Вы находитесь на странице: 1из 240

Марта Финли

Милдред:
годы
ожидания

Т]риада
Москва, 2013
MARTHA FINLEY «MILDRED AND ELSIE»

У Д К 82-312.2
ББК 86.37

Финли, М.
ф 59 Милдред: годы ожидания.: Пер. с англ. / Марта Ф инли — М.:
Триада, 2013. - 240 с. - ISBN 978-5-86181- 513-0 (в пер.)

М илдред возвращ ается дом ой из Розленда. Как радостна


встреча с родителям и, братьями и сестрами! За год отсутствия
Милдред стала настоящей красавицей, а потому и местные м оло­
дые люди немало обрадованы ее возвращением. Но сердце М илд­
ред отдано Чарли Ландрету. А вот дела Чарли идут все хуже... Н а­
ступает момент, когда М илли перестает получать от него письма.
Она не знает, что случилось, тем не менее по-преж нем у не прини­
мает предложения других ухажеров. Идут годы. Семью Китов на­
вестили Элси и ее отец. Теперь-то мы узнаем историю их счастли­
вого воссоеди н ен и я . Н о вот уже вышла замуж младшая сестра
М илдред, и Милдред стоит перед выбором: отдать свое сердце н е­
любимому, хоть и очень хорош ему человеку или безо всякой на­
дежды ждать Чарли.

ББК 86.37

© П еревод на русский язык, оформление


М РО ЕХ ХМ «Триада», 2013

Редактор: Г. Раевская
Компьютерная верстка: О. Воскресенская
Дизайн обложки: П. Ожгибесов
Корректор: В. Корякина
Перевод: Н. Будина
ТРЕТЬЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ
О МИЛДРЕД КИТ,
НАПИСАННОЕ
МАРТОЙ ФИНЛИ
В 1881 ГОДУ
Когда, как темная вода,
Лихая, лютая беда
Была тебе по грудь,
Ты, не склоняя головы,
Смотрела в прорезь синевы
И продолжала путь.

Неизвестный автор *

***

Несмелое, но дивное творенье —


Как роза накануне пробужденья!

Лорд Байрон. «Дон Жуан» **

* Перевод С. Маршака.
** П еревод Т. Гнедич.
Глава 1

Прекрасный миг — бодрящий первый свет


На землю пил! Еще ночной Прохладой
Напоен воздух. Близится рассвет,
И облаков, сияя, рдеют гряды.

Элизабет Маргарет Чандлер

О, долгий, долгий поцелуй, весны!


Любви, мечты' и прелести сиянье
В нем, словно в фокусе, отражены.

Лорд Байрон. «Дон-Жуан» *

ад землей занималась заря. Свежий, прохлад­

Н ный ветерок, напоенный лесными запахами и


птичьим щебетом, нежно прикоснувшись к
щеке, разбудил Милдред.
Она соскочила с кровати, подбежала к открытому
окну и от радости тихонько ахнула. Подперев голову
рукой, девушка замерла, очарованная прекрасным
пейзажем. Пред ее взором расстилались покрытые ле­
сом холмы, водопады, безлюдные долины и скалистые
горы, над вершинами которых небо отливало алым и
золотым.
Мгновение спустя сквозь золотые горные врата в
мир вошло солнце, чтобы совершить свой дневной
круг, готовое, радуясь, «как исполин, пробежать по­
прище»**.

* П еревод Т. Гнедич.
** Пс 18:6.
Оно сияло так ярко, что ослепило Милдред, и де­
вушка опустила глаза к земле. Серый туман клочьями
висел над долинами и пытался вскарабкаться по скло­
нам гор. В конце концов взгляд ее упал на вершину од­
ного из холмов, и внезапно яркий румянец залил ее
щеки, а глаза и губы тронула мягкая улыбка.
Но улыбка тут же растаяла, румянец уступил место
бледности, а из груди вырвался тяжкий вздох. Милд­
ред закрыла лицо ладонями и тихо простонала:
—Боже мой, что же мне делать? Как поступить?
Перед ней стоял вопрос необычайной важности,
ведь от его решения, возможно, зависело счастье всей
ее земной жизни! И как знать —может, и жизни гряду­
щей тоже.
Как хотелось ей спросить совета у матери! Но та
была далеко, а доверить свою сокровенную тайну бу­
маге и почте Милдред не могла.
Но другой ее Друг, дорогой, мудрый и любящий,
всегда был с ней рядом, и она обратилась за советом к
Нему и к Его Слову.
Пока Милдред читала Книгу Книг, дом наполнился
тихими звуками: слуги хлопотали, наводили порядок,
готовили завтрак для многочисленных гостей, боль­
шинство из которых еще пребывало в стране снов.
Милдред быстро и аккуратно оделась и потихоньку
выбралась из комнаты, решив прогуляться по росис­
тому саду, объятому утренней тишиной.
По широкой прохладной террасе дома торопливо и
взволнованно расхаживал молодой человек. Он то и
дело нетерпеливо поглядывал на окна одной из ком­
нат второго этажа. Остановившись на мгновение, он
вытащил часы.
—Полчаса осталось! —вздохнул он. —Неужели я ее
не увижу?
Но в эту минуту в дверях показалась хрупкая деви­
чья фигурка в белом муслиновом платье, к поясу кото­
8
рого был прикреплен букетик полевых цветов. В руке
у девушки была соломенная шляпка с широкими по­
лями. И молодой человек с тихим восклицанием «Ах,
наконец-то!» кинулся ей навстречу.
Она слегка вздрогнула, увидев его, и поспешно
оглянулась по сторонам, словно хотела спастись бег­
ством.
—Милдред, постойте! Зачем вам убегать от меня? —
произнес он умоляюще, протягивая к ней руки.
Едва заметно поколебавшись, она подала ему руку.
—Доброе утро, —сказала она тихо. —Что-то случи­
лось? Вы так взволнованы.
—Да, меня срочно вызывают. Я уезжаю через час.
Единственная моя сестра при смерти.
Голос его дрогнул, и глаза Милдред наполнились
слезами.
—Какие плохие вести! Мне так жаль! —тихо прого­
ворила она.
Молодой человек вновь взял Милдред за руку и ув­
лек ее в тенистую аллею.
—В вашей власти подарить мне невыразимое уте­
шение, —сказал он, склоняясь к ней. —Вы прикололи
к платью мои цветы. Значит, я могу надеяться? Вы ре­
шились? Скажите, что да!
—О, Чарли, не спрашивайте меня! Я... Я еще не об­
думала, могу ли я... Должна ли я...
—Слушаться велений своего сердца? Вы это хотите
сказать? —спросил он, когда она вдруг умолкла, не за­
вершив фразы. — Милдред, дорогая! Сжальтесь надо
мной! Не отказывайте мне в утешении! Ведь через ми­
нуту мы расстанемся! Вы отказались дать мне слово, и
сейчас я ни о чем не прошу, хотя сам я торжественно
обещаю...
—Нет, не надо! —оборвала она его, борясь с подсту­
пившими слезами. —Вы свободны! Свободны как ве­
тер —раз сама я ничего не могу вам обещать!
9
—Я никогда не женюсь на другой женщине! —горя­
чо сказал он. —Если я не смогу завоевать ваше сердце,
то проживу свой век один. Но ведь я вам небезразли­
чен? Вы любите меня? Милдред, умоляю! Одно слово,
одно только слово, один взгляд! Я не хочу отправлять­
ся в это печальное путешествие, не имея надежды.
Лишь скажите мне, что ваше сердце принадлежит мне,
и я никогда не перестану надеяться, что однажды пре­
пятствие, разделяющее нас, падет.
Милдред больше не могла противиться. Не в ее си­
лах было скрыть ни свою любовь к нему, ни горе от то­
го, что им придется расстаться. И она открылась Чарли.
В беседке, среди виноградных лоз, которые укры­
вали их от нескромных взглядов, они бросились в объ­
ятия друг к другу. Сердца их бились в унисон, его губы
нежно коснулись ее щеки. Снова и снова он целовал
ее в лоб, в дрожащие губы. И эти драгоценные мгнове­
ния остались в их сердцах навеки.
Он ушел, и едва лишь стих звук его шагов, как
Милдред охватило такое горе, какого она никогда не
знала. Опустившись на скамью, она спрятала лицо в
ладонях и, чтобы облегчить сердце, дала волю слезам.
Однако плакать сейчас не годилось. Приближался
час завтрака, и хотя тетушка имела обыкновение по
утрам кушать в постели, дядя обязательно будет ждать
Милдред за столом. А от его острого глаза следы слез
не скроешь, да и кузины тоже непременно заметят, что
она плакала, и не постесняются спросить, почему.
Она наскоро вытерла глаза, встала, покинула бесед­
ку и пошла прогуляться, изо всех сил стараясь успоко­
иться и выглядеть веселой, как обычно.
Она прошлась вокруг сада, вновь очутилась возле
беседки и тут услышала, как ее зовет нежный детский
голосок:
—Сестрица Милли! Сестрица Милли!
Обернувшись на голос, она увидела крошку Элси,
10
которая вприпрыжку бежала к ней с письмом в руке.
Следом за девочкой семенила чернокожая няня.
—Дедушка велел передать тебе письмо. Ты рада,
Милли? —спросила Элси, протягивая конверт и под­
ставляя щечку для поцелуя.
Милдред с радостью поблагодарила малютку, взяла
ее на руки и расцеловала:
— Очень рада, моя хорошая, — сказала она. —
И очень тебе благодарна, солнышко. Что, пора завтра­
кать, тетушка Хлоя?
—Масса Динсмор говорит: успеется, можете сперва
письмецо прочитать, мисс Милли, —ответила няня,
почтительно присев в реверансе.
—Тогда я так и сделаю, —сказала Милдред и верну­
лась в беседку.
—А можно нам с нянюшкой остаться? —умоляюще
спросила Элси.
—Конечно, можно, миленькая, —ответила Милд­
ред и подвинулась, освобождая рядом с собой место
для девочки.
—Сиди тихонько, золотко! Не мешай сестрице чи­
тать письмо, —предупредила тетушка Хлоя и устроила
свою подопечную поудобнее.
Милдред сломала печать и целиком погрузилась в
чтение домашних новостей. Она не слышала, о чем го­
ворили девочка с няней. Пока она читала, Элси смот­
рела на нее ласково и задумчиво.
—Это тебе мама написала, сестрица? —спросила
она, воспользовавшись моментом, когда Милдред пе­
ревернула лист.
—Да, моя радость, и она передает тебе привет, целу­
ет тебя и очень жалеет, что я не могу взять тебя с со­
бой, когда поеду домой. Ах, если б я только могла! —
Милдред наклонилась и снова поцеловала девочку.
—Может, папочка позволит мне поехать? Пусть де­
душка ему напишет и спросит, —ответила Элси, про­
II
сительно и радостно заглядывая в лицо Милдред. —
Только я без нянюшки не поеду.
— О, нет! Если тебя отпустят, нянюшка, конечно,
тоже поедет. Вас нельзя разлучать, и все мы с радостью
примем у нас тетушку Хлою, —сказала Милдред, по­
гладив блестящие кудряшки девочки и ласково взгля­
нув на черную няньку, а затем вернулась к чтению.
Пока она читала, ее обуревали противоречивые
чувства. Дела у всех домочадцев шли прекрасно. Са­
мой же ей предлагали вернуться домой, и мысль о том,
что скоро она увидит близких, радовала Милдред. Од­
нако ей было больно и горько от того, что придется
надолго расстаться с сидящей рядом маленькой сирот­
кой, к которой она так нежно привязалась и которой
так не хватало родительской любви. Жизнь Элси каза­
лась Милдред печальной и одинокой, несмотря на
редкостную красоту и огромное богатство, которые
унаследовала девочка.
Она дочитала до последней строчки, медленно
свернула письмо, и на глазах у нее выступили слезы.
Элси увидела их, обвила шею Милдред руками и ска­
зала нежным детским голоском:
—Не плачь, сестрица Милли! Почему ты расстрои­
лась? Я люблю тебя сильно-сильно.
—А я - тебя, драгоценная моя малютка! - восклик­
нула Милдред, крепко прижала к себе малышку и по­
крыла поцелуями чистый лобик. — У меня просто
сердце разрывается, как только подумаю, что... Ну по­
чему? Почему ты родилась не в нашей семье? —вос­
кликнула она и всхлипнула.
На дорожке раздались уверенные быстрые шаги, и
на пороге беседки показался мистер Динсмор.
—Что случилось? Надеюсь, дома у тебя все в поряд­
ке, Милли?
—Да, дядя. Все здоровы, дела идут прекрасно, —
сказала она, смахнув слезы и выдавив улыбку.
—Тогда что же? —спросил он. —Элси тебе не поме­
шала, надеюсь?
—Нет, нет! Она мне никогда не мешает.
—Завтрак уже на столе. Могу я тебя проводить?
—Да, конечно, сэр. Я готова, —ответила Милдред,
вставая и опираясь на его руку.
— Отведите ребенка, —велел мистер Динсмор те­
тушке Хлое, и все пошли к дому. —Так что же все-таки
случилось, Милли? Назови мне причину, по которой
ты льешь слезы.
—Меня вызывают домой, дядя. Я, конечно, рада,
что увижу родных, но все же мне грустно покидать вас.
—Надеюсь, что грустно. Ах, как жаль, что ты не мо­
жешь остаться у нас навсегда! —воскликнул он. —Но
как и когда ты поедешь?
—Мама пишет, что один джентльмен, друг нашей
семьи и наш священник, мистер Господень, через три-
четыре недели поедет в Филадельфию. Он погостит
там несколько дней, а потом отправится обратно в
Плезант Плейнз. Мистер Господень предложил роди­
телям привезти меня. Мама с папой считают, что эту
возможность ни в коем случае нельзя упускать, потому
что неизвестно, когда еще представится такая оказия.
—Они совершенно правы, хоть я и надеялся, что ты
не уедешь так скоро.
—Так скоро, дядя? —рассмеялась в ответ Милдред. —
Вы, должно быть, забыли, что я гощу у вас уже почти
год?
—Что такое год в моем возрасте? —возразил с улыб­
кой немолодой джентльмен.
Однако они были уже на пороге столовой и, не сго­
вариваясь, оставили эту тему.

13
Епава 2

...Господин мой славный,


Весь мир — лишь звук один! Когда бы вы
Могли его отдать в одном дыханье,
Вы скоро с ним расстались бы.

Вильям Шекспир. «Тимон Афинский» *

онцу недели Динсморы и Милдред были уже


Филадельфии, где целыми днями осматрива-
и достопримечательности и посещали мага­
зины. Требовалось снабдить осенним и зимним гарде­
робом каждого члена семьи, а у Милдред был длин­
ный список поручений от матери.
Миссис Динсмор принимала живейшее участие в
покупке нарядов для себя и своих детей, но когда по­
дошла очередь Милдред, заскучала. Она тут же объя­
вила, что устала сверх всякой меры и больше ни на что
не способна.
Об отсутствии капризной леди никто не жалел.
Милдред давно привыкла полагаться на собственный
вкус и суждения и с помощью мистера Динсмора ус­
пешно купила все, что требовалось.

* П еревод Н. Мелковой.

14
Мистер Динсмор должен был приобрести одежду
для внучки, и Милдред с преогромным удовольствием
давала ему советы, выбирала ткани и фасоны, по кото­
рым будут шить платья для девочки.
Радость ее лишь иногда омрачалась приступами
дурного настроения у миссис Динсмор, однако в це­
лом Милдред чудесно провела время в «Городе брат­
ской любви».
День отъезда приближался. И вот однажды утром,
когда Милдред спустилась из своей комнаты в отве­
денную Динсморам отдельную гостиную, Элси встре­
тила ее радостным криком:
— Сестрица Милли, я так рада! Дедушка получил
письмо от папы, и папа написал, чтобы Элси купила
хорошенькие подарки для всей-всей твоей семьи.
Правда, замечательно?
—Спасибо тебе, мое солнышко! Тебе и твоему па­
пе, —сказала Милдред и наклонилась, чтобы обнять
девочку. —Он очень добрый, и я знаю, что твое сердеч­
ко тоже радуется, когда ты отдаешь другим.
—В нашу породу пошла, —сказал дед, горделиво
улыбаясь. —У нас в семье всегда считалось, что в воз­
можности отдавать —главное преимущество богатст­
ва. К счастью, Элси может позволить себе эту радость,
отец дал ей полную свободу в выборе подарков —ко­
нечно, при условии, что я их одобрю. Так что, дорогая
моя родственница, мы будем покупать все, что нам за­
благорассудится, а ты и думать не смей возражать! —с
этими словами он погладил кудрявую головку Элси и
весело посмотрел на Милдред.
—Вы, как всегда, очень добры, —ответила девушка,
улыбаясь в ответ и слегка краснея. —Вряд ли я имею
право отказаться от подарков, которые предназначе­
ны не мне.
Тут в гостиную вошла миссис Динсмор с детьми, и
одновременно подали завтрак, так что разговор умолк.
15
—Что же, Милдред, если ты не возражаешь, мы
можем отправиться в поход по магазинам прямо сей­
час, —сказал мистер Динсмор, когда они вышли из-за
стола, и, получив ее согласие, велел тетушке Хлое
одеть Элси.
Элси была в своей стихии. Они ходили из одного
магазина в другой, и малышка с помощью дедушки и
кузины выбирала подарки для родителей, братьев и
сестер Милдред.
Наконец они пришли в самый большой в городе
ювелирный магазин, и мистер Динсмор попросил по­
казать ему лучшие дамские золотые часы.
—Мне поручили выбрать часы в подарок для одной
хорошей знакомой, —сказал он Милдред тихо и оза­
боченно, пока ювелир выполнял его просьбу, —и я хо­
чу, чтобы ты мне помогла.
—С удовольствием, но я не разбираюсь в часах, —
ответила Милдред. —С таким же успехом вы можете
попросить помощи у Элси.
—У Элси я тоже спрошу, —сказал мистер Динсмор,
с улыбкой переводя взгляд с одной на другую. —Про­
сто скажите, какие вы предпочитаете, а их качество
мы обсудим с господином ювелиром.
Наконец были выбраны и часы, и цепочка, которые
понравились всем. Элси купила для Милдред и для
каждой из ее сестер по золотому колечку, и они вышли
из магазина.
Элси прошептала что-то дедушке на ухо, когда он
устроился рядом с ней в экипаже.
Мистер Динсмор покачал головой:
—Подожди, пока не приедем домой, —ответил он. —
Сейчас мы отправимся за новым пианино.
Пианино предназначалось для гостиной в Розлен-
де, и он взял с собой Милдред, чтобы та попробовала
инструменты и сказала, какой ей кажется лучшим по
звучанию.
16
Милдред очень понравилось несколько фортепиа­
но, а в особенности два, так что им никак не удавалось
решить, какое лучше заказать для Розленда.
—На сегодня оставим вопрос открытым, - сказал,
наконец, мистер Динсмор. —Заеду сюда завтра.
И по дороге в гостиницу, и уже приехав в нее, Элси
была как на иголках, но дедушка предостерегающе
смотрел на нее, и малышке удавалось сдерживать не­
терпение.
Милдред первым делом отправилась к себе в ком­
нату, чтобы снять шляпку и шаль, а потом уселась в
низкое кресло у окна —отдохнуть и поразмыслить, по­
ка не позвали к обеду.
Но она не просидела и минуты, как в дверь легонь­
ко постучали маленькие пальчики, и Элси взволно­
ванным тоненьким голоском попросила позволения
войти.
—Конечно, дорогая моя, входи, —ответила Милд­
ред.
Дверь тут же распахнулась, и девочка влетела в ком­
нату, а следом за ней поспешила нянька.
Маленькие ручонки держали бархатный футляр, в
каких обыкновенно хранят ювелирные изделия. Боль­
шие карие глаза Элси были полны любви и восторга.
Она подбежала к Милдред и положила футляр ей на
колени со словами:
— Это для тебя, сестрица Милли! Папа сказал в
письме, что Элси может тебе их купить.
Она открыла крышку:
—Смотри, сестрица! Смотри! Ты рада?
В футляре лежали часы с цепочкой —те самые, что
сегодня утром они помогли выбрать мистеру Динсмору.
В те времена часы были большой роскошью —не то
что сегодня. Стоили они очень дорого и были не про­
сто прибором, показывающим время, но и украшени­
ем. Милдред глазам своим не поверила. Неужели ей не

# •17. . Ч
снится?! Она уставилась на девочку, онемев от изумле­
ния.
Элси взяла подарок, с трогательной осторожностью
надела цепочку Милдред на шею, пристроила часики
на ее груди и отступила на шаг, чтобы лучше рассмот­
реть творение своих маленьких ручек.
—Погляди, нянюшка! —воскликнула она и захло­
пала в ладоши, пританцовывая от восторга. —Как кра­
сиво они смотрятся на сестрице!
—И правда хорошо, котеночек! А мисс Милли они
что, не понравились?
Тетушка Хлоя взглянула на Милдред с мольбой и
упреком. Как можно не оценить такой прекрасный,
дорогой подарок, который сделала ее драгоценная ма­
лютка?
—Не понравились?! —воскликнула Милдред, по­
рывисто обняла девочку, покрыла ее личико поцелуя­
ми и даже к великому удивлению малышки уронила
несколько слезинок. —Не понравились?! Просто для
меня они слишком красивые и дорогие! Миленькая
моя, давай ты оставишь их себе. Разве я могу принять
такой роскошный подарок?
—Папа написал в письме, а дедушка прочитал Эл­
си, что, когда Элси подрастет, у нее будут мамочкины
часики.
—Но они такие дорогие... —пробормотала Милд­
ред, разговаривая скорее сама с собой. Она сняла часы
и залюбовалась ими.
—У моей деточки много денег, —ответила тетушка
Хлоя, —и домов, и земель, и всяких других земных бо­
гатств. И она любит вас, мисс Милли. Если вы не возь­
мете ее подарок, то разобьете ее доброе сердечко, так и
знайте! Правда, моя сладенькая?
Девочка кивнула, взглянула на Милдред и огром­
ные глаза ее наполнились слезами. Противиться этой
мольбе было невозможно.
18
—Тогда сестрица Милли принимает часы и горячо
тебя благодарит. Она всегда будет ценить их превыше
всего на свете —и даже не потому, что это вещь нужная,
красивая и дорогая, а потому что ее подарила ты! —
воскликнула Милдред, усадила Элси к себе на колени
и крепко обняла. —Дорогая моя девочка! —пробормо­
тала она нежно. —Я никогда не помешаю тебе радо­
ваться, не огорчу тебя...
Вновь раздался стук в дверь, и на пороге появился
мистер Динсмор.
—Вот и славно! —сказал он, с улыбкой глядя на це­
почку, украшавшую шею Милдред.
—Дядюшка, это слишком! Не надо было ей позво­
лять! Ну зачем вы? —сказала Милдред с легким упре­
ком.
—Я просто сделал то, что было велено, —посмеива­
ясь, пожал плечами мистер Динсмор. —Хорас —как,
впрочем, и я —считает, что мы навеки в долгу перед
твоей матерью. Не говоря уже о том, как мы любим
всех вас! Из моих писем он знает, что для его дочери
нет большего удовольствия, чем дарить подарки. К то­
му же ты была к ней очень добра, и не должна возра­
жать, когда она единственным доступным ей спосо­
бом хочет ответить тебе добром.
—Ох, дядя! Ее любовь и ласка с лихвой отблагода­
рили меня за то немногое, что я для нее, моей золотой
малышки, сделала! —воскликнула Милдред, осыпая
девочку поцелуями.
После обеда их навестил мистер Господень, чтобы
сообщить, что он уже в городе, и узнать, согласна ли
Милдред с ним ехать. Сам он собирался пробыть в
Филадельфии недолго, всего лишь два-три дня.
Милдред встретила священника с распростертыми
объятиями, сияя от радости. Она так долго жила вдали
от дома, так истосковалась по всему связанному с
Плезант Плейнз, что столкнись она случайно на улице
19
с Дамарис Сухохлеб, то, пожалуй, обрадовалась бы да­
же ей.
Мистер Господень совсем не изменился, разве что
обзавелся новыми зубами. В остальном он был таким
же, каким она оставила его год назад. А он был очаро­
ван, смущен и поражен переменой, произошедшей с
Милдред. Он всегда восхищался ее юностью и свеже­
стью, однако сейчас красота ее была подобна не за­
крытому бутону, а прекрасной расцветшей розе, пусть
и не все ее лепестки еще раскрылись.
Поэтому мистер Господень краснел, заикался и не­
впопад отвечал на расспросы Милдред о том, как по­
живают их общие знакомые и что произошло в Пле­
зант Плейнз после ее отъезда. Он был рассеян и не мог
оторвать от нее глаз. Словом, вел себя так, что даже са­
мый невнимательный наблюдатель догадался бы о его
чувствах к девушке.
—Милдред, —сказала миссис Динсмор, когда мис­
тер Господень наконец откланялся и ушел, —на месте
твоей матери я бы скорее согласилась еще год прожить
с тобой в разлуке, но не стала бы давать тебе такого по­
путчика!
—Отчего, тетя? —в изумлении воскликнула Милд­
ред. —Неужели вы думаете, что он плохой человек?
—Хм, про это мне ничего не известно. Только, по­
жалуйста, если он скажет, что выйти за него замуж —
это твой долг, не поддавайся на такие уговоры. Если
он заставит тебя в это поверить, то ты станешь его же­
ной, даже если тебе этого совсем не хочется.
Щеки Милдред запылали.
—Тетушка Динсмор! —воскликнула она. —Он ни за
что на свете не сделает такой глупости! Он же мне в от­
цы годится! Он умный, добропорядочный, а я всего
лишь неопытная девчонка! Я совершенно не гожусь в...
—В жены священнику? —договорила за нее миссис
Динсмор, когда Милдред осеклась на полуслове. —Не
20
мне об этом судить. Во всяком случае, ты достаточно
набожна. Однако, Милдред, ты должна ему отказать.
Тебе с ним будет ужасно трудно, и...
—Тетя, он еще не сделал мне предложение и, наде­
юсь, никогда не сделает. Так что не будем обсуждать,
согласиться мне или отказать.
—Мисс Кит, не очень-то вежливо перебивать стар­
ших, —заметила миссис Динсмор отчасти недовольно,
отчасти шутливо. — Если позволишь, я выскажу то,
что собиралась. Мне очень хочется, чтобы ты вышла
замуж за Чарли Ландрета. Так-так! Отчего это ты по­
краснела и отворачиваешься? Ты нравишься Чарли...
Скажем прямо, он влюблен в тебя по уши и, несо­
мненно, скоро к тебе приедет. Уверяю тебя, он сделал
бы предложение еще там, в горах, если бы ему не при­
шлось уехать к больной сестре.
Девушка ничего не ответила. Она старательно смо­
трела в сторону и очень обрадовалась, когда в комнату
вошла горничная с письмом для миссис Динсмор и
Милдред смогла выскользнуть из комнаты.

21
...Плохо будет,
Коль я не вроюсь глубже их аршином,
Чтоб их пустить к луне...

Вильям Шекспир. «Гамлет, принц датский»''

олнце едва показалось над крышами высоких

С домов, а Милдред уже садилась в экипаж, кото­


рый должен был доставить ее на железнодо­
рожную станцию. Провожали ее мистер Динсмор и
Элси, два человека, искренне горевавшие об ее отъез­
де. Миссис Динсмор еще не встала: она простилась с
Милдред накануне вечером, прежде чем отправиться в
постель.
—Элси, милая, хочешь посидеть у сестрицы на ко­
ленях? —предложила Милдред, протягивая руки, что­
бы взять девочку, которую мистер Динсмор подсадил в
экипаж.
—Нет, нет! Она слишком тяжелая, да и места впол­
не достаточно, —поспешил возразить мистер Дин­
смор.
—Но мне хочется ее подержать, —ответила Милд­

* Перевод М. Лозинского.
ред, прижимая Элси к себе. —Мне нравится, когда она
рядом, а сегодня я от вас уезжаю...
— Ну как хочешь. Вы, женщины, упрямые созда­
ния, все равно все сделаете по-своему, —шутливо за­
метил джентльмен. Он уселся на сиденье напротив
своих дам и захлопнул дверцу.
Экипаж тронулся, колеса оглушительно загрохота­
ли по булыжной мостовой, и разговаривать стало не­
возможно. Однако Милдред об этом не жалела. Серд­
це ее было переполнено чувствами, и говорить она не
могла. Она крепко прижимала к себе малютку Элси,
обе лили слезы и целовали друг друга.
Полчаса на станции в ожидании поезда Милдред с
Элси просидели в обнимку и никак не могли про­
ститься. Девочка тихонько и жалобно всхлипывала:
зареветь в голос она не решалась, ибо в присутствии
дедушки всегда испытывала благоговейный страх.
Он же нисколько не сердился на малышку за ее сле­
зы —наоборот, от души сочувствовал детскому горю и
старался утешить внучку, обещая подарки и поблажки.
Пусть и не до конца, но Милдред все-таки удалось
смягчить суровое сердце мистера Динсмора и распо­
ложить его к маленькой сиротке. Девушка восприни­
мала эту перемену с радостью и благодарностью.
К ней самой он был добр с первой до последней ми­
нуты. Вот и теперь мистер Динсмор усадил ее в вагон,
устроил как нельзя удобнее и оставил под опекой свя­
щенника. Затем дядюшка по-отечески поцеловал
Милдред, велел кланяться матери и отцу и вышел.
Поезд тронулся, и Милдред бросила прощальный
взгляд на мистера Динсмора, чернокожую няню, сто­
явшую с ним рядом, и Элси, рыдающую на няниных
руках.
Мистер Господень попытался ее утешить:
— Какая милая девочка, мисс Милдред! Очарова­
тельная малышка! И мистер Динсмор показался мне
человеком благородным. Расставаться всегда тяжело,
особенно по молодости, однако подумайте лучше о
родных, с которыми вы вскоре увидитесь, и о лучшем
мире, где нет расставаний. Пусть эти мысли вас уте­
шат и поддержат.
Милдред боялась расплакаться, если заговорит, и
потому была рада, что нарастающий перестук колес
избавил ее от необходимости отвечать. Она вытерла
глаза и постаралась сдержать слезы, вспомнив, что ма­
ма учила ее всегда сохранять бодрость духа, чему сама
первая и подавала пример.
Как тепло становилось у нее на сердце, когда она
думала, что скоро увидит свою дорогую наставницу!
Какая радостная мысль! А ведь, кроме того, по дороге
через Огайо они должны были заехать на несколько
дней в гости к тетушке Уэлти! Их путь как раз прохо­
дил через Лэндсдейл.
В те времена между Филадельфией и Питтсбургом
не было прямого железнодорожного сообщения.
Иногда нашим путешественникам приходилось
плыть по каналам, а однажды —пересесть в дилижанс
и ехать через горы. Это был самый красивый, но в то
же время самый опасный участок пути. Дороги были
очень крутыми и часто вились по самому краю про­
пасти, сорваться в которую значило верную и жуткую
смерть.
Перед пассажирами открывались величественные и
прекрасные пейзажи, однако любоваться этой красо­
той мешал страх. У Милдред от ужаса беспрестанно
захватывало дух, и она молила Господа, чтобы Он не
дал лошадям споткнуться и сорваться в пропасть.
В один не самый прекрасный день она натерпелась
такого страха и столь жарко молилась о спасении, что
чувствовала: день этот останется у нее в памяти до са­
мой смерти, даже если ей выпадет дожить до мафусаи­
ловых лет.
24
Дилижанс был полон. Милдред устроилась на зад­
нем сидении, рядом с молодой дамой и ее детьми —
маленькой девочкой и младенцем, которого дама дер­
жала на руках. Остальные пассажиры были джентль­
мены.
—Возница пьян и сильно не в духе, —заметил один
из мужчин, когда кучер захлопнул за ними дверь и уст­
роился на облучке.
—Вряд ли он в состоянии править лошадьми на та­
ких узких и крутых дорогах, которые идут отсюда до
следующей станции, — обеспокоенно добавил дру­
гой. —Я видел, вы говорили с ним, Блейк? —спросил
он у первого.
—Да, мистер Грей, и в конце концов поругались. Не
понимаю, куда он так торопится. Не успели мы сесть
за стол, как он уже принялся трубить в рожок, и чтобы
не отстать от дилижанса, пришлось бежать.
—Так оно и было.
—Именно, —поддержал их хор голосов.
—И всякий раз так! Это, наконец, невыносимо! —
продолжал Блейк, и глаза его гневно засверкали. —
Мы оплатили стол, а пообедать нам не дают!
—Кажется, возница в сговоре с трактирщиками, и
нас просто обманывают, —заметил мистер Госпбдень.
—Вам не кажется, что мы едем слишком быстро? —
спросила молодая мать, обратив к священнику блед­
ное встревоженное лицо.
—Да, и это крайне опасно, —ответил тот. Высунув
голову в окно, он окликнул возницу и вежливо попро­
сил его ехать помедленнее.
В ответ посыпались проклятья и ругательства. Воз­
ница хлестнул лошадей, те испуганно дернулись и по­
неслись еще быстрее.
Дорога круто шла вверх, петляя по горному склону:
с одной стороны высились скалы, с другой —зияла
глубокая пропасть.
25
Блейк выглянул в окно, вздрогнул и с мертвенно-
бледным лицом повернулся к другим пассажирам.
— С минуты на минуту нас ждет неминуемая
смерть! —хрипло прошептал он.
Пассажиры хором принялись взывать к вознице,
грозить ему, умолять.
—Вы рискуете и своей, и нашей жизнью, —кричал
один.
—Плевать я на это хотел! —проорал в ответ кучер и
страшно выругался. — Говорю вам, мы опаздываем.
Из-за вас я работы лишусь! К полшестому я доставлю
вас или на следующую станцию, или прямиком в ад —
мне без разницы!
—О, мои дети! Мои бедные детки! —воскликнула
молодая дама, прижимая к груди младенца, и разрыда­
лась. Затем, не помня себя от отчаяния, она высуну­
лась в окно и закричала что было сил: —Ради Христа,
сжальтесь над моими малышами!
Возможно, у грубияна тоже были дети, потому что
просьба матери тронула его очерствелое сердце. Он
натянул вожжи, и скорость значительно уменьшилась.
Однако дилижанс по-прежнему опасно кренился на
поворотах. Пассажиры пребывали в страхе до тех пор,
пока не остановились, наконец, у дверей трактира, где
их ждал ужин.
Все поспешили выйти из дилижанса. Мистер Гос­
подень помог сойти Милдред и матери с детьми.
—Вы, должно быть, совсем измучились, леди, —
сказал он им по дороге в гостиную.
Обставлена комната была без изысков: несколько
деревянных стульев, диванчик, потрепанный ковер на
полу, окна заклеены зеленой бумагой. Все довольно
безвкусное, не создававшее уюта, однако в комнате
было прибрано и чисто.
—Да, сэр, устала я ужасно, —ответила попутчица и
опустилась на стул. Положив младенца на колени, она
26
притянула к себе старшую девочку и вытерла ей слезы,
потому что та горько плакала. — Путешествие было
кошмарным! Нас так трясло, так укачало! Но в десять
раз хуже был страх. Кроме того, мы просто умираем от
голода. Моя Мэри плачет. Надеюсь, нам дадут время
поужинать. Вы не знаете, когда отправится дилижанс?
— Пойду, узнаю. И заодно спрошу, когда подадут
ужин, —сказал мистер Господень и направился к двери.
—А вам ничего не нужно, мисс Милдред? Вы вы­
глядите такой бледной и усталой, —озабоченно спро­
сил он, остановившись на пороге.
Остальные пассажиры прошли к барной стойке,
однако тут Блейк, который прогуливался по веранде,
обрамлявшей дом, заглянул в окно гостиной. Лицо его
раскраснелось от гнева.
—Кажется, они опять за свое! —сказал он, обраща­
ясь к мистеру Господню. —Ужин еще не готов, а дили­
жанс отбывает через полчаса. К тому же собирается
дождь, ночью будет кромешная тьма. В таких условиях
ехать по горной дороге равносильно самоубийству.
Я предлагаю всем заночевать здесь. Пусть дилижанс
едет порожняком. Если все пассажиры согласятся,
этот нахал получит по заслугам и, возможно, усвоит
урок. Что скажете, сэр? Вы и ваша... дочь?
—Я просто сопровождаю мисс Кит, —мистер Гос­
подень покраснел до корней волос. —Что вы об этом
думаете, мисс Милдред?
Ее щеки тоже порозовели, и она ответила с жаром:
—Давайте останемся, прошу! Уверена, так будет го­
раздо лучше, чем рисковать жизнью, пускаясь ночью
через горы.
— И я так считаю, —присоединилась к Милдред
молодая дама. —Мои малыши совсем устали и просто
не смогут ехать ночью. Я останусь, даже если все ос­
тальные уедут. В любом случае мы с детьми должны
хоть раз нормально поесть, —добавила она, обраща­
27
ясь к Милдред, когда оба джентльмена вышли из
комнаты.
К ужину их пригласили сразу после того, как все
пассажиры объявили, что сегодня вечером никуда не
поедут. Оголодавшие пассажиры с удовольствием уп­
летали предложенные им блюда, и все казалось им не­
обычайно вкусным: ароматный хлеб, масло, печеная
картошка, ветчина и свежие яйца.
Мистер Господень сидел между дамами и заботливо
ухаживал за обеими, но, как обычно, был крайне рас­
сеян.
—Вам правда нравится соленый кофе, мистер Гос­
подень? —спросила Милдред, когда увидела, как он
придвинул к себе солонку и зачерпнул из нее ложеч­
кой. Девушка притворялась серьезной, хотя в глазах ее
прыгали смешинки.
Она остановила мистера Господня как раз вовремя.
—Ах, нет! Конечно, нет! — ответил он, засмеяв­
шись, чтобы скрыть смущение, и торопливо высыпал
соль в свое блюдечко. —Вечер очень приятный, —за­
метил он, посыпая картошку сахаром.
—Думаете? —спросила Милдред, слушая, как за ок­
ном барабанит дождь: обещанная гроза все-таки раз­
разилась. —Вы, наверное, как тот Пастух Солсберий-
ской равнины*. Вам любая погода по душе.
— Разумеется, к погоде так и надо относиться, —
ответил он. — Но я как-то не заметил, что начался
дождь.
Милдред прислушалась к разговору, который вели
сотрапезники на другом конце стола, на время поза­
была о мистере Господне, но вдруг увидела, как он
дернулся, вскочил со стула и быстро вышел на улицу.

* Пастух Солсберийской равнины — мудрый, смиренный и бла­


гочестивый герой одноим енного нравственного трактата анг­
лийской писательницы Ханны М ор (1745—1833). — Прим. ред.

28
Причина его бегства объяснилась тут же, стоило
лишь взглянуть на блюдце священника, полное кофе,
и на веселые глаза второй дамы.
—Соленый кофе не очень приятен на вкус, оказы­
вается, —заметил мистер Господень, когда вернулся и
сел на свое место. —Я очень рассеянный человек,
мисс Милдред. Прошу вас, присматривайте за мной,
как моя матушка дома.
—Вряд ли мне по силам столь сложная задача, —ве­
село ответила она.
—Места тут совершенно безлюдные. Говорят, по­
близости нет никакого жилья, —сказала молодая мать,
когда они с Милдред вернулись в гостиную. —Мне не­
много не по себе от того, что придется ночевать одной
в незнакомом доме. Давайте мы с вами займем смеж­
ные комнаты, если, конечно, вы не возражаете и если
не боитесь спать рядом со львицей и львятами, —доба­
вила она со смехом. —Меня ведь зовут миссис Лев.
Милдред представилась в ответ и согласилась с
предложением дамы. Они так устали с дороги, что тут
же отправились спать.
Дилижанс должен был тронуться в путь рано утром.
Так что леди постарались встать и одеться заблаговре­
менно, чтобы до отправления успеть позавтракать.
Однако с ними обошлись так же, как и накануне. Хо­
зяева задержали завтрак, и не успели пассажиры сесть
за стол, как со двора послышался грохот колес и гром­
кое гудение рожка: дилижанс отъехал от конюшни и
остановился перед трактиром.
Торопясь и дожевывая на ходу, пассажиры броси­
лись надевать шляпы, подбирать сумки и толпой по­
спешили к дилижансу. Едва все расселись по местам,
как он тронулся и покатил по горной дороге вверх.
Никто не наелся досыта, люди ворчали и ругались.
— Вот что я скажу вам, друзья мои, — заговорил
Блейк. —С этим пора кончать! Я тут кое-что приду­
29
мал, и если на следующей станции, нас, как обычно,
станут торопить —делайте, как я. Давайте хорошенько
проучим этих мошенников!
—А что надо делать?
—Что вы задумали? —принялись наперебой спра­
шивать пассажиры, но в ответ услышали лишь:
—Потерпите, господа, и вы все увидите.
—А я вот что решила, —сказала миссис Лев Милд­
ред. —Я надену шляпы на себя и на детей до того, как
идти за стол. Пусть мы даже их запачкаем, зато сэко­
номим время и съедим побольше.
Сегодня возница был трезв и спокоен, поэтому пу­
тешествие не стало таким изматывающим, как нака­
нуне. Между полуднем и часом дня они остановились
у деревенского трактира.
Как обычно, ничего не было готово, и пришлось
ждать. А когда путники, наконец, сели за стол, ломя­
щийся от вкуснейших яств, и приступили к еде, во
дворе загрохотали колеса и затрубил рожок, призывая
в дорогу.
Все уставились на Блейка. Тот немедленно вскочил
с места и бросился к дилижансу. В одной руке у него
была шляпа, а в другой он держал за ногу огромную
жареную курицу.
—Прекрасно! —воскликнул Грей и подхватил блю­
до с пирогом. —Трактирщик, посуду вернем с обрат­
ным дилижансом! —крикнул он через плечо, убегая
вслед за Блейком.
Онемев от изумления, трактирщик наблюдал, как
со стола исчезают хлеб, булочки, масло, соленья, сыр
и яйца. Не успел он слова вымолвить, как дилижанс
укатил вниз под гору со всеми едоками —и со всей
едой! А ведь если бы гости спокойно доели обед, на
столе, несомненно, осталось бы немало провизии.
—Обдурили! Вот не сойти мне с этого места! —про­
бормотал он, наконец, озирая разоренный стол.
30
Из кухни выскочила его жена.
—Уехали? Давай и мы поедим. Но... —и она недо­
уменно уставилась на пустой стол. —А где курица,
Джонс? Тебе ведь было сказано: она для нас, не давай
им нож!
—Я и не дал! —рассердился тот в ответ. —И только
хуже вышло. Видишь, они ее целиком утащили. А раз­
режь я ее, может, хоть ножка осталась бы.
—Утащили? —воскликнула жена. —Где это слыха­
но! Какая была курочка! Упитанная, нежнейшая,
пальчики оближешь! —и она со вздохом принялась со­
бирать пустые тарелки.
—Прошу вас, Грей, у меня в кармане пальто —газе­
та. Достаньте ее и расстелите у меня на коленях, —ска­
зал Блейк, когда они уселись в дилижанс. —Передайте-
ка мне ваш карманный нож. Я разрежу эту аппетитную
птичку. Боюсь, разделать ее по всем правилам у меня
не выйдет, —добавил он, вооружившись ножом, —но
постараюсь разделить по справедливости. Вы какую
часть предпочитаете, мэм? —обратился он к миссис
Лев.
В результате этой «революции в дилижансе» смель­
чакам удалось не только прекрасно поесть, но еще и
посмеяться над мошенниками —да и над самими со­
бой, поскольку без приборов и тарелок обедать при­
шлось со множеством ухищрений.
Глава 4

Увы, милорд! Бессильны тут слова!


Есть у меня резоны иполучше,
Чем те, что вы приводите впустую:
Все славят вашу мудрость, доблесть, честь!
Спросите у врачей — способно ль слово
Умерить крови ток ? Иль справиться
С сердцебиеньем ? И станет ясно вам:
Уговорить меня любить — нельзя!

Эдуард Юнг. Трагедия «Месть»

гда Милдред с мистером Господнем наконец


обрались до Лэндсдейла, девушка настолько
змучилась, что радовалась передышке всей
душой. А поскольку ей предстояло провести ближай­
шие несколько дней в обществе любимой старой те­
тушки, то радость ее возросла многократно.
Путешественников приняли очень тепло. Тетушка
без остановки целовала Милдред и благодарила мис­
тера Господня за то, что он привез в Лэндсдейл ее дра­
гоценную племянницу.
—Девочка моя, как ты расцвела! —сказала тетушка,
как только они оказались наедине в уютной гостиной
мисс Стэнхоп.
—Я выросла, тетя? —спросила Милдред со счастли­
вой улыбкой, опуская тетушке на плечи прекрасные
белые руки и с любовью глядя ей в глаза. Они стояли
друг перед другом на каминном коврике, поближе к
огню. Был промозглый дождливый вечер, и потому
32
так приятно было погреться у камина, в котором, по­
трескивая, ярко пылали дрова.
—Ты не стала выше, Милли, —ответила тетушка,
внимательно оглядев девушку. —И не потолстела. Но
фигура твоя стала женственной, походка уверенной и
изящной. К тому же на тебе модное платье, а раньше
ты одевалась без всякого стиля. И... Однако я тебя сов­
сем захвалила, —добавила она и рассмеялась своим
мелодичным смехом. —Расскажи-ка мне лучше о сво­
ем дядюшке Динсморе и его семействе.
— И о сиротке Элси, милой крошке! —вздохнула
Милдред. —Тетушка Уэлти, она просто маленькая фея:
нежнейшее, прекраснейшее существо!
—Ах, взглянуть бы на нее хоть одним глазком! —
подхватила старая леди. —Похожа она на отца?
—Нисколько. Говорят, что она —вылитая мать, —и
Милдред принялась подробно и с воодушевлением
расписывать и нахваливать малышку, так что мисс
Стэнхоп все сильнее хотелось познакомиться с Элси.
Исчерпав эту тему, Милдред начала рассказывать о
других членах семьи Динсморов, о том, как жила на
Юге она сама, и о своих дорожных приключениях.
Они уселись на диван. Мистер Господень, у которо­
го после чая разболелась голова, уединился в своей
комнате, и дамы могли всласть наговориться друг с
другом.
—А что твое сердечко, Милдред, дорогая? Его ни­
кто не похитил? —спросила пожилая дама, улыбаясь
девушке и ласково поглаживая ее руку.
Едва заслышав этот вопрос, Милдред густо покрас­
нела.
—Извини, родная моя! Я сую нос не в свои дела, —
поспешила сказать тетушка Уэлти.
—Нет, нет, тетечка, дорогая! Вовсе не суете! От вас у
меня секретов нет. Я и так собиралась рассказать все
вам и маме! И спросить вашего совета...
33
2 Милдред: годы ожидания
Краснея, вздыхая и то и дело роняя слезу, Милдред
поведала тетушке историю их с Чарли любви. Расска­
зала она и о том, какое препятствие их разделяет. Тетя
Уэлти слушала внимательно и сочувствовала от всего
сердца.
—Не отчаивайся, дитя мое, —сказала она и нежно,
по-матерински обняла девушку. —Не отказывайся от
своего избранника. Станем вместе молиться о нем, и
когда придет время, Господь исполнит обещание, ко­
торое Он дал христианам, вместе просящим Его о
чем-то.
—Да, тетя, я знаю, так и случится, если мы станем
молиться и верить. — ответила Милдред, улыбаясь
сквозь слезы. —Ведь мы станем просить, чтобы еще
одна душа обратилась к Господу, а это дело богоугод­
ное. Только... Ох, тетя! Может быть, пройдет много
лет, прежде чем молитвы наши исполнятся. Вдруг я
никогда больше не увижу Чарли?!
—«Так, благость и милость Твоя да сопровождают
меня во все дни жизни моей»*, —проговорила тетушка
Уэлти мягко и негромко. —Милли, дорогая, давай ос­
тавим будущее в руках Того, Кто сказал: «любовью
вечною Я возлюбил тебя»** и «не оставлю тебя и не
покину тебя»***.
Обе немного подумали в тишине. Затем мисс Стэн-
хоп сказала племяннице с легкой улыбкой:
—Милли, девочка моя, ты привлекаешь внимание
мужчин.
Милдред покраснела и потупилась.
—Тетушка Уэлти! —сказала она. —Надеюсь, вы не
думаете, что я кокетка!
—Нет-нет, дитя мое, что ты! Я знаю, у тебя доброе

* П с 22:6.
** Мер 31:3.
*** Евр 13:5.

