Вы находитесь на странице: 1из 9

 

Е.Н. Кисловская , ТГУ

Тематическая емкость текста и его когнитивная обработка

Восприятие текста как речевой единицы, а, следовательно, и его тематической


структуры идет через осознание его как комплексного речевого акта (РА) со
всеми его компонентами, а именно: участниками текстовых событий, их мирами,
взаимоотношениями и взаимосвязями. Косвенно к этому миру на самом верху
его иерархической пирамиды (главные герои, второстепенные и эпизодические
персонажи) более или менее зримо относится автор и его мир. Автор выступает
как создатель всей текстовой реальности, чей творческий дух порождает все
текстовые события, воплощенные в текстовой ткани, которая как всякое
письменное воспроизведение речи, подобно ребенку, отчуждается от своего
производителя и живет собственной жизнью, а поэтому может быть
рассмотрено и автономно, т.е. как без связи с автором, так и в тесной связи с
ним. В литературной критике, естественно, имеет место последний подход. В
широкой читательской аудитории практикуются оба подхода в зависимости от
литературной эрудиции читателя. Далее при восприятии текста выявляются
такие компоненты РА как время и место событий. И наконец, на конечном этапе
за вербальными оболочками осознаются иллокутивные смыслы, т.к. те цели,
которые ставятся, решаются и достигаются в рамках текстовой реальности и с
какой степенью интенсивности они реализуются в вербальной и просодической
структурах.

Интересно заметить, что современная теория текста выявила основные


текстовые категории, реализующие указанные выше компоненты, это в первую
очередь категория антропоцентричности, поскольку в художественном тексте в
центре текстового мира стоит человек.

В научном лингвистическом тексте, в частности, в тексте, описывающем


грамматику языка, связь с человеком опосредована и обобщена. Текст не
связан ни с одним конкретным человеком за исключением автора, создателя
теории, и других авторов, создателей параллельных теорий, которые
появляются в интертекстуальном плане, т.е. в так называемом горизонтальном
контексте.

Мы называем эту связь “опосредованной”, поскольку грамматическая теория


мыслится автором как когнитивная картина, отражающая тот грамматический
механизм, который существует в сознании носителя языка и “обобщенной”, т.к.
этот ментальный грамматический багаж принадлежит не одному конкретному
лицу, а всем говорящим или читающим на данном языке.

Другие компоненты текстового речевого акта реализуются в категориях


темпоральности, проспекции, ретроспекции (время), текстовом континууме
(пространственно-временной план, хронотоп).

Иллокуции и их интенсивность реализуются через категории модальности


(прагматичности), цельности и завершенности, когезии и когерентности.
Завершает всю пирамиду категория информативности как прагматически
ведущая, поскольку целью чтения любого текста является извлечение
информации о мире, включая миры психические, т.е. существующие в
ментальной сфере людей.

Мы охарактеризовали категорию информативности как прагматически ведущую,


т.к. она в себя как бы вбирает все иллокуции, центр которых – авторское
видение мира. Иными словами, открывая книгу, мы стараемся ответить на
вопрос что и как сообщает нам о мире: автор или данный текст.

Известно, что авторский замысел на выражается эксплицитно. Его выявление


является результатом сложной ментальной работы, в ходе которой читатель
квалифицирует текст тематически, далее по ходу знакомства с текстом
сопоставляет изображенные автором события с существующими в его сознании
фреймами и сценариями, относящимися к описываемому фрагменту мира. При
этом сопоставление идет последовательно по частям в соответствии с
заложенным в тексте сюжете со всеми его тематическими реализациями.

Подойдем с этих теоретических позиций к анализу одного из рассказов


популярного сегодня английского писателя Джеффри Арчера (Jeffrey Archer),
автора восьми романов, все из которых стали бестселлерами и мастера
коротких рассказов, захватывающих своей тематической оригинальностью,
напряженностью, доброжелательностью. Рассказ называется “One man’s
meat…” и входит в сборник рассказов Twelve Red Herrings. Lоndon: Harper-
Collings Publishers, 1995. – 406 c.

