Вы находитесь на странице: 1из 9

ОНТОЛОГИЯ: ФИЛОСОФСКОЕ УЧЕНИЕ О БЫТИИ.

МАТЕРИЯ, ДВИЖЕНИЕ, ПРОСТРАНТСВО И ВРЕМЯ.

Онтологии — учение о бытии. (греч. on, ontos - сущее, logos - учение).


Онтология наряду с гносеологией, социальной философии, антропологией и др.
является базовым компонентом философской системы.
Начнем с самого понятия “бытие”. Семантика его неоднозначна. В ней
выделяются по меньшей мере три уровня.
Бытие как сущее
Первый – повседневный или обыденный: бытие как все, что есть, имеется, все,
что существует; быть – значит, существовать в предметно-чувственном смысле этого
слова.
Существование отождествляется здесь с сущим, т.е. с совокупностью всех
окружающих нас вещей, процессов, свойств, связей, отношений. Доказательство
такого существования является опытным и часто сводится к непосредственному
восприятию. В данном плане работает берклианский принцип esse est percipi —
существовать, значит быть воспринимаемым. Вот, скажем, письменный стол, за
которым я работаю. Он существует, потому что я вижу и тактильно ощущаю его, могу
специально потрогать. Ну а если я выйду из комнаты, стол что – исчезнет? Нет, он все
равно будет существовать, так как:
 я смогу его воспринять, вернувшись назад (он, следовательно, существует как
возможность быть воспринятым);
 может быть другое сознание, которое воспринимает его в мое отсутствие;
 он “существует в разуме какого-либо Вечного Духа” (Беркли, как известно,
был убежденным защитником религии).
Существует запах, потому что его обоняют; существует звук, потому что кто-то
его слушает и слышит; существуют цвет и форма, потому что их видят и осязают.
В более сложных ситуациях доказательство существования сводится к
представлению найденного конкретного предмета, т. е. к отождествлению его свойств
и отношений с теми, которыми должен обладать объект, существование которого
доказывается.
Бытие как Абсолют
Следующий смысловой пласт “бытия” содержит Бытие с большой буквы. Это
Единое, Абсолют, Космический Разум, в конечном счете – сам Бог. На этом уровне
говорят о возможности и реальности самих сущностей (существенного бытия, бытия
как сущности). Так понимаемое Бытие – как высшее, верховное начало, определяет
собой все конкретные виды бытия. Оно вечно (нескончаемо во времени) и
самодостаточно (ни от чего не зависит, ни к чему не сводится и ни из чего не
выводится). В нем принято видеть подлинное существование или истинную
реальность.
Бытие как субстанция
Этот смысловой уровень понятия “бытие”, который уже можно назвать
философским, имеет своим референтом то, что находится (скрывается) за вещами как
они чувственно явлены, даны нам. Это – существенное (сущностное) существование.
Его еще можно назвать фундаментальным или субстанциальным. В рассматриваемом
плане бытие отождествляется с чем-то достаточно самостоятельным, устойчивым и
постоянным, – с основой сущего, которое может быть изменчивым и преходящим.
Иначе говоря, на этом пути мы углубляемся в проблему, пытается выяснить природу
бытия и реальности, сущность сущего.
Понятие субстанции. В истории философии для обозначения первоосновы,
которая не нуждается для своего существования ни в чем, кроме самой себя,
используется предельно широкая категория «субстанция» (то, что лежит в основе).
Представители первых философских школ в качестве первоосновы понимали
вещество, из которого состоят все вещи. Как правило, дело сводилось к общепринятым
тогда первостихиям: земле, воде, воздуху, огню или мысленным конструкциям,
«первокирпичикам» - апейрону, атомам. Позже понятие субстанции расширилось до
некоего предельного основания - постоянного, относительно устойчивого и
существующего независимо от чего бы то ни было, к которому бы сводилось все
многообразие и изменчивость воспринимаемого мира. Такими основаниями в
философии по большей части выступали: материя, Бог, сознание, идея, флогистон,
эфир и т.д.
Различные философские учения по-разному используют идею субстанции, в
зависимости от того, как они отвечают на вопрос о единстве мира и его
происхождении. Те из них, которые исходят из приоритета одной какой-то субстанции
и, опираясь на нее, выстраивают всю остальную картину мира во всем его
многообразии его вещей и явлений, получили название монизм (от греч. monos - одни,
единственный).