34
сердечко, и ты не станешь по своей воле причинять
страдания другим.
—Правда, тетя. Мне бы хотелось, чтобы меня по­
любил лишь тот, кого я смогу полюбить в ответ.
—Да, а потому лучше было бы, —мисс Стэнхоп за­
мялась на миг, однако Милдред смотрела на нее во­
просительно, и тетушка продолжила, —чтобы тебе вы­
брали в провожатые кого-нибудь другого.
Милдред залилась румянцем.
—Тетя Уэлти! —воскликнула она. —Неужели он...
Он правда влюбился в меня? Ох! Только не это! Вот и
тетя Динсмор говорила то же самое, да я ей не пове­
рила!
В ответ мисс Стэнхоп лишь многозначительно
улыбнулась и покачала головой.
—Тогда, тетечка, пожалуйста, помогите мне! Не ос­
тавляйте меня наедине с ним! —воскликнула Милдред
со страхом и досадой. —Надеюсь, что на пароходе и в
дилижансе с нами всегда будет кто-нибудь, чтобы у
него не было возможности со мной поговорить.
—Я сделаю все, что в моих силах, девочка. Не отхо­
ди от меня ни на шаг. Однако не сомневайся, рано или
поздно мистер Господень должен будет с тобой объяс­
ниться. И он это сделает.
—Не сумеет, если я не дам ему возможности. Ну как
можно быть таким глупым?! Наверное, вы все же
ошиблись, тетя. У него достанет ума, чтобы не увлечь­
ся мной.
—Ты не будешь с ним груба, Милли? Не забывай,
он твой пастырь, и ты должна его уважать.
—Я буду вежлива. Только, пожалуйста, тетя, не ос­
тавляйте меня наедине с ним ни на минуту!
—Девочка, а как же домашние дела?
—Когда мы будем сидеть все втроем, и вы захотите
выйти из комнаты, просто покашляйте и взгляните на
меня, и я выйду первая. А потом выходите сами, ска­
35
2*
жите, что у вас дела. Пусть он посидит один, почитает
газету или книгу. А потом мы вместе к нему вернемся.
Мисс Стэнхоп со смехом согласилась с предложен­
ным планом, и впоследствии дамы так и поступали.
Мистеру Господню очень хотелось остаться с Мил­
дред наедине, однако как он ни старался, ничего не
получалось. Мисс Стэнхоп все время путалась у него
под ногами, а Милдред соглашалась прогуляться или
покататься в экипаже только в компании с тетушкой.
И мистер Господень, всегда считавший мисс Стэнхоп
весьма приятной старой дамой, радикально изменил
свое мнение.
Конечно, старая леди была превосходным челове­
ком и радушной хозяйкой, но как невыносимо скучно
было поддерживать разговор с ней, когда больше всего
на свете ему хотелось поговорить с Милдред!
И мистер Господень старался выдержать посланное
ему испытание со всем отпущенным на его долю тер­
пением, утешая себя надеждой, что ему еще предста­
вится возможность открыть свои чувства по дороге из
Лэндсдейла в Плезант Плейнз.
А Милдред, напротив, ждала неизбежного объясне­
ния со страхом и собиралась, как могла, его предот­
вратить. Поэтому, когда у ворот мисс Стэнхоп остано­
вился дилижанс, чтобы забрать наших путешествен­
ников, те, увидев, что в нем полно пассажиров, испы­
тали прямо противоположные чувства.
—Пока что спасена! —прошептала девушка тетке,
крепко прижимаясь к ней на прощание.
—Но не надейся, что так пойдет и дальше, —отве­
тила старая леди тоже шепотом, с улыбкой глядя на
Милдред. — Обещай, что напишешь мне, чем дело
кончилось.
Оставшийся путь путешественникам предстояло
проехать дилижансом. Иногда они ехали сутки напро­
лет, иногда останавливались на несколько часов, что­
36
бы передохнуть и выспаться в придорожной гостини­
це. Они выехали из Лэндсдейла в понедельник утром,
а до места добрались лишь к полудню в субботу.
Поначалу они ехали не одни: дилижанс был полон,
а часто даже переполнен. В основном их попутчики
были людьми образованными и приятными, а многие
мужчины и женщины отличались редким умом. Бесе­
да с ними скрашивала долгое путешествие. Говорили
обо всем: и о вещах серьезных, и о забавных происше­
ствиях.
Как-то разговор зашел о том, возможно ли и пра­
вильно ли для христианина заключать брак с челове­
ком неверующим. Одни говорили, что не видят в этом
ничего страшного. Другие возражали, что последова­
телю Христа опасно и грешно заключать брак с тем,
кто не разделяет его веры.
Мистер Господень придерживался второго мнения.
Он горячо и решительно высказывал свои убеждения,
приводя множество примеров из Писания, которые
доказывали его правоту.
Милдред рта не раскрывала, но слушала с великим
интересом, и от каждого слова мистера Госпбдня серд­
це ее разрывалось. Он был ее пастырем, духовным на­
ставником —его мнение было для девушки очень зна­
чимым, и она чувствовала, как увеличивается про­
пасть между ней и ее избранником.
Утешала Милдред лишь надежда на то, что однажды
эта пропасть исчезнет. Однако —ах! —возможно, преж­
де чем это произойдет, минует много-много лет. И разве
может кто-нибудь поручиться, что за это время Чарли
не устанет ждать и не охладеет? А вдруг он разуверится в
ее любви и его сердце завоюет другая девушка?
Эти грустные мысли занимали Милдред на протя­
жении всего путешествия, и ей лишь иногда удавалось
усилием воли их отогнать и подумать о чем-нибудь
другом.
Предпоследним днем путешествия была пятница.
Пассажиры один за другим высадились, и, к ужасу
Милдред, она осталась вдвоем с мистером Господнем.
Последней их покинула пожилая дама, которая с
самого утра сидела рядом с Милдред. Когда дилижанс
подкатил к дому дамы, мистер Господень галантно и с
плохо скрываемой радостью помог ей выйти. Забрав­
шись обратно, он не стал садиться на свое прежнее ме­
сто, а устроился рядом с Милдред.
У девушки забилось сердце, лицо ее запылало. Она
поняла, что сейчас произойдет. Но ведь объяснению
можно помешать, а там, глядишь, к ним опять подся­
дут пассажиры!
Джентльмен, очевидно, подумал о том же и решил
не откладывать серьезный разговор. Он прочистил
горло, повернулся к своей спутнице и уже открыл бы­
ло рот, но обнаружил, что она сидит к нему затылком и
заинтересованно смотрит в окно.
—Вы только поглядите на эти клены! —воскликну­
ла Милдред. —Какой дивный цвет! Осенние леса оча­
ровательны! И погода сегодня просто чудесная! Ок­
тябрь —самый лучший месяц, чтобы путешествовать,
я считаю.
—Путешествовать с такой спутницей, как вы, при­
ятно в любое время года и при любой погоде, —отве­
тил мистер Господень. —И не было бы для меня боль­
шего счастья, дорогая моя, чем всегда опекать вас на
жизненном пути.
Она притворилась, что не совсем поняла, о чем он
говорит.
—Ох, нет! Довольно с меня путешествий! —ответи­
ла она, по-прежнему глядя в окно. —Я так устала и так
долго прожила вдали от дома! Я рада, что завтра, нако­
нец, если ничего не случится, увижу своих.
—С Божьей помощью, дорогая Милдред! И я разде­
ляю ваше и их счастье, однако...
38
—Ах, вы только взгляните! —перебила она бедного
священника, указывая на деревья, росшие у дороги. —
Они все ярко-красные, а вон и золотые! Атам вечнозе­
леная изгородь! Потрясающий контраст!
—Да, воистину, чудесны творения Божии и неиспо­
ведимы пути Его, —ответил он набожно и смолк.
Милдред продолжала болтать что попало, совер­
шенно не заботясь о содержательности своих речей и
даже не вдумываясь в то, что она говорит. Лишь бы
только не выслушивать предложение, которое мистер
Господень собирался ей сделать, и не отвечать на него.
Однако его молчание смущало Милдред. Казалось,
он ее не слышит, и в конец концов ей стало неловко от
собственной болтовни. Они помолчали минут пять, а
потом мистер Господень по всем правилам предложил
ей руку и сердце, которые она мягко, но решительно
отвергла, сославшись на то, что не годится на роль же­
ны священника.
Он же ответил, что не согласен с ней и что никогда
прежде он не встречал женщины, которая столь оче­
видно была бы создана для тех обязанностей и ответ­
ственности, которые он ей предлагает. И добавил, что
он полюбил ее, как никогда и никого не любил и не
полюбит. И с трепетом спросил: может быть, она еще
передумает? Может, она решила еще не окончательно?
Она ответила, что глубоко уважает его и как челове­
ка, и как пастыря, и что его выбор для нее —великая
честь, однако полюбить его так, как любят мужа, она
не в силах.
—Боже мой, —сказал он, —какой я все-таки нелов­
кий! Я слишком тороплю события! Не отнимайте у ме­
ня надежду, милая моя, хорошая! Я подожду... Я буду
терпелив. Если Бог даст, я завоюю место в вашем серд­
це, о котором так мечтаю.
Она не смогла признаться ему, что сердце ее уже за­
нято, и он не отказался от своей надежды.
39
Затем весь вечер и все следующее утро мистер Гос­
подень без умолку рассказывал Милдред о том, что
главное для человека —прожить жизнь с пользой, что
это долг каждого и что, будучи женой священника,
она обретет редкостную возможность приносить лю­
дям пользу. Он говорил, что если брак основан на вза­
имном уважении супругов, то их любовь постоянно
возрастает. В конце концов девушкой овладел смут­
ный страх, что мистер Госпбдень прав, и ее долг —от­
вергнуть всякую надежду на то, что однажды препят­
ствие для ее брака с любимым человеком исчезнет, и
она должна выйти за священника, чтобы прожить
жизнь с наибольшей пользой.
Она слушала своего спутника, большей частью
молчала, лишь иногда кивая в ответ на его слова, од­
нако даже эти скудные знаки расположения внушили
мистеру Госпбдню надежду и даже некую уверенность,
что отказ ее не окончательный.
Когда миль за десять до Плезант Плейнз к ним под­
сели попутчики, Милдред ощутила несказанное об­
легчение.

40
Глава 5

Не нужно нам ни власти,


Ни денег, ни палат;
Забота, честность, счастье —
Лишь ими дом богат.

Миссис Хейл

еужели это ее дом?! Такой красивый, уютный,

Н утопающий в зелени деревьев и кустов, уви­


тый виноградом! Милдред на мгновение усом­
нилась: ей показалось, что выросли не только дерев
вокруг дома, но и сам дом. Но нет, как только дили­
жанс остановился, в воротах показались отец с Рупер­
том, а мама и остальные ждали на крыльце. Лица у
всех сияли от радости.
Как же завидовал им мистер Господень, когда ди­
лижанс быстро увозил его прочь от этого дома, сразу
наполнившегося радостными возгласами и смехом!
Сцену встречи описать невозможно: все обнима­
лись, плакали от счастья, шептали слова нежности и
любви, благодарили Того, Кто хранил их любимую
дочь во всех перипетиях долгого путешествия и в це­
лости и сохранности доставил ее домой. Малыши без
передышки вопили от радости: ведь им казалось, что с
тех пор, как Милли уехала, прошло уже полжизни.
41
—Как же мы по тебе соскучились! И как мы рады,
что ты к нам вернулась! —сказала мать, и хотя губы ее
улыбались, глаза блестели от слез.
—Ты изменилась, —сказал Руперт, разглядывая се­
стру. —Красивая до невозможности И... И как бы это
сказать...
Зилла подсказала ему:
—И модная.
—А ты-то, Зилла! Надо же! Ты у нас теперь настоя­
щая юная леди! —воскликнула Милдред, удивленно
разглядывая сестру.
—Мне пятнадцать лет, и, кажется, я выше тебя! —со
смехом ответила Зилла и покраснела.
—Да вы все выросли! —воскликнула Милдред, ог­
лядывая юных родственников.
— Кроме папы с мамой, —рассмеялся Руперт. —
Смотри, я почти догнал отца!
—Догнал! И я горжусь своим взрослым братом!
—Ну, доложу я вам! Приехали наконец-то! А я уж
было думала, никогда не вернетесь! —воскликнул кто-
то позади Милдред, и едва она успела повернуться,
как ее руки схватили мозолистые ладони, да так силь­
но, что она чуть не вскрикнула от боли.
—Вернулась, —сказала девушка. —И очень рада,
что вы по-прежнему здесь, Селеста Энн. Вы сдержали
обещание.
—Сдержала, а вот вы свое —не очень. Уезжали —го­
ворили ненадолго, а задержались вон на сколько! Хо­
рошо там было?
—Да, но я очень рада вернуться домой.
—Еще бы не рады! Видно —намучились вы в доро­
ге. Вид у вас усталый, да и проголодались, надо ду­
мать. Обед будет на столе через десять минут, —и с
этими словами служанка удалилась в направлении
кухни.
Тогда мать сказала Милдред:
42
—Пойдем в дом. Тебе, наверное, хочется умыться с
дороги, —и провела ее в дом, остальные пошли за ни­
ми, глядя на девушку с восторженным ожиданием.
Когда ее проводили в одну из комнат, Милдред по­
няла причину этого восторга:
—Боже мой, и дом тоже вырос! —воскликнула она,
вступая в комнату, которую никогда прежде не видела:
просторную, светлую, чисто убранную и обставлен­
ную хоть и просто, но с большим вкусом. Белые мус­
линовые занавески на окнах, белоснежное покрывало
на постели, все новое и свежее, за исключением разве
что книг, стоящих на полках, и разных безделушек,
которые принадлежали ей.
—Да, —сказал отец, с любовью улыбаясь дочке, —
причем так вырос, что у нас теперь комнат хватает на
всех, даже несмотря на то, что вернулась наша стар­
шая девочка. И мы все надеемся, что теперь она долго­
долго не захочет от нас уезжать.
—Конечно, папочка, милый! —воскликнула Милд­
ред и обвила руками отцовскую шею. —Если бы ты
только знал, как я рада наконец вернуться домой!
—Нравится тебе твоя комната, Милли? —напере­
бой спрашивали дети.
—Да-да, очень! Она замечательная! Но, мама, пусть
лучше это будет твоя комната. Она куда больше и весе­
лее твоей.
—Ты ведь не знаешь, девочка моя! —засмеялась
миссис Кит. —У меня теперь тоже новая комната. Их
всего шесть. И моя точно такая же, как твоя. Но давай-
ка, переодевайся побыстрее, скоро позвонят к обеду.
Семья засиделась за столом: ели медленно, ведь
столько всего нужно было друг другу рассказать! Все
были веселы и довольны.
Потом открыли дорожный сундук Милдред, и она
начала раздавать подарки: и свои собственные скром­
ные дары маме, отцу, братьям и сестрам, и подарки по­
43
дороже от тетушки Уэлти и Динсморов. А самые доро­
гие и красивые подарки были от маленькой Элси.
Дети себя не помнили от восхищения, родители
тихо радовались, что и о них не позабыли. Милдред
показала всем свои часики на цепочке, которые вы­
звали бурю восторгов. Все вокруг ахали и поздравля­
ли ее.
—Ах, сестричка! Какие красивые! —повторяла Зил­
ла. —Я ничего подобного в жизни не видела и так рада
за тебя! Кажется, ни у одной дамы в нашем городе нет
золотых часов.
— Наверное, нет, —ответила Милдред, с улыбкой
разглядывая часики, но думала она о чем-то ином. —
Часы красивые, но разве сравнятся они с той, что их
мне подарила?
И она принялась на все лады расхваливать малень­
кую Элси, описывая, насколько очаровательна ма­
лышка и внешне, и характером.
—Денег у нее, наверное, целая куча. Она и тебе ча­
сы купила, и нам всем сколько всего подарила! —заме­
тил Сирил.
—Ты прав! —воскликнула Ада. —Хотела бы я быть
на ее месте!
—А вот я не хотела бы, —отозвалась Милдред.
Думаю, и ты, Ада, не захочешь, когда узнаешь о жизни
Элси побольше.
—Почему? —удивились дети и придвинулись к сес­
тре с удивленными и заинтересованным лицами. —
Расскажи! Ведь богатым быть хорошо! Чтобы и земли
были, и дома, и много-много всего другого.
—Вовсе необязательно, —возразил отец. —На долю
бедняков выпадает, конечно, немало испытаний, од­
нако и богатство несет с собой немалые тяготы. Само
по себе оно счастливым никого не делает. Наоборот,
оно часто становится для своего хозяина настоящим
проклятием. Помните, что сказал Спаситель: «Как
44
трудно имеющим богатство войти в Царствие Бо-
жие!»*
—Да, —поддержала его миссис Кит, —а в другом
месте Он сказал: «смотрите, берегитесь любостяжа­
ния, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его
имения»**.
—Но есть ведь и хорошие богачи, правда? - спро­
сил Сирил. —Вот, Милли говорит, что Элси хорошая!
—Но она еще совсем маленькая, —вставил Дон. —
Вот вырастет —и станет плохой.
—Мальчики, помолчите, пожалуйста! Давайте луч­
ше послушаем Милли, —сказала Ада.
Милдред поглядела на опустевший сундук, на горы
одежды, разложенной на кровати и стульях, и покача­
ла головой:
—Нет, мои дорогие, в другой раз. Сейчас мне нужно
уложить вещи в шкаф и в комод.
— Милли, ты слишком устала! Посиди лучше в
кресле-качалке, отдохни и расскажи нам про Элси, а
потом я помогу тебе разложить вещи, —предложила
Зилла, и Милдред со словами благодарности сдалась.
Она усадила к себе на колени Эннис, чуть улыба­
ясь, обвела взглядом своих внимательных слушателей
и спросила:
—Пусть каждый из вас скажет, на какие богатства
он согласился бы обменять папу, маму, братьев и сес­
тер?
Малыши изумленно вытаращились на старшую се­
стру. «Что это за вопрос такой, Милли?», «Ни на ка­
кие!», «Да мы ни за что! Ты сама знаешь!», посыпались
ответы со всех сторон. Дети с любовью посмотрели на
маму, отца и друг на друга. Дон обнял Фэн, а Сирил
принялся гладить по головке Эннис.

* М к 10:23.
** Лк 12:15.

45
—Наверное, ужасно одиноко человеку, у которого
нет ни родителей, ни братьев с сестрами! —сказал он и
глубоко вздохнул от удовлетворенности собственным
положением.
—А у маленькой Элси нет ни братика, ни сестрич­
ки, - сказала Милдред. - А теперь представьте, что у
нас нет мамы!
— Милли, перестань! Зачем ты такое говоришь! -
воскликнула Фэн и, высвободившись из объятий До­
на, громко всхлипывая, кинулась к матери, чтобы
спрятать лицо в складках ее платья.
—Правда, Милли! Зачем ты? —спросила Зилла сев­
шим голосом.
Глаза Ады наполнились слезами, а мальчики пове­
сили носы, словно им была невыносима одна лишь
мысль о жизни без мамы.
—Я просто хочу показать вам, что завидовать ма­
ленькой Элси вовсе не стоит. У нее нет мамы. А папу
своего она никогда не видела и даже не знает, любит
ли он ее.
—А ей хочется его увидеть? —спросила миссис Кит,
приглаживая волосы Фэн.
—Да, мама! Еще как! Она все время только о папе и
говорит, мечтает, чтобы он приехал, а когда речь захо­
дит о нем, вся обращается в слух.
—Надеюсь, дедушка с женой любят Элси? Жалеют
ее, балуют?
—Совсем наоборот! Они обращаются с ней холодно
и чаще всего вообще не замечают, —ответила Милд­
ред, и глаза ее сверкнули негодованием.
И она рассказала о том, как обижают Элси и как не­
справедливо с ней обращаются с первого же дня ее по­
явления в Розленде. Милдред описала, сколь одинока
девочка и как горячо —но напрасно! —желает она,
чтобы родные ее полюбили. Закончив свой рассказ,
Милдред спросила:
46
—Ну что? Кто-нибудь еще хочет поменяться места­
ми с Элси?
—Нет-нет! Ни за что на свете! Бедная малышка!
Нам ее очень жалко! —хором заговорили дети.
—Мама, пусть сестрица Элси приедет жить к нам и
тоже будет твоей девочкой! —попросила маленькая Эн­
нис.
—Я бы с радостью приняла ее, если бы могла, род­
ная моя! —ответила миссис Кит. —Но у нее есть папа.
И где ей жить, решает он.
—Расскажи еще, Милли! Расскажи про ту прекрас­
ную плантацию, про Вайемид, - горячо попросила
Ада, обнимая сестру за шею.
—В другой раз. Сейчас мне действительно нужно
разобраться с вещами.
—Нет, сейчас тебе надо прилечь на часок-другой, —
сказала мать. —Тебе необходимо отдохнуть и выспать­
ся, а мы с девочками наведем здесь порядок.
Милдред возразила:
—Мамочка, я приехала, чтобы тебе помогать, а не
добавлять работы.
—А как ты думаешь, убавится ли у меня работы, ес­
ли ты сляжешь от переутомления? —спросила Мар­
сия, весело поглядев на дочь. —Не перечь мне! Какой
пример ты подаешь младшим братьям и сестрам? Мне
хочется, чтобы ты отдохнула, и тогда после чая мы
сможем поговорить подольше.
—И все же, мама, у тебя и без меня забот хватает,
И ведь...
—Все! Ступай отсюда, и ни слова больше! —ответи­
ла мать смеясь. —Сегодня после обеда я совершенно
свободна и полна сил.
Милдред подчинилась и крепко проспала целых
два часа. Так что к чаю она спустилась отдохнувшая и
посвежевшая, а еще очень хорошенькая и милая, как
подумали все домочадцы. Она переоделась в новое
47
модное платье и красиво уложила блестящие кашта­
новые волосы.
Когда Милдред спустилась, мать и старшие девоч­
ки шили.
—Ты очень мило выглядишь! —сказала Зилла, с
восхищением разглядывая сестру. —Такое красивое
платье... и сшито превосходно! Можно, я сошью себе
такого же фасона?
— Конечно, можно. Я тебе помогу. Мама, как ты
справлялась с шитьем, пока меня не было?
—Прекрасно справлялась, Милли. Зилла у нас те­
перь опытная портниха, и Ада шьет замечательно, хо­
тя у нее не все в порядке со зрением. Так что ей лучше
делать другие домашние дела. Обе они у меня хорошие
девочки и прекрасные помощницы.
—Милли, Милли! —закричал Сирил, вбегая в дом. —
Быстрее иди поглядеть на сад и на курочек, а то скоро
стемнеет.
—В саду теперь особо не на что смотреть, —засмея­
лась Зилла.
—Тогда пусть представит себе, как там было летом,
а мы расскажем, —возразил Сирил, увлекая сестру за
собой.
—Пойдемте, девочки! Мы все выйдем, —сказала
миссис Кит, складывая шитье. Остаток дня и вечер я
объявляю выходными в честь возвращения нашей
скиталицы.
В осеннем саду и правда смотреть было особо не на
что, кроме нескольких поздних цветов, но Милдред
ими залюбовалась. А еще она с интересом выслушала
полный отчет о том, какие растения малыши вырасти­
ли здесь весной и летом.
Посмотрела она и на несушек. Руперт построил для
них прекрасный утепленный курятник, а это значило,
что даже в холодные зимние месяцы у Китов будет
вдоволь яиц и цыплят.
—А теперь пойдем сюда, Милли. Я покажу тебе ви­
ноградник, который разбил у крыльца, —сказал Ру­
перт.
Они стояли и любовались виноградными лозами,
когда хлопнула калитка: кто-то быстро шел к ним по
дорожке решительной пружинистой походкой. Милд­
ред обернулась и увидела старого знакомого.
—Уоллес... Мистер Ормсби! —воскликнула она и
протянула ему руку, а щеки ее запылали, потому что
она сразу вспомнила, что он сказал ей при расстава­
нии год назад.
—Нет, пожалуйста, зовите меня по имени, —попро­
сил он вполголоса, пожимая ей руку. —Извините, что
я так внезапно, но я не мог больше ждать. С вашего
отъезда прошло сто лет!
— Мы всегда тебе рады, Уоллес! —сказала миссис
Кит. —Оставайся, чайку с нами попьешь. Уже и стол
накрыт. Проходи, мы как раз собирались в дом. Ста­
новится прохладно.
Ормсби нисколько не возражал против приглаше­
ния. Милдред показалась ему невероятно красивой, и
он буквально глаз с нее не сводил —на других глядел
лишь изредка, когда требовала вежливость. Он был
очарован ею с новой силой, любовался ее изысканны­
ми манерами, наслаждался беседой с ней и после чая
просидел еще целый час, надеясь, что ему представит­
ся случай прошептать Милдред несколько слов, не
предназначенных для чужих ушей.
Но девушка сидела в окружении родителей, братьев
и сестер, а вскоре появились и соседи, чтобы попри­
ветствовать ее и поздравить с возвращением: доктор
Грандж с дочерью, Клодина Четвуд с братом Уиллом и
еще двое наиболее близких друзей семьи. Затем мис­
тер Кит напомнил Уоллесу, что этим вечером молодой
человек еще должен закончить некий важный доку­
мент, и тот неохотно откланялся.
49
Он на минутку остановился у калитки и с сожале­
нием посмотрел на ярко освещенные окна гостиной,
где кружком сидели веселые гости, а центром этого
кружка была Милдред.
Когда Ормсби с тяжелым вздохом направился вниз
по улице к конторе мистера Кита, ему встретился вы­
сокий мускулистый человек. Они увидели друг друга и
поздоровались:
—Добрый вечер, мистер Ормсби!
— Как поживаете, шериф? —и каждый двинулся
своей дорогой.
Высокий мужчина подошел к дому Китов и занял
место Ормсби у калитки, разглядывая сидевших в гос­
тиной людей. Хотя на самом деле видел он лишь одну
особу: стройную девушку, одетую с необычайным вку­
сом, ее сияющее личико, милое, живое и умное. Он не
мог отвести от нее больших печальных темных глаз.
Так и стоял он долго-долго, положив левую руку на ка­
литку, в то время как правая висела неподвижно.
Наконец со вздохом, похожим на рыдание, он раз­
вернулся и тоже ушел.
—Она стала еще красивее! Она самое милое на све­
те создание, —прошептал он едва слышно. —Никогда
мне не забыть, как добра она была со мной, когда даже
родная мать не могла ничего для меня сделать. И все-
таки она, конечно, позабыла о Готобеде и вряд ли
спросит, жив я или нет.

50
Глава 6

Мне не случалось ни читать, ни слышать, —


Будь то рассказ о подлинном иль басня, —
Чтобы когда-либо струился мирно
Поток любви.

Вильям Шекспир. «Сон в летнюю ночь» *

сти отправились по домам. Мистер Кит собрал


округ себя всех домочадцев, и они, как водится,
авершили день молитвой, благодарственным
гимном и чтением Слова Божия.
Затем все пожелали друг другу спокойной ночи, и
Милдред оказалась у себя в комнате одна. Медленно
расплетала она свои роскошные каштановые косы, и
голова ее была полна мыслей, отчасти тревожных, от­
части приятных.
Раздался тихий стук. Дверь отворилась, и в комнату
вошла мама. В то же мгновение с лица Милдред исчез­
ло задумчивое выражение. Она взглянула на подошед­
шую к ней мать, и глаза ее засияли любовью и радос­
тью.
— Мамочка, милая! —воскликнула она, поспешно
встала и принесла Марсии самый удобный стул. —Как

* Перевод М . Л озинского.
хорошо, что ты пришла! Я так соскучилась по нашим с
тобой разговорам!
—Я поняла, доченька, —ответила миссис Кит, уса­
живаясь, —догадалась по твоим глазам. Я и сама со­
скучилась. Как замечательно, что ты вернулась домой!
—А я как рада —словами не передать! Мамочка, в
последнее время мне очень не хватало твоих мудрых и
добрых советов.
Тряхнув распущенными волосами, девушка присе­
ла на подушку у ног матери и, как когда-то в детстве,
положила голову к ней на колени.
—Но ты ведь знаешь, что всегда можешь поведать
свои затруднения мудрому Другу, Который любит нас
сильнее, чем самая нежная мать, — сказала миссис
Кит, поглаживая шелковистые волосы и румяные ще­
ки дочери.
—Конечно, мама! Что бы я делала без Бога?
И потом, залившись румянцем, она сквозь слезы
рассказала матери, как полюбила и как отвергла свое­
го избранника, потому что тот не был христианином.
Такого миссис Кит не ожидала и была несколько разо­
чарована.
—А ведь я уже почти свыклась с мыслью, что моим
зятем будет Уоллес, —немного шутливо сказала она. —
И заметь, что его-то ни в чем подобном упрекнуть
нельзя!
—Нельзя, —сказала Милдред, пряча покрасневшее
лицо в складках маминого платья. — Он добрый, и
благородный, и верный... Он настоящий христианин,
я знаю! Он мне нравится, и я всем сердцем его уважаю,
но... Ах, мама, отчего поток любви никогда не течет
мирно?
—Вообще-то иногда течет. Обычно так и бывает.
—Я надеялась, что когда я уеду, Уоллес меня забу­
дет, —сказала Милдред.
—О, нет! Стрела Купидона пронзила его сердце на­
52
сквозь. Но быть может, ты забудешь о Чарли и полю­
бишь несчастного Уоллеса?
—Нет, мама, я знаю наверняка, что никогда не смо­
гу полюбить Уоллеса иначе как брата. Понимаешь,
многим девушкам нравится, когда все кругом в них
влюблены, а мне это очень неприятно. Я совсем запу­
талась и измучилась!
—Измучилась, дитя мое?
—Да, мама. Как ты думаешь, раз уж девушка не мо­
жет выйти замуж по зову сердца, может, ей стоит вый­
ти замуж из чувства долга... Если она уверена, что та­
ким образом принесет пользу людям?
—О чем ты говоришь, Милдред? - миссис Кит не
на шутку удивилась.
—Видишь ли... Мистер Господень считает, что мне
следует выйти за него замуж... Говорит, это мой долг.
Ему не удалось меня убедить, и все же... Боюсь, так
оно и есть.
Глаза миссис Кит заискрились смехом.
—Глупышка моя милая, —она склонилась над доче­
рью и посмотрела в ее пылающее лицо. —Нужно было
ему сказать, что ты не годишься на роль жены священ­
ника.
—Я и сказала, —ответила Милдред с искренним
смирением. —Но он не отступается. Кажется, у него
не совсем верное представление обо мне.
—Какая досада! Но мы не позволим ему жертвовать
собой. Я скажу ему, что я против этого брака, и папа
тоже не согласится.
— Но ведь ты всегда говорила, что мистер Госпо­
день хороший человек? —Милдред подняла голову и
взглянула на мать хоть и с облегчением, но в то же вре­
мя озадаченно.
—Очень хороший, но ни характером, ни годами он
тебе в мужья не подходит и не может быть мне зятем.
Сколько забот свалится на твои юные плечи при его-
53
то рассеянности! Впрочем, дитя мое, к чему рассуж­
дать, какой из него выйдет муж, если ты любишь дру­
гого? А потому принять предложение мистера Господ­
ня было бы и глупо, и нехорошо. Нет причины, кото­
рая оправдала бы брак с одним, когда сердце стремит­
ся к другому. Мистер Господень говорит, что так ты
сможешь принести больше пользы людям. Я на это от­
вечу: нельзя поступать плохо даже с самыми благими
намерениями.
Милдред вздохнула с облегчением:
—Мамочка, как я благодарна, что ты так думаешь!
Уверена, что ты права! У меня на душе вполовину лег­
че стало, но...
—Другую половину ты можешь доверить Господу!
—Я постараюсь. Вот только, мама, как ты дума­
ешь... Правильно ли, что я...
—Подчиняешься велениям своего сердца? —спро­
сила миссис Кит, когда Милдред прервалась на полу­
слове. —Дитя мое, об этом спроси у своей совести.
Слово Божье укажет тебе путь, и в ответ на твои мо­
литвы Господь пошлет тебе в помощь Духа Святого.
Я же знаю одно: христианину опасно связывать свою
жизнь с человеком, который существует лишь для ми­
ра сего.
—Тем более такой христианке, как я. Я слабая и все
время сбиваюсь с пути, —вздохнула девушка.
—Что ж, моя хорошая, ты еще молода, подожди.
Будем надеяться, что в конце концов все уладится. Мы
можем твердо в это верить, ведь мы «знаем, что любя­
щим Бога, призванным по Его изволению, все содей­
ствует ко благу»*. Но уже поздно. Тебе нужно отдох­
нуть с дороги.
Они нежно пожелали друг другу доброй ночи и на
том расстались.

* Рим 8:28.

54
На следующий день мистер Госпбдень взошел на
кафедру. Он проповедовал своей пастве и на утренней,
и на вечерней службе.
Милдред была на богослужениях и утром, и вече­
ром, но, слушая проповедь, старательно избегала смо­
треть на проповедника и всякий раз ускользала из
церкви сразу по окончании благодарственных молитв.
Оба раза ее останавливали: пришлось поздороваться и
обменяться парой слов с друзьями и соседями, кото­
рые подходили к ней, чтобы поздравить с возвращени­
ем. Однако люди толпились и вокруг священника.
Прихожане спешили его поприветствовать и, сами то­
го не подозревая, помогли Милдред избежать разгово­
ра с ним.
Уоллеса Ормсби она избегала не так старательно, и
тут ей повезло меньше. Он проводил ее домой утром,
ведь им было по дороге, однако Дон крепко держал
Милдред за одну руку, а Фэн уцепилась за другую, так
что говорил он на общие темы: о проповеди, о вос­
кресной школе и тому подобных вещах.
Вечером, пробираясь к выходу, она увидела Уоллеса
у дверей. Он ждал ее, и в глазах его была решимость.
Она повернулась к Зилле, которая шла рядом, крепко
схватила ее за руку и прошептала:
— Домой пойдем вместе. Не отходи от меня ни на
шаг!
Зилла кивнула с шаловливой улыбкой и, к велико­
му разочарованию Уоллеса, сделала, как ей было веле­
но. Он подал руку Милдред, а другую ему пришлось
предложить Зилле. Та с готовностью на нее оперлась.
По дороге домой Зилла трещала без умолку, Милдред
забавлялась ее болтовней, а Уоллес гадал, почему Зил­
ла их не оставит, ведь ему столько нужно было сказать
ее сестре.
В семье Милдред было не принято ходить в гости и
принимать визитеров в воскресенье. Так что молодой
человек проводил девушек до дверей их дома, пожелал
им приятного вечера и безропотно удалился в свою хо­
лостяцкую квартирку над конторой. Сестры прислу­
шивались к его шагам, одна хвалила другую, та ее бла­
годарила, и обе беззлобно посмеивались над бедным
ухажером.
—Мама, —сказала Милдред перед тем, как отпра­
виться спать. —Завтра я встану пораньше и приготов­
лю завтрак. Селеста Энн будет занята стиркой.
— Ничего ты не встанешь! —перебила ее Зилла. —
Завтрак и обед приготовим мы с Адой, а тебе на кухне
делать нечего! Поживи, как знатная дама, хотя бы с
недельку, заодно увидишь, как прекрасно мы с Адой
справляемся!
—Я и так уже давно живу, как дама, так что...
—Мама, скажи, ведь будет по-моему? —спросила
Зилла, не дав Милдред закончить фразу.
—Да, Милли, нам с тобой есть чем заняться. Оста­
вим кухню на наших юных стряпух. Пусть покажут,
чего они стоят! —ответила миссис Кит, по очереди ог­
лядывая дочерей с улыбкой, полной материнской
любви и гордости.
—Мне нравится готовить, —заметила Ада. —Мил­
ли, я пеку вкусные кексы на сладкое, все так говорят.
А осенью мы с Зиллой солили овощи и варили ва­
ренье. Мама лишь следила за нами и только иногда
подсказывала. Селеста Энн все грозилась прогнать
нас с кухни, хотела все сделать сама, но мама сказала
ей: нет, девочки должны учиться.
В понедельник с утра дом Китов напоминал улей,
полный веселых тружениц-пчел. После завтрака мис­
сис Кит и Милдред помыли и расставили по местам
фарфоровый сервиз и столовое серебро, а после рас­
планировали, что необходимо сшить на осень и зиму.
—Я научилась кроить и подгонять платья по фигу­
ре, —сказала Миллред. —Брала уроки у одной из порт­
56
них, которые обшивают тетю Динсмор. Так что те­
перь, если надо, могу всем платья кроить. Можно на­
чать с коленкоровых для Ады и Зиллы.
—Это как нельзя кстати, доченька! —обрадовалась
миссис Кит. — В городе нет ни одного приличного
портного. Однако придется за тобой следить, чтобы ты
не переутомилась, —добавила она с нежной улыбкой.
— Мама, —в дверях показалась головка Зиллы. —
У нас почти не осталось ни соли, ни сахара. Кто сходит
в лавку?
— Сирил и Дон. Погода стоит прекрасная, пусть
прогуляются. Милдред, нам нужно докупить всякой
мелочовки для шитья. Сходи, пожалуйста, и выбери
сама. Прогулка пойдет тебе на пользу, а заодно посмо­
тришь, как вырос город в твое отсутствие.
Фэн и Эннис взмолились, чтобы пойти за покупка­
ми позволили и им.
Милдред возразила:
—Боюсь, Эннис, тебе не поспеть за большими. Се­
стрице Милли хочется обернуться побыстрее, ведь
нам еще нужно шить.
—Не беспокойся об этом! Не будем лишать малыш­
ку удовольствия только ради того, чтобы сэкономить
несколько минут, —сказала мать с нежной улыбкой, и
маленькое расстроенное личико тут же просияло. —
Иди не торопясь, Милдред, дыши свежим воздухом,
любуйся лесом. Все это создано нам на радость.
—Милая мама! Ты такая добрая и всегда заботишь­
ся о каждом из нас! —прошептала Милдред, склонив­
шись к матери и целуя ее в по-прежнему свежую, ру­
мяную щеку.
Милдред вернулась с Юга совершенно здоровая,
полная сил. Ей хотелось взять на себя часть домашних
обязанностей, которые лежали на материнских плечах,
и позаботиться о семье. Она решила, что сегодня же
примется за шитье, и ей не терпелось начать. Однако
57
ради ближних ей пришлось беспрекословно отказаться
от своих планов и желаний, «ибо и Христос не Себе
угождал»*. Она хорошо усвоила этот урок.
Улыбаясь, девушка собралась и вышла из дома. Ли­
цо ее было таким же свежим, как сегодняшнее ок­
тябрьское утро. Фэн держалась за одну ее руку, Эннис
уцепилась за другую, а мальчики иногда тащились по­
зади, а временами, когда дорога шла под горку, скака­
ли рядом или забегали вперед.
—Вон шериф! Идет прямо нам навстречу! —сказал
Сирил.
—А кто у нас теперь шериф? —спросила Милдред.
— Готобед Легкошлем. Он научился писать левой
рукой, и на прошлой неделе его выбрали шерифом.
Ему все сочувствуют, вот и проголосовали за него.
Правда, здорово? Мама говорит, в этом городе живут
самые добрые люди на свете.
—Да, они поступили хорошо, —ответила Милдред,
с любопытством разглядывая высокого, широкопле­
чего мужчину, идущего им навстречу.
Одежда у него была элегантней, походка легче, а
взгляд мудрее, чем у того Готобеда, с которым она бы­
ла знакома когда-то. Они поравнялись. Готобед при­
поднял шляпу левой рукой, неловко поклонился, а его
смуглое лицо залила краска.
Милдред тоже чуть покраснела, однако сердечно
поприветствовала Готобеда и, уже не смущаясь, спро­
сила, как здоровье его самого и его родителей.
—Да не жалуемся, спасибо, мисс Кит, —ответил он,
неотрывно глядя на ее лицо. —Надеюсь, что и у вас все
в порядке, и вы рады, что вернулись, так же как рады
все ваши друзья.
—Спасибо, дома и правда хорошо! - ответила она
и, поклонившись Готобеду, продолжила путь.

* Рим 15:3.

58
Они прошли мимо отцовской конторы. Ормсби
корпел над документами и вдруг заприметил в окно
изящную девичью фигурку. Он со всех ног кинулся
вниз и выскочил на крыльцо как раз в тот момент, ког­
да Милдред входила в магазин Четвуда и Мокера.
Когда она вышла, Уоллес караулил ее и с ходу при­
гласил прокатиться с ним после обеда.
—Спасибо, —ответила она с очаровательной улыб­
кой. —Это очень любезно с вашей стороны, но... По­
нимаете, я так долго отдыхала, что теперь мне, пожа­
луй, следует сидеть дома и работать. После обеда я со­
бираюсь заняться шитьем.
—Вы только взгляните, какая чудная погода! Нуж­
но гулять, пока есть такая возможность, —юноша ста­
рался говорить как можно убедительнее. —Шитье по­
дождет. Вот зарядят дожди, тогда и сядете за шитье.
Так я заеду за вами?
—Ну, хорошо! —рассмеялась она и кивнула ему на
прощание.
Зилла встретила сестру на пороге, и глаза ее смея­
лись.
—Мистер Господень сидит с матушкой в гостиной.
Меня послали за тобой.
—Ох, нет! —вздохнула Милдред, однако сбросила
шляпку и отправилась навстречу суровому испыта­
нию.
Когда она вошла, джентльмен встал и с сияющим
взглядом протянул ей руку.
—Дорогая мисс Милдред, я тут как раз рассказы­
ваю вашей матушке о своих планах и устремлениях,
хотел испросить ее согласия... насчет предложения,
которое я сделал вам на днях. И...
—И она ответила, что не согласна? —сказала Мил­
дред, пожимая протянутую руку и торопливо выдерги­
вая ладонь. Она пыталась встретиться взглядом с ма­
терью и почувствовала, что густо краснеет.
59
— Вот уже полчаса я пытаюсь втолковать мистеру
Господню, что ты совершенно не годишься для той ро­
ли, которую он для тебя уготовил, —тихо и серьезно
ответила миссис Кит. —Присядь рядом со мной, —она
подвинулась, освободив место для дочери, —может,
вдвоем нам удастся его переубедить.
—Переубедить меня будет нелегко, —заметил не­
молодой кавалер.
Милдред скользнула на место рядом с матерью, а
он, не сводя восторженных глаз с раскрасневшегося
девичьего личика, принялся говорить со всем красно­
речием, на которое только был способен.
Говорил он торопливо, не давая женщинам и слова
вставить, сам приводил все мыслимые возражения и
тут же их опровергал. Милдред слушала его в замеша­
тельстве с растущим негодованием, которое внезапно
сменилось безудержным весельем. И вот по какой
причине: новые вставные зубы, к которым священник
еще не привык, видимо, мешали ему говорить. Увлек­
шись своими речами и вряд ли отдавая себе отчет в
том, что делает, он вытащил вставную челюсть и при­
нялся вертеть ее в руках. Внезапно очнувшись, он по­
багровел от стыда, сунул челюсть на место и прервался
на полуслове.
Изо всех сил стараясь не засмеяться, Милдред вос­
пользовалась паузой и сказала мягко, но в то же время
решительно:
—Мистер Господень, пожалуйста, не тратьте боль­
ше слов. Мне нечего добавить к тому, что я уже сказала
вам на днях. И вам не добиться иного ответа. Я высоко
ценю и уважаю вас. Ваше предложение для меня —
большая честь, но я не в силах пробудить в себе чувст­
ва, что женщина должна испытывать к мужчине, с ко­
торым собирается связать свою жизнь.
С этими словами она встала и направилась к выхо­
ду, однако он остановил ее.
60
—Вы еще не готовы... Ах, глупец, как я нетерпелив!
Снова выбрал неудачный момент. Но я подожду! Я мо­
гу ждать годы...
—Не нужно, уверяю вас. Ждать бесполезно, —пе­
ребила Милдред, теряя терпение. —И чтобы вы пове­
рили, я вам признаюсь... Сердце мое принадлежит
другому!
И, закрыв руками пылающее лицо, она выбежала
из комнаты, оставив мать наедине с отвергнутым по­
клонником.
Потом миссис Кит рассказала дочери, что он про­
стоял с минуту, словно громом пораженный, затем
пробормотал: «Уоллес Ормсби! Это он!», и как был,
без шляпы, бросился из дому, а она побежала следом,
отдала ему шляпу и сказала что-то ободряющее. Но
он, видимо, ее не услышал, потому что, ничего не от­
ветив, повернулся и быстро зашагал прочь, сжимая
шляпу в руке.
Пока Марсия догоняла мистера Господня, Милдред
побежала к себе в комнату. Щеки у нее пылали, карие
глаза горели негодованием. По дороге ее остановила
Зилла.
—Молодец, что отказала! —воскликнула она радо­
стно, обнимая и горячо целуя сестру.
—Что ты такое говоришь, Зилла? Ты вообще ничего
не знаешь, —сказала Милдред, вырываясь из объятий
и отворачиваясь.
—Знаю-знаю-знаю. Мистер Господень сделал тебе
предложение! Я по его виду сразу догадалась, зачем
он явился. И я ужасно рада, что ты ему отказала. Свя­
щенник он, конечно, хороший, но совсем старый,
некрасивый и чудной. Такой муж моей любимой сес­
тричке не нужен! По-моему, Уоллес Ормсби гораздо
лучше.
Милдред посмотрела на Зиллу долгим взглядом и
вдруг приняла решение.
61
—Зайди-ка ко мне, —сказала она, отворив дверь в
свою комнату. —Зилла, ты умеешь хранить тайны?
—Испытай меня! —полусерьезно-полушутливо от­
ветила Зилла.
—Я знаю, что могу тебе довериться!
Так Зилле стало известно об отношениях Милдред
и Чарльза Ландрета, а Милдред заручилась поддерж­
кой сестры и заодно избавилась от ее бесконечных на­
поминаний и шуток об Уоллесе Ормсби.
Последний, конечно же, тоже попытал удачу во
время послеобеденной поездки по осенним лесам и
лугам. Милдред пришлось развеять и его надежды —
подобно тому, как утром она поступила с надеждами
своего более возрастного поклонника.

62
ЩйшрР

Любовь и боль неразделимы —


Мучительно терять любимых,
Но ничего больнее нету
Любви, что тщетно ждет ответа.

