Вы находитесь на странице: 1из 2

Белов Андрей 3 курс АВК

Конспекты по Истории Белорусской музыке

До 100-летия со дня рождения П.П.Подковырова

Отец был хорошим баянистом. Нищета. Был весьма одаренным, что сразу заметил учитель пения
в 1 классе. У Пепы было слабое здоровье и плохое зрение. Зрение ослабло и потребовалась
операция. Решает идти в музыку, надыбал скрипку. Попал на инструкторское отделение. Был
широко развит. Учиться в техникуме было Петру легко, любил музыкальные предеметы. Просился
на репетиции квартета. Занимался теорией со старшекурсником, благодаря чему сдал материал
курса сразу после лета. Нравилось играть бас в квинтете домристов. Студентом ходил на
генеральные репетиции. Очень обрадовался с другом Гошей, что будет обучаться композиции,
которое было открыто благодаря приезду Золотарева. Там же он и знакомиться со студентами и
их опусами. Не хватало хлеба, было тяжело, пока не выдали продовольственные карточки. Помог
голодным детям с хлебом. Впервые услышав Пиковую Даму, был весьма впечатлен. Ездил с
квинтетом по уралу. Золотарев обучал разносторонне, не боялся «новизны». Петру удалось
сыграть свои произведения самому Шостаковичу, который лично приехал в Свердловск. Он в свою
очередь сыграл свои произведения. Это его очень вдохновила. Получил первую премию на
конкурсе массовой песни. 500 рублей- огромная сумма для студента!

П.П.Подковыров

АВТОБИОГРАФИЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ

В начале 5 года обучения Золотарев объявил, что открывается консерватория в Минске и его
приглашают вести класс композиции. С Подковыровым поехали из Свердловска Крошнер, Попов и
Носов. Преподавание в Белорусской государственной консерватории будет вестись на русском и
белорусском языках. Сдали вступительные экзамены, так сказать, успешно. На первом курсе
полагалось представлять произведения мелких форм. На 1 курсе Подковыров написал вокальный
цикл «О детях». Были написаны также гармонизации и обработки белорусских народных песен —
около десяти. По идее Золотарева, по инициативе дирекции была организована фольклорная
экспедиция студентов. В нее вошли «слухач» Петр Подковыров и крепкий ор-ганизатор Михаил
Крошнер. анизовался струнный квартет. В нем играли А. Бессмертный, С. Жив, И. Гуральник и М.
Орлов. Конечно, Подковыров по своей «традиции» устроился «переворачивателем нот». В этом
же году Подковыровым была написана сонатина-юмореска. Она была уже сверх задания. И...
неожиданно Золотарев ее раскритиковал. Написал симфонию, но не без ошибок. Пятый курс
проскочил как-то молниеносно. Подковыров кроме симфонии, которая засчитывалась как
дипломная работа, написал кантату «Воевода» на пушкинский текст. Кроме того на стихи Пушкина
были написаны романсы: «Соловей и роза», «Буря» и «Телега жизни». Первые исполнители:
Алексеева, Р. Бирюкович, Таланкин. Встретился с вдовой Теремской.

А.В.БОГАТЫРЕВ И 1948 ГОД

Истоки событий 1948 г. уходят для Богатырева в довоенное время, когда он, подающий большие
надежды молодой композитор из братской республики, попадает в главную организационную
структуру советских композиторов. 7 ноября 1947 г. были показаны результаты работы над
созданием классической советской оперы — в Большом театре состоялась премьера спектакля
«Великая дружба»2. 5 января 1948 г. спек-такль посетил лично Сталин. «Сталін толькі адзін акт
праслухаў і ў гневе пайшоў» , — вспоминал Богатырев об истоках пресловутого Постановления
Политбюро ЦК ВКП(б) «Об опере “Великая дружба” В. Мурадели». 26 января подписывается
Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) о смене руководства Комитета по делам искусств при
Совете Министров СССР и оргкомитета Союза советских композиторов СССР — документ для
внутреннего аппаратного пользования. Богатырев оказался в двойственной ситуации: будучи
неназванным в постановлении пофамильно, он должен был выступить в роли судьи, хотя «по
умолчанию» был причастен к обвиняемым как член оргкомитета. Крупной акцией в поддержку
постановления стал экстренно созванный Первый Всесоюзный съезд композиторов, проходивший
с 19 по 25 апреля. Первый этап борьбы с формализмом плавно перетек во второй — этап борьбы с
космополитизмом. Помимо общественного осуждения, обвинение в космополитизме
«сопровождалось лишением работы и “судом чести”, реже арестом. Богатырев, в трудном 1948 г.
назначенный ректором Белгосконсерватории, оказался вовлеченным и в эпицентр борьбы с
космополитами на местах. Президиум собрания — Оловников, Богатырев, официальные лица из
Управления по делам искусства и Госкомитета КП(б)Б по пропаганде — принимали участие в
докладах и спорах, каждый в меру своей музыкальности и осведомленности в теме диспута.
Находили «виновных» и писали вердикт прощены. На Богатырева оказывалось давление сверху.
Выступление Цанавы спасло его от снятия с должности ректора. Благодаря Богатыреву. Все
деятели белорусской музыки, подвергнутые критике в период борьбы с формализмом и космопо-
литизмом, не только продолжили работать на своих рабочих местах, но и остались в числе самых
активных композиторов и самых публикуемых музыковедов. События 1948–1949 гг. стали
уникальным прецедентом в истории отношений искусства и власти.

ИЗ ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ ОПЕРЫ «АНДРЕЙ КОСТЕНЯ»

Николай Ильич Аладов вошел в сонм классиков белорусской музыки, снискал уважение в среде
современников и потомков. На пленуме ЦК КП(б)Б (28.11–1.12.1947) был заслушан вопрос «О
политической и идеологической работе среди интеллигенции», ставший началом белорусской
волны всесоюзной сталинской «чистки». Аладов стал главной жертвой этой чистки. Удивительно,
но в протоколе от 4 июля 1949 г. фиксируется разделение обязанностей между членами Союза,
согласно которому Аладов (уже в должности председателя Правления ССК БССР) «отвечает за всю
идейно-политическую и творческую деятель-ность Союза», Богатырев – за подготовку кадров
молодых композиторов. Власовой: [4, с. 275–322]). На спаде антиформалистической волны, в
июне 1948 г. из Москвы пришло требование не позднее 5 числа каждого месяца присылать в
Комиссию музыки национальных республик подробные отчеты о деятельности ССК БССР, где
«должны быть указаны все проведенные организационные и творческие мероприятия за
истекший месяц и указаны новые сочинения. 9 июля 1949 г. на совместном заседании Правления
ССК БССР и худсовета Государственного ордена Ленина Большого театра оперы и балета БССР
состоялось прослушивание в клавире и обсуждение «Андрея Костени». Документы фиксируют
резкое размежевание и острое столкновение мнений –от восхищения до неприятия. Композитор
именно музыкой и рассказывает, что у него на душе. На какое-то время забросил работу над
оперой, однако в 55 году рботу возобновил.. Аладов показал себя как профессионал-универсал,
способный работать в любых жанрах, затребованных временем и властью.