Особенность его заключается в том, что вначале есть вводная часть под общим
названием “One man’s meat…” (c. 331-343), в которой задается общая тема
рассказа, где Майкл, ресторанный менеджер, видит около театра Aldwych
молодую женщину-врача, поразившую его своей красотой, по имени Анна.

Рассказ начинается с риторического вопроса Could anyone be that beautiful?


Интересно, что сам вопрос напечатан заглавными буквами в первой строке и
воспринимается как своеобразный подзаголовок и, как любой заголовок, дает
максимально кодированную и сжатую номинацию темы.

В данном случае тема формулируется посредством перефразирования первой


ведущей диктемы, в качестве которой выступает подзаголовочное
предложение-абзац и номинации двух последующих абзацев-диктем, в которых
вводятся герои – повествователь-рассказчик и девушка (Майкл и Анна).

Майкл поспешно паркует машину в неположенном месте и к тому же забывает в


ней ключ зажигания и отправляется на поиски девушки, которая исчезла в
толпе театралов. Далее он видит, как она сдает билет не пришедшего партнера
и покупает этот билет, так что на спектакле, который мало его интересует, они
оказываются рядом и знакомятся, при этом его чувство настолько сильно, что
он полностью забывает о том, что ехал на работу.

После окончания спектакля он приглашает женщину в ресторан. На этом


вступительная часть заканчивается. Ее можно озаглавить “Знакомство”. И
далее автор предлагает четыре различных варианта завершения этого вечера.
Именно это делает интересным этот рассказ для анализа, поскольку он
подтверждает вариативность развития одного и того же сценария в
зависимости от специфики миров участников ситуации и сопутствующих
обстоятельств. А число последних может быть большим и самым
неожиданным.

Эффекты “ожидаемости” или “неожиданности” зависят от типа сценария,


который имеется в представлении читающего и знания им культуры страны, где
происходит действие, поскольку именно культура навязывает определенные
формы общественного поведения и в значительной мере детерминирует мир
человека.

Итак, если мы наложим нашу схему комплексного РА на три варианта рассказа,


то увидим, что адекватными остаются такие компоненты как время и место,
главные персонажи и иллокутивное намерение (т.е. авторский замысел).
Варьируются миры главных персонажей и частично их действия,
второстепенные персонажи, обстоятельства и интенсивность иллокутивной
силы, поскольку последняя измеряется силой воздействия на читающего и
непосредственно связана с эффектом неожиданности и оценочным
отношением читателя к происходящим событиям.

Итак, стереотипный сценарий описываемого фрагмента действительности в


представлении читающего можно представить как: “он – она – ресторан – вино
– кровать - следующий день”.
В первом варианте рассказа Rare этот сценарий осуществлен. На следующее
утро выясняется, что Анна замужем, муж в отъезде и у нее есть дети. И именно
она удовлетворяет свое желание провести ночь с этим молодым человеком, о
чем свидетельствует ее прощальная записка:

Dear Michael,

I will remember to night for the rest of my life.

Thank you.

Anna.

Во втором варианте под названием “Burnt” после традиционного начала “Thank


you Michael. I’d like that” в ответ на приглашение пообедать вместе Майкл видит
свою возлюбленную с высоким блондином, ее мужем , который благодарит его
за то, что он составил компанию его жене в театре. Майкл отказывается идти в
ресторан. Он уходит взять запаркованную машину, но она оказывается в
полиции, поскольку парковка была незаконна.

Знакомство продолжения не имеет. Майклу приходиться заплатить ₤105


штрафа. На работе у него тоже неприятности. Шеф cердит на него за прогул.
Он знает, что Майкл был в театре вместо того, чтобы быть на работе. Он его
увольняет и к тому же в конце его машину похищают. Ему ничего не остается
делать, как доехать домой на поезде на оставшиеся гроши. На следующий день
Майкл узнает в полиции, что его машину похититель разбил. А поскольку он
оставил в машине ключи, страховку он получить не может и еще, в довершении
всего, он получает нагоняй от своей жены, которая знает и о его свидании, и о
том, что у него на работе прогул. Представляется, что в этом варианте рассказа
слишком много отрицательных деталей.

