Вы находитесь на странице: 1из 28

Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

Промо версия

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

ОТ АВТОРА

«Окрапленные» – это история о «спартанцах


современности», непобедимых и бесстрашных
воинах. О настоящих мужчинах, рыцарях нашего
времени. И о прекрасных, мудрых женщинах,
которые своей любовью поддерживают этих
мужчин и дают им силы для подвигов. О настоящей
дружбе и истинном боевом братстве, о реальном
мужестве и героизме, готовности к
самопожертвованию и «безбашенной» лихости.
Это книга о легендарных Русских воинах,
которые способны поставить на место любого
врага!
Я знаю, что не все люди любят читать, и осилить
целую книгу для них сложно. Поэтому я решил
издать короткую, подарочную версию. Прочитать
эти тридцать страниц будет не сложно, но при этом
вы соприкоснетесь с этой вдохновляющей
историей и узнаете о ее легендарных героях.
И, несмотря на то, что это короткая версия книги, она не оставит вас равнодушными.
Г. Терновский 2

Наиля Магжанова, Уфа (руководитель проектов)


Эта книга – удивительное пособие по воспитанию Духа и Воли. Я далека от военной
тематики, но «Окрапленные» прочитала на одном дыхании и, переворачивая
последнюю страницу, было грустно расставаться с ее героями, которые воскресили
веру в настоящих Мужчин, Воинов Духа, вместе с автором показывающих нам, что
Мужество, Силу и Величие Духа – можно Воспитать. И эта книга дает некоторые
ответы на вопрос «как». Я уверена, что, если бы российская Армия использовала
наработки многолетнего опыта своих передовых отрядов, устанавливая порядки и
дух «Витязя» в других подразделениях, у срочной службы и Армии в целом был бы
совершенно другой имидж, а у нас – совершенно новое поколение Мужчин. Рекомендую
к прочтению всем – в качестве источника мотивации и силы!

Айрат Абдракипов, Новосибирск-Эрфурт (офицер спецназа в запасе)


Огромное спасибо за книгу!
Это лучшее, что я когда-либо читал о воинской доблести, мужестве, героизме, о
самоотверженном и безупречном исполнении своего долга перед Отечеством!
Вечная память Героям!
Рекомендую всем!

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

… Егор и Ненашев, сидя на скамейке в спортзале, просматривали очередного


кандидата для службы в «Витязе». В этом им помогал контрактник Ояма, который на
ковре проводил спарринг с кандидатом. Рядом сидел санинструктор.
От ударов Оямы кандидат периодически падал. Нос и губы у него уже были разбиты,
лицо было в крови, а под глазами набухли гематомы.
Егор глянул на секундомер.
— Время! — прокричал он, и Ояма остановился.
У кандидата безвольно упали руки, и он, тяжело дыша, задрал голову кверху. Егор
повернулся к сидящим рядом бойцам.
— Помогите ему.
Бойцы быстро поднялись, подбежали к кандидату и помогли ему снять защитное
снаряжение: шлем, перчатки и испачканный кровью «плавжилет».
— У тебя три минуты помыться и одеться! — спокойно, но довольно жестко дал
команду Ненашев. — Время пошло!
Егор снова запустил секундомер, и кандидат, тяжело прихрамывая, выбежал из зала.
— Ну что, как он тебе? — повернулся командир Отряда к Егору.
— Хороший парень. И голова работает, и характер есть.
Ненашев в знак одобрения кивнул головой.
— Какой раз он уже приходит?
— Пятый или шестой.
— Хорошо, — снова кивнул Ненашев.
В зал, хромая, вбежал кандидат, на ходу застегивая портупею. Подбежав к Ненашеву,
он остановился перед ним в ожидании судьбоносного решения. На его плечах были
погоны старшего лейтенанта. Кровь он смыл, но лицо у него было сильно разбито: нос
и губы опухшие, под глазами гематомы. 3
— Ну что, брат, уже лучше, — спокойно констатировал результат тестирования
Ненашев. — Но ещё разок надо прийти. — И он посмотрел на кандидата: — Как зовут?
— Старший лейтенант Лазаренко.
— А зовут-то как?
— Сергей.
Ненашев кивнул.
— Ну что, Серега, через недельку подойдёшь?
— Так точно, — усталым, но уверенным голосом ответил кандидат.
— Ну, тогда всё. Давай, — отпустил его командир Отряда.
Старлей приложил руку к головному убору и пошёл на выход. Ненашев и Егор,
поднявшись со скамейки, не спеша двинулись следом.
— Если придет, берём, — принял решение Ненашев. — Бить больше не будем.
В «Витязе» служили ТОЛЬКО фанаты, те, кто по-настоящему горел идеей спецназа.
Поэтому отбор кандидатов в Отряд был ОЧЕНЬ строгий и жёсткий.
Каждый призыв в ОДОН приходит около пяти тысяч человек. А отбор в ОДОН такой
же, как и в ВДВ. И, помимо того, что это физически и психически здоровые
призывники, приходит очень много спортсменов по различным видам спорта, от
разрядников до мастеров спорта.
Из этих пяти тысяч уже отобранных призывников «отрядовские купцы» отбирают
всех желающих (исключительно по собственному желанию) служить в спецназе. Все
эти желающие проходят специальное тестирование на пригодность к прохождению
службы в спецназе. Это специально разработанный тест на координацию, силу,
скорость, выносливость. И из всех желающих отбирают около ста человек. Все
новобранцы, прошедшие специальный отбор, попадают в УГСН, где проходят
полугодичный учебный сбор. И уже после этого они распределяются по боевым

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

подразделениям. Как правило, через полгода остается 40—60 процентов


новобранцев. Остальные, не выдержав нагрузки, переводятся в простые
(мотострелковые, артиллерийские и др.) части, или, как говорят спецназовцы, «в
гансы». Спецназ дело сугубо индивидуальное. Никто не заставляет там служить. И
попасть туда крайне трудно. А вот уйти легко. Для этого достаточно написать рапорт,
и уже на следующий день боец будет служить в другой части. И это не только для
новобранцев. В боевых подразделениях все происходит точно так же. Но обратной
дороги в спецназ после этого уже нет.
С офицерами дело обстоит несколько иначе. Прежде чем попасть служить в
«Витязь», выпускник военного училища попадал служить в мотострелковое
подразделение. Уже после этого он добивался права служить в «Витязе». С середины
90-х от этого правила уже отходили. И набирали офицеров прямо после выпуска. Но
«тестирование» оставалось таким же жестким и категоричным. Отбирали лучших.
Они приходили и сдавали тесты. Основной акцент делался на физическую
подготовленность кандидата. Даже не столько на физическую подготовленность,
сколько на морально-волевые качества через физическую готовность.
И в конце теста, когда руки и ноги у кандидата забивались, в заключение —
рукопашный бой: спарринг в полный контакт. 6 минут с тремя соперниками, по две
минуты с каждым. На рукопашный бой делался особый упор. Если по-простому, то
кандидатов просто били, проверяя, «сломается» или нет. И били офицера рядовые
бойцы, которыми потом этому офицеру приходилось командовать. Но именно эти
принимающие бойцы, в последующем, первыми и признавали авторитет этого
офицера.
Проверяли дух кандидата, силу его желания, фанатизм, если хотите. Некоторые
уходили после первого раза, а некоторые приходили по 6—7 раз. И уходили всегда с 4
разбитым лицом. Но это были настоящие фанаты спецназа. И после такой проверки
было понятно, что человек весь отдаст себя делу спецназа.
И, несмотря на то, что в «Витязе» ВСЕГДА были вакантные места, если человек не
отвечал требованиям, его не брали. ТОЛЬКО ЛУЧШИЕ ИЗ ЛУЧШИХ!
И это еще одна БОЛЬШАЯ причина, почему «Витязь» был ЛУЧШИМ.
В подразделениях зачастую было по десять бойцов и 1—2 офицера. Но эти 12
человек «рвали» ЛЮБОГО врага!
Но это не значит, что офицер должен уметь только драться и держать удар. Нет.
Офицер, в первую очередь, должен уметь обучить личный состав и уметь им
руководить как в повседневной жизни, так и в бою. А для этого он должен сам
обладать сильными знаниями. Поэтому кроме ФП кандидат сдавал зачеты по знанию
огневой подготовки, тактической подготовки, военной топографии, знанию устава.
В «Витязе» есть такая поговорка: «Пи..датый пацан — это не профессия». Смысл в
том, что ты можешь быть хорошим парнем, вернее, ты должен быть хорошим парнем,
но это дело второе. В первую очередь ты должен быть ПРОФЕССИОНАЛОМ!

…Подойдя к своей прикроватной тумбочке, Шеф убрал туда «мыльно-рыльные»


принадлежности и, вытирая руки, кинул взгляд на Кузнецова, молодого бойца,
кровать которого находилась над кроватью Шефа.
— Кузя! — строго позвал он молодого.
— Я, товарищ сержант! — моментально среагировал Кузнецов
— Помылся?
— Так точно, товарищ сержант! — искренне заверил сержанта Кузя.

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

Шевченко повесил полотенце на дужку кровати и, не снимая штаны, лёг на кровать.


Блаженно вытянувшись, он заложил руки за голову и снова позвал Кузнецова.
— Кузя.
— Я, товарищ сержант! — по-прежнему быстро ответил боец.
— Ну, давай, Колян, расскажи, как первый раз бабу драл.
— Товарищ сержант… — смутился Кузя.
— Да ладно, Колян, не ломайся. Все свои! Давай рассказывай!
Кузя, вздохнув, нехотя, начал повествовать:
— Ну, была у меня одна одноклассница. Наташка Морозова…
В кубрике моментально наступила тишина.
— Ну, как-то дискотека в ДэКа была, — продолжал Кузя. — Ну, я пошёл туда. Пришёл,
там пацаны с класса. Ну, мы пивка выпили, там, покурили. Потом девчонки с класса
пришли. Ну, там, и Наташка с ними…
Волнительная «сказка Шахерезады» от Кузи продолжалась минут двадцать, прежде
чем он начал подходить к «сути».
— Ну, на диван сели, она мне фотки свои показывает, — продолжал вещать со своей
кровати боец. — Ну, а я рядом сижу. Приобнял так её. Смотрю, она вроде не против…
— При этом паузы между словами становились все длиннее, а голос всё тише. — Ну, я
тогда ее посильнее прижал к себе… — Пауза, — …И в шею её целую… — Пауза, — А
она…— Пауза, — альбом отложила… — Пауза, — и… — Пауза, — ко мне повернулась…
И тут голос замолк. Все в кубрике замерли в ожидании кульминации, но
продолжения всё не было.
— Не понял, — произнес Шеф. — Уснул, что ли? — И он толкнул бойца ногой. — Кузя!
От толчка ногой и резкого голоса сержанта Кузя, резко подскочив, спрыгнул с
кровати и начал быстро одеваться. А Шеф и все остальные бойцы ошарашенно за этим 5
наблюдали.
— Колян! — окрикнул бойца Шеф.
Кузя остановился и повернулся к Шефу.
— Я, товарищ сержант!
— Ты куда собрался?
Боец, рассеянно посмотрев по сторонам, перевёл взгляд на «хэбэ», которое держал в
руках.
— Да я это, — растерянно начал он, — что–то…
— Давай на исходную, — не стал дожидаться ответа Шеф.
Боец, раздевшись и сложив вещи, снова забрался на свою кровать, и в кубрике опять
наступила тишина.
— Кузя! — наконец не выдержал Шеф.
— Я, товарищ сержант, — все так же быстро и четко ответил Кузя.
— Что дальше-то было?
— Где, товарищ сержант? — не понял вопроса Кузя
— В КАРАГАНДЕ!!!… - раздражаясь на непонятливого бойца произнес Шеф. — С
Наташкой твоей. Чё там, как?
— А-а-а… — наконец–то вспомнил боец. — Так это… Не было ничего, товарищ
сержант. Родители её пришли, и я домой пошёл.
В кубрике повисла немая пауза, а потом Кот начал тихо смеяться.
— Ну, ты ей хотя бы в трусы залез? — не мог поверить в то, что «это — всё»,
Шевченко.
— Нет, товарищ сержант, не успел.
«Переварив» слова Кузнецова, Шеф повернул озадаченное лицо к смеющемуся Коту.

