Вы находитесь на странице: 1из 81

Оскар Бренифье 

— человек вопрошающий. Фило­


соф-практик, умеющий пробудить мышление как
у  трехлетнего малыша, так и у  многоопытного взрос­
лого. Мыслить  — это не  так уж  сложно: нужно «всего
лишь» научиться задавать умные вопросы и  ответ­
ственно на них отвечать.
И.  Б. Шиян, кандидат психологических
наук, заведующий лабораторией разви-
тия ребенка НИИСО МГПУ

Нечасто встречаешь книгу, которая заставляет


думать и  размышлять. Книги и  семинары Оскара
Бренифье  — лучший способ развивать в  себе крити­
ческое мышление. Способность взглянуть на  себя и
на  ситуацию со  стороны, понять истинную подоплеку
разговоров и событий  — навык, абсолютно необходи­
мый любому современному человеку, менеджеру, пред­
принимателю, бизнесмену. Эта книга относится к  той
литературе, к  которой много раз возвращаешься снова
и  снова, каждый раз открывая новые грани человече­
ского познания.
Ю. О. Белонощенко, генеральный дирек-
тор «Управляющей компании УралСиб»
Книги Оскара влюбляют людей в  философию.
Ходжа Насреддин  — это сам Оскар, который живёт
в  наше время. Насладитесь потрясающим чувством Изабель МилЛон
юмора героя и остротой ума автора книги, которую вы
держите сейчас в руках.
Е. А. Белонощенко, основатель и душа
компании «Бэби-клуб», счастливая жена
и мама четверых детей

Занятия с Оскаром помогают «завести» мозг, понять


мнения разных людей, приблизить стороны к  единому
контексту и  объективности. В  результате у  нас суще­
ственно выросло понимание людей и их образа мышле­
ния, что положительным образом сказалось на  эффек­
тивности переговоров и встреч.
Д.  С. Григорьев, генеральный директор
корпорации «Росатом»

Книга профессора Бренифье раскрывает все тонко­


сти логического мышления. Она имеет ярко выражен­
ную направленность и  позволяет читателю не  только
видеть собственные ошибки, но и  найти ясный путь
к достижению поставленной цели.
Н.  Е. Веракса, доктор психологических
наук, декан факультета психологии
образования РГГУ


УДК 1/14
ББК 87.66
Содержан ие
Б87
Предисловие � � � � � � � � � � � � � � � � � � � � � � � 6
Научная редактура Виктории Черненко Как работать с книгой � � � � � � � � � � � � � � � � 9
Перевод с английского Надежды Дегтяренко
Антифилософия Ходжи Насреддина � � � � 14
Дизайн обложки Александра Кудрявцева,
Анны Ткаченко, студия «Fold & Spine» Поэт.Образ и признание����������������� 31
Иллюстрации Насти Мошиной
Должно быть, это правда.
Принятие желаемого за действительное�������� 41
Ешь, халатик, ешь.Внешность���������� 51
Осел.Истина и дружба������������������ 61
Иншаалла.Слова и мышление������������� 71
Зубная боль.  Я и другой; идентичность����� 81
Бренифье, Оскар. Миллон, Изабель. Знаток.Мудрость��������������������� 91
Философия с Ходжой Насреддином. Оскар Бренифье, Изабель
Миллон. — М.: «Клевер-Медиа-Групп», 2013. — 160 с.: илл. — Проповедник.Учить и учиться����������� 101
(Искусство задавать вопросы).
Ключ.Искать и находить������������������ 113
Две жены.Выбор и признание����������� 123
ISBN 978-5-91982-155-7
Тюрбан.Ответственность��������������� 135
Права на текст © Оскар Бренифье,
Изабель Миллон, 2013
Тыква.Размышление и уверенность�������� 147
© ООО «Клевер-Медиа-Групп», 2013
предисловие предисловие

Предисловие Эта книга  — призыв остановиться и  открыть себя


и  мир, для того чтобы понять и  принять себя, и  за­
тем, возможно, изменить свою жизнь и  начать жить
осмысленно.
Вы когда‑нибудь задумывались о том, что такое фи­
лософия? Оторванная от  жизни наука? Пересказ идей Посмотрите в  зеркало, которое покажет облик че­
древних философов? В действительности философия — ловечества и  ваше собственное отражение, не  отвора­
это инструмент, заставляющий наш разум работать, по­ чивайтесь, каким  бы неприятным или смехотворным
знавать себя и  окружающий мир. И  неважно, в  каком оно вам не  казалось, созерцайте этот образ и, наконец,
облике она предстает: известной цитаты, парадокса, наслаждайтесь им. Мышление начинается с удивления,
серьезной книги или просто смешной истории, как поэтому каким  бы странным не  было открытие, при­
в притчах о Ходже Насреддине. мите его как подарок. Как говорил французский мора­
лист Жан де Лабрюйер: «Жизнь  — трагедия, для того,
Только слишком часто в  бесконечном круговороте кто чувствует, и комедия для того, кто мыслит».
дел мы забываем думать о  причинах своих действий,
задавать себе вопросы: «Почему?», «Зачем?», прячемся
за  общепринятыми условностями и  перестаем удив­
ляться  — самим себе, окружающим, своим словам
и  идеям. Нам слишком комфортно находиться в  том
маленьком мире, который мы для себя создали, поэтому
мы продолжаем бежать, не  задумываясь, куда и  зачем,
скорее всего — от самих себя. Не зря существует пред­
ставление о том, что всё, что мы делаем — это лишь по­
пытка избежать встречи с  самим собой. И  даже когда
нас что‑то не  устраивает, мы продолжаем двигаться
по накатанным рельсам, ведь это проще всего.

6
Как работать с книгой

Как работать
с книгой
Эта книга  — не  только собрание интересных и  за­
бавных историй и их анализ, но и инструмент в работе
над развитием мышления, как своего собственного,
так и окружающих вас людей. Книга состоит из очерка
«Антифилософия Ходжи Насреддина» и двенадцати
глав. В очерке объясняется методика, используемая ав­
тором. Каждая глава имеет следующую структуру:
1. История о Ходже Насреддине.
2. Анализ истории.
3. Вопросы (на понимание собственно
текста и для размышления над описанной
ситуацией).
4. Упражнение.
Каждая история  — это призыв подумать над гло­
бальными проблемами, касающимися каждого чело­
века, а упражнения  — это замечательная возможность
активно поработать с  этими проблемами в  группе или
индивидуально.
9
Как работать с книгой Как работать с книгой

Каждая история сопровождается вопросами и критерии на  доске. Для начала мы пред­
упражнением. Вы можете использовать их  для органи­ лагаем следующий список критериев:
зации дискуссии в классе или у себя дома, а также про­ чтобы ответ был принят, он должен быть
работать самостоятельно. В каждом упражнении дается ясным, относящимся к  делу, последова­
инструкция для учителя и  ученика, нацеленная на  то, тельным, полным. Если ответ не отвечает
чтобы помочь учителю понять то, с  чем нужно будет хотя  бы одному из  этих требований, он
работать и на что обратить внимание в первую очередь. не принимается.
В  роли учителя может выступать родитель или любой
человек, организующий дискуссию. Если читатель ра­
4. Затем группа обсуждает второй ответ,
применяя те же критерии и добавляя кри­
ботает самостоятельно, он одновременно и  учитель,
терий отличия. Второй ответ должен су­
и ученик.
щественно отличаться от  первого, иначе
Если вы занимаетесь в  группе, примерный алго-
он бесполезен.
ритм работы над каждым упражнением может быть
таким: 5. Далее группа аналогичным образом
обсуждает другие ответы.
1. Учитель выбирает вопрос и  про­
сит каждого участника ответить на  него 6. Если учитель считает, что ответов уже
самостоятельно. достаточно, группа переходит к  анализу
результатов, в  том числе того, чем отли­
2. Учитель просит одного из  учени­ чаются ответы.
ков дать ответ и  записывает его вариант
на доске. 7. Как только анализ закончен, можно
приступать к следующему вопросу.
3. Группа обсуждает, можно  ли принять
этот ответ, одновременно определяя кри­ 8. В конце занятия группа оценивает ра­
терии, которые используются для вынесе­ боту и упражнение.
ния этого суждения. Учитель записывает

10 11
Как работать с книгой Как работать с книгой

Такую  же работу можно выполнять, используя 4. Учитель обсуждает с  разными груп­


любое упражнение  — на  аргументацию, концептуа­ пами результаты их работы.
лизацию или интерпретацию. Если ученикам нужно
выбрать ответ из  предложенных вариантов и  обосно­
5. Затем участникам предлагается найти
общие пункты во всех четырех историях,
вать свой выбор, учитель таким  же образом работает
и учитель записывает их на доске.
с  предложенными аргументами, анализируя их  один
за другим. 6. Учитель на  примере Ходжи Насред­
Кроме того, вы можете придумать упражнения дина объясняет понятие «отрицательного
на основе притч из разных глав книги. Вот пример: пути» и антифилософии.
1. Учитель делит участников на 4 группы 7. Учитель объясняет интерпретацию
и  дает каждой группе историю (без ана­ каждой истории с  точки зрения автора
лиза). Группа 1 — «Проповедник», группа и  сравнивает интерпретации, данные
2  — «Ключ», группа 3  — «Две жены», участниками.
группа 4 — «Тыква».
2. Учитель пишет на доске понятия: «ис­
тина», «преподавание», «размышление»,
«независимость».
3. Участники каждой группы должны
прочитать и  проанализировать свою
историю, а  затем выбрать одно из  слов
на доске, которое, как им кажется, может
придать смысл их  истории. Также уче­
ники должны определить, какой смысл
несет в себе история.

12
Антифилософия Ходжи Насреддина Антифилософия Ходжи Насреддина

Антифилософия устной и письменной традиции, источник целой школы


житейской мудрости, а не  застывший в  веках герой

Ходжи или устаревший миф. Под другими именами он знаменит


и за  пределами Средиземноморья, вне мусульманского
мира, он зовется Джихой в  Магрибе, Афанди в  Китае,
Насреддина Настрантином Ходжой в Греции и Харшлом в Израиле.
Истории о Насреддине полезны и поучительны. Каждый
слушатель вынесет из этих историй смысл в меру своих
способностей. Кажущаяся легкость многих сюжетов
призвана как демонстрировать глубокое понимание дей­
ствительности, так и  скрывать его от  тех, кто  остается
на уровне их поверхностного восприятия.
Ходжа Насреддин, мастер пути отрицания
Насреддин  — это в  первую очередь миф, хотя
А. Путь отрицания
в  турецком городе Акшехире (Анатолия) найдутся
желающие показать вам могилу, где он был похоро­ В самом начале диалога Платона «Гиппий меньший»
нен в  1284  году. Даже если такой человек жил на  са­ Гиппий и  Сократ спорят о  том, кто  лучший человек
мом деле, то  он послужил лишь отправной точкой в Илиаде: Одиссей или Ахиллес. Речь зашла о проблеме
для  возникновения целой серии сюжетов. Герой этих лжи, и в  связи с  этим Гиппий говорит, что лучший  —
многочисленных забавных и  абсурдных сказок попа­ Ахиллес, потому что  он не  обманывает, в  отличие
дает в  различные ситуации, в  которых он предстает от коварнейшего Одиссея, который лжет без колебаний.
то  крестьянином, то  имамом, то  лодочником, то  бро­ Сократ доказывает, что  Ахиллес точно так  же говорит
дячим предсказателем, то  королевским советником, а неправду. Однако Гиппий, в  свою очередь, защищает
то и учителем или судьей. своего героя с  помощью аргумента о  том, что  Ахиллес
Как и  Одиссей, Насреддин  — это никто и  одновре­ лжет неосознанно, всего лишь меняя свою точку зре­
менно каждый; это не конкретный человек, а воплощение ния. Сократ завершает спор утверждением о  том,

14 15
Антифилософия Ходжи Насреддина Антифилософия Ходжи Насреддина

что  Одиссей превосходит Ахиллеса, потому что  лжет Интересная особенность: значительная доля «недо­
осознанно, отдавая себе отчет в  этом, а следовательно, сказанного» в  тексте как  прием выражения оставляет
и правду знает лучше, чем Ахиллес. огромное пространство для двусмысленности и в то же
Используем этот пример из  классического фило­ время много места для  свободы, поскольку простран­
софского трактата, чтобы представить так называемый ство это не насыщенно смыслом и допускает многочис­
«via negativa»  — путь отрицания. Мы называем этот ленные описания и интерпретации.
метод так по  аналогии с  традиционным понятием «via Появление жанра комедии в  Европе эпохи Возрож­
negativa», применяемым в теологии, где его используют дения  — яркий пример свободомыслия в критике
в  качестве доказательства существования бога через общества и  власти. Придворный шут, играя свою роль,
отрицание. мог безнаказанно высмеивать даже короля, поскольку
Таким образом, Сократ защищает ложь с той  же ловко использовал пространство контекста и  двусмыс­
иронией, с  какой настаивает на  своем незнании, и  де­ ленность, которым в данном случае присущи каламбуры
лает это, чтобы обучать других. Этот метод, который и остроумная игра слов. Шут критикует то или иное яв­
в  данном случае используется концептуализированно ление или  людей едко, но  настолько косвенно, что  тот,
и  рационально, в  более легкой для  восприятия форме кто вздумает обидеться, выдаст себя и станет посмеши­
также встречается в искусстве клоуна, актера, писателя, щем для всех.
карикатуриста, юмориста. Все эти формы выражения Барочная концепция, где мир и сцена — это единое
показывают некоторые схемы, манеры поведения, ха­ целое, способствует взгляду на себя со стороны, самосо­
рактеры и ситуации так, чтобы изобличить их и превоз­ зерцанию и  таким образом становится хорошей иллю­
нести качества, им противоположные. страцией общего принципа.
Таким образом, забавный или гротескный вид, с ко­
торым представлены напыщенность, эгоизм, лицемерие,
1. Философия и антифилософия
явно направлен на критику тех, кому присущи эти сла­
бости, и  восхваление противоположных качеств. Или, Апофатическая теология  — это мистика, а ко­
по  крайней мере, способствует реализации предписа­ медия  — всего лишь шоу. В  отличие от  них филосо­
ния «Познай себя». фия должна носить научный характер, основываясь

