
ло-немецких войск в Западной пустыне.
…поскольку кампания в Африке означает переход ини-
циативы в руки наших союзников, она меняет в корне воен-
но-политическое положение в Европе в пользу англо-совет-
ско-американской коалиции. Она подрывает авторитет гит-
леровской Германии как руководящей силы в системе госу-
дарств оси и деморализует союзников Гитлера в Европе. Она
выводит Францию из состояния оцепенения, мобилизует ан-
тигитлеровские силы Франции и дает базу для организации
антигитлеровской французской армии. Она создает условия
для вывода из строя Италии и для изоляции гитлеровской
Германии. Наконец, она создает предпосылки для организа-
ции второго фронта в Европе поближе к жизненным центрам
Германии, что будет иметь решающее значение в деле орга-
низации победы над гитлеровской тиранией.
 
 
 
(«Ответы господину Кэссиди (13 ноября 1942 года)»
т.15)

Из Вашего сообщения видно, что англо-американские


операции в Северной Африке не только не ускоряются, но
откладываются уже на конец апреля. И даже этот срок ука-
зывается не совсем определенно. Таким образом, в самый
напряженный период боев против гитлеровских войск, в пе-
риод февраль – март, англо-американское наступление в Се-
верной Африке не только не форсировалось, но и вообще не
проводилось, а намеченные Вами же для него сроки отложе-
ны. Тем временем Германия уже успела перебросить с За-
пада против советских войск 36 дивизий, из них 6 дивизий
танковых. Легко понять, какие затруднения это создало для
Советской Армии и как это облегчило положение немцев на
советско-германском фронте.
(Переписка 1, № 129. ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛА-
НИЕ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г.
У. ЧЕРЧИЛЛЮ. 15 марта 1943 года.)

Из послания г. Черчилля я узнал, что англо-американские


операции в Северной Африке не только не ускоряются, но
откладываются на конец апреля, причем даже и этот срок
указывается не совсем определенно. Таким образом, в са-
мый напряженный период боев против гитлеровских войск,
в период февраль – март, англо-американское наступление
 
 
 
в Северной Африке не только не форсировалось, но и вооб-
ще не проводилось, а намеченные для него сроки отложены.
Тем временем Германия уже успела перебросить с Запада
против советских войск 36 дивизий, из них 6 дивизий тан-
ковых. Легко понять, какие затруднения это создало для со-
ветской армии и как это облегчило положение немцев на со-
ветско-германском фронте.
(Переписка 2, №  79. СТРОГО СЕКРЕТНОЕ И ЛИЧНОЕ
ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА И.  В.  СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ
РУЗВЕЛЬТУ. 16 марта 1943 года.)

Сталин спрашивает, что происходит в Ливане, кто вино-


ват в событиях.
Рузвельт отвечает, что виноват Французский националь-
ный комитет. Англичане и французы гарантировали неза-
висимость Ливана. Ливанцы получили свою конституцию и
президента. Но они захотели немного изменить конститу-
цию. Однако французы отказали им в этом и арестовали пре-
зидента и кабинет министров Ливана. Сейчас в Ливане все
в порядке.
Сталин спрашивает, наступило ли спокойствие в Ливане
после английского ультиматума.
Рузвельт отвечает утвердительно и говорит, что если бы
маршал Сталин встретился с де Голлем, то де Голль ему не
понравился бы.
Сталин говорит, что лично он не знает де Голля.
 
 
 
Рузвельт отвечает, что, по его мнению, французы – хоро-
ший народ, но им нужны абсолютно новые руководители не
старше 40 лет, которые не занимали никаких постов в преж-
нем французском правительстве.
Сталин отвечает, что это потребует много времени.
Рузвельт соглашается с этим. Он говорит, что сейчас аме-
риканцы вооружают 11 французских дивизий. Жиро очень
симпатичный и хороший генерал, но он несведущ в области
гражданской администрации и политики вообще.
Сталин говорит, что некоторые руководящие слои во
Франции хотят быть умнее всех союзников и думают обма-
нуть союзников. Они, видимо, думают, что союзники пре-
поднесут им Францию в готовом виде, и не хотят воевать на
стороне союзников, а предпочитают сотрудничать с немца-
ми. Они держат курс на сотрудничество с немцами. Что ка-
сается французского народа, то его не спрашивают.
Рузвельт отвечает, что Черчилль думает, что Франция
полностью возродится и скоро станет великой державой. Он,
Рузвельт, не разделяет этого мнения. Он думает, что пройдет
много лет, прежде чем это случится. Если французы думают,
что союзники преподнесут им готовую Францию на блюде,
то они ошибаются. Французам придется много поработать,
прежде чем Франция действительно станет великой держа-
вой.
Сталин отвечает, что он не представляет себе, чтобы со-
юзники проливали кровь за освобождение Индокитая и что-
 
 
 
бы потом Франция получила Индокитай для восстановления
там колониального режима. Он думает, что после того, что
японцы проделали с идеей независимости в Бирме и Таи,
нужно подумать о том, как заменить старый колониальный
режим режимом более свободным. Он думает, что акты в
Ливане – это первые шаги по пути замены старого колони-
ального режима новым. Он думает, что Черчилль за то, что-
бы в Ливане был более свободный режим. Он, Сталин, по-
лагает, что с Индокитаем нужно сделать то же самое.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Крымская конференция 28 но-
ября 1943 г. в 15 часов Запись беседы И. В. Сталина с Ру-
звельтом)

Сталин. По-моему, было бы лучше, чтобы за базу всех


операций в 1944 году была взята операция «Оверлорд». Ес-
ли бы одновременно с этой операцией был предпринят де-
сант в Южной Франции, то обе группы войск могли бы со-
единиться во Франции. Поэтому было бы хорошо, если бы
имели место две операции: операция «Оверлорд» и в каче-
стве поддержки этой операции – высадка в Южной Франции.
В то же время операция в районе Рима была бы отвлекаю-
щей операцией. Осуществляя высадку во Франции с севера
и с юга, при соединении этих сил можно было бы добиться
наращивания сил. Франция является слабым местом Герма-
нии. Что же касается Турции, то я сомневаюсь, что Турция
вступит в войну. Она не вступит в войну, какое бы давление
 
 
 
мы на нее ни оказывали. Это мое мнение.
Черчилль. Мы понимали так, что Советское правитель-
ство весьма заинтересовано в том, чтобы заставить Турцию
вступить в войну. Конечно, нам, может быть, не удастся за-
ставить Турцию вступить в войну, но мы должны постарать-
ся сделать все в этом отношении.
Сталин. Да, мы должны попытаться заставить Турцию
вступить в войну.

Черчилль. Как быть с вопросом о Турции? Может быть,
мы его также передадим на рассмотрение военных специа-
листов?
Сталин. Это и политический и военный вопрос. Турция
является союзником Великобритании и находится в друже-
ственных отношениях с СССР и США. Надо, чтобы Турция
больше не играла между нами и Германией.
Черчилль. У меня, возможно, будут шесть или семь вопро-
сов, касающихся Турции. Но я хотел бы их предварительно
обдумать.
Сталин. Хорошо.
Рузвельт. Конечно, я за то, чтобы заставить Турцию всту-
пить в войну, но, будь я на месте турецкого президента, я
запросил бы за это такую цену, что ее можно было бы опла-
тить, лишь нанеся ущерб операции «Оверлорд».
Сталин. Надо попытаться заставить Турцию воевать. У
нее много дивизий, которые бездействуют.
 
 
 
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Крымская конференция Теге-
ран, 28 ноября 1943  г. Первое заседание конференции глав
правительств СССР, США и Великобритании)

 
 
 
 
Об отношениях с союзниками
 
Сталин. Поистине каждый видит то, что хочет. А не пред-
полагают ли американцы, что японцы, прежде чем напасть на
нас, нападут на США? А знаешь, в случае нападения на нас
Германии и Японии американцы и англичане против своей
воли окажутся нашими союзниками. К такому повороту со-
бытий нам следует быть готовыми. У них просто нет друго-
го выхода. Поэтому будут наверняка стараться разделаться с
Германией и Японией нашими руками. Иначе им не высто-
ять.
Лавров. А надо ли нам таскать для них каштаны из огня,
спасать США и Англию? Не лучше ли дать Германии и Япо-
нии разделаться с ними: двумя злейшими врагами для нас
на Земле будет меньше?
Сталин. Дать разделаться, говоришь. К сожалению, это-
го допустить нельзя, хотя это и было бы хорошим возмез-
дием им за все их козни против нас. Если Гитлер и япон-
цы захватят ресурсы таких мощных в экономическом отно-
шении стран, как США и Британская империя, нам придет-
ся несладко. Тем более, что фашистская Германия и импе-
риалистическая Япония рано или поздно обязательно напа-
дут на нас. Поэтому лучше, если это произойдет в момент,
когда объективные межимпериалистические противоречия
не позволят мировому империализму объединиться и пой-
 
 
 
ти на нас единым фронтом, как это было в годы интервен-
ции в двадцатые годы. А то, что английское и американское
правительства ненавидят Россию, – это давно известно. Их
интересуют только они сами, их собственная судьба, их соб-
ственное благосостояние.
Ну а сделать из нас пушечное мясо в своих интересах этим
мастерам интриг не удастся. В том же, что Англия и США
для нас союзник ненадежный, ты, конечно, прав. Да ведь и
мы не лыком шиты. Надеюсь, ты не думаешь, что этим само-
уверенным и самовлюбленным политикам удастся провести
таких людей, как мы с тобой? Тем более, что мы знаем фак-
тически о каждом их шаге. Ты захватил справку, о которой
я тебя просил?..
Информация о замыслах американского и английского
правительства и в дальнейшем должна поступать к нам ре-
гулярно. Сейчас одна из наиважнейших задач нашей страте-
гической агентуры в Англии и США – создавать в правящих
кругах этих стран доброжелательную атмосферу в отноше-
нии нашей страны. Несмотря на неприязнь к нашей стране,
Англия и США будут помогать нам в этой войне. Ибо если
Гитлер и японцы разобьют нас, им тоже не поздоровится.
(«Беседа с А. М. Лавровым 12 июня 1941 года» т.15)

Я согласен с Вами, что нужно внести ясность, которой


сейчас не существует во взаимоотношениях между СССР и
Великобританией. Эта неясность есть следствие двух обсто-
 
 
 
ятельств: первое – не существует определенной договорен-
ности между нашими странами о целях войны и о планах ор-
ганизации дела мира после войны; и второе – не существу-
ет договора между СССР и Великобританией о военной вза-
имопомощи в Европе против Гитлера. Пока не будет дого-
воренности по этим двум главным вопросам, не только не
будет ясности в англосоветских взаимоотношениях, но, ес-
ли говорить совершенно откровенно, не обеспечено и вза-
имное доверие. Конечно, имеющаяся договоренность по во-
просу о военном снабжении Советского Союза имеет боль-
шое положительное значение, но это не решает дела и дале-
ко не исчерпывает вопроса о взаимоотношениях между на-
шими странами.
(Переписка 1, № 20. Отправлено 8 ноября 1941 года. ЛИЧ-
НОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА СТАЛИНА ПРЕМЬЕРУ ЧЕР-
ЧИЛЛЮ)

Относительно объявления войны Финляндии, Венгрии и


Румынии со стороны Великобритании создалось, мне ка-
жется, нетерпимое положение. Советское Правительство по-
ставило этот вопрос перед Правительством Великобритании
в секретном дипломатическом порядке. Неожиданно для
СССР весь этот вопрос, начиная от обращения Советского
Правительства к Правительству Великобритании вплоть до
рассмотрения этого вопроса Правительством США, вынесен
в печать и обсуждается в печати, дружественной и враже-
 
 
 
ской, вкривь и вкось. И после всего этого Правительство Ве-
ликобритании заявляет о своем отрицательном отношении к
нашему предложению. Для чего все это делается? Неужели
для того, чтобы демонстрировать разлад между СССР и Ве-
ликобританией?
(Переписка 1, № 20. Отправлено 8 ноября 1941 года. ЛИЧ-
НОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА СТАЛИНА ПРЕМЬЕРУ ЧЕР-
ЧИЛЛЮ)

Благодарю Вас за выраженную Вами готовность обратить-


ся в начале мая к Германии и Финляндии с предупреждени-
ем относительно применения Англией ядовитых газов в слу-
чае, если Германия и Финляндия прибегнут к этому оружию
в войне против СССР.
Выражаю Вам признательность за готовность поставить
1000 тони иприта и 1000 тонн хлора. Но так как СССР ощу-
щает более острую нужду в других химических продуктах,
то Советское Правительство желало бы вместо указанных
выше продуктов получить 1000 тонн гипохлорида кальция и
1000 тонн хлорамина или, в случае невозможности поставки
этих продуктов, 2000 тонн жидкого хлора в баллонах.
(Переписка 1, № 40. И. В. СТАЛИН У. ЧЕРЧИЛЛЮ. ЛИЧ-
НО И СЕКРЕТНО. 22 апреля 1942 года.)

Выражаю Вам признательность Советского Правитель-


ства за заверение, что Правительство Великобритании бу-
 
 
 
дет рассматривать всякое использование немцами ядовитых
газов против СССР так же, как если бы это оружие было
направлено против Великобритании, и что британские во-
енно-воздушные силы не преминут немедленно использо-
вать имеющиеся в Англии большие запасы газовых бомб для
сбрасывания на подходящие объекты Германии.
По нашим данным, не только немцы, но и финны могут
начать применение ядовитых газов против СССР. Я бы хо-
тел, чтобы сказанное в Вашем послании о Германии насчет
ответных газовых атак против Германии было распростране-
но также на Финляндию на случай, если последняя нападет
на СССР с применением ядовитых газов.
Я думаю, что было бы вполне целесообразно, если бы Бри-
танское Правительство выступило в ближайшее время с пуб-
личным предупреждением о том, что Англия будет рассмат-
ривать применение ядовитых газов против СССР со стороны
Германии или Финляндии так же, как если бы это нападение
было произведено против самой Англии, и что Англия отве-
тила бы на это применением газов против Германии.
Понятно, что, если Британское Правительство пожелает,
СССР готов в свою очередь сделать аналогичное предупре-
ждение Германии, имея в виду возможное газовое нападение
Германии на Англию.
(Переписка 1, № 38. И. В. СТАЛИН У. ЧЕРЧИЛЛЮ. ЛИЧ-
НО И СЕКРЕТНО. 29 марта 1942 года.)

 
 
 
Героическая борьба, которую ведут народы нашей стра-
ны за свою свободу, честь и независимость, вызывает вос-
хищение всего прогрессивного человечества. Народы всех
свободолюбивых стран смотрят на Советский Союз как на
силу, способную спасти мир от гитлеровской чумы. Среди
этих свободолюбивых стран первое место занимают Вели-
кобритания и Соединенные Штаты Америки, с которыми
мы связаны узами дружбы и союза и которые оказывают на-
шей стране все большую и большую военную помощь про-
тив немецко-фашистских захватчиков.
(«Приказ народного комиссара обороны СССР 1 мая 1942
года № 130» т.15)

У нас у всех в Москве создается впечатление, что Чер-


чилль держит курс на поражение СССР, чтобы потом сго-
вориться с Германией Гитлера или Брюнинга за счет нашей
страны. Без такого предположения трудно объяснить поведе-
ние Черчилля по вопросу о втором фронте в Европе, по во-
просу о поставках вооружения для СССР, которые прогрес-
сивно сокращаются, несмотря на рост производства в Ан-
глии, по вопросу о Гессе, которого Черчилль, по-видимому,
держит про запас, наконец, по вопросу о систематической
бомбежке англичанами Берлина в течение сентября, кото-
рую провозгласил Черчилль в Москве и которую он не вы-
полнил ни на йоту, несмотря на то, что он безусловно мог
это выполнить.
 
 
 
(«Телеграмма И.  М.  Майскому 19 октября 1942 года»
т.18)

Программу действия итало-германской коалиции мож-


но охарактеризовать следующими пунктами: расовая нена-
висть, господство “избранных” наций; покорение других на-
ций и захват их территорий; экономическое порабощение
покоренных наций и расхищение их национального досто-
яния; уничтожение демократических свобод; повсеместное
установление гитлеровского режима.
Программа действия англо-советско-американской коа-
лиции: уничтожение расовой исключительности; равнопра-
вие наций и неприкосновенность их территорий; освобож-
дение порабощенных наций и восстановление их суверен-
ных прав; право каждой нации устраиваться по своему жела-
нию; экономическая помощь потерпевшим нациям и содей-
ствие им в деле достижения их материального благополучия;
восстановление демократических свобод; уничтожение гит-
леровского режима.
Программа действия итало-германской коалиции приве-
ла к тому, что все оккупированные страны Европы – Норве-
гия, Дания, Бельгия, Голландия, Франция, Польша, Чехосло-
вакия, Югославия, Греция, оккупированные области СССР
– пылают ненавистью к итало-германской тирании, вредят
немцам и их союзникам, как только могут, и ждут удобного
момента для того, чтобы отомстить своим поработителям за
 
 
 
те унижения и насилия, которые они переносят.

Программа действия англо-советско-американской коа-
лиции привела к тому, что все оккупированные страны в Ев-
ропе полны сочувствия к членам этой коалиции и готовы
оказать им любую поддержку, на какую только они способ-
ны.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1942 года»
т.15)

Я считаю, что назрело время для того, чтобы создать во-


енно-политическую комиссию из представителей трех стран
– США, Великобритании и СССР – для рассмотрения во-
просов о переговорах с различными правительствами, отпа-
дающими от Германии. До сих пор дело обстояло так, что
США и Англия сговариваются, а СССР получал информа-
цию о результатах сговора двух держав в качестве третьего
пассивного наблюдающего. Должен Вам сказать, что терпеть
дальше такое положение невозможно. Я предлагаю эту ко-
миссию создать и определить ее местопребывание на первое
время в Сицилии.
(Переписка 1, № 174. ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛА-
НИЕ ОТ ПРЕМЬЕРА И.  В.  СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г-ну
Ф. Д. РУЗВЕЛЬТУ И ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕР-
 
 
 
ЧИЛЛЮ. 22 августа 1943 года.)

Несмотря на то, что наша переписка считается секретной


и личной, с некоторого времени содержание моих посланий
на Ваше имя стало появляться в английской печати, и при-
том с большими извращениями, которые я не имею возмож-
ности опровергнуть. Я считаю это нарушением секретности.
Это обстоятельство затрудняет мне возможность свободно
высказывать свое мнение. Надеюсь, что Вы меня поняли.
(Переписка 1, № 254. СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И.  В.  СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У.  ЧЕР-
ЧИЛЛЮ. 16 марта 1944 года.)

Бросается в глаза, что как Ваши послания, так и особенно


заявление Керра пересыпаны угрозами по отношению к Со-
ветскому Союзу. Я бы хотел обратить Ваше внимание на это
обстоятельство, так как метод угроз не только неправилен
во взаимоотношениях союзников, но и вреден, ибо он может
привести к обратным результатам.
Усилия Советского Союза в деле отстаивания и осуществ-
ления линии Керзона Вы в одном из посланий квалифици-
руете как политику силы. Это значит, что линию Керзона
Вы пытаетесь квалифицировать теперь как неправомерную,
а борьбу за нее как несправедливую. Я никак не могу согла-
ситься с такой позицией. Не могу не напомнить, что в Теге-
ране Вы, Президент и я договорились о правомерности ли-
 
 
 
нии Керзона. Позицию Советского Правительства в этом во-
просе Вы считали тогда совершенно правильной, а предста-
вителей эмигрантского польского правительства Вы называ-
ли сумасшедшими, если они откажутся принять линию Кер-
зона. Теперь же Вы отстаиваете нечто прямо противополож-
ное.
Не значит ли это, что Вы не признаете больше того, о чем
мы договорились в Тегеране, и тем самым нарушаете теге-
ранское соглашение?
(Переписка 1, № 257. ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И.  В.  СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У.  ЧЕР-
ЧИЛЛЮ. 23 марта 1944 года.)

Мною произведена строгая проверка Вашего сообщения


о том, что разглашение переписки между мною и Вами про-
изошло по вине Советского Посольства в Лондоне и лично
Посла Ф. Т. Гусева. Эта проверка показала, что ни Посоль-
ство, ни лично Ф. Т. Гусев в этом совершенно неповинны и
даже вовсе не имели некоторых из документов, содержание
которых было оглашено в английских газетах. Таким обра-
зом, разглашение произошло не с советской, а с английской
стороны.
(Переписка 1, № 258. ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И.  В.  СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У.  ЧЕР-
ЧИЛЛЮ. 25 марта 1944 года.)

 
 
 
Истекший год был годом торжества общего дела проти-
вогерманской коалиции, во имя которого народы Советско-
го Союза, Великобритании и Соединенных Штатов Америки
объединились в боевой союз. Это был год упрочения един-
ства и согласованности действий трех основных держав про-
тив гитлеровской Германии.
Решение Тегеранской конференции о совместных дей-
ствиях против Германии и блестящая реализация этого ре-
шения представляют один из ярких показателей упрочения
фронта противогитлеровской коалиции. Мало найдется в ис-
тории планов больших военных операций о совместных дей-
ствиях против общего врага, которые были бы осуществле-
ны с такой полнотой и точностью, с какой был осуществлен
план о совместном ударе против Германии, выработанный
на Тегеранской конференции. Не может быть сомнения, что
без наличия единства взглядов и согласованности действий
трех великих держав Тегеранское решение не могло быть ре-
ализовано с такой полнотой и точностью. Несомненно также,
с другой стороны, что успешное осуществление Тегеранско-
го решения не могло не послужить делу упрочения фронта
Объединенных Наций.
Столь же ярким показателем прочности фронта Объеди-
ненных Наций нужно считать решения конференции в Дум-
бартон-Оксе по вопросу об организации безопасности по-
сле войны. Говорят о разногласиях между тремя державами
по некоторым вопросам безопасности. Разногласия, конеч-
 
 
 
но, есть, и они будут еще также и по ряду других вопросов
Разногласия бывают даже среди людей одной и той же пар-
тии. Тем более они должны иметь место среди представите-
лей различных государств и различных партий. Удивляться
надо не тому, что существуют разногласия, а тому, что их так
мало и что они, как правило, разрешаются почти каждый раз
в духе единства и согласованности действий трех великих
держав. Дело не в разногласиях, а в том, что разногласия не
выходят за рамки допустимого интересами единства трех ве-
ликих держав и в конечном счете разрешаются по линии ин-
тересов этого единства. Известно, что более серьезные раз-
ногласия существовали у нас по вопросу открытия второго
фронта. Однако известно также и то, что эти разногласия бы-
ли разрешены в конце концов в духе полного согласия. То же
самое можно сказать о разногласиях на конференции в Дум-
бартон-Оксе. Характерным для этой конференции является
не то, что там вскрылись некоторые разногласия, а то, что
девять десятых вопросов безопасности были разрешены на
этой конференции в духе полного единодушия. Вот почему
я думаю, что решения конференции в Думбартон-Оксе сле-
дует рассматривать как один из ярких показателей прочно-
сти фронта противогерманской коалиции.
Еще более ярким показателем упрочения фронта Объеди-
ненных Наций нужно считать недавние переговоры с гла-
вой правительства Великобритании господином Черчиллем
и министром иностранных дел Великобритании господином
 
 
 
Иденом в Москве, проведенные в дружественной обстанов-
ке и в духе полного единодушия.
На всем протяжении войны гитлеровцы предпринима-
ли отчаянные попытки разобщить и противопоставить друг
другу Объединенные Нации, вызвать среди них подозри-
тельность и недружелюбие, ослабить их военные усилия вза-
имным недоверием, а если удастся – и борьбой друг с дру-
гом. Подобные стремления гитлеровских политиков вполне
понятны. Для них нет большей опасности, нежели единство
Объединенных Наций в борьбе против гитлеровского импе-
риализма, и для них не было бы большего военно-политиче-
ского успеха, нежели разобщение союзных держав в их борь-
бе против общего врага. Известно, однако, сколь тщетны-
ми оказались потуги фашистских политиков расстроить со-
юз великих держав. Это означает, что в основе союза СССР,
Великобритании и США лежат не случайные и преходящие
мотивы, а жизненно важные и длительные интересы.
Можно не сомневаться в том, что если боевой союз демо-
кратических держав выдержал испытания более чем трех лет
войны и если он скреплен кровью народов, поднявшихся на
защиту своей свободы и чести, то тем более этот союз вы-
держит испытания заключительной стадии войны.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1944 года»
т.15)
 
 
 
Сталин говорит, что зимнее наступление Красной Ар-
мии, за которое Черчилль выразил благодарность, было вы-
полнением товарищеского долга. Согласно решениям, при-
нятым на Тегеранской конференции, Советское правитель-
ство не было обязано предпринимать зимнее наступление.
Президент спрашивал его, может ли он, Сталин, принять
представителя генерала Эйзенхауэра. Он, Сталин, конечно,
дал свое согласие. Черчилль прислал ему послание, в кото-
ром спрашивал, не думает ли он, Сталин, в течение января
перейти в наступление. Он, Сталин, понял, что ни Черчилль,
ни Рузвельт не просят его прямо о наступлении, он ценит эту
деликатность союзников, однако он увидел, что для союзни-
ков такое наступление необходимо. Советское командование
начало наступление, и даже раньше намеченного срока. Со-
ветское правительство считало это своим долгом, долгом со-
юзника, хотя у него не было формальных обязательств на
этот счет. Он, Сталин, хочет, чтобы деятели союзных держав
учли, что советские деятели не только выполняют свои обя-
зательства, но и готовы выполнить свой моральный долг по
мере возможности.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Крымская конференция 4 фев-
раля 1945 г. Первое заседание в Ливадийском дворце)

Сталин заявляет, что у него есть список государств, кото-


рые объявили войну Германии. Означает ли, что все они бу-
 
 
 
дут включены в число членов Ассамблеи? Десять из назван-
ных стран не имеют дипломатических отношений с Совет-
ским Союзом.

Хотел бы обратить внимание на то, что если на конферен-
цию будут приглашены не только страны, объявившие войну,
но и «присоединившиеся», то странам, действительно вое-
вавшим с Германией, будет обидно сидеть рядом с теми, ко-
торые колебались и жульничали в течение войны.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Крымская конференция 8 фев-
раля 1945 г. Пятое заседание в Ливадийском дворце)

…освобожденные Красной Армией бывшие американ-


ские военнопленные находятся в советских лагерях в хоро-
ших условиях, во всяком случае в лучших условиях, чем
бывшие советские военнопленные в американских лагерях,
где они были частично помещены вместе с немецкими во-
еннопленными и где некоторые из них подвергались неспра-
ведливому обращению и незаконным стеснениям, вплоть до
побоев, о чем уже не раз сообщалось Американскому Пра-
вительству.
(Переписка 2, № 279. ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г-ну Ф. РУЗВЕЛЬТУ 22
марта 1945 года.)

Должен сказать, что Советским Главнокомандованием да-


 
 
 
но указание, чтобы при встрече советских войск с союзны-
ми войсками Советское Командование немедленно устанав-
ливало связь с Командованием американских или англий-
ских войск и чтобы они по договоренности между собою: 1)
определяли временную тактическую разграничительную ли-
нию и 2) принимали меры к подавлению в пределах своей
временной разграничительной линии любого сопротивления
немецких войск.
(Переписка 2, № 306. ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г-ну Г. ТРУМЭНУ. 2 мая
1945 года.)

Сталин. Соглашение насчет зон в Австрии имеется, но не


было никакого соглашения насчет зон в Вене. Понятно, что
требовалось известное время, для того чтобы осуществить
это соглашение. Это соглашение теперь достигнуто, оно до-
стигнуто вчера. Надо было договориться насчет того, какие
аэродромы кому передаются. Это тоже требует времени. Со-
глашение по этому вопросу тоже достигнуто. От французов
мы получили ответ только вчера. Теперь назначен день, ко-
гда ваши войска должны вступить в Вену и когда наши вой-
ска должны отойти. Это можно начать сегодня или завтра.
Г-н Черчилль сильно возмущается, но дело обстоит не со-
всем так. Нельзя так выражаться – не пускают в нашу зону.
(Смех). Нельзя так говорить. Нас в течение месяца не пуска-
ли в нашу зону в Германии. Мы не жаловались, мы знали, на-
 
 
 
сколько сложно отвести войска и подготовить все для вступ-
ления советских войск. У Советского правительства нет ни-
какого намерения нарушить достигнутое соглашение. Если
вопрос о положении в Австрии, и в частности в Вене, за-
ключается только в этом, то он уже разрешен. Более разум-
но действовали в районе Берлина, и там вопрос разрешился
скорее.
Менее умело действует фельдмаршал Александер, и это
тоже явилось одним из факторов, почему это дело задержа-
лось. Он держит себя так, как будто русские войска ему под-
чиняются. Это только задерживало разрешение вопроса. Ан-
глийские и американские военные руководители в зоне Гер-
мании не так поступили. В настоящее время никаких пре-
пятствий нет к тому, чтобы каждая армия вступила в свою
зону, идет ли речь о Вене или о Штирии, и это потому, что
теперь достигнуто соглашение.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 20
июля 1945 г. Четвертое заседание)

 
 
 
 
О втором фронте
 
Ваша беседа с Иденом о стратегии Англии полностью от-
ражает настроения советских людей. Я рад, что Вы так хо-
рошо уловили эти настроения. По сути дела Англопра своей
пассивно-выжидательной политикой помогает гитлеровцам.
Гитлеровцы хотят бить своих противников поодиночке, – се-
годня русских, завтра англичан. Англия своей пассивностью
помогает гитлеровцам. То обстоятельство, что Англия апло-
дирует нам, а немцев ругает последними словами, – нисколь-
ко не меняет дела. Понимают ли это англичане? Я думаю, что
понимают. Чего же хотят они? Они хотят, кажется, нашего
ослабления. Если это предположение правильно, нам надо
быть осторожными в отношении англичан.