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

— Нет, Кот! Ты понял?! — начал «жаловаться» другу Шеф. — Он нам тут тридцать
минут какую-то шнягу рассказывал! А оказалось, что он её даже за жопу толком не
подержал! — И он опять обратился к бойцу: — Ты что, прикололся над нами, Колян,
или что?!
— Никак нет, товарищ сержант! — искренне заверил его Кузя. — Просто как–то это…
— Отбой, солдат! — Шеф сердито оборвал бойца.
— Есть! — четко ответил Кузя, и его голова сразу упала на подушку.
Покачав головой, Шеф разочарованно вздохнул.
— Отбой, группа!
Поднявшись с кровати, он снял штаны и забрался под одеяло.
В это время Артур и Егор, сидя в «дежурке», играли в нарды, попивая чай из
железных армейских кружек. Артур сегодня заступил дежурным по Отряду. И так как
Егор нес службу в ДП, то друзья вместе коротали время, кидая кости.
Егор потряс кости в руке и, кинув их, подвёл итог:
— Ну… как-то так.
— А-а, черт! — Артур без всякой горечи вздохнул, потянулся всем телом и, взглянув
на часы, поднял трубку телефона.
— Вторая группа, сбор. Форма полная боевая. Построение на плацу. — Положив
трубку, он взял со стола секундомер и запустил его. — Расставляй пока, — сказал он
Егору и вышел из «дежурки».
Дневальный, положив трубку, продублировал команду Артура:
— Вторая группа, сигнал сбор! Форма полная боевая! Построение на плацу!
Бойцы моментально соскочили с кроватей.
— Вторая группа, СБОР! — продублировал команду Шеф.
Бойцы выбегали из кубриков, на ходу накидывая на себя бронежилеты, «разгрузки», 6
«Маски» и РДешки. Забежав в КХО, они выбегали оттуда, держа в руках оружие,
магазины и противогазы. И уже со всем этим они неслись вниз, на плац, где их ожидал
Артур.
Спустя несколько минут, 2гсн «по полной боевой» стояла на плацу, перед Артуром.
Артур посмотрел на секундомер и с металлом в голосе объявил.
— Ребята!.. Я собрал вас, чтобы сообщить два пренеприятнейших известия… Первое.
Я проиграл лейтенанту Меньшикову в нарды. А второе… — Он остановился, взглянул
на группу и поднял руку с секундомером вверх. — Вот это вот время, — закончил он
фразу, как приговор. И, опустив руку, он хмуро посмотрел на бойцов. — Отбой, группа.
Бойцы сорвались с места и быстро побежали обратно в Отряд.
Артур же вернулся в дежурку, где его ждал Егор.
— И как? — поинтересовался Егор.
— Да никак, — недовольно ответил Артур. — Тренироваться сейчас будем.
Артур был явно расстроен показателями группы. Он сел на стул и взял кости.
— Давай. — И он, кинув кости, переставил фишки.
Спустя двадцать минут, Артур выкинул из дома последние фишки.
— Ну, так уже лучше, — довольно произнес он, и, потерев ладони, снова поднял
трубку телефона. — Вторая группа, сбор!
И так продолжалось полночи. После каждой партии, Артур проводил тренировку
группы по «действиям по сигналу «СБОР». Бойцы вскакивали с кроватей, неслись в
КХО и оттуда на плац, где их ждал Артур с секундомером в руках. Он озвучивал время,
и группа снова ложилась спать. Но через 20—30 минут снова раздавался голос
дневального:
— Вторая группа, сигнал сбор!

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

И всё повторялось. Затем Артур снова давал команду «отбой», но уже через 30 минут
звучала команда:
— Вторая группа, сбор!
Кто–то может подумать, что офицер глумится над бойцами. Ничего подобного.
Главная задача офицера «Витязя» — не только необходимый уровень
профессионализма и боевой готовности подразделения, но и МАКСИМАЛЬНО
ВОЗМОЖНЫЙ уровень. И все эти тренировки направлены исключительно на
достижение этой цели. И пока спецназовец (или вся группа) не покажет необходимый,
с точки зрения командира, результат, занятие будет продолжаться!
Примерно после восьмой тренировки Артур, стоя перед строем, снова поднял руку с
секундомером вверх.
— Обратите внимание, ребята. С момента первой тренировки время улучшилось на
сорок семь секунд. О чем это говорит? Правильно! Надо больше тренироваться! Отбой,
группа… — Он уже поворачивался, чтобы идти в Отряд, но что–то привлекло его
внимание. — Стоп! — резко произнес он, и бойцы замерли. Артур внимательно
оглядел бойцов, кого–то ища. — А где Кот?
А Кот в это время сладко спал в своей «люли», решив, что его отсутствие не будет
замечено. И уже через несколько минут Лебедь и Кисель, насколько возможно быстро,
спускались по лестнице, неся в руках кровать, на которой лежал Кот.
— Пацаны, — умолял их Кот. — Ну, дайте встану.
— Лежи, сука! — зло ответил Лебедь, и сержанты, с трудом развернувшись между
этажами, двинулись дальше вниз…

В спецназе за короткий срок надо воспитать профессионала высочайшего уровня.


7
Уже через полгода боец должен быть ГОТОВ выполнять боевые задачи. И поэтому
подготовка всегда форсируется. Нагрузки ВЫСОЧАЙШИЕ практически с первых же
дней.
И поэтому не все их выдерживают. В этом спецназ и спорт высоких достижений
очень похожи. И там, и там надо пройти через боль, кровь, слезы. Через «не могу»!
Только у спортсменов, в отличие от спецназа, есть хорошее питание, массажисты,
достаточный отдых и фармакология (не всегда, правда, разрешенная).
У спецназовцев же, в отличие от мотострелковых частей, был дневной сон. Этого
добился командир. Он перестроил распорядок дня так, чтобы это было эффективнее
для подготовки. А из питания «витязи» получали НЕМНОГО БОЛЬШЕ мяса, хлеба,
масла и чего-то еще. Нормы питания действительно не сильно отличаются, а пашут
спецназовцы в десятки, а то и в сотни раз больше.
Что сейчас и происходило с молодым бойцом.
На площадке перед Отрядом Кисель проводил с Таланычем занятия по тактике, по
теме «Передвижение по полю боя». Таланыч в «броне» и шлеме был уже похож на
загнанную лошадь. Лицо красное и мокрое от пота, дыхание тяжёлое и учащенное. Не
хватало только пены у рта. Ещё чуть-чуть — и он упадёт без сознания. Но, не обращая
на это внимания, Кисель продолжал его ГОНЯТЬ, БУКВАЛЬНО ВБИВАЯ в него науку
побеждать.
— Встал! — прокричал в очередной раз сержант. — Перебежал! Упал! Перекатился!
Изготовка!
Тяжёло дыша, Таланыч с трудом удерживал автомат. Шлем съехал на глаза, и он
почти ничего не видел, но у него уже не было сил, чтобы поправить его.
— Встал! Перебежка! — снова услышал он команду своего нового командира.

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

Таланыч с трудом поднялся и попытался бежать. Именно попытался, потому что


бежать уже не получалось.
— Быстрей!!! — жестко прокричал Кисель. — Раз, два, три! — отсчитал он шаги
бойца. — Упал! Перекатился!
Таланыч снова «свалился» на землю и еле-еле сделал перекат.
— Изготовка! — не давал ему ни секунды Кисель. — Чётче изготовка! Встал!
Быстрей, боец!!! Побежал! РАЗ, ДВА, ТРИ! УПАЛ! ПЕРЕКАТИЛСЯ!

После проведения вечерней поверки Артур подводил итоги дня.


— Рядовой Кошкин!
— Я!
— Выйти из строя.
— Есть.
Кот вышел из строя и повернулся лицом к группе.
— Сегодня, рядовой Кошкин, — начал «зачитывать приговор» Артур, — упорным
трудом заслужил свидание с фортуной, которое и состоится в эту субботу, во время
ПэХэДэ, в автопарке Отряда… И до следующего понедельника вы, товарищ солдат,
занимаетесь исключительно, хозработами… Диман, — повернулся Артур к Шевченко,
— каждый день определяешь ему фронт работы.
— Есть, — спокойно принял указания Шеф.
— И выдашь ему гансовскую хэбэшку, — показал пальцем на Кота Артур и опять
повернулся к нему. — Спецформу снять! На занятия не ходишь. В спортзале я тебе
тоже запрещаю заниматься… И в субботу, как я уже сказал, колесо фортуны. Вопросы? 8
— Никак нет, — угрюмо, но спокойно ответил Кот.
— Стать в строй.
— Есть, — ответил Кот и вернулся в строй.
Система поощрений и наказаний в «Витязе» была своя, не описанная в уставе.
Гордостью спецназовца были спецформа и берет. Поэтому при провинности
спецназовца эта форма и берет с него снимались (в зависимости от тяжести
проступка). И выдавалось простое х/б, кирзовые сапоги и кепка. То, в чём ходили
простые подразделения. И это называлось «гансовской» формой.
Заниматься специальной подготовкой — это тоже привилегия, несмотря на то, что
на этих занятиях спецназовцев «выжимали» на 200%. Поэтому в качестве наказания
бойца отлучали от специальной подготовки и определяли на хозработы: мыть,
красить, копать, убирать и т.д.
Сюда же относились и занятия в спортзале. Дух спецназа заставляет бойца
постоянно совершенствоваться в физическом плане. Поэтому все свое свободное
время спецназовцы проводят в спортзале, оттачивая удары и «качая железом
мышцу». И это, опять же, несмотря на то, что вся специальная подготовка связана с
тяжелейшими физическими нагрузками.
Поэтому отлучение от спортзала является серьезным наказанием для спецназовца.
В то же время выделение дополнительного времени для занятий в спортзале
являлось поощрением.
Или, к примеру, предписанное уставом обращение к военнослужащему «товарищ
солдат» или «рядовой Петров» имело место только в том случае, если солдат
«накосячил». И само это обращение к нему было уже наказанием. В остальных случаях
офицер обращался к солдату по имени или тому прозвищу, которое за ним
закрепилось, или, на крайний случай, по фамилии. Но чаще всего имело место
teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!
Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

обращение к солдату «брат» («братишка», «браток»), которое подчеркивало братские


отношения между спецназовцами. И это конечно, очень сильно раздражало
вышестоящих начальников, которым был чужд дух спецназа: «Развели монастырь!
Братья у них все!»