16 17
Антифилософия Ходжи Насреддина Антифилософия Ходжи Насреддина

на  разуме, логике, доказательстве, системности. софиста: софист знает и  говорит истину, он  — специ­
Следовательно, здесь неуместны двусмысленность, игра алист в  области добра, хозяин знания, хранитель пра­
слов, аллюзии, преувеличения и  прочие «словесные воты и морали. Калликл, утверждающий, что человеку
трюки». В  качестве примера можно вспомнить лекции приходится следовать своим импульсам и  желаниям,
Гегеля о  Платоне. Платон, рассказывая миф о  пещере, и  Горгий, сводящий речь к  чистой риторике,  — это
использует аллегорию, и потому его речь — это не речь лишь попытка Сократа показать фундаментальную
философа. Философия, согласно основной позиции аморальность такой позиции. Ведь, по словам Паскаля,
Гегеля, исключительно рациональна и  научна. Исходя истинная мораль смеется над  моралью. Знание  же
из  этого, образ философа, как и  род его занятий, тя­ по  своей сути не  морально из‑за  его тщеславия и  ли­
готеет скорее к  мудрости и  прямоте, чем к  нелепости цемерия, небрежности по  отношению к  истине, пре­
и лукавству. Кроме того, не стоит забывать, что в куль­ небрежения к  благу и, более всего, по  причине не­
туре, основанной на  системе христианских ценностей, внимания к бытию, отрицанию бытия. Рациональный
«лукавый» — это дьявол, а дьявол склонен к коварству. и  моральный дискурс  — не что  иное, как  дискурс
Во  французском языке слово «malin» означает сообра­ удобства и  соглашения, чистой совести и  философ­
зительный или хитроумный, но это также относится и ской корректности, которую Ницше, критикуя, назвал
к  дьяволу, поскольку происходит от  латинского слова «мелким разумом» в  противоположность «великому
«malus»  — дурной. Английское слово «devious» имеет разуму» жизни. Он  же выступал против иллюзорного
схожее значение, поскольку то, что не  прямолинейно, понятия человеческой сознательности. Несмотря на то
кажется подозрительным, и  отклонения признаются что философия отрицания не  является основным на­
дьявольскими (devilish). правлением, она играет роль постоянного антипода
Быть моральным, таким образом, означает гово­ философии как  таковой, ее враждебного двойника,
рить правду, называть вещи своими именами и  по­ тени или разоблачителя.
ступать согласно принятым представлениям о  том, Антифилософия  — это узкое философское тече­
что хорошо и достойно похвалы. На самом деле, в упо­ ние, которое стремится скорее демонстрировать и  шо­
мянутом выше диалоге Платона Гиппий указывает кировать, чем  сказать и  объяснить. Это течение доста­
на  зачастую скрытое, но  фундаментальное качество точно широко представлено в  философии, например,

18 19
Антифилософия Ходжи Насреддина Антифилософия Ходжи Насреддина

в  характере Сократа и  его сокрушительной иронии, название которой само по  себе лежит в  основе мо­
в  его словах, противоречащих самим себе. Это истори­ рального осуждения. К  этой категории можно отнести
ческий анекдот: Сократ, которого мы признаем ключе­ и  нигилизм, хотя были предприняты попытки, напри­
вой фигурой в философии, ее героем и мучеником, про­ мер, Ницше, развенчать сложившийся стереотип, до­
поведует ложь, чтобы познать истину, и что  еще  хуже, казать, что  нигилисты не  проповедуют поверхностное
он утверждает, что  мы обречены на  ложь, поскольку понимание. Общее, что  связывает кинизм и  нигилизм
истину познать невозможно. Тот, кто  проповедует ан­ с методом Сократа, — сила отрицания, преобладающая
тилогику, должен быть казнен. Примером антилогики доля презрения. Это пространство не столько для того,
можно считать диалог «Парменид», где каждое утверж­ чтобы научиться, сколько для  того, чтобы разучиться.
дение и его опровержение одинаково убедительны и не­ Не  стоит проповедовать принципы, напротив, их  сле­
убедительны. Если правда — это ложь, а ложь — правда, дует разрушать в угоду мышлению.
мы не можем знать, где находимся, да и существуем ли В  данном аспекте знание рассматривается в  зна­
вообще, из‑под  наших ног ускользает почва. Однако чении, противоположном мышлению, проповедует
мы обретаем удивительную свободу  — право мыслить устоявшиеся идеи, кристаллизует, сковывает и  стери­
немыслимое, право погрузиться в  абсурд. Как  бы то лизует процессы мышления. Поэтому главная задача
ни  было, трагичность инаковости, скольжение по  ту учителя  — развязать или  разрубить узлы знания, оха­
сторону зеркала, расколотость реальности, препятству­ рактеризованного как мнение. Неважно, общепринятое
ющей становлению любой системы, любой концептуаль­ это мнение или  мнение специалиста, как их  различает
ной или этической схемы, невыносимы и для обычного Сократ, задача учителя  — высвободить сознание и  по­
человека, и для  человека, обладающего знанием. Оба зволить ему мыслить. Подобный принцип лежит в  ос­
они, независимо от их культурного уровня, воплощают нове восточных практик дзэн: разбить привычные за­
простую очевидность и здравый смысл, мир, характери­ цикленные траектории мысли, ухватить их с  помощью
зующийся последовательностью. шокового эффекта, понятийного парадокса, критиче­
Циник, не  испытывающий уважения ни к  чему, ского анализа или странного поведения с целью дости­
в  данном контексте оказывается интересным истори­ жения просветления. Когда  же сознание проснется на­
ческим примером. Редкий случай философской школы, встречу самому себе, оно поймет, в каком направлении

20 21
Антифилософия Ходжи Насреддина Антифилософия Ходжи Насреддина

двигаться, поскольку по своей природе склонно к мыш­ называется  майевтикой. Согласно Гераклиту, борьба
лению, пока не  сталкивается с  препятствием на своем противоположностей рождает бытие. В  таком слу­
пути. чае, возникновение этих противоречий позволяет нам
и мыслить, и существовать. Согласно киникам, человек
глубоко укоренен в  комфорте, и  единственный способ
2. Методы
заставить его думать  — неприемлемое поведение: со­
«Разума лишает не  сомнение, а  уверенность»,  — вокупляться на  глазах у  публики, есть руками, ходить
сказал Ницше. Несмотря на то, что эта резкая ницше­ обнаженным или жить в бочке, делать вид, что люди —
анская позиция отнюдь не сократическое старательное вовсе не люди, и т. д.
вопрошание, обе эти модели сходятся в  общей идее: Подобные театральные приемы должны воздейство­
сознание не  может оставаться заключенным внутри вать на индивидуальное сознание сильнее, чем речь. Так,
своих собственных мыслей. Мысли, которые нас за­ мастер на  Дальнем Востоке может сказать нечто пара­
нимают, неизбежно удерживают нас от  других мыс­ доксальное или  сделать что‑то  странное, а  ученик дол­
лей, особенно если первые являются разновидностью жен самостоятельно думать о значении этого поступка,
общих принципов, которые определяют, что  прием­ не имея объяснений. В некоторых школах мастер без ко­
лемо, а что  неприемлемо. Эту идею можно уловить лебаний прибегнет к  насилию, чтобы добиться желае­
у  Хайдеггера, который утверждает, что в наше даю­ мого «педагогического» эффекта. Подобная радикаль­
щее пищу для размышления время нас сильнее всего ная манера обучения скорее оттолкнет тех, кто  думает,
заставляет думать тот факт, что мы не думаем. Таким что  философская практика приносит человеку чувство
образом, мы должны стать чужаками для  самих себя. комфорта и  счастья! На  самом деле это очень «неэтич­
Иначе говоря, нам приходится отдаляться от  самих ная» доктрина, поскольку индивид  — уже не своя соб­
себя, чтобы быть. ственная цель, он простой инструмент истины. В более
С  помощью вопросов, побуждающих собесед­ мягком и  формальном смысле антиномии Канта  — это
ника обнаружить собственные непоследовательность производные того же самого принципа.
и  незнание, Сократ провоцирует когнитивный шок.
В  результате на  свет появляются новые понятия, что

22 23
Антифилософия Ходжи Насреддина Антифилософия Ходжи Насреддина

по‑своему. За  тем, как  это происходит, любопытно на­


B. Случай Ходжи Насреддина
блюдать, когда рассказываешь истории в  разных ау­
Есть различные причины, по  которым среди мно­ диториях. То, как  слушатель реагирует на  различные
жества примеров пути отрицания и  философских контексты, уровни тонкости, конкретность или абсурд­
образов мы выбрали именно Ходжу Насреддина. Во- ность рассказов­­, лучше всяких слов выражает то, кто он
первых, он — персонаж вымышленный, а одно из тре­ и как  думает. Даже непонимание истории полезно, по­
бований нашей практики  — развитие способности скольку указывает слушателю на  его собственное неве­
«несуществования». Даже если предположить, что  та­ дение или слепоту.
кой человек жил на самом деле, он стал всего лишь Третья причина  — широкое смысловое простран­
отправной точкой для  возникновения целого ряда ство, которое охватывают эти сказки, поскольку они
историй. Он — герой многочисленных забавных и аб­ представляют скорее не отдельного автора, а традицию.
сурдных сказок, попадающий в  различные ситуации. Вопросы этики, логики, отношений, проблемы экзи­
У  него есть жена, или  две жены, или  вовсе ни  одной, стенциальные, социологические, супружеские, полити­
он запросто может быть гомосексуалистом. Однако ческие, метафизические  — отсюда вытекает длинный
более всего его мифическую природу демонстрирует список проблем и  парадоксов, возникающих перед че­
тот факт, что  он периодически изображается в  каче­ ловеком, который сталкивается с  этим пластом крити­
стве шута Тамерлана, хотя тот завоевал Турцию только ческого знания. Кажущаяся легкость множества из них
в конце XIV века. Даже его аутентичная турецкая фа­ обнажает и  скрывает глубокое понимание реальности
милия  — Насреддин  — очень распространена в  мире бытия. При этом ничто не мешает воспринимать их по­
и  означает «слава религии», а  имя Ходжа, по  всей ве­ верхностно. Но если «классический» философ заявит,
роятности, указывает на звание «мастера». что  концептуализация и анализ  — необходимое усло­
Вторая причина нашего выбора  — популярность вие для  философствования, ему можно возразить тем,
этого персонажа и  рассказов о  нем. Благодаря легко­ что  подобный формализм выхолащивает содержание,
сти этих историй он стал героем фольклора, поскольку предлагая лишь иллюзию знания. Однако споры о при­
их сюжеты забавны и выразительны, а потому полезны роде и философской форме оставим для другого случая.
и поучительны. Эти истории каждый слушатель поймет Однако стоит упомянуть об одной детали  — некоем

24 25
Антифилософия Ходжи Насреддина Антифилософия Ходжи Насреддина

ключе к полезной информации о контексте самих исто­ поиску идентичности и  счастья. Посредством своих от­
рий. Речь идет о тесной связи Насреддина с суфийской вратительных «маленьких врак» Насреддин помогает
традицией, благодаря которой до  нас и  дошли истории нам вывести на  чистую воду «большое вранье». И  нам
о  нем, переданные его современником и  соплеменни­ все больше и больше хочется оказаться на месте его вер­
ком, великим мистическим поэтом Руми. ного и бессменного друга — осла.
Четвертая причина  — невероятно провокационная Пятая причина — вольное отношение к авторитету,
личность этого живого мифа. В то время как политиче­ кто бы он ни был. Насреддин одинаково свободен и уч­
ская и философская корректность пытается навязывать тив перед лицом религиозного, политического, юри­
идею о морали и «хорошем поведении», чтобы приукра­ дического, академического или  семейного авторитета.
сить цивилизованную животность нашего общества, Он не боится обнажить лицемерие или ложь правящей
образ Насреддина очень полезен, поскольку он наделен власти, большой или  малой: Фуко называет ее «микро-
почти всеми главными недостатками человеческого ха­ властью», при  этом признавая ее реальность и  необхо­
рактера. Однако  — лжец и  трус, вор, лицемер, он эгои­ димость. Критикуя Тамерлана, Насреддин призывает
стичный, грубый, испорченный, ленивый и скупой, нена­ его поступать более справедливо и  разумно. Критикуя
дежный и безбожный. Но более всего он идиот и дурак, верующих, он стремится помочь им соответствовать
но одновременно ловкий тип. При этом он великодушно религиозному духу. Он критикует ученого, но  лишь
обнажает все свои нелепые черты перед читателем, ко­ призывая его стать мудрее. Насреддин проповедует ав­
торый узнает себя, словно в  кривом зеркале. Он пред­ торитет, которым мы наделяем себя сами, основываясь
лагает нам исследовать нашу собственную абсурдность на истине и аутентичности, а не на искусственной, бес­
и  ничтожность, принять ее и  насладиться ею, чтобы причинной и конвенциональной основе.
освободить наше сознание и существование от притяза­ Стоит заметить, что  сюжет в  этих историях за­
ний на чистую совесть, которые особенно способствуют частую превалирует над  философским наполнением.
склонности человека и общества к вынужденной лжи. Его Однако удовольствие, которое мы испытываем от  этой
образ жизни наносит сокрушительный удар по  культу комичности (vis comica), связано также с интуитивным
индивидуализма, так свойственному современной запад­ восприятием затронутой проблемы, — это передача до­
ной культуре, нашему искусственному и  постоянному ступной, но глубокой мудрости.

