Вы находитесь на странице: 1из 6

Письмо 1.

Долго думай, стоит ли становиться другом тому


(Сенека пишет, что жизнь коротка и нужно не или этому, но решившись, принимай друга всей
упускать время оно дорого..) душой и говори с ним так же смело, как с собою
Сенека приветствует Луцилия! самим.
Так и поступай, мой Луцилий! Отвоюй себя для (Заканчивает письмо словами)
себя самого, береги и копи время, которое прежде Спроси совета у природы: она скажет тебе, что
у тебя отнимали или крали, которое зря проходило. создала и день и ночь. Будь здоров!

Поступай же так, мой Луцилий, как ты мне Письмо 4


пишешь: не упускай ни часу. Удержишь в руках Сенека приветствует Луцилия!
сегодняшний день — меньше будешь зависеть от (Размышление Сенеки о смерти)
завтрашнего. Упорно продолжай то, что начал, и поспеши
сколько можешь, чтобы подольше наслаждаться
Смертные же глупы: получив что-нибудь совершенством и спокойствием твоей души.
ничтожное, дешевое и наверняка легко
возместимое, они позволяют предъявлять себе Сделай шаг вперед - и ты поймешь, что многое не
счет; а вот те, кому уделили время, не считают себя так страшно как раз потому, что больше всего
должниками, хотя единственно времени и не пугает… Пришла к тебе смерть? Она была бы
возвратит даже знающий благодарность. страшна, если бы могла оставаться с тобою, она же
или не явится, или скоро будет позади, никак не
По-моему, не беден тот, кому довольно и самого иначе…. Большинство так и мечется между
малого остатка. Но ты уж лучше береги свое страхом смерти и мученьями жизни; жалкие, они и
достояние сейчас: ведь начать самое время! жить не хотят, и умереть не умеют.
Закончил письмо----- Будь здоров! Подумай о том, что и разбойник и враг могут
приставить тебе меч к горлу.
Письмо 2 Будь здоров.
Сенека приветствует Луцилия!
И то, что ты мне писал, и то, что я слышал, Письмо 5
внушает мне на твой счет немалую надежду Сенека приветствует Луцилия!
Кто везде — тот нигде. Кто проводит жизнь в (Сенека говорит о Философии, что она требует
странствиях, у тех в итоге гостеприимцев умеренности — не пытки; а умеренность не
множество, а друзей нет. должна быть непременно неопрятной.)
Я радуюсь твоему упорству в занятиях и рвению,
Ничто так не вредит здоровью, как частая смена которое побуждает тебя, забросив все, только о том
лекарств. … Поэтому, если не можешь прочесть и стараться, чтобы с каждым днем становиться все
все, что имеешь, имей столько, сколько прочтешь лучше, и хвалю тебя за них. Будь и впредь так же
— и довольно. упорен, тут я не только поощряю тебя, но и прошу.
Об одном лишь хочу предупредить тебя: не
(Сенека советует много читать и для жизни это поступай подобно тем, кто желает не
пригодится ) усовершенствоваться, а только быть на виду, и не
Каждый день запасай что-нибудь против бедности, делай так, чтобы в одежде твоей или в образе
против смерти, против всякой другой напасти и, жизни что-нибудь бросалось в глаза.
пробежав многое, выбери одно, что можешь Первое, что обещает дать философия, — это
переварить сегодня. (5) Я и сам так делаю: из умение жить среди людей, благожелательность и
многого прочитанного что-нибудь одно общительность; но несходство с людьми не
запоминаю. позволит нам сдержать это обещание.
Позаботимся же, чтобы то, чем мы хотим вызвать
(Сенека вспоминает Эпикура слова: «Веселая восхищение, не вызывало смеха и неприязни. Ведь
бедность, — говорит он, — вещь честная».) у нас нет другой цели, как только жить в согласии
(отвечает) -Беден не тот, у кого мало что есть, а с природой.
