Вы находитесь на странице: 1из 6

Фашизм и правый радикализм в Европе и Америке:

история и современность
(«круглый стол»)
В декабре 2015 г. в Институте социологии РАН состоялся «круглый стол» с презентацией и обсуждением
изданного в двух частях международного научного проекта «Фашизм и правый радикализм в Европе и
1
Америке: история и современность» . В реализации этого проекта приняли участие ведущие исследователи
России, Великобритании, США, Германии, Австралии, Италии, Испании, Португалии, Австрии, Венгрии,
Болгарии, Латвии, Бразилии, Аргентины и Чили. Ниже мы публикуем в сокращении отдельные выступления.
А.С. Железняков, доктор политических наук, профессор, руководитель Центра политологии и
политической социологии Института социологии РАН. Наш «круглый стол» посвящен обсуждению важного
международного научного проекта, выполненного коллективом известных российских и зарубежных истори-
ков, политологов и социологов. Среди авторов статей – сотрудники Института социологии РАН, Института
всеобщей истории РАН, Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова и других ведущих
российских научных и образовательных центров, специалисты из известных университетов США, Велико-
британии, Германии и других стран Европы, Австралии и Латинской Америки. Эта первая в России подобного
рода публикация, поэтому мы приняли решение обсудить результаты, достигнутые в ходе работы над этим
масштабным проектом, а также очертить круг вопросов и проблем, которые нуждаются в дальнейшем
углубленном изучении.
Н.С. Лебедева, кандидат исторических наук, доктор истории Лодзинского университета (Польша),
ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН. Публикацию проекта, посвященного
анализу фашизма и правого радикализма в прошлом и настоящем, следует рассматривать как неординарное
событие. Один из ответственных редакторов этих изданий – профессор Александр Абрамович Галкин,
выдающийся историк, крупнейший специалист, внесший огромный вклад в изучение фашизма. Душой этого
проекта был Александр Андреевич Богдашкин, без которого, я уверена, он бы не состоялся,. Именно он
убедил ведущих специалистов принять в нем участие. Он провел огромную работу по подготовке статей к
печати. Все участники проекта чрезвычайно благодарны ему за те усилия, которые он приложил, чтобы
издание вышло в свет.
В первой части проекта анализируются концептуальные представления о фашизме и правом
радикализме. При этом фашизм рассматривается как общественный недуг (статья А.А. Галкина), уточняются
проблемы интерпретации фашизма (статья американского историка Дж. Эли), демонстрируется связь
фашизма, корпоративизма, авторитарных институтов в диктаторских государствах Европы (очерк
португальского исследователя А.К. Пинту), характеризуются праворадикальные партии в современной Ев-
ропе (статья специалиста из США К. Мудде), а также популизм и правый радикализм эпохи постмодернизма
(статья германского политолога К. фон Байме). Подробнейшим образом рассматриваются итальянский
фашизм и германский национал-социализм, фашистские режимы в Испании, Португалии,
националистические и фашистские движения в Австрии, Франции, странах Бенилюкса, а также в Северной
Европе.
Во второй части проекта опубликованы статьи, раскрывающие характерные черты и особенности
фашистских и праворадикальных режимов в Восточной Европе, в англосаксонском мире, в Латинской
Америке. Рассматриваются такие вопросы, как национальное самоопределение, авторитаризм, правый
радикализм, этническая мобилизация, этнократия, социальные трансформации, геноцид, расовый фашизм,
ультраправый экстремизм.
Пристальное внимание уделяется всем этим проблемам в статьях, касающихся конкретных регионов и
стран Восточной, Центральной, Южной и Северной Европы – Польши, Венгрии, Болгарии, Румынии,
Словакии, Хорватии, Греции, Украины, Латвии. Особо выделен и англо-саксонский мир (фашизм в Велико-
британии и Ирландии), континентальная Европа, профашистские тенденции в США и в Латинской Америке (в
том числе в Бразилии, Чили, Аргентине), прослежено изучение латиноамериканского фашизма в советской и
постсоветской историографии.