26 27
Антифилософия Ходжи Насреддина Антифилософия Ходжи Насреддина

С. Заключительная фраза (самая суть) лишь наша очередная уловка, чтобы почувствовать себя
комфортно!
В характере Насреддина заключен парадокс. Он
Благодаря необузданному характеру нашего героя
беспощаден к  нам, безжалостно опустошая наше эго,
мы становимся свободными, он дает нам возможность
но именно за это мы и любим его. Во времена философ­
увлечься глупыми и абсурдными воззрениями. Мы по­
ской корректности, когда от нас требуется быть обходи­
лагаем, что  традиция Насреддина не  стремится иско­
тельными и  дарить счастье всем вокруг, много говорят
ренить глупость людей, а, напротив, немного больше
об этике, вероятно, из‑за ее нехватки Насреддин не пы­
обнажает то, какие  же они круглые дураки. Это  — му­
тается «ценить» индивида и обеспечивать ему комфорт.
дрость. И проблема не в том, чтобы лечить, хотя бы уже
Философствовать для него  — означает показать ни­
потому, что  нет способа вылечить или  лечить вообще
чтожность индивидуального бытия, столь эгоцентрич­
нечего.
ного и слепого. Но почему же мы принимаем эту ужас­
Потому нам остается только наблюдать спектакль
ную критику, которую не приняли бы даже от лучшего
отклонений, наслаждаться этим, будто это шоу Панча
друга? Этому можно найти объяснение: он так  же без­
и Джуди. Ну и давайте развлечемся этой комедией оши­
жалостен к самому себе, и это роднит его с нами, делает
бок, посмеемся над  человеческой драмой. Много шума
его нашим лучшим «Я». Он, как брат, который приносит
из  ничего. Какой превосходный заголовок! Давайте
себя в жертву, указывая нам на нашу глупость, смеется
останемся глупцами и  насладимся этим. Может быть,
над самим собой с целью посмеяться над нами — такова
из всех этих шуток и насмешек сложится что‑то путное.
противоречивая и забавная форма сострадания.
Возможно, подлинная терапия и должна принимать са­
Подобно мнимому «Святому», этот циник, более
мую неожиданную форму…
ироничный, чем  Сократ, наделенный хорошим чув­
ством юмора, взваливает на  себя всю глупость, ложь
и заурядность рода людского. Однако, несмотря на «са­
мопожертвование», кажущуюся глупость и недалекость,
Насреддина не  назовешь мучеником! Он посмеялся  бы
над такой глупой и сентиментальной мыслью. Это всего

28 29
глава 1 Поэт

Поэт
Образ и признание
История
Один горожанин-рифмоплет просит Насреддина
послушать какой‑нибудь из  своих поэтических
опусов, надеясь получить его одобрение. Хорошо
зная по  собственному опыту, что  предприятие
это рискованное, Насреддин пытается укло-
ниться, ссылаясь на  свое полнейшее незнание
поэзии. Горожанин настаивает, подчеркивая,
что испытывает глубокое доверие к Насреддину
и его прославленной мудрости. После долгих уго-
воров тот, наконец, соглашается. Терпеливо
выслушивает долгую декламацию и, когда она
заканчивается, не говорит вообще ничего.
—  Итак? — спрашивает поэт.
— Что итак? — интересуется Насреддин.
—  Ну, что ты думаешь?
—  Ты действительно хочешь знать?

30 31
глава 1 Поэт

Наконец, после очередных продолжительных существования. Конечно, эти чаяния не  всегда выра­
уговоров, Насреддин соглашается высказаться. жены так, как в истории о поэте, но они словно вплетены
И выносит очень искреннее суждение. в наше существование как своего рода фундаментальная
— Весьма напыщенное, помпезное, тщеславное матрица всех человеческих забот и разговоров.
и скучное произведение. Причина этому не слишком загадочна: человеческое
Услышав подобное мнение, поэт краснеет существование — это конструкция. Животное является
от злости и минут пять визжит на Насреддина, тем, чем  является: кролик и  есть кролик, тигр и  есть
осыпая его градом всевозможных оскорблений тигр. Его жизнь во  всем похожа на  жизнь его предков,
и  ужасными прозвищами. Когда  же в  конце кон- если только не меняются окружающие условия. Но само
цов он успокаивается, Насреддин замечает: по  себе животное будет вести себя точно так  же, по­
—  Ну что  же, поэзия твоя действительно от- скольку не способно проявить свободную волю или под­
вратительна, а вот проза поистине великолепна. вергнуть критике образ жизни своих предков. Оно лишь
участвует в процессе воспроизведения и подражания.
Человеческое существование сильно отличается
Анализ
от  существования животного. Каждый из  нас в  той
По своему опыту мы знаем: довольно трудно участвовать или иной степени критиковал своих родителей и обще­
в дискуссии, когда собеседники говорят то, что думают. ство, в котором живет. Все мы рано или поздно прихо­
Причина проста: подобно поэту из  данной истории, мы дим к выводу о том, что могли бы сделать что‑то лучше
имеем определенные притязания, хотим, чтобы нами вос­ других, даже если в конечном итоге не отличаемся ори­
хищались в большей или меньшей степени, сомневаемся гинальностью в  сравнении с  окружающими. Нам хо­
в себе и тревожимся. Поэтому, вступая с кем‑либо в раз­ рошо знакома та маленькая внутренняя драма, когда мы
говор, подспудно мы всегда так или иначе рассчитываем пытаемся нащупать «истинного себя», некую индиви­
на  понимание собеседника, одобрение наших слов, по­ дуальность, присущую лишь нам и  всегда наделенную
ступков и, по  сути, нашего существования вообще. Мы стремлением быть лучше других. Все мы ищем нечто
нуждаемся во  мнении со  стороны, поскольку нас зани­ особенное, что  сделает нас уникальными: моральные
мает вопрос о  ценности и  смысле нашего собственного качества, интеллект, общительность, артистичность.

32 33
глава 1 Поэт

К  этому вопросу можно подойти разными путями. в  грусти, отчаянии или  злости. Иногда наперекор
Французский философ Жан-Поль Сартр так гово­ всему заявляем, что нас это не волнует, с нами все в по­
рит о  планировании: «Когда мы хотим сделать что‑то рядке, в то  время как  наше сердце охватывает ярость.
или  собираемся достигнуть какой‑нибудь цели, то Иногда мы впадаем в  депрессию, поскольку не  мо­
­таким образом проецируем самих себя в будущее, и со­ жем получить желаемое. Ощущаем бессилие и  стано­
вокупность действий, совершаемых нами, в  конечном вимся даже хуже, чем хотелось  бы. Порой цепляемся
счете станет отражением реальности и  самой сути на­ за каждого человека, отчаянно выискивая в его глазах
шего существования». хоть какое‑то  одобрение, умоляя сказать что-нибудь
Немецкий философ Иммануил Кант упоминает так утешительное, пусть даже неправду. Случается, мы
называемый нормативный идеал  — идею, рассматривае­ как  одержимые принуждаем себя заняться какой‑ни­
мую нами как путеводную для наших мыслей и поступ­ будь деятельностью с  целью забыть о  наших прочих
ков, даже если мы не  сможем по‑настоящему и  полно­ стремлениях. Порой переносим наши надежды и  же­
стью ее воплотить. В обоих случаях разница между тем, лания на других, например на наших детей, нагружая
чего мы желаем достичь, и действительным результатом их всей тяжестью того, что мы несем на себе. Возникает
может быть велика. Зачастую она очень значительна вопрос, почему бы нам просто не принять реальность?
и становится причиной того, что другой немецкий фило­ Однако также верно и то, что человеческой душе необ­
соф Георг Вильгельм Фридрих Гегель назовет «нечистой ходимо думать о совершенствовании как способе при­
совестью»: осознание того, что мы не те, кем хотим быть; дать смысл собственному существованию.
не  те, кем могли  бы быть; и не  те, кем  следовало быть.
К тому  же мы, что  вполне естественно, сравниваем себя
с  другими, которые кажутся нам хуже нас, но  часто
имеют больше, чем мы. Так возникает зависть, поскольку
мы, как дети, больше озабочены тем, чего не имеем, вме­
сто того, чтобы радоваться тому, что у нас уже есть.
Мы по-разному реагируем на это ужасное чувство
экзистенциальной ущербности, которое выражается

34 35
глава 1 Поэт

Вопросы к тексту Во п р о с ы дл я  р аз м ы ш л е н и я:
Во п р о с ы н а  п о н и м а н и е:
По ч е м у
мы хотим По ч е м у
По ч е м у д е м о н с т р и ­р о в а т ь в о о бще л юди
На с р е д ди н с вои таланты п и ш ут?
По ч е м у п оэ т
пытается д р уг и м л ю д я м?
хочет п рочесть
На с р е д ди н у с в о ю ук л о н и т ь с я
По ч е м у
п о э м у? о т «эт о г о
н е к о т о р ы е л юди
п е р дп р и я т и я »?
п и ш ут
По ч е м у с т и х и?
т а к с л ож н о
На с р е д ди н  —
выносить
лж е ц?
с уж д е н и я? Бы в а е т  л и н а м
Бы л  л и Пр а в  л и
На с р е д ди н и н о г д а с л ож н о
б ы л п оэ т,
п р а в, ч е с т н о в ы с к аз а т ь с в о е
что
в ы с к аз ы в а я с в о е По ч е м у л ю д и м н е н и е?
р аз оз л и л с я?
мнение н ач и н а ют
о  п оэ т е? з л и т ь с я, к о г д а В с е г д а  л и
н е  с о г л а с н ы у нас есть
с ч е м- л и б о? ож и да н и я, к о г д а
мы говорим
По ч е м у На с р е д ди н с  д р уг и м и
В чем с к аз а л, ч т о  п р оз а л ю дь м и?
п р о бл е м а п о эт а л уч ш е е г о
Мож е м  л и м ы
эт о г о п о эз и и?
с к аз а т ь д р уг и м По ч е м у м ы
п о эт а?
л ю д я м в с е, бо им с я бы т ь
ч т о  ду м а е м? о т в е р г н у­
36 37 т ы м и?
глава 1 Поэт

Упражнение «Ссора» Инструкция для ученика


Из  приведенного списка поводов для  спора выберите
Инструкция для учителя
три наиболее обоснованных и три наименее обоснован­
Из-за того что Насреддин честно говорит то, что думает,
ных, затем объясните свой выбор.
разгорается спор. Следовало ли ему солгать, как это ча­
Ссориться,
сто бывает? В повседневной жизни найдется множество
•  чтобы защитить себя.
поводов для ссор, порой необходимых и оправданных,
•  чтобы получить желаемое.
порой ненужных и  бессмысленных; некоторых из  них
•  потому что завидуешь.
вполне можно избежать, некоторых  — невозможно.
•  потому что злишься.
Условия и  причины подобного спора определят его
•  чтобы доставить кому‑то неприятности.
обоснованность. В целом принято считать, что спорить
•  чтобы отстоять правду.
плохо, однако иногда спора не избежать, он необходим
•  чтобы оставить за собой последнее слово.
и, возможно, даже полезен.
•  потому что тебе кто‑то не нравится.
В этом упражнении даются различные поводы и по­
•  потому что у тебя плохое настроение.
яснения для  оправдания ссоры. Ученику нужно рас­
•  чтобы защитить друга.
смотреть возникшие ситуации и  определить, в  каких
•  потому что у тебя нет настоящего аргумента.
из  них спор более оправдан. Затем надо выбрать три
•  потому что ты боишься.
наиболее приемлемые и три наименее приемлемые при­
•  потому что ты нервничаешь.
чины, в каждом случае аргументируя свой выбор.
•  чтобы напугать кого‑то.
•  чтобы спровоцировать драку.
•  потому что  ты терпеть не  можешь неспра­ ведли­
вость.

