Вы находитесь на странице: 1из 9

Введение

XVI - XVII вв. - время, крупных перемен в жизни Европы. Сдвиги в образе жизни,
системе ценностей, духовном мироощущении нашли свое отражение в новой
проблематике и стиле философии. Важным событием, определившим характер и
направленность философской мысли, стала научная революция. Ее начало было положено
открытиями Н. Коперника, И. Кеплера, Тихо Браге, Г. Галилея, а завершение выпало И.
Ньютону. Философия должна была осознать смысл и масштаб происходящих перемен и,
отвечая ходу событий, ввести современников в новый мир, мир с иным местоположением
самого человека в его отношении к природе, обществу, самому себе и Богу.
Поэтому на первый план в самой философии выходят гносеологические проблемы
и формируются два важнейших направления, в противоборстве которых проходит история
философии Нового времени - это эмпиризм (опора на опыт) и рационализм (опора на
разум).

Эмпирическое направление в философии Нового времени

Родоначальником эмпиризма был английский философ и политический деятель Френсис


Бэкон (1561 – 1626), который, как и другие мыслители Нового времени, был убежден в
том, что философия способна стать наукой и должна ею стать.

Наука была для основоположника эмпиризма высшей ценностью, обладающей


практической значимостью. Отношение к науке он выразил в афоризме: "Знание – сила".
Бэкон любил повторять: мы столько можем, сколько мы знаем. Свои обобщения по
поводу громадной роли науки в жизни человечества и поисков наиболее продуктивного
метода научного исследования он изложил в незаконченном труде "Великое
восстановление наук", частями которого были трактаты "О достоинстве и приумножении
наук" и "Новый Органон, или Истинные указания для истолкования природы".

Главное затруднение в познании природы, по мысли Бэкона, находится не в предмете, не


во внешних, не зависящих от нас условиях, а в уме человека, в его употреблении и
применении. Он считал, что созидательной части новой философии должна
предшествовать работа, направленная на выяснение причин, затемняющих естественный
разум, его проницательность. Такими причинами выступают идолы (лат. idola –
буквально образы, в том числе и искаженные).
Идолами Бэкон называет заблуждения разума, искажающие познание. Среди них он
выделяет как индивидуальные заблуждения, так и заблуждения, присущие человеческому
познанию в целом.

Первый вид заблуждений – "призраки рода". Они "вскормлены самой человеческой


природой", являются следствием несовершенства органов чувств, которые неизбежно
обманывают. Однако они же и указывают на свои ошибки.

Второй вид заблуждений – "призраки пещеры" – носят индивидуальный характер и


возникают в процессе воспитания. По мнению Бэкона, каждый человек смотрит на мир
как бы из своей пещеры, из своего субъективного внутреннего мира, что, конечно,
сказывается на его суждениях. Преодолеть эти заблуждения можно при использовании
коллективного опыта и наблюдений.

Третий вид заблуждений – "призраки рынка" – проистекает из особенностей социальной


жизни человека, от привычки пользоваться в суждениях о мире распространенными
представлениями и мнениями. Они, по мнению основоположника эмпиризма, наиболее
тяжкие из всех. Так как они внедрены в разум.

Четвертый вид заблуждений – "призраки театра" – связан со слепой верой в авторитеты,


ложные теории и философские учения. Они заслоняют глаза пеленой катаракты,
продолжают плодиться, и, возможно, – в будущем их будет еще больше. А потому
"истина – дочь времени, а не авторитета"[1].

Время показало, что Бэкон не ошибся при выделении заблуждений разума, более того, с
развитием науки их стало отнюдь не меньше, а наоборот, больше.

Очистив разум от призраков, следует выбрать метод познания. Для Бэкона правильный


метод – наилучшее руководство на пути к будущим открытиям и изобретениям,
кратчайший путь к истине. Указывая кратчайший путь к открытиям, он увеличивает
власть человека над природой.

Он образно характеризовал методы познания как пути муравья, паука и пчелы. Путь
муравья – узкий эмпиризм, умение собирать факты, но не умение их обобщать. Паук
выводит истины из разума, а это ведет к пренебрежению фактами. Подлинный путь
познания – путь пчелы, который состоит в умственной переработке опытных данных,
подобно тому как пчела, собирая нектар, перерабатывает его в мед.