Если в качестве первоосновы берется две субстанции, то такая философская
позиция называется дуализмом (от лат. dualis - двойственный). И, наконец, если более
двух - плюрализмом (от лат. pluralis - множественный).
Монизм также имеет подвиды: материалистический и идеалистический.
Материалистический полагает, что мир един и неделим; он изначально материален, и
именно материальность лежит в основе его единства. Дух, сознание, идеальное в этих
концепциях не обладает субстанциальной природой и выводятся из материального как
его свойство или проявления. Такие подходы в наиболее развитом виде мы
обнаруживаем у представителей Милетской школы, Гераклита, Маркса и у его
последователей. Идеалистический монизм, наоборот, признает материю производной
от чего-то идеального, обладающего вечным существованием, неуничтожимостью и
первоосновой любого бытия. Основные представители Платон, философы
Средневековья, Гегель.
Категория материи. Ее атрибуты и формы.
Впервые понятие материя (hyle), встречается у Платона. Материя в его понимании
некий лишенный качеств субстрат (материал), из которого образуются тела различной
величины и очертаний; она бесформенна, неопределенна, пассивна. В дальнейшем
материя, как правило, отождествлялась с конкретным веществом или атомами. По мере
развития науки и философии понятие материи постепенно утрачивает чувственно-
конкретные черты и становится все более абстрактным. Оно призвано охватить
бесконечное многообразие всего реально существующего и несводимого к сознанию.
В диалектико-материалистической философии материя определяется как
объективная реальность, данная нам в ощущениях, существующая независимо от
человеческого сознания и отображаемая им. Это определение - наиболее принимаемое
в современной философской российской литературе. Материя - это единственно
существующая субстанция. Она вечна и бесконечна, несотворима и неуничтожима,
неисчерпаема и находится в постоянном движении, способна к самоорганизации и
отражению. Она есть - causa sui, причина самой себя (Б.Спиноза). Все эти свойства
(субстанциальность, неисчерпаемость, неуничтожимость, движение, вечность)
неотделимы от материи и потому называются ее атрибутами. Неотделимы от материи
так же и ее формы - пространство и время.
Движение как способ существования материи
Материя обладает такими атрибутами, как движение, пространство, время.
Атрибуты – объективные, универсальные и неотъемлемые свойства чего-либо.
Движение как атрибут материи – это способ ее существования. Движение материи
многообразно. Объективно выделяются его различные формы и виды. С философской
точки зрения, движение – это изменение вообще, изменение как таковое. Данное
определение поднимает исследуемый предмет – движение, на уровень подлинной
всеобщности
По общему определению, движение – это изменение вообще. В философии
движение не есть только механическое перемещение, не есть перемена места. Оно есть
также распад систем, элементов или, наоборот, формирование новых систем. Для
изучения движения какого-либо объекта нужно найти систему отсчета – другой объект,
по отношению к которому можно рассматривать интересующее нас движение.
Однако в бесконечном потоке никогда не прекращающегося движения сущего
всегда присутствуют моменты устойчивости. Как бы ни изменялся предмет, пока он
существует, он сохраняет свою определенность. Река не перестает быть рекой из-за
того, что она течет – бытие реки и заключается в ее течении. Обрести абсолютный
покой означает перестать существовать. Все относительно покоящееся неизбежно
причастно к какому-либо движению и, в конечном счете, – к бесконечным формам его
проявления в мироздании. Покой всегда имеет только видимый и относительный
характер.
Философы выделяют несколько форм движения. Помимо механической формы
движения имеются также физическая, химическая, биологическая и социальная
формы. По современным представлениям, механическая форма входит во все
остальные, и ее нет смысла выделять особо. Кроме того, предложено считать особыми
формами движения геологические и планетарные движения.
Развитие определяется как в основном необратимое качественное и направленное
изменение системы. Направленность бывает прогрессивной, регрессивной и
«горизонтальной» (или одноуровневой).
Философия, исследуя движение, задается вопросом о его причинах. С точки
зрения диалектики, как учения о развитии, источником движения и развития является
борьба внутренних противоположностей, ведущая к переходу объекта в новое
качество. Идеи диалектики в античные времена развивал Гераклит Эфесский, в эпоху
Возрождения – Николай Кузанский, в XIX в. – немецкий философ Гегель. Дальнейшее
развитие эти идеи получили в философии марксизма и советской философии
(диалектическом и историческом материализме).