Если так будет продолжаться и англичане не расшевелят-
ся, наше положение станет угрожающим. Выиграют ли от
этого англичане? Я думаю, что проиграют.
Говоря между нами, должен сказать Вам откровенно, что
если не будет создан англичанами второй фронт в Европе в
ближайшие три-четыре недели, мы и наши союзники можем
проиграть дело. Это печально, но это может стать фактом.
(«Телеграмма И.  М.  Майскому 30 августа 1941 года»
т.18)

 
 
 
Я изложил в своем последнем послании мнение Прави-
тельства СССР о создании второго фронта, как основного
средства улучшения нашего общего дела. В ответ на Ваше
послание, где Вы вновь подчеркиваете невозможность созда-
ния в данный момент второго фронта, я могу лишь повто-
рить, что отсутствие второго фронта льет воду на мельницу
наших общих врагов.
Я не сомневаюсь, что Английское Правительство жела-
ет победы Советскому Союзу и ищет путей для достижения
этой цели. Если создание второго фронта на Западе в данный
момент, по мнению Английского Правительства, представ-
ляется невозможным, то, может быть, можно было бы найти
другое средство активной военной помощи Советскому Со-
юзу против общего врага? Мне кажется, что Англия могла
бы без риска высадить 25–30 дивизий в Архангельск или пе-
ревести их через Иран в южные районы СССР для военного
сотрудничества с советскими войсками на территории СССР
по примеру того, как это имело место в прошлую войну во
Франции. Это была бы большая помощь. Мне кажется, что
такая помощь была бы серьезным ударом по гитлеровской
агрессии.
(Переписка 1, №  12. Отправлено 13 сентября 1941 го-
да. ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА г-на СТАЛИНА ПРЕ-
МЬЕРУ г-ну ЧЕРЧИЛЛЮ)

Что касается второго вопроса, а именно вопроса об орга-


 
 
 
низации второго фронта в Европе, то я боюсь, что этот во-
прос начинает принимать несерьезный характер. Исходя из
создавшегося положения на советско-германском фронте, я
должен заявить самым категорическим образом, что Совет-
ское Правительство не может примириться с откладыванием
организации второго фронта в Европе на 1943 год.
(Переписка 1, № 57. Отправлено 23 июля 1942 года. ПО-
СЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА СТАЛИНА ПРЕМЬЕРУ ЧЕРЧИЛЛЮ)

МЕМОРАНДУМ
В результате обмена мнений в Москве, имевшего место 12
августа с. г., я установил, что Премьер-Министр Великобри-
тании г. Черчилль считает невозможной организацию второ-
го фронта в Европе в 1942 году.
Как известно, организация второго фронта в Европе в
1942 году была предрешена во время посещения Молотовым
Лондона и она была отражена в согласованном англо-совет-
ском коммюнике, опубликованном 12 июня с. г.
Известно также, что организация второго фронта в Евро-
пе имела своей целью отвлечение немецких сил с восточно-
го фронта на Запад, создание на Западе серьезной базы со-
противления немецко-фашистским силам и облегчение та-
ким образом положения советских войск на советско-гер-
манском фронте в 1942 году.
Вполне понятно, что Советское Командование строило
план своих летних и осенних операций в расчете на создание
 
 
 
второго фронта в Европе в 1942 году.
Легко понять, что отказ Правительства Великобритании
от создания второго фронта в 1942 году в Европе наносит
моральный удар всей советской общественности, рассчиты-
вающей на создание второго фронта, осложняет положение
Красной Армии на фронте и наносит ущерб планам Совет-
ского Командования.
Я уже не говорю о том, что затруднения для Красной Ар-
мии, создающиеся в результате отказа от создания второго
фронта в 1942 году, несомненно, должны будут ухудшить во-
енное положение Англии и всех остальных союзников.
Мне и моим коллегам кажется, что 1942 год представля-
ет наиболее благоприятные условия для создания второго
фронта в Европе, так как почти все силы немецких войск,
и притом лучшие силы, отвлечены на восточный фронт, а в
Европе оставлено незначительное количество сил, и притом
худших сил. Неизвестно, будет ли представлять 1943 год та-
кие же благоприятные условия для создания второго фрон-
та, как 1942 год. Мы считаем поэтому, что именно в 1942
году возможно и следует создать второй фронт в Европе. Но
мне, к сожалению, не удалось убедить в этом господина Пре-
мьер-Министра Великобритании, а г. Гарриман, представи-
тель Президента США при переговорах в Москве, целиком
поддержал господина Премьер-Министра.
И. СТАЛИН
(Переписка 1, № 65. И. В. СТАЛИН У. ЧЕРЧИЛЛЮ. 13
 
 
 
августа 1942 года.)

По-прежнему я считаю главным вопросом – ускорение от-


крытия второго фронта во Франции. Как Вы помните, Ва-
ми допускалось открытие второго фронта еще в 1942 году и
во всяком случае не позже как весной этого года. Для этого
были достаточно серьезные мотивы. Понятно поэтому, что
в предыдущем послании я подчеркивал необходимость осу-
ществления удара с Запада не позже чем весной или в нача-
ле лета этого года.
После того как советские войска провели всю зиму в на-
пряженнейших боях и продолжают их еще сейчас, а Гитлер
проводит новые крупные мероприятия по восстановлению
и увеличению своей армии к весенним и летним операци-
ям против СССР, нам особенно важно, чтобы удар с Запада
больше не откладывался, чтобы этот удар был нанесен вес-
ной или в начале лета.
(Переписка 1, № 129. ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛА-
НИЕ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г.
У. ЧЕРЧИЛЛЮ. 15 марта 1943 года.)

Вместе с тем я считаю своим долгом заявить, что главным


вопросом является ускорение открытия второго фронта во
Франции. Как Вы помните, открытие второго фронта и Ва-
ми и г. Черчиллем допускалось еще в 1942 году и, во всяком
случае, не позже как весной этого года. Для этого были до-
 
 
 
статочно серьезные мотивы. Понятно поэтому, что в своем
послании от 16 февраля я подчеркивал необходимость осу-
ществления удара с Запада не позже чем весной или в нача-
ле лета этого года.
После того как советские войска провели всю зиму в на-
пряженнейших боях и продолжают их еще сейчас, а Гитлер
проводит новое крупное мероприятие по восстановлению и
увеличению своей армии к весенним и летним операциям
против СССР, нам особенно важно, чтобы удар с Запада
больше не откладывался, чтобы этот удар был нанесен вес-
ной или в начале лета.
Я признаю наличие немалых трудностей, проистекающих
из недостатка транспортных средств, о которых Вы сообща-
ете в своем послании. И тем не менее я считаю нужным со
всей настойчивостью предупредить, с точки зрения интере-
сов нашего общего дела, о серьезной опасности дальнейшего
промедления с открытием второго фронта во Франции. По-
этому неопределенность как Вашего ответа, так и ответа г.
Черчилля по вопросу об открытии второго фронта во Фран-
ции вызывает у меня тревогу, о которой я не могу умолчать.
(Переписка 2, №  79. СТРОГО СЕКРЕТНОЕ И ЛИЧНОЕ
ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА И.  В.  СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ
РУЗВЕЛЬТУ. 16 марта 1943 года.)

Теперь, в мае 1943 года, Вами вместе с г. Черчиллем


принимается решение, откладывающее англо-американское
 
 
 
вторжение в Западную Европу на весну 1944 года. То есть –
открытие второго фронта в Западной Европе, уже отложен-
ное с 1942 года на 1943 год, вновь откладывается, на этот раз
на весну 1944 года.
Это Ваше решение создает исключительные трудности
для Советского Союза, уже два года ведущего войну с глав-
ными силами Германии и ее сателлитов с крайним напряже-
нием всех своих сил, и предоставляет советскую армию, сра-
жающуюся не только за свою страну, но и за своих союзни-
ков, своим собственным силам, почти в единоборстве с еще
очень сильным и опасным врагом.
Нужно ли говорить о том, какое тяжелое и отрицатель-
ное впечатление в Советском Союзе – в народе и в армии –
произведет это новое откладывание второго фронта и остав-
ление нашей армии, принесшей столько жертв, без ожидав-
шейся серьезной поддержки со стороны англо-американских
армий.
Что касается Советского Правительства, то оно не нахо-
дит возможным присоединиться к такому решению, приня-
тому к тому же без его участия и без попытки совместно об-
судить этот важнейший вопрос и могущему иметь тяжелые
последствия для дальнейшего хода войны.
(Переписка 2, № 92. Отправлено 11 июня 1943 года. ЛИЧ-
НОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИ-
НА ПРЕЗИДЕНТУ г. РУЗВЕЛЬТУ)

 
 
 
Посылаю Вам текст моего личного послания в ответ на
послание г. Президента о решениях, принятых Вами и г. Ру-
звельтом в мае сего года по вопросам стратегии.
ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА
И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г. РУЗВЕЛЬТУ


Теперь, в мае 1943 года, Вами вместе с г. Черчиллем
принимается решение, откладывающее англо-американское
вторжение в Западную Европу на весну 1944 года. То есть –
открытие второго фронта в Западной Европе, уже отложен-
ное с 1942 года на 1943 год, вновь откладывается, на этот раз
на весну 1944 года.

Это Ваше решение создает исключительные трудности
для Советского Союза, уже два года ведущего войну с глав-
ными силами Германии и ее сателлитов с крайним напряже-
нием всех своих сил, и предоставляет советскую армию, сра-
жающуюся не только за свою страну, но и за своих союзни-
ков, своим собственным силам, почти в единоборстве с еще
очень сильным и опасным врагом.

Нужно ли говорить о том, какое тяжелое и отрицатель-
ное впечатление в Советском Союзе – в народе и в армии –
произведет это новое откладывание второго фронта и остав-
ление нашей армии, принесшей столько жертв, без ожидав-
 
 
 
шейся серьезной поддержки со стороны англо-американских
армий.
(Переписка 1, №  162. Отправлено 11 июня 1943 го-
да. ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА
И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г. ЧЕРЧИЛЛЮ)

Теперь несколько слов относительно того, в каком месте


были бы желательны операции англо-американских сил в Ев-
ропе для того, чтобы облегчить положение на нашем фронте.
Может быть, я ошибаюсь, но мы, русские, считали, что Ита-
льянский театр важен лишь в том отношении, чтобы обес-
печить свободное плавание судов союзников в Средиземном
море. Только в этом смысле важен Итальянский театр во-
енных действий. Мы так думали и продолжаем так думать.
Что касается того, чтобы из Италии предпринять наступле-
ние непосредственно на Германию, то мы, русские, счита-
ем, что для таких целей Итальянский театр не годится. Ста-
ло быть, дело обстоит так, что Итальянский театр важен для
свободного плавания по Средиземному морю, но он не пред-
ставляет какого-либо значения в смысле дальнейших опера-
ций против Германии, так как Альпы закрывают путь и ме-
шают продвижению в сторону Германии. Мы, русские, счи-
таем, что наилучший результат дал бы удар по врагу в Се-
верной или в Северо-Западной Франции. Даже операции в
Южной Франции были бы лучше, чем операции в Италии.
Было бы хорошо, если бы Турция была готова открыть путь
 
 
 
для союзников. С Балкан все-таки было бы ближе к сердцу
Германии. Тут не преграждают путь ни Альпы, ни Канал. Но
наиболее слабым местом Германии является Франция. Ко-
нечно, это трудная операция, и немцы во Франции будут бе-
шено защищаться, но все же это самое лучшее решение. Вот
все мои замечания.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Тегеранская конференция Теге-
ран, 28 ноября 1943  г. Первое заседание конференции глав
правительств СССР, США и Великобритании)

Я хотел бы, чтобы военная комиссия имела определенную


задачу. Я предлагаю дать этой комиссии определенную ди-
рективу, в рамках которой она могла бы работать. Конечно,
русские нуждаются в помощи. Я хотел бы заявить, что ес-
ли речь идет о помощи нам, то мы ожидаем помощи от тех,
кто должен выполнять намеченные операции, и мы ожидаем
действительной помощи.
Каковы должны быть директивы для военной комиссии?
Они должны предусматривать условие, чтобы срок опера-
ции «Оверлорд» не был отложен, чтобы май был предель-
ным сроком для осуществления этой операции. Вторая ди-
ректива должна предусматривать, в соответствии с пожела-
ниями русских, поддержку операции «Оверлорд» десантом
на юге Франции. Если невозможно высадить десант в Юж-
ной Франции за 2–3 месяца до начала операции «Оверлорд»,
то, может быть, это стоило бы сделать одновременно с опе-
 
 
 
рацией «Оверлорд». Если транспортные трудности не поз-
волят осуществить десант в Южной Франции одновременно
с операцией «Оверлорд», то эту операцию в Южной Фран-
ции можно было бы предпринять спустя некоторое время
после начала операции «Оверлорд». Я считаю, что высадка
десанта в Южной Франции представляла бы собой вспомога-
тельную операцию в отношении «Оверлорда». Эта операция
обеспечила бы успех операции «Оверлорд». В то же время
операция по занятию Рима была бы отвлекающей операцией.
Третья директива предписывала бы комиссии поторопиться
с назначением главнокомандующего операцией «Оверлорд».
Лучше было бы решить эти вопросы во время нашего пре-
бывания здесь, и я не вижу причин, почему это невозмож-
но было бы сделать. Мы полагаем, что до тех пор, пока не
будет назначен главнокомандующий, нельзя ожидать успеха
от операции «Оверлорд». Назначение главнокомандующего
– это задача англичан и американцев, но русские хотят знать,
кто будет главнокомандующим. Вот три директивы для воен-
ной комиссии. Если бы комиссия поработала в рамках этих
директив, ее работа могла бы быть успешной и могла бы быть
скорее закончена. Я прошу конференцию считаться с этими
высказанными мною соображениями.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Тегеранская конференция Теге-
ран, 29 ноября 1943 г. Второе заседание конференции глав
правительств СССР, США и Великобритании)

 
 
 
Сталин. По Черчиллю, выходит, что русские требуют от
англичан того, чтобы англичане бездействовали.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Тегеранская конференция Теге-
ран, 29 ноября 1943 г. Второе заседание конференции глав
правительств СССР, США и Великобритании)

Сталин. Русские хотят знать дату начала операции «Овер-


лорд», чтобы подготовить свой удар по немцам.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Тегеранская конференция Теге-
ран, 29 ноября 1943 г. Второе заседание конференции глав
правительств СССР, США и Великобритании)

Сталин говорит, что он должен сказать Черчиллю, что


Красная Армия рассчитывает на осуществление десанта в
Северной Франции. Он боится, что если этой операции в
мае месяце не будет, то ее не будет вообще, так как через
несколько месяцев погода испортится и высадившиеся вой-
ска нельзя будет снабжать в должной мере. Если же эта опе-
рация не состоится, то он должен предупредить, что это вы-
зовет большое разочарование и плохие настроения. Он опа-
сается, что отсутствие этой операции может вызвать очень
нехорошее чувство одиночества. Поэтому он хочет знать, со-
стоится ли операция «Оверлорд» или нет. Если она состоит-
ся, то это хорошо, если же не состоится, тогда он хочет знать
об этом заранее для того, чтобы воспрепятствовать настрое-
ниям, которые отсутствие этой операции может вызвать. Это
 
 
 
является наиболее важным вопросом.

…как только будет осуществлен десант в Северной Фран-


ции, Красная Армия, в свою очередь, перейдет в наступле-
ние. Если бы было известно, что операция состоится в мае
или в июне, то русские могли бы подготовить не один, а
несколько ударов по врагу. Сталин говорит, что наиболее
подходящим моментом является весна. В течение марта и
апреля на фронте обычно бывает передышка, войска могли
бы отдохнуть. Можно было бы подвезти боеприпасы, и к мо-
менту начала высадки в Северной Франции можно было бы
нанести немцам удары, которые не позволили бы им пере-
брасывать войска во Францию. Пока же положение таково,
что немцы перебрасывают свои войска на Восточный фронт
и они будут продолжать их перебрасывать. Немцы очень бо-
ятся нашего продвижения к германским границам, они по-
нимают, что их не отделяет от нас ни Канал, ни море. С во-
стока имеется возможность подойти к Германии. В то же
время немцы знают, что на западе их защищает Канал, затем
нужно пройти территорию Франции для того, чтобы подой-
ти к Германии. Немцы не решатся перебрасывать свои вой-
ска на запад, в особенности если Красная Армия будет на-
ступать, а она будет наступать, если она получит помощь со
стороны союзников в виде операции «Оверлорд».
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Тегеранская конференция 30
ноября 1943 года в 12 час. 40 мин. Запись беседы И. В. Ста-
 
 
 
лина с Черчиллем)

Сталин говорит, что он все-таки хотел бы знать от Чер-


чилля дату начала операции «Оверлорд».
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Тегеранская конференция 30
ноября 1943 года в 12 час. 40 мин. Запись беседы И. В. Ста-
лина с Черчиллем)

Сталин говорит, что он, конечно, не требует, чтобы ему


была названа точная дата, и что для маневра, конечно, будет
необходима одна или две недели в пределах мая месяца.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Тегеранская конференция 30
ноября 1943 года в 13 час. 40 мин. Беседа во время завтрака)

Сталин. Я понимаю важность решений, принятых шта-


бами наших союзников, и трудности проведения этих реше-
ний. Возможно, будет существовать опасность не в начале
«Оверлорда», а во время развертывания этой операции, ко-
гда немцы попытаются перебросить часть войск с Восточно-
го фронта на Западный и затруднить дело «Оверлорда». Что-
бы не дать немцам возможности маневрировать своими ре-
зервами и перебрасывать сколько-нибудь значительные силы
с Восточного фронта на Запад, русские обязуются к маю ор-
ганизовать большое наступление против немцев в несколь-
ких местах, с тем чтобы приковать немецкие дивизии на Во-
сточном фронте и не дать возможности немцам создать ка-
 
 
 
кие-либо затруднения для «Оверлорда».
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Тегеранская конференция Теге-
ран, 30 ноября 1943 г. Третье заседание конференции глав
правительств СССР, США и Великобритании)

 
 
 
 
Перелом в ходе войны
 
Предпринимая нападение на нашу страну, немецко-фа-
шистские захватчики считали, что они наверняка смогут
“покончить” с Советским Союзом в полтора-два месяца и
сумеют в течение этого короткого времени дойти до Урала.
Нужно сказать, что немцы не скрывали этого плана “молние-
носной” победы. Они, наоборот, всячески рекламировали
его. Факты, однако, показали всю легкомысленность и бес-
почвенность “молниеносного” плана Теперь этот сумасброд-
ный план нужно считать окончательно провалившимся.
Чем объяснить, что “молниеносная война”, удавшаяся в
Западной Европе, не удалась и провалилась на востоке?
На что рассчитывали немецко-фашистские стратеги,
утверждая, что они в два месяца покончат с Советским Со-
юзом и дойдут в этот короткий срок до Урала?
Они рассчитывали прежде всего на то, что серьезно на-
деялись создать всеобщую коалицию против СССР, вовлечь
Великобританию и США в эту коалицию, предварительно
запугав правящие круги этих стран призраком революции, и
полностью изолировать таким образом нашу страну от дру-
гих держав. Немцы знали, что их политика игры в противо-
речия между классами отдельных государств и между этими
государствами и Советской страной уже дала свои результа-
ты во Франции, правители которой, дав себя запугать при-
 
 
 
зраком революции, с перепугу положили под ноги Гитлера
свою родину, отказавшись от сопротивления. Немецко-фа-
шистские стратеги думали, что то же самое произойдет с Ве-
ликобританией и США. Небезызвестный Гесс для того, соб-
ственно, и был направлен в Англию немецкими фашиста-
ми, чтобы убедить английских политиков примкнуть ко все-
общему походу против СССР. Но немцы жестоко просчита-
лись. Великобритания и США, несмотря на старания Гес-
са, не только не присоединились к походу немецко-фашист-
ских захватчиков против СССР, а, наоборот, оказались в од-
ном лагере с СССР против гитлеровской Германии. СССР
не только не оказался изолированным, а, наоборот, приоб-
рел новых союзников в лице Великобритании, США и дру-
гих стран, оккупированных немцами. Оказалось, что немец-
кая политика игры в противоречия и в запугивание призра-
ком революции исчерпала себя и уже не годится для новой
обстановки. И не только не годится, но еще чревата больши-
ми опасностями для немецких захватчиков, ибо она ведет в
новых условиях войны к прямо противоположным результа-
там.
Немцы рассчитывали, во-вторых, на непрочность совет-
ского строя, непрочность советского тыла, полагая, что по-
сле первого же серьезного удара и первых неудач Красной
Армии откроются конфликты между рабочими и крестьяна-
ми, начнется драчка между народами СССР, пойдут восста-
ния и страна распадется на составные части, что должно об-
 
 
 
легчить продвижение немецких захватчиков вплоть до Ура-
ла. Но немцы и здесь жестоко просчитались. Неудачи Крас-
ной Армии не только не ослабили, а, наоборот, еще больше
укрепили как союз рабочих и крестьян, так и дружбу наро-
дов СССР. Более того, они превратили семью народов СССР
в единый, нерушимый лагерь, самоотверженно поддержива-
ющий свою Красную Армию, свой Красный Флот. Никогда
еще советский тыл не был так прочен, как теперь. Вполне
вероятно, что любое другое государство, имея такие потери
территории, какие мы имеем теперь, не выдержало бы испы-
тания и пришло бы в упадок. Если советский строй так легко
выдержал испытание и еще больше укрепил свой тыл, то это
значит, что советский строй является теперь наиболее проч-
ным строем.
Немецкие захватчики рассчитывали, наконец, на слабость
Красной Армии и Красного Флота, полагая, что немецкой
армии и немецкому флоту удастся с первого же удара опро-
кинуть и рассеять нашу армию и наш флот, открыв себе до-
рогу на беспрепятственное продвижение в глубь нашей стра-
ны. Но немцы и здесь жестоко просчитались, переоценив
свои силы и недооценив нашу армию и наш флот. Конечно,
наша армия и наш флот еще молоды, они воюют всего 4 ме-
сяца, они еще не успели стать вполне кадровыми, тогда как
они имеют перед собой кадровый флот и кадровую армию
немцев, ведущих войну уже 2 года. Но, во-первых, мораль-
ное состояние нашей армии выше, чем немецкой, ибо она за-
 
 
 
щищает свою Родину от чужеземных захватчиков и верит в
правоту своего дела, тогда как немецкая армия ведет захват-
ническую войну и грабит чужую страну, не имея возможно-
сти поверить хотя бы на минуту в правоту своего гнусного
дела. Не может быть сомнения, что идея защиты своего Оте-
чества, во имя чего и воюют наши люди, должна породить и
действительно порождает в нашей армии героев, цементиру-
ющих Красную Армию, тогда как идея захвата и ограбления
чужой страны, во имя чего собственно и ведут войну немцы,
должна породить и действительно порождает в немецкой ар-
мии профессиональных грабителей, лишенных каких-либо
моральных устоев и разлагающих немецкую армию. Во-вто-
рых, продвигаясь в глубь нашей страны, немецкая армия от-
даляется от своего немецкого тыла, вынуждена орудовать во
враждебной среде, вынуждена создавать новый тыл в чужой
стране, разрушаемый к тому же нашими партизанами, что в
корне дезорганизует снабжение немецкой армии, заставляет
ее бояться своего тыла и убивает в ней веру в прочность сво-
его положения, тогда как наша армия действует в своей род-
ной среде, пользуется непрерывной поддержкой своего тыла,
имеет обеспеченное снабжение людьми, боеприпасами, про-
довольствием и прочно верит в свой тыл. Вот почему наша
армия оказалась сильнее, чем предполагали немцы, а немец-
кая армия слабее, чем можно было бы предположить, судя по
хвастливым рекламам немецких захватчиков. Оборона Ле-
нинграда и Москвы, где наши дивизии истребили недавно
 
 
 
десятка три кадровых дивизий немцев, показывает, что в ог-
не Отечественной войны куются и уже выковались новые со-
ветские бойцы и командиры, летчики, артиллеристы, мино-
метчики, танкисты, пехотинцы, моряки, которые завтра пре-
вратятся в грозу для немецкой армии.
Нет сомнения, что все эти обстоятельства, взятые вместе,
предопределили неизбежность провала “молниеносной вой-
ны” на востоке.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1941 года»
т.15)

…никакая шумиха не может отменить того факта, что ла-


герь фашистов действительно переживает серьезный кризис.
Кризис в лагере фашистов выражается прежде всего в
том, что враг оказался вынужденным открыто отказаться от
своей первоначальной установки на “молниеносную войну”.
В лагере врагов теперь уже не в моде говорить о “молние-
носной войне”, – крикливая болтовня о “молниеносной вой-
не” сменилась унылыми причитаниями о неизбежности за-
тяжной войны. Если раньше немецко-фашистское командо-
вание хвастало тактикой “молниеносного” наступления, то
теперь эта тактика отброшена прочь и немецкие фашисты
хвастают уже не тем, что они провели или намерены прове-
сти “молниеносное” наступление, а тем, что им удалось лов-
 
 
 
ко улизнуть из-под охватывающего удара английских войск
в Северной Африке или из окружения со стороны советских
войск в районе Демянска. Фашистская печать пестрит хваст-
ливыми сообщениями о том, что немецким войскам удалось
удрать с фронта и избегнуть нового Сталинграда на том или
ином участке Восточного или Тунисского фронта. По-види-
мому, больше нечем хвастать гитлеровским стратегам.
Кризис в лагере фашистов выражается, во-вторых, в том,
что фашисты начинают все чаще поговаривать о мире. Если
судить по сообщениям иностранной печати, можно придти
к выводу, что немцы хотели бы получить мир с Англией и
США при условии их отхода от Советского Союза или, на-
оборот, они хотели бы получить мир с Советским Союзом
при условии его отхода от Англии и США. Будучи сами до
мозга костей вероломными, немецкие империалисты имеют
наглость мерить союзников на свой аршин, полагая, что кто-
либо из союзников попадется на удочку. Ясно, что не от хо-
рошей жизни болтают немцы о мире. Болтовня о мире в ла-
гере фашистов говорит лишь о том, что они переживают тя-
желый кризис. Но о каком мире может быть речь с империа-
листическими разбойниками из немецко-фашистского лаге-
ря, залившими кровью Европу и покрывшими ее виселица-
ми? Разве не ясно, что только полный разгром гитлеровских
армий и безоговорочная капитуляция гитлеровской Герма-
нии могут привести Европу к миру? Не потому ли болтают
немецкие фашисты о мире, что они чувствуют приближение
 
 
 
грядущей катастрофы?
Немецко-итальянский фашистский лагерь переживает тя-
желый кризис и стоит перед своей катастрофой.
Это еще не значит, конечно, что катастрофа гитлеровской
Германии уже наступила. Нет, не значит. Гитлеровская Гер-
мания и ее армия потрясены и переживают кризис, но они
еще не разбиты. Было бы наивно думать, что катастрофа
придет сама, в порядке самотека. Нужны еще два-три таких
мощных удара с запада и востока, какой был нанесен гитле-
ровской армии последние 5–6 месяцев, для того, чтобы ка-
тастрофа гитлеровской Германии стала фактом.
Поэтому народам Советского Союза и их Красной Армии,
равно как нашим союзникам и их армиям, предстоит еще су-
ровая и тяжелая борьба за полную победу над гитлеровски-
ми извергами. Эта борьба потребует от них больших жертв,
огромной выдержки, железной стойкости. Они должны мо-
билизовать все свои силы и возможности для того, чтобы
разбить врага и проложить таким образом путь к миру.
(«Приказ Верховного Главнокомандующего 1 мая 1943 го-
да № 195» т.15)

Истекший год – от 25-й до 26-й годовщины Октября – яв-


ляется переломным годом Отечественной войны.
Этот год был переломным прежде всего потому, что в
этом году Красной Армии впервые за время войны удалось
осуществить большое летнее наступление против немецких
 
 
 
войск, причем немецко-фашистские войска под ударами на-
ших войск оказались вынужденными поспешно оставлять
захваченную ими территорию, нередко спасаться бегством
от окружения и бросать на поле боя большое количество тех-
ники, складов вооружения и боеприпасов, раненых солдат и
офицеров.
Таким образом, успехи нашей летней кампании во второй
половине этого года явились продолжением и завершением
успехов нашей зимней кампании в начале этого года.

