Вы находитесь на странице: 1из 32

На правах рукописи

Саттарова Зульфия Зульфатовна

Участие суда в исполнительном производстве

12.00.15. - гражданский процесс; арбитражный процесс.

Автореферат
диссертации на соискание учёной степени
кандидата юридических наук

Москва - 2004
Работа выполнена на кафедре гражданского процесса
Московской государственной юридической академии

Научный руководитель

кандидат юридических наук, доцент Ивакин Валерий Николаевич

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук,


профессор Фурсов Дмитрий Александрович

кандидат юридических наук Малешин Дмитрий Ярославович

Ведущая организация

Тверской государственный университет

Защита диссертации состоится 8 апреля 2004 года в 14.00 на заседании


диссертационного совета Д 212.123.03 при Московской государственной
юридической академии по адресу: 123995, г. Москва, ул. Садовая Кудринская,
Д. 9

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской


государственной юридической академии.

Автореферат разослан

Ученый секретарь диссертационного совета,


доктор юридических наук, профессор И. В. Ершова
I. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования


Важнейшей гарантией прав и законных интересов граждан и организаций
является эффективная система их защиты в случае нарушения.
Конституция РФ закрепляет обязанность государства и его органов создавать
необходимые юридические и организационные условия для реализации прав
и свобод.
Охрану и защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав, согласно
ст. 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии
с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством,
осуществляют суд, арбитражный суд, третейский суд. Задачами указанных органов в
целом являются защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов
граждан, предприятий, учреждений, организаций, а также содействие укреплению
законности и предупреждению правонарушений.
Эффективность судебной и иных форм защиты нарушенных прав зависит не
только от нормативно-правового регулирования, но и от правильного применения
норм права и максимального обеспечения реального исполнения принимаемых судом
и иными юрисдикционными органами актов.
Как известно, исполнение судебных и иных актов отражает реальную
способность права воздействовать на поведение человека, эффективность механизма
правового регулирования в целом. Поэтому изучение проблем, связанных
с исполнительным производством, имеет общетеоретическое значение.
Вопросы о правовой природе исполнительного производства, роли суда
в исполнительном производстве обсуждаются уже давно в процессуальной
литературе.
В связи с принятием в 1997 г. Федеральных законов «Об исполнительном
производстве» и «О судебных приставах» разногласия среди ученых усилились,
возникли проблемы концепции исполнительного производства.
Новое законодательство об исполнительном производстве существенно
изменило и расширило полномочия судебных приставов-исполнителей. Вместе с тем,
ряд важнейших функций остается в исключительной компетенции суда. Участие суда
в исполнительном производстве выступает' гарантией обеспечения законности
в исполнительном производстве.
Своевременное и правильное принудительное исполнение достигается
совершением предусмотренных законом процессуальных действий суда и судебного
пристава исполнителя. В зависимости от хода исполнения (возникновения каких-либо
препятствий, распорядительных действий сторон и иных обстоятельств) роль суда
может быть более или менее активной.
Реформа исполнительного производства не может ограничиваться принятием
двух законов. В послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ 2001 г. было
отмечено, что законодательство, регулирующее порядок исполнения > судебных
решений, нуждается в существенном совершенствовании.
Несмотря на то, что ФЗ «Об исполнительном производстве» действует более
пяти лет, до сих пор отсутствует единый процессуальный порядок обжалования
действий судебного пристава-исполнителя.
Отмечается тенденция к увеличению количества жалоб, поступающих в суды
в связи с исполнением судебных решений и актов других органов. Так, в 2001 году
было рассмотрено 26644 жалобы, из которых 6284 были удовлетворены, что
составляет 23,6%.1
Практика применения ФЗ «Об исполнительном производстве» и ФЗ
«О судебных приставах» показала, что оба закона далеки от совершенства, содержат
много пробелов и противоречивых норм.
Требует изучения и обобщения судебная практика, которая выработала свои
пути преодоления пробелов в процессуальном законодательстве.
Необходима разработка предложений по совершенствованию
законодательства с целью унификации процессуальных норм. Только согласованная
совместная деятельность суда и органов принудительного исполнения при четком
разграничении функций каждого может обеспечить реальное исполнение
и соблюдение прав и интересов всех лиц, вовлеченных в процесс принудительного
исполнения.
После принятия новых законов были написаны диссертации, посвященные
определению процессуального положения субъектов исполнительного производства.
Впервые правовое положение суда в процессе исполнения судебных постановлений
после реформы 1997 года было исследовано в диссертации Д Л . Малешина, однако
специального исследования форм судебного контроля за исполнением судебных
актов и актов других органов, процессуального порядка обжалования действий-
(бездействия) судебного пристава-исполнителя не проводилось.
Изложенное показывает, что исследование участия суда в исполнительном
производстве актуально, имеет теоретическое и практическое значение, что
и обусловило выбор темы диссертации.

Предметом исследования являются история развития и правовая природа


исполнительного производства, роль суда в исполнительном производстве по
обеспечению нормального хода процесса исполнения и контроля за исполнением,
процессуальная форма осуществления. им контроля за деятельностью судебных
приставов-исполнителей.

Цель работы.
Целью работы является исследование роли суда в исполнительном
производстве с учётом природы последнего и принятия нового законодательства.

Задачами исследования являются:


- исторический анализ возникновения и развития исполнительного
производства;
- рассмотрение общих теоретических проблем исполнительного производства,
таких как место исполнительного производства в системе права Российской
Федерации, роль суда в исполнительном производстве, его взаимодействие с другими
субъектами исполнительного производства;
- анализ деятельности суда общей юрисдикции и арбитражного суда
в исполнительном производстве, судебного контроля за исполнением судебных актов
и актов других органов;

5
- научное обобщение практики рассмотрения жалоб на действия судебного
пристава-исполнителя;
- определение особенностей обжалования отдельных постановлений
судебного пристава-исполнителя;
- подготовка предложений по совершенствованию законодательства
и внесению изменений и дополнений в действующие нормативно-правовые акты.

