Вы находитесь на странице: 1из 3

Е. Р.

Михайлова

ТИСНЕНЫЕ БЛЯШКИ-ОБОЙМИЦЫ ИЗ ПАМЯТНИКОВ КУЛЬТУРЫ


ПСКОВСКИХ ДЛИННЫХ КУРГАНОВ

■ Одной из наиболее заметных, но до сих пор слабо изученных культур эпохи раннего Средневековья в Восточной Европе является так
называемая культура псковских длинных курганов (КПДК). Несмотря на то что находки из памятников КПДК сравнительно немногочисленны,
все же можно выделить определенные серии предметов, в первую очередь металлических украшений.
Ниже мы рассмотрим одну из категорий украшений КПДК - бляшки-обоймицы с загнутыми с тыльной сторо ны краями, изготовленные
из тонкого бронзового листа и орнаментированные выпуклым тисненым орнаментом. Такие обоймицы часто и не всегда оправданно
сравнивают с прибалтийскими вайнагами. Можно выделить две основные разновидности этих изделий.

Квадратные бляшки-обоймицы
, Первая из этих разновидностей - квадратные бляшки-обоймицы, служившие, возможно, для украшения го- ловйого венчика. Основные
элементы их орнамента: выпуклые концентрические кружки и/или косой крест подчеркивают центр бляшки; края (два параллельных друг
другу или все четыре) чаше всего обладают характерным рифлением («гофрированы»).
Насколько можно судить, эти бляшки не связаны с вайнагами как таковыми, то есть с головными венчиками из рядов спиралей,
соединенных пластинчатыми или литыми обоймами. Для квадратных бляшек-обоймиц можно реконструировать их крепление на неширокую
матерчатую или кожаную ленту. Необязательно такая лента была головным венчиком - можно предполагать и так называемые шейные
ленты (подобные известным в древностях Финляндии) или какие-то детали костюма, от которого господствующий в культуре длинных
курганов обряд трупо- сожжения на стороне не оставил ничего.
Сходного облика квадратные бляшки-обоймицы известны в позднедьяковских древностях. И. Г. Розенфельдт опубликовала восемь
таких предметов, из которых лишь две обоймицы (обе из верхней части культурного слоя городища Луковня) можно рассматривать как
аналогии встреченным в длинных курганах; одна из них представляет собой обломок характерного рифленого края обоймицы, другая -
целую квадратную обоймицу, орнаментированную косым крестом с выпуклым кружком в центре (Розенфельдт 1982. С. 10-13. Рис. 1, 7,8).
Исследовательница указывает ряд аналогий для дьяковских вещей (Мощинское городище, древности Латвии и Литвы, материалы
смоленских длинных курганов, разнородные финские могильники в бассейне Волги) и датирует такие обоймицы широко - второй половиной
1 тысячелетия н. э., принимая точку зрения В. В. Седова о связи головных венчиков из бляшек-обоймиц с «балтским этническим
элементом».
Последнее по времени обращение в литературе к бляшкам-обоймицам (в том числе происходящим с дьяков ских городищ и из КПДК)
связано с рассмотрением бляшек-обоймиц из Чатыр-Дагского могильника в коллективной монографии крымских и петербургских авторов
(Мыц и др. 2006. С. 136). Авторы подробно рассмотрели все доступные аналогии, однако из приведенных ими таблиц очевидно, что бляшки-
обоймицы из крымских некрополей римского времени представляют лишь отдаленную аналогию интересующим нас предметам. Это не
означает, впрочем, что сама традиция ношения венчиков с такими обоймицами не могла существовать на значительном пространстве в
течение нескольких веков.
Квадратные бляшки-обоймицы происходят из 14 погребений в псковских длинных курганах (ил. 1,1-10).
Березино. к. 8 (1 фрагмент) - вместе с железным ножом, фрагментами призматических бусин из синего стек ла и кусочком бронзовой
проволоки (Исланова 2006. Рис. 103,1);
Березицы IV, к. 1, п. 1 (8 фрагментов от двух-трех экземпляров) (Кузьмин 1991-А),
ТИСНЕНЫЕ БЛЯШКИ-ОБОЙМИЦЫ ИЗ ПАМЯТНИКОВ КУЛЬТУРЫ ПСКОВСКИХ ДЛИННЫХ КУРГАНОВ 159

