Вы находитесь на странице: 1из 7

Знаменитые мудрецы

Мишель де Монтень (1533 г. – 1592 г.)


Мишель де Монтень

(1533 г. – 1592 г.)

Французский философ, писатель-моралист. Основное сочинение: «Опыты».

Мишеля де Монтеня называют «отцом современной эссеистики». Он и термин «эссе»


придумал, и сам писал практически только в этом жанре – свободную очерковую прозу на
заданную тему. Однако в историю Монтень вошел как философ-моралист, причем с
явным уклоном в скептическую философию, которая послужила основанием для его
прозорливых размышлений о жизни. Гуманистическая направленность творчества
Монтеня стала достоянием эпохи Возрождения со всеми вытекающими определениями –
великий просветитель, заново открывавший туманные вершины античности; философ,
воспевавший свободную личность. Это тем более примечательно, что эпоха, в которой
творил Монтень, – одна из самых жестоких во французской истории. Страну потрясали
религиозные войны, апогеем которых стала кровопролитная Варфоломеевская ночь – 23
августа 1572 г.; в народе сеялась смута, напоминавшая трагические годы Столетней
войны; росла религиозная нетерпимость. И среди этого всеобщего хаоса и вражды
возвысился голос человека, призывающего к национальному примирению, разуму и
компромиссам.
Дворянская фамилия де Монтень стоила прадеду писателя торговцу Рамону всего 900
франков. Он принял ее по названию приобретенного им замка Монтень, расположенного в
провинции Перигор недалеко от Бордо. До этого семья носила фамилию Эйкем. Отец
Мишеля Пьер отстроил замок заново, в результате чего тот приобрел вид внушительного
сооружения с мощными башнями и прочными стенами. Пьер был первым из семьи, кто
окончательно порвал с торговлей, предпочтя ей военную карьеру. Участвуя в итальянских
походах Франциска I, он познакомился с лучшими произведениями итальянского
Возрождения, а когда возвратился на родину, собрал богатую библиотеку, завел
знакомство с видными учеными и писателями Франции. В такой обстановке поклонения
искусству и культуре и родился 28 февраля 1533 г. его сын Мишель. Когда мальчику
исполнилось шесть лет, для его обучения были приглашены из Германии знаменитые в то
время ученые-латинисты. Обучение было своеобразным: с Мишелем говорили только на
языке Цицерона и Сенеки и даже домашние участвовали в этой своеобразной языковой
игре. «Без всяких ухищрений, – вспоминал позже Монтень, – без книг, грамматики и
каких-либо правил, без розог и слез я постиг латынь, такую же безупречно чистую, как и
та, которой владел мой наставник». Таким образом, латинский язык стал родным для
будущего писателя, и в течение многих лет он предпочитал книги, написанные не по-
французски, а по-латыни. А его собственная книга «Опыты» стала классическим
примером использования цитат и высказываний знаменитых римских философов.

Яндекс.Директ

Однако Пьер Монтень заботился не только об усвоении сыном высоких знаний. Мишелю
были созданы все условия для полной реализации наклонностей и способностей. Ни
родные, ни воспитатели не имели права даже на малейшие строгости, чтобы не подавлять
волю и желания ребенка. Можно без преувеличения сказать, что подобного воспитания не
получил ни один отпрыск самых могущественных монархов Европы того времени. В
результате уже в юном возрасте у Монтеня выработались такие важные качества, как
чувство собственного достоинства, свободное высказывание своего мнения и неприязнь
ко всяким крайностям в суждениях и поведении.

В 1540 г. Мишель был отдан в бордоский коллеж, который он закончил досрочно.


Некоторое время молодой Монтень изучал право, готовя себя к юридической карьере,
обычной для дворянских детей. Однако в 21 год судьба его решительно изменилась. По
воле отца Мишель оказался на правительственной службе, став советником парламента
города Бордо. С ответственными поручениями он бывал и в королевском дворце в
царствования Генриха II, Франциска II и Карла IX. Вскоре Монтень женился, но не
столько по страстной любви, сколько для того, чтобы, как писал позже, «соблюсти нравы
той страны, где ты живешь». Из пятерых детей, родившихся от этого брака, в живых
осталась только одна дочь.

Монтень всегда был неудовлетворен свой парламентской службой, тяготила его и


необходимость вращаться в правительственных кругах. В 1571 г. он отказался от своей
должности и уединился в родовом замке в Перигоре. Там, в угловой комнате он устроил
себе «обитель-библиотеку» и посвятил все свободное время «служению музам». Дату
своего уединения Монтень обозначил на сводах своей библиотеки в одной из надписей,
выгравированных рядом с изречениями древних мыслителей: «В год от Р. Х. 1571, на 38-м
году жизни, в день своего рождения Мишель Монтень, давно утомленный рабским
пребыванием при дворе и общественными обязанностями и находясь в расцвете сил,
решил скрыться в объятия муз, покровительниц мудрости; здесь, в спокойствии и
безопасности, он решил провести остаток жизни, большая часть которой уже прошла».