тот, кто хочет иметь больше. Нас же мучит и будущее и прошедшее… И никто
не бывает несчастен только от нынешних причин.
Письмо 3 Будь здоров.
Сенека приветствует Луцилия!
(Сенека даёт советы о дружбе) Письмо 6
Но если ты кого-нибудь считаешь другом и при Сенека приветствует Луцилия!
этом не веришь ему, как самому себе, значит, ты (Сенека пишет о, что он сам не только меняется
заблуждаешься и не ведаешь, что есть истинная к лучшему, но и становится другим человеком)
дружба. Я хочу, чтобы эта так быстро совершающаяся во
мне перемена передалась и тебе: тогда я бы еще
крепче поверил в нашу дружбу — истинную Друзья бегут оттуда, где испытывается дружба.
дружбу, которой не расколют ни надежда, ни Вот почему видим мы так много постыдных
страх, ни корысть, такую, которую хранят до примеров, когда одни из страха бросают друзей,
смерти, ради которой идут на смерть. другие из страха предают их.
Ты и представить себе не можешь, насколько Для чего приобретаю я друга? Чтобы было за кого
каждый день, как я замечаю, движет меня вперед. умереть, за кем пойти в изгнанье, за чью жизнь
Вот что понравилось мне нынче у Гекатона: «Ты бороться и отдать жизнь… А дружба, о которой ты
спросишь, чего я достиг? Стал самому себе пишешь, та, что заключается ради корысти и
другом!» Достиг он немалого, ибо теперь никогда смотрит, что можно выгадать, — это не дружба, а
не останется одинок. И знай: такой человек всем сделка.
будет другом. Будь здоров. (Сенека говорит, что важно мудрому)
Мудрому никто, кроме него самого, не нужен.
Письмо 7 Многие, Луцилий, толкуют эту мысль превратно:
Сенека приветствует Луцилия! изгоняют мудреца отовсюду и заставляют его
(Сенека даёт совет, кого следует чаще избегать) замкнуться в своей скорлупе. Между тем следует
Ты спрашиваешь, чего тебе следует больше всего разобраться, много ли обещает это изречение и что
избегать? Толпы? Ведь к ней не подступиться без обещает. Мудрому довольно самого себя для того,
опасности!... Нет врага хуже, чем толпа, в которой чтобы жить блаженно, а не для того, чтобы жить.
ты трешься. Каждый непременно либо прельстит Только мудрому по душе то, что есть, глупость же
тебя своим пороком, либо заразит, либо незаметно постоянно страдает, гнушаясь тем, что имеет. Будь
запачкает. здоров. 
Дальше от народа пусть держится тот, в ком душа
еще не окрепла и не стала стойкой в добре: такой Письмо 10
легко переходит на сторону большинства. Сенека приветствует Луцилия!
Демокрит пишет: «Для меня один человек — что (В этом письме Сенека пишет, что лучшего
целый народ, а народ — что один человек». ! Будь товарища, чем ты сам (Луцилия), я для тебя не
здоров. нахожу. Даёт опять поучительные советы)
Так оно и есть, я не меняю своего мнения: избегай
Письмо 8 толпы, избегай немногих, избегай даже одного. Нет
Сенека приветствует Луцилия! никого, с кем я хотел бы видеть тебя вместе.
(Сенека снова советует избегать толпы) Убедись же воочию, как высоко я сужу о тебе, если
Я кричу: «Избегайте всего, что любит толпа, что отваживаюсь доверить тебя тебе самому.
подбросил вам случай! С подозрением и страхом
остановитесь перед всяким случайным благом! Есть у одиночества одно преимущество:
Ведь и рыбы, и звери ловятся на приманку сладкой возможность никому ничего не открывать и не
надежды! Вы думаете, это дары фортуны? Нет, это бояться обличителя; но это и губит глупого, ибо он
ее козни. выдает сам себя.