Абрахам Коули. «Золото» (из Анакреона)

х, Уоллес, простите меня! Я ни за что на све­

А те не причинила бы вам боль, если б... Если


б только я могла... —голос Милдред дрожал
от подступивших к горлу рыданий, и под конец она
всхлипнула.
Молодой человек смотрел в сторону, и она не могла
разглядеть его лица.
—Этого-то я и боялся, когда вы уезжали, —ответил
он хрипло. —Я вас не виню. Я всегда знал, что такой
девушке, как вы, я не пара.
— Нет! Не говорите так! — горячо воскликнула
Милдред. —Любая девушка почтет за честь выйти за
вас замуж, Уоллес. Вы благородный, честный, храб­
рый. Папа говорит, что вы —с вашим талантом и рабо­
тоспособностью —добьетесь в жизни многого.
—К чему мне теперь это многое? —с горечью возра­
зил он. — Вы меня вдохновляли, Милдред. Я мечтал
завоевать ваше сердце, сделать вас счастливой и бога­

63
той. Ради этого я учился, трудился, строил планы, а
теперь я вас потерял! —простонал он.
—Ах, Уоллес! —прошептала она. —Я надеялась, что
вы стремитесь к высшему, что ваше время и таланты
вы посвятили Тому, Кто вам их дал, и Чья любовь пре­
выше всякой земной любви.
—Вы правы, —произнес он после минутного раз­
думья тихо и смиренно. —Так должно быть. Отныне
так и будет. Но... Боже мой, Милдред, Милдред! Разве
смогу я быть счастлив без вас!
—Я стану вам сестрою, Уоллес. Ведь я люблю вас,
как брата.
—Спасибо и на этом... Когда-нибудь я научусь это­
му радоваться... Однако сейчас, Милдред, мне словно
бросили жалкие крохи, когда я умираю от голода и не
насытился бы даже буханкой хлеба. Тот человек, кото­
рый завоевал ваше сердце, он... Скоро ли он увезет вас
отсюда?
—Нет, Уоллес, нескоро... А может, и вообще никог­
да, —ответила она тихо, и голос ее дрогнул.
Он взглянул на нее озадаченно:
—Видимо, я вас неправильно понял. Мне показа­
лось, вы сказали... что вам отвечают взаимностью.
—Я расскажу вам все, —сказала она после неловкой
паузы. —Думаю, вы имеете право знать, ведь я, хоть и
невольно, причинила вам такую боль.
И она вкратце рассказала, что произошло между
нею и Чарли Ландретом, утаив от Уоллеса лишь имя
счастливого соперника.
Когда она закончила, они долго ехали молча. Взгляд
Милдред был опущен вниз, а Уоллес глядел на дорогу
прямо перед собой. Молодые люди почти въехали в
город, когда он наконец заговорил.
— Благодарю вас за это признание, дорогая Милд­
ред. Вы ведь позволите, чтобы я изредка называл вас
дорогой? Вы знаете, что я не злоупотреблю вашим до­
64
верием. Мне очень жаль, что избранник ваш оказался
неверующим... Но, пожалуйста, не отчаивайтесь! Если
вы будете несчастливы, я этого не вынесу! Я верю и
надеюсь, что в конце концов все образуется.
—Уоллес! Как вы добры и как благородны! —вос­
кликнула Милдред, глядя на юношу блестящими от
слез глазами. —Мы ведь с вами друзья навсегда! На­
стоящие, верные друзья, правда? —спросила она умо­
ляюще и протянула ему руку.
Он схватил ее руку, прижал к губам и, не сдержав­
шись, страстно вздохнул:
—О, Милдред! Неужели никогда мне не стать для
вас больше, чем другом?!
Спустя час миссис Кит зашла в комнату к старшей
дочери и застала ее в слезах.
—Девочка моя! Что стряслось? —спросила она в ис­
пуге.
— Мама, мамочка! Мне кажется, что я родилась
всем на горе! —безутешно рыдала Милдред.
—А я всегда думала, что ты родилась мне на радость
и в утешение. Я всем сердцем неустанно благодарю
Господа за то, что Он послал мне такой щедрый дар, —
отвечала мать, обнимая свою доченьку, и улыбка, буд­
то солнечный луч, пробившийся сквозь тучи, озарила
заплаканное лицо Милдред.
—Мама! Ты всегда знаешь, как утешить! —вздохну­
ла Милдред и положила мокрую щеку на материнское
плечо. —Знаешь, мама, Уоллес любит меня, а я разби­
ла ему сердце, ведь... Я не могу ответить на его любовь.
А он такой хороший И... и благородный... И вообще я
ему не пара! Он достоин гораздо лучшей партии!
—Что ж, осталось только убедить в этом его. Пусть
радуется, что избежал несчастного брака, —шутливо
ответила миссис Кит.
Сама того не желая, Милдред нервно рассмеялась.
Потом опять посерьезнела.
65
3 Милдред: годы ожидания
—Мама, боюсь, что я и вправду разбила ему сердце.
Мне невыносимо думать, что я причиняю такие муки
человеку, который достоин только счастья.
—Знаю, девочка моя, и мне жаль вас обоих. Однако
трудности наши не возникают из ниоткуда. Испыта­
ния посланы нам для нашего же блага самым лучшим,
самым дорогим нашим Другом. Ему известно, что нам
нужно, и Он никогда не ошибается. Я сочувствую вам
обоим, винить тут некого, и я верю, что, выдержав это
испытание, вы станете духовно выше и счастливее,
чем были бы без него. А теперь, дитя мое, я оставлю
тебя, побудь с твоим лучшим Другом, а потом спус­
кайся к нам. Доверь Ему все свои заботы, потому что
Он нам это заповедал и потому что так нужно для тво­
его же счастья.
Милдред последовала доброму и мудрому совету
матери: она долго молилась, а потом как следует умы­
лась, чтобы уничтожить следы слез, и, когда позвони­
ли к чаю, поспешила к родным.
Мать постаралась отвлечь от нее внимание, так что
никто даже не заметил, что Милдред недавно плакала.
Глядя на приветливые лица близких, слушая весе­
лую беседу, девушка радовалась, что после долгой раз­
луки она снова дома, и вскоре к ней вернулась ее
обычная безмятежность.
Обсуждали планы на предстоящие осень и зиму, го­
ворили об учебе и работе. В Плезант Плейнз по-преж­
нему не было профессионального учителя. Как ни ста­
рались городские власти, им не удавалось переманить
людей из восточных штатов. Так что Милдред вызва­
лась учить младших братьев и сестер. Она сказала, что
по некоторым предметам станет помогать даже Рупер­
ту, а кроме того, будет заниматься самообразованием и
постарается побольше читать.
Потом, как обычно, обсудили, что необходимо
сшить, распределили прочие домашние обязанности.
66
Всякий раз Милдред хотела взять всю работу на себя.
Зилла с озорной улыбкой выслушала длинный список
дел, которые собиралась сделать старшая сестра, и в
конце концов расхохоталась:
—И только-то, Милли?
Милдред и сама засмеялась, а потом, покраснев,
согласилась, что планировать куда легче, чем испол­
нять, так что ей и впрямь всего не переделать.
—Может, и так, —заметил отец. — Однако всегда
лучше ставить перед собой высокие цели. Мы ведь
знаем, что сделаем не больше, чем запланировали, а
скорее всего, и меньше.
—Но, папа, если Милли возьмет на себя всю до­
машнюю работу, чем будем заниматься мы с Адой? —
продолжая смеяться, поинтересовалась Зилла.
—Милдред сама скоро запросит у нас помощи, —
спокойно заметила Ада. —Если бы ей надо было гото­
вить сегодня завтрак и ужин, разве смогла бы она схо­
дить с утра в лавку? А если бы Милли стала помогать
маме с шитьем, то поехать сегодня на прогулку с мис­
тером Ормсби у нее не получилось бы.
—Да, ты права! —согласилась Милдред и улыбну­
лась своей серьезной сестренке. —И я радуюсь, глядя
на то, какие из вас выросли помощницы! А работы в
доме хватит на всех с лихвой.
—Сидеть без дела никому не придется, —подтвер­
дила Марсия. —Но и надрываться совершенно ни к
чему, ведь один в поле не воин.
—Тем более что полководец у нас всех умеет орга­
низовать, —заметил мистер Кит, с ласковым одобре­
нием глядя на жену.
—Да, —ответила та весело. —Если действовать на
авось, мало чего добьешься. А при хорошо организо­
ванном подходе к делам мы, я думаю, легко со всем
справимся.
Малыши спросили, когда начнутся занятия.
67
—Завтра, если мама с папой не возражают, —отве­
тила Милдред.
Отец одобрительно улыбнулся и заметил:
—Наша Милдред легка на подъем. И этому качест­
ву всем нам стоит поучиться.
—Ты прав, Стюарт, —сказала миссис Кит. —И все
же иногда лучше поспешать не торопясь. Милдред, де­
вочка моя, долгое путешествие утомило тебя, так что
смело можешь отдыхать хотя бы эту неделю.
—К тому же нам всем нужна новая одежда, —заме­
тила Ада. —Мама, пусть лучше Милли сначала займет­
ся твоим черным шелковым платьем.
Милдред и Зилла затараторили хором:
—Да, да! Конечно, перво-наперво надо сшить пла­
тье для мамы!
—Я прямо сегодня его скрою, —пообещала Милд­
ред.
—А я могу сметать юбку, —добавила Ада.
—Погодите, погодите! Какие вы скорые! —засмея­
лась миссис Кит. —Собрались шить по ночам, глаза
портить! Вечером мы все займемся коленкоровыми
платьями, которые начали после обеда. Пусть Милли
сначала сошьет для меня что-нибудь попроще, а уж
потом берется за шелк. На этой неделе будем шить и
читать. Сирил уже выучился грамоте, так что они с Ру­
пертом будут нам читать на пару. А занятия начнутся
со следующего понедельника.
Конечно, Милдред прежде всего хотела помочь
родным, но двигало ею не только это благое желание.
Девушка чувствовала, что ей просто необходимо чем-
то занять ум и руки, чтобы не оставалось времени на
горькие раздумья. И она с головой погрузилась в уче­
бу и работу. Мать понимала состояние дочери и не
только не препятствовала ей, но, напротив, всячески
поддерживала ее стремление заниматься различными
делами.
Несколько новых книг, которые привезла Милдред,
порадовали всех. За шитьем читали, вели приятные
беседы, работалось легко. В гости к ним часто загля­
дывали друзья и соседи, поэтому неделя пролетела ве­
село и незаметно.
А в субботу Милдред получила письмо от Чарли
Ландрета. Читать его было и радостно, и тяжко. Каж­
дая строчка дышала такой пылкой любовью, что серд­
це девушки ликовало. Но в то же время оно рвалось на
части от невыносимой боли: Чарли тяжело переживал
смерть сестры, однако, к великому сожалению Милд­
ред, не искал утешения в Боге.
И она с еще большей силой принялась молиться о
своем любимом, без устали, горячо просила, чтобы
Бог утешил любимого в тяжком горе и через страдания
привел ко Христу.
Затем Милдред принялась за ответ. Ее письмо, на­
писанное с девичьей скромностью и сдержанностью,
тем не менее, источало такую нежность и сочувствие,
что, когда Чарли его получил, оно словно бальзамом
оросило его душевные раны и поддержало его слабый
дух.
У Милдред не было секретов от горячо любимой
мудрой матери. Она показала ей и письмо Чарли, и то,
что написала ему в утешение.
Весточка от того, чья любовь нашла ответ в ее серд­
це, помогла Милдред меньше переживать о двух от­
вергнутых претендентах на ее руку.
Поначалу они перестали бывать у них в доме. Одна­
ко постепенно дружба возобновилась. Когда Милдред
случалось с ними встретиться, она уже не так смуща­
лась, но по возможности старалась видеть и мистера
Господня, и Уоллеса как можно реже.

69
Diana 8

Прислушайся, как дружественно струны


Вступают в строй и голос подают, —
Как будто мать, отец и отрок юный
В счастливом единении поют.

Вильям Шекспир. Сонет 8*

орогая, я получил письмо, которое и тебя

Й касается, —сказал мистер Кит, с улыбкой


протягивая жене исписанные листки, —
идет о том, что по некоторым причинам ос­
тальным пока лучше не знать. Вот я и ждал, когда мы
останемся наедине.
Супруги были у себя в спальне и готовились ко сну.
Малыши, делившие с ними комнату, видели уже деся­
тый сон.
— Это же от дядюшки Динсмора! — воскликнула
миссис Кит, тут же узнав почерк.
Пока она читала, муж с любопытством следил за
выражением ее лица. Глаза и губы его улыбались.
Дочитав, жена подняла на него сияющие глаза.
-- Какие же они добрые! Добрые и чудесные, как
всегда!

■“Перевод С. Маршака.

70
—Даже чересчур! —сказал мистер Кит, чуть нахму­
рившись. —Не нравится мне принимать такие дары.
Если б они прежде спросили меня, то я, наверное, отка­
зался бы. Но сейчас уже поздно, они уже все отправили.
Ну не отсылать же подарки обратно, в самом деле!
—Нет, об этом и думать нечего! —ответила Марсия,
улыбаясь сквозь слезы. —Мы должны следовать Золо­
тому Правилу и принять то, что они великодушно по­
сылают нашим детям, —ведь Динсморы, будь мы на их
месте, а они на нашем, тоже приняли бы от нас дары.
—Да, —сказал муж, вздыхая, —ты, несомненно,
смотришь на вещи правильно. И все же, Марсия, лю­
бимая жена моя, «блаженнее давать, нежели прини­
мать»*.
—Правда, милый мой муж, поэтому давай не будем
отказывать им в этой радости и примем эти велико­
душные дары в надежде, что в свое время настанет и
наш черед порадовать кого-нибудь. Договорились?
Он молча кивнул.
—Ты согласна, что детям лучше ни о чем не гово­
рить, пока мы не получим посылки?
—Да, конечно, так лучше! Об этом не стоит знать
даже Милдред. Такой сюрприз будет нашей девочке!
Милли не жалуется, но я знаю, она очень расстрои­
лась, что ты не смог купить пианино, и ей придется за­
бросить музыку. А теперь она сможет играть! И сестер
научит...
—Милдред будет радовать своей музыкой всех нас! —
добавил мистер Кит с улыбкой, полной отцовской
гордости и любви.
—А книги! Я предвкушаю, как все мы будем их чи­
тать, —сияя, сказала Марсия. —Они разовьют ум на­
ших детей! Кажется, наша девочка завоевала сердца
моего дядюшки и кузена Хораса.

* Деян 20:35.

п
— Точно так же, как когда-то ее мамочка, —ответил
Стюарт, весело рассмеялся и принялся целовать Мар­
сию.
Готовясь к отъезду из Огайо в Индиану, на дикий
Запад, мистер Кит распродал большую часть вещей, в
том числе и фортепиано. Об утраченном инструменте
сожалела вся семья, особенно старшие девочки и Ру­
перт, который лелеял надежду однажды купить новый
инструмент. Он откладывал деньги на эту покупку и
уже накопил небольшую сумму, в основном благодаря
выращиванию фруктов и овощей, а также кур. Мать
покупала продукцию Руперта по рыночной цене, а ес­
ли образовывались излишки, он продавал их в город­
ские лавки.
Парнишка он был работящий, старательный и
обычно доводил до конца все, за что брался. С окружа­
ющими Руперт был щедр безмерно, а на себя тратил
самую малость.
С тех пор как вернулась Милдред, вопрос о покупке
пианино встал как никогда остро. В городе не было ни
одного фортепиано —как, впрочем, и органа или лю­
бого другого клавишного инструмента. Так что Киты
даже не надеялись послушать, как играет Милдред, и
оценить ее успехи. А что хуже всего, из-за отсутствия
практики она могла позабыть все, чему научилась. Что
поделать —в те времена фортепиано стоило немалых
денег, и мистеру Киту просто неоткуда было взять
средства на покупку дорогостоящего инструмента и
его перевозку.
Тут надо заметить, что деньгами в их краях вообще
пользовались редко. В ходу был товарообмен. Так что
сторговаться и расширить дом мистер Кит мог, а вот
купить что-либо в другом городе было довольно
сложно.
Никто не ворчал и не жаловался, однако дети часто
и подолгу говорили о том, как будет хорошо, когда па­
72
па скопит немного денег, а они добавят к этой сумме
свои сбережения и купят пианино.
Эти дивные времена казались уже не столь отдален­
ными благодаря милой тетушке Уэлти, которая по доб­
роте душевной решила выделить детям Китов опреде­
ленную сумму из своих доходов. Она обещала регуляр­
но высылать деньги миссис Кит, чтобы та делила их
между детьми на карманные траты. Старая леди вряд
ли смогла бы придумать лучшее применение своим
деньгам: ее решение доставило всему семейству огром­
ную радость. Известие об этом решении привезла
Милдред, и оно было встречено бурными восторгами.
Малыши сразу почувствовали себя настоящими взрос­
лыми, важно и с удовольствием обсуждая между собой
и с родителями, на что потратят полученные деньги.
А родители, которые были настоящими христиана­
ми, воспользовались этой возможностью и внима­
тельно наблюдали за естественными наклонностями
детей. При необходимости —например, заметив у ре­
бенка склонность к мотовству или, напротив, к скупо­
сти —они делали ему замечание.
После приезда Милдред прошло несколько недель.
И вот однажды, незадолго до обеда, Руперт влетел в
комнату, отозвал мать в сторонку и зашептал ей что-то
на ухо. Глаза его сияли. Еле сдерживая радость, он го­
ворил:
— ...один ящик длинный, широкий и низкий. Это
может быть только оно. Ну ты ведь понимаешь... То,
о чем мы так мечтали. Но откуда оно взялось?
—А сам-то ты как думаешь? — весело ответила
мать. —Ладно, после еды можешь посмотреть, как бу­
дут заносить ящики.
— Но папа сказал, что вы хотели сделать сюрприз
детям.
—Милдред ты тоже за ребенка считаешь? —рассме­
ялась Марсия. —Ну да, ты же намного ее взрослей! Не
73
беспокойся, я все устрою. Мы отошлем младших и
Милли из дома и распакуем ящики без них.
Мистер Кит вошел в дом, и всех тут же позвали к
столу.
За обедом Милдред с удивлением наблюдала за Ру­
пертом. Он казался необычайно важным и то и дело
многозначительно и радостно поглядывал на родите­
лей. Ел он торопливо, а когда закончил, встал из-за
стола и поспешил из дома, попросив прощения и со­
славшись на дела крайней важности.
—Ну надо же! —засмеялась Зилла, когда Руперт вы­
шел из комнаты. —Что за вид! Солидный господин, да
и только!
—Девочки, —сказала миссис Кит, —я хочу, чтобы
после обеда вы отвели малышей на прогулку. Погода
сегодня прекрасная, да и прогуляться вам будет полез­
но. Оденьтесь потеплее, и вы даже не почувствуете хо­
лода.
—Да пока еще и не холодно, —вставил мистер Кит.
—Бегите, собирайтесь.
—Провожатых и без меня много набирается, мама,
—заметила Милдред. —Ты же знаешь, у меня шитье. Я
бы хотела закончить до вечера.
—Ничего страшного, дочка. Тебе нужно подышать
свежим воздухом и размяться, а мое платье подождет, —
ответила ей мать с ласковой улыбкой.
Тогда дети хором принялись упрашивать маму пой­
ти с ними. Однако она ничего не пожелала слушать,
сказав, что у нее имеется очень важное дело. Может,
завтра, если погода позволит, она, так уж и быть, от­
правится с ними на прогулку.
Улыбаясь, с ласковыми шутками и прибаутками,
миссис Кит помогла детям собраться и отправила гу­
лять.
И как раз вовремя. Едва они ушли, как к дому под­
катила повозка, груженная двумя тяжелыми на вид
-74 •
ящиками. В повозке сидели Руперт, два грузчика и
возница, и им пришлось немало попотеть, прежде чем
подарки от Динсморов удалось занести в дом, да и то
лишь с помощью мистера Кита.
—Это точно пианино! Вот увидите! —воскликнул
Руперт, когда занесли ящик, о котором он рассказывал
матери, в переднюю.
— Пианина, говоришь? — переспросил один из
грузчиков, которые, отдуваясь, стояли в коридоре и
разглядывали ящик, только что опущенный на пол. —
Тогда давайте поскорей откроем. Я ж за всю жизнь ни
разу пианины не видал!
Руперт сбегал за топориком, и, как только крышку
сняли, развеялись последние сомнения:
—Пианино! Пианино! —кричал Руперт, в восторге
прыгая по комнате. —Какой замечательный сюрприз
для девочек и для всех нас! Но откуда оно взялось?
Папа...
—Я тут совершенно ни при чем, сынок, - ответил
мистер Кит очень серьезно, чтобы у Руперта не оста­
лось сомнений: отец не шутит.
Мальчик поглядел на него озадаченно, и вдруг ра­
зочарованно протянул:
—Значит, это ошибка. Наверное, тут по соседству
живет какая-то другая семья с такой же фамилией, и...
Тут мать прошептала ему что-то на ухо, и Руперт
просиял:
—Правда? Мама, какие они добрые!
—Давайте вытащим эту штуку, да поглядим на нее, —
сказал любознательный грузчик.
Остальные согласились и дружно принялись из­
влекать подарок. Мистер Кит руководил работой,
миссис Кит показала, куда в гостиной поставить фор­
тепиано.
—Вы, наверное, и сами играете, а, миссис Кит? Сы­
грайте нам что-нибудь, —принялись упрашивать ра­
75
ботники, когда прекрасный инструмент занял отве­
денное ему место.
Она улыбнулась, села за пианино и сыграла «Янки-
дудл» с вариациями. Публика была в восторге.
—Здорово! —похвалил любознательный работник. —
А теперь, мэм, если можно, «Да здравствует, Колум­
бия».
Миссис Кит с удовольствием исполнила и эту
просьбу и закончила концерт «Звездно-полосатым
флагом», после чего встала из-за инструмента. Грузчи­
ки горячо ее поблагодарили и заявили, что они доста­
точно вознаграждены за то, что занесли эту «махину» в
дом.
—Заходите к нам еще, если вам захочется послу­
шать музыку, — сказала миссис Кит приветливо. —
Моя старшая дочь играет намного лучше меня.
—Да вы и сами играете —заслушаешься! —ответили
грузчики и откланялись.
—Инструмент звучит очень мелодично, —заметила
Марсия, пробежав пальцами по клавишам. — Какой
замечательный подарок! То-то Милдред с детьми об­
радуются!
—Скорее бы они вернулись! —улыбнулся ее муж. —
Подарок и впрямь полезный и желанный!
—Они самые добрые, самые щедрые родственники
на свете! —добавил Руперт с восхищением. —А что в
другом ящике? Давайте откроем.
— Книги, —ответила мать. — Конечно, откроем и
вытащим их, чтобы Милдред могла посмотреть. В ос­
новном это ее книги.
Когда закончили со вторым ящиком, миссис Кит
вновь села за пианино.
Дети гуляли долго. Стоял холодный ноябрьский
денек, и чтобы не замерзнуть, они шли быстро и вва­
лились в дом веселые, с раскрасневшимися щеками и
сияющими радостью и здоровьем глазами. Гуляя на
76
окраине городка по берегу реки, среди пустынных лу­
гов и рощиц, малыши болтали без умолку. То и дело
раздавались радостные крики и звонкий смех. Однако
войдя в город, дети перестали шалить и заговорили
вполголоса, чтобы никого не потревожить. Прибли­
зившись к дому, они с удивлением услышали звуки
музыки.
—Откуда музыка? —восклицали малыши. —Какая
красивая!
—Как будто кто-то играет на пианино, —сказали
старшие. —Но откуда ему тут взяться?
И они шумной стайкой кинулись в дом, даже Мил­
дред позабыла, что в ее возрасте бегать уже не полага­
ется.
Двери в гостиную были открыты и —ах! Там стояло
фортепиано! По клавишам бегали быстрые мамины
пальчики, Руперт с отцом слушали, затаив дыхание от
восторга. А в дальнем конце комнаты замерла, улыба­
ясь во весь рот, Селеста Энн: рукава закатаны, в руках
кухонное полотенце.
—Ну и ну! Откуда у нас это чудо? —воскликнула
она, когда на пороге показались дети. —Я такого сроду
не видала! Возвращаюсь я, значит, из города —и сразу
на кухню, посуду мыть, а тут вдруг как заиграет! Я и
прибежала посмотреть, что творится.
Однако никто ее не услышал, потому что дети, не
помня себя от радости, скакали по комнате, хлопали в
ладоши, кричали в восторге и спрашивали друг друга:
«Ты рад? А ты? Правда же, красивое? Как здорово! Кто
нам его прислал?».
Милдред замерла. Она молча смотрела на пианино,
и глаза ее наполнились слезами радости. Отец и Ру­
перт не отрывали от нее взгляда.
—Что скажешь, доченька? —мать повернулась на
крутящемся табурете, ласково и нежно заглядывая в
лицо Милдред.
77
—Мама, у меня нет слов! —воскликнула та, и по ее
щекам полились слезы. —Это от дяди Динсмора, я
знаю. Мне кажется, это один из тех двух инструмен­
тов, которые мне понравились больше всего, когда мы
выбирали пианино для него. Второе он купил себе, а
это прислал нам.
—Тебе, моя дорогая! Только он пишет, что этот по­
дарок не от него, а от кузена Хораса. А сам он прислал
нам книги. Добрый, щедрый дядюшка! —и Марсия
указала на гору книг, возвышающуюся на столе.
—И книги тоже! —воскликнула Милдред с востор­
гом и удивлением.
—Да, и он написал, в каком порядке тебе следует их
читать, если, конечно, мы с отцом их одобрим.
Пока жена говорила, мистер Кит подошел к дочери
и обнял ее. Она спрятала лицо на отцовском плече и,
уже не сдерживаясь, разрыдалась в голос. Дети тут же
умолкли. Они сбились вокруг старшей сестры и испу­
ганно спрашивали у нее:
—Милли, Милли! Ты чего плачешь? Тебе пианино
не понравилось? А мы думали, ты обрадуешься.
—Я и обрадовалась, —отвечала она, поднимая го­
лову и улыбаясь сквозь слезы —Очень, очень обрадо­
валась!
Мама встала, и отец усадил за фортепиано Милд­
ред. Она поскорее смахнула слезы и в быстром темпе
заиграла веселую легкую мелодию, а дети запрыгали,
как сумасшедшие, и пустились в пляс.

78
Краше нет труда, чем тот,
На который долг зовет!

Кристофер Пирс Кренч

итя мое, ты стала играть гораздо лучше! Это


чудесно! —сказала миссис Кит, когда Мил­
дред исполнила еще одну пьесу, значитель­
но оолее длинную и трудную, чем первая.
—Она и правда многому научилась! Я горжусь ею! —
отозвался мистер Кит.
—Жуть, как здорово играет! —вставила словечко
Селеста Энн. —Только пусть немножко передохнет, а
то я никогда посуду не домою.
—А мне пора в контору, —сказал мистер Кит, доста­
вая часы и оглядываясь в поисках шляпы.
—А я примусь за шитье, —добавила Милдред, вставая.
Дети начали было упрашивать, чтобы она поиграла
еще чуть-чуть, однако послушно замолчали, как толь­
ко мать сказала, что им придется подождать до вечера.
—А про книги-то забыли! —воскликнула Милдред
и кинулась было к столу, но остановилась, слегка
вздохнув. —Нет, сейчас мне некогда их смотреть.
—Ну отчего ж! —улыбнулась ей мать. —Почему не
взглянуть? Посмотри названия, загляни внутрь, у тебя
же слюнки текут! Прочти дядину записку, а потом за
шитьем мы с тобой обсудим твое самообразование.
—Ты как всегда добрая и снисходительная! —сказа­
ла Милдред, с любовью и благодарностью взглянув на
маму. - Я посмотрю книги, а потом постараюсь шить
побыстрее, чтобы наверстать упущенное время.
Полчаса спустя она присоединилась к матери и сес­
трам, которые усердно работали иглами.
—Очень приятная записка, мама! Можно, я тебе
прочитаю?
—Конечно, если хочешь. Я люблю дядины письма.
—Он пишет точно так же, как говорит, —сказала
Милдред, дочитав до конца. —Полушутя-полусерьез­
но и очень по-доброму. Странно, но он извиняется,
что не подарил мне ничего на прощание. Это он-то!
Осыпавший меня милостями!
—Но пианино же подарил кузен Хорас, —сказала
Ада.
—Да, а дядя —книги. И чтобы показать, как я ценю
все эти подарки, я постараюсь воспользоваться ими
как можно лучше.
—Во благо себе и другим, —добавила мать. —Я хо­
чу, чтобы ты давала книги Эффи Прескотт и бедному
Готобеду Легкошлему.
—Как у него дела, мама? —спросила Милдред, бе­
рясь за шитье. —Дети сказали, его выбрали шерифом.
—Да, и я очень этому рада. Он заслуживает всячес­
кого поощрения, ведь он так старается. Занялся обра­
зованием, и я надеюсь, что однажды он сможет овла­
деть каким-нибудь серьезным делом.
—Бедняга! —сочувственно произнесла Милдред.
Она вспомнила, как Готобед потерял правую руку, и ее
глаза наполнились слезами. —Конечно, пусть читает
любые наши книги. Я сделаю все, чтобы ему помочь.
80
—А не поговорить ли нам для разнообразия и о на­
ших делах? —в своей обычной шутливой манере пред­
ложила Зилла. —Мне ужасно хочется научиться играть
на этом чудесном пианино, но я просто не представ­
ляю, откуда вы —мама или Милдред —возьмете время,
чтобы меня учить. Вы же с утра до ночи трудитесь как
пчелки!
—И я хочу научиться, —сказала Ада умоляюще.
—Вы обязательно научитесь, девочки мои, если ос­
танетесь такими же добрыми, работящими помощни­
цами, какими были весь этот год, —подбодрила их
мать. —Мы с Милли как-нибудь организуемся. Одеж­
да на зиму почти готова, так что шитье не будет зани­
мать столько времени, как в последний месяц.
Милдред глубоко задумалась и наконец сказала:
—Думаю, это возможно. Как вы знаете, с малыша­
ми я занимаюсь с девяти до одиннадцати. Если мы с
ними будем начинать в восемь, то с десяти до двенад­
цати у нас будет два часа на музыку.
—А послеобеденное время и выходные ты будешь
посвящать себе, чтобы учиться, заниматься музыкой,
читать и отдыхать, —добавила миссис Кит. —А я тем
временем буду учить с детьми уроки и повторять
пройденное. По два часа музыкальных занятий в не­
делю с каждым вполне достаточно. Может, мы и не
успеем сделать все, что хотели бы. Но если мы устано­
вим строгое расписание и будем экономить каждую
минуту, то на действительно необходимое времени
хватит.
Милдред вновь ненадолго задумалась.
—Мама, —сказала она, наконец, —как ты думаешь,
стоит мне согласиться вести уроки в воскресной шко­
ле? Мне кажется, я для этого не гожусь. К тому же, ес­
ли все делать как следует, преподавание отнимет у ме­
ня очень много времени. К урокам надо готовиться, а
потом на неделе ходить к некоторым на дом.
81
—Я бы хотела, чтобы ты все обдумала основатель­
но, с молитвой, опираясь на святое Слово Божие, ко­
торое направляет нас в вере и служении. «Доколе есть
время, будем делать добро всем, а наипаче своим по
вере»*, и «мудрый привлекает души»**.
Милдред ответила тихо и смиренно:
—Мама, никакая я не мудрая.
—«Если же у кого из вас недостает мудрости, да
просит у Бога, дающего всем просто и без упреков, —и
дастся ему»***. Проси о даровании мудрости и внимай
словам Писания, ведь сказано нам: «Откровение слов
Твоих просвещает, вразумляет простых»****. Ты бу­
дешь изучать Слово для блага других, но в то же время
будешь развивать и образовывать собственную душу, а
это намного важнее, чем образовывать ум.
—К тому же, занимаясь развитием души, я непре­
менно буду развивать ум.
—Ты совершенно права. А еще я верю, дочка, что
ты решила заняться самообразованием главным обра­
зом для того, чтобы лучше послужить Богу.
—Надеюсь так и есть, мама, если я правильно по­
нимаю свое сердце, — ответила Милдред, глядя на
мать сияющими глазами. —Я знаю, считается, что на­
ши обязанности никогда не противоречат друг другу, и
все же мне иногда кажется, что одна обязанность ста­
новится помехой для другой.
—Например? —мать улыбнулась Милдред ласково
и ободряюще.
—Ну взять хотя бы еженедельные молитвенные со­
брания: один из шести вечеров они отнимают.

* Гал 6:10.
** Притч 11:30.
*** И ак 1:5.
**** П с 118:130.

82
—Они длятся час-полтора, не больше, —поправила
мать.
—Но они разбивают вечер на две половинки, с ко­
торыми непонятно, что делать, —рассмеялась Милд­
ред. —Кроме того, раз в неделю я должна ходить на
молитвенные встречи для девушек, и это занимает всю
вторую половину дня. К тому же... Ох, мамочка! Мне
так трудно молиться вслух, а я уверена, меня обяза­
тельно попросят вести молитву!
— Надеюсь, ты не откажешься, —ласково сказала
миссис Кит, глядя на дочь с нежной любовью. —Свой
долг следует исполнять без страха. Нужно обратиться
к Господу и просить о помощи и благословении.
—Для меня это тяжкий крест!
—Неужели он тяжелей того, что понес за тебя Гос­
подь?
—Нет, нет! Разве можно сравнивать? Мученики и
благовестники ради Него и не такое претерпели и вы­
несли.
—Разве не благословен тот, кому выпала честь что-
то совершить или претерпеть во имя Его? —спросила
миссис Кит. Глаза ее заблестели, а голос дрогнул от
волнения.
—Конечно, благословен, мама! —Милдред склони­
ла голову и уронила на шитье слезу.
—Дитя мое, будь искренней, истинной христиан­
кой! - горячо продолжала мать. - Служи Христу! По­
святи Ему и себя, и все, что ты имеешь: силы, время,
таланты, влияние, деньги —словом, все, что у тебя
есть. Он Себя отдал за нас. Пожалеем ли хоть что-ни­
будь для Него мы?
—Нет! Только мама...
—Что, моя радость?
—Не лучше ли будет, если я сейчас все свои силы,
время и мысли посвящу подготовке к этому служению?
—А разве ты можешь заранее сказать, сколько вре­
мени тебе потребуется, чтобы проделать какую-то ум­
ственную работу?
—Нет, мама, иногда мой мозг работает так быстро,
что за час я могу выучить то, на что в другой раз у меня
уходит целый день.
—Но ведь Тот, Кто сотворил тебя и дал тебе спо­
собность мыслить, силен сделать так, чтобы твоя го­
лова всегда работала быстро! Дитя мое, трудясь ради
Него, мы не можем потерпеть неудачу. Бог обязатель­
но все обратит нам во благо. «Кто напояет других, тот
и сам напоен будет»*. «Ищите же прежде Царства Бо-
жия и правды Его, и это все приложится вам»**.
Лицо Милдред просветлело.
—Думаю... Уверена, ты права, мамочка. Я стану ис­
полнять свой долг, положась на нашего дорогого Учи­
теля, Который поможет мне и с моими обязаннос­
тями, и с учебой. Мое время принадлежит Ему, как и
все остальное, что у меня есть.
—«Вы не свои... Ибо вы куплены дорогою ценою.
Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах
ваших, которые суть Божии»***.
—Кто так должен делать, мама? —спросила малыш­
ка Фэн, игравшая в куклы рядом со швеями.
—Все Божьи дети, крошка.
—Я хочу быть Божьим ребенком, мамочка. А кто их
купил? Дорогая цена —это сколько?
—Христос, моя хорошая. И заплатил Он Своей соб­
ственной кровью.
—Мама, —сказала Ада тихо, —какой Он был доб­
рый! Мне тоже хочется что-нибудь для Него сделать.
Только я ведь еще маленькая... я не могу учить в вос­

* Притч 11:25.
** Мф 6:33.
*** 1 Кор 6:19,20.

84
кресной школе или ходить на молитвенные собра­
ния.
—Нет, моя радость, но ты можешь молиться дома.
Преклони колени, когда будешь одна у себя в комнате.
Открой свое сердце, когда мы молимся всей семьей до­
ма или в церкви. Ты можешь молиться в сердце своем в
любое время и в любом месте —вот и молись. Молись о
себе и о других. Если наши молитвы идут от сердца, то
Господь по великой Своей доброте и милосердию слу­
шает их все время. И неважно, ребенок ли молится,
или самый могущественный и мудрый из мужей.
—Мама, это очень хорошо! Но я тоже хотела бы по­
трудиться ради Него.
—Помнишь, доченька, как однажды, когда Хрис­
тос был еще на земле, люди спросили у Него: «Что нам
делать, чтобы творить дела Божии? Иисус сказал им в
ответ: вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого
Он послал»*.
—В Самого Иисуса, —задумчиво сказала девочка и
замерла с иголкой в руках, уставившись в пол. —Ма­
ма, скажи мне, пожалуйста, как надо верить в Него,
чтобы спастись? Ведь это значит не только верить все­
му, что написано о Нем в Библии, потому что там го­
ворится: «и бесы веруют, и трепещут»**? Я слышала,
как папа читал о бесах на утренней молитве.
—Да, моя девочка, верить означает гораздо больше, —
сказала Марсия и про себя обратилась к Господу о по­
мощи, чтобы понятно объяснить такие сложные мате­
рии всем своим детям, даже малышке Эннис, которая
прильнула к ее коленям, запрокинула головку и при­
стально смотрела ей в лицо голубыми глазками.
—Бесы знают истину, и она им не по нраву, —сказа­
ла мать. —А дети Божьи истину любят. Они радуются,

* Ин 6:28,29.
** Иак 2:19.

85
что Господь царствует и правит всем миром, а бесы
скрежещут зубами от злости и очень хотят сбросить
Его с Престола, но не могут.
Мальчики тоже были в комнате: Сирил что-то
строгал, а Дон рассматривал книжку, которую Милд­
ред привезла ему из Филадельфии. Один сложил нож,
другой захлопнул книгу, и оба придвинулись поближе,
чтобы послушать.
—Иисус за них не умирал, правда, мама? —спросил
Сирил.
— Нет, сынок, для них нет спасения, и Бог имел
полное право сделать так, чтобы и мы, люди, раздели­
ли их страшную участь. Но по великой любви Своей и
милосердию Он дал нам чудесный путь к спасению.
«Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего
Единородного, дабы всякий верующий в Него, не по­
гиб, но имел жизнь вечную»*. Библия говорит нам,
что без веры невозможно угодить Богу, и что вера дей­
ствует любовью. «Итак Он (Иисус) для вас, верующих,
драгоценность»**. Богу угодна такая вера, которая
учит любить Иисуса Христа и ради спасения верить
только в то, что сделал Христос, что Он претерпел за
нас. Лишь подобная вера избавит нас от греха и веч­
ной погибели!
—А мы сами можем что-нибудь сделать, чтобы спа­
стись?
—Заслужить спасение мы ничем не можем. Мы по­
лучаем его в дар от Бога совершенно незаслуженно.
Все мы повинны в том, что нарушили Святой Божий
Закон, но за нас его исполнил Спаситель. Грехи наши
заслуживают Божьего гнева и проклятия —и в этой
жизни, и в будущей, ведь написано: «проклят всяк,
кто не исполняет постоянно всего, что написано в

* Ин 3:16.
** 1 Петр 2:7.

м
книге закона»*. Однако Иисус принял это проклятие
на Себя. «Христос искупил нас от клятвы закона, сде­
лавшись за нас клятвою»**.
—Я бы хотела иметь такую веру, если бы только зна­
ла, как поверить, —сказала Ада.
—«Благодатью вы спасены через веру, и сие не от
вас, Божий дар»***, —процитировала миссис Кит. —
Проси об этом, дитя мое. Иисус сказал: «Всякий прося­
щий получает»**** и «Если чего попросите во имя Мое,
Я то сделаю»*****. Знаешь, моя дорогая девочка, мы
хоть и не видим Его, но Он всегда рядом. Обращайся к
Нему в молитвах, исповедуй свои грехи. Говори, что ты
грешна —и от рождения, и по делам твоим —и что ни­
чем не заслужила Его милость, но хочешь прийти к Не­
му во имя Его! Скажи, что знаешь о великой жертве, ко­
торую Он принес ради тебя, что стремишься к Нему,
ибо Он тебя позвал. Проси, чтобы Он взял твое греш­
ное сердце и дал тебе новое, полное любви к Нему.
И прими в дар спасение от греха и геенны, и отдай
Христу себя всю, без остатка, —и Он примет тебя, ведь
Он сказал: «приходящего ко Мне не изгоню вон»******.
Он дарует тебе истинную веру и истинное покаяние,
способность глубоко сокрушаться о твоих грехах, по­
тому что Ему они неугодны. А это сокрушение и тебя
заставит возненавидеть грех. И ты будешь следовать за
Христом, как Его дитя, служа Ему от всего сердца, ста­
раясь угождать Ему, чтить и славить Его, что бы ты ни
делала. Но не ради того, чтобы спастись, а потому что
ты уже спасена.

* ГалЗ:10.
** Гал 3:13.
*** Еф 2:8.
**** Л к 11:10.
***** Ин 14:14.
****** Ин 6:37.

87'
—Я всего лишь маленькая девочка, что я могу для
Него сделать, мама?
—А мы с Сирилом всего лишь маленькие мальчики, —
добавил Дон.
—Христос подает нам пример. Библия рассказыва­
ет, что, когда Он жил на земле и был еще мальчиком,
Он чтил своих родителей, то есть уважал и слушался
их. Вот и вы слушайтесь папу с мамой, если хотите
стать Его учениками. Ведь совершать то, что люди
считают подвигом, Господь призывает немногих. Но
если мы все свои повседневные обязанности —вы­
учить уроки, подмести в комнате, заправить постель,
сходить за покупками и прочие даже самые мелкие де­
ла —станем делать, потому что желаем угодить Христу
и чтить Его, Он примет их как дела Божьи. Люди судят
лишь по тому, что видят, а Господь читает в сердцах и
видит наши побуждения. В зависимости от того, доб­
рые эти побуждения или злые, наши дела бывают Ему
угодны или противны.
—Мама! —воскликнула Ада, глядя на мать с радост­
ной улыбкой. —Как замечательно! Любая работа будет
в удовольствие, если мы станем думать, что Господь
смотрит на нас, и Он доволен, потому что мы Его лю­
бим и ради Него стараемся.
—Да, дитя мое, любовь делает приятным всякий
труд.
Глава 10

Бог дал душе два ока —ум и веру,


А истинная вера видит сферы
Высокие, в немыслимой дали...

Фрэнсис Куорлз. «Вера»

конторе вот уже полчаса царила полная тиши­

В на: мистер Кит и Уоллес Ормсби работали каж­


дый за своим столом. Вдруг старший джентль­
мен отложил перо и обратился к младшему:
—Я все хочу спросить тебя, Уоллес, что происхо­
дит? Ты совсем перестал у нас бывать. Куда ты пропал?
Вопрос застал Уоллеса врасплох, и он сбивчиво за­
бормотал, что в последнее время совсем заработался:
—Переписка и прочие документы... И еще в том за­
путанном деле нужно разобраться, сами знаете, сэр.
—Ну, будет-будет! Не так уж ты и загружен. Иногда
вполне можешь позволить себе отдохнуть, —добро­
душно ответил мистер Кит. —А у нас в доме тебе всегда
было хорошо. К тому же и Милдред вернулась...
—Вы правы, сэр, —сказал Уоллес, —но мне не хоте­
лось бы злоупотреблять вашим гостеприимством, —
добавил он и через силу рассмеялся.
— Не беспокойся, Уоллес, —ответил мистер Кит
сердечно. — Мы всегда тебе рады. Ты ведь как член
семьи. Разве мы сможем когда-нибудь забыть, как ты
выходил нас во время эпидемии? А кроме всего проче­
го, теперь у нас появилось новое развлечение.
—Да, сэр, я уже слышал. Говорят, инструмент пре­
красный.
— Превосходный, насколько мы можем судить.
Приходи сегодня вечерком, послушаешь, как играет
Милдред. Мне кажется, у нее талант к музыке. Хотя,
конечно, я —ее отец, и потому небеспристрастен.
Искушение было слишком велико, и отказаться
Уоллес не смог. Несчастному юноше и так с трудом
удавалось держаться на расстоянии от возлюбленной.
И он не выдержал и поддался на уговоры гостеприим­
ного мистера Кита.
—Благодарю вас, сэр. Буду рад прийти. Думаю, вы
не преувеличиваете: игра мисс Милдред действитель­
но прекрасна, —ответил он, и оба джентльмена верну­
лись к работе.
Миссис Кит всегда следовала старинной поговорке:
«Мешай дело с бездельем, проживешь век с весельем».
Она заботилась о том, чтобы муж и дети не забывали об
отдыхе. Бывало, что старшие девочки, торопясь закон­
чить шитье или выучить уроки на завтра, сразу после
чая хватались за рукоделЬе или за книги, однако мать
всегда пресекала излишнее усердие. И словами, и соб­
ственным примером она учила дочерей выделять вре­
мя на отдых. Обычно, закончив чаепитие, они в тече­
ние получаса вели спокойную беседу, играли с млад­
шими или слушали какую-нибудь фортепианную пье­
су в исполнении Милдред. Иногда музицировали и пе­
ли и перед чаем. В общих развлечениях принимал уча­
стие каждый, включая крошку Эннис.
В этот вечер время отдыха и веселья окончилось,
когда миссис Кит повела младших спать. Зилла и Ада
90
занимались своими делами в общей комнате, а Милд­
ред осталась за пианино, поскольку чувствовала: ей
нужно прилежно заниматься, чтобы наверстать упу­
щенное.
Мистер Кит задержался, чтобы послушать ее игру, а
потом, сказав, что ему нужно повидаться по важному
делу с судьей Четвудом, надел пальто и шляпу и откла­
нялся.
Руперт стоял возле Милдред, переворачивая стра­
ницы нот и нахваливая ее игру.
—Милли, я хотел бы, чтобы послушать тебя при­
шел весь город! —сказал он.
—Я предпочитаю выступать перед узкой аудитори­
ей, —смеясь, откликнулась она. —Руперт, ты не забыл
отправить мое письмо?
—Забыл! —воскликнул он испуганно.
Она взглянула на свои хорошенькие часики.
—Время еще есть, —сказал он, тоже взглянув на ци­
ферблат. —Я побежал!
Выскочив на крыльцо, он налетел на Ормсби.
—Ой! Это ты, Уоллес?! —воскликнул Руперт. —Чуть
с ног тебя не сбил! Давненько ты к нам не заходил,
совсем пропал куда-то... Да ты проходи. Милдред в
гостиной. Все, извини, я побежал. Мне надо письмо
отправить.
Он придержал дверь, впустил Уоллеса в дом и, не
дожидаясь ответа, помчался прочь.
Дверь в гостиную была приоткрыта. Уоллес легонь­
ко постучал, но Милдред, поглощенная музыкой, ни­
чего не услышала, и он замер на пороге. Он стоял, за­
слушавшись ее дивным голосом и прекрасной игрой.
Милдред думала о Чарли, и голос ее был полон пе­
чали:

Разлука тяжела нам, как недуг,


Но временами одинокий путь
91
Счастливейшим мечтам дает досуг
И позволяет время обмануть.
Разлука сердце делит пополам...*

Тут позади нее раздался тяжкий вздох. Девушка


умолкла, поспешно обернулась и обнаружила в две­
рях —нет, не Чарли, а Уоллеса. В глазах его она прочла
и тоску, и любовь, и глубокое сочувствие.
Он увидел, что Милдред плачет, поторопился к ней,
взял ее за руку.
—Милдред, дорогая, видеть, как вы страдаете, вы­
ше моих сил, —сказал молодой человек дрогнувшим
голосом. — Не горюйте! Все обязательно наладится.
Ах, почему ваше сердце принадлежит не мне! —и он
вновь тяжело вздохнул.
—Все это не ново, поток любви не может струить­
ся мирно, так что нам остается лишь пожалеть друг
друга, — ответила Милдред с деланой беззаботно­
стью и поспешно вытерла глаза. — Садитесь, пожа­
луйста. Я сыграю для вас что-нибудь повеселее этой
слезливой чепухи, которую вы только что слышали.
Конечно, если вы пожелаете, —и она лукаво улыбну­
лась.
Ей вовсе не хотелось оставаться наедине с Уолле­
сом. Она чувствовала себя неловко и от всей души же­
лала, чтобы к ним присоединился кто-нибудь из до­
машних. А потому нисколько не возражала, когда в
гостиную явилась Селеста Энн. Своенравная служан­
ка вошла решительным шагом. На ней было ее «вы­
ходное платье», в руках она несла шитье.
—Вечер добрый, мистер Ормсби, —кивнула она
ему, а потом повернулась к Милдред. —Честное слово,
мисс Милдред, вы играете страсть, как хорошо. Ну как
тут усидишь на кухне? Тут такая музыка, а никто не

* Вильям Шекспир. Сонет 39. Перевод С. Маршака.