Каким же образом следует познавать вещи? Нужно, считает Бэкон, начинать с выделения
в вещи элементарных форм и познания этих форм, сопоставления их с данными опыта.
Путь истинного познания – индукция (от лат. inductio – наведение), т.е. движение
познания от единичного к общему. Индукция, по Бэкону, – компас корабля науки. Он
попытался разработать универсальный индуктивный метод, который с необходимостью
вел бы к истине – метод элиминативной индукции. Как показывает название (от
лат. eleminatio – исключение, удаление), такая индукция основывается на перечислении
всех случаев и исключении случаев, в которых свойства исследуемых предметов и
явлений не согласуются с предполагаемым общим свойством или закономерностью. Этот
метод впоследствии был систематизирован английским логиком, представителем
философии позитивизма Д. С. Миллем при анализе простейших причинных связей между
явлениями. Немецкий химик Ю. Либих в работе "Бэкон Веруламский и метод
естествознания" иронично заметил, что единственное достоинство метода Бэкона в том,
что никто из ученых им не пользовался, поскольку индуктивным путем теории не
создаются. Элиминативная индукция через перечисление и исключение может выступать
только в качестве частного, но отнюдь не общего научного метода. Значение философии
Бэкона не в том, что он вооружил ученых научным методом познания, он его не
разработал, а в том, что он провозгласил опытное познание в качестве главного метода
познания природы, открыв тем самым дорогу будущему экспериментальному
естествознанию.

Непосредственным продолжением философии Ф. Бэкона была философия Томаса Гоббса


(1588–1679). Свои основные идеи в области философии Гоббс изложил в трилогии
"Основы философии", которая включает в себя сочинения "О теле", "О человеке", "О
гражданине". Девиз Бэкона "Знание – сила" был присущ и Гоббсу, считавшему, что
"своими величайшими успехами человеческий род обязан технике" [2]. Однако, в отличие
от Бэкона, он считал, что значение философии, опирающейся на науку, заключается не
только в том, что она увеличивает техническую мощь человечества и его господство над
природой, но, познавая истинные законы гражданского общества, помогает людям
устранить зло из общественной жизни.

Гоббс создал первую законченную систему механистического материализма,


соответствующую уровню науки XVII в., которая в настоящее время представляет только
исторический интерес.

В центре его системы лежит понятие тела. Тело независимо от нашего мышления. Оно


есть вещь, находящаяся вне нас, в силу чего Гоббс обозначает его как внешне
сущее. Реально существуют только отдельные конкретные единичные тела, которым
присущи два свойства: протяженность и движение. Поэтому основными науками
являются геометрия и механика.

В теории познания Гоббс сочетал эмпиризм с элементами рационализма: тело может


быть познано как при помощи наших чувств, так и разумом.

Процесс познания начинается с чувственности: получив восприятия, люди, в отличие от


животных, обозначают их именами, которые выступают как знаки: "Лишь благодаря
именам, мы способны к знанию"[3]. Знаки, или имена, в жизни людей выполняют не только
познавательную функцию, их значение намного шире. А именно, знаки, слова создали
самого человека как человека. В целях общения между собой и сообщения другим своих
представлений люди выработали язык, который определил собой переход от
естественного к общественному состоянию.

Гоббс разработал типологию знаков, где выделил естественные знаки, непосредственно


относящиеся к предметам и явлениям (например, туча – знак дождя) и искусственные
знаки, создаваемые человеком, к которым относятся слова человеческой речи. Для Гоббса
понятия человеческого ума суть не что иное, как имена. Среди искусственных знаков
Гоббс выделял особую категорию – знаки знаков, или имена имен, которые представляют
собой универсалии, или абстрактные понятия. Он был одним из наиболее
последовательных номиналистов и считал, что не существует никаких "общих сущностей"
и поэтому универсалии – только имена. Именно поэтому для него общее понятие материи
несостоятельно, поскольку является абстракцией, которая ничему не соответствует в
реальности.

Обозначение именами вещей позволяет их классифицировать и давать определения,


которые в процессе познания соединяются в утверждения.

Наука достигает своей цели – всеобщего необходимого знания – путем оперирования


общими именами. Мышление есть не что иное, как связывание и разъединение имен, их
сложение и вычитание. Мыслить – значит производить исчисление. Утверждения будут
истинными или ложными в зависимости от того, соотносятся ли связи имен внутри него
со связями вещей вне него. Если в состав утверждений включаются двусмысленные имена
или имена, обозначающие то, чего на самом деле нет, то это неизбежно приведет к
заблуждениям.

