Вы находитесь на странице: 1из 11

Секция 2

ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА
И СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

УДК 81'225
О. В. Залевская
ст. переводчик редакции журнала Iberoamérica Института Латинской
Америки РАН; e-mail: multilex@hotmail.com
АЛГОРИТМ ПЕРЕВОДА ЭМОЦИЙ
В статье рассматриваются особенности научного дискурса на русском
и испанском языках в области общественно-политических наук, включая
элементы эмоциональности (убеждения и полемики) и основные характери-
стики языковой личности автора, способы его передачи в испанском языке
с использованием переводческих ИТ-технологий.
Ключевые слова: русско-испанский перевод; политический дискурс;
переводческие ИТ-технологии; эмоциональность; ситуативно-денотативная
модель перевода.

Zalevskaia O. V.
Senior translator, "Iberoamerica” journal editorial board, Institute of Latin
America Russian Academy of Science; e-mail: multilex@hotmail.com

ALGORITHM FOR TRANSLATION OF EMOTIONS


The paper deals with characteristic features of scientific discourse in Russian
and Spanish in the scope of social and political science, focusing on emotion
elements (persuasion and argument), general aspects of author's linguistic
personality and offers several techniques for their translation from Russian into
Spanish using CAT means.
Key words: Translation from Russian into Spanish; political discourse; CAT;
emotion discourse; situational-denotative translation model.

Стремление к выявлению всех возможностей языковой личности


определило интерес к категориям экспрессивности и эмоциональ-
ности и способов их перевода на иностранные языки. Этот аспект
коммуникативной лингвистики стал предметом многочисленных
научных исследований или частным вопросом теории и семантики
эмоций, их концептуализации и вербализации, в частности описания
227
Вестник МГЛУ. Выпуск 24 (710) / 2014

средств для их языкового манипулирования и моделирования. Чув-


ства, эмоции и оценки выражают особое отношение говорящего
к предмету или ситуации, придавая речам и статьям неповторимую
индивидуальность. Они являются основным средством построения
политического дискурса, направленного на формирование у целевой
аудитории определенного мировосприятия.
Мы будем рассматривать дискурс как целенаправленное соци-
альное действие, как речь, непосредственно «погруженную в жизнь»
[1, с. 130–137], включающую, помимо текста, экстралингвистиче-
ские, прагматические, социокультурные и психологические фак-
торы, а сам текст как часть дискурса, который представляет собой
предметно-знаковый аспект коммуникации [10, с. 232].
С социологической точки зрения дискурс определяется дис-
курсивной обстановкой, статусно-ролевыми характеристиками его
участников и проксемикой общения и подразделяется на персональ-
ный (личностно-ориентированный) и институциональный (статусно-
ориентированный) [4, с. 57–68]. К последнему относится научный
дискурс в области общественных наук и политический дискурс как
один из объектов исследований в этой области.
Своеобразие политического дискурса обусловлено двумя ком-
муникативными установками: на передачу информации и на убеж-
дение. Первая находит свое выражение в денотативной функции,
а вторая – в экспрессивной, присущей публицистическому стилю.
Сам язык создает эмоциональную картину той или иной лингвокуль-
туры через экспрессивность, представляющую собой систему фоне-
тических, лексических, морфологических и синтаксических единиц
языка: авторских неологизмов, просторечия и жаргонной лексики,
стилистических фигур; параллельных конструкций, зевгмы, нарас-
тания, повторов, инверсии, аллитерации и т. п. [12, с. 677]. Эмоцио-
нальность же, как правило, передается междометиями, словами,
вызывающими эмоции, интонацией и особыми синтаксическим
структурами (повтор, эллипс, инверсия и т. д.) [2, с. 371].
Среди собственно языковых и стилевых особенностей языка
СМИ, совокупность которых отличает его от языка других функцио-
нальных стилей, можно назвать высокую степень стандартизации
используемых средств: большой процент устойчивых и клиширован-
ных выражений, различные журналистские штампы, лексикализо-
ванные метафоры, стандартные термины и названия; насыщенность
самыми разнообразными реалиями общественной, политической
228
О. В. Залевская