38 39
глава 2 Должно быть, это правда

Должно быть,
это правда 
Принятие желаемого
за действительное
История
Насреддин решил немного вздремнуть. Но  дети,
играющие во  дворе, потревожили его сон.
Раздраженный шумом, он выходит во  двор,
чтобы прогнать детей со  словами: «Знаете,
на  другом конце деревни живет женщина, ко-
торая скоро выходит замуж, и  поэтому раз-
дает всем сладости  — халву и  лукум!» Когда
дети услышали это, у  них потекли слюнки
и они тут же убежали. Спустя некоторое время
Насреддин все еще не  мог уснуть и, заметив,
что  дети до  сих пор не  вернулись, сказал себе:
«А не  отправиться  ли и  мне туда  же? Должно
быть, сказанное мною — правда».

40 41
глава 2 Должно быть, это правда

Анализ
«уверенного и  неоспоримого мышления» на  примере
Каждый день мы произносим множество утверждений. развития науки представляет собой бесконечную серию
Некоторые из  них осмысленны и  обоснованны, другие исправления ошибок и преобразования гипотез. Но че­
импульсивны. Одни утверждения выражают главным об­ ловеку нужна уверенность, иначе сомнения и  ненадеж­
разом чувства или эмоции, другие содержат информацию, ность сделают жизнь несчастной, а  ведь мы хотим все
которую мы хотим донести. Встречаются и те, что просто контролировать и всем обладать.
повторяют услышанное или прочитанное накануне, неко­ Идее уверенности можно противопоставить идею
торые же странные утверждения приходят на ум даже во­ знания как  совокупности «обоснованных убеждений».
преки нашему желанию, о чем мы часто сожалеем. Иначе говоря, мы располагаем аргументами в  пользу
Однако мы обязательно осмысливаем все те слова, той или  иной мысли либо эта мысль последовательна,
которые проносятся в  нашем сознании и  которые мы то есть основана на некоторых объективных фактах, ис­
проговариваем, иначе мы бы их не произнесли. Для того ходит из  некоего авторитетного источника или  имеет
чтобы сказать, что  «Париж  — столица Англии»  — это под собой прочные теоретические основания, но в этом
неверно, я должен сначала обдумать и понять смысл за­ всем нет уверенности.
явления: «Париж  — столица Англии», иначе я не  могу В  противовес следует также отметить идею амери­
возразить и назвать это утверждение ложным. канского философа-прагматика Уильяма Джеймса, ко­
Правда, многие возразят: «Да, я могу так подумать, торый полагает, что  истина определяется тем, что  наи­
хотя и не  верю в  это» или  «Да, но в  действительности более благоприятно для нас самих, следовательно, очень
я  так не  думаю», что по  смыслу аналогично. Таким об­ субъективна. Конечно, «наиболее благоприятное» мо­
разом, мы ставим в  один ряд акт «мышления» и  акт жет иметь различный смысл и  значение, подразумевая
«веры», где «я  думаю» означает «считаю так на  самом нечто наиболее практичное, самую достоверную ги­
деле», иначе говоря  — «думаю с  сильным чувством уве- потезу, то, что  укладывается в  рамки уже известного,
ренности». Уверенность в том, о чем мы говорим, убеж­ или  самым непосредственным образом доставляет нам
дает нас в достоверности сказанного. Мы называем это удовольствие. Датский философ Кьеркегор размышляет
«знанием» — уверенным мышлением, лишенным всяких в том же направлении, заявляя, что истина лишена объ­
сомнений. Правда, при этом мы забываем, что  история ективности и неизбежно субъективна.

42 43
глава 2 Должно быть, это правда

Вернемся к  «истине» Насреддина. Он обраща­ Не будем забывать и о другой причине, по которой


ется к  детям с  вполне определенной целью: избавиться Насреддин поверил в свою историю: он, как и дети, сла­
от шалунов, отправив их в другое место, и, наконец, по­ стена и  любит поесть. Он не  случайно выбрал именно
спать. Несмотря на  то что  история со свадьбой  — чи­ такой способ отделаться от детей  — воспользовался
стая выдумка, сочиненная им мимоходом, в ней все же их  пристрастием к  сладкому вместо того, чтобы при­
кроется доля «истины», ведь хитрость сработала, и дети бегнуть к  разумным доводам или  классической угрозе
ушли. Мысль о том, что вымышленная история неожи­ наказания. На самом деле он полностью готов поверить
данно может оказаться правдой, вероятно, покажется в свои собственные слова, ведь они исходят из глубины
читателю странной, однако именно так мы привыкли его сердца. Аргумент кажется ему настолько удачным,
думать и говорить в повседневной жизни. что  вскоре он и  сам не  может устоять перед его убеди­
В  этом и  заключается главная мысль этой истории, тельностью. Тот факт, что  дети убежали искать ветра
ее соль: вымышленный рассказ работает с  таким успе­ в  поле и до  сих пор не  вернулись, является для  него
хом, что дети не возвращаются, Насреддин сам поневоле достаточно «объективным» основанием, чтобы прогло­
начинает верить в него. Именно так создаются мифы: мы тить собственную приманку.
придумываем историю буквально из  ничего либо при­ Конечно, эта история звучит нелепо из‑за краткости
украшиваем и искажаем какой‑нибудь обычный факт и, и  прямолинейности изложения, но не  будем забывать
когда наблюдаем, как  он воздействует на  слушателя, ка­ о  том, насколько часто мы встречаемся с  подобной не­
кое производит впечатление, сами в конце концов начи­ далекой и  наивной манерой мышления. Мы сочиняем
наем принимать эту сказку на веру, считая ее истинной. истории и в конце концов сами начинаем в них верить.
Точно так  же общества создают мифы о  своем воз­ А почему  бы и не  поверить в  собственные слова, если
никновении, о  каком‑нибудь герое или  событии, более они доставляют нам удовольствие и, кажется, дости­
понятные для  коллективного сознания. Мы тоже так гают своей цели?
поступаем, рассказывая, например, истории из  нашего
детства. И  удивляемся, когда кто‑то, кто  также при­
сутствовал при  этих событиях, излагает иную версию.
А мы‑то были так «уверены» в том, что знаем.

44 45
глава 2 Должно быть, это правда

Вопросы к тексту
Во п р о с ы н а  п о н и м а н и е: Во п р о с ы дл я  р аз м ы ш л е н и я

По ч е м у
По ч е м у л ю д и
На с р е д ди н По ч е м у д е т и В с е г д а  л и д е т и л г ут?
п р и ду м а л п о вер или д о лж н ы в е р и т ь
историю На с р е д ди н у? вз р о с л ы м?
п р о  с в а дь бу?

Го в о р и м  л и м ы
п о р о й н е п р а в ду
Мож е м  л и м ы с а м и м с е б е?
Ка к и е е щ е По ч е м у н ач ать ве р ить
а р г ум е н т ы м ог На с р е д ди н в  с о б с т в е н н ую
и с п о л ьз о в а т ь п о в е р и л в  с в о ю л ож ь?
На с р е д ди н, ч т о б ы с о б с т в е н н ую В ч е м  р аз н и ц а
д е т и у ш л и? и с т о р и ю? м еж ду и с т о р и е й
и  в р а н ь е м?

Ка к п о н я т ь:
т о,  ч т о м ы
с л ы ш и м,  — эт о
На с р е д ди н  — п р а в да ил и
Лж е т  л и л ож ь?
г л уп ы й? Нр а в и т с я  л и
На с р е д ди н?
т е бе с оч инять
и с т о р и и?

46 47
глава 2 Должно быть, это правда

Упражнение «Верить или не верить?» •  Когда дедушка говорит, что твоя любимая футболь­
ная команда точно выиграет в следующем матче.
Инструкция для учителя
•  Когда мама говорит, что музыка, которая тебе нра­
Как  правило, ни  школа, ни  домашнее окружение
вится, плохая.
не  способствуют развитию у  ребенка критического
•  Когда бабушка говорит, что твоя любимая еда вре­
мышления, впрочем, как и  тренировке навыков соб­
дит твоему здоровью.
ственного и  аргументированного высказывания.
•  Твоему брату, который говорит, что у тебя в школе
В школе от ученика не требуется конструктивное суж­
плохой учитель.
дение. Когда его просят высказаться, он зачастую про­
•  Ученому, утверждающему, что на луне живут слоны.
сто выражает свою субъективную и  необоснованную
•  Когда учитель говорит, что в  понедельник школа
точку зрения — свои желания и мечты. В то же время
не работает.
мы ожидаем, что  он научится давать оценку тому,
•  Твоему близкому другу, который говорит, что  ты
что  слышит, и рассуждать разумно  — способность,
его самый лучший друг.
которая развивается только с  помощью упражнений.
•  Твоей тетушке, которая говорит, что  слишком
Сложно сразу определить, в какой степени нам следует
стара, чтобы меняться.
верить тому, что мы слышим, — этому нужно учиться.
•  Незнакомцу, обещающему отвести тебя в зоопарк.
Выполнение данного упражнения, в  первую очередь,
•  Ребенку, который говорит, что, когда вырастет, ста­
основано на  достаточном понимании используемых слов
нет президентом.
и  выражаемых идей, а  также на  строгой оценке их  воз­
•  Ребенку, который говорит, что,  когда вырастет,
можных смыслов и  границ. Поэтому ученику следует
у него будет трое детей.
не просто прочитать их и понять буквально, но и оценить
•  Твоему другу, который утверждает, что читает твои
их обоснованность, вынести суждение и пояснить его.
мысли.
•  Когда отец говорит тебе, что ты невоспитанный.
Инструкция для ученика
•  Газете, в  которой утверждают, что  приближается
Должен ли ты верить?
конец света.
•  Когда отец заявляет, что с ним разговаривает собака.
•  Знаменитому певцу, который говорит, какие духи
•  Когда сосед говорит, что завтра будет дождь.
самые лучшие.
48 49
глава 3 Ешь, халатик, ешь

Ешь,
халатик, ешь
Внешность
История
Один сосед пригласил Ходжу на  праздничный
обед. Поскольку вечер должен был проходить
в  дружеском кругу, Ходжа решил отправиться
на торжество в повседневной одежде. Сказано —
сделано. Придя в  гости, он понял, что  никто
не обращает на него внимания. Даже хозяин, ко-
торый не  поприветствовал его и  ничем не уго-
стил, как это принято делать.
Раздосадованный случившимся, Ходжа отпра-
вился домой, надел свои самые нарядные ха-
лат и  штаны и  вернулся на  праздник. Внезапно
все изменилось: стоило ему только подняться
по  лестнице, как  все начали сердечно привет-
ствовать его. Потом Ходжу пригласили сесть
и подали лучшие блюда и напитки. Когда же ему

50 51
глава 3 Ешь, халатик, ешь

принесли суп, он окунул в  тарелку рукав своего


Как  обычно, во  всех историях о  Насреддине рас­
халата и громко сказал:
пространенная проблема для  большей наглядности
—  Ешь, халатик, ешь!
представлена в  карикатурном и  преувеличенном виде,
Пораженный хозяин попросил Ходжу объяснить
потому что  мы перестаем замечать то, что  происходит
столь странное поведение.
каждый день, привычное упускается из  виду и  стано­
— Когда я  пришел сюда в  обычной одежде,  —
вится неинтересным, обыденным и банальным  — ча­
объяснил Ходжа,  — никто не  предложил мне
стью реальности. В  этом смысле Насреддин выполняет
ни  угощений, ни  напитков. Когда  же я  вернулся
ту функцию, которую британский философ Бертран
в  этом роскошном халате, мне сразу  же пред-
Рассел считает свойством философии: делает обычное
ложили лучшее из  всего, что  есть. И  поэтому
необычным и необычное обычным.
я  могу предположить, что на  пир пригласили
Услышав подобную историю, некоторые читатели
не меня, а халат.
с  уверенностью станут утверждать, что  они не  такие,
что не  судят о  людях по их  внешнему виду и  одежде.
Попробуем честно признаться себе в том, что происходит,
Анализ
когда мы вдруг оказываемся лицом к лицу со знаменито­
Что  важнее для  других людей  — наша внешность стью. Не изменяется  ли наше отношение или  поведение
или мы сами? Французский философ Блез Паскаль ут­ по сравнению с тем, как мы обычно ведем себя с другими
верждает, что в  общем‑то нас любят не за  то, кто  мы людьми? Не чувствуем ли мы, что находимся под впечат­
есть, а за  нашу красоту, характер, полезность, за  удо­ лением и реагируем на все иначе? Пусть даже при этом со­
вольствие, которое мы доставляем, и  т. д. Проблему храняем способность рассуждать рационально, понимая,
нашей идентичности можно сформулировать так: что наша реакция не имеет смысла. А как мы разговари­
есть ли в нас что‑то еще кроме видимости? Познали ли ваем с  начальником, банкиром, профессором, с  любым
мы собственную «истинную сущность»? Знаем  ли другим экспертом или авторитетом? И существует ли во­
мы, ценим  ли «истинную сущность» других людей? обще различие между занимаемой должностью или  зва­
Заинтересованы  ли мы вообще в  том, чтобы узнать, нием и  одеждой человека? Разве то и другое  — не про­
кто мы на самом деле и кто другие? сто внешний фактор? Почему мы должны по‑разному