Презирайте все, что ненужный труд создает ради А ведь до чего люди безумны! Шепотом возносят
украшения или напоказ. Помните: ничто, кроме они богам постыднейшие мольбы, чуть кто
души, недостойно восхищения, а для великой души приблизит ухо — смолкают, но богу рассказывают
все меньше нее». то, что скрывают от людей. Так смотри, чтобы это
наставление нельзя было с пользой прочесть и
Письмо 9 тебе: живи с людьми так, будто на тебя смотрит
Сенека приветствует Луцилия! бог, говори с богом так, будто тебя слушают люди.
(Сенека приводит пример какой должна быть Будь здоров.
дружба и нужно ли это мудрецу все…)
Ты хочешь знать, справедливо ли Эпикур в одном Письмо 11
из писем порицал тех, кто утверждает, будто Сенека приветствует Луцилия!
мудрецу никто, кроме него самого, не нужен и (Сенека пишет о том, что он беседовал с другом
потому ничьей дружбы не требуется. Луцилия и поведения юноши понравилось ему.)
Сам посуди, до какой степени довольствуется сам Со мною беседовал твой друг, юноша с хорошими
собой тот, кто порой довольствуется и частью задатками; какова его душа, каков ум, каковы
самого себя. Если болезнь или враг лишат его руки, успехи — все стало мне ясно, чуть он заговорил.
если случай отнимет у него глаз, мудрецу хватает Каким он показал себя с первой пробы, таким и
того, что осталось, он и с искалеченным телом останется: ведь он говорил без подготовки,
будет так же весел, как был до увечий. застигнутый врасплох. И даже собравшись с
мыслями, он едва мог преодолеть застенчивость (а
Если хочешь, чтоб тебя любили, — люби это хороший признак в молодом человеке), — до
того он залился краской…Причина этому — не
слабость духа, а новизна, которая хоть и не пугает,
но волнует неопытных и к тому же легко Муций положил руку на огонь. Ужасна мука, когда
краснеющих из-за природной тебя жгут, но еще ужаснее она, когда ты сам себя
предрасположенности тела. Ведь если у одних жжешь.
кровь спокойная, то у других она горячая и Поэтому слушай угрозы врага со спокойствием.
подвижная и тотчас бросается в лицо. Хотя чистая совесть дает тебе уверенность, но
много значат не относящиеся к делу
Выбери того, чья жизнь и речь, и даже лицо, в обстоятельства, — а потому надейся на
котором отражается душа, тебе приятны; и пусть справедливое решение, но готовься к
он всегда будет у тебя перед глазами, либо как несправедливому. Помни прежде всего об одном:
хранитель, либо как при мер. Нам нужен, я отдели смятение от его причины, смотри на само
повторяю, кто-нибудь, по чьему образцу дело — и ты убедишься, что в любом из них нет
складывался бы наш нрав. Ведь криво ничего страшного, кроме самого страха.
проведенную черту исправишь только по линейке.
Будь здоров. А сейчас я тебе советую не погружаться душой в
тревоги о суде, не то она ослабеет и останется без
Письмо 23 сил в тот миг, когда должна будет воспрянуть…И
немало есть таких, кому жизнь кажется не горькой,
Сенека приветствует Луцилия! а ненужной. Будь здоров.
(Сенека пишет как научиться правильно
мыслить(т.е.радоваться) Письмо 25
(Сенека снова возвращается к теме дружбы и
Но тогда о чем же мне писать, как не о том, чтобы одиночества)
ты научился правильно мыслить? Ты спросишь, в Что касается обоих наших друзей, то идти тут
чем основание этой науки. В том, чтобы следует разными путями: пороки одного мы
«радоваться по-пустому. Я сказал «основание»? должны исправлять, пороки другого — искоренять.
Нет, вершина! Достиг вершины тот, кто знает, Я не буду себя сдерживать: ведь если я оставлю его
чему радоваться, кто не отдает своего счастья на в покое, значит, я не люблю его.