Наступил парко-хозяйственный день, и все разошлись по местам выполнения работ.


И после того как Кот выполнил обозначенный ему фронт работ, Артур прихватил его
с собой в автопарк Отряда.
— Колесо вон, — указал Артур на покрышку от колеса БТРа, когда они пришли в
парк. — Пока я проверяю технику, должен слышать, как ты с ним общаешься. Вперед.
Артур повернулся и направился в бокс. А Кот невесело подошел к колесу, которое
лежало рядом с боксом. Несколько раз обойдя его, примериваясь, Кот наконец
решился и подцепил покрышку руками. С трудом оторвав от земли, он поставил его
на «ребро» и толкнул в другую сторону. Колесо с характерным «ПУУММ» упало на
асфальт. Кот снова подошел к нему и снова подцепил. Через несколько секунд Артур
услышал второй «ПУУММ». Еще через двадцать секунд — третий. Процесс пошел…
«Колесо фортуны» придумал Артур. И когда в конце девяностых по телевидению
стали показывать шоу «Самый сильный человек», где был такой элемент, Артур
шутливо возмущался, говоря, что они украли его идею.


— Внимание, группа! За высокие показатели в боевой и специальной подготовке
командир Отряда решил поощрить группу! И через пятьдесят минут мы все едем в
театр! Поэтому! Форма парадно-выходная, помыться, побриться. Построение через 9
сорок пять минут! Вопросы?
Группа молча смотрела на командира, поэтому Егор закончил:
— Разойдись!
Спецназовцы стали расходиться, и Кирей радостно обхватил за плечи Фила.
— Ништяк, Диман! Да?!
— Не знаю, Саня, — не разделил восторга друга Фил. — Я как-то не любитель театра.
Чем сидеть там два часа, я лучше бы по мешку постучал.
— Да ты что, Диман, — объяснял Кирей. — В театре девчонок нормальных зацепить
можно!
— Думаешь? — недоверчиво посмотрел Фил на Кирея.
— Я тебе говорю! — заверил тот. — Их в театр, знаешь, сколько ходит?!
— Ну, тогда ладно! — подумав, согласился Фил, и они зашли в кубрик.
Не все были настроены так, как Фил, и, несмотря на весь спецназовский фанатизм,
многим хотелось выбраться в город. Ну чтобы, как говорится, людей посмотреть и
себя показать. Поэтому бойцы тщательно мылись, брились, приводили в порядок
парадно-выходную форму.
Спустя полчаса Кирей, уже при параде, стоял у поста дневального.
— Серега! — окликнул он идущего мимо Миронова. — Дай туалетную воду.
— На тумбочке у меня, — ответил Миронов и зашел в умывальник.
— Съеда! — окликнул Кирей пробегающего бойца. — Сбегай в кубрик. У Мирона на
тумбочке туалетная вода. Принеси.
Съеда убежал, а Кирей зашел в бытовку еще раз глянуть на себя в зеркало. Спустя
тридцать секунд прибежал Съеда.
— Ну что? — спросил Кирей, видя, что тот без туалетной воды.
— Она у него под беретом лежит!
teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!
Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

— Понятно, — спокойно ответил Кирей и сам пошел в кубрик.


Подойдя к прикроватной тумбочке, на которой лежал «краповый берет» Мирона,
Кирей поднял берет и взял флакон с туалетной водой. Побрызгавшись, он положил
флакон на место, опять аккуратно прикрыв беретом.
К берету мог прикоснуться только «краповик», то есть тот, кто имел право на
ношение «крапового берета». Простой боец никогда не прикоснется к берету, даже
если будет знать, что никого в подразделении нет и дверь закрыта. Настолько
сильным было уважение к святыне и традициям спецназа. Но бывали и перегибы.
Были случаи, когда «краповик», оставив свой берет на тумбочке или кровати,
находился вне подразделения и шел на боевой расчет, не заходя обратно. И он давал
распоряжение дневальному принести ему берет. А в это время на этаже не
оказывалось ни одного «краповика». Но так как распоряжение необходимо было
выполнять, то бойцы выносили на плац прикроватные тумбочки, столы и кровати, на
которых лежал краповый берет.
Сразу подчеркну. ЭТО ПЕРЕГИБ! И такого быть не должно в спецназе! И командир
Отряда ЖЕСТКО с этим боролся, начиная с месяца лишения берета. Во-первых, за то,
что «краповик» ОСТАВИЛ(!) берет на тумбочке, а не носил с собой возле сердца. А во-
вторых, такое распоряжение — это замашки «дедовщины», то есть «гансятина».
Но даже этот негативный факт показывает отношение к «краповому берету».

Автобус с 3гсн въехал во двор больницы и остановился рядом с входом. Егор


выскочил из автобуса и, легко взбежав по ступенькам, скрылся в здании.
— Это что? Больница? — вслух всем сразу задал вопрос Фил. — И чего мы сюда
приехали?
— Может, у Егора дела, какие, — предположил Кирей. 10
Спустя несколько минут, Егор вернулся.
— Выходим!
Бойцы, не понимая, зачем они здесь, стали выходить из автобуса и строиться.
— Справа по одному, в здание шагом марш, — спокойно произнес Егор, и группа
зашла в здание больницы.
Нагнав группу, Егор шел впереди, показывая направление. Когда они спустились в
подвал, Егор остановился возле одной из дверей. Еще раз глянув на бойцов,
удостоверившись, что никто не отстал и не заблудился, он открыл дверь.
— Заходим, — решительно произнес командир группы, и бойцы, все еще находясь в
недоумении, стали быстро заходить в помещение.
Когда зашли во внутрь, выражение лиц у бойцов поменялось. По всему помещению
на столах лежали трупы.
— Подходим к этому столу! — громко произнес Егор, не давая спецназовцам
опомниться. Но то, что театра сегодня не будет, они уже поняли.
Бойцы подошли к столу, на котором лежал труп молодой женщины. Фил повернулся
к Кирею и тихо произнес:
— Сань, а вот и девчонки.
— Пожалуйста, проходите, становитесь по кругу, — пригласил их врач, который
стоял у стола.
Бойцы нерешительно встали вокруг стола, и врач ввел их в курс проблемы:
— Доставлен труп женщины. Тридцать два года. Предварительный диагноз —
острая сердечно-сосудистая недостаточность. — И, посмотрев на спецназовцев, врач
поделился с ними своим предположением. — Я думаю — это разрыв аневризмы
аорты. Или по-простому — разрыв сердца. Вскрытие проводится для завершения
диагноза. — Врач посмотрел на труп женщины, о чем-то задумавшись. — Обратите

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

внимание, коллеги! — наконец «вернулся» он к «коллегам» и указал рукой на то, что


привлекло его внимание. — Деформирована грудная клетка, из-за перелома ребер. И
имеется вздутие живота, из-за воздуха в желудке. — Он снова посмотрел на «коллег»
и объяснил. — А все это оттого, что люди у нас не умеют проводить реанимационные
мероприятия, то есть искусственное дыхание и непрямой массаж сердца…. — Врач
снова, ненадолго погрузился в раздумья. — Ну, что, — вздохнув, произнес он. —
Приступим.
И взяв скальпель, он начал делать разрез, отчего все бойцы сразу замерли.
Егор, уже пройдя через это, внимательно наблюдал за бойцами.
— Внимательно смотрим, что делает доктор! — услышали бойцы его громкий голос.
Это мероприятие относилось к разделу психологической подготовки. В «Витязе»
очень серьезно подходили к подготовке воина со всех сторон. И так как выполнение
боевых задач связано с сильнейшими психологическими нагрузками, то этому
разделу тоже уделялось достаточное время. Это и огненно-штурмовая полоса, где
бойцов «обкатывали» оглушающим грохотом разрывов и огнем. Причем на ОШП и
при отработке штурма здания всегда использовали только настоящие взрывчатые
вещества — тротил и пластид. Это и стрельба боевыми трассирующими патронами
поверх голов ползущих спецназовцев. Это и поджигание спецназовца с последующим
самотушением, и «обкатка» собаками, и другие упражнения.
И периодически спецназовцы выезжали в Институт скорой помощи им.
Склифосовского на вскрытия.
Причем делалось это неожиданно для спецназовцев (опять же в целях лучшей
подготовки психики). Бойцам говорилось, что они едут на какое-то культурное
мероприятие: театр, кино, цирк, музей и т.д. И это, конечно, играло огромную роль,
так как на войне никогда не знаешь, когда придется увидеть что-то страшное. 11
...
Показные занятия в «Витязе» были возведены в ранг ИСКУССТВА. И это можно
сравнить разве что с цирком дю Солей. Есть просто цирк, есть хороший цирк, а есть
цирк дю Солей! Это шоу, которое заставляет людей по всему миру замирать от
восхищения.
Вот так и здесь. Есть показательные выступления армейских подразделений, есть
показательные выступления подразделений спецназа, а есть показательные
выступления «Витязя». Постановке трюков в «Витязе» могла бы позавидовать даже
команда каскадеров Джеки Чана. И это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО так.
В 1990-м году в Россию с визитом приехала супруга канцлера Австрии с министром
внутренних дел. Сам канцлер приехать не смог. И «Витязю» была поставлена задача по
очередному «показу». Позже в интервью первая леди Австрии сказала: «Из всего, что я
увидела в России, мне больше всего понравился Большой театр и показательные
выступления спецназа». Представьте, какое должно быть «ШОУ», чтобы даже
рафинированная европейская леди пришла в ВОСТОРГ и поставила «выступление»
спецназа в один ряд с выступлением Большого театра. И именно после этого началась
дружба «Витязя» и австрийской «Кобры».