В целом издание раскрывает перед читателем общую картину развития праворадикальных движений и
режимов на протяжении 20-х – 40-х гг. ХХ в. Оно расширяет наши представления о состоянии современных
исследований фашизма и правого радикализма как международного, транснационального явления, о
специфике его в различных странах и регионах. В сборнике проанализированы не только классические
разновидности фашистских режимов, но и «периферийный фашизм», не только общие черты фашистских и
праворадикальных режимов, но и их особенности и отличия, отражена вся сложность событий, проходивших
после Первой мировой войны, в межвоенный период и в годы Второй мировой войны.
В заключение подводится итог изучения фашизма и правого радикализма в нашей стране и в мире в
целом, отмечается сходство и различие подходов к этим проблемам, определяются задачи будущих
исследований, в том числе намечаются вопросы, требующие детальной разработки или уточнений. Ее
авторы ставят, в частности, и вопрос о «гибридных конструкциях» праворадикальных движений в Восточной и
Южной Европе. Их идеологи брали на вооружение фашистские идеи о государстве, обществе, экономике и
национальном возрождении, но адаптировали их к традициям своих стран, создавая тем самым
синтетические формы «национального фашизма».

1
Фашизм и правый радикализм в Европе и Америке: история и современность / Отв. ред. А.А. Галкин и А.А. Богдашкин;
зам. отв. ред. Л.С. Окунева // М.:Берегиня. 777. Сова. Научный журнал, ч. I, 2014, № 4(23). – 398 с.; ч. II, 2015, № 3(26), – 308
с.
Авторы заключения подчеркивают стремление редколлегии издания не ограничиваться исследованием
лишь проблематики межвоенного периода и Второй мировой войны. Надлежит, подчеркивают они, выяснить,
потерпел ли фашизм историческое поражение или он сумел адаптироваться к новым политическим ус-
ловиям, продолжив свое существование в настоящее время – пусть и в модифицированном виде. Это делает
необходимыми дальнейшие исследования праворадикальных движений и режимов применительно к 50-м –
80-м гг. ХХ столетия, их деятельности в еще не рассмотренных регионах мира – в Азии и Африке.
Л.С. Окунева, доктор исторических наук, профессор МГИМО МИД России, ведущий научный сотрудник
Института Латинской Америки РАН, заместитель ответственных редакторов, член редколлегии
международного исследовательского проекта «Фашизм и правый радикализм в странах Европы и Америки:
история и современность». Организаторы издания сумели привлечь наиболее крупных российских и
зарубежных ученых – политологов-страноведов и историков, специалистов по широкому спектру вопросов,
связанных с изучением как истории фашизма и правого радикализма в различных странах, так и современного
состояния этой проблематики. В общей сложности удалось привлечь 11 российских ученых и 33 иностранных
исследователя из 12 стран. Над переводом трудились 11 переводчиков, некоторые из них – специалисты по
соответствующим странам – стали и авторами ряда статей. В публикации представлены 8 статей по общим,
основополагающим проблемам фашизма и правого радикализма, а также рассмотрена данная проблематика на
материале 25 стран, в том числе двух регионов (Восточная Европа и Латинская Америка).
Основные «болевые точки» многочисленных дискуссий, идущих в современной историографии фашизма,
обозначены в Предисловии и Заключении, в основополагающей статье видного российского исследователя
данной тематики А.А. Галкина, заложившего основы изучения фашизма, в исчерпывающих историо-
графических обзорах А.А. Богдашкина и Е.Д. Строгановой.
Не будет преувеличением сказать, что представленный вниманию специалистов исследовательский
проект и по географическому охвату, и по широте рассматриваемой проблематики является подлинной
энциклопедией фашизма и правого радикализма – как концептуальных основ этих феноменов, так и
политических практик режимов данной направленности в соответствующих странах и регионах.