Напомним три основных закона диалектики:
1) закон перехода количества в качество (точнее, это закон перехода одного
качества в другое на основе количественных изменений),
2) закон единства и борьбы противоположностей (или закон
взаимопроникновения противоположностей);
3) закон отрицания отрицания (или закон диалектического синтеза).
Пространство и время как формы существования материи
Движущаяся материя существует в двух основных формах – в пространстве и во
времени.
Понятие пространства служит для выражения свойства протяженности и
порядка сосуществования материальных систем и их состояний. Оно объективно,
универсально (всеобщая форма) и необходимо. В понятии времени фиксируется
длительность и последовательность смены состояний материальных систем. Время
объективно, неотвратимо и необратимо. Следует различать философские и
естественнонаучные представления о пространстве и времени. Собственно
философский подход представлен здесь четырьмя концепциями пространства и
времени: субстанциальной и реляционной, статической и динамической.
Субстанциальная концепция: пространство и время – абсолютные,
самостоятельно существующие образования, независимые от конкретных
материальных систем и процессов, их фактическое вместилище. Нечто вроде
космической комнаты, в которую можно внести или, наоборот, из которой можно
вынести всю материю. Такой взгляд получил наиболее отчетливую формулировку в
труде И. Ньютона “Математические начала натуральной философии” (1687).
Реляционная концепция строится на том, что пространство и время существуют
только в связи с конкретными материальными системами и посредством их.
Естественнонаучным доказательством реляционной концепции пространства и
времени стала теория относительности. Ее создатель А. Эйнштейн писал в частности:
“Пустое пространство, т. е. пространство без поля, не существует. Пространство-время
существует не само по себе, но только как структурное свойство поля”.
В соответствии со статической концепцией, пространство и время имеют
единообразные характеристики на всех структурных уровнях материи. Пространство в
этой перспективе неизменно, ни от чего не зависит и описывается одной – евклидовой
геометрией, а время течет одинаково во всей Вселенной и является линейным,
однонаправленным. Динамическая концепция, напротив, ориентирована на то, что
конкретные свойства пространства и времени находятся и меняются в зависимости от
уровня структурной организации материи. В микромире они – одни, в мегамире –
другие, в макромире – третьи. Метрика разных пространств описывается разными
геометриями – евклидовой и неевклидовыми. Различия между ними довольно
существенные. Так, в геометрии Лобачевского сумма углов треугольника всегда
меньше 180є, в геометрии же Римана – всегда больше 180є. Современная наука
признает в качестве адекватных реляционную и динамическую концепции
пространства и времени.
Пространство и время – две взаимосвязанные формы существования материи. Нет
пространства вне времени, как и наоборот. Единство движения, пространства и
времени, на котором настаивает философия, доказывается всем современным
естествознанием, прежде всего теорией относительности. Последняя вскрыла
органическую связь между пространством, временем (пространственно-временное
многообразие, “четырехмерное пространство”) и движущейся материей (свойства
пространства-времени определяются распределением и движением тяготеющих масс).
При приближении движения тела к скорости света начинают фиксироваться так
называемые релятивистские эффекты: пространственные размеры сокращаются, а
временные процессы замедляются.

Сущность и структура сознания человека. Сознание и язык.


Сознание – самый сложный и тонкий предмет исследования. Начнем с
происхождения. Сознание возникло, конечно, не на пустом месте. Его “готовила” вся
предшествующая эволюция материи. Но каким образом? Чем конкретно? Есть много
оснований полагать, что сознание эволюционно выросло из отражения и является его
высшей формой.
Сознание и отражение
Вся материя обладает свойством, родственным сознанию, свойством отражения.
Отражение – предыстория сознания, его почва, основа, исток. Отражение есть
способность одной материальной системы своими внешними или (и) внутренними
изменениями (перестройками) фиксировать (запечатлевать, воспроизводить)
особенности другой, взаимодействующей с ней материальной системы. Отражение –
сторона, момент взаимодействия всех без исключения предметов и явлений мира. В
процессе этого взаимодействия происходит как бы перенос части содержания
отражаемого объекта на отражающий. “Отражаемый”, “отражающий” – это
определяется внутренним потенциалом или мерой активности взаимодействующих
объектов. “Отражаемый”– значит, содержательно-доминирующий в процессе
взаимодействия, “отражающий” – соответственно принимающий, улавливающий
внешнее воздействие или влияние. Не следует только забывать, что отражение есть
именно сторона или эффект взаимодействия. Совершенно одностороннего (без того
или иного ответного действия) отражения не бывает. По мере усложнения объектов
возрастает роль обратной связи в их взаимодействии, а значит, и отражении. С учетом
сказанного можно сформулировать следующее определение отражения: это
воспроизведение особенностей отражаемого предмета в соответствующих изменениях
свойств и состояний отражающего предмета. Простейшие пример — отпечатки
пальцев. Отпечаток, разумеется, – результат. А в отражение входит и процесс,
предшествующий результату. Но если быть точным, то надо сказать, что отражение –
это не сам по себе отпечаток, а соответствие отпечатка тому, что в нем отпечаталось. В
нашем конкретном примере – соответствие следов, оставленных на гладкой
поверхности, кожным линиям ладонной поверхности пальцев.