Ил. 1. Квадратные бляшки-обоймицы (1-12) и формочка для изготовления такой бляшки (13)
1 - Березно I, к. 6; 2 - Березно I, к. 18; 3 - Березицы IV, к. 1; 4 - Репьи (нижний ярус); 5 - Квасильни-
ково II, к. 1; 6 - Полибино, к, 6; 7 - Степаново III, к. 28; 8 - Городня, к. 3; 9 - Володи, к. 1; 10 - Березовокий
Рядок, к, 5; 11 - Победите; 12 - Северик, к. 4; 13 - Арнико III, к. 6

Березно I, к. 6, п. 2 (1 экземпляр) (Кузьмин 2003. Рис. 1,13);


Березно I, к. 18, п. 1 (1 экземпляр) - вместе со спиральными пронизками и бусинами из коричневого стекла (Кузьмин
1988. С. 81-82; 2003. Рис. 1,1);
Березовский Рядок, к. 5, п. 5 (9 фрагментов) - вместе с узкими железными накладками и стеклянными бусинами
разных цветов (Тищенко 1914а. С. 16);
Володи, к. 1, п. 4 (1 экземпляр) - вместе с железным ножом (Чернягин 1940-А. С. 42);
Городня, к. 3 (не менее 3 экземпляров) - вместе с железным ножом (Чернягин 1940-А. С. 45);
Квасильниково II, к. 1, п. 3 (1 экземпляр) - вместе с браслетом с расширяющимися концами, спиральными пронизками
и стеклянными бусинами (среди последних - синяя трехчастная пронизка) (Конецкий и др. 1997. С. 35);
Крюково озеро II, к. 25, п. 5 (фрагмент) - вместе с долотовидным кресалом и двумя ножами (Орлов 1971-А. С. 7);
Плесо VI, к. 11, п. 5 (фрагменты) (Орлов 1971-А. С. 17);
Полибино I, к. 6 (фрагменты от нескольких) - вместе с браслетом с расширяющимися концами (Станкевич 1962. С. 31-
35);
Потерпелицы I, к. 6, п. 1 (1 экземпляр) - вместе с бляшкой-скорлупкой, спиральными пронизками и синими
стеклянными бусинами (Мильков 1989-А. С. 6);
160; E. R МИХАЙЛОВА