Неоспорима, как представляется, научная и политическая своевременность данного проекта. Конечно, всем
нам хотелось бы обсуждать предлагаемую тематику в чисто историческом ключе – как явление, давно
отошедшее в прошлое. Но, к сожалению, проблематика фашизма не только не принадлежит прошлым
временам, но и обладает острой актуальностью. Нет необходимости перечислять все те феномены, которые
способствуют реанимации фашизма и которые формируются на наших глазах – феномены, связанные с
переформатированием международных отношений и тех традиционных форматов, которые сложились за
последние десятилетия.
Современный мир переживает критическую фазу своей истории: на наших глазах многочисленные и
множащиеся локальные конфликты перерастают в крупномасштабные войны, миграционные волны грозят
переформатировать политический ландшафт и «цивилизационное лицо» Европы. Налицо кризис всего и вся:
экономики, политики, международных отношений, сложившегося мироустройства, ценностей, культуры. На
мировой арене наблюдается явно нарастающее поправение политической жизни и прежде всего – рост и
усиление влияния правых партий в Европе. А ведь именно состояние всеобщего кризиса, перелома, слома
прежних и пока не просматривающихся ростков новых социальных и политических установлений, отсутствие
ясного видения путей выхода из сложившейся ситуации, сил, способных приблизить этот выход – именно эти
феномены, как хорошо известно из истории фашизма и как четко показано в статьях нашего проекта, и
являются питательной средой для возрождения «фантомов прошлого», казалось бы, похороненных самой
историей.
Ценность представляемого научной общественности исследовательского проекта заключается и в том,
что опубликованные в нем статьи не дают готовых и окончательных ответов на сложнейшие вопросы, а
побуждают ко многим размышлениям и концептуальным поискам, способствуют научным дискуссиям. Вот
пример. Один из важных в научном, да и в политическом отношении вопросов, на котором заострено
внимание в работах российских и зарубежных авторов, различия между фашизмом и другими правыми
движениями, а также различия между многообразными типами (видами) самого фашизма. Особенно ярко это
показано в статьях, посвященных Восточной Европе и Латинской Америке. Здесь в 30-е – 40-е годы не было
режимов, которые напрямую «дублировали» бы «классические» образцы в виде итальянского фашизма или
германского нацизма. Будучи по своей природе правоавторитарными диктатурами, они были «прото»- или
«квази» фашистскими, тяготели – в большей или меньшей степени – к воспроизведению символики,
фразеологии, других внешних атрибутов фашизма, симпатизировали ему, но не были наполнены четко
выраженным фашистским содержанием. Если обратиться к латиноамериканскому случаю, подробно
рассмотренному в нашем проекте известным бразильским историком и политологом Ж.Ф. Бертоньей, то
здесь политическая панорама того периода была весьма пестрой, и диапазон режимов различных оттенков и
политических ориентаций был достаточно широк. Это был «период диктатур», режимов «жесткой руки», но не
эпоха фашизма, как в Европе. В наименее развитых странах континента (Центральная Америка, карибские
страны, Боливия, Венесуэла) господствовали традиционалистские диктатуры олигархического толка либо
обычные военные диктатуры (и даже их открыто террористический характер или симпатии к Муссолини не
делали их автоматически фашистскими). В Уругвае, Аргентине (до Перона), Перу у власти находились
разномастные диктаторы, опиравшиеся на местные элиты и на армию, но не собиравшиеся делить власть с
правыми радикалами. В Колумбии, Коста-Рике, Мексике вообще не было диктатур – там правили
демократические режимы.