Этот год был переломным годом еще и потому, что Крас-
ной Армии удалось в сравнительно короткий срок пере-
бить и перемолотить наиболее опытные старые кадры немец-
ко-фашистских войск, закалив вместе с тем и умножив свои
собственные кадры в успешных наступательных боях в тече-
ние года. За истекший год немецко-фашистская армия в бо-
ях на советско-немецком фронте потеряла более 4 миллио-
нов солдат и офицеров, из них не менее 1 миллиона 800 ты-
сяч убитыми. Кроме того, немцы потеряли за этот год более
14 тысяч самолетов, более 25 тысяч танков и не менее 40
тысяч орудий.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1943 года
«т.15)

 
 
 
Теперь немецко-фашистская армия уже не та, какой она
была в начале войны. Если в начале войны она имела доста-
точное количество опытных кадров, то теперь она разбав-
лена новоиспеченными молодыми неопытными офицерами,
которые поспешно бросаются немцами на фронт, так как нет
у них ни необходимых офицерских резервов, ни времени,
чтобы обучить их.
Совершенно другую картину представляет ныне Красная
Армия. Ее кадры выросли и закалились в успешных наступа-
тельных боях за истекший год. Количество ее боевых кадров
растет и будет расти, так как наличие необходимых офицер-
ских резервов дает ей время и возможность обучать молодые
офицерские кадры и выдвигать их на ответственные посты.

Если битва под Сталинградом предвещала закат немец-
ко-фашистской армии, то битва под Курском поставила ее
перед катастрофой.
Этот год был переломным годом, наконец, потому, что
успешное наступление Красной Армии коренным образом
ухудшило хозяйственное и военно-политическое положение
фашистской Германии, поставив ее перед глубочайшим кри-
зисом.
Немцы рассчитывали осуществить летом этого года
успешное наступление на советско-германском фронте, что-
бы вернуть себе потерянное и поднять свой пошатнувшийся
авторитет в Европе. Но Красная Армия опрокинула расчеты
 
 
 
немцев, отбила их наступление, сама перешла в наступление
и погнала немцев на запад, растоптав тем самым авторитет
немецкого оружия.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1943 года
«т.15)

Немцы рассчитывали взять курс на затяжную войну, стали


строить оборонительные рубежи и “валы”, объявив во все-
услышание о неприступности их новых позиций. Но Крас-
ная Армия и здесь опрокинула расчеты немцев, прорвала их
рубежи и “валы”, продолжает успешно наступать и не дает
им сроков для затяжки войны.
Немцы рассчитывали выправить положение на фронте
при помощи “тотальной” мобилизации. Но события и здесь
опрокинули расчеты немцев. Летняя кампания уже съела ⅔
“тотально” мобилизованных, однако незаметно, чтобы это
обстоятельство принесло какое-либо улучшение в положе-
нии немецко-фашистской армии. Возможно, что придется
объявить еще одну “тотальную” мобилизацию, причем нет
оснований предположить, что повторение подобной меры не
приведет к “тотальному” крушению некоторого государства.
Немцы рассчитывали прочно удержать за собой Украи-
ну, чтобы использовать украинские сельскохозяйственные
продукты для своей армии и населения, а донецкий уголь
 
 
 
– для заводов и железнодорожного транспорта, обслужива-
ющих немецкую армию. Но они и здесь просчитались. В ре-
зультате успешного наступления Красной Армии немцы по-
теряли не только донецкий уголь, но и наиболее богатые хле-
бом области Украины, причем нет оснований предположить,
что они не потеряют в ближайшее время и остальную часть
Украины.
Понятно, что все эти просчеты не могли не ухудшить и
действительно ухудшили коренным образом хозяйственное
и военно-политическое положение фашистской Германии.
Фашистская Германия переживает глубокий кризис. Она
стоит перед своей катастрофой.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1943 года
«т.15)

Время, когда гитлеровская клика буйно шумела по пово-


ду завоевания немцами мирового господства, осталось дале-
ко позади. Теперь, как известно, немцам не до мирового гос-
подства, – не до жиру, быть бы живу.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1943 года
«т.15)

 
 
 
Красная Армия и советский народ достигли за истекший
год больших успехов в борьбе против немецких захватчиков.
Мы добились коренного перелома в войне в пользу нашей
страны, и война теперь идет к окончательной развязке. Но
советским людям не пристало останавливаться на достигну-
том, упиваться своими успехами. Победу можно упустить,
если в наших рядах появится самоуспокоение. Победа не да-
ется без борьбы и напряжения. Она берется с боя. Победа
теперь близка, но чтобы ее завоевать, необходимо новое на-
пряжение сил, самоотверженная работа всего тыла, умелые и
решительные действия Красной Армии на фронте. Было бы
преступлением перед Родиной, перед советскими людьми,
временно попавшими под фашистское ярмо, перед народа-
ми Европы, изнывающими под немецким игом, если бы мы
не использовали всех возможностей для ускорения разгро-
ма врага. Нельзя давать врагу передышки. Вот почему мы
должны напрячь все наши силы, чтобы добить врага.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1943 года
«т.15)

Немецко-фашистские разбойники мечутся теперь в поис-


ках путей спасения от катастрофы. Они снова ухватились
за “тотальную” мобилизацию в тылу, хотя людские ресурсы
Германии исчерпаны. Фашистские заправилы предпринима-
 
 
 
ют отчаянные попытки внести разлад в лагерь антигитлеров-
ской коалиции и тем самым затянуть войну. Гитлеровские
дипломаты носятся из одной нейтральной страны в другую,
стремятся завязать связи с прогитлеровскими элементами,
намекая на возможность сепаратного мира то с нашим госу-
дарством, то с нашими союзниками. Все эти уловки гитле-
ровцев обречены на провал, ибо в основе антигитлеровской
коалиции лежат жизненно важные интересы союзников, по-
ставивших задачу разгромить гитлеровскую Германию и ее
сообщников в Европе. Именно эта общность коренных ин-
тересов ведет к укреплению боевого союза СССР, Англии и
США в ходе войны.
Близится час окончательной расплаты за все злодеяния,
совершенные гитлеровцами на Советской земле и в оккупи-
рованных странах Европы.
(«Приказ Верховного Главнокомандующего 23 февраля
1944 года № 16» т.15)

Сегодня советские люди празднуют 27-ю годовщину по-


беды Советской революции в нашей стране.
Четвертый раз встречает наша страна годовщину Совет-
ской революции в условиях Отечественной войны против
немецко-фашистских захватчиков.
Это, конечно, не значит, что четвертый год войны не отли-
чается по своим итогам от предыдущих трех лет войны. На-
оборот, между ними существует коренная разница. Если два
 
 
 
предыдущих года войны были годами наступления немец-
ких войск и продвижения их в глубь нашей страны, когда
Красная Армия была вынуждена вести оборонительные бои,
а третий год войны был годом коренного перелома на нашем
фронте, когда Красная Армия развернула мощные наступа-
тельные бои, разбила немцев в ряде решающих боев, очисти-
ла от немецких войск две трети Советской земли и заставила
их перейти к обороне, причем Красная Армия все еще про-
должала вести войну с немецкими войсками один на один,
без серьезной поддержки со стороны союзников, то четвер-
тый год войны оказался годом решающих побед советских
армий и армий наших союзников над немецкими войсками,
когда немцы, вынужденные на этот раз вести войну на два
фронта, оказались отброшенными к границе Германии.
В итоге истекший год завершился изгнанием немецких
войск из пределов Советского Союза, Франции, Бельгии,
средней Италии и перенесением военных действий на тер-
риторию Германии.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1944 года»
т.15)

Нужно признать, что в нынешней войне гитлеровская Гер-


мания с ее фашистской армией оказалась более мощным, ко-
варным и опытным противником, нежели Германия и ее ар-
 
 
 
мия во всех прошлых войнах. К этому нужно добавить, что
немцам удалось использовать в этой войне производитель-
ные силы почти всей Европы и довольно значительные ар-
мии своих вассальных государств. И если, несмотря на эти
благоприятные для Германии условия ведения войны, она
все же оказалась на краю неизбежной гибели, то это нужно
объяснить тем, что главный противник Германии – Совет-
ский Союз превзошел по силе гитлеровскую Германию.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1944 года»
т.15)

Тегеранская конференция не прошла даром. Решение Те-


геранской конференции о совместном ударе по Германии с
запада, востока и юга стало осуществляться с поразительной
точностью. Одновременно с летними операциями Красной
Армии на советско-германском фронте союзные войска на-
чали вторжение во Францию и организовали мощные насту-
пательные операции, вынудившие гитлеровскую Германию
вести войну на два фронта. Войска и флот наших союзни-
ков совершили невиданную еще в истории по организован-
ности и размаху массовую десантную операцию на побере-
жье Франции и мастерски преодолели укрепления немцев.
Таким образом Германия оказалась зажатой в тисках меж-
ду двумя фронтами.
 
 
 
Как и следовало ожидать, враг не выдержал совместных
ударов Красной Армии и союзных войск. Сопротивление
врага было сломлено, его войска в короткий срок были вы-
шиблены из пределов средней Италии, Франции, Бельгии,
Советского Союза. Враг был отброшен к границам Герма-
нии.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1944 года»
т.15)

В ходе войны гитлеровцы понесли не только военное, но


и морально-политическое поражение Утвердившаяся в на-
шей стране идеология равноправия всех рас и наций, идео-
логия дружбы народов одержала полную победу над идео-
логией звериного национализма и расовой ненависти гитле-
ровцев.
Теперь, когда Отечественная война идет к победоносно-
му концу, во всем величии встает историческая роль совет-
ского народа. Ныне все признают, что советский народ своей
самоотверженной борьбой спас цивилизацию Европы от фа-
шистских погромщиков. В этом великая заслуга советского
народа перед историей человечества.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1944 года»
 
 
 
т.15)

 
 
 
 
О выходе на государственную
границу СССР
 
В результате успешного наступления Красная Армия вы-
шла на наши государственные границы на протяжении бо-
лее 400 километров, освободив от немецко-фашистского ига
более ¾ оккупированной Советской земли. Дело состоит те-
перь в том, чтобы очистить от фашистских захватчиков всю
нашу землю и восстановить государственные границы Со-
ветского Союза по всей линии – от Черного моря до Барен-
цева моря.
Но наши задачи не могут ограничиваться изгнанием вра-
жеских войск из пределов нашей Родины. Немецкие войска
напоминают теперь раненого зверя, который вынужден упол-
зать к границам своей берлоги – Германии для того, чтобы
залечить раны. Но раненый зверь, ушедший в свою берло-
гу, не перестает быть опасным зверем. Чтобы избавить нашу
страну и союзные с нами страны от опасности порабощения,
нужно преследовать раненого немецкого зверя по пятам и
добить его в его собственной берлоге. Преследуя же врага,
мы должны вызволить из немецкой неволи наших братьев –
поляков, чехословаков и другие союзные с нами народы За-
падной Европы, находящиеся под пятой гитлеровской Гер-
мании.
 
 
 
Понятно, что эта задача представляет более трудное дело,
чем изгнание немецких войск из пределов Советского Со-
юза. Ее можно решить лишь на основе совместных усилий
Советского Союза, Великобритании и Соединенных Штатов
Северной Америки, путем совместных ударов с востока – си-
лами наших войск и с запада – силами войск наших союзни-
ков. Не может быть сомнения, что только такой комбиниро-
ванный удар может полностью сокрушить гитлеровскую Гер-
манию.
(«Приказ Верховного Главнокомандующего 1 мая 1944 го-
да № 70» т.15)

 
 
 
 
О сепаратных переговорах
 
Правительство США предлагает, чтобы оно выступило в
качестве посредника между СССР и Финляндией с целью
выяснения возможности сепаратного мира между ними. На
вопрос г. Молотова, известно ли Американскому Правитель-
ству, что Финляндия хочет мира и какова ее действительная
позиция по этому вопросу, г. Стэндли сказал, что он об этом
ничего не может сказать.
Как известно, Англо-Советский Договор от 26 мая 1942
года предусматривает, чтобы наши страны не вели перегово-
ров о заключении сепаратного мира ни с Германией, ни с ее
союзниками, иначе как по взаимному согласию. Я исхожу из
этого, как из непреложного положения.
В силу этого я счел долгом, во-первых, информировать
Вас об американском предложении и, во-вторых, запросить
Ваше мнение по этому вопросу.
У меня нет оснований считать, что Финляндия действи-
тельно хочет мира, что она уже решила порвать с Германи-
ей и готова предложить приемлемые условия. Она, должно
быть, еще не вырвалась из лап Гитлера, если вообще она хо-
чет вырваться. Нынешние правители Финляндии, подписав-
шие мирный договор с Советским Союзом, а потом порвав-
шие его и напавшие в союзе с Германией на Советский Со-
юз, едва ли способны порвать с Гитлером.
 
 
 
(Переписка 1, №  127. Отправлено 15 марта 1943
года. ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА
И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г. У. ЧЕРЧИЛЛЮ)

Я разобрался с вопросом, который Вы поставили передо


мной в письме от 25 марта сего года, и нашел, что Совет-
ское Правительство не могло дать другого ответа после то-
го, как было отказано в участии советских представителей в
переговорах в Берне с немцами о возможности капитуляции
германских войск и открытии фронта англо-американским
войскам в Северной Италии.
Я не только не против, а, наоборот, целиком стою за то,
что-бы использовать случаи развала в немецких армиях и
ускорить их капитуляцию на том или ином участке фронта,
поощрить их в деле открытия фронта союзным войскам.
Но я согласен на переговоры с врагом по такому делу толь-
ко в том случае, если эти переговоры не поведут к облегче-
нию положения врага, если будет исключена для немцев воз-
можность маневрировать и использовать эти переговоры для
пере броски своих войск на другие участки фронта, и прежде
всего на советский фронт.
Только в целях создания такой гарантии и было Совет-
ским Правительством признано необходимым участие пред-
ставителей Советского военного командования в таких пе-
реговорах с врагом, где бы они ни происходили – в Берне
или Казерте. Я не понимаю, почему отказано представите-
 
 
 
лям Советского командования в участии в этих переговорах
и чем они могли бы помешать представителям союзного ко-
мандования.
К Вашему сведению должен сообщить Вам, что немцы
уже использовали переговоры с командованием союзников и
успели за этот период перебросить из Северной Италии три
дивизии на советский фронт.
Задача согласованных операций с ударом на немцев с за-
пада, с юга и с востока, провозглашенная на Крымской кон-
ференции, состоит в том, чтобы приковать войска противни-
ка к месту их нахождения и не дать противнику возможности
маневрировать, перебрасывать войска в нужном ему направ-
лении. Эта задача выполняется Советским командованием.
Эта задача нарушается фельдмаршалом Александером. Это
обстоятельство нервирует Советское командование, создает
почву для недоверия.

Должен Вам сказать, что, если бы на восточном фронте
где-либо на Одере создались аналогичные условия возмож-
ности капитуляции немцев и открытия фронта советским
войскам, я бы не преминул немедленно сообщить об этом
англо-американскому военному командованию и попросить
его прислать своих представителей для участия в перегово-
рах, ибо у союзников в таких случаях не должно быть друг
от друга секретов.
(Переписка 2, № 283. ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕ-
 
 
 
РА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г-ну Ф. РУЗВЕЛЬТУ. 29
марта 1945 года.)

Получил Ваше послание по вопросу о переговорах в Бер-


не.
Вы совершенно правы, что в связи с историей о перегово-
рах англо-американского командования с немецким коман-
дованием где-то в Берне или в другом месте «создалась те-
перь атмосфера достойных сожаления опасений и недове-
рия».
Вы утверждаете, что никаких переговоров не было еще.
Надо полагать, что Вас не информировали полностью. Что
касается моих военных коллег, то они, на основании имею-
щихся у них данных, не сомневаются в том, что перегово-
ры были и они закончились соглашением с немцами, в силу
которого немецкий командующий на западном фронте мар-
шал Кессельринг согласился открыть фронт и пропустить на
восток англо-американские войска, а англо-американцы обе-
щались за это облегчить для немцев условия перемирия.
Я думаю, что мои коллеги близки к истине. В противном
случае был бы непонятен тот факт, что англо-американцы
отказались допустить в Берн представителей Советского ко-
мандования для участия в переговорах с немцами.
Мне непонятно также молчание англичан, которые предо-
ставили Вам вести переписку со мной по этому неприятно-
му вопросу, а сами продолжают молчать, хотя известно, что
 
 
 
инициатива во всей этой истории с переговорами в Берне
принадлежит англичанам. Я понимаю, что известные плюсы
для англо-американских войск имеются в результате этих се-
паратных переговоров в Берне или где-то в другом месте, по-
скольку англо-американские войска получают возможность
продвигаться в глубь Германии почти без всякого сопротив-
ления со стороны немцев, но почему надо было скрывать это
от русских и почему не предупредили об этом своих союз-
ников – русских?
И вот получается, что в данную минуту немцы на запад-
ном фронте на деле прекратили войну против Англии и Аме-
рики. Вместе с тем немцы продолжают войну с Россией – с
союзницей Англии и США.
Понятно, что такая ситуация никак не может служить де-
лу сохранения и укрепления доверия между нашими стра-
нами.
Я уже писал Вам в предыдущем послании и считаю нуж-
ным повторить здесь, что я лично и мои коллеги ни в коем
случае не пошли бы на такой рискованный шаг, сознавая,
что минутная выгода, какая бы она ни была, бледнеет перед
принципиальной выгодой по сохранению и укреплению до-
верия между союзниками.
(Переписка 2, №  286. ЛИЧНО, СТРОГО СЕКРЕТНО ОТ
МАРШАЛА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ ГОСПОДИНУ
РУЗВЕЛЬТУ. 3 апреля 1945 года.)

 
 
 
Получил Ваше послание от 5 апреля.
1. В моем послании от 3 апреля речь идет не о честности
и надежности. Я никогда не сомневался в Вашей честности
и надежности, так же как и в честности и в надежности г-
на Черчилля. У меня речь идет о том, что в ходе перепис-
ки между нами обнаружилась разница во взглядах на то, что
может позволить себе союзник в отношении другого союз-
ника и чего он не должен позволить себе. Мы, русские, дума-
ем, что в нынешней обстановке на фронтах, когда враг сто-
ит перед неизбежностью капитуляции, при любой встрече с
немцами по вопросам капитуляции представителей одного
из союзников должно быть обеспечено участие в этой встре-
че представителей другого союзника. Во всяком случае это
безусловно необходимо, если этот союзник добивается уча-
стия в такой встрече. Американцы же и англичане думают
иначе, считая русскую точку зрения неправильной. Исходя
из этого, они отказали русским в праве на участие во встрече
с немцами в Швейцарии. Я уже писал Вам и считаю не лиш-
ним повторить, что русские при аналогичном положении ни
в коем случае не отказали бы американцам и англичанам в
праве на участие в такой встрече. Я продолжаю считать рус-
скую точку зрения единственно правильной, так как она ис-
ключает всякую возможность взаимных подозрений и не да-
ет противнику возможности сеять среди нас недоверие.
2. Трудно согласиться с тем, что отсутствие сопротивле-
ния со стороны немцев на западном фронте объясняется
 
 
 
только лишь тем, что они оказались разбитыми. У немцев
имеется на восточном фронте 147 дивизий. Они могли бы
без ущерба для своего дела снять с восточного фронта 15–
20 дивизий и перебросить их на помощь своим войскам на
западном фронте. Однако немцы этого не сделали и не де-
лают. Они продолжают с остервенением драться с русскими
за какую-то малоизвестную станцию Земляницу в Чехосло-
вакии, которая им столько же нужна, как мертвому припар-
ки, но безо всякого сопротивления сдают такие важные го-
рода в центре Германии, как Оснабрюк, Мангейм, Кассель.
Согласитесь, что такое поведение немцев является более чем
странным и непонятным.
(Переписка 2, № 288. ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И.  В.  СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г-ну Ф.  РУЗВЕЛЬТУ.
7 апреля 1945 года.)

Ни я, ни Молотов не имели намерения “чернить” кого-ли-


бо. Дело не в желании “чернить”, а в том, что у нас выяви-
лись тут разные точки зрения по вопросу об обязанностях и
правах союзника. Из моего послания на имя Президента Вы
увидите, что русская точка зрения по этому вопросу являет-
ся правильной, так как она гарантирует права любого союз-
ника и отнимает у врага всякую возможность сеять недове-
рие между нами.
Мои послания являются личными и строго секретными.
Это дает возможность высказываться ясно и откровенно. В
 
 
 
этом плюс секретной переписки. Но если Вы будете каждое
мое откровенное заявление принимать за оскорбление, то
это очень затруднит такую переписку. Могу заверить Вас,
что у меня не было и нет намерения оскорбить кого-либо.
ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И.  В.  СТАЛИНА
ПРЕЗИДЕНТУ г-ну Ф. РУЗВЕЛЬТУ

Получил Ваше послание от 5 апреля.


…в ходе переписки между, нами обнаружилась разница
во взглядах на то, что может позволить себе союзник в от-
ношении другого союзника и чего он не должен позволить
себе. Мы, русские, думаем, что в нынешней обстановке на
фронтах, когда враг стоит перед неизбежностью капитуля-
ции, при любой встрече с немцами по вопросам! капитуля-
ции представителей одного из союзников должно быть обес-
печено участие в этой встрече представителей другого Со-
юзника. Во всяком случае это безусловно необходимо, ес-
ли этот союзник добивается участия в такой встрече. Аме-
риканцы же и англичане думают иначе, считая русскую точ-
ку зрения неправильной. Исходя из этого, они отказали рус-
ским в праве на участие во встрече с немцами в Швейцарии.
Я уже писал Вам и считаю не лишним повторить, что русские
при аналогичном положении ни в коем случае не отказали
бы американцам и англичанам в праве на участие в такой
встрече. Я продолжаю считать русскую точку зрения един-
ственно правильной, так как она исключает всякую возмож-
 
 
 
ность взаимных подозрений и не дает противнику возмож-
ности сеять среди нас недоверие.

Трудно согласиться с тем, что отсутствие сопротивления
со стороны немцев на западном фронте объясняется только
лишь тем, что они оказались разбитыми. У немцев имеется
на восточном фронте 147 дивизий. Они могли бы без ущер-
ба для своего дела снять с восточного фронта 15–20 диви-
зий и перебросить их на помощь своим войскам на западном
фронте. Однако немцы этого не сделали и не делают. Они
продолжают с остервенением драться с русскими за какую-то
малоизвестную станцию Земляницу в Чехословакии, кото-
рая им столько же нужна, как мертвому припарки, но безо
всякого сопротивления сдают такие важные города в центре
Германии, как Оснабрюк, Мангейм, Кассель. Согласитесь,
что такое поведение немцев является более чем странным и
непонятным.
7 апреля 1945 года.
(Переписка 1, № 419. ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И.  В.  СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У.  ЧЕР-
ЧИЛЛЮ. 7 апреля 1945 года.)

 
 
 
 
Об отношениях с Польшей
 
Враждебная Советскому Союзу клеветническая кампа-
ния, начатая немецкими фашистами по поводу ими же уби-
тых польских офицеров в районе Смоленска, на оккупиро-
ванной германскими войсками территории, была сразу же
подхвачена правительством г. Сикорского и всячески разжи-
гается польской официальной печатью. Правительство г. Си-
корского не только не дало отпора подлой фашистской кле-
вете на СССР, но даже не сочло нужным обратиться к Совет-
скому Правительству с какими-либо вопросами или за разъ-
яснениями по этому поводу.
Гитлеровские власти, совершив чудовищное преступле-
ние над польскими офицерами, разыгрывают следственную
комедию, в инсценировке которой они использовали некото-
рые подобранные ими же самими польские профашистские
элементы из оккупированной Польши, где все находится под
пятой Гитлера и где честный поляк не может открыто ска-
зать своего слова.
Для “расследования” привлечен как правительством г.
Сикорского, так и гитлеровским правительством Междуна-
родный Красный Крест, который вынужден в обстановке
террористического режима с его виселицами и массовым ис-
треблением мирного населения принять участие в этой след-
ственной комедии, режиссером которой является Гитлер.
 
 
 
Понятно, что такое “расследование”, осуществляемое к тому
же за спиной Советского Правительства, не может вызвать
доверия у сколько-нибудь честных людей.
То обстоятельство, что враждебная кампания против Со-
ветского Союза начата одновременно в немецкой и польской
печати и ведется в одном и том же плане, – это обстоятель-
ство не оставляет сомнения в том, что между врагом союз-
ников – Гитлером и правительством г. Сикорского имеется
контакт и сговор в проведении этой враждебной кампании.
В то время как народы Советского Союза, обливаясь кро-
вью в тяжелой борьбе с гитлеровской Германией, напрягают
все свои силы для разгрома общего врага свободолюбивых
демократических стран, правительство г. Сикорского в уго-
ду тирании Гитлера наносит вероломный удар Советскому
Союзу.
Все эти обстоятельства вынуждают Советское Правитель-
ство признать, что нынешнее правительство Польши, ска-
тившись на путь сговора с гитлеровским правительством,
прекратило на деле союзные отношения с СССР и стало на
позицию враждебных отношений к Советскому Союзу.
На основании всего этого Советское Правительство при-
шло к выводу о необходимости прервать отношения с этим
правительством.
(Переписка 1, № 150. ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛА-
НИЕ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-
ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ. 21 апреля 1943 года.)
 
 
 
Посылая Вам мое послание 21 апреля о перерыве отноше-
ний с польским правительством, я исходил из того, что нача-
тая еще 15 апреля поляками известная антисоветская кампа-
ния в печати, усугубленная сперва заявлением польского ми-
нистерства национальной обороны, а затем заявлением поль-
ского правительства 17 апреля, не встретила чьего-либо про-
тиводействия в Лондоне, причем Советское Правительство
не было предупреждено о готовящейся антисоветской кам-
пании со стороны поляков, хотя трудно представить, чтобы
Британское Правительство не было информировано о про-
ектировавшейся кампании. Я думаю, что с точки зрения ду-
ха нашего договора было бы вполне естественно удержать
одного из союзников от нанесения удара другому союзнику,
особенно когда такой удар оказывает прямую помощь наше-
му общему врагу. Во всяком случае, я так понимаю обязан-
ности союзника. Тем не менее я считал нужным информи-
ровать Вас о точке зрения Советского Правительства по во-
просу о польско-советских отношениях. Поскольку поляки
продолжали все больше раздувать клеветническую антисо-
ветскую кампанию, не встречая противодействия в Лондоне,
нельзя было ожидать, что терпение Советского Правитель-
ства может быть безграничным.
Вы сообщаете о том, что наведете должную дисциплину
в польской прессе. Я выражаю Вам благодарность за это, но
я сомневаюсь, чтобы так легко было привести к дисципли-
 
 
 
не нынешнее польское правительство, его окружение из про-
гитлеровских крикунов и его разнузданную прессу. Несмот-
ря на Ваше сообщение о готовности польского правитель-
ства лояльно работать с Советским Правительством, я со-
мневаюсь, чтобы оно могло сдержать свое слово. В окруже-
нии польского правительства имеется такая масса прогитле-
ровских элементов, а Сикорский до того беспомощен перед
ними и запуган ими, что нет никакой уверенности, что Си-
корский сумеет сохранить лояльность в отношениях с Со-
ветским Союзом, если даже предположить, что он действи-
тельно хочет быть лояльным.
(Переписка 1, № 156. ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛА-
НИЕ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-
ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ. 4 мая 1943 года.)

Сталин. Агенты польского правительства, находящиеся в


Польше, связаны с немцами. Они убивают партизан. Вы не
можете себе представить, что они там делают.

Сталин. Вчера не было разговора о переговорах с поль-
ским правительством. Вчера разговаривали о том, что нуж-
но предписать польскому правительству то-то и то-то. Я дол-
жен сказать, что Россия не меньше других, а больше других
держав заинтересована в хороших отношениях с Польшей,
так как Польша является соседом России. Мы – за восста-
новление, за усиление Польши. Но мы отделяем Польшу от
 
 
 
эмигрантского польского правительства в Лондоне. Мы по-
рвали отношения с этим правительством не из-за каких-ли-
бо наших капризов, а потому, что польское правительство
присоединилось к Гитлеру в его клевете на Советский Со-
юз. Все это было опубликовано в печати. Какие у нас мо-
гут быть гарантии в том, что эмигрантское польское прави-
тельство в Лондоне снова не сделает то же самое? Мы хо-
тели бы иметь гарантию в том, что агенты польского прави-
тельства не будут убивать партизан, что эмигрантское поль-
ское правительство будет действительно призывать к борь-
бе против немцев, а не заниматься устройством каких-либо
махинаций. Мы будем поддерживать хорошие отношения с
правительством, которое призывает к активной борьбе про-
тив немцев. Однако я не уверен, что нынешнее эмигрант-
ское польское правительство в Лондоне является таким, ка-
ким оно должно быть. Если оно солидаризируется с парти-
занами и если мы будем иметь гарантию, что его агенты не
будут иметь связей с немцами в Польше, тогда мы будем го-
товы начать с ним переговоры.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Тегеранская конференция Теге-
ран, 1 декабря 1943 г. Заседание за круглым столом)

Ознакомившись с подробным изложением Ваших бесед с


деятелями эмигрантского польского правительства, я еще и
еще раз пришел к выводу, что такие люди не способны уста-
новить нормальные отношения с СССР. Достаточно указать
 
 
 
на то, что они не только не хотят признать линию Керзона,
но еще претендуют как на Львов, так и на Вильно. Что же
касается стремления поставить под иностранный контроль
управление некоторых советских территорий, то такие по-
ползновения мы не можем принять к обсуждению, ибо даже
саму постановку такого рода вопроса считаем оскорбитель-
ной для Советского Союза.
(Переписка 1, № 249. СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И.  В.  СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У.  ЧЕР-
ЧИЛЛЮ. 3 марта 1944 года.)