Эволюционная лестница отражения
Отражение присутствует на всех структурных уровнях материи. В неживой
природе можно выделить механические, физические и химические формы отражения.
Переход к живой природе в рассматриваемом плане дает нам раздражимость –
способность живых организмов адекватно отвечать на воздействия внешней среды.
Отражение на уровне амебы, например, проявляется в виде ее движения от источника
или к источнику внешнего воздействия-раздражения. Еще пример, уже из мира
растений: подсолнечник поворачивается вслед за солнцем.
Далее на эволюционной лестнице отражения значится возбудимость –
способность запечатлевать внешние воздействия дифференцированно в виде
ощущений. Ощущения, естественно, начинаются с животных – растениям они
недоступны, хотя кое-кто и настаивает на обратном. За возбудимостью следует
чувствительность – целостное отражение ситуации в виде восприятий.
Ощущение и восприятие — элементарные формы психики. Их материальной
физиологической основой является нервная система. По мере развития этой последней
(от первых нервных клеток и волокон через нервные узлы и стволы до спинного и
головного мозга и центральной нервной системы) и присущих ей рефлексов
совершенствуются и формы психического отражения. У высших животных
наблюдается ярко выраженный ориентировочный рефлекс, оперирование чувственно-
наглядными образами, даже, как утверждают специалисты, элементарное рассудочное
мышление.
Сознание – высшая форма психического отражения действительности. В его
функциональной гибкости, возможностях, глубине концентрируется содержательное
богатство всех предшествующих форм отражения.
Специфика сознания
Специфику (высоту) сознания человека лучше всего оттеняет психика животных.
У психики человека и психики животных много общего. У них, скажем, общая
физиологическая основа – деятельность центральной нервной системы,
осуществляемая в форме безусловных и условных рефлексов, составляющих первую
сигнальную систему. Однако сущность человеческой психики составляет не то, что ее
сближает с психикой животных, а как раз то, что ее отличает от психики животных.
Отличия эти следующие:
 Сознание человека носит общественный характер, возможно, только в
обществе и на его основе. Исторически сознание детерминировано трудом,
материально-практической деятельностью человека. Вне общества человек не
может сформировать свою человеческую сущность, свое сознание. Пример
детей, попавших к животным и выросших среди них, говорит об этом со всей
определенностью. Они становятся, конечно же, животными, все человеческое
им непонятно и чуждо. Сама частица “со” говорит о том, что сознание –
явление совместное, общее, человечески коллективное.
 Сознание неотделимо от абстрактного мышления и членораздельного языка. Ни
того, ни другого у животных нет. Как известно, физиологической основой
абстрактного мышления является вторая сигнальная система, для которой
слово является сигналом сигналов. Образ реально (перед нашими глазами)
бушующего огня совпадает по сути с образом огня, которым мы откликаемся
или которым мы реагируем на слово “пожар”. Психика животных такой
замены, такого символизма не признает. Человек велик своим мышлением, а
как чувственное существо он, говоря словами Гегеля, не лучше и не хуже
воробья.
 Сознанию человека свойственно целеполагание. У животных целеполагание
заменено рефлексами, т. е. врожденными реакциями на раздражения внешней и
внутренней среды. Точнее, цели здесь непосредственно вплетены в
рефлекторную деятельность и составляют с ней одно целое. “Паук, – писал К.
Маркс, – совершает операции, напоминающие операции ткача, и пчела
постройкой своих восковых ячеек посрамляет некоторых людей-архитекторов.
Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала
отличается тем, что прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в
своей голове”.
 Человеческое сознание имеет устойчивое предметное отношение к
действительности. Для животного же предмет “интересен” только до тех пор,
пока он удовлетворяет какие-то его биологические потребности. После этого
он для него “исчезает”.