На этом фоне ближе всего к итало-германской модели фашизма подошли режимы наиболее развитых
латиноамериканских стран – Ж. Варгаса в Бразилии и Х.Д. Перона в Аргентине, но и по вопросу об их оценке
в среде исследователей также нет однозначного мнения. Не сбрасывая со счетов видимые (хотя и прехо-
дящие под влиянием обстоятельств Второй мировой войны) симпатии обоих диктаторов к Муссолини и
Гитлеру, памятуя о движении бразильского интегрализма как зародыше эвентуальной массовой партии
некоей потенциально возможной в будущем разновидности «фашизма», принимая во внимание всю
совокупность неоднозначных исторических обстоятельств, большинство современных историков все же
трактуют «Новое государство» Варгаса по преимуществу как консервативную диктатуру с модернизационной
проекцией, а аргентинскую перонистскую партию – в качестве подобия, прообраза единой партии как
обязательной черты фашизма, но все же не как орудие непременной для фашизма мобилизации масс. Сами
лидеры Бразилии и Аргентины того времени рассматриваются скорее как представители классического
латиноамериканского популизма XX в., но не фашизма. Но, повторим, эта подчас очень и очень тонкая грань
(наиболее четко проявившаяся именно в Латинской Америке и Восточной Европе), отделяющая фашизм от
«не-фашизма», вызывает к жизни все новые и новые трактовки. Споры в историографии и политологии по
этим вопросам далеко не закончены. И это в очередной раз говорит о важности предпринятой публикации,
позволяющей ознакомить читателей с дискуссиями в зарубежной политологии и состоянием современной
политической и исторической науки в вопросах изучения фашизма.
А.А. Богдашкин, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Военного учебно-научного
центра Военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А.
Гагарина» (г. Воронеж), ответственный редактор международного исследовательского проекта
«Фашизм и правый радикализм в странах Европы и Америки: история и современность». В наши дни
проблематика фашизма приобрела особую актуальность. Главная цель проекта заключалась в том, чтобы
обеспечить взаимодействие между российскими и зарубежными историками, политологами и социологами по
изучению такого опасного политического феномена, как фашизм. Идея издания этого проекта возникла летом
2013 г. Украинский кризис, с одной стороны, актуализировал исследовательский интерес к фашизму, а с
другой – политизировал процесс осмысления данного явления как в России и на постсоветском пространстве,
так и на Западе.
Несмотря на существующие разногласия в оценках фашизма и правого радикализма ученые из различных
стран способны вести диалог по наиболее актуальным проблемам. Задумка проекта состояла в том, чтобы
представить на суд читателей статьи авторов с разными политическими взглядами и методологическими
подходами.
В издании рассмотрены проявления фашизма и правого экстремизма во всех странах Западной Европы,
кроме Дании и Швейцарии, в большинстве стран Восточной Европы, США и наиболее важных странах
Латинской Америки. Мне хотелось бы особо подчеркнуть, что в обеих частях впервые в отечественной ис-
ториографии и политологии было уделено должное внимание анализу так называемого «периферийного»
фашизма, который не смог завоевать власть в странах с относительно стабильной политической и
социально-экономической системами. Эта проблема применительно к странам Западной Европы достаточно
обстоятельно рассмотрена британскими и американскими историками – К. Пэссмором, М.Б. Лафлином (на
примере Франции), Б. Муром (в статье о фашистских и правоэкстремистских движениях в Нидерландах,
Бельгии и Люксембурге), С. Гарау (в исследовании о преддверии норвежского фашизма), а также известными
российскими историками Е.В. Коруновой (ситуация в Швеции) и Ю.М. Килиным (очерк о крайне правом
радикализме в Финляндии).
Принято считать, что фашистские движения в большинстве из этих стран не сумели достичь власти в
связи со стабильностью политической системы. Способность традиционных экономических и политических
элит выйти из «Великой депрессии» 1929-1933 гг. посредством мер в рамках либеральной демократии не
потребовала от них привлечения к участию в политической системе последователей фашистских идей и
методов. Однако при этом нельзя забывать о том, что во всех этих странах существовали
правонационалистические и откровенно фашистские группировки, которые пользовались поддержкой
определенных слоев населения и нередко обзаводились представителями в парламентах. Британский
исследователь Н. Копси подчеркивает, что, хотя Великобритания пока не сталкивалась с электоральным
успехом крайне правых сил, который имел место в континентальной Европе, «в этом было больше удачи, чем
чего-либо иного». «Основная причина этого везения», по его мнению, «состоит в том, что
правоэкстремистские взгляды не имели надежного выразителя, который мог бы быть услышан основным
британским обществом».