События на нашем фронте идут весьма быстрым темпом.


Люблин, один из крупных городов Польши, занят сегодня
нашими войсками, которые продолжают двигаться вперед.
В этой обстановке перед нами встал практически вопрос
об администрации на польской территории. Мы не хотим
и не будем создавать своей администрации на территории
Польши, ибо мы не хотим вмешиваться во внутренние дела
Польши. Это должны сделать сами поляки.
(Переписка 1, № 301. СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И.  В.  СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У.  ЧЕР-
ЧИЛЛЮ. 23 июля 1944 года.)

После беседы с г. Миколайчиком я распорядился, чтобы


Командование Красной Армии интенсивно сбрасывало во-
оружение в район Варшавы. Был также сброшен парашю-
 
 
 
тист-связной, который, как докладывает командование, не
добился цели, так как был убит немцами.
В дальнейшем, ознакомившись ближе с варшавским де-
лом, я убедился, что варшавская акция представляет без-
рассудную ужасную авантюру, стоящую населению больших
жертв. Этого не было бы, если бы советское командование
было информировано до начала варшавской акции и если бы
поляки поддерживали с последним контакт.
При создавшемся положении советское командование
пришло к выводу, что оно должно отмежеваться от варшав-
ской авантюры, так как оно не может нести ни прямой, ни
косвенной ответственности за варшавскую акцию.
(Переписка 1, № 321. СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну ЧЕРЧИЛ-
ЛЮ. 16 августа 1944 года.)

Рано или поздно, но правда о кучке преступников, затеяв-


ших ради захвата власти варшавскую авантюру, станет всем
известна. Эти люди использовали доверчивость варшавян,
бросив многих почти безоружных людей под немецкие пуш-
ки, танки и авиацию. Создалось положение, когда каждый
новый день используется не поляками для дела освобожде-
ния Варшавы, а гитлеровцами, бесчеловечно истребляющи-
ми жителей Варшавы.
С военной точки зрения создавшееся положение, привле-
кающее усиленное внимание немцев к Варшаве, также весь-
 
 
 
ма невыгодно как для Красной Армии, так и для поляков.
Между тем советские войска, встретившиеся в последнее
время с новыми значительными попытками немцев перей-
ти в контратаки, делают все возможное, чтобы сломить эти
контратаки гитлеровцев и перейти на новое широкое наступ-
ление под Варшавой. Не может быть сомнения, что Красная
Армия не пожалеет усилий, чтобы разбить немцев под Вар-
шавой и освободить Варшаву для поляков. Это будет лучшая
и действительная помощь полякам-антинацистам.
(Переписка 1, № 323. СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И.  В.  СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У.  ЧЕР-
ЧИЛЛЮ И ПРЕЗИДЕНТУ г-ну Ф. РУЗВЕЛЬТУ. 22 августа
1944 года.)

За время, прошедшее после последней встречи с г-ном


Миколайчиком в Москве, стало ясно, что он не способен по-
мочь разрешению польских дел. Напротив, выяснилась его
отрицательная роль. Выяснилось, что его переговоры с Поль-
ским Национальным Комитетом служат прикрытием для тех
элементов, которые из-за его спины вели преступную терро-
ристическую работу против советских офицеров и вообще
против советских людей на территории Польши. Мы не мо-
жем мириться с таким положением. Мы не можем мирить-
ся с тем, что поощряемые польскими эмигрантами террори-
сты убивают наших людей в Польше, ведут преступную борь-
бу против советских войск, освобождающих Польшу. В этих
 
 
 
людях мы видим союзников нашего общего врага, а их ра-
диопереписка с г-ном Миколайчиком, которую мы перехва-
тили у арестованных на территории Польши агентов поль-
ских эмигрантов, разоблачает не только их коварные планы,
но и бросает тень на самого г-на Миколайчика и его людей.

Я считаю, что теперь наша задача заключается в том, что-
бы поддержать Польский Национальный Комитет в Люблине
и всех тех, кто хочет и способен работать вместе с ним. Это
особенно важно для союзников, имея в виду задачу ускорить
разгром немцев.
(Переписка 1, № 367. ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И.  В.  СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У.  ЧЕР-
ЧИЛЛЮ. 8 декабря 1944 года.)

Сталин говорит, что, как только что заявил Черчилль, во-


прос о Польше для британского правительства является во-
просом чести. Сталину это понятно. Со своей стороны, од-
нако, он должен сказать, что для русских вопрос о Польше
является не только вопросом чести, но также и вопросом
безопасности. Вопросом чести потому, что у русских в про-
шлом было много грехов перед Польшей. Советское прави-
тельство стремится загладить эти грехи. Вопросом безопас-
ности потому, что с Польшей связаны важнейшие стратеги-
ческие проблемы Советского государства.
Дело не только в том, что Польша – пограничная с нами
 
 
 
страна. Это, конечно, имеет значение, но суть проблемы го-
раздо глубже. На протяжении истории Польша всегда была
коридором, через который проходил враг, нападающий на
Россию. Достаточно вспомнить хотя бы последние тридцать
лет: в течение этого периода немцы два раза прошли через
Польшу, чтобы атаковать нашу страну. Почему враги до сих
пор так легко проходили через Польшу? Прежде всего по-
тому, что Польша была слаба. Польский коридор не может
быть закрыт механически извне только русскими силами. Он
может быть надежно закрыт только изнутри собственными
силами Польши. Для этого нужно, чтобы Польша была силь-
на. Вот почему Советский Союз заинтересован в создании
мощной, свободной и независимой Польши. Вопрос о Поль-
ше – это вопрос жизни и смерти для Советского государства.
Отсюда крутой поворот, который мы сделали в отношении
Польши от политики царизма. Известно, что царское пра-
вительство стремилось ассимилировать Польшу. Советское
правительство совершенно изменило эту бесчеловечную по-
литику и пошло по пути дружбы с Польшей и обеспечения ее
независимости. Именно здесь коренятся причины того, по-
чему русские стоят за сильную, независимую и свободную
Польшу.
Теперь о некоторых более частных вопросах, которые бы-
ли затронуты в дискуссии и по которым имеются разногла-
сия.
Прежде всего, о линии Керзона. Он, Сталин, должен за-
 
 
 
метить, что линия Керзона придумана не русскими. Авто-
рами линии Керзона являются Керзон, Клемансо и амери-
канцы, участвовавшие в Парижской конференции 1919 го-
да. Русских не было на этой конференции. Линия Керзона
была принята на базе этнографических данных вопреки во-
ле русских. Ленин не был согласен с этой линией. Он не хо-
тел отдавать Польше Белосток и Белостокскую область, ко-
торые в соответствии с линией Керзона должны были отойти
к Польше.
Советское правительство уже отступило от позиции Ле-
нина. Что же вы хотите, чтобы мы были менее русскими, чем
Керзон и Клемансо? Этак вы доведете нас до позора. Что
скажут украинцы, если мы примем ваше предложение? Они,
пожалуй, скажут, что Сталин и Молотов оказались менее на-
дежными защитниками русских и украинцев, чем Керзон и
Клемансо. С каким лицом он, Сталин, вернулся бы тогда в
Москву? Нет, пусть уж лучше война с немцами продолжится
еще немного дольше, но мы должны оказаться в состоянии
компенсировать Польшу за счет Германии на западе.
Во время пребывания Миколайчика в Москве он спраши-
вал Сталина, какую границу Польши на западе признает Со-
ветское правительство. Миколайчик был очень обрадован,
когда услышал, что западной границей Польши мы призна-
ем линию по реке Нейсе. В порядке разъяснения нужно ска-
зать, что существуют две реки Нейсе: одна из них протекает
более к востоку, около Бреславля, а другая – более к западу.
 
 
 
Сталин считает, что западная граница Польши должна идти
по Западной Нейсе, и он просит Рузвельта и Черчилля под-
держать его в этом.
Другой вопрос, по которому Сталин хотел бы сказать
несколько слов,  – это вопрос о создании польского прави-
тельства. Черчилль предлагает создать польское правитель-
ство здесь, на конференции, Сталин думает, что Черчилль
оговорился: как можно создать польское правительство без
участия поляков? Многие называют его, Сталина, диктато-
ром, считают его не демократом, однако у него достаточно
демократического чувства для того, чтобы не пытаться со-
здавать польское правительство без поляков. Польское пра-
вительство может быть создано только при участии поляков
и с их согласия.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Крымская конференция 6 фев-
раля 1945 г. Третье заседание в Ливадийском дворце)

Сталин хотел бы коснуться еще одного вопроса, очень


важного вопроса, по которому он будет говорить уже в каче-
стве военного. Чего он, как военный, требует от правитель-
ства страны, освобожденной Красной Армией? Он требует
только одного: чтобы это правительство обеспечивало поря-
док и спокойствие в тылу Красной Армии, чтобы оно предот-
вращало возникновение гражданской войны позади нашей
линии фронта. В конце концов, для военных довольно без-
различно, какое это будет правительство; важно лишь, что-
 
 
 
бы им не стреляли в спину. В Польше имеется варшавское
правительство. В Польше имеются также агенты лондонско-
го правительства, которые связаны с подпольными кругами,
именующимися «силами внутреннего сопротивления». Как
военный, Сталин сравнивает деятельность тех и других и
при этом неизбежно приходит к выводу: варшавское прави-
тельство неплохо справляется со своими задачами по обес-
печению порядка и спокойствия в тылу Красной Армии, а
от «сил внутреннего сопротивления» мы не имеем ничего,
кроме вреда. Эти «силы» уже успели убить 212 военнослу-
жащих Красной Армии. Они нападают на наши склады, что-
бы захватить оружие. Они нарушают наши приказы о реги-
страции радиостанций на освобожденной Красной Армией
территории. «Силы внутреннего сопротивления» нарушают
все законы войны. Они жалуются, что мы их арестовываем.
Сталин должен прямо заявить, что если эти «силы» будут
продолжать свои нападения на наших солдат, то мы будем
их расстреливать.
В конечном итоге, с чисто военной точки зрения вар-
шавское правительство оказывается полезным, а лондонское
правительство и его агенты в Польше – вредными. Конечно,
военные люди всегда будут поддерживать то правительство,
которое обеспечивает порядок и спокойствие в тылу, без че-
го невозможны успехи Красной Армии. Покой и порядок в
тылу – одно из условий наших успехов. Это понимают не
только военные, но даже и невоенные. Так обстоит дело.
 
 
 
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Крымская конференция 6 фев-
раля 1945 г. Третье заседание в Ливадийском дворце)

Известно, что поляки не любили русских, так как русские


три раза участвовали в разделе Польши. Однако наступление
Красной Армии и освобождение ею польского народа от гит-
леровской оккупации совершенно перевернули настроение
поляков. Их неприязнь к русским исчезла, вместо неприяз-
ни пришло чувство совсем иного порядка: поляки рады то-
му, что русские гонят немцев, что польское население осво-
бождается, и у них появляется доброе отношение к русским.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Тегеранская конференция 8
февраля 1945 г. Пятое заседание в Ливадийском дворце)

Сталин. Я понимаю трудность положения британского


правительства. Я знаю, что оно приютило польское эми-
грантское правительство. Я знаю, что, несмотря на это, быв-
шие польские правители много неприятностей причинили
правительству Великобритании. Я понимаю трудность поло-
жения британского правительства.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 18
июля 1945 г. Второе заседание)

 
 
 
 
Предпосылки победы
 
Всем известно, что гитлеровцы располагали в войне про-
тив СССР не только сильно развитой промышленностью
Германии, но и довольно мощной промышленностью вас-
сальных и оккупированных стран. И все же гитлеровцы не
смогли сохранить количественное превосходство в военной
технике, которое они имели в начале войны против Совет-
ского Союза. Если теперь былое превосходство врага в ко-
личестве танков, самолетов, минометов, автоматов ликви-
дировано, если наша армия не испытывает ныне серьезно-
го недостатка в вооружении, боеприпасах, снаряжении, то в
этом прежде всего нужно усмотреть заслугу нашего рабочего
класса.
Крестьяне Советского Союза, преобразовавшие в годы
мирного строительства на основе колхозного строя отсталое
земледелие в передовое сельское хозяйство, во время Оте-
чественной войны проявили небывалое в истории деревни
высокое сознание общенародных интересов. Они самоотвер-
женным трудом на помощь фронту показали, что советское
крестьянство считает нынешнюю войну против немцев сво-
им кровным делом, войной за свою жизнь и свободу.
Известно, что в результате нашествия фашистских пол-
чищ наша страна была временно лишена важных сельскохо-
зяйственных районов Украины, Дона и Кубани. И все же на-
 
 
 
ши колхозы снабжали без серьезных перебоев армию и стра-
ну продовольствием. Конечно, без колхозного строя, без са-
моотверженного труда колхозников и колхозниц мы не смог-
ли бы решить эту труднейшую задачу. Если на третьем году
войны наша армия не испытывает недостатка в продоволь-
ствии, если население снабжается продовольствием, а про-
мышленность сырьем, то в этом сказались сила и жизнен-
ность колхозного строя, патриотизм колхозного крестьян-
ства.
Большую роль в деле помощи фронту сыграл наш транс-
порт, прежде всего железнодорожный транспорт, а также
речной, морской и автомобильный транспорт. Транспорт яв-
ляется, как известно, важнейшим средством связи между
тылом и фронтом Можно производить большое количество
вооружения и огнеприпасов, но если они не доставляются
вовремя фронту при помощи транспорта, они могут остать-
ся бесполезным грузом для дела фронта Нужно сказать, что
в деле своевременного подвоза на фронт вооружения, ог-
неприпасов, продовольствия, обмундирования и т.  д. роль
транспорта является решающей. И если, несмотря на труд-
ности военного времени и недостаток топлива, нам все же
удалось снабжать фронт всем необходимым, то в этом надо
признать прежде всего заслугу наших транспортных рабо-
чих и служащих.
От рабочего класса и крестьянства не отстает в деле по-
мощи фронту и наша интеллигенция. Советская интелли-
 
 
 
генция преданно работает на дело обороны нашей страны,
непрерывно совершенствует вооружение Красной Армии,
технику и организацию производства. Она помогает рабо-
чим и колхозникам в подъеме промышленности и сельского
хозяйства, двигает вперед в условиях войны советскую нау-
ку и культуру.
Это делает честь нашей интеллигенции.
Все народы Советского Союза единодушно поднялись на
защиту своей Родины, справедливо считая нынешнюю Оте-
чественную войну общим делом всех трудящихся без раз-
личия национальности и вероисповедания. Теперь уже сами
гитлеровские политики видят, как безнадежно глупыми бы-
ли их расчеты на раскол и столкновения между народами Со-
ветского Союза. Дружба народов нашей страны выдержала
все трудности и испытания войны и еще более закалилась в
общей борьбе всех советских людей против фашистских за-
хватчиков.
В этом источник силы Советского Союза.
Руководящей и направляющей силой советского народа
как в годы мирного строительства, так и в дни войны яви-
лась партия Ленина, партия большевиков. Ни одна партия
не имела и не имеет такого авторитета среди народных масс,
как наша большевистская партия. И это понятно. Под руко-
водством партии большевиков рабочие, крестьяне и интел-
лигенция нашей страны завоевали себе свободу и построи-
ли социалистическое общество. В дни Отечественной вой-
 
 
 
ны партия предстала перед нами как вдохновитель и органи-
затор всенародной борьбы против фашистских захватчиков.
Организаторская работа партии соединила воедино и напра-
вила к общей цели все усилия советских людей, подчинив
все наши силы и средства делу разгрома врага. За время вой-
ны партия еще более сроднилась с народом, еще теснее свя-
залась с широкими массами трудящихся.
В этом источник силы нашего государства.
Нынешняя война со всей силой подтвердила известное
указание Ленина о том, что война есть всестороннее испыта-
ние всех материальных и духовных сил каждого народа. Ис-
тория войн учит, что лишь те государства выдерживали это
испытание, которые оказывались сильнее своего противника
по развитию и организации хозяйства, по опыту, мастерству
и боевому духу своих войск, по выдержке и единству наро-
да на всем протяжении войны. Именно таким государством
является наше государство.
Советское государство никогда не было столь прочным
и незыблемым, как теперь, на третьем году Отечественной
войны. Уроки войны говорят о том, что советский строй ока-
зался не только лучшей формой организации экономическо-
го и культурного подъема страны в годы мирного строитель-
ства, но и лучшей формой мобилизации всех сил народа на
отпор врагу в военное время. Созданная 26 лет назад Совет-
ская власть в короткий исторический срок превратила нашу
страну в несокрушимую крепость. Красная Армия из всех
 
 
 
армий мира имеет наиболее прочный и надежный тыл.
В этом источник силы Советского Союза.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1943 года
«т.15)

…немецкие империалисты, поставившие своей целью за-


хватить чужие земли и поработить другие народы, испод-
воль, задолго до войны, всесторонне подготовляли свое хо-
зяйство и армию к захватнической войне, перевели всю свою
промышленность на военные рельсы за несколько лет до на-
чала войны. Наше социалистическое государство не готови-
лось и не могло готовиться к захвату чужих земель, к поко-
рению других народов, не готовилось и не могло готовиться
к захватнической войне. Надо же уметь видеть эту разницу,
и при честном отношении к делу ее нетрудно увидеть.
Однако Советское государство вовсе не оказалось без-
оружным перед неожиданным и вероломным нападением
гитлеровской Германии. Это объясняется тем, что и здесь
мы следовали заветам Ленина, который предупреждал нашу
партию, наш народ, что рано или поздно империалистиче-
ские государства нападут на нашу социалистическую страну
и что поэтому мы должны быть готовы к серьезной войне за
сохранение свободы и независимости нашего Отечества. И
мы к такой оборонительной войне готовились. Понятно, что,
 
 
 
готовясь к этой оборонительной войне, мы не могли подго-
товиться к ней и в такой мере, как и в какой мере подготови-
лась к ней гитлеровская Германия, строившая свою армию
и промышленность в расчете на завоевание всех европей-
ских, да и не только европейских, государств. Развивая во-
оруженные силы нашего государства и народное хозяйство,
наша партия, Советское правительство были настолько даль-
новидными, что сумели подготовить Советское государство,
советских людей к тому, чтобы в первый период войны вы-
держать один на один всю силу ударов военной машины гер-
манского империализма, остановить наступление многомил-
лионной, хорошо вооруженной захватнической армии врага,
а затем, мобилизовав силы народа и перестроив хозяйство на
военный лад, успешно бить оккупантов и гнать их с нашей
земли.

В результате сложившихся исторических обстоятельств и,
разумеется, прежде всего, в результате правильной полити-
ки партии и правительства нам удалось вовремя сорвать на-
мечавшийся военный блок империалистических государств,
направленный против СССР, нейтрализовать в нынешней
войне Японию, Турцию, Болгарию, а такие государства, как
Англия и Соединенные Штаты Америки, оказались не во
враждебном нам лагере, как это могло случиться, а выступа-
ют ныне вместе с нами в военном союзе против германско-
го империализма. Известно, что германский империализм
 
 
 
– самый разбойничий, коварный, террористический, худ-
ший вид империализма. Капиталисты Англии и Соединен-
ных Штатов Америки увидели в разбойничьем грабитель-
ском характере германского империализма явную и боль-
шую опасность для своих стран. Это обстоятельство пра-
вильно учла наша партия и своей умелой внешней полити-
кой обеспечила создание мощного антигитлеровского блока
государств, Англия и США стали в один лагерь с нами про-
тив немцев. Таким образом, ленинская политика нашей пар-
тии и здесь восторжествовала.
(«Речь на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 31 января
1944 года» т.18)

Когда-то Петр I прорубил окно в Европу. Но после 1917


года империалисты основательно заколотили его и долгое
время, боясь распространения социализма на их страны, пе-
ред Великой Отечественной войной представляли нас ми-
ру посредством своих радио, кино, газет и журналов как ка-
ких-то северных варваров – убийц с окровавленным ножом
в зубах. Так они рисовали диктатуру пролетариата. Наших
же людей изображали одетыми в лапти, в рубахах, подпоя-
санных веревкой и распивающих водку из самовара. И вдруг
отсталая “лапотная” Россия, эти пещерные люди – недоче-
ловеки, как нас изображала мировая буржуазия, разгроми-
ла наголову две могущественные силы в мире – фашистскую
Германию и империалистическую Японию, перед которыми
 
 
 
в страхе трепетал весь мир.
Сегодня мир хочет знать, что же это за люди, совершив-
шие такой великий подвиг, спасший человечество.
А спасли человечество простые советские люди, которые
без шума и треска, в труднейших условиях осуществили ин-
дустриализацию, провели коллективизацию, коренным об-
разом укрепили обороноспособность страны и ценою своих
жизней, во главе с коммунистами, разгромили врага. Ведь
только за первые шесть месяцев войны на фронтах в боях
погибло более 500 тысяч коммунистов, а всего во время вой-
ны – более трех миллионов. Это были лучшие из нас, бла-
городные и кристально чистые, самоотверженные и беско-
рыстные борцы за социализм, за счастье народа. Их нам сей-
час не хватает… Если бы они были живы, многие наши се-
годняшние трудности уже были бы позади. Вот сегодняшняя
задача нашей творческой советской интеллигенции и состо-
ит в том, чтобы в своих произведениях всесторонне показать
этого простого, прекрасного советского человека, раскрыть
и показать лучшие черты его характера. В этом сегодня и со-
стоит генеральная линия в развитии литературы и искусства.
(«Выступление на встрече с творческой интеллигенцией
(1946 год)» т.16)

Отечественная война показала, что советский народ спо-


собен творить чудеса и выходить победителем из самых тя-
желейших испытаний. Рабочие, колхозники, советская ин-
 
 
 
теллигенция, весь советский народ преисполнены решимо-
сти ускорить разгром врага, полностью восстановить разру-
шенное фашистами хозяйство, сделать нашу страну еще бо-
лее сильной и зажиточной.
(«Приказ Верховного Главнокомандующего 1 мая 1944 го-
да № 70» т.15)

Было бы ошибочно думать, что можно добиться такой


исторической победы без предварительной подготовки всей
страны к активной обороне. Не менее ошибочно было бы
полагать, что такую подготовку можно провести в корот-
кий срок, в течение каких-либо трех-четырех лет. Еще бо-
лее ошибочно было бы утверждать, что мы добились победы
благодаря лишь храбрости наших войск. Без храбрости, ко-
нечно, невозможно добиться победы. Но одной лишь храб-
рости недостаточно для того, чтобы одолеть врага, имеюще-
го многочисленную армию, первоклассное вооружение, хо-
рошо обученные офицерские кадры и неплохо поставленное
снабжение. Чтобы принять удар такого врага, дать ему от-
пор, а потом навести ему полное поражением для этого необ-
ходимо было иметь, кроме беспримерной храбрости наших
войск, вполне современное вооружение и притом в доста-
точном количестве, и хорошо поставленное снабжение – то-
же в достаточных размерах. Но для этого не обходимо бы-
ло иметь, и притом в достаточном количестве, такие элемен-
тарные вещи, как: металл – для производства вооружения,
 
 
 
снаряжения, оборудования для предприятий, топливо – для
поддержания работы предприятий и транспорта, хлопок –
для производства обмундирования, хлеб – для снабжения ар-
мии.
Можно ли утверждать, что перед вступлением во вторую
мировую войну наша страна уже располагала минимально
необходимыми материальными возможностями, потребны-
ми для того, чтобы удовлетворить в основном эти нужды? Я
думаю, что можно утверждать. На подготовку этого гранди-
озного дела понадобилось осуществление трех пятилетних
планов развития народного хозяйства. Именно эти три пя-
тилетки помогли нам создать эти материальные возможно-
сти. Во всяком случае, положение нашей страны в этом от-
ношении перед второй мировой войной, в 1940 году, было
в несколько раз лучше, чем перед первой мировой войной –
в 1913 году.

Такой небывалый рост производства нельзя считать про-
стым и обычным развитием страны от отсталости к прогрес-
су. Это был скачок, при помощи которого наша Родина пре-
вратилась из отсталой страны в передовую, из аграрной – в
индустриальную.
Это историческое превращение было проделано в течение
трех пятилеток, начиная с 1928 года – с первого года первой
пятилетки. До этого времени нам пришлось заниматься вос-
становлением разрушенной промышленности и залечивани-
 
 
 
ем ран, полученных в результате первой мировой войны и
гражданской войны. Если при этом принять во внимание то
обстоятельство, что первая пятилетка была выполнена в те-
чение 4 лет, а осуществление третьей пятилетки было пре-
рвано войной на четвертом году ее исполнения, то выходит,
что на превращение нашей страны из аграрной в индустри-
альную понадобилось всего около 13 лет.
Нельзя не признать, что тринадцатилетний срок являет-
ся невероятно коротким сроком для осуществления такого
грандиозного дела.
Этим, собственно, и объясняется, что опубликование этих
цифр вызвало в свое время в иностранной печати бурю раз-
ноголосицы. Друзья решили, что произошло “чудо”. Недоб-
рожелатели же объявили, что пятилетки являются “больше-
вистской пропагандой” и “фокусами Чека”. Но так как чудес
на свете не бывает, а Чека не так сильна, чтобы отменить за-
коны общественного развития, то “общественному мнению”
за границей пришлось примириться с фактами.
При помощи какой политики удалось Коммунистической
партии обеспечить эти материальные возможности в стране
в такой короткий срок?
Прежде всего при помощи советской политики индустри-
ализации страны.
Советский метод индустриализации страны коренным об-
разом отличается от капиталистического метода индустри-
ализации. В капиталистических странах индустриализация
 
 
 
обычно начинается с легкой промышленности. Так как в лег-
кой промышленности требуется меньше вложения и капи-
тал оборачивается быстрее, причем получение прибыли яв-
ляется более легким делом, чем в тяжелой промышленно-
сти, то легкая промышленность становится там первым объ-
ектом индустриализации. Только по истечении длительно-
го срока, в течение которого легкая промышленность накоп-
ляет прибыли и сосредоточивает их в банках, только после
этого наступает очередь тяжелой промышленности и начи-
нается постепенная перекачка накоплений в тяжелую инду-
стрию для того, чтобы создать условия для ее развертыва-
ния. Но это – процесс длительный, требующий большого
срока в несколько десятилетий, в течение которого прихо-
дится ждать развития легкой промышленности и прозябать
без тяжелой промышленности. Понятно, что Коммунисти-
ческая партия не могла стать на этот путь. Партия знала, что
война надвигается, что оборонять страну без тяжелой инду-
стрии невозможно, что нужно поскорее взяться за развитие
тяжелой индустрии, что опоздать в этом деле – значит про-
играть. Партия помнила слова Ленина о том, что без тяжелой
индустрии невозможно отстоять независимость страны, что
без нее может погибнуть советский строй. Поэтому Комму-
нистическая партия нашей страны отвергла «обычный» путь
индустриализации и начала дело индустриализации страны с
развертывания тяжелой индустрии. Это было очень трудно,
но преодолимо. Большую помощь оказала в этом деле нацио-
 
 
 
нализация промышленности и банков, давшая возможность
быстрого сбора и перекачки средств в тяжелую индустрию.
Не может быть сомнений, что без этого невозможно было
бы добиться превращения нашей страны в индустриальную
страну в такой короткий срок.
Во-вторых, при помощи политики коллективизации сель-
ского хозяйства.
Чтобы покончить с нашей отсталостью в области сельско-
го хозяйства и дать стране побольше товарного хлеба, по-
больше хлопка и т.  д., необходимо было перейти от мел-
кого крестьянского хозяйства к крупному хозяйству, ибо
только крупное хозяйство имеет возможность применить но-
вую технику, использовать все агрономические достижения
и дать побольше товарной продукции. Но крупное хозяйство
бывает двоякое – капиталистическое и коллективное. Ком-
мунистическая партия не могла стать на капиталистический
путь развития сельского хозяйства не только в силу прин-
ципиальных соображений, но и потому, что он предполага-
ет слишком длительный путь развития и требует предвари-
тельного разорения крестьян, превращения их в батраков.
Поэтому Коммунистическая партия стала на путь коллекти-
визации сельского хозяйства, на путь укрупнения сельского
хозяйства путем объединения крестьянских хозяйств в кол-
хозы. Метод коллективизации оказался в высшей степени
прогрессивным методом не только потому, что он не требо-
вал разорения крестьян, но и особенно потому, что он дал
 
 
 