слушает. Я ж думала, вы тут одна. Мистер Ормсби, ко­
нечно, не против, чтоб я осталась.
Уоллес прекрасно знал, как ценится у них в городке
хорошая прислуга и как сложно найти ее, так что воз­
ражать не стал. Он просто кивнул и улыбнулся в ответ
на приветствие служанки, а потом повернулся к Мил­
дред и ответил ей:
—Я с удовольствием вас послушаю. Ваш отец при­
гласил меня специально, чтобы послушать музыку.
И добавил шепотом: —Я боялся, что мой визит будет
вам неприятен, но не нашел в себе силы отказаться от
такого удовольствия.
—Вы поступили совершенно правильно, - также
шепотом ответила Милдред. — Мы все хотим, чтобы
вы чувствовали себя здесь как дома. Вы ведь не про­
тив, если она...
—Конечно, нет! Что вы! Я все понимаю...
Тем временем Селеста Энн устроилась в дальнем
углу рядом с лампой, стоявшей на столе, и проворно
заработала иглой.
— Ну же, сыграйте нам что-нибудь веселенькое,
мисс Милли! —сказала она. —«Янки-дудл», или «Да
здравствует, Колумбия», или что-нибудь танцеваль­
ное.
—А вам что хотелось бы послушать, мистер Орм­
сби? —спросила Милдред.
— Мне? —переспросил он с улыбкой. —Я полно­
стью разделяю любовь мисс Хансингер к нашим пат­
риотическим мелодиям и совершенно согласен с ее
выбором.
Милдред сыграла то, о чем ее просили. Высокий
мужчина с книгой подмышкой стоял в воротах и слу­
шал. Миссис Кит заметила его из окна второго этажа,
спустилась вниз и открыла входную дверь.
—Добрый вечер, мистер Легкошлем, - сказала она
любезно, —зайдите в лом, погрейтесь.
93
—Я пришел вернуть книгу, миссис Кит, —сказал
он, широким шагом приблизившись к ней. —Не хотел
стучать, чтобы не помешать —ведь у вас в гостиной
музыка. Тысячу раз благодарен вам за книгу, мэм, - он
отдал ей томик и, прощаясь, приподнял шляпу.
—Нет-нет! Куда же вы? —остановила его Марсия. —
У меня для вас припасена новая книга. И вы можете
зайти послушать музыку, если хотите. Ни к чему мерз­
нуть под окнами.
Ее сердечный тон приободрил Готобеда, и он по­
следовал за ней в гостиную. Милдред играла и пела
«Знамя, усыпанное звездами», Уоллес ей подпевал, и
оба настолько увлеклись, что не замечали миссис Кит
с Готобедом, пока те не запели тоже. Милдред, не пре­
рывая игры, удивленно оглянулась и улыбнулась мо­
лодому шерифу, приветствуя его.
—Клянусь, это было прекрасно! —воскликнул Го­
тобед в порыве патриотизма, когда песня закончилась.
Лицо его сияло. —Меня всегда так вдохновляют наши
родные песни! А вы что думаете, миссис Кит?
—Да, —сказала она, —я тоже чувствую прилив люб­
ви к нашей Родине и благодарность Богу и нашим
прадедам, которые проливали кровь, сражаясь за ее
свободу.
—Эх! —вздохнул Готобед, покосившись на свою
изувеченную руку. —А мне уже никогда за нее не сра­
зиться!
—Вы можете защищать ее по-другому, даже лучше
многих воинов, —ответила миссис Кит ободряюще.
—Как это, мэм? Не понимаю, —возразил юноша,
печально покачав головой.
—Сила —в знании. Головой можно добиться гораз­
до большего, чем грубой силой. Развивайте ум, наби­
райтесь знаний, и вам еще представится возможность
послужить нашей стране, —объяснила она, улыбаясь
Готобеду весело и ласково, и повернулась, чтобы по­
94
приветствовать Клодину и Уилла Четвудов и Люсиллу
Грандж, которых ввела в комнату Селеста Энн.
Затем служанка удалилась в кухню: у мисс Милдред
появились новые слушатели, так что она с чистой со­
вестью могла вернуться к своим делам.
Фортепианная музыка для жителей Плезант Плейнз
стала развлечением диковинным и чрезвычайно при­
тягательным. Теперь у Китов частенько собирались
друзья и знакомые семьи и даже те из соседей, кото­
рые не подпадали ни под одну из этих категорий. А в
течение первых двух-трех недель после появления в
доме фортепиано Милдред давала ежевечерние кон­
церты.
—Сколько времени я теряю! —вздохнула Милдред
однажды, когда закрылась дверь за последним гостем.
—Нет, моя дорогая, не теряешь! —ласково глядя на
Милдред, ответила мать и ободряюще улыбнулась. —
Ты упражняешься, совершенствуешь свою игру —и в
то же время доставляешь людям радость. А это боль­
шое счастье: веселить сердца, облегчать страдания и
делать жизнь ближнего хоть чуточку светлее. Разве
нет?
—Все так, мама. Просто я очень устала от того, что
гости постоянно нарушают мои планы.
—Ах, девочка, стоит ли намертво привязываться к
своим планам? —ответила миссис Кит с едва замет­
ным оттенком иронии и погладила дочь по голове, по­
правляя выбившиеся прядки. —Жизнь частенько за­
ставляет нас менять самые прекрасные планы.
—Тогда зачем вообще планировать? —с недоумени­
ем спросила девушка.
—Планы необходимы. Если мы хотим чего-то до­
биться, мы должны внимательно, продуманно и мудро
все распланировать, а затем старательно и упорно во­
площать намеченное в жизнь. Но если мы вынуждены
на время отступить от принятого плана, то ни в коем
95
случае нельзя досадовать и огорчаться. «Не во власти
идущего давать направление стопам своим»*. И мы не
просто должны подчиняться воле Провидения, но
быть счастливы и благодарны, что Оно выбирает путь
за нас.
— Да, мама, ты права! —прошептала Милдред, и
глаза ее увлажнились. —Если бы мы всегда помнили,
что все эти мелкие неприятности посылает или попус­
кает нам Бог, терпеть их было бы совсем не тяжело.
Ведь так приятно, что Он выбирает за нас.
Вскоре после этого разговора случилось так, что
испытывать терпение Милдред никто не смог. Ночью
разразилась буря, которая продолжалась несколько
суток, и все соседи сидели по домам. Затем подморо­
зило, выпал обильный снег, и тут уж настала пора дру­
гих забав, зимних, в которых участвовали и стар, и
млад: коньки, санки, снежки и, конечно, катание на
конных санях.
Не осталась в стороне от всеобщего веселья и семья
Китов. Милдред тоже развлекалась, хотя чаще всего
она соглашалась, только чтобы доставить удовольст­
вие матери, но в конце концов увлекалась и от души
радовалась.
Этой зимой она была очень занята и ни в коем слу­
чае не несчастна, хотя поток любви упорно не желал
струиться ровно.
К весне Милдред стало казаться, что поток этот те­
чет через горную местность, то немного замедляясь, то
стремительно низвергаясь с высокой скалы.
Все эти долгие месяцы, хотя крайне нерегулярно и
редко, но они с Чарли переписывались. Однако по­
следнее ее письмо оставалось без ответа намного доль­
ше, чем обычно. Девушка горько сокрушалась и втай­
не боялась, что с ее любимым случилось что-то пло-

* Иер 10:23.
хое, но в его любви не усомнилась ни на минуту —ей и
в голову не приходило, что его чувство могло ослабеть
и угаснуть.
Наконец пришло долгожданное письмо. Руперт
принес его с почты в полдень и вручил сестре, гладя на
нее с многозначительной улыбкой.
—Надеюсь, это послание немножко развеселит те­
бя в такой скучный дождливый день, —сказал он радо­
стно.
—Спасибо, —ответила Милдред, покраснела, суну­
ла конверт в карман, а сердце у нее в груди подпрыгну­
ло от счастья.
—Как? —он поднял брови в притворном удивле­
нии. —Оно добиралось до тебя так долго, а ты даже
читать не станешь?
—Не сейчас. После. Надо приготовить бутерброды
и чай для мамы, а скоро и папа придет на обед.
—Как мама?
—Лучше, но еще не встает. Она всегда такая слабая
после мигрени. Я хочу, чтобы она полежала до вечера.
С этими словами Милдред поспешила на кухню.
Утро выдалось нелегким. Был понедельник —день,
когда Селеста Энн устраивала большую стирку, не­
взирая на то, какая погода стоит на дворе. Для нее
было делом чести спозаранку развесить на улице бе­
лое как снег белье. Так что, если утро понедельника
выдавалось дождливое, настроение у служанки пор­
тилось.
Сегодня с ночи лил проливной дождь, и по этой
причине ее величество кухарка пребывала в крайне
дурном расположении духа. Миссис Кит слегла с при­
ступом мигрени, и все домашние обязанности свали­
лись на Милдред. Она должна была проследить, чтобы
все в хозяйстве шло как положено.
Ей пришлось рассудить спор Ады и Зиллы, кото­
рые ругались и спорили друг с другом все утро, усми­
97
4 Милдред: годы ожидания
рить рассерженную прислугу, позаниматься с млад­
шими детьми, а потом поиграть с ними, чтобы они
сидели тихо и не мешали маме спать. Все это время на
сердце у нее было тяжело. И погода к веселью не рас­
полагала, и все в доме были недовольны — может
быть, поэтому в то утро резкие, раздраженные слова,
о которых она тут же жалела, не раз срывались с губ
Милдред.
—Я не заслужила счастья! —с раскаянием думала
она, нащупывая лежащее в кармане письмо. —В нем,
конечно, плохие вести. Боже мой, неужели? И все-та-
ки лучше узнать самую горькую правду, чем мучиться в
неведении.
Тем не менее, ей пришлось повременить с чтением
и дожидаться удобного времени, когда она останется
одна.
Зилла, склонившаяся над очагом, заслышав шаги
старшей сестры, быстро подняла голову:
—Ты пришла за обедом для мамы, Милли? Все го­
тово.
Зилла показала на чайник, дымившийся на очаге, и
тарелку, на которой лежали обжаренные тосты с мас­
лом.
—Милые, добрые мои девочки! —воскликнула Мил­
дред, переводя взгляд с очага на стол, где стоял приго­
товленный Адой поднос.
—Как будто нам не в радость помочь маме! —возму­
тилась Ада. —Не думай, пожалуйста, Милли, что ни­
кто, кроме тебя, ее не любит!
—Я вовсе так не думаю, —рассмеялась Милдред. —
Наша мамочка сумела заслужить любовь и уважение
всех детей. Можно мне отнести ей обед, который вы
приготовили?
—Да, мы приготовили, а ты отнесешь. Это справед­
ливо. Только не воображай, что ты оказываешь нам
великую любезность, —ответила Ада, расставляя по­
суду на подносе покрасивее и отступая в сторону, что­
бы Милдред его взяла.
—Я вовсе не жду признания и похвал за то, что де­
лаю для мамы, —кротко сказала Милдред, взяла под­
нос и вышла из кухни.
Быстрым, легким шагом она поднялась по лестни­
це и почти неслышно вошла в комнату к матери. Мис­
сис Кит встретила ее улыбкой.
—Я не сплю, доченька. Голова уже почти не болит, —
тихо сказала Марсия, лежавшая в постели.
—Я так рада, мама. Надеюсь, чашка чая завершит
лечение, — негромко ответила Милдред, поставила
поднос на маленький столик у кровати и осторожно
помогла матери сесть.
—Да тут целый обед! Дитя мое! Как ты мне помога­
ешь! — сказала миссис Кит и отдала дочери пустую
чашку.
—Это Зилла и Ада сегодня постарались, мама, —
возразила Милдред, которая хотела, чтобы и девочкам
досталась заслуженная похвала.
—Конечно, они тоже очень хорошие дочери, —ска­
зала мать. —Мне несказанно повезло с детьми. Но я
имела в виду, что ты дала мне отдохнуть от домашних
забот и сама за всем проследила. Девочки, конечно,
тоже рады были бы помочь, но все-таки они еще ма­
ленькие. Так что без тебя я бы не смогла позволить се­
бе такую роскошь, как все утро проваляться в постели
с мигренью, —добавила Марсия в своем обычном
шутливом тоне.
—Я не могу тебя заменить, мама. У меня нет и по­
ловины твоей мудрости, опыта и терпения, —вздохну­
ла Милдред.
—Ты преувеличиваешь мои добродетели, Милли.
Я не понаслышке знаю, каким испытаниям подверг­
лось твое терпение сегодня. Что ж, милая моя, даже
если у тебя не все получилось, не позволяй ничему на­
99
4*
рушить свой душевный покой. «Как отец милует сы­
нов, так милует Господь боящихся Его»*. Грех Ему от­
вратителен, но когда мы отрекаемся от греха, с ис­
кренним раскаянием ищем святости и уповаем лишь
на подвиг Его дорогого Сына, Он всегда готов нас
простить. Какое благословение, какая великая честь,
что мы можем обратиться к Нему за прощением и очи­
щением в тот же миг, как только осознаем, что согре­
шили помыслами, словами или делом!
—Да, мама, я тоже это чувствую. Как странно, что
часто Бог посылает нам радость и утешение, когда мы
больше заслуживаем наказания, —сказала Милдред и,
заплакав, вытащила из кармана письмо и показала ма­
тери.
—От Чарли! —воскликнула миссис Кит с радостной
улыбкой. —Дорогая, я так за тебя счастлива! Надеюсь,
что вести хорошие.
Милдред показала матери, что печать еще не сло­
мана, и сказала дрожащим голосом, улыбаясь и взды­
хая одновременно:
—Еще не знаю. Подожду, когда после обеда у меня
будет свободные полчасика.
—Моя мужественная, терпеливая девочка! —нежно
сказала мать, гладя Милдред по голове и шее. —Какие
бы вести ты ни получила, добрые или дурные, ты все­
гда можешь поделиться ими со мной.
Есть Милдред совсем не хотелось, и обед показался
ей необычайно долгим и скучным. Однако она держа­
ла себя в руках и ухаживала за отцом, братьями и сест­
рами, а когда все было убрано, смогла наконец-то уе­
диниться в своей комнате.
Руки ее дрожали, сердце выпрыгивало из груди.
Она наконец вытащила письмо из кармана и сломала
печать. А вдруг вести плохие, вдруг с Чарли беда? Или,

* Пс 102:13.

100
может, он охладел к ней?! Сможет ли она это пере­
жить?
Сама —ни за что! Но есть Тот, Кто сказал: «Во Мне
опора твоя»* и «Не бойся, ибо Я с тобою; не смущай­
ся, ибо Я Бог твой; Я укреплю тебя, и помогу тебе»**.
Она горячо попросила, чтобы Господь исполнил
Свои обещания, и тут же почувствовала, что совер­
шенно успокоилась и готова стойко принять все, что
пошлет ей Провидение. Слезы полились у нее из
глаз, когда она принялась читать, потому что Чарли и
впрямь попал в беду. Первые фразы звучали так,
словно писавший их человек наполовину обезумел от
горя.
Он лишился всего, писал Чарли. Его собственное
имение и имение его дяди пошли с молотка. Старый
джентльмен не пережил такого удара и умер. Чарли, у
которого больше не было близких родственников, ос­
тался один-одинешенек на всем белом свете. Совер­
шенно один. Нет у него ни единого друга. Милдред от­
вергла его, когда он был богат и вряд ли захочет разде­
лить с ним нищету. Впрочем, теперь он даже просить
об этом не посмеет. Но он никогда, никогда не забудет
ее и никогда не полюбит другую.
Он дописал письмо несколько дней спустя, по всей
видимости, уже немного успокоившись:

«Вскоре я должен покинуть дом, где прошли мое дет­


ство и юность. Сегодня здесь поселятся чужие люди.
А я отправляюсь странствовать по свету в надежде
вновь обрести состояние. Я молод, здоров, силен, по­
лучил хорошее образование, так что рано или поздно
я достигну своей цели, хотя на это уйдут годы тяжко­
го труда и борьбы. А когда я исполню все, что заду­

* Ос 13:9
** Ис 41:10

Ш
мал, Вы вновь обо мне услышите. Я брошусь к Вам в
ноги и стану молить о бесценной награде, в которой
до сих пор мне было отказано. Я не отчаиваюсь, пото­
му что знаю: Вы сохраните мне верность, даже если
судьба распорядится так, что наша разлука продлится
годы. Я верю, что однажды, благодаря Вашим молит­
вам, стена, разделяющая нас, падет».

—Быть с ним в бедности! Да если б я только могла! —


воскликнула Милдред и разрыдалась. —Есть ли в мире
большая награда, чем утешать его в горе! О, Чарли,
Чарли! Но вы даже не оставили мне адрес! Вы отняли у
меня всякую возможность поддержать вас, послать
вам слова надежды и сочувствия!
Никто не тревожил Милдред, она все обдумала и
поведала свои заботы Тому, Кто был для нее надежным
прибежищем. Тому, у Кого всегда находила утешение.
Миссис Кит еще не вышла из своей комнаты, внизу
старшие девочки были заняты шитьем, а Руперт сле­
дил за младшими детьми. Они мастерили воздушного
змея и слушали сказку. Руперту нравилось играть с ма­
лышами, но все-таки занимался он с ними главным
образом потому, что хотел на время освободить мать и
старшую сестру.
Миссис Кит лежала у себя на диване, в тревоге ду­
мая о Милдред, когда дверь отворилась и девушка ти­
хонько проскользнула в комнату.
—Плохие вести, Милли? —спросила мать нежно и
сочувственно, с жалостью глядя на мокрые глаза, на
щеки, покрытые красными пятнами.
—Я прочту тебе его письмо, мама. Ты же знаешь, у
меня от тебя секретов нет, моя любимая и самая близ­
кая подруга, —ответила Милдред дрожащим голосом
и, наклонившись, поцеловала мать.
Затем, устроившись рядом с ней, она развернула
письмо и прочитала его тихо, безуспешно пытаясь по-
т
давить волнение.
—Ах, мама, ну отчего Чарли не христианин? —вос­
кликнула она и, не выдержав, разрыдалась.
—Не отчаивайся, возможно, однажды он им ста­
нет, —сказала мать, накрывая руку Милдред своей. —
Господь слышит наши молитвы и не оставляет их без
ответа. Иногда ответа приходится ждать долго, и это
большое испытание веры... Но ответ обязательно будет.
—Чего ждет Чарли? —вздохнула Милдред. —Поче­
му не видит, что Бог всегда готов принять кающегося
грешника? Как бы мне хотелось, чтобы он узнал, как
легко становится, когда все заботы свои доверишь
Христу! Какое великое благословение даровано тому,
кто верит!
—Да, заблуждение очень странное! Это одна из уло­
вок сатаны, который хочет заставить человека самое
важное в жизни дело отложить до лучших времен, ко­
торые никогда не наступят. Но, дитя мое, давай станем
молиться о Чарли вместе. Молиться Тому, Кому при­
надлежит всякая власть на небе и на земле и Кто мило­
стиво обещал: «Если двое из вас согласятся на земле
просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, бу­
дет им от Отца Моего Небесного»*.

* Мф 18:19.

103
Глава 11

Ах! Что есть человеческая жизнь?


Как тень от стрелки солнечных часов,
Едва заметно движется она
Неспешной чередой ночей и дней...
Беглянка-жизнь коварна и хитра:
Вдруг время вьйило... Нас уж больше нет...

Эдуард Юнг

ама, он пишет, что теперь я, скорее все­

М го, получу от него весточку лишь через


несколько лет, — полувопросительно,
словно хотела узнать, как мать поняла послание моло­
дого Ландрета, сказала Милдред.
—Думаю, это так, —ответила миссис Кит ласково и
сочувственно, а потом ободряюще добавила. — Но,
может быть, оно и к лучшему. Тебе будет легче —не
придется мучиться в ожидании писем.
Милдред молча кивнула и быстро смахнула слезин­
ку, сбежавшую по щеке.
—Мама, милая мамочка, помоги мне быть смелой,
помоги не унывать, чтобы я не позволила тревоге и ра­
зочарованию испортить мне жизнь... Чтобы я не стала
бременем для себя и близких, —прошептала она дро­
жащим голосом и легла рядом с мамой, сквозь слезы с
любовью глядя в родное лицо.
—Я помогу тебе, бедняжка моя, —взволнованно
ответила миссис Кит, обнимая дочь и прижимаясь
104
щекой к ее щеке. —А Тот, в Чьих руках вся власть,
Тот, Кто любит тебя намного больше и нежнее мате­
ри, даст тебе помощь и утешение, которых я не могу
дать.
—Я знаю и верю: так и будет, —прошептала Милд­
ред. —И хотя путь мой и кажется мне темным и пе­
чальным, я-то могу вверить себя Ему, но... Мама! Как
трудно поверить, что Бог поможет и Чарли!
—Дорогая, может быть, потому тебе и послано это
испытание: доверить Богу не только свою собствен­
ную судьбу, но и судьбу близкого человека —вот важ­
нейший урок, который все мы должны выучить.
—И научиться терпению, которого мне так не хва­
тает. Это еще один важный урок, который я никак не
могу усвоить, —вздохнула Милдред. —«Испытание ва­
шей веры производит терпение; терпение же должно
иметь совершенное действие»*. Смогу ли я когда-ни­
будь обрести терпение?
—Конечно, однажды так и будет. «Будучи уверен в
том, что начавший в вас доброе дело будет совершать
его даже до дня Иисуса Христа»**. «Но все сие преодо­
леваем силою Возлюбившего нас»***. Если мы дове­
ряем Богу, живем рядом с Ним, озаренные сиянием
Его лика, мы можем и будем пребывать в радости и
мире, несмотря на любые скорби.
—Значит, все мы должны пребывать в радости и
мире, —сказала Милдред, немного грустно. — Ведь
сказано же в Апостоле: «Многими скорбями надлежит
нам войти в Царствие Божие»****, и Иисус говорил
ученикам: «В мире будете иметь скорбь»*****.

* Иак 1:3,4
** Флп 1:6
*** Рим 8:37
**** Деян 14:22
***** Ин 1б:зз

105
— Но Он также говорил: «Мужайтесь: Я победил
мир»*, —взволнованно отозвалась миссис Кит, и глаза
ее радостно заблестели.
—Мама, —сказала Милдред, —я слышала однажды,
что в этом мире народ Божий должен претерпеть мно­
гие беды и испытания, и что христианам живется на­
много тяжелее, чем людям, которые не верят во Хрис­
та. Думаешь, это правда?
—Нет, в Писании я ничего подобного не встречала,
и мой собственный опыт свидетельствует иное. «Мно­
го скорбей нечестивому, а уповающего на Господа ок­
ружает милость»**. «Много скорбей у праведного, и от
всех их избавит его Господь»***. «Бойтесь Господа, все
святые Его, ибо нет скудости у боящихся Его»****.
«Благочестие на все полезно, имея обетование жизни
настоящей и будущей»*****. Библия полна благосло­
вений и прекрасных обетований для тех, кто благого­
веет перед Богом и любит Его.
—«Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет
же всякого сына, которого принимает»******, —с со­
мнением процитировала Милдред.
—О, да! Любящий Отец посылает праведнику скор­
би, чтобы тот учился, но на упорствующих во грехе Он
изливает Свой гнев, который не приносит исцеления
их душам. Это кара за нераскаянный, неисповедан-
ный и потому непрощенный грех. «Дождем прольет
Он на нечестивых горящие угли, огонь и серу; и паля­
щий ветер —их доля из чаши»*******.

* Ин 16:33.
** Пс 31:107
*** Пс 33:20.
**** Пс 33:10.
***** 1 Тим 4:8.
****** Евр 12:6.
*******Пе 10:6.

106
Дверь тихонько отворилась, и в комнату осторожно
заглянула Ада.
—Проходи, девочка моя милая, —сказала миссис
Кит, ласково улыбаясь. —Иди сюда и поцелуй маму.
Голова у меня почти не болит. Я сейчас встану и оде­
нусь к чаю.
—Не надо, мама. Сперва отдохни хорошенько и на­
берись сил, —попросила Ада, ласкаясь к матери. —
Я так рада, что тебе лучше! Нам без тебя плохо, хоть
Милли очень старается, пока тебя нет. Я бы не при­
шла: боялась тебя побеспокоить, но там один мальчик
спрашивает, не посидит ли Милли сегодня ночью с
больной дамой, с миссис Мартин. У нее будет Клоди­
на Четвуд, но они говорят: нужны двое, а больше ни­
кого не нашли. Она уже давно болеет, и все устали.
Профессиональных сиделок в городке не имелось,
так что, если кто-то заболевал, рассчитывать ему при­
ходилось лишь на родственников да на доброту сосе­
дей. И соседи обыкновенно помогали.
Миссис Мартин болела давно, и состояние ее все
ухудшалось. Она не вставала с постели уже много не­
дель, и ей требовался постоянный уход.
Семейство Китов было едва знакомо с больной да­
мой, но, когда требовалась помощь, это не играло ни­
какой роли.
—Ты сможешь, Милдред? —спросила мать. —Жаль
лишать тебя ночного сна, но ничего, завтра отоспишь­
ся. Голова у меня прошла, и я займу твое место «у ру­
ля», —добавила она бодро и взглянула на старшую дочь
глазами, полными материнской гордости и любви.
—Конечно. Я справлюсь. Какие могут быть сомне­
ния? Надо значит надо. Когда нужно прийти, Ада?
—Они сказали: часам к девяти. До этого времени с
ней посидит миссис Прайор. Так я пойду, скажу маль­
чику, что ты придешь, —и с этими словами Ада вышла
из комнаты.
107
Миссис Кит встала с дивана и пересела на низкий
пуф у туалетного столика, а Милдред принялась расче­
сывать и укладывать по-прежнему красивые, густые
мамины волосы. Она действовала очень осторожно,
опасаясь, что головная боль вернется.
— Несчастная женщина! —вздохнула миссис Кит,
размышляя о миссис Мартин.
—Она тяжело болеет, мама? —спросила Милдред.
—Миссис Прайор рассказывала мне о ней вчера,
ответила миссис Кит. —Доктор Грандж говорит, что
миссис Мартин уже недолго осталось мучиться, но са­
мое ужасное, Милли, — она умирает без надежды на
спасение.
—Боже, как это страшно, мама! И никто не пытал­
ся привести ее ко Христу? Никто не рассказал, как Он
ее любит, и что Он хочет и может спасти каждого чело­
века?
— Конечно, пытались, и уже давно. Миссис Мар­
тин тогда еще могла ходить. Многие пробовали пого­
ворить с ней о спасении ее души, но она никого и слу­
шать не стала... Лишь рассердилась и заявила, что она
и так слаба, а ее еще донимают пустыми разговорами,
и что она подумает об этом, когда поправится. А самой
все хуже и хуже. Дитя мое, как хорошо, что ты к ней
пойдешь! Кто знает, вдруг тебе удастся улучить минут­
ку и заронить в ее душу семя, которое с Божьей помо­
щью прорастет?
—Я была бы счастлива! —ответила Милдред взвол­
нованно. — Но я еще совсем молодая и ничего не
знаю, не умею! Если ее не смогли убедить люди —не
чета мне, гораздо более опытные и мудрые, то разве у
меня получится, мама?
—«Не воинством и не силою, но Духом Моим, го­
ворит Господь Саваоф»*. Часто Он действует через

* Зах 4:6.

108
слабейших, так что даже ты можешь Ему пригодиться,
моя хорошая. Проси Его благословить твои усилия и
помочь тебе. Помни, что Он обещал: «Если же у кого
из вас недостает мудрости, да просит у Бога, дающего
всем просто и без упреков, —и дастся ему»*.
—Я постараюсь найти подходящую минуту и пого­
ворить с ней, а ты, мама, помоги мне молитвой.
—Обязательно, доченька.
— Но, мама, может, ты с ней поговоришь? Ты все
гораздо лучше объяснишь.
—Не думаю, Милли. В любом деле нами руководит
Господь, иначе все наши усилия тщетны. Он может ис­
пользовать твой разум и язык точно так же, как и мой.
Не рассчитывай на свои силы и не забывай: ты всего
лишь Его орудие.
Милдред приняла искреннее и твердое решение
хранить бодрость духа, несмотря на то что вера ее и
терпение подвергаются суровым испытаниям. Она по­
обещала себе нести свое бремя, как заповедает нам
Писание, однако за чаем мистер Кит разглядел, что
глаза у старшей дочери грустные, и выглядит она блед­
ней обычного.
—Дитя мое, —сказал он, —я слышал, сегодня но­
чью ты должна посидеть с больной, но боюсь, тебе это
не под силу. Ты сама неважно выглядишь.
—Внешность обманчива, папа, ты же знаешь, —от­
ветила Милдред, стараясь говорить шутливо. —Я пре­
красно себя чувствую, а если устану за ночь, то всегда
могу отоспаться завтра.
— Ну ладно! —сказал отец, хоть и не вполне убеж­
денно. —Тогда пойди отдохни хотя бы сейчас.
—В самом деле, Милдред! Поспи пару часов перед
тем, как идти к миссис Мартин. Так будет лучше, -
сказала ей мать. —Мы разбудим тебя в девять.

* Иак 1:5.

109
г
г
—В полдевятого, пожалуйста, мама. Я хочу прийти
пораньше, до того как уйдет миссис Прайор, чтобы
она мне все объяснила.
Милдред с радостью уединилась в тишине своей
комнаты, но заснуть у нее все не получалось. Только-
только она задремала, как в дверь уже постучал Руперт
и сказал, что ей надо выходить через десять минут, а он
готов ее проводить.
—Я рада, что вы пришли пораньше, —приветство­
вала девушку миссис Прайор, —потому что мне пора
домой — присмотреть за хозяйством. Без меня дела
всегда идут наперекосяк. Жильцы не ворчат, конечно,
и все-таки с моей стороны долго отсутствовать нехо­
рошо. Но не бойтесь, вы будете не одна. Клодина при­
дет с минуты на минуту, я ее дождусь.
—Спасибо вам! —сказала Милдред. —Мне не хочет­
ся остаться одной с такой тяжелой больной, и я не
представляю, что нужно делать. Как она себя чувствует?
— Ей уж недолго осталось, бедняжке, — миссис
Прайор сокрушенно покачала головой. —Она ужасно
слаба, задыхается и боится умереть. Подумать только!
Совершенно не готовится к смерти, а ведь мы, христи­
ане, знаем, что «человекам положено однажды уме­
реть, а потом суд»*! Она не позволяет священнику сту­
пить на порог, запрещает нам говорить с ней о душе.
Многие пытались, я сама пробовала —все бесполезно.
Может, если бы с самого начала к ней нашли верный
подход, все было бы иначе. Дамарис Сухохлеб навес­
тила ее первой и, я подозреваю, сказала что-то не то.
Между нами, намерения у Дамарис благие, но дейст­
вует она не очень умно, хоть и пребывает в святой уве­
ренности, что выполняет свой долг. Милдред, мне на­
до подойти к больной —ее ни на минуту нельзя остав­
лять одну. Раздевайтесь и проходите в гостиную.

* Евр 9:27.

110
Дверь в соседнюю комнату, где лежала миссис Мар­
тин, была открыта, и Милдред слышала, как та стонет
и жалуется глухим, полным отчаяния голосом, а мис­
сис Прайор отвечает ласково и ободряюще.
Наконец миссис Прайор выглянула из комнаты и
поманила Милдред.
—Миссис Мартин, это мисс Кит, —сказала она. —
Скоро придет еще мисс Четвуд. Они будут с вами на
ночь и позаботятся о вас.
—Вы все добры ко мне. Я знаю, вы хотите помочь,
но вам не облегчить эту страшную боль. Вы не пред­
ставляете, что мне приходится терпеть, —простонала
больная и жалобно взглянула в свежее девичье личико.
Глаза Милдред наполнились слезами, но едва она
открыла рот, чтобы заговорить, больная поспешно
воскликнула:
—Нет! Ни слова! Не говорите со мной! Не спраши­
вайте ни о чем! Я не хочу вас слушать! Это невыноси­
мо! Я слишком слаба!
«Я могу только помолиться за нее», — подумала
Милдред, отвернулась в печали и, услышав легкий
стук, поспешила к входной двери.
Пришла Клодина. Миссис Прайор, напоследок
рассказав девушкам об их невеселых обязанностях,
оставила их наедине с больной.
Со всем необходимым вполне мог справиться и один
человек, так что миссис Прайор посоветовала дежурить
по очереди. На диване в гостиной вполне можно было
отдохнуть. Милдред вызвалась посидеть с миссис Мар­
тин первой. Клодина тут же уснула на диване.
Милдред устроилась в комнате больной в кресле
рядом с кроватью. Она принесла книгу, но ночник да­
вал слишком мало света, и читать было нельзя.
Больная забылась неспокойным сном, покашлива­
ла, стонала и вздыхала. Иногда она приходила в себя,
и тогда стонала сильнее.
lit
Спать Милдред совсем не хотелось. Происходящее
казалось странным, пугающим и торжественным. Де­
вушка сидела в одиночестве и ждала, когда Ангел
Смерти придет к той, которая дрожит при мысли о
нем. Пока умирающая женщина спала, ее юная сидел­
ка вновь и вновь преклоняла колени и в тишине горя­
чо молилась о ней. И о Чарли тоже, потому что не мог­
ла о нем не думать. И в эти минуты ей казалось, что
совсем неважно, встретятся ли они в земной жизни
или нет, лишь бы вечность соединила их в ином, луч­
шем мире.
— Что вы делаете? — спросила ее пациентка, вне­
запно проснувшись. —О, как болит! Натрите меня вон
той мазью, прошу вас!
Милдред исполнила просьбу, одновременно обра­
тив пылкую молитву к Великому Врачевателю, чтобы
Тот облегчил физические страдания несчастной жен­
щины и исцелил ее пораженную грехом душу.
О, сколько боли и тоски было в осунувшихся чертах
умирающей, в ее ввалившихся глазах!
Исхудавшая рука вцепилась в платье Милдред и по­
тянула ее книзу, а бледные губы зашептали:
— Я умираю, но я не готова! Не могу ни о чем
думать... Я так слаба! Вот станет полегче, тогда...
— Нет! Нет! Обратитесь ко Христу сейчас! Он ждет
вас с раскрытыми объятиями, —воскликнула Милд­
ред, и по щекам ее заструились слезы. — Он умер за
вас. И Он сделает все возможное, чтобы спасти любо­
го, кто пришел к Нему. Не ждите!
— Слишком поздно! Слишком! Я устала! Не могу
думать! Не говорите больше со мной.
Милдред едва разбирала ее шепот. Больная произ­
несла последнее слово, и ее ввалившиеся глаза за­
крылись. Милдред поняла, что ее подопечная засну­
ла, и вдруг почувствовала, что и сама устала неимо­
верно. Стрелки часов показывали, что ее смена уже
112
минут сорок как закончилась. Она тихонько вышла в
соседнюю комнату, разбудила Клодину и легла на ее
место.
Последнее, о чем подумала девушка, прежде чем
провалиться в сон без сновидений, были два человека,
о которых она неустанно молилась всю эту ночь.
Она проспала недолго, когда почувствовала, как на
ее плечо легла чья-то рука, и услышала голос Клоди-
ны, дрожащий от ужаса:
—Милдред, Милдред, Милдред, она умерла!
— Кто? — пробормотала Милдред, еще не совсем
проснувшись.
—Миссис Мартин. Я растирала ее мазью, а она все
стонала: «Я так слаба, я не могу думать. Вот когда мне
полегчает...», а потом вдруг уронила голову, захрипела
и умерла.
Клодина затрепетала, присела на диван и спрятала
лицо на плече подруги.
—Ах, Милдред, —прошептала она, —я словно слы­
шу слова нашего Спасителя: «Ибо какая польза чело­
веку, если он приобретет весь мир, а душе своей повре­
дит?»* Пока миссис Мартин была молоденькой де­
вушкой, она думала лишь о нарядах, кавалерах и раз­
влечениях. Когда вышла замуж, заботилась, чтобы дом
у нее был самый красивый, стол самый изысканный, а
муж самый удачливый в делах. У нее не было времени
подумать о душе, пока она не заболела. Но и тут она
сказала, что слишком слаба, и подумает о спасении,
когда окрепнет.
Девушки обнялись и тихо заплакали.
Вдруг они услышали, что на кухне кто-то ходит.
— Служанка встала, — сказала Клодина и подня­
лась. —Пойду скажу ей, а она пусть предупредит мис­
тера Мартина. А бедный их малыш остался без мамы!

* Мк 8:36.

113
Она вышла из комнаты. Милдред встала с дивана и
сквозь щель в ставнях увидела, что солнце уже подня­
лось, а к дверям дома идет миссис Прайор —справить­
ся о состоянии больной.
После обильного дожця, прошедшего накануне, ут­
ренний воздух был свеж и чист. Милдред шла домой, и
ее переполняли тревожные мысли: Чарли странство­
вал неизвестно где, надеясь вновь обрести состояние.
Ему бы сначала искать Царства Божия и праведности!
Отныне она будет еще усерднее молиться за него, за
себя и за всех близких.
Она почувствовала, что сердце ее наполнилось бла­
годарностью за то, что все ее родные и близкие живы.
И главное —души некоторых из них уже готовы к са­
мому последнему долгому путешествию, в которое ра­
но или поздно должны отправиться каждый сын и
каждая дочь Адама. А у других еще есть время...
Глава 12

Даруй мне истинную жизнь,


Вдохни мне в смертные уста
Бессмертный Твой огонь, Господь,
И жажду светлого труда!

СараДж. Кларк

L, этим свежим весенним утром жить было не-


>быкновенно хорошо и радостно. Катила свои
>ыстрые воды сверкающая на солнце река. Де-
а дальнем ее берегу уже покрылись нежными
желтовато-зелеными листочками. Трава вдоль дороги
и на лужайках подле домов тоже зазеленела, только
цвет был гуще. Тут и там виднелись россыпи фиалок и
одуванчиков, а в садах вовсю цвели персиковые и
вишневые деревья. Воздух был полон ароматами, ще­
бетали птицы, журчали ручьи, и отовсюду доносились
деревенские звуки.
Еще у ворот Милдред услышала мелодичные дет­
ские голоса. Фэн и Эннис, склонившиеся над клум­
бой, увидели старшую сестру и с радостным криком
вприпрыжку бросились ей навстречу.
—Как мама? —первым делом спросила Милдред.
—Она внизу, что-то кроит.
—Да, она как всегда за работой, —сказала Милдред

115
и поспешила в дом, на ходу поздоровавшись с Адой,
которая подметала крыльцо.
Все домочадцы были при деле и работали бодро и
споро: Зилла готовила завтрак, Селеста Энн развеши­
вала белье, Руперт доил корову, а младшие мальчики
кормили кур.
—Мамочка, ты с утра пораньше —и уже за работу!
И это после такого приступа мигрени! —ласково по­
журила маму Милдред.
—А что делать, доченька? Работать-то надо, а я уже
вполне здорова, —ответила миссис Кит с веселой улыб­
кой. —А ты вовсе не выгладишь усталой, как я опаса­
лась. Смогла поспать? Как дела у несчастной больной?
—Да, мама, я поспала немного и чувствую себя от­
дохнувшей. Миссис Мартин скончалась где-то полча­
са тому назад. Очень быстро отошла. С ней была Кло­
дина. Я спала.
Милдред рассказала о том, что произошло ночью.
Глаза ее наполнились слезами, голос от волнения зву­
чал хрипло. Когда мать спросила у нее, уверовала ли
умирающая перед кончиной во Христа, девушка лишь
отрицательно помотала головой.
Скорбь и боль омрачили лицо доброй христианки
Марсии. А сердце ее обратилось ко Христу с безмолв­
ной пылкой молитвой о близких, чтобы все они смог­
ли укрыться в доме, построенном на непоколебимом
Камне*.
—Дитя мое, —сказала она Милдред, —это печаль­
ное событие должно стать нам серьезным предупреж­
дением, чтобы мы всегда верой и правдой старались
привести заблудшие души ко Христу, чтобы мы пом­
нили: придет «ночь, когда никто не может делать»**.
Ах! Как знать, может, и я повинна в вечной гибели

* См. Мф 7:24,25.
** Ин 9:4

116
этой женщины, к которой я ни разу не обратилась с
увещеванием и мольбой!
— Мама, не вини себя! — воскликнула Милдред с
возмущением и удивлением. —Ты же с ней и знакома-
то не была!
— Милая моя девочка, значит, я должна была по­
знакомиться. Пока она болела, я с легкостью могла бы
найти предлог и заглянуть к ней. Но я предпочла иные
дела и заботы.
—Но ты ведь не можешь переделать все дела в мире
и позаботиться обо всех вокруг, —ласково ответила
Милдред. — Ты всегда занята чем-то добрым и нуж­
ным. А вот мне надо усвоить этот урок. И с Божьей по­
мощью так оно и будет, —добавила она негромко, но
решительно, хоть голос у нее и дрогнул. —Знаешь, ма­
ма, сегодня утром я отчетливо ощутила, насколько
мир сей не похож на мир иной. И я хочу всей жизнью
своей показать, что я навсегда запомнила это ощуще­
ние! Я желаю целиком посвятить себя служению Хри­
сту. Хочу приводить к Нему людей, ведь так жутко ду­
мать об этой несчастной душе, навсегда погибшей.
Шли дни, недели, месяцы, и стало понятно, что эти
слова Милдред не были праздной, легкомысленной
болтовней. Она ежедневно обходила соседей, вела бе­
седы и с завидным постоянством стремилась, чтобы ее
повседневная жизнь соответствовала апостольским
заповедям: «Итак, едите ли, пьете ли, или иное что де­
лаете, все делайте в славу Божию»* и «Доколе есть вре­
мя, будем делать добро всем, а наипаче своим по ве­
ре»**.
Домашние первыми почувствовали перемены в
Милдред. Едва ли девушка могла помогать окружаю­
щим больше, чем помогала обычно, но теперь она

* 1 Кор 10:31.
** Гал 6:10.

I lf
почти всегда была приветливой и жизнерадостной, а
юные шалуны заметили, что она стала с ними гораздо
терпеливей, всегда готова помочь и посочувствовать
им в их маленьких бедах. Вскоре малыши привыкли
чуть что бежать к Милдред, как обычно бегали к мате­
ри. Они считали старшую сестру доброй и мудрой и
любили обсудить с ней свои планы. Таким образом, у
нее появилась возможность положительно влиять на
детей. И Милдред ее никогда не упускала.
Весна была напряженным временем для всех: в до­
ме делали генеральную уборку, и столько всего нужно
было сшить: кроили новое, а старое перешивали, что­
бы подросшим мальчикам и девочкам было в чем хо­
дить. Сад также требовал заботы —все надо было по­
чистить, вскопать, привести в порядок, да еще ухажи­
вать за птицей.
Уроки решено было отложить на две-три недели.
Взрослым требовалось время на работу, да и дети тем
временем трудились вовсю —вскапывали грядки, са­
жали семена, присматривали за несушками, ухажива­
ли за выводком цыплят. Труд был им в радость: малы­
ши, то есть Сирил, Дон, Фэн и Эннис, получили море
здорового удовольствия, играя на выделенных им не­
больших участках земли и занимаясь домашней пти­
цей. Кроме того, юные землевладельцы приучались к
трудолюбию и бережливости. Они радовались, что у
них появились карманные деньги, часть которых они
могут пожертвовать на богоугодные дела.
Нищих в городе не имелось, а семей, бедных на­
столько, что им требовалось бы помогать деньгами,
было очень мало. Но детям нравилось во время сбора
пожертвований в церкви или в воскресной школе дать
что-то от себя, особенно если деньги шли на покупку
Библий или на миссионеров, которые отправлялись
спасать несчастных язычников, не слыхавших Благой
Вести и погрязших во мраке неведения. Мистер и
11*
миссис Кит высоко ценили миссионерскую деятель­
ность и старались научить детей помогать этому слу­
жению.
Главным садовником был Руперт. Он ухаживал за
плодовыми деревьями и огородом на отцовской земле,
и его стараниями дело процветало. Но этого ему было
мало. Свой собственный надел и надел Милдред он
вспахал и засеял кукурузой, картошкой и дынями.
Руперт унаследовал от матери самодисциплину и
организованность и каждую свободную минутку ис­
пользовал с максимальной пользой. Вставал он рано,
был трудолюбивым, энергичным и старательным, а
потому все успевал и учебу не забросил. Он по-преж­
нему под руководством мистера Господня готовился к
поступлению в колледж.
Все же Руперт нашел время, чтобы высадить дере­
вья и кустарники, а кроме того, разбил цветники перед
домом и по его бокам. Он выполнил самую трудную
часть работы, а ухаживать за садом предоставил мате­
ри и сестрам, которые каждый день утром и вечером
проводили в саду около получаса, радуясь возможнос­
ти отдохнуть от бесконечного шитья.
Милдред весело хлопотала по дому с утра до вечера,
однако о Чарли не забывала ни на минуту. Она мыс­
ленно была рядом с ним в его странствиях, и когда ду­
мала, как ему одиноко и какие трудности он, несо­
мненно, терпит, на ее глаза наворачивались непроше­
ные слезы. Единственным утешением для девушки
были постоянные молитвы, возносимые ею к могуще­
ственному Отцу, Который все знал и всегда был рядом
с ней и ее возлюбленным.
Милдред надеялась и молилась, чтобы препятствие
для их с Чарли союза исчезло, и он вернулся бы к ней.
Но сильнее всего она желала, чтобы ее любимый уна­
следовал жизнь вечную —неважно, встретятся ли они
в этом мире или нет.
119
Ее тайну знали родители, Руперт и Зилла, а осталь­
ные домочадцы даже и не подозревали, что их веселая,
добрая, всегда готовая помочь и посочувствовать сест­
рица Милли страдает и тревожится.
Не открыла она свой секрет и никому из близких
подруг —ни Клодине Червуд, ни Люсилле Грандж, ни
Эффи Прескотт.
Эффи заметно окрепла по сравнению с той порой,
когда семья Китов только приехала в город, хотя по-
прежнему оставалась слабенькой и болезненной. Но,
несмотря на физические немощи, Эффи обладала
сильным духом, острым умом, очень любила читать и
была бесконечно благодарна добрым соседям, кото­
рые снабжали ее книгами и журналами. Она любила
поговорить с миссис Кит и Милдред всякий раз, когда
брала и отдавала литературу.
Однажды Эффи заглянула в дом Китов утром, ког­
да те сидели и шили одежду на весну.
—Доброе утро, леди. Не беспокойтесь обо мне, по­
жалуйста, —остановила она Зиллу, вскочившую, что­
бы принести ей стул. —Вижу, вы очень заняты. Я за­
шла спросить, не нужна ли вам помощь. Я с радостью
проведу утро за беседой с вами, и пока разговариваю,
могла бы шить. Я даже наперсток захватила, —и в до­
казательство она вытащила из кармана серебряный
наперсточек.
—Спасибо! Вы очень добры, мисс Эффи. Мы с ра­
достью вас примем. Присаживайтесь вот сюда, в крес­
ло, и будем болтать, сколько душе угодно, — сказала
миссис Кит с радостной улыбкой. — Ничего другого
нам от вас не нужно. Вы, наверное, устали, пока шли
сюда.
—Да, Эффи, ведь шитья тебе и дома хватает, —при­
соединилась к матери Зилла. —Столько стежков надо
сделать, чтобы сшить одно платье, а уж чтобы обшить
всю семью —и говорить нечего!
126
— Это правда, — ответила Эффи бодро, — но мне
нравится работать иголкой. Шитье нисколько меня не
утомляет. Милдред, я вижу, ты обметываешь петли. Я
хорошо умею и люблю это делать. Дай мне этот кор­
саж, а сама можешь заняться чем-нибудь другим.
—Ты любишь обметывать петли? —изумилась Мил­
дред. —Вот уж чего я терпеть не могу! Поэтому для ме­
ня твое великодушное предложение звучит очень со­
блазнительно.
Не успела Милдред договорить, как Эффи шутливо
отобрала у нее работу и принялась за петли сама.
—Дорогая моя, да ты настоящий талант! —восклик­
нула Милдред через некоторое время. — Как ловко и
ровно ты обметываешь! Ты уже успела обработать две
петли. Я за это время вряд ли обметала бы одну, и они
у меня никогда не получаются такими красивыми.
Эффи просияла.
—Спасибо за похвалу, Милли, —сказала она. —Мне
приятно, что я хоть что-то могу делать лучше, чем ты!
—Ты много чего делаешь лучше.
—Нет, пожалуй, только петли. Знаешь, когда я слу­
шаю, как ты играешь на пианино, мне кажется, я все
на свете отдала бы, чтобы научиться играть хотя бы
вполовину так же хорошо, как ты.
—Хочешь брать уроки?
— Ты еще спрашиваешь! — воскликнула Эффи в
восторге, но сразу опомнилась. —Да только что толку
об этом мечтать? Такой возможности у меня никогда
не будет...
—А я бы согласилась давать тебе уроки музыки хоть
каждый день, лишь бы не обметывать эти петли. Ты не
представляешь, сколько их нужно сделать! Знаешь,
Эффи, а почему бы нам не договориться? Час занятий
музыкой в обмен на час шитья? Как ты думаешь, ма­
ма, можно так сделать?
—Конечно, если вы обе согласны.
121
Лицо Эффи раскраснелось от радости.
—Милли, ты серьезно? —воскликнула она. —Да я
бы и два часа согласилась шить в обмен на один урок.
Мне ничего не жалко.
— Нет, — сказала Милдред, —думаю, часа вполне
достаточно. Ты шьешь очень быстро и ровно.
—Не очень-то вы искушены в мирских делах, девоч­
ки мои милые, —заметила миссис Кит, посмеиваясь.
— Но вряд ли из этого что-то выйдет, — сказала
вдруг Эффи. —Пианино-то у меня нет. На чем упраж­
няться?
—Ты можешь приходить к нам.
—Спасибо. Я с радостью принимаю твое предложе­
ние, если в обмен смогу расплатиться шитьем.
Эффи провела у Китов почти целый день и не толь­
ко договорилась с Милдред, но и успела взять свой
первый урок. Обе девушки остались весьма довольны
своим соглашением.
Начинающая пианистка еще сидела за инструмен­
том и внимала своей юной учительнице, когда в гости
пришли Клодина и Люсилла. Услышав о том, что зате­
яли Милдред с Эффи, подруги принялись горячо уп­
рашивать взять в «музыкальную школу» и их тоже.
—Папа очень хочет, чтобы я училась музыке, —со­
общила Клодина. —он намерен попросить тебя давать
мне уроки. Папа сказал, что ты сама можешь назна­
чить цену, а он с удовольствием заплатит. Но посколь­
ку вы не нуждаетесь, он сомневается, удобно ли пред­
лагать тебе деньги... Милли, скажи, ты не обиделась
бы? Конечно, в любом случае речь идет о большой лю­
безности с твоей стороны, даже если мы будем платить
за мое обучение.
— Нет, я нисколько не обиделась бы, — ответила
Милдред, засмеявшись и покраснев. —И я с удоволь­
ствием доставила бы тебе и твоим родителям эту ра­
дость, но у меня, правда, совсем нет времени.
122
—Что ж, тогда придется нам об этом забыть, —за­
метила Люсилла, печально вздохнув. —Безумно жаль,
что у нас в городе нет учителя музыки! Я так мечтаю
научиться играть...
—Когда вы разберетесь с весенней уборкой и шить­
ем, у тебя появится больше времени, Милли, —пред­
положила Клодина.
—Если и больше, то не намного, а, может, и совсем
не появится, ведь тогда я буду учить младших.
—Ты самая лучшая сестра и дочь на свете, —восхи­
тилась Клодина.
Попили чаю, и миссис Кит отправилась на кухню
обсудить с Селестой Энн животрепещущие вопросы:
что завтра подать на завтрак и обед. Когда она верну­
лась в гостиную, дочери ее снова сидели за шитьем.
—Ну-ка, хватит на сегодня, дорогие мои, —сказала
она. —Зилла и Ада, помогите мне все убрать, чтобы с
утра мы смогли вновь приняться за дело. А ты, Мил­
дред, если не очень устала, поиграй немного для отца.
Для него в радость послушать тебя и отдохнуть после
полного забот дня в конторе.
—Я нисколько не устала и всегда готова играть для
вас с папой, —улыбнулась Милдред и встала, чтобы
исполнить мамину просьбу.
— Постой! Не надо ничего сворачивать. Я все сде­
лаю, —сказала Зилла, забирая у матери ткани. —А ты,
мама, иди лучше в гостиную, садись в кресло, слушай
музыку и отдыхай. Мы с Адой вдвоем управимся.
—Да, мамочка, отдохни, пожалуйста, —вмешалась
младшая девочка. —Ты же знаешь, мы все умеем сами.
— Спасибо, мои хорошие! Что же, тогда пойду от­
дохну. Какое счастье и утешение, что у меня выросли
такие помощницы! Целых три! —и миссис Кит отпра­
вилась в гостиную.
—А я, мама? А я? А Фэн? — вопросила маленькая
Эннис, всюду ходившая за матерью, словно хвостик.
Сейчас она стояла возле мамы, дергала ее за юбку и
умоляюще глядела снизу вверх.
—Конечно, и вы с Фэн тоже помощницы, моя лю­
бимая крошка! Что бы мама делала без своих малень­
ких девочек Эннис и Фэн? —ответила миссис Кит, са­
дясь в кресло и беря малышку на колени. Тут возле
кресла откуда ни возьмись появилась Ф эн, и мать
крепко обняла ее свободной рукой за плечи.
—Я пока ничего не умею, мама. Я тебя просто люб­
лю, —заявила Фэн. —Но когда я буду большая, я тоже
стану тебе помогать. Смотри, как я обметала один кра­
ешек у этого платочка. Правда, красиво? — спросила
она, протягивая матери носовой платок.
— Очень красиво, моя хорошая. Я вижу, что ты
очень старалась. Значит, скоро мне вообще не придет­
ся больше шить, ведь у меня столько помощниц! Сту­
пай, покажи свою работу папе.
Фэн, очень довольная, так и сделала. Отец похва­
лил девочку, поцеловал, усадил к себе на колени, и
она, устроившись поудобнее, заслушалась игрой Мил­
дред.
Но тут Селеста Энн ввела в гостиную судью Четвуда.
—Прошу вас, не останавливайтесь, мисс Милдред, —
сказал он, усаживаясь на стул, который предложил
ему мистер Кит. —Нет для меня большего удовольст­
вия, чем вас послушать. А дело мое подождет.
Когда, наконец, судья рассказал, с чем пришел, об­
радовались все. Он показал мистеру Киту письмо от
учителя, с которым они с мистером Китом уже некото­
рое время вели переписку. Учитель уведомлял джентль­
менов о том, что согласен занять место директора шко­
лы, которую они собирались организовать в городе.
Предполагалась, что школа будет и для мальчиков, и
для девочек. Учить девочек будет жена учителя.
— У нас набирается четверо школьников: Зилла,
Ада, Сирил и Дон, —сказал мистер Кит. —Тебе станет
124
намного легче, женушка... Да и Милдред, думаю, то­
же.
Тут судья откашлялся.
— В таком случае, мисс Милдред... Гм, даже не
знаю, с чего начать. Просто не смею!
—Теперь, когда вы разбудили во мне любопытство,
сэр, вы просто обязаны его удовлетворить, —шутливо
провозгласила Милдред, хотя уже догадалась, о чем
пойдет речь.
Так у девушки появилась новая ученица. Милдред
отказалась назначить цену сама, и ее назвал судья, ко­
торый предложил за уроки весьма щедрую плату.
— Раз ты берешь Клодину, ты не можешь отказать
Люсилле, —заметила мать, когда судья ушел.
—Правда, мама. Но ведь у меня совсем не останет­
ся времени, чтобы помогать тебе! —вздохнула Милд­
ред.
—Милли, не думай, что этот дом только на тебе од­
ной держится! —пошутила Зилла. —Мама ведь как-то
прожила без тебя целый год! Можно подумать, мы с
Адой вообще тут ничего не делаем!
—Но вы же пойдете в школу, девочки!
—Но ведь у нас будет четыре часа утром после того,
как мы встанем с постели, и еще четыре-пять вечером,
прежде чем мы туда вернемся.
—А кроме того целый час или даже больше в обед.
Если уж за это время мы ничего не сделаем, чтобы по­
мочь маме, можешь смело назвать нас безнадежными
лентяйками.
—Девочки, вы прекрасно справитесь, —сказала до­
вольная Марсия, с любовью окинув взглядом трех
старших дочерей. —Думаю, мы сможем все организо­
вать, чтобы каждая была при деле и ни одна не пере­
трудилась. Я легко могу учить Фэн и Эннис, пока сижу
за шитьем. Уроки музыки для твоих пяти учениц отни­
мут у тебя всего лишь десять часов в неделю, Милдред.
125
При этом одна из них взамен будет по часу шить, а две
другие станут прилично тебе платить!
—Что же, если подумать, дела обстоят лучше и про­
ще, чем мне показалось, —удивилась Милдред, про­
светлев.
—Нет, не проще! - засмеялась шутница Зилла. —Ты
легко можешь набрать еще столько же учениц!