Методология исследования
Диссертационное исследование проводилось на основе общенаучного
диалектического метода, а также частных научных методов: сравнительного
правоведения, исторического, системного анализа, анализа научных концепций,
действующего законодательства и практики его применения.
При написании работы были использованы труды российских
процессуалистов и цивилистов конца 19-начала 20 в. - Е.В. Васьковского,
Ю.С. Гамбарова, А.Х. Гольмстена, К.И. Малышева, Т.М. Яблочкова и др., а также
работы советских и российских ученых - М.А. Гурвича, П.Ф. Елисейкина,
Н.Б. Зейдера, Ю.К. Осипова, М.К. Треушникова, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота,
М.С. Шакарян, В.М. Шерстюка, В.Н. Щеглова, К.С. Юдельсона и др.
В работе над темой автор учитывал теоретические положения, содержащиеся
в специальных работах по исполнительному производству - М.Г. Авдюкова,
Р.Х. Валеевой, Ю.И. Гринько, Л.Н. Завадской, П.П. Заворотько, Л.Ф. Лесницкой,
А.К. Сергун, М.К. Юкова, В.В. Худенко, В.В. Яркова и др.
В исследовании нашли отражение положения, опубликованные в новых
работах по исполнительному производству В.САнохина, Д.Х. Валеева,
М.А. Викут, Ю.В. Гепп, М.А. Дарькиной, О.В. Исаенковой, М.А. Клепиковой,
В.Ф. Кузнецова, И.Б. Морозовой, ДЛ. Малешина, Е. Г. Натахиной, Н. Б. Федоренко.
Нормативно-правовой базой диссертации послужили Конституция РФ,
федеральные конституционные законы, федеральные законы, указы Президента РФ,
постановления Правительства РФ, нормативно-правовые акты министерств
и ведомств.

6
В работе использованы материалы:
- семинара по теме «Обжалование действий судебного пристава-исполнителя
в суде. Исполнительные расходы и сборы», проходившего в октябре 1999 г. в Москве
и Екатеринбурге при участии Департамента судебных приставов Министерства
юстиции РФ и Управления юстиции Свердловской области;
- результатов обобщения' судебной * практики по жалобам на действия
судебных приставов-исполнителей, рассмотренных судами Оренбургской области
в 1998-2000 гг.;
- обзора судебной практики Арбитражного суда Оренбургской области за
2000 г.;
- результатов обобщения судебной практики по делам, связанным
с применением ФЗ «Об исполнительном производстве», рассмотренным
межмуниципальными судами г. Москвы в 1998-2000 гг.
Научная. новизна диссертации состоит в самостоятельном комплексном
исследовании правовой природы исполнительного производства. Автором
предпринята попытка определения роли суда в исполнительном производстве
в условиях реформы судебной системы и структурных изменений в организации
органов принудительного исполнения.
На основе теоретических выводов вносятся предложения
о совершенствовании действующего законодательства и принятии новых
нормативно-правовых актов.
В связи с изложенным, на основе проведенного исследования, на защиту
выносятся следующие положения:
1) Ошибочно отделение исполнения судебных постановлений и актов иных
органов от гражданского процесса, о чем свидетельствует исторический опыт,
который должен учитываться при реформировании системы взаимоотношений
органов принудительного исполнения и суда.
2) Исполнительное производство — неотъемлемый элемент механизма защиты
субъективных прав, завершающий процесс правоприменения, начатый судом или
иным юрисдикционным органом и представляющий собой предусмотренную
законом процессуальную деятельность органов принудительного исполнения, суда,
а также других субъектов, участвующих в исполнении, направленную на

7
своевременное и правильное исполнение постановлений суда и других органов,
подлежащих исполнению. Гражданский процесс как деятельность, направленная на
защиту субъективных прав, не ограничивается осуществлением правосудия по
гражданским делам, но включает в себя и исполнение судебных постановлений,
направленных на такую защиту. На этой стадии возникают процессуальные
правоотношения между судебным приставом-исполнителем и сторонами, а также
с судом, что обеспечивает реальное восстановление нарушенных прав.
3) Участие суда в исполнительном производстве не ограничивается
контролем. Суд как субъект исполнительного производства наделен полномочиями
по совершению действий, относящихся к его исключительной компетенции, и по
осуществлению контроля за принудительным исполнением постановлений суда
и других органов.
4) Судебный контроль за исполнением судебных актов и актов иных органов
имеет процессуальный характер, призван обеспечить защиту прав взыскателя,
должника и других лиц при совершении исполнительных действий, применение
санкций к субъектам, уклоняющимся от осуществления предписаний, содержащихся
в исполнительном документе.
По объекту и субъектам, инициирующим контроль, выделяются три формы
судебного контроля: прямой, косвенный, вторичный.
5) На основе анализа системообразующих признаков отрасли права делается
вывод об отсутствии оснований для выделения исполнительного производства
в самостоятельную отрасль права. Исполнительное право не обладает свойственным
лишь ему предметом и методом правового регулирования, отчасти состоит из норм
других отраслей права, отчасти регулируется специальным законодательством, что
в совокупности с отсутствием социальных предпосылок (общество не заинтересовано
в снижении гарантий интересов взыскателя и должника в исполнительном
производстве) дает основания Для отрицательного вывода о необходимости
формирования новой отрасли права - исполнительного права.
6) Предлагается внести изменения и дополнения в ФЗ «Об исполнительном
производстве» (ст. ст. 9, 19, 61, 85, 86, 87 и др.). Так, признается неудачной
используемая в ФЗ «Об исполнительном производстве» формулировка «исполнение
исполнительного документа». Исполняется не исполнительный документ, а судебный

8
или иной юрисдикционный акт, который является основанием принудительного
исполнения.
7) Жалобы сторон исполнительного производства на действия (бездействие)
судебного пристава-исполнителя должны рассматриваться' в рамках одного дела,
дошедшего в своем развитии до заключительной стадии, без возбуждения
производства по новому делу. Признается- ошибочным положение- закона,
предусматривающее вынесение по результатам рассмотрения жалобы решения.
Обосновывается необходимость единообразного порядка обжалования, действий
(бездействия) судебного пристава-исполнителя, установленного для судов общей
юрисдикции и арбитражных судов.

Научная и практическая значимость работы


Теоретические выводы и предложения, сформулированные в диссертации,
могут быть использованы при совершенствовании законодательства об
исполнительном производстве, гражданского и арбитражного процессуального
законодательства, а также в правоприменительной практике, связанной
с исполнением судебных актов и актов других юрисдикционных органов.
Материалы диссертации имеют значение для научной и учебной работы по
курсу «Гражданское процессуальное право», по спецкурсу «Арбитражный процесс»,
для разработки спецкурса «Исполнительное производство».
Некоторые предложения и выводы, содержащиеся в диссертации, могут служить
основой для последующих научных исследований в области гражданского процессуального
права и смежных отраслей науки.

Апробация результатов исследования


Диссертация выполнена на кафедре гражданского процесса Московской
государственной юридической академии, где обсуждалась и была одобрена.
Основные положения, содержащиеся в диссертации, нашли отражение
в научных статьях, опубликованных автором, а также использовались в ходе
преподавания курса гражданского процессуального права и спецкурса «Арбитражный
процесс» в Оренбургском институте (филиале) Московской государственной
юридической академии.