и культурной жизни, аллюзиями, содержащими явное указание или


явный намек на некий литературный, исторический, мифологиче-
ский или политический факт, закрепленный в текстовой культуре
или в разговорной речи, т. е. литературе, истории, кино, который
отражает стремление авторов создать впечатление абсолютной
объективности и беспристрастности [3].
В связи с тем, что основной задачей автора научного дискур-
са в области социально-политических наук является демонстра-
ция истинности своей точки зрения в процессе познания объекта
социально-политического исследования, в нем обычно присутству-
ют экспрессивные элементы, характерные для полемики. Отличи-
тельной особенностью научного типа дискурса является соблюдение
принципа статусного равноправия его участников, основанного на
соотносимом уровне подготовки автора и адресатов, а также наличие
у последних мотивации к его восприятию в силу профессиональной
заинтересованности.
Научный институциональный дискурс представляет собой опре-
деленным образом клишированную разновидность общения между
учеными в соответствии с нормами социума, который можно опре-
делить как научное сообщество, главной целью которого является
процесс вывода нового знания о предмете, явлении, их свойствах
и качествах, представленный вербальной формой и обусловленный
коммуникативными канонами научного общения – логичностью из-
ложения, доказательством истинности или ложности тех или иных
положений, предельной абстракцией предмета речи [7].
С целью получения информации о говорящем субъекте было
разработано много новых методов, язык при таком подходе рассма-
тривается как средство доступа к таким знаниям, к числу которых
относятся, в частности, контент-анализ, этнографические методы,
психоаналитический анализ текста, квантитативно-эвристический
анализ текста, нарративная семиотика, критический анализ дискур-
са, описания различных видов институциональной коммуникации
и лингводиагностика [5].
В результате создания единого информационного пространства
через Интернет переводчик получил уникальную возможность до-
ступа к разнообразным ресурсам (специализированным сайтам,
электронной публицистике переводческим форумам, тематическим
глоссариям и пр.) как богатого источника лингвострановедческого
229
Вестник МГЛУ. Выпуск 24 (710) / 2014

материала и языкового материала, из которого можно выделить набор


расхожих клише, лексикона и терминологии, характерных для вос-
произведения научно-политического дискурса по конкретной теме
на целевом языке, с одной стороны, и языковых средств, используе-
мых для достижения коммуникативной установки убеждения, по-
лемики, обеспечивающих корректность научного стиля в испанском
языке – с другой. В этих обстоятельствах задача переводчика сво-
дится к систематизации разнообразных языковых средств, которая
бы позволила получить быстрый доступ к собственным переводче-
ским решениям, использовать доступный опыт коллег, а также ме-
тодов, которые в случае отсутствия прямых языковых соответствий
позволяют выявить и сохранить в базе данных лучшие результаты
сопоставительного анализа существующих переводов, связать фраг-
менты параллельных текстов и установить языковые пары.
Целью статьи является построение алгоритма перевода, состоя-
щего из набора инструкций, описывающих порядок действий пере-
водчика, направленных на решение задачи передачи особенностей
научного политического дискурса и языковой личности автора, в том
числе эмоциональных средств, указывающих на его позицию, что по-
зволит добиться искомого мировосприятия целевой аудитории.
Алгоритм был разработан на материале переводов на испан-
ский язык статей российских ученых по актуальным общественно-
политическим вопросам, касающимся стран Латинской Америки,
Испании и Португалии. Приемы анализа контента, выставленного
в ресурсах Интернета, а также систематизации языковых средств
исходного и целевого языка, дают возможность переводчику избе-
жать копирования экспрессивных средств исходного языка, мини-
мизировать время, затраченное на анализ конкретных задач и поиск
адекватных решений, дают возможность повторного использования
удачных находок.
Предлагаемый подход предусматривает использование ин-
формационных технологий в области профессионального автома-
тического перевода, в частности пакета программ SDL TRADOS:
рабочего модуля создания собственных баз данных переводческой
памяти (workbench), составления словарей и глоссариев (multiterm),
модуля извлечения терминологии (term extract) и баз данных пе-
реводческой памяти путем связывания фрагментов параллельных
текстов (text allign).
230
О. В. Залевская