Как-то, в 1989 году командир Отряда (тогда еще батальона) пришел в инженерное
управление Министерства Обороны с просьбой о выделении батальону радиолиний
для подрыва кумулятивных зарядов и пластических взрывчатых веществ. В большом
кабинете, куда зашел командир Отряда, сидело несколько офицеров инженерного
управления. Когда он огласил свою просьбу, все ехидно ухмыльнулись.

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

— Какие вам заряды??? — услышал он в ответ от начальника управления. — Вы же


конвойники! Вам моток колючей проволоки и трактора!
«Хорошо», — подумал командир Отряда и обратился к генералу так, как будто
ничего не услышал:
— Товарищ генерал. У нас завтра показные занятия будут. Я бы хотел, чтобы и вы
приехали посмотреть.
Никакой «показухи», как называют эти занятия сами спецназовцы, «завтра» не было.
Командир Отряда сознательно пригласил этих «умников». А показная программа
была всегда, так как проверок и делегаций в «Витязь» была УЙМА!
Начальник управления согласился, и на следующий день группа офицеров
инженерного управления прибыла на полигон в деревню Новая.
Когда «витязи» закончили свою будничную работу, командир Отряда построил
группу перед шокированными полковниками и генералами инженерного
управления.
— Кто имеет орден и медаль, — громко произнес командир, — выйти из строя!
Два бойца сделали два шага вперед.
— Кто имеет две медали, — выйти из строя!
Еще несколько бойцов шагнули вперед.
— Кто имеет медаль или орден — выйти из строя!
Только два спецназовца остались стоять в строю. Точнее, весь строй, все остальные
спецназовцы сделали два шага вперед.
А ЭТО БЫЛО МИРНОЕ ВРЕМЯ!!!
Встав со своего места, начальник управления подошел к спецназовцам и, пройдясь
вдоль строя, серьезно посмотрел в мужественные лица. Затем он резко обернулся к
своей свите: 12
— Отныне, что бы они ни попросили, ВСЁ ДАТЬ!!!


Разувшись, Егор зашёл в ванную и промыл рану. Рана была неглубокая, но
требовала обработки.
Вытерев руки, он прошел на кухню, где Кира уже достала йод, вату и бинт.
— Давайте руку, — сев за стол, сказала Кира.
Егор «подчинился», и Кира, взяв его руку в свои ладони, начала осматривать рану.
Егор же с интересом наблюдал за Кирой.
— Вы не представляете, Егор, как я испугалась, — осматривая рану, поделилась
девушка своими впечатлениями.
— Я тоже, — сделав небольшую паузу, ответил Егор.
— Вы испугались?! Ни за что не поверю. Вы так смело бросились меня спасать.
Она взяла вату и смочила её йодом.
— Ну, знаете… — спокойно произнес Егор. — Ничего не боится только дурак… Страх
— это нормально. Он помогает выжить… Просто кто-то умеет его побороть и сделать
что-то нужное… Иногда это называют мужеством. Зайти в горящий дом, чтобы
вынести ребенка, броситься под пули, чтобы спасти раненого друга…
Кира начала обрабатывать рану йодом, и Егор невольно слегка поморщился. Как
будто почувствовав это, Кира тихонько подула на рану. Егор замолк и уже по-другому
взглянул на девушку. Она подняла глаза и встретилась с глазами Егора.
— Или, например, спасти незнакомую девушку от четырёх подонков.
Егор слегка пожал плечами.
— Ну… Не знаю.
Кира отвела глаза и, взяв бинт, стала перевязывать руку.

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

— Если честно, я не думала, что у вас что-то получится. Вы такой…


Она стала подыскивать слово, и Егор её «выручил»:
— Хлипкий.
Кира немного виновато улыбнулась.
— Да нет. Не хлипкий… Ну… Небольшой, что ли… К тому же их было четверо… Но вы
так легко с ними справились!..
Она слегка, с некоторым восхищением покачала головой.
— Егор. Вы, наверное, какой-нибудь десантник?
Теперь пришла очередь улыбаться Егору.
— Хотя нет, — сама исправила ошибку Кира. — У десантников, по-моему, голубые
береты. А у вас красный.
— Краповый, — спокойно уточнил Егор.
Кира с удивлением посмотрела на Егора.
— Как краповый?.. А разве краповый не должен быть в крапинку?
Егор, осмотрев сделанную повязку, снова улыбнулся. Сколько раз он уже слышал
ЭТО. И он в очередной раз начал экскурс по истории крапового берета.
— Краповый — от слова «окроплённый». Окроплённый кровью.
— Как это кровью?! — ошарашенно спросила Кира. — Чьей?
— Ну, мой — моей, — объяснял Егор, хотя это пока не доходило до Киры.
— Это как?
— Ну-у, скажем так. Чтобы получить этот берет, надо пролить кровь. Тем самым, как
бы окропить его. Поэтому и получается — берет цвета крови… Андестен? — И,
улыбнувшись, добавил, ответив на первый вопрос Киры: — Такие береты носит
спецназ внутренних войск.
Кира, глядя на Егора, «переваривала» его слова. 13
— Спецна-аз внутренних во-ойск, — задумчиво растягивая слова, произнесла Кира.
— Никогда не слышала.
Егор ответил на это с наигранной серьёзностью и важностью:
— Серьёзные парни всегда находятся в тени.
И он ей шутливо подмигнул и улыбнулся. Кира, поняв, что Егор шутит, улыбнулась
в ответ и протянула руку, желая взять берет.
— Можно посмотреть?
Но Егор ОЧЕНЬ мягко, отвел её руку в сторону.
— Извините.
— Я только посмотрю, — с искренним недоумением произнесла Кира.
Егор отрицательно покачал головой, чем очередной раз вызвал удивление у
девушки.
— Прикасаться к нему может только тот, кто САМ имеет такой берет.
Кира встала и подошла к плите, чтобы поставить чайник.
— Значит, получается, у вас не все носят такие береты.
— Нет. Не все, — покачал головой Егор.
— И что же нужно для того, чтобы его носить?
— Вам это действительно интересно? — улыбнувшись, спросил Егор.
— Ну, знаете, Егор… После того как вы чуть не сломали мне руку, когда я попыталась
всего лишь к нему прикоснуться…
Егор, оценив её чувство юмора, смеясь, поспешил оправдаться и объяснить свой жест
отрицания.
— Ещё раз извините, Кира. Но правда… Нельзя.
— Вот и я о том же. Первый раз вижу, чтобы головной убор был… не знаю… — она
стала подыскивать слово, — чуть ли не иконой.

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

После этих слов Егор стал серьезным. Кира, сама того не подозревая, «попала в
десятку».
— Вот тут вы абсолютно правы, Кира… Для спецназа внутренних войск это
действительно икона.
Кира говорила в шутку, но ответ Егора очередной раз «нокаутировал» её. Егор, видя
это, продолжил.
— В этом берете заключено всё, что важно для мужчины и для воина: честь,
мужество, боевое братство… — Егор остановился, подыскивая слова. — Этого не
объяснить словами… Это здесь. — И он приложил руку к груди.
В полной тишине Егор и Кира смотрели друг другу в глаза. И пауза затягивалась.
— У нас есть специальный экзамен… — наконец прервал затянувшуюся паузу Егор.
— Если вам действительно так интересно, вы можете приехать посмотреть. Как раз
через несколько дней — третьего октября.
— А куда? — спросила Кира.
— Есть куда записать? — в свою очередь спросил Егор.
Кира встала, достала из шкафа ручку и блокнот и подала их Егору.
— Если надумаете, — пояснял по ходу Егор, — это телефон дежурного по Отряду.
Спросите лейтенанта Меньшикова. Это я. Меня позовут. И я тогда уже объясню.
— Хорошо, — глядя на номер телефона, произнесла Кира.
Она убрала блокнот и стала наливать чай, все еще «переваривая» услышанное.


Стояло прекрасное, сухое и солнечное, осеннее утро. Погода, как нельзя кстати,
соответствовала сегодняшнему дню. Ведь сегодня был самый важный день для
спецназовцев. День, к которому некоторые парни готовили себя несколько лет. День 14
квалификационного испытания на право ношения «крапового берета». Или, как
говорят сами спецназовцы, — «СДАЧА».
И для каждого спецназовца «сдача» — это как Олимпийские игры для каждого
спортсмена. Сдать «на берет», — это для спецназовца сродни олимпийской золотой
медали. И это не преувеличение. Это действительно так.
Сдающие экзамен на «краповый берет» были построены. На каждом из них был
надет бронежилет и шлем. Оружие они держали в предбоевом положении: в правой
руке, стволом вверх. Перед строем «сдающих» стоял Артур и по списку проверял их
наличие.
Егор же, в свою очередь, шёл вдоль строя и выдавал каждому «сдающему» по одному
холостому патрону. Это был патрон для проверки готовности оружия по окончании
марша. «Сдающие» вставляли его в магазин и присоединяли магазин к автомату.
Перед входом в Отряд стоял Ненашев и смотрел на последние приготовления. Его
внимательный взгляд скользил по бойцам. И этот цепкий взгляд выхватил бойца,
стоящего с краю, который держал палец на спусковом крючке, нарушая правило №2
— «Держи палец на спусковой скобе».
— Боец! — ткнул в него пальцем Ненашев.
— Я, — отозвался тот, увидев, что обращаются к нему.
— Палец! — всего одно слово произнес Ненашев, но все всё поняли.
Боец быстро перевёл палец на спусковую скобу, но Артур уже заметил его.
— Фамилия?!
— Антипов, — с дрожью в голосе ответил боец.
— Свободен, — не глядя на бойца, безразличным тоном произнес Артур и вычеркнул
его фамилию из списка.
— Брат, ну… — И Ненашев развёл руки в стороны. — Умерла так умерла.

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

К Антипову сразу подошёл боец в «краповом берете». Отсоединив от автомата


Антипова магазин, он извлёк из него патрон и отдал магазин Антипову. Взяв магазин,
тот с поникшим видом пошёл в казарму. Для него экзамен был закончен. Такова цена
ошибки.
Егор подошел к своим бойцам.
— Значит, парни, — обратился он к своим воспитанникам. — На марше будет тяжело.
Очень тяжело. И в какой-то момент вы подумаете: «ВСЁ! БОЛЬШЕ НЕ МОГУ!» — и
захотите сойти. Но вы должны помнить, не могу — это когда потухнет свет, вы
упадете и придете в себя от запаха нашатыря. Вот это — НЕ МОГУ! А когда вы все
видите, слышите, думаете и двигаетесь, — это не не могу, — это НЕ ХОЧУ! Поэтому
сожмите зубы и терпите! Помните. Вы все прекрасно подготовлены! Вы все
подготовлены одинаково. Вы все готовы и физически, и профессионально. Но «сдача
на берет» — это в первую очередь проверка ВАШЕГО ДУХА! У кого этот дух крепок и
силен, тот обязательно сдаст! И запомните фразу и повторяйте её на всем протяжении
экзамена.
Он сделал паузу и, четко, акцентированно расставляя слова, произнес:
— СДЕЛАТЬ ИЛИ СДОХНУТЬ! СДОХНУ, НО СДЕЛАЮ!
Он еще раз оглядел своих воспитанников, которые внимательно его слушали, и
более спокойным, даже уже беззаботным тоном закончил:
— И если вдруг припрет в туалет, то — в штаны. И не парьтесь по этому поводу.
Потом все, что на вас, выбросите.