9
II. Структура и содержание работы
Структура диссертации обусловлена целью, задачами, логикой проведенного
исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих восемь
параграфов, заключения, библиографии и приложения.
Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются
предмет, цель, задачи, теоретическая и нормативно-правовая основы, а также
методология исследования, раскрываются научная новизна и практическое значение,
формулируются выносимые на защиту положения.
Первая глава диссертации «Историко-теоретические основы
исполнительного производства» состоит из двух параграфов.
В первом параграфе «История исполнительного производства в России»
рассматриваются этапы формирования института принудительного исполнения,
возникновение и развитие органов принудительного исполнения, их
взаимоотношения с судом.
Автор отмечает, что история исполнительного производства тесно связана
с возникновением и развитием судебной системы.
Попытка периодизации истории исполнительного производства была
предпринята В.В. Худенко. По мнению диссертанта, она может быть взята за основу,
однако требует уточнения и дополнений с учетом последних изменений
законодательства.
Возникновение исполнительного производства как правового института автор
связывает с созданием органов принудительного исполнения. Первое упоминание
о них содержалось в договоре Великого Новгорода с Великим князем Ярославом
Ярославичем 1270 г.
Система органов исполнения судебных решений впервые была установлена
Судебником 1497 г., согласно которому на суд была возложена ответственность за
исполнение постановленного решения.
Обращается внимание на то, что дальнейшее развитие исполнительного
производства характеризовалось периодическими изменениями организационного
подчинения органов принудительного исполнения.
Более совершенной система принудительного исполнения стала в результате
реформы 1864 г. Во-первых, на процесс принудительного исполнения

10
распространилось действие принципа диспозитивности. Во-вторых, были упразднены
многие меры воздействия на личность должника и расширены меры имущественного
взыскания. В-третьих, установлен контроль суда за принудительным исполнением.
Экономические преобразования, произошедшие в конце 80-х - начале 90-х
годов XX века, предопределили необходимость реформы механизма принудительного
исполнения советского периода.
Диссертант отмечает, что основным направлением реформы исполнительного
производства 1997 г. стала структурная реорганизация системы принудительного
исполнения, базирующаяся на идее отделения исполнительного производства от
гражданского процесса и создания самостоятельной отрасли права — исполнительного
права. Гораздо меньшее внимание было уделено процессуальному направлению
- регламентации механизма принудительного исполнения. Правильность такого
подхода вызывает сомнение, поскольку он не учитывает исторический опыт
(недостатки и преимущества ранее существовавших моделей принудительного
исполнения).
Проведенный исторический анализ возникновения и развития
исполнительного производства в России (с 1270 г. по настоящее время) показывает,
что органы принудительного исполнения в разные периоды существования
исполнительного производства подчинялись либо судебной власти, либо
исполнительной власти. Таким образом, сложились две формы организации системы
органов принудительного исполнения, характеризующиеся различной степенью
участия суда в исполнительном производстве. Выведение органов принудительного
исполнения из подчинения суда не давало ожидаемого результата и организационное
подчинение судебных исполнителей возвращалось в прежнее состояние.

Во втором параграфе «Правовая природа исполнительного производства» на


основе анализа различных точек зрения, высказанных в процессуальной литературе,
проводится исследование сущности исполнительного производства.
Подчеркивается, что ученые-процессуалисты единодушно отмечают значение
исполнительного производства в реализации задач гражданского судопроизводства,
но расходятся во мнениях относительно правовой природы исполнительного
производства, роли суда в исполнительном производстве.

11
В работе отмечается, что вопрос о том, является ли исполнительное
производство стадией гражданского процесса, обсуждается давно. Так, уже во второй
половине XIX века в гражданской процессуальной науке были выявлены различия
в оценке учеными статуса суда в исполнительном производстве. Одни ученые
рассматривали исполнительное производство как стадию гражданского процесса
(К.И. Малышев, А. Боровиковский, Е.А. Нефедьев), другие высказывали
противоположную точку зрения (В.М. Гордон, Ю.С. Гамбаров, А.Х. Гольмстен).
Изучение проблем исполнительного производства продолжилось и в XX веке
(П.П. Заворотько, Р.Х. Валеева, Ю.И. Гринько, М.Г. Авдюков, А.К. Сергун,
Л.Н. Завадская и другие).
Своеобразие исполнительного производства обусловливается тем, что ему
могут не предшествовать другие стадии гражданского процесса; в принудительном
порядке исполняются не только судебные акты, но и акты других юрисдикционных
органов; а также органом принудительного исполнения является не суд, а судебный
пристав-исполнитель.
Вышеизложенные обстоятельства послужили основанием для вывода о том,
что исполнительное производство не является стадией гражданского процесса.
Идея выделения исполнительного производства в самостоятельную отрасль
права, выдвинутая М.К. Юковым, была поддержана П.Ф. Елисейкиным,
В.М. Шерстюком, В.В. Ярковым. Вместе с тем, она имела не только сторонников, но
и оппонентов (М.Г. Авдюков, ЛЛ. Завадская, П.П. Заворотько, Ю.И. Гринько,
А.К. Сергун, В.В. Худенко).
Далее указывается, что реформа исполнительного производства усилила
разногласия среди ученых по вопросу о правовой природе исполнительного
производства. По этому поводу процессуалисты придерживаются различных точек
зрения. Одни продолжают считать исполнительное производство завершающей
стадией гражданского процесса (Н.А. Чечина, Д.М. Чечот, М.С. Шакарян,
Л.Ф. Лесницкая, B.C. Анохин, В.Ф. Кузнецов, Е.Г. Стрельцова, М.М. Дарькина,
Д Л . Малешин). Другие высказывают мнение о самостоятельности исполнительного
производства и возможности формирования на основе норм, регулирующих
исполнение судебных и иных юрисдикционных актов, комплексной отрасли
(М.К. Юков, В.В. Ярков, В.М. Шерстюк, И.Б. Морозова, МЛ. Клепикова).

12
Третьи обосновывают существование самостоятельной отрасли права
- исполнительного права (М.А. Викут, О.В. Исаенкова, Д.Х. Валеев, Ю.В. Гепп).
Диссертант поддерживает первую точку зрения и приводит дополнительные
доводы для обоснования своей позиции.
По мнению диссертанта, для определения правовой природы исполнительного
производства необходимо рассмотреть понятие стадии гражданского! процесса,
обратив внимание на соотношение понятий «правосудие» и «защита субъективных
прав»; установить специфику процессуального правоотношения в исполнительном
производстве.
С учетом того, что стадия гражданского процесса понимается в теории
неоднозначно, анализируются различные точки зрения. Примечательно, что
большинство авторов выделяют в качестве определяющего признака стадии цель,
ради достижения которой совершаются процессуальные действия, объединенные
в стадию.
Далее диссертант обосновывает вывод о том, что наряду с общей целью
гражданского процесса, существуют ближайшие цели каждой стадии. В связи с этим
автор разделяет мнение Н.Т. Арапова по поводу того, что сформулированные в законе
общие задачи и цели находят специфическое проявление в отдельных стадиях
гражданского процесса в виде частных (промежуточных) целей.
Диссертант полагает, что названные в законе общие цели являются
конечными, которые остаются неизменными на протяжении всего процесса. Цель
гражданского судопроизводства одна, но количество необходимых для достижения
этой цели стадий может быть различно. Каждая стадия характеризуется
самостоятельностью и завершенностью. С учетом изложенного стадия гражданского
процесса определяется как совокупность процессуальных действий, объединенных
ближайшей целью, согласованной с конечными целями гражданского процесса.
Далее диссертант обращает внимание на соотношение понятий «правосудие»
и «защита субъективных прав». Употребляя понятие «правосудие» в любом аспекте,
следует учитывать, что оно может быть отнесено исключительно к юрисдикционной
деятельности суда. Сущность защиты субъективных прав состоит в реальном
восстановлении нарушенного материального права, принятии мер для охраны