Основной метод состоит в установлении языковых соответствий


русского и испанского языка, под которыми понимается упорядочен-
ная пара сегментов, которые переводчик считает эквивалентными
по смыслу и эмоциональной окраске. Алгоритм включает несколько
блоков, каждый из которых представляет собой процедуру, направ-
ленную на решение определенной практической задачи, в результате
которой переводчик получает индексированный продукт (языковую
пару), грамотно занесенный в базу данных.
Целью первого блока является адекватная передача на целевом
языке дискурсивной обстановки (институциональной), которую
в широком смысле можно определить как локализация и / или глоба-
лизация, в зависимости от целевой аудитории (реципиентов) научно-
го текста. Здесь устанавливаются и заносятся в словарную статью
Multiterm и / или переводческую память (шаблон словарной статьи
включает: общую и конкретную тему, название статьи, страну)
русско-испанские соответствия названий государственных учрежде-
ний, должности чиновников, названия известных предприятий, поли-
тических партий, международных организаций, географических на-
званий, органов местной власти, должности политических деятелей.
Например, если речь идет о Мексике, то Министерство иностранных
дел – Secretaría de Relaciones Exteriores; министр – Secretario, муни-
ципалитет – municipio (ср. в Перу – municipalidad), городской рай-
он – delegación; Нижняя палата – Cámara de Diputados (del Congreso
de la Unión) и т. д. В текстах общественно-политической тематики
такие соответствия занимают до 30 %, могут быть использованы для
локализации последующих переводов. Однако следует иметь в виду,
что использование местных реалий может оказаться неоправдан-
ным, если текст предназначен для широкой международной раз-
ноязычной аудитории. В этом случае обычно применяется принцип
глобализции и используются выражения, принятые в известных
международных организациях, которые указаны в тематических
глоссариях на соответствующих вебсайтах. В текстах общественно-
политической тематики такие соответствия занимают до 30 %, что
может быть использовано для локализации / интернализации после-
дующих переводов.
Целью второго блока является адекватная передача на целе-
вом языке статусно-ролевых характеристик участников научно-
политического дискурса. В российской традиции таковыми в общем
231
Вестник МГЛУ. Выпуск 24 (710) / 2014

случае являются ученые и исследователи с указанием научных зва-


ний (доктора и кандидаты наук, профессора, академики) или степени
известности (ведущий, известный и т. д.). Соблюдая принцип статус-
ного равноправия участников научного дискурса, коллеги из зару-
бежных стран также именуются учеными и исследователями в исхо-
дном языке. Однако в социально-политическом дискурсе испанского
языка в отношении специалистов по общественно-политическим на-
укам слово científico практически не употребляется, а investigador –
не так часто, как в русском. В зависимости от рода деятельности
специальности или типа исследований, на которые ссылается автор,
слову «ученый» или «исследователь» в испанском языке могут соот-
ветствовать: analítico, experto, comentarista, especialista (politólogo,
historiador, economista, sociólogo, latinoamericanista, profesor,
político), autor. Следовательно, появляется необходимость развития
базы данных соответствий, обеспечивающих надлежащую передачу
статусных ролей и их характеристик в рамках научно-политического
дискурса на испанском языке.
В существующей переводческой практике за некоторыми слова-
ми закрепились определенные соответствия, например: сфера дея-
тельности – esfera, арена (международная) – arena (internacional),
направление (политики) – dirección, которые воспроизводятся почти
автоматически во всех случаях их использования. При этом упуска-
ется из виду, что подобные испанские соответствия, в отличие от
исходных русских слов, в публицистическом стиле испанского языка
употребляются не так часто. В приведенных примерах более употре-
бительными являются их синонимы: sector, foro internacional, ámbito.
Употребление вместо общеупотребительного клишированного иного
выражения часто придает последнему нежелательную дополнитель-
ную экспрессивность, искажая изначальную коммуникативную уста-
новку. Например, в русском политическом дискурсе под междуна-
родной ареной (общеупотребительное клише) подразумевается некая
условная площадка, на которой собираются представители разных
стран для обсуждения вопросов, имеющих значение для отношений
между странами. В испанском языке выражение arena internacional
было характерно для эпохи противостояния, так как такие площадки
действительно были arena – ареной борьбы противоположных си-
стем. Эпоха глобализации – это время компромиссов и переговоров,
нахождения взаимоприемлемых решений. Именно поэтому в поли-
тическом дискурсе современности foro internacional – употребляется
232
О. В. Залевская