Экзамен начинается с 12-километрового
марш-броска. И это не простой, «гладкий» бег.
Марш максимально приближен к боевой 15
ситуации. Маршрут пролегает через лес, холмы
и несколько водных преград. Периодически
поступают различные вводные: переноска
раненого, засада, зараженный участок
местности. Наиболее грязные участки дороги
«сдающие» проползают по-пластунски, не
пропуская ни одной лужи. «Принимающие» не
только «убивают» «сдающих» физически, но и воздействуют на них морально, желая
«сломать» и заставить их сойти с дистанции. Вот группа, ожидая, пока все выйдут из
реки, стоит на кулаках и отжимается.
— Парни! — обратился Кирей к «сдающим». — Да на хрена оно вам нужно! Идите в
машину, попейте чайку, отдохните. В другой раз сдадите!
От «рваного» бега, различных вводных и холодной воды дыхание сбивается, ноги
наливаются свинцом, и их сводит судорогой. Всё это плюс воздействие
«принимающих» заставляет некоторых сойти. Но
большинство сдающих, стиснув зубы, колотя себя
кулаками по сведенным судорогой ногам, рыча и
скрипя зубами, продолжают бежать. Некоторые не
сдаются, но не выдерживают нагрузки и теряют
сознание. К ним сразу устремляется группа
сопровождения с медиком.
Спустя два с половиной часа после старта, два с
половиной часа адского марша, группа «сдающих»
вбегала в учебный центр. Все буквально с ног до
головы были в грязи. Некоторые еле-еле

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

передвигали ноги. Спецназовцам осталось пробежать не более трехсот метров. НО


КАКИЕ ЖЕ ОНИ ТЯЖЁЛЫЕ — ЭТИ ПОСЛЕДНИЕ 300 м! Бойцы бегут, как говорится, «на
жилах», «на зубах».
Чтобы дать дополнительный стимул и как-то заставить бежать ещё чуть-чуть, один
из «принимающих» сорвал с себя берет и сунул его под нос «сдающему».
— Дава-ай! — «принимающий» буквально просил потерпеть.
Как только боец увидел «краповый берет», что-то щёлкнуло у него внутри. На его
лице появился звериный оскал, и он, издав звериный рык, задействовал резервы
организма и немного ускорился.
Сразу с марша спецназовцы приступили к преодолению ОШП.
Вокруг них рвались имитационные заряды, и стоял ТАКОЙ грохот, что иностранцы
закрывали уши руками. Один только журналист с
азартом фотографировал. В самом конце ОШП
спецназовцам необходимо проползти под колючей
проволокой. И здесь, как и на контрольной точке,
стоящий рядом Артур снял последнего бойца. Боец с
трудом приподнялся и стал на колени. «Принимающий»
быстро извлёк из его магазина патрон и небрежно
бросил магазин в ноги бойцу. Для «принимающего» этот
боец был больше не интересен.
…Прибежав из тира, бойцы замерли перед Артуром.
— Десять минут, приготовиться к высотной
подготовке!
Бойцы быстро разбежались. Они снимали с себя всё, что на них было одето, и
надевали сменную форму. Пили воду, смывали грязь с лиц. Кто-то разобрал автомат 16
и протирал механизмы. Свободные бойцы помогали своим товарищам.
Артур посмотрел на секундомер и выключил его.
— Считаю до десяти, все стоят в строю! РАЗ!
Бойцы начали быстро надевать на себя бронежилеты и шлемы. Собирали оружие,
обували ботинки и выбегали к месту построения.
— ДЕСЯТЬ!!! — выкрикнул Артур.
Один боец на счет «десять» находился буквально в шаге(!) от строя. НО НЕ В СТРОЮ!
Артур «выкинул» в его сторону руку и «объявил приговор»:
— Снят! Фамилия?!
Да. Даже за такое в «Витязе» снимают со «сдачи». Потому что, опять же повторюсь,
ВСЁ приближено к боевой ситуации. И боец должен быть в постоянном тонусе,
постоянной готовности и выполнять всё максимально быстро!

Последний этап испытания — 12 минут полноконтактного боя с тремя
меняющимися противниками, один из которых «принимающий». «Сдающие» стояли
в одну шеренгу перед Артуром. На них были надеты «плавжилеты», на голове
пластмассовые шлемы, на руках боксёрские перчатки. Они активно разминали носы,
терли брови и скулы. Артур быстро разбил их по тройкам, и они вышли на площадку.
К каждой тройке подошел «принимающий» из числа «краповиков». На нём были
только боксёрские перчатки. Тройки разбились на две пары. В одной два «сдающих»,
в другой «сдающий» с «принимающим». К каждой паре подошел «краповик»,
исполняющий роль рефери. Командир Отряда еще раз оглядел всех и дал команду на
начало:
— Время!
И спецназовцы начали спарринг.

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

Бой ведётся в полный контакт, практически без


ограничений. Спецназовцы вкладываются в каждый
удар, не глядя на то, что перед ними их товарищ. В
ход идёт всё: руки, ноги, колени, локти, броски.
Удары наносятся по рукам, по ногам, в голову и в
корпус. Очень быстро появляется кровь. Особенно
жёстко работают «принимающие». Они вообще не
жалеют «сдающих». Такое впечатление, что перед
ними враг и они хотят их убить. «Сдающие» то и дело
падают, и их поднимают «рефери».
Одна из пар «сдающих» работала несколько вяло.
«Рефери» это не понравилось, и он поднял руку вверх, обращаясь к Ненашеву:
— Здесь ребята замерзли!
Ненашев сразу повернулся к запасным «принимающим»:
— Двое!
К «замёрзшим» быстро подбежали двое «принимающих» и начали их «разогревать».
Через минуту, когда «принимающих» «отогнали», лица «сдающих» были в крови. И
они продолжили бой друг с другом, но уже без нежностей.
Иностранцы, видя всё это, пришли в ужас.
— Если они не жалеют друг друга, то что же они делают со своими врагами? —
обратился один морпех к другому.

Кира, стоя рядом с Егором, также пребывала в шоке.


— Господи! Теперь я понимаю, почему он краповый! Но зачем такой жестокий
экзамен?! 17
— Ты понимаешь… Спецназу, как правило, ставятся невыполнимые задачи. Когда
уже ничего нельзя сделать. Но выполнить эти задачи мы должны. И вот тогда
приходится действовать не только на пределе человеческих возможностей, но очень
часто и за этим пределом. Данный экзамен максимально приближает бойца к этому.
— И это обязательно для всех?
— Да нет, ну что ты. Добровольно… Но хотят все… Кроме того, нужно ещё заслужить
право, чтобы выйти на старт.
Кира всё равно не могла понять этого.
— Но зачем?! Для чего терпеть всё это?!
Егор пожал плечами и, подумав немного, ответил:
— Некоторые это называют экзамен на мужика… Я с этим согласен.

Каждые четыре минуты внутри четвёрок (3 «сдающих» плюс «принимающий»)


происходит смена. Периодически выбегают запасные
«принимающие» и от души «бодрят» «засыпающих»
«сдающих».
Один из «принимающих», удерживая «сдающего» за шею,
нанес ему несколько ударов коленом в корпус. Затем он его
оттолкнул и добавил ногой в голову, от чего «сдающий» сразу
упал.
Лица всех, без исключения, «сдающих» были уже в крови.
Иногда на площадку выходил доктор, чтобы быстро вытереть
«сдающему» нос, дать понюхать нашатыря или протереть
виски. Чтобы хоть как-то остановить кровь, он вставлял им в
нос ватные тампоны.

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

Однако через несколько секунд после возобновления боя тампоны вылетали с новой
порцией крови.
Американец в ужасе качал головой. А французский журналист с крайним
возбуждением на лице быстро фотографировал. Да, такого он никогда ещё не видел.
— ВРЕМЯ! — наконец-таки прозвучала долгожданная команда.
ВСЁ!!! 12 МИНУТ АДА ЗАКОНЧИЛИСЬ! И ОКОНЧЕН ЭКЗАМЕН!
Все вокруг аплодировали. Кот радостно обнял Киселя, от души поздравляя того с
победой. Все «принимающие» поднимали «своих» «сдавших» и по-братски обнимали
и поздравляли их.
Фил с разбитым лицом вскинул руки вверх и радостно закричал.
Один из сдавших «на берет» бойцов стоял на коленях. Его руки безвольно висели, а
лицо было поднято к небу. И по его разбитому лицу текли слёзы счастья.

Пока шла подготовка к вручению беретов, Егор отвечал на вопросы иностранцев.


— Если это не секрет, то сколько вы зарабатываете?
Егор пару секунд молчал, считая в уме.
— Если перевести в доллары, то примерно сто двадцать.
Переводчики перевели, и американцы, обсудив информацию друг с другом, пришли
к соглашению и озвучили его через переводчика.
— Они считают, что при таких тренировках сто двадцать долларов в день — это
немного.
Егор, дослушав переводчика, посмотрел на иностранцев, как на наивных детей, и
вздохнул. Чувства в его душе смешались. Тут было и чувство гордости за всех наших
парней, и чувство стыда за государство, и чувство превосходства и некого
высокомерия по отношению к «супостату» («Господи! И вы собираетесь с нами 18
воевать?!»). Ещё раз вздохнув, он попросил переводчиков.
— Скажите им, что я тоже так считаю. Однако это месячная зарплата.
Все(!) иностранцы, дослушав переводчиков, взглянули на Егора лицами, на которых
застыл немой вопрос: «ЧТО?! ДА ЭТОГО БЫТЬ НЕ МОЖЕТ!!!»
А Егор «ДОБИЛ»(!) их «контрольным в голову»:
— И это офицерская зарплата. Солдат получает полтора доллара в месяц.
И иностранцы «впали в кому».
Егор отошёл, и все гости, после объяснения переводчиков, «на ватных ногах»
двинулись к месту вручения, обсуждая между собой увиденное и услышанное.
— Только глупцы могли воевать с этим народом, — поделился своим мнением с
другом австриец.