13
оспариваемого права. Она, как правило, не заканчивается вынесением решения
юрисдикционного органа. Это решение необходимо исполнить.
Исследуя вышеуказанную проблему, диссертант учитывает позицию
Европейского Суда по правам человека и Конституционного Суда РФ по данному
вопросу. Из постановлений указанных юрисдикционных органов явствует, что право
на судебную защиту предполагает как неотъемлемую часть такой защиты
возможность реального восстановления нарушенных прав и свобод.
Автор, одобряя точку зрения Д.Я. Малешина, который рассматривает процесс
разрешения спора и процесс исполнения судебных постановлений как равнозначные
элементы гражданского процесса, делает вывод о том, что понятия «правосудие»
и «защита субъективных прав» не тождественны. Защита субъективных прав
включает в себя не только осуществление правосудия (возбуждение, подготовка,
рассмотрение и разрешение дела, пересмотр вынесенного постановления), но
и реальное восстановление нарушенных прав (исполнение вынесенного судом
постановления).
Далее рассматривается специфика правоотношений, возникающих
в исполнительном производстве.
Отмечается, что в процессуальной литературе нет единого мнения
относительно понятия гражданского процессуального правоотношения. Совокупный
анализ высказанных мнений позволяет утверждать, что многие авторы содержанием
процессуальных отношений рассматривают либо деятельность по защите прав
и охраняемых законом интересов, либо деятельность по осуществлению правосудия.
Диссертант присоединяется к точке зрения авторов, которые считают содержанием
гражданских процессуальных отношений деятельность суда и других участников
процесса по защите прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций,
совершаемую на основе процессуальных прав и обязанностей (К.С. Юдельсон,
В.Н. Щеглов, Н.А. Чечина). Исходя из этой позиции, по мнению автора, возможен
анализ отношений, которые возникают в исполнительном производстве.
Выделяется условия возбуждения исполнительного производства: 1) наличие
исполнительного документа; 2)обращение к органу принудительного исполнения
с требованием о принудительном исполнении до истечения срока исполнительной
давности.

14
Весь процесс от возбуждения гражданского дела и до исполнения
вынесенного решения имеет один общий объект - требование о защите нарушенного
права или охраняемого законом интереса. Объектом правоотношений, возникающих
в исполнительном производстве, является требование о принудительном приведении
в исполнение решения суда или иного органа. Единство процессуального
правоотношения по гражданскому делу обеспечивается его властно-правовым
характером, предопределяющим структуру связей его субъектов.
Исследуя специфику правоотношений в исполнительном производстве, автор
обращает внимание на особенности субъектного состава. В отличие от других стадий
гражданского процесса, в исполнительном производстве властными полномочиями
наделены два органа - суд и судебный пристав-исполнитель, с которыми у других
субъектов возникают гражданские процессуальные отношения. Судебный пристав-
исполнитель появляется в гражданском процессе с того момента, когда возникает
необходимость в принудительном исполнении. При совершении исполнительных
действий возникают процессуальные отношения без участия суда. Однако
деятельность судебного пристава-исполнителя при исполнении судебных и иных
актов находится под контролем суда. Законом предусматривается потенциальная
возможность участия суда в исполнительном производстве.

В процессуальной литературе высказаны различные точки зрения по поводу


процессуального положения суда и судебного исполнителя, их взаимоотношений.
Изучение работ Н.Б. Зейдера, П.П. Заворотько, И.И. Зайцева, В.Н. Щеглова,
Л.Н. Завадской, НА. Чечиной по названной проблеме приводят диссертанта к выводу
о том, что суд и судебный исполнитель (пристав-исполнитель) были и остаются
самостоятельными субъектами исполнительного производства. Автор полагает, что
деятельность субъектов исполнительного производства не может сводиться лишь
к совершению исполнительных действий. Подробное рассмотрение полномочий суда
в исполнительном производстве проводится в соответствующем разделе работы.
Подчеркивается важность разграничения полномочий суда и судебного
пристава-исполнителя, процессуальной формы их взаимоотношений.
Далее автор подвергает критике мнение о существовании самостоятельной
отрасли права - исполнительного права. В частности, отмечается, что наличие
специального законодательства об исполнительном производстве не обусловливает

15
образование самостоятельной отрасли права. Источниками гражданского права
являются многочисленные кодексы, однако единство гражданского права
сохраняется. Аргументы, приводимые в пользу признания самостоятельной отрасли
права, являются недостаточными с точки зрения системообразующих признаков
отрасли права, какими являются предмет, метод, принципы. Наличие двух властных
органов (суда и судебного пристава-исполнителя) не изменяет сущности метода
регулирования, сочетающей в себе императивность и диспозитивность. У сторон
исполнительного производства есть возможность распоряжаться своими правами,
влиять на движение исполнительного производства.
На основании проведенного исследования делается вывод о том, что
исполнительное производство следует рассматривать как стадию гражданского
(арбитражного) процесса. Совокупность действий, совершаемых в исполнительном
производстве, обеспечивает достижение не только ближайших, но и конечных целей
гражданского судопроизводства. Правильным и своевременным исполнением
судебного акта завершается защита нарушенных и оспоренных прав.
Вторая глава диссертации «Полномочия суда в исполнительном
производстве» состоит из трех параграфов.
В первом параграфе «Роль суда в исполнительном производстве: общие
положения» рассматриваются функции суда в исполнительном производстве.
Для определения роли суда в исполнительном производстве, по мнению
диссертанта, необходимо рассмотреть не только каждое процессуальное действие
в отдельности, но и их совокупность, имеющую определенную направленность, т.е.
процессуальную функцию суда в исполнительном производстве.
В литературе вопрос о процессуальных функциях является дискуссионным.
Анализ высказанных точек зрения позволяет определить процессуальную функцию
субъекта гражданского процесса как деятельность, выражающуюся в совершении
процессуальных действий, направленных на достижение целей гражданского
процесса, осуществляемую в соответствии с правами и обязанностями данного
субъекта.
Целевая направленность деятельности суда в исполнительном производстве
обусловлена обеспечением законности, гарантий прав и интересов сторон и других
участников исполнительного производства.