126
Свое стремишься горе утолить ?
Стяжай бальзам целебный день за днем —

Ты и на ближних благодать пролить


Тогда сумеешь золотым дождем.

Карлос Уилкокс

илдред очень много делала дома, однако от­

М зывчивость ее не ограничивалась одним


лишь домашним очагом. Она изо всех сил
старалась постоянно золотым дождем расточать доб­
ро, —повсюду, где бы она ни появилась. Ей хотелось
поддержать и порадовать каждого человека, даже
вроде бы и случайно повстречавшегося на ее пути,
хотелось помочь ему хотя бы добрым словом или
улыбкой.
Может быть, вы скажете, что это пустяки, не стоя­
щие никакого внимания? Но ведь каждому из нас ад­
ресована библейская заповедь: будьте «милосерды,
дружелюбны»*! Ведь и Сам Учитель обличил фарисе­
ев, которые, хотя и исправно платили десятину с мя­
ты, аниса и тмина, но зато забыли о важнейшем в За-

* 1 Петр 3:8.

127
Сейчас она стояла возле мамы, дергала ее за юбку и
умоляюще глядела снизу вверх.
—Конечно, и вы с Фэн тоже помощницы, моя лю­
бимая крошка! Что бы мама делала без своих малень­
ких девочек Эннис и Фэн? - ответила миссис Кит, са­
дясь в кресло и беря малышку на колени. Тут возле
кресла откуда ни возьмись появилась Фэн, и мать
крепко обняла ее свободной рукой за плечи.
—Я пока ничего не умею, мама. Я тебя просто люб­
лю, —заявила Фэн. —Но когда я буду большая, я тоже
стану тебе помогать. Смотри, как я обметала один кра­
ешек у этого платочка. Правда, красиво? — спросила
она, протягивая матери носовой платок.
— Очень красиво, моя хорошая. Я вижу, что ты
очень старалась. Значит, скоро мне вообще не придет­
ся больше шить, ведь у меня столько помощниц! Сту­
пай, покажи свою работу папе.
Фэн, очень довольная, так и сделала. Отец похва­
лил девочку, поцеловал, усадил к себе на колени, и
она, устроившись поудобнее, заслушалась игрой Мил­
дред.
Но тут Селеста Энн ввела в гостиную судью Четвуда.
—Прошу вас, не останавливайтесь, мисс Милдред, —
сказал он, усаживаясь на стул, который предложил
ему мистер Кит. —Нет для меня большего удовольст­
вия, чем вас послушать. А дело мое подождет.
Когда, наконец, судья рассказал, с чем пришел, об­
радовались все. Он показал мистеру Киту письмо от
учителя, с которым они с мистером Китом уже некото­
рое время вели переписку. Учитель уведомлял джентль­
менов о том, что согласен занять место директора шко­
лы, которую они собирались организовать в городе.
Предполагалась, что школа будет и для мальчиков, и
для девочек. Учить девочек будет жена учителя.
— У нас набирается четверо школьников: Зилла,
Ада, Сирил и Дон, —сказал мистер Кит. - Тебе станет
124
намного легче, женушка... Да и Милдред, думаю, то­
же.
Тут судья откашлялся.
— В таком случае, мисс Милдред... Гм, даже не
знаю, с чего начать. Просто не смею!
—Теперь, когда вы разбудили во мне любопытство,
сэр, вы просто обязаны его удовлетворить, —шутливо
провозгласила Милдред, хотя уже догадалась, о чем
пойдет речь.
Так у девушки появилась новая ученица. Милдред
отказалась назначить цену сама, и ее назвал судья, ко­
торый предложил за уроки весьма щедрую плату.
— Раз ты берешь Клодину, ты не можешь отказать
Люсилле, —заметила мать, когда судья ушел.
—Правда, мама. Но ведь у меня совсем не останет­
ся времени, чтобы помогать тебе! —вздохнула Милд­
ред.
—Милли, не думай, что этот дом только на тебе од­
ной держится! —пошутила Зилла. —Мама ведь как-то
прожила без тебя целый год! Можно подумать, мы с
Адой вообще тут ничего не делаем!
—Но вы же пойдете в школу, девочки!
—Но ведь у нас будет четыре часа утром после того,
как мы встанем с постели, и еще четыре-пять вечером,
прежде чем мы туда вернемся.
—А кроме того целый час или даже больше в обед.
Если уж за это время мы ничего не сделаем, чтобы по­
мочь маме, можешь смело назвать нас безнадежными
лентяйками.
—Девочки, вы прекрасно справитесь, —сказала до­
вольная Марсия, с любовью окинув взглядом трех
старших дочерей. —Думаю, мы сможем все организо­
вать, чтобы каждая была при деле и ни одна не пере­
трудилась. Я легко могу учить Фэн и Эннис, пока сижу
за шитьем. Уроки музыки для твоих пяти учениц отни­
мут у тебя всего лишь десять часов в неделю, Милдред.
125
При этом одна из них взамен будет по часу шить, а две
другие станут прилично тебе платить!
—Что же, если подумать, дела обстоят лучше и про­
ще, чем мне показалось, —удивилась Милдред, про­
светлев.
—Нет, не проще! —засмеялась шутница Зилла. —Ты
легко можешь набрать еще столько же учениц!

126
Свое стремишься горе утолить?
Стяжай бальзам целебный день за днем —

Ты и на ближних благодать пролить


Тогда сумеешь золотым дождем.

Карлос Уилкокс

илдред очень много делала дома, однако от­

М зывчивость ее не ограничивалась одним


лишь домашним очагом. Она изо всех сил
старалась постоянно золотым дождем расточать доб­
ро, —повсюду, где бы она ни появилась. Ей хотелось
поддержать и порадовать каждого человека, даже
вроде бы и случайно повстречавшегося на ее пути,
хотелось помочь ему хотя бы добрым словом или
улыбкой.
Может быть, вы скажете, что это пустяки, не стоя­
щие никакого внимания? Но ведь каждому из нас ад­
ресована библейская заповедь: будьте «милосерды,
дружелюбны»*! Ведь и Сам Учитель обличил фарисе­
ев, которые, хотя и исправно платили десятину с мя­
ты, аниса и тмина, но зато забыли о важнейшем в За-

* 1 Петр 3:8.
коне: «Сие надлежало делать, и того не оставлять»*,
«Верный в малом и во многом верен»**.
Так было и с Милдред. Она считала, что она, рядо­
вой боец воинства Христова, всегда должна быть на
посту, и в любое время была готова накормить голод­
ного, одеть нагого, научить незнающего, утешить
страждущего и уж тем более улыбнуться любому чело­
веку и сказать ему доброе слово, которое ничего ей не
стоит. Но ничего ли? На самом деле бывали дни, ког­
да Милдред настолько уставала и тосковала, что даже
такие «пустяки» требовали больших душевных уси­
лий. Нужно было оставить в стороне свое дурное на­
строение и раздражительность и не впадать в уныние
от того, что земное счастье было для нее недосягае­
мым.
Ей очень помогала мать, веселая, живая, всегда гото­
вая дать мудрый совет и поддержать в трудную минуту.
Миссис Кит, убеждая и словами, и собственным при­
мером, смогла вырастить детей достаточно жизнерадо­
стными, отзывчивыми, добрыми и дружелюбными.
Благотворительное общество «Дорка»***, которое
сотрудничало с местной церковью, не знало более ак­
тивных и щедрых членов, чем добрая леди Марсия и ее
старшие дочери. Они, сколь могли, добровольно и
охотно жертвовали своим временем, трудом и деньга­
ми. Они всегда были готовы участвовать в благотвори­
тельных делах, хотя и знали, разумеется, что не делами
оправдываемся мы перед Богом, а только искупитель­
ной Кровью и бесконечной праведностью Христовой.
Они подражали Господу, «как чада возлюбленные»****,

* Мф 23:23.
** Лк 16:10.
*** Греческий перевод арамейского имени Тавифа (серна, га­
зель); см. Деян 9:36-41. - Прим. ред.
**** Еф 5:1.

128
и с радостью служили Ему не для того, чтобы заслу­
жить вечное блаженство, а потому, что любили Его и
были благодарны Ему за то, что Своей Жертвой Он
дал им возможность спастись и войти в Царствие Не­
бесное.
Вопросы о христианском учении и об обязанностях
христиан свободно обсуждались в доме Китов. Дети
приходили за помощью и советом к родителям, а те
всегда обращались к Писанию как к главному руко­
водству по вере Христовой и по практике христиан­
ской жизни.
«Обращайтесь к закону и откровению. Если они не
говорят, как это слово, то нет в них света»*. «Ибо запо­
ведь есть светильник, и наставление —свет»**.
Однажды перед паствой мистера Господня после
воскресного богослужения выступил вернувшийся из
дальних стран миссионер, а после обеда он встретился
с учащимися всех воскресных школ города.
В тот день семейство Китов вернулось домой под
большим впечатлением от услышанного. Каждый раз­
мышлял о печальной участи язычников, о том, сколь
необходимо собирать средства на обращение их в хри­
стианство, и о самоотречении, с которым дети Божьи,
и старые, и молодые, стараются заработать на это бла­
гое дело кто сколько может.
Сирилу особенно запомнилась история о мальчике,
который сам вырастил свинью, продал ее и все зарабо­
танные деньги отдал миссионерам.
— Я тоже заведу себе свинью для миссионеров, —
сказал Сирил Дону по дороге домой. —Буду о ней за­
ботиться, хорошо ее кормить, а когда она станет тол-
стая-претолстая и болылая-преболыпая, мне за нее
дадут долларов десять, и я все отдам миссионерам.

* Ис 8:20.
** Притч 6:23.

129
5 Милдред: годы ожидания
И деньги за то, что вырастет у меня в саду, отдам! И те
деньги, что получу за курочек...
—Я тоже отдам, —ответил Дон. —Только не все.
—А сколько?
—Пока не знаю.
—Боюсь, мы не сможем завести на каждого по сви­
нье, — заметила Ада, слушавшая разговор младших
братьев.
—Да и нельзя этого делать, —засмеялась Зилла, —а
то мы затоварим весь рынок и собьем цены.
—Тогда я не знаю, как быть, —приуныл Сирил. —
Могу отдавать карманные деньги. Или пусть мама
платит мне за то, что я откажусь от масла, сахара и чая,
как те детки, про которых рассказывал миссионер.
—Нет! Это будет слишком тяжело, —возразил Дон. —
Я на такое не пойду. Я готов работать для язычников,
но помирать ради них с голоду —нет уж, увольте!
—Это трудно, но мы должны уметь жертвовать со­
бой, —сказала Ада с сожалением.
—Должны, —согласилась Зилла. —Но насчет саха­
ра я не уверена. Давайте спросим у папы с мамой.
Придя домой, они обратились к родителям.
—Мы с мамой как раз это обсуждали, —ответил ми­
стер Кит. — Мы думаем, что правильное питание для
вашего здоровья и роста совершенно необходимо, и
вам вовсе не нужно отказывать себе в таких продуктах,
как сахар или масло. Если хотите научиться самоотре­
чению, есть другие способы.
—Какие, папочка? - спросила Ада.
— Можно отказаться, например, от развлечений и
безделья. Поработать на благо других, когда гораздо
больше хочется играть. В Библии говорится, что мы
должны работать, делать «своими руками полезное,
чтобы было из чего уделять нуждающемуся»*.

* Еф 4:28.

ш
—А кто нуждается больше, чем несчастный темный
язычник! —вздохнула миссис Кит.
—Будет невредно и от украшений отказаться, —за­
метила Милдред.
—Или перестать объедаться, когда мы не голодны,
а просто хотим полакомиться, —добавил Руперт.
—Конечно, тем более что чревоугодие и само по се­
бе грешно, и просто вредит нашему здоровью, - ска­
зал отец.
—А почему нельзя вволю поесть, если вкусно? —
спросил Сирил. — Подумаешь, живот поболит не­
множко!
—Нет, сынок. Здоровье —это дар Божий, и прене­
брегать им нельзя. Если наше тело болеет и страдает,
мы не можем служить Господу так же хорошо, как ког­
да мы здоровы. В Притчах сказано: «пьяница и пресы­
щающийся обеднеют»*.
—Папа, а Господь правда хочет, чтобы мы все свои
деньги отдавали другим? —спросил Дон.
—Вовсе нет, сынок! Отец наш Небесный хочет, что-
„ бы часть мы оставляли и на свои собственные нужды.
—А сколько надо отдавать, папа? —спросил Руперт.
—Думаю, зависит от того, сколько у тебя есть.
—А разве в Библии говорится не о десятой части? —
спросила миссис Кит.
—Да, Господь требует с нас десятину. Ясно, что ее
должен отдавать каждый. Однако те, кто может дать
больше, жертвуют и больше, кто сколько может.
Именно так я и понимаю соответствующий стих из
книги пророка Малахии, —и, раскрыв Библию, мис­
тер Кит зачитал, —«Можно ли человеку обкрадывать
Бога? А вы обкрадываете Меня. Скажете: «Чем обкра­
дываем мы Тебя?» Десятиною и приношениями»**.

* Притч 23:21.
** Мал 3:8.

131
5*
—Я думал, что это правило —ветхозаветное, а после
Христа все стало по-другому: каждый дает, «сколько
позволит ему состояние»*, —сказал Руперт.
—Мы должны отдавать ту десятину, какую нам поз­
воляет состояние: один доллар из десяти, сто долларов
из тысячи и так далее. Так повелось не со времен Мои­
сея, а на много столетий раньше. Мы читаем, что Ав­
раам платил десятину, что Иаков обещал Господу деся­
тую часть от того, что Бог ему даст. И нигде не написа­
но, что Христос это правило отменил. Он сказал: «Не
думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков:
не нарушить пришел Я, но исполнить»**. А о десятине
«с мяты, руты и всяких овощей»*** Он говорил, что
нужно продолжать ее давать.
Тех, кто чтит закон о десятине, Бог обещает благо­
словить не только духовно, но даже и материально:
«Принесите все десятины в дом хранилища, чтобы в
доме Моем была пища, и хотя в этом испытайте Меня,
говорит Господь Саваоф: не открою ли Я для вас от­
верстий небесных и не изолью ли на вас благослове­
ния до избытка?
Я для вас запрещу пожирающим истреблять у вас
плоды земные, и виноградная лоза на поле у вас не ли­
шится плодов своих, говорит Господь Саваоф»****.
«Чти Господа от имения твоего и от начатков всех при­
бытков твоих, и наполнятся житницы твои до избыт­
ка, и точила твои будут переливаться новым ви­
ном»*****. «Уповай на Господа и делай добро; живи на
земле и храни истину»******. «Иной сыплет щедро, и

* 1 Кор 16:2.
** Мф 5:17.
*** Лк 11:42.
**** Мал 3:10,11.
***** Притч 3:9,10.
****** Пс 36:3.

132
ему еще прибавляется; а другой сверх меры бережлив,
и однако же беднеет»*. «Благотворящий бедному дает
взаймы Господу, и Он воздаст ему за благодеяние
его»**. В Библии имеется еще много примеров, отно­
сящихся к вопросу о десятине, но, думаю, мы с вами
можем остановиться и на этих.
—Папа, а ведь Богу деньги не нужны, правда? За­
чем же Он требует, чтобы мы их Ему отдавали?
—Для нашего же собственного блага, Руперт. Пом­
нишь, Иисус сказал: «блаженнее давать, нежели при­
нимать»***. Тот, кто корыстен и жаден, не может быть
счастливым. Чем меньше мы думаем о себе и чем
больше помогаем другим, делимся с ними всем, что
нам принадлежит, тем счастливее мы становимся и
тем более уподобляемся мы Отцу нашему Небесному.
Попробуй сам, сынок, и ты увидишь, что это правда.
Чем больше ты будешь отдавать, тем больше тебе это
будет нравиться.
—Но то, как мы даем, должно быть угодно Господу, —
добавила мать. — «Каждый уделяй по расположению
сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо до­
брохотно дающего любит Бог. Бог же силен обогатить
вас всякою благодатью, чтобы вы, всегда и во всем
имея всякое довольство, были богаты на всякое доб­
рое дело»****.
—Значит, если мы хотим действовать по закону, мы
должны отдавать десятую часть карманных денег и
еще дополнительно, что можем, —подвел итог Руперт.
—Я очень рада, что смогу зарабатывать уроками му­
зыки, —сказала Милдред.
—Думаю, каждый из вас способен найти способ за­

* Притч 11:24.
** Притч 19:17.
*** Деян 20:35.
**** 2 Кор 9:7,8.

~ЧЗ|«
работать на доброе дело, —сказала миссис Кит, улыба­
ясь детям.
Сирил с жаром принялся излагать свой план. Дон
прибавил, что и он заведет себе свинью для миссионе­
ров, только деньги отдаст не все.
—Тебе решать, отдать ли миссионерам больше, чем
десятую часть от ее цены, —сказал ему отец. —Только
если ты намерен отдать не все деньги, не говори тогда,
что это «свинья для миссионеров».
—Мама, —сказала Фэн, - хорошо будет, если я на­
зову одну из моих курочек «курочка для миссионе­
ров», и все деньги за нее и за ее яички отдам на бедных
язычников?
—Да, солнышко, думаю, очень хорошо! —ответила
миссис Кит, с любовью глядя на маленькое личико.
—Тогда я так и сделаю. Надеюсь, она будет нести
каждый день по яичку!
—Я тоже заведу себе курочку для миссионеров! —
закричала Эннис и захлопала в ладоши в восторге от
мысли, что свою лепту в общее дело внесет и она.
—Мы с Адой еще не придумали, что делать, —ска­
зала Зилла. —Но мы обязательно придумаем, как нам
заработать немного денег.
—Мама нам поможет. Правда, мамочка? —спроси­
ла Ада.
В ответ мать с радостью воскликнула:
—Ну, конечно, доченька!
Тут все заметили, что мистер Кит собирается что-то
сказать, и повернулись к нему.
—Мы можем дать миссионеру деньги уже сегодня
или завтра. У кого сколько есть?
У Сирила сразу сделалось несчастное лицо. Он был
транжирой, и деньги моментально утекали у него
сквозь пальцы.
—Я уже истратил все карманные деньги, — вздох­
нул мальчик, обращаясь к самому себе, затем толкнул
Ш
локтем младшего брата. —Дон, у тебя всегда есть день­
ги. Одолжи мне немножко!
—Нет! —остановил его отец. —Ты не станешь про­
сить в долг, даже на доброе дело. В следующий раз,
как только у тебя появятся деньги, отложи десятину
для Господа и расходуй эти деньги только на Него,
жертвуя на храм и на бедных. А кроме того, сынок,
мне бы хотелось, чтобы ты научился откладывать не­
много и на свои будущие нужды. Если ты будешь тра­
тить деньги бездумно, то всю жизнь проживешь в бед­
ности.
—А я вот не транжирю, —самодовольно похвастал­
ся Дон. —Я коплю!
—Да, я знаю. И часто волнуюсь, как бы мой млад­
ший сын не превратился с годами в человека скупого и
жадного, который копит и любит деньги ради денег.
Ты знаешь, что люди могут поклоняться деньгам, как
язычники поклоняются каменным и деревянным ис­
туканам?
—Правда, папа? —прошептал малыш. Лицо его по­
краснело, из глаз покатились слезы.
—Правда, Дон. И это куда хуже, чем легкомыслен­
но сорить деньгами, как Сирил, что, конечно, тоже
плохо. Библия призывает нас умертвлять «любостяжа­
ние, которое есть идолослужение»*. Попробуйте оба
откладывать деньги, «чтобы было из чего уделять нуж­
дающемуся»**, и чтобы печься «о добром перед всеми
человеками»***. В первую очередь мы должны отдать
Господу принадлежащую Ему десятую часть, потом
дать нашим близким то, что от нас требуется, а потом
помочь нуждающимся, насколько это в наших силах.
Не набивать добром амбары и кладовые, не вести празд-

* Кол 3:5.
** Еф 4:28.
***Рим 12:17.
ную жизнь и не объедаться, обпиваться и веселиться,
пока бедняки терпят горе и страдания.
— Как богач в Библии, —сказала Фэн. —Папа, он
был плохой человек?
— Может, он и не был плохим в мирском понима­
нии этого слова. Нам не говорят, что он был пьяницей,
богохульником или бесчестным, но он был эгоистом и
скупцом, заботился о вещах преходящих и не думал о
вечных ценностях. А эгоизм —это грех, так же как и
скупость. Они идут рука об руку и закрывают душе
путь на Небеса. В Библии говорится: «ни воры, ни ли­
хоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники —
Царства Божия не наследуют»*.
—А я думала, что лихоимцы —это те, кто хочет ото­
брать чужое богатство, —сказала Ада.
—И они тоже, —ответил отец. —Лихоимство —не­
умеренная любовь к наживе. Лихоимцы задирают це­
ны и копят богатства вместо того, чтобы помочь тем
людям, которым они вполне могли бы облегчить
жизнь. Если Господь щедро одарил нас, то мы, как его
управляющие, должны передать богатство другим.
Слушаю тебя, Руперт, что еще?
—У меня есть деньги. Я же копил на пианино, и мо­
гу сейчас отдать десятую часть.
— Очень хорошо! Кто еще может что-нибудь по­
жертвовать миссионеру?
—У меня есть немного карманных денег, которые
дала тетушка Уэлти, — сказала Милдред. —Жаль, что
сейчас не могу дать больше. Вот когда получу за
уроки... Но ведь это еще не скоро будет.
— У меня нет денег, - сказала Фэн, — но может
быть, получится продать яички. Сегодня у меня целая
дюжина.
—Я дам часть своих денег, —сказал Дон.

* 1 Кор 6:10.

136
—И я! И я! —сказали Зилла и Ада.
Миссис Кит тоже пообещала дать определенную
сумму. Мистер Кит добавил, что и он внесет свой
вклад и что, собрав деньги, они передадут их миссио­
неру до того, как тот уедет завтра после обеда.
— Папа, а можно молиться о земных благах? —
спросил Руперт.
—Зависит от того, для чего они тебе. Апостол Иа­
ков говорил: «Не имеете, потому что не просите. Про­
сите, и не получаете, потому что просите не на добро,
а чтобы употребить для ваших вожделений»*. Он упре­
кает молящихся не потому, что они просят (скорее на­
оборот, он пеняет им, что они не просят), а говорит,
что просят-то они не на то. Давайте посмотрим, что
сказано об этом в других местах Писания. Вот псалмо­
певец: «Если Господь не созиждет дома, напрасно тру­
дятся строящие его; если Господь не охранит города,
напрасно бодрствует страж. Напрасно вы рано встае­
те, поздно просиживаете, едите хлеб печали, тогда как
возлюбленному Своему Он дает сон»**. Во Второзако­
нии говорится: «но чтобы помнил Господа, Бога твое­
го, ибо Он дает тебе силу приобретать богатство»***.
Не можем мы преуспеть в этом мире без Божьей помо­
щи, если Он не благословит наших усилий. Мы можем
стараться преуспеть, мы можем молиться об этом, но
побуждения наши могут быть как праведными, так и
греховными. А Господь судит о нас по нашим моти­
вам: «Человек смотрит на лице, а Господь смотрит на
сердце»****.
—А какие побуждения правильные, папа? —спро­
сила Ада, как обычно серьезно и заинтересованно.

* Иак 4:2,3.
** Пс 126:1,2.
*** Втор 8:18.
**** 1 Цар 16:7.

137
—Желание печься «о добром перед всеми человека­
ми»*, желание помогать делу Божию —Церкви, жела­
ние помочь беднякам и нуждающимся. Многие стре­
мятся к богатству, чтобы жить припеваючи самим, до­
биться всеобщего уважения, либо получить власть над
людьми. Но из этих побуждений молиться о богатстве
нельзя. Апостол Иаков осудил именно такие мотивы.
Миссис Кит листала Библию:
—«Да возвеличится Господь, желающий мира рабу
Своему!»** — прочитала она вслух. — Господь хочет,
чтобы мы жили в мире и благоденствии, а значит, про­
сить об этом не может быть плохо, разве что мотивы у
нас греховные. В тех случаях, когда молиться о преус­
пеянии нельзя, нельзя ради него и работать. Христиа­
нин не должен принимать участия в том, на что нельзя
попросить Божьего благословения. Нам сказано, что
нужно быть «проворным в своем деле»***, а также что
«рука прилежных обогащает»****.
—Да, —заметил мистер Кит. —«В усердии не осла­
бевайте; духом пламенейте; Господу служите»*****.
Если у нас получается работать на благо и себе, и Богу,
и людям, как и велел Господь, —вот тогда мы можем
безбоязненно просить Его благословить наши труды.

* Рим 12:17.
** Пс 34:27.
*** Притч 22:29.
**** Притч 10:4.
***** Рим 12:11.

138
Глава 14

...Плаксивый школьник с книжной сумкой,


С лицом румяным, нехотя, улиткой
Ползущий в школу.

Вильям Шекспир.
Комедия «Как вам это понравится» *

о дня открытия новой школы миновала неделя,


и в ней уже вовсю шли уроки. Зилла и Ада при­
нялись за учебу с невиданным старанием и ин­
тересом, гонимые вперед желанием не отстать от од­
ноклассниц, а может быть, и обогнать их.
Они частенько просили Милдред помочь им с до­
машними заданиями, и та охотно помогала, что млад­
шие сестры очень ценили.
- С такой учительницей дома, - говорили они, -
мы просто обязаны стать первыми в классе. Ни у кого
из девочек нет родственницы, которая так понятно и
так терпеливо объясняла бы все трудные места.
—Я делаю для вас то же самое, что когда-то сделала
для меня мама, —просто отвечала на это Милдред. —
Если бы я с вами не занималась, это делала бы она.

* Перевод Т. Щепкиной-Куперник.

139
— Да, —говорили девочки, —и мамы такой ни у ко­
го в городе, да вообще ни у кого на свете нет!
Мальчики, привыкшие весь день проводить на све­
жем воздухе и даже уроки свои учившие на крыльце
или в тени деревьев, в классной комнате очень тоско­
вали.
Они часто жаловались матери и Милдред, как им
трудно, и женщины всегда находили добрые, ободря­
ющие слова и призывали ребят быть терпеливыми и
послушными. Они должны смириться с препятствия­
ми на пути к знаниям, которые так важны для того,
чтобы преуспеть в жизни. Они должны постараться и
усвоить все, что могут, чтобы вырасти мудрыми и при­
носить пользу, чтобы послужить Господу, ближним,
Родине и себе.
Мальчиков всегда старались оградить от дурного
влияния улицы, защитить от искушений, от дружбы со
злыми испорченными ребятами. Теперь настало время
испытания на крепость. Родители и старшая сестра с
беспокойством ждали результатов этого экзамена.
Дети выросли открытыми, потому что всегда чувст­
вовали, как важны для мамы с папой их маленькие ра­
дости и горести, их мечты и желания. И открытость
эта теперь стала для них лучшей охраной. Зачем им
скрывать что-то от тех, кто их любит и постоянно ими
интересуется? И поскольку мальчики рассказывали
все, многих глупостей им удалось избежать и многие —
исправить.
В первую же неделю Сирил умудрился рассердить
учителя. На все свои карманные деньги он накупил
пряников и конфет и щедро одарил ими одноклассни­
ков.
Ученики принесли сласти на урок, и учитель вскоре
заметил, что весь класс хрустит и чавкает.
Он тут же устроил обыск, конфисковал остатки уго­
щения и потребовал объяснений.
— Кто принес в класс сладости? — строго спросил
он.
—Я, сэр. Это я принес и раздал их ребятам. Не ру­
гайте остальных! —поднявшись с места, честно и му­
жественно признался Сирил, хотя щеки его и горели, а
сердце колотилось быстро-быстро.
—В таком случае вы будете наказаны и не пойдете
на перемену, а кроме того, останетесь на час после
уроков, — провозгласил суровый учитель. — Такого я
на своих уроках не потерплю!
Учитель не похвалил мальчика за то, что тот повел
себя храбро и не побоялся признать свою вину, а на­
оборот, в придачу к наказанию он строго отчитал Си­
рила и пригрозил, что в следующий раз высечет.
Сирил вернулся из школы возмущенный, сердитый
и, поскольку мамы дома не было, рассказал о своей
обиде Милдред. Он выложил ей всю историю от нача­
ла до конца и взволнованно вопросил:
—Как ему не стыдно наказывать меня за одно и то
же дважды? Он не пустил меня на перемену —разве
этого мало? А ведь я сам во всем сознался, как только
он спросил. И еще грозится меня высечь! Да меня в
последний раз шлепали, когда я был совсем малень­
ким! Какой будет позор, если он высечет меня сейчас,
когда я уже большой, да еще перед всем классом! Ни­
кто не имеет права ко мне прикоснуться, кроме папы
и мамы. Ничего у этого старикашки Пикока не вый­
дет. Пусть только попробует, я сам его вздую! Вот уви­
дишь!
—Ох, Сирил, Сирил! Нельзя с таким неуважением
говорить об учителе, которого выбрал для тебя отец! —
ответила Милдред, стараясь говорить спокойно, хотя
ей было очень трудно: она сама была возмущена суро­
вым и несправедливым наказанием, которому под­
вергся мальчик. Кроме того, ей показалось забавным,
как братишка хорохорится и грозится одолеть взрос­
141
лого мужчину. —Мне очень жаль, что ты потратил все
деньги и нарушил школьные правила.
— Ничего я не нарушил! — запальчиво ответил
мальчик. —Не было такого правила! Он про это только
сегодня нам сказал. И еще сказал, мол, я сам должен
был понимать, что такие вещи делать нельзя.
—Должен —это, конечно, чересчур. Но мне кажет­
ся, ты мог бы догадаться, если бы хоть на минутку ос­
тановился и подумал. Ты же знаешь, Сирил, мой лю­
бимый братик, папа и мама всегда тебе говорят, что
первым делом надо думать.
—Да знаю я, Милли. Только все равно ничего у ме­
ня не выходит. Такой уж я уродился легкомысленный.
Как быть?
—Не переживай, рано или поздно выйдет. Ведь мы
должны бороться со своими дурными наклонностями,
и Господь наш Иисус Христос нам поможет, если мы
Его попросим, —ответила Милдред, произнося святое
имя почтительно и тихо.
При этом разговоре присутствовал и Дон, который
ждал Сирила у школьных дверей, а потом братья вмес­
те шли домой.
— Милли! Мы не любим эту школу! — сказал Дон
устало и с отвращением. —Нам там плохо. Мы целыми
днями сидим взаперти, и даже шевелиться запрещено.
Скажи папе, пусть он разрешит нам учиться дома с то­
бой, как раньше.
—Да, Милли! Пожалуйста! — взмолился Сирил. —
И Фэн без нас скучно, одиноко. Ты не представляешь,
какими мы будем послушными! Станем прилежно за­
ниматься, ты с нами горя знать не будешь!
Милдред объяснила мальчикам, что все уже рас­
планировано до конца лета и изменить что-либо про­
сто невозможно.
— И уж, конечно, — сказала она с ободряющей
улыбкой, —мои младшие братья не какие-нибудь без­
142
вольные лентяи и не сдадутся при первых же труднос­
тях. Разве вы не знаете, что в жизни нам придется пре­
одолевать множество препятствий? И лучше всего
встречать их лицом к лицу, сохраняя мужество и жиз­
нерадостность, что бы ни случилось. «Ленивец гово­
рит: «Лев на дороге! Лев на площадях!»»*. Или вот еще:
«Путь ленивого — как терновый плетень»**. Не упо­
добляйтесь такому человеку!
— Значит, если человек сдается, потому что ему
трудно, то он лентяй?
—Именно так, Дон. И если нас так легко одолеть,
то вряд ли мы окажемся на небесах. Попасть туда не­
просто: ведь мы грешники по природе, живем в ис­
порченном мире и должны постоянно отражать напа­
дения сатаны и его прислужников. Мы должны под­
визаться добрым подвигом веры, держаться вечной
жизни, к которой мы и призваны***, стремиться «к
цели, к почести вышнего звания Божия во Христе
Иисусе»**** и «с терпением... проходить предлежащее
нам поприще»*****. Христос сказал: «Царство Небес­
ное силою берется, и употребляющие усилие восхи­
щают его»******.
—Милли, что это значит?
—Это значит, что для того чтобы попасть на небеса,
нужно очень-очень постараться.
—Милли, а как мы с Доном можем совершить та­
кой подвиг? —спросил Сирил. —Расскажи нам.
—Точно так же, как и взрослые. Нужно любить Гос­
пода Иисуса, верить Ему и изо всех сил стараться каж­

* Притч 26:13.
** Притч 15:19.
*** См. 1 Тим 6:12.
**** ф лп 3:14.
***** Евр 12:1.
****** Мф 11:12.
143
дый день и час верно служить Ему, неукоснительно ис­
полнять свой повседневный долг. Вот смотрите: глав­
ное для вас сейчас хорошо и добросовестно учиться в
школе, слушаться учителя, потому что обучать и вос­
питывать вас ему поручил наш папа.
—Да, наверное, ты права, —вздохнул Дон. —Только
после обеда я чуть не сбежал из школы, так мне хоте­
лось пойти погулять! Как хорошо сейчас на речке или
в лесу! Там птицы, цветы...
—Дон, милый, я все понимаю. Но уйти из школы
без разрешения очень плохо. Я передать не могу, как я
рада, что ты не поддался искушению!
Теперь, когда все собирали деньги для миссионера,
Сирил горевал, что так глупо растратил свои.
—Какой я дурак, что истратил все на конфеты, —с
сожалением сказал он Дону. —А все потому, что не по­
думал. Теперь я всегда сначала буду думать и постара­
юсь найти деньгам лучшее применение.
Фэн была еще мала, чтобы учиться, но для нее, как
и для мальчиков, школа тоже стала сущим наказани­
ем. Она очень скучала по Сирилу и Дону, с которыми
всегда была неразлучна. Кроме того, теперь не им, а
ей приходилось бегать с поручениями от матери и се­
стры, если те не могли ждать, когда вернутся домой
мальчики. А поскольку Фэн была девочкой робкой,
выполнять подобные задания ей было совсем не­
просто.
Было утро понедельника. Школьники отправились
учиться. Милдред в гостиной давала урок музыки.
Фэн ждала, когда мама послушает, как она читает.
Миссис Кит пришла и села за письменный стол.
—Фэн, рыбонька, мама хочет попросить тебя кое о
чем, —сказала она, берясь за перо.
—О чем, мамочка? —спросила девочка жалобно.
— Нужно отнести записку миссис Кларк. Сходишь
к ней прямо сейчас и скажешь, что дождешься ответа.
144
А на обратном пути забеги в лавку к Четвуду и Мокеру.
Там покажешь кусочек ситца, который я тебе дам, и
попросишь отрезать тебе ярд* такого же. Да, и еще
спроси, почем у них сегодня яйца, чтобы я знала,
сколько дать тебе за дюжину —ты ведь собралась по­
жертвовать деньги для миссионера.
—Ох, мамочка! —вздохнула девочка. —Мне не нра­
вится одной ходить в магазин. И миссис Кларк я сов­
сем не знаю. Я не хочу к ней идти.
—Мне очень жаль, что моя девочка такая застенчи­
вая. Попробуй преодолеть свою робость, нельзя идти у
нее на поводу. Если хочешь, можешь взять с собой Эн­
нис.
— Спасибо, мама. Только Эннис такая маленькая,
что мне все равно придется говорить самой.
— Ну что же, моя золотая! Ты очень хорошо гово­
ришь, когда перестаешь думать о том, как ты выгля­
дишь со стороны. Попробуй забыть о маленькой Фэн
Кит, а думай лучше о поручении, которое она должна
исполнить и о вопросах, которые ей нужно задать —и
ты увидишь, что все совсем не так трудно.
—Мама, мама! Пусть кто-нибудь другой пойдет!
Фэн отложила книжку, подошла поближе к матери
и умоляюще заглянула ей в лицо.
Миссис Кит, сворачивая записку, наклонилась к
дочери и нежно поцеловала ее в беленький лобик.
— Моя дочка пойдет с поручением, чтобы порадо­
вать мамочку и Иисуса. Мне больше некого послать, а
дожидаться, когда вернутся из школы мальчики, ни­
как нельзя.
—Иисус обрадуется, если я пойду?
—Да, солнышко, ведь Он наказал тебе чтить маму и
слушаться ее, а еще не думать о себе, когда тебя зовет
долг. Ты же понимаешь, что если сходишь в лавку, то

* Примерно 90 см. —Прим. ред.

145
получишь деньги на миссионера и поможешь язычни­
кам.
—Знаешь, мама, я бы им лучше как-нибудь по-дру-
гому помогла... Но я схожу, чтобы порадовать тебя и
Иисуса. Только пусть Эннис со мной сходит. П ой­
дешь, Эннис?
—Пойду! Пойду! Я очень хочу! —радостно ответила
малышка.
Этим утром миссис Кит было очень некогда, но она
помогла Эннис одеться, рассудив, что удовольствие,
которое доставит девочкам прогулка, стоит потрачен­
ного времени. Когда дети собрались, она вручила до­
чери записку и образец ситца, еще раз повторила по­
ручения и напоследок добавила:
—Вот что, Фэн, помни: ты идешь с заданием от ма­
мы и вся ответственность —на тебе, ведь Эннис еще
маленькая. А ты большая, и ты мамина помощница.
Я знаю, что ты рада мне помочь!
Ласковые, нежные слова на мгновение придали
робкому сердечку мужество, и обе девочки вышли из
дома с радостными лицами, однако улыбка на лице
Ф эн быстро угасла. А когда дети подошли к двери
миссис Кларк, сердце ее готово было выскочить из
груди.
Хорошо, что дверь была открыта, иначе никто не
услышал бы тихого робкого стука. Вручая записку,
Фэн еле слышно пробормотала все, что ей было веле­
но, так что хозяйке дома пришлось переспросить де­
вочку и наклониться к самому ее лицу, чтобы разо­
брать ее слова.
В магазине дела пошли еще хуже. Так и не оправив­
шись от неловкости после визита к миссис Кларк,
Ф эн запиналась и путалась. Она попросила дюжину
кусочков ситца и осведомилась, почем нынче ярд яиц.
Заметив, как искрятся от смеха глаза Уилла Четвуда
и расплываются в неудержимой улыбке его губы, она,
146
сгорая со стыда за ужасный промах, который только
что совершила, быстро надвинула шляпку как можно
ниже, почти на глаза. Щеки Фэн пылали, она готова
была разрыдаться.
— Наверное, тебе нужен ярд ситца такого же, как
тот, что у тебя в руке? И цена за дюжину яиц? —друже­
любно спросил ее Уилл Четвуд.
—Да, сэр. Мама так и сказала, —ясным, звонким
голоском ответила за сестру Эннис.
Фэн же говорить не могла и пряталась под полями
шляпки, а когда ей вручили пакет, быстро вышла на­
ружу.
Когда девочки вернулись, в общей комнате была
одна Милдред.
—А где мама? —спросила Эннис.
—В гостиной с мистером Господнем. Принесла си­
тец, Фэн? Ну-ка, дай я взгляну, — и тут, наклонив­
шись, она разглядела лицо сестренки. —Что с тобой?
Почему ты плачешь? —спросила она обеспокоенно.
—О, Милли, я ничего не могу поделать! Я не люблю
ходить с поручениями! —воскликнула Фэн и зарыдала
в голос.
Милдред притянула девочку к себе, вытерла ей сле­
зы, поцеловала в мокрую щеку и ласково расспросила,
что случилось.
—А мистер Четвуд надо мной смеялся! Я слышала!
Я туда больше никогда не пойду! —воскликнула Фэн,
завершая рассказ, и спрятала зареванное лицо на пле­
че у Милдред.
—Ох, сестричка моя милая! Не нужно обижаться! —
уговаривала ее Милдред. — Ты могла бы посмеяться
вместе с ним. Тетушка Уэлти всегда так делает. А она
точно так же все путает, как и ты.
—Тогда мне все равно, —подумав минутку, заявила
Фэн. —Правда-правда. Потому что тетя Уэлти —самая
хорошая на свете, после мамы, папы и тебя.
147
—Нет, Фэн, я —после тети Уэлти, мне до нее ой как
далеко! —улыбнулась Милдред, приглаживая растре­
панные волосы сестренки.
Эннис убежала в гостиную, и они остались вдвоем.
— Милли, —сказала Фэн, помолчав с минуту, —я
думала, Господь слышит наши молитвы.
—Так и есть, Фэн.
—Я имею в виду, Он их исполняет.
— Не всегда. Ведь мы часто просим о чем-то, что
может нам навредить, только мы об этом не догадыва­
емся, а Он знает. А почему ты спрашиваешь? Ты моли­
лась о чем-то и не получила ответа? Может быть, еще
слишком рано. Обычно нужно проявить терпение и
молиться снова и снова, и только потом приходит от­
вет. И поверь мне, иногда все происходит гораздо луч­
ше, чем мы просили.
—Знаешь, Милли, —медленно сказала Фэн, поко­
лебавшись, —я молилась, чтобы миссис Кларк не ока­
залось дома, а она там была.
Милдред с трудом удержалась от улыбки.
—Ты молилась не о том, сестричка, —сказала она, —
потому что, видишь ли, ты думала только о себе, и это
было все равно, что ослушаться мамы: ведь если бы
Бог ответил на твою молитву, ты не смогла бы испол­
нить мамино поручение.
—Милли, а об этом я и не подумала! —покаянно от­
ветила Фэн. —Я больше не стану так молиться.
—Да, так молиться не надо. Тебе гораздо лучше мо­
литься о том, чтобы преодолеть робость. И мы с тобой
будем просить об этом Отца нашего Небесного вместе!
Глава 15

Отдано сердце мое, и путь мой навеки начертан...