В третьем варианте “Overdone” все также складывается неудачно. В первом


ресторане нет свободных столиков, а небольшой итальянский ресторан, куда
они затем направляются, оказывается не очень хорошим. К тому же Анна
промокает на дожде и теряет свое очарование. Она спешит домой, где ее ждет
Елизавета, женщина с которой она живет последние 10 лет.

Впервые Майкл приходит домой до 12 часов ночи и, когда он уже ложится


спать, жена его спрашивает во что обошелся пожар. Таким образом он узнает,
что в их ресторане произошел пожар, который начался в кухне, а затем охватил
и весь ресторан. Майкл немедленно одевается и ловит такси, чтобы уехать на
работу.
В четвертом варианте – “A Point” после окончания спектакля приходит брат
женщины, высокий блондин, и после некоторого колебания Майкл соглашается
пообедать втроем. Во время обеда выясняется, что женщина в разводе и,
действительно, одинока. Главный герой снова платит ₤105 штрафа за парковку
в неположенном месте. Полицейский ругает его за то, что он оставляет в
машине ключ зажигания, и если бы машина была похищена, он бы не получил
страховку. Анна помогает ему выплатить штраф и берет на себя
ответственность за то, что помешала ему вернуться к машине и вынуть ключ. У
него действительно была такая мысль, но ему было неудобно оставлять ее
одну. Судя по обстоятельствам, этот вариант знакомства может иметь
продолжение.

Все три варианта окончания рассказа развиваются по одной схеме – ресторан,


во время еды более глубокое знакомство героев, включая их работу (Анна
работает в медицине, Майкл работает в ресторанном деле), далее поездка до
квартиры Анны с продолжением, (вариант 1), история с машиной, следующий
день (1) и потенциальное продолжение связи (4).

Рассмотрим маркеры диктемного членения и способы их номинации. Как


отмечалось выше, вводный текст начинается с риторического вопроса Could
anyone be that beautiful? и относится к несобственной речи, внутренней речи
главного героя. Это заголовочная диктема, поскольку в ней дана гипертема –
“любовь с первого взгляда”. Номинация осуществляется путем когнитивной
перефразировки. Когнитивный аспект заключается в знании того, что если
мужчину поражает красота женщины, он в нее влюбляется и начинает ее
добиваться.

Далее маркерами конституирующих тем является композиционная и


контекстно-вариативное членение текста (описание, повествование,
рассуждение). В тексте превалирует повествование, о чем свидетельствует
структура предложений и характер предиката. Последние в основном
динамичные, акциональные глаголы. Действие развивается быстро, энергично,
поскольку оно охватывает недлительные временные периоды, в которые герой
решает довольно сложные задачи – найти Анну в толпе, обязательно купить
сданный ею билет и т.д.

Абзацы-диктемы кумулятивного плана выстраиваются следующим образом:

1. Встреча у театра, 2. Парковка, 3. Поиск Анны, 4. Нахождение Анны, в


момент, когда она оставляет билет в кассе, 5. Красота Анны –
подтверждение первого впечатления.
1-4 – повествование, 5 – описание, рассуждение. Способ диктемной
номинации – номинализация

Далее следует ряд диктем (6-10), включающий диалог с кассиром под общим
заголовком “Приобретение билета” (оккурсема 1). Диктема 11. Вход в зал и
нахождение Анны, 12. Передача Анне конверта с деньгами за оставленный в
кассе билет (культурная реалия).

Далее следует тематический блок, развиваемый по сценарию “В театре”. Он


включает следующие диктемы: 13. Начало спектакля, 14. Сведения Майкла о
спектакле. Ассоциативное воспоминание о машине,15. Содержание пьесы.16-
17. Подготовка Майкла к осуществлению своего дальнейшего плана. Эти
диктемы можно объединить под названием репетиция (rehearsing).

Диктема диалогического плана (оккурсема 2) - Знакомство и посещение буфета


прерывается 6-ю диктемами кумулятивного плана (монологического), ряд из
которых представляет собой абзац – предложение. Диктемы (18-22) – это
рассуждение, описание, повествование. 23. Возвращение в зал. 24. Второе
действие.25-26. Конец спектакля, выход из зала, обмен впечатлениями.

Оккурсема (3). Беседа во время 2 действия и после окончания пьесы.