Плодом десятилетнего «служения музам», подкрепленным чтением множества книг, и


стали «Опыты», книга в творчестве Монтеня практически единственная. Зато какая! Не
одно поколение наслаждается этой превосходной прозой, с многочисленными цитатами
великих мудрецов прошлого.

В этом уникальном трехтомнике упоминается более тысячи имен. И не просто в виде


отвлеченных высказываний, а как иллюстрация жизненных наблюдений,
свидетельствующая о проницательном взгляде на мир, историю, общественные
отношения.

Книга эта необычна. Местами она написана в жанре исповедальной прозы, местами
напоминает исторический трактат, а порой пересказывает любопытные истории, проводя
назидательные параллели с минувшими событиями. Учитывая множество ссылок на
высокие авторитеты, точное определение эссеистике Монтеня трудно подыскать.
Размышление, основанное на анекдоте, вдруг может смениться тонкими наблюдениями
романиста с использованием всех стилистических средств психологической прозы. А из
такой темы, как, например, «О каннибализме», вырастает целый научный трактат,
посвященный истории древних и современных народов.

Поначалу замысел автора был скромным. В обращении к читателям, предпосланном


«Опытам», Монтень заявлял, что написал книгу не для славы и не для пользы, а
предназначал ее для родных и близких, с тем, чтобы после его смерти они смогли
восстановить его облик. Так рождался главный девиз сочинения: «Содержание моей книги
– я сам».

Вряд ли писатель рассчитывал только на круг названных им читателей. Рукописи,


предназначенные для родных и близких, не издают, и тем более не переиздают несколько
раз с многочисленными правками и дополнениями. Объяснение здесь одно: замысел мог
расширяться по мере работы над книгой, творческая история которой растянулась на
добрых двадцать лет. Кроме того, в «Опытах» речь шла не только об авторе, хотя
значительная часть произведения повествует о привычках, характере, наклонностях
самого Монтеня. «Забавная причуда, – восклицал он в главе «О суетности», – многие
вещи, которые я не хотел бы сказать ни одному человеку, я сообщаю всему честному
народу. И за всеми моими самыми сокровенными тайнами и мыслями даже своих
ближайших друзей отсылаю в книжную лавку».

В другом месте он писал о себе с поразительной откровенностью самоанализа: «Люди


обычно разглядывают друг друга, я же устремляю мой взгляд внутрь себя: я его погружаю
туда, там я всячески тешу его. Всякий всматривается в то, что пред ним: я же
всматриваюсь в себя. Я имею дело только с собой: я беспрерывно созерцаю себя,
проверяю, испытываю самого себя».

На такое беспристрастное исследование собственной жизни способен далеко не каждый,


даже талантливый мастер. Во всяком случае, до Монтеня подобных произведений в
истории литературы просто не было. Впервые французский философ-моралист попытался
путем исследования собственной личности выйти на общечеловеческие ценности бытия,
показать природу общества и человека, включив в орбиту внимания накопленную
поколениями людей мудрость.

Вначале философские взгляды Монтеня формировались под влиянием стоицизма. Ему


был близок духовный опыт Сенеки, Марка Аврелия, Эпиктета. Но по мере постижения
жизни он все дальше отходил от стоиков. Монтень обратился к скептикам, затем к
Эпикуру и Лукрецию, чья философия жизни оказалась созвучной его созерцательной
натуре. Как некогда Эпикур, Монтень тоже пришел к убеждению, что человек должен
пользоваться всеми радостями бытия, понимая при этом, что дух и душа составляют
единое целое с телом. Вместе со смертью тела гибнет и его душа. Кстати, в этом пункте
французский мыслитель расходился со многими греческими мудрецами и прежде всего с
Платоном.
Тем не менее Монтень четко очерчивал границы своего скептицизма, точнее, тот предел,
за которым пользоваться им опасно. В соответствии с этим он и рекомендовал довольно
осторожно относиться к скептическим доводам: «Упражняйте ум и знания, ибо тем
приемом борьбы, к которому я прибегаю, следует пользоваться только как крайним
средством. Это тонкая уловка, которой следует пользоваться лишь изредка и осторожно.
Большая смелость – рисковать собой ради уничтожения другого».