52 53
глава 3 Ешь, халатик, ешь

относиться к  знаменитости и к  своему соседу? Почему стремление. Мы часто называем это уважением — неким
мы должны по‑разному относиться к  тем, кто  «хорошо образом, создающимся вокруг нашего имени.
говорит», и к  «обычным людям»? Разве не  часто подку­ Конечно, мы можем критиковать Насреддина за не­
пают и впечатляют нас такие внешние факторы? достаток скромности, за  желание выделиться на  празд­
Чтобы ответить на  этот последний вопрос, предпо­ нике. В этом смысле он так же человечен, как и все мы,
ложим, что один человек в большей степени «личность», он полон ожиданий. Но  разница между Насреддином
чем другой. Не об этом ли говорит выражение «он пред­ и  нами заключается в  том, что  он воспринимает свою
ставляет из себя кого-то»? Некоторые люди в  большей «драму» со  стороны и с  юмором. Эта человечность де­
степени, чем  другие, кажутся «кем‑то». Кто‑то  зауря­ лает его проницательным критиком общества, и  он
ден, затерян в  толпе, и  мы его не  узнаем. Но  если этот не  становится жертвой собственных беспомощности
«кто‑то»  — человек особенный, он выделяется среди и  обиды. Следовательно, эта история достойна при­
других, и, соответственно, отношение к  нему иное. Вот знания. Как ни парадоксально, кстати, но именно когда
какую проблему затрагивает эта история — признание. Насреддин плохо обращается с  другими людьми, поте­
Но что  означает признание, о  котором мы все меч­ шаясь над  ними, критикуя их, его наконец признают.
таем и на  которое надеемся, как  Насреддин? Оно озна­ Закон джунглей: мы инстинктивно уважаем того,
чает быть узнанными после прошлой встречи. Иначе го­ кто сильнее, кто превосходит нас и не уважает нас.
воря, нас уже знают и помнят. Если же нас не запомнили, И  последнее, на что  необходимо обратить вни­
мы досадуем или  даже обижаемся. Ведь, по  большому мание,  — парадоксальная природа самой внешности.
счету, узнавание предполагает признание нашего суще­ Вопрос в  том, скрывает  ли внешний облик нашу сущ­
ствования. Благодаря этому признанию жизнь индиви­ ность или, напротив, показывает, кто  мы на  самом
дуума наделяется определенной ценностью, поскольку деле. Скрывает внешность реальность или обнажает ее?
он стоит того, чтобы о нем помнили. Поскольку внешность  — это нечто видимое, уместно
Мы все хотим, чтобы наше бытие, мысли или  дей­ предположить, что  она делает видимой суть объекта.
ствия были оценены или  даже одобрены всеми, на­ Нет причин думать, что  внешний вид яблока скрывает
сколько это возможно, даже несмотря на  то, что  стре­ его «истинную» природу, а если кто‑то выглядит как ду­
мимся к  этому неосознанно, порой отрицаем подобное рак, то он непременно окажется умным.

54 55
глава 3 Ешь, халатик, ешь

Вопросы к тексту Во п р о с ы дл я  р аз м ы ш л е н и я:
Во п р о с ы н а  п о н и м а н и е:
По ч е м у
Дем о н с т р и руе т манера
По ч е м у л и н а ш а о д еж д а т о, одеваться так
На с р е д ди н к т о  м ы т а к и е? в аж н а?
По ч е м у
расстроился На с р е д ди н
после пер вого п е р е о д е л с я?
п о с е ще н и я С т о и т  л и
п р а з дн и к а? до в е ря т ь
внешнему
в и ду?
Нуж н о  л и
у в аж а т ь в с е х
По ч е м у о ди н а к о в о?
На с р е д ди н а т а к По ч е м у На с р е д ди н
стал макать Чт о в аж н е е :
х о р о ш о п р и н я л и,
в  с у п р ук а в с в о е г о в и дим о с т ь ил и
к о г да о н п р и ш ел
х а л а т а? р е а л ь н о с т ь?
в о  в т о р о й р а з?

В чем
р аз н и ц а м еж ду
в и дим о с т ь ю Лю д и н а м
Пр а в и л ь н о  л и
и  р е а л ь н о с т ь ю? н р а в я т с я з а  т о,
На с р е д ди н в е л
с е б я? к е м о н и я вл я ют с я,
и л и з а  т о, к а к 
о н и в ы г л я д я т?

56 57
глава 3 Ешь, халатик, ешь

Упражнение •  Может  ли кто‑то  казаться эгоистом, будучи


при этом альтруистом?
Инструкция для учителя
•  Может  ли учитель казаться строгим, но  быть
Мы постоянно видим, насколько важна внешность,
мягким?
и  одновременно порой понимаем, насколько она бы­
•  Может ли предмет казаться тем, чем не является?
вает обманчивой. Правда, не  всякая внешность вводит
•  Существуют ли фальшивые вещи?
в  заблуждение, и  когда это случается, причины тому
•  Можешь ли ты ошибаться, подумав, что кто‑то зол
разные. Следовательно, нам стоит попытаться найти
на тебя?
способы, как  обнаружить несоответствия между кажу­
•  Можно ли принять одного человека за другого?
щимся и реальным.
•  Может  ли тебе показаться, что  ты знаешь что‑то,
Ниже вы найдете различные высказывания о внеш­
хотя на самом деле это не так?
нем виде и  реальности. В  каждом случае они не  совпа­
•  Есть ли настоящий и ненастоящий Дед Мороз?
дают, и  ученик должен найти этому причину. Чтобы
•  Можешь ли ты по ошибке испугаться чего‑то?
дать аргументированное мнение, ученику необходимо
•  Можешь ли ты ошибочно доверять кому‑нибудь?
подробно объяснить свою гипотезу и, по возможности,
•  Может ли что‑нибудь выглядеть полезным, но быть
найти различные причины. В  конце упражнения мы
вредным?
сравним разные причины, по  которым можно вынести
•  Могу ли я ошибаться в самом себе?
ложное суждение, основываясь на внешности.
•  Можем ли мы верить тому, что видим?
Инструкция для ученика
Ответьте на  следующие вопросы о  действительности
и внешности и обоснуйте свой ответ.
•  Может  ли человек выглядеть как  иностранец и
не быть им?
•  Может  ли кто‑то  казаться милым, а быть совсем
неприятным?

58 59
глава 4 Осел

Осел
Истина и дружба
История
Ахмет, сосед Насреддина, хочет взять на время
его осла. Он приходит к  Насреддину домой и
просит одолжить осла, потому что ему нужно
выполнить важную и очень тяжелую работу.
— Моего осла сейчас нет дома,  — отвечает
обеспокоенный Насреддин. Но во время разговора
Ахмет слышит ослиный рев на заднем дворе:
—  И-а! И-а!
Ахмет злится:
— Что  ты за  друг такой, раз утверждаешь,
что  твоего осла нет, когда на  самом деле он
здесь — в твоем саду! Я только что слышал его!
Насреддин отвечает:
—  А ты?! Что ты за друг, если охотнее веришь
моему ослу, чем мне!

60 61
глава 4 Осел

Следовательно, человек лжет, потому что волен вы­


Анализ
думывать реальность и не  обязан принимать безжа­
В  этой истории мы видим две основных проблемы: лостные неоспоримые факты. Это находит свое отраже­
проблема правды и  проблема дружбы. В  связи с  этим ние в  речи, которую мы слышим ежедневно: иллюзии,
давайте вспомним предостережение Платона о  том, чувства, надежды, страхи и  желания во  многом опре­
что  истина и  дружба плохо сочетаются друг с  другом, деляют то, что  мы говорим о  реальности, даже когда
поскольку последнее, что  мы ожидаем услышать от  на­ мы стараемся быть объективными. Во-первых, для  нас
ших друзей,  — это то, что  они на  самом деле думают, не  существует фактов как  таковых, потому что  мы все
потому что в результате мы можем ощутить неловкость наделяем значением. Значение символическое или  эмо­
и взаимное раздражение. циональное, духовное, рациональное или  научное пре­
Теперь перейдем к  проблеме правды и  подумаем вращает реальность «естественную» в  «человеческую».
о статусе «ослиной речи». Конечно, нам смешно, когда Во-вторых, способность человека искажать реальность
кто‑то  вдруг верит ослу, поскольку слово «верить» также дает ему возможность выдавать желаемое за дей­
применимо только к речи человека или Бога, но никак ствительное и говорить не то, что он на самом деле ду­
не по отношению к животному. Почему оно не приме­ мает. Иными словами, хорошо это или плохо, но сердцу
нимо к  животным? Прочитав эту историю, мы пони­ и  уму человека присуща двойственность и  даже пута­
маем, что  животные, как  бы странно это ни  звучало, ница между субъективностью и объективностью.
всегда говорят «правду». Причина подобной искрен­ Таким вот забавным образом ослиная «речь» ста­
ности очевидна — они не могут лгать, хотя некоторые новится более достойной доверия. Дело в том, что осел
возразят, дескать, животные иногда проявляют хи­ подтверждает свое присутствие ревом, в то  время
трость, например в  тех случаях, когда хотят поймать как  человек может заявить: «Меня здесь нет». Здесь
добычу. Но  даже несмотря на  то, что  это действи­ прослеживается очевидное противоречие между со­
тельно так, ради нашей практической цели оставим держанием нашей речи и самой речью. Хотя в действи­
это в стороне, поскольку ложь предполагает некото­ тельности эта фраза имеет смысл, если ей придать до­
рую сознательность и моральную ответственность, не­ полнительное толкование или если слово «здесь» имеет
свойственные животным. различные значения.

62 63
глава 4 Осел

Трактуя слово «дружба», мы чувствуем, как  оно Таким образом, сюжет сталкивает между собой двух
утрачивает свой смысл в  этой истории. Можно  ли на­ соседей, которые через взаимные обвинения демон­
звать настоящим другом того, кто  приходит к  тебе стрируют зыбкость, ограниченность и  даже бессмыс­
попросить что‑либо в  долг? А  того, кто  лжет тебе? ленность их  дружбы, которая не что  иное, как  удобное
А  можно  ли назвать настоящим другом того, кто от­ или  неудобное соседство, приятное или  неприятное
казывается — из прихоти или оправданно — одолжить сотрудничество, полезность или  бесполезность друг
тебе что‑нибудь действительно нужное? Если ты поле­ для друга.
зен людям, значит, они твои друзья? Тогда, конечно же, возникает проблема доверия, ос­
Друг  — слово, которое так часто используется, новная в  дружбе или  любых других отношениях: сле­
что уже теряет свой смысл, достаточно понаблюдать это дует ли доверять другу, потому что он друг или потому
в  популярной социальной сети Фейсбук: «У  меня 353 что  он говорит разумные вещи? Насколько ты можешь
друга…». Мы ведем себя как  школьники, которые каж­ доверять другу, который делает безумные заявления,
дый день меняют свое мнение: называем другом того, даже если он клянется, что  это правда? Тут наступает
кто под влиянием обстоятельств потом может стать момент, когда мы должны решить, кому больше дове­
«заклятым врагом». Мы используем слово «друг» очень ряем: себе и  своему опыту, а  также своей способности
неразборчиво. рассуждать, или  другим. Это трудное решение, потому
Поэтому греческие философы Платон и Аристотель что дружба и разум здесь расходятся. Вторая проблема:
различают дружбу, основанную на  полезности, дружбу, если мы не  верим другу, стоит  ли нам говорить ему
основанную на  удовольствии, и  настоящую дружбу. об этом или надо солгать, чтобы не ранить его чувства
Первые два типа нам хорошо знакомы, но что отличает и не  потерять его? В  данном случае наше отношение
третий тип — скорее загадка. У кого из нас не случалось к  другу и  к истине продемонстрируют свое подлинное
в  жизни ужасной истории, когда  друзья переставали лицо.
быть друзьями? Причина этому — наши ожидания в от­
ношениях с  людьми, во  многом построенные на  удоб­
стве и полезности, какова бы ни была их природа: мате­
риальная, рациональная, психологическая и  так далее.