Оккурсема (4). Прощание, приглашение в ресторан.

Итак, в тексте приблизительно 26 диктем кумулятивного (монологического)


плана и 4 диктемы диалогического плана (оккурсемы), каждой из которых в
процессе восприятия текста дается название. Основой номинации является
соответствующий сценарий и фреймы, лежащие за лексической тканью текста.
Сама единица наименования получается либо с помощью перефразировки,
либо может быть почерпнута прямо из лексики текста. Но данные лексические
единицы, как правило, меняют свой парадигматический статус, т.е. в тексте это
глагол, а в названии микротемы – существительное и т.п.

Диктемами в оккурсемах выступают реплики. Таких реплик в тексте 48:


Предложение кассира по поводу 2-х билетов. Просьба Майкла продать билет.
Предложение мест. Ответ Майкла. Предложение, решение кассира дать билеты
в партере. Майкл представляется кассиру как партнер Анны, которого она не
дождалась. Просьба кассира описать Анну. Описание Анны. Кассир вспоминает
девушку и отдает ее билет. Контролер проверяет билет. Майкл передает Анне
конверт с 22 фунтами. Благодарность. Майкл хвалит спектакль и делится
радостью по поводу покупки билета в последний момент. Анна выражает
радость, что неиспользованный билет не пропал. Майкл представляется. Анна
представляется. Предложение Майкла выпить. Анна выражает согласие. Майкл
спрашивает, что ей взять. Анна выбирает вино. Майкл удаляется купить
мартини. Анна благодарит. Майкл спрашивает чей второй билет. Анна
отвечает. Майкл выражает сожаление, что ее партнер пропустил такой
спектакль. Анна рассказала как она достала билеты и спрашивает почему он
покупает билет в последний момент. Майкл удивлен – вопрос неожиданный.
Анна повторяет вопрос. Майкл отвечает, стараясь сострить. Анна намекает, что
он нашел свободную женщину. Майкл соглашается и спрашивает врач ли Анна,
как и ее партнер. Анна уточняет вопрос. Майкл уточняет ответ. Ответ Анны.
Майкл сообщает о своей профессии. Анна комментирует его работу и
спрашивает о его согласии. Майкл отвечает. Анна выражает
сомнение/несогласие с его ответом. Анна предлагает пойти в зал. Майкл
соглашается. Анна благодарит за вино. Майкл отвечает вежливым замечанием.
Майкл комментирует прикосновение Анны. Анна хвалит постановку. Майкл
делает то же. Анна прощается. Майкл предлагает Анне пойти в ресторан.

Итак, мы в зачине рассказа нашли 48 реплик-диктем. Номинация в каждой


осуществляется в соответствии с типом речевого акта с помощью речеактового
глагола.

Подводя итоги анализа, можно утверждать, что диктемная номинация имеет


когнитивную основу и осуществляется на базе соответствующих фреймов и
сценариев. Основными способами диктемной номинации являются: когнитивная
перефразировка; когнитивная обобщенная номинация действий,
развивающихся по определенному сценарию; прямая текстовая номинация;
деривативная и перифрастическая номинация. В ходе номинации называются
те или иные действия, которые являются частями соответствующего сценария
или фрейма. Наиболее частотными выступают перифрастическая, прямая и
деривативная (нормативная, образная) номинации. В качестве номинантов
используются лексические единицы, ключевые слова из текста, их синонимы,
речеактовые глаголы, локативы и деривативы, образные выражения.