16
Автором критикуется мнение тех процессуалистов, которые полагают, что
роль суда в исполнительном производстве характеризуется осуществлением
предварительного и последующего контроля. Диссертант отмечает, что роль суда не
ограничивается контролем, поскольку часть действий, относящихся к компетенции
суда, не связана с контролем (разъяснение судебного акта, изменение способа
и порядка исполнения, приостановление исполнительного производства и др.).
Отличие предварительного судебного контроля от последующего заключается
в том, что в первом случае совершение какого-либо действия другим субъектом
санкционируется судом, а во - втором - судом проверяется правомерность уже
совершенного действия по просьбе заинтересованных лиц.
Спорным, по мнению диссертанта, является предложенный М.А. Клепиковой
критерий для деления контроля на предварительный и последующий. Суть его
состоит в том, что если решение органа принудительного исполнения препятствует
дальнейшему движению исполнительного производства, контроль должен быть
предварительным, если не препятствует, то контроль является последующим. При
использовании данного критерия происходит смешение компетенции суда
и судебных приставов-исполнителей.
В заключение делается вывод о том, что суд в исполнительном производстве
наделен полномочиями по совершению действий, относящихся к его исключительной
компетенции, и по осуществлению контроля за принудительным исполнением
судебных актов и актов других органов. Объединяет же все действия суда в
исполнительном производстве как связанные с осуществлением контроля, так и не
связанные с ним то, что они обеспечивают законность в исполнительном
производстве и являются гарантиями исполнения юрисдикционного акта.
Во втором параграфе «Деятельность суда в исполнительном производстве,
не связанная с контролем» на основе анализа действующего законодательства
рассматриваются процессуальные действия, совершаемые судом в исполнительном
производстве.
Диссертант отмечает, что с принятием ФЗ «Об исполнительном
производстве» произошло разграничение полномочий между судом и органами
принудительного исполнения, расширение полномочий последних.

17
Обращается внимание на необходимость дополнительного урегулирования
ряда вопросов, связанных с отложением исполнительных действий. По мнению
диссертанта, заслуживает одобрения порядок отложения исполнительных действий,
предусмотренный ст.328 АПК, в соответствии с которым вопрос об отложении
исполнительных действий решается только судом, по заявлению взыскателя,
должника или судебного пристава-исполнителя. С целью приведения в соответствие
норм, содержащихся в ст.328 ГПК и ст.19 ФЗ «Об исполнительном производстве»
предлагается новая редакция ст.19 ФЗ «Об исполнительном производстве».
Далее отмечается противоречивость нормы, содержащейся в ст.32 ФЗ
«Об исполнительном производстве», допускающей решение вопроса
о правопреемстве судебным приставом-исполнителем. Обосновывается
необходимость решения данного вопроса судом и предлагается внести
соответствующие поправки в ст.32 ФЗ «Об исполнительном производстве».
Далее в работе исследуются такие действия, как выдача исполнительного
листа и его дубликата, восстановление пропущенного срока для предъявления
исполнительного документа к исполнению, разъяснение судебного акта, отсрочка
и рассрочка исполнения, изменение его способа и порядка, приостановление
и прекращение исполнительного производства, обращение взыскания на денежные
средства и иное имущество должника, находящееся у других лиц, индексация
присужденных сумм, поворот исполнения.
Подчеркивается важность детальной регламентации процедуры
приостановления и прекращения исполнительного производства.
Анализируется судебная практика, приводятся примеры, подтверждающие
отдельные теоретические положения и выводы.
На основании изложенного делается вывод о том, что все рассмотренные
процессуальные действия, отнесенные к исключительной компетенции суда,
осуществляются в определенной законом процессуальной форме. Совершение этих
действий связано с правовой оценкой обстоятельств, на которые ссылаются стороны
исполнительного производства. Таким образом, суд, совершая юридически значимые
для сторон исполнительного производства действия, влияющие на динамику
исполнительного производства, выступает гарантом правильного и своевременного

18
исполнения. Деятельность суда, не связанная с контролем, обеспечивает законность
исполнительного производства и является его неотъемлемой частью.
В третьем параграфе «Судебный контроль за исполнением судебных актов
и актов других органов» рассматривается, осуществление судом процессуального
контроля за деятельностью органов принудительного исполнения и иных органов
и организаций, исполняющих требования судебных актов и актов других органов.
Федеральный закон «Об исполнительном фоизводстве» разграничил
судебный контроль между судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Далее
в работе отмечается, что предметом защиты при осуществлении судебного контроля
могут быть разнообразные права сторон исполнительного производства и других лиц.
В зависимости от предмета защиты выделяются формы контроля.
Основываясь на формах судебного контроля, выделенных П.П. Заворотько,
диссертант предлагает следующие формы судебного контроля:
1) непосредственный (прямой) контроль в исполнительном производстве
— рассмотрение жалоб на действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя,
цель которого состоит в защите прав и интересов сторон исполнительного
производства при осуществлении принудительного исполнения судебным приставом-
исполнителем;
2) косвенный контроль за исполнением судебных-актов и актов других
органов, осуществляемый при исковом порядке защиты нарушенных в процессе
исполнения прав лиц, не участвующих в исполнительном производстве,
и привлечении к ответственности за неисполнение судебного акта;
3) вторичный контроль (кассационное или апелляционное обжалование
постановлений суда по вопросам, возникающим в стадии исполнения судебного акта,
пересмотр в порядке надзора), объектом которого является деятельность суда по
совершению действий, относящихся к его исключительной компетенции.
Далее в работе рассматриваются вышеуказанные формы судебного контроля.
Подробное исследование процессуального порядка рассмотрения жалоб на действия
судебного пристава-исполнителя приводится в соответствующем разделе работы.
Указывается, что действия судебного пристава-исполнителя могут служить
поводом возникновения спора, который разрешается в исковом порядке.

