Вы находитесь на странице: 1из 325

АКАДЕМИЯ ИНЖЕНЕРНЫХ НАУК им. А.М.

ПРОХОРОВА

ФЕДЕРАЛЬНОЕ КОСМИЧЕСКОЕ АГЕНТСТВО

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


ПРИБОРОСТРОЕНИЯ И ИНФОРМАТИКИ

СБОРНИК ТРУДОВ
VI Международной научно-технической конференции

«Информационные технологии в науке,


технике и образовании»

Абхазия, Пицунда – 20 сентября –1 октября 2010 г.

Под редакцией
вице-президента АИН им. А.М.Прохорова
д.ф-м.н., проф. Кубарева Ю.В.

Москва 2011
Доклады VI Международной научно-технической конференции
«Информационные технологии в науке, технике и образовании».
Абхазия, Пицунда, д.о. «Кудры», 20 сентября – 1 октября 2010 г.

ISBN 978-5-8068-0486-1

В настоящем сборнике опубликованы работы, доложенные на VI Между-


народной научно-технической конференции «Информационные технологии в
науке, технике и образовании» ведущих ученых и специалистов, занимающих-
ся созданием новых технологий в космической и авиационной технике, разра-
боткой конструкций и технологий для наукоемкого приборостроения, новых
материалов и технологий в приборо- и машиностроении, физике и технике
плазмы, плазменных технологий, моделированием электронных приборов и
технологических процессов, обеспечивающих качество и надежность элемент-
ной базы и аппаратуры, современными проблемами образования и гуманитар-
ных наук.
Значительная часть материалов, доложенных на предыдущих конферен-
циях, начиная с 2005 г., опубликована в различных номерах журнала «Наука и
технологии в промышленности», издаваемого Академией инженерных наук им.
А.М.Прохорова, а также в журнале «Известия вузов. Электроника» (МИЭТ) и др.

Главный редактор: вице-президент АИН им. А.М.Прохорова


д.ф-м.н., проф. Кубарев Ю.В.

Редакционная коллегия: д.ф-м.н., проф. Бритов А.Д.,


к.т.н. Бойкачѐв В.Н.
д.ф-м.н., проф. Гварамия А.А.,
д.т.н., проф. Железнов И.Г.,
к.т.н., с.н.с. Макаров Ю.Н.,
д.т.н., проф. Марколия А.И.,
д.т.н., проф. Милованов А.Г.,
д.ф-м.н., проф. Розанов Л.Н.,
к.ф-м.н., с.н.с. Собко А.А.,
к.т.н., с.н.с. Твердохлебова Е.М.
д.в.н., проф. Филатов В.Н.

ISBN 978-5-8068-0486-1

© МГУПИ, 2011

2
О КОНФЕРЕНЦИИ И ЕЁ УЧАСТНИКАХ

В сентябре 2005 года в Абхазии состоялась первая международная кон-


ференция «Информационные технологии в науке, технике и образовании». Она,
как и последующие, проводилась по инициативе и под руководством Юрия Ва-
сильевича Кубарева – вице-президента Академии инженерных наук им.
А.М. Прохорова, действительного члена этой и других академий, заведующего
проблемной лабораторией МГУПИ, доктора физико-математических наук,
профессора, лауреата Государственной премии СССР, заслуженного деятеля
науки Рф, члена международной ассоциации авторов научных открытий, По-
чѐтного профессора Шанхайской Аэрокосмической академии.
Первой государственной научной организацией, поддержавшей идею
проведения конференции, стал 29-й НИИ МО РФ, организовавший секцию по
космическому мониторингу и картографии. На первую конференцию собралось
около ста участников – представители 76 государственных, общественных и
частных организаций России, Белоруссии и Абхазии, в основном доктора и
кандидаты наук.
Выбор места был не случаен – в то время независимость Республики Аб-
хазия еще не была признана Россией, режим Саакашвили постоянно угрожал
войной, устраивал провокации на границе республики. И проведение конфе-
ренции было призывом к миру, призывом решать все вопросы за столом пере-
говоров. Абхазия формально находилась в состоянии блокады, контакты рос-
сийских и абхазских ученых были затруднены, и конференция была еще одним
шагом к прорыву блокады, к восстановлению связей между учебными и науч-
ными учреждениями России и Абхазии. И в том, что независимость Абхазии в
2008 году была признана Россией, есть вклад и участников конференции, кото-
рая проводится ежегодно, начиная с 2005 года.
Абхазская сторона придавала большое значение инициативе российских
ученых – приветственное письмо в адрес научного форума прислал Президент
Абхазии С.В. Багапш. Делегация участников конференции была принята Пре-
мьер-министром Абхазии А.З. Анквабом, представители Правительства Абха-
зии участвовали в работе конференции. По инициативе участников конферен-
ции в Абхазии появился новый государственный праздник – День науки. На пя-
той, юбилейной, конференции ряд ее организаторов и участников от имени
Президента Абхазии были награждены почетными грамотами. Многим участ-
никам конферении за научный вклад были вручены награды и дипломы «Рос-
космоса», Министерства Обороны. Федерации космонавтики России, Акаде-
мии инженерных наук им. А.М.Прохорова, других научных организаций.
Ход конференций широко освещался телевидением и средствами массо-
вой информации республики, а также журналистами России – Е.Т. Белоглазо-
вой, С.Г. Зверевой, Н.Я. Кумалаговой, В.С. Губаревым, В.А. Гундаровым,
А.А. Кравцовым, В. Рощупкиным, А.К. Трубицыным.
Всемерную поддержку конференции оказывала фракция КПРФ Государ-
ственной Думы Российской Федерации, неоднократно поднимавшая в Думе во-
прос о признании независимости Абхазии. В адрес конференции направлялись
приветственные телеграммы от депутатов-коммунистов, из фонда КПРФ выде-
лялись деньги на приобретение оборудования для Сухумского физико-

3
технического института и Абхазского государственного университета. Гостями
третьей конференции были лидер КПРФ Г.А. Зюганов и выдающийся совет-
ский дипломат, депутат Государственной Думы Ю.А. Квицинский.
В адрес Конференции приходили приветствия от руководителей Роскос-
моса, Федерации космонавтики, Академии инженерных наук и других государ-
ственных и общественных организаций.
В работе первого и последующих форумов принимали участие многие
известные ученые, руководители организаций и учреждений, члены РАН и дру-
гих академий, лауреаты Ленинской, Государственной премий, премии Прези-
дента России, Правительства РФ и других престижных премий. Назовем неко-
торых из активных участников конференций.
Березовой А.Н., летчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза, член
Президиума и академик Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолков-
ского (РАКЦ), член Президиума Федерации космонавтики России;
Бритов А.Д., зав. кафедрой, д.ф.-м.н., проф., лауреат Государственной
премии СССР;
Бурдаков В.П., д.т.н., проф., заслуженный деятель науки РФ, писатель и
публицист, член Президиума Академии инженерных наук им. А.М. Прохорова
(АИН), действительный член РАКЦ;
Гварамия А.А., д.ф.-м.н., проф., ректор Абхазского государственного
университета, академик Академии наук Абхазии (АНА);
Гительзон И.И., д.б.н., проф. Абхазского государственного университета,
почетный профессор Красноярского государственного университета, академик
РАН, советник РАН;
Дбар Р.С., к.б.н., председатель Государственного комитета по экологии и
природопользованию Республики Абхазия, заведующий кафедрой АГУ;
Долгов Е.И., д.в.н., проф., начальник 29 НИИ МО РФ;
Железнов И.Г., д.т.н., проф., генерал-майор, генеральный директор Цен-
тра прикладных исследований Минобразования РФ;
Изотов А.Д., д.х.н., проф., лауреат премии Совета Министров СССР, лау-
реат премии им. С.И. Мосина, член-корреспондент РАН, действительный член
АИН, заместитель директора по науке ИОНХ РАН;
Калинин В.Ф., д.т.н., проф., европрофессор, первый проректор Тамбов-
ского государственного технического университета, член-корреспондент АИН;
Кчач А.И., генерал-майор, экс-министр внутренних дел Абхазии, экс-
секретарь Совета безопасности Абхазии;
Конников С.Г., д.ф.-м.н., проф., лауреат Государственной премии СССР,
директор диагностического центра ФТИ, действительный член АИН;
Кузнецов В.В., д.т.н., начальник НТС Космических войск РФ;
Криворучко А.П., д.в.н., проф., чл.-корр. Академии артиллерийских наук
РФ, Заслуженный работник высшего образования;
Макаров Ю.Н., к.т.н., начальник Сводного управления Роскосмоса, чл.-
корр. АИН, академик РАКЦ;
Марколия А.И., д.т.н., проф., генеральный директор ГНПО «Сухумский
физико-технический институт», действительный член АИН и РАКЦ;
Милованов А.Г., д.т.н., проф., заслуженный деятель науки РФ, главный
ученый секретарь НТС Роскосмоса, акад. РАКЦ;

4
Сидоров Ю.Г., д.ф.-м.н., проф., заведующий лабораторией Института фи-
зики полупроводников Сибирского отделения РАН;
Синькевич М.Е., к.т.н., бывший несовершеннолетний узник фашистского
концлагеря Озаричи, лауреат премий имени А.В. Суворова, Ф.Н. Красовского,
почетный геодезист, чл.-корр. АИН, чл.-корр. Академии военных наук, гл. спе-
циалист ФГУП «НИИ Точных приборов»;
Филатов В.Н., д.в.н., проф., генерал-лейтенант, лауреат премии Прави-
тельства РФ, действительный член АИН;
Шевченко В.Я., д.х.н., проф., лауреат Государственной премии России
РФ, премии Совета Министров СССР, премии им. С.И. Мосина, директор Ин-
ститута химии силикатов РАН, академик РАН;
Щербакова-Семенова Л.Г., главный научный сотрудник ИХФ РАН
им. Н.Н. Семенова, д.х.н., академик АИН;
Яблонский Л.И., к.т.н., проф., лауреат трех премий Правительства РФ,
заместитель начальника 29 НИИ МО РФ по НИР и многие-многие другие.
Секретарями секций являлись: Данелян А.Р. – заместитель директора
ГНПО «СФТИ» по информатике; Знаменская Т.Д. – декан факультета Москов-
ского государственного технического университета леса, к.т.н., доцент; Меще-
ряков В.И., к.т.н., зам. Главного ученого секретаря Роскосмоса; Наместников
Д.Ю. – к.т.н., сотрудник ИОФ РАН; Степанов А.В., аспирант МЭИ и другие.
Основные итоги конференций и доклады участников публиковались в
журналах «Наука и технология в промышленности», «Известия вузов. Электро-
ника», «Вакуумная техника», «Российский космос», «Новости космонавтики»,
газетах и в интернете.
С самого начала при организации конференции подразумевалось, что ра-
бота будет совмещаться с отдыхом, поэтому местом проведения была выбрана
база отдыха «Кудры», расположенная в полусотне метров от моря.
Культурная программа конференции включала в себя посещения и вы-
ступления в учебных и научных учреждениях Абхазии, фотовыставки, органи-
зованные участниками конференции, знакомство с достопримечательностями
Абхазии. В этом издании также использованы фотоработы участников конфе-
ренции. Мы надеемся, что коллекция фотографий о конференции будет год от
года пополняться, а авторы самых интересных фотографий в этом году будут
поощрены призами.
Конференция имеет свою эмблему: перекрещивающиеся знак интеграла –
символ объединения, и пальмовую ветвь – символ мира и природы Абхазии.
Эта эмблема повторяется на документах конференции, на значках участников,
на печати Оргкомитета и на флаге, который поднимается в день открытия кон-
ференции.
Выпуск данного сборника посвящен 50-летию со дня полета Ю.А. Гага-
рина, 20-летию образования Академии инженерных наук им. А.М. Прохорова и
75-летию Московского государственного университета приборостроения и ин-
форматики.
Наша очередная VII Международная научно-техническая конференция
состоится еще и в год 75-летия Ю.В. Кубарева. Юрий Васильевич, будучи сту-
дентом МФТИ, изобрел, сконструировал и испытал (1958–1959 гг.) первый в
мире многоцелевой магнитоплазмодинамический ускоритель (двигатель) с

5
управляемыми вектором тяги и удельным импульсом – двигатель для будущих
пилотируемых межпланетных полетов. Став аспирантом МФТИ и работая по
совместительству в НИИ тепловых процессов (ныне – ГНЦ ФГУП «Исследова-
тельский центр им. М.В. Келдыша»), Юрий Васильевич в 1962–1963 гг. сделал
научное открытие – установил новый фундаментальный закон в физике плазмы
и синергетике, позволяющий, в частности, оптимизировать физические процес-
сы в этом двигателе. Работая в МИРЭА, организовал и осуществил в 1977–1985
гг. серию натурных космических экспериментов с ускорителем в различных ре-
гионах Земного шара, которые подтвердили установленные им явления и зако-
номерности. Предложил и обосновал ряд практических применений ускорителя
в наземных и космических условиях в различных областях науки и техники.
Все основные разработки, включая научные открытия, защищены Ю.В. Кубаре-
вым приоритетными документами. За эту работу ученый был удостоен в 1991 г.
последней Государственной премии СССР, а затем и других государственных,
ведомственных и общественных наград СССР, России, Абхазии, Белоруссии,
Украины и Китая. На основании Указа Президента России решениями Прези-
диума Российской академии наук Ю.В. Кубареву три раза подряд на весь пери-
од 1994–2003 гг. присуждались государственные научные стипендии в номина-
ции «Выдающиеся ученые России».
В настоящее время предложенный Ю.В. Кубаревым тип ускорителя и его
конструктивные варианты при активном участии Юрия Васильевича разраба-
тываются в качестве основы электрореактивной двигательной установки для
межпланетных пилотируемых полетов, о чем сообщают российские СМИ и бу-
дет доложено на предстоящей конференции.
11 сентября 2011 г. Ю.В. Кубареву исполняется 75 лет. В этот день мы
поздравим Юрия Васильевича с юбилеем, пожелаем ему здоровья, успехов в
научной и общественной деятельности.

А.К. ТРУБИЦЫН, инженер-электронщик, журналист, помощник депутата Гос-


думы РФ, главный учѐный секретарь конференции

В.А. ГУНДАРОВ, член Союза журналистов России, капитан 1 ранга запаса, ве-
дущий специалист пресс-службы Роскосмоса, помощник председателя Оргко-
митета конференции

Подробностости – на сайте конференции в интернете:


http://infotechnologies.hop.ru

6
Исследование околообъектовых искусственных плазменных
образований с помощью штатных систем КА и наземных комплексов
Гаркуша В.И., Борисов Б.С., Корсун А.Г.,
Страшинский В.А., Твердохлебова Е.М.
ФГУП «Центральный научно-исследовательский
институт машиностроения»

Некоторые бортовые системы КА и оборудование наземных космических


комплексов могут быть попутно или целенаправленно использованы для полу-
чения уникальной информации о многих явлениях в космосе значительно до-
полняющей данные, получаемые с помощью традиционных специальных диаг-
ностических методик и научных приборов. В данной работе обобщается опыт
авторов по использованию бортовых систем КА и наземного оборудования, в
частности, для исследования явлений, сопровождающихся возникновением
космических газоплазменных образований (ГПО) вследствие преднамеренных
инжекций или вследствие воздействия факторов космического полета на собст-
венную внешнюю атмосферу КА. Многие специфические свойства этих явле-
ний не могут быть воспроизведены в наземных условиях даже в специальных
стендах.
Необходимым условием эффективного использования систем космиче-
ской техники в непрофильных для них научных целях является разработка спе-
циальных математических моделей, которые количественно описывают влия-
ние параметров разнородных реальных ГПО на информацию, которую можно
получить от бортовых и наземных систем космического
комплекса, и тем самым позволяют не только интерпре-
тировать результаты, но и выбирать оптимальные усло-
вия проведения экспериментов и наблюдений.
В экспериментах на высотных ракетных зондах с
аппаратурой ДИК-1 исследовались характеристики
плазменных сгустков импульсного электрического ра-
кетного двигателя [1]. Было обнаружено неожиданно
продолжительное помеховое воздействие сгустков
плазмы на телеметрические сигналы зондов. Анализ
этих экспериментов показал, что под влиянием геомаг-
нитного поля (ГМП) сгустки плазмы в нижней ионо-
сфере (на высотах ~ 200 км) приобретают спицеобраз-
ную форму и рассеиваются заметно более продолжи-
тельное время, чем следовало из стендовых измерений
Ленгмюровскими зондами и методом фазовой локации.
Объяснить это несоответствие удалось после того, как
была разработана математическая модель расширения
плазменных сгустков в космосе, которая показала, что
расширение происходит не свободно, а преимущест-
венно вдоль силовых линий геомагнитного поля, от че-
го плазменные сгустки приобретают спицеобразную форму, как показано на
рис. 1, и процесс их полного рассеяния существенно замедляется.
7
На основе этого опыта в 1987 г. на спутниках «Космос» 1818 и 1867 был
поставлен специальный космический эксперимент по рассеянию радиоизлуче-
ния на искусственной плазме. Использовался электроразрядный генератор
струи плотной плазмы «ЭПИКУР», показанный на рис. 2. Целью эксперимента
было исследование динамических и радиофизических характеристик искусст-
венного плазменного образования (ИПО), возникающего при истечении струй
плазмы с борта стабилизированного КА [2].
Особенность орбиты КА (высота 800 км, наклонение 65º) состояла в том,
что его траектория замыкалась через каждые 99 витков, а это позволило прово-
дить эксперименты на точно воспроизводимых витках-аналогах.
Наблюдения на этих «мерных» витках-аналогах обеспечило набор необ-
ходимой статистики и получение достаточно надежных пространственно-
временных распределений характеристик наблюдаемых искусственных плаз-
менных образований (ИПО).

Рис. 2. Электроразрядный генератор плазмы «ЭПИКУР»

Для диагностики ИПО применялись двойной электрический зонд, входя-


щий в состав аппаратуры «ЭПИКУР», и датчики, имевшиеся на борту для из-
мерения геомагнитного поля. Были также использованы штатные бортовые
системы: командная радиолиния и телеметрические каналы КА, а также назем-
ные радиолокационные и оптические средства наблюдения, которые вовсе не
предназначались для диагностики инжекций плазмы и сопутствующих эффек-
тов в космосе. Всего было привлечено около 20 наземных средств. Именно с
помощью этих попутно и целенаправленно привлеченных систем были выпол-
нены наиболее информативные наблюдения и измерения. В результате не-
сколькими независимыми методами были комплексно исследованы свойства
ИПО. В частности, было убедительно продемонстрировано превращение осе-
симметричной струи плазмы под воздействием геомагнитного поля в крупно-
масштабное трехмерное ИПО лепесткообразной формы, как показано на рис. 3а
расчетными контурами линий критической концентрации для несущей волны
1,8 м телеметрического канала.
Это явление было обнаружено и количественно охарактеризовано путем
построения расчетных контуров и экспериментальных точек границ радиотени,
которая возникала на поверхности Земли при рассеянии сигналов командной и

8
телеметрической радиолиний. Эти контуры для восходящих и нисходящих
мерных витков показаны на рис. 3б.

Рис. 3. а) Контуры плазменной струи на мерных витках; указано также


положение трехосных датчиков аппаратуры магнитных измерений (АМИ);
б) Расчетные контуры и экспериментальные точки границ радиотени
на поверхности Земли для средних широт

Рис. 4 наглядно демонстрирует диамагнитный эффект вытеснения маг-


нитного поля инжектированной плазменной струей [3]. Изменения геомагнит-
ного поля при включении источника плазмы измерялись двумя трехосными
датчиками аппаратуры магнитных измерений (АМИ), расположенными на рас-
стоянии 4 и 7 метров от среза сопла источника плазмы.

Рис. 4. Амплитуда возмущений составляющих магнитного поля Земли


в струйной системе координат при включении источника плазмы

Проведенные радиолокационные наблюдения плазменной струи в метро-


вом диапазоне длин волн показали, что ее эффективная поверхность рассеяния
(ЭПР) очень сильно зависит от ракурса наблюдения – максимальна при зонди-
ровании поперек плазменного лепестка и минимальна при наблюдении вдоль
него при малых углах относительно плоскости симметрии плазменного образо-
вания [4].
Зависимости ЭПР от направляющих косинусов зондирующего луча в

9
струйной системе координат были рассчитаны в лучевом приближении на ос-
нове математической модели плазменной струи для средних широт и показаны
на диаграмме рис. 5а. Там же указаны кривые, характеризующие условия на-
блюдения на мерных витках № 6 и № 5, а на рис. 5б представлены результаты
подгонки расчетных кривых зависимости ЭПР от азимута наблюдения к экспе-
риментальным данным.
Эта процедура подгонки позволила уточнить исходные параметры мате-
матической модели плазменной струи. Именно радиолокационные наблюдения
оказались наиболее тонким инструментом верификации математической моде-
ли по причине чрезвычайно резкой зависимости экспериментальных результа-
тов от ракурса зондирования.

а) б)
Рис. 5. Зависимости ЭПР плазменной струи от ракурсов наблюдения

При эксплуатации КА «Метеор»


(высота орбиты 900 км, наклонение 85º),
на котором использовался плазменный
электрореактивный двигатель (ЭРД)
СПД-70, были зафиксированы значи-
тельные потери тяги и паразитные кру-
тящие моменты, как показано на рис. 6
[5]. Они возникали при постоянной ра-
боте ЭРД только на некоторых участках
орбиты. Эти наблюдавшиеся нетриви-
альные зависимости позволили опреде-
лить характеристики струи-лепестка,
форма которой изменяется при измене-
нии ориентации струи относительно геомагнитного поля. Плазменная струя
омывает поверхности солнечных батарей КА
На геостационарных КА «Экспресс»-2А и 3А использовались для кор-
рекции орбиты плазменными двигателями СПД-100. Измерялись распределе-
ния плотности потоков в струях плазмы, омывающих солнечные батареи, и со-
ответствующие крутящие моменты, как иллюстрирует рис. 7. Анализ этих дан-
ных [6] позволил доказать, что внутренние самосогласованные электрические
10
поля, возникающие в струе ЭРД, определяют динамику струи и дают значи-
тельный вклад в силовое ее воздействие на элементы КА.
На Международной космической станции (высота орбиты 360–400 км,
наклонение 52º) американскими специалистами выполнен большой комплекс
исследований электрофизических процессов, возникающих под действием
электрического поля, создаваемой высоковольтными СБ, отрицательный полюс
которой закорочен на корпус МКС.

Рис. 7. Паразитные крутящие моменты


в зависимости от угла поворота солнечных батарей

Для управления этими процессами используется штатная система – блок


плазменных катодов-компенсаторов (РСU). С помощью блока зондов (FPMU)
измеряется разность потенциалов между окружающей плазмой и корпусом
МКС. Анализ опубликованных результатов позволил нам показать, что основ-
ные особенности электрофизических характеристик определяются характери-
стиками плазменного окружения МКС.
В развитие этих исследований нами были выполнены на МКС специаль-
ные эксперименты. В программе «Плазма – МКС» использовались специальные
ориентации станции, выбор специальных участков еѐ траектории. С помощью
РСИ и оптической аппаратуры «Фиалка», установленной на российском сег-
менте, было показано, что электрофизические процессы на МКС определяются
геомагнитным полем и набегающим потоком ионосферной плазмы [7].
В эксперименте «Плазма – Прогресс» исследованы с помощью наземного
радиолокатора характеристики плазменных образований, возникающих при ра-
боте ЖРД на борту КА [8].
Приведенные результаты показывают, что бортовые системы КА и на-
земные комплексы являются весьма эффективными попутными средствами для
исследования сложных физических явлений в космосе.

Литература
1. И.В. Войцехович, В.И. Гаркуша, С.Д. Гришин, В.Л. Левтов, Л.В. Лесков,
О.А. Мартынов, С.Г. Миронов, С.Ф. Морозов, С.С. Обыденников, В.В.
Савичев, В.А. Страшинский, А.С. Штейнберг, Э.М. Юлдашев. Исследо-
вание импульсных ускорителей плазмы в космических условиях. Косми-
ческие исследования, т.14, вып. 3, 1976,с. 445.
2. B.S.Borisov, V.I.Garkusha, N.V.Kozyrev, A.G.Korsun, L.Yu.Sokolov,
11
V.A.Strashinski. The Influence of Electric Thruster Plasma Plume on Down-
link Communication in Space Experiments. 27-th JPC, Sacramento, Ca., 1991,
AIAA paper 91-2349.
3. A.G.Korsun, E.M.Tverdokhlebova., F.F.Gabdullin. The Earth’s Magnetic Field
Effect upon Plasma Plumes Expansion. //25th International Electric Propul-
sion Conference, Cleveland, August 1997.IEPC-97-178.
4. А.Г.Корсун, Ф.Ф.Габдуллин, Е.М.Твердохлебова, В.П.Ходненко. Реше-
ние задачи разлета плазменной струи электрореактивного двигателя в
космосе. Космонавтика и ракетостроение, №2(35, 2004.
5. Gabdullin F.F., Garkusha V.I., Khodnenko V.P., Korsun A.G., Tverdokhlebo-
va E.M.. Comparison of Mathematical Model of a Plasma Plume with Out-
comes of Space Experiments. - 29th IEPC, Toulouse, France, 2003. IEPC-
2003-0206
6. Gabdullin F.F., Korsun A.G., Tverdokhlebova E.M. The Estimation of the
Torque and Forces arising due to Interaction of the Exhaust Plume with S/C
Body. -Proc.3rd International Conference on Spacecraft Propulsion, Cannes,
2000, ESA SP-465.
7. А.Г.Корсун, Е.М.Твердохлебова, Ф.Ф.Габдуллин. Влияние внешних ус-
ловий на разлет плазменной струи ЭРД. Космонавтика и ракетостроение
№3(52), 2008.
8. Корсун А.Г. Интенсификация электроразрядных процессов на поверхно-
сти МКС при изменении ее плазменного окружения. Сборник тезисов
докладов Шестого Международного Аэрокосмического Конгресса IAC-
2009, Москва, 23 – 27 августа 2009 г

УДК 629.78
Космический мониторинг глобальных оптических явлений
в верхней атмосфере и ионосфере земли с борта МКС
Пластинин Ю.А.
ФГУП «Центральный научно-исследовательский
институт машиностроения»
В ходе лимбовых измерений с борта МКС ночных эмиссий верхней атмо-
сферы в ультрафиолетовой области спектра получены новые ранее не извест-
ные данные о влиянии структуры подстилающей земной поверхности на вы-
сотную структуру яркости свечения верхней атмосферы и структуру соответст-
вующего высотного распределения атомарного кислорода. В частности, это яв-
ление наблюдалось на высотах ~ 100 км над сейсмоактивным районом схожде-
ния тектонических плит в районе Аравийского подводного хребта в Индийском
океане [1-3]. На рис. 1 показаны данные высотного распределения концентра-
ции кислорода и сравнение с предсказаниями по модели нейтральной атмосфе-
ры МSIS-90, а на рис. 2 динамика развития лимбовых свечений по трассе на-
блюдения.

12
Рис. 1. Наблюдение аномальных профилей атомов О в верхней атмосфере Земли
в районе Аравийского подводного хребта. Для сравнения на рисунке
приведены данные модели нейтральной атмосферы MSIS-90

Рис. 2. Наблюдение ночного эмиссионного слоя в верхней атмосфере


Земли в УФ-диапазоне спектра по трассе полета МКС в КЭ 09.11.2002 г.

Весьма перспективное направление геофизических исследований связано


с транзиентными явлениями в верхней атмосфере и ионосфере Земли, природа
которых обусловлена протеканием процессов высотных грозовых разрядов. В
настоящее время теория протекания этих процессов не разработана и для ее
развития необходимы дополнительные данные, в частности, в ультрафиолето-
вой области спектра. До последнего времени эти исследования были выполне-
ны в видимой и ближней ИК-областях спектра, при этом грозовые образования
получили названия: спрайты, джеты, эльфы и др.
В УФ-области спектра такие исследования были начаты на МКС в
2009 г., в результате которых получены пространственно-временные характе-
ристики грозовых явлений в УФ-диапазоне спектра в районе экваториальной
Африки, где эти явления происходят наиболее часто.

13
В качестве примера на рис. 3 и 4 представлены результаты проведенных в
2009 –2010 г.г. исследований в УФ-области спектра динамики развития грозо-
вых разрядов на высотах более 30 км, наблюдаемых в тропической зоне Афри-
ки.

Рис. 3. Пространственно-временная структура глобальных грозовых


образований в экваториальной Африке 2010 г. Последовательные кадры
с частотой 25 кадров/сек. Также указана шкала яркости в Вт/см2∙ср.
Рабочий спектральный диапазон 250-360 нм

Рис. 4. Кольцевая структура высотного грозового образования (эльфа),


наблюдаемого с борта МКС в УФ-диапазоне спектра и поперечное
распределение его яркости

Изучение таких явлений имеет фундаментальное значение для установле-


ния закономерностей взаимодействия грозовых явлений в тропосфере с верхней
атмосферой и ионосферой Земли. Для практической космонавтики весьма ва-
жен учет электромагнитного и электрического влияния высотных разрядов на
безопасность полетов космических аппаратов
Еще одно направление космических экспериментов – исследование мо-
дификации ионосферы при воздействии мощного коротковолнового радиоиз-
лучения [4].
Впервые было установлено, что воздействие мощного коротковолнового
излучения на верхнюю атмосферу и ионосферу Земли вызывает образование

14
глобальных областей свечения на высотах (~ 100–120 км) верхней атмосферы и
ионосферы вследствие резонансной модификации структуры ионосферы элек-
тромагнитным излучением стенда (типа «Сура») (рис. 5).

Рис. 5. Изображения глобальных свечений в линии кислорода 557 нм,


полученные с борта МКС во время экспериментов при воздействии
радионизлучения нагревного стенда «Сура»; слева – наблюдение в
Северном полушарии, справа – в Южном полушарии в
магнитосопряженной точке

Литература
1. Анфимов Н.А., Землянский Б.А., Карабаджак Г.Ф., Пластинин Ю.А. Ис-
следования на МКС атмосферы и ионосферы Земли. – Полет, 2007, № 12,
с.3-10.
2. Карабаджак Г.Ф., Пластинин Ю.А., Сженов Е.Ю., Хмелинин Б.А. Опре-
деление профилей концентраций атомов кислорода в верхних слоях атмо-
сферы Земли по экспериментальным данным с пилотируемых космиче-
ских станций. – Космонавтика и ракетостроение, 2007, вып. 1 (46), с. 38-
43.
3. Карабаджак Г.Ф., Пластинин Ю.А., Родионов А.В., Сженов Е.Ю., Сипа-
чев Г.Ф., Хмелинин Б.А. Спектрозональные исследования сверхслабых
эмиссий естественного и техногенного происхождения в верхних слоях
атмосферы и ионосферы Земли. – Космонавтика и ракетостроение, 2007,
вып. 4 (49), с. 26-32.
4. Карабаджак Г.Ф., Комраков Г.П., Кузнецов В.Д., Пластинин Ю.А., Ружин
Ю.Я., Фролов В.Л., Хмелинин Б.А. Исследование глобальных простран-
ственно-временных характеристик свечения верхней атмосферы и ионо-
сферы Земли при воздействии на них радиоизлучения при наблюдении с
борта Международной космической станции. – Космонавтика и ракето-
строение, 2009, вып. 4 (57), стр. 88-94.

15
Космические исследования входа и фрагментации
космических аппаратов в ультрафиолетовом диапазоне спектра
Пластинин Ю.А.
ФГУП «Центральный научно-исследовательский
институт машиностроения»

До настоящего времени количество натурных экспериментов по наблю-


дения входа космических аппаратов в атмосферу Земли исчисляется единица-
ми. Пилотируемая станция МКС является весьма удобной площадкой для дис-
танционного наблюдения входа КА на всем участке траектории спуска. Конеч-
ная цель таких экспериментов на МКС – это проведение верификации термо-
химических и радиационных моделей высокотемпературного воздуха по траек-
тории спуска разрабатываемых и перспективных КА на высотах от 110 до 30
км, а также моделирование фрагментации космического мусора и естественных
космических тел (болидов, метеоров и др.).
Одно из преимуществ наблюдений входа космических аппаратов в атмо-
сферу Земли в УФ-диапазоне спектра состоит в том, что интенсивная подсветка
поля зрения УФ-камеры от излучения Земли и атмосферы блокируется озон-
ным слоем, а сами измерения в этом случае проводятся на весьма однородном
фоне. Измерения на борту МКС проводились с использованием спектрозональ-
ной оптической системы «Фиалка-МВ-Космос», содержащей высокочувстви-
тельную УФ-камеру с усилителем яркости, предназначенную для получения
цифровых изображений в УФ-области спектра 250–320 нм и широкодиапазон-
ный спектрометр (область чувствительности 220–800 нм, спектральное разре-
шение 1,5 нм). Объектами наблюдения являлись транспортный корабль (ТК)
«Союз», конфигурация которого состоит из агрегатного и бытового отсеков,
спускаемого аппарата (СА) «Союз ТМА», транспортный корабль «Прогресс», а
также европейский грузовой транспортный корабль ATV «Жюль Верн». На-
блюдение входа начинается с высоты 100 км и продолжается до высоты ~ 30–
40 км, где излучение в ультрафиолетовом диапазоне спектра начинает блокиро-
ваться озонным слоем.
Далее приводятся основные результаты наблюдения на примере входа СА
«Союз ТМА», фрагментации и сгорания агрегатного и бытового отсеков ТК
«Союз», а также ТК ATV «Жюль Верн».
Типичные результаты радиометрических измерений интенсивности УФ-
излучения плазменного образования СА «Союз ТМА» в диапазоне высот от 45
до 100 км приведены на рис. 1. Там же указаны высоты полета, скорости, мас-
штаб наблюдаемых явлений свечения в ультрафиолетовом диапазоне спектра.
Так как конечной целью является верификация термохимических и ра-
диационных моделей воздушно плазмы в ударном слое, то на рис. 2 приведены
результаты сопоставления теоретических расчетов силы излучения с данными
экспериментов. При этом приведены данные расчетов в приближении равно-
весной и неравновесной моделей излучения, более подробно описанных в рабо-
тах [1-4].

16
Рис. 1. Картина свечения СА и фрагментов агрегатного и бытового отсеков ТК
«Союз ТМА-6» при входе в атмосферу 11.10.2005 г. Фрагментация и сгорание
агрегатного и бытового отсеков ТК «Союз ТМА-6» при входе в атмосферу 11.10.2005 г.

Из сравнения на рис. 2 теоретических и экспериментальных данных вид-


но их удовлетворительное согласование при условии учета неравновесных хи-
мических и радиационных процессов в высокотемпературном ударном слое на
притуплении СА.

Рис. 2. Экспериментальные
результаты:
■ – СА «Союз ТМА–4»
(КЭ 24.10.04); ▲ – СА «Союз
ТМА–6» (КЭ 11.10.05).
Расчеты: 1 – равновесная модель
(уменьшено в 10 раз);
2 – неравновесная модель;
3 – аппроксимация
экспериментальных данных

Во время работы экипажа МКС-17 29 сентября 2008 г. было произведено


наблюдение пуска с орбиты и затопления европейского транспортного грузово-
го корабля ATV-1 «Jules Verne» в акватории южной части Тихого океана вос-
точнее Новой Зеландии. Движение ATV по траектории спуска наблюдалось на-
учной аппаратурой (НА) «Фиалка-МВ-Космос» в рамках геофизического экс-
перимента ГФИ-1 «Релаксация», а также оптической аппаратурой на борту са-
молетов–лабораторий Европейского космического агентства Gulfstream V и
DC8 [5].
В качестве примера на рис. 3 представлены видеокадры оптических явле-
ний, сопровождающих вход в атмосферу Земли грузового2 корабля ATV «Жюль
Верн», включая начало интенсивного сгорания и фрагментации космического
аппарата (КА) на высоте ~ 75 км и заканчивая конечным участком траектории,

17
когда отчетливо просматривается несгорающая часть фрагмента КА – титано-
вого стыковочного узла.

Рис. 3. Кадры УФ-видеоизображений стадии интенсивного сгорания и


фрагментации транспортного корабля ATV по трассе полета.
На кадрах показано время ДМВ (час:мин:сек) и высота полета (км)

На рис. 4 представлены результаты спектрального анализа плазменного


образования в момент интенсивного сгорания корпуса ATV, изготовленного из
алюминиево-магниевого сплава [2].
МКС-17 29.09.2008 г.
-11 2 2
4,5x10 Полосы зеленой системы AlO (B -X )
= 514 нм Т=935К
-11
4,0x10 = 484 нм
Интенсивность, Вт/(см нм)

-11
3,5x10 Излучение поверхности
=456 нм
фрагментов
2

-11
3,0x10
K
-11 Al = 766 нм
2,5x10 = 539нм
= 396 нм
Mg
OH
-11
2,0x10 = 383 нм
Li
Na
= 671 нм
=589 нм
-11
1,5x10

-11
1,0x10

-12
5,0x10

0,0
300 400 500 600 700 800
Длина волны, нм

Рис. 4. Спектральный состав излучения газоплазменного образования грузового


корабля ATV на высоте ~ 70 км. Показаны характерные длины волн атомарной
и молекулярной составляющих излучения, а также сплошной спектр поверхности
расплавленного алюминия при температуре 935 К

В результате экспериментов впервые было установлено, что вход спус-


каемых аппаратов «Союз ТМА» и фрагментация отсеков грузовых кораблей
(российских «Прогресс» и европейского ATV «Жюль Верн») на всем участке
входа от 100 км до 35 км сопровождается интенсивным свечением плазменных
образований в ультрафиолетовом диапазоне спектра, природа которых связана,
18
в основном, с излучение ударных слоев на их притуплении и в околообъекто-
вой среде [5].
Исследования по входу КА в атмосферу Земли при наблюдении в ультра-
фиолетовом диапазоне спектра – новое направление исследований входа кос-
мических тел с борта пилотируемых станций позволяющих проводить наблю-
дение на всем участке траектории спуска в атмосфере, которое недоступно для
наблюдения наземными и самолетными средствами измерений. Они также
представляют интерес для решения проблем контроля космического мусора,
фрагментации и их сгорании в атмосфере Земли, а также при входе болидов,
метеоров и др. природных объектов.
Литература
1. Землянский Б.А., Карабаджак Г.Ф., Пластинин Ю.А. Исследование про-
странственной структуры и интенсивности излучения плазменных обра-
зований в ультрафиолетовой области спектра при входе СА ТК СОЮЗ-
ТМА и фрагментации функциональных блоков ТК СОЮЗ // Космонавти-
ка и ракетостроение. 2007. Вып. 2(47)
2. Анфимов Н.А., Землянский Б.А., Карабаджак Г.Ф., Пластинин Ю.А. Ис-
следования на МКС атмосферы и ионосферы Земли. – Полет, 2007, № 12,
с.3-10.
3. Землянский Б.А., Карабаджак Г.Ф., Пластинин Ю.А. Космические экспе-
рименты «Релаксация»: научные задачи, аппаратура и результаты иссле-
дований на борту Российского сегмента Международной космической
станции. – Космонавтика и ракетостроение, 2007 г., вып. 4 (49), с. 33-40.
4. Пластинин Ю.А., Карабаджак Г.Ф., Хмелинин Б.А., Землянский Б.А., За-
логин Г.Н., Горшков А.Н. Космические исследования с борта МКС плаз-
менных образований. Тезисы доклада на международной конференции
«Современные проблемы газовой динамики», посвященной 100-летию
академика Х.А. Рахматулина, 21-23 апреля 2009 г., г. Москва.
5. Карабаджак Г.Ф, Красоткин В.С., Манжалей А.И., Пластинин Ю.А, Хме-
линин Б.А. Наблюдение входа в атмосферу Земли грузового КА ATV
спектрозональной системой «Фиалка-МВ-Космос» с борта МКС. – Кос-
монавтика и ракетостроение, 2010, вып. 2 (59),с. 171-178.

Управление плазменным потоком магнитоплазмодинамического


ускорителя с помощью малых магнитных полей
Кубарев Ю.В., Коршаковский С.И., Черник В.Н.
Московский государственный университет приборостроения
и информатики
Введение. Магнитоплазмодинамический ускоритель (МПДУ) является
одним из перспективных ускорителей плазменного типа для решения широкого
спектра задач как в космической технике, так и промышленности: создание ге-
нераторов плазмы для активного воздействия на верхние слои атмосферы, ио-
носферу и магнитосферу Земли, проблема нейтрализации электростатического
заряда космического аппарата (КА), управление вектором тяги МПДУ, созда-

19
ние радиопомех, нанесение тонких плѐнок на поверхность металла и другие
задачи [1–8].
В основе работы МПДУ лежат сложные физические механизмы, связан-
ные, прежде всего, с взаимодействием плазменного образования с внешним
магнитным полем [2  7, 9  11]. Так, для решения задач плазменной нейтрали-
зации разрабатывалась оригинальная система, основанная на использовании
маломощного МПДУ, содержащая дополнительные устройства  управляю-
щую и рассеивающую магнитные системы [1, 11. 12]. Это позволяет реализо-
вать нейтрализацию электрических зарядов КА путѐм инжекции достаточно
протяжѐнного плазменного образования в затенѐнные области диэлектрических
и электропроводных поверхностей КА [8]. Проведенные патентные исследова-
ния за последние 20 лет и мониторинг состояния плазменной нейтрализации на
основе проведенного обзора показал, что к настоящему времени в мире пока не
создана эффективная и надѐжная система борьбы с электризацией поверхно-
стей космических аппаратов, что и обуславливает актуальность проблемы.
Для решения ряда навигационных проблем, связанных с эксплуатацией
КА, актуальной задачей в космической технике является управление вектором
тяги МПД двигателя с помощью внешних магнитных полей [11]. Особенности
процессов в этом ускорителе позволяют также осуществить осесимметричное
рассеяние струи плазмы с помощью витка (короткого соленоида) с током [8].
Задачей этих и других разработок является многоцелевое использование зало-
женных в рассматриваемом методе физических принципов. Реализация этих
задач связана с исследованиями физических процессов в плазменной струе.
Физические механизмы управления потоком плазмы МПД ускорите-
ля. В основе механизмов ускорения низкотемпературной плазмы МПД ускори-
теля лежит воздействие магнитного и электрического полей на заряженные
компоненты плазмы и влияние на них относительных градиентов магнитного
поля В/В, давления нейтральных Р/Р и концентраций заряженных частиц
nе/nе [9  11]. Важной основой всех механизмов работы МПД ускорителя яв-
ляется наличие профилированного магнитного поля. Изменение его конфигу-
рации и величины индукции этого поля дает широкие возможности и варианты
управления струей плазмы с помощью управляющей магнитной системы
(УМС). Еѐ элементами являются постоянные магниты или соленоиды с сер-
дечниками из магнитомягкого материала (электромагниты), которые размеща-
ются за ускорителем ниже по потоку плазмы – в зоне, где основное магнитное
поле уже ослаблено [11]. УМС практически не влияет на процессы внутри ус-
корителя. По этой же причине энергетические затраты на создание управляю-
щего поля много меньше, чем на создание основного поля.
Исследования движения плазменных образований в криволинейных маг-
нитных полях показали, что захват плазмы этим полем связан с возникающими
в ней электрическими полями [13  20]. Однако механизм этого явления был
неясен. Согласно развитой теории в работе [13] вдоль криволинейного магнит-
ного поля c индукцией В может проходить плазма с концентрацией заряженных
частиц n, массой ионов m i при условии:
nmi
 1 . (1)
 0 B2
Более поздние экспериментальные исследования показали, что эта теория
20
не всегда соответствует реальному характеру движения плазменного потока
[14, 15]. В работе [11] было проведено более детальное теоретическое исследо-
вание движения плазмы в тороидальном магнитном поле с учѐтом самосогласо-
ванных поляризационных электрических полей и токов в плазме. Было показа-
но, что вдоль такого поля могут проходить плазменные сгустки гораздо боль-
шей плотности, чем предсказывает условие (1). В табл. 1 приведены некоторые
результаты экспериментальных исследований движения плазменных образова-
ний в криволинейных магнитных полях, создаваемых тороидальными соле-
ноидами [14, 15], двумя взаимно перпендикулярными соленоидами [17], че-
тырьмя изогнутыми проводами, создающими квадрупольное поле [18], линей-
ным током [19], и другими источниками ( R М  средний радиус кривизны маг-
нитных силовых линий, v и n  направленная скорость и концентрация частиц
квазинейтральной плазмы на выходе из источника, v 0 и n 0  то же, после про-
хождения области криволинейного поля).
Показано, что в некоторых случаях плазма отклонялась на значительные

углы до 90 градусов и выше [14, 15, 17]. Температура электронов во всех
случаях менялась в пределах (5  10) эВ, давление в барокамерах  (105 106 )
мм рт. ст. Уменьшение концентрации частиц на выходе на 1  2 порядка связано
с процессом очистки плазменных потоков от примесей при движении их в кри-
волинейных магнитных полях.
Диаметр потока в опытах, отмеченных в табл. 1, удовлетворяет следую-
щему условию захвата плазменного образования магнитным полем, следую-
щим из одночастичного приближения [20]:
mv
D i i . (2)
2qi B
где m i , vi , q i  соответственно масса, тепловая скорость и заряд иона.
Таблица 1.
Экспериментальные результаты по литературным данным
Библ. Rм, м В, Тл v0, м/с v, м/с n0, м-3 n, м-3
ист.
[14] 0,175 0,05 ÷ 0,2 75  10
3
 (0,5 ÷ 1,5)  10
18
1011 ÷1018
[15] 0,4 0,03 ÷ 0,05 105 105  1016
[18] 0,3 0,6 80  10
3
70  10
3
2 1021 2 1020
20  10
3
[20] 0,42 0,48 105 1019 1018
0,18 ÷ 0,3 0,012 ÷ 0,08 34  10 25  10
3 3
[19] 1020 1018

В работе [20] проводились исследования движения плазмы в так назы-


ваемом «косом» или наклонном магнитном поле. Геометрия такого поля явля-
ется приближением реального магнитного поля МПДУ с отклоняющей систе-
мой.
В этой работе приводятся результаты исследования взаимодействия
плазменных сгустков с магнитным полем, направленным под углом 20 к на-
правлению первоначального движения плазмы.
При ni  1018 ÷1019 м3 , v  (20 ÷ 70) м / с плазма замагничивается и движется
вдоль магнитных силовых линий (м.с.л.) поля. Происходящие процессы объяс-
няются с помощью дрейфовой модели [15, 21  23].
21
Решающую роль в механизме взаимодействия плазмы с магнитным по-
лем играет величина этого поля и параметры плазменного потока (концентра-
ция и скорость частиц). При увеличении этого поля происходит частичное тор-
можение плазмы  особенно на периферии потока. При выходе из поля (рабочей
зоны) плазма ускоряется. С увеличением энергии переносного движения потока
для сохранения его захвата криволинейным магнитным полем приходится уве-
личивать индукцию поля В. При этом дрейф в скрещенных магнитном и поля-
ризационном полях не приводит к выбросу всей плазмы или еѐ распаду. Это
связано с тем, что роль поляризационного поля ослаблена каким-то существен-
ным эффектом, так как согласно теории, развитой в [13], этой поляризации
вполне достаточно, чтобы плазма «не замечала» изгибов магнитного поля.
Для объяснения этого явления в работе [14] был предложен механизм зако-
рачивания возникающих поляризационных полей токами в плазме. Позднее
этот же механизм нашѐл подтверждение и в отечественной литературе [16  19].
Кроме эффектов поляризации плазмы, дрейфа и расталкивания объѐмного
поляризационного заряда при определѐнных условиях большую роль играют
магнитные силы, связанные с неоднородностью магнитного поля и с искажени-
ем его токами в плазме.
Проведенные исследования показывают, что во многих практически реа-
лизуемых случаях движение плазменного потока, созданного ускорителем, в
частности  МПДУ, определяется величиной и геометрией внешнего криволи-
нейного магнитного поля [7, 8]. Таким образом, инжектируемая ускорителем
плазма может двигаться вдоль силовых линий результирующего магнитного
поля, созданного магнитной системой МПДУ и его отклоняющей системой.
Следует также отметить, что экспериментальные исследования в этих работах
проводились в условиях, аналогичных реализуемым в струе МПДУ мощно-
стью (0,1  2) кВт с характерными параметрами струи:
 направленная скорость, v ~104 ÷105 м/с;
 концентрация заряженных частиц, n ~ (1017 ÷1020 ) м3 ;
 температура электронов, Те ~ (104 ÷105 ) эВ;
 индукция магнитного поля (на срезе анода), В ~ (0,005 ÷ 0,2) Тл ;
 давление в вакуумной камере, р 104 мм рт. ст.
Проведенные на электрофизических стендах измерения профилей концентра-
ции заряженных частиц и магнитных полей не обнаружили существенных рас-
хождений с представленными результатами.
Роль влияния различных факторов на управление плазменным пото-
ком магнитным полем. При управлении потоком с помощью УМС можно от-
метить следующие положительные факторы.
 При аксиальной симметрии струи и внешнего магнитного поля МПДУ
азимутальный дрейф зарядов не приводит к спрямлению траектории ведущих
центров электронов, как, например, в работах [13, 21].
 Замагниченность только одного компонента плазмы приводит к появле-
нию продольного электрического поля, вызывающего значительный электриче-
ский ток вдоль магнитного поля. При этом поперечная проводимость среды
много меньше продольной (относительно м.с.л.). Этот эффект ослабляет роль
поляризационных полей и уменьшает дрейф плазмы в направлении первона-

22
чального движения.
 Стационарный режим работы ускорителя улучшает условия закорачива-
ния поляризации, так как струя плазмы и источник связаны электрически. Кро-
ме того, в протяжѐнных плазменных образованиях в неоднородных магнитных
полях условия для закорачивания поляризационных полей более благоприятны,
чем в коротких.
Таким образом, можно выделить два основных механизма отклонения
плазменного потока в искривлѐнном магнитном поле:
 электростатический [21], когда захват плазмы магнитным полем проис-
ходит благодаря кулоновскому взаимодействию заряженных частиц;
 магнитный [21  23], обусловленный диамагнетизмом плазмы.
В МПДУ существенную роль играет электростатическое взаимодействие
электронного и ионного компонентов, обусловленное тем, что электроны в
плазме замагничены, а ионы  нет. Двигаясь вдоль м.с.л. результирующего по-
ля ускорителя и отклоняющей системы, электроны увлекают за собой ионы,
создающие поперечный импульс. Ниже рассмотрены две модели движения
плазмы в магнитном поле, которые уточняют механизм управления плазмен-
ным потоком с помощью предложенной УМС.
Дрейфовая модель движения плазмы. В МПДУ условия дрейфового
представления легко реализуются для электронного компонента, для которого
характерны следующие виды дрейфового движения:
 центробежный дрейф, скорость которого
m v2
vц  e2 || 2  R  B ; (3)
eR B
 градиентный дрейф со скоростью
m v2
vг  e 3 В В ; (4)
2eB
 электрический дрейф, выраженный скоростью
vЕ 
Е В (5)
В2
где m e  масса электрона, е  его заряд (с учѐтом знака), v|| , v  скорость элек-
трона в параллельном и перпендикулярном к вектору индукции магнитного по-
ля В направлениях, Е  напряжѐнность электрического поля в среде, R  радиус
кривизны м.с.л. (R=R М ). Ионы не замагничены и их движение не подчиняется
дрейфовой теории.
На рис. 1 показаны направления дрейфовых скоростей в рабочей зоне в
соответствии с приведенными выражениями. Как видно из рисунка, направле-
ния этих скоростей в различных точках потока различны и зависят от соотно-
шений между векторами v|| , v , B, B, R . Как показали расчѐты, величина ско-
рости центробежного дрейфа в рабочей зоне на несколько порядков меньше
скорости градиентного дрейфа. Так, например, при Тe  105 K, v ~104 м/с, R=0,03
м, В=0,02 Тл величина VЦ ~ 0,6 103 м/с, а VГ ~ 500 103 м/с  т.е. имеет порядок
величины тепловой скорости электронов в плазме. При этом величина градиен-
та В может изменяться в широких пределах  от ~ 0 до 0,1 Тл/м. Это нарушение
симметрии магнитного поля может оказать более существенное влияние на движе-
нии электронов, чем электрическое поле, появляющееся вследствие поляризации.
23
Рис. 1. Дрейфовая модель движения плазмы:
а  центробежный и градиентный дрейфы, б  продольная и поперечная поляризации,
в  появление поперечного импульса, г – «обратный» дрейф электронов

При воздействии на плазменный поток управляющего магнитного поля


ионы стремятся сохранить первоначальное направление движения, в результате
чего появляется поперечное электрическое поле Е , отклоняющее ионы в на-
правлении управляющего магнитного поля (рис.1б, в). При этом плазма в це-
лом отклоняется, создавая необходимый для решения задачи эффект рассеяния
зараженных частиц в плазме.
Так как в рабочей зоне результирующее магнитное поле увеличивается,
то в силу сохранения магнитного момента
M  р  const ,
2
(6)
В
где M  магнитный момент электрона, р   его поперечный (относительно
магнитного поля) импульс, в силу закона сохранения импульса скорость элек-
тронов вдоль м.с.л. должна уменьшаться. Уменьшение v|| приводит к появле-
нию дополнительного продольного электрического поля с напряжѐнностью Е|| ,
направленного в сторону, противоположную движению плазмы (рис. 1б). При
этом ионы тормозятся в продольном электрическом поле. На выходе из этой
зоны в силу уменьшения величины В направление Е|| может поменяться на
обратное, что приведѐт к ускорению ионного компонента плазмы. В то же вре-
мя электрическое поле с напряжѐнностью Е  Е  Е|| приводит к дрейфу плаз-
мы в направлении, перпендикулярном векторам Е и В , со скоростью vE
(рис. 1г). Величина этой скорости vE может быть вычислена по приведенной
выше формуле (5). Дрейф электронов в направлении, перпендикулярном дви-
жению потока, и ограниченные размеры плазменной струи в этом направлении
приводит к поляризации плазмы: Е  В (рис. 1г). Возникающая при этом
дрейфовая скорость vE , определяемая также выражением (5), имеет направле-
ние, противоположное первоначальному отклонению электронов. Таким обра-

24
зом, криволинейное движение плазмы происходит с некоторым «отставанием»
линий потока от магнитных силовых линий.
Тем не менее существуют условия, при которых плазма может «не заме-
чать» существование поперечного магнитного поля. Эти условия могут реали-
зоваться при больших значениях скоростей и плотностях потока [15, 23]. Мож-
но показать, что при выполнении неравенств
rле  L, rлi  L , (7)
где rл  ларморовский радиус (соответственно для электрона и иона), L  харак-
терный размер неоднородности магнитного поля, движение плазмы не зависит
от внешнего магнитного поля. При этом в приближении идеальной проводимо-
сти необходимо считать, что столкновительные процессы отсутствуют и
J
Е    v  B , 0 (8)

(   удельная проводимость среды). Действительно, так как rлi  L , а столкно-
вения отсутствуют, для ионов можно записать уравнение движения в виде
 i  e  E   vi  B  ,
dv
(9)
dt
где  плотность плазмы. В приближении идеальной проводимости правая
часть уравнения (9) равна нулю. Следовательно, v i  const .
Если эти условия не выполняются, то при движении плазменного потока
в криволинейном магнитном поле он захватывается этим полем. В механизме
захвата существенную роль играют тепловые скорости частиц, как правило,
много больших их направленной скорости, а также градиенты магнитных по-
лей, столкновения и другие процессы.
Магнитогидродинамическое приближение. Выше было показано, что
приближение идеальной проводимости (когда столкновения частиц отсутству-
ет) приводит к тому, что плазменная струя при выполнении условий (7) и (8)
может не отклоняться поперечным (управляющим) магнитным полем (при
этом скорость и концентрация частиц достаточно высоки). МГД описание по-
зволяет учесть те процессы, которые не рассматривались в дрейфовой модели.
Существенную роль играют столкновительные процессы, при этом:
 плазма рассматривается как невязкая сплошная среда с постоянной
температурой электронов и ионов, причѐм, Т e  Ti ;
– наведѐнные магнитные поля малы;
– предполагается стационарное истечение плазменной струи в вакуум;
– плазма считается квазинейтральной, состоящей из электронов и ионов
одного сорта.
Система уравнений в МГД приближении взята в общепринятом виде:
mi n( v) v  p   J  B ,
J  (E   v  B ),
div(nv) = 0, (10)
rotE  0,
rotH  J.
Для одномерного случая (  y  z  0 , движение потока в направлении по

25
оси х) из уравнения rotE  0 следует, что Е z  соnst . Полагая для невозму-
щѐнной области (х < 0)  х   y  z  0 , и учитывая уравнение rotH  J ,
можно показать, что Е z  0 . При этих условиях система уравнений (10) разде-
ляется на газодинамическую ( n, v ) и электромагнитную ( J, E ) системы. Пер-
вая система даѐт возможность по заданной конфигурации магнитного поля вы-
числить продольный и поперечный импульсы при внешнем воздействии на
плазму управляющего магнитного поля. Вторая система даѐт возможность ис-
следовать электродинамические параметры в струе. Такие расчѐты были про-
ведены, их результаты согласуются с проведенным выше анализом дрейфового
приближения (см. также рис.1).
Решение двумерной задачи (задачи Коши) с соответствующими началь-
ными условиями, например, на срезе анода МПДУ представляет значительные
трудности и пока выходит за рамки статьи.
Заключение. Рассмотренные механизмы взаимодействия плазменных об-
разований с внешним магнитным полем МПДУ и управляющей магнитной
системы позволяет наглядно представить физические процессы, происходящие
в струе плазмы в области действия управляющего поля. Следует отметить, что
наиболее существенную роль в этих механизмах играют возникающие поляри-
зационные электрические поля, градиенты магнитных полей, градиенты
плотности и давления, электропроводные свойства среды, связанные с концен-
трацией электрических зарядов и температурой электронного компонента
плазмы. Полученные результаты исследований полезны для построения струк-
турной и функциональной схем управления плазменным потоком МПД ускори-
теля.
Литература
1. Кубарев Ю.В. Источник заряженных частиц. Научно-технический отчет
МФТИ-НИИТП N1844, 05.01.1960г., 98с. Источник газоразрядной плаз-
мы. Авторское свидетельство (СССР) N 166974 от 04.02.63 и др.
2. Kubarev Yu.V. Investigation in the course of the Appearence of connections
between critical values of magnetic field density and pressure in nonizother-
mal plasma.// IX International Conference on Phenomena in Ionized Gases,
Bucharest, Romania, Contributed Papers, 1969, p.202.
3. Кубарев Ю.В., Романовский Ю.А., Часовитин Ю.К. и др. Предваритель-
ные научные результаты исслед. работы МПД-ускорителя в верхних сло-
ях атмосферы. // Материалы IV Всесоюзной конф. по плазменным уско-
рителям и ионным инжекторам.-М., 1978, с.209  211.
4. Кубарев Ю.В., Часовитин Ю.К. Основные результаты испытаний МПД-
ускорителя в верхних слоях атмосферы. // Материалы V Всесоюзной
конф. по плазменным ускорителям и ионным инжекторам. М., 1982, с.
142.
5. Кубарев Ю.В., Росинский С.Е., Сафронов В.П. Моделирование процессов
снятия зарядов с диэлектрических поверхностей. //Материалы VI Всесо-
юзной конф. ―Физика диэлектриков‖,  М.: 1988, сер. 6, вып.2, с.75.
6. Кубарев Ю.В., Лившиц А.И., Мартинсон А.А. и др. Импульсный режим
работы магнитоплазмодинамического ускорителя. //Приборы и техника
эксперимента. 1992, N1, с.174  176.