Описанная выше методика применяется нами при работе в студенческой


аудитории с текстами научной лингвистической прозы. В частности, на занятиях
по теоретической грамматике студенты учатся когнитивно обрабатывать главы
из курса М.Я. Блох Теоретическая грамматика английского языка М.: Высш.
школа, 1994. – 381 с. В задачи студента входит: а) Характеристика
композиционного членения главы – выявление количества абзацев, текстовых
сегментов, параграфов, соотношения научного повествования и
иллюстративных примеров, наличия схем, диаграмм и пр. б) Деление текста на
диктемы и номинация каждой диктемы. в) Установление иерархии диктем.
Известно, что в научном тексте, как правило, заключительные параграфы
семантически нагружены, т.к. они суммируют, обобщают сказанное выше,
поэтому ключевая терминологическая единица содержит краткое изложение
содержания главы в соответствии с установленной диктемной иерархией.
(название параграфа часто выступает его номинантом.) Кроме того в научном
тексте, как известно, степень косвенности речи незначительна. Она может
проявляться в основном при оценке других подходов к проблеме или
альтернативной теории, в то время как основное содержание излагается прямо
и недвусмысленно. Однако автор использует различные способы усиления
иллокутивной силы, т.е. более убедительного представления своей теории,
своего подхода. Для этого используются различные графические средства –
курсив, кавычки, схемы, диаграммы. Их “видение” чрезвычайно важно для
выработки профессионального скорочтения.

Практика работы над восприятием научного текста свидетельствует о том, что


чем быстрее студент освоил искусство диктемной номинации, т.е. может
обрабатывать содержание текста когнитивно, а именно, сворачивать,
синтезировать, соотносить новую информацию с уже имеющимися в
ментальной сфере стереотипами и т.д., тем быстрее он может эффективно
прочитывать научный текст и тем быстрее он осваивает логику и мастерство
научного мышления – искусство необходимого специалисту в условиях
ускорения научно-технического прогресса и качественного обновления
когнитивной картины мира, включая ее отражение в описании тех или иных
языковых фактов.

Когнитивная обработка научного текста, описанная выше, учит отрываться от


слепого следования ему, от бессмысленного списывания страницы за
страницей, от бесконечного копирования и вырывания страниц. Главное, что
достигается в ходе этой работы, – это понимание, что за развернутой
вербальной оболочкой текста лежат обобщенные когнитивные прототипы и
фреймы. Поэтому исключительно важно помимо владения техникой диктемной
номинации необходимо умение символического и графического представления
существенной информации. Говоря о речевой сущности научного текста,
следует отметить, что в отличие от художественного текста, который строится
по модели комплексного речевого акта со всеми его компонентами, в основе
научного текста лежат прототипы научных понятий и категорий, различные
способы их фреймовой репрезентации. Оценка описанных подходов и
выработка собственной позиции необходимо с целью более глубокого
проникновения в изучаемый аспект лингвистической теории и раскрытия каких-
то дополнительных граней такого сложного явления как язык.
Говоря о типах номинации в научном тексте, следует отметить, что она в
основном прямая или деривативная. В качестве номинантов часто выступают
слова, выделенные в тексте курсивом, жирным шрифтом или кавычками, либо
параграф. Номинантом параграфа выступает название иерархически более
важной диктемы. Как и в художественном тексте, в роли номинанта может
выступать наиболее частотное ключевое слово, а поскольку особенностью
научного текста является его метаязык, то таким ключевым словом будет
наиболее частотный термин.

При когнитивной обработке научного текста важно отделять метатекстовой


пласт текста от основного. В качестве метатекста выступают: а) логические
связки, функциональные элементы, организующие текст и эксплицирующие
логику его поступательного развития; б) модально-оценочные конструкции; в)
интертекст – цитаты, изложение иных теорий и концепций. Основной текст и
модально-оценочные метатекстовые элементы выявляют авторский подход,
авторское видение проблемы. Именно это должен уметь извлечь читающий,
знакомящийся с текстом, в ходе которого происходит когнитивная свертка
смысла и включение получаемой информации в фонд знаний об изучаемом
объекте.

В художественном тексте авторский подход к описываемому фрагменту


действительности выявляется через выводимые иллокутивные смыслы и
способ представления описываемого фрагмента действительности. Это
извлекаемое из прочтения художественного текста знание включается в общий
фонд знаний читающего о мире.

Литература.

1. Л.Н. Мурзин, А.С. Штерн. Текст и его восприятие. – Свердловск: изд-


во Уральского университета, 1991. – 172с.
2. М.Л. Блох. Теоретическая грамматика английского языка. М.:
Просвещение, 1994. – 381с.
3. Дж. Серль и Дж. Вандервекен. Основные понятия исчисления
речевых актов // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 18. – М.:
Прогресс, 1986. – С. 242-263
http://www.utmn.ru/frgf/No7/journal.htm