 Сознание – это всегда и самосознание, т. е. целостная оценка человеком себя,
своих физических и умственных возможностей, своего места в жизни.
Самоопределяется человек через внешнюю среду, прежде всего через
отношение к другим людям. Опять сошлемся на Маркса: “Лишь отнесясь к
человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр начинает относиться к
самому себе как к человеку”. Самосознание (через функцию самоконтроля и
саморегулирования) является важным условием совершенствования человеком
самого себя, а вместе с тем и межличностных отношений, в которых он
находится.
 В противоположность адаптивной или приспособительной определенности
психики животных сознание человека следует квалифицировать как
конструктивно-творческое. Остановимся на этом качестве подробнее, для
человеческого сознания оно является определяющим.
Сознание и язык
Язык – материальная оболочка, непосредственная действительность мысли.
“Язык, – писал в данной связи К.Маркс, – так же древен, как и сознание. Язык е с т ь
практическое, существующее и для других людей и лишь тем самым существующее
так же и для меня самого, действительное сознание и, подобно сознанию, язык
возникает лишь из потребности, из настоятельной необходимости общения с другими
людьми”. Вообще же язык – это система знаков: естественных (звуковой язык,
пластика человеческого тела, жесты, мимика) и искусственных, специально созданных
людьми (язык математики, язык живописи, музыки, дорожные знаки и т. д.). Различают
язык и речь. Речь – это звучащий язык, эмпирически-индивидуальное выражение
языка, язык, реализуемый в той или иной конкретной ситуации.. Язык – явление
общественное, он возник в процессе формирования человеческого общества, стал
важным моментом его функционирования и развития. И потому правы те авторы,
которые утверждают, что не человек говорит языком, а язык говорит через человека.
Язык – важное средство социализации человека, он приобщает его к культуре. Язык
выполняет в обществе множество функций: номинативную (называет вещи “своими
именами”), познавательную (активно участвует в процессе познания), информативную
(накапливает, хранит и передает информацию), коммуникативную (обеспечивает
процесс межличностного общения), эстетическую, идеологическую и т. д.
Нельзя думать, что язык только оформляет, “одевает” уже состоявшуюся,
сложившуюся мысль. Нет, мысль в языке не просто оформляется – она в нем впервые
и фактически рождается, формируется. Или, как говорил Л.С. Выготский, “мысль не
воплощается в слове, а совершается в слове”. “Голых” мыслей не бывает. Даже мысля
про себя, мы пользуемся так называемой внутренней речью. Иными словами, мысль
облекается в словесную оболочку не только тогда, когда мы говорим или пишем, но и в
том случае, когда мы думаем. Однако это не значит, что границы мышления совпадают
с границами говорения (“Откуда я знаю, что думаю, пока не услышу, что скажу”).
Интуитивное мышление – явно не вербализованная (иногда и принципиально не
вербализуемая) реальность. Всем также хорошо известны “муки слова”: мысль вроде
бы и есть, ясна, а вот конкретного слова для ее выражения не найти, не подобрать. Но,
даже подобрав, найдя верное слово, мы сталкиваемся с новой трудностью, которую
прекрасно выразил поэт: ”Мысль изреченная есть ложь”. Мысль умирает в тот момент,
когда она воплощается в слово. А происходит это потому, что слово всегда обобщает,
сопрягая частное и общее, индивидуальное и социальное. Индивидуальное
своеобразие мысли, ее эмоциональные обертоны и другие тонкости в нем, по сути,
пропадают.
Есть все основания полагать, что логические формы мышления носят
универсальный, общечеловеческий характер и не зависят от особенностей
национальных языков. Их, кстати, очень много. В наши дни человечество говорит на
5651 языке и диалекте. Нельзя согласиться в этом плане с гипотезой лингвистической
относительности Сепира-Уорфа, согласно которой язык, его нормы и правила, по сути,
предопределяют смысловое, категориальное видение мира. Какой язык, такое и
мышление. У китайцев оно одно, у нас, русских, – другое, у немцев – третье и т. д.
“Мы видим, – пишет Э. Сепир, – слышим и воспринимаем так или иначе те или другие
явления главным образом благодаря тому, что языковые нормы нашего общества
предполагают данную форму выражения”. Понятийная, научная, и языковая,
лингвистическая, картины мира не могут быть совершенно разными, но они и не
совпадают друг с другом. Если бы эти картины полностью совпадали, то, учитывая
естественные различия национальных языков, общение народов, культур, цивилизаций
было бы невозможно.