19
Диссертант отмечает, что при предъявлении исков о возмещении вреда,
причиненного судебным приставом-исполнителем гражданам и организациям,
существует проблема определения надлежащего - ответчика. В соответствии со
ст. 5 ФЗ «О судебных приставах» служба судебных приставов входит в систему
органов Министерства юстиции РФ. Финансирование и материально-техническое
обеспечение ее деятельности осуществляется за счет средств федерального бюджета
(ст. 22 и 23 вышеуказанного Закона). Конституционная норма, устанавливающая
имущественную ответственность государства за причиненные его должностными
лицами и органами убытки, конкретизируется в ПС РФ (ст.16, 125, 1064, 1071).
Анализ действующего законодательства позволяет сделать вывод о том, что
надлежащим ответчиком по таким искам будет РФ. При этом от имени казны
согласно ст. 1071 ПС РФ выступают соответствующие финансовые органы,
в частности, орган федерального казначейства по месту открытия лицевого счета
должника. На основании ч.1 ст.1081 ПС РФ, к судебному приставу-исполнителю,
причинившему вред при осуществлении функций по исполнению судебных актов
и актов других органов, может быть предъявлен регрессный иск. Возможность
предъявления такого иска является основанием для привлечения судебного пристава-
исполнителя в качестве третьего лица на стороне ответчика.

К исковому порядку защиты прав, нарушенных при производстве


исполнительных действий, относится предъявление иска об освобождении имущества
от ареста или исключении его из описи.
Обращается внимание на то, что жалобу должника о признании
постановления о наложении ареста неправомерным и отмене ареста следует отличать
от иска об освобождении имущества от ареста.
Диссертант полагает, что основным критерием для разграничения форм
судебной защиты прав других лиц следует признать соблюдение или нарушение
судебным приставом-исполнителем процессуального порядка производства ареста
имущества. Делается вывод о том, что нарушение процессуального порядка
производства ареста не является основанием для предъявления иска об освобождении
имущества от ареста. В этом случае должна быть подана жалоба на незаконные
действия судебного пристава-исполнителя.

20
Далее отмечается, что косвенный судебный контроль осуществляется при
привлечении к ответственности за неисполнение судебного акта. Проводится
сравнительный анализ норм ФЗ «Об исполнительном производстве», АПК РФ, ГПК
РФ. Обращается внимание на отсутствие единообразия в правовом регулировании
порядка привлечения к ответственности в названных законах. Так, положения ст. 332
АПК РФ и ст. 86 ФЗ «Об исполнительном производстве» не совпадают по субъектам,
на которых может быть наложен штраф. В соответствии со ст. 332 АПК РФ штраф на
должностных лиц может быть наложен судом, а согласно ст. 87 ФЗ
«Об исполнительном производстве» - судебным приставом-исполнителем. В ГПК РФ
отсутствует норма, регулирующая порядок наложения штрафа на банк или иное
кредитное учреждение. Учитывая, что ГПК допускает наложение штрафа судом или
судьей в случаях и размерах, предусмотренных кодексом, представляется
невозможной реализация положений ст. 86 ФЗ «Об исполнительном производстве»
о наложении штрафа судом общей юрисдикции.
Особого внимания заслуживает вопрос о штрафах, налагаемых судебным
приставом-исполнителем в соответствии со ст. ст. 85 и 87 ФЗ «Об исполнительном
производстве». Подвергается критике наделение судебного пристава-исполнителя
правом единолично решать вопрос о применении штрафной санкции. Во-первых, при
решении вопроса о наложении штрафа судебный пристав-исполнитель не учитывает
мнение заинтересованных лиц, их возражения и ходатайства. Во-вторых, размеры
штрафов являются относительно определенными, следовательно, при определении
конкретного размера штрафа требуется оценка обстоятельств.
Представляется, что вопрос о наложении штрафа за неисполнение судебного
акта, обязывающего должника совершить определенные действия или воздержаться
от их совершения, а также за невыполнение законных требований судебного
пристава-исполнителя и нарушение законодательства РФ об исполнительном
производстве должен решаться судом по представлению судебного пристава-
исполнителя в порядке, определенном ст. ст. 105, 106 ГПК РФ и ст. ст. 119, 120 ЛПК
РФ.
Далее указывается, что вторичный судебный контроль реализуется в виде
проверки законности и обоснованности постановлений суда, вынесенных по
вопросам исполнительного производства. Обжалование постановлений суда по

21
вопросам, возникающим - в процессе исполнения, производится в установленном
процессуальным законом порядке.
На основании вышеизложенного делается вывод о том, что судебный
контроль осуществляется в различных формах в зависимости от объекта контроля
и субъектов, инициирующих контроль. Выделяются следующие формы контроля:
прямой, косвенный и вторичный. Целью всех форм судебного контроля являются
защита прав и законных интересов сторон исполнительного производства и других
лиц при производстве исполнительных действий и применение санкций к субъектам,
уклоняющимся от выполнения предписаний, содержащихся в исполнительном
документе.
Глава третья «Обжалование в суд действий судебного пристава-
исполнителя» состоит из трех параграфов.
Параграф первый посвящен субъектам и объектам права обжалования.
Обжалование действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя
представляет собой форму прямого судебного контроля в исполнительном
производстве, имеющую целью защиту прав и интересов сторон исполнительного
производства. Субъектами права обжалования, предусмотренного ст. 90 ФЗ
«Об исполнительном производстве» и ст. 441 ГПК РФ, являются взыскатель
и должник. Другие физические и юридические лица, права и интересы которых
нарушены действиями или бездействием судебного пристава-исполнителя, могут
реализовать свое право на судебную защиту в порядке, предусмотренном главой
25 ГПК РФ. Эти лица, не являющиеся сторонами исполнительного производства,
могут обжаловать действия судебного пристава-исполнителя, не связанные
с предметом исполнения. Норма, содержащаяся в ст. 328 АПК РФ, допускает
оспаривание действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя сторонами
исполнительного производства и другими лицами в порядке, предусмотренном
гл. 24 АПК РФ.

Диссертант полагает, что субъектами обжалования действий (бездействия)


судебного пристава-исполнителя, кроме сторон исполнительного производства, могут
быть прокурор и государственные органы (органы местного самоуправления). Право
на обжалование указанных субъектов обосновывается исходя из того, что

22
в принудительном исполнении нуждаются решения суда, вынесенные по искам
прокурора и государственных органов.
На основании изложенного делается вывод о том, что субъектами права
обжалования действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя являются
стороны исполнительного производства, а в случаях, предусмотренных законом,
прокурор и государственные органы (органы местного самоуправления).
Далее в работе рассматривается объект обжалования. В соответствии с ФЗ
«Об исполнительном производстве» в суд могут быть обжалованы действия
судебного пристава-исполнителя и отказ в совершении исполнительных действий.
Обращается внимание на то, что в указанном Законе не употребляется термин
«бездействие», что, по мнению диссертанта, является недостатком, поскольку
возникают затруднения в толковании формулировки «отказ в совершении действий».
Объект обжалования определен иначе в АПК и ГПК. Так, согласно ГПК РФ можно
обжаловать действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя, а также отказ
в отводе судебного пристава-исполнителя. АПК РФ предусматривает оспаривание
решений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя. Представляется
более правильной и полной формулировка, используемая в ГПК РФ. Бездействие
может быть определено как поведение, заключающееся в не совершении лицом того
действия, которое оно должно было и могло выполнить. Оно может быть выражено
несовершением определенного действия или системой пассивного поведения. Отказ
в совершении каких-либо действий предполагает ответ в отрицательной форме на
просьбу, требование об их совершении.
Далее отмечается, что в соответствии со ст. 88 ФЗ «Об исполнительном
производстве» судебный пристав-исполнитель выносит постановление, если решения
судебного пристава-исполнителя, принимаемые при совершении исполнительных
действий, затрагивают интересы сторон и иных лиц. По смыслу этой статьи другие
действия, которые не оформляются в виде постановления, не затрагивают интересы
сторон и иных лиц. Между тем, практически любое действие судебного пристава-
исполнителя при исполнении судебного или иного акта затрагивает чьи-то интересы,
хотя постановление по нему выносится не во всех случаях. Независимо от вынесения
постановления любые действия судебного пристава-исполнителя могут быть
обжалованы.