Современные исследователи отмечают, что заслуга Гоббса при разработке учения о


знаках состоит в том, что он первым указал на знаковый характер естественных языков, а
также предвосхитил некоторые идеи математической логики и семиотики [4].
Родоначальник эмпиризма Ф.Бэкон и его учения о методе
Фрэнсис Бэкон (1561 - 1626) родился в Лондоне в семье лорда-хранителя печати при
королеве Елизавете. С 12 лет обучался в Кембрижском университете (колледж св.
Троицы). Избрав политическую карьеру в качестве жизненного поприща, Бэкон получил
юридическое образование. В 1584 г. избирается в палату общин, где остается до
восшествия на трон Иакова I (1603 г.) и разгона парламента. Начиная с этого времени, он
быстро поднимается по политической лестнице, достигнув в 1618 г. должности лорда-
канцлера. Весной 1621 г. Бэкон был обвинен палатой лордов в коррупции, предан суду и
от сурового наказания был освобожден лишь по милости короля. На этом политическая
деятельность Бэкона завершилась, и он всецело отдался научным занятиям, и прежде
занимавшим значительное место в его деятельности.
Творчество Бэкона характеризуется определенным подходом к методу
человеческого познания и мышления. Исходным моментом любой познавательной
деятельности являются для него, прежде всего чувства.
Поэтому его часто называют основателем "эмпиризма" - направления, которое
строит свои гносеологические посылки преимущественно на чувственном познании и
опыте. Бэкон сам говорит по этому поводу: "Я не переоцениваю слишком
непосредственное и собственно чувственное восприятие, но поступаю так, что чувства
оценивают только эксперимент, а эксперимент сам говорит о вещах, ведь тонкость опыта
далеко превосходит тонкость самих чувств, пожалуй, и вооруженных исключительными
приборами".
Поэтому точнее будет определить философию Бэкона (а не только теорию
познания) как эмпирическую. Эмпирия - опыт, опирающийся на эксперимент (а не
изолированное чувственное восприятие),- является для него исходным пунктом нового
научного метода, который он характеризует как "науку о лучшем и более совершенном
употреблении разума при исследовании вещей и об истинных пособиях разума, который
их познает для того, чтобы познающий разум возвысился (насколько это позволяют
человеку существующие условия и его смертность) и чтобы ему хватило способности
преодолеть то, что в природе является тяжело доступным и темным".
Главная заслуга Фрэнсиса Бэкона – разработка методологии, то есть учения о
методе. Он разработал новый метод, противопоставляя его схоластике, которую он
отвергает в силу ее бесплодности: силлогистическое утверждение не добавляет ничего
нового к тому, что уже было выражено в посылках. Так нового знания не получишь. А
сами посылки – результат поспешных обобщений, хотя и не все.
Метод Бэкона – эмпирико-индуктивный метод получения истинных обобщений из
опыта.
По Бэкону, объект познания – природа; задача познавания – получение истинного
знания; цель знания – господство над природой; метод – средство решения
познавательных задач. Исходный пункт метода – опыт. Но он не должен быть слепым. Не
нужно груды опытов и знаний. Другая крайность – «паутина схоласта», выплетаемая им
из себя самого. Опыт должен быть дополнен рациональной организацией. Исследователь
должен быть похож на пчелу, собирающую нектар и перерабатывающую его в мед. То
есть рационально осмыслить и переработать опытные знания.
Основным рабочим методом своей логики Бэкон считает индукцию. В этом он
видит гарантию от недостатков не только в логике, но и во всем познании вообще.
Характеризует он ее так: "Под индукцией я понимаю форму доказательства,
которая присматривается к чувствам, стремится постичь естественный характер вещей,
стремится к делам и почти с ними сливается". Индукция является истинным методом
рационального осмысления – от частного к общему, непрерывное, без скачков тщательное
обобщение.
Он отвергает ту индукцию, которая, как он говорит, осуществляется простым
перечислением. Такая индукция "ведет к неопределенному заключению, она подвержена
опасностям, которые ей угрожают со стороны противоположных случаев, если она
обращает внимание лишь на то, что ей привычно, и не приходит ни к какому выводу".
Поэтому он подчеркивает необходимость переработки или, точнее говоря,
разработки индуктивного метода: "Наукам нужны, однако, такие формы индукции,
которые проведут анализ опыта и отличат друг от друга отдельные элементы и только
потом, когда ответственно исключат и отвергнут, придут к убедительному выводу".
При Бэконе понятие индукции сводилось к полной и неполной (то есть неполный
охват опытных данных). Бэкон не приемлет распространение индукции через
перечисление, так как учитывается лишь то, что подтверждает факт. Новое, что внес
Бэкон – необходимо учитывать "отрицательные инстанции" (по Бэкону), то есть факты,
опровергающие наши обобщения, фальсифицирующие наши индуктивные обобщения.
Лишь тогда имеет место истинная индукция.
Надо искать случаи, которые изобличают обобщение как поспешное. Что для этого
надо предпринять? Надо относиться к опытному знанию не так, как к результату
пассивного знания, но надо активно вмешиваться в изучаемый процесс, создавать