После «СДАЧИ» «витязи» традиционно собрались в спортзале. Ковёр убрали в
сторону и поставили на его место столы. На столах пара бутылок водки (чисто
символически, чтобы помянуть) и нехитрая закуска.
К алкоголю в «Витязе» отношение было строгое. Сказать, что ВООБЩЕ НЕ ПИЛИ, это,
конечно, неправда. Спецназовцы живые люди. Другое дело, что процветал культ
спорта и некие понятия, которые определяли отношение к жизни. И к алкоголю в том
числе. Это было крайне редко, и все знали норму. Хотя вот Егор не пил вообще.

В «Витязе» никогда не было кастовости, как в других частях, где полковники «пьют»
только с полковниками, а лейтенанты с лейтенантами. И все по своим ротам. В
«Витязе» все праздники (и НЕпраздники) отмечались вместе, в составе Отряда. За
одним столом сидели и командир Отряда, и рядовые контрактники. А в
командировках и дни рождения офицеров, и дни рождения бойцов всегда отмечали
teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!
Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

вместе, за общим столом (непосредственно в Отряде всех за раз разместить было


нельзя). «Витязь» был большой дружной семьёй. И если кто-то думает, что в «Витязе»
процветало панибратство, то он глубоко ошибается. Все всегда знали грань между
БОЕВЫМ братством и ПАНИбратством.
…Дальше шло общение. Ели, пили, шутили, обсуждали прошедшую «сдачу».
Французский журналист слушал всё с огромным интересом. И спустя некоторое
время, уже изрядно захмелев и проникнувшись симпатией к этим «ненормальным»
русским парням, он решился на откровенность.
— На западе, — стал он неторопливо рассказывать, — все считают, что Россию
можно прийти и взять голыми руками. Там думают, что в России армии, как таковой,
уже нет, — переводил переводчик в тишине. Все с интересом слушали журналиста. —
Однако сегодня я впервые увидел, что в мире есть сила, которая может противостоять
НАТО.
Журналист замолчал и обвел всех взглядом.
— И я обязательно об этом расскажу.
История с французским журналистом произошла в 1999 году. Это был журналист
одного из ведущих журналов. Не называю, потому что боюсь ошибиться. В то время
натовские войска бомбили Косово. И он сделал «антинатовскую» статью. И за это
руководство журнала «сослало» его в Россию. Я практически дословно привел его слова,
после того как он побывал на «сдаче». Вернувшись во Францию, он показал фото со
«сдачи» руководству, чем привел их в ШОК! Через какое-то время он снова приехал и
привез один экземпляр журнала. Для статьи были отобраны САМЫЕ МЯГКИЕ фото. Но
даже они вызвали ОГРОМНЫЙ резонанс во Франции.

… 19
…На следующий день были показные занятия для иностранных гостей.
— Извините, — обратился переводчик к Егору. — Но ведь эти солдаты вчера сдавали
экзамен на кровавый берет.
— Да, — спокойно подтвердил Егор, не понимая, в чем вопрос.
Австриец опять что-то сказал, и переводчик кивнул.
— И после такого испытания они уже тренируются?!
— Конечно. То, что было вчера, — это плановые занятия… К тому же вчера им дали
отдохнуть после обеда. Так что, — Егор пожал плечами, — не вижу препятствий.

Как только гости пошли на следующее учебное место, к Егору подошел Артур.
— Ну что?
— Да они в шоке! Как можно тренироваться после вчерашнего?!
Артур улыбнулся и кивнул головой.
— Мы, когда ездили к ним, — стал он рассказывать о своем опыте общения с
австрийцами, — то занятия с ними проводили. И вот как-то на рукопашке пятнашили
и одному нос задели. Слегка. Кровь чуть-чуть из одной ноздри вытекла. Ну буквально,
там пару капель… Так у него больничный три дня был! Понял, да?
— Тогда понятно, — ухмыльнулся Егор.
Все занятия всегда ведутся на пределе («по-боевому») и в полный контакт, всегда до
конца. Меры безопасности всегда во главе угла. Но синяки, разбитые (или
поломанные) носы, ушибы и растяжения, сбитые кулаки и стертые в кровь ноги —
это НОРМА для спецназа. И, в отличие от иностранных гостей, в «Витязе» никто не
обращал внимания на боль, кровь, усталость, травмы. Это было как-то не по-
спецназовски. Передвигаться можешь, значит, здоров и готов к бою.


teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!
Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

Личный состав, построенный в две шеренги, стоял лицом друг к другу. В начале
строя стоял мрачный Калинин, одетый в простое «хэбэ» и сапоги (вместо камуфляжа
и ботинок с высокими берцами). На голове пока ещё алел «краповый берет». Стоящий
перед строем Ненашев озвучил справедливый, неизбежный приговор:
— За действия, порочащие доблестное имя бойца-спецназовца, рядовой Калинин
лишается права ношения «крапового берета», и переводится в мотострелковую
часть… Командиру группы! «Краповый берет» снять!
К Калинину подошел Артур и резко, грубо сорвал с него берет. Калинин обреченно
опустил голову. Стоящий рядом с Ненашевым барабанщик начал бить дробь, и
Калинин, словно на эшафот, двинулся сквозь строй. Все, с кем он поравнялся,
поворачивались кругом, к нему спиной. Пройдя весь строй, он дошёл до центральной
аллеи, где стоял его вещмешок. Взяв его, со слезами на глазах, Калинин, не
оборачиваясь, навсегда уходил из Отряда.
Служить в «ВИТЯЗЕ» не только огромная честь, но и огромная ответственность. Не
все с этой ответственностью справлялись. И тех, кто не справлялся, проводили
«сквозь строй» («выколачивали»). Те, кто прошёл сквозь строй, никогда больше не
возвращались. И это было уроком для других. «Витязь» позаимствовал эту традицию
у американских зеленых беретов, так как она полностью соответствовала духу
«ВИТЯЗЯ». Вообще, «Витязь» не гнушался брать у других родов войск и даже у армий
других стран (даже у потенциального противника) то, что соответствовало духу
спецназа и могло сделать «Витязь» еще сильнее. Зачастую то, что бралось,
перерабатывалось, ненужное отбрасывалось, что-то добавлялось и в итоге
становилось чем-то очень мощным. И не важно, что это было: «выколачивание» или
тактика действий в городе. «Витязь» брал всё, что делало его сильнее.
20

Ненашев слушал абонента, и его лицо начало недовольно морщиться. Он тихо,
одними губами, выругался, а затем недовольно ответил:
— Есть.
И со злостью положил трубку. После небольшой паузы он объяснил офицерам:
— Зампотыл дивизии. Завтра пятьдесят человек от нас копать траншею.
Все офицеры недовольно загудели. Да это и понятно. Спецназ должен заниматься
спецподготовкой, а не хозработами!
— Чёрт! — с досадой произнес Ненашев. — И главком в отпуске.
Главком жестко относился к тому, что спецназ применяли не по назначению.
Ненашев молча смотрел в окно, что-то обдумывая. Затем, приняв решение,
повернулся к офицерам.
— Значит, так. Завтра я до вечера никого в Отряде не наблюдаю. Берите личный
состав, получайте сухпай и вперёд… В деревуху, на «Му-Му», в лес. Прибываете к
ужину… Всем понятно?
В ответ он услышал довольные голоса офицеров.
— Так точно!
— Вопросы?
— Никак нет! — так же дружно ответили офицеры.
— Считаю до трёх — никого в кабинете нет! — быстро произнес Ненашев и
выкрикнул. — Раз!!!
Офицеры сорвались с мест и, опрокидывая стулья и перепрыгивая через стол,
устремились к двери. К двери они подбежали все вместе, образовав затор, отчего
дверь не выдержала и вылетела. И Ненашев, по-отечески, без злости, закричал им
вслед:
teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!
Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

— А-а-а! Черти! Дверь сломали!


Офицеры с громким хохотом «выпали» из кабинета и, поднявшись, выбежали из
штаба. Ненашев вышел из кабинета и посмотрел на выбитую дверь.
— Вот черти, — беззлобно, по-отечески выругался он — и повернулся к помощнику
дежурного по Отряду. — Братишка. Найди специалиста, пусть дверь поставят.
И, улыбаясь и качая головой, Ненашев зашёл обратно в кабинет.

Кисель вышел из кубрика и увидел, как Таланыч и Малыш, что-то не поделив,


схватились «за грудки».
— Эй, отцы! — резко окликнул он молодых.
Услышав голос Киселя, бойцы остановились и, отпустив друг друга, повернулись к
сержанту.
— С тыла! — выписал сержант традиционное лекарство, и бойцы «рухнули» на пол
— Встать! — прозвучала резкая команда сержанта. — Ко мне бегом марш!
Подбежав, бойцы замерли перед Киселём.
— Малыши, я не понял. Это что щас такое было? А? — сурово глядя на подчиненных,
спросил Кисель. — Не сегодня — завтра в командировку улетим. И вам там друг другу
спины прикрывать придётся! А вы «таблища» бьёте друг другу!.. Дураки, что ли?!
Бойцы молчали, испуганно глядя на сержанта.
— Ну так я вас сейчас помирю! — пообещал Кисель. — А ну-ка, бери его на руки.
Давай запрыгивай! — сказал он Малышу.
Таланыч взял Малыша на руки.
— Нежнее бери, как девушку… — подсказал Кисель. — Вот так! Теперь бегаете по
этажу, и ты ему кричишь: «Я тебя люблю». А ты отвечаешь: «Я тебя тоже» Вот так вот
бегаете и изливаете друг другу свою любовь! До тех пор, пока я не остановлю. Ясно?! 21
— Так точно! — четко ответили дуэлянты.
— Побежали! — дал команду на старт Кисель, и бойцы побежали по этажу.
— Я тебя люблю! — раздался голос Таланыча.
— Я тебя тоже! — ответил ему Малыш.
— Я тебя люблю! — снова прокричал Таланыч.
— Я тебя тоже! — вторил ему Малыш.
Вообще, такие случаи (выяснения отношений) были редкостью для «Витязя», так
как постоянные занятия по специальной подготовке не оставляли бойцам сил на
такие глупости. Им бы до кровати добраться. Кроме того, уже не раз упоминалось об
особом спецназовском братстве. Но иногда и братья находят причину померяться
силушкой богатырскою. И обычно, когда отец застает братьев за этим занятием, он
берет хворостину и доходчиво объясняет, как подобает себя вести братьям.
В «Витязе» хворостиной служила игра «невеста», посредством которой прививалась
братская любовь. Именно БРАТСКАЯ.

На следующий день все подразделения «разбежались» по местам занятий.