возможность в течение нескольких лет покрыть всю стра-
ну крупными коллективными хозяйствами, имеющими воз-
можность применить новую технику, использовать все агро-
номические достижения и дать стране побольше товарной
продукции.
Нет сомнения, что без политики коллективизации мы не
смогли бы покончить в такой короткий срок с вековой отста-
лостью нашего сельского хозяйства.
Нельзя сказать, чтобы политика партии не встречала про-
тиводействия. Не только отсталые люди, всегда отмахиваю-
щиеся от всего нового, но и многие видные члены партии
систематически тянули партию назад и старались всячески-
ми способами стащить ее на “обычный” капиталистический
путь развития. Все антипартийные махинации троцкистов и
правых, вся их “работа” по части саботажа мероприятий на-
шего правительства преследовали одну цель: сорвать поли-
тику партии и затормозить дело индустриализации и коллек-
тивизации. Но партия не поддавалась ни угрозам одних, ни
воплям других и уверенно шла вперед, несмотря ни на что.
Заслуга партии состоит в том, что она не приспосабливалась
к отсталым, не боялась идти против течения и все время со-
храняла за собой позицию ведущей силы. Не может быть со-
мнения, что без такой стойкости и выдержки Коммунисти-
ческая партия не смогла бы отстоять политику индустриали-
зации страны и коллективизации сельского хозяйства.
Сумела ли Коммунистическая партия правильно исполь-
 
 
 
зовать созданные таким образом материальные возможно-
сти для того, чтобы развернуть военное производство и снаб-
жать Красную Армию необходимым вооружением?
Я думаю, что она сумела это сделать, и при том сумела с
наибольшим успехом.
(«Речь на предвыборном собрании избирателей Сталин-
ского избирательного округа города Москвы 9 февраля 1946
года» т.16)

 
 
 
 
О капитуляции Германии
 
Сталин заявляет, что он хотел бы, чтобы сегодня на со-
вещании были обсуждены следующие вопросы. Во-первых,
предложения о расчленении Германии. По этому поводу
имел место обмен мнениями в Тегеране и затем между ним,
Сталиным, и Черчиллем в Москве в октябре 1944 года. Ни
в Тегеране, ни в Москве никаких решений не было принято.
Сейчас следует прийти к какому-то мнению по этому вопро-
су.
Есть и еще один вопрос, относящийся к Германии. Допу-
стим ли мы образование в Германии какого-либо централь-
ного правительства или ограничимся тем, что в Германии
будет создана администрация, или, если будет решено все же
расчленить Германию, то там будет создано несколько пра-
вительств по числу кусков, на которые будет разбита Герма-
ния? Надо выяснить эти моменты.
Третий вопрос касается безоговорочной капитуляции.
Все мы стоим на базе безоговорочной капитуляции Герма-
нии. Но он, Сталин, хотел бы знать: оставят союзники или
нет правительство Гитлера, если оно безоговорочно капиту-
лирует? Одно исключает другое. Но если это так, то так и
надо сказать. Союзники имеют опыт капитуляции Италии,
но там были конкретные требования, составляющие содер-
жание безоговорочной капитуляции. Не думаем ли мы вы-
 
 
 
явить конкретное содержание безоговорочной капитуляции
Германии? Нужно выяснить и этот вопрос.
Наконец, вопрос о репарациях, о возмещении Германией
убытков, вопрос о размерах этого возмещения.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Крымская конференция 5 фев-
раля 1945 г. Второе заседание в Ливадийском дворце)

Сталин говорит, что он поставил этот вопрос для того,


чтобы было ясно, чего мы хотим. События будут развивать-
ся в сторону катастрофы Германии. Германия терпит пора-
жение, и это поражение ускорится в результате скорого на-
ступления союзников. Кроме военной катастрофы Германия
может потерпеть внутреннюю катастрофу в результате того,
что у нее не будет ни угля, ни хлеба. Германия уже потеряла
Домбровский угольный бассейн, а Рурский скоро будет под
огнем артиллерии союзников. При таком быстром развитии
событий он, Сталин, не хотел бы, чтобы союзники были за-
стигнуты врасплох событиями. Он поставил этот вопрос для
того, чтобы союзники были готовы к событиям. Он вполне
понимает соображения Черчилля, что сейчас трудно соста-
вить план расчленения Германии. Это правильно. Он и не
предлагает, чтобы сейчас был составлен конкретный план.
Однако вопрос должен быть решен в принципе и зафикси-
рован в условиях безоговорочной капитуляции.
Черчилль заявляет, что безоговорочная капитуляция ис-
ключает соглашение о перемирии. Безоговорочная капиту-
 
 
 
ляция является условием прекращения военных действий.
Тот, кто подписывает условия безоговорочной капитуляции,
подчиняет себя воле победителей.
Сталин говорит, что условия капитуляции все же подпи-
сываются.
Черчилль отвечает утвердительно и просит обратить вни-
мание на статью 12 условий безоговорочной капитуляции
Германии, разработанных в Европейской консультативной
комиссии.
Рузвельт заявляет, что в статье ничего не сказано о рас-
членении Германии.
Сталин говорит, что это правильно.
Черчилль спрашивает: предполагается ли опубликовать
условия перемирия?
Сталин отвечает, что, пока эти условия не будут опуб-
ликованы, они существуют для союзников и будут предъяв-
лены в свое время германскому правительству. Союзники
определят, когда они их опубликуют. Союзники точно так
же поступают в настоящее время с Италией, условия капи-
туляции которой будут опубликованы тогда, когда союзники
сочтут это необходимым.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Крымская конференция 5 фев-
раля 1945 г. Второе заседание в Ливадийском дворце)

Получил Ваше послание от 26 апреля. Благодарю Вас за


Ваше сообщение о намерении Гиммлера капитулировать на
 
 
 
западном фронте. Считаю Ваш предполагаемый ответ Гимм-
леру в духе безоговорочной капитуляции на всех фронтах, в
том числе и на советском фронте совершенно правильным.
Прошу Вас действовать в духе Вашего предложения, а мы,
русские, обязуемся продолжать свои атаки против немцев.
Сообщаю к Вашему сведению, что аналогичный ответ я
дал Премьеру Черчиллю, который также обратился ко мне
по тому же вопросу.
(Переписка 2, №  301. ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПО-
СЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г-ну
Г. ТРУМЭНУ. 26 апреля 1945 года.)

Принятые Вами и г-ном Черчиллем решения добиваться


безоговорочной капитуляции немецких вооруженных сил,
по-моему, – единственно правильный ответ на предложения
немцев.
(Переписка 2, № 303. ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛА-
НИЕ ПРЕМЬЕРА И.  В.  СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ ТРУМ-
ЭНУ. 28 апреля 1945 года.)

 
 
 
 
Окончание войны
 
Не было еще в истории войн случая, чтобы враг сам прыг-
нул в пропасть. Чтобы выиграть войну, нужно подвести про-
тивника к пропасти и столкнуть его туда. Только неуклон-
но нарастающие в своей силе сокрушительные удары могут
сломить сопротивление врага и привести нас к окончатель-
ной победе.
(«Приказ Верховного Главнокомандующего 23 февраля
1944 года № 16» т.15)

Полная победа над немцами теперь уже близка. Но победа


никогда не приходит сама, – она добывается в тяжелых боях
и в упорном труде. Обреченный враг бросает в бой послед-
ние силы, отчаянно сопротивляется, чтобы избежать сурово-
го возмездия. Он хватается и будет хвататься за самые край-
ние и подлые средства борьбы. Поэтому надо помнить, что
чем ближе наша победа, тем выше должна быть наша бди-
тельность, тем сильнее должны быть наши удары по врагу.
(«Приказ Верховного Главнокомандующего 23 февраля
1945 года № 5» т.15)

После поражения Германии она, конечно, будет разору-


жена как в экономическом, так и в военно-политическом от-
ношении. Было бы, однако, наивно думать, что она не попы-
 
 
 
тается возродить свою мощь и развернуть новую агрессию.
Всем известно, что немецкие заправилы уже теперь готовят-
ся к новой войне. История показывает, что достаточно ко-
роткого периода времени в 20–30 лет, чтобы Германия опра-
вилась от поражения и восстановила свою мощь. Какие име-
ются средства для того, чтобы предотвратить новую агрес-
сию со стороны Германии, а если война все же возникнет
– задушить ее в самом начале и не дать ей развернуться в
большую войну?
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1944 года»
т.15)

Мировая война, развязанная германскими империалиста-


ми, подходит к концу. Крушение гитлеровской Германии –
дело самого ближайшего будущего. Гитлеровские заправи-
лы, возомнившие себя властелинами мира, оказались у раз-
битого корыта. Смертельно раненный фашистский зверь на-
ходится при последнем издыхании. Задача теперь сводится
к одному – доконать фашистского зверя.
(«Приказ Верховного Главнокомандующего 1 мая 1945 го-
да № 20» т.15)

Идет последний штурм гитлеровского логова. В заверша-


ющих боях покажите новые образцы воинского умения и от-
 
 
 
ваги. Крепче бейте врага, умело взламывайте его оборону,
преследуйте и окружайте немецких захватчиков, не давайте
им передышки, пока они не прекратят сопротивления.
Находясь за рубежом родной земли, будьте особенно бди-
тельны! По-прежнему высоко держите честь и достоинство
советского воина!
(«Приказ Верховного Главнокомандующего 1 мая 1945 го-
да № 20» т.15)

8 мая 1945 года в Берлине представители Верховного Ко-


мандования подписали акт о безоговорочной капитуляции
германских вооруженных сил.
Великая Отечественная война, которую вел советский на-
род против немецко-фашистских захватчиков, победоносно
завершена, Германия полностью разгромлена.
Товарищи красноармейцы, краснофлотцы, сержанты,
старшины, офицеры армии и флота, генералы, адмиралы и
маршалы, поздравляю вас с победоносным завершением Ве-
ликой Отечественной войны.
В ознаменование полной победы над Германией сегодня,
9 мая, в День Победы, в 22 часа столица нашей Родины
Москва от имени Родины салютует доблестным войскам
Красной Армии, кораблям и частям Военно-Морского Фло-
та, одержавшим эту блестящую победу, тридцатью артилле-
рийскими залпами из тысячи орудий.
Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и незави-
 
 
 
симость нашей Родины!
Да здравствуют победоносные Красная Армия и Воен-
но-Морской Флот!
(«Приказ Верховного Главнокомандующего по войскам
Красной Армии и Военно-Морскому Флоту» т.15)

Товарищи! Соотечественники и соотечественницы!


Наступил великий день победы над Германией. Фашист-
ская Германия, поставленная на колени Красной Армией и
войсками наших союзников, признала себя побежденной и
объявила безоговорочную капитуляцию.
7 мая был подписан в городе Реймсе предварительный
протокол капитуляции. 8 мая представители немецкого глав-
нокомандования в присутствии представителей Верховного
Командования союзных войск и Верховного Главнокомандо-
вания советских войск подписали в Берлине окончательный
акт капитуляции, исполнение которого началось с 24 часов
8 мая.
Зная волчью повадку немецких заправил, считающих до-
говора и соглашения пустой бумажкой, мы не имеем осно-
вания верить им на слово. Однако сегодня с утра немецкие
войска во исполнение акта капитуляции стали в массовом
порядке складывать оружие и сдаваться в плен нашим вой-
скам. Это уже не пустая бумажка. Это – действительная ка-
питуляция вооруженных сил Германии. Правда, одна группа
немецких войск в районе Чехословакии все еще уклоняется
 
 
 
от капитуляции. Но я надеюсь, что Красной Армии удастся
привести ее в чувство.
Теперь мы можем с полным основанием заявить, что на-
ступил исторический день окончательного разгрома Герма-
нии, день великой победы нашего народа над германским
империализмом.
Великие жертвы, принесенные нами во имя свободы и
независимости нашей Родины, неисчислимые лишения и
страдания, пережитые нашим народом в ходе войны, напря-
женный труд в тылу и на фронте, отданный на алтарь Оте-
чества, не прошли даром и увенчались полной победой над
врагом. Вековая борьба славянских народов за свое суще-
ствование и свою независимость окончилась победой над
немецкими захватчиками и немецкой тиранией.
Отныне над Европой будет развеваться великое знамя
свободы народов и мира между народами.
(«Выступление по радио 9 мая 1945 года» т.15)

Товарищи! Великая Отечественная война завершилась


нашей полной победой. Период войны в Европе кончился,
начался период мирного развития.
С победой вас, мои дорогие соотечественники и соотече-
ственницы!
Слава нашей героической Красной Армии, отстоявшей
независимость нашей Родины и завоевавшей победу над вра-
гом!
 
 
 
Слава нашему великому народу, народу-победителю!
Вечная слава героям, павшим в боях с врагом и отдавшим
свою жизнь за свободу и счастье нашего народа!
(«Выступление по радио 9 мая 1945 года» т.15)

 
 
 
 
О послевоенном устройстве мира
 
Вступая в войну, участники гитлеровского блока рассчи-
тывали на быструю победу. Они уже заранее распределили,
кому что достанется: кому пироги и пышки, кому – синяки
и шишки. Понятно, что синяки и шишки они предназначали
своим противникам, себе же – пироги и пышки. Но теперь
ясно, что Германии и ее холуям не достанутся пироги и пыш-
ки, что им придется делить между собой синяки и шишки.
Предвидя эту незавидную перспективу, сообщники Гит-
лера ломают сейчас голову над тем, как бы выйти из войны,
получив при этом поменьше синяков и шишек.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
ными организациями города Москвы 6 ноября 1943 года
«т.15)

Сталин считает, что Германия может скоро восстановить-


ся. Для этого ей потребуется всего 15–20 лет. Если Германию
ничего не будет сдерживать, то Сталин опасается, что Герма-
ния скоро сможет восстановиться. Для этого Германии по-
требуется немного лет. Первая большая война, начатая Гер-
манией в 70-м году прошлого столетия, закончилась в 71-м
году. Всего через 42 года после этой войны, то есть в 1914
году, Германия начала новую войну, а через 21 год, то есть
 
 
 
в 1939 году, Германия вновь начала войну. Как видно, срок,
необходимый для восстановления Германии, сокращается.
Он и в дальнейшем, очевидно, будет сокращаться. Какие бы
запреты мы ни налагали на Германию, немцы будут иметь
возможность их обойти. Если мы запретим строительство
самолетов, то мы не можем закрыть мебельные фабрики, а
известно, что мебельные фабрики можно быстро перестро-
ить на производство самолетов. Если мы запретим Германии
производить снаряды и торпеды, то мы не можем закрыть ее
часовых заводов, а каждый часовой завод может быть быстро
перестроен на производство самых важных частей снарядов
и торпед. Поэтому Германия может снова восстановиться и
начать агрессию.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Тегеранская конференция 29
ноября 1943 года в 14 час. 30 мин. Запись беседы И. В. Ста-
лина с Рузвельтом)

Сталин. Нет никаких мер, которые могли бы исключить


возможность объединения Германии.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Тегеранская конференция Теге-
ран, 1 декабря 1943 г. Заседание за круглым столом)

…немцы сами испытывают недостаток в рабочей силе.


Большая часть предприятий, которую мы застали во время
своего продвижения, обслуживалась иностранными рабочи-
ми – итальянскими, болгарскими, французскими, русскими,
 
 
 
украинскими и др. Все это были рабочие, которые были на-
сильственно угнаны немцами со своей родины. Когда рус-
ские войска пришли в эти районы, эти иностранные рабо-
чие стали считать, что они свободны, и уехали на свою ро-
дину. Куда же девались германские рабочие? Они оказались
в большей своей части мобилизованными в германскую ар-
мию и либо перебиты во время войны, либо попали в плен.
Создалась ситуация, при которой большая германская
промышленность работала при самом незначительном коли-
честве германских рабочих и большом количестве иностран-
ных рабочих. Когда эти иностранные рабочие были освобож-
дены, они ушли и предприятия остались без рабочих. Сейчас
положение таково, что надо либо эти предприятия закрыть,
либо дать возможность работать на них местному населе-
нию, то есть полякам. Нельзя прогонять сейчас поляков. Та-
кая обстановка сложилась стихийно. Винить тут, собствен-
но, некого.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 21
июля 1945 г. Пятое заседание)

Сталин. Мне не нравится план новых объединений госу-


дарств. Если будет решено разделить Германию, то не надо
создавать новых объединений. Будь то пять или шесть го-
сударств и два района, на которые Рузвельт предлагает рас-
членить Германию, этот план Рузвельта об ослаблении Гер-
мании может быть рассмотрен. Черчиллю скоро придется
 
 
 
иметь дело с большими массами немцев, как и нам. Чер-
чилль увидит тогда, что в германской армии сражаются не
только пруссаки, но и немцы из остальных провинций Гер-
мании. Лишь австрийцы, сдаваясь в плен, кричат: я австри-
ец,  – и наши солдаты их принимают. Что касается немцев
из отдельных провинций Германии, то они дерутся с одина-
ковым ожесточением. Как бы мы ни подходили к вопросу о
расчленении Германии, не нужно создавать какого-то ново-
го нежизнеспособного объединения дунайских государств.
Венгрия и Австрия должны существовать отдельно друг от
друга. Австрия существовала как самостоятельное государ-
ство до тех пор, пока она не была затронута.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Тегеранская конференция Теге-
ран, 1 декабря 1943 г. Заседание за круглым столом)

Сталин заявляет, что если союзники предполагают рас-


членить Германию, то так и надо сказать. Дважды имел ме-
сто обмен мнениями между союзниками о расчленении Гер-
мании после ее военного поражения. Первый раз это было в
Тегеране, когда Президент предложил разделить Германию
на пять частей. Премьер-министр также стоял в Тегеране за
расчленение Германии, хотя и колебался. Но это был лишь
обмен мнениями.
Второй раз вопрос о расчленении Германии обсуждал-
ся между ним, Сталиным, и Премьер-министром в октябре
прошлого года в Москве. Речь шла об английском плане рас-
 
 
 
членения Германии на два государства – Пруссию с провин-
циями и Баварию, причем предполагалось, что Рур и Вест-
фалия будут находиться под международным контролем. Но
решения в Москве не было принято, да и невозможно было
его принять, так как в Москве не было Президента.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Крымская конференция 5 фев-
раля 1945 г. Второе заседание в Ливадийском дворце)

Образование Германской демократической миролюбивой


республики является поворотным пунктом в истории Ев-
ропы. Не может быть сомнения, что существование миро-
любивой демократической Германии наряду с существова-
нием миролюбивого Советского Союза исключает возмож-
ность новых войн в Европе, кладет конец кровопролитиям
в Европе и делает невозможным закабаление европейских
стран мировыми империалистами.
Опыт последней войны показал, что наибольшие жертвы
в этой войне понесли германский и советский народы, что
эти два народа обладают наибольшими потенциями в Евро-
пе для совершения больших акций мирового значения. Если
эти два народа проявят решимость бороться за мир с таким
же напряжением своих сил, с каким они вели войну, то мир
в Европе можно считать обеспеченным.
Таким образом, закладывая фундамент для единой демо-
кратической и миролюбивой Германии, вы вместе с тем де-
лаете великое дело для всей Европы, обеспечивая ей проч-
 
 
 
ный мир.
Можете не сомневаться, что, идя по этому пути и укреп-
ляя дело мира, вы встретите великое сочувствие и активную
поддержку всех народов мира, в том числе американского,
английского, французского, польского, чехословацкого, ита-
льянскою народов, не говоря уже о миролюбивом советском
народе.
(«Письмо президенту Германской Демократической Рес-
публики, господину Вильгельму Пику, премьер-министру
правительства Германской Демократической Республики,
господину Отто Гротеволю» т.16)

Сталин. Очень трудно восстановить немецкую админи-


страцию в западной полосе – сбежали все.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 21
июля 1945 г. Пятое заседание)

Вопрос. Считаете ли Вы настоящий момент подходящим


для объединения Германии?
Ответ. Да, считаю.
(«Ответ на вопросы группы редакторов американских га-
зет. Правда, 2 апреля 1952 года» т.16)

Сталин. Мне представляется, что вопрос об Италии яв-


ляется вопросом большой политики. Задача «большой трой-
ки» состоит в том, чтобы оторвать от Германии, как основ-
 
 
 
ной силы агрессии, ее сателлитов. Для этого существуют два
метода. Во-первых, метод силы. Этот метод с успехом при-
менен нами, и войска союзников стоят в Италии, а также на
территории других стран. Но одного этого метода недоста-
точно для того, чтобы оторвать от Германии ее сообщников.
Если мы будем и впредь ограничиваться применением мето-
да силы в отношении к ним, есть опасность, что мы созда-
дим среду для будущей агрессии Германии. Поэтому целесо-
образно метод силы дополнить методом облегчения положе-
ния этих стран. Это, по-моему, единственное средство, если
брать вопрос в перспективе, собрать вокруг себя эти страны
и окончательно оторвать их от Германии.
Вот соображения большой политики. Все остальные сооб-
ражения – насчет мести, насчет обид – отпадают.

Теперь другая сторона вопроса. Я имею в виду речь г-на
Черчилля. Конечно, у Италии большие грехи и в отноше-
нии России. Мы имели столкновения с итальянскими вой-
сками не только на Украине, но и на Дону и на Волге – так
далеко они забрались в глубь нашей страны. Однако я счи-
таю, что руководствоваться воспоминаниями об обидах или
чувствами возмездия и строить на этом свою политику было
бы неправильным. Чувства мести или ненависти или чувство
полученного возмездия за обиду – это очень плохие совет-
ники в политике. В политике, по-моему, надо руководство-
ваться расчетом сил.
 
 
 
Вопрос нужно поставить так: хотим ли мы иметь Италию
на своей стороне с тем, чтобы изолировать ее от тех сил, ко-
торые когда-нибудь могут встать против нас в Германии? Я
думаю, что мы этого хотим, и из этого мы должны исходить.
Мы должны оторвать от Германии ее бывших сообщников.
Много трудностей, много лишений причинено нам таки-
ми странами, как Румыния, которая выставила против со-
ветских войск немало дивизий, как Венгрия, которая име-
ла в последний период войны 20 дивизий против советских
войск. Очень большой ущерб причинила нам Финляндия.
Конечно, без помощи Финляндии Германия не могла бы осу-
ществить блокаду Ленинграда. Финляндия выставила про-
тив наших войск 24 дивизии.
Меньше трудностей и обид причинила нам Болгария. Она
помогла Германии напасть и вести наступательные операции
против России, но сама она не вступила в войну против нас
и своих войск против советских войск не посылала. В со-
глашении о перемирии предусмотрено, что Болгария долж-
на предоставить свои войска для войны против Германии.
Это соглашение подписано представителями трех держав –
США, Великобритании и СССР. В соглашении сказано, что
по окончании войны с Германией армия Болгарии должна
быть демобилизована и доведена до размеров мирного вре-
мени. Это мы должны сделать, и это будет сделано. Болга-
рия не может сопротивляться выполнению соглашения, она
должна будет его выполнить.
 
 
 
Таковы грехи сателлитов против союзников, и против Со-
ветского Союза в особенности.
Если мы начнем им мстить на основе того, что они при-
чинили нам большой ущерб, то это будет одна политика. Я
не сторонник этой политики. После того как эти страны по-
беждены и контрольные комиссии трех держав находятся в
них для того, чтобы они выполняли условия перемирия, по-
ра перейти к другой политике – к политике облегчения их
положения. А облегчить их положение, это значит отколоть
эти страны от Германии.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 20
июля 1945 г. Четвертое заседание)

Сталин. Из печати, например, известно, что г-н Иден, вы-


ступая в английском парламенте, заявил, что Италия поте-
ряла навсегда свои колонии. Кто это решил? Если Италия
потеряла, то кто их нашел? (Смех). Это очень интересный
вопрос.

Мы хотели бы знать, считаете ли вы, что Италия потеряла
свои колонии навсегда. Если вы считаете, что она потеряла
эти колонии, то каким государствам мы передадим их под
опеку? Мы хотели бы это знать. Если об этом говорить ра-
но, мы можем подождать, но когда-нибудь об этом придется
сказать.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 22
 
 
 
июля 1945 г. Шестое заседание)

Сталин. Если речь идет о том, чтобы государствам-сател-


литам дать облегчение, то надо сказать об этом в настоя-
щем решении. Создается облегченное положение для Ита-
лии, против чего трудно возражать. Но вместе с тем это об-
легченное положение для Италии не сопровождается одно-
временным облегчением положения для других стран – быв-
ших сообщников Германии.
Впечатление получается такое, что здесь создается искус-
ственное деление: с одной стороны, Италия, положение ко-
торой облегчается, а с другой стороны – Румыния, Болгария,
Венгрия и Финляндия, положение которых не предполагает-
ся облегчить. Будет опасность дискредитации этого нашего
решения: чем, собственно, у Италии имеется больше заслуг
по сравнению с другими странами? Единственная ее «заслу-
га» заключается в том, что Италия первая капитулировала.
Во всем остальном Италия поступала хуже и нанесла боль-
ший вред, чем любое другое государство-сателлит.
Несомненно, что любое из четырех государств – Румы-
ния, Болгария, Венгрия, Финляндия – нанесло союзникам
гораздо меньше вреда, чем Италия. Что касается правитель-
ства в Италии, то разве оно более демократично, чем прави-
тельства в Румынии, Болгарии или Венгрии? Конечно, нет.
Разве в Италии более ответственное правительство, чем в
Румынии или Болгарии? Демократических выборов не бы-
 
 
 
ло ни в Италии, ни в других государствах. Они в этом от-
ношении равны. Поэтому я не понимаю, откуда появилось
такое благоволение к Италии и такое отрицательное отно-
шение ко всем другим государствам – бывшим сообщникам
Германии.
Облегчение для Италии было начато с того, что с ней вос-
становили дипломатические отношения. Теперь предлагает-
ся второй шаг – включение Италии в Организацию Объеди-
ненных Наций. Хорошо, давайте сделаем этот второй шаг в
отношении Италии, но и в отношении других упомянутых
стран я предлагаю в таком случае предпринять первый шаг,
который был сделан в отношении Италии несколько месяцев
тому назад, то есть восстановить дипломатические отноше-
ния с ними. Это будет справедливо, и градация будет соблю-
дена: на первом месте Италия, на втором – все остальные.
В противном случае получается так, что в отношении Ита-
лии сделан первый шаг, предлагается сделать второй шаг, и
все из-за того, что итальянское правительство капитулиро-
вало первое, хотя Италия нанесла союзникам вреда гораздо
больше, чем все другие государства – сообщники Германии.
В этом заключается предложение советской делегации.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 24
июля 1945 г. Восьмое заседание)

У нас нет оснований выделять вопрос об Италии из во-


просов, касающихся других стран. Италия, конечно, первая
 
 
 
капитулировала и в дальнейшем помогала в войне против
Германии. Правда, силы были небольшие, всего 3 дивизии,
но она все же помогала. Она думает включиться в войну с
Японией. Это тоже является плюсом. Но такие же плюсы
имеются у таких стран, как Румыния, Болгария, Венгрия.
Они, эти страны; на другой день после капитуляции двинули
свои войска против Германии. Болгария имела 8—10 диви-
зий против Германии, Румыния имела примерно 9 дивизий.
Следовало бы и этим странам дать облегчение.
Что касается Финляндии, то она серьезной помощи в вой-
не не оказывала, но она ведет себя хорошо, добросовестно
выполняет принятые на себя обязательства Можно было бы
облегчить также и ее положение.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 20
июля 1945 г. Четвертое заседание)

…на Балканах можно было бы установить порядок очень


легко. Привести войска и сказать: «Довольно». Но это уже
будет не руководство, а настоящая оккупация. СССР же та-
ких действий предпринимать не намерен.
(«Прием английского посла С. Криппса 1 июля 1940 года»
т.18)

Сталин. Значит, в Испании все останется без перемен? А


я думаю, что режим Франко укрепляется и этот режим пи-
тает полуфашистские режимы в некоторых других странах
 
 
 
Европы. Нельзя забывать, что режим Франко навязан испан-
скому народу извне, а не представляет собой режима, сло-
жившегося из внутренних условий.
Вы прекрасно знаете, что режим Франко был навязан Гит-
лером и Муссолини и является их наследием. Уничтожая ре-
жим Франко, мы уничтожаем наследие Гитлера и Муссоли-
ни. Нельзя также упускать из виду и того, что демократиче-
ское освобождение Европы к чему-то обязывает.
Я не предлагаю военного вмешательства, я не предлагаю
развязывать там гражданскую войну. Я бы только хотел, что-
бы испанский народ знал, что мы, руководители демократи-
ческой Европы, относимся отрицательно к режиму Франко.
Если мы об этом в той или иной форме не заявим, испанский
народ будет иметь право считать, что мы не против режима
Франко. Он может сказать, что, поскольку мы не трогаем ре-
жима Франко, значит, мы его поддерживаем.
Какие имеются средства дипломатического порядка, ко-
торые могли бы показать испанскому народу, что мы не на
стороне Франко, а на стороне демократии? Допустим, что та-
кое средство, как разрыв дипломатических отношений, яв-
ляется чересчур сильным, а нельзя ли нам подумать насчет
других, более эластичных средств дипломатического поряд-
ка? Это необходимо сделать для того, чтобы испанский на-
род знал, что мы симпатизируем ему, а не Франко.
По-моему, было бы опасным оставлять режим Франко в
том виде, в каком он сейчас существует. Общественное, мне-
 
 
 
ние европейских стран, как это видно из печати, так же как
и общественное мнение Америки, не симпатизирует режиму
Франко. Если мы пройдем мимо этого вопроса, могут поду-
мать, что мы молчаливо освящаем, санкционируем режим
Франко в Испании. Это большое обвинение против нас. Я бы
не хотел фигурировать в числе обвиняемых.