произвол других. Не знает покоя, не уверен в себе Самое благотворное — жить словно под взглядом
тот, кого манит надежда, если даже предмет ее неразлучного с тобою человека добра, но с меня
рядом, и добыть его легче легкого, и никогда довольно и того, если ты, что бы ни делал, будешь
раньше она не обманывала. Вот что, Луцилий, делать так, будто на тебя смотрят. Одиночество для
сделай прежде всего: научись радоваться. нас — самый злой советчик… Нужно, чтобы ты
был непохож на большинство людей. А пока ты не
Радуется тот, кто не расстается с такими мыслями, можешь безопасно замкнуться в себе, оглянись на
и радость его велика, но строга. Я хочу, чтобы ты того и на другого: для любого лучше быть с кем
владел такою радостью: стоит тебе раз найти ее угодно, чем наедине с собою.
источник — и она уже не убудет…Прошу тебя,
милый Луцилий, сделай то, что только и может Письмо 26
дать тебе счастье… Поэтому следует установить, (Сенека в этом письме пишет, что близка его
чего мы хотим, и добиваться желаемого с смерть)
упорством. Недавно я говорил тебе, что старость моя совсем
близко, а теперь боюсь, что старость у меня уже
позади. Не к моим годам и во всяком случае не к
Письмо 24 состоянию моего тела приложимо это слово: ведь
старостью называют возраст усталости, а не
Сенека приветствует Луцилия! полной немощи. Меня же считай в числе совсем
дряхлых и доживающих последние дни…Смерть
(Сенека советует, как избавиться от тревоги) покажет, чего я достиг, ей я и поверю.
Отбрось науки, которыми ты занимался всю жизнь.
Глупо, конечно, чувствовать себя несчастным из-за
Смерть вынесет тебе приговор… Ведь не по годам
того, что когда-нибудь станешь несчастным.
счет! Неизвестно, где тебя ожидает смерть, так что
Если ты хочешь избавиться от всякой тревоги,
лучше сам ожидай ее везде. ..«Размышляй о
представь себе, что пугающее тебя случится
смерти, — что сподручнее: ей ли прийти к нам или
непременно, и какова бы ни была беда, найди ей
нам пойти ей навстречу».
меру и взвесь свой страх. Тогда ты наверняка
поймешь, что несчастье, которого ты боишься, или
не так велико, или не так длительно.
(приводит пример, что) Письмо 27
(Сенека в письме пишет, что он открывает свой погашая остаток долга, и вручу тебе все, что с меня
тайник и позволяет всю свою мудрость черпать следует. — «Никогда я не хотел нравиться народу
Луцилию) — ведь народ не любит того, что я знаю, а я не
знаю того, что любит народ»…. Толпе нужно
Слушай же меня так, словно я говорю с самим уподобиться: не признав своим, она тебя и не
собой. Я впускаю тебя в мой тайник и, пользуясь полюбит…. Только низким путем можно снискать
твоим присутствием, нападаю на самого себя. любовь низких.
Хоть одно сделай ради себя, пока не пришел
смертный час: пусть твои пороки умрут прежде
тебя. Откажись от беспокойных наслаждений, за Письмо 30
которые приходится платить так дорого: ведь все
они вредны — не только будущие, но и минувшие. (Сенека говорит о смерти)

Получи теперь то, что я должен, и прощай. Вот что дает философия: веселость, несмотря на
«Бедность, живущая по закону природы, — это приближение смерти, мужество и радость,
богатство». Эпикур часто повторял эту мысль, несмотря на состояние тела, силу, несмотря на
всегда по-новому. Но не беда сказать лишний раз, бессилие.
если этому сколько ни учись, все мало. Одним
довольно лекарство указать, другим нужно его Скажу тебе, что думаю: по-моему, умирая, человек
навязывать. Будь здоров. мужественнее, чем перед смертью. Когда смерть
пришла, она и невежде даст силу духа не бежать от
неизбежного. Так гладиатор, самый робкий во все
время боя, подставляет горло противнику и сам
Письмо 28 направляет неверный меч. А та смерть, что близка
и наверняка придет, требует долгой стойкости
(Сенека в этом письме упоминает о пороках) духа, качества редкого, которое может явить лишь
мудрец… Мы боимся не смерти, а мыслей о смерти
За тобою везде, куда бы ты ни приехал, последуют — ведь от самой смерти мы всегда в двух шагах.