64 65
глава 4 Осел

Вопросы к тексту Во п р о с ы дл я  р аз м ы ш л е н и я:
Во п р о с ы н а  п о н и м а н и е:
В с е г д а  л и По ч е м у
животные л юди
Мож н о  л и г о в о ря т л г ут?
По ч е м у
н аз в а т ь п р а в ду?
На с р е д ди н
н е  х о ч е т На с р е д ди н а
о д а лж и в а т ь и  Ах м е т а
Мож н о  л и л г а т ь
с в о е г о о с л а? д р уз ь я м и?
п о у в аж и т е л ь н ы м
п р и ч и н а м?
В с е г д а  л и
По ч е м у с л е ду е т в е р и т ь
Ах м е т д р уз ь я м?
н аз ы в а е т
На с р е д ди н а В с е г д а  л и
По ч е м у д р уг о м? с л е ду е т в е р и т ь
На с р е д ди н с в о е й с е м ь е?
н аз ы в а е т Ах м е т Мож н о  л и
Ах м е т а д о лж е н д р уж и т ь
д р уг о м? поверить с  п л о х и м и
На с р е д ди н у н а м е р е н и я м и?
и л и  о с л у? По ч е м у л ю д и
д р уж а т?

На с р е д ди н  — Ко м у  б ы т ы
Го в о р и т 
лж е ц? п о в е р и л бол ь ш е:
л и п р а в ду
д р уг у и л и  с е б е?
о с е л?

66 67
глава 4 Осел

Упражнение «Причины для лжи» Инструкция для ученика


Это хорошая или плохая причина для лжи?
Инструкция для учителя
Это можно назвать ложью или как‑нибудь иначе?
В  этой истории Насреддин явно лжет, но, возможно,
•  Чтобы не ранить кого‑либо.
у  него для  этого веские основания. Разумеется, есть
•  По незнанию.
множество причин для  лжи и  они неравнозначны.
•  Чтобы выиграть время.
Лгать можно по  необходимости, с  благими намерени­
•  Чтобы получить что‑нибудь.
ями, ради пользы. Есть мотивы важные, есть  — не­
•  Потому что правда неприятна.
лепые, никчемные, дурные или  просто бесполезные.
•  Чтобы не испугать человека.
Необходимо уметь отличать повод для  лжи, каким  бы
•  Потому что тебе страшно.
он ни  был, от  самого акта лжи. Иногда нам кажется,
•  Чтобы не  причинить боль кому‑то, если  ты совер­
что  ложь оправдана или  безобидна, поэтому мы хо­
шил ошибку.
тим назвать ее как‑нибудь иначе. Скажем, недосмотр
•  Чтобы тешить свои иллюзии.
или ошибка, выдумка или шутка, комплимент или при­
•  Когда ты боишься быть непонятым.
украшивание, стратегия защиты, эвфемизм и так далее.
•  Потому что это слишком тяжело произнести.
Конечно, мотивы, которыми мы руководствуемся, го­
•  Потому что ты хочешь быть любимым.
воря «неправду», помогут дать оценку самому акту лжи.
•  Потому что ты хочешь получить подарок.
Это упражнение содержит список различных при­
•  Потому что ты уважаешь своего собеседника.
чин не  говорить правду. Ученик должен рассмотреть
•  Потому что это секрет.
эти ситуации и определить, какие причины оправданы,
•  Потому что тебе стыдно.
а какие нет. Затем он должен решить, называть ли про­
•  Потому что ты не уверен.
изошедшее в  каждом случае ложью или следует  подо­
•  Чтобы защитить себя.
брать иное определение.
•  Потому что тебе пришлось бы все объяснять.

68 69
глава 5 Иншаалла

Иншаалла
Слова и мышление
История
Однажды Насреддин собрался на  рынок купить
осла. По  пути он встретил своего друга Али,
который спросил его, куда тот направляется.
Насреддин ответил:
—  Я направляюсь на рынок купить осла.
Друг напустился на него:
—  Тебе не  следует говорить так! Всегда нужно
добавлять «Иншаалла!» (Бог даст!) в  конце
предложения.
Насреддин поспешил ответить:
—  В этот раз нет нужды говорить «Иншаалла!».
Деньги у  меня в  кармане, а на  рынке полно ослов,
так что я абсолютно уверен, что все получится!
И ушел прочь.
Некоторое время спустя Насреддин возвращался
с рынка и вновь встретил своего друга.
Али поинтересовался:

70 71
глава 5 Иншаалла

—  Ну что, как там на рынке? Почему с  тобой


посредники между нами и  божественным. Священные
нет осла?
слова дарованы Богом или богами, а люди могут их про­
Насреддин с грустью ответил:
износить. Таким образом, произносить определенные
—  Кто‑то украл мои деньги, Иншаалла!
слова  — это долг, обязательство перед силами, правя­
щими во Вселенной. Слова наполняют нас силой, без слов
мы бессильны или даже прокляты.
Анализ
В  случае с  Насреддином слова «Иншаалла!» обозна­
Эта история затрагивает разные аспекты, но в первую оче­ чают, что  это Бог позволяет осуществить желание ку­
редь она говорит о сути слов, того, что они значат, и того, пить осла. Человек предполагает, а  Бог располагает. Тот,
как  мы их  употребляем. Во-первых, существуют пред­ кто  забывает об  этом, становится еретиком, язычником:
ставления о  том, как  именно мы должны говорить, обу­ он плохой человек и будет наказан Провидением за свою
словленные не только правилами самого языка, но и раз­ гордыню.
ными традициями, формальностями и  ритуалами. То, Именно это и  произошло с  Насреддином: он забыл
что  мы обычно называем вежливостью или  уважением: о  своем положении смиренного создания, бессильного
нам приходится разговаривать подобающим образом в  руках Бога, поэтому непременно потеряет свои деньги
и  следовать установленным правилам. Пренебрежение и, следовательно, не купит осла, а ведь он был так уверен,
традицией расценивается как  проявление неуважения что у него все получится. Наказанный, он попытается ис­
к обществу в целом и к конкретному собеседнику в част­ пользовать  нужные слова, но  слишком поздно  — время
ности. Кроме того, в этом случае особую роль играет фак­ ушло. Слова нельзя произносить как  угодно и  когда за­
тор религиозных убеждений, который еще больше нагру­ хочется. Есть подходящее время для слов, есть подходя­
жает смыслом общепринятые правила поведения. щий способ их использования. Поэтому мы можем про­
Во-вторых, в словах заключена власть, которая может сить помощи Бога в  будущем, но надо знать, что  когда
побуждать нас к  действию или  накликать зло. С  давних его воля уже исполнена, время вспять не  повернуть.
времен люди верят, что слова обладают сверхъестествен­ Но  Насреддин не  знает этого и  действует примитивно.
ной властью. Особенно важно то, что  они могут испол­ Он не осознает природы слов, как ими пользоваться, чего
нить желаемое или защитить от зла. Они — естественные они могут достичь, а где бессильны.

72 73
глава 5 Иншаалла

Переходим к  третьему пункту: мы не  всегда пони­ что слова нельзя произносить просто так. Это не деше­
маем то, что  говорим, не  всегда осознаем смысл соб­ вый трюк, который можно использовать необдуманно,
ственной речи. Слова  — не  пустые звуки, которые мы подражая кому-то в других обстоятельствах. Это рас­
издаем в  зависимости от  обстоятельств и с  точки зре­ пространенная проблема в  историях о  Насреддине,
ния их  полезности. Пес лает, когда злится, скулит, и она очень часто имеет место в  нашей повседневной
когда страдает,  — таким образом выражая разные жизни.
эмоции с  помощью звуков, которых не  так уж  много. Здесь мы переходим к  последнему важному пун­
Человеческий язык гораздо сложнее. Искусство произ­ кту этой истории: изменению поведения в  зависимо­
несения «звуков» очень развито и  включает в  себя по­ сти от  происходящих событий как  реакция на  проис­
нимание и  осознанность, а не  просто инстинктивный ходящее. Можно назвать это принципом реальности.
процесс повторения. Как  уже говорилось, Насреддин полагал, что  его план
Однако мы не  всегда понимаем то, что  говорим. надежен и  все у  него под  контролем. Потому не  счи­
Наше владение языком зачастую поверхностно, мы тал нужным говорить заветные слова, а  его беззабот­
не  полностью схватываем смысл слов. В  частности, ность — результат неведения и гордыни. Но реальность
от  нас ускользают различные уровни речи, многознач­ поймала его в ловушку, продемонстрировав Насреддину
ность слов, их  символика и  способы толкования. Мы его уязвимость и недостаток чувства меры. Понеся нака­
просто, не  задумываясь, повторяем слова, что  при­ зание, он пытается наверстать упущенное, правда, уже
водит иногда к  нелепым результатам, как в  случае слишком поздно и  назад возврата нет. Но  даже этого
с  Насреддином. Ему сказали, что  нужно произносить он не  осознает: он не  понимает принцип реальности,
«Иншаалла!» после каждой фразы, выражающей буду­ с  упорством максималиста выдавая желаемое за  дей­
щее намерение. Он  же повторяет эти слова не к  месту: ствительное, и  думает, что  всегда сможет получить то,
после фразы, которая имеет отношение к случившемуся что  хочет. В  этом смысле Насреддин очень последова­
в прошлом. телен: он не  может хорошенько усвоить урок, и  его не­
Конечно, его глупость не совсем лишена смысла, он способность учиться на  своих ошибках демонстрирует
надеется, что прошлое изменится и породит новое буду­ аналогичную нашу неспособность.
щее, в котором он не потеряет деньги. Он не понимает,

74 75
глава 5 Иншаалла

Вопросы к тексту Во п р о с ы дл я  р аз м ы ш л е н и я
Во п р о с ы н а  п о н и м а н и е
Мож е м  л и м ы Уп р а в л я е м  л и
п о в е р н ут ь в р е м я мы с воим
в с п я т ь? бу дущи м?
Дл я  ч е г о По ч е м у Ал и
г о в о ря т х о ч е т, ч т о б ы
«Ин ш а а л л а »? На с р е д ди н с к аз а л Мож е м  л и м ы
«Ин ш а а л л а »? Бы т ь ут в е рж да т ь,
ув е ре н н ым ч т о  с в о б о дн ы?
в  с в о и х
Ал и б ы л д о с т иж е н и я х
п р а в, р уг а я н е п р а в и л ь н о? По ч е м у м ы
На с р е д ди н а?
и н о г да
По ч е м у с ож а л е е м о  с в о и х
На с р е д ди н По ч е м у
п о с т уп к а х?
с  с а м о г о н а ч а л а в  и т о г е
о т к аз а л с я На с р е д ди н
в с е  ж е Го р д о с т ь  — эт о
п р о из н е с т и Ес т ь л и
п р о из н е с п р о б л е м а?
«Ин ш а а л л а »? п ра в ильны й
эт и с л о в а? и неп ра в ильны й
способ
г о в о р и т ь?
Им е ю т  л и
эт и с л о в а С л е ду е т  л и
В  На с р е д ди н е нам говорить
см ы сл для
ч т о‑т о т а к  ж е, к а к  в с е?
На с р е д ди н а?
из м е н и л о с ь?

76 77
глава 5 Иншаалла

Упражнение «Кто решает?» •  это не зависит от меня, потому что Мария спрово­


цировала меня.
Инструкция для учителя
Но в любом случае ученику следует дать определен­
Насреддин думал, что все контролирует, но в итоге осоз­
ный ответ.
нал, что от него зависит не все. Эта проблема касается
всех нас. Каждый день мы принимаем решения и  дей­
Инструкция для ученика
ствуем более или  менее обдуманно, осознанно и  сво­
Ты сам решаешь, как тебе поступить в следующих ситу­
бодно. Именно поэтому важно предложить ученику
ациях, или твой выбор зависит от внешних факторов?
поразмышлять на  данную тему и  обратить внимание
•  Я  разозлился на  Марию, когда она назвала меня
на его поведение и различные ситуации в повседневной
дураком.
жизни, чтобы определить, как  он действует  — добро­
•  Я хожу в школу.
вольно и свободно или нет.
•  Я не подготовился к уроку.
Естественно, в  большинстве случаев свобода и  не­
•  Мне приснился мой любимый фильм.
обходимость тесно связаны между собой, и  эта двой­
•  Мне нравится тот же певец, что и всем моим друзьям.
ственность должна проявиться в  процессе обсуждения.
•  Я принял решение хорошо учиться.
При этом необходимо разграничить эти два понятия. Вот
•  Я подрался с Петером.
два вопроса, которые учитель может задать, чтобы по­
•  Я смотрю детские программы по телевизору.
мочь ученику разобраться: «Мог ли ты поступить иначе?»
•  Я играю в футбол.
или  «Был  ли ты вынужден поступить так?». В  процессе
•  Я чихаю, когда в комнате сквозняк.
выполнения задания важно выработать различные кри­
•  Я говорю слишком быстро.
терии, позволяющие определить, зависят  ли эти дей­
•  Я стесняюсь говорить перед всем классом.
ствия непосредственно от  нашей воли. Вот, например,
•  Я очень много ем по ночам.
несколько подобных критериев для первого вопроса:
•  Я отвлекаюсь в классе.
•  это зависит от  меня, потому что я  мог  бы оста­
•  Я громко чавкаю, когда ем.
ваться спокоен;
•  Я подчиняюсь правилам.
•  это не  зависит от  меня, потому что я  по  натуре
•  Я слушаюсь родителей.
холерик;
78 79
глава 6 Зубная боль

Зубная боль 
Я и другой;
идентичность
История
Насреддин жестоко страдает от  зубной боли.
Однако он трусоват и не  хочет идти к  врачу
за помощью.
При  виде красной распухшей щеки Насреддина
его сосед Ахмет просит его открыть рот.
—  Во  имя Аллаха! Какой нарыв! На  твоем ме-
сте я бы вырвал зуб!
—  Я  бы на  твоем месте поступил так  же!  —
отвечает Насреддин.