Нельзя забывать также, что вопрос о том, в каких странах фашизм оставался в зачаточном состоянии, а в
каких сумел дорасти до уровня диктатуры, не имеет однозначной трактовки. И если в статьях о фашистских
партиях и движениях Западной Европы не выявлены какие-либо явные противоречия, то проблема фашизма
и диктаторских режимов в Восточной Европе и Латинской Америке решается авторами неоднозначно.
Заметна тенденция некоторых восточноевропейских и латиноамериканских авторов ограничить влияние
фашизма в этих регионах движениями и партиями, которые не смогли достичь власти, а в ряде случаев даже
были запрещены диктатурами традиционалистского толка. С подобного рода оценками согласны не все ис-
следователи. Характер диктаторских режимов и фашизма в странах Восточной Европы оценивается в
издании по-разному: от признания фашистским хорватского режима усташей (Р. Йомэнс) и существенного
влияния фашистского крыла Словацкой народной партии Глинки на деятельность государства в 1939-1945 гг.
(Т. Лорман) до утверждений, что фашизм никогда не находился у власти в Болгарии «ни в форме
политической организации, ни как режим» (Н. Поппетров).
Отчасти эти противоречия связаны со специфическими чертами каждой из рассматриваемых диктатур.
Однако публикации двух бразильских исследователей свидетельствуют о существовании в научном
сообществе разногласий, связанных во многом с идейными воззрениями. Так, по убеждению Жоау Фабиу
Бертоньи, симпатии к фашизму диктаторов восточноевропейских и латиноамериканских стран вовсе не
означают, что возглавляемые ими режимы переродились в фашистские. Автор настаивает, что межвоенный
период «не был “эрой фашизма”, а был временем дискредитации либерализма, эпохой диктатур и “сильных
личностей”». В то же время Маркус Сезар ди Фрейтас справедливо отмечает, что правление Ж. Варгаса в
Бразилии «невозможно понять, не приняв во внимание ту важную роль, которую играли фашистские практики
в политической культуре, определявшей курс государственной политики». Это суждение может быть
применено ко всем восточноевропейским и латиноамериканским странам. В связи с этим крайне важным
является анализ феномена пара-фашизма или квазифашизма, который часто используют западные ученые
для характеристики режимов Восточной Европы, Португалии, Испании и Латинской Америки.
Одна из ключевых задач фашизма заключалась в преодолении существовавших в ту пору классовых и
социальных конфликтов путем национального сплочения общества. И многие консерваторы-
традиционалисты либо вступали в коалиции с фашистскими движениями, либо перенимали их опыт борьбы с
организованным рабочим движением. Происходила конвергенция идей обоих лагерей реакции. Не случайно
многие страны Восточной Европы оказались союзниками Германии и Италии во Второй мировой войне.
Более того, без поддержки традиционных элит ни Муссолини, ни Гитлер не смогли бы консолидировать свою
власть в Италии и Германии. Очевидно, что в тот период грань между «истинно» фашистскими и другими
диктаторскими режимами правоавторитарного толка была очень незначительной, а порой и едва уловимой.
Изучение этих процессов должно быть продолжено в связи с их особой актуальностью в современных
условиях, когда праворадикальные партии в ряде случаев пытаются найти союзников среди других правых
политических течений. Могут также складываться условия, при которых правоэкстремистские группировки из-
за своей маргинальности и неспособности самостоятельно влиять на ход политических процессов, будут
добиваться внедрения своих установок в уже сложившиеся политические институты.
З.П. Яхимович, доктор исторических наук, профессор, академик РАЕН, главный научный сотрудник
Института социологии РАН. Несомненным достоинством обсуждаемого нами сегодня издания является
глубокое и научно обоснованное выявление важных аспектов феномена фашизма и правого радикализма, в
особенности генезиса фашизма в Европе и за ее пределами в тесной взаимосвязи с течениями правого
радикализма. Большое внимание уделено проблемам типологии и национальным версиям фашизма и национал-
социализма, программным ориентирам многочисленных фашистских и праворадикальных движений, организаций,
режимов; убедительно показан процесс разрастания международной роли фашизма в драматические 30-е гг. ХХ в.