26
7. Кубарев Ю.В., Черник В.Н. Магнитоплазмодинамический ускоритель, его
применение в наземных и космических условиях, ч.1. Наука и технологии
в промышленности, №4, 2008, с.7  18.
8. Кубарев Ю.В., Коршаковский С.И.,Черник В.Н. Магнитоплазмодинами-
ческий ускоритель, его применение в наземных и космических условиях,
ч.2. Наука и технологии в промышленности, №1, 2009, с.12  26.
9. Кубарев Ю.В. Закономерность возникновения электростатической неус-
тойчивости плазмы, движущейся в неоднородных электрических и маг-
нитных полях. Научное открытие №14. Приоритет 02.10.62, Бюллетень
ВАК РФ 1995г. № 6, с. 43.
10.Кубарев Ю.В. Способ вывода заряженных частиц из потока ионизиро-
ванного газа. // Авторское свидетельство (СССР) № 166368, 04.02.63.
11.Кубарев Ю.В. Устройство управления полетами ракет с двигателями плаз-
менного типа. Авторское свидетельство (СССР) № 183989, 04.02.63.
12.Кубарев Ю.В., Коршаковский С.И., Красненков М.А. Способ диагности-
ки плазменной струи. Авторское свидетельство СССР, №673118 от
06.01.1977 и №755171 от 03.04.1978.
13.Schmidt G., Phys. of Fluids, V.3, No.6, p.961  965, 1960.
14.Eubank P. and Wilkerson T., Phys. of Fluids, V.4, No.11, p.1401  1411,
1961.
15.Eubank P. and Wilkerson T., Phys. of Fluids, V.4, No.11, p.1401  1411, 1961.
16.Сафронов Б.Г. и др. ЖТФ, 31, вып.6, с. 678  681, 1962.
17.Хижняк Н.Д., ЖТФ, 35, вып.5, с.847  857, 1965.
18.Батанов Г.М., Ивановский М.А., Шпигель И.С., ЖЭТФ,46, вып.5,
с.1915  1917, 1964.
19.Демичев В.Ф. и др., Атомная энергия, 19, вып.4, 329  335, 1965.
20.Демиденко И.И., Ломино Н.С., Падалка В.Г. В сб. «Исследование плаз-
менных сгустков», вып.4, Киев, с. 72  81, 1969.
21.Войценя В.С. и др. В сб. «Физика плазмы и проблемы управления термо-
ядерного синтеза».  Киев: Наукова думка, вып.4, с. 334  341, 1965.
22.Синельников К.Д., Руткевич Б.Н. Лекции по физике плазмы, Харьков, с.
223  227, 1964.
23.Спитцер Л., Физика полностью ионизованного газа,  М.: Мир, 1965.
24.Анастасевич В.С., Коршаковский С.И., Кубарев Ю.В.Тезисы докладов
XXI НТК МИРЭА, май 1972г., МИРЭА, вып.1,с. 169  170, 1972.

Исследования выполнены в рамках работы, поддержанной грантом РФФИ


№ 08-08-13586офиц

27
Формирование плазменного окружения и
электрических полей вокруг МКС по результатам
космического эксперимента «Плазма-МКС»
Твердохлебова Е.М.1, Корсун А.Г.1, Карабаджак Г.Ф.1,
Габдуллин Ф.Ф.1, Лавренко Е.Г.1, Манжелей А.И.2,
Волков О.Н.2, Лалетина Е.А.2, Криволапова О.Ю.2
1
ФГУП «Центральный научно-исследовательский институт
машиностроения»
2
РКК «Энергия»
Введение
Электроразрядные процессы в газоплазменном окружении Международ-
ной космической станции определяются электрическим полем, создаваемым
высоковольтными солнечными батареями американского сегмента (АС),
 B = 160 В, и поляризацией станции при ее движении поперек магнитного поля,
p ~ 20 В. Отрицательный полюс ВВ СБ закорочен на корпус МКС, а активная
сторона солнечной панели имеет электрический контакт с окружающей плаз-
мой. Поэтому между высоковольтными концами стрингов солнечных панелей и
корпусом МКС течет ток утечки из СБ через окружающую плазму, т.е. имеет
место слабый электрический разряд.
При обтекании МКС только разреженной ионосферной плазмой этот раз-
ряд является несамостоятельным слаботочным. При увеличении плотности ок-
ружающей плазмы могут возникнуть различные сильноточные разряды. В дан-
ном пространственном электрическом разряде катодом являются все элементы
корпуса МКС и часть СБ вблизи ее отрицательного полюса. Анодом служит
высоковольтная часть панели СБ. Электрический потенциал в разрядном про-
межутке распределяется в зависимости от параметров плазменного окружения
и от свойств мозаичных, металлодиэлектрических поверхностей анода и катода.
Ранее выполненные теоретические исследования и расчеты, базирующие-
ся на пассивном собирании электронов и ионов из окружающей плазмы, дали
основание ожидать, что отрицательное смещение потенциала станции относи-
тельно окружающей плазмы может достигать ~ –140 В [1]. Это напряжение со-
средотачивается в прикатодном, тонком слое вблизи проводящих участков кор-
пуса и на его диэлектрических покрытиях. Величина пробойного напряжения
наиболее тонких слоев этого покрытия составляет ~ 8090В [1], поэтому есть
опасность пробоев на защитных экранах, приводящих к деградации их характе-
ристик.
Для исключения пробоев на Американском сегменте МКС установлены
газоразрядные катоды-компенсаторы – блок PCU. Они создают струю ксеноно-
вой плазмы, через которую происходит сброс отрицательного заряда с корпуса
МКС. В результате, величина прикатодного падения потенциала удерживается
на уровне c  40 В при величине инжектируемого катодом тока до 12 A [1].
Однако при отключении PCU или при значительном изменении плотности окру-
жающей плазмы распределение потенциалов в пространственном разряде может
измениться, и величина прикатодного падения возрастет, то есть отрицательное
смещение корпуса станции относительно окружающей плазмы резко увеличится.

28
В течение 2001 года американскими учеными проведена серия экспери-
ментальных исследований параметров окружающей МКС плазмы и величины
потенциала поверхности [1, 2]. В частности было установлено:
− при выключенном PCU и в отсутствие других источников плазмы или га-
за напряжение «корпус-плазма» возрастает незначительно. Для предмета
нашего рассмотрения этот факт указывает на то, что, во-первых, в раз-
рядном промежутке происходят эффективные прикатодные процессы со-
бирания зарядов, а, во-вторых, основная разность потенциалов падает в
прианодном слое;
− при работающем блоке PCU ток в цепи «PCU-СБ» на некоторых участках
орбиты возрастает на небольшое время. Это говорит о том, что слабая
плазменная струя чутко реагирует на изменение электроразрядной обста-
новки вокруг станции. Более того, ниже будет показано, что плазменная
струя существенно влияет на параметры разряда в пространственной
электрической цепи «PCU-СБ»;
− на некоторых участках траектории орбитального полета станции при вы-
ключенном блоке PCU возникают кратковременные пики потенциала.
В предлагаемой работе сделана попытка интерпретировать эти явления и
показать доминирующее влияние магнитного поля Земли на электроразрядные
процессы в плазменном окружении станции.
Плазменное окружение мкс
Под действием ионизирующих потоков в собственной внешней атмосфе-
ре (СВА) станции возникает «собственная ионосфера» с неоднородным распре-
делением плотности ионизованных частиц. В результате вокруг МКС возника-
ют крупномасштабные области пространства как с повышенной, так и пони-
женной плотностью плазмы относительно фоновой ионосферы [1].
Основными процессами, которые приводят к образованию «собственной
ионосферы» в условиях полета МКС, являются фотоионизация нейтралов СВА
излучением Солнца и торможение в СВА набегающего потока ионов атомарно-
го кислорода O+.
В результате воздействия энергии Солнца и кинетической энергии КА
возникают не очень плотные, но крупномасштабные плазменные образования
(см. рис. 1).

Рис.1

29
Причем, во-первых, масштаб плазменной неоднородности сопоставим и,
даже, превосходит размеры МКС, а, во-вторых, при возникновении «собствен-
ной ионосферы» различные элементы МКС оказываются в различном плазмен-
ном окружении. Вблизи некоторых из них концентрация плазмы n много боль-
ше, чем в фоновой ионосфере no, а около других, находящихся в зоне тени от
газового облака, меньше, n << no. В сочетании с неоднородным, довольно плот-
ным фоном нейтралов СВА это означает, что зажигание разрядов под воздейст-
вием электрических полей высоковольтных солнечных батарей и протекание
токов через окружающее пространство будет существенно зависеть от характе-
ристик плазменного окружения.
Космический эксперимент «Плазма-МКС»
Космический эксперимент «Плазма-МКС» был организован для исследо-
вания воздействия на элементы и системы МКС электрофизических процессов,
возникающих вокруг станции и на ее поверхности. Эксперимент проводился на
борту российского сегмента (РС) МКС с 2005 по 2009 гг. Цель эксперимента:
выявление зависимости диапазона интенсивности электрофизических процес-
сов в плазменном окружении станции от конфигурации МКС и ее положения на
орбите, от работы внешних бортовых систем и сезонного изменения внешних
космических условий.
Экспериментальные исследования проведены при двух вариантах распо-
ложения солнечных панелей на МКС.
Первый вариант (рис. 3) относится к полетной конфигурации МКС с де-
кабря 2000 г. (4A) до августа 2006 г. (11A). Второй вариант расположения па-
нелей (рис. 4) относится к конфигурации МКС с сентября 2006 до июня 2007 г.
(12A, 12A-1). На рисунках схематично показаны контуры струи PCU при ее
контакте с ВВ СБ. При движении по орбите форма и ориентация лепестка отно-
сительно станции изменяются в соответствии с изменением направления B.
Конфигурация «аэроплан», когда МКС была снабжена двумя крыльями
СБ, располагавшимися симметрично относительно плоскости XY выше PCU на
расстоянии ~14м вдоль оси Y ССК РС (рис. 3) . Такое расположение СБ сохра-
нялось до августа 2006 г. В орбитальном полете панели СБ вращались, следуя
за Солнцем.
Конфигурация, назовем ее для наглядности «мельница», когда два крыла
СБ расположены в плоскости, перпендикулярно оси струи PCU, и отнесены от
PCU на расстояние ~36m от PCU вдоль оси Z (рис. 4). В орбитальном полете
крылья СБ вращаются, следуя за Солнцем (на рисунке угол ) вокруг оси, па-
раллельной оси Z.
Опираясь на результаты проведенных исследований, можно выделить
следующие, наиболее часто реализуемые на МКС электроплазменные процес-
сы:
− Возникновение плазменного моста между положительно и отрицательно
заряженными участками поверхности станции в тех случаях, когда струя
ксеноновой плазмы из блока PCU под действием геомагнитного поля на-
правляется на анодные участки ВВ СБ или на те участки фермы СБ, кото-
рые имеет положительный потенциал под действием поляризации.
− Резкое увеличение тока, собираемого элементами МКС из плазменного
окружения, из-за кратковременного повышения плотности СВА при сра-
30
батывании двигателей ДПО или других газовыделяющих систем.
− Появление искровых разрядов на отдельных участках поверхности МКС,
вследствие увеличения отрицательного потенциала корпуса станции.
На основе трехмерной модели разлета плазменной струи в геомагнитном
поле, так называемой Self-Similar Model (SSM) [1], были рассчитаны параметры
процесса возникновения плазменного моста.
Суть явления состоит в следующем. PCU создает сильно расходящуюся
струю плазмы с малым расходом N  ~1018 с-1 и малой скоростью U = 23 км/с.

Рис. 3. Рис. 4.
В такой струе, без учета влияния магнитного поля, концентрация стано-
вится меньше фоновой на расстоянии много меньшем, чем расстояние до анода
(панели СБ) L ~ 2040 м. Согласно SSM модели, под воздействием геомагнит-
ного поля B расширение струи плазмы поперек магнитных силовых линий
сильно ограничено. В результате она приобретает форму тонкого лепестка,
плоскость которого определяется вектором скорости струи и направлением
геомагнитного поля B.
На рис. 5 показаны рассчитанные изоконцентрали (линии равной концен-
трации ne, см-3) в плазменной струе PCU для двух случаев истечения струи: а)
под углом,  = 60, к магнитному полю Земли; b) вдоль магнитного поля,  = 0.

Рис. 5. Изоконцентрали, ne, см-3, плазменной струи, истекающей относительно


магнитного поля Земли B: a) под углом  = 60, b) вдоль магнитного поля  = 0

На рисунках видно, что в случае истечения под углом к магнитному полю


изоконцентрали принимают вид плоского лепестка, плоскость которого опре-
деляется векторами VPCU и B. В случае истечения вдоль магнитных силовых
31
линий изоконцентрали имеют вид осесимметричных спиц. Размеры плазменно-
го образования с уровнем плотности, значительно превышающим плотность
ионосферной плазмы на высоте полета, сопоставимы с размерами МКС.
При движении по орбите ориентация плоскости лепестка относительно
станции изменяется. Кратковременно возникает такая конфигурация, при кото-
рой плазменный лепесток обтекает активную (анодную) поверхность СБ (или
положительно смещенные участки фермы СБ). Тогда плотность плазмы Xe+
вблизи солнечной панели заметно превышает плотность фоновой, не только
спокойной, но и возмущенной ионосферы. В эти моменты времени ток в цепи
PCU возрастает.
Для прогнозирования совокупности геофизических и орбитальных усло-
вий, при которых следует ожидать усиления электроплазменных процессов на
станции, была разработана методика SPEED- Spacecraft Plasma Environment and
Electric Discharge [1]. Эта методика позволяет прогнозировать моменты начала
и длительности таких событий как возникновение «плазменного моста», сопро-
вождающихся заметным изменением тока через катод PCU, или скачкообразное
изменение потенциала станции, если блок PCU отключен.
В основу методики легли:
− трехмерная модель разлета плазменной струи в геомагнитном поле –
SSM-модель,
− трехмерная модель газоплазменного образования вокруг КА,
− математическая модель орбитального движения МКС, разработки ЦУП-
М,
− международная модель геомагнитного поля IGRF-2000,
− эмпирическая модель приэлектродных процессов на мозаичном аноде [1].
На рис. 6 приведен фрагмент работы методики SPEED.

Рис. 6. Пример работы программы SPEED (виток 1667 МКС, 11/04/2004)

32
Моменты усиления тока PCU совпадают с моментами пересечения про-
водящих элементов конструкции СБ магнитной силовой линии, проходящей
через PCU. В эти моменты возникает плазменный мост, и, благодаря тому, что
подвижность электронов вдоль магнитных силовых линий намного превышает
подвижность электронов поперек магнитного поля, заметно увеличивается ток,
пропускаемый через плазменное окружение МКС вдоль магнитной силовой ли-
нии.
Если в момент реализации указанных условий блок PCU не работает, то
пикообразно меняется потенциал поверхности станции. Это было многократно
зарегистрировано американскими специалистами.
Оптические измерения
С использованием методики SPEED были найдены участки траектории,
на которых одновременно реализуются условия, необходимые для проведения
сеансов «Плазменный мост-1»:
− ориентация МКС должна бытьтакая, чтобы ось «–Х» ССК РС совпадала
с вектором скорости станции, V0 ;

− вектор В магнитного поля Земли должен проходить через точку распо-
ложения блока PCU и пересекать солнечную панель;
− солнце должно быть вблизи видимого горизонта на вечернем терминато-
ре.
На основании расчетов, проведенных специалистами Центра математиче-
ского моделирования, совпадение всех условий ожидалось 09 ноября 2005г. в
09:21 по гринвичскому времени (GMT). Поэтому сеанс измерений был запла-
нирован в период 09:15–09:25 GMT. На выбранном участке траектории одно-
временно регистрировались две величины: ток Jи блока PCU и спектральные
характеристики излучения.
На рис. 7 представлены зависимости от времени интенсивности свечения
плазмы (в относительных единицах): зарегистрировано увеличение интенсив-
ности спектральной линии ксенона при длине волны 795 нм, усиление излуче-
ния при длине волны 790 нм не наблюдалось. Время возрастания тока через
PCU и усиления свечения линий ксенона совпали.

Рис. 7. Изменение интенсивно-


сти двух спектральных линий
излучения плазмы
во время космического
эксперимента КЭ 09.11.2005

Результаты измерений тока через PCU и регистрации интенсивности из-


лучения в линиях Хе, выполненные на выбранных оптимальных участках тра-
ектории, хорошо подтвердили расчетные данные, в соответствии с которыми
плазменная струя в рассматриваемый момент времени обеспечивает значитель-
33
ное увеличение собирания зарядов активной поверхностью СБ.
Плазменная струя, создаваемая катодом PCU, – очень разреженная, рас-
ход ионов ксенона в ней невелик, температура электронов – низкая. Поэтому
усиление свечения плазменного лепестка за счѐт взаимодействия с набегающим
потоком ионосферы незначительно. Однако согласно авторской SSM – модели
разлета плазмы, в том случае, если скорость струи Vc направлена вдоль магнит-
ных силовых линий В , то магнитное поле Земли ограничивает расширение по-
тока плазмы. Струя приобретает вид узкой спицы, идущей вдоль силовой ли-
нии. Концентрация плазмы в ней значительно больше, чем в лепестке. Для мак-
симального увеличения энергии взаимодействия ионов Хе+ струи и атомов О
набегающей ионосферы при их столкновениях необходимо, чтобы эти два по-
тока были направлены навстречу друг другу, т.е.  чтобы плазменная струя ин-
жектировалась вдоль вектора скорости станции V0 . Совмещение таких условий
возможно при ориентации оси «+Z» ССК РС вдоль орбиты МКС на участке
траектории, на котором магнитное поле Земли параллельно вектору скорости
станции. В указанном случае набегающий поток атомарного кислорода сталки-
вается со встречным потоком в виде относительно плотной плазменной спицы,
поэтому можно ожидать увеличения излучения в линиях как ксенона, так и,
возможно, кислорода. Дополнительным условием проведения этого экспери-
мента является ночное время измерений, чтобы уменьшить влияние на их ре-
зультаты светового фона.
Свечение наблюдалось из иллюминатора № 12 переходного отсека СМ,
не имеющего полос пропускания излучения ультрафиолетового диапазона
спектра. Поэтому регистрировалось излучение только в оптическом и ближнем
инфракрасном диапазонах.
В соответствии с методикой SPEED для проведения сеансов измерений
(этот вариант назывался «Плазменный мост-2») нужно найти такие участки
траектории, на которых одновременно реализовывались бы следующие усло-
вия:
− ориентация МКС должна быть такая, 
что вектор «+Z» ССК РС совпадал с
вектором скорости МКС, VC  Z  V0 , при этом угол тангажа станции дол-
жен составлять  8, в обеспечение минимального угла между осью на-
блюдения, проходящей через иллюминатор №12 и осью струи – спицы,
лежащей в плоскости горизонта;
− вектор В магнитного поля Земли должен лежать также в плоскости мест-
ного горизонта и угол  между магнитными
 силовыми линиями и векто-
ром скорости плазменной струи V0 должен быть минимален (желательно
 = 0);
− солнце должно стоять ниже горизонта, так как наблюдения нужно прово-
дить ночью, но вблизи утреннего терминатора.
Согласно результатам расчетов, проведенных специалистами центра ма-
тематического моделирования ЦУП-М, совпадение всех необходимых условий
ожидалось 23.06.2005 с 09:20 до 09:30 GMT (приблизительно в 09:25). На время
сеанса космического эксперимента был включен блок PCU. Телеметрия показа-
ла, что в расчетный момент времени ток разряда увеличился в 5 раз [1]. В этот
же момент времени было зарегистрировано усиление свечения струи ксеноно-
вой плазмы (рис. 8) (по оси ординат отложена интенсивность в относительных
34
величинах).

Рис. 8. Временная развертка трех спектральных диапазонов:


630 нм; 764 нм; 795 нм

Результаты сравнения с экспериментальными данными


В качестве экспериментальных данных были использованы следующие:
1. Телеметрические данные о величине тока эмиссии PCU, J.
2. Телеметрические данные об угловом положении солнечных панелей – 
угол  между осью крыльев СБ и осью +Y ССК РС.
3. Положение Солнца относительно орбиты (обозначены участки света и
тени).
4. Географическая широта станции.
5. Угловое положение вектора магнитной индукции относительно ССК РС.
Для конфигурации «мельница» на рис. 8 приведена величина p – угла
между нормалью к плоскости плазменного лепестка и осью +Y ССК РС.
При = p продольная ось крыльев СБ параллельна плоскости лепестка
(как показано на рис. 9b).
6. Интеграл плотности плазмы струи PCU, омывающей поверхность СБ,
NA=  nds , (ds – элемент площади СБ). Он рассчитан с учетом реального
s
углового положения панелей СБ, углового положения плазменного лепе-
стка.
На рис 10 приведены зависимости, полученные в эксперименте 1314 ап-
реля 2007 г. На рисунке видно, что на каждом витке есть единственный, вечер-
ний пик J(t).
В этот момент – на вечернем терминаторе, СБ обращена к набегающему
ионосферному потоку неактивной стороной. Eѐ активная сторона обтекается
практически по всей длине СБ только плазмой лепестка. При аналогичном по-
ложении солнечных панелей в южном полушарии не было зарегистрировано
никакого возрастания тока.
Приведенное выше сопоставление результатов экспериментов и расчѐтов
показывает, что в те моменты, когда плазменная струя PCU под действием маг-
нитного поля Земли попадает на противоположно заряженные элементы сол-
нечных панелей, ток в системе «PCU–СБ» заметно возрастает.

35
a) b)
Рис. 9. Положение плазменной струи PCU относительно солнечных батарей
в конфигурации 12A-1: a) в орбитальный полдень, b) в орбитальный закат

Рис. 10. Сравнение рассчитанных и измеренных значений тока PCU


в зависимости от направления МПЗ, положения МКС
и свето-теневых условий 13-14 апреля 2007 г.

Периодичность этого явления однозначно свидетельствует, что на дина-


мику плазменной струи на низкой околоземной орбите доминирующее влияние
оказывает геомагнитное поле.
Выводы
Протекание токов между разноименно заряженными элементами конст-
рукции станции существенно зависят от параметров плазмы в пространстве
разрядного промежутка, а также от величины и направления магнитного поля
Земли.
Основными источниками, которые определяют электроразрядные усло-
вия вокруг МКС, являются струя ксеноновой плазмы катода Plasma Contactor
Unit, факелы двигателей позиционирования и ориентации и достаточно плотная
собственная внешняя атмосфера станции.

36
Разработана расчетная методика SPEED , которая позволяет, во-первых,
описать пространственное распределение параметров плазменного окружения,
формирующегося при работе бортовых космических двигателей и других плаз-
менных или газовых источников, а, во-вторых, определить комбинацию геофи-
зических и орбитальных условий, при которых интенсифицируются электро-
плазменные процессы вокруг МКС. Согласно методике SPEED увеличение
плотности плазмы вблизи высоковольтных концов солнечных панелей приведет
к увеличению отрицательного смещения потенциала поверхности станции от-
носительно окружающей ионосферы, что в свою очередь может стимулировать
возникновение искровых и дуговых разрядов на корпусе МКС.
Результаты расчетов по методике SPEED количественно согласуются с
результатами экспериментальных измерений, проведенных американскими
учеными.
Литература
1. Carruth M.R.Jr, Ferguson D., Katz I., Mikatarian R., et al. ISS and Space Envi-
ronment Interactions Without Operating Plasma Contactor.-39th AIAA ASME,
Reno, 2001. -AIAA-2001-0401
2. Schneider T., Carruth M., Hansen H. Minimum Arc Threshold Voltage Expe-
riments on Extravehicular Mobility Unit Samples. –40th AIAA ASME, Reno,
2002. -AIAA-2002-1040.
3. Patterson M., Verhey T., Soulas G., Zakany J. Space Station Cathode Design,
Performance, and Operating Specifications. –25th International Electric Propul-
sions Conference, Cleveland, 1997. -IEPC-97-170.
4. Ferguson D.C., Morton T.L., Hillard G.B.. First Results from the Floating Po-
tential Probe (FPP) on the International Space Station. -39th AIAA ASME, Re-
no, 2001. –AIAA-2001-0402.
5. Bering E.A., Koontz S., Katz I., et. al. The Plasma Environment of the Interna-
tional Space Station in the Austral Summer Auroral Zone Inferred from Plasma
Contactor Data. –40th AIAA ASME, Reno, 2002. – AIAA-2002-0935.
6. Korsun A.G., Gabdullin F.F. Gas-Plasma Non-Uniformity Arising in Gas Re-
leases from Spacecraft under Effect of High-Energy Space Fluxes. -35th Joint
Propulsion Conference, los angeles, 1999. –AIAA-99-2122.
7. Korsun A.G., Tverdokhlebova E.M., Gabdullin F.F.. The Earth’s Magnetic
Field Effect upon Plasma Plumes Expansion. -25th International Electric Pro-
pulsions Conference, Cleveland, 1997. -IEPC-97-178.
8. Gabdullin F.F., Garkusha V.I., Korsun A.G., Strashinsky V.A., Tverdokhlebov
S.O., Tverdokhlebova E.M. Influence of space propulsions and plasma sources
on electric-discharge phenomena on the ISS. - Proc.4th International Confe-
rence on Spacecraft Propulsion, Sardinia, Italy, 2004
9. Bоrisov B.S., Коrsun А.G., Kozyrev N.V., Gabdullin F.F., Tverdokhlebova
E.M. Simulation of near-electrode processes of a electric discharge in the ISS
environment.- 44th AIAA ASME, Reno, 2006, AIAA-2006-0872
10.Ф.Ф.Габдуллин, Г.Ф.Карабаджак, А.Г.Корсун, Е.М.Твердохлебова,
О.Н.Волков, Е.А.Лалетина, А.И.Манжелей. Электрофизические процессы
в плазменном окружении Международной космической станции. № 49(4),
2007.

37
Исследование характеристик электрических разрядов,
возникающих на металлодиэлектрических поверхностях МКС
Борисов Б.С., Гаркуша В.И., Корсун А.Г.,
Сизов А.А., Хомин Т.М., Твердохлебова Е.М.
ФГУП «Центральный научно-исследовательский
институт машиностроения»

Цель проведенных экспериментальных исследований состояла в изучении


разрядных процессов на поверхности Международной космической станции
(МКС), между корпусом которой и окружающей плазмой возникает разность
потенциалов [1]. Поверхность модулей станции покрыта тонкими слоями ди-
электрика, отделяющими проводящую поверхность от плазмы. В этом случае,
на поверхности возникает плазменный конденсатор (ПК), пробой которого яв-
ляется мощным источником электромагнитного излучения в мегагерцовом диа-
пазоне [2]. Экспериментальное моделирование электроразрядных процессов
проведено в ЦНИИмаш в вакуумной камере в условиях, моделирующих элек-
трофизические параметры плазменного окружения МКС. Моделирование вы-
полнялось в два этапа. Целью первого этапа было определить особенности при-
катодных и прианодных процессов в стационарном электрическом разряде ме-
жду высоковольтными солнечными батареями (ВВСБ) американского сегмента
и корпусом Российского сегмента. На втором этапе моделировались импульс-
ные электрические разряды – пробои диэлектрического покрытия корпуса
МКС.
В данной работе изучались особенности приповерхностных процессов в
несамостоятельном электрическом разряде через ионосферную плазму, где ка-
тодом является корпус МКС, на которой закорочен отрицательный полюс
ВВСБ, а анодом – открытые участки щелей между солнечными элементами
ВВСБ. В экспериментах использовались образцы ЭВТИ, макеты солнечных ба-
тарей, металлические пластины с тонким слоем анодирования и контрольная
(мерная) металлическая пластина. Образцы помещались в разреженную плаз-
менную среду и на них подавалось отрицательное напряжение смещения отно-
сительно плазмы. Параметры плазмы в ионосфере на высоте полета МКС моде-
лировались в соответствии с критериями подобия разрядов [3].
На первом этапе моделировались прикатодные процессы. Поверхности
Американских сегментов большей частью являются непроводящими, поэтому
за процессы собирания ионов из окружающей плазмы ответственны поверхно-
сти Российских сегментов, покрытых матами многослойной электровакуумной
тепловой изоляцией (ЭВТИ). Внешняя поверхность ЭВТИ для выполнения
функций электростатической защиты станции прошита металлизированными
нитями в виде сетки с ячейками 1 см 1 см и соединена с корпусом металличе-
скими проводниками. Такая металлизированная сетка выполняет роль катода в
исследуемом электрическом разряде.
В проводимых на стенде экспериментах с образцом ЭВТИ соблюдались
параметры плазмы, близкие к плазменному окружению МКС. На рис. 1 [4]
представлены ионные ветви вольт-амперных характеристик металлической
пластины – «1», образца ЭВТИ – «2» и аппроксимации орбитально-

38
1/ 2
 2e 
ограниченного собирания из полусферы – «3»: J i  J 0 1   .
 Te 

Рис. 1. Ионные ветви ВАХ образца ЭВТИ


при обтекании разреженным потоком плазмы

Анализ зондовой характеристики образца ЭВТИ показывает, что в усло-


виях полета КА проводящая наружная поверхность защитных покрытий ЭВТИ
собирает ионы из приповерхностного слоя плазмы.
Для оценки возможности развития электроразрядных процессов на по-
верхности ЭВТИ при существенном увеличении плотности окружающей плаз-
мы, проведены эксперименты при других условиях.
На рис. 2 показаны характеристики образцов ЭВТИ и металлической пла-
стины при лобовом ракурсе обтекания плазменным потоком на близких рас-
стояниях (30 cм от источника).
При данной схеме расположения были воспроизведены следующие пара-
метры плазменного окружения: ne  0,7109cм-3, Te  4eV, d  210-2 cм. Видно,
что при увеличении плотности набегающего потока плазмы вид зондовых ха-
рактеристик изменяется.

Рис. 2. Ионные ветви ВАХ образца ЭВТИ при обтекании плотным потоком плазмы

Как видно из рис. 2 ионная ветвь характеристики образца металлической


пластины «1» имеет участок явного токового насыщения, что указывает на на-
личие тонкого слоя приповерхностного объемного заряда; а ионная ветвь «2»
образца ЭВТИ начинает резко расти с увеличением отрицательного потенциала

39
и при экстраполяции до значений   –90 В смыкается с ионной ветвью метал-
1/ 2
 2e 
лического образца. Для сравнения приведен график J i  J 0 1   – кривая
 Te 
«3».
Указанные зависимости согласуются с закономерностями о собирании
ионов из ленгмюровских зон около металлизированных нитей. Такой характер
объясняется ростом толщины ленгмюровского слоя над нитями по мере роста
перепада потенциала  между нитью и окружающей плазмой. При этом увели-
чивается эффективная поверхность собирания зарядов из окружающей плазмы.
При достаточно большом перепаде потенциала зоны соседних нитей смыкают-
ся l  1cм и перекрывают диэлектрические квадраты 11 cм ЭВТИ. Образец
ЭВТИ превращается в «квазиметаллизированную» поверхность.
Проведенные эксперименты показали, что суммарный ионный ток, соби-
раемый сеткой из металлизированных нитей образца ЭВТИ в диапазоне по-
тенциалов 0–30 В с приемлемой точностью (  10%) равен ионному току, соби-
раемому системой цилиндрических зондов. Эффективность ионного собирания
поверхностью ЭВТИ составляет  14% от величины ионного тока, собираемого
контрольной металлической поверхностью, и может варьироваться как при из-
менении угла набегающего потока, так и величины Vo
Целью другой серии экспериментов было исследование прианодных про-
цессов. Проведено стендовое моделирование и расчеты эффективности собира-
ния электронной компоненты электрического тока на макетном образце ВВСБ
(анодный конец) с учетом выполнения критериев подобия [3]. Макетный обра-
зец ВВСБ с размерами 15см 15см изготавливался в виде металлической пла-
стины с наклеенными на контактирующей с плазмой поверхности квадратными
(11 см) пластинками из покровного оптического стекла с выдерживаемыми
щелями 10-2 см.
Макетный образец ВВСБ и контрольный образец плоской металлической
поверхности одинаковых геометрических размеров 15  15 см помещаются в
область плазменной среды с контролируемыми параметрами в диапазоне
ne  109–108 cм-3 и Te  2–3 эВ с минимальными градиентами указанных величин.
Выбор параметров потока плазмы, обтекающей образец ВВСБ и металли-
ческую пластину, определяется условиями выполнения критериев подобия
стендовых измерений ионосферным условиям, т.е. должны выполняться сле-
дующие соотношения: D2 = d/b = 4 и D1 = d/a = 0,04, где d – длина Дебая , b –
ширина проводящего зазора между защитными стеклами СБ, a – размер сторо-
ны квадрата стеклянной пластинки макетного образца элемента СБ (расстояние
между зазорами).
Из соображений подобия и реализуемых в эксперименте параметров по-
тока для макета ВВСБ выбраны следующие размеры: a = 1 cм, b = 0,1 мм (раз-
меры натурального фотоэлемента 8 cм и 0,8 мм соответственно.
Зависимость увеличения электронного тока с ростом приложенного потен-
циала вплоть до + 160 В имеет вид je  c a n3a / 2 . Характер зависимости собирания
электронного тока определяется «стеканием» электронов из поверхностного слоя
на покровных стеклянных поверхностях солнечных элементов.

40
Характер зависимости собирания ионного тока следует закону J i  Ck n1k 2 .

Рис. 3. Вольт-амперная
характеристика макета ВВСБ

Полученные вольтамперные характеристики приэлектродных слоев с


учетом выполнения критерия подобия [4] и численных значений коэффициен-
тов, полученных в эксперименте, можно использовать для расчета характери-
стик разряда в натурных условиях. На базе проведенных экспериментов и соот-
ветствующих расчетов получаем величину положительного смещения на анод-
ном участке цепочки из 100 фотоэлементов ВВСБ, равное 0,4 B∙100  40 B.
Соответственно получаем величину отрицательного смещения на катод-
ном конце цепочки из 300 фотоэлементов, равное 0,4 B ∙ 300 = –120 B. Такие
величины следует ожидать, если на борту не работает плазменный источник
(PCU), который должен уменьшить величину отрицательного потенциала (–120
B) до приемлемого значения.
На втором этапе в стендовых экспериментах проведены исследования
пробойных процессов внешних диэлектрических поверхностей МКС.
Схема стендовых испытаний пробоев образца – пластины с диэлектриче-
ским покрытием приведена на рис. 4.

Рис. 4. Схема стендовых испытаний


41
Испытаниям подвергались несколько образцов – пластин размерами 40 
40 см с различной толщиной диэлектрического покрытия. Напряжение смеще-
ния на пластину подавалось относительно анода источника плазмы (ПГ), кото-
рый был изолирован от корпуса стенда. Вдоль камеры стенда перед пластиной
помещались два плоских электрических зонда З1 и З2, разнесенные между со-
бой на заданное расстояние. Около пластины сбоку помещалась рамочная ан-
тенна. Измерительная схема предусматривала измерение разрядных парамет-
ров, показаний электрических зондов и рамочной антенны. В разрядной цепи
предусматривалась установка сменяемых элементов: сопротивления R d и кон-
денсатора Cd.
В ходе проведенных исследований получены следующие результаты:
1. Исследованы процессы заряда и разряда образца ПК при отсутствии
пробоя. Установлено, что заряд ПК определяется величиной ионного тока набе-
гающего потока плазмы, а разрядный ток определяется экспоненциальным за-
коном через омическое сопротивление Rd = 10 кОм в цепи разряда, что позво-
ляет путем логарифмирования определить емкость образца ПК (рис. 5 и 6).
90

80

70 Потенциал анода отн. пластины


Потенциал земли отн. пластины
60

80 0 50
Потенциал, В

40
70
30
-0,1
20
60
10

50 -0,2 0
Напряжение, В

-10
40
Ток, мА

t, 2 мс/дел

-0,3
30
Ln(Uа)

20 -0,4 5
Потенциал анода Ln(Uа)
относительно пластины, В
10 4
Ток заряда, мА
-0,5
3
0
Ln(Uа)

2
-10 -0,6
время (мс), 20 мс/дел 1

-1
t, 2 мс/дел

Рис. 5. Заряд пластины Рис. 6. Разряд пластины


2. Исследованы процессы пробоя ПК как в диапазоне токов в несколько
мА, так и в диапазоне в несколько А. Показано, что при установке сопротивле-
ния Rd = 10 кОм величина тока пробоя не превышает нескольких миллиампер, а
время пробоя по каналу образец ПК – анод ПГ ограничено только разрядом ПК
и составляет несколько сотых долей мсек. В пробоях ПК через Rd = 5 Ом при
значительной величине (до 15А) токов разряжается также добавочный конден-
сатор Сд, что существенно увеличивает время пробоя (  10раз) по каналу пла-
стина – анод (рис. 7).
3. Исследование результатов измерений сигналов с электрических зондов
в пробойном процессе показало, что скачки сигналов с обоих зондов совпадают
во времени с резким скачком, – фронтом, – тока пробоя, а величина сигналов
при амперных токах пробоя в несколько (3–4) раз превышает скачки сигналов

42
при миллиамперных уровнях токов пробоя. Регистрируется также возрастание
(особенно для 2-го зонда) концентрации плазмы в течение времени пробоя, что
указывает на сброс ионов с пластины и со стенок камеры стенда в результате
разрядного процесса ПК, образованного масляной пленкой на стенках камеры
(рис. 7 и 8).
13 1,3

11 1,1

9 0,9

dI/dt, А/мкс
7 0,7
Ток
I, А "dI/dt"
5 0,5

3 0,3

1 0,1

-1 -0,1
t (мкс), 50 мкс/дел

16
15 1,5

6 14

10 1
12
4

5 0,5
10
2
Напряжение, В

Ток, А
0
U, В 0 0 I, мА
6

1-ый зонд
-2
Потенциал на антенне, В 4
-5 2-ой зонд -0,5
Ток, А
-4
2
-10 -1
-6 0

-15 -1,5 -8 -2
120 170 220 270 320 370 420 470 520 t, 0.1 мс/дел
t, 50 мкс/дел

Рис. 7. Процесс пробоя и показания зондов Рис. 8. Процесс пробоя.


Показания зондов и антенны

4. Исследование результатов измерений сигналов ЭДС, наводимых в ра-


мочной антенне при пробойных токах в миллиамперном диапазоне показало,
что электромагнитное излучение ограничено временем резкого скачка пробой-
ного тока ( 0,03 мсек) по каналу пластина-анод ПГ. Но при пробойных токах в
амперном диапазоне электромагнитное излучение регистрируется в течение
всего времени пробойного тока ( 0,6мсек) по каналу пластина-анод ПГ, опре-
деляемого разрядом дополнительного конденсатора Сд. При этом амплитуда
сигнала, принимаемой рамочной антенной превышает 8 В. Регистрируется из-
лучение в диапазоне 5–15 мГц (рис. 8).
Полученные результаты показывают, что разработчики КА и специали-
сты по ЭМС должны принимать во внимание такого рода источники помех и
обеспечивать защищенность наружного оборудования и скафандров космонав-
тов при внекорабельных работах от непреднамеренных импульсных электро-
магнитных воздействий при пробоях диэлектрических покрытий корпуса МКС,
которые могут возникать не только при превышении пробойных напряжений
покрытий, но и при ударах микрометеоритов.

43
Литература
1. D.C. Ferguson, B. Gardner. Modeling International Space Station (ISS) Float-
ing Potentials. AIAA 2002-0933
2. R.Mikatarian, H.Barsamian, J.Kem, S.Koontz,J.F.Roussel. Plasma charging of
the International Space Station.- IAC 02 T.05 53rd Int. Ast. Congress,10-19
Oct.2002 Houston
3. В.Л.Грановский. Электрический ток в газе. Установившийся ток. Москва:
Издательство ―Наука―, 1971
4. E.M. Tverdokhlebova, B.S. Bоrisov, А.G. Коrsun, N.V. Kozyrev and F.F.
Gabdullin,. Simulatthion of near-electrode processes of a electric discharge in
the ISS environment, 44th AIAA ASME, Reno,AIAA-2006-0872

Исследование отражательных характеристик струй ЖРД


в космическом эксперименте «Плазма-Прогресс»
Корсун А.Г.1, Габдуллин Ф.Ф.1, Куршаков М.Ю.1, Твердохлебова Е.М.1,
Лебедев В.П.2, Хахинов В.В. 2, Манжелей А.И.3, Лалетина Е.А.3,
Криволапова О.Ю.3
1
ФГУП «Центральный научно-исследовательский
институт машиностроения»
2
Институтом солнечно-земной физики СО РАН
3
Ракетно-космическая корпорация «Энергия»

Введение
Исследования газоплазменных образований, возникающих при работе ДУ
МКС, проводились в 2004–2006 годах на Иркутском радаре некогерентного
рассеяния (ИРНР) [1, 2, 3, 4]. Каждая из радиоотражательных характеристик
МКС имеет достаточно сложную структуру, из анализа которых практически
трудно выделить дополнительную информацию о плазменных неоднородно-
стях, возникающих вокруг МКС при работе ДУ. Вследствие этого, по инициа-
тиве ЦНИИМаш, РКК «Энергия» и ИСЗФ СО РАН, Роскосмос принял решение
использовать для таких экспериментов ТГК «Прогресс». С помощью данного
космического аппарата (КА) можно получить более мощный импульс выбросов
выхлопных струй, проще организовать удобную геометрию эксперимента, ТГК
много меньше МКС и имеет более простые радиоотражательные характеристи-
ки.
С 2007 по 2010 гг. совместно с ракетно-космической корпорацией (РКК)
«Энергия» им. С.П.Королева, ФГУП «Центральный научно-исследовательский
институт машиностроения» (ЦНИИМаш) и Институтом солнечно-земной фи-
зики (ИСЗФ) СО РАН на ТГК «Прогресс» выполнен КЭ «Плазма-Прогресс».
Основными целями проведенных измерений являлись исследование влияния
выхлопных струй ДУ на околообъектовое плазменное окружение и радиооблик
ТГК в диапазоне рабочих частот ИРНР, определение отражательных характери-
стик, размеров и плотностей плазменных образований, возникающих при раз-
личной направленности высокоскоростных выхлопных струй ДУ относительно
направления движения ТГК.

44
Постановка КЭ «Плазма-Прогресс»
Сеансы КЭ "Плазма-Прогресс" проводятся при определенном сочетании
внешних орбитальных условий, таких как: географические координаты ТГК,
ориентация ТГК на орбите, положение Солнца, направление луча наблюдения.
Исследуемое в каждом сеансе измерений взаимное расположение объектов на-
блюдения относительно средств наблюдения формируется из сочетания вари-
антов, приведенных в табл. 1.
Таблица 1
Относительная ориентация векторов струй ДУ ТГК «Прогресс»
Тип двигательных установок Двигатели причаливания и ориентации (ДПО)
(ДУ) Сближающий-корректирующий двигатель (СКД)
Навстречу движения ТГК
Навстречу лучу наблюдения ИРНР
Направление скорости струи ДУ Против направления движения ТГК
На север

При планировании сеансов КЭ по светотеневым условиям предпочтение


отдается варианту, при котором ТГК «Прогресс» находится на свету, а Земля в
тени.
На рис. 1 приведены схема эксперимента и проекции на Землю диаграм-
мы направленности (ДН) ИРНР на высотах 1300 и 6000 км.

Рис. 1. Схема проведения КЭ «Плазма-Прогресс»

Во время пролета ТГК через центр ДН ИРНР включается ДУ на 5-6 сек.