Несколько групп выдвинулись в «деревуху».
В кабинете командира Отряда зазвонил телефон, и Ненашев поднял трубку.
— Слушаю. Ненашев.
— Полковник Табуреткин! — услышал он голос зампотыла дивизии.
— Здравия желаю, товарищ полковник.
— Здравствуй. А где твои люди?
— На занятиях все. В деревне Новой. А что?
— А на траншею?! — услышал он опешивший голос Табуреткина.

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

— Какую траншею? — «включил дурака» Ненашев.


— Я тебе вчера сказал, выделить пятьдесят человек на траншею!
— А-а-а, — «вспомнил» командир Отряда. — Да. Траншея. Точно. Вы же мне вчера
звонили. Виноват, товарищ полковник, забыл… Товарищ полковник! Я сейчас свяжусь
с ними по радиостанции, и они через час будут здесь!
— Вы!!! — выкрикнул в трубку зампотыл. — Блин!!! — не мог подыскать он слова. —
Спецназ хренов!!!…Бошки у всех нахрен пробитые!!!…Отставить!!!
И в трубке раздались короткие гудки.
— Есть, отставить, — глядя на пищащую трубку, закончил Ненашев.
И с улыбкой положил трубку.

… На следующий день Кот, одетый в простую «хэбэшку», стоял на посту дневального.


Вместо ботинок на ногах сапоги, вместо берета на голове кепка.
— Группа, ОТБОЙ! — прокричал Кот.
Кисель, заступивший сегодня дежурным по группе, стоял рядом с Котом у поста
дневального. Что-то услышав, он выглянул в еще не закрытые двери на лестницу, но
она оказалась пустой.
Однако в этот момент, прижавшись спиной к стене, по лестнице «крался» зампотыл
Отряда подполковник Арцыбашин. Подойдя к двери, он остановился в раздумье: «Как
подловить дежурную службу?» И пытливый ум выдал ему нереально-гениальное(!)
решение. Арцыбашин опустился на «карачки» и медленно-медленно начал
«просачиваться» на этаж.
Сразу за дверным проёмом Арцыбашин нос в нос столкнулся с Киселём(!), который
тоже стоял на «карачках», приложив руку к берету. 22
— Товарищ подполковник, — шёпотом, «по-заговорщицки», стал докладывать
Кисель. — За время моего дежурства происшествий не случилось. Группа отдыхает.
Дежурный по группе сержант Киселев.
От растерянности Арцыбашин вскочил уже после завершения доклада. И,
отряхиваясь, смотрел то на Киселя, то на Кота, который с трудом сдерживал смех.
— Ну… это… — не мог найти слов Арцыбашин. — Как у вас? Всё нормально?
— Так точно, товарищ подполковник! — с очень «серьёзным» лицом, громко и чётко
ответил Кисель.
— Хорошо… — тихо произнес Арцыбашин. — Ну, это… Ладно.
И, развернувшись, Арцыбашин вышел из подразделения, а Кисель повернулся к
Коту, и они оба рассмеялись.

ЧЕЧНЯ. МАРТ 1995 года.


…Артур не спеша подошёл к генералу, на ходу застегивая верхнюю пуговицу.
— Исполняющий обязанности командира шестого отряда, старший лейтенант
Ковалев, — спокойным тоном, корректно представился Артур.
Генерал, «по-наполеоновски», свысока недовольно глянул на Артура. Конечно, для
него (генерала!) разговаривать со «старлеем» было просто оскорбительно! Артур,
«прочитав» ЭТО, спокойно пояснил:
— Командир Отряда на совещании, в группировке.
Прежде чем представиться, генерал сделал «мхатовскую» паузу, чтобы все поняли
какой он «важный перец» и что он делает огромное(!) одолжение, говоря с ним.

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

— Заместитель командующего группировкой генерал-лейтенант Гундосов! —


серьёзным, высокомерным голосом «продекламировал» он. И, недовольно взглянув
на Артура, сделал ему замечание: — А что за внешний вид у вас, товарищ старший
лейтенант?!
Артур, абсолютно не смутившись, спокойно парировал:
— Внешний вид отдыхающего командира.
Генерала это явно задело, но он промолчал и после очередной «важной» паузы
продолжил:
— Чем занимается личный состав?!
— Водители обслуживают технику. Остальной личный состав занимается
физподготовкой.
Генерал слушал краем уха, так как ему это было не особо интересно.
— Понятно! — недовольно заключил он. — Ни хрена не делаете!
Теперь уже Артура задело это высокомерие.
— Товарищ генерал-лейтенант! — он повысил тон и стал говорить четко разбивая
слова, чтобы даже до генералов доходило. — Повторяю! Водители обслуживают
технику, остальной личный состав занимается физической подготовкой!
Генерал кинул на Артура очередной недовольный взгляд.
— Доложите обстановку, товарищ старший лейтенант!
Артур выдержал секундную паузу, чтобы немного «остыть».
— У окраины леса у боевиков ложные позиции, — снова спокойным тоном стал он
докладывать результаты наблюдения. — А примерно двести метров вглубь,
очевидно, какой-то базовый лагерь. Там видели дым.
Генерал, глядя в сторону, кивал головой типа: «Всё с вами ясно. Я так и думал».
— За владение обстановкой — ДВА! — выдал он очередной «перл». 23
Артур даже опешил от такого!
— Что значит ДВА? — с легкой ухмылкой уточнил он. — Я вам докладываю
результаты наблюдения. А глубинной разведкой мы не занимаемся.
Генерал, не обращая внимания на замечания Артура, повернулся к карте,
разложенной на капоте УАЗа.
— Значит, так! — продолжил он «театр одного актера». — Берёшь сейчас две группы
и выдвигаешься вот сюда. — И он показал карандашом на карте. — Обходишь лес
слева и идёшь вот туда… — При этом он ещё активно жестикулировал руками,
показывая на местности.
— По карте ориентируешься, да?!
Его резкие, глубокие выпады на карте были похожи на движения человека, который
просто ножницами отрезает кусок бумаги: «Раз, два, три! Вот и всё! Делов-то!»
— Потом идёшь по лесу туда дальше и выходишь на эту сторону леса. Понял, да?! В
лес углубиться на четыреста метров! Понял?!
Артур вяло наблюдал за генералом. Ему уже было ВСЁ понятно. Перед ним стоял
точно такой же «полководец», как и тот, который собирался взять Грозный за два дня
с одним батальоном ВДВ.
— Понял, — вяло ответил Артул. — А зачем?
Генерал резко взглянул на Артура:
— Провести разведку!
— Я понял, — кивнув головой, надавил на слово «понял» Артур. — А с какой целью?..
Чё мы там хотим найти?
Генерал явно не ожидал такого вопроса, поэтому снова повисла «важняковская»
пауза.
— Вертушки вчера работали?! — наконец ответил он.

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

Артур пару секунд молча вспоминал, кто, где и когда работал.


— Работали, — не ответил, а скорее снова спросил Артур: «Ну и что?»
— Вот и посмотрите!!! — поставил задачу генерал.
— Что смотреть? Как листья опали? — И он кивнул головой в сторону горы: — Вон
они деревья повалили, отсюда видно.
Генерал, начав выходить из себя, решил наконец поставить на место этого дерзкого
«старлея».
— Вы много говорите, товарищ старший лейтенант!!! — перешел он на
официальный тон, который применялся в таких случаях безграмотными
начальниками. — Берите личный состав и выдвигайтесь!!!
Артур же, по-прежнему спокойно глядя на генерала, озвучил принятое им самим
решение:
— Я никуда не пойду… — Он спокойно и уверенно смотрел на генерала. — Я не
собираюсь просто так рисковать жизнями своих бойцов.
Ответ привёл генерала в ярость.
— Что?!! — вспылил он. — Да ты понимаешь… Арестовать!!! — крикнул он «в
никуда».
Артур всё так же спокойно смотрел на генерала.
— Хорошо… — после секундной паузы согласился он. — Кто меня будет
арестовывать?
За его спиной стояли Кисель, часовой и подошедшие Кот, Шеф и Лебедь. Кот,
ухмыляясь, вёл неторопливый бой с тенью. Шеф чесал небритую рожу. Лебедь и
Кисель просто стояли с хмурыми лицами, пристально глядя на генерала. А часовой
перевёл автомат в предбоевое положение, внимательно за всем наблюдая. Он ПО-
ЛЮБОМУ открыл бы огонь раньше, чем кто-то из мотострелков. Всё это генерал, 24
конечно, увидел. И «волчьи» глазки спецназовцев быстренько «опустили» его на
землю. Он был не такой дурной и прекрасно понимал, что война, если что, всё спишет.
— Фамилия, товарищ старший лейтенант?! — уже более спокойно, но по-прежнему
«свысока» спросил он. Вернее, приказал назвать.
— Я назвал её, когда подошёл, — спокойно ответил Артур.
И Артур, не видя больше смысла стоять, повернулся и пошёл обратно в лагерь.
— Стоять!!! — закричал генерал, но не двинулся с места. — Ко мне!!!
— Да пошёл ты! — не поворачивая головы, негромко «бросил» Артур.
Генерал опять глянул на хмурые и решительные лица бойцов 2гсн и, с
ругательствами и угрозами схватив с капота карту, сел в кабину. УАЗ тронулся с места,
и мотострелки стали рассаживаться на БТРы…

Кира с подругой пили кофе в уютном кафе.


— Я была просто поражена! — делилась впечатлениями Кира. — Сейчас вокруг, все
только и думают, как бы урвать кусок от этой страны… А они, ты представляешь,
говорят про Родину, про служение Отечеству. — Кира, задумчиво глядя в окно,
вспомнила разговор с Егором. — И ты понимаешь, это не просто слова. Они
действительно в это верят! Верят в эту свою идею спецназа, которую я так и не
поняла! — Она покачала головой и пожала плечами… — У них ничего нет, — в прямом
смысле, ничего, а они готовы рисковать и жертвовать собой ради других! — Она
смотрела на подругу, глазами спрашивая у той: «Ты можешь в это поверить???» — Я
во Францию еду в командировку, а они едут на войну и тоже называют это
командировкой… — Она вздохнула и, снова «поймав» нить разговора, продолжила. —
Кто-то делает на этом деньги, а им на это наплевать. Действительно плевать. Они

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

верят, что делают нужное дело… — Она снова посмотрела в окно и спустя секунду
подвела итог: — Такое впечатление, что они с другой планеты.
Подруга, накручивая локон волоса на палец, внимательно слушала про людей,
сошедших со страниц произведений Валентина Пикуля.
— Кир, это конечно хорошо, что такие люди у нас ещё есть. Значит, в нашей стране
ещё не всё потеряно. — Она пожала плечами, как бы говоря: «Не знаю, но очень хочу
в это верить». — Но всё-таки я не понимаю. Зачем он тебе? Ни квартиры, ни денег.
Постоянно в горячих точках.
Кира пару секунд задумчиво смотрела в сторону. Очевидно, она тоже думала над
этим.
— Ты знаешь, — медленно произнесла она. — Я наконец-таки встретила настоящего
мужчину… С которым спокойно…. С которым не надо казаться сильной… С которым
можно быть просто женщиной.
И Кира пожала плечами, как бы говоря: «Вот так».