гораздо чаще, вытесняя arena internacional, которое в данном случае –


калька типичного для дискурса советской эпохи выражения, поэтому
«arena internacional» может быть воспринята как экспрессивный эле-
мент, указывающий на критическую позицию автора. Тем более что
у испаноговорящих специалистов заметна общая тенденция к сба-
лансированной оценке, в то время как в работах российских ученых
больше элементов критики и полемики.
Таким образом, целью следующего блока является пополнение
базы данных языковых клише и терминов научно-политического
дискурса, характерных для испанского языка на основе сравнитель-
ного анализа публицистических материалов при помощи модуля
извлечения терминологии (term extract) и модуля создания перевод-
ческих баз памяти путем связывания фрагментов из уже переведен-
ных текстов текстов (text align) на русском и испанском языке. Так
как в мире обсуждаются одни и те же проблемы, то языковые пары
выражений / терминов легко устанавливаются по концептуальному
принципу1. Этот блок предполагает применение общих принципов,
характерных для ситуативно-денотативной модели перевода, разра-
ботанной еще И. И. Ревзиным [8] и В. Ю. Розенцвейгом [9]. Данная
модель адекватно описывает процесс перевода тогда, когда описы-
ваемая ситуация играет определяющую роль при выборе варианта
перевода, независимо от того, какими средствами эта ситуация пере-
дана в оригинале. Приведем несколько примеров полученных таким
образом соответствий:
ключевые бизнес-структуры – grupos empresariales clave;
трансграничное финансово-экономическое сотрудничество – la
repartición financiera-económica transfronteriza (в данном случае
из исходного контекста следует, что под сотрудничеством
подразумевается договоренность о распределении сфер влияния);
рассмотрение – análisis;
перевоз нелегальных мигрантов – tráfico ilegal de migrantes;
китайский «прорыв» – la irrupción china (клише оказалось обще-
принятым в целевом языке и авторским в исходном);
безудержная коррупция – corrupción incontrolada;
1
Концепт – независящее от конкретного языка понятие, соответствую-
щее реальной или абстрактной сущности, свойству, действию либо иному
элементу, отражающему связь между другими понятиями. Термин – слово
или словосочетание на заданном языке, обозначающее в этом языке кон-
кретный концепт.
233
Вестник МГЛУ. Выпуск 24 (710) / 2014

парамилитаристская структура – agrupaciones paramilitares;