Ионосферные возмущения, генерируемые выхлопными струями ДУ, регистри-
руются наземным комплексом радиофизических инструментов ИСЗФ СО РАН.
Длительность пролета ТГК в ДН радара составляет 15-20 сек.
При работе ИРНР в рамках КЭ «Плазма-Прогресс» была выбрана сле-
дующая методика:
 измерение фоновых ионосферных параметров в режиме НР в области
пролета ТГК начинаются за 2 часа до прохождения ТГК через ДН радара;
45
 измерение радиолокационного сигнала ТГК в режиме целеуказания;
 измерение фоновых параметров среды в режиме НР продолжается 2 часа
после прохождения ТГК через ДН радара;
 регистрация формы излученного сигнала.
Для составления максимально полной картины о воздействии выхлопных струй
бортовых ДУ на ионосферную плазму, необходимо иметь накопленные данные
до и после его прохождения через ДН радара.
Для этого за несколько часов до, и в течении нескольких часов после са-
мого прохождения (фактически – в течении суток) радар работал в штатном
режиме НР. Непосредственно для регистрации самого прохождения ТГК через
ДН радара был выбран режим работы по целеуказаниям посредством частотно-
го сканирования ДН. Такой режим практически ничем не отличается от режима
«захват/сопровождение» в данном эксперименте. Но при работе в режиме «за-
хват/сопровождение», возможен незапланированный увод сектора обзора рада-
ра вследствие появления более мощного сигнала от другого КА, попавшего в
эту же область и, соответственно, срыв эксперимента. Поэтому, заранее, по це-
леуказаниям были рассчитаны частоты, дальности и время для настройки про-
граммы управления радара. Эти параметры регулярно корректировались в со-
ответствии с присылаемыми данными из ЦУПа.
В ходе проведения эксперимента проведено более 25 наблюдений проле-
тов ТГК, получены траекторные и отражательные характеристики ТГК при вы-
ключенных и работающих ДУ. В соответствии с табл. 1 были реализованы сле-
дующие направления вектора скорости струй ДУ: на торможение и на разгон
ТГК, на ИРНР и на север. В каждом пролете ТГК через ДН ИРНР включались
либо 8 ДПО, либо СКД с расходами топлива 47 г/сек (через каждый из 8-ми
двигателей) или 1 кг/сек., соответственно.
Физические механизмы взаимодействия
и ожидаемые результаты
Характер воздействия струй ДУ КА на ионосферу неоднократно исследо-
вался. Например, в работах [5, 6] предложены механизмы такого воздействия,
поэтому при анализе данных мы будем опираться на известные результаты.
Можно выделить два основных механизма воздействия продуктов горе-
ния при работе ДУ на ионосферную плазму: (1) это создание локальной области
возмущения с нестандартным для ионосферы химическим составом, (2) изме-
нение химического состава и концентрации плазмы вследствие реакции с про-
дуктами горения. Как следует из работы [1] первый механизм является корот-
коживущим порядка десятков секунд и при использованном на РНР времени
накопления не может быть исследован. Второй механизм оказывает более про-
должительное воздействие на состояние плазмы и будет рассмотрен подробно.
Основной причиной изменения состояния ионосферной плазмы при рабо-
те двигателей КА является создание очагов рекомбинации, которые в большом
пространственном объеме создают зону пониженной концентрации электронов.
Молекулы H 2O , CO 2 и H 2 имеют в 100-1000 раз более высокую скорость ре-
акции с ионами кислорода O  [4], чем естественные для ионосферы тяжелые
ионы N 2 и O 2 . Поскольку основным продуктом выбросов являются пары
H2O , а основной компонент ионосферной плазмы на данных высотах является
46
атомарный кислород, то наиболее значимыми химическими реакциями будут:
Реакция обмена H 2O  O  H 2O   O (1)
Реакция диссоциативной рекомбинации
H 2 O   e   OH  H (2)
Аналогичные реакции и для CO 2 и H 2 .
В результате этих реакций в ионосферной плазме образуется область по-
ниженной концентрации, своеобразная «дыра», которая увеличивается по мере
распространения продуктов выброса. При этом расширении важным является
присутствие геомагнитного поля, поскольку после реакции типа (1) заметное
время могут существовать ионы H 2O  , OH  и H 3O  , которые становятся за-
магниченными и направление их движения при первичном расширении области
выброса контролируется магнитным полем. Таким образом, расширение облас-
ти выброса происходит не только вдоль направления выброса, но и вдоль линий
геомагнитного поля до тех пор, пока не произойдет реакция типа (2). То есть,
при определении геометрии «дыры» необходимо учитывать, что для временных
интервалов менее минуты, будет существовать дополнительная компонента
скорости струи вдоль магнитного поля.
Получившаяся в результате указанных реакций «дыра» электронной кон-
центрации будет заполняться плазмой из соседних областей. Однако, поскольку
плазма является замагниченной, то заполнение будет происходить только вдоль
магнитной силовой трубки. Поэтому наиболее значимыми в процессе восста-
новления будут условия на концах трубки, которые будут определять скорость
ее заполнения и возвращения состояния к невозмущенным условиям. Процесс
восстановления будет описываться одномерным уравнением диффузии:
n i  2ni
 Da  Pi  L i (3)
t x 2
Здесь n i обозначает плотность O  или e  , Da – коэффициент амбипо-
лярной диффузии, Pi – скорость образования (притока) частиц, L i – скорость
потерь частиц. Магнитная силовая трубка на широте Иркутска наклонена на
величину порядка 15 градусов к югу от вертикали. В ночных условиях на сред-
них широтах фотоионизация отсутствует и приток плазмы происходит в основ-
ном за счет магнитосферного резервуара с некоторой равновесной скоростью. В
зависимости от направления нейтрального ветра равновесный F2 слой меняет
высоту и толщину своего максимума. Когда происходит выброс продуктов го-
рения и образование области пониженной ионизации, равновесное состояние
нарушается, и мы будем наблюдать усиление притока плазмы в «дыру» как
сверху, так и снизу вдоль линий геомагнитного поля. При этом, поскольку вни-
зу отсутствуют источники ионизации, ниже области выброса мы должны будем
наблюдать общее понижение N e , которое отразится на всех высотах ниже «ды-
ры». Выше области выброса произойдет усиление падающего потока термо-
сферной плазмы, который будет длиться вплоть до полного заполнения «дыры»
и восстановления области пониженной ионизации в нижней ионосфере до рав-
новесного состояния.
Как следует из результатов работы [1] максимальное падение концентра-

47
ции наблюдается через временной интервал 45-100 секунд после выброса. Этот
интервал задает время распространения ионов воды вдоль магнитного поля до
их диссоциации по реакции (2) и определяет форму области пониженной кон-
центрации. При анализе динамики N e в нашем случае образование «дыры»
можно считать мгновенным процессом и рассматривать только процесс ее за-
полнения.
Результаты измерений отражательных характеристик
На рис. 2 и 3 приведены только те характеристики, на которых следствия
работы ДУ проявились сильнее всего. На левых панелях приведены динамика
амплитуд РЛ сигналов от ТГК для верхней и нижней антенной структур соот-
ветственно. Черные и серые линии соответствуют прохождению ТГК через ДН
на разных частотах (азимутах) (далее будем их называть первое и второе на-
правление). Основной характер поведения в динамиках амплитуд для первого и
второго направлений определяется прохождением ТГК через ДН. Ввиду того,
что ДН для разных рабочих частот разнесены в пространстве, на графиках по-
ведения амплитуд РЛ сигналов видно как ТГК поочередно переходит из одной
ДН в другую. На правых панелях представлены поведение радиальных скоро-
стей и антенного угла места ТГК.
На рис. 2 представлены результаты измерений 20 сентября 2007 г. Диапа-
зон рабочих частот ИРНР 160.6-160.74 МГц.

Рис. 2. Результаты измерений 20.09.2007.


Момент включения ДУ соответствует 37-й секунде.
СКД работал в течение 5,1 сек. в направлении на ИРНР

Следствием работы ДУ является, прежде всего, ярко выраженные отли-


чия в динамиках амплитуд РЛ сигналов в нижнем и верхнем полурупорах, на-
блюдаемые после включения ДУ.
Динамика амплитуд РЛ сигналов второго направления для нижнего полу-
рупора сильно отличается от прогнозного поведения, которое обозначено тем-
ной тонкой линией. Еще одним ярко выраженным эффектом является измене-
ние в поведении динамики разности фаз между РЛ сигналами в полурупорах и,
как следствие, антенного угла места.
48
После включения ДУ фаза сильно и довольно резко меняется. Далее на-
блюдается колебательный характер поведения около ее прогнозного поведения.
Такие эффекты можно получить в результате интерференции РЛ сигналов от
двух целей, если они разнесены не только по дальности, но и по антенному углу
места. При этом эффективная площадь рассеяния (ЭПР) дополнительной цели
должна быть не меньше 0.1 от ЭПР ТГК.
На рис. 3 представлены результаты наблюдения ТГК 22 сентября 2007 г.
Диапазон рабочих частот ИРНР 161.16-161.32 МГц.

Рис. 3. Результаты измерений 22.09.2007.


Момент включения ДУ соответствует 36-й секунде.
СКД работал в течение 5,1 сек. в направлении на ИРНР
В данном случае неожиданным является то, что после включения ДУ, в
течение четырех секунд наблюдается расхождение лучевых скоростей, полу-
ченных с первого и второго направления. Максимальное расхождение треков
лучевых скоростей составляет почти 0,5 км/с. ДН соответствующие первому и
второму направлению были разнесены на 0.5 градуса. Также во время работы
ДУ наблюдались и небольшие вариации в поведении амплитуды РЛ сигнала
при прохождении ТГК через ДН соответствующего направления. В динамике
антенного угла места (разности фаз между РЛ сигналами в полурупорах) на-
блюдается отклик на включение ДУ, так же как и 20 сентября.
Результаты анализа ионосферных возмущений
На рис. 4 и 5 представлены примеры вариаций электронной концентрации
и высотные профили N e , возникающие вследствие работы ДУ ТГК «Про-
гресс». Время включения ДУ 21:00:13 показано черным треугольником.
Область пониженной концентрации («дыра») образовалась на высотах
270–350 км. Типичное значение падения N e в этой области составляет 20–40%
от фонового значения. Длительность процесса восстановления составляет от 10
до 15 минут, что дает примерно те же значения, что и в работах [5, 6]. На рис. 5
представлен высотный профиль N e до, во время и после пролета ТГК. Чтобы
уменьшить видимую дисперсию профилей проводилось 4-минутное накопле-
ние данных и сглаживание профиля N e скользящим средним.
49
21.09.2007
1
21.09.2007 20:57
600 5 3 0.9
Ne 10 /см 21:04
21:08
0.8
1.4 21:13
1.3 21:16
500 1.2 0.7
Высота, км

1.1
0.6
1.0

Ne 105
0.9
400 0.8
0.5

0.7
0.4
0.6
0.5
300 0.4
0.3

0.3
0.2
0.2
0.1
200 0.1

20.0 20.5 
21.0 21.5 22.0
0
UT 200 250 300 350 400 450 500
Высота, км
Рис. 4. Вариации электронной концентрации Рис. 5. Высотные профили N e до, во
время и после включения СКД

Ионосферные возмущения, вызванные работой ЖРД, регистрировались


не всегда; явный эффект, связанный с работой СКД, отсутствовал, если ионо-
сфера характеризовалась двумя состояниями. Ночное понижение электронной
концентрации, что затрудняло обнаружения эффекта. И второй случай – мак-
симум N e (h) слоя F2 располагался на высотах ~210 км, а значение N e (h) на
высоте пролета был в несколько раз меньше, значения в максимуме электрон-
ной концентрации.
Результаты измерений ионосферных параметров
на цифровом ионозонде
На рис. 6 показаны области отражения («светящиеся точки»), полученные
20 сентября 2007 г. на цифровом ионозонде DPS-4 на временном интервале
20:21:41-20:50:38 UT до (белые кружки) и после (черные кружки) включения
ДУ. Траектория ТГК «Прогресс» во время работы ДУ показана толстой сплош-
ной линией. До момента включения двигателей «светящиеся точки» ориенти-
рованы вдоль направления север-юг, что является типичным для ионосферных
неоднородностей естественного происхождения.
Согласно многочисленным экспериментальным данным области отраже-
ний представляют собой перемещающиеся ионосферные возмущения (ПИВ)
аврорального происхождения. Эти возмущения распространяются с севера на
юг. После включения двигателей «светящиеся точки» появляются в юго-
западном секторе, т.е. в том же секторе и в то же время, где пролетает ТГК с
включенными ДУ. Этот эффект может объясняться отражением от неоднород-
ностей, сгенерированных работой двигателей.
Следует отметить, что сектор разброса «светящихся точек» существенно
шире сектора траектории ТГК. Это может быть связано с интерференцией воз-
мущений, вызванных работой двигателей, с возмущениями естественного про-
исхождения.

50
Рис. 6 «Светящиеся точки»,
полученные 20.09.2007
до включения ДУ
(20:21:41-20:39:53 UT) – белые
кружки, после (20:39:53-20:50:38
UT) – черные кружки. Траектория
ТГК "Прогресс" во время работы
ДУ показана толстой сплошной
линией

Этот эффект не проявлялся в тех случаях, когда присутствовал споради-


ческий E-слой, который экранировал отражения от F-области ионосферы.
Выводы
Уникальность проведенных измерений заключается в координации и точ-
ности действий в реальном масштабе времени между ЦНИИМаш, ЦУП и ИСЗФ
СО РАН
Результаты анализа РЛ сигналов ТГК показали, что влияние работы ДУ
проявляется в изменениях от расчетных поведений: амплитуды РЛ сигнала и,
как следствие, ЭПР, радиальной составляющей скорости и антенного угла мес-
та ТГК.
Возмущения максимума электронной концентрации, наблюдаемые после
работы СКД, в 2009 г. были гораздо слабее по сравнению с 2008 г., которые в
свою очередь оказались слабее возмущений, зарегистрированных в 2007 г. Так,
в 2007 г. диапазон изменения амплитуд возмущений составлял 20-40%, в 2008
г. 12-33% при разбросе задержек относительно момента включения СКД 19-30
минут, тогда как в 2009 г. наблюдались меньшие по модулю амплитуды (5-
11%) при более широком разбросе задержек (от 6 до 33 минут). Результаты из-
мерений показывают наличие связи в динамике интенсивности возмущений и
солнечной активностью. Однако, на сегодняшний момент не выявлены геофи-
зические процессы, которые могли бы быть причиной этого различия.
Литература
1. Ф.Ф.Габдуллин, А.Г.Корсун, Е.М.Твердохлебова, и др. Исследование ме-
тодами радиозондирования характеристик плазменного окружения низ-
коорбитальных космических аппаратов. Космонавтика и ракетостроение,
№50 (1), 2008.
2. В.П. Лебедев, Д.С.Кушнарев, А.В.Медведев и др. Первые результаты се-
рии радиолокационных наблюдений ТГК «Прогресс» с работающими
двигателями. Труды XXII всероссийской конференции распространение
радиоволн РРВ, пос.Лоо, сентябрь, 2008.
3. Жеребцов Г.А., Заворин А.В., Медведев А.В. И Др. Иркутский Радар Не-
когерентного Рассеяния // Радиотехника И Электроника, 2002. Т.47, № 11.
51
С.1-7.
4. Потехин А.П., Медведев А.В. И Др. Развитие Диагностических Возмож-
ностей Иркутского Радара Некогерентного Рассеяния // Косм. Исслед.,
2008. Т.46. №4. С.356-362.
5. Bernhardt P.T., Huba J.D., Swartz W.E., Kelly M.C. Incoherent Scatter From
Space Shuttle And Rocket Engine Plumps In The Ionosphere // JGR -1998, v.-
103, № a2. P. 2239-2251.
6. Bernhardt P.T., Huba J.D., Kudeki E., Woodman R.F., Condori L., Villanueva
F. Lifetime Of A Depression In The Plasma Density Over Jicamarca Produced
By Space Shuttle Exhaust In The Ionosphere // Radio Sci., -2001, v. -36, № 5.
P. 1209–1220.

Электроразрядные процессы в плазменном окружении МКС,


генерируемые высоковольтными солнечными батареями
Корсун А.Г.
ФГУП «Центральный научно-исследовательский
институт машиностроения»

Введение
Солнечная батарея (СБ) Международной космической станции (МКС)
генерирует напряжение υ0 = 160В. Корпус МКС закорочен на отрицательный
полюс СБ. Между СБ и корпусом через их плазменное окружение течѐт ток,
т.е. возникает электрический разряд [1,2]. Анодом служат участки СБ, имею-
щие положительный потенциал относительно плазмы. Все проводящие участ-
ки корпуса и скафандров космонавтов (СК), а также отрицательно заряженные
участки СБ, являются катодами разряда. Разность потенциалов между корпусом
и обтекающий его плазмой – это катодное падение разряда υк. Оно изменяется
вдоль орбиты в широких пределах и зависит от параметров плазмы и геомаг-
нитного поля (ГМП). Для минимизации υк на американском сегменте (АС) ус-
тановлены два катода компенсатора (PCU), обеспечивающих υк < 10 В [3].
На большей части поверхности всех сегментов имеются тонкие диэлек-
трические покрытия. Под действием разности потенциалов υк на этих покры-
тиях возникают поверхностные заряды. Эти участки корпуса являются элек-
трическими ѐмкостями, в которых запасается значительный заряд и энергия.
Наибольшую ѐмкость имеет АС, на котором покрытие имеет толщину δ = 1,2
мкм. Пробойное напряжение покрытия АС всего υп < 60В [4]. Приблизительно
такое же υп имеют участки поверхности американских СК [5] и плѐнки конден-
сата, образующиеся на российских сегментах (РС) во время работы жидкост-
ных ракетных двигателей (ЖРД) [6]. Если PCU выключены, то могут возник-
нуть катодные падения, которые превосходят пробойные напряжения покрытий
МКС и СК (υк > υп). Весьма часто разряды должны возникать при ударах
микрометеоритов, котоые пробивают тонкие покрытия. При пробоях плазмен-
ных конденсаторов развиваются мощные импульсные разряды, которые вы-
зывают деградацию поверхности МКС и опасные воздействия на системы
СК и МКС.
В этой работе описаны несколько механизмов таких процессов.
52
1. Влияние газоплазменных образований на распределение
электрических потенциалов вблизи МКС
Один из механизмов возникновения пиков υк можно описать на основе
свойств газоплазменных образований (ГПО) [7]. Потоки газа (струи или расши-
ряющиеся облака), истекающие из систем КА, под действием излучения Солн-
ца и набегающего потока ионизируются. В таких ГПО возникает весьма неод-
нородное распределение концентрации (рис. 1). При исследованиях собствен-
ной внешней атмосферы (СВА) на КА «МИР» [8,9], установлено, что вблизи
КА при работе бортовых систем возникают плотные газовые образования.
СВА с повышенной плотностью газа, образующихся, по-видимому, при испа-
рении конденсата, зафиксированы после выключения ЖРД (в течение несколь-
ких секунд) и после выхода КА из тени (в течение нескольких минут).
Расчѐт концентрации в такого типа ГПО приведен на рис. 1. В этом слу-
чае параметры газового потока соответствуют измеренным в СВА [8], возни-
кающей сразу после выключения ЖРД, расположенного на РС. В этом ГПО
концентрация n у СБ-анода много больше, чем в набегающем потоке no, а у
корпусов РС - катодов, n много меньше no.

Рис. 1. Распределение концентрации плазмы вокруг МКС, возникающее


при истечении с еѐ поверхности газа, на который воздействует
набегающий поток ионов и излучение Солнца

В работе [10] исследованы вольтамперные характеристики приэлектрод-


ных падений на мозаичном аноде – СБ и на катоде из ЭВТИ, которая покрывает
все РС. Токи, собираемые катодом Jk и анодом Ja можно представить в виде:
Jk = ck nk kpSк ; Jа = ca na a5/2Sa; к + a = o =160 В. (1)
Для малых к < 20 В p = 1/2, а для к > 40 В p = 1. Все сложные зависи-
мости от орбитальных и геофизических условий определяют величины ck и ca.
Но если параметры плазмы nk и na изменяются за время много меньшее
(t ~ 1  20 сек), чем характерное минимальное время изменения орбитальных
и геофизических условий (t > 10 мин), то из балансов тока на катод и анод, сле-

53
дует соотношение
кp/(o - k )5/2 = (na/nk) x (кop /ao5/2 ) (Sа/Sк) (2)
Здесь кo – катодное падение, которое существует до возникновения пика
к, когда МКС обтекает только ионосферная плазма (nk = na = nо). Соответст-
вующие зависимости возрастания к при увеличении (Sаna )/ (Sк nk) представ-
лены на рис. 2.

Рис. 2. Изменение разности потенциалов между корпусом МКС


и плазмой при возникновении ГПО

Таким образом, при возникновении ГПО можно ожидать увеличения по-


тенциала к до 70  100 В (кратковременных и длительных), превышающих
пробойное напряжение плазменного конденсатора на поверхности МКС.
2. Утренние пики потенциала φк
Возникновение кратковременных (Δt ~ 0,5–5 мин) и продолжительных
(Δt > 10 мин) «утренних» пиков напряжения к между корпусом МКС и окру-
жающей плазмой при орбитальном восходе Солнца зафиксировано во многих
экспериментах [1,2].
Для утренних пиков характерно, что повышению потенциала предшест-
вует значительное понижение концентрации около МКС до n e~10-4-5 см3
(рис. 3). Эти провалы ne происходят за очень короткое время (до t~10 сек)
[11]. Они не соответствуют известным естественным ионосферным неоднород-
ностям ни скоротечностью, ни пространственными масштабами (x ~ Vot >
100 км).
Свойства утренних пиков хорошо согласуются с моделью холловских не-
однородностей, которые возникают в замагниченной плазме вблизи электродов,
находящихся под положительным потенциалом относительно плазмы. Приме-
ром такой неоднородности является эллипсоид Бома [120] на положительном
зонде.
Прианодный слой в замагниченной плазме на СБ - аноде можно описать
моделью низкотемпературного холловского разряда [131]. Особенно эта одно-
мерная модель годится для самой простой конфигурации плазменного слоя
около МКС при ориентации еѐ оси Х параллельно вектору скорости V: либо
вблизи экватора для последней конфигурации СБ, либо на приполярных участ-
ках траектории для конфигурации «самолѐт» (до 2007 г.)

54
Рис. 3. Влияние холловского слоя, возникающего около СБ, на уменьшение
концентрации плазменного окружения МКС (конфигурация «самолет»)

Два варианта ориентации холловских слоѐв изображены на рис. 4.

Рис. 4. Анодные холловские слои около СБ МКС во время возникновения пиков


потенциала υк на восходящем участке траектории (а) и на нисходящем (б).
e – электрон; i – ион; B – геомагнитное поле; V – скорость МКС;
S - направление на солнце; X и Z – координаты ССК РС

Набегающие на эти слои ионы частично отражаются от их потенциально-


го барьера, а попавшие в слой и родившиеся в нѐм электроны вдоль B сво-
бодно уходят на поверхность СБ - анода. Если лепесток пересекает продолже-
ние оси корпуса МКС впереди неѐ, то он создаѐт экран для набегающего пото-
ка плазмы и зонд фиксирует резкое уменьшение n e сразу после возникновении
на СБ положительного потенциала вследствие активизации СБ Солнцем. При
этом концентрация плазмы у поверхности катода-корпуса уменьшается. Это
приводит к возрастанию прикатодного падения к (см.п.1).
Механизм возникновения коротких утренних пиков потенциала υ к связан

55
с переходными процессами в СБ при выходе МКС из тени. При этом внутрен-
нее сопротивление СБ резко уменьшается, а напряжение растѐт. Напряжение
разряда υ0 распределяется в разрядном промежутке так, что в течение коротко-
го начального времени большая часть υ0 падает в ионном ларморовском слое
вблизи катода. Затем начинают расти перепады потенциала непосредственно на
диэлектрических покрытиях. Пики разности потенциалов на толстых диэлек-
трических покрытиях растут быстрее, чем на тонких. Поэтому такие пики по-
тенциала υк на РС и СК больше и опаснее, чем на АС.
3. Помеховые и повреждающие воздействия ЭРП на системы МКС
Наиболее очевидным источником помех являются пульсации электриче-
ского поля. Они могут быть вызваны просто быстрым изменением разности по-
тенциалов между корпусом и окружающей плазмой. Более мощные электро-
магнитные импульсы (ЭМИ) возникают при пробоях диэлектрических покры-
тий АС или плѐнок конденсата на РС. Мощность пробоя зависит от энергии,
запасѐнной в плазменной ѐмкости. Характеристики этих ЭМИ определяется
следующими электрофизическими свойствами плазменного окружения МКС:
− заряд и энергия в плазменных конденсаторах запасены в виде поверхно-
стных слоѐв ионов О+ на корпусе МКС или электронов – на СБ. Они яв-
ляются готовым рабочим веществом для любого пробоя диэлектрических
покрытий на корпус МКС или на СБ.
− ЭМИ, возникший в любом месте большого корпуса МКС, распространя-
ется как по специфическому кабелю. Этот кабель состоит из следующих
элементов: металл корпуса, его диэлектрическое покрытие, поверхност-
ные слои ионов О+ на корпусе или электронов на СБ, дебаевские слои на
диэлектрике или ленгмюровсие слои на проводящих поверхностях. Очень
специфической металло–диэлектрической поверхностью является ЭВТИ
РС.
Опасны повышения потенциала к и его пульсаций для космонавтов при
ВКД. В скафандрах есть металлические элементы. При ВКД металлические
элементы скафандра могут быть закорочены на корпус МКС.
На американских скафандрах есть элементы покрытия, пробойное напря-
жение которых мало п  60 В [5]. Поэтому установлено твѐрдое правило – при
ВКД американских космонавтов обязательно должны работать PCU, которые
обеспечивают с < 10 В.
Одним из повреждающих эффектов ЭРП является катодное распыление
тонких посеребрѐнных нитей антистатического покрытия ЭВТИ. Толщина сло-
ѐв серебра δ ~ 2  10 мкм. Порог распыления Ag ионами О+ ep ~ 12 эв [14].
Перепад потенциала к в течение всего срока работы МКС периодически воз-
растает до к ~ 15  30 В и более (см. рис. 3). Расчѐты показывают, что умень-
шение площади проводников на ЭВТИ РС будет заметно уже в ближайшие го-
ды. Эта собирающая ионы поверхность ЭВТИ составляет большую часть всей
эффективной поверхности катода МКС. При сокращении площади катода
(ЭВТИ) Sк и при увеличении площади СБ Sa должно возрастать катодное паде-
ние к, т.е. увеличиваться вероятность пробоев.
Кроме утренних пиков напряжения к на МКС идут еще несколько про-
цессов, которые повышают к и создают пульсации к.

56
При работе всех систем МКС, которые создают потоки газа или способ-
ствуют образованию плѐнок конденсата на его поверхности (ЖРД, системы
жизнеобеспечения и т.д.), возникают ГПО аналогичные изображенным на рис.
1. В соответствии с п. 1 при этом либо на длительное время возрастает к, либо
генерируется пульсация к.
При ударах метеоритов у поверхности МКС возникает плазменное обла-
ко. Происходит пробой плазменного поверхностного конденсатора и генериру-
ется ЭМИ. Особенно существенны удары по СБ, т.к. ток пробоя из поверхност-
ного слоя электронов много больше, чем из слоя ионов (на корпусе).
Метеорная эрозия поверхности МКС значительно усиливается за счѐт
ЭРП, т.к. в кратере, создаваемом микрометеоритом, выделяется дополнитель-
ная энергия разряда. Оценки показывают, что чем меньше метеорит, тем отно-
сительно больший вклад даѐт разряд (опять – особенно на СБ).
Основной и эффективный способ парировать негативные эффекты ЭРП –
это непрерывная работа катодов-компенсаторов. Если бы они действительно
работали непрерывно, то большинство вышеуказанных эффектов не возникало.
Насколько можно судить по ранним публикациям американских специалистов
[1,3] такой режим и планировался. Однако в последнее время PCU включался
на очень короткое время [153], несмотря на рост величины потенциала выше
ограничения в к = 40 В и на увеличение частоты пульсаций к. Возможно, это
связано с исчерпанием ресурса PCU (по времени работы, по числу включений,
по запасу Хе).
При увеличении площади СБ (анода) и при сокращении площади катода
из-за распыления нитей на ЭВТИ РС должно заметно возрасти к (все вариан-
ты пиков).
Заключение
1. Анализ экспериментальных исследований электроразрядных процес-
сов (ЭРП) на МКС, генерируемых высоковольтными солнечными батареями
американского сегмента, показал, что характеристики ЭРП определяются соче-
танием многих геофизических и орбитальных факторов, а также параметрами
плазменного окружения, создаваемого бортовыми системами.
2. Наиболее опасные помеховые и повреждающие воздействия ЭРП на
системы СК и МКС возникают при увеличении разности электрических потен-
циалов между корпусом станции и окружающей плазмой, если выключен блок
газоразрядных катодов PCU. На некоторых участках траектории наблюдаются
кратковременные, пиковые увеличения разности потенциалов.
3. Для оценки опасности ЭРП важным являются величина потенциалов,
если они превышают пробойное напряжение (п ~ 60 В) диэлектрических по-
крытий АС и СК, и частота пробоев этих покрытий микрометеоритами.
4. На основе знаний о природе ЭРП [164] можно прогнозировать, что по-
сле развертывания солнечных батарей полной конфигурации, выполненных в
марте 2009 г., следует ожидать дальнейшее увеличение разности электрических
потенциалов и, соответственно, усиления опасности пробоев на поверхности
МКС и генерации ими электромагнитных помех.
5. Средством парирования возникновения неприемлемо больших значе-
ний потенциалов на корпусе станции служат два катода блока PCU, являющие-
ся штатными системами АС. PCU используется с начала полѐта МКС. Досто-

57
верно оценить длительность дальнейшей эксплуатации PCU не представляется
возможным.
6. В связи с ростом вероятности опасных для систем МКС и космонавтов по-
следствий при росте значений разности электрических потенциалов и вероят-
ности пробоев необходимо срочно организовать разработку методов и средств
их парирования.
Литература
1. Ferguson D.C., Morton T.L., Hillard G.B. First Results from the Floating Po-
tential Probe (FPP) on the International Space Station. -39th AIAA ASME, Re-
no, 2001. –AIAA-2001-0402.
2. Mikatarian, R., et al., ‖Electrical Charging of the International Space Station,‖
AIAA Paper No. 2003-1079, 41th. Aerospace Sciences Meeting and Exhibit,
January 2003.
3. Patterson M., Verhey T., Soulas G., Zakany J. Space Station Cathode Design,
Performance, and Operating Specifications. –25th International Electric Propul-
sions Conference, Cleveland, 1997. -IEPC-97-170.
4. T.P.Black, T.A.Schneider, J.A.Vought, B.R.Tiepol, L. Kramer, P.L. Leung.
Plasma – Induced Dielectric Breakdawn of Anodized Aluminum Surface. 44th
AIAA January 2006, Reno, Nevada, AIAA-2006-871.
5. T.A.Schneider, M.R.Carruth, Jr. H.J. Hansen. Minimum Arc Threshold Vol-
tage Experiments on Extravehicular Mobility Unit Samples. 40th AIAA ASM.
January 2002, Reno, NV AIAA 2002-1040.
6. В.М.Белоцерковский, Е.Н.Голубев, В.К.Душин, В.М.Котов, А.Н.Крылов,
Л.В.Мишина, В,П.Пылев, Б.А.Рабинович Некоторые экспериментальные
результаты измерений параметров собственной внешней атмосферы ор-
битальной станции «Мир» Космонавтика и ракетостроение №17, 1999,
стр.148.
7. Korsun A.G., Gabdullin F.F. Gas-plasma non-uniformity arising in gas rea-
leases from spacecraft under effect of high-energy space fluxes. 35th
JPC.LA.CA. June 1999. AIAA-99-2122
8. Крылов А.Н., Мишина Л.В. Динамика изменений давления в собствен-
ной внешней атмосфере космических аппаратов. Космонавтика и ракето-
строение №1 (50) 2008.
9. Пластинин Ю.А.,. Карабаджак Г.Ф., Скрябышева И.Ю. Моделирование
приповерхностного свечения и кинетики нейтральных и заряженных час-
тиц при взаимодействии ионосферы Земли с поверхностью низкоорби-
тальных космических объектов. В кн. Приложение к энциклопедии низ-
котемпературной плазмы. Том «Диагностика плазмы. Справочные мате-
риалы» М. Наука, 2006.
10.Tverdokhlebova E.M, Bоrisov B.S., Gabdullin F.F., Коrsun А.G., Kozyrev
N.V. Simulation of near-electrode processes of a electric discharge in the ISS
environment.- 44th AIAA ASME, Reno, 2006, AIAA-2006-0872.
11.R.Makatarian, H. Barsamian, J.Kern,S.Koontz, J.F. Roussel. Plasma Charging
of the International Sapace Station. 54.IAC Oct. 2002, Houston, Texas, IAC-
02-T.2.05.
12.Bohm D., Burhop P.H.E., Massey H.S.M. The Caracteristics of Electrical Dic-
charges in Magnetic Fields / Eds, A. Cuthrie, R.K. Wakerling. Mebiaw-Hill,

58
1949, Ch.2, №4, p. 360-366
13.A.G.Korsun. Low-temperature mode of ion acceleration in anode layer truster.
24-th IEPC. Moscow.1995. IEPC-95-51.
14.Энциклопедия низкотемпературной плазмы. Под редакцией. В.Е. Форто-
ва. М. Наука. 2000г, книга III, стр. 117.
15.J.Alred, R. Mikatarian, S.Koontz. Impact of Solar Array Position on ISS Ve-
hicle Charging.‡ 44th AIAA Aerospace Sciences Meeting and Exhibit, 9 - 12
January 2006, Reno, Nevada, – AIAA-2006-868.
16.Корсун А.Г., Твердохлебова Е.М., Габдуллин Ф.Ф. Динамика искусствен-
ных плазменных образований в окрестности космических аппаратов.
Модель космоса, т.2., М., КДУ, 2007 стр. 918-945.

Необходимость развития космической солнечной энергетики


В.М. Мельников
ФГУП «Центральный научно-исследовательский
институт машиностроения»
Ракетно-космическая техника в жизни общества
Ракетно-космическая техника является отраслью, возникшей в 30-е годы
прошлого века и за короткий исторический срок в огромной степени повлияв-
шей на общий научно-технический прогресс и политическую обстановку в ми-
ре. Крупномасштабное производство ракет ФАУ-1, ФАУ-2 было начато в гит-
леровской Германии Вернером фон Брауном для военных целей. Несмотря на
то, что по отношению к другим отраслям народного хозяйства, таким, как сель-
ское хозяйство, имеющее тысячелетнюю историю, или тяжѐлая промышлен-
ность, космическая техника является молодой отраслью человеческой деятель-
ности, тем не менее создание ракетно-ядерного щита стало основой самого су-
ществования нашего государства.
Советский Союз после войны нуждался в ракетно-ядерном щите и поли-
тическом престиже на международной арене. Государство, имея огромные по-
слевоенные трудности, изыскало возможность создания ядерной и ракетной от-
раслей в короткий срок, которые были столь крепки, что устояли в период пе-
рестройки, когда рухнули автомобильная, авиационная и многие другие про-
мышленности.
США для восстановления престижа, поколебленного запуском в СССР
первого человека в космос, реализовали программу полѐта человека на Луну в
1969-1971 гг., которая даже по современным меркам, спустя 40 лет развития
отрасли, представляется грандиозной.
Из этого следует вывод, что только острая социально-политическая по-
требность общества определяет темп развития ракетно-космической техники,
впрочем, как и любой другой отрасли.
Особенностью ракетно-космической техники является высокая наукоѐм-
кость и затратность, а также значительный срок окупаемости разработок. Это
осложняет на современном этапе привлечение частного капитала, заинтересо-
ванного в быстром обороте и возврате вложенных средств, и делает космиче-
скую технику исключительно государственной отраслью. Космическая техника

59
даѐт большую прибыль. Известно, что 1 доллар, вложенный в неѐ, даѐт 6-8 дол-
ларов прибыли при использовании достижений космической техники в других
отраслях. Но это длительный процесс и проводить его в жизнь может только
государство. Ещѐ в большей степени это относится к ядерной технике, где
принципиальных новых открытий уже быть не может, а успехи достижимы
только при совершенствовании уже достигнутого и связаны с необходимостью
привлечения огромных финансовых, организационных и научно-технических
ресурсов. Выдающиеся достижения в электронике последних десятилетий
имеют прямо противоположенную основу.
Актуальные задачи космической техники
Базируясь на положении, что только острая социально-политическая по-
требность общества определяет темп развития космической техники, рассмот-
рим с сегодняшних позиций изложенные в директивных документах приори-
тетные направления еѐ развития.
Основными направлениями являются развитие средств связи и монито-
ринга, освоение Луны и Марса. Очевидно, что задача определяет набор средств,
величину финансирования и времени, требуемые для еѐ решения.
Если развитие средств связи и мониторинга отвечают острой социально-
политической потребности общества, то освоение Луны, и тем более Марса
требуют дополнительной аргументации.
Луна давно считается стратегическим объектом и существуют обосно-
ванные программы освоения Луны в США, Китае, Японии и России.
Напомним также владевшую умами высшего руководства космической
техники концепцию добычи на Луне и транспортировки на Землю Не 3 (гелия
три) для использования в качестве топлива термоядерных реакторов. Это при
огромной сложности добычи Не3 из лунного реголита и наличии на Земле круп-
номасштабных химических производств, где побочным продуктом является
именно Не3, который сейчас выбрасывается в атмосферу и при необходимости
может добываться в больших объѐмах. И главное, это отсутствие управляемой
реакции термоядерного синтеза в настоящее время, а также перспектива еѐ по-
лучения после 2100 г. или неосуществимость в земных условиях вообще.
Таким образом, остро необходимой социальной (народно-хозяйственной)
сферой приложения космической техники Луна не является. Однако с полити-
ческой точки зрения Луна имеет серьѐзное стратегическое значения для уст-
ройства баз слежения и контроля за околоземным пространством. Такие базы
требуют достаточного грузопотока для своего создания и эксплуатации, и будут
обслуживаться на этапе создания и эксплуатации человеком.
Освоение Марса острой социально-политической потребности общества
не имеет вообще. Академик Б.Е. Черток на пленарном заседании одних из по-
следних Королѐвских чтений, председателем которых он является, заявил, что
по его глубокому убеждению пилотируемая экспедиция на Марс не нужна. Вся
информация, которую получат космонавты за 150 миллиардов долларов, может
быть получена автоматами за средства, в 10 раз меньшие. Уже имеющаяся, по-
лученная автоматами достаточно обширная информация о Марсе, указывает на
то, что Марс, как планета, особого народно-хозяйственного интереса не пред-
ставляет. Его исследования несут чисто научный характер. Температура Марса
в среднем –63оС, атмосфера разрежена и состоит на 98% из СО2. Ни о каком
60
переселении людей на Марс, в случае каких-то катаклизмов на Земле, а также
жизни в таких условиях, как в романе А. Толстого «Аэлита», и речи быть не
может.
Какая же есть ещѐ острая социально-политическая потребность общества,
которая может определять темп развития космической техники и содействовать
модернизации и инновационному развитию России? Такой потребностью явля-
ется противодействие надвигающемуся топливно-энергетическому кризису, и
связанному с ним экологическому кризису. Эти проблемы могут быть эффек-
тивно решены космической техникой путѐм создания космических солнечных
электростанций (КСЭС) мощностью 1–10 ГВт, транслирующих энергию на
Землю. Вызывает недоумение факт того, что это направление практически не
отражено в директивных документах. Почему Марс осваивать надо, а энергети-
ке, которая определяет развитие цивилизации и находится в кризисном состоя-
нии, уделено явно недостаточно внимания?
Решение транспортных задач средствами солнечной энергетики
Для широкого набора транспортных задач, стоящих перед космической
техникой, принципиально могут быть использованы ЖРД, энергодвигательные
установки на базе электроплазменных двигателей и солнечные паруса.
Особенности использования и уровень разработки ЖРД известны.
Солнечные паруса требуют не прозрачную поверхность толщиной поряд-
ка 1 микрона. При большей толщине масса самого паруса становиться столь
высокой, что парус тянет сам себя, а на полезную нагрузку места не остаѐтся.
Это реализуется даже при использовании центробежных бескаркасных конст-
рукций для развѐртывания паруса и поддержания его формы в полѐте. Пока не
созданы материалы, не прозрачные для солнечного излучения при необходимой
толщине. На базе нанотехнологий такие материалы могут быть созданы, но их
промышленное производство при приемлемой стоимости вопрос далѐкого бу-
дущего.
Энергодвигательные установки на базе электроплазменных двигателей
имеют значительно более высокую удельную тягу (10000-70000 м /сек), чем
ЖРД (2500-4500 м/сек). Они требуют электропитания, которое может быть
обеспечено от ядерного реактора или солнечных батарей.
Разработки электроплазменных двигателей проводятся с начала космиче-
ской эры. Налажено промышленное производство двигателей типа СПД (ста-
ционарный плазменный двигатель) в КБ «Факел», которые используются в ка-
честве двигателей коррекции и ориентации на многих отечественных и зару-
бежных КА. В ряде институтов исследованы ряд других схем электроплазмен-
ных двигателей, так в ИАЭ им. Курчатова много лет исследовалась и совер-
шенствовалась схема электроплазменного двигателя с анодным слоем (ДАС), в
Центре Келдыша и МАИ исследовались ионные и импульсные двигатели.
Для сегодняшних КА для целей коррекции орбиты и ориентации аппара-
та относительно центра масс достаточна размерность двигателя по мощности от
300 Вт до 4 кВт. Для будущих транспортных буксиров требуется мощность по-
рядка мегаватта и сегодняшние разработки не подходят по размерности. Набор
требуемой мощности большим количеством малых двигателей нецелесообразен
по ряду соображений. Это известное в электротехнике положение, что эффек-
тивность большой машины выше малой. Также каждый малый двигатель имеет
61
сложные системы питания рабочим телом и преобразования электроэнергии
для питания собственных систем (анодного тока, катода-компенсатора и маг-
нитной системы). Тиражирование таких систем нецелесообразно и требуется
создание одного (или нескольких) электроплазменных двигателей на мощность
порядка мегаватта.
В США по программе Vasimr в июле 2008 г. испытан новый плазменный
двигатель на аргоне VX-200 на мощность 30 кВт со сверхпроводящим магни-
том и полупроводниковым радиочастотным генератором. Планируется к 2013 г.
на МКС испытать двигатель VF-200 на мощность 200 кВт и далее создать дви-
гатель на 5 МВт для доставки астронавтов на Марс за 39 суток («РКТ» № 41, 9
октября 2009 г.). В настоящее время мощность МКС ограничена 120кВт, и без
увеличения вдвое площади солнечных батарей такие испытания невозможны.
Доставка на МКС и размещение там такого двигателя также проблематичны.
Однако сама схема двигателя и перспектива еѐ использования очень интересны.
Ускорение плазмы в нѐм тепловое. Электромагнитные силы используются для
удержания полученной высокочастотным нагревом плазмы в магнитном сопле,
образованном открытой магнитной ловушкой. Нагрев плазмы осуществляется
до нескольких миллионов градусов, поэтому удельная тяга такого двигателя,
пропорциональная квадратному корню из температуры, в 50-70 раз выше, чем у
традиционных плазменных двигателей. Используемая магнитная система «бу-
тылочного типа» заимствована из ранних работ по термоядерным исследовани-
ям. Исследованные впоследствии более эффективные магнитные системы, на-
пример, в виде рисунка на теннисном мяче, могли бы минимум в 3 раза повы-
сить эффективность удержания плазмы или уменьшить массогабаритные ха-
рактеристики магнитной системы двигателя. Создание сверхпроводящих маг-
нитных систем подобного рода является сложной и дорогостоящей задачей.
Поэтому в НИИПМЭ МАИ начаты работы по созданию ионного двигателя
диаметром 1 м, в развитие работ в Германии и под научным руководством из-
вестного немецкого физика Лѐба.
Энергетические задачи космической техники
После Чернобыльской аварии 20 лет использование ядерных реакторов в
космосе не рассматривалось. Аварии сразу на 3-х ядерных станциях в Японии в
марте 2011 г. в значительной мере сместило общественное и правительственное
мнение во многих странах в пользу альтернативных источников энергии. Исто-
рически первое системное рассмотрение возможности использования ядерных
реакторов в космосе было проведено С.П.Королѐвым в 1960г. по указанию пра-
вительства в связи с успехами по созданию атомной и водородной бомбы, соз-
данию наземных атомных электростанций, использованию реакторов в подвод-
ном флоте и ледоколах. Было разработано три объѐмных тома, где анализиро-
вались термоэмиссионная, газотурбинная и паротурбинная схемы ЯЭУ. Пред-
почтение было отдано термоэмиссионной схеме, в основном, из-за статического
характера выработки электроэнергии и отсутствию вращающихся тяжѐлых
элементов на КА, усложняющих его управление. До 90-х годов был проведѐт
широкий круг исследований термоэмиссионной схемы по двум направлениям:
на базе нержавеющей стали мощностью до 100кВт («Красная звезда», «Арсе-
нал», ФЭИ), и на базе тугоплавких металлов (вольфрам, ниобий) для энергети-
ческой размерности реактора 100кВт и более (РКК «Энергия»). После значи-
62
тельного снижения темпов разработок в период перестройки и последующего
времени, несколько лет назад Центр Келдыша инициировал Президентский
проект с целью создания реактора по газотурбинной схеме (схеме Брайтона)
мощностью 1–10 МВт. Принципиальной сложностью разработки является
обеспечение ресурса работы турбины на 10–15 лет при невозможности техни-
ческого обслуживания на космическом аппарате. Также схема использует ка-
пельный холодильник-излучатель, по которому начаты проектные проработки
и проведѐн первый модельный космический эксперимент на МКС (эксперимент
«Пелена»). Создание такого холодильника требуемого масштаба является но-
вой разработкой, ранее в наземной и космической технике не осуществлявшей-
ся. На еѐ реализацию при сегодняшних условиях и темпах развития может уйти
неопределѐнно большое время и средства.
Оценивая с сегодняшних позиций возможности реализации газотурбин-
ной схемы ЯЭУ в сравнении с этапами и сроками получения аналогичных дос-
тижений в СССР, а также не исключая возможности аварийных последствий
при создании и эксплуатации самого реактора и создающей его инфраструкту-
ры, можно прийти к выводу о преимуществе вложения сил и средств в солнеч-
ную энергетику.
Работы в области разработки космических солнечных электростанций
(КСЭС) активно проводятся за рубежом в ведущих научно-исследовательских
центрах и фирмах НАСА, а также Японского и Европейского космических
агентств. Это связано с тем, что в последние годы с всѐ возрастающей остротой
во всѐм мире, в том числе и в России, встают проблемы энергетического и эко-
логического кризисов, а также проблема управления погодой. Ущерб от при-
родных катаклизмов многократно превышает стоимость самых крупных косми-
ческих программ (полѐты человека на Луну в 1969-1971г.г. стоили 29
млрд.дол.; программа «Спейс Шаттл» обошлась в 30 млрд.дол.). Наиболее ве-
роятной причиной участившихся наводнений, засух и ураганов является недо-
пустимая нагрузка на экологию окружающей среды со стороны средств назем-
ной энергетики, обеспечивающей непрерывно возрастающие потребности че-
ловечества [1, 2]. В мире 63% электростанций работают на продуктах перера-
ботки нефти, запасов которой хватит по различным оценкам ещѐ только на 6–
40 лет.
При сжигании углеводородных топлив происходит выброс СО2 , кислот-
ных газов, сурьмы, мышьяка, тяжѐлых металлов и других вредных для природы
элементов и соединений. Почвы России потеряли до 70 % плодородия. Сжига-
ние углеводородного топлива ведѐт к увеличению парникового эффекта за счѐт
выбросов СО2.
Все тепловые электростанции, в том числе атомные и, в перспективе,
термоядерные, при выработке 1кВт-часа электроэнергии из-за низкого теплово-
го КПД выбрасывают в окружающую среду более 2 кВт-часов тепла.
Существует также целый ряд других проблем у традиционных способов
производства электроэнергии.
В атомной энергетике не решены проблемы утилизации как ядерных от-
ходов, так и самих реакторов после окончания срока службы АЭС. Имеют ме-
сто катастрофические последствия в случае аварии или теракта. Чернобыль и

63
аварии на 3-х японских реакторах вследствие землетрясения в марте 2011 г. яр-
ко продемонстрировали это.
В гидроэнергетике имеет место затопление прилегающих территорий,
наносится непоправимый урон рыбному хозяйству, имеют место техногенные
катастрофы (Саяно-Шушенская ГЭС).
В ветроэнергетике эксплуатация энергосистем сопровождается неста-
бильностью функционирования, высоким уровнем шума и низкочастотных ко-
лебаний.
Создание термоядерной энергетики, в связи со вставшими на еѐ пути
принципиальными проблемами, отступает за 2100 год и может оказаться вооб-
ще неразрешимым на Земле.
Солнечные электростанции являются самым экологически чистым спосо-
бом получения энергии. Все энергоносители на Земле, кроме ядерных, являют-
ся производными Солнца.
Лауреат Нобелевской премии по физике академик Ж.И. Алфѐров в мно-
гочисленных своих статьях и выступлениях проводит в жизнь концепцию, что
«ставка на солнечную энергетику должна рассматриваться как беспроигрыш-
ный, но в долговременной перспективе и как безальтернативный выбор для
человечества».
Создание КСЭС решает одновременно две проблемы: проблему мировой
энергетической безопасности, поскольку Солнце является практически бесконеч-
ным по мощности и времени существования природным источником энергии, и
проблему экологических и климатических отрицательных воздействий традицион-
ной энергетики на окружающую среду, а также является эффективным вкладом в
модернизацию и инновационное развитие экономики России. По мнению мно-
гих зарубежных специалистов, экологическая опасность от эксплуатации КСЭС
может быть сведена к минимуму, например, подбором приходящей на Землю мощ-
ности СВЧ, меньшей принятых во многих странах экологических стандартов.
Известные концепции КСЭС предусматривают использование полупро-
водниковых фотопреобразователей солнечной энергии в электроэнергию, рас-
полагаемых на геостационарной или иной орбите перпендикулярно солнечным
лучам. Собранная по площади всех фотопреобразователей электроэнергия пре-
образуется в СВЧ или лазерный различного диапазона длин волн сигнал, не по-
глощаемый на пути из космоса на Землю и передаваемый на наземную приѐм-
ную антенну (ректенну). Различные концепции КСЭС стали прорабатываться с
самого начала космической эры, с первых запусков спутников в космос.
Американская корпорация Solaren объявила о намерении создать КСЭС
массой 10 тысяч тонн по вышеуказанной схеме на мощность 1 ГВт к 2016 г. со
стоимостью электроэнергии в два раза ниже еѐ стоимости на тепловых станци-
ях [3]. Сообщается о заинтересованности Китая в предложениях Solaren и яко-
бы заключенных соглашениях о покупке электроэнергии от КСЭС компанией
Pasific Gas and Electric, начиная с 2016 г., и участии в разработке таких фирм,
как Локхид-Мартин, Боинг, JPL, Центр Маршала, Центр Глена, а также некото-
рых крупных университетов. В средствах массовой информации развѐрнута
кампания по приближающемуся рынку «космического электричества», направ-
ленная на привлечение возможно большего числа инвесторов к проблемам соз-
дания КСЭС.

64
По интернет-сообщению ИТАР-ТАСС от 23.01.2011 г. группа японских
корпораций во главе с Mitsubishi Corporation планирует построить первую в
мире КСЭС к 2025 г. в рамках проекта Solarbird. Система будет состоять из 40
спутников с солнечными батареями. Ректенна диаметром 3 км будет располо-
жена в пустынном районе океана. Общая стоимость КСЭС оценивается в 24
млрд. долларов (2 триллиона иен). Катастрофы одновременно на 3-х АЭС в
марте 2011 г. в Японии существенно изменили общественное и правительст-
венное отношение к энергетике и, по мнению ряда экспертов, реализация про-
екта может быть ускорена.
В США и Японии имеются наземные эксперименты по трансляции СВЧ-
луча на расстояние до 148 км, сопровождавшиеся отработкой материальной
части, использующей современнейшую элементную базу и последние достиже-
ния в электронике и технике СВЧ. Японцы провели космический эксперимент,
направленный на отработку механики разворачивания каркасной платформы
для генерирующих и излучающих элементов КСЭС. Размер платформы в экс-
перименте составлял 17 м, следующим этапом намечено испытывать платфор-
му со стороной 500 м.
Крупномасштабность КСЭС в значительной мере осложняет их создание
и требует поиска нетрадиционных подходов. Таким нетрадиционным направ-
лением создания крупногабаритных космических конструкций являются цен-
тробежные бескаркасные конструкции, которые имеют большие преимущества
перед традиционными каркасными аналогами и в разработке которых россий-
ская космонавтика занимает лидирующее положение в мире [2].
Основными преимуществами использования центробежных солнечных
батарей в КСЭС являются:
– отсутствие жѐсткого каркаса, составляющего до 50% от стоимости всей
КСЭС (стоимость разработки, изготовления и отработки на Земле, вывода на
орбиту и орбитальной сборки);
– возможность переориентации (слежения за Солнцем) на гироскопиче-
ском принципе без затрат рабочего тела, поскольку сама центробежная система
является тяжѐлым гироскопом;
– не требуется ориентация с точностью ±1,5о как в проектах с концентра-
торами солнечной энергии, поскольку фотоэлемент СБ сохраняет свои характе-
ристики при отклонении от направления на Солнце до 20о;
– имеется возможность эффективной наземной отработки.
Технологии пленочных солнечных батарей (СБ) в мире интенсивно
развиваются и на многокаскадных структурах с использованием арсенида
галлия в ближайшей перспективе ожидается увеличение удельной мощности до
5 кВт/кг и эффективности до 58%.
Повышение эффективности пленочных СБ базируется на интенсивно раз-
вивающихся во всем мире нанотехнологиях, которые в применении к СБ разра-
батываются большим количеством фирм и университетов ведущих стран. В си-
лу относительно низкой стоимости при освоенном производстве и удобств ис-
пользования в космической технике (экологически чисты, не требуют холо-
дильников-излучателей, высокотемпературных контуров, не несут катастрофи-
ческих последствий при авариях и проч.), пленочные СБ несомненно займут
заметное место в космической энергетике.