твои пороки. (2) То же самое ответил на чей-то
вопрос и Сократ: «Странно ли, что тебе нет А ты, чтобы никогда не бояться смерти, всегда
никакой пользы от странствий, если ты повсюду думай о ней. Будь здоров.
таскаешь самого себя?» — Та же причина, что
погнала тебя в путь, гонится за тобою.

Важно, каким ты приезжаешь, а не куда Письмо 42


приезжаешь, — и поэтому ни к одному месту не
должны мы привязываться всей душой. Надо жить (Сенека рассказывает о людях добра)
с таким убеждением: «Не для одного уголка я
рожден: весь мир мне отчизна» Знаешь, кого я называю теперь людьми добра?
Людей второго разбора! Потому что истинный
Мало пользы избавиться от своих пороков, если человек добра рождается, может быть, раз в
приходится спорить с чужими! — «Тридцать пятьсот лет, как феникс; впрочем, нет ничего
тиранов окружали Сократа — и не сломили его удивительного в том, что великое появляется
мужества». — Разве дело в том, сколько господ? изредка.
Рабство всегда одно! Кто его презрел, тот и в толпе
повелителей будет свободен…. «Знать свой изъян Значит, за чем бы мы ни гнались, чего бы ни
— первый шаг к здоровью». домогались ценой больших трудов, следует
посмотреть, просто ли в нем нет ничего приятного
или же больше есть неприятного.

Письмо 29

(Сенека даёт наставления как нужно вести себя Письмо 43


пооденочке)
(Сенека советует осмотрительно жить)
Не глуп ли, по-твоему, тот, кто боится многих там,
где можно пройти лишь поодиночке? Так же и к Считай себя счастливым тогда, когда сможешь
твоей смерти доступ открыт только одному, жить у всех на виду, когда стены будут защищать
сколько бы врагов тебе ни угрожало. Так уж тебя, а не прятать, хоть обычно мы и думаем, будто
устроила природа: одну жизнь она тебе дала, одну они вокруг нас не затем, чтобы нам жить в
и отнимет. Был бы в тебе стыд, — ты отсрочил бы безопасности, а затем, чтобы незаметнее грешить.
мне последний взнос. Но и я не буду скряжничать,
Чистая совесть может созвать целую толпу, Я с радостью узнаю от приезжающих из твоих
нечистая и в одиночестве не избавлена от тревоги и мест, что ты обходишься со своими рабами, как с
беспокойства. Если твои поступки честны, пусть близкими. Так и подобает при твоем уме и
образованности.
все о них знают, если они постыдны, что толку
Часто повторяют бесстыдную пословицу:
таить их от всех, когда ты сам о них знаешь? И «Сколько рабов, столько врагов». Они нам не враги
несчастный ты человек, если не считаешься с этим – мы сами делаем их врагами. Я не говорю о
свидетелем! Будь здоров. жестокости и бесчеловечности, — но мы и так
обращаемся с ними не как с людьми, а как со
Письмо 44 скотами.
(Сенека в этом письме упоминает о благородстве Будь милосерден с рабом, будь приветлив, допусти
его к себе и собеседником, и советчиком, и
духа, что все мы родовиты)
сотрапезником.