искусственные условия, которые определят, какие обстоятельства ответственны за
результат. Другими словами, нужен эксперимент, а не только наблюдение. "Если природа
запирается и не выдает своих тайн, ее надо пытать".
Но что, же тогда препятствует успешному познанию природы? Приверженность к
негодным методам познания мира обусловлена, по мнению Бэкона, господством над
сознанием людей так называемых “идолов”.
Он выделяет четыре их основных вида: идолы рода, пещеры, рынка и театра. Так
образно представлены типичные источники человеческих заблуждений.
1. «Идол рода» - проистекают из самой человеческой природы, они не зависят ни от
культуры, ни от индивидуальности человека. В их основе субъективные
свидетельства органов чувств и всевозможные заблуждения разума (пустое
абстрагирование, поиск целей в природе и т. п.). Это предрассудки нашего ума,
проистекающие из смешения нашей собственной природы с природой вещей. Если
в человеческом мире целевые отношения оправдывают законность наших
вопросов: зачем? для чего? - то те же вопросы, обращенные к природе, лишены
смысла и ничего не объясняют. В природе все подчинено только действию причин,
и здесь законен лишь вопрос: почему? Бэкон считает что, наш ум следует очистить
от того, что проникает в него не из природы вещей. Он должен быть открыт
Природе и только Природе.
2. «Идол пещеры» - это индивидуальные ошибки восприятия, как врожденные, так и
приобретённые, обусловленные зависимостью познания от индивидуальных
особенностей, физических и душевных свойств, а также ограниченностью личного
опыта людей. Чтобы освободиться от этой власти, необходимо достигать согласия
в восприятии природы из разных позиций и при различных условиях. В противном
случае иллюзии и обманы восприятия затруднят познание.
3. «Идол рынка» - следствие общественной природы человека, — общения и
использования в общении языка. «Люди объединяются речью. Слова же
устанавливаются сообразно разумению толпы. Это заблуждения, проистекающие
из необходимости пользоваться словами с уже готовыми значениями,
принимаемыми нами некритически. Поэтому плохое и нелепое установление слов
удивительным образом осаждает разум. Ученый должен быть свободен от власти
слов и открыт самим вещам для того, чтобы успешно их познать.
4. «Идолы театра» - это усваиваемые человеком от других людей ложные
представления об устройстве действительности. Заблуждения, проистекающие из
безусловного подчинения авторитету. Но ученый должен искать истину в вещах, а
не в изречениях великих людей. Борьба с авторитарным мышлением - одна из
основных забот Бэкона. Следует безоговорочно признать лишь один авторитет,
авторитет Священного Писания в делах веры, но в познании Природы ум должен
опираться только на опыт, в котором ему открывается Природа.
Фрэнсис Бэкон ни в коей мере не был склонен недооценивать значение разума.
Сила разума как раз и проявляет себя в способности такой организации наблюдения и
эксперимента, которая позволяет услышать голос самой природы и истолковать сказанное
ею правильным образом. Ценность разума - в его искусстве извлечения истины из опыта,
в котором она заключена. Разум как таковой не содержит в себе истин бытия и, будучи
отрешен от опыта, неспособен к их открытию. Опыт, таким образом, имеет
основополагающее значение и может рассматриваться как инстанция от разума
независимая и самостоятельная. Беспристрастный ум, освобожденный от всякого рода
предрассудков открытый и внимающий опыту - таково исходное положение бэконовской
философии. Для овладения истиной вещей остается прибегнуть к правильному методу
работы с опытом, гарантирующему нам успех.
В конце своей жизни Бэкон написал книгу об утопическом государстве "Новая
Атлантида" (опубликована посмертно в 1627 г.). В этом произведении он изобразил
будущее государство, в котором все производительные силы общества преобразованы при
помощи науки и техники. В нем Бэкон описывает различные удивительные научно-
технические достижения, преображающие жизнь человека: здесь и комнаты чудесного
исцеления здоровья, и лодки для плавания под водой, и различные зрительные
приспособления, и передача звуков на расстояния, и приспособления по оживлению после
смерти, и многое другое. Некоторые из описываемых технических новшеств
осуществились на практике, другие остались в области фантазии, но все они
свидетельствуют о неукротимой вере Бэкона в силу человеческого разума.
Влияние философии Бэкона на современное ему естествознание и последующее
развитие философии огромно. Его аналитический научный метод исследования явлений
природы, разработка концепции необходимости экспериментального изучения природы
сыграли свою положительную роль в достижениях естествознания XVI- XVII веков.
Логический метод Бэкон дал толчок развитию индуктивной логики. Некоторые
исследователи (например, Дж. Дьюи) даже рассматривают Бэкона как предшественника
современной интеллектуальной жизни и пророка прагматической концепции истины.
Таков комплекс культурологических воззрений, содержащихся в работах
выдающегося английского мыслителя Нового времени Фрэнсиса Бэкона, который внес
весомый вклад не только в становление европейской философии, но и в формирование
теоретической культурологии.

Оценить