65
Центробежные солнечные батареи могут найти эффективное применение
на космических аппаратах в широком диапазоне мощностей от спутников с по-
вышенным энергопотреблением 30…50 кВт до КСЭС с мощностью 1…10 ГВт
[2], в том числе в энергосистеме Луны, где они по возможности реализации и
удельным характеристикам (кВт/кг) превосходят ядерную энергетическую ус-
тановку в 3…5 раз.
Важнейшим аспектом разработки КСЭС является эффективность СВЧ ге-
нерирующих и излучающих систем, их оптимальное объединение с центробеж-
ной конструкцией солнечной батареи. Особенностью разработки является ма-
лая энергонапряжѐнность (порядка 100…200 Вт/м2) системы и распределѐнные
по поверхности генерация и излучение энергии, обеспечивающие тепловой ре-
жим и высокую надѐжность конструкции.
Имеются значительные достижения в создании микромодулей, непосред-
ственно генерирующих СВЧ-излучение и, как фазированная антенна, передаю-
щих с направлением в определѐнную точку на Земле. На базе этих модулей
может быть создана система управления потоком энергии с КСЭС на наземную
ректенну. Следует отметить, что в самые последние годы на базе интенсивно
развивающихся нанотехнологий имеется значительный прорыв в модернизации
и микроминиатюризации элементной базы радиоэлектроники, позволяющий
надеяться на успешную реализацию КСЭС.
Время и финансовые затраты, необходимые для создания КСЭС гигават-
ного класса, во многом определяются выбором общей схемы, элементной ба-
зой, наличием опыта создания ключевых элементов, научно-техническим заде-
лом по ним, а также эффективностью поэтапного подхода к созданию КСЭС.
Поэтапность заключается в создании прототипов КСЭС с последовательно воз-
растающей размерностью для подтверждения принятых решений и набора опы-
та по их реализации. Представляется целесообразным, как это принято в Япо-
нии, провести отработку сначала на Земле устройств на мощность 1–10 кВт, за-
тем в космосе последовательно на 10 кВт, 100 кВт и 1–10 МВт с трансляцией
энергии на Землю.
Заключение
Россия имеет значительное отставание в технологии создания и экспери-
ментальной отработке элементов КСЭС по сравнению с США и Японией. Не-
обходимо незамедлительное проведение работы по поэтапному созданию кос-
мических солнечных электростанций в обеспечение энергетической и экологи-
ческой безопасности России, а также вкладу в модернизацию и инновационное
развитие еѐ экономики. Эти работы должны найти своѐ отражение в директив-
ных документах по перспективам развития космической техники до 2055г.

Литература
1. Фортов В.Е., Попель О.С.. Энергетика России в современном мире. Дол-
гопрудный: Издательский дом «Интеллект»; 2010. 246 с.
2. Райкунов Г.Г., Комков В.А., Мельников В.М., Харлов Б.Н. Центробежные
бескаркасные крупногабаритные космические конструкции.-
М.:ФИЗМАТЛИТ, 2009.447с.
3. http://www.vremya.ru/2009/70/96/227852.html.

66
Экспериментальное исследование МПДУ
для нейтрализации заряда космических аппаратов
Кубарев Ю.В., Полуэктов Н.П., Царьгородцев Ю.П.,
Усатов И.И., Журавлев А.А.
Московский государственный университет приборостроения и информатики

Проблема электризации космических аппаратов (КА) в условиях космоса


возникла уже на первых спутниках Земли в виде искровых помех работе борто-
вой аппаратуры. Позднее выяснилось, что работа электрореактивных двигате-
лей (ЭРД) КА может существенно влиять на процессы радиационной зарядки и
искрения элементов конструкций, поэтому электризацию КА необходимо изу-
чать совместно с эффектами нейтрализации зарядов струи ионных и плазмен-
ных двигателей.
Именно с упомянутыми проблемами связана тематика настоящей работы.
В ней продолжаются исследования и разработка системы плазменной нейтра-
лизации статических зарядов (СПН) высокоорбитальных космических аппара-
тов, основанной на использовании магнитоплазмодинамического ускорителя
(МПДУ), – одного из перспективных типов электрореактивных двигателей для
пилотируемых полетов на Марс, впервые предложенного и испытанного в на-
шей стране в 1958–1959 годах [1–3]. В данной работе представлены некоторые
результаты экспериментальных исследований физических процессов в плаз-
менной струе маломощного, малогабаритного МПДУ, используемого в качест-
ве ПН [4–5].
Эксперименты проводились на стенде, общий вид которого показан на
рис. 1.

Рис. 1. Экспериментальная установка с системой диагностики


Стенд состоит из:
− вакуумной камеры, в которой расположен МПДУ;
− магнитоплазмодинамического ускорителя;
− системы вакууммирования и подачи рабочего газа;

67
− автоматизированной система сбора и обработки зондовых измерений пара-
метров плазмы.
Вакуумная камера (рис. 2) представляет собой прямоугольный параллелепи-
пед размерами 754040 см3, откачиваемая до давления 5∙10−5 мм.рт.ст (4∙10−3 Па).

Рис. 2. Вакууммная
камера с работающим
МПДУ.
На расстоянии 15 см от
ускорителя установлен
плоский зонд

В качестве рабочего газа использовался аргон. Рабочее давление 0,03-0,06


Па. В качестве источника плазмы системы нейтрализации использовался
МПДУ с накаленным катодом (рис. 3).

Рис. 3 . Катод и анод МПДУ


Разрядный ток изменялся в диапазоне от 1,5 А до 3,5 А, напряжение раз-
ряда 40–60 В. Параметры плазмы определялись с помощью плоского одиночно-
го зонда диаметром 0,8 см, расположенного вдоль оси симметрии разряда (рис.
2). Зонд можно устанавливать на различных расстояниях от источника плаз-
мы.Для регистрации вольт – амперных характеристик (ВАХ) зонда применяется
автоматизированная система сбора и обработки данных (рис. 4).
Панель управления программы регистрации ВАХ показана на рис. 5

68
Рис. 4. Автоматизирован-
ная система сбора и
обработки данных

Рис. 5. Панель управления программы регистрации ВАХ зонда

69
На рис. 6 приведена характерная вольт-амперная характеристика зонда.
На графике серой линией изображена экспериментальная ВАХ, а черной
– результат сглаживания. Пульсации тока ВАХ обусловлены пульсациями ис-
точника питания ускорителя и процессами в плазме [3].

Рис. 6. ВАХ зонда.


Ток разряда Ip = 1.5 А,
напряжение разряда Up = 48 В.
Расстояние от источника L = 6
см. Давление р = 0.065 Па.

На рис. 7 показана функция распределения электронов по энергиям


(ФРЭЭ), полученная из второй производной сглаженной ВАХ. Функция рас-
пределения отличается от максвелловской тем, что в области от 13 до 30 эВ
имеется избыток высокоэнергетичных электронов.

Рис. 7. Функция распределе-


ния электронов по энергиям.
Ток разряда Ip = 1,5 А, на-
пряжение разряда Up=48 В.
Расстояние от источника
L = 6 см. Давление
р = 0,065 Па

Эту особенность подтверждает график функции распределения вероятно-


сти электронов по энергиям (ФРВ), представленная на рис. 8. На графике лога-
рифма ФРВ отчетливо видны два квазилинейных участка, соответствующие
двум популяциям электронов с температурами порядка 5 и 13 эВ. Низкотемпе-
ратурные электроны рождаются в области наблюдения (6 см от ускорителя).
Высокотемпературные же электроны приходят из ускорителя.

70
Рис. 8. Функция распреде-
ления вероятности
электронов.
Ток разряда Ip = 1,5 А,
напряжение разряда
Up = 48 В.
Расстояние от источника
L = 6 см.
Давление р = 0,065 Па

На рис. 9 показаны аксиальные распределения концентрации электронов


при разных токах разряда. На графики нанесены экспериментальные точки и
экспоненциальная аппроксимация вида N e  N e 0  A exp( L B ) . С увеличением
тока разряда концентрация возрастает и вблизи источника достигает значения
1,4∙1017 м−3.

Рис. 9. Аксиальные
распределения концентрации
электронов при разных
токах разряда.
Давление р=0.065 Па

В области (L < 5 см), где плавающий потенциал отрицательный, происхо-


дит диссипация энергии высокотемпературной популяции электронов.
Зависимости плавающего потенциала Vf, потенциала плазмы Us и темпе-
ратуры электронов Te2 (низкотемпературная популяция) от расстояния от уско-
рителя показаны на рис. 10. Наблюдается положительный потенциал плазмы,
что говорит об избытке положительных ионов. Плавающий потенциал вблизи
ускорителя отрицательный, что объясняется наличием высокоэнергетичных
71
электронов. Температура же низкоэнергетичных электронов с расстоянием ме-
няется слабо.

Рис. 10. Аксиальные


распределения параметров
разряда.
■ – плавающий потенциал Vf;
▼ – температура электронов Te2;
○ – потенциал плазмы Us.
Давление р=0.065 Па,
ток разряда Iр = 1,5 А.

На рис. 11 показаны зависимости параметров плазмы от тока разряда на


расстоянии L=3.5 см от ускорителя. Концентрация электронов с увеличением
тока разряда увеличивается практически пропорционально.

Рис. 11. Зависимости параметров плазмы от тока разряда на расстоянии L=3.5 см:
а) потенциала плазмы Us; плавающего потенциала Vf; температуры электронов Te1 и Te2;
б) концентрации электронов Ne. Давление р=0.065 Па

Плазменный и плавающий потенциалы, а также температура высокоэнер-


гетичных электронов зависят от тока разряда не монотонно. Наблюдается мак-
симум при токе 2 А. Такая особенность, возможно, обусловлена перестройкой
режима дуги собственно в ускорителе при переходе через указанное значение
тока.
Предварительные эксперименты, проведенные с данным МПДУ, под-
твердили его перспективность в качестве нейтрализатора зарядов в космиче-
ских аппаратах.

72
Литература
1. Кубарев Ю.В. Полеты на Марс. Электрореактивные двигатели настояще-
го и будущего//Наука и технологии в промышленности, 2006, № 2, с.19-
35.
2. Кубарев Ю.В. Источник газоразрядной плазмы. Авторские
свидетельства СССР, №166974 от 04.02.63, и №196183, пр. от
29.10.1963г.
3. Кубарев Ю.В. Закономерность возникновения электростатической неус-
тойчивости плазмы, движущейся в неоднородных электрических и маг-
нитных полях. Научное открытие №14. Приоритет 02.10.62, Бюллетень
ВАК РФ 1995г., № 6, с. 43.
4. Кубарев Ю.В., Черник В.Н. Магнитоплазмодинамический ускоритель,
его применение в наземных и космических условиях, ч. 1. Применение
магнитоплазмодинамического ускорителя, для наземных испытаний ма-
териалов наружных поверхностей космических аппаратов // Наука и тех-
нологии в промышленности, 2008, № 4, с. 7–18.
5. Кубарев Ю.В., Коршаковский С.И., Черник В.Н. Магнитоплазмодинами-
ческий ускоритель и его применение в наземных и космических услови-
ях, ч. 2. Применение МПДУ для разработки системы плазменной нейтра-
лизации электростатических зарядов космических аппаратов//Наука и
технологии в промышленности, 2009, № 1, с. 12-26.

УДК 621.384.6
К вопросу создания компактного ускорителя электронных пучков
Тимошенко А.П.
ООО «ЭРА–СФТИ» АНА

В работе рассмотрена возможность создания компактного ускорителя


электронных пучков на основе четвертьволновой резонансной системы. Пред-
ставлена система материальных уравнений, решение которой позволит оценить
потери электронов ускоряемого пучка. Оценка, однако, показывает, что в фазо-
вой области захвата (Δυ ≈ 900 ± 100) разброс электронов по энергиям будет не-
значительным и составлять ~ 1%.
На основе четвертьволновых резонаторов на частотах ~ 108 Гц могут
быть созданы компактные ускоряющие структуры (рис. 1).
В такой структуре наружный проводник 1-го четвертьволнового резо-
натора является внутренним проводником 2-го, а внешний проводник 2-го –
внутренним проводником 3-го и т. д. Составив ускоряющую структуру из 2-х,
3-х, или 4-х ускоряющих зазоров и развивая на зазоре ~ (500 - 600) кВ, можно
формировать цуги пучков с максимальной энергией электронов ~ (1,5–2) МэВ.
Для того, чтобы электроны пучка находились в ускоряющей фазе ВЧ-
напряжения необходимо осуществить сдвиг фазы 2-го резонатора относитель-
но 1-го , 3-го относительно 2-го и т. д. Сдвиг фазы можно осуществить с помо-
щью фазосдвигающего устройства, например, системы типа «тромбон», либо с
помощью высоковольтных коаксиальных отрезков длиной, необходимой для сдви-
га фазы 2-го ускоряющего зазора относительно 1-го на заданную величину и т.д.
73
Рис. 1. Ускоряющая структура

Ускорители электронов на основе четвертьволновой резонансной систе-


мы на частотах ~10 8 Гц могут быть относительно компактными и успешно ис-
пользованы в науке, медицине, сельском хозяйстве и в других отраслях народ-
ного хозяйства (генерация излучения в микроволновой области длин волн и
тормозного излучения, облучение и стерилизация электронными пучками се-
мян, медикаментов и медицинских инструментов, а также облучение резины,
дерева, бетона и пр. материалов).
Проблема генерации субмиллиметровых волн остается актуальной и се-
годня, а генерируемые электромагнитные волны могут найти применение в
медицине (онкология), микробиологии и т.д. Наибольший интерес представля-
ют генерирующие системы коротких цугов субмиллиметровых волн с энергией
~1Дж для лечения онкологических заболеваний кожного покрова человека. Та-
кие электромагнитные волны можно получать в генерирующих структурах ла-
зеров на свободных электронах (ЛСЭ). Для чего необходимо формировать ин-
тенсивные пучки до ~ 1кА с энергией электронов eU ≥ 1,106эВ с разбросом по
энергиям ∆eU → 0, длительностью τ ~ 10–9с. При этом длительность цугов суб-
миллиметровых волн может составлять ~1,10-10 с .
Монохроматичные пучки с энергией электронов ~ (1÷2) МэВ можно
выводить через титановую фольгу на облучаемый объект, находящийся в атмо-
сфере воздуха.
Представляется целесообразным формировать пучки электронов с задан-
ными параметрами. Однако, прежде, необходимо рассмотреть возможность ус-
корения электронных пучков в упомянутых системах. Определенный интерес
представляют собой уравнения движения релятивистских электронов (ve → C)
в цилиндрической системе координат (ЦСК) с учетом полей резонатора. Решив
его, и, получив зависимость r(z), можно оценить предельную величину тока
пучка ускоренных электронов, а, следователь но, и его мощность.
В представленной структуре связанных резонаторов инжектором может
быть электронная пушка с ЦЭСО [1] , размещенная внутри проводника 1-го ре-
зонатора. Положительным моментом использования этой пушки является то,
что, даже при малой удельной плотности пучка, но значительной площади
эмитирующей поверхности, можно формировать токи ~ 1кА. Питание инжек-
74
тора может осуществляться с наложением как постоянного, так и переменного
ВЧ - поля на катод и отклоняющий электрод. В этом случае реализация упомя-
нутой ускоряющей структуры в значительной степени затруднена питанием
электронной пушки от ВЧ генератора из-за существенной межэлектродной ем-
кости промежутка катод-анод.
Схематически инжектор изображен на рис. 2.

Рис. 2. Схема инжектора с отклоняющим электростатическим полем: 1 – катод;


2 – анод; 3 – отклоняющий электрод; 4 – днище 1-го коаксиального
четвертьволнового резонатора; 5 – делитель напряжения;
6 – источник питания инжектора

Эквивалентная схема инжектора приведена на рис. 3. При этом в отрица-


тельный полупериод ускоряющего напряжения сопротивление нагруженного
зазора пучком Rb → ∞ и импеданс пушки можно выразить в вид
│Ζ│= RC = 1/ω С к - а , ∆ υ = – 90 О, (1)
где ω – частота ВЧ-поля.

Рис. 3. Эквивалентная схема инжектора:


Ск-а – емкость катод-анод; Rb ¯ нагрузка инжектора электронным пучком

В положительный полупериод импеданс пушки запишется в виде:


│Ζ│= R b /1+ω 2 Rb Cк - а – i ω С к - а R b2/ 1+ ω R b C к - а , (2)
∆ υ = arc tg (ω R b C к - а)
Например, в работе [2] в четвертьволновом резонаторе (f = 6,3МГц) ис-
пользовалась электронная пушка с емкостью холодного (ненагруженного) ин-
жектора Ск-а = 100 пФ ± 0,5%; при ускоряющем напряжении U ~10 кВ емкост-
ный ток составлял Iс ≈ 20А ( ω ≈ 4,107 Гц).
Из (2) следует, что при Rb ≥ 1/ ω Ск - а сдвиг фазы ∆υ в положительном и
75
отрицательном полупериодах незначительный и не должно наблюдаться фазо-
вых искажений. При Rb < Rc фазовые искажения существенны и емкостной ток
с ростом частоты становится значительным. При этом возникают трудности
при согласовании инжектора и ВЧ генератора. Поэтому следует искать ком-
промисс между частотой ВЧ-генератора и габаритами ускоряющей структуры.
Определенный интерес представляет собой задача получения и решения
уравнения движения заряженных частиц (ЗЧ) в ВЧ-полях (f ~ 10 7 – 10 8 Гц) ус-
коряющих резонансных структур, когда электроны приобретают скорость
близкую к скорости света, например, в четвертьволновом резонаторе. Для ре-
шения поставленной задачи составим (материальные уравнения) уравнения
движения ЗЧ в цилиндрической системе координат.
Рассмотрим область ускоряющей структуры в месте входа электронно-
го пучка в первый ускоряющий зазор (рис.1). В области ускорения запишем
составляющую ВЧ поля в виде:
E = Uz / lo , (3)
где Uz = Um Sin ωt , Um – амплитуда ускоряющего ВЧ поля; lo – длина уско-
ряющего зазора.
Массу релятивистского электрона в переменном электромагнитном ВЧ -
поле можно записать в виде:
m = mo (1 + e Um Sin ωt /mo c2), (4)
где mо – масса покоя электрона; с – скорость света.
Тогда система материальных уравнений [3] в цилиндрической системе
координат ( ЦСК) с учетом релятивизма электронов (4) может быть представ-
лена в виде:
mo (1 + eUm Sin ωt /moc2) d2z /dt2 = -e(Um Sin ωt /lo + Bυ dr /dt ) ,

mo ( 1+ eUmSin ωt /moc2) ( d2r /dt2 – r dυ /dt ) = -eBυ dz /dt , (5)

mo( 1+ eUm Sinωt /moc2) 1 /r d/dt ( r2 dυ /dt ) = eBr dz /dt .


В случае предложенной схемы ускорительной системы целесообразно
рассмотреть определенную область фазового объема Δ υ ускоряемой части
пучка Δ υ, например, ограничиваясь Δ υ = ( 90 ± 10 )0 . В этом случае Sin(90 ±
10)0 ≈ 1 и соотношение (4 ) будет иметь форму :
m = mo (1 + eUm / m o c 2 ) , (6)
а система уравнений (5) запишется в виде:
mo (1+ eUm /mo c2 ) ∙d2z /dt2 = - e( Um /lo + Bυ dr/dt ),

mo (1 + eUm /mo c2 ) ( d2r/dt2 - rdυ/dt ) = - e Bυ dz/dt, (7)

mo (1 + eUm / moc2 )∙1/r ∙d/dt ( r2 dυ /dt ) = - e Br ∙dz/dt .


Упростим систему уравнений ( 7 ), для чего воспользуемся 3-м уравне-
нием Максвелла:
rotH = ∂D/∂ t = єa ∙∂Ez/∂t = єaUo / lo . (8)
Раскроем левую часть выражения (8)
rotH = 1/r ∙ ( ∂Hz/∂υ - ∂Hυ/∂z ) er +( ∂Hr /∂z - ∂Hz/∂r ) +
+ 1/r ∙( ∂ ( rHυ )/∂r - 1/r ∙∂Hr/∂υ )ez , (9)

76
где er , eυ , ez – единичные векторы по r, υ, z .
С учетом аксиальной симметрии и граничных условий (r = 0, rk; z = 0; l0):
Er = Eυ = Hz = Hr = 0; Ez ≠ 0 ; Hr ≠ 0,
а также
∂Hz/∂υ = ∂Hυ /∂z = ∂Hr /∂z = ∂Hz /∂r = ∂Hr /∂υ = 0 ∂Hυ /∂r ≠ 0,
из выражений (8), (9) имеем:
∂ H υ /∂r + 1/r ∙ Hυ = єa Um / l o , (10)
где єа = єєо ( є, єо – относительная диэлектрическая проницаемость среды и
электрическая постоянная соответственно).
Полагая
P(r) = 1/ r; Q = є a ∙ Um / lo ,
получим известное уравнение:
H1υ + P(r) H υ – Q = 0 (11)
Решением уравнения (11) является
Hυ = e-∫1/r∙dr ∙ ( єa Um/d ∙e∫1/r∙dr + C ) , (12)
Запишем выражение (12) в виде:
Hυ=e-lnr(єaUm/d∫elnrdr+C) (13)
Преобразуем выражение (13), полагая
lnr = z , т.е. r = ez; ezdz = dr ; eln r = z ,
тогда
ez dz = dr; e lnr = z .
В результате
∫eln r dr = ∫ez ez dz = ∫e2zdz = e2z/2 + C = r2 /2 + C
Составляющую поля Нυ в соответствии с (13) можно записать в виде:
Н υ = єа Um /2lo + C/r,
но с учетом того, что при r = 0 Hυ = 0, C = 0, составляющую магнитной ин-
дукции Вυ запишем в виде:
Вυ = μа Нυ = єа μаUm r /2 lo , (14)
где μа = μ μ о ( μ, μ о – относительная магнитная проницаемость среды и маг-
нитная постоянная соответственно).
Учитывая тот факт, что в вакууме є = μ = 1, а произведение єo μo = с-2 ,
выражение для составляющей В υ в (14) можно переписать в виде:
Вυ = Um r / 2 lo c2 (15)
C учетом граничных условий, аксиальной симметрии (рис. 1) и выраже-
ния (15) система уравнений (7) может быть представлена в виде:
mo ( 1 + eUm /moc2 ) ∙d2z /dt2 = - eUm /lo ( 1 + 1 /2c2 ∙ r dr/dt ),
(16)
2 2 2 2
mo ( 1 +eUm / moc )∙1/r∙ d r /dt = -eUm /2dc ∙ dz /dt .
Решив систему уравнений (16), получим зависимость r(z), из которой
можно определить потери пучка электронов ускоряемых в 1-м ускоряющем за-
зоре. Далее, повторяя процесс для 2-го и последующих зазоров, поучим сум-
марные потери тока электронов ускоренного пучка. Суммарные потери можно
подсчитать, сравнивая с током пучка электронов вышедших из инжектора.
Ранее отмечалось, что в качестве инжектора электронного пучка можно
использовать электронную пушку с ЦЭСО. Эта пушка представляет собой
свернутый в кольцо Пирс и имеет значительную площадь эмитирующей по-
верхности электронов. Так при плотности пучка ј ~ 10 А∙ см -2 и относительно

77
небольшом ускоряющем напряжении ~ (30 -50) кВ при площади эмитирующей
поверхности катода ~ 100 см 2 можно формировать токи пучков ~1кА.
Рассмотрим вариант, когда на инжектор (рис. 1, 2), размещенный во
внутреннем проводнике 1-го резонатора подается ускоряющее напряжение в
форме Uo Sinωt (рис. 4а), то получим ток электронов пучка (рис. 4 б) в виде Ib ~
(Uo Sinωt)3 ⁄ 2 [3]. Функция распределения электронов пучка по энергии может
быть определена графическим методом по синхронно снятым осциллограм-
мам тока i(t) и напряжения U(t) из соотношения [4]:
dN⁄dU = i(t)⁄e∙(dU ⁄ dt) – 1, (17)
где e – заряд электрона.
На рис. 4в представлена, в соответствии с рис. 4а, б функция распределе-
ния электронов формируемого пучка по энергии. Из рис. 4 следует, что инжек-
тируя электроны пучка в 1-й ускоряющий зазор в области фаз Δ υ ≈ (90 ± 10) 0,
получим практически монохроматичные пучки электронов (eU → 0).По оцен-
ке, разброс по энергии электронов пучка составляет менее 1%, а длительность
токового мпульса, к примеру, на частоте ~ 50Мгц − τ ≥ 1∙10-9 с.
Длительность формируемых пучков электронов и геометрия ускорителя
определяются выбором частоты ускоряющей структуры. Оптимальной является
частота ~ (50 ÷ 60) Мгц.
Обеспечивая инжекцию электронов в 1-й ускоряющий зазор в области
фаз Δ υ ≈ (90 ± 10) 0, получим практически монохроматичные пучки электро-
нов (eU → 0).
Монохроматизацию пучка можно осуществить и при подаче на эмиттер
инжектора, например, 3-й гармоники ВЧ-генератора.

Рис. 4. Эпюры ускоряющего напряжения (а), тока электронов пучка (б) и расчетный
энергетический спектр электронов, формируемый инжектором (в)

Формируя и ускоряя монохроматичные электронные пучки кольцевого


типа (обладают минимальным пространственным зарядом [3]) в 1-м зазоре ус-
коряющей структуры (рис. 1.) можно ожидать, что в последующих зазорах по-
терь тока практически происходить не будет.
В заключение автор выражает благодарность Таркил Н.С. за помощь при
оформлении настоящей работы.

78
Литература
1. Чернов З.С., Бернашевский Г.А., Файкин В.В., РЭ, 1978,т.23, №9,с.1958.
2. Иремашвили Д.В. , Удовиченко Ю.К. , Тимошенко А.П., Карбушев
Н.И., Чантуридзе В.Г. ЖТФ,1981,т.51, в 2, с.289. Иремашвили Д.В., Ле-
онтьев Н.И., Плютто. А.А. ПТЭ, 1967, №2,с.35.
3. Жигунов А.А.Электронная оптика и электроннолучевые приборы. Изд-во
« Высшая школа», М1972.
4. Бугаев С.П., Кошелев В.И., Тимофеев М.Н. ЖТФ,1974, т. 44, с.1917.

Численное моделирование характеристик радиосигналов


в регулярно неоднородной анизотропной ионосфере.
Ипатов Е.Б., Палкин Е.А., Чивилев В.И., Ипатов Д.Е.
Московский физико-технический институт
Введение
Данная работа посвящена исследованию влияния акустических возмуще-
ний на характеристики квазимонохроматического импульса, распространяюще-
гося в ионосфере Земли. Параметры ионосферы брались с учѐтом солнечной
активности, географических координат и магнитного поля Земли. Актуальность
такого исследования определяется необходимостью решения прикладных задач
радионавигации, радиолокации, а также потребностями мониторинга различ-
ных геофизических процессов, протекающих в земной коре и нейтральной ат-
мосфере, соприкасающейся с ионосферой.
Чувствительность ионосферной плазмы к земным геофизическим процес-
сам может быть использована для выявления новых физических закономерно-
стей, что повлечет за собой решение ряда прикладных задач, связанных с хо-
зяйственной деятельностью человека и безопасностью его существования.
Модель ионосферы, используемая в расчетах
Для компьютерного моделирования характеристик неоднородной среды, в
которой распространяется электромагнитная волна, была выбрана полуэмпири-
ческая модель распределения электронной концентрации в ионосфере IRI-90
[1].
Для построения зависимости плазменной частоты от пространственных
координат использовались данные, получаемые в автоматическом режиме с ин-
тернет сайта modelweb.gsfc.nasa.gov/models/iri.html для трассы, задаваемой
двумя точками на поверхности Земли. Географические координаты первой точ-
ки: 55.80 С.Ш. и 37.60 В.Д.; второй точки: 380 С.Ш. и 50 В.Д.
Эти данные были сглажены с помощью кубических сплайнов с окном от
0.1 МГц до 0.25 МГц по плазменной частоте для обеспечения непрерывности
первых производных от плазменной частоты по пространственным координа-
там.
Математическая модель ионосферного возмущения
Модель возмущения, вызываемого прохождением акустической волны, за-
давалась следующей формулой:

79
Ve
N  N 0 (1  K ( H , r , t m )) (1)
Vs
Здесь N и N 0 – электронная концентрация возмущенной и невозмущенной
ионосферы в точке с координатами H (высота над поверхностью Земли) и r (от-
считывается по горизонтали в плоскости трассы от центра возмущения на по-
верхности Земли). Скорость звука Vs в (1) вычисляем по известной формуле
для идеального газа
R T
Vs  [ g ]1 / 2 (2)

Здесь R g - универсальная газовая постоянная,  - показатель адиабаты, который
можно принять равным 7/5 (двухатомный газ). Зависимость молярной массы 
и температуры T в (2) от высоты взяты по данным международной стандартной
модели нейтральной атмосферы. Величина Ve в (1) характеризует амплитуду
возмущения и имеет размерность скорости.
Безразмерный коэффициент K ( H , r , t m ) характеризует положение центра
возмущения в зависимости от времени t m и характер изменения интенсивности
возмущения по мере удаления от центра возмущения. Он задается формулой:
h r H  H1 2
K ( H , r, t m )  F[ ] exp[ [ ] 2 ] exp[ [ c ] ] (3)
H0 R0 H2
H c – высота центра возмущения, поднимающегося вертикально вверх со скоро-
стью Vs ;
h  H  H c – смещение относительно центра возмущения по высоте;
H 0 – полутолщина возмущения в вертикальной плоскости;
R0  r0  H c tg – «текущая» полуширина возмущения в горизонтальной плоско-
сти,
r0 – полуширина возмущения при t m  0 ,  – угол, характеризующий рост го-
ризонтальных размеров возмущения при его подъеме вверх.
В формуле (3) множитель F (h / H 0 ) задает форму волнового возмущения.
При выполнении расчѐтов в качестве F использовались функции F1 и F2 :
h h
F1  [   1 ] exp[ [ ] 2 ] , F2  k1{exp[ [ h   2 ]2 ]  k 2 exp[ k 3 [ h ]2 ]} (4)
H0 H0 H0 H0
Здесь k1  1, k 2 и k 3 - положительные коэффициенты,  1 и  2 – параметры в
формулах.
Моделирование характеристик радиосигналов
В рамках метода бихарактеристик [2] задача определения амплитудно-
фазовой структуры волнового поля для квазимонохроматического сигнала сво-
дится к решению системы из шести дифференциальных уравнений:
dx  c 2        dk x       
  kx 
d  
  
2 k x   
2   d

2x   2   (5)

dy  c 2        dk y      
  ky 
d  

2 k y    2   d

2y   2   (6)

80
dz  c 2        dk z       
  kz 
d  

2 k z    2   d

2z   2   (7)
с начальными условиями Коши
 x 0  xo , k x | 0  cos  cos  ,

 y 0  yo , k y | 0  sin  cos  , (8)

 z 0  zo , k z | 0  sin  .
Здесь = – это декартовые координаты текущей точки на траекто-
рии луча;
=( – волновой вектор в той же точке; – круговая частота сиг-
нала.
– скорость света; – параметр размерности времени вдоль траектории.
– координаты источника излучения;  ,  - угловые координаты
траектории.
– эффективная диэлектрическая проницаемость среды, в ко-
торой распространяется волна. Для контроля точности интегрирования системы
уравнений (5) – (7) использовалось следующее дисперсионное соотношение:
   
2
k x  k y  k z     (r , k ,  )  0 ,
2 2 2
(9)
c
Для магнитоактивной среды без учета влияния поглощения на форму лу-
чевых траекторий эффективная диэлектрическая проницаемость может быть
представлена в следующем виде [3,4]:
  2 X (1  X )
 (r , k )  1  , (10)
2(1  X )  YT2  YT4  4(1  X )2 YL2
Здесь X  N   ,  N2  Ne 2 /  0 m – квадрат угловой плазменной часто-
2

ты среды;
e и m – заряд и масса электрона;  0 – электрическая постоянная, N –
концентрация электронов в единице объема;
Y  H /   , H  (| e | / m) B0 – угловая гирочастота, B0 – индукция внеш-
него магнитного поля; YL  Y cos , YT  Y sin .
 – угол между направлением вектора и магнитным полем Земли. В форму-
ле (10) знак соответствует обыкновенной волне, а знак необыкновен-
ной.
В геометрическом приближении волновое поле определяется по формуле:
1/2
N
cos( k )
U геом
( x, y , z )  C геом

k 1
A( k ,  k )
J ( k ,  k )

(11)
   
 exp G ( k ,  k )  i  ( k ,  k )  M k   ,
  2 
где N – число лучей приходящих в точку с координатами ( x, y, z) ;  k ,  k - угло-
вые координаты луча с номером k ; M k – число каустических точек вдоль луче-
вой траектории с номером k ; C геом  103 ;   10 / 3 .

81
J – это якобиан, который определяется по следующей формуле:
x x u x
J  y y u y , (12)
z z  u z
( ,  ) это набег фазы, определяемый как интеграл вдоль лучевых траек-
торий.
T ( ,  )

( ,  )  
0
 (r ( ,  ,  ), k ( ,  ,  ), ) d ; (13)
где T ( ,  ) – значение независимой переменной в точке с координатами
( x, y, z) ;
G( ,  ) это интегральное поглощение вдоль этой же траектории [5];
A( ,  ) коэффициент, определяемый по диаграмме направленности пере-
дающей антенны.
Расчет поля по формуле (11) возможен всюду за исключением областей,
где якобиан (12) близок к нулю. Поверхность, на которой якобиан равен нулю,
является огибающей семейства лучевых траекторий в пространстве ( x, y, z) и
называется каустикой. В окрестности каустик и каустической тени метод гео-
метрической оптики неприменим. Для расчета волнового поля в этих областях
можно использовать метод канонического оператора Маслова [5-7].
Заключение
Для оценки принципиальной возможности обнаружения ионосферных
возмущений, вызванных акустической волной от наземных или подземных ис-
точников (землетрясения, взрывы), было проведено компьютерное моделиро-
вание, для которого численными методами на основе метода бихарактеристик
было рассчитано доплеровское смещение частоты при распространении элек-
тромагнитной волны через возмущенную ионосферу.
Расчѐты показали, что величину доплеровского смещения определяет не
столько величина изменения электронной концентрации, сколько градиенты
электронной концентрации, обусловленные возмущением. Следует также отме-
тить, что на исследуемой трассе отчетливо воспроизводилась характерная «сед-
лообразная форма» зависимости доплеровского смещения частоты от времени
описываемая в работах [8-10].
Следует также отметить, что характерные изменения в ионосфере наблю-
даются задолго до регистрации самого сейсмического события (период времени
порядка 2-3 дней). Это позволяет использовать данный метод для прогнозиро-
вания возможных негативных событий.

Литература
1. Rower K., Ramakrishnan S., Bilitsa P. IRI-1982 // COSPAR URSI, 1982 и
http://modelweb.gsfc.nasa.gov/models/iri.html
2. Лукин Д. С., Спиридонов Ю.Г. Применение метода характеристик для
численного решения задач распространения радиоволн в неоднородной и
нелинейной среде // Радиотехника и электроника. 1969. Т. 14. №9. С.

82
1673-1677.
3. Гинзбург В. Л. Распространение электромагнитных волн в плазме. М.:
Наука, 1967.
4. Дэвис К. Радиоволны в ионосфере. М.: Мир, 1973.
5. Маслов В. П., Федорюк М. В. Квазиклассическое приближение для урав-
нений квантовой механики. – М.: Наука, 1976.
6. Ипатов Е. Б., Лукин Д. С., Палкин Е.А., Численная реализация метода ка-
нонического оператора Маслова в задачах распространения коротких ра-
диоволн в ионосфере Земли. // Известия ВУЗов. ―Радиофизика‖. 1990. Т.
33. №5. С. 562-573.
7. Ипатов Е. Б., Глушнѐв С. Ф., Чивилѐв В. И., Палкин Е.А. Моделирование
дисперсионных эффектов радиосигналов в неоднородной ионосфере Зем-
ли. // Радиотехника и электроника. 2003. Т. 48. №12. С. 1436-1442.
8. Таращук Ю.Е., Нагорский П.Н., Борисов Б.Б. и др. Нестационарные про-
цессы в ионосфере Земли и их влияние на распространение коротких ра-
диоволн // Изд. ТГУ. Томск. 1986. С.163.
9. Georges T.H. HF Doppler studies of traveling ionospheric disturbances // J.
Atm. and Terr. Phys. 1968. V.30. P.1441-1481
10.Bartning. Group delay variations of oblique incidence resulting from medium
scale traveling ionospheric disturbances // Rad. Science. 1973. V.13. P.147-
157.
Работа выполнена при поддержке ФЦП «Научные и научно-педагогические
кадры инновационной России» на 2009 – 2013 годы.

Новые подходы к физике электрических взаимодействий


Железнов И.Г.
ОАО ГСКБ «Алмаз-Антей»
Физики ΧΙΧ века были убеждены в том, что электрические и магнитные
явления могут быть описаны с помощью механических конструкций. Однако
использование упругих деформаций, натяжений, давлений, а также других спо-
собов изменения параметров окружающей среды не позволили понять физиче-
скую природу электромагнетизма. Поэтому практически все законы электриче-
ских взаимодействий получены эмпирическим путем на основе соответствую-
щего обобщения результатов проводимых опытов. Найденные законы электри-
ческих явлений оказались настолько точными закономерностями, что позволи-
ли объявить заряды и электромагнитные поля некоторыми самостоятельными
видами материи.
На кажущуюся неизбежность этих выводов указывают результаты реше-
ния задачи, связанной с оценкой плотности потоков эфира, которая необходи-
ма для обеспечения кулоновского взаимодействия протонов.
1. Модель потокового взаимодействия протонов
Пусть в пространстве находится один протон, который набегающие на
него диффузионные потоки эфира преобразует в отраженные таким образом,
что они приобретают свойства центральной сферической симметрии. Тогда на
основании закона сохранения энергии можно утверждать, что количество
83
падающей и отраженной от протона энергии за один и тот же промежуток вре-
мени dt должно быть одним и тем же. Поэтому в любом слое толщиной dr
количество отраженной энергии dЕ(r, dr) должно быть равным
dЕ(r, dr) = 0,5  с2 4 rп2 dr, (1)
где  – плотность потоков эфира; r – расстояние до слоя; rп – радиус протона.
Для этих условий плотность сферически расходящихся потоков эфира (dr =
сdt) можно рассчитать по формуле
(r)=  rп2/ 2r2. (2)
По определению кинетическая энергия хаотического движения одного и
того количества частиц эфира меньше кинетической энергии их направленного
движения. Поэтому разность
2
1 2 rп
Pп (r )  Pп (r )  P (r )  (1  )  c
*
(3)
 2r 2
будет характеризовать величину избыточного давления, которое создает вокруг
себя одинокий протон, преобразующий диффузионные потоки эфира в потоки
со свойствами центральной сферической симметрии.
Если следовать существующей точке зрения на природу электрических
явлений, то силу воздействия одного протона на другой можно определить, как
произведение избыточного давления Pп (r ) , создаваемого первым протоном,
на мидель второго протона Sп:
 1 r2
Fпп (r )  Pп (r )Sп  1     c 2 п2 Sп (4)
   2 r
где ρ, γ - плотность и показатель адиабаты эфира; rп , Sп – радиус и мидель
протона; r – расстояние между протонами.
Очевидно, что эта сила ΔFпп( r ) должна быть равной кулоновской силе
e2
F0 (r )  2 (5)
r
Поэтому из равенства ΔFпп( r ) = F0( r ) нетрудно найти:
 2e 2
  (6)
 1 2
1   c   rп 4
 
Полагая эфир одноатомным газом γ = 1,67, получаем ρ * ~ 1013 г/см3 и
убеждаемся в том, что для описания взаимодействия электрических зарядов с
использованием методов газодинамики плотность эфира должна быть близкой к
ядерной плотности. Поскольку такими свойствами газ обладать не может, то
физики пришли к выводу о принципиальной невозможности создания механи-
ческой теории электрических и магнитных явлений.
2. Функционирование сотовых структур вещества
Если предположить, что протоны и электроны представляют собой объ-
екты с сотовой структурой, то нетрудно понять, что потоки эфира, проникая
внутрь второго протона, будут взаимодействовать с большим числом частиц,
нежели их расположено на его обдуваемой поверхности. В дальнейшем части-
цы, из которых состоят протоны и электроны, будем называть частицами План-
ка.
84
В этом случае пространственную структуру протона по отношению к на-
бегающим потокам эфира можно рассматривать, как объемную рассеивающую
линзу, работающую без потерь энергии в точном соответствии с первым зако-
ном термодинамики. При этом глубина проникновения потоков, набегающих на
протон, должна соответствовать условиям их полного торможения. Поэтому
за объемным поверхностным слоем внутри протона, видимо, существует об-
ласть, в которой частицы эфира всегда движутся хаотически (рис. 1).

Рис. 1.

В дальнейшем, интегральный эффект воздействия плоских потоков эфира


на протон будем оценивать с помощью сотового миделя Snсот. По мнению авто-
ра, сферические потоки эфира, циркулирующие в поверхностном слое протона
(шаровом кольце), развивают аэродинамические силы, которые создают по-
верхностное натяжение, обеспечивающее высокую стабильность протона, как
частицы.
Если объемно рассмотреть поверхностные полости протона, то можно
сделать вывод о том, что они по форме напоминают природой, созданные сопла
Лаваля. Это означает, что при определенных условиях протон может генериро-
вать звуковые волны, а, следовательно, периодически изменять свои геометри-
ческие размеры, создавая иллюзию своего «дыхания» в эфире.
Известно, что ускоренно движущийся электрон излучает кванты электро-
магнитного поля. Поэтому электрон мы будем представлять в виде накопи-
тельного резервуара (сферического кольца), во внутренней полости которого
при определенных условиях могут накапливаться и образовываться устойчи-
вые вихревые образования. По нашим представлениям такие условия возника-
ют тогда, когда внутренние сопла электрона начинают работать в режиме ге-
нерации звуковых волн. Физика этих процессов, скорее всего, состоит в том,
что потоки звуковых волн, многократно отражаясь от внутренней поверхности
электрона, создают на границе своего соприкосновения условия, которые не-
обходимы сначала для возникновения турбулентности, а затем ее быстрого пе-
рехода в нелинейную стадию с образованием больших вихрей. Возможно, эти
процессы представляют собой неустойчивость Кельвина-Гельмгольца, которая
возникает, если в потоке невязкой несжимаемой текучей среды существует от-
носительное скольжение слоев.
Электрон, также как и протон, мы будем представлять составной части-
цей, высокая стабильность которой объясняется силами, возникающими в ее
поверхностном слое со всеми отсюда вытекающими последствиями.
Из общих соображений ясно, что входящие потоки эфира внутри тела
85
протона многократно проходят стадии адиабатического сжатия и расширения.
По существу эти процессы являются процессами дросселирования, которые ес-
тественным образом протекают с дозвуковыми скоростями истечения газов.
Наружу в первичный эфир эти потоки выходят через поверхностные отверстия
протона. По форме эти отверстия напоминают критические сечения сопел Ла-
валя, но с очень высокой степенью расширения выходного растра, как у обыч-
ных коноидальных сопел. Эти сопла могут работать в режимах дозвукового
или сверхзвукового истечения газов с числом Маха, близким к единице.
При работе сопел в дозвуковой области входящий в протон поток эфира
выходит наружу без качественных изменений в виде обычного газа (режим
«газ»).
Во втором режиме работы некоторая часть эфира пп преобразуется в
кванты звуковых волн, а другая часть (1 – пп) не претерпевает каких-либо
структурных изменений (режим «звук»).
Из теории известно, что режим работы сопел Лаваля определяется вели-
чиной параметра управления, который можно рассчитать из соотношения:
 = Р2 / P1 , (7)
где Р2 - давление в окружающей среде, Р1 - давление во внутренней камере
сопла.
Величина параметра управления β и давление в устье сопла Р 2, соответ-
ствующие переходу работы сопел в сверхзвуковую область истечения газов,
называются критическими и обозначаются βкр и Ркр соответственно. В этом ре-
жиме скорость истечения и секундный расход сопла будут оставаться постоян-
ными величинами вне зависимости от дальнейшего уменьшения параметра  <
βкр. Необходимо отметить, что переход режимов работы этих сопел из сверх-
звуковой области в дозвуковую область и наоборот происходит при бесконеч-
но малых изменениях параметра управления  около его критического значения
кр
Из этих объяснений следует, что сотовые структуры вещества способны
мгновенно изменять свои агрегатные состояния, имитируя тем самым режимы
притяжения и отталкивания, возникающие при взаимодействиях заряженных
тел различной полярности.
3. Объемное взаимодействие протонов и электронов
Условия объемного взаимодействия протонов схематично изображены на
рис. 2.

Рис. 2.
86
Несложный анализ показывает, что потоки эфира ( P(r )  0 ), набегаю-
щие на второй протон, создадут между частицами Планка, находящимися в об-
дуваемой области его поверхностного слоя (сотового миделя), дополнительное
поверхностное натяжение Δσn(r). Поэтому в теле второго протона возникнут
неравновесные силы поверхностного натяжения, которые приведут к механиче-
скому взаимодействию его поверхностной оболочки. Автор считает, что имен-
но внутренние силы, создаваемые в сотовом миделе протонов и электронов, и
определяют природу электрического взаимодействия заряженных тел.
Алгоритм расчета указанных сил ΔFnn(r) можно найти следующим обра-
зом.
Если изменение внутренней энергии, накапливаемой в сотовом миделе
второго протона, эквивалентно перенести в тело его обдуваемой полусферы
(Nобд =Nпсот ), то приближенную оценку величины ΔFnn(r) можно найти из со-
отношения:
Fпп (r )  Fnэфира (r )  Fnреак (r ) (8)
эфира
где ΔFn (r) – силы, развиваемые в теле обдуваемой полусферы за счет из-
менения в ней поверхностного натяжения под воздействием набегающих пото-
ков эфира;
ΔFnреак(r) – реактивные силы, возникающие в теле 2 полусферы протона
из-за изменения поверхностного натяжения в его обдуваемой полусфере.
Так как ΔFnэфира(r) = ΔFnреак(r) , а протон представляет собой плотно упа-
кованное тело, то можно записать:

*
 
Fnn (r )  2Fnэфира (r )  2 *n (r )  2  rn , (9)
где Δσn (r) – дополнительное поверхностное натяжение в обдуваемой полу-
сфере второго протона, создаваемое плоским потоком эфира первого протона.
По определению
E св (r )
n (r )  , (10)
2  rn2
где Eсв (r) - изменение энергии связи в теле обдуваемой полусферы второго
протона.
Изменение внутренней энергии Eсв (r) равно:
Eсв (r )  Nсот вн
n n св E св (r ) ,
0
(11)
где ΔE0св(r) – изменение энергии связи между двумя соседними частицами
Планка;
nсввн – связей одной частицы Планка в теле протона.
Поскольку
Eсво =Δ Fсво с 1 сек, (12)
то можно записать
E св  N сот вн
n n св Fсв (r ) c 1сек
0
(13)
Так как
Fсв0
(r)  2c y(r)c2S0 , (14)
то, обозначив

87
1
Sсот сот
n  с x N n S0 (15)
2
получаем
вн
1 2 0 сот c y 8  n св crn 1сек
Fп*п (r )
 (1  )2  c Sn , ( 0  1 см 2 ) (16)
 4  r 2 c x 0
При обтекании частиц Планка околозвуковыми потоками эфира ожидае-
мые значения коэффициентов таковы:
с x  0,91; c y  0,96; n вн св  14,363.
Поэтому
c y 8  n вн
св crn 1сек
K сф   0,91 (17)
с x 0
Для условий взаимодействия протона с электроном этот коэффициент по
своей величине оказывается практически равным единице. Причину неравенст-
ва Kсф единице в соотношении (17) можно объяснить не совсем точной имита-
цией взаимодействия сотовых миделей протонов с помощью взаимодействия
их противоположных полусфер.
Поэтому полагая Kсф =1, получаем:
0 сот
Fnn (r )  (1  1  )  2  c2 Sn (18)
4  r 2
Так как сила ΔFnn(r) должна быть равна кулоновской силе, то из равенства
e2
Fn (r )  2
n
r
находим выражение для расчета плотности эфира:
2  e 2
 (19)
(1  1/  )  c20Sсот n
Если найти отношение
 S2n
 , (20)
  0Sсот n
то при Snсот = 0,1603502412410–21 см2 получаем, что оценка плотности эфира ρ
примерно на 30 порядков меньше плотности ρ *, той, которая была получена с
использованием соотношения (6) . Результат этого сравнения свидетельствует о
том, что электрическое взаимодействие протонов своим происхождением обя-
зано объемной реакции их сотовых оболочек на потоки эфира, испускаемые
каждым протоном.
Поэтому силы воздействия плоских потоков эфира на объекты с сотовой
структурой можно определить с помощью соотношения:
 1 0
Fсот (r )  1  **   2  c 2 S*сот , (21)
  4  r 2

где S*сот – сотовый мидель рассматриваемого объекта.