23
Во втором параграфе рассматривается процессуальный порядок подачи
и рассмотрения жалоб на действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя.
Автор отмечает, что процессуальный' порядок обжалования действий
(бездействия) судебного пристава-исполнителя регулируется в ГПК РФ и АПК РФ
по-разному. В АПК РФ - жалобы сторон исполнительного производства на действия
(бездействие) судебного пристава-исполнителя приравнены к жалобе на действия
должностных лиц, относящейся к производству по' делам, возникающим из
административных и иных публичных правоотношений. В ГПК РФ норма об
обжаловании сформулирована иначе: подача жалобы не влечет возбуждение дела,
возникающего из административно-правовых отношений.
Диссертант полагает, что последовательная концепция обжалования может
быть сформулирована лишь при условии единообразного порядка обжалования,
усгановленного для судов общей юрисдикции и арбитражных судов. В связи с этим,
предлагается проект закона «Об обжаловании в суд действий судебного пристава-
исполнителя», нормы которого могут быть использованы для унификации процедуры
обжалования.
Далее уделяется внимание вопросу о процессуальной природе жалоб на
действия судебного пристава-исполнителя. Учитывая, что вопрос является
дискуссионным, автор анализирует различные точки зрения. Одни процессуалисты
считают, что эти жалобы должны рассматриваться как жалобы на действия и решения
должностных лиц (В.В. Ярков, Л.Ф. Лесницкая, И.Б. Морозова, М.А. Викут,
О.В. Исаенкова, Е.А. Мартьянова). Другие авторы предлагают рассматривать жалобу
на действия судебного пристава-исполнителя как административный иск, применяя
правила искового производства (А.Е. Березий, И.О. Подвальный, М.А. Клепикова).
Третьи высказывают точку зрения, согласно которой обжалование действий
судебного пристава-исполнителя должно происходить в рамках уже возбужденного
и рассмотренного судом дела, дошедшего в своем развитии до стадии исполнения,
с вынесением по жалобе определения без возбуждения нового самостоятельного
процесса (Т.В. Кулешова, М.Д. Олегов, Е.Г. Стрельцова, B.C. Анохин, Т. Разгулова).

Диссертант поддерживает последнюю точку зрения и приводит


дополнительные аргументы для ее обоснования. В частности, отмечается, что
рассмотрение жалобы на действия судебного пристава-исполнителя не связано

24
с материально-правовым спором сторон; суд проверяет законность и обоснованность
процессуальных действий судебного пристава-исполнителя^ обжалование
представляет собой форму прямого судебного контроля в исполнительном
производстве, имеющую своей целью защиту прав и интересов сторон
исполнительного производства.
На основе изложенного делается вывод о том, что жалоба на действия
(бездействие) судебного пристава-исполнителя не может приравниваться по своему
значению к исковому заявлению или жалобе на действия должностного лица и не
может привести к возбуждению нового дела, поскольку обращена к суду как
к участнику ранее возникших процессуальных правоотношений.
Далее в работе рассматриваются вопросы подведомственности и подсудности
жалоб на действия судебного пристава-исполнителя.
Автор отмечает, что критериями для разграничения подведомственности
жалоб между судом общей юрисдикции и арбитражным судом являются вид
юрисдикционного органа, выдавшего исполнительный документ, и субъекты
обжалования.
Подвергается критике правило территориальной подсудности, установленное
ст. 90 ФЗ «Об исполнительном производстве» и п. 6 ст. 38 АПК РФ, согласно
которому жалоба подается в суд по месту нахождения судебного пристава-
исполнителя. Такое правило, не учитывающее территориальной компетенции
судебного пристава-исполнителя, места совершения исполнительных действий,
создает проблемы доступности защиты прав взыскателя и должника, большой
нагрузки на суд, в районе которого находится служба (подразделение) судебных
приставов. По мнению диссертанта, заслуживает одобрения правило территориальной
подсудности, определенное в ст.441 ГПК РФ, в соответствии с которым жалоба
подается в суд, в районе действия которого выполняет свои обязанности судебный
пристав-исполнитель.
Далее уделяется внимание сроку подачи жалобы на действия (бездействие)
судебного пристава-исполнителя. На основе анализа дискуссии о правовой природе
этого срока, обосновывается его процессуальный характер.
Вызывает споры необходимость личного участия в судебном заседании
судебного пристава-исполнителя, действия которого обжалуются.

25
Диссертант полагает, что судебный пристав-исполнитель выступает не от
имени Службы судебных приставов, а как самостоятельный субъект, наделенный
правами и обязанностями для принудительного исполнения судебных актов и актов
других органов. В ст.90 ФЗ «Об исполнительном производстве» речь идет не об
обжаловании действий органа принудительного исполнения, а об обжаловании
действий судебного пристава-исполнителя. Эта позиция в определенной степени
поддерживается положениями Приказа Судебного Департамента Верховного Суда
РФ от 29 01.99 г. (в ред. Приказа от 24.08.99 г. № 94) «Об утверждении Временной
инструкции по делопроизводству в суде», в котором в п. 7 указано, что при
назначении судебного заседания по жалобе на действия судебного пристава-
исполнителя о времени и месте заседания извещаются взыскатель, должник,
в судебное заседание вызывается также судебный пристав-исполнитель, действия
которого обжалуются.
Как известно, в отдельных случаях постановление судебного пристава-
исполнителя должно быть утверждено старшим судебным приставом. При
обжаловании таких постановлений есть смысл привлекать к участию в деле лицо,
санкционировавшее действие судебного пристава-исполнителя. Старший судебный
пристав, утверждая действие судебного пристава-исполнителя, должен проверить его
законность и обоснованность. Если старший судебный пристав утвердил незаконное
постановление, то он должен быть привлечен к участию в деле вместе с судебным
приставом-исполнителем, действия которого обжалуются.
В отличие от ГПК РСФСР в АПК РФ, ГПК РФ предусматривается вынесение
по результатам рассмотрения жалобы (заявления) судебного решения. Правильность
такою подхода законодателя вызывает сомнения. Понятия «определение» и
«решение» нельзя смешивать. Это совершенно разные по своей процессуальной
природе судебные постановления: решением разрешается дело по существу, а по всем
остальным вопросам, возникающим в различных стадиях процесса, выносится
постановление в форме определения (ст. 197 ГПК РФ, ст. 167 АПК РФ). В работе
обосновывается положение о том, что по результатам рассмотрения жалобы на
действие (бездействие) судебного пристава-исполнителя должно выносится
определение. В частности, отмечается, что ГПК РФ неизвестны дела по жалобам на
действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя, в связи с чем возникает