Откуда люди могут знать, что Советский Союз сочувству-
ет или не сочувствует режиму Франко? Принято думать,
что «большая тройка» может решать такие вопросы. Я со-
стою членом «большой тройки» так же, как президент и пре-
мьер-министр. Имею ли я право молчать насчет того, что
творится в Испании, насчет режима Франко и насчет той
большой опасности, которую этот режим представляет для
всей Европы? Это было бы большой ошибкой, если бы мы
прошли мимо этого вопроса и ничего об этом не сказали.

Я, между прочим, считаю, что Англия тоже потерпела от
режима Франко. Долгое время Испания предоставляла свои
берега в распоряжение Гитлера для его подводных лодок.
Поэтому можно считать, что Англия так или иначе потерпе-
ла от режима Франко.
Но я бы не хотел, чтобы этот вопрос рассматривался с точ-
ки зрения какой-то обиды. Не в «голубой дивизии» дело, а
в том, что режим Франко представляет серьезную опасность
для Европы. Поэтому я считаю, что надо что-то предпринять
 
 
 
против этого режима. Если разрыв дипломатических отно-
шений не годится, я не настаиваю на этом. Можно найти дру-
гие средства. Нам стоит только сказать, что мы не сочувству-
ем режиму Франко и считаем справедливым стремление ис-
панского народа к демократии, – нам стоит только это ска-
зать, и от режима Франко ничего не останется. Уверяю вас.
Я предлагаю: пусть министры иностранных дел поговорят
о том, нельзя ли придумать другую, более мягкую и эластич-
ную форму для того, чтобы дать понять, что великие держа-
вы не поддерживают режима Франко.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 19
июля 1945 г. Третье заседание)

…предлагаю внести в «Общий приказ № 1» следующие


поправки:
1. Включить в район сдачи японских вооруженных сил со-
ветским войскам все Курильские острова, которые согласно
решению трех держав в Крыму должны перейти во владение
Советского Союза.
2.  Включить в район сдачи японских вооруженных сил
советским войскам северную половину острова Хоккайдо,
примыкающего на севере к проливу Лаперуза, находящему-
ся между Карафуто и Хоккайдо. Демаркационную линию
между северной и южной половиной острова Хоккайдо про-
вести по линии, иду щей от гор. Кусиро на восточном бере-
гу острова до города Румоэ на западном берегу острова, со
 
 
 
включением указанных городов в северную половину остро-
ва.
Это последнее предложение имеет особое значение для
русского общественного мнения. Как известно, японцы в
1919–1921 годах держали под оккупацией своих войск весь
Советский Дальний Восток. Русское общественное мнение
было бы серьезно обижено, если бы русские войска не имели
района оккупации в какой-либо части собственно японской
территории.
Я бы очень хотел, чтобы изложенные выше мои скромные
пожелания не встретили возражений.
(Переписка 2, № 363. ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ Г. ТРУМЭНУ. 16 авгу-
ста 1945 года.)

Получил Ваше послание от 18 августа.


1. Я понимаю содержание Вашего послания в том смыс-
ле, что Вы отказываетесь удовлетворить просьбу Советского
Союза о включении северной половины о. Хоккайдо в район
сдачи японских вооруженных сил советским войскам. Дол-
жен сказать, что я и мои коллеги не ожидали от Вас такого
ответа.
2.  Что касается Вашего требования иметь постоянную
авиационную базу на одном из Курильских островов, кото-
рые, согласно Крымскому решению трех держав, должны пе-
рейти во владение Советского Союза, то я считаю своею обя-
 
 
 
занностью сказать по этому поводу следующее. Во-первых,
должен напомнить, что такое мероприятие не было преду-
смотрено решением трех держав ни в Крыму, ни в Берлине и
ни в какой мере не вытекает из принятых там решений. Во-
вторых, требования такого рода обычно предъявляются ли-
бо побежденному государству, либо такому союзному госу-
дарству, которое само не в состоянии защитить ту или иную
часть своей территории и выражает готовность ввиду этого
предоставить своему союзнику соответствующую базу. Я не
думаю, чтобы Советский Союз можно было причислить к
разряду таких государств. В-третьих, так как в Вашем посла-
нии не излагается никаких мотивов требования о предостав-
лении постоянной базы, должен Вам сказать чистосердечно,
что ни я, ни мои коллеги не понимаем, ввиду каких обстоя-
тельств могло возникнуть подобное требование к Советско-
му Союзу.
(Переписка 2, № 365. ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И.  В.  СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г-ну Г.  ТРУМЭНУ. 22
августа 1945 года.)

Ваше послание от 27 августа получил. Я рад, что недоразу-


мения, вкравшиеся в нашу переписку, рассеялись. Я не был
нисколько оскорблен Вашим предложением, но переживал
состояние недоумения, поскольку я, как это видно теперь,
неправильно понял Вас.
Я, конечно, согласен с Вашим предложением обеспечить
 
 
 
для Соединенных Штатов право посадки на наших аэродро-
мах на одном из Курильских островов в чрезвычайных слу-
чаях в период оккупации Японии.
Я согласен также с тем, чтобы на советском аэродроме на
одном из Курильских островов предоставить возможность
посадки коммерческим самолетам. При этом Советское Пра-
вительство рассчитывает на взаимность со стороны Соеди-
ненных Штатов в отношении права посадки советских ком-
мерческих самолетов на американском аэродроме на одном
из Алеутских островов. Дело в том, что нынешняя авиаци-
онная трасса из Сибири через Канаду в Соединенные Штаты
Америки нас не удовлетворяет ввиду ее большой протяжен-
ности. Мы предпочитаем более короткую трассу от Куриль-
ских островов через Алеутские острова как промежуточный
пункт на Сиетл.
(Переписка 2, № 367. ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г-ну ТРУМЭНУ. 30 ав-
густа 1945 года.)

Касаясь политики Советского правительства в отношении


Японии, тов. Сталин говорит, что, как он уже говорил, нуж-
но добиваться того, чтобы Япония не могла воевать. Нужно
взять в плен японские военные кадры и разоружить военную
промышленность и ту промышленность, которая может ра-
ботать для удовлетворения военных нужд.
Что касается политики Советского правительства в отно-
 
 
 
шении Китая, то это политика дружбы и поддержки нацио-
нального правительства Китая. Об этом было открыто ска-
зано в опубликованных коммюнике.
(«Запись беседы с Цзян Цзинго, личным представителем
Чан Кайши, 3 января 1946 года» т.18)

Он, тов. Сталин, откровенно говорит то, что знает, и спра-


шивает о том, чего он не знает, т.  е. насчет разоружения
японской армии и соглашения между Чан Кайши и Мао Цз-
эдуном. Он, тов. Сталин, не знает, почему тянут с разоруже-
нием японцев. Советское командование быстро разоружило
японцев, и при желании их можно быстро разоружить.
Цзян Цзинго отвечает, что первое время китайское прави-
тельство не располагало достаточными силами для разору-
жения японцев.
Тов. Сталин замечает, что для разоружения японцев по-
чти никаких сил не нужно.
Цзян Цзинго заявляет, что сейчас китайское правитель-
ство располагает силами и с японцами будет покончено. Со-
ветско-китайский договор направлен против Японии, и Ге-
нералиссимус Сталин может быть спокоен, что в своей по-
литике по отношению к Японии Китай будет исходить из то-
го, чтобы помешать Японии снова встать на ноги. Что каса-
ется разоружения японских войск в Китае, то разрешение
этой задачи осложняется географическими обстоятельства-
ми и тем фактом, что китайские войска были в свое время
 
 
 
оттеснены японцами в южные районы.
Тов. Сталин спрашивает, почему японцев не разоружают
американцы. Японцы не сопротивляются. Ведь капитуляция
японских войск уже объявлена.
(«Запись беседы с Цзян Цзинго, личным представителем
Чан Кайши, 3 января 1946 года» т.18)

Ваше совместное с Премьером г-ном Черчиллем посла-


ние от 18 апреля и послание, переданное мне через В. М. Мо-
лотова, 24 апреля получил.
1. Из этих посланий видно, что Вы продолжаете рассмат-
ривать Временное Польское Правительство не как ядро бу-
дущего Польского Правительства Национального Единства,
а просто как одну из групп, равноценную любой другой груп-
пе поляков. Такое понимание положения Временного Поль-
ского Правительства и такое отношение к нему трудно со-
гласовать с решением Крымской конференции о Польше. На
Крымской конференции, мы все трое, включая и Президента
Рузвельта, исходили из того, что Временное Польское Пра-
вительство, как действующее ныне в Польше и пользующе-
еся доверием и поддержкой большинства польского народа,
должно быть ядром, т. е. главной частью, нового, реоргани-
зованного Правительства Национального Единства.
Вы, видимо, не согласны с таким пониманием вопроса.
Отклоняя югославский пример 93 как образец для Польши,
Вы тем самым подтверждаете, что Временное Польское Пра-
 
 
 
вительство не может быть рассматриваемо как основа и ядро
будущего Правительства Национального Единства.
2. Следует также учесть и то обстоятельство, что Польша
граничит с Советским Союзом, чего нельзя сказать о Вели-
кобритании и США.
Вопрос о Польше является для безопасности Советского
Союза таким же, каким для безопасности Великобритании
является вопрос о Бельгии и Греции.
Вы, видимо, не согласны с тем, что Советский Союз имеет
право добиваться того, чтобы в Польше существовало дру-
жественное Советскому Союзу Правительство, и что Совет-
ское Правительство не может согласиться на существование
в Польше враждебного ему Правительства. К этому обязы-
вает, кроме всего прочего, та обильная кровь советских лю-
дей, которая пролита на полях Польши во имя освобожде-
ния Польши…
Непонятно, почему при обсуждении вопроса о Польше не
хотят учитывать интересы Советского Союза с точки зрения
его безопасности.
3. Надо признать необычными условия, когда два Прави-
тельства – Соединенные Штаты и Великобритания – зара-
нее сговариваются по вопросу о Польше, где СССР прежде
всего и больше всего заинтересован, и ставят представите-
лей СССР в невыносимое положение, пытаясь диктовать ему
свои требования.
Должен констатировать, что подобная обстановка не мо-
 
 
 
жет благоприятствовать согласованному решению вопроса о
Польше.
4. Я готов выполнить Вашу просьбу и сделать все возмож-
ное, чтобы достигнуть согласованного решения. Но Вы тре-
буете от меня слишком многого. Попросту говоря, Вы тре-
буете, чтобы я отрешился от интересов безопасности Совет-
ского Союза, но я не молу пойти против своей страны.
По-моему, есть один выход из создавшегося положения:
признать югославский пример как образец для Польши. Я
думаю, что это могло бы позволить прийти к согласованному
решению.
(Переписка 2, № 298. И. В. СТАЛИН Г. ТРУМЭНУ. 24 ап-
реля 1945 года.)

Сталин. Наша концепция, концепция русских во время


войны, при занятии территории противника состоит в сле-
дующем. Армия воюет, она идет вперед и не имеет никаких
забот, кроме как выиграть сражение. Но, чтобы армия мог-
ла двигаться вперед, она должна иметь спокойный тыл. Она
не может воевать с врагом на фронте и одновременно в ты-
лу. Армия хорошо воюет, если тыл спокоен и если тыл со-
чувствует ей и помогает. Представьте себе положение, когда
немецкое население либо бежит за своими отступающими
войсками, либо стреляет в спину нашим войскам. А поль-
ское население идет вслед за нашими войсками. При таком
положении естественно стремление армии иметь в тылу ад-
 
 
 
министрацию, которая ей сочувствует и помогает. В этом все
дело.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 21
июля 1945 г. Пятое заседание)

Сталин. Речь идет о том, что украинские земли долж-


ны отойти к Украине, а белорусские – к Белоруссии, то
есть между нами и Польшей должна существовать граница
1939 года, установленная советской Конституцией. Совет-
ское правительство стоит на точке зрения этой границы и
считает это правильным.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Тегеранская конференция Теге-
ран, 1 декабря 1943 г. Заседание за круглым столом)

Господин Черчилль недоволен, что Польша сделала пово-


рот в своей политике в сторону дружбы и союза с СССР.
Было время, когда во взаимоотношениях между Польшей и
СССР преобладали элементы конфликтов и противоречий.
Это обстоятельство давало возможность государственным
деятелям вроде господина Черчилля играть на этих проти-
воречиях, подбирать к рукам Польшу под видом защиты от
русских, запугивать Россию призраком войны между нею и
Польшей и сохранять за собою позицию арбитра. Но это вре-
мя ушло в прошлое, ибо вражда между Польшей и Россией
уступила место дружбе между ними, а Польша, современная
демократическая Польша, не желает быть больше играль-
 
 
 
ным мячом в руках иностранцев. Мне кажется, что именно
это обстоятельство приводит господина Черчилля в раздра-
жение и толкает его к грубым, бестактным выходкам про-
тив Польши. Шутка ли сказать: ему не дают играть за чужой
счет…
(«Ответ корреспонденту “Правды”, 1946 год» т.16)

Что касается нападок господина Черчилля на Советский


Союз в связи с расширением западных границ Польши за
счет захваченных в прошлом немцами польских территорий,
то здесь, как мне кажется, он явным образом передергива-
ет карты. Как известно, решение о западных границах Поль-
ши было принято на Берлинской конференции трех держав
на основе требований Польши. Советский Союз неоднократ-
но заявлял, что он считает требования Польши правильны-
ми и справедливыми. Вполне вероятно, что господин Чер-
чилль недоволен этим решением. Но почему господин Чер-
чилль, не жалея стрел против позиции русских в этом вопро-
се, скрывает от своих читателей тот факт, что решение бы-
ло принято на Берлинской конференции единогласно, что за
решение голосовали не только русские, но также англичане
и американцы? Для чего понадобилось господину Черчиллю
вводить людей в заблуждение?
(«Ответ корреспонденту “Правды”, 1946 год» т.16)

Тов. Сталин отвечает, что в Европе обычно число порт-


 
 
 
фелей, которыми партия располагает в правительстве, соот-
ветствует числу ее депутатов в парламенте. В Америке и Ан-
глии правительства формируются из членов той партии, ко-
торая получила большинство. Например, на последних вы-
борах в Англии лейбористы получили большинство, и они
сформировали правительство, состоящее только из лейбори-
стов. Тем не менее англичане и американцы требуют, чтобы
в других странах, например в Румынии, Болгарии и Польше,
в правительстве были представлены оппозиционные партии.
Когда он, тов. Сталин, спрашивает англичан и американцев,
почему они не пускают в свои правительства представителей
оппозиции, они пожимают плечами.
Во Франции дело обстоит иначе. Существующая там си-
стема формирования правительства ближе к демократизму,
поскольку в правительстве участвуют также представители
партий, получивших меньшинство. Если не допускать пред-
ставителей оппозиции в правительство, то она переходит на
нелегальную борьбу. Если же допустить их, то оппозиция
становится лояльной. В этом преимущество допуска пред-
ставителей оппозиции в правительство.
(«Запись беседы с Цзян Цзинго, личным представителем
Чан Кайши, 3 января 1946 года» т.18)

…какие имеются средства для того, чтобы предотвратить


новую агрессию со стороны Германии, а если война все же
возникнет – задушить ее в самом начале и не дать ей развер-
 
 
 
нуться в большую войну?
Для этого, кроме полного разоружения агрессивных на-
ций, существует лишь одно средство: создать специальную
организацию защиты мира и обеспечения безопасности из
представителей миролюбивых наций, дать в распоряжение
руководящего органа этой организации минимально необхо-
димое количество вооруженных сил, потребное для предот-
вращения агрессии, и обязать эту организацию в случае
необходимости применить без промедления эти вооружен-
ные силы для предотвращения или ликвидации агрессии и
наказания виновников агрессии.
Это не должно быть повторением печальной памяти Лиги
Наций, которая не имела ни прав, ни средств для предотвра-
щения агрессии. Это будет новая, специальная, полномоч-
ная международная организация, имеющая в своем распо-
ряжении все необходимое для того, чтобы защитить мир и
предотвратить новую агрессию.
Можно ли рассчитывать на то, что действия этой меж-
дународной организации будут достаточно эффективными?
Они будут эффективными, если великие державы, вынесшие
на своих плечах главную тяжесть войны против гитлеров-
ской Германии, будут действовать и впредь в духе единоду-
шия и согласия. Они не будут эффективными, если будет на-
рушено это необходимое условие.
(«Доклад на торжественном заседании Московского Со-
вета депутатов трудящихся с партийными и обществен-
 
 
 
ными организациями города Москвы 6 ноября 1944 года»
т.15)

Я разделяю Вашу уверенность в том, что прочное согла-


сие между тремя ведущими державами является верной га-
рантией будущего мира и отвечает лучшим надеждам всех
миролюбивых народов. Последовательность наших прави-
тельств в такой политике в послевоенный период, как этого
мы достигли во время этой великой войны, будет, мне ка-
жется, иметь решающее значение.
(Переписка 1, № 328. СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И.  В.  СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У.  ЧЕР-
ЧИЛЛЮ. 30 сентября 1944 года.)

Черчилль высказывал опасение, как бы не подумали о


том, что три великие державы хотят господствовать над
миром. Но кто замышляет такое господство? Соединенные
Штаты? Нет, они об этом не думают. (Смех и красноречивый
жест Президента.) Англия? Тоже нет. (Смех и красноречи-
вый жест Черчилля.) Итак, две великие державы выходят из
сферы подозрений. Остается третья… СССР. Значит, СССР
стремится к мировому господству? (Общий смех.) Или, мо-
жет быть, Китай стремится к мировому господству? (Общий
смех.) Ясно, что разговоры о стремлении к мировому господ-
ству ни к чему. Его друг Черчилль не сможет назвать ни од-
ной державы, которая хотела бы властвовать над миром.
 
 
 
…две великие державы приняли устав международной
организации безопасности, который, по мнению Черчилля,
защитит их от обвинений в желании властвовать над миром.
Третья держава еще не дала своего согласия на этот устав.
Однако он изучит предложения, сформулированные Стетти-
ниусом, и, возможно, тогда ему станет яснее, в чем тут де-
ло. Он думает, однако, что перед союзниками стоят сейчас
гораздо более серьезные проблемы, чем вопрос о праве на-
ций на высказывание своего мнения или вопрос о стремле-
нии трех главных держав к мировому господству.
Черчилль говорил, что нет оснований опасаться чего-ни-
будь нежелательного даже в случае принятия американских
предложений. Да, конечно, пока все мы живы, бояться нече-
го. Мы не допустим опасных расхождений между нами. Мы
не позволим, чтобы имела место новая агрессия против ка-
кой-либо из наших стран. Но пройдет 10 лет или, может
быть, меньше, и мы исчезнем. Придет новое поколение, ко-
торое не прошло через все то, что мы пережили, которое на
многие вопросы, вероятно, будет смотреть иначе, чем мы.
Что будет тогда? Мы как будто бы задаемся целью обеспе-
чить мир по крайней мере на 50 лет вперед. Или, может быть,
он, Сталин, думает так по своей наивности?
Самое же важное условие для сохранения длительного
мира – это единство трех держав. Если такое единство со-
хранится, германская опасность не страшна. Поэтому надо
подумать о том, как лучше обеспечить единый фронт между
 
 
 
тремя державами, к которым следует прибавить Францию и
Китай. Вот почему вопрос о будущем уставе международной
организации безопасности приобретает такую важность. На-
до создать возможно больше преград для расхождения меж-
ду тремя главными державами в будущем. Надо выработать
такой устав, который максимально затруднял бы возникно-
вение конфликтов между ними. Это – главная задача.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Крымская конференция 6 фев-
раля 1945 г. Третье заседание в Ливадийском дворце)

Получил Ваше письмо от 10 февраля. Я совершенно со-


гласен с Вами, что, поскольку число голосов Советского Со-
юза увеличивается до трех в связи с включением в список
членов Ассамблеи Советской Украины и Советской Белорус-
сии, следует также увеличить количество голосов для США.
Я думаю, что можно было бы довести количество голосов
США до трех, как у Советского Союза и его двух основных
Республик. Если это понадобится, я готов официально под-
держать это свое предложение.
(Переписка 2, № 272. ПРЕЗИДЕНТУ ФРАНКЛИНУ Д. РУ-
ЗВЕЛЬТУ. Кореиз, 11 февраля 1945 года.)

Я придаю Организации Объединенных наций большое


значение, так как она является серьезным инструментом со-
хранения мира и международной безопасности. Сила этой
международной организации состоит в том, что она базиру-
 
 
 
ется на принципе равноправия государств, а не на принципе
господства одних над другими. Если Организации Объеди-
ненных Наций удастся сохранить и впредь принцип равно-
правия, то она безусловно сыграет большую положительную
роль в деле обеспечения всеобщего мира и безопасности.
(«Ответы на вопросы господина Э. Гильмора, 1946 год»
т.16)

Г-н Моррисон утверждает, что Североатлантический пакт


является оборонительным пактом, что он не преследует це-
лей агрессии, что он, наоборот, направлен против агрессии.
Если это верно, то почему инициаторы этого пакта не
предложили Советскому Союзу принять участие в этом пак-
те? Почему они отгородились от Советского Союза? Почему
они заключили его за спиной и втайне от СССР? Разве СССР
не доказал, что он умеет и желает бороться против агрессии,
например, против гитлеровской и японской агрессии? Разве
СССР боролся против агрессии хуже, чем, скажем, Норве-
гия, являющаяся участником пакта? Чем объяснить эту уди-
вительную несообразность, чтобы не сказать больше?
Если Североатлантический пакт является оборонитель-
ным пактом, почему англичане и американцы не согласились
на предложение Советского правительства обсудить на Со-
вете министров иностранных дел характер этого пакта? Как
известно, Советское правительство предложило обсудить на
Совете министров иностранных дел все пакты, заключенные
 
 
 
им с другими странами. Почему же англичане и американ-
цы боятся сказать правду об этом пакте и отказались под-
вергнуть обсуждению Североатлантический пакт? Не пото-
му ли, что Североатлантический пакт содержит положения
об агрессии против СССР и что инициаторы пакта вынужде-
ны скрывать это от общественности? Не потому ли согласи-
лось лейбористское правительство превратить Англию в во-
енно-авиационную базу Соединенных Штатов Америки для
нападения на Советский Союз?
Вот почему советские люди квалифицируют Североатлан-
тический пакт как агрессивный пакт, направленный против
СССР.
(«По поводу заявления господина Моррисона» т.18)

Черчилль говорил, что нет оснований опасаться чего-ни-


будь нежелательного даже в случае принятия американских
предложений. Да, конечно, пока все мы живы, бояться нече-
го. Мы не допустим опасных расхождений между нами. Мы
не позволим, чтобы имела место новая агрессия против ка-
кой-либо из наших стран. Но пройдет 10 лет или, может
быть, меньше, и мы исчезнем. Придет новое поколение, ко-
торое не прошло через все то, что мы пережили, которое на
многие вопросы, вероятно, будет смотреть иначе, чем мы.
Что будет тогда? Мы как будто бы задаемся целью обеспе-
чить мир по крайней мере на 50 лет вперед. Или, может быть,
он, Сталин, думает так по своей наивности?
 
 
 
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Крымская конференция 6 фев-
раля 1945 г. Третье заседание в Ливадийском дворце)

 
 
 
 
О репарациях
 
Что дает моральное право советскому народу говорить о
репарациях? Это то, что значительная часть территории Со-
ветского Союза была оккупирована вражескими войсками.
Три с половиной года советские люди находились под пятой
оккупантов. Если бы не было оккупации, может быть, у рус-
ских не было бы морального права говорить о репарациях.
Может быть.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 28
июля 1945 г. Десятое заседание)

Я не привык жаловаться, но должен сказать, что наше по-


ложение еще хуже. Мы потеряли несколько миллионов уби-
тыми, нам людей не хватает. Если бы я стал жаловаться, я
боюсь, что вы тут прослезились бы, до того тяжелое положе-
ние в России. Но я не хочу причинять вам неприятности.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 25
июля 1945 г. Девятое заседание)

Сталин. Русские не имеют незамерзающих портов на Бал-


тийском море. Поэтому русским нужны были бы незамерза-
ющие порты Кенигсберг и Мемель и соответствующая часть
территории Восточной Пруссии. Тем более, что исторически
– это исконно славянские земли.
 
 
 
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Тегеранская конференция Теге-
ран, 1 декабря 1943 г. Заседание за круглым столом)

Должен сказать, что после Вашего совместного положи-


тельного ответа в Тегеране на поставленный мною вопрос
о передаче Советскому Союзу итальянских судов до конца
января 1944 года я считал этот вопрос решенным и у меня
не возникало мысли о возможности какого-либо пересмотра
этого принятого и согласованного между нами троими ре-
шения. Тем более, что, как мы тогда уговорились, в течение
декабря и января этот вопрос должен был быть полностью
урегулирован и с итальянцами. Теперь я вижу, что это не так
и что с итальянцами даже не говорилось ничего по этому по-
воду.
(Переписка 2, № 157. ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г-ну ФРАНКЛИНУ РУ-
ЗВЕЛЬТУ И ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну УИНСТОНУ ЧЕР-
ЧИЛЛЮ. 29 января 1944 года.)

Получил Ваше сообщение о Вашем заявлении на пресс-


конференции в Вашингтоне относительно передачи части
итальянских судов или их эквивалента из числа американ-
ского и британского тоннажа Советскому Союзу. Благодарю
Вас.
(Переписка 2, № 174. ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г-ну Ф. Д. РУЗВЕЛЬТУ.
 
 
 
6 марта 1944 года.)

Он, Сталин, думает, что основным принципом при рас-


пределении репараций должен быть следующий: репарации
в первую очередь получают те государства, которые вынес-
ли на своих плечах основную тяжесть войны и организова-
ли победу над врагом. Эти государства – СССР, США и Ве-
ликобритания. Возмещение должны получить не только рус-
ские, но также американцы и англичане, и притом в макси-
мально возможном размере. Если Соединенные Штаты, как
говорил Рузвельт, не заинтересованы в получении из Герма-
нии машин или рабочей силы, то могут найтись другие фор-
мы репараций, более подходящие для них, например сырье
и т. п. Во всяком случае должно быть твердо установлено,
что право на репарации прежде всего имеют те, кто сделал
наибольший вклад в разгром врага.
…при подсчете активов, которыми Германия будет распо-
лагать для уплаты репараций, надо исходить не из нынешне-
го положения, а принимать во внимание те ресурсы, которы-
ми Германия будет располагать по окончании войны, когда
все ее население вернется в страну, а фабрики и заводы нач-
нут работать. Тогда активов у Германии будет больше, чем
сейчас, и государства, о которых он говорил, смогут рассчи-
тывать на довольно значительное возмещение своего ущер-
ба. Хорошо было бы, чтобы обо всем этом поговорили меж-
ду собой три министра иностранных дел и затем доложили
 
 
 
конференции.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Крымская конференция 5 фев-
раля 1945 г. Второе заседание в Ливадийском дворце)

Сталин заявляет, что неправильно создавать впечатле-


ние, будто бы мы намерены брать репарации деньгами. Речь
идет не о деньгах, а о товарах на сумму в 20 миллиардов аме-
риканских долларов. Сейчас уже имеется три соглашения –
с Венгрией, Финляндией и Румынией, в которых записаны
суммы репараций, взимаемых в натуре, и до настоящего вре-
мени у нас не было никаких недоразумений по этому пово-
ду. Или, может быть, конференция желает, чтобы русские
совсем не получали репараций?

согласны ли с тем, чтобы взять товары с Германии для воз-
мещения убытков? У нас еще нет решения по вопросу о ре-
парациях и даже принципы взимания репараций не приня-
ты. Он предлагает принять следующее решение: «Три дер-
жавы согласны в том, что Германия должна оплатить това-
рами (или в натуре) наиболее существенные убытки, причи-
ненные ею в ходе войны союзным нациям. Поручить репара-
ционной комиссии обсудить вопрос о размерах возмещения
убытков, предложив взять за основу советско-американскую
формулу, и о результатах доложить правительствам».
Сталин указывает далее, что американская сторона согла-
силась принять сумму в 20 миллиардов долларов как базу
 
 
 
для дискуссии, имея, конечно, в виду, что возмещение убыт-
ков будет в натуре. Советская сторона не предлагает сейчас
опубликования данного решения. Это можно будет сделать
тогда, когда все три державы сочтут такой шаг необходимым.

Сталин просит Черчилля назвать свою цифру репараций.
Советская сторона не считает выдвинутую ею сумму неиз-
менной и предлагает ее лишь для обсуждения. Он предлага-
ет принять решение о репарациях в следующей форме:
1)  Главы трех правительств согласились, что Германия
должна возместить в натуре убытки, причиненные ею в ходе
войны союзным странам.
2) Поручить московской репарационной комиссии обсу-
дить вопрос о размерах убытков, подлежащих возмещению,
и о своих выводах доложить правительствам.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Крымская конференция 10 фев-
раля 1945 г. Седьмое заседание в Ливадийском дворце)

Сталин. Нельзя изображать русских как людей, которые


намерены помешать успешным действиям флота союзников
против Японии. Но из этого нельзя делать вывод, что рус-
ские хотят получить подарок от союзников. Мы не добива-
емся подарка, мы бы хотели только знать, признается ли этот
принцип, считается ли правильной претензия русских на по-
лучение части немецкого флота.
Черчилль. Я не говорил о подарке.
 