Звуковые волны не проникают внутрь протонов и электронов и взаимо-
действуют с ними по законам абсолютно упругих соударений. В структуре пре-
образованных потоков доля звуковых волн равна параметру Θ**. Из этого сле-
88
дует, что силу их воздействия на рассматриваемые объекты необходимо опре-
делять по формуле:
1 0
Fзвук (r )  ** 2  c 2 S* , (22)
2 4  r 2
где S* – обычный мидель аэродинамического сопротивления объекта.
Таким образом, в режиме «звук» результирующая сила взаимодействия
объектов с сотовой структурой должна рассчитываться по формуле
F (r )  Fсот (r )  Fзвук (r ) , (23)
а в режиме «газ» она равна
F (r )  Fсот (r ) (24)
В конечном итоге полученные результаты позволяют механические пото-
ковые модели протонов и электронов представлять в виде генератора скорост-
ного напора с интенсивностью
q  2  c2 (25)

4. Уравнения электростатического поля


При разработке уравнений механического взаимодействия протонов и электро-
нов мы будем исходить из условий достижения полного совпадения их энерге-
тических и силовых свойств со свойствами электростатического поля. Наши
дальнейшие рассуждения будем строить на основе предположения о том, что
процессы сжатия и расширения эфира в указанных объектах происходят без по-
терь энергии. Принятие этого предположения в качестве рабочей гипотезы обу-
словлено необходимостью выполнения первого закона термодинамики.
С целью получения уравнений в унифицированной форме будем считать,
что рассматриваемые объекты во всех режимах работы часть энергии набегаю-
щих потоков затрачивают на образование звуковых волн (Θее≠ 0, Θпп ≠ 0). Кро-
ме того, будем полагать, что некоторая часть  тех же самых потоков не попа-
дает в их внутренние полости, а сразу зеркально отражается обратно в первич-
ный эфир.
После этих замечаний рассмотрим процессы силового воздействия про-
тона на протон для условий, когда расстояние r между этими объектами значи-
тельно превосходит их линейные размеры.
Так как параметры Θее ≠ 0, Θпп ≠ 0 и η ≠ 0 , то на основании соотношений
(21-22) нетрудно получить:
п  п 1  2  c 2  0 сот
Fn (r )    п   Sn  0 (26)
   4  r 2
 (1  )S
 nn    nn сот n  (1  пп )(1  ), (27)
2Sn
где ΔFпп(r) – суммарная сила отталкивания двух протонов, удаленных друг от
друга на расстояние r  rп.
Аналогичные рассуждения при рассмотрении воздействий протона на
электрон (режим пе) приводят к следующим соотношениям:

89
 e 1  2  c 2  0 сот
Fne (r )   п   Se  0 (28)
   4  r 2
 (1  )S
 en    ne сот e  (1  пe )(1  ), (29)
2Se
где Sесот – сотовый мидель электрона,
ΔFпе(r) – сила притяжения электрона к протону на расстояниях r  rп.
В уравнениях (28) и (29) параметр пе характеризует ту часть энергии по-
токов эфира, которая полностью идет на образование звуковых волн.
Зависимости, определяющие силы воздействия электрона на электрон,
таковы:
 1  2  c 2  0 сот
Fne (r )    ee   Se  0 (30)
   4  r
2

 (1  )S
 ee    ee сот e  (1  ee )(1  ), (31)
2Se
где ΔFее(r) – сила отталкивания двух электронов как функция расстояния между
ними.
Сила воздействия электрона на протон равна:
п  п 1  2  c 2  0 сот
Fe (r )    e   Sп  0 (32)
   4  r 2
 (1  )S
 пe    eп сот п  (1  eп )(1  ), (33)
2Sп
где ΔFеп(r) – сила притяжения протона к электрону, расположенному на рас-
стоянии r от протона.
В уравнениях (32) и (33) параметр еп определяет ту суммарную энергию,
которая расходуется электроном на образование, как звуковых волн, так и
квантов электромагнитного поля.
Кроме того, при записи этих уравнений считалось, что звуковые волны и
кванты электромагнитного поля взаимодействуют с материальными телами
одинаково по законам абсолютно упругого удара.
Опытные данные свидетельствуют о том, что силы взаимодействия про-
тонов и электронов должны удовлетворять следующим условиям:
Fnn (r )  Fee (r ) ; (34)
Fnn (r )  Fen (r ) ; (35)
Fee (r )  Fne (r ). (36)
По своему физическому смыслу уравнения (35) и (36) эквивалентны ус-
ловиям нейтральности невозбужденного атома водорода в областях А и В на
расстояниях r , которые значительно превосходят его линейные размеры (рис.
3).
В области С условия нейтральности атома водорода можно выразить в
такой форме:
1
en  en   0 (37)

90
При η = 0 из равенства ΔFпп(r) = Δ Fее(r) следует пп = ее, что с учетом
пп = ее=0 нам дает
Sесот = Sпсот (38)

Рис. 3.

Приравняв Δ Fеп(r) = Δ Fпе(r), получаем


2 1 2 1 3
еп  ;  пе  ;   .
3 1  Sn / 2Sсотn 3 1  Sе / 2Sсот
е 2
Анализ показывает, что для определения значений Θеп и Θпе необходимо
установить взаимосвязь между плотностью эфира ρ и значениями сотовых ми-
делей Seсот = Snсот .
По мнению автора, такими уравнениями могут служить:
а) силовое уравнение (Θпп = 0, η = 0 )
 1  2  с 2  0 сот e 2
Fn (r )  1  
n
Sп  2 (39)
   4  r
2
r
б) накопительное уравнение ( dt = 1 сек ):
1
 еп   с 3 4  rn2 1сек  hcR (40)
2
Физический смысл силового уравнения заключается в простой констата-
ции известного факта, заключающегося в том, что воздействие протонов друг
на друга происходит с кулоновскими силами.
Накопительное уравнение определяет ту часть общей энергии, которая в
течении 1 сек преобразуется электроном в кванты электромагнитного поля
максимально возможной частоты мах  сR. Поэтому правая часть накопитель-
ного уравнения численно равна энергии ионизации атома водорода Eион  hcR .
Полагая
re ≈ rn = 0,810–13 см , h = 6,62617610–27 эргсек,
е =4,80310–10 CGSE ед. заряда, с = 2,997921010 см/cек,
 = 3,14159254693, me = 9,1110–28 гр.,
нетрудно рассчитать еп = 0,66670846568 , Sпсот = 0,1603502412410–21см2 и
определить
2  e 2
 сот
 0,301728674617  1016 г / см3 (41)
(1  1 /  ) c 0Sn
2

Близость значений Θпе ≈ Θеп ≈ 2/3 созвучна с гипотезой, принятой в


91
теории кварков, о том, что электрические заряды кратны величине 1/3e, где
е – элементарный электрический заряд.
В целом полученные результаты позволяют сделать следующие выводы:
1. Показатель адиабаты эфира  = 1,5.
2. Сотовые мидели протона и электрона должны быть равны друг другу
Sпсот = Sэсот.
3. Для достижения максимально возможного уровня взаимодействия
протонов и электронов необходимо пп = ее = 0.
4. Так как Sп << Snсот , Sэ << Sэсот, то в режиме притяжения пе  еп с воз-
можным диапазоном изменения значений  (2/3, 1).
5. В общем случае пе ≠ еп , а поэтому потоки эфира и звуковых волн,
излучаемые протонами и электронами, будут отличаться друг от друга.
5. Идентификация частицы Планка
Для проведения этих исследований возникла необходимость записи за-
кона И.Ньютона для гравитационного взаимодействия протонов в аэродинами-
ческой форме. В результате закон тяготения был представлен в виде следующе-
го соотношения:
m m 1 2f mn  2f mn 1 mn  mn
F  f n2 n   , (42)
r 2 r2 2 r2
где f – постоянная гравитации; mn – масса протона; m n – величина гравита-
ционного слоя протона.
Следует заметить, что такая простая идея позволила выдвинуть гипотезу
о том, что сотовый мидель и гравитационный слой протона определяют одну и
ту же часть его физического тела. Для доказательства справедливости этой ги-
потезы, а, следовательно, и установлению прямой связи электрических и грави-
тационных явлений, были решены задачи по определению параметров частицы
Планка и их отождествлению с параметрами реально наблюдаемых и теорети-
чески предсказываемых элементарных частиц.
При решении этих задач предполагалось, что сотовые мидели протона и
электрона можно определить из соотношения:
сот сот 1 mгр 1 m
Se  Sn  c x n
S0  c x  2 f n S0 , (43)
2 m0 2 m0
где сх – коэффициент лобового сопротивления частицы Планка;
f – постоянная гравитации;
S0, m0 – мидель и масса частицы Планка соответственно.
В качестве исходных данных использовались:
1. Величина коэффициента сx , определенная по результатам аэродина-
мических продувок сферических тел околозвуковыми потоками газа сx *≈ 0,91.
2. Экспериментальная оценка постоянной гравитации
3
 8 см
f  6,6745(8) 10 .
г  сек 2
3. Коэффициент b, численно равный отношению суммарного объема по-
лостей в сотовом теле к его общему объему
b = 9/2 = 1,4323957.

92
Далее, выражая массы mn  n Vn , m0  n bV0 через ядерную плот-
ность протона ρn , нетрудно получить следующее выражение для расчета радиу-
са частицы Планка:
3 V
r0  c x 2 f сотn , (44)
8 Sn  b
где Vn – объем протона.
Подставляя в (44) значения c x  cx , f  f  , b = 1,4323957,
Vn  2,14466051203 10 39 см3 , Sсот
n  0,16035024124  10
21
см 2 , находим оцен-
ку:
r0  1,1641945411110 21 см .
Значения массы m0* и полной энергии Е0* частицы Планка можно
найти из соотношений:
r03
m 0   n bV0  bm n 3  0,7381870221 10  47 гр;
 
rn
E 0  m 0 c 2  6,634471819  10  27 эрг
При идентификации частицы Планка в первую очередь было проверено
предложение квантовой теории поля о том, что адроны и лептоны состоят из
небольшого числа разноцветных кварков. Однако эту идею пришлось исклю-
чить из рассмотрения потому, что суммарные площади поверхностей кварков
на несколько порядков меньше сотовых миделей протона и электрона.
В специальной теории относительности электромагнитные поля, наряду с
веществом, признаются одним из видов материи, а его фотоны считаются ма-
териальными объектами. По этой причине фотон можно рассматривать как не-
кое структурное образование, состоящее из n  |ν| одинаковых частиц с полной
энергией каждой частицы, равной Ec  h  1сек . Так как полная энергия с
этих частиц в равных пропорциях подразделяется на кинетическую ск и по-
тенциальную сп энергии, то их массу нетрудно найти из соотношения:
m c  2E ck / c 2  0,73726376244  1047 г .
При плотном заполнении протона подобными частицами их общее число
m
должно быть равным N n  n  2,2686778914  10 23 . Зная объем протона

Vn  4   rn3  2,14466051203  10 39 см3 , нетрудно найти объем одной состав-
3
ляющей фотона:
V
Vс  n  0,65996720655 10 62 см3 .
bN n
Отсюда радиус частицы – кванта получается равным:
3V
rc  3 c  1,16362051 10 21 см .
4
Площадь миделя такой частицы:
Sc =  rc2 = 4, 2537527310–42 см2.
Близость идентификационных оценок (m0 , r0 , E0 ) с параметрами
93
(mс , rс , Eс ) очевидна (табл. 1).
Таблица 1
r0 21
1,1641945411110 см rc 21
1,1636205110 см
m0 0,7381870221 1047 гр mс 0,73726376244 10-47г
E0 6,634471819 10 27 эрг с 6,626176 10 27 эрг

Эти результаты позволяют считать, что частица Планка и одна состав-


ляющая фотона являются аутентичными материальными объектами.
Общие выводы таковы:
1. Электрические силы проявляются как результат аэродинамического
взаимодействия частиц Планка, расположенных в сотовых миделях протонов и
электронов, с теми потоками эфира и звуковых волн, которые в данный мо-
мент времени воздействуют на поверхности протона и электрона.
2. Электрические силы будут действовать только тогда, когда из-за разно-
сти давлений на противоположных сторонах протонов и электронов возникают
поверхностные натяжения такие, которые приводят к неравновесному взаимо-
действию их поверхностных оболочек.
3. Электрические и гравитационные взаимодействия связаны друг с дру-
гом, Более того, обнаруженная асимметрия потокового взаимодействия прото-
нов и электронов является той причиной, которая в конечном итоге определяет
природу гравитационного взаимодействия материальных объектов.

Влияние космофизических факторов на биологические процессы


в условиях космического полета
Г.С. Нечитайло 1 , И.М. Дмитриевский 2, С.С. Юров 3, A.A.Кузнецов 1
1
Институт Биохимической физики РАН
2
Московский Государственный инженерно физический Институт
3
Институт Биофизики клетки РАН
Введение
В радиобиологии и на сегодняшний день остается немало парадок-
сальных и нерешенных проблем. Например, радиобиологический пара-
докс, не выясненная причина возникновения асимметрии живой природы,
механизм стимулирующего действия природного радиационного фона и
парадокс «оживляющего» действия вторичного биогенного излучения, и
др. Космическая радиобиология добавила к этим парадоксам – новые (Не-
читайло, Машинский, 1993). Среди них – вспышки в глазах космонавтов,
механизм возникновения которых далек от ясности и в наши дни; неожи-
данное возрастание остроты зрения космонавтов на два порядка, наблю-
даемые в ряде случаев (Лазарев и др, 1983); загадочный механизм появле-
ния космофизических макрофлуктуаций в различных системах; эффекты
локального аномального воздействия космических излучений на выжи-
ваемость и мутагенез биообъектов (Дмитриевский и др, 1984). Есть осно-
вания предполагать, что все упомянутые парадоксы связаны с проявлени-
94
ем единого общего механизма, прежде всего объединяющего их механиз-
ма слабых воздействий.
Активное изучение и освоение человеком космического пространства да-
ѐт уникальную возможность изучить биологические процессы в необычных ус-
ловиях – невесомость, необычный радиационный фон, глубокий вакуум, не-
обычные поля и волны. Мы получили возможность изучить корреляцию между
процессами в биосфере и непосредственно измеряемыми космофизическими
факторами, получили возможность использовать космофизические факторы
для направленного изменения свойств биологических объектов.
В течение ряда лет авторами проводились эксперименты на биологиче-
ских объектах по обнаружению локального радиационного фактора (ЛРФ) кос-
мического пространства в сравнении с экспериметами на ускорителях по тесту
выживаемости и мутагенеза (Akoev, Yurov, 1975). При этом у индуцированных
ЛРФ мутаций исследовались молекулярные изменения, которые представляют
большой интерес в теории и практике космических исследований (Машинский,
Нечитайло, 2001).
Нами (Машинский, Кузнецов, Нечитайло) был проведѐн эксперимент с
проростками льна на станции Мир по замене гравитационного стимула неодно-
родным магнитным полем – «Магнитогравистат» (Kuznetsov, Nechitailo, 2002).
Биофизические механизмы возникновения вспышек в глазах
у космонавтов во время космического полета
Рассмотрим биофизические механизмы возникновения вспышек в глазах у
космонавтов во время космического полета, механизм возникновения которых
далек от ясности и в наши дни. Наличие в кабине космического корабля косми-
ческих частиц огромных энергий – до 1021 эВ! позволяет предложить несколь-
ко механизмов возникновения таких вспышек.
Хорошо известные гипотезы (Fazio at al 1970) основаны на возникнове-
нии излучения Черенкова при прохождении заряженной частицы через стекло-
видное тело глаза и на прямом действии ионизирующих частиц на сетчатку гла-
за. Для расчета вероятности вспышки по этим механизмам разработана микро-
дозиметрическая модель (Дмитриевский и др. 1984). Расчетная вероятность по
механизму прямого действия совпала с экспериментальной, а по механизму Че-
ренковского излучения оказалась на три-четыре порядка меньше. Однако экс-
перименты на ускорителе показали, что вклады двух механизмов примерно
равны. Устранить это расхождение удалось благодаря учету поляризации Че-
ренковского излучения и обнаруженному нами ранее высокоэффективному
действию поляризованного света, которое превосходит в области низких ин-
тенсивностей действие неполяризованного света в 103–104 раз (Дмитриевский,
2002). На основе этого же феномена объясняется и другой парадокс – возрас-
тание на два порядка остроты зрения космонавтов при наблюдении в ряде слу-
чаев земных объектов невооруженным глазом.
Одним из авторов настоящей статьи была высказана мысль, что наиболее
универсальным подходом к разработке количественной модели возникновения
вспышек мог бы быть микродозиметрический подход, который связывает воз-
никновение вспышек с энерговыделением в чувствительном объеме зрительно-
го анализатора (молекула родопсина, характерный размер – 60А). Флуктуации
этого энерговыделения определяют вариабельность наблюдаемого эффекта и
95
его полную вероятность. На основании такого подхода была предложена мик-
родозиметрическая модель прямого возбуждения родопсина ионизирующими
частицами и рассчитана вероятность возникновения вспышки для конкретного
эксперимента в высокогорье. Для того же эксперимента была рассчитана веро-
ятность вспышки по механизму, связанному с образованием черенковского из-
лучения при прохождении ионизирующей частицы через глаз. Подробное опи-
сание моделей и расчетов приведено в работах (Дмитриевский и др. 1984).
Сравнение рассчитанных вероятностей вспышки по двум механизмам с экспе-
риментальными данными приводит к выводу, что доминирующим является ме-
ханизм прямого возбуждения сетчатки. Он приводит к результатам, совпадаю-
щим по порядку величины с экспериментальными данными. Вероятность же
вспышки по механизму образования черенковского излучения при прохожде-
нии через глаз заряженной частицы оказывается на 3-4 порядка ниже по срав-
нению с механизмом прямого возбуждения.
Проблема слабых воздействий – актуальная общебиологическая и даже
общенаучная проблема. Чернавский Д.С. и Хургин Ю.А., рассматривая в своем
обзоре трудности ее решения, показали, что во всех предложенных механизмах
слабых воздействий не хватает коэффициента усиления, не меньшего 104 (Чер-
навский, Кургин, 1989). Именно такой коэффициент был найден нами экспери-
ментально (Дмитревский 2002).
Возвращаясь к нашей задаче возникновения вспышки в глазах по меха-
низму образования черенковского излучения, остается лишь убедиться, что че-
ренковское излучение поляризовано. Известно, что это действительно так (Же-
вандров, 1974). С учетом этого, ранее рассчитанная вероятность вспышки от
черенковского излучения – 10-4 при умножении на коэффициент усиления эф-
фективности слабого воздействия поляризованного света (104) становиться
сравнимой с вероятностью вспышки при прямом возбуждении родопсина. Так
разрешился парадокс «видимого» расхождения расчета и эксперимента. Анало-
гичным образом объясняется и другой, отмеченный выше парадокс – возраста-
ние в ряде случаев остроты зрения космонавтов на два порядка . И в этом слу-
чае все условия эффективного слабого воздействия налицо, если принять во
внимание, что отраженный от земных предметов свет, попадающий в глаз кос-
монавта на орбите, поляризован и его интенсивность мала. Учитывая, что ост-
рота зрения пропорциональна квадратному корню из интенсивности света, а
возрастание эффективности воздействия эквивалентно увеличению интенсив-
ности, максимально возможное увеличение остроты зрения пропорционально
(104)1/2=102. Этот эффект наблюдается не всегда, т.к. поляризация света зави-
сит от состояния атмосферы Земли и других условий.
Обычный свет состоит из равного количества «левых» и «правых» фото-
нов, что и обеспечивает появление усредненного значения 0,5. Этим же объяс-
няется парадокс высокой чувствительности глаза. Энергия, необходимая для
физиологической стимуляции рецепторной клетки в несколько тысяч раз (10 4!)
выше энергии одного фотона, ее вызывающей. Естественное объяснение полу-
чает и ряд других парадоксальных явлений: возникновение миражей (отражен-
ный от облаков поляризованный свет); высокая чувствительность зрения «лу-
натиков» при хождении по карнизу (отраженный лунный свет); обнаружение
поляроидных пленок на глазах глубоководных рыб и т.д.

96
Молекулярные мутации, вызваемые ЛРФ космоса
В 1938 году французский физик Пьер Оже открыл замечательное явление –
ливни вторичных космических частиц, которые возникают в результате взаи-
модействия первичных протонов и ядер экстремально высоких энергий с ядра-
ми атомов среды, через которую пролетает космическая частица. Мы полагаем,
что уникальные генетические мутации производят вторичные частицы, когда
первичная космическая частица пролетает вблизи от молекулы ДНК.
На рис. 1 приведена картина ливня треков вторичных частиц в результате
взаимодействия одного иона с энергией 47 ГэВ с ядром углерода. Получено в
пропановой камере Серпуховского ускорителя Института физики высоких
энергий.

Рис. 1. Результат взаимодействия одного иона с энергией 47 ГэВ


с ядром углерода в пропановой камере

Последующие эксперименты по изучению молекулярных изменений вы-


званных ЛРФ космоса, высокогорья и излучений ускорителей обнаружили, что
крупных, протяженных и множественных макромутаций в космосе индуциро-
валось – 65,17%, в высокогорье 54,4 %. При контрольном облучении G 137 ни-
чего подобного не наблюдалось. Физические факторы космического полѐта да-
ют уникальные возможности для селекции растений. Так, хотя радиационный
фон на пилотируемых орбитальных станциях мал, но в его составе присутству-
ют космические частицы, имеющие очень большую энергию до 1021 э. в. Полу-
чение частиц таких энергий на ускорителях невозможно. Эти частицы не дости-
гают поверхности Земли , т.к. поглощаются атмосферой, но и в космосе таких
частиц сравнительно мало. Поэтому мы провели эксперименты по длительно-
му экспонированию сухих семян помидор – Lycopersicon esculentum Mill. на
космической станции «МИР» с длительностью полѐта шесть лет (1992 – 1998
гг.). Затем были проведены физиологические и генетические исследования. В
течение ряда лет авторами проводились эксперименты на биологических объ-
ектах по обнаружению локального радиационного фактора (ЛРФ) космического
пространства по тесту выживаемости и мутагенеза (Akoev, Yurov, 1975; Akoev
et al. 1981). При этом у индуцированных ЛРФ мутаций исследовались молеку-
лярные изменения, которые представляют большой интерес в теории и практи-
ке космических исследований (Машинский, Нечитайло, 2001).
Всхожесть. Выживаемость семян, экспонированных 6 лет в условиях
космического полѐта составляла 26,8%, а в контрольном варианте 58,3%.
Семена. В опытных растениях в 1-ом поколении образование семян про-
ходило с большими нарушениями. Обобщенные результаты по опытным расте-
ниям показали: нормальных семян было 44,5%, а абортированных (не сформи-
ровавшихся) 55.5%. Наличие в полѐтных вариантах абортированных семян ука-

97
зывает на несбалансированность генетического аппарата зародышей семян, ко-
торые вызваны хромосомными перестройками (делеции, крупные и протяжен-
ные, вставки и множественные повреждения). В контроле такие изменения
полностью отсутствовали.
В плодах второго и последующих поколений растений томатов, вырос-
ших из семян 6 лет экспонированных на орбитальной станции «МИР», было
обнаружено содержание каротиноида-ликопина в 5–6 раз выше, чем в кон-
трольных вариантах. Этот эффективный витамин-антиоксидант интенсивно ис-
следуется и применяется в последнее время, в частности, как противораковый
препарат.
Изучение механизмов гравирецепции растений
Условия космической станции дают уникальную возможность изучения
механизмов гравирецепции растений, с целью подтверждения этого факта были
проведены эксперименты на космической станции «МИР»
Семена льна, закреплѐнные на фильтровальной бумаге смачивались водой
и проращивались на орбите в установке «Магнитогравистат» в неоднородном
магнитном поле, рис. 2, 3, 4.
seed Y Y
cassette

Fm
magnet

magnet
grad(H2/2)

Fm H
X
magnetic poles

Рис 2. «Магнитогравист» и Рис 3. Схема эксперимента «Магнитогравистат»


контейнер для вкладышей

Рис 4. Проростки льна: 1– микрогравитация + магнитное поле;


2 – микрогравитация; 3– гравитация земли

Под действием неоднородного магнитного поля проростки развернулись в


сторону убывания градиента магнитного поля. В контроле проростки были пол-
ностью дезориентированы. Этот результат хорошо согласуется с общепринятой
моделью гравирецепции растений.
В невесомости крахмальные гранулы – статолиты, находящиеся в специа-
лизированных клетках статоцистах, смещались под действием магнитного поля,
т.к. они более диамагнитны, чем цитоплазма клетки, и запускали механизмы из-

98
гиба проростков.
В условиях гравитации статоцисты смещаются, т.к. они имеют большую
плотность, чем цитоплазма. Измерение магнитных свойств статолитов и расчѐ-
ты по формуле пондеромоторной магнитной силы F=ΔæVHgradH где, Δæ –
разность магнитной восприимчивости частицы, объѐма V и среды, позволили
определить предельную гравичувствительность проростков льна. Она равна
1/100 g, т.е. растения воспринимают возмущения гравитационного поля связан-
ные с вращением Луны.
Заключение
Таким образом, предложен новый механизм и модель возникновения
вспышек в глазах космонавтов и других парадоксальных явлений на основе об-
наруженного нами высокоэффективного действия поляризованного излучения.
Продемонстрированы уникальные возможности, которые даѐт современ-
ная космонавтика для изучения и понимания биологических процессов. Косми-
ческие условия позволяют решать земные задачи биологии и медицины.
Литература
1. Akoev, I.G., and S.S. Yurov, Peculiarities of biological action of hadrons of
space radiation.
2. Life Science and Space Research X111-Akademie-Verlag, Berlin, 187-193,
1975.
3. Mashinsky, A.L., and G.S. Nechitailo, Results and prospects of studying the
gravitationally sensitive systems of plants under conditions of space flight,
Space Res., 39, 4, 1-12, 2001.
4. O.A.Kuznetsov, G.S. Nechitailo, A.A. Kuznetsov Displacement of organelles
in plant gravireceptor cells by vibrational forces and ultrasound . In 53rd Inter-
national Astronautical Congress. Houston, Texas, USA, 10-12 October, 2002,
p.127
5. Fasio, G.G., Jolley I. V., and W.N Charman., Nature, V 228, 260-261, 1970.
6. Dmitrievskiy, I.M., The magneto-resonance mechanism of action of weak
nformation-managing signals in an alive and lifeless nature, in The strategy of
life under conditions of a planetary ecological crisis, 3 volumes, edited. by
Krasnogorskaya N.V., , Humanistika Publ., SPb v.2, 268-276 2002.
7. Nechitailo, G. S., and A.L. Mashinsky, Space biology, Studies at orbital sta-
tions,‖ Mir‖, Moscow, 362-365, 1993.
8. Lazarev, A.V., Nikolayev A.G., and E.V. Khrunov, Optic investigation in
space. Gidrometeoizdat, Leningrad, 121-123, 1983.
9. Dmitriyevskiy, I.M., Guss D.B., Sheglov W.S., Arodzero A.I., Gramenizky P.
V., Fetisov I. K,
10.The microdosimetric model of occurrence of visual sensation upon the action
of ionizing radiations on the human eye. The problems of biological action and
dosimetry of hze particles and high- energy hadrons of accelerators and space,
All-Union Conf., Pushcino, 187-193,1984.
11.Akoev, I.G., Yurov S.S., and B.I. Akoev, A revive and comparative analysis of
the biological damage induced during space flight by hze particles and space
hadrovs. Adv. Space Res.,vol. 1,75-81, 1981.
12.Г.С. Нечитайло, Юров С.С., Кузнецов А.А.
13.Использование факторов космического полѐта для изучения и модифика-
99
ции растений. V11 Международная Крымская конференция Космос и
Биосфера, 1-6 октября 2007г., Судак, Крым, Украина, стр. 170-172.
14.Chernavsky, D.S., Khurgin Yu.I., Physical mechanisms of interaction protein
macromolecules with EHF-radiation, in Millimeter waves in medicine and bi-
ology, edited by acad. Devyatkov N.D.,: IRE AN SSR Publ., Moscow, 227-
235, 1989.
15.Zhevandrov, N.D., Anisotropy and optics, Nauka, Moscow, 31-34, 1974.

О ходе практической реализации программы


«Коммерциализация товаров и услуг «ГЛОНАСС».
Информационно-картографическое обеспечение проектов
системы «ГЛОНАСС»
Филатов В.Н.
ОАО «Концерн «РТИ Системы»
В соответствии с поставленной Правительством РФ задачей по коммер-
циализации системы ГЛОНАСС, а также поручениями ВПК при Правительстве
РФ по форсированному развитию системы ГЛОНАСС ОАО «АФК «Система»
разработан, одобрен и реализуется комплекс мероприятий по организации про-
изводства и реализации навигационной продукции для различных категорий
потребителей. Проводимые работы в рамках разработанных ОАО «АФК «Сис-
тема» проектов позволяют создать эффективную систему обеспечения инфор-
мационно-картографической поддержки потребителей и оказания массовых ус-
луг в сфере навигационной деятельности на всей территории Российской Феде-
рации.
Функционированию российской глобальной навигационной спутниковой
системы (ГНСС) ГЛОНАСС сегодня отводится особое место в системе коорди-
натно-временного и навигационного обеспечения Российской Федерации.
К настоящему времени состояние орбитальной группировки космических
аппаратов значительно улучшилось, а ее дальнейшее создание и развитие осу-
ществляется форсированным темпом. Комплексом выполняемых работ преду-
сматривается:
 к исходу 2009 г. потребители навигационного сигнала ГЛОНАСС на тер-
ритории Российской Федерации использовали навигационную аппаратуру
потребителя (НАП) круглосуточно;
 в 2010 г. группировка ГЛОНАСС будет развернута полностью (24 косми-
ческих аппарата) и позиционирование по ней будет возможно в течение
суток в любом районе земного шара.
В целях обеспечения массового использования системы ГЛОНАСС в ин-
тересах развития России и расширения ее международного сотрудничества
Указом Президента РФ от 17.05.2007 г. устанавливается, что доступ к граждан-
ским навигационным сигналам ГНСС ГЛОНАСС предоставляется российским
и иностранным потребителям на безвозмездной основе и без ограничения.
Исходя из этого, назрела острая необходимость скорейшего практическо-
100
го решения вопросов информационно-картографического обеспечения системы
ГЛОНАСС (в части наземного сегмента). В соответствии с поручениями Воен-
но-промышленной комиссии при правительстве Российской Федерации от
16.05.2008 г. о разработке с участием ОАО АФК «Система» предложений по
организации производства и реализации цифровых навигационных карт и дру-
гой навигационной продукции для различных категорий потребителей, в том
числе на основе частно-государственного партнерства, а также об актуализации
созданных цифровых электронных карт по состоянию на 2008 г. ОАО АФК
«Система» разработан и одобрен комплекс мероприятий предусматривающий
следующие корпоративные проекты:
 создание информационно-картографического обеспечения системы
ГЛОНАСС;
 создание системы мониторинга и управления автомобильными перевоз-
ками;
 предоставление новых услуг на основе широкомасштабного внедрения
систем точного позиционирования;
 организация разработки и производства навигационной аппаратуры по-
требителя.
Анализ картографической обеспеченности территории РФ, выполненный
при участии Роскартографии, показал, что открытые топографические карты по
своему содержанию устарели на 60–70 % и требуют проведения дополнитель-
ных работ по обновлению их содержания. Кроме того, наряду с ростом потреб-
ности и спроса в области навигационно-информационных технологий безус-
ловным сдерживающим фактором рынка навигационных услуг является отсут-
ствие единой идеологии (сети) предоставления навигационных услуг, качест-
венных отечественных НАП, телематических моделей и другого оборудования,
способного обеспечить доставку для потребителей всего спектра этих услуг, а
также необходимого информационно-картографического обеспечения.
Отметим положительные тенденции на рынке навигационных услуг:
1. Рост интереса к использованию спутниковой навигации во всех областях
экономики и социальной сферы регионов.
2. Наличие научно-технического задела в области использования спутнико-
вых навигационных технологий и создания навигационных карт.
3. Наличие Федеральной целевой программы «Глобальная навигационная
система».
4. Наличие Федерального закона «О навигационной деятельности» (Указ
Президента РФ от 16.02.2009 г. № 22-ФЗ).
5. Наличие Приказа МЭР РФ «Об утверждении требований к составу,
структуре, прядку ведения и использования единой электронной карто-
графической основы федерального, регионального и муниципального на-
значения» от 24.12.2009 г (зарегистрирован в Минюсте 18.02.2009 г.)
6. Наличие Постановление Правительства РФ от 11 июля 2009 г. № 549 «О
федеральном сетевом операторе в сфере навигационной деятельности».
Сдерживающими факторами развития рынка навигационных услуг явля-
ются:
1. Разрозненные операторы, отсутствие единой системы и централизованно-
го управления.
101
2. Отсутствие единой системы предоставления информационно-
навигационных услуг.
3. Отсутствие должного системного регулирования при внедрении систем
навигационного, телематического и информационно-картографического
обеспечения на транспорте.
4. Отсутствие стандартов на аппаратуру и информационно-
картографическое обеспечение.
5. Отсутствие стандартов для информационных систем на транспорте, их
территориальных сегментов и транспортных информационных сервисов.
Решение коммерциализации услуг системы ГЛОНАСС предусматривает
реализацию ряда взаимоувязанных задач. Предоставленный выше комплекс
корпоративных проектов в части коммерциализации системы ГЛОНАСС по-
зволяет системно и эффективно решить задачу по обеспечению массового по-
требителя навигационно-картографической информацией.
Замысел создания федеральной системы навигационно-информационного
обеспечения представлен на рис. 1.

Рис. 1.

Корпорацией совместно с Роскосмосом, головной организацией по ФЦП


ГЛОНАСС – РНИИ КП, в соответствии с замыслом Федеральной системы на-
вигационно-информационного обеспечения, проводятся работы по созданию
Главного навигационно-информационного центра и региональных центров
(рис. 2) с целью объединения информации от операторов в единую сеть для ре-
шения задач:

102
– мониторинга транспортных средств, включая автомобильный грузовой
и пассажирский транспорт, сельскохозяйственную технику, железнодорожный,
морской, речной транспорт, а также навигационно-информационное обеспече-
ние перевозок опасных, специальных, ценных и таможенных грузов
– обеспечение взаимодействия с Национальными и региональными цен-
трами управления в кризисных ситуациях и повседневной деятельности
– расширение спектра навигационно-информационных услуг для массо-
вого потребителя на основе инновационных разработок в области предоставле-
ния телекоммуникационных услуг с использованием возможностей
ГЛОНАСС/GPS
– а также решение вопросов повышения ответственности участников до-
рожного движения и как следствие сокращение количества и тяжести дорожно-
транспортных происшествий, сохранение многих жизней путем автоматизации
процессов документирования и хранения результатов мониторинга маршрутов,
скорости движения и других параметров для объективного разбора дорожно-
транспортных происшествий соответствующими структурами и страховыми
компаниями.

Рис. 2.

Замысел навигационно-информационного обеспечения транспортных ко-


ридоров приведен на рис. 3.
В четвертом квартале текущего года ГНИЦ объединит в единую систему
ряд созданных предприятиями корпораций, центров и обеспечит их взаимодей-
ствие с НЦУКСом.

103
Рис. 3.
Одним из основных направлений нашей работы является создание на ос-
нове инфраструктуры сети сотовой связи ОАО «МТС» системы точного пози-
ционирования с использованием сети постоянно действующих ГЛОНАСС/GPS
референцных станций в интересах геодезии, кадастра и строительства (рис. 4).

Рис. 4.

104
Использование данного метода позволяет обеспечивать на всей террито-
рии действия системы точность определения координат до 3 см в реальном
масштабе времени.
В целях повышения эффективности использования системы
ГЛОНАСС/GPS для массового потребителя разработана новая система сотовой
связи, которая позволяет повысить дальность радиосвязи без увеличения коли-
чества базовых станций.
Справочно: новая система сотовой связи, совмещенная со спутниковыми сис-
темами определения местоположения ГЛОНАСС/GPS является значительно
эффективнее ранее разработанной в США в части сокращения затрат на раз-
вертывание и эксплуатацию сети
Обеспечиваемая системой точного позиционирования миллиметровая
точность определения относительных отклонений позволяет реализовать сис-
темы контроля деформаций зданий, сложных инженерных сооружений в ядер-
ной отрасли, системы мониторинга смещения грунтов и геологических образо-
ваний под объектами ядерного комплекса (рис. 5)

Рис. 5.
Выполненные работы по реализации навигационных услуг массового
применения приведены на рис. 6.
Многие разработки в области сотовой связи, телематики и позициониро-
вания подтверждены патентами.
Для реализации задачи изготовления навигационно-картогра-фической
продукции Корпорацией создан Технологический центр «Геоинформатика».
Основные задачи Технологического центра, а также изготавливаемая продук-
ция предоставлены на рис. 7.

105
Рис. 6.

Рис. 7.

В настоящее время Технологическим центром ОАО АФК «Система» со-


вместно с Росреестром (Федеральная служба государственной регистрации, ка-
дастра и картографии) ведутся работы по созданию Базовой картографической
основы и навигационных карт. Основные усилия Технологического центра на-
правлены на создание навигационных карт с графом дорог масштаба 1:100 000
на всю территорию РФ, а также города (1140) и населенные пункты (240 000) с
адресными планами.
Часть работ выполнена по контрактам с Роскартографией (с 25.12.2008 г.
106
входит в состав Росреестра МЭР РФ) в части создания ЦТК, ОП ЦТК, ЦНК,
ЦПГ масштабов 1:25000, 1:50000, 1:10000, а также по соглашениям с другими
организациями по созданию 3Д.
Общее количество номенклатурных листов карт различных масштабов на
территорию суши Земли и России представлено в таблице.

Масштаб карт Количество номенклатур Количество номенклатур


карт на сушу Земли карт на территорию России
1: 1 000 000 1094 146
1: 500 000 3481 488
1: 200 000 24304 3549
1: 100 000 89712 13133
1: 50 000 343339 50721
1: 25 000 – 201442
Всего 461930 269479

Для практической реализации задач в области геодезии, картографии и


навигации, а также обеспечения федеральных органов исполнительной власти
и массового потребителя актуальной, достоверной и точной информацией, го-
сударством проводится работа по созданию ОАО «Картографо-геодезическая
корпорация». ОАО АФК «Система» подтверждает свою готовность участвовать
в создании Картографо-геодезической корпорации на условиях сохранения
контрольного пакета за государством (рис. 8).

Рис. 8.
Создание такой государственно-частной корпорации обеспечит концен-
трацию ресурсов и оптимизацию их использования для обеспечения технологи-
ческого прорыва в отрасли и переоснащения основных производственных фон-

107
дов с учетом растущих потребностей и научно-технического процесса, создание
условий эффективной конкуренции, и в первую очередь, на глобальном рынке
навигационных спутниковых систем.
Главная задача – создание системы информационно-навигационного
обеспечения транспортных коридоров, объединяющую информацию коммерче-
ских операторов и обеспечивающую взаимодействие с ведомственными и ре-
гиональными структурами. Основное отличие создаваемых комплексов от дей-
ствующих в том, что они призваны обеспечить не только контроль и управле-
ние транспортом, но и комплексное решение всего спектра задач навигационно-
информационных услуг.
Организация подготовки кадров, необходимых для реализации проектов,
приведена на рис. 9 (на примере взаимодействия Концерна «РТИ Системы» с
МГУ им. Н.П.Огарева).

Рис. 9.

В заключении необходимо отметить, что без концентрации ресурсов фи-


нансовых и организационных на безусловном выполнении Указа Президента
РФ от 14.02.2009 г. № 22-ФЗ «О навигационной деятельности» в части создания
системы и сети Федерального оператора, обеспечивающего условия для реали-
зации предоставления массовых навигационно-информационных услуг, реше-
ния задачи коммерциализации системы ГЛОНАСС невозможно в полном объе-
ме, даже при условии решения задачи по выпуску конкурентоспособных НАП и
картографической продукции.

108
Экологический мониторинг георадарами серии «ГРОТ»
Волкомирская Л.Б.1,2, Резников А.Е.1,2
1
– Институт Земного магнетизма ионосферы и распространения
радиоволн им. Пушкова
2
– ЗАО «Таймер»
Введение
На протяжении всей своей истории основные потери человечество несло
из-за природных и техногенных катастроф причины и очаги формирования ко-
торых находятся под земной. поверхностью. Землетрясения и цунами, оползни
и сходы селей и ледников, выход из разрушающихся могильников и после-
дующее распространение инфекций ежегодно уносят сотни тысяч жизней и
влекут серьѐзные экологические последствия.
Контроль и мониторинг состояния подповерхностной среды создание но-
вых и совершенствование существующих технологий одна из актуальных задач
современного приборостроения.
Основные методы и способы контроля физического состояния подпо-
верхностного пространства известны давно. Это бурение, сейсмические, аку-
стические и электромагнитные методы зондирования. Экологически наиболее
чистыми являются электромагнитные методы зондирования. А среди электро-
магнитных методов наиболее точным, обеспечивающим наилучшую разре-
шающую способность является метод подповерхностной радиолокации. Радио-
локация подповерхностных объектов, как и радиолокация в воздушной среде,
основана на излучении коротких импульсов электромагнитного поля и регист-
рации амплитуды и времени прихода отражѐнных волн.
В воздушной радиолокации среда слабо поглощает радиоволны, а обна-
руживаемые объекты находятся в волновой (дальней зоне). В подповерхност-
ной радиолокации среда неоднородна и сильно поглощает радиоволны. В ре-
зультате зондирования определяются границы раздела сред и предметов с раз-
личной диэлектрической проницаемостью.
История развития метода и современные тенденции обсуждаются в [1] и
самые современные представления в этой области приборостроения и интер-
претации георадарных данных реализованы в изделиях «Грот» использующих
сверхширокополосные наносекундные импульсы. По критерию цена-качество-
массогабаритные-энергетические характеристики и стоимость проведения ра-
бот у георадиолокации при проведении исследований до глубины 100 метров,
практически на любых типах грунтов, нет конкурентов.
Характеристики георадаров модельного ряда «Грот» и их возможности
представлены в таб. 1.
Продемонстрируем возможности этих приборов при решении экологиче-
ских задач на следующих, получивших широкий общественный резонанс при-
мерах.
В 2001 году в Кармадонском ущелье произошѐл сход селевого потока,
увлѐкший за собой часть ледника Сколка. Сход произошѐл неожиданно и по-
влѐк за собой как серьѐзные экологические проблемы в виде подтоплений и
оползней, так и человеческие жертвы, в частности, в полном составе погибла
съемочная группа кинорежиссѐра Бодрова-младшего.

109
Таблица 1
Технические характеристики
ГРОТ 10 ГРОТ12В ГРОТ12Н
Диапазон частот, МГц 1–500 1–250 1–100
Частота дискретизации, МГц 1000 500 200
Диапазон регистрируемых временных
1024 10240 10240
задержек, Нсек
Мощность зондирующего импульса, МВт 1 1,0–1,5 1–10
Глубина зондирования, м (заверено бурени- До 50 до 100 до200
ем)
Динамический диапазон, дБ, не менее 160 160 160
Входное сопротивление, Ом 100 100 100
Чувствительность, мкв, не менее 150 150 150
Максимальный входной сигнал, В п-п, не
10 10 10
более
Диапазон температур, гр.С -20 +50 -20 +50 -20 +50
Напряжение источника питания, В 10–15 10–15
Вес георадара с аккумулятором, Кг 10 3,5 3,5
Обработка в реальном времени – + +

Спасательные работы были немедленно начаты сотрудниками МЧС, при


этом единственным местом, где во время схода селевого потока могли укрыться
люди, был длинный тоннель по трассе следования. Он, как и вся дорога, был
завален льдом и обломками скального грунта, и, основной проблемой, была
глубина залегания входа в тоннель от поверхности, сформированной селевым
потоком. В предположении, что глубина залегания входа в тоннель, составляет
не более 15–20 метров, были начаты спасательные, включая взрывные, работы.
Размещение на поверхности бурового оборудования исключалось, и можно бы-
ло использовать для навигации только косвенные методы. Ни сейсмика, ни аку-
стика в дисперсной среде оказались не эффективны. Спасательные работы со-
трудниками МЧС были прекращены только тогда, когда с помощью георадара
«Грот-10» было установлено, что расстояние от поверхности до входа в тон-
нель составляет около 85 метров, что исключало шансы на спасение (рис. 1).
При этом точность, с которой были проведены измерения, составляла около 3
метров.
На рис. 1 представлены радарограммы двух профилей и скан волновой
формы отраженного сигнала Профиль 2 получен с площадки, расположенной
на 7 м выше площадки, на которой получен профиль 1. На глубине 64,5м на
профиле 1 отмечается сигнал от границы «ледовая масса»–«поверхность грун-
та» (отмечено стрелкой). На профиле 2 на глубине 70 м отмечается интенсив-
ный сигнал, предположительно от отбойной стенки рядом с туннелем. Геора-
диолокационное обследование позволило определить положение туннеля. Дру-
гим примером решения важной экологической проблемы было применение
георадилокационой съѐмки в акватории Иваньковского водохранилища в 2004
году

110
Рис. 1.
. В Конаковском районе Тверской области в 2002-2003 г. возникла угроза
разрушения скотомогильников, основная часть которых была сооружена в
1861-62 гг. во время массового падежа скота от сибирской язвы. Поскольку си-
бирская язва заболевание смертельно опасное не только для скота, но и для лю-
дей, а Иваньковское водохранилище обеспечивает более 70% воды потребляе-
мой Москвой, Министерством природных ресурсов РФ было принято решение
об обследовании скотомогильников, находящихся под угрозой разрушения.
Требовалось также провести работы по уточнению местоположения отдельных
захоронений, координаты которых были утеряны, но сами захоронения находи-
лись на размываемых течением Волги островах и в прибрежной зоне, т.е. нахо-
дились в зоне риска. Ещѐ одной задачей было определение уровня грунтовых
вод в периметре захоронений и толщины грунтовой засыпки над ядром захоро-
нений.
На рисунках 2, 3 отчетливо видна зона захоронения скотомогильника и
положение уровня грунтовых вод относительно дна захоронения.
Осенью 2003 года были проведены работы по обнаружению утерянных
координат скотомогильников и весь комплекс работ по их обследованию. По-
скольку глубина зондирования в этом случае редко превышала 10 метров, точ-
ность позиционирования границ сред с различной диэлектрической проницае-
мостью составляла десятки сантиметров. Всего было проведено, с разной сте-
пенью детальности, обследование более десяти объектов и все поставленные
задачи были решены и выработаны рекомендации по их обустройству.
Обнаружение загрязнений грунта нефтепродуктами представляет собой
также важную экологическую проблему.

111
Рис. 2.

Рис. 3.

Решение этой задачи посредством георадарного обследования сущест-


венно затрудняется тем, что значение диэлектрической проницаемости нефте-
продуктов находится в пределах от 2,1 до 2,5, может не слишком сильно отли-
чаться от диэлектрической проницаемости грунта (для сухого песка диэлектри-
ческая проницаемость близка к 3) и, в результате, отражение зондирующего
сигнала от слабоконтрастной границы раздела между загрязненными и неза-
грязненными участками окажется слабым. В связи с этим представляют интерес
данные, полученные при исследовании георадаром «ГРОТ-10» участка с утеч-

112
кой нефтепродуктов из резервуарных емкостей на территории хранилища неф-
тепродуктов в г. Воронеж.
На рисунке 4 изображен профиль, снятый с использованием георадара
«ГРОТ-10», оснащенного антеннами длиной 2 м. Съемка производилась с ша-
гом 1 м. Целью данного исследования было обнаружение границ загрязнения.

Рис.4

Пример интересен тем, что область загрязнения грунта нефтепродуктами


была легко обнаружена по косвенным признакам, а именно, по изменению
влажности грунта. Измерения проводились весной, вскоре после того, как со-
шел снег, и грунт практически везде имел повышенную влажность. Однако в
грунт, пропитанный нефтепродуктами, вода почти не проникает.
Более того, если дожди не выпадали достаточно долго, более сухим ока-
зывается также незагрязненный грунт над областью протечки, поскольку его
увлажнение грунтовыми водами, поднимающимися из глубины за счет капил-
лярных эффектов, оказывается невозможным из-за наличия на пути вод грун-
тов, пропитанных нефтепродуктами. В результате над областью нефтяного за-
грязнения волновая форма принимаемого сигнала будет иметь вид, типичный
для сухих грунтов.
Другими словами, при достаточно больших временных задержках ампли-
туда принимаемого сигнала будет сравнительно малой над загрязненным уча-
стком, а за пределами загрязнения она окажется значительно больше из-за на-
личия медленно спадающего «хвоста». Именно такая картина наблюдается. В
принятой кодировке амплитуды сигнала более темная область при задержках
более 150 нс соответствует сравнительно сухим грунтам, а на более влажных
грунтах эта область остается светлой. Полученная радарограмма, даже в бинар-
ном представлении, позволяет сделать вывод, что данный профиль пересекает
границы загрязнения на отметках около 11 и 26 м от его начала. Детальный
анализ волновых форм сигнала подтверждает этот вывод.
Аналогичные работы по определению зон загрязнения нефтепродуктами
были выполнены в районе Капотни г. Москва в 2008году.
113
На рис. 5 представлены карты разреза подстилающих грунтов, получен-
ных на профилях съемки с помощью георадара «ГРОТ-12» после обработки ис-
ходных радарограмм программой STRATABOUNDS.

Рис. 5.
На рисунке представлена радарограмма трассы с фрагментом волновой
формы в начале трассы в логарифмическом масштабе, далее радарограмма по-
сле обработки по программе STRATABOUNDS с выделенными слоями и отме-
ченными зонами загрязнения.
В принятой кодировке амплитуды сигнала более светлая область при за-
держках более 200 нс соответствует сравнительно сухим грунтам, т.е. загряз-
ненным, а на более влажных грунтах эта область остается темной.
Зона загрязнения распространяется во многих местах вплоть до границы
с водоупорным горизонтом.
На рис. 6 представлен график волновой формы сигнала с отмеченными
уровнями грунтовых вод (УГВ) и водоупора в зоне без загрязнений.

Рис. 6.

114
На рис. 7 представлен график волновой формы в зоне загрязнения. Видно,
что полярность сигнала в зоне загрязнения обратная и связано это с тем, что в
этой зоне диэлектрическая проницаемость слоя с нефтяным загрязнением
меньше, чем вышележащих слоев. Эта область продолжается до тех глубин, где
или начинается водоупорный слой, или происходит перемешивание с водой,
которое создает эффективную границу. На рис. 7 эффективная граница отмече-
на желтой линией.

Рис. 7.

На рис. 8 отображены зоны загрязнения нефтепродуктами, выполненные


специалистами в Латвии по заданию Евросоюза с помощью георадара ГРОТ-12.

Рис. 8.
Данные, полученные с помощью георадара сравнивались с данными бу-
рения (рис. 9).
Сравнение результатов, полученных с помощью георадара, с данными
бурения показывает полное соответствие.
Заключение
Широкое внедрение в практику такого мощного неразрушающего средст-
ва контроля как георадиолокация, актуально для территории Российской Феде-
рации, где ежегодно происходят сотни оползней и сходов селевых потоков, зо-
ны загрязнения нефтепродуктами не убывают, и на учѐте стоит более 60000 си-
биреязвенных скотомогильников, нуждающихся в постоянном мониторинге.
115
Наработанные методики и положительный опыт обследования на натурных
объектах, общим числом более 500, могут быть полезны для предотвращения
экологических катастроф и очистки зон загрязнений.

Рис. 9а. Схема проведения георадарного исследования


с нанесенными границами загрязнения

Рис. 9б. Область загрязнения с нанесенными скважинами

116
Литература
1. А.Е. Резников и др. Разработка аппаратуры, методов обработки данных
для электромагнитного подповерхностного зондирования и опыт их
применения. Успехи физических наук 2000, т.170, №5, стр. 565-568

Сверхширокополосные зеркальные объективы и микроволновые


радары в задачах обнаружения и ранней диагностики нефтяных
разливов на водной поверхности
Волкомирская Л.Б.1 , Резников А.Е.1, Сюняев Р.З.2,
Сафиева Р.З.2, Экба Я.А.3
1
Институт земного магнетизма ионосферы и распространения радиоволн
им. Н.В. Пушкова РАН
2
Российский государственный университет нефти и газа им.
И.М.Губкина
3
Абхазский государственный университет

Введение
Борьба с нефтяными загрязнениями на акваториях становится всѐ более
актуальной. По мере продвижения буровых платформ на большие глубины воз-
растают риски масштабных экологических катастроф подобных той, которая
произошла в Мексиканском заливе в апреле 2010 года. Кроме того, по мере
развития судоходства растѐт опасность локального загрязнения акваторий из-за
аварий танкеров и просто несанкционированных сбросов с судов и береговой
инфраструктуры отходов, содержащих углеводороды. Здесь уместно отметить,
что сравнимая по масштабам утечка на суше наносит, как правило, меньший
ущерб в силу естественной локализации и относительно простой доступности
аварийных команд к месту инцидента. На акваториях любой, самый незначи-
тельный, разлив нефтепродуктов опасен тем, что загрязняет большую террито-
рию и наносит ущерб береговой экономической структуре (туризму, рыболов-
ству и пр.), которая может быть удалена на сотни километров от места инци-
дента. Если добавить к этому сложности с доставкой аврийных бригад и не-
возможность проведения работ при штормовой погоде, то очевидно, дистанци-
онные методы обнаружения, позволяющие оперативно собирать необходимую
информацию и принимать быстрые и эффективные решения должны развивать-
ся опережающими темпами.
Основные разделы статьи
Реальность предъявляет к системам оперативного обнаружения и мони-
торинга загрязнений на акваториях требования, выполнение которых позволяет
при оперативном реагировании обеспечить минимизацию ущерба от разлива
нефтепродуктов.
Одним из наиболее эффективных методов борьбы с нефтяными загрязне-
ниями на акваториях является метод распыления диспергаторов над загрязнѐн-
ной поверхностью. Однако, как показывают исследования, выполненные в Рос-
сии и за рубежом, этот метод эффективен только, если применяется в течение
первых часов с момента попадания нефтепродуктов в воду.