80 81
глава 6 Зубная боль

Анализ
не  имеет или  ее забыл, или  явно упускает из  виду. Во-
Все мы знаем людей, которые любят указывать нам, вторых, если мы думаем, что  этот человек слаб, бес­
что  делать. Неважно, это наши родственники, мы ви­ помощен, находится в  отчаянии или в  состоянии пси­
дим их впервые в жизни или это признанные эксперты, хологического стресса, из‑за  которого не в  состоянии
но  они все время порываются дать нам совет, напра­ принять или найти правильное решение. В этом случае
вить, наставить на  путь истинный, абсолютно уверен­ человеку может понадобиться помощь или  он захочет
ные в  собственной правоте. Иногда мы сами просим помощи, даже если не попросит о ней. И в таком случае
у них совета, но порой они советуют, когда их не спра­ мы можем и даже должны помочь другим.
шивают, и  очень настойчиво, будто мы обязаны слепо В чем же здесь проблема? Когда советы теряют вся­
повиноваться их  мнению, потому что  иначе мы совер­ кий смысл? Если мы внимательно проанализируем об­
шим ужасную ошибку, а то  и  поставим под  сомнение стоятельства, в  которых даем советы, то  увидим, что
их авторитет. Некоторые люди одержимы желанием по­ происходит. Мы предполагаем, что  человек затрудня­
могать другим, что, по их мнению, означает руководить ется или неспособен принять решение. Таким образом,
и направлять. мы хотим преодолеть эту проблему, прямо или  кос­
Желание помочь другу, родственнику или  даже венно решая за  другого человека. Как  минимум мы
незнакомому человеку  — это нормально, как  учит за­ стремимся повлиять на  его решение. Это указывает,
поведь о  любви к  ближнему. Все мы в  разной степени во‑первых, на недостаток доверия с нашей стороны, мы
поступаем так по  отношению к  окружающим людям считаем, что другой не в состоянии разобраться в своей
и  порой радуемся, когда в  сложных ситуациях нам проблеме, поэтому пытаемся сделать это за него, именуя
дают совет, которому в  итоге мы можем последовать это «помощью ближнему».
или нет. Конечно, если человеку и правда не хватает уверен­
Но  возникают два вопроса, над  которыми можно ности в  себе, такая «помощь» хоть и  решит насущную
подумать. Действительно  ли имеет смысл давать со­ проблему, но не  повысит его самооценку и  только уси­
веты? И в  какой степени это имеет смысл? Во-первых, лит его зависимость от  других. Это созвучно с  идеей
имеет смысл в  том случае, если мы располагаем ин­ об  иерархии среди тех, кто  может, и  тех, кто не  может,
формацией, которую, по  нашему мнению, этот кто‑то которую философ Иммануил Кант назвал «состоянием

82 83
глава 6 Зубная боль

несовершеннолетия»  — неспособностью к  пониманию сильным и нужным. Так поступают многие дети, чтобы


без  постороннего руководства. В  таком состоянии че­ найти поддержку и порадовать родителей.
ловек постоянно ищет у внешнего авторитета утешение Насреддин совершенно противится любой подоб­
и поддержку. Он не учится на своем собственном опыте, ной попытке переноса личности. Он говорит: «Я  бы
а ведь он в жизни человека незаменим. на  твоем месте поступил так  же!». Иными словами,
Во-вторых, это указывает на  нетерпение: совет­ другой всегда остается другим, он находится снаружи.
чик не  может ждать, пока собеседник сам во  всем раз­ Человек извне обладает лишь формальным знанием, его
берется  — ведь это длительный процесс, неизбежно понимание не  подкреплено опытом. В  этом случае че­
отнимающий время. Вместо этого он выдает готовый ловеку не будет больно при удалении зубов, он мыслит
к  использованию «ответ». Его истинная мотивация ис­ теоретически и без  связи с  реальностью. В  некотором
ключительно эгоистична, он хочет, чтобы ему самому смысле ты можешь и  должен доверять только самому
было хорошо, потому что не может выносить напря­ себе, потому что  именно тебе отвечать за  последствия
жение и  неуверенность, как и  многие плохие учителя твоего решения. Советчик никак не  окажется на  твоем
или родители, которые не терпят заминки в мышлении месте, несмотря на то, что физически может находиться
и нерешительность ребенка. рядом. Автономность  — это опыт глубокого одиноче­
При  таком типе мышления советчик словно про­ ства, но в  то  же время власть своего я, опыт доверия
живает вторую жизнь через того, кому дает советы. самому себе, а значит, и другим, поскольку это доверие
Опять  же так порой поступают родители со  своими осознанно и  осмысленно, а не  порождено принужде­
детьми, заставляя их  делать то, что  сами они не  могут нием и страхом. В этом случае диалог с другим челове­
сделать или  никогда не  делали, возлагая все свои на­ ком может стать настоящим и  продуктивным. Больше
дежды на эту новую жизнь. Здесь происходит своего рода не будет путаницы, кто есть кто.
слияние. Правда, тот, кто  просит совета, может и  сам
согласиться принять эту смешанную идентичность, где
соблазнение — это другая форма игры во власть, кото­
рую слабый приобретает над  сильным. Я  спрашиваю,
но знаю: я поступаю так, чтобы другой чувствовал себя

84 85
глава 6 Зубная боль

Вопросы к тексту Во п р о с ы дл я  р аз м ы ш л е н и я:
Во п р о с ы н а  п о н и м а н и е:
По ч е м у
В с е г д а  л и к т о‑т о
н а м с л е ду е т д р уг о й  д о лж е н
д о в е р я т ь с о в е т а м, решать
По ч е м у Ах м е т Чт о  Ах м е т к о т о р ы е да ю т з а  н а с?
просит советует д р уг и е л ю д и?
На с р е д ди н а По ч е м у
На с р е д ди н у?
о т к р ы т ь р о т? мы так
оз а б о ч е н ы
д р уг и м и
л ю дь м и?
Хо р о ш и й  л и
а р г ум е н т По ч е м у л ю д и
и с п о л ьз у е т ук а з ы в а ю т
Ах м е т? д р уг д р уг у, С ущ е с т в ую т л и
ч т о  д е л а т ь? х о р о ш и е и  п л о х и е
Чем Пр и н и м а е т л и п о в о д ы ук а з ы в а т ь
р ук о в о д с т в у е т с я На с р е д ди н с о в е т д р уг и м, ч т о  д е л а т ь?
Ах м е т, к о г д а д а е т Ах м е т а?
с о в е т?

Мож е м  л и м ы
с т р а да т ь в м е с т о Мож е м  л и м ы
к о г о‑т о д р уг о г о? поставить
Им е е т  л и с е б я н а  м е с т о
По ч е м у
смысл ответ д р уг о г о?
На с р е д ди н
На с р е д ди н а?
от веч а е т
Ах м е т у и м е н н о
т а к? 86 87
глава 6 Зубная боль

Упражнение «Идентичность» Инструкция для ученика


Какой из  двух элементов лучше выражает твою
Инструкция для учителя
личность?
Насреддин знает, что он  — не  его сосед, он  — это он
•  Имя или фамилия?
сам. Однако узнать, кто  мы есть, непросто. Мы пыта­
•  Семья или друзья?
емся выяснить, кто мы, и стремимся выразить нашу ин­
•  Тело или ум?
дивидуальность. Нас определяет множество характери­
•  Национальность или место рождения?
стик, и в этом процессе идентификации задействованы:
•  Работа или хобби?
наше отношение к другим, к окружающему миру, слож­
•  Одежда или прическа?
ность жизни во всех ее измерениях и аспектах и так да­
•  Пол или возраст?
лее. В  данном упражнении мы попробуем проанализи­
•  Сила или образованность?
ровать несколько критериев, из  которых складывается
•  Знания или умения?
идентичность, и распределить их по значимости.
•  Прошлое или будущее?
Критерии представлены попарно, поскольку свя­
•  Мечты или мысли?
заны между собой. В каждом случае ученик должен вы­
•  Друзья или враги?
брать один из двух критериев, в большей степени опре­
•  Рот или глаза?
деляющий его идентичность, и  аргументировать свой
•  Идеи или характер?
выбор. Так он исследует свое отношение к представлен­
•  Поступки или слова?
ным критериям, даже если некоторые из них покажутся
ему странными.

88 89
глава 7 Знаток

Знаток
Мудрость

История
Один знаменитый профессор завидовал Насред­
дину, имевшему репутацию мудреца. Решив
бросить вызов Ходже и  доказать, что  он го-
раздо умнее, профессор отправляет ему письмо
и предлагает ответить на сорок очень сложных
вопросов. Ходжа, получив письмо, внимательно
читает вопросы один за другим, всякий раз запи-
сывая ответ: «Я не знаю». Его жена Лейла, жен-
щина практичная, наблюдая за  тем, как  муж
повторяет одно и то же, говорит ему:
—  Раз уж  ты не  можешь ответить ни на  один
из вопросов, почему бы тебе просто не написать
один раз «Я не знаю» в конце списка вместо того,
чтобы делать это много раз.
В ответ Насреддин восклицает:

90 91
глава 7 Знаток

—  О, неблагодарная женщина! Разве ты не  ви- и знание, перестав быть детьми. Вместе со всеми непри­
дишь, сколько усилий потратил этот бедный ятными последствиями «взросления», как  то: работа,
человек, пытаясь поделиться своим знанием ответственность и так далее.
со  мной. Самое малое, что я  могу сделать  — Мы видим, что  понятие знания непосредственно
проявить вежливость и поделиться с ним своим связано с  понятием власти, а  значит, с  различными от­
незнанием. клонениями, порождаемыми властью: гордыней, зави­
стью, страхом, соперничеством, тщеславием, страстью
к обладанию и ложью. Проблема с познанием заключа­
ется в  том, что, как  правило, оно несет положительное
Анализ
значение в отличие от власти, вызывающей неоднознач­
Эта история предоставляет нам интересный опыт про­ ные ассоциации. Все родители по  разным причинам
никновения в природу знания, в его скрытую функцию. хотят, чтобы их  дети приобретали знания: чтобы быть
Давайте вспомним, что в  истории происхождения че­ умными, достичь успеха в обществе, найти хорошую ра­
ловека от  Адама и  Евы знание играло фундаменталь­ боту и так далее. И, конечно, поскольку дети — это об­
ную роль именно потому, что  эта способность связана раз и  подобие своих родителей, они будто продолжают
с самой сутью человека. «Человек есть разумное живот­ их  конечное существование: в  действительности роди­
ное»,  — сказал Аристотель. Рождение каждой индиви­ тели хотят дополнения самих себя, чтобы с  помощью
дуальности, ее рост повторяют историю всего человече­ детей добиться того, что сами не  смогли осуществить.
ства, Homo sapiens (человека разумного, или знающего). Таким образом, знание представляет собой мотивацию
Эта история в  разных вариациях рассказывает для  жизни, позволяет совершать что‑либо или  прида­
о том, как Адам и Ева вкусили плод от древа познания, вать значение нашему существованию, однако может
что  было им запрещено. Им было позволено вкушать стать ловушкой, выявляя мелочные и  порочные сто­
только от древа жизни. Дьявол сказал им, что если они роны человеческого поведения.
попробуют эти фрукты, то  могут стать столь  же могу­ Теперь вернемся к  профессору из  истории
щественными, как и  Господь, ведь они познают тайну о  Насреддине. Он знаменит, но  его репутации ему не­
«добра и  зла». И  значит, обретут осознанность, совесть достаточно. Он как  ребенок, который хочет большего,