Генри Уодсворт Лонгфелло.


Поэма «Эванджелина» *

еренесемся на пять лет вперед. За это время в

П семействе Китов особых изменений не произо­


шло, разве что такие, что случаются со всеми.
Морщинки на лбу у мистера Кита стали глубже, а
волосы на висках поседели. Тревоги, неизбежно со­
провождающие нашу земную жизнь, наложили на не­
го гораздо больший отпечаток, чем на его невозмути­
мую жену, которая привыкла уповать на Господа, во
всем Ему доверяться, возлагать на Него все свои печа­
ли и свято верить, что Он позаботится о ней и что «лю­
бящим Бога, призванным по Его изволению, все со­
действует ко благу»**. Она нисколько не постарела с
того дня, как Милдред вернулась из Розленда.
Для того чтобы прокормить, одеть и выучить детей,
мистеру и миссис Кит все эти годы приходилось мно­

* Перевод Г. Кружкова.
** Рим 8:28.
го и тяжело трудиться. И труд их вполне оправдался,
но для достижения успеха потребовались правильная
организация жизни, строгая самодисциплина, жест­
кая экономия и напряженная работа.
Руперт окончил колледж и в тесном сотрудничест­
ве с доктором Гранджем занялся торговлей лекарст­
вами.
К великой радости Милдред деньги, которые ей
удалось заработать уроками музыки, помогли опла­
тить учебу брата. Руперт согласился на это очень не­
охотно, а когда принял деньги, ясно дал понять, что
однажды вернет долг сторицей:
—Я твой вечный должник, Милли! Мне кажется, я
никогда не смогу отблагодарить тебя за твою сестрин­
скую доброту.
—Сможешь, - ответила Милдред, с улыбкой глядя
на брата, —если проявишь братскую доброту к Сирилу
и Дону.
—Конечно! Я обязательно так и сделаю, —отозвал­
ся Руперт с искренней готовностью.
Теперь, пять лет спустя после этого разговора, они с
Милдред радовались мысли, что основная часть их за­
бот уже в прошлом. Зилла и Ада окончили школу, но
продолжали заниматься с Милдред. Было решено, что
Ф эн и Эннис будут учиться дома под руководством
старших сестер. Так что родителям приходилось пла­
тить только за образование Сирила с Доном, однако
старшие сын и дочь собирались взять на себя большую
часть расходов.
На семейном совете постановили, что Руперт для
начала сам встанет на ноги и будет оплачивать учебу
мальчиков, когда те поступят в колледж, а Милдред
сможет помогать уже сейчас. Она по-прежнему давала
уроки, которые приносили весьма неплохой доход.
Милдред нередко очень уставала, но не сдавалась,
ибо радость от того, что она помогает своим дорогим
родителям, с лихвой вознаграждала ее за самоотвер­
женность и все тяготы преподавательской работы.
Город за пять лет сильно разросся, и в нем появился
профессиональный учитель музыки, однако Милдред
пользовалась такой хорошей репутацией, что недо­
статка в учениках не испытывала.
О Чарльзе Ландрете все эти долгие годы она ничего
не слыхала, и все же сердце ее хранило верность исчез­
нувшему любимому.
Милдред не пряталась от людей и с радостью участ­
вовала в невинных развлечениях, которые были приня­
ты у молодежи ее круга. Она всегда была жизнерадостна
и весела, часто смеялась и шутила, и если кто-то из дру-
зей-джентльменов вызывался ее проводить, не отказы­
валась, но никогда не принимала ничьих ухаживаний.
Два-три кавалера пытались было позвать ее замуж, од­
нако в ответ получили самый решительный отказ.
Уоллес Ормсби по-прежнему оставался добрым
другом семьи и через два года после первого объясне­
ния, видя, что его счастливый соперник так и не объя­
вился, вновь предложил Милдред руку и сердце. По­
лученный ответ убедил его, что все дальнейшие по­
пытки завоевать девушку бесполезны. Погоревав не­
которое время, он смирился и в конце концов обратил
свой взор на другую юную леди, причем его выбор не­
мало порадовал Милдред.
Уоллес работал вместе с мистером Китом, и ей
очень хотелось, чтобы молодой человек вошел в их се­
мью: ведь она не кривила душой, когда говорила, что
любит его как брата.
Зилла и Ада расцвели и превратились в прекрасных
девушек. Зилла была красивее и живее Ады. Ее просто
переполняли веселье и радость. Остроумная и наход­
чивая, она становилась душой любой компании.
Ада была спокойнее и сдержаннее, и это ей очень
шло. Она была девушкой умной, с безупречно благо­
родными чертами лица. Сестры были неразлучны, и
Уоллес Ормсби пользовался любой возможностью,
чтобы составить им компанию.
Городские сплетницы любили посудачить на тему
«за кем он все-таки ухаживает»: ведь не в обеих же сес­
тер он влюблен, в самом деле! Милдред видела эту тро­
ицу чаще любопытных кумушек, к тому же сестрин­
ская любовь обострила ее наблюдательность: она уже
ответила для себя на этот вопрос и радовалась, что на
сей раз, по всей видимости, поток любви струится
мирно.
Разбилась на пары и небольшая компания, к кото­
рой принадлежали Милдред и Уоллес: было объявле­
но, что Клодина Четвуд помолвлена с Йорком Моке-
ром, а Люсилла Грандж —с Уиллом Четвудом.
Как-то днем после обеда дамы собрались вместе у
миссис Прайор, чтобы сшить вещи для отправки мис­
сионерам. Семейство Китов всегда принимало в бла­
готворительных делах самое деятельное участие. Не
стало исключением и сегодняшнее благое начинание.
Вся женская половина семьи несколько дней жила
под девизом «Все для посылки!» Каждая стремилась
внести свою лепту. Три старшие сестры вовсю работа­
ли иглами, сидя в гостиной миссис Прайор среди про­
чих швей. Марсия осталась дома: она дошивала одеж­
ду, а две младшие девочки, расположившись возле ма­
тери, обметывали полотенца.
В сборах принимал участие весь приход. Большая
гостиная миссис Прайор была полна. Дамы расселись
отдельными кружками в зависимости от интересов.
Милдред, Клодина и Люсилла сели вместе. Совсем
молоденькие девушки, в том числе Зилла с Адой, уст­
роились в другом углу. Третий кружок состоял из жен­
щин постарше.
Три головки в первом кружке склонились друг к
другу: девушки о чем-то горячо спорили, но говорили
152
они так тихо, что остальным ничего не было слышно.
Однако некоторые особы из других кружков высказы­
вали догадки, похожие на правду.
—Думаю, они обсуждают свадьбы, —шепотом ска­
зала одна пожилая дама соседке, кивнув головой в сто­
рону тех, о ком говорила.
— Скорее всего, — ответила вторая. — Не знаете,
когда?
—Нет, но думаю, уже скоро. Не вижу, зачем им тя­
нуть.
— Разве что они ждут, когда решатся Милдред с
Уоллесом, чтобы организовать все три свадьбы в один
день. Это будет так необычно, так мило! Не правда ли?
—Милдред с Уолессом вряд ли поженятся. Я и сама
раньше думала, что из них выйдет прекрасная пара,
однако сейчас все изменилось. Ясно, как Божий день,
что теперь он предпочитает одну из младших сестер.
—Милдред тоже молодая, на вид ей больше двадца­
ти не дашь. А ведь ей, наверное, уже двадцать три —
двадцать четыре.
—Да, не меньше, но выглядит она восемнадцати­
летней. Интересно, она что —решила остаться старой
девой? Если я хоть что-то в этом понимаю, одно время
Уоллес любил ее до самозабвения. Говорят, ей делали
предложение и другие достойные люди.
—Не сомневаюсь. Конечно, Милдред не такая кра­
савица, как Зилла, и все же она очаровательна. В нее
невозможно не влюбиться, если у мужчины есть хоть
капля вкуса. Отчего же она отвергла Уоллеса? И юно­
ша привлекательный, и партия во всех отношениях
прекрасная.
—Возможно, сердце Милдред осталось на Юге. Мне
показалось, что после возвращения она переменилась.
Да и миссис Кит не спешит выдать дочку замуж. Оно и
понятно, ведь лучшей дочери и сестры во всем свете
не найдешь. Я много раз слышала, как Марсия гово­
Ш
рила, что просто не представляет, как она справилась
бы без Милдред.
— Так оно и есть, — вмешалась в разговор миссис
Прайор. — Остальные дочери Китов, конечно, пре­
красные девушки, однако с Милдред ни одна не срав­
нится. Люди судачат, отчего это мистер Господень ос­
тался холостяком. А я вам вот что скажу: хоть навер­
няка мне ничего не известно, но я полагаю, что он
сватался к Милдред и получил отказ. А другой ему не
надо!
—Она просто родилась, чтобы стать женой священ­
ника! — заметила соседка пожилой дамы, затеявшей
разговор.
—Да, матушка из нее вышла бы идеальная, не со­
мневаюсь, —ответила миссис Прайор. —Но я не осуж­
даю Милдред за то, что она отказала мистеру Господ­
ню (если, конечно, я правильно представляю себе, что
произошло). Жить с ним тяжело, он для нее староват и
к тому же до невозможности рассеянный и такой
странный!
А Милдред с подружками действительно говорили
о подготовке к свадьбам. Обе пары хотели пожениться
в один день. Невесты были совсем не против, но роди­
тели каждой девушки хотели, чтобы церемония про­
ходила у них дома.
—Папа говорит: это же очевидно, что свадьба долж­
на быть у нас дома, потому что он и дочь выдает за­
муж, и сына женит, —сказала Клодина. —Однако док­
тор Грандж ничего не хочет слушать.
—Не хочет, —подтвердила Люсилла Грандж. —Они
с мамой считают, что свадьбу всегда справляют в доме
невесты.
—А не проще ли вам пожениться в церкви? —спро­
сила Милдред.
— Если мы все-таки устроим двойную свадьбу, то,
наверное, так и сделаем, —ответила Клодина. —Мил­
дред! А вот если бы и вы с Уоллесом решили поже­
ниться, мы бы организовали тройную свадьбу! Ах, как
было бы здорово!
—Да! —подхватила Люсилла. —Что вам мешает?
— Много чего, — ответила Милдред, улыбаясь и
краснея. —Думаю, тогда три, а может, даже четыре че­
ловека, остались бы несчастными на всю жизнь.
—О чем ты, Милли? Все эти годы я была уверена,
что Уоллес тебя боготворит! —с удивлением восклик­
нула Клодина.
Милдред в ответ только тихо улыбнулась.
— Скажу больше: скорее всего, он тебе уже сделал
предложение, — продолжала Клодина игриво. — Так
что, будь добра, соглашайся поскорее с моим планом.
Потому что он превосходен! Правда, Лу?
—Замечательный план! - воскликнула Люсилла. —
Милдред, ну, пожалуйста! Так будет хорошо!
—Я бы с удовольствием, девочки! - ответила Мил­
дред, и в глазах ее заплясали смешинки. — Но ничем
не могу вам помочь. Что бы вы ни думали, я совсем не
нужна Уоллесу, равно как и он мне.
—Значит, у вас обоих совершенно нет вкуса. Я лич­
но считаю, что вы прекрасная пара! - ответила Клоди­
на с притворным недовольством.
И молоденькие девушки тоже весело болтали, под­
дразнивая друг друга, как это водится у вчерашних
подростков, и легко перескакивая с одной темы на
другую: школа, развлечения, наряды и кавалеры.
Зашел разговор и о Зилле с Адой.
—За кем из вас ухаживает Уоллес Ормсби? —спра­
шивали девушки.
—За обеими! —с иронией ответила Ада. —А что? Он
большой оригинал и не любит следовать общеприня­
тым правилам.
—К тому же он знает, что мы не можем жить врозь, -
добавила Зилла, краснея и улыбаясь.
— Глупости! Он не может жениться сразу на двух.
Так кто из вас?
—А давай ты лучше у него спросишь, —предложила
Зилла, покраснев сильнее.
— И спрошу! Думаешь, не осмелюсь? Прямо сего­
дня вечером спрошу, если увижу, —продолжала драз­
нить ее мучительница.
Среди дам было заведено собираться на шитье сра­
зу после обеда, делать перерыв на чай, а потом еще ра­
ботать до девяти-десяти часов вечера, причем на
последний час или два к женской компании присое­
динялись мужчины. Эта традиция преследовала две
цели: во-первых, заинтересовать джентльменов в бла­
готворительной деятельности и получить от них вспо­
моществования, а во-вторых, обеспечить каждой даме
провожатых до дома.
В этот вечер общество собралось большое. Среди
новоприбывших джентльменов был и Николас Рэн-
скваттл, который вошел в гостиную, раскланиваясь со
всеми направо и налево.
—Добрый вечер, леди! Счастлив всех вас увидеть!
Затем распрямившись и по старой привычке высо­
ко задрав подбородок, так что изрядно полысевший
затылок совсем запрокинулся назад, Николас обвел
тусклыми серыми глазками присутствующих.
—Тебя высматривает, —шепнула Зилле соседка. —На
днях я слышала, как он говорил какому-то приятелю,
что отобьет тебя у Уоллеса Ормсби. Смотри! Он идет
прямо к нам! Можешь гордиться своей победой, Зилла!
— Не могу. Я совсем не уверена, что завоевала его
сердце, Салли. — ответила Зилла насмешливо. — Но
даже если и так, я всего лишь одна из многих его воз­
любленных.
Салли рассмеялась и согласно кивнула, а Николас
Рэнскваттл тем временем придвинул стул и уселся
прямо между Зиллой и Салли.
Всем было прекрасно известно: как только в городе
появляется новая девушка или достигает брачного
возраста местная прелестница, Николас тут же прини­
мается за ней ухаживать и вскоре предлагает ей руку и
сердце. Пока еще выйти замуж за Николаса не согла­
силась ни одна из его избранниц: он и в молодости ни­
когда не пользовался успехом у прекрасного пола, а
теперь тем более. За его спиной девушки беспощадно
смеялись над странной походкой и невзрачной внеш­
ностью мистера Рэнскваттла, но больше всего —над
его безграничным тщеславием, самодовольством и са­
монадеянностью. Они называли его за глаза «Дедуля
Ник» и «Плешивый Орел».
—С вашего позволения, леди, я устроюсь меж вами,
подобно шипу меж двух прелестных роз, —произнес
Николас с низким поклоном и сел.
— Лишь бы вы приносили пользу, мистер Рэн-
скваттл, —ответила Салли, передавая ему нить, кото­
рую надо было вдеть в иглу. —Ведь и шипы зачем-то
нужны, надо полагать.
—Да, мисс Раш, шипы защищают розы, и я с радо­
стью им уподоблюсь.
—Защищают от кого? —сухо поинтересовалась Зил­
ла.
—От грубых и неосторожных рук, которые сорвут
розу с родной ветки ради одной лишь прихоти, чтобы
тут же небрежно бросить ее и погубить, — Николас
многозначительно глянул в сторону Ормсби, кото­
рый как раз входил в гостиную и здоровался с хозяй­
кой.
Уоллес перехватил его взгляд и, заметив, с кем ря­
дом сидит Николас, гневно вспыхнул.
—Роза все равно завянет, неважно сорвали ее или
нет, —заметила Салли. —И тот, кто ее срывает, спаса­
ет розу от напрасного одинокого увядания.

#5%s
—Вам увядание не грозит, мисс Раш, —галантно от­
ветил кавалер.
—Не знаю, —со смехом ответила она, качая голо­
вой. —Вдруг тот, кто придет за розой, напорется на
шип.
Уоллес нашел свободное место рядом с Милдред, и
та заметила, что, беседуя с ней, он то и дело недоволь­
но поглядывает в сторону Зиллы.
Милдред сложила шитье.
—Вы уже уходите? —удивился он. —Гости начнут
расходиться не раньше, чем через полчаса.
—Знаю, но я обещала посидеть сегодня ночью с
миссис Смит, она очень больна.
К ним подошла Ада:
—Милли, я пойду домой. Мама там одна, а я могу и
дома дошить.
—Но Ада, я тоже ухожу, не можем же мы бросить
Зиллу одну. Как она пойдет домой?
—Руперт скоро придет, и...
—Позвольте мне проводить вас обеих, а потом я
вернусь за Зиллой, —сказал Уоллес вполголоса.
Его предложение было принято, и троица тихо вы­
шла из комнаты. Миссис Смит жила рядом с миссис
Прайор, так что сперва они проводили Милдред, а по­
тому Уоллес довел до дома Аду.
Он собирался проститься с ней и поскорей вер­
нуться назад, чтобы доставить домой Зиллу, но мистер
Кит пригласил его войти, сославшись на дело чрезвы­
чайной важности, и продержал молодого человека,
который сидел как на иголках, больше часа.
Тем временем Рэнскваттл воспользовался удобным
случаем и предложил Зилле проводить ее до дома.
Зилла, не желая показаться невежливой, к великой
своей досаде вынуждена была согласиться.
—Предупрежден —значит, вооружен, —сказала она
самой себе, вспоминая речи Салли. —Мне, конечно,
придется постараться, но с признанием ничего у тебя
сегодня не выйдет! — и она принялась болтать без
умолку. Она несла несусветную чушь, лишь бы не дать
своему спутнику открыть рот. Они уже подошли к ка­
литке дома Китов, а Плешивому Орлу все никак не
удавалось сказать то, что он намеревался.
Приглашать своего провожатого в дом Зилла не со­
биралась:
—Спокойной ночи, мистер Рэнскваттл, —весело
прощебетала она, отпустив его руку и быстро впархи­
вая в калитку, которую он для нее открыл. —Благода­
рю вас за вашу любезность...
—Извините, мисс Зилла, но я задержу вас еще на
минутку. Мне нужно сказать вам кое-что важное, —за­
явил он, даже не дав ей закончить фразы. —Вы очень
милая и очаровательная девушка.
—Да, и для меня это вовсе не новость! Я слышала
об этом много раз! —перебила она его со смехом и от­
ступила назад, готовая броситься в дом.
—Само собой, но вряд ли вы слышали это от столь
преданного почитателя, как ваш покорный слуга.
Мисс Зилла, я готов отдать вам свое сердце, руку и со­
стояние. Готов сложить все, что у меня есть, к вашим
ногам!
—Не стоит, мистер Рэнскваттл, —опять перебила
Зилла, продолжая потихоньку пятиться к дому. —Та­
кие ценности не стоит складывать на землю, вдруг
кто-нибудь наступит и раздавит!
—Вы меня, наверное, не поняли? —спросил Нико­
лас, дивясь Зиллиной недогадливости. —Я прошу вас
выйти за меня замуж. Согласны? Только не отвечайте
прямо сейчас. Подумайте, а я загляну к вам завтра,
чтобы услышать вынесенный вами приговор.
Он поклонился, собираясь уйти, но тут Зилла оста­
новила его. Гордо выпрямившись, она спокойно и хо­
лодно проговорила с твердой решимостью:
159
— Не нужно вам ко мне заглядывать, мистер Рэн-
скваттл! Мне ни к чему обдумывать ваше предложе­
ние, и ответ я вам дам прямо сейчас. Мое сердце ни­
когда не будет принадлежать вам, а значит, и руку мою
вы не получите. Спокойной ночи, сэр! —и повернув­
шись, легкой походкой быстро пошла к дому.
В передней она столкнулась с Уоллесом, который
только что вышел от мистера Кита, оставив старшего
партнера сидеть над бумагами.
—Зилла! —воскликнул он. —Что с вами? Что случи­
лось?
—Почему вы спрашиваете? С чего вы взяли, что что-
то случилось? —ответила девушка, отворачивая лицо.
—Вы покраснели, и вид у вас рассерженный! Если
кто-то посмел вас обидеть, то я...
—Уоллес! Какая чепуха! —воскликнула она и не­
много нервно рассмеялась.
—Ну что же! Я рад, что ошибся, —сказал он. Наде­
юсь, никто не посмел вас огорчить. Я собирался вер­
нуться на собрание, хотел вас проводить до дома, но, к
несчастью, меня задержал ваш отец. Однако еще рано,
и вечер такой чудесный, лунный. Не хотите пойти
прогуляться со мной?
—Подождите немного, я только скажу маме.
Милдред пробыла у миссис Смит недолго. Обнару­
жив, что в ее помощи не нуждаются, она вернулась до­
мой и уже собиралась лечь в постель. Девушка задула
свечу и напоследок подошла к окну —полюбоваться
сказочно красивой лунной ночью. Вдруг дверь ти­
хонько отворилась, и Зилла, бросившись на шею к
старшей сестре, спрятала лицо у нее на плече.
—Ты вся дрожишь! —Милдред обняла сестренку за
тоненькую талию. —Что-то случилось?
—Ох, Милли, давно я так не смеялась, как в по­
следние два часа! —Зилла отстранилась от Милдред и
заглянула ей в лицо, пританцовывая от радости. —Ка­
160
жется, судьбе угодно, чтобы я была на вторых ролях,
по крайней мере, что касается сердечных дел. Сегодня
вечером я получила предложения руки и сердца от
двух твоих бывших кавалеров!
—Быть того не может! Надеюсь, ты не согласилась
выйти сразу за обоих, —рассмеялась Милдред.
—Не за обоих, нет, но за одного, —прошептала Зил­
ла, засмеявшись тихо и радостно, и даже в лунном све­
те было видно, как она краснеет. — Милли, дорогая!
Я так счастлива! И не имеет никакого значения, что я
беру того, от которого отказалась ты. Я не достойна
Уоллеса и ни на кого его не променяю!
—Уоллес? Зилла, сестричка моя дорогая, как же я
рада! Я больше не буду мучиться из-за того, что его от­
вергла! Я смогу назвать его своим братом! А таким бра­
том можно только гордиться.
—Да, а я необычайно благодарна тебе, что ты его
отвергла, да и он тебе за это теперь благодарен! —под­
дразнила Зилла сестру и вновь заплясала от радости.
—Не сомневаюсь! Значит, теперь у нас все-таки бу­
дет тройная свадьба?
—О чем это ты? —удивилась Зилла. —Про свадьбу
мы еще ничего не решили.
—Да, конечно. Так быстро вам не успеть, —ответи­
ла Милдред и объяснила, что она имеет в виду. —Но
ты не сказала, кто еще сделал тебе предложение.
—А сама не догадываешься? —засмеялась Зилла. —
Разве ты не знаешь, что Плешивый Орел по прежнему
ищет себе пару?
—Дедуля Ник? С ума сойти! Расскажи мне, пожа­
луйста, эту историю целиком! —попросила развесе­
лившаяся Милдред.
—Да все было точно так же, как и с тобой! —смеясь,
ответила Зилла и подробно рассказала сестре, как ми­
стер Рэнскваттл ее провожал, и как они побеседовали
у калитки.
161
6 Милдред: годы ожидания
Затем, пожелав Милдред спокойной ночи, она по­
бежала к себе и поведала о предложении Николаса
Аде, завершив рассказ словами:
—Скоро и твой черед настанет. Можешь быть уве­
рена! Дедуля наш не дремлет, так что готовься.
—Мне не к чему готовиться, —сухо ответила млад­
шая сестра. —Но ты ведь потом гуляла с Уоллесом. Что
он тебе сказал?
—Всего и не упомнишь, но... Ада, сестренка моя
любимая, отпусти меня к нему!
Последние слова она произнесла почти шепотом,
обняла сестру за шею и прижала губы к ее уху.
—Я так и знала, что все к тому идет! —вздохнула
Ада, обнимая и целуя Зиллу, и из глаз ее полились сле­
зы. —Кажется, счастье мое миновало!
—Нет, нет! Не говори так, родная моя, хорошая! Са­
мое лучшее еще впереди! И на твоем пути встретится
любовь, как она повстречалась мне, и

«О нет! Ничто на свете не затмит,


Любовь, твой сон»*.

* Томас Мур. «Сон юной любви». Перевод А. Курсинского.


Они счастливей всех, кого соединила
Фортуны благосклонная звезда:
Их жизни и сердца любви великой силой
Единым целым стали навсегда.

Джеймс Томсон. «Времена года. Весна»

В
этот вечер Уоллес Ормсби испросил позволения
еще раз переговорить с мистером Китом. Полу­
чив его, молодой человек изложил старшему
партнеру свою просьбу: принять его в семью и отдать
ему бесценное сокровище.
Мистер Кит очень удивился и разволновался:
—А я и не заметил, что девочка моя выросла! —ска­
зал он. —Не представляю, как я смогу ее отпустить...
Даже с тобой, Уоллес.
—Но, сэр, я же не собираюсь ее увозить в чужедаль­
ние края!
—Да, действительно... Ты прав. Однако нужно ведь
и у матери спросить! Подожди, я ее позову.
Пришла миссис Кит, и Уоллесу пришлось повто­
рить свою просьбу.
Глаза Марсии наполнились слезами, и она с мину­
ту помолчала. Затем протянула молодому человеку
руку.

163
6*
—Ты уже давно стал мне как сын, Уоллес, —сказа­
ла она. —И я без колебаний готова доверить тебе сча­
стье дочери. Но все же мне очень тяжело с ней расста­
ваться!
—Не думайте так, дорогая миссис Кит, —ответил
молодой человек с глубоким уважением, взял руку
Марсии и поднес ее к губам. —Скажите себе лучше,
что вы обретаете еще одного члена семьи, еще одного
сына. Я буду счастлив называть вас матерью!
—А я стану гордиться таким сыном, — ответила
миссис Кит с материнской улыбкой. — Но оконча­
тельное решение —за Зиллой.
—Значит, бояться мне нечего: у нее спрашивать уже
не надо, —радостно ответил Уоллес.
По правде говоря, против этого брака не возражал
никто, и у юных влюбленных все шло гладко и счаст­
ливо.
На следующий день Уоллес примчался к невесте,
сияя от радости и пылая нетерпением.
—А, вот ты где, тебя-то мне и надо! —воскликнул
он, застав возлюбленную в гостиной за фортепиано. —
Поскорей надевай шаль и шляпку! Пойдем со мной!
—Куда? —спросила Зилла, и глаза ее засветились от
радости.
—Всего лишь на другую сторону улицы. Посмот­
реть дом Миллера. Он почти достроен, и хозяин готов
его продать.
—А что, и покупатели уже есть? —спросила невес­
та, как обычно немного насмешливо, вышла в перед­
нюю, сняла с вешалки шляпку и завязала ее, а Уоллес
тем временем набросил ей на плечи шаль.
—Думаю, мы сможем ответить на этот вопрос после
того, как посмотрим дом, —сказал он с улыбкой.
Вскоре оказалось, что покупатели действительно
есть. Уютный, милый, удобный коттедж прямо напро­
тив дома Зиллы словно был построен специально для
молодых. Семейство Китов в полном составе пришло
его посмотреть и вынести свой вердикт. Коттедж по­
нравился всем, так что купчую подписали тут же.
—Теперь нам предстоит уладить другое, более важ­
ное дело, —прошептал Уоллес на ушко невесте.
—Никакой спешки нет, —ответила Зилла, покрас­
нев.
—Знаешь, дорогая, может быть, стоит и поспешить.
Примерно через месяц в нашей церкви состоится
двойная свадьба. Мне бы хотелось, чтобы она стала
тройной, —Уоллес старался говорить весело и убеди­
тельно. —Две другие пары тоже «за». Так что дело за
тобой. Соглашайся, сердце мое! К чему тянуть?
—Меня пугает такая спешка, —сказала Зилла, отво­
рачивая покрасневшее лицо.
—Не понимаю, что тут страшного, —ответил он ра­
зочарованно и грустно. —Неужели ты боишься дове­
рить мне свое счастье?
—Просто мужчины и женщины устроены по-раз-
ному. Давай не будем ссориться и предоставим решать
этот вопрос папе с мамой, хорошо?
И она повернулась к жениху с такой ласковой и ми­
лой улыбкой на устах, что он тут же согласился и под­
твердил свое согласие долгим поцелуем.
Отец с матерью были единодушны:
— Подождите хотя бы следующей весны. Вы оба
еще очень молоды. Да и мы не можем вот так взять —и
сразу расстаться с дочерью!
—Что значит расстаться? Она просто перейдет че­
рез улицу, —вздохнул Уоллес и, все еще не смирив­
шись, предложил, чтобы они с Зиллой поженились че­
рез месяц и до весны пожили под отцовской крышей.
Его предложение вежливо отвергли, и свадьба была
отложена до следующей весны.
Близким друзьям сообщили о помолвке, и обе па­
ры, участвующие в двойной свадьбе, горячо убеждали
165
Уоллеса и Зиллу поторопиться и присоединиться к
ним, но вскоре поняли, что это бесполезно.
Так что через месяц в церкви венчались две пары.
Затея молодых удалась на славу. Свадьбы отпразднова­
ли с размахом, невиданным для такого маленького го­
родка, как Плезант Плейнз. Торжественные обеды в
честь новобрачных были даны у Четвудов, потом у
Гранджей, потом у Китов и еще в двух домах. Затем
жизнь вновь вернулась в привычное русло, и остаток
осени и зимы прошел в обычных заботах.
Семейство Китов вело тихую жизнь. Как всегда, все
его члены, не унывая, трудились. У них по-прежнему
часто бывал Уоллес, но почти все время он проводил с
Зиллой. Принимали его теперь уже совсем как своего.
Для наших друзей настали хорошие времена. Все
эти годы они старательно работали, исправно платили
десятину и на своем собственном примере доказали
справедливость библейских утверждений: «рука при­
лежных обогащает»*, и «наполнятся житницы твои до
избытка, и точила твои будут переливаться новым ви­
ном»**. Этой осенью юристы мистер Кит и мистер
Ормсби с успехом провели несколько сложных дел,
которые принесли им и славу, и деньги. Город быстро
рос, дела шли в гору, а стоимость земли, которую Ки­
ты несколько лет назад купили за бесценок, резко
возросла.
У Руперта дела тоже процветали, и оба они с отцом
уговаривали Милдред отказаться от учеников: теперь
не было ни малейшей необходимости, чтобы она ра­
ботала.
Их поддерживала и миссис Кит, однако Милдред
упрашивала родителей, чтобы они позволили ей про­
должить уроки. Она говорила, что не может сидеть

* Притч 10:4.
** Притч 3:10.

т
сложа руки, что привыкла работать и полюбила свое
дело.
—Кроме того, —добавляла она шутливо, —мне нра­
вится, что я могу отложить кое-что на черный день.
Замуж я вряд ли когда-нибудь выйду, а так обеспечу
себе безбедную старость. И вообще, почему я не могу
работать, как мужчины? Занимаясь серьезным делом,
я чувствую себя счастливой, полезной и независимой.
И Милдред позволили работать. Она не отнимала
заработок у тех, кто в нем действительно нуждался,
ибо учеников в городе хватало на всех. Эффи Пре­
скотт теперь тоже преподавала музыку и считалась
хорошей учительницей. Она была очень рада и не­
сказанно благодарна, что может заработать себе на
кусок хлеба преподаванием, ведь для тяжелой работы
она не годилась. Отец Эффи был небогат, и для него
стало большим облегчением, что дочь обеспечивает
себя сама.
—И все это сделала ты! —снова и снова повторяла
она Милдред. —Ты помогла мне, и я никогда не устану
тебя благодарить.
—Эффи, прекрати, в самом деле! —неизменно от­
вечала Милдред. —Ты со мной честно за все расплати­
лась. Не благодари меня! Ты с Божьей помощью доби­
лась всего сама! Скажи спасибо своему трудолюбию,
энергии, упорству и талантам, которыми наградил те­
бя Бог. Поблагодари Господа, да и себя тоже, потому
что ты их неустанно развивала.
Все семейство Китов было занято обустройством и
меблировкой уютного коттеджа напротив, а также
шитьем приданого для Зиллы. Каждый старался вне­
сти в этот труд свой вклад.
О грядущем бракосочетании говорил весь дом.
О нем было известно даже маленьким братьям и сест­
рам, которые умели хранить секреты. Не то чтобы Ки­
ты и Уоллес особо скрывали от посторонних подготов­
167
ку к свадьбе, но им просто не хотелось, чтобы город­
ские сплетницы принялись судачить об их делах на
каждом углу. Недостатка в кумушках, которые всегда
знают о вас больше, чем вы сами, в их городе (как,
впрочем, и в любом другом) не наблюдалось.
Милдред радовалась счастью молодых как никто
другой. Она искренне интересовалась их делами, по­
могала советами, не жалела денег и работала не покла­
дая рук, чтобы свадьба удалась на славу. Она гордилась
красотой Зиллы и нисколько ей не завидовала, хотя
прекрасно знала, что сестра гораздо красивей ее.
— Как хороша будет Зилла в подвенечном наряде! —
часто говорила Милдред сама себе. —Уоллес ничуть не
жалеет, что я отвергла его ухаживания.
Она изо всех сил старалась не думать о себе и пол­
ностью занять голову и сердце заботами дня сего­
дняшнего и счастьем сестры. Однако мысли об утра­
ченной любви и мечты о счастье, с годами поблекшие
настолько, что от них почти ничего не осталось, вдруг
возродились, словно из ниоткуда, и наполнили душу
тяжелой тоской. Скрыть эту печаль от любящих мате­
ринских глаз было невозможно. Миссис Кит все знала
и искренне сочувствовала горю горячо любимой стар­
шей дочери.
Она понимала, что Милдред до сих пор, сама того
не сознавая, каждый день ждет прихода почтальона,
надеясь получить весточку от далекого странника, и
каждый день вновь и вновь переживает разочарова­
ние. Мать чувствовала, насколько несчастное изму­
ченное сердечко девушки изболелось от напрасных
надежд.
Настала весна, день свадьбы приближался, и почти
все уже было готово. Милдред мучилась все сильнее.
Теперь ей стоило героических усилий сохранять на
людях обычную свою веселость. Часто, уединившись в
своей комнате, она проливала горькие слезы. Однаж­
168
ды вечером Марсия заглянула к ней и застала дочь в
слезах.
—Мое милое дитя! —прошептала она, заключая де­
вушку в объятия и осыпая ее поцелуями. —Моя муже­
ственная, прекрасная девочка! Ты и представить себе
не можешь, как я тебя люблю!
—Мамочка, милая! —ответила плачущая девушка,
наспех вытирая слезы и обнимая мать. —Что стало бы
со мной без твоей любви? Мне стыдно, что я грущу,
стыдно, что плачу тут в одиночку. Мама, да разве же я
мужественная?
—Тебе выпало долгое трудное испытание, доченька
моя милая, —сказала миссис Кит, ласково поглаживая
Милдред по голове. —Но ты выдерживаешь его с чес­
тью. И я знаю, что испытание это превосходит твои
собственные силы.
—Да, мама. Одна я никогда не справилась бы! Моя
сила —радость Господня, иначе сердце мое разбилось
бы уже много лет назад. Боже милосердный, как тяже­
ло неведение! Хуже и придумать ничего нельзя!
—Я знаю, моя золотая! —взволнованно ответила
мать. - Так не лучше было бы тебе поверить, наконец,
что отсутствие вестей означает либо то, что он к тебе
охладел, либо что его уже нет на этом свете?
— Мама, ни в то, ни в другое я поверить не могу.
Чарли не может изменить мне, и что-то подсказывает
мне, что он жив.
—В таком случае, не стоит унывать! Отчего ты так
раскисла в последнее время?
—Сама не пойму, мамочка. Ведь сердце мое радует­
ся за Зиллу с Уоллесом. И все же мне горько видеть их
счастье. Боюсь, это потому, что я эгоистка.
—Нет, я так не думаю, —ответила ей мать. —Просто
постарайся гнать от себя эти мысли. Они лишь огорча­
ют тебя. Отдай все свои заботы Господу и поверь, что
«любящим Бога, призванным по Его изволению, все
169
содействует ко благу»*. Он ни на минуту не забывает о
Своих детях, вся наша жизнь подчинена Его замыслу,
и Он не позволит злу погубить нас: «Покорись Господу
и надейся на Него»**.
— Ах, мама! —сказала Милдред, улыбаясь сквозь
слезы. —Я все больше убеждаюсь: все, что мне нужно
для счастья, —это крепкая непоколебимая вера в муд­
рость и любовь моего Небесного Отца. Если я ее обре­
ту, то буду только радоваться, исполняя Его святую во­
лю, и не сомневаться, что Он посылает для меня имен­
но то, что мне нужно.
Грустила Милдред и еще по одной причине, и все до­
мочадцы в той или иной степени испытывали то же са­
мое чувство. Она вдруг поняла, что вскоре их крепкая
семья распадется, у детей появятся собственные семьи
и новые привязанности, которые заменят им нежную
любовь между родителями и детьми, братьями и сестра­
ми. Зилла никуда не уезжает, и они не боятся доверить
ее Уоллесу, но родной дом уже не будет ей родным, и
другой человек, в жилах которого нет ни капли их кро­
ви, станет для нее ближе и дороже, чем они.
Если не считать родителей, то, пожалуй, острее
других это чувствовала Ада. Она была ближе всех к
Зилле по возрасту, делила с ней комнату и привыкла
всегда быть рядом. А теперь сестра от нее уходила...
Но вот наступил день свадьбы. Церемония была на­
значена на вечер и должна была состояться в доме Ки­
тов, в гостиной, которую сестры украшали весенними
цветами из сада и леса.
Цветов не хватало, и мальчиков отправили насоби­
рать еще. Мать с Селестой Энн хлопотали на кухне над
тортами и прочим угощением. Служанка по-прежне-
му жила у них в доме. Время от времени она уезжала на

* Рим 8:28.
** Пс 36:7.
несколько недель к родителям, но всегда возвраща­
лась и, довольная, принималась за свои дела.
Так что все были заняты, и когда в дверь вдруг по­
стучали, открыла ее Ада. На пороге стоял молодой че­
ловек очень приятной внешности. Его одежда и мане­
ры выдавали в нем священника. Он приподнял шляпу
и, низко поклонившись, спросил, улыбаясь, словно
узнал старую знакомую:
—Мисс Милдред? —и протянул ей руку.
—Нет, сэр! —ответила Ада, пожимая протянутую
руку с озадаченным видом. —Я —Ада Кит.
—А, вы одна из младших! Боюсь, вы не помните ме­
ня, потому что были совсем малышкой... Я из Огайо,
из Лэндсдейла, где вы жили раньше.
И он вручил Аде визитку, на которой значилось
«Преподобный Фрэнсис Осборн».
—Нет-нет! Я вас помню. Такой высокий мальчик.
Правда, вы за это время превратились во взрослого
мужчину, —сказала Ада с ясной, открытой улыбкой,
которая Фрэнку очень понравилась. —Проходите, ми­
стер Осборн. Все вам очень обрадуются!
Фрэнка приняли необычайно радушно, как старого
друга, как соседа из города, о котором у всех остались
самые теплые воспоминания, и, наконец, как послан­
ца от тетушки Уэлти, которая передала через него за­
мечательный свадебный подарок —золотую брошь.
Никто такого не ожидал, потому что добрая старая ле­
ди уже немало помогла им в обустройстве коттеджа
для молодоженов.
Зилла получила уже множество даров. На столике в
гостиной высилась гора прекрасных подарков от близ­
ких родственников и друзей, в том числе от Динсмо-
ров. Подарок тети Уэлти занял почетное место на вер­
шине.
Миссис Кит заботливо сохранила свое свадебное
платье из роскошного белого шелка, а также фату и
флердоранж —венец невесты из белых цветов, символ
ее невинности, красоты и молодости. Обнаружив, что
платье сидит на ней идеально, Зилла решила, что вен­
чаться будет в нем и отказалась покупать новое.
Платье, конечно, выглядело несколько старомод­
ным, однако Зилла настаивала, что по этой причине
оно нравится ей еще больше. И все, кто видел невесту
в этом платье, говорили, что оно необычайно ей идет.
Решено было, что подружками невесты будут сест­
ры, которые встанут одна за другой по росту, одетые в
белые кисейные платья. Руперту предстояло быть глав­
ным шафером, Роберт Грандж, брат Люсиллы, был
вторым, а Сирил и Дон —третьим и четвертым.
На свадьбу пригласили множество гостей и приду­
мали разнообразные развлечения.
Мистера Господня заблаговременно предупредили
о предстоящем событии, и он пообещал провести це­
ремонию. Увидев, что после обеда он куда-то собрал­
ся, мать спросила, куда он идет.
—Прогуляюсь, матушка, загляну в пару домов, —
ответил он почтительно, остановившись и обернув­
шись к ней.
—Хорошо, Джоэл, но только не забудь вернуться
домой пораньше, чтобы переодеться к свадьбе. Я хочу
прийти туда заранее, и ты, надеюсь, тоже.
—Ну конечно же, мама! Хорошо, что ты мне напом­
нила, а то у меня эта свадьба вылетела из головы.
—И боюсь, снова вылетит, —пробормотала почтен­
ная леди, глядя вслед сыну и вздыхая с улыбкой.
А священник все шел и шел, погруженный в свои
мысли, и, наконец, очутился возле фермерского дома
в нескольких милях от города. Фермер окликнул его и
вывел из задумчивости. Он поприветствовал мистера
Господня и спросил, не желает ли тот отправиться с
ним на реку поудить рыбу.

172
—Я как раз туда иду, —сказал фермер. —У меня и
удочка запасная есть. Если составите мне компанию,
буду рад!
—Спасибо, мистер Вейл, с удовольствием! Рыбал­
ка —мое любимое занятие.
—Вилли, Вилли! —позвал фермер сына. —Принеси
нам снасти, и скажи матери, что мы вернемся на зака­
те, попьем чаю.
Венчание было назначено на семь часов. В полови­
не шестого миссис Господень накрыла стол к чаю и
поджидала сына, однако время шло, часы показывали
уже шесть, а его все не было.
—Пойду переоденусь, может, он к тому времени
вернется, —сказала она самой себе и отошла от окна, в
которое непрестанно выглядывала с растущей трево­
гой и нетерпением.
Миссис Господень быстро переоделась, каждую
минуту прислушиваясь и надеясь услышать шаги и го­
лос сына. Однако он так и не пришел. Она попила
чаю, не сводя глаз с часов. Наконец, стрелки подошли
к без пяти семь. Тогда, рассерженная и обеспокоен­
ная, она надела шляпу и шаль и поспешила к дому ми­
стера Кита.
Хозяин поджидал ее у ворот.
—Дорогая леди, я очень рад вас видеть! —сказал он,
пожимая ей руку. —Проходите. Но где же мистер Гос­
подень? Гости собрались, не хватает только священни­
ка. У нас все готово.
—Послушайте, мистер Кит, мне ужасно неловко! —
воскликнула старая леди, краснея, как девица. —Вы
ведь знаете, он такой рассеянный! Он собирался
прийти к вам заранее, уверяю вас. Но несколько часов
назад пошел прогуляться И... И я даже не представ­
ляю, где он сейчас и вспомнит ли, что ему надо к вам.
Пожалуйста, не ждите его. Если у вас есть другой свя­
щенник, начинайте церемонию.
#7*
—К счастью, есть, —ответил мистер Кит. —Так что,
милая леди, ни о чем не переживайте.
Он провел миссис Господень в дом и позвал Рупер­
та и Уоллеса из комнаты, где сидели жених с невестой,
шаферы и подружки, а из гостиной, в которой собра­
лись все приглашенные на свадьбу, —Фрэнка Осбор­
на. Джентльмены немного пошептались, потом Уол­
лес сходил к невесте и рассказал ей, что происходит.
Зилла, покраснев, согласилась, встала и оперлась на
его руку.
Через несколько минут жених с невестой и другие
участники церемонии уже стояли перед Фрэнком Ос­
борном в окружении всех гостей, и бракосочетание
началось.
Молодой священник нисколько не смущался. Его
движения были торжественными и пластичными, го­
ворил он хорошо, и когда венчание завершилось, каж­
дый из присутствующих подумал: «Это было прекрас­
но!»
Пока жених с невестой принимали поздравления от
родных и друзей, мистер Господень спокойно допивал
чай на веранде фермерского дома и мирно беседовал с
хозяином. Внезапно он вспомнил о свадьбе и вскочил,
как ужаленный.
—Что-то случилось? —спросил мистер Вейл. —Что-
нибудь не так?
— Еще как случилось! —простонал расстроенный
священник, глядя на часы, которые резким движени­
ем выхватил из кармана. —Пятнадцать минут назад я
должен был обвенчать Уоллеса Ормсби и одну из ба­
рышень Китов.
—Тогда вам лучше немедля поспешить в город, —
ответил фермер, старательно подавляя смех. —Я за­
прягу и отвезу вас.
—Увы! Все равно я уже опоздал! —вздохнул мистер
Господень.
174
—Лучше поздно, чем никогда. Вдруг они вас еще
ждут?
—Ну конечно же! Скорее всего, так и есть!
—Куда вас везти? —спросил мистер Вейл полчаса
спустя, когда они въезжали в город.
—Прямо к дому Китов, пожалуйста.
—Я думаю, вам лучше переодеться, там все-таки
свадьба.
—Да! Правильно! Спасибо, что напомнили. Сперва
зайду домой, переоденусь.
—А я пока съезжу к ним и скажу, что вы скоро буде­
те, чтобы они не слишком переживали, знаете ли.
Фермер высадил своего пассажира, уехал, а к тому
времени, как мистер Господень закончил свой туалет,
вернулся с новостями, которые изложил, посмеиваясь:
—Кое-кто уже сделал всю работу за вас, сэр. Они
уже женаты. Но молодые просят, чтобы вы все-таки
поспешили к столу. Гости уже вовсю угощаются. Так
что не унывайте, в конце концов, хороший свадебный
стол —это самое главное.
—Нет, нет... Мне так стыдно там появляться, —про­
бормотал мистер Господень в полной растерянности и
смущении.
—Будет вам! Лучше обратить все в шутку! —утешил
его фермер.
—Наверное, вы правы, —сказал священник и по­
следовал совету мистера Вейла.
Объяснения и извинения незадачливого джентль­
мена были приняты дружелюбно, с беззлобными шут­
ками и веселыми заверениями, что ничего страшного
не случилось. Все разрешилось, как нельзя лучше:
ведь благодаря рассеянности мистера Господня моло­
дых обвенчал старинный друг семьи.
Глава 17

Несмелое, но дивное творенье —


Как роза накануне пробуждены!

Лорд Байрон. «Дон Жуан» *

а следующее утро чета Ормсби отправилась в

Н свадебное путешествие —навестить родствен­


ников Уоллеса, а также тетушку Уэлти и ста­
рый добрый штат Огайо.
После их отъезда в доме стало непривычно пусто и
одиноко. Особенно остро эту пустоту ощущали мать и
сестры, так что приезд Фрэнка Осборна оказался
очень кстати. Старый друг, который мог многое по­
рассказать об оставленных в Огайо близких, безу­
пречный джентльмен —благовоспитанный, утончен­
ный, с хорошими манерами и искренне верующий
христианин, он стал для них незаменимым собесед­
ником.
Все эти годы Фрэнк считал, что влюблен в Милд­
ред. Приехать в Плезант Плейнз заставило его не что
иное, как именно это убеждение. Но стоило ему уви­

* Перевод Т. Гнедич.