и его ответственность за возникновение Второй мировой войны, а также опасные рудименты и метаморфозы
фашизма в виде неофашизма и правого радикализма во второй половине ХХ-ХХI вв. В связи с этим читателю
предоставляется счастливая возможность наряду с интересными трудами российских историков ознакомиться с
работами зарубежных авторов и ощутить содержательность современного научного диалога ученых разных стран
по данной проблематике. Теоретические опусы, эссе, статьи дают возможность ознакомиться с обширной
библиографией новых работ по фашизму и правому радикализму в его разнообразных национальных и
региональных версиях, с широким кругом источников в виде архивных материалов, дипломатических документов,
прессы, дневников, переписки и мемуаров политических и государственных деятелей, рядом персонажей в лице
теоретиков и практиков фашизма и правого радикализма. Весьма интересен специальный раздел в первом
выпуске (2014 г.), посвященный концептуальным и теоретическим представлениям о фашизме и правом
радикализме, написанный видными специалистами по данной проблематике – А.А. Галкиным и А.А. Богдашкиным
(РФ), Джеффом Эли и Касом Мудде (США), Антониу Кошта Пинту (Португалия), германским политологом Клаусом
фон Байме. Если А.А. Галкин усматривает в фашизме общественный недуг, присущий не только остроконф-
ликтному и кризисному ХХ в., но и новому ХХI столетию, a Джефф Эли характеризует меняющиеся типы
интерпретации фашизма главным образом во второй половине ХХ столетия, то А.А. Богдашкин в содержательном
историографическом обзоре дает широкую панораму эволюции подходов к исследованию причин установления
фашистских диктатур и их природы в Европе почти за столетие в работах историков СССР и Российской
Федерации. Особое внимание им уделено менявшимся подходам к оценке в советской и постсоветской
историографии германского национал-социализма, итальянского фашизма, салазаризма, франкизма. В свою
очередь Кас Мудде (США) и Клаус фон Байме (ФРГ) уделяют особое внимание проявлениям праворадикального
популизма в партийных системах Европы в эпоху постмодерна. Интересный обзор установления авторитарных
режимов и корпоративистских систем в Европе в межвоенный период дает Антониу Кошта Пинту (Португалия).
Немало новых и малоизвестных страниц в истории фашизма и правого радикализма содержится в работах,
посвященных их генезису и эволюции в Австрии, Франции, в Нидерландах, Бельгии и Люксембурге, Северной,
Центральной и Восточной Европе, в Западном полушарии, в ряде англо-саксонских стран, в том числе США,
Великобритании, Ирландии.
Сквозной темой, проходящей через все статьи издания, являются темы вызревания злокачественных
свойств фашизма – махрового расизма и национализма, антисемитизма, корпоративизма, репрессивного
аппарата, социальной риторики и демагогии, претензий на жизненное пространство, ресурсы, на мировое
господство, подкрепляемые гонкой вооружения и расширением вермахта, милитаризацией экономики,
формированием мощных пропагандистских структур. Интересный материал об этом содержится в работе В.И.
Дашичева о замыслах и положениях германского плана «Ост». В страновых исследованиях так или иначе
получают отражение взаимосвязи профашистских и фашистских движений и организаций с лидерами
итальянского фашизма (в 20-х – 30-х гг.), а с 30-х гг. – с национал-социализмом в Германии и его высшим
руководством.
Важное место в ряде статей заняли проблемы взаимоотношений католицизма, лютеранства и
православия с фашизмом, особенно в Германии, Италии, Испании, Португалии, на Балканах и в
латиноамериканских странах. Они были весьма непростыми из-за присущей и церкви, и фашизму
иерархической структуры, претензий на ведущую роль в государстве и обществе, завоевания на свою
сторону молодежи, прессы, деятелей культуры (статьи Л.Н. Бровко, О.И. Величко, Армина Нольцена, Н.Н.