Йепьи, нижний ярус, п. 6 (4 экземпляра) - с тисненой умбоновидной накладкой, парными браслетами с рас-
ширяющимися концами, сердоликовой и стеклянными бусинами (Лебедев 1978. С. 96-98);
Степаново III, к. 28 (1 экземпляр) - с фрагментом браслета с расшряющймися концами (Петров 2006 С. 160).' .
. В кургане 1-й группы Варшавский Шлюз I были найдены два предмета из тонкого бронзового листа, кото рые автор,
находки счел бляшками-обоймйцами для головного венчика, аналогичными найденным в кургане 6 уд. Полибино. Одна из
этих бляшек действительно по своей орнаментации очень похожа на полибинскую обойми- цу (Бащенькин 1995. Рис.
8,16,18). Однако бляшки из Варшавского шлюза не обладают загнутыми с двух сторон .полями, которые охватывали ленту
или ремень, а перегнуты пополам и снабжены заклепками и, следовательно, должны рассматриваться как концевые
поясные обоймы.
Хронология псковских длинных курганов пока практически не разработана, и точно датировать перечисленные
комплексы сложно.
Достоверно ранним (в рамках существования КПДК) является курган 18 в группе Березно I - для него есть
радиоуглеродные датировки: уголь из погребения 1 дал дату 1480 + 40 л. н., калиброванную - 580 ± 40 гг., а уголь Из
стратиграфически одновременного погребения 2 в том же кургане - соответственно 1480 + 50 л. н. и 585 ± 50 гг. (Попов
1990. С. 32; Попов, Свеженцев, Зайцева 1991. С. 177).
По ряду соображений курган 6 того же могильника, так же как и курган 18, следует отнести к начальной фазе
существования некрополя и датировать тем же временем.
Из остальных памятников более или менее определенно можно датировать погребения в сложной по своему составу
насыпи у дер. Репьи, где связанные с КПДК погребения отмечены лишь в нижнем ярусе. Датировка этих погребений
основывается на нескольких обстоятельствах. Во-первых, в погребении 6 (где найдены 4 одинаковые квадратные бляшки-
обоймицы) встречена маленькая шарообразная сердоликовая бусина. Побывав в огне, она изменила цвет и в полевых
описях названа костяной. Тем не менее, обожженный сердолик опознается • совершенно уверенно1.
; Как известно, наши представления о хронологии древностей северо-запада последней четверти 1 тысячелетия н. э. во
многом основываются на материалах Старой Ладоги - единственного стратифицированного поселения , 0 разработанной
дендрошкалой. В случае с поступлением на северо-запад каменных и большинства стеклянных бусин этот подход вполне
оправдан. Шаровидные сердоликовые бусины встречаются здесь начиная с самых ниж- : них отложений (т. е. с середины VIII
в.), что, по мнению исследователей, хорошо документирует путь продвижения сердолика с Кавказа на север Европы по
Волжскому пути, складывающийся как раз в это время (Давидан 1986; , Рябинин 1995. С. 58-59; ср.: Рябинин 1982. С. 171)..
; ■_ Вполне возможно, что весь нижний ярус насыпи у дер. Репьи следует датировать более поздним, чем середина VIII в.,
временем, так как в погребении 2 нижнего яруса найдена узколокальная для бассейнов верховий Луги и Пл 1рссы вещь -
пятиугольная обоймица для крепления трапециевидных привесок к височным кольцам. За пределами этого региона
известна единственная такая обоймица - вместе с проволочным височным кольцом она найдена в Изборске (Седов 2002.
Рис. 29, 3). Находки пятиугольных обоймиц вместе с проволочными височными кольцами и трапециевидными привесками
характерны для древностей круга новгородских сопок и непосредственно вырастающих из них ранних древнерусских
памятников запада Новгородской земли (Михайлова 2006. С. 116). Такая же пятиугольная обоймица и трапециевидная
привеска найдены и в погребении следующего стратиграфического яруса насыпи у дер. Репьи, который следует связывать
уже с традициями новгородских сопок.
Практически аналогичен обнаруженному в Репьях набор вещей из могильника Квасильниково III в бассейне Меты, а
трехчастная синяя пронизка из этого комплекса вновь отсылает к тому же кругу памятников (Ладога - сопки - материальная
культура ранних древнерусских погостов и связанных с ними погребальных памятников).
В связи с рассуждениями о поздних памятниках нужно сказать еще о двух находках, не связанных с КПДК
непосредственно.
Фрагмент тисненой бляшки-обоймицы с характерным «рифленым» краем происходит из погребения 2 грунтового
могильника в урочище Победище в Старой Ладоге (ил. 1,11). В том же погребении были встречены бусины - овальная
зеленая, 14-гранная синяя; расплавленные из синего стекла; спиральная пронизка. Могильник перекрыт культурным слоем,
содержавшим предметы IX-XI вв. (Орлов 1941. С. 116-138).
Могильник Северик в бассейне нижнего течения Великой представляет собой яркий пример распавшейся погребальной
обрядности КПДК при сохранении в культуре некоторых традиционных вещей. Фрагмент обоймицы

1 Материалы раскопок Г. С. Лебедева насыпи у дер. Репьи хранятся в фондах Государственного музея истории религии (СПб.).
Ознакомление с этой коллекцией позволило мне уточнить состав комплексов отдельных погребений и несколько скорректировать выводы
автора раскопок.