176
деть Аду, как его сердце позабыло о былой привязан­
ности.
Милдред всегда казалась ему невероятной краса­
вицей. И эту красоту она не растеряла —напротив, де­
вушка даже похорошела, стала женственней, мягче и
мудрее, не утратив при этом свежесть и обаяние юно­
сти. Фрэнк прекрасно это видел, но все-таки его тя­
нуло к Аде. Будучи натурой страстной, открытой и
искренней, молодой священник не мог скрыть свои
чувства, и вскоре все в семье увидели произошедшую
перемену.
Милдред первой заметила, что Фрэнк влюблен в
Аду, и не испытала при этом ни малейшей зависти или
ревности. Наоборот, она была бы счастлива, если бы
ему удалось разбудить в сердце Ады ответную любовь.
И если у кого-то в семье и имелись возражения против
этого романа, то лишь потому, что Китам не хотелось
расставаться с еще одной родственницей, да еще так
скоро.
Фрэнка уговаривали погостить подольше, и он со­
гласился, обещав пробыть у них несколько дней, а то и
недельку-другую.
Он стал священником недавно, и у него еще не бы­
ло прихода. В первое же воскресенье по приезде
Фрэнка мистер Госпбдень на один день уступил ему
кафедру, и прихожане с удовольствием послушали его
проповедь. На следующей неделе Фрэнк провел служ­
бу в пустующей церкви, расположенной в нескольких
милях от Плезант Плейнз и вскоре согласился возгла­
вить ее приход на полгода.
Человек мирской, ищущий богатства и славы, вряд
ли посчитал бы такое предложение привлекательным.
Однако Фрэнк Осборн, полагая себя воином Христо­
вым, был готов нести любые тяготы и стремился не со­
бирать земные сокровища, а завоевывать души. Воз­
можно, на его выбор повлияла и мысль о том, что он
177
поселится рядом со старыми друзьями и будет часто с
ними видеться.
Через полтора месяца к великой радости всех род­
ных вернулись новобрачные. Их ждал убранный забот­
ливыми руками собственный домик —украшенный,
благоухающий цветами. Обменявшись нежными при­
ветствиями и расцеловав всех, молодые отправились
осматривать дом в сопровождении всего семейства.
Каждому хотелось увидеть и разделить их радость.
Все домочадцы потрудились на славу и в награду за
работу рассчитывали стать свидетелями восторгов
Зиллы. Надо сказать, что разочарованы они не были.
Казалось, новобрачной не хватает слов, чтобы выра­
зить восхищение результатами их стараний, а также
признательность за доброту и любовь близких.
От жены не отставал и Уоллес, который тоже не по­
скупился на похвалы и изъявления благодарности.
Праздничный обед был приготовлен и подан в доме
родителей, а со следующего дня Зилла принялась вес­
ти свое хозяйство сама —и радовалась этому невероят­
но, благо она привыкла к домашней работе, была ру­
кодельницей, и все у нее спорилось. К тому же она
могла в любое время попросить совета у матери и стар­
шей сестры, которые всегда были рядом. А вся мебель
и домашняя утварь в уютном домике были совершен­
но новыми, чистенькими и сияющими.
Уоллес был доволен всем, что делала жена, а она
справлялась с их маленьким хозяйством играючи?
ведь в отцовской многодетной семье дел было гораздо
больше.
Родственницы постоянно бегали туда-сюда через
улицу и помогали друг другу. Днем, пока Уоллес тру­
дился в конторе, Зилла и Ада часто были вместе то в
одном доме, то в другом.
Зилла быстро обнаружила, что Фрэнк Осборн зачас­
тил к ним, и заподозрила, что влекли его дела сердечные.
17 »
—Я нисколько не рассердилась, когда в день моей
свадьбы мистер Господень пошел на рыбалку и поза­
был, что должен нас поженить. А теперь я просто-таки
ему за это благодарна! —шутливо сказала она Аде как-
то раз, когда они сидели и шили в гостиной Китов.
—За что благодарна? —спросила Ада и, сама того не
желая, покраснела.
—Потому что, сколько бы лет ни прошло, мы с Уол­
лесом не перестанем радоваться, что нас венчал муж
моей сестры.
—А тебе не кажется, что ты забегаешь вперед? —от­
ветила ей Ада. —Если ты намекаешь на меня, то за­
помни, пожалуйста, что я вообще не собираюсь выхо­
дить замуж. Я уже давно решила всю жизнь прожить в
родительском доме, чтобы заботиться о папе с мамой.
—Да, иногда у человека не получается исполнить
свое призвание, но ты его исполнишь. Уверена, что ты
просто создана быть женой священника! И кроме то­
го, Ада, миленькая! —сказала Зилла, бросив шитье и
обнимая сестру. —Мне хочется, чтобы и ты узнала ра­
дость супружества! Я никогда не была так счастлива,
как теперь! А Фрэнк почти такой же хороший, как
Уоллес! То есть, я хотела сказать: человека добрее я не
встречала, за исключением Уоллеса, —поправилась
она со счастливым смехом. —Не отвергай его, умоляю!
—Он меня ни о чем не просил, и я его не отвергаю.
Пока что... —сказала Ада несколько надменно. —Боль­
шего я тебе не могу обещать. Фрэнк ведь поклонник
Милдред. Вот пусть ее и завоевывает. Она куда лучше
меня справится с обязанностями жены священнослу­
жителя.
—Как не стыдно быть такой злючкой и гордячкой! —
весело сказала Зилла. —Ты вполне можешь взять то, от
чего отказалась Милдред, и уверяю тебя, Фрэнк этого
стоит! Я не знаю, что было между ними прежде, но
уверена, что сейчас от прошлого не осталось и следа.
—Тебе письмо, Ада! —закричала Фэн, вбегая в ком­
нату.
Ада спокойно взяла письмо и распечатала конверт.
—Ах, какое заманчивое предложение! —с сарказ­
мом проронила она, переворачивая страницу и глядя
на подпись, затем дала посмотреть Зилле. —Плеши­
вый Орел по-прежнему ищет пару.
—А что я тебе говорила! —неудержимо расхохота­
лась Зилла.
—Дай-ка мне чистый конверт, пожалуйста, —сказа­
ла Ада со спокойным, чуть насмешливым выражением
лица. —Не будем томить Дедулю Ника ожиданием.
—Что ты ему ответишь? —спросила Зилла, сходив
за конвертом, пером и чернилами.
— Ничего. В данном случае молчание не означает
согласие. Фэн, пойди сюда, пожалуйста. Сделай мне
одолжение, отнеси это письмо на почту, —она вложи­
ла прочитанный листок в конверт, запечатала, надпи­
сала адрес Николаса Рэнскваттла и вручила письмо
Фэн.
Некоторое время сестры молча работали иглами.
Наконец, Зилла тихонько хихикнула:
—Быстро же ты с ним разделалась!
—Как и все девушки в нашей семье, —рассмеялась
в ответ Ада.
—Только, смотри, с Фрэнком обращайся по-друго-
му. Ответь ему благосклонностью. И тогда я прощу те­
бя за Николаса.
Фрэнк, однако, был достаточно умен и выжидал,
хоть шансов на победу у него было гораздо больше,
чем у «Орла».
Наступила осень, и однажды миссис Кит получила
письмо от своего кузена Хораса Динсмора. Он писал,
что путешествует с маленькой дочерью в районе Вели­
ких озер, совсем рядом с Плезант Плейнз, и просто не

186
может не заехать к ней в гости. А приедут они через
день-два после того, как Марсия получит его письмо.
От таких новостей все семейство пришло в восторг.
Милдред радовалась, что вновь сможет прижать к гру­
ди свою обожаемую Элси: ведь, несмотря на долгие
годы разлуки, она бережно хранила в сердце память о
чудесной девочке.
Все тут же принялись готовиться к приезду гостей,
чтобы принять их как можно более радушно.
Киты и Динсморы изредка обменивались письма­
ми и были в курсе всех крупных событий в жизни род­
ственников. Хорас написал Марсии, вернувшись из
Европы. Следующее письмо она получила годом поз­
же, когда он оправился после тяжкого недуга. Было и
еще несколько весточек. В одном из последних Хорас
прочувствованно писал, как серьезная болезнь его до­
чери чуть не стоила ей жизни и как он благодарен Гос­
поду за то, что Элси все-таки выздоровела. Еще он пи­
сал, что это испытание оказалось благотворным для
него самого и привело его ко Христу.
Миссис Кит любила Хораса поистине сестринской
любовью с самого его детства. А теперь между ними
возникла новая связь: они стали учениками одного
Учителя и слугами одного Господина. Бог дал ответ на
ее постоянные горячие молитвы о том, чтобы ее люби­
мый двоюродный братец обратился! Неудивительно,
что при мысли о том, что скоро она увидит Хораса и
Элси, его маленькую дочку, которую она готова была
полюбить, как собственную дочь, сердце ее забилось
быстро и радостно. Ведь Элси —дитя Хораса! К тому
же Милдред столько рассказывала матери о доброте и
прекрасном характере девочки.
Письмо об обращении Хораса принесло и Милд­
ред, и ее матери ту небесную радость, которую испы­
тывает каждый христианин, когда слышит, что спасе­
на еще одна душа, что еще одна жизнь будет посвяще­
181
на служению Господу Иисусу Христу. Радовались они
еще и потому, что маленькая Элси больше не страдает
от недостатка любви. Тон письма явственно свиде­
тельствовал, что сердце Хораса переполнено самой
нежной отеческой любовью. Он писал, что нет для не­
го ничего страшнее, чем потерять свою девочку.
Однако он ничего не рассказал им ни о том, чем бо­
лела Элси, ни о причине ее болезни.
***

На палубе парохода, быстро рассекающего волны


озера Мичиган, сидел благородного вида джентльмен
с маленькой, необыкновенно хорошенькой девочкой
на коленях. Он крепко держал ее за талию, а она обви­
ла руками его шею. Он был очень красив и молод, на
вид не больше тридцати, и равнодушный наблюдатель
вряд ли догадался бы, что девочке этот джентльмен
приходится отцом. Но более внимательный человек
заметил бы, что каждый жест и каждый взгляд моло­
дого джентльмена выражает отеческую любовь, а де­
вочка, преклонившая милую головку на его плечо и
смотревшая прекрасными карими глазами на воду,
иногда поднимает на него взгляд, наполненный до­
верчивой любовью и почтением.
—Папа, мне так нравится путешествовать! —сказа­
ла Элси и ласково погладила лицо и бороду отца ма­
ленькой белой ручкой.
—Я очень рад, что ты довольна, моя хорошая, и на­
деюсь, что поездка пойдет тебе на пользу, —ответил он.
—Конечно, папочка, но мне и так уже лучше. Я сов­
сем поправилась.
—Ты выздоровела, но еще не окрепла так, как хоте­
лось бы папе, —ответил он и поцеловал девочку.
—Нам долго еще плыть, папа?
—До завтрашнего утра. Если все будет в порядке,
завтра мы приплывем в Мичиган-Сити, а оттуда на
дилижансе отправимся в Плезант Плейнз. Там живет
семья моей кузины, миссис Кит. А ты помнишь сест­
рицу Милдред?
—Помню, но плохо, папа. Я не могу представить ее
лицо. Помню только, что мне очень нравилось, когда
она брала меня на колени, обнимала и целовала.
—Твой дедушка писал мне, что она тебя очень по­
любила. Кроме нее, ты ни с кем из этой семьи не
встречалась.
—Расскажи мне про остальных, папочка. Папа и
мама кузины Милли —это мои дядя и тетя?
—Да, и ты даже можешь звать их дядя Стюарт и те­
тя Марсия, хотя они тебе дядя и тетя не родные, а все­
го лишь двоюродные. Что такое? —спросил он, уви­
дев, что девочка смотрит на него в сомнении и заме­
шательстве.
—Папа, только ты, пожалуйста, не сердись, —про­
бормотала Элси, потупившись и краснея. —Только раз
они мне двоюродные, ведь тогда будет неправдой, ес­
ли я стану называть их «дядя» и «тетя»?
Мистер Динсмор прижал дочку к себе и ласково
поцеловал в пылающую щечку.
—Мне хотелось бы, чтоб ты звала их «дядя» и «те­
тя», —сказал он. —И мне не кажется, что это нечестно.
Но если ты не хочешь, родная, я настаивать не буду.
—Спасибо, папочка, —с облегчением вздохнула де­
вочка и посмотрела на отца с благодарностью. —Но я
поступлю так, как хочешь ты. Пожалуйста, скажи мне,
почему ты думаешь, что это честно.
— Представь, что ты им приемная племянница, а
они тебе приемные дядя и тетя, —ответил он, с улыб­
кой глядя на маленькое серьезное личико.
—Как хорошо ты придумал, папочка! —воскликну­
ла Элси и засмеялась негромко и мелодично, а лицо ее
1S3
просветлело и стало довольным. —Тогда все хорошо.
Я знаю, что бывают приемные дети и родители, про­
сто никогда не думала, что бывают приемные племян­
ницы и приемные дяди и тети.
— Ну конечно, бывают. Одно совершенно естест­
венно вытекает из другого.
К ним подошла чернокожая женщина средних лет.
Она принесла легкую шаль.
—Прохладно уже, масса, —заметила она почтитель­
но. —Как бы малышка не простудилась.
—Вы правы, тетушка Хлоя, —ответил мистер Дин-
смор, взял у няни шаль и бережно завернул в нее де­
вочку.
Не успел он как следует расправить шаль, как пого­
да внезапно испортилась. Над озером подул крепкий
северо-западный ветер и прогнал путешественников с
палубы.
На пароходе были и другие пассажиры, однако в
салоне оказалось пусто, и отец с дочерью расположи­
лись там со всеми удобствами. Подали ужин, и они
сумели поесть, хотя волнение все усиливалось: паро­
ход то проваливался носом вниз, то взмывал на греб­
не волны, так что пить и есть, ничего не опрокинув и
не пролив, становилось все сложнее. Однако эти мел­
кие неприятности послужили лишь поводом для весе­
лья и шуток, ведь буря, казалось, ничем им не грози­
ла.
А ветер все крепчал, и вдруг разразился сильный
шторм с громом, молниями и проливным дождем. Ли­
ца пассажиров побледнели и сделались озабоченны­
ми, все разговоры стихли. Слышалось только, как во­
круг бушует стихия, тяжело топают матросы, да хрип­
ло покрикивают капитан с помощником.
Маленькая девочка, сидевшая на диване рядом с
отцом, прижалась к нему поплотнее и прошептала:
—Папа, становится опасно?
184
—Боюсь, что да, моя драгоценная, —ответил он,
обнимая и прижимая ее к себе. —Но мы доверимся То­
му, Кто держит ветры и воды в Своей ладони. Ты же
знаешь, Элси, что с Его детьми не может случиться
ничего действительно плохого.
—Да, папа. Ах, как же хорошо это знать!
—Тебе пора ложиться, —сказал он, взглянув на ча­
сы.
—Но ты же не отошлешь меня от себя сегодня, па­
почка? —спросила девочка умоляюще.
—Нет, дитя мое! Конечно, нет! Я ни за что на свете
не оставлю тебя одну в такой ужасный шторм. Пой­
дем, я провожу тебя в каюту.
И он отвел, или вернее отнес Элси, потому что суд­
но так болтало и раскачивало на волнах, что для чело­
века, привыкшего к сухопутной жизни, передвигаться
по пароходу было трудно.
В каюте их ждала тетушка Хлоя. Она собиралась пе­
реодеть свою питомицу в ночную рубашку, но мистер
Динсмор не велел ей, сказав, что эту ночь Элси будет
спать одетой, —ведь неизвестно, что может случиться.
—И вы тоже не раздевайтесь, тетушка Хлоя, —до­
бавил он, когда няня поцеловала девочку на ночь и со­
бралась уходить. —Ложитесь прямо в одежде и поста­
райтесь уснуть, коли получится. Так вы будете готовы,
если поднимется тревога. И Джону передайте от меня
то же самое. Пусть остается рядом с моей каютой.
Оставшись наедине с дочерью, мистер Динсмор
встал на колени рядом с ней и, поддерживая ее одной
рукой, помолился о них обоих, о команде корабля и
обо всех его пассажирах, а также о родных и друзьях.
Он препоручил себя, дочь и остальных заботе Того, Кто
никогда не спит и не дремлет. Затем, взяв девочку на
руки, он прижал ее к груди и с нежностью поцеловал.
—Родная моя, папа ляжет сегодня с тобой, —сказал
он и уложил ее на нижнюю койку, а сам прилег рядом.
185
—Мне с тобой хорошо, —благодарно прошептала
Элси, прижимаясь к нему щекой. — Ничего, что
шторм, лишь бы наш корабль благополучно приплыл
завтра в порт. Но, папа, если что-нибудь случится, я
очень рада, что ты тут не один.
—Почему, солнышко?
—Потому что если ты... Если с тобой что-нибудь
случится, я хочу быть рядом и разделить твою судьбу.
Папа, если ты сам не сможешь спастись, меня спасать
не надо. Без тебя я жить не смогу! —и она, тихонько
всхлипнув от ужаса и горя, обвила отцовскую шею ру­
ками и оросила слезами его лицо.
—Будем надеяться, что Господь не допустит, чтобы
мы разлучились, —ответил Хорас, обнимая дочь. —
Мы пройдем вместе через все испытания. А теперь,
моя золотая, постарайся уснуть и ничего не бойся, по­
тому что ты не только в руках твоего папы, но и в руках
Вечного Бога, Который держит нас с тобой сейчас.
Мы попросили нашего Небесного Отца позаботиться
о нас, а мы ведь знаем, что Он всегда слышит наши
молитвы и отвечает на них.
—Я думаю, что и мисс Роза помолилась о нас, па­
па, - прошептала Элси. —Она так нас любит и, мне
кажется, Господь не разлучит нас с ней. Но если Он
решит, что так будет лучше, Он заберет нас к Себе...
И знаешь, папа, нам будет так хорошо оказаться на
небесах вдвоем!
—И вправду хорошо, моя дорогая! Как горько ос­
таться одному и лишиться того, кого любишь. Но да­
вай не будем думать о плохом. Хотя, —добавил он,
помолчав, —правильней и мудрей быть готовым ко
всему. Так что если я погибну, а ты спасешься, скажи
мистеру Травилле, что я поручаю тебя ему, чтобы он
позаботился о тебе, как о родной дочери. Я знаю, что
для него это будет великой радостью и что он будет
тебе настоящим отцом, добрым и любящим, и гораз­
186
до лучшим, чем был я, —тут голос Хораса дрогнул и
осип.
—Папа, папочка, не надо! —воскликнула девочка и
горько зарыдала, вцепившись в отца мертвой хваткой.
—Я этого не вынесу! Я не хочу жить без тебя! Не буду!
Если ты погибнешь, я тоже утону!
—Тихо, тихо, родная! Не говори так! Это грешно.
Мы никогда не должны отказываться от жизни, разве
что пытаясь спасти других, - сказал мистер Динсмор,
утешая и целуя Элси. — Будет тебе! Я не хотел тебя
огорчить. Мне кажется, что с нами обоими ничего не
случится. Давай я вытру твои слезки. Ну вот, и больше
не плачь, поцелуй папу, положи головку мне на грудь и
спи спокойно.
Элси послушалась, а он одной рукой прижал дочку
к себе, а другой гладил ее по голове. Вскоре она затих­
ла, дыхание ее сделалось ровным, и Хорас понял, что
девочка уснула.
Он лежал тихо, стараясь не потревожить ее сон, и
напряженно думал о своем прошлом, настоящем и бу­
дущем. Думал об одной юной леди, своей невесте, ко­
торая осталась в большом далеком городе... О люби­
мой дочери, крепко спавшей у него на груди... Об от­
це, который так гордится им, своим первенцем и счи­
тает его крепостью своей и начатком силы своей*. Что
случится с ними, если этой ночью он погибнет? Роза
полюбит кого-нибудь другого и утешится. У отца есть
и другие дети. Но Элси... Хорас твердо знал, что его
место в сердце дочери не займет никто. Травилла, ко­
нечно, будет с ней добр и ласков, но, как она сама од­
нажды сказала, он ей не отец и никогда им не станет,
даже если ее удочерит.
Какая же она необыкновенная, какая любящая де­
вочка! Как крепко и сильно привязана к отцу! Кажет­

* См. Быт 49:3.


ся, Элси начисто позабыла те времена, когда он был с
ней непозволительно суров. Ах, отдал бы все на свете,
чтобы забыть об этом самому! А еще лучше, чтобы это­
го вообще никогда не было! Дочка бесхитростно, бла­
годарно и радостно принимает каждое его доброе сло­
во, каждый ласковый взгляд. Умереть не страшно —
страшно оставить ее одну, без отцовской любви и за­
боты, лицом к лицу со всеми жизненными опасностя­
ми и испытаниями...
Мало-помалу размышления эти сменились дремо­
той, потом мистер Динсмор погрузился в глубокий
сон, а когда проснулся, шторм уже закончился, вста­
вало солнце, и пароход приближался к земле.

188
Хор ангелов пел в час ее рожденья.

Генри Уодсворт Лонгфелло.


Драма «Испанский студент» *

лава Богу, опасность миновала! —негромко

С воскликнул мистер Динсмор. — Девочка


моя, я тебя разбудил? —добавил он, увидев,
что дочка ласково смотрит на него золотисто-карими
глазами.
—Нет, папочка, я уже давно не сплю. Просто боя­
лась встать, думала: вдруг тебя разбужу, —сказала Эл­
си, приподняв головку с отцовской груди, и приня­
лась обнимать и целовать Хораса.
—Ты выспалась, доченька? —спросил он, нежно
погладив ее по волосам и поцеловав в ответ.
—Выспалась, папа. Я ни разу не проснулась со вче­
рашнего вечера. Надеюсь, и ты хорошо поспал?
—Да, и чувствую себя отдохнувшим. Отец наш Не­
бесный милостив к нам необычайно! Давай опустим­
ся с тобой на колени и поблагодарим Его за то, что

* Перевод Д. Горфинкеля.

189
Он спас нам жизнь и позволил увидеть сияние нового
дня.
Судно благополучно прибыло в порт. Мистер Дин­
смор с дочерью позавтракали на постоялом дворе и от­
правились дилижансом в Плезант Плейнз, с радостью
обнаружив, что единственные пассажиры в нем —они
сами и двое их слуг.
Стоял чудесный октябрьский денек, дорога была
хорошей, леса радовали глаз осенним убранством,
солнце ярко светило после непогоды, а воздух был чи­
стым, свежим и бодрящим.
Элси сидела рядом с отцом, веселая и счастливая,
как птичка Божия. Она щебетала, пела, смеялась, засы­
пала его вопросами обо всем, что она увидела нового и
непривычного и о семье, к которой они ехали в гости.
Мистер Динсмор отвечал ей с неизменным терпением.
Он совсем не занимался дочерью в младенчестве, а
потом был с нею настолько деспотичен и суров, что
однажды, всего лишь год тому назад, чуть не свел ее в
могилу. Позабыть этого он не мог и чувствовал, что
ему никогда не искупить своей вины перед нею. Он
окружил Элси нежнейшей любовью и заботой.
Встретили их необыкновенно радушно. Миссис
Кит расцеловала кузена с сестринской любовью, а
дочку его приняла как родную. А Милдред, прижав
Элси к груди, от радости расплакалась.
Элси была прелестной девочкой, она так пылко и
нежно отвечала на приветствия, так ласково смотрела
и улыбалась новым родственникам, что сразу завоева­
ла их сердца. Все решили, что Хорас очень изменился
и стал гораздо приятнее по сравнению с прошлым
приездом. Он уже не был таким высокомерным горде­
цом и гораздо больше думал и заботился об удобстве и
счастье других людей.
Милдред и Марсия были особенно тронуты, заме­
тив, как привязаны друг к другу отец с дочерью. Ни
196
мистер Динсмор, ни Элси не могли расстаться друг с
другом даже на часок. Она все время была рядом с па­
пой, повсюду за ним ходила или сидела у него на коле­
нях. А он то и дело целовал дочку, а когда с кем-то раз­
говаривал, машинально поглаживал ее локоны.
Когда на следующий день по приезде Хораса мис­
сис Кит осталась с ним наедине, она сказала ему, что
от всего сердца радуется столь дивной гармонии.
Элси только что вышла из комнаты вместе с Эннис,
и отец проводил ее глазами, в которых читалась гор­
дость и нежность.
—Да, —ответил он со вздохом, —Элси —свет моих
очей! Ах, Марсия, ты и вообразить себе не можешь,
как я жалею, что не последовал твоему совету и не взял
ее к себе сразу же. Помнишь, как я себя тогда вел? Из-
за своей чудовищной слепоты и невероятной гордыни
я потерял восемь лет счастливого отцовства. Ведь о та­
ком ребенке мечтает каждый родитель! Хотя, навер­
ное, для нее так было лучше. Ведь со мной она никог­
да не смогла бы стать такой замечательной христиан­
кой, какова она теперь!
—В любом случае, ты не лишился дочери —такого
поворота событий я боялась больше всего, —сказала
миссис Кит с сочувственной улыбкой.
—Слава Богу, не лишился. Элси меня любит и слу­
шается беспрекословно. Ребенка почтительнее и лас­
ковей, чем она, не сыскать. Правда, было время, когда
мы ужасно спорили, но сейчас я понимаю, что вино­
ват в наших раздорах был я один. Я был очень строг и
требовал, чтобы Элси меня неукоснительно слуша­
лась. Она бы и рада была, но мои распоряжения шли
вразрез с ее совестью, оттого она и заболела. Да, год
назад я чуть было не лишился дочери. В какой-то миг
я подумал, что она умерла, и никогда, никогда не за­
быть мне этой невыносимой тоски, которую невоз­
можно описать словами... —голос мистера Динсмора
191
охрип, лицо исказилось от волнения, а глаза наполни­
лись слезами.
Но он взял себя в руки и в подробностях рассказал
двоюродной сестре о том, как все случилось. (Об этом
повествуется в одной из книг об Элси*.) Миссис Кит
слушала Хораса, затаив дыхание, и на глаза ее то и де­
ло набегали слезы.
Тем временем младшие девочки сидели в комнате
Милдред, играли в куклы и беседовали, а Милдред, с
интересом и удовольствием слушая их болтовню, ши­
ла. Элси рассказывала об Оаксе —отцовском поместье
и о своей жизни там, а Эннис забрасывала ее вопроса­
ми.
—Как же там у вас хорошо! —восклицала она. —
И как здорово, должно быть, иметь собственного по­
ни! Хоть каждый день катайся!
—Да, Оакс - хорошее место, но больше всего мне
нравится, что мы живем там вдвоем с папой. А раньше
мы жили в Розленде, вместе с дедушкой Динсмором и
остальными.
—Только тебе, наверное, бывает одиноко в таком
большом доме, где только вы с папой да слуги? Тебе
разве не хочется, чтобы у вас была мама, как у нас, и у
тебя —братья и сестры?
В ответ на этот вопрос Элси просияла и повеселела.
Она открыла было рот, словно собиралась что-то ска­
зать, но затем передумала.
— Энни, подожди чуть-чуть, я должна спросить
папу... —сказала она и, отложив куклу, выбежала из
комнаты.
Когда Элси впорхнула в гостиную, мистер Динсмор
как раз закончил свой печальный рассказ о ее болезни.
Девочка услышала последнюю, полную раскаяния

* Марта Финли. «Элси: обретение отца».

192
фразу отца, подошла к нему, обвила руками его шею и
поцеловала в щеку.
—Милый папочка, я люблю тебя сильно-сильно! —
прошептала она и, повернувшись к миссис Кит, доба­
вила. —Тетя Марсия, я думаю, мой папа самый луч­
ший, самый хороший в мире. Он так заботился обо
мне, пока я болела, и всегда со мной добрый. То есть,
он меня наказывает, когда я балуюсь, но ведь это для
моего же блага, правда?
—Думаю, да, —ответила миссис Кит с невольной
улыбкой, потом извинилась и вышла из комнаты.
—Папа, —сказала Элси, усаживаясь к нему на коле­
ни, —а можно я расскажу сестрицам про мисс Розу?
—А разве я когда-нибудь запрещал тебе говорить о
ней? —добродушно ответил мистер Динсмор и, улыба­
ясь, ласково потрепал дочкины волосы.
—Нет, сэр. Но я бы хотела им сказать, что она скоро
станет моей мамой... Если ты не против.
—Можешь им сказать, я не возражаю. Но ты хоро­
шо сделала, что прежде спросила разрешения, —отве­
тил он, и Элси, с восторгом поблагодарив своего нена­
глядного папочку, выскользнула за дверь.
Когда миссис Кит вернулась в гостиную, Хорас по­
ведал ей совсем другую историю, радостную и свет­
лую —ту же самую, которую в эти минуты Элси рас­
сказывала двоюродным сестрам.
—Мисс Роза такая очаровательная, такая добрая,
такая чудесная! —говорила она.
—А красивая? —спросила Эннис.
—Очень. Но, конечно, не такая, как моя родная ма­
мочка, —сказала Элси и вытащила золотой с драго­
ценными камнями медальон, который носила на гру­
ди под одеждой.
Увидев прекрасную миниатюру, Эннис вскрикнула
от восторга, а Милдред посмотрела на портрет с глубо­
кой печалью и нежностью.
m
7 Милдред: годы ожидания
—Элси, медальон красивее, чем даже твои золотые
часики, —сказала Эннис. —А ведь я думала, что пре­
краснее их нет ничего на свете! И еще твоих колец.
—Колечки мне подарили папа с мистером Травил-
лой, —сказала Элси, разглядывая свои кольца. - А ча­
сы мамины. Этим летом папа отдал их в починку и по­
дарил мне часовую цепочку.
—И цепочка тоже прелесть! А ты когда-нибудь учи­
лась в школе, Элси?
—Нет, в Розленде у нас была гувернантка, а теперь
папа учит меня сам.
—Тебе нравится?
—Очень нравится! Папа все так хорошо объясняет
и рассказывает необычайно интересно. Он придумы­
вает разные истории, чтобы я лучше поняла, и каждое
слово растолковывает.
—Смотри-ка! —воскликнула Эннис, глядя в окно.
— Зилла машет, чтобы я зашла к ней. Пойдешь со
мной, Элси?
—Если папа позволит. Сбегаю спрошу.
—Неужели ты не можешь выйти без разрешения?
Это же в дом напротив! —удивилась Эннис.
—Нет, не могу. Он не разрешает мне никуда отлу­
чаться без спроса.
—Ну и ну! Глядя, как папа тебя балует, я думала, ты
делаешь все, что захочешь.
—Вот посмеялась бы наша Анна (это моя тетушка,
папина сестра), если бы тебя услышала! —ответила
Элси и засмеялась сама. —Она говорит, что отец у ме­
ня —строже не бывает, и что она ни за какие деньги не
согласилась бы, чтобы ею так командовали.
— Не может быть! А мне показалось, что он тебя
очень любит, да и ты его тоже.
—Это правда. Мы очень любим друг друга, просто
папа требует, чтобы я его слушалась без промедления.
Он не выносит, когда дети капризничают, пристают,
194
жалуются или дуются. За непослушание он всегда на­
казывает и не принимает никаких оправданий, вроде
«я забыла, я не знала».
—Ну, тогда он и вправду строгий, —заметила Эн­
нис, пожав плечиками.
Девочки спустились вместе на первый этаж, Элси
попросила у мистера Динсмора разрешение, получила
его, и они побежали к Зилле.
—Я напекла пышек, —сказала Зилла. —Эннис их
очень любит, особенно с пылу с жару. Надеюсь, и тебе,
Элси, они придутся по вкусу. А еще вот вам пакетик
конфет. Уоллес купил вчера вечером. Так что присажи­
вайтесь и угощайтесь.
Элси посмотрела на предложенное угощение и по­
сле некоторого колебания вежливо отказалась. Обе, и
Зилла, и Эннис, уговаривали ее попробовать. Эннис
сказала:
—Я точно знаю: тебе понравится. Зиллины пышки —
самые вкусные на свете.
—Да, на вид очень аппетитные, —ответила Элси. —
И, конечно же, вкусные. Только папа не одобряет
сладкое и сдобное. К тому же он не разрешает мне пе­
рекусывать между основными приемами пищи. Разве
изредка что-нибудь легкое, если я и впрямь проголо­
далась.
—Но конфетку-то ты можешь съесть?
—Нет, Зилла, конфеты я могу есть, только когда их
дает папа. А он дает редко и понемногу.
—Надо же! Я и сама начинаю думать, как твоя те­
тушка Анна, —сказала Эннис смеясь.
—Нет! Нет! —воскликнула Элси, багрово покрас­
нев, и на глазах у нее показались слезы. —Папа очень
добрый! Он запрещает только то, что вредно для моего
здоровья.
—Элси права, Эннис! —твердо сказала Зилла. —Та­
кая забота означает, что мистер Динсмор —прекрас­
195
7*
ный отец. А ты, Элси, очень хорошая дочь, потому что
слушаешься папу и не даешь его в обиду.
Зилла ненадолго вышла из комнаты, а вернувшись,
попросила:
—Эннис, сбегай, пожалуйста, в контору, отнеси за­
писку Уоллесу, и если можно, побыстрее.
—Да, если Элси пойдет со мной.
—Надо спросить папу, можно ли, —ответила Элси,
завязывая шляпку. —Смотрите, они с тетей Марсией
как раз выходят из дома.
Она подбежала к отцу и спросила разрешения. Эн­
нис побежала за ней.
—Хорошо, —ответил он. —Мы с тетей Марсией как
раз вышли прогуляться. Идите вперед, а мы пойдем
следом и будем вас видеть.
—Тебе велено дождаться ответа, Эннис? —спросила
мать.
—Нет, мама.
—Тогда передайте записку Уоллесу и пойдем гулять
вместе. Я хочу показать Хорасу ту часть города, кото­
рую он еще не видел. Бегите вперед, а мы как раз по­
дойдем к конторе и подождем вас на улице.
Девочкам не терпелось пойти гулять с родителями,
и они кинулись выполнять распоряжение.
—Ой! У меня шнурок развязался, —воскликнула
Эннис и остановилась всего в нескольких метрах от
конторы. —Давай ты передашь записку, а я пока его
завяжу.
Элси взяла записку.
Дверь была открыта, она вошла и тут же увидела
очень странного человека. Он был без пальто и шля­
пы, в зеленых очках и красной фланелевой рубашке с
выпущенной поверх нее белой манишкой. Сидел че­
ловек в кресле мистера Кита боком, закинув ноги на
подлокотник и болтая ими. В руках он вертел встав­
ную челюсть и при этом тяжело вздыхал и охал.
196
Окинув комнату взглядом, Элси увидела, что кроме
странного незнакомца в кабинете никого нет, в ужасе
отпрянула, повернулась и кинулась прочь. Она летела
стремглав, чтобы укрыться от опасности в отцовских
объятиях.
В тот момент, когда Элси выскочила на улицу,
взрослые как раз подошли к конторе. Девочка изо всех
сил вцепилась в мистера Динсмора —бледная, от стра­
ха лишившаяся дара речи.
—Родная моя, что случилось? - сказал он, накло­
нившись, чтобы взять дочку на руки. —Ты дрожишь,
как осиновый лист. Чего ты испугалась?
—Папа, папа! —задыхаясь, выговорила она. —Су­
масшедший! Там! У дяди Стюарта в кабинете!
—Ничего страшного! Он тебя не тронет, доченька! —
сказал мистер Динсмор успокаивающе.
Миссис Кит с Эннис смотрели на них, слушали и
не верили своим ушам. Но тут из конторы вышел дол­
говязый человек. В одной руке он держал пальто и
шляпу, а другой засовывал в рот вставную челюсть.
Миссис Кит негромко, но от души рассмеялась и ска­
зала:
—Он не сумасшедший, деточка моя дорогая! Это
просто наш рассеянный священник.
Мистер Господень двинулся вдоль улицы. Навстре­
чу ему попался Уоллес, они пожали друг другу руки,
обменялись парой слов, и священник отправился по
своим делам, а Уоллес поспешил к родным.
Недоразумение тут же разъяснилось. Мистер Гос-
пбдень, разгоряченный ходьбой, зашел в контору и,
увидев, что там никого нет, снял пальто и шляпу и уст­
роился отдохнуть в прохладной комнате, дожидаясь
кого-нибудь из хозяев.
Неожиданный испуг привел Элси, еще не оправив­
шуюся от тяжелой болезни, в несказанное волнение.
Она никак не могла успокоиться, дрожала и была
197
очень бледной. Поэтому решено было заменить наме­
ченную пешую прогулку по городу конной. Послали за
экипажем, и Эннис, на долю которой такое удовольст­
вие выпадало нечасто, пришла в полный восторг.

198
Глава 19

Она была всегда w


И гордостью, и радостью для близких —
Для всех, кто мог духовным взором созерцать
Живущие в ней свет и благодать,
Для всех, кто слышал музыку небес,
С ней разделяя путь...

Натаниэль Паркер Уиллис

эллес Ормсби вслед за женой по достоинству


эценил и полюбил Фрэнка Осборна. Ему очень
нравились проповеди молодого священника, и
он мечтал, чтобы мистер Динсмор тоже познакомился
с Фрэнком и послушал его проповеди. Для этого Уол­
лес уговорил мистера Господня и Фрэнка на одно вос­
кресенье поменяться кафедрами и пригласил Фрэнка
погостить у них с Зиллой. Хозяином Уоллес был госте­
приимным, да к тому же очень гордился тем, как по­
ставила дом его молодая жена.
Приглашение было принято, и в ответ на настой­
чивые просьбы четы Ормсби гость согласился про­
быть у них целый день, а то и два. Конечно же, Фрэнк
побывал с визитом и в доме на противоположной
стороне улицы, и мистер Динсмор, человек весьма
наблюдательный, сразу заметил, что отношение мо­
лодого священника к Аде нельзя назвать только дру­
жеским.

199
Он сказал об этом Марсии, добавив, что мистер Ос­
борн ему понравился —он весьма приятный джентль­
мен, хорошо образован и проповедник для своих лет
блестящий. Но, к сожалению, он беден, и, будь Ада
его, Хораса, дочерью, он, разумеется, не дал бы согла­
сия на такой брак.
—Ты прав, —ответила миссис Кит, —однако «бла­
гословение Господне —оно обогащает и печали с со­
бою не приносит»*. Если Ада полюбит мистера Ос­
борна, мы не станем препятствовать их союзу. Но ска­
зать по правде, я бы хотела, чтобы Ада пожила со мной
еще несколько лет.
—Конечно, я так и думал. И я счастлив, что моя Эл­
си еще нескоро уйдет в дом мужа, и я проживу с нею
еще много лет. Но я все хочу спросить, Марсия: как вы­
шло, что до сих пор не замужем Милдред? Она такая
милая, такая привлекательная! Или она сама не хочет?
В ответ миссис Кит поведала, что произошло между
Милдред и Чарли Ландретом. Рассказала она и о том,
что за эти долгие шесть лет Милдред не получила ни
одной весточки ни от Чарли, ни о нем.
Мистера Динсмора эта история глубоко тронула.
—Наверное, пора ей забыть о пропавшем возлюблен­
ном и отдать сердце другому мужчине, —сказал он. —
Ведь даже если Чарли жив, то, скорее всего, не стоит
ее любви. Я знал его мальчиком, и он мне нравился,
но с тех пор я ничего о нем не слышал. Они с дядей ра­
зорились, хотя их вины в том не было. Дядя умер, а
Чарли исчез и, насколько я знаю, в наших краях боль­
ше не объявлялся. Когда я вернусь домой, то порас­
спрошу соседей. Может, мне и удастся выйти на его
след. А пока я могу лишь заверить тебя, что эта исто­
рия останется между нами, —добавил он, заметив на
лице Марсии сомнение.

* Притч 10:22.

200
—Спасибо, —сказала она, и голос ее слегка дрожал.
Я знаю, что могу тебе доверять, Хорас. Ты не представ­
ляешь, как я была бы рада, если бы закончилось это
мучительное ожидание и моя дорогая терпеливая де­
вочка наконец-то освободилась!
Пока у Китов гостили родственники, всем детям
устроили каникулы. Фэн и Эннис освободили от уро­
ков и домашних дел полностью, и они вместе с Элси
каждый день гуляли или катались в экипаже.
По утрам Элси брала Библию, шла в комнату к отцу
и время до завтрака проводила с ним. По вечерам мис­
тер Динсмор отправлял ее спать в половине девятого,
чтобы она могла встать пораньше.
Как-то раз, когда Элси зашла к отцу пожелать ему
спокойной ночи, он несколько раз поцеловал ее и
сказал:
—Завтра утром мы с тобой, наверное, не увидимся.
Мы с дядей идем на охоту и выйдем из дома очень ра­
но. Вернемся к вечеру.
—Ах, как жаль, что маленькие девочки не ходят на
охоту! —воскликнула Элси, обнимая отца. —Но мо­
жет, я встану пораньше и увижу тебя до ухода, папа?
—Вряд ли ты проснешься так рано, дочка. Мы уй­
дем на заре.
—А вдруг я проснусь, папа? Можно, я тогда прибе­
гу к тебе в комнату, чтобы поцеловать?
— Хорошо, но если проспишь — не огорчайся.
И смотри не плачь, пока папы не будет, —добавил он
шутливо.
—Не буду. Но целый день без тебя —это так долго! —
вздохнула она, прижимаясь к нему щекой.
—Вот увидишь, день пройдет быстрее, чем тебе ка­
жется сейчас, —весело сказал отец. —Но даже если ты
заскучаешь, постарайся быть веселой и милой, чтобы
не огорчать родных. Не давай поблажки эгоизму даже
в малом, дочка!
т
—Я постараюсь, папочка, —ответила она, обняв и
поцеловав его на прощание.
Во время этой трогательной сцены поблизости не
было никого, и никто не увидел, как по щекам Элси,
поднимавшейся в комнату Милдред, где она должна
была спать этой ночью, сбежали несколько слезинок.
Элси уже ночевала по очереди у Ады, Фэн и Эннис, и
каждая из сестер принимала у себя маленькую гостью
с большой радостью. Теперь настала очередь Милдред.
И когда Элси вошла в комнату и увидела свою няню,
которая ждала ее, чтобы переодеть, она позабыла обо
всех своих печалях и вскоре заснула крепким сладким
сном.
Милдред поднялась к себе часом позже и, на цы­
почках подойдя к кровати, долго любовалась прекрас­
ным безмятежным личиком. Выражение его напомни­
ло девушке строчки когда-то слышанного ею старин­
ного гимна:

Отметь на челе моем, Боже, —я Твой,


Печать наложи мне Своею рукой!

—Девочка моя дорогая, —прошептала она, склоня­


ясь над Элси, —Если кто-то и отмечен печатью Госпо­
да, так это ты! Неудивительно, что ты царишь в сердце
твоего отца!
За полчаса до восхода солнца Милдред уже бес­
шумно ходила по комнате, стараясь не разбудить ма­
ленькую гостью. Она быстро, но тщательно умылась и
оделась.
Выйдя из комнаты, она оставила дверь приоткры­
той. Мистер Динсмор тоже вышел из своей комнаты,
готовый отправиться на охоту. Они вполголоса при­
ветливо пожелали друг другу доброго утра.
—Я и не знал, сестричка, что ты такая ранняя пташ­
ка, —сказал он.
202
—Я встала сварить вам кофе, дорогие охотники, —
улыбаясь, ответила Милдред, а затем, показывая на
свою дверь, добавила. —Зайди, если хочешь. Я знаю,
тебе хочется поцеловать дочку. Она еще спит.
—Спасибо!
Он прокрался внутрь и долго вглядывался в спо­
койное личико, наклоняясь над своей любимицей все
ниже. Вдруг его усы задели розовую круглую щечку.
—Папа, —пробормотала Элси сквозь сон, а когда
он поцеловал ее, проснулась и тут же его обняла:
—Папочка! Как хорошо, что ты пришел! Пожалуй­
ста, можно я встану и провожу вас?
—Нет, моя малышка, лежи спокойно и постарайся
поспать еще немного. Все равно мы уедем еще до того,
как успеешь одеться. До свидания, родная. Днем не гу­
ляй долго на солнце, а вечером оденься потеплее. Хотя
вечером я уже вернусь.
—Надеюсь, что вернешься, папа. Но даже пока тебя
не будет, я все равно буду тебя слушаться.
—Я нисколько в этом не сомневаюсь, —ответил
мистер Динсмор.
Когда дверь за отцом закрылась, девочка, привык­
шая слушаться его во всем, повернулась на бочок и
вновь заснула.
Но когда Милдред минут за сорок до завтрака под­
нялась к себе в комнату, Элси уже сидела одетая и чи­
тала Библию.
—Тебе нравится эта книга, Элси, радость моя? —
спросила Милдред.
— Очень нравится. Я люблю, чтобы Библию мне
читал папа. Мы читаем каждое утро, сегодня —первый
раз, когда его нет со мной с тех пор... С тех пор как я
заболела, —голос Элси звучал, словно она вот-вот рас­
плачется.
—Как прекрасно иметь такого доброго, хорошего
отца! —весело сказала Милдред.
203
—О, конечно, Милли! —ответила Элси, и лицо ее
озарилось. —Я так его ждала, когда он путешествовал
по Европе! Я ведь его никогда не видела, и мамы у
меня нет, и братика с сестричкой тоже. И теперь я
всегда-всегда хочу быть рядом с папочкой! Мой ми­
лый папа!
—Ты скучаешь по нему? Думай лучше, что сейчас
он хорошо проводит время и скоро вернется к своей
крошке. Я знаю, он никогда тебя не забывает. Он у ме­
ня спрашивал, что мы с тобой будем сегодня делать, и
я рассказала ему свой план. Ему понравилось. Хо­
чешь, и тебе расскажу?
—Да, сестрица! Расскажи, пожалуйста! —восклик­
нула девочка с интересом.
—Сегодня после обеда дамы нашего города собира­
ются, чтобы вместе шить. А до этого, то есть утром,
нам с мамой и сестрами тоже нужно закончить кое-ка­
кое шитье. Обычно пока все шьют, кто-то один читает
вслух, и мы с удовольствием примем тебя, чтобы ты
могла и пошить вместе с нами, и почитать, если хо­
чешь.
—Очень хочу, если... Если папа одобрил ваши кни­
ги. Он никогда не позволяет мне ничего читать без его
разрешения.
—Так вот почему он сказал: «Передай Элси, что она
может читать и слушать все, что выберет тетя Мар­
сия». У нас есть несколько интересных книг, которые
ты, может быть, еще не читала.
—Милли, это просто замечательно!
— Ну что же, - сказала Милдред. - Тогда мы не­
много прогуляемся сразу после завтрака, а потом про­
ведем остаток утра, как я предложила. Твой папа гово­
рит, ты очень хорошо читаешь, да и шить мастерица.
—Не знаю, понравится ли вам мое чтение и рукоде­
лие, —скромно ответила Элси. —Но я с удовольствием
попробую и постараюсь, сколько могу.
т
Они провели утро так, как и собирались. А когда
после обеда миссис Кит со старшими дочерьми отпра­
вились на собрание швейного общества, Эннис с Элси
остались вдвоем.
После обеда стало очень душно, и Эннис предло­
жила взять кукол и пойти в пещеру, которую братья
обустроили для нее и Фэн возле места впадения в реку
быстрого ручья. Попасть туда можно было, спустив­
шись с обрывистого берега по лестнице, которая рас­
полагалась в саду за домом.
Пещера была с большим вкусом украшена мхом,
камешками и ракушками, там стоял удобный деревен­
ский стул, искусно сделанный из неотесанных веток и
прутиков.
В летний денек в таком прохладном и уютном мес­
течке приятно было отдохнуть и помечтать. Прозрач­
ные сверкающие воды реки облизывали камешки пря­
мо у ваших ног, густые листья винограда закрывали
вход в пещеру, и с противоположного берега и прохо­
дящих судов она была незаметна. Детям нравилось тут
играть. Здесь было совсем не опасно, и младшие де­
вочки часто сюда приходили.
Элси с Эннис сошлись характерами и полюбили
проводить время вместе. Они пробыли в прохладной
пещере больше часа, когда вдруг послышался прибли­
жающийся скрип уключин и всплески весел. Сквозь
занавес зеленых листьев они увидели, что к ним под­
плывает лодка, а на веслах сидят Сирил и Дон, кото­
рым теперь было уже соответственно шестнадцать и
четырнадцать.
—Привет! Мы так и думали, что найдем вас здесь,
девочки, —окликнул их Сирил. —Не хотите прока­
титься на лодке?
- Да, да! Конечно! —воскликнула Эннис, прыгая от
восторга и хлопая в ладоши. — Пойдем, Элси, это
очень весело, вот увидишь!
20S
Элси вскочила, готовая согласиться. Лицо ее сияло,
и вдруг выражение его резко изменилось.
—Боюсь, я не должна, Эннис, —сказала она. —Воз­
можно, папе это не понравится, а я не могу у него
спросить, ведь он уехал.
Мальчики подвели лодку поближе к берегу, и Си­
рил протянул руку, чтобы помочь Элси забраться.
—Давай, не бойся! —сказал он как можно убеди­
тельнее. —Думаю, твой папа не стал бы возражать. Это
совсем не опасно. Я тут столько раз и на лодке катал­
ся, и рыбу ловил, и плавал. Здесь нет ни омутов, ни
быстрин, разве что ближе к середине, но мы останемся
у берега, обещаю!
—Папа очень строгий и не все мне разрешает, —
возразила Элси и отступила на шаг, не сводя с лодки
глаз, в которых явственно читалось огромное желание
покататься по реке.
—Но он же не против, чтобы ты весело проводила
время? —спросил Дон.
—Да, не против, если развлечения безопасные и хо­
рошие, —ответила Элси нежно. —Он очень меня лю­
бит.
—Значит, он не захотел бы, чтобы ты отказала себе
в таком удовольствии, — сказал Сирил. — Лодку я
одолжил, завтра ее придется отдать.
—А если ты не поедешь, то и я не смогу, —добавила
Эннис.
—Конечно, сможешь! —возразила Элси. —Не обра­
щай на меня внимания. Я поднимусь в дом и найду,
чем заняться. Почитаю, пока ты не вернешься.
—Нет-нет! Я не оставлю гостью одну! Это невежли­
во! Да мне и невесело будет без тебя. Элси, ну, пожа­
луйста! Мне так хочется прокатиться!
—Я тоже хочу, правда! И ради тебя, и ради себя са­
мой, —ответила Элси. —Ах, если бы знать наверняка,
что сказал бы папа!
206
—Тогда считай, что он согласен, —сказал Сирил. —
Так будет правильней всего. Вряд ли он на тебя рассер­
дится.
Однако Элси по-прежнему колебалась.
—А! —поддразнил ее Сирил. —Значит, вот какой
твой папа строгий! Боишься, он тебя высечет?
—Нет! —ответила Элси и покраснела. —Неужели
ты думаешь, я такая плохая и слушаюсь папу только
потому, что его боюсь?
—Нет, прости, пожалуйста. Я знаю, что ты его лю­
бишь и стараешься поступать правильно. Но он такой
вежливый, всегда думает о других и, наверное, хочет,
чтобы и ты вела себя так же.
—Конечно.
—Тогда он точно позволил бы тебе поехать с нами —
ведь если ты откажешься, то испортишь нам все удо­
вольствие.
—Да, Элси! Мы одолжили эту лодку специально
для тебя, —сказал Дон. —А ты отказываешься! Если б
катание на лодке было чем-то плохим, мы даже и не
подумали бы к тебе приставать. Но разве папа когда-
нибудь запрещал тебе кататься с нами на лодке?
—Нет, Дон, но, может быть, ему просто в голову не
пришло, что вы мне это предложите.
—Элси! Ну поедем, Элси! —умоляла Эннис. —Я без
тебя не поеду, а как обидно лишиться такой радости!
— Мистер Динсмор поручил тебя нашей маме? —
спросил Сирил.
-Д а .
—Тогда и говорить не о чем! Мама позволяет Эннис
кататься с нами, значит, и тебе позволила бы.
Элси помолчала с минуту, взвешивая в уме все «за»
и «против». Конечно, папа полностью доверяет тете
Марсии, ведь он сказал, что Элси может читать все,
что та ей даст. Папа оставил ее на тетином попечении.
А прошлым вечером он сам сказал, чтобы она прислу­
шивалась к желаниям других, не огорчала родных и не
позволяла эгоизму взять верх даже в малом. Конечно,
он не захотел бы, чтобы она испортила день своим
юным родственникам.
Но ведь он никогда не разрешал ей рисковать пона­
прасну. Только вот Сирил говорит: никакой опасности
нет... И прокатиться по реке очень хочется!
Чаши весов колебались, и в конце концов Элси
позволила перевесить той, на которой лежало ее жела­
ние. Она подала Сирилу руку, быстро спрыгнула в лод­
ку и уселась рядом с донельзя обрадованной Эннис.