...Подготовившись, бойцы построились перед Егором, и он довёл до них своё


решение.
— Идём к седьмому отряду… Приказа не было. Поэтому, кто не хочет, может выйти
из строя. Упрекать не буду. — И он внимательно посмотрел на своих парней. Он
действительно никого бы не упрекнул. Но никто даже не шевельнулся. — За мной, —
спокойно произнес Егор и, повернувшись, побежал обратно, в сторону села, увлекая
за собой группу.
Несмотря на то, что боевиков было значительно больше, чем спецназовцев, и на то,
что у «витязей» была задача идти за бригадой в деревню, они решили идти
25
вытаскивать братский отряд… И это было не только делом чести. Просто они не могли
по-другому. Первая и четвертая группы остались в деревне, продолжая выполнять
задачу по поддержке бригады, а третья и вторая группы и группа боевого
обеспечения пошли на помощь к «Росичу». Общая численность всех трех групп была
около пятидесяти человек.
Позже появилась информация, что непосредственно на горе было более шестисот
боевиков.

Выйдя к позициям 7 ОСН, Егор нашёл Семенова лежащим в воронке с несколькими
бойцами вокруг.
— Цима погиб, — сказал Семенов. — Зоза… Там лежат, — кивнул он в сторону, откуда
велся по ним огонь.
Егор после очередного «удара» несколько секунд молча смотрел на Семенова.
— Что делать будем? — наконец пришел он в себя.
— Надо вытаскивать, — ответил Семенов.
— А где они?
Семенов указал рукой вперёд.
— Вон там. Метров восемьдесят.
Егор глянул вперёд и, оценив обстановку, принял решение.
— Значит, так! — посмотрел он на Семенова. — Все огневые средства ударят по
правому флангу! Как следует ударят! — акцентировал он. — А я со своими ломанусь
по левому! — И сделав секундную паузу, глядя в глаза Семенову, закончил: — Кому
суждено, тому суждено. Но пацанов вытащим.
В ответ Семенов отсоединил от автомата магазин и показал его Егору. В магазине
был виден подаватель (3—4 патрона).
teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!
Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

— У нас вот, — озвучил он положение с боеприпасами.


Егор посмотрел на магазин, затем на Семенова.
— Тогда ждём Артура с группой.

Кот, делая очередную перебежку, услышал свист. Через пару секунд прямо ему в
ноги упала минометная мина, и Кот исчез в дыму разрыва. Когда дым разошёлся, Кот
поднялся с земли и спрятался за дерево. Шеф, который лежал в воронке недалеко от
него, смотрел на Кота ошарашенными глазами.
— Кот! — обеспокоенно позвал он друга. — Живой?
Кот внимательно осмотрел свои ноги.
— Шеф! — позвал он Шевченко. — Иди сюда!
— Зачем?
— Иди, посмотри! — настаивал Кот.
Шеф, дав очередь, недовольно поморщился и, пригнувшись, рванул к Коту. Снова
послышался свист мины, и оба бойца пригнулись. А через секунду поговорка «Снаряд
в одно место дважды не попадает» перестала для них существовать. Потому что мина
попала прямо в ту воронку, в которой лежал Шеф! Очевидно подумав об этом, Шеф
повернулся к улыбающемуся Коту.
— А ты идти не хотел, — сказал Кот.
— Чего звал? — придя немного в себя, спросил Шеф.
— Прикинь, Диман! Все штаны посекло, — и Кот показал штаны, очень сильно
посечённые осколками, — а ноги целые!
— А яйца на месте? — пошутил Шеф.
Кот взялся рукой за гениталии и уверенно, с улыбкой ответил:
— На месте! 26
Кроме миномётного огня усилился огонь из стрелкового оружия. Плотность огня
была такая, что нельзя было поднять головы. Земля вокруг буквально набухала
свинцом, а над головой «роились» «трассеры». Воздух был наполнен шипением и
жужжанием пуль.
Немного правее и выше Егора лежал боец 7 ОСН, ноги которого находились на
уровне головы Егора. И когда рядом взорвалась очередная мина, Егор предельно
отчетливо увидел, как осколок пробивает бойцу обе икры.
— Опять ноги! — с досадой произнес спецназовец. И по голосу было слышно, что эта
фраза означала: «Да сколько ж можно!»
И сразу же ещё один взрыв, и Егор, закричав от боли, схватился руками за заднюю
поверхность бёдер.
— А-а-а! — закричал он от сильнейшей боли. — Ног не чувствую!
— Промедол командиру! — раздался голос Наума.
— Подожди, Наум!
Егор был очень сильно напуган! Он думал, что ему оторвало ноги. Такой силы были
удар и боль. И он ужасно боялся посмотреть вниз. С трудом пересилив себя, он резко
поднёс руки к лицу. И увидев, что крови на них нет, Егор облегченно вздохнул и
посмотрел вниз. Ноги были на месте!
— Командир! — снова услышал он голос Наума.
Егор повернулся к нему, и Наум показал ему осколок.
— Вот! — протянул он осколок Егору. — Под тобой прошёл!
Егор взял осколок в руку. Тот был еще теплый. Пару секунд он смотрел на него, а
потом вспомнил про парня из «семерки».
— Андрюха! — сказал он Науму. — Промедол!

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!


Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

И он повернулся к Науму спиной, давая тому возможность достать из заднего


кармана «разгрузки» аптечку. Вынув аптечку, Наум достал оттуда тюбик с
промедолом и подал его Егору. Егор взял промедол и повернулся к раненому бойцу.
— Потерпи, братишка, — успокоил он того. — Сейчас.
И Егор крутанул головку тюбика…
ВЗРЫВ… ТЕМНОТА… ТИШИНА…
…Откуда-то издалека донёсся глухой голос Наума:
— Снимите с него разгрузку!
Егор, весь перепачканный землёй, ползал «на карачках» и шарил руками по земле.
— Автомат?!!! — орал он.
А Наум пытался прижать его к земле, пока Миронов чистил автомат Егора, который
от взрыва забило землей.
— Автомат!!! — продолжал дико орать Егор и извиваться, как змея.
Миронов быстро сунул в руки Егору свой автомат, и тот, успокоившись, лёг на землю.
В нескольких метрах от того места, где лежал Егор, «воевал» Кремень.
Разорвавшаяся рядом с ним мина контузила очередного бойца из «семёрки», и тот,
держась за голову, попытался встать. Кремень, оставив на время в покое боевиков,
бросился к нему и прижал его к земле. Следующая мина отшвырнула Кремня в
сторону, и теперь уже он сам, контуженный, с трудом поднимался с земли.
Егор постепенно приходил в себя. Появилось изображение и звук. И первое, что он
увидел, это то, как Кремень поднялся в полный рост, повернулся и, пошатываясь, с
лицом как у зомби, пошёл вниз. Земля вокруг него буквально «кипела» от пуль, а
десятки «трассеров», шипя, рассекали воздух в сантиметрах от Кремня.
— Кремень!!! — в ужасе пытался до него докричаться Егор. — Кремень, ложись!!!
Но Кремень его не слышал. Он сейчас ничего не слышал и не видел. Шатаясь, он шел 27
дальше и дальше и, не задетый(!) ни одной пулей исчез в «зелёнке». Чудеса
продолжались.
Егор посмотрел по сторонам. За то время, что они вели бой на горе, количество
людей уменьшилось вдвое. Опять взрыв, и вот оттаскивают очередного бойца. И Егор
покачал головой.
— Всё, — тихо, про себя произнёс он. — Теперь не прорвёмся…

Вся электронная книга (111 листов) на сайте:


obereg-sinema-cs2066666.tiu.ru

Получить полную информацию о книге, ознакомиться с другими отзывами и


оставить свой вы можете на сайте:
www.krapkniga.ru

И, раз уж Вы прикоснулись к истории «крапового» спецназа, дорогой читатель, то


тогда еще немного исторической информации, в качестве ликбеза.
Я решил это написать после того, как 29 августа в соцсетях увидел огромное
количество поздравлений с днем спецназа ВВ МВД РФ. Я залез в интернет и
обнаружил на различных сайтах такую же информация от различных дилетантов.
ЭТО НЕ ВЕРНО!
День рождения «Витязя» и, соответственно, всего спецназа Внутренних Войск – 29
декабря 1977 года.
«В соответствии с распоряжением министра внутренних дел СССР генерала армии
Н. А. Щелокова от 29 декабря 1977 года на базе 9-ой роты 3-го батальона 2-го полка
teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!
Геннадий Терновский Окрапленные Канал «360» о книге

Отдельной мотострелковой дивизии особого назначения им. Ф. Дзержинского


внутренних войск МВД СССР начинается формирование специального подразделения -
роты, предназначенной для действий при чрезвычайных обстоятельствах»

Официальный сайт Братства Краповых Беретов «Витязь», где дана полная и


достоверная историческая информация о спецназе ВВ.
http://osn.bkb-vityaz.ru/history/1977/

Поэтому: ни 29 августа, ни 31 декабря (такую дату тоже видел в интернете)

С 29 августа вообще не понятно... Официально этого праздника нет. Официальный


День подразделений специального назначения - 24 октября (он же день СН ГРУ).
Установлен Указом Президента Российской Федерации № 549 от 31 мая 2006 года «Об
установлении профессиональных праздников и памятных дней в Вооруженных Силах
Российской Федерации».
Есть мнения, что именно этот день и есть ОБЩИЙ ПРАЗДНИК ДЛЯ ВСЕХ
СПЕЦНАЗОВЦЕВ.
В интернете есть и такая информация: «еще у Спецназа есть второй день рождения
— 29 августа. В этот день отмечается «День спецназа Вооруженных Сил РФ». 29
августа 1957 году были сформированы 5 батальонов специального назначения».
Но праздником он стал считаться в любом случае не поэтому.
С 1996 года, 29 августа стали проводится ежегодные встречи президента с
представителями ВСЕХ спецподразделений в Кремле. Было около 10 встреч
(последнее упоминание нашел от 2006 года).
Эти встречи и стали поводом для появления нового праздника 29 августа - 28
Общероссийского Дня Спецназа (пока неофициального).

Особая благодарность за финансовое участие в проекте ветеранам ОСН «Витязь»:

Президенту Группы Компаний Безопасности "Витязь"


Александру Решетникову - посмотреть

Руководителю ЧОО "Ягуар" (г. Ногинск)


Александру Кирееву - посмотреть

teatr-demidova.ru – единственная школа, гарантирующая работу в кино и театре!