Но если есть в философии что хорошее, так это то,
что она не смотрит в родословную…Благородство Письмо 48
духа доступно всем, для этого все мы родовиты. (В этом письме Сенека упоминает и о дружбе, и о
Философия никого не отвергает и не выбирает: она философии, и о жизни в общем)
светит каждому. Дружба сделает наши дела общими, у каждого
Благородными делает нас душа, которая из любого поодиночке нет ни беды ни удачи: вся жизнь
состояния может подняться над фортуной. друзей — заодно. Она не может быть блаженной у
Письмо 45 того, кто смотрит только на себя и все обращает
(Сенека произнёс слова, что Дурное мы любим как себе на пользу; нужно жить для другого, если
хорошее, что дружба похожа на лесть и что на хочешь жить для себя… Кто многим делится со
такие мелочи следует обращать внимание ) всяким человеком, тот с другом разделит все.
Ты жалуешься, что тебе там не хватает книг. Но Я предпочел бы, Луцилий, лучший из людей,
ведь дело не в том, чтобы книг было много, а в чтобы хитроумные наставники объяснили мне, что
том, чтоб они были хорошие: от чтенья с выбором я должен дать другу, а что — всякому человеку,
мы получаем пользу, от разнообразного — только чем растолковали, сколько есть способов
удовольствие. употребления слова «друг» и сколько значений у
Желания у нас в разладе с желаниями, замыслы — слова «человек»
с замыслами. А как похожа лесть на дружбу! Она Ты хочешь знать, что обещает человеческому роду
не только ей подражает, но и побеждает ее, и философия? Дать совет! Одного манит смерть,
обгоняет: ведь для нее-то и открыт благосклонный другого давит бедность, третьего мучит богатство,
слух, она-то и проникает в глубину сердца, свое или чужое; тот страшится злой судьбы, этот
приятная нам как раз тем, чем вредит. желает избавиться от собственной удачи; тому
враждебны люди, этому боги.
Письмо 46 Даже если бы тебе оставалось много лет жизни,
(Сенека хвалит Луцилия за хорошо написанную
тратить их надо бережно, чтобы хватило на
книгу)
Книгу, которую ты обещал мне, я получил и, необходимое; а теперь — какое безумие обучаться
намереваясь попозже прочесть ее без помех, ненужному, когда времени в обрез! Будь здоров.
приоткрыл, желая только отведать... Но потом она
заманила меня дальше, я стал двигаться вперед; Письмо 49
насколько она красноречива… Словом, она меня (Сенека вспоминает как расставался с Луцилием)
не отпускала и увлекла такой приятностью, что я Кто, мой Луцилий, возвращается мыслью к другу,
прочел ее до конца, не откладывая…И не только только когда о нем напомнит какая-нибудь
получил от книги удовольствие, но и порадовался. местность, тот просто равнодушный лежебока. И
Сколько в нем дарованья, повторял я, сколько все-таки знакомая округа оживляет порой глубоко
души! Какие порывы, сказал бы я. если бы нашел спрятанную в душе тоску, не то что возвращая нам
между взлетами затишья. А так это не порывы, а исчезнувшие воспоминания, но пробуждая
плавный полет; и весь слог мужественный, уснувшие. Так скорбь об утрате, даже когда ее
возвышенный… И сам ты величав и высок духом; утешит время, становится острей при взгляде на
таким и оставайся, так и шествуй дальше!... О любимого раба, на платье или жилище
твоей книге я напишу больше, когда снова ею утраченного… Весь ты у меня перед глазами —
займусь, а пока я не успел оценить ее умом, словно такой, каким был при расставании: глотающий
не прочел все, а прослушал. слезы, бессильный сдержать подавляемые и все же
рвущиеся наружу чувства… Совсем недавно я
Письмо 47 проводил тебя, но это «недавно» составляет
(Сенека в этом письме советует в том, как нужно немалую долю нашей жизни, — так что надо
поступать с врагами) иногда подумать о краткости остающегося срока.
Письмо 50 есть вдоволь, но мы жадны к тому, что ее
(Сенека писал о Порочности и как важен труд) поддерживает: нам кажется и всегда будет
Трудно вернуть к природе только того, кто от нее казаться, будто чего-то не хватает. Довольно ли мы
отпал. Мы стыдимся учиться благомыслию; но
прожили, определяют не дни, не годы, а наши
право, если стыдно искать учителя в таком деле, то
нечего надеяться, что это великое благо достанется души. Я прожил, сколько нужно, милый мой
нам случайно. Нужно трудиться, — и, по правде, Луцилий, и жду смерти сытый. Будь здоров.