Позиция Монтеня в данном случае связана с его пониманием взаимоотношений разума и


«откровения», знания и веры. Писатель мало верил в чудеса сверхъестественного,
сомневался он и в доказуемости религиозных догматов. Человек, по мнению Монтеня,
должен пользоваться свободой и независимостью, предоставленными для устройства
земных дел. Предваряя Декарта, он призывал к раскрепощению философии, которая уже
имела возможность обращаться к проблемам научного познания мира.

Этот жизнелюбивый и оптимистичный мыслитель предписывал жизнь «без всяких чудес


и необычайностей», полагаясь только на естественные потребности: «Незачем вставать на
ходули, ибо и на ходулях надо передвигаться с помощью собственных ног. И даже на
самом высоком из земных престолов сидим мы на своем заду». Он считал, что человек
должен сам выстраивать свое существование, пользуясь духовными и телесными
наслаждениями, которые дарит природа. Тем самым Монтень открывал в себе и в других
людях способность суждения, эту путеводную нить разума. Так укреплялась
реалистическая, земная этика человека эпохи Возрождения.

Необычно и само построение «Опытов». Название книги определяет всю ее конструкцию,


жанр, форму и в прямом смысле расшифровывает слово «эссе». Это опыт, поставленный
на самом себе, на человеке, который наблюдает за окружающим миром и одновременно
анализирует данный ему Богом разум. Он словно открывает в себе все человеческие
свойства, проецируя их на бытие. Формула одного из семи греческих мудрецов Фалеса
«Познай себя!» нашла в произведении Монтеня наиболее детальное воплощение. А
грандиозность замысла и масштабность обобщений сплавились воедино со свободной и
естественной прозой: «Я хочу, чтобы виден был естественный и обычный ход
рассуждений во всех зигзагах. Мои мысли следуют одна за другой, – правда, иногда не в
затылок друг другу, а на некотором расстоянии, но все же они всегда видят себя хотя бы
краешком глаза».

Как ни прихотлив «поток сознания» Монтеня, в нем всегда можно разглядеть авторскую
позицию, ее определенность даже в тех случаях, когда автор говорит о своих сомнениях.
И этот факт делает чтение его эссе самым увлекательным занятием из всех, доступных
интеллекту.

Первые две книги «Опытов» вышли в свет в 1580 г., после чего Монтень совершил
несколько поездок, путешествуя по городам Италии, Германии и Швейцарии, но
неизменно возвращаясь в Париж. В Перидоре бывал редко, так как сам признавался в том,
что он не большой поклонник радостей сельской жизни. Его гораздо больше одолевала
тяга к путешествиям, чем желание вести затворнический образ жизни. Другое дело, что
Монтеню всегда претили бесконечные интриги, тщеславие и коварство, царившие в
придворных кругах. Тем не менее именно после 1580 г. в судьбе философа наметился
новый поворот, ознаменованный активным участием в общественной жизни. Правда,
поводом к этому послужили сугубо внешние обстоятельства. Возвратившись после
очередного путешествия, Монтень неожиданно для себя узнал, что по королевскому
повелению он избран мэром города Бордо. Эта должность снова возлагала на писателя
общественные обязательства, от которых Монтень отказался много лет назад, чтобы в
уединении заниматься чтением книг и написанием «Опытов». В течение нескольких лет
он честно служил своему городу, проявляя политическую осторожность и сдержанность.
Однако в атмосфере гражданской смуты, царившей во Франции второй половины XVI в.,
это не всегда удавалось. Враждующие партии вели борьбу не на жизнь, а на смерть. Она
не раз затрагивала и Монтеня, а в «дни баррикад» философ был даже заключен в
Бастилию. Но несмотря ни на что царствующие особы всегда благосклонно относились к
Монтеню, ценя его ум, талант, дар искреннего моралиста. «Опыты» читали и ценили
короли, философы, ученые, писатели, художники и аристократы.

В 1587 г., будучи в Париже с целью ознакомления с ходом изданий третьей книги


«Опытов», Монтень впервые встретился с поклонницей своего таланта мадемуазель Мари
де Гурне, восторженное почитание которой сопровождало его все последние годы.
Правда, сам мыслитель относился к этому почитанию с нескрываемой иронией, хотя и
ценил преданность своей «духовной дочери», а в итоге даже завещал ей дальнейшее
издание «Опытов».

К сожалению, Мишелю де Монтеню не суждено было увидеть Францию единой и


умиротворенной, о чем он так мечтал на страницах своей великой книги. Писатель умер
13 сентября 1592 г. от почечнокаменной болезни, не дожив нескольких месяцев до своего
60-летия. О его значении для всего просвещенного мира наиболее емко сказал не очень
щедрый на похвалы его соотечественник Вольтер: «Монтень! Провинциальный дворянин
времен Генриха III, который является ученым среди невежд своего века, философом среди
фанатиков и который под видом себя изображает наши слабости и прихоти, этот человек
будет любим всегда».