Поташинской, Лючии Чечи, Ионуца Билиуты и др.). Тем интереснее отслеживать перипетии взаимоотношений
высших иерархов церкви и фашистских инстанций по вопросам отношения к антисемитизму, молодежным
организациям, культурной политики, свободы совести и вероисповедания на разных фазах предвоенных лет
и времен мировой войны. К сожалению, в издании не уделено должного внимания перипетиям антифашизма
в 20-40 гг., кризису, пережитому его различными течениями в предвоенные годы и на начальном этапе
мировой войны, различным формам коллаборационизма и ряду других вопросов, нуждающихся в
углубленном рассмотрении.
Л.С. Лыкошина, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института
научной информации по общественным наукам РАН. В статьях, посвященных проблемам Восточной Европы,
предпринимаются попытки поиска ответа на вопрос о сущности фашизма и конкретном воплощении его в
политической практике ряда стран региона: Венгрии, Польши, Болгарии, Румынии, Хорватии, Словакии,
Латвии, Украины. В межвоенный период большинство стран и народов Европы, разочаровавшись и в
либеральной демократии, и в социализме, искали некий третий путь. Но выбор опасных ориентиров привел к
искушению фашизмом и правым радикализмом. Не стали исключением и страны Восточной Европы. К 1938
г., пишет профессор Р. Биделѐ, т.е. до того момента, как Германия напала на своих соседей и стала
навязывать «тоталитарные» формы правления, около двух третей европейских государств имели режимы
авторитарного типа. Почему? Исчерпывающего ответа на этот вопрос ученые пока не дали. Но
отличительной чертой стран ЦВЕ и Балкан, вставших на путь авторитаризма, явилось то обстоятельство, что
все эти страны сложились как этнократии: государство в них рассматривалось как собственность титульной
нации. Исход Первой мировой войны способствовал стремлению вновь образовавшихся государств к
ориентации на сохранение национальной государственности. Именно этот момент, как полагает Р. Биделѐ,
рассматривался как краеугольный фактор политического порядка в Европе.
Но Версальская система, отмечается в статье И.С. Яжборовской, решала геополитические задачи великих
держав, принцип права наций на самоопределение применялся избирательно, не все народы могли
использовать его для решения своих проблем. Национальные меньшинства в тех восточноевропейских
странах, где они были достаточно многочисленны, явились дестабилизирующим фактором становления
государственности в странах Восточной Европы.
Едва ли не наиболее остро стояла проблема еврейского меньшинства. Антисемитизм как явление
характерное для восточноевропейского региона становится предметом анализа в большинстве материалов
рассматриваемого блока. Именно в евреях виделось некое мистическое зло, без устранения которого
невозможным казалось достижение полноценного национального бытия стран и народов.
Сущность адекватного историческому предназначению национального бытия виделась идеологами
фашизма и правого радикализма по-разному. В материалах раздела можно почерпнуть интересный материал
и о клерикальном фашизме в Румынии (статья И. Билиуты), и о проникнутом идеями национальной иск-
лючительности фашизме в Венгрии (статья Р. Пакши) и Хорватии (статья Р. Йомэнса), и об
антидемократическом, но характеризующимся и неким модернизационым аспектом болгарском фашизме
(статья Н. Поппетрова).
Сотрудничество с нацистами не помогло решить национальные задачи украинским националистам
проблемы, которые рассматриваются в статьях А.Ф. Носковой и Т. Пиотровского. Идея «Соборной Украины»
не реализовалась в те годы, но, как отмечают исследователи проблемы, ее сторонники несмотря на неис-
числимые беды, принесшие украинскому народу попытки ее реализации, сохраняют свое влияние и в наши
дни.
Режимы, существовавшие в межвоенной Восточной Европе, не всегда можно бесспорно отнести к
фашистским. Именно к такого рода феноменам, как утверждается в статье Т. Лормана, относится Словацкое
государство, как «авторитарную диктатуру» оценивает режим Пилсудского в Польше Г.Ф. Матвеев.