 
 
Сталин. Я не сказал, что вы это говорили.
Я бы хотел, чтобы была внесена ясность в вопрос о том,
имеют ли русские право на 1/3 часть военно-морского и тор-
гового флота Германии. Мое мнение таково, что русские
имеют на это право и то, что они получат, они получат по
праву. Я добиваюсь только ясности в этом вопросе. Если же
мои коллеги думают иначе, то я хотел бы знать их настоящее
мнение. Если в принципе будет признано, что русские имеют
право на получение трети военного и торгового флота Гер-
мании, то мы будем удовлетворены.
Что касается использования торгового флота Германии, и
в частности той трети, которая будет признана по праву за
Россией, то мы, конечно, не будем препятствовать тому, что-
бы эта треть была бы максимально использована союзника-
ми в их борьбе против Японии.
Я согласен также, чтобы этот вопрос был решен в конце
конференции.
Я хочу остановиться еще на одном вопросе. Нашим людям
закрыли доступ к военному и торговому флоту Германии,
их не допустили к осмотру кораблей. Как известно, боль-
шая часть флота находится в руках нашего союзника, но до-
ступ нашим людям к этим кораблям был закрыт, они не име-
ют возможности осмотреть корабли этого флота. Пусть хотя
бы дали возможность ознакомиться со списками этих судов.
Нельзя ли этот запрет снять, чтобы представители русской
флотской комиссии были допущены к осмотру кораблей это-
 
 
 
го флота и к выявлению количества судов.

Сталин. На Балтийском море взяты только подводные
лодки, но это абсолютно негодный, разбитый подводный
флот. Но если имеется желание осмотреть его, то можно
предоставить эту возможность в любое время.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 19
июля 1945 г. Третье заседание)

Сталин. Военный флот, как и всякое военное вооруже-


ние, должен быть взят как трофей. Войска, сложившие ору-
жие, должны сдать свое вооружение тем, перед кем они ка-
питулировали. То же самое можно сказать и относитель-
но морского флота. Предложения военных представителей
трех держав прямо говорят, что военный флот должен быть
разоружен и сдан. Таковы условия капитуляции Германии.
Возможно, что в отношении торгового флота можно поста-
вить вопрос о том, является ли он трофеем или подлежит
включению в репарации; что же касается военного флота, то
он является трофейным имуществом и подлежит сдаче. Ес-
ли вспомните случай с Италией, то вы увидите, что оба фло-
та – военно-морской и торговый – попали в разряд военных
трофеев.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 19
июля 1945 г. Третье заседание)

 
 
 
По данным советского военного и морского командова-
ния, Германия сдала на основе акта капитуляции весь свой
военный и торговый флот англичанам и американцам. Дол-
жен сообщить, что советским вооруженным силам герман-
цы отказались сдать хотя бы один военный или торговый
корабль, направив весь свой флот на сдачу англо-американ-
ским вооруженным силам.
При таком положении естественно встает вопрос о выде-
лении Советскому Союзу его доли военных и торговых су-
дов Германии по примеру того, как это имело место в свое
время в отношении Италии. Советское Правительство счи-
тает, что оно может с полным основанием и по справедливо-
сти рассчитывать минимум на одну треть военного и торго-
вого флота Германии. Я считаю также необходимым, чтобы
представителям военно-морских сил СССР была обеспече-
на возможность ознакомиться со всеми материалами о сда-
че военного и торгового флота Германии, а также с факти-
ческим состоянием сдавшегося флота.
Со своей стороны, советское военно-морское командова-
ние назначает для этого дела адмирала Левченко с группой
помощников.
Такое же послание я направляю Премьер-Министру Чер-
чиллю.
(Переписка 2, № 325. ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕ-
РА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г-ну ТРУМЭНУ. 23 мая
1945 года.)
 
 
 
…Затем остается процент изъятия. Тут можно тоже
добиться соглашения. Процентом больше или процентом
меньше, это не решает вопроса. Я надеюсь, что в деле уста-
новления процента изъятия англичане и американцы пойдут
нам навстречу. Мы потеряли очень много оборудования в
этой войне, страшно много. Надо хоть одну двадцатую часть
возместить. И я рассчитываю, что г-н Эттли поддержит наше
предложение.
Эттли. Нет, я не могу.
Сталин. А вы подумайте и поддержите нас.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 31
июля 1945 г. Одиннадцатое заседание)

Сталин. У нас имеются предложения о репарациях.


(Затем оглашаются следующие предложения советской
делегации по вопросу о репарациях с Германии:
«1. Репарации взимаются каждым правительством в сво-
ей зоне оккупации. Они имеют две формы: единовременные
изъятия из национального имущества Германии (оборудова-
ние, материалы), которые производятся в течение двух лет
после капитуляции, и ежегодные товарные поставки из теку-
щей продукции, которые производятся в течение 10 лет по-
сле капитуляции.
2.  Репарации имеют целью содействовать скорейшему
восстановлению хозяйства пострадавших от германской ок-
 
 
 
купации стран с учетом необходимости всемерного сокра-
щения военного потенциала Германии.
3.  Сверх репараций, взимаемых в собственной зоне,
СССР получает дополнительно из западных зон:
а) 15 процентов того основного промышленного обору-
дования, годного и комплектного, – в первую очередь в об-
ласти металлургии, химии и машиностроения, – которое по
определению Контрольного совета в Германии по докладу
Репарационной комиссии подлежит в западных зонах изъя-
тию в счет репараций; это оборудование передается Совет-
скому Союзу в обмен на эквивалентное по ценности количе-
ство продовольствия, угля, калия, леса, керамических изде-
лий и нефтепродуктов в течение 5 лет.
б) 10 процентов основного промышленного оборудова-
ния, изымаемого в западных зонах в счет репараций, без
оплаты или обмена какого-либо рода.
Установление размеров оборудования и материалов, под-
лежащих изъятию в западных зонах в счет репараций, долж-
но быть произведено не позже чем в трехмесячный срок.
4. Кроме того, СССР получает в счет репараций:
а)  На 500 миллионов долларов акции промышленных и
транспортных предприятий в западных зонах;
б) 30 процентов заграничных инвестиций Германии;
в) 30 процентов германского золота, поступившего в рас-
поряжение союзников.
5.  СССР берет на себя урегулирование репарационных
 
 
 
требований Польши за счет своей доли репараций. США
и Великобритания делают то же самое в отношении Фран-
ции, Югославии, Чехословакии, Бельгии, Голландии и Нор-
вегии»).
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 31
июля 1945 г. Одиннадцатое заседание)

Сталин. Г-н Бирнс здесь предлагал, чтобы все эти три во-
проса были связаны в одно целое. Я понимаю его точку зре-
ния: он предлагает такую тактику, которую он считает целе-
сообразной. Вносить такие предложения – это право каждой
делегации, но советская делегация, независимо от этого, бу-
дет голосовать по каждому из этих вопросов отдельно.
Русская делегация выдвинула свои предложения. Глав-
ный вопрос, который вызывает споры и разногласия, это во-
прос о репарациях с Германии. Здесь были изложены наши
соображения. Вы, вероятно, заметили, что русская делега-
ция встала на точку зрения американской делегации, ибо она
отказалась от выставления определенной цифры и количе-
ства и перешла на проценты.
Несколько отклоняясь от главной темы, я хочу сказать о
тех изъятиях, которые англичане произвели в русской зоне
оккупации до занятия ее советскими войсками. Речь идет о
вывозе товаров и оборудования. Кроме того, имеется запис-
ка от советского военного командования о том, что амери-
канские власти угнали 11 тысяч вагонов с той же террито-
 
 
 
рии. Как быть с этим имуществом, я не знаю. Вернут ли это
имущество русским или компенсируют его каким-либо дру-
гим образом? Во всяком случае, американцы и англичане не
только из своих зон вывозят оборудование, но вывезли его
и из русской зоны, а мы из ваших зон не угнали ни одного
вагона и не взяли никакого оборудования с заводов. Амери-
канцы обещали не вывозить, но вывезли.
Теперь по существу вопроса. Я думаю, что мы имеем воз-
можность договориться по вопросу о репарациях с Герма-
нии. Какие основные положения американского плана? Пер-
вое – каждый производит изъятия из своей зоны оккупации.
Мы согласны с этим. Второе – оборудование изымается не
только из Рура, но и из всех западных зон. Это второе поло-
жение принято нами. Третье положение – часть изымаемых
из западных зон репараций покрывается соответствующим
эквивалентом из русской зоны в течение 5 лет. Затем четвер-
тое положение – о том, что Контрольный совет определяет
размеры изъятий из западных зон. Это тоже приемлемо.
В чем же теперь разногласие? Нас интересует вопрос о
сроках, вопрос об окончании подсчета размеров репараций.
Этого в американском проекте не содержится. Мы бы хотели
установить трехмесячный срок.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 31
июля 1945 г. Одиннадцатое заседание)

 
 
 
 
О военных преступниках
 
…мы предлагаем судить людей вроде Риббентропа и дру-
гих. Нельзя больше избегать имен некоторых лиц, известных
в качестве главных преступников войны. Много говорилось
о военных преступниках, и народы ждут, что мы назовем ка-
кие-то имена. Наше молчание насчет этих лиц бросает тень
на наш авторитет. Уверяю вас. Поэтому мы выиграем в поли-
тическом отношении, и общественное мнение Европы будет
довольно, если мы назовем некоторых лиц. Если мы этих лиц
назовем как пример, то, я думаю, прокурор не будет обижен.
Прокурор может сказать, что некоторые лица неправильно
названы. Но оснований для того, чтобы прокурор обиделся,
нет. Политически мы только выиграем, если назовем неко-
торых из этих лиц.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 31
июля 1945 г. Одиннадцатое заседание)

Сталин. Но, видите ли, наше молчание в этом вопросе


расценивается так, что мы собираемся спасать главных пре-
ступников, что мы отыграемся на мелких преступниках, а
крупным дали возможность спастись.
(Тегеран-Ялта-Потсдам, Потсдамская конференция 31
июля 1945 г. Одиннадцатое заседание)

 
 
 
 
Причины и характер
второй мировой войны
 
Несомненно, что война является главным моментом ис-
текшего периода.
Было бы неправильно думать, что вторая мировая война
возникла случайно или в результате ошибок тех или иных
государственных деятелей, хотя ошибки безусловно имели
место. На самом деле война возникла как неизбежный ре-
зультат развития мировых экономических и политических
сил на базе современного монополистического капитализма.
Марксисты не раз заявляли, что капиталистическая система
мирового хозяйства таит в себе элементы общего кризиса и
военных столкновений, что ввиду этого развитие мирового
капитализма в наше время происходит не в виде плавного
и равномерного продвижения вперед, а через кризисы и во-
енные катастрофы. Дело в том, что неравномерность разви-
тия капиталистических стран обычно приводит с течением
времени к резкому нарушению равновесия внутри мировой
системы капитализма, причем та группа капиталистических
стран, которая считает себя менее обеспеченной сырьем и
рынками сбыта, обычно делает попытки изменить положе-
ние и переделить “сферы влияния” в свою пользу путем при-
менения вооруженной силы. В результате этого возникают
раскол капиталистического мира на два враждебных лагеря
 
 
 
и война между ними.
Пожалуй, можно было бы избегнуть военные катастрофы,
если бы была возможность периодически перераспределять
сырье и рынки сбыта между странами сообразно с их эконо-
мическим весом в порядке принятия согласованных и мир-
ных решений. Но это невозможно осуществить при нынеш-
них капиталистических условиях развития мирового хозяй-
ства.
Таким образом, в результате первого кризиса капитали-
стической системы мирового хозяйства возникла первая ми-
ровая война, в результате же второго кризиса возникла вто-
рая мировая война.
Это не означаете конечно, что вторая мировая война яв-
ляется копией первой. Наоборот, вторая мировая война су-
щественно отличается от первой по своему характеру. Сле-
дует иметь в виду, что главные фашистские государства –
Германия, Япония, Италия – раньше, чем напасть на союз-
ные страны, уничтожили у себя последние остатки буржу-
азно-демократических свобода установили у себя жестокий
террористический режим, растоптали принцип суверените-
та и свободного развития малых стран, объявили политику
захвата чужих земель собственной политикой и заявили во
всеуслышание, что они добиваются мирового господства и
распространения фашистского режима во всем мире, при-
чем захватом Чехословакии и центральных районов Китая
государства оси показали, что они готовы осуществить свою
 
 
 
угрозу насчет порабощения всех свободолюбивых народов.
Ввиду этого вторая мировая война против государств оси
в отличие от первой мировой воины приняла с самого на-
чала характер войны антифашистской, освободительной, од-
ной из задач которой являлось также восстановление демо-
кратических свобод. Вступление Советского Союза в войну
против государств оси могло лишь усилить, – и действитель-
но усилило, – антифашистский и освободительный характер
второй мировом воины.
На этой почве и сложилась антифашистская коалиция
Советского Союза, Соединенных Штатов Америки, Велико-
британии и других свободолюбивых государств, сыгравшая
потом решающую роль в деле разгрома вооруженных сил го-
сударств оси.
Так обстоит дело с вопросом о происхождении и характе-
ре второй мировой воины.

Что касается нашей страны, то эта война была для нее са-
мой жестокой и тяжелой из всех войн, когда-либо пережи-
тых в истории нашей Родины.
Но война была не только проклятием. Она была вместе с
тем великой школой испытания и проверки всех сил народа.
Война обнажила все факты и события в тылу и на фронте,
она безжалостно сорвала все покровы и прикрытиям скры-
вавшие действительное лицо государств, правительства пар-
тий, и выставила их на сцену без маски, без прикрас, со все-
 
 
 
ми их недостатками и достоинствами. Война устроила нечто
вроде экзамена нашему советскому строю, нашему государ-
ству, нашему правительству, нашей Коммунистической пар-
тии и подвела итоги их работы, как бы говоря нам: вот они,
ваши люди и организации, их дела и дни, – разглядите их
внимательно и воздайте им по их делам.
В этом одна из положительных сторон войны.
(«Речь на предвыборном собрании избирателей Сталин-
ского избирательного округа города Москвы 9 февраля 1946
года» т.16)

 
 
 
 
Итоги войны
 
Итак, каковы итоги войны?
Существует один главный итог, на основе которого воз-
никли все другие итоги. Этот итог состоит в том, что к ис-
ходу войны враги потерпели поражение, а мы вместе с на-
шими союзниками оказались победителями. Мы окончили
войну полной победой над врагами, – в этом главный итог
войны. Но это слишком общий итог, и мы не можем поста-
вить здесь точку. Конечно, разбить врагов в такой войне, как
вторая мировая война, какой не было еще в истории челове-
чества, – это значит добиться всемирно-исторической побе-
ды. Все это верно. Но это все же общий итог, и мы не можем
успокаиваться на этом. Чтобы понять великое историческое
значение нашей победы, необходимо разобраться в этом де-
ле более конкретно.
Итак, как нужно понимать нашу победу над врагами, что
может означать эта победа с точки зрения состояния и раз-
вития внутренних сил пашен страны?
Наша победа означает прежде всего, что победил наш со-
ветский общественный строи, что советский общественный
строй с успехом выдержал испытание в огне войны и доказал
свою полную жизнеспособность.

Наша победа означает, во-вторых, что победил наш со-
 
 
 
ветский государственный строй, что наше многонациональ-
ное Советское государство выдержало все испытания войны
и доказало свою жизнеспособность.

Наша победа означает, в-третьих, что победили совет-
ские вооруженные силы, победила наша Красная Армия, что
Красная Армия геройски выдержала все невзгоды войны, на
голову разбила армии наших врагов и вышла из войны по-
бедительницей.
(«Речь на предвыборном собрании избирателей Сталин-
ского избирательного округа города Москвы 9 февраля 1946
года» т.16)

Закончив войну победой над врагами, Советский Союз


вступил в новый, мирный период своего хозяйственного раз-
вития. В настоящее время перед советским народом стоит
задача – закрепив завоеванные позиции, двинуться дальше
вперед к новому хозяйственному подъему. Мы не можем
ограничиваться закреплением этих позиций, ибо это приве-
ло бы к застою, – мы должны двинуться дальше вперед, что-
бы создать условия для нового мощного подъема народного
хозяйства. Мы должны в кратчайший срок залечить раны,
нанесенные врагом нашей страны, и восстановить довоен-
ный уровень развития народного хозяйства с тем, чтобы зна-
чительно превзойти в ближайшее время. этот уровень, по-
высить материальное благосостояние народа и еще больше
 
 
 
укрепить военно-экономическую мощь Советского государ-
ства.
(«Приказ народного комиссара обороны Союза ССР 23
февраля 1946 года» т.16)

 
 
 
 
О врагах
 
Что нашим врагам нравится, то нам вредно!
(«Современный момент и объединительный съезд рабочей
партии» т.1 стр.266.)

Пора сказать решительно и бесповоротно, что с врагами


нужно биться, а не соглашаться!
(«Против соглашения с буржуазией» т.3 стр.266.)
…враги бывают разные. Есть классовые враги, которые не
мирятся с Советской властью и добиваются её свержения во
что бы то ни стало. Есть и такие классовые враги, которые
мирятся, так или иначе, с Советской властью. Есть враги, ко-
торые стараются подготовить условия для свержения дикта-
туры пролетариата. Это – меньшевики, эсеры, кадеты и про-
чие. Но есть и такие враги, которые сотрудничают с Совет-
ской властью и борются против тех, которые стоят на точке
зрения свержения Советской власти, надеясь на то, что дик-
татура будет помаленьку ослабевать, перерождаться и пой-
дёт потом навстречу интересам новой буржуазии.
(«VII расширенный пленум ИККИ» т.9 стр.70.)

Вредительство буржуазной интеллигенции есть одна из


самых опасных форм сопротивления против развивающего-
ся социализма. Вредительство тем более опасно, что оно свя-
 
 
 
зано с международным капиталом. Буржуазное вредитель-
ство есть несомненный показатель того, что капиталисти-
ческие элементы далеко еще не сложили оружия, что они
накопляют силы для новых выступлений против Советской
власти.
(«О правом уклоне в ВКП(б)» т.12 стр.14.)

Когда большевики пришли к власти, они сначала прояв-


ляли по отношению к своим врагам мягкость. Меньшевики
продолжали существовать легально и выпускали свою газе-
ту. Эсеры также продолжали существовать легально и име-
ли свою газету. Даже кадеты продолжали издавать свою га-
зету. Когда генерал Краснов организовал контрреволюцион-
ный поход на Ленинград и попал в наши руки, то по услови-
ям военного времени мы могли его по меньшей мере держать
в плену, более того, мы; должны были бы его расстрелять.
А мы его выпустили «на честное слово». И что же? Вскоре
выяснилось, что подобная мягкость только подрывает кре-
пость Советской власти. Мы совершили ошибку, проявляя
подобную мягкость по отношению к врагам рабочего клас-
са. Если бы мы повторили и дальше эту ошибку, мы совер-
шили бы преступление по отношению к рабочему: классу,
мы предали бы его интересы. И это вскоре стало; совершен-
но ясно. Очень скоро выяснилось, что чем; мягче мы отно-
симся к нашим врагам, тем больше сопротивления эти вра-
ги оказывают. Вскоре правые эсеры – Гоц и другие и пра-
 
 
 
вые меньшевики организовали в Ленинграде контрреволю-
ционное выступление юнкеров, в результате которого погиб-
ло много наших революционных матросов. Тот же Краснов,
которого мы выпустили «на честное слово», организовал бе-
логвардейских казаков. Он объединился с Мамонтовым и в
течение двух лет вёл вооружённую борьбу против Советской
власти. Вскоре оказалось, что за спиной этих белых генера-
лов стояли агенты западных капитали стических государств
– Франции, Англии, Америки, а также Японии. Мы убеди-
лись в том, как мы ошибались, проявляя мягкость. Мы по-
няли из опыта, что с этими врагами можно справиться лишь
в том случае, если применять к ним самую беспощадную по-
литику подавления.
(«Беседа с немецким писателем Эмилем Людвигом» т.13
стр.108.)

Колхозы, как социалистическая форма организации хо-


зяйства, могут показать чудеса хозяйственного строитель-
ства, если во главе их стоят действительные революционеры,
большевики, коммунисты. И наоборот – колхозы могут пре-
вратиться на известный период в прикрытие всякого рода
контрреволюционных деяний, если в колхозах будут заправ-
лять эсеры и меньшевики, петлюровские офицеры и прочие
белогвардейцы, бывшие деникинцы и колчаковцы. При этом
следует иметь в виду, что колхозы, как форма организации,
не только не гарантированы от проникновения антисовет-
 
 
 
ских элементов, но представляют даже на первое время неко-
торые удобства для временного использования их контрре-
волюционерами. Пока крестьяне вели индивидуальное хо-
зяйство, – они были разрознены и отделены друг от друга,
ввиду чего контрреволюционные поползновения антисовет-
ских элементов в крестьянской среде не могли дать большого
эффекта. Совершенно другая картина получается при пере-
ходе крестьян к колхозному хозяйству. Здесь крестьяне име-
ют уже в лице колхозов готовую форму массовой организа-
ции. Ввиду этого проникновение антисоветских элементов в
колхозы и их антисоветская деятельность могут дать гораздо
больший эффект. Надо полагать, что всё это учитывают ан-
тисоветские элементы. Известно, что одна часть контррево-
люционеров, например, на Северном Кавказе, сама старает-
ся создавать нечто вроде колхозов, используя их как легаль-
ное прикрытие для своих подпольных организаций. Извест-
но также, что антисоветские элементы в ряде районов, где
они еще не разоблачены и не разгромлены, – охотно идут в
колхозы, даже восхваляют колхозы для того, чтобы создать
внутри колхозов гнёзда контрреволюционной работы. Из-
вестно также, что одна часть антисоветских элементов сама
высказывается теперь за колхозы, но с тем, чтобы в колхозах
не было коммунистсв. «Колхозы без коммунистов» – вот ка-
кой лозунг вынашивается теперь в среде антисоветских эле-
ментов. Стало быть, дело не только в самих колхозах, как со-
циалистической форме организации, но прежде всего в том,
 
 
 
какое содержание вливается в эту форму, – дело прежде все-
го в том, кто стоит во главе колхозов и кто руководит ими.
(«О работе в деревне» т.13 стр.227.)

С точки зрения ленинизма колхозы, как и Советы, взя-


тые как форма организации, есть оружие, и только оружие.
Это оружие можно при известных условиях направить про-
тив революции. Его можно направить против контрреволю-
ции. Оно может служить рабочему классу и крестьянству.
Оно может служить при известных условиях врагам рабоче-
го класса и крестьянства. Всё дело в том, в чьих руках нахо-
дится это оружие, и против кого оно будет направлено.
Это начинают понимать враги рабочих и крестьян, руко-
водимые классовым инстинктом.
Этого еще не понимают, к сожалению, некоторые наши
коммунисты.
И именно потому, что некоторые наши коммунисты не по-
няли этой простой вещи, – именно поэтому мы имеем теперь
такую картину, что в ряде колхозов заправляют делами хо-
рошо замаскированные антисоветские элементы, организуя
там вредительство и саботаж.
(«О работе в деревне» т.13 стр.228.)

Враг понял изменившуюся обстановку, понял силу и мо-


гущество нового строя в деревне и, поняв это, перестроился,
изменил свою тактику, – перешёл от прямой атаки против
 
 
 
колхозов к работе тихой сапой. А мы этого не поняли, новой
обстановки не разглядели и продолжаем искать классового
врага там, где его нет уже, продолжаем вести старую тактику
упрощённой борьбы с кулачеством, тогда как она, эта самая
тактика, давно уже устарела.
Ищут классового врага вне колхозов, ищут его в виде лю-
дей с зверской физиономией, с громадными зубами, с тол-
стой шеей, с обрезом в руках. Ищут кулака, каким мы его
знаем из плакатов. Но таких кулаков давно уже нет на по-
верхности. Нынешние кулаки и подкулачники, нынешние
антисоветские элементы в деревне – это большей частью лю-
ди «тихие», «сладенькие», почти «святые». Их не нужно ис-
кать далеко от колхоза, они сидят в самом колхозе и занима-
ют там должности кладовщиков, завхозов, счетоводов, сек-
ретарей и т. д. Они никогда не скажут – «долой колхозы».
Они «за» колхозы. Но они ведут в колхозах такую саботаж-
ническую и вредительскую работу, что колхозам от них не
поздоровится. Они никогда не скажут – «долой хлебозаго-
товки». Они «за» хлебозаготовки. Они «только» пускаются
в демагогию и требуют, чтобы колхоз образовал резерв для
животноводства, втрое больший по размерам, чем это тре-
буется для дела, чтобы колхоз образовал страховой фонд,
втрое больший по размерам, чем это требуется для дела, что-
бы колхоз выдавал на общественное питание от 6 до 10 фун-
тов хлеба в день на работника и т. д. Понятно, что после та-
ких «фондов» и выдач на общественное питание, после та-
 
 
 
кой жульнической демагогии хозяйственная мощь колхоза
должна быть подорвана, и для хлебозаготовок не остаётся
места.
Чтобы разглядеть такого ловкого врага и не поддаться
демагогии, нужно обладать революционной бдительностью,
нужно обладать способностью сорвать маску с врага и пока-
зать колхозникам его действительное, контрреволюционное
лицо. Но много ли имеется у нас в деревне коммунистов, об-
ладающих этими качествами? Коммунисты нередко не толь-
ко не разоблачают таких классовых врагов, а наоборот, сами
поддаются их жульнической демагогии и плетутся за ними
в хвосте.
Не замечая классового врага в его новой маске и. не умея
разоблачить его мошеннические махинации, некоторые на-
ши товарищи нередко успокаивают себя тем, что кулаков уже
нет, якобы, на свете, что антисоветские элементы в деревне
уже уничтожены в результате политики ликвидации кулаче-
ства, как класса, и что можно помириться ввиду этого с су-
ществованием «нейтральных» колхозов, не являющихся ни
большевистскими, ни антисоветскими, но которые сами, так
сказать стихийным порядком, должны будут перейти на сто-
рону Советской власти. Но это глубокое заблуждение, това-
рищи. Кулаки разбиты, но они далеко еще не добиты. Бо-
лее того, – они не скоро еще будут добиты, если коммуни-
сты будут зевать и благодушествовать, полагая, что кулаки
сами сойдут в могилу в порядке так сказать стихийного свое-
 
 
 
го развития. Что касается «нейтральных» колхозов, то их нет
вообще и не может быть в природе. «Нейтральные» колхозы
– это фантазия людей, которым даны глаза для того, чтобы
ничего не видеть. При такой острой классовой борьбе, какая
имеется у нас теперь в Советской стране, для «нейтральных»
колхозов не остаётся места, при такой обстановке колхозы
могут быть либо большевистскими, либо антисоветскими. И
если мы не руководим в тех или иных колхозах, то это зна-
чит, что ими руководят антисоветские элементы. В этом не
может быть никакого сомнения.
(«О работе в деревне» т.13 стр.229.)