органы по борьбе с наркотиками – fuerzas antidroga;
общественное внимание – interés público;
отрывочная информация – publicaciones fragmentarias;
догоняющее развитие – desarrollo convergente;
наименее развитые страны – los países menos adelantados;
восходящие гиганты – los países emergentes;
криминальный клан – cartel.
Принимая во внимание, что ассоциативные поля в русском
и испанском политическом дискурсе соотнесены с разными фраг-
ментами картины мира, обращение к реальной действительности
является критерием для определения уместности (или неуместно-
сти) использования в тексте перевода обычного соответствия.
Хотя экспрессивность публицистического текста как в русском,
так и в испанском языках возникает в результате необычного стили-
стического использования тех или иных языковых средств, интенси-
фикации количественных или качественных аспектов обозначаемого,
использования ассоциативных образов, характер функционирования
выразительных средств, их набор и частотность их употребления раз-
личны. Для русского языка характерным является высокочастотное
использование конструкций «наречие + наречие» (слишком опро-
метчиво; очень много), простых и сложносочиненных предложений,
синтаксических оборотов с двойным отрицанием; частое исполь-
зование знаков пунктуации, высокая эмоциональная окраска речи
в целом. Хотя одним из основных средств эмоциональности в обоих
языках является инверсия, простое калькирование синтаксической
конструкции на испанский язык не дает искомого результата.
Таким образом, в задачи следующего блока (собственно перевод)
входит анализ логических связей предложения, выявление эмоцио-
нальных и экспрессивных доминант, а также степени их интенсивно-
сти, с целью произвести соответствующие синтаксические преобразо-
вания, в результате которых выстраивается порядок слов предложения,
характерный для целевого (испанского) языка с требуемой степенью
эмоциональной насыщенности. Здесь используются некоторые прие-
мы трансформационной модели перевода, опирающейся на положения
порождающей грамматики Н. Хомского [11], для установления отно-
шений переводческой эквивалентности русского и испанского языков
и проведения переводческих трансформаций в области синтаксиса [6].
Часто переводчик вынужден снизить эмоциональную насыщенность
234
О. В. Залевская

текста путем замены той части инверсий, повторов, двойных отрица-


ний, риторических вопросов, которые не несут смысловой нагрузки
(например, выделения), а являются исключительно элементами ри-
торики. Трансформация основана на выделении главных и второсте-
пенных фрагментов, а также логических связей между ними, что дает
возможность перестроить предложение по правилам целевого языка,
сохраняя логические связи и необходимые доминанты. Приведем
несколько примеров. Перестройка предложения с целью нейтрали-
зовать излишнюю эмоциональность путем замены инверсии на пря-
мой порядок слов:
Неспособное справиться с нарастающим валом криминального
насилия, масштабами организованной и уличной преступности,
бесчинствами молодежных банд и парамилитаристских структур,
унаследованных от эпохи диктатур, столкнувшись с новым вызовом –
транснациональной организованной преступностью (ТОП), госу-
дарство все чаще обнаруживало беспомощность при попытках про-
тиводействия этим силам.
El Estado que se veía incapaz de controlar la creciente onda de la violencia
criminal, la expansión del crimen organizado y callejero, el desmán de las
bandas juveniles y agrupaciones paramilitares, heredados de las épocas
de dictaduras, así como ante un nuevo desafío: Crimen Transnacional
Organizado (CTO), se mostraba más impotente cada vez que un intento de
hacer frente a estas fuerzas se fracasaba.
Снижение излишней экспрессивности путем замены двойного
отрицания и трансформации номинативной конструкции исходного
языка в глагольную в целевом с выделением логической доминанты
(новые явления и процессы) путем введения придаточного предло-
жения вместо причастного оборота:
В то же время нельзя не видеть вызревания некоторых новых
явлений и процессов, свидетельствующих о важных переменах
в системе международных финансовых связей, о постепенном расши-
рении возможностей развивающихся стран укреплять и расширять
свои позиции на мировых финансовых и товарных рынках.
Asimismo, es imposible que se queden desapercibidos algunos nuevos
fenómenos y procesos, que ya están en camino, siendo éstos los indicios de
cambios importantes en el sistema de relaciones financieras internacionales
así como de que se están abriendo paulatinamente las posibilidades de
los países en desarrollo para consolidar y expandir sus posiciones en los
mercados mundiales tanto financieros como mercantiles.
235
Вестник МГЛУ. Выпуск 24 (710) / 2014