Представляется правомерным констатировать, что, статьи, посвященные восточноевропейской
проблематике, позволяют составить представление о самых различных аспектах заявленной темы и не
только содержат интересный фактический материал, но и заставляют задуматься о многих дискуссионных
проблемах.
А.А. Галкин, доктор исторических наук, профессор, академик РАЕН, главный научный сотрудник
Института социологии РАН, ответственный редактор международного исследовательского проекта
«Фашизм и правый радикализм в странах Европы и Америки: история и современность».
Авторов сборника объединяет одно и весьма существенное обстоятельство  все они убежденные
противники как идеологии, так и практики фашизма. Но за этими пределами начинаются расхождения. Они
определяются целой совокупностью обстоятельств. И сложностью исследуемого феномена, и многогран-
ностью его страновых моделей, и спецификой подхода к прошедшему, сложившегося в различных странах, и
неоднозначными исходными политическими установками исследователей. И это в целом не раздражает, а,
напротив, привлекает, ибо рисует не плоскостную, усредненную картину, а во многом противоречивый, но
реальный образ угрозы, перед которой оказалось человечество в десятилетия, последовавшие за первой
мировой войной.
Но только ли тогда? В подавляющем большинстве вошедших в сборник статей рассматриваются события,
происходившие в межвоенный период и в годы Второй мировой войны. Но если фашизм, как убедительно
показано в сборнике, это продукт искаженной, болезненной реакции обществ на условия, созданные глубоким
системным кризисом, то у нас нет оснований относить его исключительно к прошлому. Мир, в котором мы
живем, вступает (если уже не вступил) в очередную фазу глубоких перемен. А они, увы, обычно
сопровождаются потрясениями самого различного типа: экономическими, социальными, политическими и
нравственными. Можно ли в этих условиях быть уверенным в том, что эти потрясения не создадут ситуации,
которая будет способствовать не только усилению влияния, но и приходу к власти радикальных политических
сил, сходных с уже описанными нами.
Многообразие прошлых праворадикалистских движений и режимов дает основания предположить, что те
из них, которые появятся (или уже вырисовываются ныне), не будут выглядеть как идейная и
организационная калька с подобным им в прошлом. Вряд ли у них возникнет желание взвалить на себя дурно
пахнущий груз скомпрометированного фашистского прошлого. Но смена одеяний вовсе не аналогична
преобразованию тех, кто их носит.
Современные правые радикалы, претендуя на роль легитимной политической силы, отказываются от
наименований, которыми похвалялись их предшественники, и даже позволяют себе время от времени
критиковать их практику и взгляды. Однако при всем этом они остались, по сути, родственно близкими своим
предшественникам. И оказавшись у власти, они будут вести себя, ориентируясь, в целом, на установки и
опыт тех, кто так близок им политически и идейно.
Есть все основания считать, что, осмысливая изложенное в статьях сборника, внимательный читатель не
только пополнит свои представления о прошлом, но и получит материал, помогающий ориентироваться в
настоящее и будущем.

Фашизм и правый радикализм в Европе и Америке: история и современность («круглый стол»). В


публикуемых выступлениях отражены основные результаты, достигнутые в ходе работы над международным
научным проектом «Фашизм и правый радикализм в Европе и Америке: история и современность». Намечены
перспективы дальнейшего изучения этих феноменов.

Ключевые слова: фашизм, фашизация, пара-фашизм, квазифашизм, неофашизм, правый радикализм,


диктатуры.

Fascism and Right-Wing Radicalism in Europe and America: Past and Present (“round table”). The main
research outputs achieved during the work on the international research project Fascism and Right-Wing Radicalism
in Europe and America: Past and Present are reflected in published statements. There is scope for further study of
these phenomena.

Key words: fascism, fascization, para-fascism, quasi-fascism, neo-fascism, right-wing radicalism, dictatorships.