Читал постановление ЦК ВКП о хлебозаготовках. При


всех его достоинствах оно, по-моему, совершенно недоста-
точно. Сейчас главное зло в деле хлебозаготовок: 1) нали-
чие большого количества городских спекулянтов на хлебном
рынке или около хлебного рынка, отбивающих у государства
крестьянский хлеб и – главное – создающих атмосферу сдер-
жанности среди держателей хлеба;
2)  конкуренция между заготовительными организация-
ми, дающая возможность держателям хлеба ломаться, не
сдавать хлеба (ждать высоких цен), прятать хлеб, не торо-
питься со сдачей хлеба; 3) желание целого ряда колхозов
спрятать хлебные излишки, продать хлеб на сторону. Нали-
чие этих факторов,  – которые будут усиливаться, если не
примем теперь же срочных мер, – не дает нашим заготовкам
 
 
 
(и не дадут) подняться в гору. Следовало бы принять меры
теперь же против этого зла, если мы в самом деле думаем
кончить заготовки в январе-феврале и выйти из кампании
победителями. Об этом прежде всего следовало бы сказать
в постановлении ЦК. А постановление ЦК обходит этот во-
прос, или если упоминает об этом, то касается его мельком,
причем сказанное на этот счет теряется в бесчисленном ко-
личестве других (второстепенных) пунктов, обильно разбро-
санных по всему трехаршинному постановлению. Боюсь, что
при такой постановке дела мы не соберем достаточного ко-
личества хлеба.
Мой совет:
1) дать немедля директиву органам ГПУ открыть немед-
ля репрессии в отношении городских (связанных с городом)
спекулянтов хлебных продуктов (т. е. арестовывать и высы-
лать их из хлебных районов), чтобы держатели хлеба почув-
ствовали теперь же (в начале хлебозаготовительной кампа-
нии), что надежда на спекулянтов плоха, что хлеб можно сда-
вать без скандала (и без ущерба) лишь государственным и
кооперативным организациям;
2) дать немедля директиву руководящим верхушкам ко-
операции, Союзхлеба, ОГПУ и судебных органов выявлять
и немедленно предавать суду (с немедленным отрешением от
должности) всех уличенных в конкуренции хлебозаготови-
телей, как безусловно чуждых и нэпманских элементов (я не
исключаю и “коммунистов”), воровским образом пробрав-
 
 
 
шихся в наши организации и злостно вредящих делу рабо-
чего государства;
3)  установить наблюдение за колхозами [через кол-
хоз-центр, парторганизации, ОГПУ) с тем, чтобы уличенных
в задержке хлебных излишков или продаже их на сторону
руководителей колхозов немедля отрешать от должности и
предавать суду за обман государства и вредительство.
Я думаю, что без этих и подобных им мер дело у нас не
выйдет.
В противном случае у нас получится одна лишь агитация
и никаких конкретных мер по хлебозаготовкам.
(«Письмо В. М. Молотову 10 августа 1929 года» т.17)

Никаких уступок нельзя давать этим господам, желающим


снять с себя 58 статью и потом обосноваться в Москве для
своей вредительской “работы”.
(«Письмо В. М. Молотову 21 августа 1929 года» т.17)

Получил оба документа, и объяснительную записку т. Ту-


хачевского, и “соображения” Штаба. Ты знаешь, что я очень
уважаю т. Тухачевского, как необычайно способного това-
рища. Но я не ожидал, что марксист, который не должен
отрываться от почвы, может отстаивать такой, оторванный
от почвы фантастический “план”. В его “плане” нет главно-
го, т. е. нет учета реальных возможностей хозяйственного,
финансового, культурного порядка. Этот “план” нарушает в
 
 
 
корне всякую мыслимую и допустимую пропорцию между
армией, как частью страны, и страной, как целым, с ее лими-
тами хозяйственного и культурного порядка. “План” сбива-
ется на точку зрения “чисто военных” людей, нередко забы-
вающих о том, что армия является производным от хозяй-
ственного и культурного состояния страны.
Как мог возникнуть такой “план” в голове марксиста, про-
шедшего школу гражданской войны?
Я думаю, что “план” Тухачевского является результатом
модного увлечения “левой” фразой, результатом увлечения
бумажным, канцелярским максимализмом. Поэтому-то ана-
лиз заменен в нем “игрой в цифири”, а марксистская пер-
спектива роста Красной Армии – фантастикой.
“Осуществить” такой “план” – значит наверняка загубить
и хозяйство страны и армию. Это было бы хуже всякой
контрреволюции.
Отрадно, что Штаб РККА, при всей опасности искуше-
ния, ясно и определенно отмежевался от “плана” т. Тухачев-
ского.
(«Письмо К. Е. Ворошилову 23 марта 1930 года» т.17)

Тухачевский особенно, который играл благородного че-


ловека, на мелкие пакости не способного, воспитанного че-
ловека. Мы его считали неплохим военным, я его считал
неплохим военным. Я его спрашивал: как вы могли в тече-
ние 3-х месяцев довести численность дивизии до 7 тысяч че-
 
 
 
ловек. Что это? Профан, не военный человек. Что за диви-
зия в 7 тысяч человек? Это либо дивизия без артиллерии,
либо это дивизия с артиллерией без прикрытия. Вообще это
не дивизия, это – срам. Как может быть такая дивизия? Я у
Тухачевского спрашивал: как Вы, человек, называющий се-
бя знатоком этого дела, как Вы можете настаивать, чтобы
численность дивизии довести до 7 тысяч человек и вместе с
тем требовать, чтобы у нас дивизия была 60–40 гаубиц и 20
пушек, чтобы мы имели столько-то танкового вооружения,
такую-то артиллерию, столько-то минометов. Здесь одно из
двух – либо Вы должны всю эту технику к черту убрать и
одних стрелков поставить, либо Вы должны только технику
поставить. Он мне говорит: “Товарищ Сталин, это увлече-
ние”. Это не увлечение, это вредительство, проводимое по
заказам германского рейхсвера.
(«Выступление на расширенном заседании Военного Сове-
та при Наркоме Обороны 2 июня 1937 года (неправленная
стенограмма)» т.14)

Рейхсвер как могучая сила берет себе в невольники, в ра-


бы слабых людей, а слабые люди должны действовать, как
им прикажут. Невольник есть невольник. Вот что значит по-
пасть в орбиту шпионажа. Попал ты в это колесо, хочешь ты
или не хочешь, оно тебя завернет и будешь катиться по на-
клонной плоскости. Вот основа. Не в том, что у них полити-
ка и прочее, никто их не спрашивал о политике. Это просто
 
 
 
люди идут на милость.
(«Выступление на расширенном заседании Военного Сове-
та при Наркоме Обороны 2 июня 1937 года (неправленная
стенограмма)» т.14)

В центральном аппарате этого наркомата недавно суще-


ствовала группа профессоров, инженеров и других знатоков
дела,  – среди них были и коммунисты,  – которая уверяла
всех в том, что 13–14 километров коммерческой скорости в
час является пределом, дальше которого нельзя, невозмож-
но двигаться, если не хотят вступить в противоречие с “нау-
кой об эксплуатации”. Это была довольно авторитетная груп-
па, которая проповедовала свои взгляды устно и печатно, да-
вала инструкции соответствующим органам НКПС и вооб-
ще являлась “властителем дум” среди эксплуатационников.
Мы, не знатоки дела, на основании предложений целого ря-
да практиков железнодорожного дела в свою очередь уверя-
ли этих авторитетных профессоров, что 13–14 километров
не могут быть пределом, что при известной организации де-
ла можно расширить этот предел. В ответ на это эта группа
вместо того, чтобы прислушаться к голосу опыта и практики
и пересмотреть свое отношение к делу, бросилась в борьбу с
прогрессивными элементами железнодорожного дела и еще
больше усилила пропаганду своих консервативных взглядов.
Понятно, что нам пришлось дать этим уважаемым людям
слегка в зубы и вежливенько выпроводить их из центрально-
 
 
 
го аппарата НКПС. И что же? Мы имеем теперь коммерче-
скую скорость в 18–19 километров в час. Мне думается, то-
варищи, что в крайнем случае придется прибегнуть к этому
методу и в других областях нашего народного хозяйства, ес-
ли, конечно, упорствующие консерваторы не перестанут ме-
шать и бросать палки в колеса стахановскому движению.
(«Речь на Первом Всесоюзном совещании стахановцев 17
ноября 1935 года» т.14)

Вы говорите, что на советских людей возводится врага-


ми много клеветы и небылиц, что мы мало опровергаем их.
Это верно. Нет такой фантазии и такой клеветы, которых не
выдумали бы враги про СССР. Опровергать их иногда даже
неловко, так как они слишком фантастичны и явно абсурд-
ны. Пишут, например, что я пошел с армией против Воро-
шилова, убил его, а через 6 месяцев, забыв о сказанном, в
той же газете пишут, что Ворошилов пошел с армией против
меня и убил меня, очевидно, после своей собственной смер-
ти, а затем добавляют ко всему этому, что мы с Ворошило-
вым договорились и т. д. Что же тут опровергать?
Ромэн Роллан. Но ведь именно отсутствие опровержений
и разъяснений как раз и плодит клевету.
Сталин. Может быть. Возможно, что Вы правы. Конечно,
можно было бы реагировать энергичнее на эти нелепые слу-
хи.
Теперь позвольте мне ответить на Ваши замечания по по-
 
 
 
воду закона о наказаниях для детей с 12-тилетнего возраста.
Этот декрет имеет чисто педагогическое значение. Мы хоте-
ли устрашить им не столько хулиганствующих детей, сколь-
ко организаторов хулиганства среди детей. Надо иметь в ви-
ду, что в наших школах обнаружены отдельные группы в 10–
15 чел. хулиганствующих мальчиков и девочек, которые ста-
вят своей целью убивать или развращать наиболее хороших
учеников и учениц, ударников и ударниц. Были случаи, когда
такие хулиганские группы заманивали девочек к взрослым,
там их спаивали и затем делали из них проституток. Были
случаи, когда мальчиков, которые хорошо учатся в школе и
являются ударниками, такая группа хулиганов топила в ко-
лодце, наносила им раны и всячески терроризировала их.
При этом было обнаружено, что такие хулиганские детские
шайки организуются и направляются бандитскими элемен-
тами из взрослых. Понятно, что Советское правительство не
могло пройти мимо таких безобразий. Декрет издан для то-
го, чтобы устрашить и дезорганизовать взрослых бандитов и
уберечь наших детей от хулиганов.
Обращаю Ваше внимание, что одновременно с этим де-
кретом, наряду с ним, мы издали постановление о том, что
запрещается продавать и покупать и иметь у себя финские
ножи и кинжалы.
Ромэн Роллан. Но почему бы Вам вот эти самые факты и
не опубликовать? Тогда было бы ясно – почему этот декрет
издан.
 
 
 
Сталин. Это не такое простое дело. В СССР имеется еще
немало выбившихся из колеи бывших людей, жандармов, по-
лицейских, царских чиновников, их детей, их родных. Эти
люди не привыкли к труду, они озлоблены и представляют
готовую почву для преступлений. Мы опасаемся, что публи-
кация о хулиганских похождениях и преступлениях указан-
ного типа может подействовать на подобные выбитые из ко-
леи элементы заразительно и может толкнуть их на преступ-
ления.
Ромэн Роллан. Это верно, это верно.
Сталин. А могли ли мы дать разъяснение в том смыс-
ле, что этот декрет мы издали в педагогических целях, для
предупреждения преступлений, для устрашения преступ-
ных элементов? Конечно, не могли, так как в таком случае
закон потерял бы всякую силу в глазах преступников.
Ромэн Роллан. Нет, конечно, не могли.
Сталин. К Вашему сведению должен сказать, что до сих
пор не было ни одного случая применения наиболее острых
статей этого декрета к преступникам-детям и надеемся – не
будет.
(«Беседа с Ромэном Ролланом 28 июня 1935 года» т.18)

За последнее время в краях, областях и республиках


вскрыта вредительская работа врагов народа в области сель-
ского хозяйства, направленная на подрыв хозяйства колхо-
зов и на провоцирование колхозников на недовольство про-
 
 
 
тив Советской власти путем целой системы издевок и глум-
лений над ними.
ЦК считает существенным недостатком руководства де-
лом разгрома вредителей в сельском хозяйстве тот факт, что
ликвидация вредителей проводится лишь закрытым поряд-
ком по линии органов НКВД, а колхозники не мобилизуют-
ся на борьбу с вредительством и его носителями.
Считая совершенно необходимой политическую мобили-
зацию колхозников вокруг работы, проводящейся по разгро-
му врагов народа в сельском хозяйстве, – ЦК ВКП(б) обя-
зывает обкомы, крайкомы и ЦК нацкомпартий организовать
в каждой области по районам 2–3 открытых показательных
процесса над врагами народа – вредителями сельского хо-
зяйства, пробравшимися в районные партийные, советские
и земельные органы (работники МТС и райЗО, предРИКи,
секретари РК и т. п.), широко осветив ход судебных процес-
сов в местной печати.
(«Шифртелеграмма ЦК ВКП(б) об организации откры-
тых процессов о вредительстве в сельском хозяйстве 3 ав-
густа 1937 года» т.18)

Необходимо разбить и отстранить прочь другую гнилую


теорию, говорящую о том, что не может быть будто бы вре-
дителем тот, кто не всегда вредит и кто хоть иногда показы-
вает успехи в своей работе.
Эта странная теория изобличает наивность ее авторов. Ни
 
 
 
один вредитель не будет все время вредить, если он не хо-
чет быть разоблаченным в самый короткий срок. Наоборот,
настоящий вредитель должен время от времени показывать
успехи в своей работе, ибо это – единственное средство со-
храниться ему как вредителю, втереться в доверие и продол-
жать свою вредительскую работу.
(«О недостатках партийной работы и мерах ликвидации
троцкистских и иных двурушников. Доклад на Пленуме ЦК
ВКП(б) 3 марта 1937 года» т.14)

В чем же в таком случае состоит сила современных вре-


дителей, троцкистов? Их сила состоит в партийном билете,
в обладании партийным билетом. Их сила состоит в том, что
партийный билет дает им политическое доверие и открыва-
ет им доступ во все наши учреждения и организации. Их
преимущество состоит в том, что, имея партийные билеты и
прикидываясь друзьями Советской власти, они обманывали
наших людей политически, злоупотребляли доверием, вре-
дили втихомолку и открывали наши государственные секре-
ты врагам Советского Союза. “Преимущество”, сомнитель-
ное по своей политической и моральной ценности, но все
же “преимущество”. Этим “преимуществом” и объясняется,
собственно, то обстоятельство, что троцкистские вредители
как люди с партбилетом, имеющие доступ во все места на-
ших учреждений и организаций, оказались прямой находкой
для разведывательных органов иностранных государств.
 
 
 
(«О недостатках партийной работы и мерах ликвидации
троцкистских и иных двурушников. Доклад на Пленуме ЦК
ВКП(б) 3 марта 1937 года» т.14)

Как практически осуществить задачу разгрома и выкор-


чевывания японо-германских агентов троцкизма? Значит ли
это, что надо бить и выкорчевывать не только действитель-
ных троцкистов, но и тех, которые когда-то колебались в сто-
рону троцкизма, а потом, давно уже, отошли от троцкизма,
не только тех, которые действительно являются троцкист-
скими агентами вредительства, но и тех, которые имели ко-
гда-то случай пройти по улице, по которой когда-то прохо-
дил тот или иной троцкист? По крайней мере такие голоса
раздавались здесь, на Пленуме. Можно ли считать такое тол-
кование резолюции правильным? Нет, нельзя считать пра-
вильным. В этом вопросе, как и во всех других вопросах,
необходим индивидуальный, дифференцированный подход.
Нельзя стричь всех под одну гребенку. Такой огульный под-
ход может только повредить делу борьбы с действительными
троцкистскими вредителями и шпионами.
Среди наших ответственных товарищей имеется некото-
рое количество бывших троцкистов, которые давно уже ото-
шли от троцкизма и ведут борьбу с троцкизмом не хуже, а
лучше некоторых наших уважаемых товарищей, не имевших
случая колебаться в сторону троцкизма. Было бы глупо опо-
рочивать теперь таких товарищей.
 
 
 
Среди товарищей есть и такие, которые идеологически
стояли всегда против троцкизма, но, несмотря на это, под-
держивали личную связь с отдельными троцкистами, кото-
рую они не замедлили ликвидировать, как только стала для
них ясной практическая физиономия троцкизма. Нехорошо,
конечно, что они прервали свою личную приятельскую связь
с отдельными троцкистами не сразу, а с опозданием. Но бы-
ло бы глупо валить таких товарищей в одну кучу с троцки-
стами.
(«Заключительное слово на Пленуме ЦК ВКП(б) 5 марта
1937 года» т.14)

Взять, например, буржуазные государства. Наивные люди


могут подумать, что между ними существуют исключитель-
но добрые отношения, как между государствами однотип-
ными. Но так могут думать только наивные люди. На самом
деле отношения между ними более чем далеки от добросо-
седских отношений. Доказано, как дважды два четыре, что
буржуазные государства засылают друг к другу в тыл сво-
их шпионов, вредителей, диверсантов, а иногда и убийц, да-
ют им задание внедриться в учреждения и предприятия этих
государств, создать там свою сеть и “в случае необходимо-
сти” – взорвать их тылы, чтобы ослабить их и подорвать их
мощь. Так обстоит дело в настоящее время. Так обстояло де-
ло и в прошлом. Взять, например, государства в Европе вре-
мен Наполеона I. Франция кишела тогда шпионами и дивер-
 
 
 
сантами из лагеря русских, немцев, австрийцев, англичан. И,
наоборот, Англия, немецкие государства, Австрия, Россия
имели тогда в своем тылу не меньшее количество шпионов
и диверсантов из французского лагеря. Агенты Англии два-
жды устраивали покушение на жизнь Наполеона и несколько
раз подымали вандейских крестьян во Франции против пра-
вительства Наполеона. А что из себя представляло наполео-
новское правительство? Буржуазное правительство, которое
задушило Французскую революцию и сохранило только те
результаты революции, которые были выгодны крупной бур-
жуазии. Нечего и говорить, что наполеоновское правитель-
ство не оставалось в долгу у своих соседей и тоже предпри-
нимало свои диверсионные мероприятия. Так было в про-
шлом, 130 лет тому назад. Так обстоит дело теперь, спустя
130 лет после Наполеона I. Сейчас Франция и Англия кишат
немецкими шпионами и диверсантами и, наоборот, в Герма-
нии в свою очередь подвизаются англо-французские шпио-
ны и диверсанты. Америка кишит японскими шпионами и
диверсантами, а Япония – американскими.
Таков закон взаимоотношений между буржуазными госу-
дарствами.
Спрашивается, почему буржуазные государства должны
относиться к Советскому социалистическому государству
более мягко и более добрососедски, чем к однотипным бур-
жуазным государствам? Почему они должны засылать в ты-
лы Советского Союза меньше шпионов, вредителей, дивер-
 
 
 
сантов и убийц, чем засылают их в тылы родственных им
буржуазных государств? Откуда вы это взяли? Не вернее ли
будет, с точки зрения марксизма, предположить, что в тылы
Советского Союза буржуазные государства должны засылать
вдвое и втрое больше вредителей, шпионов, диверсантов и
убийц, чем в тылы любого буржуазного государства?
Не ясно ли, что пока существует капиталистическое окру-
жение, будут существовать у нас вредители, шпионы, дивер-
санты и убийцы, засылаемые в наши тылы агентами ино-
странных государств?
(«О недостатках партийной работы и мерах ликвидации
троцкистских и иных двурушников. Доклад на Пленуме ЦК
ВКП(б) 3 марта 1937 года» т.14)

Наши враги за рубежом в провокационных целях распро-


страняют слухи о массовых расстрелах, которые якобы име-
ли место в Советском Союзе, проливают крокодиловы сле-
зы по разоблаченным нами и расстрелянным своим агентам,
по всем этим Тухачевским, Егоровым, Якирам. Утверждают,
что разоблачение иностранной агентуры в СССР якобы по-
низило боеспособность советских вооруженных сил, а число
расстрелянных в Советском Союзе чуть ли не перевалило за
миллион человек. Это провокационная клевета. В 1937 году
за контрреволюционные преступления судебными органами
был осужден 841 человек. Из них расстрелян 121 человек.
В 1938 году по статьям о контрреволюционных преступле-
 
 
 
ниях органами НКВД было арестовано 52372 человека. При
рассмотрении их дел в судебных органах осужден был 2731
человек, их них расстреляно 89 человек и 49641 человек
оправдан. Такое большое количество оправдательных приго-
воров подтвердило, что бывший нарком НКВД Ежов аресто-
вывал многих людей без достаточных к тому оснований. За
спиной ЦК партии творил произвол, за что и был арестован
10 апреля 1939 года, а 4 апреля 1940 года по приговору Во-
енной коллегии Верховного суда СССР провокаторы Ежов
и его заместитель по НКВД Фриновский расстреляны. Что
касается большинства заключенных, находящихся в лагерях
системы ГУЛАГа НКВД СССР, то это обычные уголовники,
которых в интересах безопасности советского народа нель-
зя держать на свободе. Политических преступников в Совет-
ском Союзе фактически нет, так как в условиях монолитно-
го социалистического общества, в условиях всеобщего со-
знательного патриотизма желающих выступить против Со-
ветской власти просто нет. Иностранная же агентура, кото-
рая всегда организует и провоцирует антисоветские выступ-
ления, нами уничтожена. То, что мы, товарищи, очистили
вооруженные силы от заговорщиков и предателей, освободи-
ли страну от иностранной агентуры, – большая заслуга Ком-
мунистической партии перед советским народом. Без этого
нельзя было бы осуществить хорошую подготовку страны к
обороне.
(«Выступления на расширенном заседании Политбюро
 
 
 
ЦК ВКП(б) (конец мая 1941 года)» т.15)

Потеря бдительности – дело крайне опасное: ведь для то-


го, чтобы осуществить успешное наступление на фронте,
нужны сотни тысяч бойцов, а чтобы провалить его – два-три
мерзавца-предателя в Генеральном штабе.
(«Выступления на расширенном заседании Политбюро
ЦК ВКП(б) (конец мая 1941 года)» т.15)

 
 
 
 
О Временном правительстве
 
Что должно сделать временное правительство?
Оно должно разоружить тёмные силы, обуздать врагов ре-
волюции, чтобы они не могли вновь восстановить царское
самодержавие. Оно должно вооружить народ и способство-
вать доведению революции до конца. Оно должно осуще-
ствить свободу слова, печати, собраний и т. п. Оно должно
уничтожить косвенные налоги и ввести прогрессивный на-
лог на прибыли и наследство. Оно должно организовать кре-
стьянские комитеты, которые урегулируют земельные дела в
деревне. Оно же должно отделить церковь от государства и
школу от церкви…
Кроме этих общих требований, временное правительство
должно осуществить и классовые требования рабочих: сво-
боду стачек и союзов, 8-часовой рабочий день, государ-
ственное страхование рабочих, гигиенические условия тру-
да, учреждение «бирж труда» и  т.  д. Одним словом, вре-
менное правительство должно полностью осуществить на-
шу программу-минимум и немедленно приступить к созыву
всенародного Учредительного собрания, которое «навсегда»
узаконит изменения, происшедшие в общественной жизни.
Кто должен войти во временное правительство?
Революцию совершит народ, а народ – это пролетариат и
крестьянство. Ясно, что они должны взять на себя и дове-
 
 
 
дение революции до конца, обуздание реакции, вооружение
народа и т. п. А для всего этого необходимо, чтобы проле-
тариат и крестьянство имели защитников своих интересов
во временном правительстве. Пролетариат и крестьянство
будут господствовать на улице, они будут проливать свою
кровь, – ясно, что они должны господствовать и во времен-
ном правительстве.
(«Временное революционное правительство и социал-де-
мократия» т.1 стр.138.)

Говорят о доверии к Временному правительству, о необ-


ходимости такого доверия. Но как можно доверять прави-
тельству, которое само не доверяет народу в самом важном и
основном? Сейчас идёт война. Идёт она на основании дого-
воров с Англией и Францией, заключённых царём за спиной
народа и освящённых Временным правительством без согла-
сия народа. Народ вправе знать содержание этих договоров,
рабочие и солдаты вправе знать, из-за чего льётся кровь. Чем
ответило Временное правительство на требование рабочих
и солдат опубликовать договоры?
– Заявлением о том, что договоры остаются в силе.
А договоры всё же не опубликовало и не собирается опуб-
ликовать!
(«О Временном правительстве» т.3 стр.39.)

Всем известен конфликт, возникший между крестьяна-


 
 
 
ми и Временным правительством. Крестьяне требуют немед-
ленной распашки забрасываемых помещиками земель, счи-
тая такой шаг единственным средством обеспечить хлеб не
только населению в тылу, но и армии на фронте. В ответ
на это Временное правительство объявило крестьянам ре-
шительную войну, поставив аграрное движение вне “зако-
на”, причём разослало на места комиссаров для ограждения
помещичьих интересов от “покушений” со стороны “само-
управных” крестьян. Временное правительство предложило
крестьянам воздерживаться от конфискации земли до созы-
ва Учредительного собрания: оно-де всё разрешит.
(«Отставшие от революции» т.3 стр.61.)

Милюков сказал на одном из заседаний, что Россия расце-


нивается на международном рынке, как поставщик людей, и
получает за это деньги, и если выяснилось, что новая власть,
в лице Временного правительства, неспособна поддержать
единого фронта наступления на Германию, то и не стоит суб-
сидировать такое правительство.
(Выступления на VI съезде РСДРП(б) т.3 стр.175.)
Почему мы, большевики, в апреле 1917 года не выста-
вили практического лозунга свержения Временного прави-
тельства и установления Советской власти в России, хотя и
были убеждены, что в ближайшем будущем мы станем пе-
ред необходимостью свержения Временного правительства
и установления Советской власти?
 
 
 
Потому, что широкие массы трудящихся как в тылу, так и
на фронте, наконец, сами Советы не были еще готовы к усво-
ению такого лозунга, верили еще в революционность Вре-
менного правительства.
Потому, что Временное правительство не успело еще
оскандалиться и дискредитировать себя поддержкой контр-
революции в тылу и на фронте.
(«Объединённый пленум ЦК и ЦКК ВКП(б)» т.10 стр.29.)

 
 
 
 
О Государственной Думе
 
Приближаются выборы в районные думы. Списки канди-
датов приняты и опубликованы. Избирательная кампания
идёт полным ходом.
Выставляют списки самые разнообразные «партии»: дей-
ствительные и мнимые, старые и новоиспечённые, серьёзные
и игрушечные…
Пестрота и причудливость флагов невообразимая.
(«Муниципальная кампания» т.3 стр.67.)

Избирательная борьба – это живое дело, а узнать партии


можно только на деле. Ясно, что чем ожесточённее велась
борьба, тем отчётливее должна была выявиться и физионо-
мия борющихся.
(«Избирательная борьба в Петербурге и меньшевики» т.2
стр.14.)

Мы верим, что подкупить и обмануть весь народ не смогут


«имущие и влиятельные лица» при свободе предвыборной
агитации.
(«Временное революционное правительство и социал-де-
мократия» т.1 стр.153.)

Из всех буржуазных групп, выставивших собственные


 
 
 
списки кандидатов, наиболее неопределённое положение за-
нимают беспартийные группы…
Кто они, откуда они и куда держат путь?
Все они – буржуазные группы. Это большей частью –
купцы, промышленники, домовладельцы, люди “свободных
профессий”, интеллигенты.
У них нет принципиальных программ. Избиратели так и
не узнают, чего собственно добиваются эти группы, пригла-
шающие обывателей голосовать за них.
У них нет муниципальных платформ. Избиратели так и не
узнают, каких улучшений требуют они в области городского
хозяйства, из-за чего, собственно, голосовать за них.
У них нет прошлого, ибо их не было в прошлом.
У них нет будущего, ибо они исчезнут после выборов, как
прошлогодний снег.
Они возникли только в дни выборов и живут только в дан-
ную минуту, пока есть выборы: пробраться бы как-нибудь в
районную думу, а потом хоть трава не расти.
Это – боящиеся света и павды беспрограммные группы из
буржуазии, старающиеся контрабандным путём протащить
своих кандидатов в районные думы.
Темны их цели. Тёмен их путь.
(«Муниципальная кампания» т.3 стр.76.)

Итак, что такое нынешняя Дума и каково должно быть


наше отношение к ней?
 
 
 
Ещё из манифеста 17 октября было известно, что особен-
но больших прав Дума не имеет: это – собрание депутатов,
которое «имеет право» совещаться, но «не имеет права» пе-
реступать существующие «основные законы». За ней над-
зирает Государственный совет, который «имеет право» от-
менить любое постановление Думы. А на страже стоит во-
оружённое с ног до головы царское правительство, которое
«имеет право» разогнать Думу, если она не удовольствуется
совещательной ролью.
Что же касается лица Думы, то мы и до открытия съезда
знали, из кого она будет состоять, мы и тогда знали, что Ду-
ма в большей части должна будет состоять из кадетов. Этим
мы вовсе не хотим сказать, будто сами кадеты составили бы
большинство в Думе, – мы лишь говорим, что приблизитель-
но из пятисот членов Думы одну треть составили бы кадеты,
другую треть составили бы промежуточные группы и правые
(«партия демократических реформ», умеренные элементы
из беспартийных депутатов, октябристы и пр.), которые в
моменты борьбы с крайними левыми (с рабочей группой и
группой революционных крестьян) объединились бы вокруг
кадетов и голосовали бы за них, и, таким образом, хозяевами
положения в Думе были бы кадеты.
А кто такие кадеты? Можно ли их назвать революционе-
рами? Конечно, нет! Тогда кто же такие кадеты? Кадеты –
это партия соглашателей: они хотят ограничения прав царя,
но не потому, что они якобы сторонники победы народа, –
 
 
 
царское самодержавие кадеты хотят заменить самодержави-
ем буржуазии, а не самодержавием народа (см. их програм-
му), – а для того, чтобы и народ умерил свою революцион-
ность, взял обратно свои революционные требования и как-
нибудь столковался с царём, кадеты хотят соглашения царя
с народом.
Как видите, большинство Думы должно было составиться
из соглашателей, а не революционеров. Это было само собой
ясно ещё в первой половине апреля.
Таким образом, бойкотируемая и бессильная, с ничтож-
ными правами, с одной стороны, нереволюционная и согла-
шательская в своём большинстве, с другой, – вот что собой
представляла Дума. Бессильные и без того обычно становят-
ся на путь соглашательства, а если к тому же у них и устрем-
ления нереволюционные, то они тем скорее скатываются к
соглашательству. То же самое должно было случиться и с Го-
сударственной думой. Она не могла целиком стать на сторо-
ну царя, так как она желает ограничения прав царя, но она не
могла перейти и на сторону народа, так как народ выдвигает
революционные требования. Поэтому она должна была стать
между царём и народом и взяться ва их примирение, т. е. за-
няться толчением воды в ступе. С одной стороны, она долж-
на была убедить народ, чтобы он отказался от «чрезмерных
требований» и как-нибудь столковался с царём, а, с другой
стороны, она должна была явиться маклером перед царём,
чтобы он малость уступил народу и тем самым положил ко-
 
 
 
нец «революционной смуте».

 
 
 
 
Конец ознакомительного
фрагмента.
 
Текст предоставлен ООО «ЛитРес».
Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную
версию на ЛитРес.
Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa,
MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с пла-
тежного терминала, в салоне МТС или Связной, через
PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонус-
ными картами или другим удобным Вам способом.