117
На основе многолетних исследований по моделированию поведения неф-
тей различного происхождения на морской поверхности при характерных по-
годных условиях норвежцами разработана методология устранения разливов
нефти на морской поверхности и программный продукт OSCAR (Oil Spill Con-
tingency and Responce), позволяющий в зависимости от погодных условий и ти-
па нефтяного загрязнения предсказывать различные сценарии развития загряз-
нения акватории и выбирать оптимальный план ответных мероприятий с оцен-
кой их эффективности, включая применение диспергаторов [1]. В этом про-
граммном продукте учитывается, что для каждого типа нефти и данных погод-
ных условий существует так называемое «окно возможности» - время от мо-
мента разлива нефти до определенного момента, в течение которого примене-
ние диспергатора максимально эффективно. Как правило, для нефтей различ-
ных типов и различных погодных условий, указанный период времени состав-
ляет от 1–2 часов, но не более суток. Эффективность применения диспергато-
ров зависит от целого ряда факторов: температуры воды, состава загрязнителя,
погодных условий в районе аварийного разлива. Применение диспергаторов
эффективно для диспергирования нефтяных эмульсий, вязкость которых со-
ставляет не более 7000 сП (рис.1). Данные погодные условия по среднестати-
стическим данным характерны и для прибрежных зон Черного моря, включая
побережье Абхазии [2].

Рис. 1. Кинетика изменения вязкости водно-нефтяной эмульсии и эффективности


диспергатора в зависимости от скорости ветра и времени от момента разлива
нефти на примере нефти норвежского месторождения Троль [1]
Ожидаемым последствием применения диспергаторов является измене-
ние состава морской воды за счет растворения в ней водорастворимых фракций
118
нефти, что отрицательно влияет на воспроизводимый ресурс – морские микро-
организмы. По данным хроматографических исследований [3] в эмульгирован-
ном состоянии находится около 95 % от общего содержания в воде насыщен-
ных углеводородов и от 17 % (сразу после внесения в воду) до 4 % (спустя не-
сколько дней) ароматических углеводородов. Водорастворимые фракции нефти
содержат около 5% насыщенных и свыше 80% ароматических углеводородов.
Загрязнители отрицательно влияют на морскую фауну. Опыт норвежских ис-
следований по изменению состояния морской фауны (изменению популяций
микроорганизмов: Skeletonema costatum, Acartia tonsa, Calanus finmarchicus ли-
чинки рыб и их способности к размножению), характерной для северных морей
(Северного, Норвежского) может оказаться весьма полезным при изучении ана-
логичного вопроса на Черном море с учетом состава и особенностей консор-
циума микроорганизмов, характерных для южных морей.
Методика изучения состояния морской биоты под действием различных
нефтяных загрязнителей зафиксирована в соответствующем протоколе и явля-
ется еще одним набором важных референтных данных, учитываемых в про-
грамме OSCAR.
Из вышесказанного следует, что определение «окна возможностей» для
каждого типа нефти и раннее обнаружение и диагностика нефтяного загрязне-
ния – это вопрос об эффективности мероприятий по его устранению и преду-
преждению нежелательных последствий, в частности, связаных с сохранением
рыбной популяции.
Весьма перспективным представляется использование ультрафиолетового
и видимого диапазонов для определения состава загрязнения. Можно использо-
вать явление флуоресценции [4], когда нефть, поглощая ультрафиолетовое из-
лучение, часть энергии переизлучает в ультрафиолетовом и видимом диапазо-
нах. Обычно, флуоресценция сырой нефти лучше всего регистрируется ОЭС в
диапазоне длин волн 380-680 нм. Количественное определение нефтяных за-
грязнений в воде проводится нормировкой флуоресценции загрязнения на сиг-
нал комбинационного рассеяния воды в области 3000-3700 см–1.
В видимом диапазоне легко идентифицировать источник загрязнения,
размеры загрязнения и получить качественную информацию о толщине плѐнки.
Например, оранжевый и коричневый цвета говорят о том, что на воде, вероят-
но, эмульсия вода-в-нефти. Блеск свидетельствует о том, что количество нефти
на поверхности незначительно, плѐнка не толще 50 мк. Яркие полосы говорят о
том, что толщина плѐнки 50-150 мк, а если плѐнка толще чем 0,5 мм, то она
имеет тѐмную окраску.
Традиционно обнаружение нефтяных разливов в первые часы позволяет
реализовать радиолокационная или ОЭС космического, воздушного, корабель-
ного или берегового базирования. Известно, что нефтепродукты хорошо обна-
руживаются и идентифицируются по наблюдениям в ультрафиолетовом, види-
мом и инфракрасном диапазонах длин волн. Такие наблюдения, вместе с ра-
диолокационными наблюдениями дают полную картину эволюции загрязнения
и, как правило, осуществляются 2–3 объективами и одним–двумя радиолокато-
рами, каждый из которых рассчитан на использование в одном, максимум двух
диапазонах длин волн. В каждом из этих диапазонов загрязнения нефтью и
нефтепродуктами проявляют себя по-разному.
В ИК-диапазоне интерпретация наблюдений должна учитывать следую-
119
щие особенности:
− слой нефти может эффективно поглощать солнечную радиацию и стано-
виться теплее чем вода,
− испарение лѐгких фракций может оказывать охлаждающее воздействие
на нефть на воде,
− вблизи источника разлива нефть может сохранять теплоту и быть теплее
окружающей среды,
− нефть может существенно задерживать испарение воды, в то время как по
периметру пятна испарение будет продолжаться в обычном для воды ре-
жиме,
− пятно нефти ограничивает теплообмен воды с атмосферой: в тѐплую по-
году вода под нефтью холоднее, а в холодную - теплее, чем вокруг за-
грязнения,
− нефтяное пятно может нагреваться от аккумулирования энергии ветра над
ним за счѐт включения механизма вязкой диссипации энергии по отно-
шению к окружающей воде (рассеяние энергии на поверхности вязкого
материала иное, чем на поверхности воды).
Очевидно, в зависимости от комбинации природных факторов нефть мо-
жет быть как теплее, так и холоднее окружающей воды. При одной и той же
исходной температуре, благодаря способности нефти к излучению меньшей,
чем воды, разница в температуре между ними, в зависимости от многих факто-
ров составит 1–3 градуса. При чувствительности современных ИК-приѐмников
в 0,005–0,05 градуса, очевидно, что практически любые изменения в разности
температур воды и нефти на ней могут быть зарегистрированы. Однако обна-
руживать нефть на воде, используя только ИК-диапазон, не вполне надѐжно.
Точно такие же тепловые эффекты создают впадающие в водоѐмы реки, быто-
вые и промышленные стоки, прибрежные водоросли. Осадки в виде дождя на
льду дают эффекты, схожие с разливами нефти на воде. Ясно, что при желании
быстро получить достоверную картину загрязнения не только качественную, но
и дающую количественное представление о загрязнении и его масштабах, а
также помогающую установить нарушителя необходимо комбинировать иссле-
дование во всех диапазонах: ультрафиолетовом, оптическом и ИК. К сожале-
нию, для использования этих систем в любое время суток и в любых погодных
условиях существуют ограничения, определяемые динамическим диапазоном
ОЭС и затуханием волн в среде.
При использовании радиолокаторов сантиметрового, миллиметрового и
субмиллиметрового диапазонов следует иметь ввиду, что в открытой акватории
существуют волны двух типов: длинные гравитационные и накладывающиеся
на них мелкие, т.н. капиллярные. Именно капиллярные волны создают яркое
контрастное отражение известное как «отражение от морских волн». При этом
картина отражения носит сложный характер и зависит от погодных условий и,
прежде всего, от силы ветра и волнения. Нефтяная плѐнка влияет на поверхно-
стные волны, в частности, уменьшает энергию волн, их дисперсию и крутизну
наклона. При скорости ветра до 5 м/сек и наличии нефтяной плѐнки морское
волнение не развивается. При скорости ветра на поверхности моря до 13 м/сек
визуально отчѐтливо различимо пятно загрязнения-слик, а при 15–20 м/сек ин-
тенсивность отражѐнного излучения возрастает до максимума. Таким образом,

120
признаки загрязнения в оптическом и радиолокационном диапазонах хорошо
дополняют друг друга при определѐнных погодных условиях. Наиболее ин-
формативными для исследования не только размеров загрязнения, но и опреде-
ления его физических параметров, являются волны миллиметрового и субмил-
лиметрового диапазонов. Расчѐты яркости (интенсивности) микроволнового
излучения нефти по сравнению с водой для каждой конкретной частоты дают
изменения максимумов и минимумов в зависимости от толщины покрывающей
воду плѐнки. Используя две частоты, можно, исключив фактор неопределѐнно-
сти, однозначно определить толщину нефтяной плѐнки. Нефть отражает СВЧ
излучение вдвое лучше, чем вода (0,8 против 0,4) и поэтому выглядит как свет-
лый объект на тѐмном фоне. Таким образом, используя микроволновые радио-
локаторы, можно не только обнаруживать загрязнение в любых погодных усло-
виях и время суток, но и измерять толшину плѐнки нефти на поверхности воды.
Из вышеизложенного следует, что современный уровень развития техно-
логии измерений в оптико-электронике и радиолокации позволяет дистанцион-
но измерять все необходимые для принятия решений параметры загрязнений, а
именно: во-первых, можно определять факт наличия загрязнения и его количе-
ство, геометрические границы и их эволюцию; во-вторых, можно измерять
толщину нефтяной плѐнки на поверхности воды; и, в-третьих, измерять вяз-
кость, которая определяется составом загрязнения, температурой и степенью
эмульгирования воды. В последнем случае будет необходимо предварительное
создание градуировочных моделей путем проведения сопоставительного анали-
за референтных и оптических данных для серии референтных модельных вод-
но-нефтяных эмульсий методами многомерного анализа данных.
До сих пор такие исследования предполагают забор проб и их анализ в
лабораторных условиях, что приводит к большим потерям времени и дополни-
тельным сложностям в выборе метода для борьбы с загрязнением на каждой
фазе его эволюции.
Экономическая эффективность борьбы с нефтяными разливами может
быть существенно повышена при создании целевого прибора для ранней диаг-
ностики и последующего мониторинга загрязнений. Значительная часть нара-
ботанных к настоящему времени технологий имеет иное целевое назначение и
используется для решения вышеперечисленных задач от случая к случаю. В ча-
стности, нам не удалось обнаружить в доступных источниках [5] результаты
комплексного исследования эволюции нефтяного загрязнения во всех спек-
тральных и радиолокационных диапазонах от его зарождения до полной ликви-
дации. Вероятно, это связано и с тем, что отсутствуют сравнительно доступные
легкие в обслуживании приборы, позволяющие проводить комплексные одно-
временные измерения во всех спектральных и радиолокационных диапазонах.
Если рассматривать системы авиационного и наземного (корабельного)
базирования, то в последнее время появились обнадѐживающие результаты в
создании таких систем. Это связано как с прогрессом в создании современной
элементной базы, в частности, чувствительных матричных приѐмников во всех
диапазонах (УФ, оптическом, ИК), так и с прогрессом в создании сверхширо-
кополосных зеркальных объективов. Очевидно, что такая система должна
управляться и функционировать в автоматическом режиме вместе с микровол-
новым радиолокатором. Уже сейчас созданы и функционируют четырѐх зер-

121
кальные широкополосные объективы [6], позволяющие строить изображение во
всех спектральных диапазонах на одной оптической оси. Характерной особен-
ностью таких объективов является наличие входной диафрагмы в виде круга
фиксированной площади на оптической оси.
Один такой объектив позволяет заменить от двух до четырех линзовых
объективов при, соответственно, меньшей массе и габаритах. Если на место
центральной диафрагмы поместить приѐмник микроволнового радиолокатора,
то можно получить сравнительно недорогой прибор, решающий все задачи,
связанные с обнаружением и мониторингом нефтяных загрязнений на поверх-
ности воды. Поскольку все принципиальные вопросы построения отдельных
составляющих такого прибора решены, задача носит чисто инженерный харак-
тер. Такой прибор может быть установлен на лѐгкий недорогой в эксплуатации
беспилотный летательный аппарат (воздушный шар) или размещен на высокой
точке береговой линии для осуществления мониторинга нефтяных загрязнений
морской акватории.
Заключение
Таким образом, концептуально рассмотрена методология устранения раз-
ливов нефти на морской поверхности и возможность создания целевого прибо-
ра для ранней диагностики и последующего мониторинга загрязнений с учетом
современных достжений в оптико-электронике и радиолокации. Этот прибор
позволяет дистанционно измерять все необходимые для принятия решений па-
раметры загрязнений, а именно: наличие загрязнения и его количество, геомет-
рические границы и их эволюцию; толщину и вязкость нефтяной плѐнки.

Литература
1. Per S. Daling, Ivar Singsaas, M.O. Moldestad. Studies of Oil Weathering at
Sea – a Metodology Developed in Norway. //В кн. Физико-химические
свойства нефтяных дисперсных систем и нефтегазовые технологии /Под
ред. Р.З.Сафиевой и Р.З.Сюняева. - М.-Ижевск: Институт компьютерных
исследований, НИЦ «Регулярная и хаотическая динамика», 2007. с.541-
553.
2. Я.А.Экба, Р.С.Дбар Экологическая климатология и природные ландшаф-
ты Абхазии. Сочи: Папирус-М-Дизайн. 2007. 324 с.
3. Gearing P.J., Gearing J.N. Behavoir of fuel oil in the water column of con-
trolled ecosystems// Marine Enviromental Research, 1982, v.6, p. 115-132.
4. E. Filippova, V. Fadeev, V. Chubarov. New possibilities of laser fluorescence
spectroscopy for diagnostics of petroleum hydrocarbons in natural wa-
ter.//Canadian J. of Applied Spectroscopy, 1993, v. 38, № 5, pp. 139-144.
5. Техника и технология локализации и ликвидации аварийных разливов
нефти и нефтепродуктов. Научно-промышленная энциклопедия России.
Изд-во НПО «Профессионал», Санкт-Петербург. 2008.
6. Е.Г. Безрукова, Л.Б. Волкомирская, И.Г. Кожеватов, А.Е. Резников, Е.А.
Руденчик. Сверхширокополосный каскадный зеркальный объектив. Па-
тент РФ № 74488 от 27.06.2008.

122
УДК 528.88
Оценка влажности земной поверхности с использованием
изображений terra modis методом индексов влажности
для территории республики Беларусь
Кравцов С.Л.
Объединенный институт проблем информатики НАН Беларуси
Введение
По сравнению с общим количеством воды в глобальном масштабе, объем
влажности земной поверхности в верхних 1–2 м является небольшим; тем не
менее, он имеет фундаментальное значение во многих гидрологических, биоло-
гических и биогеохимических процессах [1]. Так влажность земной поверхно-
сти, являясь критической переменной, в совокупности с другими факторами
определяет: (а) продолжительность и интенсивность засухи, (б) урожай сель-
скохозяйственных культур и деревьев, (в) уровень эрозии почвы и стока, (г) ин-
тенсивность испарения, а также (д) возможность наводнения, если почва стала
слишком влажной, чтобы удерживать последующий объем стока или осадков.
В покрытых же лесом областях влажность земной поверхности оказывает важ-
ное значение на: (а) состояние и здоровье лесов, (б) интенсивность роста и ре-
генерации лесов, (в) пожароопасность лесов, (г) ассимиляцию углекислого газа
лесами, (д) планирование сбора урожая лесов и посадку деревьев [2]. Влаж-
ность земной поверхности влияет на динамику граничного слоя атмосферы и,
следовательно, на погоду и климат (в том числе на их аномалии). Поэтому
улучшенная характеризация влажности земной поверхности в моделях погоды
повышает точность ее прогноза.
Непрерывное пространственное распределение влажности земной по-
верхности для больших областей и в достаточно малом временном разрешении
возможно получить с использованием изображений дистанционного зондиро-
вания Земли (ДЗЗ). При этом наибольшее распространение получили методы
ДЗЗ в микроволновой и инфракрасной (ИК) областях спектра [3, 4]. Влажность
земной поверхности: официально признана программой NASA Post 2002 как
критическое измерение, стала приоритетом исследований программы NASA
MTPE (mission to planet Earth, MTPE), являлась предметом исследований серии
крупномасштабных экспериментов в 1997-2005 гг. по всему миру программы
SMEX (soil moisture experiment, SMEX) проведенной NASA и Министерством
сельского хозяйства США USDA (United States Department of Agriculture,
USDA) с привлечением научных организаций США, Японии и Бразилии [5].
Оценка влажности земной поверхности
Область исследования. Площадь Республики Беларусь составляет 207,6
тыс. км2; протяженность с севера на юг – 560 км, с запада на восток – 650 км.
Поверхность равнинная и довольно плоская. Климат умеренно континенталь-
ный, мягкий и влажный. Летом средняя температура колеблется от +17 oС на се-
вере (июль), до +18-19oС на юге. Осадков (ключевой фактор накопления влаги в
почве) выпадает от 500 мм в год в южных районах, до 700 мм в центральных
районах, и до 800 – в северо-западных. В целом количество осадков распреде-
лено в течение года достаточно равномерно, однако в осенне-зимний период их
обычно выпадает максимальное количество.
123
Изображения ДЗЗ, предварительная обработка. Были использованы
спутниковые изображения сенсора Terra MODIS (36 спектральных каналов в
видимой, ближней, средней и дальней ИК областях спектра; табл. 1).
Таблица 1
Спутниковые изображения сенсора Terra MODIS
Количество
Количество
Дата полу- Дата получе- агрометео-
Облач- агрометеороло- Облач-
чения изо- ния изобра- рологиче-
ность, % гических стан- ность, %
бражения жения ских стан-
ций
ций
08.05.2002 г 13,66 43 08.04.2006 г 57,04 8
08.06.2002 г 74,93 16 18.06.2006 г 47,73 31
28.07.2002 г 8,90 35 08.07.2006 г 20,97 45
18.08.2002 г 5,50 29 28.05.2007 г 38,98 31
28.08.2002 г 25,30 18 08.06.2007 г 32,65 41

Доступ к спутниковым изображениям осуществлялся через Интернет-


сервис компании International Ocean Color Coordinating Group. Данные сенсора
Terra MODIS нулевого уровня были обработаны до уровня 1B, отражательные
каналы переведены в значения коэффициента отражения поверхности суши,
проведена атмосферная коррекция (на рассеяние и поглощение атмосферными
газами и аэрозолями), а также коррекция на полосчатость. Изображения были
перепроецированы (бикубическая интерполяция, [6]) в систему координат
WGS84, проекцию UTM, зону 35. Облака, а также тени были выделены класте-
ризацией и в последующем исключены из обработки.
Наземные измерения влажности земной поверхности в Республике Бела-
русь проводятся на 54 агрометеорологических станциях, расположенных таким
образом, чтобы охватить основные сельскохозяйственные районы (рис. 1, а).
Инструментальные (термостатно-весовой метод) измерения влажности
проводятся 8, 18 и 28 числа каждого месяца на 3–4 сельскохозяйственных по-
лях ближайшего хозяйства по 10 cм слоям (0–10; 10–20 см и т. д.). Погрешность
определения влажности почвы в отдельной пробе составляет ±0,2 % при дове-
рительной вероятности 0,90. Данные влажности почвы с агрометеорологиче-
ских станций на соответствующие даты были приобретены у Государственного
учреждения «Республиканский метеорологический центр» по Научно-техни-
ческой программе Союзного государства «Разработка базовых элементов, тех-
нологий создания и применения орбитальных и наземных средств многофунк-
циональной космической системы» (шифр «Космос-НТ»). Из-за низкого про-
странственного разрешения используемых спутниковых изображений данные
влажности почвы усреднялись для каждой агрометеорологической станции для
каждой даты.
Коэффициенты регрессии. Исследовались три вида (экспоненциальная,
линейная и квадратичная) функции взаимосвязи между влажностью земной по-
верхности и значениями индекса влажности для спутниковых изображений
сенсора Terra MODIS:
WCI  x , y 
WCx , y   a 0  a1  e , WCx, y   a 0  a1  WCI x, y  ,
WC x, y   a 0  a1  WCI x, y   a 2  WCI 2x, y  , (1)

124
где WC x , y  – влажность земной поверхности для пикселя x, y изображения;
x, y – координаты пикселя изображения; a 0 , a1 ,…, a n – коэффициенты рег-
рессии; WCI  x,y  – значение индекса влажности для пикселя x, y изображения.

а) б)

в) г)
Рис. 1. Определение влажности земной поверхности с использованием спутниковых
изображений сенсора Terra MODIS: а) исходное спутниковое изображение сенсора Ter-
ra MODIS от 08.05.2002 г. и распределение агрометеорологических станций
(круглые метки красного цвета); б), в), г) карты влажности земной поверхности
для 08.05.2002 г., 18.08.2002 г. и 28.08.2002 г. соответственно
(линейная функция; индекс LSWI)

Значения коэффициентов регрессии соотношений (1) для различных ин-


дексов влажности были получены методом наименьших квадратов. С этой це-
лью использовались наземные измерения влажности почвы, а также значения
индексов влажности, вычисленные по спутниковым изображениям сенсора Ter-
ra MODIS. При этом усреднение значений влажности почвы для каждой агро-
метеорологической станции имело двоякий эффект: с одной стороны это по-
вышало точность значений влажности (низкое пространственное разрешение
пикселей изображения) и соответственно найденных коэффициентов регрессии,
с другой стороны это сужало диапазон значений влажности и таким образом

125
снижало устойчивость соотношения вне указанного диапазона.
Индексы влажности. Использовались следующие индексы влажности:
нормализованный индекс разности воды NDWI (normalized difference water
index, NDWI), нормализованный инфракрасный индекс разности NDII
(normalized difference infrared index, NDII), простой индекс отношения воды
SRWI (simple ratio water index, SRWI), индекс водного стресса (moisture stress
index, MSI).
Ратификация коэффициентов регрессии проводилась с использованием
измеренных и предполагаемых (полученных функцией взаимосвязи) значений
влажности земной поверхности. Значение коэффициента корреляции находи-
лось в диапазоне от 0,003 до 0,741. Значение относительной ошибки было тем
ниже, чем выше среднее значение наземных измерений влажности земной по-
верхности (рис. 2). При высоком среднем значении наземных измерений дости-
галась приемлемая точность оценки влажности земной поверхности; при низ-
ком среднем значении наземных измерений – отслеживалась только лишь тен-
денция влажности земной поверхности.

Рис. 2. Соотношение между относительной ошибкой оценки влажности


земной поверхности и ее средним значением для агрометеорологических станций

В целом, наиболее устойчивый результат (т.е. получение значений влаж-


ности земной поверхности в физически обоснованных пределах для всей облас-
ти исследования) получался при использовании линейной функции и нормали-
зованных индексов (в первую очередь NDII и LSWI). По степени устойчивости
результата функции расположились в следующем порядке: линейная, квадра-
тичная, экспоненциальная. Несмотря на несколько большие значения коэффи-
циента корреляции квадратичная и экспоненциальная функции оказались менее
пригодными, возможно из-за ограниченного диапазона значений наземных из-
мерений влажности земной поверхности, который использовался для нахожде-
ния коэффициентов регрессии. Применение квадратичной и экспоненциальной
функций зачастую вызывало нежелательные искажения результата оценки
влажности земной поверхности.
Нормализованные индексы (NDWI, NDII, LSWI) обеспечивали получение
результата, который вызывал меньше затруднений в интерпретации, чем индек-
сы отношения (SRWI, MSI). При использовании индексов отношения получе-
ние результата в физически обоснованных пределах носило случайный харак-
126
тер. Полосчатость спектральных каналов исходных спутниковых изображений
сенсора Terra MODIS приводила к полосчатому виду результатов, особенно для
индексов NDWI и SRWI (из-за спектрального канала центрируемого около
1,24 мкм).
Оценка влажности земной поверхности с использованием спутниковых
изображений сенсора Terra MODIS каждой даты проводилась согласно выра-
жений (1) с соответствующими коэффициентами регрессии. Полученные карты
влажности земной поверхности представлены на рис. 1, б-г. Белый цвет соот-
ветствует областям, которые были исключены из анализа вследствие наличия
облаков и теней.
С апреля по сентябрь 2002 г. отмечался дефицит осадков (в некоторых
районах всего 15-25 % от нормы) в сочетании с повышенной температурой (на
3-5 градусов выше нормы) и низкой влажностью воздуха. В результате в боль-
шинстве областей Республики Беларусь отмечалась чрезвычайная пожарная
опасность и почвенная засуха. Только лишь в Гомельской области частично ли-
бо полностью погибли посевы зерновых культур на площади 40 тыс. га (12 %
всей площади). Несмотря на невысокую точность результаты оценки отразили
тенденцию влажности земной поверхности (рис. 1, в-г). Таким образом, оценка
влажности земной поверхности может рассматриваться в качестве элемента
системы обнаружения и мониторинга засухи с использованием изображений
ДЗЗ.
Заключение
Изображения ДЗЗ являются информативным источником сведений о
влажности земной поверхности. Разработка уравнения регрессии – наиболее
простой подход к ее оценке с использованием наземных измерений. Точность
метода индексов влажности может быть повышена путем выделения наиболее
характерных классов земной поверхности с нахождением коэффициентов рег-
рессии для каждого из них. Следует отметить, что Республика Беларусь является
регионом с высокой облачностью, поэтому не может быть обеспечено регуляр-
ное получение изображений ДЗЗ в ИК области спектра. В этой связи целесооб-
разно использовать так называемый синергистический подход к оценке влаж-
ности земной поверхности, объединяя результаты, полученные по изображени-
ям микроволновой и ИК областей спектра [7]. В целом же до внедрения в прак-
тику методов ДЗЗ для оценки пространственного распределения влажности
земной поверхности необходимы дальнейшие исследования.

Автор выражает благодарность мл. науч. сотр. А. А. Яновскому, оказав-


шему значительную помощь при проведении исследований.
Литература
1. Characterization of soil water content using measured visible and near infrared
spectra / A.M. Mouazen [et al.] // Soil science society of America. – 2006. –
Vol. 70. – P. 1295-1302.
2. A wetness index using terrain-corrected surface temperature and normalized
difference vegetation index derived from standard MODIS products: An evalu-
ation of its use in a humid forest-dominated region of eastern Canada /
Q.K. Hassan [et al.] // Sensors. – 2007. – Vol. 7. – P. 2028-2048.
3. Виноградов, В.В. Аэрокосмический мониторинг экосистем /

127
В.В. Виноградов. – М. : Наука, – 1984. – 320 с.
4. Takeuchi, W. Development of normalized vegetation, soil and water indices
derived from satellite remote sensing data / W. Takeuchi, Y. Yasuoka // 25th
Asian conference of remote sensing: Changmai, Thailand, 24 November. –
2004. (Proceedings in CD-ROM).
5. Soil moisture experiment 2005 and polarimetry land experiment
(SMEX05/POLEX). Experiment plan. US department of agriculture. Washing-
ton. – 2005. 109 p.
6. Кравцов, С.Л. Обработка изображений дистанционного зондирования
Земли (анализ методов) / С.Л. Кравцов. – Минск : ОИПИ НАН Беларуси,
2008. – 256 с.
7. Lingli, W. Remote sensing techniques for soil moisture and agricultural
drought monitoring / W. Lingli // USA. George Mason University. – 2000.
164 p.

Методика автоматического выравнивания яркостей


разновременных изображений спутниковой съемки
Орешкина Л.В., Белозерский Л.А.
Объединенный институт проблем информатики НАН Беларуси
Введение
В задачах обнаружения изменений, использующие временные серии спутнико-
вых изображений часто приходится сталкиваться не только с точностью обязатель-
ной геометрической коррекции изображений, но и проведением их радиомет-
рической взаимной нормализации. Значимость такой коррекции очевидна, т.к.
любое смещение относительно заданных координат будет влиять на результаты
обнаружения изменений интересующих объектов земной поверхности. Темати-
ческая обработка спутниковой информации в этом случае заключается в сопос-
тавлении разновременных изображений одного и того же участка местности,
обнаружение и классификация обнаруженных изменений состояний объектов
съемки, то есть распознавание факта их возникновения и вида. Как правило,
допускается точность геометрической коррекции на субпиксельном уровне, т.к.
это необходимо для обнаружения изменений [1].
С одной стороны вызывает сомнение, будет ли, такой результат приемлем
ко всем трансформированным исходным данным или ко всем обнаруженным
объектам и на сколько, т.к. априорная информация определяет не только фор-
мирование набора информативных признаков, но и методику последующего
анализа данных. С другой стороны, трудно обеспечить высокую точность кор-
рекции для разновременных изображений, особенно если изображения получе-
ны от разных сенсоров. Обычно устранение при этом различий регистрируемой
яркости осуществляется путем выполнения серии интерактивных функций. В
их число входят выбор и идентификация участков изображения с одинаковыми
и неизменными отражающими свойствами за время между съемками, поиск в
их пределах идентичных по геометрической привязке пикселей для составления
системы уравнений.
Поэтому автоматизация данного этапа обработки изображения позволит

128
не только существенно снизить нагрузку на оператора, повысить эффектив-
ность его работы и уменьшить временные затраты при обработке больших объ-
емов данных дистанционного зондирования, но и максимально подчеркнуть ра-
диометрические и геометрические характеристики внешнего облика интере-
сующих объектов.
1. Краткий обзор существующих методов
Как показывает анализ многочисленных литературных источников (на-
пример, [2, 3]) вопрос сопоставления и совмещения разновременных спутнико-
вых изображений не нов. При сопоставлении разновременных изображений ин-
тересующего участка могут возникнуть ложные яркостные отличия, так назы-
ваемые ошибки двух типов: внутренние и внешние. Источником внутренних ошибок
является сенсор. Это – систематические ошибки, которые можно выявить в процессе
калибровки сенсора, как перед запуском спутника, так и во время его полета. Внешние
ошибки не являются систематическими: они возникают из-за случайных возмущений
параметров платформы или характеристик сцены. Для выявления таких ошибок необ-
ходимо установить связь между известными точками на поверхности Земли и соот-
ветствующими точками на снимке, а данные необходимо преобразовать к некоторой
абсолютной шкале единиц. Обычно считается, что коррекция таких ошибок решена
или решается на этапе первичной обработки спутниковых изображений. Оценка сте-
пени остаточного различия яркостных характеристик изображений отсутствует. От-
сюда неизвестны влияния этих различий на характеристики обнаружения изменений,
а оценка ложных тревог, вызываемых этим влиянием, отсутствует.
В частности, такая задача возникает, когда требуется сравнить снимки, полу-
ченные в разные дни или разными сенсорами, а также в том случае, если требуется
обеспечить однородные условия освещенности от сцены к сцене. Например, для оп-
ределения состояния посевов в период роста и созревания при наличии разно-
временных изображений используется методика совмещения изображений за
три различные даты, каждая из которых соответствует одному из каналов RGB
[4]. При этом создается композитное изображение, по которому производится
интерпретация объектов между сеансами спутниковых измерений и для выяв-
ления локализации изменений состояний объектов по двум изображениям рас-
считывается новое композитное изображение на основе карты когерентности.
Эти этапы обработки изображений предполагают первоначально трансформи-
рование последних к единой геометрии с субпиксельной точностью, а это обу-
словлено необходимостью использования большого числа реперных точек, вза-
имно разнесенных на большие расстояния, обеспечивающих повышение точно-
сти производимых преобразований. А это достаточно трудоемкий интерактив-
ный процесс.
Метод нормализации также используется при сравнении двух изображе-
ний, который заключается в автоматическом вычислении полиномов и геомет-
рическом преобразовании координат входных изображений и последующем
приведении их к эталонному виду. Каждое нормализованное изображение, в
общем случае, находится гораздо ближе к своему эталону (с позиции группо-
вых преобразований), что значительно сокращает количество корреляций на за-
вершающем этапе распознавания. Все эти действия достаточно полно описаны
в многочисленных источниках по обработке информации дистанционного зон-
дирования Земли. Например, нормализация методом сечений не всегда приво-
129
дит к однозначному определению параметров аффинных или проективных пре-
образований, несмотря на кажущуюся универсальность. Недостатком этого ме-
тода является необходимость в постоянном рациональном разбиении на града-
ции яркости полутоновых изображений, а это требует интерактивного участия
оператора. Метод полиномиальных преобразований обладает значительной
общностью и универсальностью, однако имеет чрезвычайно высокую вычисли-
тельную трудоемкость и невысокую точность в связи с накоплением ошибок
вычислений.
В то же время одним из неудобств обычно применяемой здесь методоло-
гии является то, что она предполагает интерактивное выполнение. Существо
его состоит в выборе такой компоненты отображаемого участка поверхности
Земли, которая сохраняла бы свои отражающие свойства в разнесенных во вре-
мени съемках и легко идентифицировалась бы на изображениях. Использова-
ние яркостей разрешаемых элементов (пикселей) этой компоненты в качестве
выборок эталонных и соответствующих им текущих значений завершается по-
строением полинома первой степени для приведения яркостей текущего изо-
бражения к предшествующему (эталонному):
L ЭТ (x, y, t1 )  k  L(x, y, t 2 )  L , (1)
где: L ЭТ (x, y, t 1 ) и L( x, y, t 2 ) – уровни яркости участка поверхности изобра-
жения эталона и текущего изображения;
t 1 , t 2 – время получения каждого изображения ( t 2  t 1 );
L и k – коэффициенты полинома первой степени.
Вполне очевидно, что упомянутый выбор компоненты, сохранившей за
время между съемками ( t  t 2  t1 ) неизменными коэффициенты отражения в
диапазоне выполняемой регистрации, сопряжен как с трудностями наземного
обследования соответствующего участка и подтверждения константности его
свойств, так и с идентификацией и с установлением соответствия разрешаемых
элементов (пикселей) на паре разновременных изображений.
Несмотря на приведенные часто непреодолимые препятствия, рассмот-
ренная методология остается единственно возможной, если приходится сопос-
тавлять разновременные частично перекрывающиеся между собой изображения
полного захвата некоторого пространства спутниковой съемкой.
2. Методика решения задачи выравнивания яркостей
Для отработки алгоритмов выравнивания яркостей разновременных изо-
бражений спутниковой съемки, предлагается методика, основанная на исполь-
зовании гистограмм распределения яркостей анализируемых разновременных
изображений допускающая программную реализацию с автоматическим вы-
полнением без интерактивных действий.
Анализ и экспериментальные исследования гистограмм [5, 6] показали,
что поведение разности гистограмм разновременных изображений одного и то-
го же объекта ничем не отличается от ее поведения для разных объектов. Здесь
гистограммы, фигурирующие при рассмотрении разновременных изображений,
можно представить как
− гистограмма текущего изображения – H ( L ) ;
− гистограмма изображения предшествующего состояния (эталонная) –
H Э (L) .
130
Отрицательные и положительные значения в разности гистограмм можно
представить так:
H  (L), если H(L)  H Э (L)  0;
H ( L )   
 H (L), если H(L)  H Э (L)  0.
Сдвиг текущей гистограммы на величину L  Lопт в направлении мак-
симального совмещения с эталонной гистограммой проводится до их такого
взаимного положения, пока суммы этих разнознаковых разностей не будут рав-
ны по модулю и минимальны:
255 255
 
 H (L)   H (L)  min
L0 L0
После достижения этого минимума (или даже нуля для случая полного
совпадения не отличающихся гистограмм) дальнейшее смещение приводит к
тому, что при L2  0 величины рассматриваемых составляющих начнут возрас-
тать.
При этом, чем хуже выравнены по яркостям два разновременных изобра-
жения, тем большее значение будет принимать каждая из равных друг другу
255 255
составляющих  H  (L) и  H  (L) , имеющих всегда нулевую алгебраиче-
L0 L0
скую сумму.
Поэтому одна из этих сумм – положительная или отрицательная – может
быть показателем степени выравнивания яркостей разновременных изображе-
ний (η).
Однако этим выравнивание яркостей может не исчерпываться. В случае
отличающихся диапазонов яркости гистограмм одна из них, имеющая более уз-
кий диапазон, при сдвигах относительно второй в условиях полного с ней со-
вмещения (а не просто – пересечения), несмотря на достижение минимума по-
казателя η, будет всегда отличаться от нее. Уже само отличие диапазонов (сжа-
тие и растяжение гистограмм) – свидетельство отличия освещенности, яркость
по отношению к которой прямо пропорциональна.
Интересно отметить, что подобные преобразования характерны и методо-
логии интерактивного непосредственного сведения яркостей изображений, за-
ключающейся в определении коэффициентов полинома первой степени (1), ис-
пользование которого представляет растяжение-сжатие (коэффициент k) и
сдвиг ( L ).
Здесь те же параметры получаются через использование гистограмм. Эк-
вивалентность их обеспечивается минимизацией яркостных отличий гисто-
грамм, а, следовательно, – изображений. Так, при отсутствии изменений внеш-
него вида объекта все компоненты объекта должны совпадать по яркости на его
изображениях с отличной от нуля разностью яркостей, обусловленной шумами.
Ненулевое, но минимально возможное значение рассматриваемого показателя
оптимизации min при использовании гистограмм отражает это состояние. Из-
менения объекта приводят к тому, что минимально возможное значение показа-
теля оптимальности сведения гистограмм min в результате выбора новых зна-
чений k и L окажется превышающим предшествующее значение, но отра-
жающим теперь уже имеющие место изменения на изображении с точностью
131
до величины, обусловленной шумами.
В отличие от непосредственного сведения изображений все операции
здесь, начиная от расчета гистограмм изображений и кончая поиском опти-
мальных значений k опт и Lопт , соответствующих минимуму параметра опти-
255
мизации    H  (L) , хорошо программируемые операции обработки. Это и
L0
обеспечивает автоматизацию рассматриваемой методики.
3. Экспериментальная оценка особенностей
выравнивания яркостей гистограмм
Экспериментальная отработка методики выравнивания яркостей гисто-
грамм H ( L ) и H Э (L) разновременных изображений показала, что задача одно-
временного поиска оптимальных значений коэффициента сжатия гистограммы
текущего изображения H ( L ) и ее сдвига является задачей поиска глобального
минимума показателя оптимальности η.
Так на рис. 1 приведены два разновременных изображения одного и того
же участка местности (объекта) и их гистограммы разности.

а) б)

в) г)
Рис. 1. Разновременные изображения участка местности и их гистограммы
разности (а – изображение 06.05.1986; б – изображение 05.06.2000,
в – разность не выравненных по яркости гистограмм;
е – разность выравненных гистограмм)

132
Рис. 1 для двух приведенных разновременных изображений демонстриру-
ет зрительно наблюдаемый эффект различий в разности гистограмм до их вы-
равнивания и при оптимальном сдвиге текущей гистограммы.
На рассмотренной основе строится алгоритм поиска оптимальных значе-
ний параметров сведения гистограмм, который в итоге предполагает:
− сжатие (растяжение) диапазона яркостей текущей гистограммы H ( L ) с
одним из заданных коэффициентов k i в возможном диапазоне их изме-
нений;
− поиск наиболее приемлемого сдвига L j в соответствующем диапазоне
его значений  L ;
− использование в качестве показателя «наиболее приемлемого сдвига» па-
255
раметра оптимизации    H  (L) , достигающего минимума при од-
L0
ном из значений всего диапазона сдвигов;
− повторение предшествующих операций для нового коэффициента сжатия
(растяжения) во всем диапазоне сдвигов с запоминанием локального оп-
тимума (i-е сжатие-растяжение, j-й сдвиг);

− определение параметров сжатия (растяжения) диапазона яркостей и сдви-


га, соответствующих глобальному оптимуму из полученных и запомнен-
ных локальных результатов.
− использование в качестве показателя «наиболее приемлемого сдвига» па-
255
раметра оптимизации    H  (L) , достигающего минимума при од-
L0
ном из значений всего диапазона сдвигов;
− повторение предшествующих операций для нового коэффициента сжатия
(растяжения) во всем диапазоне сдвигов с запоминанием локального оп-
тимума (i-е сжатие-растяжение, j-й сдвиг);
− определение параметров сжатия (растяжения) диапазона яркостей и сдви-
га, соответствующих глобальному оптимуму из полученных и запомнен-
ных локальных результатов.

Заключение
Предложенная методика выравнивания яркостей разновременных изо-
бражений спутниковой съемки основана на предположении, что причиной яр-
костных различий между изображениями являются внешние факторы, такие
как атмосферные условия на момент съемки и условия освещенности земной
поверхности.
Теоретическое обоснование закономерностей изменений характеристик
гистограмм и их оценка информационного содержания, подробно рассмотрен-
ных в работах [5, 6], позволило предложить методику выравнивания яркостей
разновременных изображений спутниковой съемки, используя разность гисто-
грамм этих изображений. Выбор параметра оптимизации и открывшиеся воз-
можности данных экспериментальных исследований рассматривают программ-
ную реализацию данной методики как путь автоматического решения задачи
без применения интерактивных операций.
133
Литература
1. Чандра А.М., Гош С.К. Дистанционное зондирование и географические
информационные системы Москва: Техносфера, 2008. – 312 с.
2. B.C. Vemuri, J. Ye, Y. Chen, C.M. Leonard, Image registration via level-set
motion: Applications to atlas-based segmentation, Medical Image Analysis 7
(2003) 1–20.
3. Y. Bentoutou, N. Taleb,M. Chikr El Mezouar,M. Taleb, J. Jetto, Aninvariant
approach for image registration in digital subtraction angiography, Pattern
Recognition (35), 2002. – р. 2853 – 2865.
4. Никольский Д.Б. Уровни обработки радиолокационных данных // Геома-
тика, №1, 2008. – с. 25 – 36.
5. L. A. Belozerskii, L.V. Oreshkina Estimation of the Informative Content of
Histograms of Satellite Images in the Recognition of Changes in Local Ob-
jects // Pattern Recognition and image Analysis, 2010, Vol. 20, No. 1, pp. 65-
72
6. Л.А.Белозерский, Л.В.Орешкина. Автоматизация обработки и анализа
гистограмм в задачах распознавания космических изображений // Иссле-
дование Земли из космоса. – № 3. – 2009. – с. 47-54.

Температурный режим поверхностных вод и его влияние


на окислительные процессы в сухумской акватории
Черного моря
Гицба Я.В.
Абхазский государственный университет,
Гидрофизический институт АНА
Температурный режим Черного моря типичен для водоема умеренной зо-
ны. Зимой поверхностные воды его северо-западного и северо-восточного рай-
онов охлаждаются до нуля, и в мелководных участках шельфа и в бухтах обра-
зуется ледовый покров. Летом поверхность моря прогревается до 24-27°С у бе-
регов и до 21-23°С в глубоководных районах [1].
Самый теплый район Черного моря – его юго-восточная часть. Кавказ-
ские горы не пропускают в этот район северные ветры. Средняя годовая темпе-
ратура поверхностной воды Черного моря у Кавказского побережья колеблется
в пределах 16,5-18°С. В открытых частях моря амплитуда температурных коле-
баний значительно меньше, чем у побережий: зимний минимум поверхностной
воды 6,6°С, летний максимум 27°С [2].
В условиях регионального потепления, большой интерес представляет
многолетняя изменчивость температуры поверхностного слоя прибрежной су-
хумской акватории Черного моря и ее влияние на концентрацию кислорода, т.е.
на окислительно-восстановительные процессы.
Содержание кислорода в поверхностном слое изменяется в зависимости
от сезона года. Это обусловлено влиянием разных факторов – различием тем-
пературы воды, поступлением или частичной отдачей кислорода в атмосферу
при избыточном его содержании, и затратой на дыхание и окисление органи-
ческих веществ [3].

134
Объекты и методы исследования
Температура морской воды измеряется в поверхностном слое на Сухум-
ском мысу с оконечности причала, выступающего в море на 30 метров три раза
в сутки в 07, 13, 19 часов местного времени. Под температурой поверхностного
слоя понимается температура верхнего слоя морской воды, толщиной не более
1 м в месте измерения, принимаемая за среднюю в этом слое и условно распро-
страняемая на прибрежную акваторию. Температура морской воды измеряется
по шкале Цельсия (°С) специальным прибором ОТ-51. Термометр имеет шкалу
от -3 до +35˚С оцифрованную через каждые 5˚С разделенный малыми деле-
ниями с ценой деления 0,1˚С, что обеспечивает погрешность измерения 0,1С
[4].
Измерение концентрации кислорода сухумской акватории Черного моря
проводится Абхазским государственным центром экологического мониторинга
(АГЦЭМ) 2 раза в месяц: в начале и середине. Пробы воды отбираются в сле-
дующих пунктах: Айтар, район Диоскурия, район аварийного сброса «Эль-
брус», ГИАНА (Сухумский мыс). Пункты отбора проб выбраны исходя из сте-
пени антропогенного загрязнения акватории на некотором удалении от устьев
рек.
Концентрация кислорода в поверхностных водах определяется методом
Винклера [5] и включен в программы наблюдений с целью оценки условий
обитания гидробионтов, в том числе рыб, косвенной характеристики качества
воды, интенсивности процессов продуцирования и деструкции органических
веществ, самоочищения водоемов и т. д.
В пробе морской воды концентрация растворенного кислорода должна
быть не менее 4мг/л в любое время года. Предел обнаружения растворенного
кислорода – 0,05мг/л [6].
БПК (биохимическая потребность кислорода) – количество кислорода в
миллиграммах, требуемое для окисления находящихся в 1 л воды органи-
ческих веществ в аэробных условиях, без доступа света, при 20°С, за опреде-
ленный период в результате протекающих в воде биохимических процессов.
Ориентировочно принимают, что БПК5 составляет около 70% БПКполн, но мо-
жет составлять от 10 до 90% в зависимости от окисляющегося вещества.
Результаты и обсуждение
Чтобы дать достаточно объективную оценку гидрофизического и гидро-
химического режима сухумской акватории Черного моря, обработан массив
данных за 1994-2009 гг. Данные обработаны с помощью статистических мето-
дов, в частности вычислены среднемесячные, среднегодовые величины темпе-
ратуры и концентрации кислорода и его биохимической потребности (БПК),
также коэффициенты корреляции.
В результате обработки массива данных за 1994–2009 гг. получено сред-
негодовое распределение температуры поверхностных вод прибрежной сухум-
ской акватории Черного моря (рис. 1).
Из рисунка следует, что температура морской воды на протяжении на-
блюдаемого периода времени имеет тенденцию к повышению на 0,02°С в год, в
среднем за весь период температура повысилась на 0,32°С. Если рассматривать
период с 1999 по 2009 гг. температура морской воды постепенно уменьшается
и это уменьшение в год составляет 0,06°С.

135
Рис. 1. Среднегодовое распределение температуры
сухумской акватории Черного моря

Существенное повышение температуры воды (на 1,2°С) с 1997 по 1999


гг.объясняется повышением температуры воздуха на 1,4°С и уменьшением ко-
личества осадков на 200 мм.
Колебания температуры за 16-летний период наблюдений играют опреде-
ленную роль для акватории и могут влиять на биохимические процессы, проис-
ходящие в воде. Максимальное среднегодовое значение температуры наблюда-
лось в 1999 г (17,4°С), минимальное – в 1997 г (16,2°С). На высокие среднего-
довые значения температуры морской воды в 1999 и 2000 гг. существенное
влияние оказало небольшое количество осадков выпавших в этих годах 1454
мм и 1203 мм соответственно. На повышение среднегодовой температуры воды
в 2009 г до 16,9°С могло оказать влияние минимальное количество осадков вы-
павших в октябре (59,3мм).
Минимальная среднемесячная температура поверхностных вод сухум-
ской акватории Черного моря за 1994-2009 гг. наблюдается в феврале, ее
среднее значение составляет 8,7°С (табл. 1).
Как известно, в юго-восточной части черноморской акватории, макси-
мальная температура наблюдается в августе, минимальная в феврале, но как
следует из табл. 1 в 2000, 2007 и 2009 гг. максимальная температура наблюда-
лась в июле, минимальная температура в 1996 и 1997 гг. наблюдалась в марте, в
2009 г. – в январе. Такое распределение не является типичным, но, тем не ме-
нее, более раннее прогревание поверхностных морских вод приводит к более
высоким значениям среднегодовых температур.
В августе температура поверхностных вод достигает наибольшего зна-
чения, среднее значение которого равно 26,0°С. Самая низкая февральская тем-
пература наблюдалась в 2008 году (7,1°С), в феврале также выпало большое ко-
личество осадков (203,3 мм), высокая – в 2001, 2004, 2009 гг. (9,5°С).
Наибольшая амплитуда колебаний температуры морской воды наблюда-
ется в апреле (3,9°С), что объясняется нарушением термической стабильности
моря из-за повышения количества речного стока, турбулентного перемешива-
ния и прогревания поверхностных вод.
136
Таблица 1
Среднемесячное распределение температуры (°С)
поверхностных вод прибрежной сухумской акватории Черного моря
год/мес I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII
1994 8,8 8,1 8,9 12,8 16 20,3 24 24,6 24,6 21,9 15,3 10,8
1995 9,6 9,3 9,7 11 16,3 21,9 24,8 25 24,7 19,3 15,6 11,7
1996 9,8 8,8 8,5 10,2 16,1 20,5 25,8 25,8 23,4 20,0 15,5 14,1
1997 10,9 8,5 7,8 9,7 16,8 20,9 24,9 25 22,1 19,4 16,0 12,7
1998 9,5 8,1 8,4 12,4 16,4 22,5 24,8 27,1 23,7 20,1 15,6 13,0
1999 10,7 9,6 10,8 12,4 16 22,3 26,2 27,8 24,1 21,2 15,4 11,7
2000 9,6 8,8 8,9 13,6 17,7 22 25,6 25,4 24,8 20,6 16,9 13,7
2001 10,9 9,5 10,8 12,3 16,1 19,4 25,7 27,9 24,6 20,7 15,6 11,8
2002 8,6 8,1 9,1 11,6 17,4 21,6 25,8 26,1 24,3 22 17,5 13,2
2003 10,0 9,2 8,8 10,4 17,8 22,0 25,2 25,9 24,4 21,3 15,2 12,7
2004 10,9 9,5 10,2 12,7 16,9 21,4 24,1 25,2 23,5 20,1 15,2 11,0
2005 9,4 9,2 9,4 11,6 16,3 20,7 25,4 26,8 24,4 20,3 15,8 13,0
2006 9,4 8,1 9,3 12,4 15,9 22,8 24,2 26,7 24,0 20,9 16,8 12,2
2007 8,7 8,4 9,1 10,9 17,5 22,7 27,1 26,8 24,9 20,4 15,3 11,1
2008 8,0 7,1 9,2 13,1 16,4 20,7 24,6 25,9 23,7 19,8 16 12,2
2009 9,2 9,5 9,8 11,8 16,2 22,1 25,9 25,0 23,7 20,6 16,4 13,1
сред 9,6 8,7 9,3 11,8 16,6 21,5 25,3 26,0 24,1 20,5 15,9 12,4
max 10,9 9,6 10,8 13,6 17,8 22,8 27,1 27,9 24,9 21,9 17,5 14,1
min 8,0 7,1 7,8 9,7 15,9 19,4 24,0 24,6 22,1 19,3 15,2 10,8
max–
2,9 2,5 3,0 3,9 1,9 3,4 3,1 3,3 2,8 2,6 2,3 3,3
min
В апреле также наблюдается высокая амплитуда колебаний температуры
воздуха (7,1°С). Наименьшая амплитуда колебаний наблюдаемая в мае (1,9°С)
и ноябре (2,3°С) объясняется невысокими амплитудами колебаний температуры
воздуха 4,5°С и 5,7°С соответственно.
Из вышеизложенного следует, что в 2001 году наблюдались высокие
значения температур в январе и августе, вследствие чего в 2001 г. наблюдалась
высокая среднегодовая температура воды. В 2008 г. наблюдались самые низкие
зимние температуры по сравнению с другими годами, в результате в этом году
наблюдалась низкая среднегодовая температура. В 1999 г. наблюдались высо-
кие температуры в феврале и марте, чем объясняется максимальная среднего-
довая температура за весь период 1994-2009 гг. (см. рис.1).
За счет большой теплоемкости водных масс и непрерывно происходящих
процессов турбулентного перемешивания вод в летние месяцы в море аккуму-
лируется огромное количество поступившего на его поверхность солнечного
тепла. Поэтому с конца августа по март море значительно теплее суши и темпе-
ратура воздуха над морем оказывается в эти месяцы выше температуры воздуха
над побережьем. Но уже в апреле при начинающемся интенсивном потоке сол-
нечной радиации поверхность суши быстро прогревается, становится теплее
поверхности моря, что обуславливает некоторое понижение температуры воз-
духа над морем по сравнению с температурой над побережьем.
Коэффициент корреляции между среднемесячными значениями темпера-
туры воды и воздуха составляет 0,93. Корреляционная связь между среднегодо-
выми значениями температуры воды и воздуха за период 1994–2009 гг. состав-
ляет r = 0,57.