труд этот не так велик… Нет ничего, над чем не
взяла бы верх упорная работа и заботливое
лечение.
Учиться добродетели — это значит отучаться от Письмо 62
пороков. И тем смелее мы должны браться за (Сенека пишет Луцилию, что он свободен, что
исправленье самих себя, что однажды преподанное время он не тратит в пустую)
нам благо переходит в наше вечное владение. Лгут те, кто хочет показать, будто куча дел не
Добродетели нельзя разучиться. оставляет им времени для свободных наук. Такие
Противоборствующие ей пороки сидят в чужой притворяются занятыми, множат дела и сами у
почве, потому их можно изничтожить и себя отнимают дни. А я свободен, Луцилий,
искоренить; прочно лишь то, что на своем месте. свободен и принадлежу себе везде, где бы ни был.
Добродетель сообразна с природою, пороки ей Делам я себя не отдаю, а уступаю на время и не
враждебны и ненавистны. ищу поводов тратить его впустую.
Все наслаждение от других лекарств — после Некоторые могут все презреть, все иметь никто не
выздоровления, а философия и целебна, и приятна может. Кратчайший путь к богатству— через
в одно время. презрение к богатству.

Письмо 60 Письмо 63
(Сенека пишет о том, что преследует нас с малых (У Луцилия скончался друг, Сенека даёт советы
лет) как избавиться от горя и печали)
Я не удивляюсь тому, что все дурное преследует Ты тяжело переживаешь кончину твоего друга
нас с малых лет: ведь мы выросли среди Флакка; но я не хотел бы, чтобы ты горевал сверх
родительских проклятий. меры. Чтобы ты совсем не горевал, я навряд ли
Жив тот, кто многим приносит пользу; жив тот, кто решусь потребовать, хоть и знаю, что это лучше…
Пусть при утрате друга глаза не будут сухими и не
сам себе полезен. А кто прячется и коснеет в
струят потоков: можно прослезиться — плакать
неподвижности, для того дом — словно гроб. нельзя… Мы ищем в слезах доказательства нашей
Можешь хоть начертать у порога его имя на тоски и не подчиняемся скорби, а выставляем ее
мраморе: ведь они умерли раньше смерти. Будь напоказ.
здоров. Ты схоронил, кого любил; ищи, кого полюбить!
Лучше добыть нового друга, чем плакать…. Теперь
Письмо 61 я думаю так: все смертны, и для смерти нет закона.
(Сенека пишет в этом письме, будто чувствует, Что может случиться всякий день, может случиться
что смерть рядом, но он не боится ее,ведь жизнь
и сегодня. Так будем, мой Луцилий, помнить о том,
прожил достойно)
Не будем больше желать того, чего желали. Я, что скоро сами отправимся туда, куда отправились
старик, стараюсь, чтобы даже не казалось, будто оплаканные нами. И быть может, — если правдивы
желания у меня те же, что в отрочестве. На это разговоры мудрецов и нас ждет некое общее для
идут мои дни, мои ночи, это — мой труд, мой всех место, — те, кого мним мы исчезнувшими,
помысел: положить конец былому злу. Я стараюсь, только ушли вперед. Будь здоров.
чтобы каждый день был подобием целой жизни. Я
не ловлю его, словно он последний, но смотрю на
него так, что,. пожалуй, он может быть и
последним. И это письмо я пишу тебе с таким
настроением, будто смерть в любой миг может
оторвать меня от писания… Я утверждаю: кто
добровольно исполняет повеленье, тот избавлен от
горчайшего в рабской доле: делать, чего не
хочется. Несчастен не тот, кто делает по приказу, а
тот, кто делает против воли… Нужно подготовить
себя к смерти прежде, чем к жизни. У жизни всего