Замена отрицания, перевод номинативной группы в пассив-


ную глагольную конструкцию лучше раскрывает смысл логических
отношений между суждениями:
Оценка феномена BRICS с позиций сравнительной экономики
и эмпиризма ограничивает и упрощает его анализ, если он не дополнен
поведенческими и интеграционными аспектами, такими как неореали-
стическая реакция на угрозу или неолиберальное межгосударственное
сотрудничество.
El análisis del fenómeno del BRICS se ve limitado y simplificado mientras
que esté enfocado solo desde el punto de vista de la economía comparativa y
el empirismo dejando al lado los aspectos económicos e integracionalistas,
tales como reacción neorealista ante la amenaza o cooperación neoliberal
interestatal.
Статус и принадлежность к определенной социальной груп-
пе рассматривается как один из параметров, при помощи которого
в общении конструируется социальная идентичность говорящего.
Из многочисленных языковых средств, выражающих эмоциональ-
ность, при полемике в научных статьях авторы чаще прибегают
к иронии, ссылкам на авторитеты, используют меньше речевых
средств, выражающих неуверенность. Этим они производят впечат-
ление более компетентных и уверенных в себе и своей правоте спе-
циалистов, т. е. ставят для себя целью добиться так называемого ста-
туса эксперта [5], который является стереотипом языковой личности
ученого и объектом лингвистического конструирования авторской
индивидуальности.
Как в русском, так и в испанском языке она в общем случае скла-
дывается из набора классификационных признаков (идентификаци-
онных характеристик):
– компетентное описание общественно-политических явлений;
– частое употребление вводных слов, особенно имеющих зна-
чение констатации (очевидно – obviamente, несомненно – sin duda,
конечно – por supuesto);
– употребление большого количества абстрактных существи-
тельных;
– использование газетно-публицистических клише;
– употребление оценочных высказываний (слов и словосочета-
ний) с дейктическими лексемами.

236
О. В. Залевская

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Арутюнова Н. Д. Лингвистический энциклопедический словарь / гл.
ред. В. Н. Ярцева. – М. : Советская Энциклопедия, 1990. – 683 с.
2. Гак В. Г. Высказывание и ситуация // Проблемы структурной лингви-
стики. – М. : Наука, 1973. – С. 349–372.
3. Илькун А. В., Лазицкая Е. Д. Экспрессивность. Способы передачи
экспрессивности при переводе общественно-политических текстов //
Электронный журнал «Молодежный вестник ИрГТУ». Сер. Гумани-
тарные науки. – 2012. – № 3 [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://mvestnik.istu.irk.ru/?ru/journals/2012/03/articles/16/start
4. Карасик В. И. О категориях дискурса // Тверской лингвистический
меридиан: сб. ст. – Тверь: изд-во Тверского гос. ун-та, 2007. – С. 57–68.
5. Кириллина А., Томская М. Лингвистические гендерные исследования //
Отечественные записки. – 2005. – № 2 (23) [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: http://www.strana-oz.ru/2005/2/lingvisticheskie-gendernye-
issledovaniya
6. Комиссаров В. Н. Общая теория перевода. – М. : ЧеРо, 1999. – 136 с.
7. Кравцова Е. В. Научный дискурс как вид институционального типа
дискурса // Вестник ЮУрГУ. Сер. Лингвистика. – Вып. 15. – 2012. –
№ 25. – С. 130–131.
8. Ревзин И. И. Современная структурная лингвистика. Проблемы и ме-
тоды. – М. : Наука, 1977. – 263 с.
9. Розенцвейг В. Ю. Основы общего и машинного перевода. – М. : Высшая
школа, 1964. – 244 с.
10. Сидоров Е. В. Онтология дискурса. – М. : Изд-во ЛКИ, 2008. – 232 c.
11. Хомский Н. Аспекты теории синтаксиса. – М. : МГУ, 1972. – 259 с.
12. Шаховской В. И. Эмоции в коммуникативной лингвистике // Горизонты
современной лингвистики: традиции и новаторство. – М. : Языки
славянских культур, 2009. – С. 671–684.

237

Оценить