137
Для выявления факторов влияющих на среднегодовую температуру моря
сделана попытка вычисления корреляции между среднемесячными и среднего-
довыми значениями температуры моря, также найдена корреляционная связь
между среднемесячными значениями температур воды и воздуха (табл. 2).
Таблица 2
Корреляционные связи между температурами воды
и воздуха за 1994–2009 гг.
r, ср. м. r, ср. м. t воды
Месяц
и ср. г. знач. t воды и воздуха
I 0,15 0,28
II 0,42 0,42
III 0,54 0,62
IV 0,34 0,70
V 0,23 0,77
VI 0,38 0,6
VII 0,54 0,72
VIII 0,6 0,69
IX 0,52 0,53
X 0,42 0,43
XI 0,29 0,36
XII 0,15 0,53
Из таблицы следует, что на среднегодовую температуру морской воды
наибольшее влияние оказывает августовская температура (r = 0,6), также опре-
деленную роль играют значения температур в марте, июле и сентябре. Следова-
тельно, в основном, летний период года (r = 0,67) оказывает влияние на значе-
ние среднегодовой температуры морской воды, тогда как влияние зимних тем-
ператур незначительно. Достаточно высокие корреляции между температурой
морской воды и воздуха обнаружены в основном с марта по август, т.е. для те-
плого периода времени, когда наблюдается более интенсивное прогревание по-
верхностных вод, и в это время на термический режим моря в основном оказы-
вает влияние температура воздуха. В остальные сезоны на термический режим
моря оказывают влияние другие факторы, например, осенью – осадки, в зимний
период наряду с осадками значительное влияние оказывают гидродинамиче-
ские процессы в море.
Для выявления тенденции термического режима морской воды было про-
ведено сопоставление среднемесячных значений температуры за последний 16-
летний период с климатической нормой (1961-1990 гг.) и вычислена разность
температур между вышеназванными периодами (рис. 2).
За последний период наблюдается тенденция повышения температуры
морской воды во всех месяцах за исключением февраля. Наибольшее повыше-
ние среднемесячной температуры воды характерно для июля (2,2°С). Для само-
го холодного месяца февраля характерно понижение температуры на 0,2°С, в
августе температура морской воды повышается на 1,7°С. В целом, наблюдает-
ся повышение среднемесячных значений температуры воды на 1,4°С по срав-
нению с климатической нормой.

138
Рис. 2. Отклонение среднемесячных значений температуры воды
от климатической нормы

Повышение, особенно средних летних температур морских вод, на 2-3°С


приводит к уменьшению растворимости кислорода, а потребление его возраста-
ет, поскольку с ростом температуры усиливается активность аэробных бакте-
рий, разлагающих органическое вещество.
Усиливается видовое разнообразие фитопланктона и всей флоры водо-
рослей, что приводит к эвтрофикации вод и соответственно ухудшению усло-
вий обитания [2].
Вследствие расширения антропогенной деятельности на побережье Чер-
ного моря, отдельные участки морей подвергаются эвтрофикации. Одним из
последствий этого является повышение биологической продуктивности в них,
что приводит к прямому ухудшению качества вод и косвенно к обогащению
дна органическими остатками. Органическое вещество и все процессы, влияю-
щие на его превращения в море, являются главными факторами, определяющи-
ми особенности химического состава вод Черного моря [7].
Главными источниками поступления кислорода в поверхностные воды
являются процессы абсорбции его из атмосферы и продуцирование в результа-
те фотосинтетической деятельности водных организмов. Абсорбция кислорода
из атмосферы происходит на поверхности водоема. Скорость этого процесса
повышается с уменьшением температуры, понижением степени насыщения во-
ды кислородом и повышением атмосферного давления.
Кислородный режим оказывает существенное влияние на жизнь водоема.
Минимальное содержание растворенного кислорода, обеспечивающее нор-
мальное развитие рыб, составляет около 5 мг О2/л. Понижение его до 2 мг
О2/л вызывает массовую гибель рыб [8].
Максимальное среднемесячное значение концентрации кислорода за
1999-2009 гг. наблюдается в марте и составляет 11,37мг/л (рис. 3).
Наибольшая концентрация кислорода в марте объясняется увеличением
речного стока с суши и усилением процесса фотосинтеза. Наименьшие значе-
ния среднемесячной концентрация кислорода наблюдаются в октябре и авгу-
сте, и равны соответственно 9,52 и 9,76 мг/л. В августе также наблюдается мак-
симальная среднемесячная температура морской воды. Среднемесячное рас-
пределение кислорода в сухумской акватории Черного моря имеет тенденцию к
повышению в зимне-весенний период и уменьшению в летне-осенний период.

139
Рис. 3. Среднемесячное распределение растворенного кислорода
и БПК сухумской акватории Черного моря за 1999-2009 гг.

Оценка баланса органического вещества, как питательной среды фито- и


зоопланктона в морских экосистемах и определение особенностей пространст-
венно-временного распределения органического вещества в морской акватории
Сухума имеет исключительно особое значение для понимания динамики био-
логических процессов для всей абхазской акватории Черного моря.
Потребление кислорода в воде связано с химическими и биохимическими
процессами окисления органических и некоторых неорганических веществ, а
также с дыханием водных организмов. В поверхностных водах величина БПК5
колеблется в пределах от 0,5 до 3,5 мг/л [9]; она подвержена сезонным и суточ-
ным изменениям, которые, в основном, зависят от изменения температуры и от
физиологической и биохимической активности микроорганизмов. Весьма зна-
чительны изменения БПК5 природных водоемов при загрязнении сточными во-
дами.
По результатам статистической обработки данных следует, что наиболь-
шее сезонное значение БПК5 в период 1999-2009 гг. наблюдается летом и со-
ставляет 1,94 мгО2/л, наименьшее – зимой и составляет 1,81 мгО2/л (рис. 3).
Следовательно, значение БПК5 в поверхностных водах морской акватории Су-
хума имеет тенденцию к повышению в весенне-летний период, обусловленные
поступлением в воду некоторой части органического вещества, фотосинтези-
руемого фитопланктоном и повышенным значением температуры в этот пери-
од.
Между концентрацией кислорода и температурой воды сухумской аква-
тории Черного моря выявлен коэффициент корреляции равный r = –0,70 (рис.
4). Наименьшее значение температуры воды приходится на зимние месяцы, в
этом же сезоне наблюдаются наибольшие значения растворенного кислорода. В
весенне-летний период коэффициенты корреляции между содержанием раство-
ренного кислорода и температурой воды выше, чем в осенне-зимний, что свя-
зано со значительным уменьшением концентрации кислорода, вследствие про-
грева вод и увеличением стратификации в этот период. Коэффициенты корре-

140
ляции колебались в зависимости от сезона года в широких пределах наимень-
шее его значение (r = –0,1) было зимой, а наибольшее (r = –0,98) – летом, вес-
ной коэффициент корреляции составил r = –0,76. В отличие корреляционной
зависимости концентрации кислорода от температуры морской воды, между
БПК и температурой воды, корреляция обнаруживается только в летний период
времени (r = 0,78), так как на интенсивность процесса окисления большее влия-
ние в летний период оказывает высокая температура воды. Следовательно, вы-
раженная корреляционная связь между концентрацией кислорода, температу-
рой воды и БПК обнаруживается в основном в вегетационный период времени.

Рис. 4. Зависимость концентрации растворѐнного кислорода


от температуры морской воды

Полученные данные позволяют установить связь между среднесезонными


и среднемесячными изменениями концентрации кислорода, величины БПК5 с
интенсивностью фотосинтеза фитопланктона. Результаты работы служат кри-
терием оценки экологического качества морской акватории при использовании
в рекреационных целях.
Выводы
1. С 1994 по 2010 гг. температура морской воды имеет тенденцию к повы-
шению на 0,32°С. Высокие значения среднегодовых температур в 2000,
2007, 2009 гг. объясняются более ранним прогреванием поверхностных
морских вод.
2. На термический режим моря в теплый период времени, когда наблюдает-
ся более интенсивное прогревание поверхностных вод, оказывает влия-
ние температура воздуха (r изменяется от 0,62 до 0,77).
3. По сравнению с климатической нормой среднемесячная температура по-
верхностного слоя моря имеет тенденцию к повышению на 1,4°С.
4. Между концентрацией кислорода и температурой воды сухумской аква-
тории Черного моря выявлен коэффициент корреляции равный r=-0,70.
Коэффициенты корреляции колебались в зависимости от сезона года в
широких пределах наименьшее его значение (r=-0,1) было зимой, а наи-
большее (r=0,98) – летом.
5. Между БПК и температурой воды, корреляционная связь обнаруживается

141
только в летний период времени (r=0,78), так как на интенсивность про-
цесса окисления большее влияние в летний период оказывает высокая
температура воды

Литература
1. Степанов В.Н., Андреев В.Н. Черное море (Ресурсы и проблемы). – Л.: 1.
Гицба Я.В. Многолетняя и сезонная изменчивость климатических факто-
ров над абхазской акваторией Черного моря. Известия вузов Северокав-
казского региона. – Ростов-на-Дону, 2007. – №5. – С. 18-25.
2. Справочник по климату Черного моря. – М.: Гидрометеоиздат, 1974. –
406с.
3. Скопинцев Б.А. Формирование современного химического состава вод
Черного моря. – Л.: Гидрометеоиздат, 1975. – 336 с.
4. Наставление по гидрометеорологическим станциям и постам. – Л.: Гид-
рометеоиздат, 1984. – Вып. 9. – ч. 1. – 312 с.
5. Мартин Дин Ф. Химия моря. Л.: Гидрометеоиздат, 1973. – 136 с
6. Методы исследования качества воды водоемов/ Новиков Ю.В., Ласточки-
на К.О., Болдина З.Н.: Под редакцией А.П. Шицковой.-М.: Медицина,-
1990.-400с.
7. Проблемы защиты Черного моря от загрязнения (Материалы Межведом-
ственной комиссии по Черному морю)// Под редакцией проф. А.Ф. Поря-
дина, д.б.н. Е.М. Заславского. – М.: Изд-во РЭФИА, 1996. Вып. 1. – 172 с.
Гидрометеоиздат, 1981. – 160 с.
8. Методические указания/Составитель Кузьмина И.А.- НовГУ, Великий
Новгород, 2007. – 12 с.
9. Гицба Я.В., Дбар Р.С., Экба Я.А. Окислительно-восстановительные реак-
ции в черноморской акватории Абхазии. Труды третьей региональной
конференции "Биоразнообразие Кавказа". – Нальчик, 2004. – С. 34-37.

Формирование гиперспектральных стереоизображений


в системах ДЗЗ
Богомолов В.П., Пластинин Ю.А., Струля Н.Л., Богомолов Д.В.
ФГУП «Центральный научно-исследовательский
институт машиностроения»
Введение
Современные требования, предъявляемые к системам дистанционного
зондирования Земли, приводят к необходимости использования новых подхо-
дов к созданию оптико-электронной аппаратуры и методов обработки изобра-
жений, полученных в различных диапазонах электромагнитного спектра. Ос-
новные работы ведутся в направлении расширения круга задач, выполняемых
отдельными типами приборов, повышению информационной насыщенности
проводимых наблюдений и экспериментов с использованием современных ме-
тодов и средств визуализации данных.
Помимо получения обычных видеоизображений, крайне необходимой яв-
ляется фиксация детальной спектральной информации о наблюдаемых объек-

142
тах и процессах, а так же данных, позволяющих восстанавливать объемную
стереоскопическую картину наблюдаемых сцен. В данной работе проведен ана-
лиз вопросов создания аппаратуры, сочетающей возможности детальной сте-
реовидеосъемки в сравнительно большом поле зрения с возможностью выделе-
ния детальной спектрозональной информации на стереоизображениях.
Особенности стереоскопической визуализации
Наиболее важный механизм восприятия человеком глубины – стереопсис
– зависит от совместной работы глаз человека. При рассматривании любой
трехмерной сцены на сетчатках глаз человека формируются два различных изо-
бражения. В процессе стереопсиса мозг сравнивает изображения одной и той
же сцены на сетчатках обоих глаз и оценивает относительную глубину наблю-
даемой сцены. Важным физиологическим фактом является то, что ощущение
глубины возникает в тех случаях, когда правое и левое изображения получены
при смещении соответствующих точек наблюдения друг относительно друга в
горизонтальном направлении, если только это смещение не превышает пример-
но 12°, а вертикальное смещение близко к нулю.
Кроме непосредственного видеонаблюдения, в настоящее время, широко
используются методы компьютерной визуализации. При этом под компьютер-
ной визуализацией в основном понимаются процедуры перевода аппаратных
наблюдений или абстрактных представлений об объекте в геометрические об-
разы, отображаемые на различных экранах. Стереоскопическая визуализация
трехмерных сцен основана на использовании эффекта стереопсиса при форми-
ровании и демонстрации изображений трехмерных объектов человеку. Визуа-
лизация геометрических фигур, полученных в результате стереоскопических
гиперспектральных измерений, требует демонстрации одновременно большого
количества информации, включающей топологию зафиксированных объектов,
а также спектральные характеристики подстилающей поверхности. Одним из
вариантов визуализации стереоскопических гиперспектральных измерений яв-
ляется использование полутонов серого цвета для демонстрации формы объек-
тов, а цвет поверхности объекта в качестве дополнительного атрибута, характе-
ризующего результаты спектральных измерений или экспертные оценки соста-
ва наблюдаемых веществ.
Спектральная обработка стереоизображений Земли из космоса
Предполагается, что стереоскопическая съемка объектов земной поверх-
ности может проводиться с помощью как щелевых гиперспектрометров на ос-
нове призматических монохроматоров [1], так и с помощью акустооптических
перестраиваемых спектральных фильтров изображений [2–6].
Щелевые гиперспектрометры позволяют проводить одновременное изме-
рение спектральных составляющих излучения и формируют изображения при
последовательном сканировании подстилающей поверхности Земли или атмо-
сферных явлений в приземном слое. Такие приборы могут эффективно приме-
няться для проведения стереоскопических гиперспектральных измерений объ-
ектов с характерным временем изменения формы поверхности и внутренней
структуры много меньше времени съемки, порядка 3–5 сек. Стереоскопические
изображения можно получать с помощью одного или двух КА, снабженных
щелевыми гиперспектрометрами. При этом съемка с помощью двух КА пред-

143
полагает обеспечение направления приборов в направлении одного и того же
объекта съемки и синхронизацию гиперспектрометров между собой по време-
ни. Стереоскопическая съемка поверхности земли с помощью одного гипер-
спектрометра может быть обеспечена с помощью ориентации прибора в плос-
кости движения КА на 2–3 относительно вертикали к поверхности Земли для
фиксирования первого изображения стереопары и переориентации оси прибора
на 4–6 для фиксирования второго изображения стереопары.
Акустооптические фильтры изображений могут использоваться не только
для съемки статичных изображений земной поверхности, но и для съемки бы-
строизменяющихся атмосферных образований и быстропротекающих явлений,
таких как грозы и северные сеяния. С другой стороны, следует отметить, что
время последовательной перестройки акустооптического фильтра ограничено
временем распространения акустической волны по кристаллу фильтра (20–100
мкс), поэтому целесообразно использовать акустооптические устройства для
анализа изображений на заранее известных длинах волн света. В таком случае
за время перестройки фильтра КА переместиться в пространстве на незначи-
тельное расстояние (16–80 см/измерение) и изображения поверхности Земли на
разных длинах волн будут иметь большую площадь перекрытия. Использова-
ние двух синхронизированных КА с акустооптическими гиперспектрометрами
позволит проводить стереоскопическую съемку быстротекущих процессов и
явлений за счет одновременной фиксации времени получения кадров стереопа-
ры одного объекта с различных КА. Следует отметить, что небольшие массога-
баритные характеристики и невысокое потребление электроэнергии акустооп-
тическими спектрометрами изображений позволяет устанавливать их на малые
КА.
Формирование стереоскопических изображений Земли из космоса, при
котором возможно определение различия в удаленности наблюдаемых объек-
тов относительно системы спутникового наблюдения определяется формулой:
h 1
 ,
H  h H R
где H – высота орбиты, h – высота исследуемого объекта, R  L  – радиус
стереоскопического восприятия, то есть расстояние, с которого угловой размер
базы равен угловой разрешающей способности оптической системы, L – рас-
стояние между спутниками,  – угловое разрешение оптической системы в ра-
дианах. Следует учитывать, что радиус бинокулярного стереовосприятия R –
это расстояние до самого дальнего объекта, когда можно различить, что этот
объект и бесконечно удалѐнный объект не являются равноудалѐнными.
Из приведенной формулы можно заключить, что при неизменной оптиче-
ской системе разрешение изображения объекта убывает обратно пропорцио-
нально расстоянию до этого объекта. Разрешение по глубине уменьшается об-
ратно пропорционально квадрату расстояния до объекта. При этом увеличение
базы пропорционально увеличивает разрешение по глубине.
В процессе стереоскопической съемки необходимо удовлетворить сле-
дующим условиям:
1. Снимки, формирующие стереопару, должны содержать одни и те же
объекты.

144
2. База стереосъемки заведомо должна быть в несколько (3–7) раз меньше
расстояния до ближайшего объекта в независимости от формы подстилающей
поверхности.
3. Чрезмерное уменьшение стереобазы может привести к отсутствию зна-
чимых различий в изображениях стереопары. При этом расстояние между
спутниками должно в несколько раз (4–50) превосходить минимальную базу,
которую можно определить по формуле:
L L W
  , (1)
H  h H 1000F
где W – ширина кадра, F – фокусное расстояние объектива оптической сис-
темы.
Наиболее очевидным методом стереоскопических наблюдений поверхно-
сти Земли из космоса является использование группы космических аппаратов,
в простейшем случае двух, движущихся параллельными курсами на расстоянии
L друг от друга (рис. 1). Предполагается, что КА осуществляют наблюдения в
единой полосе съемки с высоты H.

Рис. 1. Схема стереоскопической съемки с использованием


группы космических аппаратов

При наблюдении объекта высотой h<<H угловое смещение изображения


его верхней площадки относительно изображения соответствующей проекции
на подстилающую поверхность составляет:
α = L/2H – L/2(H-h) ≈ h L / 2 H2 (2)
Полный угловой параллакс составит
  hL H 2 . (3)
Из соотношения (1) следует, что предельная разрешаемая высота объекта
(далее стереоразрешение) составляет:
h  2H 2 L , (4)
где Δα - угловое разрешение оптической аппаратуры ДЗЗ.
Если разрешение оптической аппаратуры соответствует дифракционному
пределу, угловое разрешение составляет Δα ≈ 1,2 λ/Dвх, где λ – рабочая длина
волны, Dвх – размер входного зрачка оптической системы.
На рис. 2 показаны зависимости стереоразрешения от длины стереобазы
145
для различных спектральных приборов, рассчитанные для высоты съемки H =
100 км и длины волны красного света λ = 633 нм.

Стереоскопическое разрешение по высоте h, м


1000

Стереоэффект наблюдается с трудом или разрушается


3

100 2

Стереоэффект не наблюдается

Оптимальный стереоэффект
Стереоэффект

Стереоэффект
10

 = 3 6 9 12 
1
0 10 20
Ширина стереобазы L, км

Рис. 2. Зависимость величины стереоразрешения h от стереобазы L при применении


щелевого спектрометра с величиной входного зрачка 1 – Dвх = 10 см;
2 – Dвх = 1 см; 3 – акустооптического спектрометра на основе монокристалла TeO2

Следует отметить, что угловое разрешение акустооптических спектраль-


ных приборов существенно меньше по сравнению с дифракционным пределом
[5]. Например, для акустооптического спектрометра изображений на основе
кристалла парателлурита с входной апертурой 1 см на длине волны λ = 633 нм
угловое разрешение оценивается порядка   2  10 4 радиан, что примерно в 3
раза больше по сравнению с дифракционным пределом.
Кроме того, следует отметить наличие небольших искажений обработан-
ных изображений, связанных с природой широкоапертурного акустооптическо-
го взаимодействия, и которые необходимо учитывать при анализе результатов
гиперспектральной съемки [6].
Таким образом, для обеспечения, например, стереоразрешения на уровне
250 м (представляется, что такой уровень актуален при наблюдениях облачных
образований) с использованием акустооптических спектрометров изображений
видимой части спектра с характерным размером апертуры 1 см необходима ба-
за около 18 км. В то же время, использование щелевого гиперспектрометра с
апертурой 10 см позволяет достичь аналогичного разрешения по глубине при
длине базы равной примерно 10 км.
Важной особенностью описанной выше схемы космической стереосъемки
является возможность обеспечения высокой синхронности съемки между сте-
реоканалами. Для обеспечения синхронности работы каналов, а также для га-
рантированного совмещения изображений в процессе обработки результатов
съемки, необходимо прецизионное управление движением и ориентацией КА с
передачей соответствующих данных в дополнение к видеоинформации.
Получение стереоскопических изображений возможно и при использова-
нии одиночного КА в случае наблюдения объекта под различными углами зре-
ния в процессе движения, в том числе и по некруговым орбитам [7] (рис. 3).

146
Рис. 3. Схема стереоскопической съемки с использованием одиночного КА

При наблюдении поверхности Земли с помощью аппаратуры с углом поля


зрения 2ω возможно одновременное отображение участков расположенных
вдоль направления полета на расстоянии L
L = 2 H tg(ω) ≈ 2ωH (5)
Следовательно, при движении КА по орбите съемка одного и того же
объекта может проводиться под углами 2ω в различные моменты времени.
Величина L в данном случае так же соответствует стереобазе и для оценки сте-
реоразрешения Δh применимо выражение (4). Подставляя выражение для L из
(2.5) в (2.4) получаем:
Δh = λ H / ( Dвх ω ) (6)
В случае использования щелевых гиперспектрометров видимого диапазо-
на с апертурой Dвх = 10 см и полем зрения ω = 0,05 рад., при высоте орбиты
400 км стереоразрешение составит ~ 50 м.
Съемка объекта одиночным КА осуществляется несинхронно, в моменты
времени, отличающиеся на Δτ = L / Vп, где Vп – скорость движения проекции
КА на наблюдаемую поверхность (для низких орбит Vп можно считать равной
орбитальной скорости). Несинхронность съемки имеет существенный недоста-
ток, заключающийся в неопределенности фиксации высоты движущихся объек-
тов. Данная неопределенность составляет
δ ≈ 2H (Vо / Vп), (7)
где Vо – скорость перемещения наблюдаемого объекта.
Таким образом, при наблюдении облачных образований, характерная
скорость которых составляет порядка 10 м/с, неопределенность в определении
высоты составит 1 км, что существенно хуже по сравнению со стереоразреше-
ния системы из двух спутников, движущихся по одной орбите.
В тоже время, при стереоскопических наблюдениях из космоса статиче-
ских объектов экономически оправдано использование одиночного КА, осна-
щенного широкоугольной оптической аппаратурой.

147
Заключение
Использование при дистанционном зондировании поверхности Земли и
ее атмосферы изображений, полученных в узких спектральных диапазонах, по-
зволяет выявлять многие характерные признаки наблюдаемых явлений. При
этом анализ стереоскопических изображений позволяет получить пространст-
венное представление о наблюдаемых объектах и процессах.
Проведенный анализ показал, что при низких требованиях к спектраль-
ному (порядка 40 см-1) и пространственному разрешению (не более 600 элемен-
тов в строке изображения) предпочтительно использовать спектрометры на ос-
нове акустооптических перестраиваемых широкоапертурных фильтров, имею-
щих малую массу и размеры, а также относительно простую оптическую схему.
Кроме того, применение акустооптических спектрометров обеспечивает прак-
тически мгновенную фиксацию всего поля изображения, что может быть акту-
ально при наблюдении за быстропротекающими атмосферными явлениями.
Вместе с тем, использование щелевых спектрометров при высоких требо-
ваниях к спектральному (порядка 2 см-1) и пространственному разрешению (до
5000 элементов в строке изображения) предпочтительно для фиксации изобра-
жений статичных и медленно протекающих процессов, характерных для объек-
тов на поверхности Земли.

Литература
1. Райкунов Г.Г., Землянский Б.А., Карабаджак Г.Ф., Пластинин Ю.А., Ма-
колкин Е.В., Сипачев Г.Ф., Сженов Е.Ю., Хмелинин Б.А., Спектрозо-
нальная система ультрафиолетового диапазона: аппаратура и результаты
дистанционных и гиперспектральных исследований на пилотируемых
станциях геосистемы «атмосфера-Земля» // Доклад на конференции «Со-
временные проблемы определения ориентации и навигации космических
аппаратов». г. Таруса 22–25.09.2008 г.
2. В.И. Балакший, В.Н. Парыгин, Л.И. Чирков, Физические основы акусто-
оптики. – М.: Радио и связь, 1985.
3. I.C. Chang. Noncollinear acousto-optic filter with large angular aperture //
Appl. Phys. Lett. 1974. V.25. N.7. P.370-372.
4. В.И.Пустовойт, В.Э. Пожар, Е.А. Отливанчик и др. Современные средст-
ва и методы акустооптической спектрометрии. // Успехи современной ра-
диоэлектроники. 2007. №8. С. 48-55.
5. В.Б. Волошинов, Д.В. Богомолов, Влияние параметров широкоапертурно-
го акустооптического фильтра на качество обработанных изображений //
Квантовая электроника, том. 36, №5, стр. 457-463, 2006.
6. D.V. Bogomolov and V.N. Parygin, Application of imaging spectral analysis
for measurements of 3-D objects // Abstracts of Wave Electronics and Its Ap-
plications in the Information and Telecommunication Systems, pp. 28-29 St.
Peterburg, Russia, 2003.
7. Богомолов В.П., Смирнов А.И., Борисов Э.В., Устройство формирования
стереотелевизионного изображения подвижного объекта // Патент № RU
2030119, 1991.

148
УДК 536.421.4
Перспективы использования высокоскоростной
нанокристаллизации в лазерной плазме
для разработки новых технологий
Богоносов К.А.1, Дмитриева В.Ф.1, Максимовский С.Н.2, Ставцев А.Ю.1
1
Московский государственный университет технологий
и управления им. К.Г. Разумовского
2
Физический институт Российской Академии наук
им. П.Н. Лебедева

Благодаря открытию нового явления в физике – высокоскоростной кри-


сталлизации металла на аморфной подложке в газообразной среде, – стало
возможным получение наноразмерных монокристаллических структур путѐм
инициации химических процессов под действием импульсов лазерного излуче-
ния вне установок глубокого вакуума или установок со специальной газовой
средой.
В основе этого явления лежат три фундаментальных физических эффекта
[1–4], открытые в Физическом институте Российской Академии Наук имени
П.Н. Лебедева Г.А. Аскарьяном:
1. Светогидравлический эффект – достижение высокого увеличения
давления в жидкости от лазерного луча.
2. Самофокусировка лазерного луча в жидкости. Лазерный луч бла-
годаря высокой напряжѐнности электрического поля сам меняет
оптические свойства среды.
3. Ускорение частиц в лазерном луче. Заряженные частицы и ионы ус-
коряются под действием колебаний электрического поля мощной
световой волны.
При накачке энергией среды за короткое время (порядка 10 нс) возникает
высокая температура ~ 3200–3500°C (по данным прямых изменений). Среда на-
чинает плавиться, и в жидкой фазе возникает самофокусировка луча, что при-
водит к ещѐ большей концентрации энергии, а за счѐт светогидравлического
эффекта образуется ударная волна, под действием которой происходит разлѐт
зародышей нанокристаллов и кристаллизация. Кристаллизация происходит со
скоростью порядка 100 м/с. Размер кристаллитов 30–50 мкм. К свойствам дан-
ной кристаллизации относится отсутствие требования кристаллографического
соответствия между подложкой и кристаллизуемым материалом. При этом не
требуется использование дорогостоящего высоковакуумного технологического
оборудования или оборудования со специальной химической средой. Кристал-
лизация осуществляется на воздухе в помещении, не требующем ультрачистых
комнат.
Кристаллизация металлов на примере меди
Природа взрывной кристаллизации сложна. На еѐ ход влияет огромное
число факторов. Среди них можно выделить: температуру плазмы, гидродина-
мический КПД, зародышеобразование и т.д. Из-за этого точный расчѐт пара-
149
метров кристаллизации сложен. Основную роль в кристаллизации играет заро-
дышеобразование и относительно него рассчитывается кристаллизация.
Определим основные параметры кристаллизации.
Сначала определим приблизительную температуру, получаемую в ре-
зультате импульсного лазерного воздействия на подложку. Для этого восполь-
зуемся соотношением [9]:
E
T ;
VC V
где E – энергия, выделяемая в объѐме V, СV – удельная теплоѐмкость мишени.
Если взять площадь сфокусированного пятна S  R 2 , где R – радиус ла-
зерного пятна, то объѐм цилиндра взаимодействующего с лазерным пучком бу-
дет V  R 2  2d , где d – толщина цилиндра. Теплоѐмкость для большинства
вязких жидкостей порядка 4 кДж/моль∙°C. Учитывая, что R ≈ 10 мкм, d = 10
мкм и пороговое значение энергии E0 ≈ 10 мкДж, получаем:
E0
T  3,3  103C .
R dC V
2

Данное значение находится в соответствии экспериментально измеренной


температуре, которая составляет 3200 – 3500°C [9].
Далее определим, какая доля энергии падающего лазерного излучения
идѐт на ускорение мишени, а какая запасается в материале подложки.
Рассмотрим одномерную задачу об ускорении простейшей мишени тол-
щиной d и плотностью ρ0 лазерным пучком с начальным потоком энергии q0.
Будем учитывать, что полупространство x ≤ 0 занято прозрачной для излучения
подложкой (рис. 1).
Будем считать также, что лазерное излучение равномерно поглощается в
тонком слое конденсированной мишени толщиной α–1, где α – коэффициент по-
глощения. А также то, что механизм поглощения не меняется при переходе по-
глотившего излучение вещества в газовую фазу.

xm
В итоге имеем задачу о разлѐте заданной массы m 0  0    x dx , ко-

 
0
торая ограничена со стороны x  x m жѐсткой стенкой массой m  0 d   1 , а
со стороны x  0 бесконечно тяжѐлой и абсолютно прозрачной подложкой.

Рис. 1.

Мощность лазерного пучка изменяется в соответствии с выражением:

150
q x   x x dx 
; qx   q 0 1  
dq
 0 1 
,
dx 0  0 0   
где ρ(x) – плотность вещества в поглощающем газовом слое, x m  x m t  – ко-
ордината поверхности неиспарѐнной части мишени в момент времени t.
Данная задача является аналогом исследований гидродинамической эф-
фективности ускорения термоядерных мишеней пучками тяжѐлых ионов в
инерциальном термоядерном синтезе [10].
Разлѐт испарѐнной массы m0, нагреваемой лазерным пучком, описывается
гидродинамическими уравнениями:
 
  v   0 ,
t x

t
 
v   p  v 2  0 ,
x
   v 2     v 2 p  
     v     q  0 ,
t   2  x   2   
здесь ρ, v – плотность и скорость движения жидкой фазы, p – еѐ давление,
1 p
  , а k – показатель адиабаты.
k 1 
Движение неиспарѐнной части мишени M описывается уравнением:
du
M  P xx ,
dt m

где u – скорость неиспарѐнной части, P – сила светового давления.


Для количественной оценки распределения энергии лазерного излучения,
падающего на мишень, удобно ввести отношение кинетической энергии движе-
ния неиспарѐнной части мишени к полной энергии:
1
Mu 2
 2 .
q0t
Величину η будем называть гидродинамической эффективностью уско-
рения мишени (гидродинамическим КПД).
Решая систему гидродинамических уравнений можно получить следую-
щую зависимость гидродинамического КПД от соотношения масс ускоряемой
M и испарѐнной частей мишени (или отношения толщины инжектируемого
слоя к его длине) [10]:
3(k  1)  2 x  exp(  x 2 ) 
  ;
3k  1    erfx 
m0
 (h 1 )  xe x  erfx .
2

M
Это выражение справедливо в случае, если на образование зародышей
идѐт узкий слой, прилегающий к подложке, т.е. h1  1 . И таким образом, ес-
ли глубина поглощения лазерного излучения мала по сравнению с толщиной
слоя, то гидродинамический КПД можно оценить следующим образом:

151
3k  1
 .
3k  1
Поэтому для металлов, которые, испаряясь, превращаются в одноатом-
ный пар, показатель адиабаты можно положить ≈ 5/3, и, как следствие, η ≈ 50
%. В случае высокоскоростной нанокристаллизации в лазерной плазме показа-
тель адиабаты, вообще говоря, неизвестен (из-за сложности строения исходных
молекул). Теоретический расчѐт показывает, что показатель k должен быть
близок к единице. Полагая, что k ≈ 1,05–1,1 (как и в случае полиграфических
красок [5]), получаем гидродинамическую эффективность на уровне η ≈ 10 %.
Данное значение согласуется с экспериментами по ИТС (инерциальному тер-
моядерному синтезу), где лишь десятая доля энергии идѐт на ускорение мише-
ни, остальная же доля запасается в еѐ внутренних степенях свободы [10].
Рассчитаем скорость взрывной кристаллизации в зависимости от тепло-
физических параметров. Она может достигать нескольких десятков м/с [11].
Скорость роста кристалла определяется отклонением системы от условий
термодинамического равновесия. При росте кристалла его температура может
превышать температуру окружающей среды за счѐт выделения кристаллизаци-
онного тепла. Чем больше разница этих температур, тем больше скорость рос-
та, кристалла. Если рассматривать одномерную, однокомпонентную систему, то
скорость роста кристалла можно описать приближенным выражением [11]:
k T   h T0  T  
u T   b 2 1  exp   ,
3d    k b TT0 
где Т0 – температура фазового равновесия между кристаллом и жидкостью; d –
линейный размер молекулы; η – вязкость жидкости; Δh – теплота кристаллиза-
ции; kb – константа Больцмана. Данное выражение удобно для оценки скорости
роста кристалла, так как при большом отклонении от термодинамического рав-
новесия оно существенно зависит только от значения вязкости η.
Для примера произведѐм расчѐт скорости кристаллизации в аморфных
слоях воды. Возьмѐм следующие теплофизические параметры: удельная тепло-
та кристаллизации аморфной фазы Δh = 100 кДж/кг, диаметр атома меди в рас-
творе d = 2,56∙10–12 м; вязкость воды при комнатной температуре η = 1,01∙10–3
Па∙с. При таких параметрах аморфной системы можно получить приближѐнное
значение скорости кристаллизации, которая в нашем случае составляет ≈ 80
м/с.
Полученный результат находится в соответствии с экспериментальными
данными по высокоскоростной нанокристаллизации и составляет порядка 100
м/с.
Кристаллизация сверхпроводников
Одним из направлений применения высокоскоростной нанокристаллиза-
ции в лазерной плазме является лазерный синтез ВТСП (высокотемпературных
сверхпроводников), который может быть использован для кристаллизации
ВТСП. К достоинствам данного процесса можно отнести высокую однород-
ность кристаллической фазы получаемого соединения, высокую скорость кри-
сталлизации.
При проведении научно-исследовательских работ на основе фундамен-
тальных открытий в области лазерных технологий обнаружено новое явление –
152
высокоскоростная нанокристаллизация ВТСП в лазерной плазме. В случае по-
лучения положительных результатов технология может обеспечить изготовле-
ние ВТСП на гибких подложках, не требующих кристаллографического соот-
ветствия между подложкой и кристаллизуемым материалом.
Проведение теоретических и экспериментальных исследований может
позволить создать технологию изготовления протяжѐнных структур на различ-
ных гибких подложках, таких как металлическая фольга определѐнного соста-
ва, органические плѐнки и кристаллические подложки с высокой теплопровод-
ностью (алмаз, кварц, сапфир, оксид магния MgO, титанаты стронция SrTiO3 и
бария BaTiO3) для задач наноэлектроники.
Получены результаты пробной кристаллизации соединения «123» (иссле-
довалась кристаллизация купратных ВТСП с общей формулой YBa2Cu3O7–x, где
x величина в диапазоне 0,2–0,5) из шихты. Предварительные эксперименты по-
казали принципиальную возможность осуществления подобного синтеза сверх-
проводников в лазерной плазме. Удалось наблюдать в микроскоп друзы срос-
шихся кристаллов чѐрного цвета с естественной огранкой и ориентацией в од-
ной плоскости.
Возможные перспективы использования
высокоскоростной нанокристаллизации
Основываясь на приведѐнном механизме, учѐными в Физическом инсти-
туте имени П.Н. Лебедева уже были получены результаты высокоскоростной
кристаллизации для металлов на гибких подложках в структуре бумаги, а также
создана технология прямой лазерной печати и изготовления защитных изобра-
жений в теле банкноты [5].
Данная технология уже запатентована в России и ряде технологически
развитых зарубежных государств: США, Канаде, Великобритании, Голландии,
Китае, Японии, странах Евросоюза [6–8].
На основе технологии создания плазмонных наноструктур в системе ме-
талл-диэлектрик возможна разработка принципиально новых приборов:
 Сенсоры и биосенсоры;
 Лекарственные наноразмерные препараты;
 Субстраты для ГКР;
 Плазмонная томография и фототерапия;
 Высокоэффективные детекторы;
 Эффективные фотогальванические устройства;
 Яркие низкоэнергетические источники;
 Оптические элементы: фильтры, покрытия, переключатели, затворы, вол-
новоды;
 Метаматериалы;
 Катализаторы с развитой наноповерхностью.
Также существует возможность совмещения нового направления разви-
тия нанотехнологий с полиграфическими методами, используемых для специ-
альных видов печати.
Высокоскоростная кристаллизация металла на аморфной подложке в га-
зообразной среде, лежащая в основе нового направления развития нанотехно-
логий, совместима с полиграфическими методами создания на подложке элек-
тронных и оптоэлектронных компонентов. Капли раствора с наночастицами
153
материала для образования монокристаллов, переносятся на подложку и под-
вергаются воздействию импульсов лазерного излучения, вызывающих кристал-
лизацию этих частиц в пределах каждой капли.
Область применения нового направления развития нанотехнологий, в том
числе в сочетании с полиграфическими методами, используемых для специаль-
ных видов печати.
Новое направление развития нанотехнологий может быть применено в
электронике для образования наноразмерных кластеров и создания из них на-
ноэлектронных структур, используемых для передачи, преобразования, хране-
ния и генерации информационных сигналов.
Предлагаемая технология позволяет создавать квантовые металлические
точки на различных подложках, не имеющих кристаллографического сродства
с кристаллизуемым материалом. Размер квантовых точек определяется воз-
можностями фокусировки излучения. Наиболее перспективно использовать
синхротронное излучение, так как в этом случае можно продвинуться в терра-
герцовые технологии. При этом следует учитывать образование на поверхности
такой точки наноструктур. Предлагаемая технология позволяет вести кристал-
лизацию на гибких подложках.
За счѐт использования нового направления совместно со специальными
методами печати возможно изготовление при низких температурах контактов
электрических схем и микросварок элементов схем; создание на подложке
электронных и оптоэлектронных компонентов схем.
В машиностроении для изготовления активных элементов катализаторов
с развитой поверхностью; упрочнения поверхности деталей машин; изготовле-
ния нанопорошков металлов, сплавов металлов и полупроводников.
В полиграфии для получения по предлагаемой технологии специальных
видов печати в теле листового материала путѐм создания изображения из по-
мещѐнных в глухие каналы монокристаллов металла или сплавов металлов, ко-
торые светятся в проходящем свете.
Первоочередные направления реализации предлагаемой технологии.
Электроника. Использование предлагаемой технологии для создания
микро- и наноструктур позволит отказаться от общепринятых технологий их
изготовления, предусматривающих сложные и длительные операции маскиро-
вания подложки, нанолитографию, травление и удаление маскирующего слоя
со структурированной подложки, еѐ промывку и несколько циклов термической
обработки, либо различные варианты лазерно-химического осаждения материа-
ла на подложку в условиях глубокого вакуума, с заменой в вакуумной камере
одной газовой среды на другую.
Поскольку предлагаемая технология исключает использование, как ваку-
умных камер, так и сложных многостадийных процессов для создания микро- и
наноструктур, целесообразна реализация этой технологии, тем более что речь
идѐт о необъятном по стоимости и объѐмам мировом рынке.
Другими важным направлением развития предлагаемой технологии мо-
жет стать защита ценных бумаг. В настоящее время уже получены защитные
изображения из нанокристаллических структур меди (рис. 2) в теле банкнот
(рис. 3а, б.). При освещении ультрафиолетовой лампой изображения начинают
светиться с обеих сторон банкноты (рис. 4).

154
Это направление исключительно актуально, т.к. полиграфические методы
их защиты исчерпали себя, страны наводнены подделками, таким образом, речь
идѐт не только о защите экономических интересов отдельных граждан, но и
экономики стран.

Рис. 2. Глухие каналы с монокристаллами металлов

а)
б)
Рис. 3. Изображение из монокристаллов металла, видимое со стороны входных отверстий
каналов в свете, проходящем с обратной стороны банкноты
В качестве дополнительной степени защиты денежных знаков апробиро-
вана на уровне лабораторных образцов возможность изготовления защитных
изображений и дифракционных решѐток на гибких подложках (в теле бумаги).
Важно отметить, что использование предлагаемой технологии для защи-
ты банкнот могло бы стать важной статьей экспорта при выполнении заказов на
их поставку в страны, не осуществляющие печатание банкнот.
Ещѐ одной важной ветвью развития технологии могло бы стать еѐ ис-
пользование для производства товаров широкого потребления, например, для
155
изготовления автомобильных катализаторов.

Рис. 4. Изображение из монокристаллов металла, видимое


под действием ультрафиолетового света. Изображение одинаково
ярко видно с обеих сторон банкноты

Указанное направление могло бы стать экономически привлекательным,


учитывая, использование более простой и дешѐвой технологии и существую-
щий в мире масштаб производства этих изделий.

Литература
1. Аскарьян Г.А. Эффект самофокусировки//Успехи физических наук. Ок-
тябрь 1973. Том 111, выпуск 2. С. 249-260.
2. Аскарьян Г.А., Студенов В.Б., Чистый И.Л. Тепловая самофокусировка в
луче с уменьшенной интенсивностью вблизи оси («банановая»‖ самофо-
кусировка). С. 519-520.
3. Аскарьян Г.А. Юркин А.В. Новое в светоакустике//Успехи физических
наук. Апрель 1989. Том 157, выпуск 4. С. 667-681.
4. Эшкин А. Давление лазерного излучения//Успехи физических наук. Май
1973. Том 110, выпуск 1. С. 101-116.
5. Sergey N. Maksimovsky, Gregory A. Radutsky, Anna V. Berdovchtchikova,
Vadim D. Katzman, Oleg R. Kharin Direct Laser Printing: New Opportunities
of Competition with Mechanical Printing Equipment. Digitalisation and Print
Media 32nd International iarigai Research Conference Papers 2005.
6. Sergei Nikolaevich Maximovsky, Grigory Avramovich Radutsky Method for
Producing a Metalized Image on a Sheet Material and Device for Carrying out
Said Method. PCT/RU2004/000264.
7. Максимовский С.Н. Радуцкий Г.А. Метод для получения металлизиро-
ванных изображений в листовом материале и устройство для его выпол-
нения. Патент РФ 22267408 (PCT/RU 2004/102722).
8. Максимовский С.Н. Радуцкий Г.А. Патент Японии 4575393.
9. L. K. Vodop’yanov, P. S. Kozlov, I. V. Kucherenko, S. N. Maksimovskii, and
156
G. A. Radutskii Studying the Possibility of Applying the Light-Hydraulic Ef-
fect to Digital Printing. Instruments and Experimental Techniques, Vol. 46,
No. 4, 2003, pp. 549–553.
10.В.Ю. Афанасьев, В.А. Исаков, К.А. Хачиян. Ускорение трехслойных ми-
шеней в ИТС на пучках тяжелых ионов. Физика плазмы. Т. 13. Вып. 1 М.
1987. С. 101-108.
11.Рост кристаллов. Том 17 – М.: Наука, 1989. С. 87-103.

Задача ассимиляции данных для модели океанских приливов


Ипатова В.М.
Московский физико-технический институт (государственный университет)
Введение
Задачи о «приливных потенциалах» (о «приливообразующих силах») яв-
ляются одними из обратных задач, естественным образом возникающих в ма-
тематической теории приливных течений (или просто приливов) во многих ак-
ваториях Мирового океана (окраинные моря и др.). Приливообразующие силы
обусловлены силами притяжения в сложной системе небесных тел (среди кото-
рых особо выделяются Солнце, Земля и Луна). Эти силы специфичны тем, что
они периодичны по времени и их можно попытаться рассчитать заранее с по-
мощью методов гармонического анализа, т.е. до проведения расчетов прилив-
ных течений по выбранной математической модели. Эти предварительные рас-
четы должны быть осуществлены с учетом особенностей конкретной аквато-
рии, в которой моделируются приливные течения. Для этих расчетов необхо-
димо найти «гармонические константы» для выбранной акватории, привлекая
многолетние данные наблюдений. Очевидно, что это возможно или не для всех
акваторий Мирового океана, или гармонические константы не опубликованы в
открытой печати, или они получены с недостаточной точностью. Именно вы-
числение данных констант является одной из основных задач гармонического
анализа приливных течений. В практических вычислениях, используя результа-
ты гармонического анализа, учитывают лишь основные гармоники приливооб-
разующих сил, пренебрегая остальными. Кроме того, рассматриваются силы,
обусловленные лишь притяжением Солнца, Земли и Луны и не учитываются
эффекты искривления дна Земли под действием этих сил и ряд других типов
приливообразующих сил. Учет всех видов приливообразующих сил просто не-
возможен по ряду причин (отсутствие теоретических знаний, полных данных
наблюдений и т.д.). В связи с указанными выше трудностями по расчету при-
ливообразующих сил можно сформулировать следующую обратную задачу:
обладая в заданном бассейне многолетними данными наблюдений за прилив-
ными течениями, а также данными спутниковых наблюдений, восстановить
приливообразующие силы, характерные для данного бассейна. Если это можно
сделать, то полученные результаты могут быть использованы при прогнозиро-
вании приливных течений в этом бассейне. Исследование данной обратной за-
дачи (при выборе конкретной математической модели) осуществляется в на-
стоящей работе.

157
Задача вариационной ассимиляции данных
Введем следующие обозначения: x [0,  ] – коширота, y [0, 2 ) – долго-
та, a – радиус Земли,  – угловая скорость вращения Земли, g – ускорение
свободного падения,  – коэффициент придонного трения, h  h( x, y) – глубина
спокойного океана,    ( x, y, t ) – отклонение уровня океана от равновесного со-
1 a 
стояния, u  (u, v) 
h  ah Vdz – осредненная по глубине скорость жидкости,
1 
f  f ( x, y, t ) – приливной потенциал, A  10  ,   const  0 . Пусть G – открытое
 0

подмногообразие сферы радиуса a с границей  класса C 2 , n – вектор нормали


к  ,   1   2 , 1 – жидкая часть границы,  2 – твердая часть границы,  – ха-
рактеристическая функция (индикатор) множества 1 . Предполагается, что
h( x, y) непрерывно дифференцируема и строго положительна на замыкании G .
Пусть T – конечный момент времени, Q  G  (0, T ) , S  [0, T ] . В области Q
рассматривается модель океанских приливов
u u | u | 
 2Au cos x   g  f ,  div(hu)  0 (1)
t h(1   | u |) t
с начальным и граничным условиями
u  u0 ,    0 при t  0, hu  n   gh   на S, (2)
где    ( x, y, t ) - заданная граничная функция.
Доказывается теорема существования и единственности решения задачи
(1)-(2) в соответствующих функциональных пространствах. Предполагается,
что в измеримой подобласти Q0  Q имеются данные наблюдений за возвыше-
нием уровня океана  obs ( x, y, t ) , которые используются для восстановления при-
ливного потенциала. Неизвестная функция f разыскивается в пространстве
 f 
X  f  L2 (Q),  L2 (Q),  fdG  0  . Расхождение между наблюдаемыми вели-
 t G 
чинами и результатами моделирования измеряется функционалом стоимости
J ( f )   || f  f a ||2X    f   obs  dQ0 , где   0 – параметр регуляризации, f a  X –
2

0 Q

заданное априорно известное приближенное значение f ,  f – решение (1)-(2),


отвечающее данной функции f . Ставится задача вариационной ассимиляции
данных об отыскании приливного потенциала f X такого, что
J ( f )  min  J ( ),   X  , доказываются теоремы о еѐ разрешимости и о необходи-
мых условиях оптимальности.
Заключение
Полученные в работе новые теоретические результаты дают математи-
ческое обоснование процедуре вариационной ассимиляции данных в нелиней-
ной невязкой модели океанских приливов с целью определения приливного по-
тенциала. Результаты могут быть использованы при обработке данных альти-
метрии, поступающих со спутников, в целях повышения точности прогнозиро-
вания приливных явлений.
Работа выполнена при поддержке ФЦП «Научные и научно-
педагогические кадры инновационной России» на 2009–2013 годы

158
Безмасляные средства получения сверхвысокого вакуума
для обеспечения качества и надежности электровакуумных
приборов и аппаратуры
Курбатов О.К.
ООО «НПФ «АРГОНАВТ-ТЕМП»
при ФГУП «НИИВТ им. С.А. Векшинского»

Введение
В электровакуумных приборах вакуум является конструктивным элемен-
том, обязательным для функционирования в течение всего срока службы. Низ-
кий и средний вакуум используется в осветительных приборах и газоразрядных
устройствах. Высокий вакуум в приемно-усилительных и генераторных лампах.
Наиболее высокие требования к вакууму предъявляются при производстве
электронно-лучевых трубок и сверхвысокочастотных приборов. Для работы
полупроводникового прибора вакуум не требуется, но в процессе его изготов-
ления широко используется вакуумная технология. Особенно широко вакуум-
ная техника применяется в производстве микросхем, где процессы нанесения
тонких пленок, ионного травления, имплантации, электронолитографии обес-
печивают получение элементов электронных схем субмикронных размеров [2].
Принцип работы электровакуумных приборов (ЭВП) предполагает нали-
чие в их полости определенного разрежения. Рабочие давления в готовых элек-
тровакуумных приборах имеют следующие значения:
Приемо-усилительные лампы (ПУЛ) ….……………… 10-3 – 10-5 Па;
Электронно-лучевые трубки …………………………… 10-4 – 10-6 Па;
Генераторные лампы …………………………………… 10-4 – 10-5 Па;
Фотоэлектронные приборы … …………………………. 10-4 – 10-6 Па;
Малошумящие лампы бегущей волны (ЛБВ),
магнетроны ……………………………………………… 10-6 – 10-7 Па;
Высокие требования к разрежению в современных ЭВП обусловлены
большими напряженностями электрических полей, необходимостью сохране-
ния эмиссионных свойств катодов и исключением влияния остаточных газов и
их ионов на параметры прибора [3].
Основные типы безмасляного
сверхвысоковакуумного оборудования
Среди многообразия вакуумно-технологического оборудования произ-
водства изделий электронной техники существенную часть представляет обо-
рудование, основанное на получении в рабочих камерах в качестве рабочей
среды безмасляного сверхвысокого вакуума порядка 10-7–10-8 Па.
Это оборудование должно обеспечивать в электровакуумных приборах
повышенной сложности и ответственности остаточное давление не выше 10 -6–
10-7 Па. К таким электронным приборам относятся: СВЧ-приборы (магнетроны,
лампы бегущей и обратной волны), рентгеновские трубки, фотоэлектронные
приборы (ФЭП), электронно-оптические преобразователи (ЭОП).
В технологии производства этих приборов важнейшим этапом является
термовакуумная обработка – процесс создания в приборе необходимого вакуу-
ма и условий сохранения его во время эксплуатации для надежной работы при-

159
бора со стабильностью технических характеристик в течение всего назначенно-
го срока службы.
Несоблюдение требований по допустимому составу и парциальным дав-
лениям остаточных газов даже при очень низком суммарном давлении в прибо-
ре резко снижает его работоспособность. Это связано с тем обстоятельством,
что в случае повышенного содержания в составе остаточных газов О2, СО, СО2,
паров воды происходит интенсивное окисление и, как следствие, перегорание
нагретых деталей и в первую очередь катода. Особенно губительно для прибо-
ров присутствие тяжелых углеводородов в составе остаточных газов (с М > 44).
По этим причинам для производства указанных приборов используется сверх-
высоковакуумное безмасляное технологическое оборудование. Для разработки
и производства особо чистых материалов электронной техники также использу-
ется сверхвысоковакуумное безмасляное оборудование.
В качестве средств получения безмасляного сверхвысокого вакуума ис-
пользуются криогенные, турбомолекулярные, магниторазрядные и комбиниро-
ванные электрофизические насосы (магниторазрядные и испарительно-
геттерные насосы или нераспыляемые геттеры совместно с магниторазрядными
насосами).
Для форвакуумной откачки применяются либо адсорбционные цеолито-
вые насосы, либо так называемые «сухие» (безмасляные) форвакуумные меха-
нические насосы, либо обычные механические насосы с сорбционными ловуш-
ками для начальной кратковременной откачки [1,4].
Криогенные насосы, принцип действия которых основан на поглощении
остаточных газов сорбентами на охлажденных поверхностях до температуры
жидкого гелия ~ 4ºК, бывают двух типов: так называемые «заливные» насосы и
насосы с автономными криогенераторами. Криогенные насосы являясь хоро-
шими средствами получения «чистого» вакуума без присутствия в спектре ос-
таточных газов тяжелых углеродов имеют ряд эксплуатационных недостатков
при промышленном применении.
«Заливные» насосы требуют периодической дозаливки жидкого гелия и
наличия устройств накопления испаряющегося гелия. Кроме того, производст-
во жидкого гелия и утилизация газообразного гелия для дальнейшего его ис-
пользования в настоящее время являются относительно дорогостоящими меро-
приятиями. Эти процессы сложно автоматизировать.
Криогенные насосы с автономными криогенераторами являются доволь-
но сложными устройствами, требующими высокой точности и культуры произ-
водства, высокой производственной технологии.
К числу безмасляных средств получения сверхвысокого вакуума
–7
(~ 10 Па) относят также турбомолекулярные насосы с магнитными и воздуш-
ными опорами подшипников. В момент работы такого типа турбомолекулярно-
го насоса в спектре остаточных газов действительно отсутствуют тяжелые уг-
леводороды. Однако в промышленных насосах с масляной смазкой подшипни-
ков после остановки насосов наблюдается проникновение тяжелых углеводоро-
дов (с М > 44) в высоковакуумный объем вследствие миграции масла из форва-
куумной части насоса и системы в целом по внутренней поверхности турбомо-
лекулярного насоса и последующего испарения паров масла в откачиваемый
объем. Поэтому, строго говоря, турбомолекулярные насосы не являются абсо-

160
лютно безмасляными средствами сверхвысокого вакуума.
В качестве сверхвысоковакуумных средств получения вакуума чаще все-
го используются магниторазрядные насосы или комбинированные насосы на их
основе, обладающие рядом преимуществ перед другими насосами в промыш-
ленных условиях (по сравнению с турбомолекулярными, криогенными и дру-
гими сверхвысоковакуумными насосами).
Вакуумно-технологическое оборудование для производства рассматри-
ваемого класса ЭВП бывает нескольких типов: откачные посты, в том числе ав-
томатизированные, многопозиционные машины карусельного и конвейерного
типов, многокамерные установки конвейерного типа с перемещением деталей и
шлюзованием.
Совершенно по-другому строятся сверхвысоковакуумные безмасляные
установки молекулярно-лучевой эпитаксии (МЛЭ), представляющие собой
сложнейшие машины с набором аналитических и электрофизических уст-
ройств, служащих для проведения тончайших технологических процессов, в
частности для выращивания микроэлектронных структур на основе соединений
АIII- BV, AIV- BVI.
Технологические процессы изготовления электровакуумных приборов
(ЭВП) включают в себя термическую обработку как отдельных узлов и деталей
приборов, так и приборов в целом. Технологические процессы, связанные с на-
греванием, имеют следующее назначение:
− очистку поверхности от загрязнения;
− обезгаживание, т.е. уменьшение концентрации газовых и летучих приме-
сей в материале;
− введение в материал легирующих примесей;
− изменение химического состава за счет термической дислокации;
− образование на поверхности твердого тела слоев со свойствами, отли-
чающимися от свойств основания подложки и т.д.
Термические процессы очистки и обезгаживания имеют много общего и
обычно осуществляются при нагревании в вакууме и газовых средах контроли-
руемого состава, а также при откачке ЭВП.
Экспериментальные данные показывают, что в толще металла содержит-
ся в десятки раз больше газов, чем на поверхности. При этом загрязнение по-
верхности может вызвать значительное увеличение общего газовыделения.
Парциальное давление газов над поверхностью деталей должно быть не
более некоторого определенного предела. В современном оборудовании для ва-
куумного отжига парциальные давления O2, CО, паров воды не превышают
10-4–10-5 Па.
На рис. 1. представлен типичный спектр остаточных газов паромасляного
вакуумного насоса, свидетельствующий о присутствии в остаточной газовой
среде большого набора тяжелых углеводородов (с М > 44), которые серьезным
образом ухудшают характеристики ЭВП (особенно сложных и ответственных
приборов), создают условия снижения эмиссионных способностей катодов и
повышают вероятность межэлектродных пробоев в приборах [5].