Ш
Глава 20

Счастливые взаимною подмогой,


Любовью обоюдною, — венцом
Блаженства нашего...

Джон Мильтон. «Потерянный рай», книга IV*

альчики взялись за весла, оттолкнулись от

М берега и некоторое время плыли против те­


чения, потом развернули лодку и поплыли
по течению вдоль берега, держась, как и обещали, по­
дальше от середины реки.
Сперва сердце у Элси то и дело замирало, к тому же
она переживала, правильно ли поступила, поддавшись
на уговоры, но вскоре позабыла о своих тревогах и
терзаниях и всей душой отдалась веселью.
Дети болтали, смеялись и пели, окунали руки в
прозрачные волны, пытались разглядеть камешки на
дне и рыб, плававших тут и там. Иногда они причали­
вали к берегу, чтобы набрать букет осенних листьев,
потом возвращались в лодку.
Воздух был свеж, и большую часть прогулки они
были защищены от солнечных лучей высокими бере­
гами, деревьями и кустарником.

* Перевод А. Штейнберга.

209
8 Милдред: годы ожидания
Мальчики гребли без устали, ведь пассажирки их
были совсем легкими. Чтобы плыть вниз по течению,
весла были совсем не нужны, однако даже против те­
чения грести было нетрудно. И время пролетело неза­
метно.
—Солнце уже совсем низко, —сказал, наконец, Си­
рил, —а нам до дома еще целую милю плыть. Пора по­
ворачивать, Дон. Сколько сейчас времени, Элси?
Девочка достала свои хорошенькие часики и не­
много испуганно сказала:
—Полшестого. Становится прохладно, вам не ка­
жется?
—Да, пора ужинать. Давай, Дон! Надо приналечь на
весла, братишка!
—Раз-два взяли, раз-два дружно! —весело ответил
Дон, погружая весло в воду.
—Зря мы не захватили для вас шали, девочки, —за­
метил Сирил, обеспокоенно поглядывая на Элси.
—Мне не холодно, —сказала Эннис.
—А вот Элси замерзла. Позволь-ка, сестричка, я
накину на тебя свою куртку, —сказал Сирил. —Никто
тебя не увидит, а я нисколько не хочу, чтобы ты про­
стыла.
—Но ты же сам замерзнешь, —сказала Элси и от­
клонилась, не давая ему накинуть куртку ей на плечи.
—Мне не холодно. Я сижу на веслах, и сейчас мне
даже жарко как в печке, —ответил мальчик, рассмеяв­
шись, и она больше не противилась.
Когда они подплыли к пещере, то увидели на бере­
гу тетушку Хлою, которая с шалью в руках в тревоге
разыскивала свою питомицу.
—Нянюшка! Вернулся папа? —окликнула ее Элси.
—Нет, птичка моя, но масса вот-вот будет. Как же
ты, моя детка, села в лодку, да без шали? Вечером хо-
лодно-то как! Ох, боюсь, масса осерчает. А если б вы
перевернулись, тогда что?
210
— Ну будет-будет, тетушка Хлоя! Я один во всем
виноват. Если и надо кого-то ругать, то меня, - доб­
родушно сказал Сирил, помогая Элси выбраться на
берег.
—Ох, нянечка! Что же я наделала! Думаешь, папа на
меня рассердится? —спросила девочка встревожен­
ным шепотом, пока нянька хлопотливо закутывала ее
в шаль. Куртку вернули Сирилу с благодарностью.
—Может, и нет. Не бойся, моя сладкая!
—Да что же плохого, что она покаталась на лодке?
Ты же не нажалуешься на нее, тетушка Хлоя? —сказа­
ла Эннис, пока они взбирались по лестнице.
—Я-то ничего не скажу, деточка. Зачем? Но ведь
она сама расскажет! Обычно едва только масса —в
дом, как Элси сразу ему выкладывает все-все, что де­
лала.
—Ты ему расскажешь, Элси? —спросила Эннис.
—Да, мне будет плохо, если я утаю это от папы. Бо­
юсь, не стоило мне ездить.
Элси говорила с несчастным видом, она очень тер­
залась, представляя, как рассердится отец. Нянины
слова заставили ее взглянуть на свою прогулку по реке
по-иному, и теперь она уже не надеялась, что папа
одобрит эту затею. К тому же, скорее всего, они опоз­
дали к ужину, а такого мистер Динсмор совершенно не
терпел.
Мореплаватели поспешили в дом, думая, что все
уже ужинают. Но в столовой было пусто, и, хотя стол
был накрыт, еду еще не подали. Марсия с дочерьми
уже вернулись и теперь поджидали запаздывающих
джентльменов.
Элси обрадовалась задержке. Она бегом кинулась
переодеться к ужину и вскоре спустилась вниз.
Но от охотников по-прежнему не было ни слуху, ни
духу, и Элси стало не по себе. Вдруг с ее дорогим па­
почкой что-то случилось? Может быть, это ей в нака­
211
8*
зание за то, что она была непослушной... или недоста­
точно послушной.
—Тетя Марсия, —спросила она, подойдя к миссис
Кит, —как вы думаете, почему джентльмены задержи­
ваются?
—Не знаю, моя хорошая. Но уверена, ничего страш­
ного не случилось. Может, они забрели дальше, чем
собирались. Не тревожься. Причин для беспокойства
нет, —ответила тетя ласково и ободряюще.
Они прождали целый час, и миссис Кит, наконец,
решила ужинать без мужчин.
—Дольше ждать ни к чему, —сказала она. —Скорее
всего, они остановились поужинать по дороге.
Элси держалась непривычно молчаливо, и есть ей
совсем не хотелось. Она то и дело поглядывала на
дверь и чутко прислушивалась к звукам, доносившим­
ся с улицы. Где же папа? Что с ним?
Когда все вышли из-за стола, Элси встала у окна,
чтобы смотреть на улицу и дожидаться его прихода.
Милдред подошла к девочке, обняла ее за плечи и,
поцеловав, спросила:
— Ну что ты так волнуешься и переживаешь, ма­
лышка? В том, что наши с тобой папы задержались
на охоте, нет ничего странного, а тем более страшно­
го.
Элси, склонив голову на плечо Милдред, шепотом
поведала ей на ухо душераздирающую историю о
том, что она наделала после обеда. Она рассказала и о
своем страхе: вдруг папа сочтет ее поступок очень
плохим. Но больше всего Элси боялась, что в наказа­
ние ей с «дорогим папочкой» случилось что-то ужас­
ное.
—Вряд ли катание на лодке такой уж серьезный
проступок, миленькая, —ответила Милдред. —Я не
верю, что Отец наш Небесный может так тебя нака­
зать. Он никогда не наказывает нас, как следовало бы,
212
ведь Он —«Бог, любящий прощать, благий и милосер­
дый, долготерпеливый и многомилостивый»*.
—Да, я знаю, о милосердии Божьем много написа­
но в Библии, —ответила Элси, вытирая слезы. —Как
добр Он ко мне и ко всему Своему творению! Мне
очень стыдно и горько за грехи в моем сердце и в
жизни.
Милдред, стараясь отвлечь девочку от тревожных
мыслей, заговорила про старые добрые времена, когда
они жили в Вайемиде и в Розленде. Элси и в самом де­
ле повеселела и с интересом слушала, как кузина рас­
сказывает о ее раннем детстве, но все время погляды­
вала за окно и прислушивалась.
Часы пробили восемь, и Элси со вздохом вытащила
свои часики и сверила время.
—Господи, ну почему их все нет и нет? В половине
девятого я должна ложиться, а мне так хотелось бы до
сна повидаться с папой!
—Думаешь, ему не понравится, если ты его подо­
ждешь? —спросила Милдред.
—Нет, Милли! Он строго требует, чтобы я ложилась
спать в одно и то же время, если только сам не дал мне
разрешения задержаться.
Время шло. В запасе у Элси оставалось всего пять
минут, когда снаружи донеслись голоса и звук знако­
мых шагов.
Она кинулась к двери.
—Папа, папочка, папа! Я так рада! Ты вернулся! Как
я боялась, что с тобой что-то случилось!
—Я так и думал, что моя девочка будет обо мне бес­
покоиться! —сказал мистер Динсмор, наклоняясь и
целуя дочку. —Ничего с нами не случилось, просто за­
шли немного дальше, чем рассчитывали. Но, как ви­
дишь, вернулись целые и невредимые.

* Неем 9:17.

213
—А еще усталые и голодные, да? —спросила миссис
Кит.
—Усталые —да, голодные —нет, —ответил ей муж. —
Мы поужинали час назад у Ворда.
Мистер Динсмор сел и притянул Элси к себе.
—Поздно уже! —сказал он, посмотрев на часы. —
Пора тебе спать, дочка.
—Да, папочка, только... —она обвила его рукой за
шею и, прижав губы к его уху, прошептала. — Мне
очень нужно с тобой поговорить. Можно?
—Конечно. Иди наверх, и пусть тетушка Хлоя тебя
переоденет для сна. Потом надень халатик и тапочки и
приходи ко мне. К тому времени я уже буду там, и мы
поговорим. Мне тоже не хочется ложиться, не пооб­
щавшись с тобой.
Элси ушла, а мистер Динсмор, сославшись на уста­
лость, извинился, что так рано покидает общество, и
поднялся к себе. Элси нашла его там, как они и дого­
ворились.
—Ну что же, моя радость? Ты должна мне что-то
рассказать? —спросил он, усаживая девочку к себе на
колени,
—Должна, папа. Тебе не тяжело меня держать? Ты
не слишком устал?
—Когда я держу мою девочку на руках, я отдыхаю, —
ответил он и поцеловал дочку с привычной нежнос­
тью.
—Папа, боюсь, сегодня я не заслуживаю твоей лас­
ки, —пошептала Элси, потупившись, и щеки ее по­
краснели.
—Мне очень жаль, если это и вправду так, —с неж­
ностью отозвался отец. —Но я очень рад, что ты ни­
когда ничего не пытаешься утаить от папы.
Он ждал, когда Элси сама все расскажет, зная, что
задавать ей вопросы нет нужды.
—Папа, —заговорила она так тихо, что мистер Дин-
21* '
смор еле разбирал слова, —сегодня мы с Эннис ката­
лись на лодке. Сирил и Дон были на веслах.
—И моя девочка согласилась прокатиться без папи­
ного разрешения? —огорчился он.
—Но тебя же не было! У кого мне было спросить? —
и Элси разрыдалась.
—Вот по этой причине моя дочка и должна была от­
казаться.
—Но, папа, откуда же мне было знать, что ты про­
тив? Я подумала, ты не захочешь, чтобы я испортила
день моим родным, а они сказали, что испорчу, если
откажусь.
—Думаю, ты меня знаешь достаточно и могла бы
сама догадаться, если бы хорошенько подумала. Ты
поняла бы, моя хорошая, что я вряд ли соглашусь, что­
бы ты подвергала себя опасности ради чужого удо­
вольствия.
—Но, папа, тетя Марсия позволяет Эннис кататься,
и Сирил сказал, что никакой опасности нет.
—Глупости! Сирил еще мальчик, не ему об этом су­
дить. Течение здесь очень сильное и бурное. Я ни за что
не позволил бы тебе кататься на лодке с мальчиками и
очень рад, что все обошлось. Но тобой я недоволен!
—Папа, прости меня! Пожалуйста, не сердись! -
еще пуще зарыдала девочка, уткнувшись в отцовское
плечо.
Мистер Динсмор немного посидел молча, потом
поднял головку Элси, утер ей слезы своим платком и
поцеловал ее.
—Думаю, искушение было слишком сильным, и
речи о непослушании здесь нет, так что я тебя про­
щаю. Однако, доченька моя, больше никогда так не
делай!
—Нет, папочка! Не буду! —сказала она и облегчен­
но вздохнула. —Ты такой добрый, что не наказал, по­
жалел меня.
215
— Я не только тебя, я и себя пожалел. Ведь мне так
же больно, как и тебе, когда приходится тебя наказы­
вать, —сказал он и обнял дочку. —А теперь, моя ра­
дость, пожелай папе спокойной ночи и иди в по­
стельку.
Ибо всякая плоть — как трава,
и всякая слава человеческая —как цвет на траве:
засохла трава, и цвет ее опал.
&

Апостол Петр*

ннис поджидала Элси в комнате Милдред. Ей


тоже было не по себе: ведь это она уговорила
девочку прокатиться, а теперь у той, наверное,
крупные неприятности.
—Элси! —воскликнула она, когда та вошла. —Папа
отругал тебя? Наказал? Ты плакала?
—Он сказал, что недоволен мной, —ответила Элси,
смахивая слезинку. —А это хуже всякого наказания.
Но потом он меня простил, поцеловал и пожелал спо­
койной ночи.
—Как я рада, что все хорошо! —воскликнула Эннис
и горячо обняла Элси. —Я ведь боялась, что он тебя
высечет!
—Да что ты! Он никогда меня не сек, и думаю, ни­
когда не будет! —сказала Элси, залившись пунцовой
краской.
На следующий день девочки отправились прогу­
ляться по речному берегу. Следом семенила тетушка
Хлоя, не спускавшая глаз со своей питомицы.
Навстречу им шел мальчик, который вдруг крик­
нул, обращаясь к кому-то за их спинами:
—Привет, Тим! Куда это ты?
В эту минуту их обогнали двое мальчишек, и тот,
что помладше, на вид лет десяти, разразился в ответ
таким потоком богохульств, что девочки задрожали от
ужаса.
—Хм, в то место ты, пожалуй, иди один, —насме­
шливо ответил ему первый мальчик. — Одного не
пойму: чего так ругаться в ответ на самый простой, бе­
зобидный вопрос.
—Да ладно, Билл, не обращай внимания, —ответил
мальчик, бывший с Тимом. —Он разозлился до ужаса,
потому что мать запретила ему ходить на реку, а мы
как раз туда собираемся.
—В таком случае, Джордж, если он утонет, то, ско­
рее всего, попадет как раз в то место, которое только
что поминал, —заметил Билл и пошел своей дорогой.
Девочки замерли и смотрели, как двое сорванцов
бегом спустились к воде, прыгнули в лодку, привязан­
ную к дереву, отвязали веревку и, оттолкнувшись от
берега, поплыли по течению.
Они не были такими осмотрительными, как Сирил,
и выплыли на середину, так что течение подхватило
лодку и быстро понесло ее вниз по реке.
На несколько сот ярдов ниже того места, где маль­
чики сели в лодку, реку когда-то пересекал деревян­
ный мост. Его снесло весенним паводком, но опоры
по-прежнему торчали из воды. В одну из этих опор и
врезалась лодка. Она перевернулась, а мальчики сва­
лились в воду в самом глубоком и опасном месте.
Девочки и чернокожая нянька, ставшие свидетеля­
ми' несчастья, закричали, что есть мочи. Мужчины,
т
работавшие в поле неподалеку, услышали их крик и
тут же кинулись на выручку мальчикам.
Джорджа они вытащили: он был жив, хотя и до
крайности перепуган. А вот Тима спасти не удалось.
Даже тела его не нашли.
Когда об этом сообщили девочкам, которые стояли
на берегу, обезумев от волнения и переживая за несча­
стных мальчишек, обе горько зарыдали. Они кинулись
домой, на бегу вытирая слезы.
Миссис Кит с мистером Динсмором беседовали в
гостиной. В руках у Марсии, как обычно, было шитье.
Вдруг в комнату влетели девочки, рыдая так безутеш­
но, словно их сердечки вот-вот разобьются.
—Дитя мое! Что случилось? —спросил удивленный
и встревоженный мистер Динсмор, крепко обнимая
сотрясающуюся от рыданий Элси.
—Мамочка! Мамочка! Мы только что видели, как
утонул мальчик! —воскликнула Эннис, зарываясь ли­
цом в материнскую юбку. —Это был Тим Джонс, а ведь
мама ему запретила ходить на речку! А он пошел, да по
дороге еще и сквернословил.
—А потом... Ох, папа! Он умер! —всхлипывала Эл­
си. —И я даже не могу за него молиться! Папа! Он по­
губил свою душу!
—Погубил или нет —это нам неизвестно, дочка, —
ответил отец, утешая ее. — Не стоит терять надежду:
ведь, может быть, упав в воду, он в последний миг при­
звал Христа и молил Его о прощении и спасении.
— Христос очень добрый, Он всегда готов про­
стить нас и спасти, —сказала Элси, немного успокаи­
ваясь. —Только, папа, у нас очень мало надежды, что
он все-таки обратился к Иисусу и получил от Него но­
вое сердце!
—Как все это печально! —вздохнул отец. —И я не
могу избавиться от мысли: а что было бы, если б по­
добное случилось вчера с моей девочкой! Боже мило­
сердный! Элси, родная моя, такую потерю мне не вы­
нести! У меня сердце кровью обливается, как подумаю
о родителях утонувшего мальчика.
—Папочка, Господь очень добр к нам, —прошепта­
ла она, прижимаясь щекой к щеке отца, а он прижи­
мал дочку к своему сердцу. —Как я счастлива, что Он
не дал мне упасть в реку и утонуть, хотя я и была такой
непослушной —поехала кататься без разрешения.
—Но я ведь и не запрещал тебе, —ласково сказал
отец. —К тому же я знаю, что моя девочка любит Хри­
ста и старается Ему служить. Так что я не мучился бы
от страха, что потерял тебя навеки. Я никогда не смогу
отблагодарить Господа, что ты по-прежнему со мной,
драгоценное мое дитя!
Они говорил так тихо, что миссис Кит, даже если
бы и не была занята, утешая Эннис, все равно не разо­
брала бы ни слова.
...Казалось бы,
Пустяк, по существу — ничто,
В благоприятный миг склоняет чашу
Весов судьбы, свершая величайшие дела...

Джеймс Томсон. Трагедия «Танкред и Сигизмунда»

риближался день свадьбы мистера Хораса

П Динсмора и мисс Розы Аллизон, и Динсморы


больше не могли гостить в Плезант Плейнз.
Мысль о предстоящем расставании печалила всех. Не­
смотря на то что дети провели вместе не так уж много
времени, они очень друг к другу привязались. А Мар­
сия и Хорас, которые были близки всегда, словно
вдохнули в прежнюю дружбу новую жизнь.
Когда дилижанс, увозивший Элси и ее отца, тро­
нулся с места и вскоре исчез из вида, Фэн и Эннис за­
рыдали так горько, что миссис Кит и Милдред, не дав
воли своей собственной печали, принялись утешать
девочек.
А мистер Динсмор, сидя в дилижансе, вытирал мо­
крое от слез личико Элси, ласково утешал дочку и обе­
щал, что вскоре она вновь встретится с Милдред и Эн­
нис.
— Как знать, —весело говорил он, —может, нам
ч; , ;
удастся убедить мистера и миссис Кит, и они отпустят
их погостить у нас в Оаксе следующей зимой.
—Как было бы замечательно, папа! —воскликнула
девочка, улыбаясь сквозь слезы. —Ты спросишь у тети
с дядей?
—Спрошу, если перестанешь плакать. Ведь если ты
так и будешь лить слезы, то я и сам разревусь, —сказал
он шутливо. —Представляешь, как нам будет стыдно?
Представив, как отец разревется, Элси засмеялась.
А он заговорил с ней о том, какие подарки они купят в
Нью-Йорке для дорогих родственников, с которыми
только что попрощались, и для «новой мамы» Элси, и
вскоре девочка вернулась в свое обычное солнечное
настроение.
К счастью, кроме них, в дилижансе никого не было.
Мы не станем описывать в подробностях путешест­
вие Элси и мистера Динсмора, скажем лишь, что они
благополучно добрались до Филадельфии, где жила
мисс Роза Аллизон и где должно было состояться бра­
косочетание.
Прибыв в город, мистер Динсмор разместил Элси с
няней в доме у мистера Аллизона, а сам со слугой
Джоном поселился в гостинице. Свадьба была назна­
чена на следующее утро, а время близилось к вечеру,
так что разлучились они ненадолго.
Мистер Динсмор поужинал в ресторане гостини­
цы, не замечая, что его пристально разглядывает ка­
кой-то человек, сидящий за столиком в противопо­
ложном конце зала. Это был безупречно одетый
джентльмен, высокий, хорошо сложенный, с правиль­
ными чертами, открытым и умным взглядом ясных го­
лубых глаз и благожелательным выражением лица, об­
рамленного каштановыми волосами и бородкой.
«Вряд ли я ошибся. Такое лицо ни с кем не спута­
ешь. Но все же надо проверить», —сказал сам себе не­
знакомец, поднимаясь из-за стола.
222
Он отправился к стойке администратора, просмот­
рел список постояльцев и среди прибывших в тот день
нашел мистера Хораса Динсмора. Увидев знакомое
имя, он очень обрадовался, хотя, с другой стороны,
испытывал некоторые сомнения: как знать, захочется
ли другу его детства возобновить отношения.
Мистер Динсмор сразу после еды удалился в свой
номер. Едва он оказался у себя, как слуга доложил ему
о посетителе и вручил визитку.
«Доктор Чарльз Ландрет», значилось на ней. Мис­
тер Динсмор прочел это имя с огромным удивлением,
и его охватили противоречивые чувства.
—Проводи джентльмена ко мне. Скажи, что я рад
буду с ним повидаться, —велел он слуге. Когда дверь
за слугой закрылась, он принялся медленно расхажи­
вать по комнате, погруженный в размышления.
«Вот уж чего никак не ожидал! А ведь, возможно,
нас свело само Провидение, —думал он. —Не могу се­
бе представить, что мой старый друг Чарли Ландрет
способен поступить низко. Так что не стану обвинять
его заранее. Дай-то Бог, чтобы я смог помочь бедняж­
ке Милдред!»
В коридоре послышались быстрые шаги, дверь от­
ворилась, и через мгновение друзья детства оказались
лицом к лицу.
—Хорас! Вы меня не забыли?
Голос, рукопожатие, сияющее лицо —все выражало
такую искреннюю радость и дружеское расположение,
что сомнения мистера Динсмора развеялись. Такого
лица не могло быть у человека лживого и бессердечно­
го. И он ответил на приветствие столь же горячо.
—Забыть вас, Чарли? Как можно! Я очень рад, что
вы навестили меня сегодня, ведь завтра я снова уез­
жаю на Юг.
—Что, решили податься в родные края, где мы иг­
рали вместе, когда были мальчишками? — и Чарли
' — "
вздохнул, припоминая те далекие дни. —Давно вы от­
туда уехали? —спросил он.
—Несколько месяцев назад. Я только что из Инди­
аны. Там живут мои родственники, семейство Китов.
Говоря это, мистер Динсмор пристально следил за
своим собеседником.
Ландрет густо покраснел. Во взгляде его читался
живой интерес и боль, когда он, немного замявшись,
спросил:
—Вот как? И что, у них все в порядке?
—Да, спасибо! Все замечательно. Одна из дочерей —
их всего пять —вышла замуж.
—Милдред? —хриплым шепотом спросил молодой
человек, отвернувшись в сторону.
—Нет, она по-прежнему не замужем, и это очень
странно, потому что она привлекательна во всех от­
ношениях: и собой хороша, и характер у нее —просто
чудо:

Венец земных начал, она


Для дома Богом создана,
И все ж духовное нет-нет
Свой ангельский в ней явит свет*.

Думаю, никогда я не встречал девушки, которой


так подходили бы эти строки Вордсворта.
Ландрет вскочил и крепко схватил мистера Дин-
смора за руку, лицо его засияло надеждой и радостью.
—Вы вытащили меня из глубин отчаяния! —вос­
кликнул он дрогнувшим голосом.
—Она вам небезразлична?
—Я люблю ее! Люблю так, как ни один мужчина не
любил ни одну женщину!

* Вильям Вордсворт. «Созданьем зыбкой красоты...». Перевод


Э. Шустера.

224
Хорас в ответ лишь улыбнулся, вспомнив о том, как
он любит Розу. Вспомнил он и о первой своей жене,
однако оспаривать слова друга не стал.
—Милдред в высшей степени достойна такой люб­
ви, —только и сказал он.
—А ведь мне сообщили, что она вышла замуж, и я
чуть не умер от горя, —продолжал Ландрет. —Но я ее
не винил, ведь она никогда и ничего мне не обещала.
—Но где же вы были все эти годы? И как оказались
здесь, Чарли? Я с радостью послушал бы вашу исто­
рию.
—Сперва я отправился на шахты в Южную Амери­
ку, —сказал Ландрет. —Это были очень тяжелые вре­
мена, но через два года мне невероятно повезло: я на­
шел золотой самородок. Вскоре я вернулся на Роди­
ну. Я много раз писал Милдред из Южной Америки,
но в ответ не получил ни строчки. А когда вернулся
домой, мне сказали, что она вышла замуж. От этого
удара я и вправду чуть не умер, однако, Динсмор, го­
ре мое и разочарование оказались для меня благо­
творными. Я пришел к Тому, о Котором говорили за­
кон и пророки, к Иисусу из Назарета, Спасителю и
Другу грешников.
— Слава Богу, Чарли! —воскликнул мистер Дин­
смор с глубоким волнением, и руки христиан встрети­
лись в братском рукопожатии.
—Обретя Господа, —продолжал Ландрет, —я стал
думать лишь о том, чтобы служить Ему. Я искал, в ка­
кой области смогу принести наибольшую пользу, и из­
брал благородную профессию врача, потому что все­
гда питал склонность к медицине, и по долгу службы
интересовался ею и прежде. Так что я поселился здесь
и принялся за учебу. Год назад я получил диплом —вы­
учился на терапевта и хирурга, и с тех пор работаю в
больнице. Сейчас я подыскиваю место, где мог бы от­
крыть частную практику.
225
— На Западе врачей не хватает, —заметил мистер
Динсмор, как бы невзначай, но глаза его искрились и
смеялись.
Ландрет весь подался к нему:
—Там ведь живет моя любимая! И вы воскресили во
мне надежду! Что ж, попробую завоевать ее сердце. Дин­
смор, я тотчас же завершу все свои здешние дела, чтобы
как можно скорее отправиться в Плезант Плейнз.
—Чарли, вы молодец! Я желаю вам успеха в обоих
ваших предприятиях: и в любви, и в работе. Однако
прошу вас, не уезжайте из Филадельфии до завтраш­
него полудня. Я хочу пригласить вас на свою свадьбу.
Милдред и все ее родные с радостью услышат о ней от
очевидца.
—Вы женитесь?
—Бракосочетание назначено на завтрашнее утро,
на девять часов. И мне хотелось бы представить моего
будущего родственника жене, а вас познакомить с той,
чье очарование —и внешнее, и духовное —в моих гла­
зах не затмит даже такая девушка, как Милдред Кит.
—Если так, то я мечтаю познакомиться с вашей из­
бранницей, —ответил Ландред с улыбкой. —Но своей
болтовней я не даю вам подумать о невесте, и, боюсь,
она меня за это не поблагодарит.
— Она великодушна и только обрадуется, если
Милдред будет счастлива с вами.
—Милдред будет счастлива со мной? —переспро­
сил Ландрет, и лицо его просияло.
—Да, Чарли! Вы были со мной откровенны, и я не
стану скрывать, что Милдред до сих пор не замужем
именно из-за вас, хотя ей и предлагали руку и сердце
многие завидные женихи. Мне рассказала об этом ее
мать. И кстати, —добавил он со смехом, —позволю се­
бе заметить, что вам очень повезло с будущей тещей.
—Буду рад познакомиться с матушкой Милдред в
этом качестве, —шутливо ответил Ландрет. —Думаю,
Ш
вряд ли у меня получится завершить все дела до завт­
рашнего полудня, так что я с благодарностью прини­
маю ваше приглашение, Динсмор. Мне очень хочется
посмотреть на вашу невесту и не терпится снова уви­
деть вашу дочку, с которой я часто встречался в первые
два года ее жизни в Розленде. Она мне всегда казалась
прекраснейшим созданием. Я даже думал, что на зем­
ле таких и не бывает! Она, конечно, тоже тут?
— Да, и вы увидите ее завтра, —ответил Динсмор,
тронутый, что его дорогую девочку так хвалят.
Побеседовав еще немного —главным образом об
общих друзьях и переменах, случившихся в родных
краях с тех пор, как Ландрет уехал, —они расстались,
на прощание крепко пожав друг другу руки, радуясь
нежданной встрече и предвкушая завтрашний день.
^ Vi .он жил в ее сердце,S
В облике преэк&щ своем, молддоку/прекрасном,
Даже прекрасней, чем прежде,
в немом отчуждении разлуки.
В мысли ее о любимом время вторгаться не смело,
Годы власти над ним не имели — он не изменился,
Как не дано измениться тому, Кто ушел или умер.
,- \
- %«*** ^ ^ с".-;
W ■■t :.S ■« ". Щ

Генри Уодсворт Лонгфелло.


Поэма «Эванджелина» *

Б
ыл вечер. Милдред сидела в гостиной одна: все
остальные ушли на концерт. Ее тоже уговарива­
ли пойти, однако она отказалась, сказав, что
предпочитает посидеть дома, в тишине. На самом деле
ей просто было очень грустно, и она устала, бывая на
людях, сдерживать свои чувства. Ей хотелось в одино­
честве предаться своему горю.
Весь день Милдред старалась казаться веселой,
хоть ей было совсем невесело: сегодня мысли о поте­
рянной любви не оставляли ее ни на минуту. Отчего в
этот вечер сердце ее с такой тоской и нежностью рва­
лось к Чарли? Отчего так страстно хотелось ей загля­
нуть ему в глаза, услышать звук его голоса, почувство­
вать прикосновение его руки?
Она попробовала было читать, однако образ воз­
любленного заслонял страницы книги.

* Перевод Г. Кружкова.
Милдред встала и принялась ходить по комнате.
Она не плакала, а только тяжело вздыхала, прижимая
руку к сердцу. Ставни были отворены и занавеси не
задернуты. В гостиной было тепло и уютно, на столе,
стоящем посередине, ярко горела лампа.
Погруженная в себя, Милдред не услышала, как от­
крылась и вновь закрылась калитка, как заскрипел
гравий под быстрыми мужскими шагами. Она не уви­
дела, как мужчина поднялся на крыльцо, заглянул в
окно и, увидев ее изящную фигуру и прекрасное, хоть
и грустное лицо, замер, очарованный. Она подошла к
открытому фортепиано, пробежала пальцами по кла­
вишам, потом села за инструмент и чистым, нежным
голосом запела с трогательной печалью:

Друзья, кто в могиле,


Кто брошены вдаль, —
Так мир ли пустынный
Покинуть мне жаль?*

Вдруг чувства Милдред переменились, она вновь


опустила руки на клавиатуру и запела благодарствен­
ный гимн —и голос ее, сильный, высокий, звенел ра­
достно, подобно утреннему пению птиц:

Дивная любовь Христова


Выше неба голубого,
Глубже глубины морской,
Дольше вечности седой.
Я о Христе и знать не знала —
Любовь Сама меня сыскала...

— К вам тут какой-то джентльмен, мисс Милдред, —


неожиданно раздался голос Селесты Энн, появившей­

* Томас Мур. «Последняя роза». Перевод А. Курсинского.


ся в дверях.
Милдред встала и повернулась, чтобы поприветст­
вовать гостя. Она немного удивилась, что не услыша­
ла, как он постучал и как служанка прошла через пе­
реднюю открыть дверь.
Селеста Энн впустила незнакомца в гостиную, а са­
ма вышла, но из любопытства притворила дверь не до
конца и задержалась, подглядывая в щелочку. Она ви­
дела, как гость шагнул к Милдред, протягивая к ней
руки. Милдред пристально вгляделась в его лицо,
вдруг побледнела, как мел, пошатнулась и упала бы,
если бы он ее не подхватил. Прижимая ее к сердцу,
гость тихо сказал дрожащим голосом:
— Милдред, дорогая, это я, Чарли! Скажите, ради
Бога, что вы меня еще помните!
«Так я и знала! Так я и думала, что у нее есть воз­
любленный! И как же я рада, что он, наконец, к ней
вернулся!» —посмеиваясь и качая головой, бормотала
себе под нос Селеста Энн, ретируясь на кухню. —Хоть
и боюсь до жути, что увезет он ее теперь далеченько!»
Для двоих, оставшихся в гостиной, следующий час
был, пожалуй, самым блаженным в жизни. Доктор
Ландрет вкратце поведал Милдред свою историю, по­
дробности которой она узнала в будущем...
Однако оставим влюбленных наедине.
Вернувшись с концерта, мистер и миссис Кит за­
стали дочь сидящей рядом с совершенно незнакомым
молодым человеком, но представлять его не было
нужды. Лицо Милдред выглядело таким умиротво­
ренным, так лучилось счастьем, что родители тут же
догадались, кто он такой, и поняли, что все хорошо.
Ландрет понравился всем с первого взгляда: лицо у
него было открытым и умным, держался он почти­
тельно, был мужествен и скромен. Пообщавшись с
Чарли несколько дней, все Киты полюбили его почти
так же, как любили Уоллеса Ормсби. И сам Уоллес с
ш .
радостью принял вновь прибывшего и по достоинству
его оценил.
Милдред же пребывала на седьмом небе, и вся ее
семья радовалась вместе с ней, особенно когда стало
известно, что доктор Ландрет не собирается увозить ее
из Плезант Плейнз.
—Не беспокойтесь, —сказал он, —я слишком хоро­
шо знаю, как горько жить без отца и матери, не имея
рядом ни одной родной души. Разлучать с вами дочь я
не хочу. Вместо этого я прошу вас принять меня в вашу
семью.
—Мы все будем счастливы, —ответила миссис Кит,
к которой он в основном обращался, и при мысли, что
Чарли рос сиротой, на глаза ее навернулись слезы со­
чувствия. — Мы с радостью принимаем вас в нашу
семью. И не только из-за Милдред, но и потому что вы
сами нам очень нравитесь.
—Позвольте выразить вам самую горячую мою бла­
годарность, дорогая миссис Кит! —сказал молодой че­
ловек с чувством. — Вы, несомненно, поймете, что
значит для меня найти мать, если я скажу вам, что моя
мама умерла, когда я был младенцем, и я не сохранил
о ней ни одного воспоминания.
Даже своей возлюбленной Чарли не рассказал, что
он снова сделался человеком состоятельным. Он про­
сто заверил мистера Кита, что сможет содержать жену,
как подобает, потому что у него хорошая профессия и
достаточно средств, чтобы жить, пока он не откроет в
городе свою практику.
Плезант Плейнз рос на глазах, поля вокруг города
быстро застраивались домами, медиков не хватало.
Вряд ли молодой врач мог найти место лучше, и он
окончательно решил поселиться в городе.
Казалось бы, что мешало им с Милдред пожениться
немедля? Этот вопрос он настойчиво задавал и невес­
те, и ее родителям, но те все никак не могли решиться
и тянули с ответом. Мистер и миссис Кит полностью
одобрили этот брак, но им не хотелось отпускать дочь
так скоро.
Сирил поддерживал Ландрета. По словам подрост­
ка, ему очень хотелось погулять на свадьбе у сестры, а
через несколько дней он уезжал в колледж и не сомне­
вался, что жених с невестой вряд ли станут дожидать­
ся, когда он приедет на каникулы. Словом, побывать
на свадьбе он мог, только если она состоится до его
отъезда. Сирил упрашивал, уговаривал, умолял, убеж­
дал, отметал все возражения —и в конце концов до­
бился своего.
—Они же никуда не уедут! —сказал он отцу с мате­
рью. - Поселятся у вас, по крайней мере, до весны.
Я говорил с доктором, и он в восторге от этой мысли, —
и обращаясь к Милдред. —К чему шить приданое? По­
том сошьешь. У тебя есть два новых платья, они как
раз годятся на осень. Есть мамино свадебное платье, в
котором выходила замуж Зилла, и оно как по тебе
сшито и очень тебе идет. Конечно, времени осталось
немного, и мы не успеем организовать такую же пыш­
ную свадьбу, как у Зиллы, но мне кажется, тебе такой и
не хочется.
—Ты прав, - сказала сестра. - Я пригласила бы
только родных и самых близких друзей.
—Правильно: и папе легче будет оплатить все рас­
ходы, и маме меньше возни и хлопот, —высказал Си­
рил самый главный свой довод и добавил с озорной
улыбкой. —Кстати мистер Господень сейчас в отъезде,
так что поженит вас, как и Зиллу с Уоллесом, твой бу­
дущий зять.
Сам того не ведая, брат привел решающий для
Милдред довод: ей очень хотелось, чтобы их сочетал
браком ее старый друг Фрэнк Осборн, к тому же она
серьезно опасалась, что мистер Господень по рассеян­
ности допустит какую-нибудь оплошность.
—Фрэнк будет читать проповедь в следующее вос­
кресенье, - продолжал Сирил. —Если мы попросим,
он останется до понедельника. Я все организую, и в
понедельник вечером вы поженитесь.
—Как любезно с твоей стороны! —рассмеялась сест­
ра.
—Ну же, Милдред! Соглашайся! —воскликнул он,
не обратив внимания на ее слова. —Я уезжаю в среду,
ты же знаешь!
—Сирил! В понедельник у Селесты Энн большая
стирка, и она ни за что...
—Это я беру на себя! —перебил он и торопливо вы­
шел из комнаты.
Вскоре Сирил вернулся, и лицо его сияло.
— Я знал, что сумею ее убедить, — сказал он. —
И убедил. Она в восторге: ведь эта свадьба удивит всех
в городе. Стирку она не отложит, просто встанет за­
темно, чтобы к девяти утра закончить и тогда «займет­
ся готовкой и испечет пирог». Кое-что она приготовит
уже завтра, так что «за угощение можете ни чуточки не
переживать». Так как же, Милли? Больше нет никаких
препятствий!
—Да, мой дорогой братец! - сказала она, с сестрин­
ской любовью и гордостью глядя на его сияющее юное
лицо. — Будь по-твоему. Мы с мамой уже обсудили
твой план и думаем, что он вполне осуществим. К то­
му же мне не хочется тебя расстраивать, не говоря уж о
другом человеке, который заинтересован в этом куда
сильнее твоего, —добавила она, очаровательно крас­
нея и улыбаясь.
—Молодчина, Милли! Я знал, что ты согласишься!
Побегу, расскажу доктору, —и Сирил выскочил из до­
ма, прежде чем Милдред успела его остановить.
Конечно же, доктор Ландрет пришел в восторг.
Словом, никто не возражал, и все спешно принялись
готовить свадьбу.
Милдред считала, что основные хлопоты она обя­
зана взять на себя, однако мать и сестры и слышать об
этом не пожелали.
— Последние годы ты только и делала, что работала
на других, —заявили они. —Теперь твоя очередь отды­
хать и получать удовольствие. Так что лучше посвяти
свое время своему доктору, и радуйтесь вместе.
Поняв, что домочадцы решительно не собираются
принимать от нее помощь, Милдред с радостью после­
довала их совету. Теперь Чарли проводил с ней почти
все время, и все ее мысли были заняты только им.
Ландрет приехал в понедельник, а уговорить сестру
срочно справить свадьбу Сирилу удалось в пятницу.
Месяц назад весь город обсуждал приезд мистера
Динсмора. Судачили, что он приехал просить руки
Милдред. Однако появление в городе еще одного не­
знакомца, который хоть и жил в гостинице, однако
все свое время проводил в доме у Китов, многих оза­
дачило. Теперь городские кумушки с нетерпением
ждали, который из двух мужчин окажется женихом
Милдред.
Свадьба была веселой. Все прошло именно так, как
и задумал Сирил, и на следующее утро в городе только
об этом и говорили.
Но не только кумушки были взбудоражены и заин­
тригованы. В торжественный день венчания большой
сюрприз ожидал и невесту. Она получила загадочную
посылку, адресованную лично ей, и когда ее открыла,
то обнаружила очаровательную шляпку и три шелко­
вых отреза на платья —розового, серебристо-серого и
насыщенного темно-коричневого цвета, а также пер­
чатки, кружева, ленты и цветы.
Вокруг Милдред сгрудились все домочадцы, жела­
ющие посмотреть, что находится в коробке. Каждая
вещь под восхищенные возгласы переходила из рук в
руки. На самом дне Милдред обнаружила записку:
.
«Дорогая Милли,
Я случайно узнал, что ты вскоре выходишь замуж.
Так что мы с Элси, пользуясь оказией, решили по­
слать тебе небольшой подарок, который, надеемся,
ты примешь в знак нашей искренней любви к тебе.
Хорас Динсмор».

Родители и друзья не успели подготовить подарки


для новобрачной, так что, не считая жемчужного ко­
лье, которое доктор Ландрет приобрел для Милдред
еще в Филадельфии, эта посылка стала первым сва­
дебным подарком, полученным невестой.
—Как они добры и внимательны! —воскликнула
она, и глаза ее сияли от радостного волнения. —Но
как же они умудрились? Сколько времени было у ку­
зена Хораса на покупки после того, как он тебя уви­
дел, Чарли?
—Вряд ли достаточно, чтобы купить все это, —от­
ветил доктор Ландрет, по всей видимости, озадачен­
ный не меньше Милдред.
Все объяснило письмо от Аделаиды Динсмор, кото­
рое пришло со следующей почтой. Она присутствова­
ла на свадьбе у Хораса, была подружкой невесты, а
когда новобрачные вместе с Элси уехали домой, на
Юг, на несколько дней осталась в Филадельфии. По
просьбе Хораса и Элси Аделаида сделала все покупки,
добавив несколько подарков от себя и родителей.
Письмо ее было сердечным и ласковым. Она очень
просила поскорее написать ей, как прошла свадьба.
«Поскольку из Хораса ничего невозможно было вытя­
нуть, кроме того, что состоится свадьба».
— Милдред, в церковь в воскресенье ты должна
пойти в новом наряде, —сказала Зилла убежденно. -
Ты наденешь новую шляпку и серое шелковое платье.
Мы успеем его сшить!
И они действительно успели, и как же красива была
Милдред в отливавшем серебром платье! Она привле­
кала к себе все взоры. Однако на богослужении была и
еще одна новобрачная, на которую засматривались
любопытные.
Несколько лет назад Готобед Легкошлем отправил­
ся в другой город, чтобы закончить обучение. И в это
воскресенье он, проповедник Слова Божия, занял ка­
федру мистера Господня и прочел пастве пылкую, та­
лантливую, прекрасную проповедь.
После службы Готобед подвел к Милдред свою же­
ну, хорошенькую миниатюрную женщину с благород­
ным лицом, и с гордостью ее представил.
Обе дамы сердечно пожали друг другу руки. Милд­
ред украдкой окинула новоприбывшую любопытным
взглядом, а Готобед тем временем незаметно оглядел
доктора Ландрета. Милдред представила их друг другу,
и молодые люди обменялись приветствиями и позд­
равлениями.
Преподобный мистер Легкошлем проделал долгое
восхождение и уже ничем не напоминал простодуш­
ного молодого кузнеца, которого когда-то знала Мил­
дред. Он сделался человеком образованным, мудрым,
с правильной речью и прекрасными манерами.
Доктор Ландрет чрезвычайно заинтересовался его
историей, которую Милдред рассказала ему по дороге
домой. Она же сама была счастлива, что в свое время
не разбила сердце несчастного Готобеда, как она боя­
лась. А теперь перед ней, словно залитая ясным све­
том дорога, простиралась жизнь рядом с любимым.

136
Милдред:
годы ожидания
Милдред возвращается домой из Розленда. Как радостна встреча
с родителями, братьями и сестрами! За год отсутствия Милдред
стала настоящей красавицей, а потому и местные молодые люди
немало обрадованы ее возвращением. Но сердце Милдред отдано
Чарли Ландрету. А вот дела Чарли идут все хуже...
Наступает момент, когда Милли перестает получать от него
письма. Она не знает, что случилось, но тем не менее,
по-прежнему не принимает предложения других ухажеров.
Идут годы. Семью Китов навестили Элси и ее отец. Теперь-то мы
узнаем историю их счастливого воссоединения. Но вот уже вышла
замуж младшая сестра Милдред, и Милдред стоит перед выбором:
отдать свое сердце нелюбимому, хоть и очень хорошему человеку
или безо всякой надежды ждать Чарли.

Марта Ф И Н Л И (1828-1909) известна


российским читателям как автор серии книг
о Элси Динсмор. Но у нее была и вторая
любимая героиня — Милдред Кит, которой
было посвящено семь романов писательницы.
Марта Финли прожила тихую жизнь и была
похоронена на маленьком кладбище недалеко
от своего дома, который все еще стоит
в г. Элктон (штат Мэриленд, США). Зато
ее книги — живое свидетельство
о динамичном времени, в которое жила
ее героиня.