26
коллизия норм, содержащихся в ст. 22 ГПК РФ, где содержится исчерпывающий
перечень дел, и ст. 441 ГПК РФ. Характеристика предмета судебного решения как
материально-правового отношения выявляет и подчеркивает юридическую природу
решения, механизм его воздействия как акта по применению норм права, определяет
объективные и субъективные пределы законной силы решения.
Сравнительный анализ норм ГПК РФ и АПК РФ, регулирующих
процессуальный порядок рассмотрения жалоб на действия (бездействие) судебного
пристава-исполнителя, позволяет сделать вывод о том, что отсутствуют
единообразные правила, что, по мнению диссертанта, является существенным
недостатком действующего законодательства. С целью унификации указанных норм,
предлагается проект закона «Об обжаловании в суд действий (бездействия) судебного
пристава-исполнителя».
В заключение подчеркивается значение обжалования в суд действий
судебного пристава-исполнителя. Оно заключается в том, что сама возможность
обжалования оказывает позитивное влияние на работу службы судебных приставов
в целом и деятельность судебного пристава-исполнителя по конкретному делу. Во-
первых, суд, признав действия (бездействие) противоречащими закону,
восстанавливает нарушенные права сторон обеспечивает законность. Во-вторых,
подконтрольность деятельности судебных приставов-исполнителей суду
способствует повышению ответственности, эффективности работы.
В третьем параграфе «Обжалование отдельных постановлений судебного
пристава-исполнителя» анализируются результаты обобщения судебной практики по
рассмотрению жалобы на действия судебных приставов-исполнителей, проведенного
Московским городским судом и Оренбургским областным судом.
Отмечаются наиболее распространенные нарушения, допускаемые судебными
приставами-исполнителями, и типичные ошибки, допускаемые судами при
рассмотрении жалоб на действия (бездействие) последних. Так, 43% от общего
количества рассмотренных жалоб составляли жалобы на действия по порядку
наложения ареста, оценке и изъятию арестованного имущества и 36% - жалобы на
бездействие. Более чем каждое пятое-обращение от числа изученных дел связано
с нарушениями при решении вопроса о возбуждении исполнительного производства,

27
немало обращений в арбитражный суд по поводу возвращения исполнительных
документов взыскателям.
На основании анализа судебной практики автор обращает внимание на
отдельные вопросы, возникающие при обжаловании постановлений судебного
пристава-исполнителя.
Отмечается, что принятие судебным приставом-исполнителем постановления
о возбуждении исполнительного производства в судебной практике рассматривается
как обязательное основание для совершения исполнительных действий. Исчисление
срока, установленного судебным приставом-исполнителем для добровольного
исполнения должником требований, содержащихся в исполнительном документе,
начинается со дня, следующего за днем получения должником копии постановления
о возбуждения исполнительного производства.
Изучение судебной практики показывает, что действия судебных приставов-
исполнителей по аресту и реализации имущества признаются незаконными, если
производятся с нарушением требований ст. ст. 46, 50, 51, 57-62 ФЗ
«Об исполнительном производстве».
Нарушение очередности обращения взыскания на имущество должника-
организации - наиболее распространенное основание обжалования действий
судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на имущество.
Далее указывается, что причиной отмены постановлений о возвращении
исполнительных документов является нарушение судебным приставом-исполнителем
требований ст. ст. 7,26, 54 ФЗ «Об исполнительном производстве». При обжаловании
постановления судебного пристава-исполнителя о возвращении исполнительного
документа в связи с отсутствием у должника имущества или доходов, на которые
может быть обращено взыскание, судебный пристав-исполнитель должен доказать,
что он предпринял все допустимые законом меры по отысканию имущества должника
или его доходов и не добился результатов.

Подчеркивается важность процессуального оформления окончания


исполнительного производства. В судебной практике встречаются случаи, когда
судебный пристав-исполнитель заканчивает исполнительное производство ввиду
фактического исполнения судебного акта, а взыскатель не согласен с окончанием
исполнения, ссылаясь на ненадлежащее исполнение.

28
В соответствии со ст.61 ФЗ «Об исполнительном производстве» в случае
ликвидации должника - организации исполнительные документы, находящиеся
у судебного пристава-исполнителя, передаются ликвидационной комиссии. При этом
закон не определяет форму окончания исполнительного производства.
В связи с отсутствием правового регулирования судебные приставы-
исполнители по аналогии применяют норму п.4 ст.27 ФЗ «Об исполнительном
производстве» и выносят постановление об окончании исполнительного
производства.
Диссертант полагает, что применение аналогии закона в данном случае
недопустимо, поскольку в ст.27 ФЗ «Об исполнительном производстве» дан
исчерпывающий перечень оснований для окончания исполнительного производства.
В связи с этим, предлагается предусмотреть в п.2 ст.61 ФЗ «Об исполнительном
производстве» вынесение постановления судебного пристава-исполнителя
о направлении исполнительного документа ликвидационной комиссии, которое
может быть обжаловано.
В заключение диссертации подводятся итоги проведенного исследования,
формулируются основные выводы и предложения по совершенствованию
законодательства.
Приложение к работе представляет собой проект закона «Об обжаловании в
суд действий судебного пристава-исполнителя».

По теме диссертации опубликованы следующие работы:


Саттарова 3.3. Служба судебных приставов - орган принудительного
исполнения // Труды преподавателей Оренбургского института Московской
государственной юридической академии (выпуск первый). - Оренбург, 1999. 0,2 п.л.
Саттарова 3.3. Суд - субъект исполнительного производства // Труды
преподавателей Оренбургского института Московской государственной юридической
академии (выпуск третий). - Оренбург, 2002.0,6 п.л.

29
Лицензия ЛР № 063109 от 04.02.1999 г. Подписано к печати 05.02.2004 г.
Формат 60x84/16. Печать офсетная. Тираж 130 экз. Заказ 107.
Отпечатано «Агентство «ПРЕССА», г. Оренбург, ул. Комсомольская, 45.