161
Рис. 1. Состав остаточных газов в высоковакуумной системе
с паромасляным насосом

Даже турбомолекулярные насосы в промышленном исполнении с масля-


ной смазкой опорных подшипников, несмотря на высокую степень компрессии
по тяжелым углеводородам не могут служить безмасляными средствами откач-
ки (рис. 2).

Рис. 2. Состав остаточных газов в высоковакуумной системе


с турбомолекулярным насосом

Классическим примером безмасляного средства откачки является крио-


генный насос, спектр остаточных газов которого представлен на рис. 3.
Экономически и технически обоснованным выбором для вышеперечис-
ленных электровакуумных приборов в промышленных условиях является при-
менение безмасляных сверхвысоковакуумных систем на основе магнитораз-
рядных насосов, состав остаточных газов которых показан на рис. 4.

162
Рис. 3. Состав остаточных газов в высоковакуумной системе
с криосорбционным насосом

Рис. 4. Состав остаточных газов в высоковакуумной системе


с магниторазрядным насосом

Представленные масс-спектры снимались с помощью вакуумного масс-


спектрометра омегатронного типа.
Для технологического вакуумного оборудования наибольшее применение
находят магниторазрядные насосы, в которых откачка газов происходит путем
поглощения газовых молекул пленками геттера, чаще всего титана, распыляе-
мого в высоковольтном разряде в магнитном поле. Активные газы (азот, кисло-
род и др.) откачиваются благодаря прочному химическому связыванию их с
пленками титана (хемосорбции), а инертные газы (гелий, неон, аргон и др.) от-
качиваются за счет внедрения образованных в разряде ионов в нераспыляемые
участки поверхности электродов с одновременным запылением титаном.
Широкое использование этих насосов объясняется целым рядом их пре-
имуществ по сравнению с другими средствами откачки, среди которых основ-
ными являются:
163
− получение безмасляного вакуума, свободного от тяжелых углеводородов;
− бесшумная работа насоса;
− относительная простота конструкции и высокая надежность в работе;
− большой ресурс работы – десятки тыс. часов при давлении 10-4 Па;
− широкий диапазон рабочего давления – 100– 10-9 Па;
− возможность измерения вакуума по току разряда в насосе;
− авторегулировка расхода геттерного материала;
− безопасность аварийного прорыва атмосферного воздуха в насос вследст-
вие отсутствия высокотемпературных элементов;
− возможность поиска течей без вскрытия вакуумной системы;
− экономичное потребление электроэнергии;
− малая инерция при запуске и остановке;
− любое рабочее положение.
Принцип действия магниторазрядного насоса основан на поглощении ос-
таточных газов пленками металла, которые распыляются газовыми ионами в
разряде Пеннинга. Этот разряд поддерживается в вакууме вплоть до сверхниз-
ких давлений (до 10-10 Па) благодаря наличию магнитного поля, в то время как
обычный тлеющий разряд (без магнитного поля) полностью прекращается при
давлениях ниже 10-1 Па. Для поддержания разряда необходимо, чтобы магнит-
ное поле H превышало некоторое критическое значение Hкр, т.е. H > Hкр.
Магниторазрядная ячейка представляет собой электродную систему, со-
стоящую из полого цилиндрического анода (dа и la – диаметр и длина анодной
ячейки) и двух плоских катодов, расположенных симметрично с обеих торце-
вых сторон анода. Вся система помещается в продольном магнитном поле (рис.
5).

Рис. 5. Схема разрядной ячейки Пеннинга:


1 - плоские катоды; 2 – цилиндрический анод

Вся система помещается в продольном магнитном поле. Катоды электри-


чески соединены между собой, а анод изолирован от них. Как правило, на анод
подается высокое положительное напряжение Ua (порядка нескольких кило-
вольт), а катоды находятся под потенциалом земли. Напряженность магнитного
поля H обычно составляет 4∙104–16∙104 А/м.
Разряд Пеннинга представляет собой самостоятельный тлеющий разряд в
магнитном поле, в котором непрерывное рождение электронов и ионов за счет
ионизации остаточных газов и вторичной ионно-электронной эмиссии компен-
сирует их утечку на электроды. Уход ионов на катоды насоса и связанные с
этим вторичные явления распыления катодов и поглощения газа составляют
164
полезный эффект, т.е. откачку. Одновременно происходит и уход из разряда на
анод электронов, траектории которых пересеклись с поверхностью анода. Та-
ким образом, в цепи разряда течет непрерывный ток и расходуемая энергия по-
полняется из внешнего источника.
Электродная система в сочетании с магнитным полем, предложенная
Пеннингом, является хорошей «ловушечной» системой для электронов. Элек-
троны попадают на анод главным образом за счет последовательных ионизи-
рующих столкновений с молекулами остаточного газа. Время жизни электрона,
т.е. время, прошедшее от момента его возникновения до попадания на анод, об-
ратно пропорционально давлению и оценивается 10-3 сек при р = 10-4 Па и 103
сек ≈ 17 мин при р = 10-10 Па. При этом происходит накопление отрицательного
объемного заряда до величин плотности 10 10эл./см3. Наличие отрицательного
объемного заряда в разряде Пеннинга является одной из основных особенно-
стей данного вида газового разряда.
Схема насоса представлена на рис. 6, а общие виды магниторазрядных
насосов серии НМД с быстротой действия по азоту от 6,3 до 1000 л/с показаны
на рис. 7.

Рис. 6. Устройство насоса НОРД-25 с быстротой действия 25 л/сек:


1 – корпус; 2 – магнитопровод; 3 – ферритовый магнит; 4 – анод;
5 – трубка охлаждения водой; 6 – катод; 7 – опорные керамические
изоляторы; 8 – экраны; 9 – высоковольтный ввод

Предельное давление магниторазрядных насосов составляет 10 -7–10-9 Па.


Верхний предел рабочих давлений (~10-3 Па) определяется газовыделением,
обусловленным перегревом электродов насоса. Поскольку его наличие на элек-
тродах уменьшает быстроту действия насоса и ухудшает предельное давление,
предварительную откачку следует обеспечивать безмасляными средствами от-
качки. Кратковременная работа насоса при его запуске возможна от давления 1
Па.
На практике применяются многосекционные насосы, в которых магнито-
разрядные секции устанавливаются по образующей корпуса вакуумного насоса.
Быстрота действия такого насоса пропорциональна количеству секций и диа-
метру входного патрубка.

165
Рис. 7. Магниторазрядные
насосы 3-го поколения – серии
НМД с быстротой действия по
азоту 6,3; 25; 63; 100; 250; 630;
1000 л/с

Катоды электронных блоков насосов представляют собой титановые пла-


стины, изготовленные из технического титана ВТ-1-0, а анодные блоки, выпол-
ненные в виде набора тонкостенных цилиндров (ячеек), – из корозионно-
стойкой стали12Х18Н9Т (рис. 8).

Рис. 8. Катод и анод


электронного блока
магниторазрядного
диодного насоса НМД-1

Специальное вакуумно-технологическое оборудование с технологией мо-


лекулярно-лучевой эпитаксии служит для выращивания кристаллов и получе-
ния сплавов практически с любым соотношением составляющих компонентов,
получения структур СВЧ-полупроводниковой электроники.
К классу вакуумно-технологического оборудования следует отнести и
оборудование для контроля и анализа поверхности твердого тела. В числе ме-
тодов аналитического оборудования: электронная оже-спектроскопия и масс-
спектрометрия вторичных ионов, резерфордовского обратного рассеяния, рас-
тровое ионное зондирование, электронная микроскопия высокого разрешения,
растровая электронная микроскопия, метод рентгеновских стоячих волн, ска-
нирующая туннельная микроскопия, релаксационная спектроскопия глубоких
уровней и ряд других методов.
Ускоряющее воздействие на развитие аналитической техники оказывает
лидирующая тенденция к дальнейшему уменьшению размеров топологии твер-
дотельных электронных устройств с недостижимыми ранее характеристиками
(с линейными размерами элементов СБИС ~ 0,05 мкм).
Эффективная разработка новых изделий микроэлектроники и оптимиза-
ция технологии их производства невозможны без достоверной информации о
166
химическом составе и распределении легирующих и фоновых примесей в объ-
еме и на поверхности тонкопленочных систем.
Современное состояние исследований и производство изделий микро-
электроники, требующих точного метрологического и аналитического обеспе-
чения, приводят к тому, что аналитический прибор становится частью техноло-
гической установки. Типичный пример этого – включение аналитических узлов
в состав установок молекулярно-лучевой эпитаксии, что превращает их в еди-
ный аналитико-технологический комплекс. Все вышеперечисленные методы
исследований и производственные процессы современной микроэлектроники
требуют обеспечения чистых условий на поверхности. Поэтому в аналитиче-
ских приборах и оборудовании прежде всего должно выполняться условие
обеспечения безмасляного сверхвысокого вакуума, т.е. давление остаточных
газов не должно превышать ~ 1∙10-8 Па.
Перевод традиционной откачки электровакуумных приборов (ЭВП), осо-
бенно повышенной сложности и ответственности, с использованием паромас-
ляных вакуумных насосов на безмасляную откачку дал существенный эффект в
повышении качества и надежности электронных приборов. Так, срок службы
СВЧ-приборов в среднем увеличился с 10000 ч. до 45000 ч., т.е. в 4,5 раза, элек-
тронно-оптических преобразователей (ЭОП) в 3 раза, рентгеновских трубок в
3,5 раза.
Заключение
Существенным фактором повышения качества и надежности электрова-
куумных приборов (ЭВП) явился перевод этих приборов на безмасляную от-
качку. При этом срок службы повысился более чем в 3 раза.
Наиболее эффективной и удобной в эксплуатации техникой является тех-
нологическое оборудование откачки приборов, основанное на магниторазряд-
ных сверхвысоковакуумных насосах, обеспечивающих остаточный вакуум в
СВЧ-приборах не хуже 5∙10-7 Па.
Литература
1. Курбатов О.К. Физические основы и промышленные средства получения
и поддержания вакуума, М.: Изд. МИФИ, 1991.
2. Розанов Л.Н. Вакуумная техника, М.: Высшая школа, 2007.
3. Пипко А.И., Пипко Ю.А., Плисковский В.Я. Вакуумно-термическое обо-
рудование в производстве изделий электронной техники, М.: Машино-
строение, 1986.
4. Кожитов Л.В., Чиченев Н.А., Демин В.А., Златин П.А., Емельянов С.Г.,
Курбатов О.К., Пархоменко Ю.Н. Технологическое вакуумное оборудо-
вание, часть 1, М.: МГИУ, 2010.
5. Черепнин Н.В. Сорбционные явления в вакуумной технике, М.: Со-
ветское радио, 1973.

167
УДК 31.15; 52.47; 61.51
Нефтяные дисперсные системы и нанотехнологии
Сюняев Р.З.1, Сафиева Р.З.1, Сафиев О.Г.2
1
Российский государственный университет нефти
и газа им. И.М.Губкина
2
Институт горючих ископаемых
Введение
В развитии любой науки (в том числе, и науки о нефти) происходит не-
прерывная смена концепций в результате накопления знаний. Нефтяные систе-
мы, с одной стороны, являются на сегодняшний день важнейшим энергетиче-
ским ресурсом, а, с другой, представляют собой уникальные объекты со слож-
ной внутренней структурой. Изучение свойств нефтяных систем обусловлено
технологическими (повысить эффективность использования нефтепродуктов) и
экологическими (снизить выбросы загрязняющих веществ в окружающую сре-
ду) вызовами, при этом адекватные способы описания и регулирования свойств
возможны на основе новых знаний, возникающих в смежных областях наук.
Физико-химические и технологические свойства нефтяных систем в значитель-
ной степени предопределены их строением на нанометровом масштабе. Дока-
занным фактом является то, что нефтяные системы структурированы на нано-
уровне, во многом определяющем их отклик на внешние воздействия. Эта
взаимосвязь пока мало учитывается при исследованиях нефтяных систем на
всех этапах технологического цикла.
В финансировании исследований в области нанотехнологий участвует
не только Национальный научный фонд США, но и более двух десятков мини-
стерств и агентств. На долю США приходится наибольшее количество патентов
в мире в области нанотехнологии [1]. «Программа развития наноиндустрии в
Российской Федерации до 2015 г.» предусматривает развитие следующих на-
правлений, потенциально перспективных для нефтегазовой отрасли:
− новые конструкционные материалы, прежде всего новые виды сталей с
уникальными свойствами с потенциалом рынка в 150–200 млрд. руб. в
год,
− катализаторы и каталитические мембраны для очистки и переработки
легкого углеводородного сырья с потенциалом рынка в сотни миллиардов
рублей,
− технологическое и диагностическое оборудование, с оценкой рынка в $1
млрд. в год.
Мировой рынок нанотехнологических разработок оценивается в 1 трил-
лион долларов к 2015 году.
Основные разделы статьи
Р.Фейнманом в 1959 г. в его знаменитой лекции «Там, внизу, полно мес-
та» (There’s plenty of room at the bottom) был предсказан как интерес к объектам
на наноуровне, так и возможности манипуляций с ними для управления макро-
скопическими свойствами материалов путем выстраивания их архитектуры [2].
В веществе, структурированном на наноуровне, относительная доля числа
поверхностных частиц (атомов, молекул) nS нанокластеров к числу объемных

168
nV возрастает при уменьшении размера нанокластера (рис.1). К нанообъектам
относятся кластеры с линейным размером, хотя бы в одном измерении до 100
нм. При максимальном радиусе 3D-кластера 100 нм число структурных элемен-
тов (1 нм) составляет 106 единиц. Размерные уравнения дают количественное
описание изменения некоторого макроскопического свойства Z [3].
Z(n)  Z( )  f (n  )
Функция f(n - ) становится существенной при малых значениях n.

0,8

0,6

nS/nV
0,4

0,2

0
2 3 4 5 6 7

log n

Рис.1. Зависимость отношения числа поверхностных элементов nS


к объемным nV от общего числа структурных элементов n = nS + nV,
включенных в нанокластер

Необходимо отметить, что свойства вещества в этом диапазоне размеров


более 100 лет являются предметом изучения науки о коллоидах [4]. Около 40
лет тому назад патриархом отечественной науки о коллоидах академиком П. А.
Ребиндером была предложена доктрина о нефтяных дисперсных системах, ко-
торая позволила понять причины многих не находивших ранее объяснения экс-
тремальных изменений физико-химических свойств НДС, обнаруживаемых в
лабораторных и промышленных условиях при проведении технологических
процессов.
Позже, благодаря развитию тонких инструментальных методов (им-
пульсной ЯМР-спектроскопии, диэлектрической и оптической спектро-
скопии, электронной и атомно-силовой микроскопии и др.), было уста-
новлено, что нефтяные системы структурированы на микро- и наноуровне
(рис. 2).
Свое место на этом «векторе размеров частиц» заняли нанострукту-
ры, открытые за последнее время зарубежными авторами, которые встре-
чаются в небольших количествах и в нефтях (адамантаны, фуллерены, со-
ли тетрамерных нефтяных кислот). Пионерские идеи об экстремальном
изменении свойств НДС были предложены ранее [5] на основе динамиче-
ского характера изменения микро- и наноструктуры традиционного ком-
понента нефтей и нефтяных остатков – дисперсных частиц асфальтенов.

169
НДС
Асфальтены
фуллерены C60 C70 C90
Диамандоиды
газогидраты сырые нефти
цеолиты, масла,
катализаторы

Асфальтеносодержащие дисперсии
(нефти, битумы, нефтяные остатки)
Углeродныe нанотрубки

Химические агенты (буровые


растворы, гели, кислотные и
щелочные составы)

Рис. 2. Характерные размеры дисперсных частиц, присутствующих в НДС

В зависимости от концентрации асфальтенов в НДС и состава дис-


персионной среды возможно формирование частиц асфальтенов от нано-
до микроразмеров и образование НДС типа свободно- или связнодис-
персной системы. Результатом консолидированного мнения группы зару-
бежных исследователей является различные сценарии эволюции НДС в
зависимости от состава и концентрации асфальтенов с возможным фор-
мированием свободно- или связнодисперсной системы (рис. 3).

Рис. 3. Различные сценарии эволюции НДС в зависимости от состава


и концентрации асфальтенов [6]

170
Сегодня можно утверждать, нефтегазовые системы, безусловно, относят-
ся к наноструктурированным объектам. Агрегирование природных макромоле-
кул (асфальтенов, смол, парафинов) приводит к кольматации порового про-
странства нефтяных коллекторов, формированию отложений на поверхностях
добывающего и транспортного оборудования (рис. 4).

Рис. 4. АСМ-изображения наноструктур асфальтенов на поверхности слюды [7]


Процессам кольматации предшествует адсорбция компонентов на по-
верхностях пор (образование 2D наноструктур). Газовые гидраты или клатраты
– кристаллические соединения, образующиеся при определенных термобариче-
ских условиях из воды и газа. Молекулы воды образуют решетку хозяина, в ко-
торой имеются полости. Эти полости могут занимать молекулы газа (молекулы-
«гости»). Молекулы газа связаны с каркасом воды ван-дер-ваальсовскими свя-
зями. Состав газовых гидратов описывается формулой MnH2O, где М – моле-
кула газа, n – число, показывающее количество молекул воды, приходящихся
на одну молекулу газа (n может изменяться от 5,75 до 17). Добыча и переработ-
ка обычных и тяжелых высоковязких нефтей и природных битумов сопровож-
дается формированием водонефтяных наноэмульсий. Эти примеры могут быть
продолжены.
Идея управления свойствами физико-химическими и технологическими
свойствами нефтяных дисперсных систем (наносистем) регулированием внеш-
ними воздействиями не нова [6, 8-10] (табл.1).
Усовершенствованные технологии нефтегазодобычи должны учитывать
фазовые диаграммы состояния пластовых флюидов в коллекторах [11].
В качестве ключевых направлений применения нанотехнологий в нефте-
газовой промышленности выделяются следующие [12-13]:
− наноматериалы для буровых растворов и цементирования скважин;
− наноматериалы для буровых долот;
− наносенсоры для бурения и каротажа;
− наночастицы и нанокомпозиты в добыче нефти;
− нанотехнологии для определения свойств пород коллекторов и пластовых
жидкостей;
− нанотехнологии для увеличения Коэффициента Извлечения Нефти
(КИН);
− нанопористые материалы для газовой и нефтехимической промышленно-
сти;

171
− нанокатализаторы в нефтяной, газовой и нефтехимической промышлен-
ности;
− нанотехнологии хранения газа;
− наноматериалы в смазках;
− наноматериалы для улучшения качества нефтепродуктов;
− нанотехнологии для защиты окружающей среды;
− мембранная нанофильтрация для нефти, газа и нефтепродуктов;
− нанокомпозиты в производстве полимеров;
− наноматериалы для защиты от коррозии.
Таблица 1
Управление макроскопическими свойствами наносистем
нефтяного происхождения
Макроскопические Внешние Микроскопические
параметры НДС факторы параметры НДС
вязкость, PVT-условия, степень дисперсности,
устойчивость,  добавки,  толщины поверхностных слоев,
поверхностное натяжение, рН среды дипольные моменты,
температуры фазовых смешение, фрактальная размерность,
переходов физические времена релаксации
поля

Не имея возможности подробно останавливаться на каждой из указанных


позиций, классифицируем их на универсальные и специфические в зависимости
от значимости и востребованности достигаемых технологических результатов.
Несомненно к универсальным нанотехнологиям относятся долгосрочные, вос-
требованные для концептуальных технологий нового поколения. Например, та-
кие, как: ―smart pipes‖ , ―smart wells‖ и ―intellectual oilfields‖, создание и приме-
нение наносенсоров для контроля давления, температуры, рН и т.д. Такие тех-
нологии позволят управлять состоянием технологического объекта в режиме
реального времени. К специфическим отнесены нанотехнологии, позволяющие
обеспечить локальные быстрые и среднесрочные нанотехнологические реше-
ния в нефтегазовой отрасли (табл. 2).
Таблица 2
Специфические нанотехнологии
Задачи промышленности Способ нанотехнологического решения
Увеличение срока работы оборудования и Противоизносные покрытия с целью
уменьшение времени простоя увеличения срока годности долот
Коррозионная стойкость Антикоррозионные покрытия
Формирование газогидратов Дендримеры
Отложения на морском оборудовании Ингибирующие гидрофобные покрытия
Разделение водонефтяных смесей Применение демульгаторов
Разделение газов с помощью нанопористых
Фильтрация и сепарация
мембран
Увеличение каталитической активности и
Нанокатализаторы
срока жизни катализаторов
Увеличение нефтедобычи Наножидкости как буровые растворы
Эффективность добычи тяжелых нефтей Нанокатализ в естественных условиях

Противоизносные, антикоррозионные и отталкивающие покрытия позво-

172
лят увеличить срок работы буровых долот, сократить время простоя нефтегазо-
вого оборудования для добычи, транспортировки и переработки сырья. Широ-
кое применение найдут наномембраны для сепарации газовых смесей. В каче-
стве систем для хранения углеводородных газов возможно использование угле-
родных нанотрубок, даймондоидов [1], полимерных дендримеров [13]. К числу
специфических нанотехнологий можно отнести и разработанные нашей науч-
ной группой технологии производства низкозастывающих профилактических
средств и пластичной смазки нового поколения.
Необходимое сочетание физико-химических и эксплуатационных свойств
новых нефтепродуктов достигается целенаправленным воздействием на их на-
ноструктуру, что подтверждается прямыми измерениями кривых распределе-
ния дисперсных частиц наноразмеров. Разработана композиция пластичной
смазки на полностью синтетической основе для высокоскоростных нагружен-
ных подшипников качения железнодорожных вагонов, сочетающей в себе вы-
сокие трибологические и низкотемпературные свойства при соблюдении ос-
новных требований к пластичным смазкам, используемым в подшипниках ка-
чения буксовых узлов грузовых и пассажирских вагонов. Опытный образец
смазки прошел необходимые стадии лабораторных и стендовых испытаний в
ОАО «РЖД». Отличительной особенностью технологии производства профи-
лактических средств, по сравнению с ранее известными, является включение в
состав композиции продуктов одной установки, имеющейся на каждом нефте-
перерабатывающем заводе.
Однако ситуация становится далеко не однозначной, когда речь заходит о
широком использовании термина «нанотехнологии» в нефтяной промышленно-
сти. Возникшая мода на использование терминологии нанотехнологий далеко
не в последнюю очередь обусловлена заявленным выделением бюджетных
средств этой области. Суть нанотехнологий не только в размере объекта, а в
способе его получения путем сборки необходимой наноструктуры. «Объекты
наноразмера появились вовсе не в момент утверждения 130-миллиардного
бюджета. В нанокреме, наноцинке, нанокефире, как и в креме фирмы «Киви»
для обуви, есть наночастицы – но они всегда там были!» [14].
Возникает опасность появления нового оксюморона. «Оксюморон (др.-
греч.)» - это «остроумная глупость» или сочетание слов с противоположным
значением [15].
Заключение
В основе специфических нанотехнологий (разработанных ранее и вновь
разрабатываемых), как правило, лежат адекватные представления о нано- и
микроструктуре нефтяных дисперсных систем и знания о способах их регули-
рования, что является основой эффективного решения технических задач в
нефтяной промышленности. Универсальные нанотехнологии обычно привнесе-
ны из смежных областей и направлены на достижение новых ранее неизвест-
ных технических результатов, приводящих к созданию концептуальных техно-
логий в нефтянойо промышленности.
Литература
1. Mansoori G.Ali Principles of Nanotechnology: Molecular – Based Study of
Condensed matter in Small Systems. World Scientific Publishing, 2005
2. R.P.Feynman ―There’s plenty of room at the bottom-An invitation to enter a
173
new field of physics‖ Engineering and Science Magazine of Cl. Inst. Of Tech.,
23,22, (1960).
3. Лахно В.Д. Кластеры в физике, химии, биологии. – Ижевск, НИЦ «Регу-
лярная и хаотическая динамика», 2001.
4. Коллоидно-химические основы нанонауки. / Под ред. А.П.Шпака,
З.Р.Ульберг.- К.: Академпериодика, 2005.
5. Сюняев З.И., Сафиева Р.З., Сюняев Р.З. Нефтяные дисперсные системы,
Химия, 1991.
6. Asphaltenes—Problematic but Rich in Potential K. Akbarzadeh, A. Hammami,
A. Kharrat, D. Zhang, S. Allenson, J. Creek, S. Kabir, A. (Jamal) Jamaluddin,
A. G. Marshall, R.P. Rodgers, O. C. Mullins, T. Solbakken // Oilfield Review
Summer 2007, Schlumberger. pp. 22-45.
7. Syunyaev R. Z.; Balabin R. M.; Akhatov I. S.; Safieva J. O. Adsorption of Pe-
troleum Asphaltenes onto Reservoir Rock Sands Studied by Near-Infrared
(NIR) Spectroscopy//Energy& Fuels 2009, 23, pp.1230-1236.
8. Structures and Dynamics of Asphaltenes. Ed. Mullins O.C. and Sheu E.Y.,
Plenum Press, new York, 1998.
9. Asphaltenes, Heavy Oils, and Petroleomics. Ed. Mullins O. C., Sheu E.Y.,
Hammami A., and Marshall A.G., Springer, 2007.
10.Физико-химические свойства нефтяных дисперсных систем и нефтегазо-
вые технологии./Под ред.Р.З.Сафиевой и Р.З.Сюняева.-М.-Ижевск: Ин-
ститут компьютерных исследований, НИЦ «Регулярная и хаотическая
динамика», 2007.
11.Евдокимов И.Н., Лосев А.П. Возможности оптических методов исследо-
ваний в системах контроля разработки нефтяных месторождений. М.:
«Нефть и Газ», 2007.
12.www.bi-me.com (Business Intelligence Middle East). Posted: March 7, 2008.
13.Proceedings of The First International Congress of Nanotechnology and Its
Application in Petroleum, Gas & Petrochemical Industries, Iran, 2006.
14.Образцов П. «Вот только не "нано" нам врать!» //Известия (наука) от
08.02.08.
15.http://ru.wikipedia.org/wiki

Принципы оперативного контроля водных ресурсов мегаполиса


Гориш А.В.1, Крапивин В.Ф.2, Угодчиков Г.А.3,
Пономарев С.А.1. Макаров Ю.Н.4
1
Институт повышения квалификации работников
машиностроения и приборостроения. НОУ «ИПК Машприбор»,
2
Институт радиотехники и электроники РАН, Москва
3
Международный фонд «Биотехнологий» им. академика
И.Н. Блохиной
4
Федеральное космическое агентство
Контроль и оценка состояния водной среды требуют знания огромного
количества характеристик, которые можно классифицировать на: 1) факторы
формирования химического состава воды; 2) качество воды и 3) динамические

174
характеристики. Задача синтеза имитационной системы для автоматизации
гидрофизических и гидрохимических исследований на конкретной территории
решается в рамках этой классификации с привлечением ГИМС-технологии
(ГИМС=ГИС+Модель) [1-3].
Экспертная система ориентирована на выполнение трех функций:
 индивидуальная работа с оператором (пользователем);
 работа в локальной информационной сети мегаполиса (экологическая
служба, администрация, управление водозаборными станциями и т.п.);
 работа в открытой информационной сети.
Экспертная система обеспечивает:
 восприятие и накопление данных экспериментальных оценок качества
воды;
 формирование ответов на запросы о состоянии водных ресурсов мегапо-
лиса;
 пространственно-временное восстановление характеристик водных объ-
ектов на территории мегаполиса по эпизодическим во времени и фраг-
ментарным в пространстве измерениям этих характеристик;
 прогнозную оценку характеристик водных объектов на территории мега-
полиса как следствие реализации антропогенных проектов;
 непрерывный диагноз состояния гидросферы мегаполиса с выдачей оце-
нок этого состояния по международным и национальным критериям ка-
чества воды;
 внесение изменений в форматы представления отчетной документации.
Блок-схема экспертной системы представлена на рис.1.

Рис. 1.

Каждый из перечисленных на схеме рис. 1 блоков выполняет следующие


операции:
ESA – Адаптация экспертной системы к географической, геофизической,
экологической и социально-экономической конфигурации мегаполиса. Форми-
рование тематического множества предметных идентификаторов.
EIP – Восприятие экспериментальной информации, ее масштабирование
и занесение в базу данных.
DRP – Обеспечение процедуры реализации запросов к базе данных. Об-
служивание регламентных запросов.
IMF – Формирование информационных карт о качестве воды на террито-
рии мегаполиса с привязкой к объектам конкретных характеристик их качества.
RSC – Изменение масштабов представления картографической информа-
175
ции с выделением фрагментов территории мегаполиса.
PTM – Модель транспорта загрязняющих веществ в водной среде мега-
полиса в соответствии со схемой рис. 2.
BCF – Блок контроля функций экспертной системы, обеспечивающий со-
гласование информационных потоков внутри системы, выявление дефектных
запросов и сообщений, предупреждение о неправильных (или запрещенных)
командах оператора, подсказку пользователю.
BDF – Блок реализации функции выявления нарушений качества воды и
информирования оператора об этих нарушениях.

Рис. 2.
Перед первым обращением к экспертной системе оператору предоставля-
ется возможность произвести ее адаптацию к конкретным параметрам мегапо-
лиса. Имеется в виду задание географической конфигурации и определение
176
размещения на территории мегаполиса объектов, учет влияния которых на ка-
чество гидросферы по мнению пользователя необходим. Адаптация начинается
с выбора конфигурации территории мегаполиса. Считается, что максимально
возможная конфигурация мегаполиса уже занесена в память компьютера со
всеми необходимыми характеристиками.
Это можно выполнить с помощью ГИС-технологии, сканера и т.п. Видя
на экране всю конфигурацию пользователь отмечает ту часть территории, кото-
рую он считает необходимо рассматривать в процессе эксплуатации системы.
При этом он определяет уровень пространственной дискретизации по широте
 и долготе . Предусмотрена ситуации «по умолчанию», для которой в па-
мяти компьютера уже хранится вся информация.
Выбрав пространственную сетку (например, в градусах) пользователь от-
мечает какие единичные участки он включает в рассмотрение.
По его действиям в базу данных заносится матрица А1 , которая служит в
дальнейшим опорным элементом как для всех расчетов, так и для контроля:
A1 = ||ai j , 1||, ai j ,1 = 0 при (i , j)  ; ai j ,1 = 1 при (i , j) ;
здесь  - территория мегаполиса, которую выбирает пользователь. Для просто-
ты считаеется, что i  и j , т.е.
i = 1 +(i-1) (i = 1, ..., N); j = 1 +(j-1) (j = 1, ..., M);
Другими словами, матрица (идентификатор) А1 определяет какие элемен-
ты территории мегаполиса  будут приниматься во внимание при функциони-
ровании экспертной системы.
Блок BCF каждый раз проверяет правильность запросов пользователя.
Если запрашивается информация о качестве воды на территории, где имеются
ячейки с ai j , 1 =0, то оператор будет предупрежден об этом. Если он ошибся при
адаптации, то блок DRP свяжет его с блоком ESA, чтобы изменить некоторые
элементы идентиикатора А1 .
После определения конфигурации территории мегаполиса начинается
формирование других идентификаторов. Идентификатор А2 = || ai j ,2|| определя-
ет размещение по территории  предприятий, учреждений, школ, гостиниц,
фабрик, заводов, заправочных станций и других источников сточных вод с ука-
занием некоторых параметров. Здесь ai j ,2 = (bi j , 1 ; bi j , 2 ; bi j , 3; bi j , 4), где bi j , 1 –
символ из табл. 1 (тип источника сточных вод), bi j , 2 и bi j , 3 - широта и долгота
точки сброса сточных вод от данного источника (эти координаты можно зада-
вать номерами строк и столбцов матрицы А1), bi j , 4 – символ, определяющий ,
например, ведомственную принадлежность предприятия или какое-либо другое
свойство источника сточных вод.
Идентификатор A3 = ||ai j , 3|| определяет структуру поверхности террито-
рии мегаполиса. Используется при учете поверхностного стока. Примерная
структура идентификатора указана в табл.2.
Идентификатор A4 = ||ai j , 4|| задает топографию территории мегаполиса.
Здесь ai j , 4 соответствует уровню местности относительно некоторого стандарта
(например, по отношению к уровню моря). Высота строений не учитывается.
Данные используются для облегчения выделения зон поверхностного стока.

177
Таблица 1
Типы возможных источников сточных вод в мегаполисе.
Идентификатор, b1 Тип источника сточных вод
0 Источников сточных вод нет
1 Текстильное производство 1-го типа
2 Текстильное производство 2-го типа
3 Текстильное производство 3-го типа
4 Больница
5 Поликлиника
6 Школа
7 Университет
8 Учебный институт
9 Научно-исследовательский институт
А Жилые дома 1-ой категории (многоэтажные)
В Жилые дома 2-ой категории (малоэтажные)
С Жилые дома 3-ой категории (деревенского типа)
D Аэропорт
Е Мотель
F Театр
G Парк с кафетериями, закусочными, аттракционами
I Авторемонтная мастерская (станция технического обслуживания)
J Порт
H Универсальный магазин
P Продовольственный магазин
L Ресторан
M Продовольственный рынок
N Фабрика игрушек
О Производство гончарных изделий
S Переработка нефтепродуктов
T Зоопарк
U Обработка черных металлов
V Производство цемента
W Производство сахара
Z Производство пива и алкагольных напитков
R Производство лекарств
Y Хлебопекарня
X Производство удобрений
+ Обработка цветных металлов
# Поверхностный сток
& Атмосферные осадки
% Заправка аккомуляторных батарей

В базе экологической информации содержатся обновляемые данные:


 Сведения об источниках сточных вод, перечисленных в табл.1 и распо-
ложенных в бассейне водоема или реки. Эти сведения содержат данные о коли-
честве коллекторов, объемах и составе сбросов, об используемых удобрениях и
технологиях и т.п. На основе этой информации оценивается причастность дан-
ного источника к возникновению аварийной ситуации или превышения ПДК.
 Сведения о станциях забора питьевой воды. Они включают территори-
альное размещение станций, их ведомственную принадлежность. Эта информа-
ция полезна при планировании контрольных замеров качества воды и других
целеуказаниях.

178
 Сведения о химическом загрязнителе. Такая справочная информация
важна для оперативной работы специалиста при обращении к экспертной сис-
теме. Информация включает сведения о физико-химических свойствах химиче-
ского элемента, о его влиянии на здоровье человека и на окружающую среду.
 Сведения о пробах воды. Эти сведения включают данные измерений
качества воды в различных точках реки или водоема. Такие измерения осуще-
ствляются в местах, выбираемых специалистом и хранятся в базе данных, а
также используются при корректировке входных данных в экспертную систему.
 Сведения сопутствующего характера. Они включают метеорологиче-
ские данные, сведения об осадках, скорости ветра и т.п. за предыдущее время.
Эти данные выдаются в отчетах системы по требованию пользователя.
Таблица 2
Описание элементов идентиикатора А3;
kl – коэффициент стока с поверхности l-го типа
Идентифи- Тип поверхности Коэффициент
кационный стока, kl
символ l (по
умолчанию)
0 Асфальтовое или другое жесткое покрытие 1.00
1 Голая почва без растительности 0.60
2 Почва, покрытая травой 0.45
3 Почва, заросшая кустарником 0.42
4 Участок леса (высокие деревья) 0.37
5 Строения 1-го типа (многоэтажные дома) 0.93
6 Строения 2-го типа (малоэтажные дома) 0.86
7 Строения 3-го типа (деревенские дома) 0.64
8 Участок реки 0
9 Участок водоема 0

Блок PTM обеспечивает расчет динамических процессов переноса загряз-


няющих веществ с потоками воды по территории мегаполиса. В общем случае
моделирование этих процессов является сложной самостоятельной задачей,
требующей большого объема данных о различных геофизических характери-
стиках территории мегаполиса. Поэтому в системе блок PTM имеет модифика-
ции, рассчитанные на различные инормационные уровни использования экс-
пертной системы. В простейшей версии блока реализована простейшая схема
транспорта загрязнений. Для этого введен ряд ограничивающих предположе-
ний:
 Считается, что в каждой ячейке территории мегаполиса возможны сле-
дующие потоки воды: осадки, поверхностный обмен с прилегающими террито-
риями, испарение и инфильтрация.
 Осадки Y(&, t) (мм/сут) задаются в форме прогнозов, даваемых гидро-
метеослужбой. Поступление загрязняющих веществ с дождевой водой имеет
место в соответствии с заданными концентрациями химических элементов в
дождевой воде. Эти концентрации могут рассчитываться по дополнительным
моделям атмосферного переноса загрязнений или задаваться как справочная
информация.
 Поверхностный сток K (м3/сут) определяется рельефом территории ме-
гаполиса. Потоки воды заканчиваются в ячейках i j , где согласно идентифика-
179
тору А3 имеется участок реки (ai j , 3 =8) или водоема (ai j , 3 =9). Поверхностный
сток реализуется в ячейках, указанных идентификатором А2.
 Инфильтрация реализуется в соответствии с характером поверхности и
типом покрова, указанного в идентификаторе А3. Считается, что инфильтрация
косвенно учитывается через коэффициент стока.
 Процесс испарения V (мм/сут) с поверхности суши или водоема уносит
определенную долю загрязняющих веществ в атмосферу. Считаем, что эта доля
одинакова для всех химических элементов.
 Сточные воды от источников, указанных идентификатором А2 , учиты-
ваются согласно заданной в А2 точке их сброса в водоем или реку.
В общей схеме расчета потоков воды на территории мегаполиса считает-
ся, что на любом частном участке i j возможно долевое выделение типов зем-
ного покрова согласно структуре идентификатора А3. Другими словами, задает-
ся матричная структура A3 =|| ai j,3||, которая определяет долю всех элементов
земного покрова в ячейке i j : ai j,3 = {i j , 1 , ... , i j , 9}, где i j , s - доля площади
i j , занимаемая объектом типа s; i j,1 + ... + i j , 9 =1; i j , 1 + ... + i j , 7 = i j ; i j , 8
+ i j, 9 =1 – i j .
Полагаем, что величина осадков Y(&, t ) (мм/сут) определяется данными
метеослужбы и регулярно обновляется в базе данных экспертной системы. Со-
держание химических элементов в атмосфере и оценки параметров также за-
даются экологической службой или рассчитываются на основе модели, учиты-
вающей распределение источников загрязнения атмосферы (идетрификатор
А1), перечень которых определен табл. 1, а их размещение в i j задано в А2.
Заметим, что в принципе на одном участке i j возможно размещение несколь-
ких типов источников сточных вод. Все зависит от размеров ячеек дискретиза-
ции территории мегаполиса.
Расчет характеристик воды в водоеме ведется по формуле:
sk (ij, t+t)= sk (ij, t)[1-exp{-kt}] + [Y(&,t)qki jW(&,k,t) +Y *+K *]t/V,
где V=Cmi j - объем водного тела в ячейке i j (m=8,9); C- средняя глубина (м);
i j =kk - площадь ячейки i j(м 2) ; k и k - количество метров в одном
градусе широты и долготы соответственно; Y * - суммарное поступление эле-
мента sk со сточными водами от всех источников, у которых в идентификаторе
А2 bi j ,2 = i; bi j ,3 = j.
Функционирование экспертной системы следует иерархической процеду-
ре выполнения промежуточных операций различными ее блоками согласно
схеме рис. 3.
Основные функциональные возможности системы состоят в осуществле-
нии следующих операций:
 запрос данных о любом идентификаторе (массиве) и произведение кор-
рекции любого его фрагмента;
 запрос оценки всех или части параметров имитационных блоков и их
корректировка;
 выделение набора параметров и идентификаторов для более оператив-
ного доступа к ним в режиме анализа состояния гидросферных параметров за-
данной территории;
 синтез символической карто-схемы распределения оценок набора ха-

180
рактеристик окружающей среды;
 прогноз состояния окружающей среды на заданную глубину по времени
или до выполнения априори сформулированного критерия оценки состояния
водной среды (например, превышение ПДК).

Рис. 3.
Литература
1. Крапивин В.Ф., Кондратьев К.Я. Глобальные изменения окружающей
среды: экоинформатика. Изд-во СПб гос. ун-та, Санкт-Петербург, 2002,
724 с.
2. Крапивин В.Ф., Мкртчян Ф.А. Эффективность мониторинговых систем
обнаружения. // Экологические системы и приборы, 2002, № 6, с. 3-5.
3. Крапивин В.Ф., Потапов И.И. Методы экоинформатики. Изд-во ВИНИ-
ТИ, Москва, 2002, 496 с.

УДК 539.214
Особенности влияния нестационарного температурного поля
на процесс горячего нестатического прессования
Бочков А.В.1, Головешкин В.А.1, Пономарев А.В.1, Самаров В.Н.2
1
Московский государственный университет
приборостроения и информатики
2
ООО «Лаборатория новых технологий»
При производстве изделий из порошковых материалов часто использу-
ется процесс горячего изостатического прессования (ГИП) – высокотемпера-
турного (порядка 1000°C) уплотнения порошковых материалов под действи-
ем высокого внешнего давления (порядка 1000 атмосфер). В этой связи, акту-
альной является задача математического исследования процесса ГИП. Ос-
новным требованием ГИП является, по возможности, максимальное совпаде-
181
ние конечной формы порошкового монолита с проектной геометрией, в силу
сложности дальнейшей обработки.
В данной работе показано влияние на характер процесса деформации су-
щественной (для порошковых материалов) зависимости коэффициента тепло-
проводности от плотности, а предела текучести от температуры, в условиях не-
однородного нестационарного температурного поля.
Порошковый материал рассматривается как единая пластически сжимае-
мая среда. Исследуется задача прессования пластически сжимаемого материала
в условиях неоднородного нестационарного температурного поля.
Особенность порошковых материалов состоит в изменении коэффициен-
та теплопроводности примерно на 2 порядка, при росте относительной плотно-
сти  от начальной   0,6 до конечной   1 , а также изменении предела теку-
чести монолита порошкового материала на порядок в интервале температур от
20 до 1000, характерного для процесса ГИП.
В соответствии с описанными условиями можно сформулировать общую
математическую постановку задачи моделирования процесса ГИП, которая
включает:
1. Уравнение равновесия:
div  0
где  – тензор напряжений.
2. Уравнение поверхности текучести в общем случае задается в виде:
 
  ij ,  , T  0
где  – относительная плотность;
T – температура.
3. Связь тензора напряжений  ij и тензора скоростей деформаций  ij оп-
ределяется ассоциированным законом течения:

 ij  
 ij
4. Для описания поведения материала капсулы и закладного элемента ис-
пользуется условие идеальной пластичности:
S 2   s2
где  s – предел текучести, который предполагается известной функцией тем-
пературы.
5. Также используется условие несжимаемости:
divu  0
где u – скорость перемещений.
6. Для определения температуры используется уравнение теплопроводно-
сти:
T
Cv   div     grad T  Cv  u grad T
t
7. Для определения плотности используется уравнение неразрывности.
d
  divu  0
dt
где u – скорость перемещений.
Задача рассматривается в квазистатической постановке, процесс дефор-
182
мации считается достаточно медленным, поэтому ускорениями в уравнениях
равновесия можно пренебречь. В задаче не учитывается температурное расши-
рение материала.
Для качественного исследования процесса ГИП рассмотрим одномерную
осадку пластически сжимаемого материала.
Для описания механических свойств порошкового материала использует-
ся условие текучести Грина [1-2]:
2 S2
   s2 (1)
f 22 f12
где  – среднее напряжение;
S 2 – интенсивность девиатора тензора напряжений;
f 2 и f1 – экспериментальные функции относительной плотности  ;
 s – предел текучести монолита, предполагается известной функцией
температуры.
В одномерной постановке, предполагая, что все скорости перемещений,
кроме U X  U равны нулю, уравнение (1) принимает вид:

 xx
2
  s2
9 f22  4 f12  (2)
9
Для определения температуры T используется уравнение теплопроводно-
сти:
T  T T
Cm      Cm U (3)
t x x x
где Cm – коэффициент теплоѐмкости единицы массы монолита;
 – коэффициент теплопроводности, зависящий от плотности  ;
U – скорость перемещений;
t – время.
Для определения плотности используется закон сохранения массы:
 
  U   0 (4)
t x
Система уравнений (2-4) при соответствующих начальных и граничных
условиях полностью определяет математическую постановку задачи. Необхо-
димо отметить, что традиционно начальная температура и плотность считаются
постоянными по объѐму.
Рассмотрим сжатие холодного слоя постоянным давлением с нагревом на
концах, что близко соответствует одномерному процессу ГИП.
Будем считать, что толщина слоя равна 2h, а нагрев и сжатие происходят
с обоих концов. Поведение слоя будем исследовать в Лагранжевой системе ко-
ординат.
Уравнение теплопроводности, согласно (3), примет вид:
T   T
Cm 0    (5)
t x 0 x
где 0  x  h .
С начальными условиями ( t  0 ):
T  T0 при 0  x  h .
И граничными условиями:
183
T  T1 при x  h ;
T
 0 при x  0 .
x
Предполагаем, что на торцах приложены напряжения  xx   F . Тогда
плотность определяется уравнением (2).
Рассмотрим наиболее интересный случай, когда внешнее давление мало
для деформации порошка при начальной температуре, но достаточно для его
деформации при температуре T1 :
9 f 22  0   4 f12  0  9 f 22  0   4 f12  0 
 s2 T1   F 2   s2 T0 
9 9
Это означает, что на начальном этапе недостаточно нагретая часть по-
рошкового слоя остаѐтся недеформированной.
Обозначим TU , величину, определяемую соотношением:
9 f 22  0   4 f12  0 
 s2 TU   F2 (6)
9
Границу деформированного слоя   t  определяем соотношением:
T  , t   TU (7)
Тогда   0 при x   , и  определяется уравнением (2) как функция
температуры при   x  h .
Приведѐм пример численного расчета первой задачи (5-7).
Согласно [3], для качественного анализа примем приближѐнно:
9 f 22  4 f12 1

9 6 1   
T  T0 t
Введѐм безразмерные переменные: hy  x ,   , 02.
T1  T0 Cm h
Для численного расчета примем [4-5]:
1    0  
     0    ,
   1  0  
 s T    0e 
где 0 – коэффициент теплопроводности монолита.
0
Для расчета были выбраны следующие параметры:   3, 47 ,  13,87 ,
F
  100 .
Это соответствует плотности   0,9 при   1 и начальной плотности
0  0, 6 при   0,6 .
Ниже показано распределение плотности для различных значений без-
размерного  (рис. 1).
Отметим, что результаты расчѐта показывают наличие области с высоким
градиентом плотности. Это связано с тем, что при повышении температуры
происходит уменьшение предела текучести, что приводит к уплотнению мате-
риала. Это в свою очередь увеличивает коэффициент теплопроводности. В ито-
ге мы наблюдаем аналог движения фронта уплотнения материала. Закон дви-

184
жения зоны уплотнения близок к зависимости  .

Рис. 1. Распределение плотности