92 93
глава 7 Знаток

потому что  кто‑то  другой имеет то, чего нет у  него, и  хвастовство добавляют происходящему абсурдности.
в  данном случае  — славы. Он хочет получить все Жена Насреддина Лейла не понимает, что стоит за этой
и  вечно неудовлетворен, ему мало его статуса и  репу­ ситуацией, желая быть практичной: зачем бессмыс­
тации. Поэтому ведет себя по-дурацки. Его не  волнует ленно повторять одни и те  же слова? Замечание жены
истина или возможность поделиться своим знанием, он еще  больше усиливает иронию в  адрес напыщенного
не радуется тому, что у него уже есть; он одержим своей знатока. Ведь Лейла, как и  многие люди, не  видит, что
репутацией и  своим хрупким и  обуреваемым тревогой за  этой проблемой знания и  незнания в  очередной раз
«я». «Другой» для него — враг, он хочет — или ему при­ разыгрывается драма человеческого существования.
ходится — доказывать, что «другой» — дурак, чтобы хо­ Она не  понимает бедного профессора, его слабое и  бо­
рошо выглядеть на его фоне. лезненное я, обратную сторону его кажущегося высоко­
Насреддин со свойственной ему наивностью прини­ мерия. Желая быть практичной, она вовлекается в ту же
мает это письмо всерьез и отвечает то, что думает, вме­ игру и  судит профессора по  внешним проявлениям,
сто того чтобы притвориться, что  он все знает и  пони­ как это обычно и происходит.
мает. Ему‑то нечего доказывать. Читателю стоит понять, Слепота Лейлы настоящая, она видит только наруж­
что подобная манера поведения не является общеприня­ ность. Слепота Насреддина  — это на самом деле про­
той, особенно для человека науки, который никогда бы ницательность, он видит обратную сторону внешности,
не сказал: «Я не знаю» или «Я не понимаю». Ожидается, проявляя понимание и сострадание. Его жена замечает
что мы будем скрывать границы нашего знания за пом­ объективную реальность, факты: знание и  незнание.
пезной болтовней. Поэтому когда Насреддин делится Он  же видит намерение, реальность, скрытую за  зна­
своим незнанием, он пренебрегает основными акаде­ нием, истинную природу этого поступка, напыщен­
мическими правилами, в то  же время карикатурно им ность знания и красоту неведения.
подражая.
Эта ситуация напоминает нам Сократа и  его вы­
сказывание «Я  знаю, что  ничего не  знаю», с  помощью
которого он насмехался над  претенциозными софи­
стами. Идея передачи знаний, выставление их  напоказ

94 95
глава 7 Знаток

Вопросы к тексту
Во п р о с ы н а  п о н и м а н и е: Во п р о с ы дл я  р аз м ы ш л е н и я:

По ч е м у С  к а к и м
знаменитый намерением По ч е м у л ю д и
п р о фе с с ор был о о т п р а вл е н о з а в и дую т?
з а в и ду е т п и с ь м о?
На с р е д ди н у? По ч е м у и н о г д а
с л ож н о с к аз а т ь:
По ч е м у «Я н е  з н а ю»?
На с р е д ди н
Чт о  п л о х о г о
н е  м ож е т
в  н ез н а н и и?
да т ь о т в е т
н и н а  о ди н
в о п р о с? Хо р о ш о л и
В чем В ч е м  и н о г да бы т ь
На с р е д ди н р аз н и ц а в о б р а з е По ч е м у
н ез н а ющи м?
уп р е к а е т мышления мы хотим
Л е й л у? На с р е д ди н а п оделиться
и  Л е й л ы? нашим
з н а н и е м?

Ка к  з н а н и е
м ож е т б ы т ь По ч е м у
п р о б л е м о й? мы хотим
В ч е м  р аз н и ц а Чт о  На с р е д ди н п о л уч и т ь
м еж ду ду м а е т з н а н и я?
характер ам и о  п р о ф е с с о р е?
п р о фе с с ор а
и  На с р е д ди н а? 96 97
глава 7 Знаток

Упражнение Инструкция для ученика


Проанализируйте различные ценности и  жизненные
Инструкция для учителя
цели и  расположите их по  значимости в  порядке убы­
У нас есть иерархия ценностей, которую мы применяем
вания. Аргументируйте выбор трех первых и последних
к  своей жизни, самим себе и  обществу. В  этой исто­
пунктов в получившемся списке.
рии профессор отдает предпочтение знанию и  славе, а
•  Быть чемпионом
Насреддин — мудрости и покою. Но мы не всегда осоз­
•  Слава
наем наши собственные ценности, потому не  анализи­
•  Богатство
руем и не понимаем их подлинное значение. Нас порой
•  Спокойствие
удивляет то, как  люди делают выбор, чем  руководству­
•  Счастье
ются в жизни. Это может подтолкнуть нас к исследова­
•  Знание
нию того, какие ценности или  цели составляют лично
•  Иметь детей
для  нас устойчивую и  достойную мотивацию, которая
•  Быть любимым
определит нашу основную цель в жизни.
•  Любить
В  этом упражнении ученик должен упорядочить
•  Свобода
по значению список ценностей и целей, данный на сле­
•  Власть
дующей странице. Аргументировать в каждом случае
•  Писать книги
свой выбор, возможно, нелегко, поэтому ученику не­
•  Быть кинозвездой
обходимо объяснить лишь два-три пункта из  начала
•  Мудрость
и  конца списка  — наиболее и  наименее интересные.
•  Мир
Чтобы организовать коллективную дискуссию, мы мо­
•  Никого не обижать
жем на втором этапе попросить каждого ученика пись­
•  Получать то, чего заслуживаешь
менно подвергнуть критике выбор, сделанный соседом.
•  Справедливость
•  Бороться за благо
•  Чтобы о нас помнили после нашей смерти

98 99
глава 8 Проповедник

Проповедник
Учить и учиться
История
В  этой истории Насреддин  — странствующий
имам. Совершая паломничество, он останавли-
вается в  одном маленьком городе, где накануне
скончался местный имам. Услышав, что он пропо-
ведник, группа верующих приходит к Насреддину
с  просьбой прочитать пятничную проповедь.
Однако Насреддин вовсе не  хочет это делать,
он устал, ему лень, и  он отклоняет приглаше-
ние. Но  люди настаивают, они действительно
хотят услышать слова истины. Насреддин, по-
ворчав, соглашается.
И вот, взойдя на кафедру, он спрашивает:
—  Дорогие братья, знаете ли вы, о чем я буду го-
ворить с вами?
Достопочтенные мусульмане в один голос отвечают:
— Да!
Тогда Насреддин говорит:

100 101
глава 8 Проповедник

Анализ
—  Стало быть, мне незачем здесь оставать­с я! —
и уходит. «Проповедник»  — очень интересная история, форму­
Однако люди, обманутые в своих ожиданиях, снова лирующая парадокс обучения методом сократического
зовут Насреддина, несмотря на его сопротивление. диалога: самостоятельное мышление как  замена слу­
Снова придя в мечеть, он спрашивает: шанию, запоминанию и  повторению. Сократ имел ре­
—  Вы знаете, о чем я буду говорить с вами? путацию странного учителя. Он ходил и задавал своим
Наученные прошлым опытом, все отвечают: собеседникам такие вопросы, которые заставляли
— Нет! их  искать ответы самостоятельно. Затем снова задавал
На это Насреддин гневно восклицает: вопросы, но уже для того, чтобы они отнеслись крити­
—  Тогда что я вообще здесь делаю с этой кучкой чески к своим идеям. Обычно обнаруживались ошибки,
неучей, неверующих и  язычников!  — и  уходит которые стимулировали учеников продвигаться дальше
в раздражении. в  своих размышлениях, изменяя свои первоначальные
Но  верующие не  унимаются, хотя они уже на- взгляды или  отказываясь от  них вовсе. Такая прак­
чали раздражаться. Они в  третий раз зовут тика раздражала собеседников по  двум причинам. Во-
Насреддина и, невзирая на  его протесты, за- первых, они должны были отвечать на  вопросы само­
ставляют его вернуться. Все уже приготовились стоятельно, что  само по  себе утомительно. Во-вторых,
к ужасному вопросу. они не  могли быть уверены в  абсолютной истинности
—  Ну, так что, знаете ли вы, о чем я буду гово- определенной идеи, и  им приходилось размышлять
рить? — театрально вопрошает Ходжа. дальше, принимая несовершенство собственного мыш­
Но верующие в смятении. ления. Платон рассматривал такую практику как форму
—  Да! — кричит половина толпы. мудрости — знание о том, что мы знаем и что не знаем,
—  Нет! — кричит другая. что  подразумевает принятие пределов нашего знания
Тогда Насреддин заключает: и несовершенства мышления.
— Что  ж, предлагаю тем, кто  знает, объяс- В  основе этого метода лежит идея о  том, что  учи­
нить все тем, кто не знает! тель может учить только тому, что уже известно учени­
И уходит. кам, иначе говоря, не имеет смысла учить кого‑то идеям,

102 103
глава 8 Проповедник

которые ему ни о чем не говорят. Если предмет не нахо­ понравиться, не  стремится очаровать и  стать попу­
дит никакого отклика у  ученика, ему придется сначала лярным и не  будет беспокоиться о  том, что  ученики
изменить свое отношение и найти в себе какую‑то реак­ разозлятся на  него или, оставшись на  уровне поверх­
цию на него. А если ученик уже понимает, о чем речь, он ностного восприятия, осудят своего учителя за  лень.
сможет обучаться самостоятельно в той мере, насколько Он рискует, веря в  то, что  время сделает свою работу.
велико его желание работать над  своим мышлением Ведь ни  лекции, ни  даже самые лучшие и  самые педа­
и познанием. Именно поэтому ученикам действительно гогичные объяснения не  обеспечат глубокого пони­
не нужен учитель, что, собственно, и пытается показать мания. В  каком‑то  смысле, чем  длиннее речи учителя,
Насреддин, трижды покидая кафедру. Не давая прямых тем  меньше они способствуют пониманию и  интеллек­
объяснений, он предлагает группе совместно поразмыш­ туальному развитию учеников. Нужно не просто препо­
лять и заняться самообучением с помощью внутреннего давание, а — обучение.
разговора с множеством голосов. Таким образом, группа Любой учитель по  своему опыту знает, что  многие
становится сама себе учителем, развивая дискуссию, ученики ведут себя как верующие из истории, ожидают
организуя своего рода взаимное обучение, где каждый от  авторитета правильных слов, если не  саму истину,
ученик — учитель, а каждый учитель — ученик. особенно когда у них есть сложности или они просто хо­
С  точки зрения Насреддина и  Сократа, хорош тят, чтобы их  увлекли «красивой речью». Когда они за­
именно «ленивый» или  «глупый» учитель, поскольку дают вопросы, а учитель предлагает им ответить самим,
он побуждает учеников к активности, заставляет их мо­ они чувствуют себя очень несчастными, не получая же­
билизовывать собственные знания и  изобретатель­ лаемого, и не  понимают, почему человек, обладающий
ность. Собственно говоря, сущность метода сократиче­ знанием, не  выполняет свои прямые обязанности  —
ской  майевтики заключается именно в  обучении через информировать и  объяснять. Однако настоящая ра­
вопросы и  ответы, через диалог. И, конечно, он ничего бота учителя  — развивать в  учениках доверие к  самим
не объясняет своим ученикам, ожидая, что они сами все себе, а не  преподавать готовое знание, которое лишь
поймут  — это тоже часть процесса обучения. Он дове­ поддерживает инфантильное отношение к  авторитету.
ряет ученикам, несмотря на то  что  обращается с  ними Учитель должен предлагать проблемы и парадоксы, ко­
грубо и  может ранить их  чувства. Он не  пытается торые позволят ученикам осознать их зависимость, суть

104 105
глава 8 Проповедник

Вопросы к тексту
Во п р о с ы н а  п о н и м а н и е:
их зависимости, их детское состояние несовершенноле­
тия, которое они сами себе навязывают. Эта ситуация
становится еще более очевидной, когда кто‑нибудь ищет По ч е м у
По ч е м у л ю д и На с р е д ди н
материнского утешения или  заботы, требует мягкого
т ак отч аянн о с п р а ш и в а е т л ю д е й,
обращения, чтобы почувствовать себя лучше или более
х о т я т, ч т о б ы з н а ю т  л и о н и,
защищенным. Для  таких учеников подобное поведение
На с р е д ди н о  ч е м о н бу д е т
учителя действительно неприемлемо, они чувствуют
г о в о р и л с  н и м и? г о в о р и т ь?
себя отвергнутыми и в  какой‑то  степени они правы,
поскольку обманулись в  своих ожиданиях. Практика
Насреддина безжалостна, ему недостает милосердия,
По ч е м у л ю д и
которое иногда уместно. Его поведение разозлит кого
о т в еч а ют
угодно, но в  конечном итоге такая практика волей-
«д а » н а  е г о
неволей заставит каждого мыслить глубже.
в о п р о с?

По ч е м у л ю д и
По ч е м у
о т в е ч а ю т «н е т »
На с р е д ди н т а к
н а  е г о в о п р о с?
в е д е т с е б я?

Пр о я в л я е т  л и
На уч и л и с ь  л и На с р е д ди н
ч е м у‑н и бу дь л ю д и н е у в аж е н и е
у  На с р е д ди н а? к  в е р ующи м?
106 107
глава 8 Проповедник

Во п р о с ы дл я  р аз м ы ш л е н и я:
Упражнение «Автономия и зависимость»
Луч ш е Инструкция для учителя
уч и т ь с я Люди хотят, чтобы Насреддин учил их, но  Насреддин
с ам ом у ил и хочет, чтобы люди учились сами, думали о том, что им
у  к о г о‑т о и так уже известно — использовали критическое мыш­
По ч е м у м ы д р уг о г о? ление. Он хочет, чтобы они были самостоятельными.
хотим слышать Но  определить границы самостоятельности не  всегда
т о, ч т о  уж е За ч е м просто.
з н а е м? з а да в а т ь в о п р о с ы, В этом упражнении мы просим ученика определить,
если ответы зависим он или нет в  различных ситуациях. В  каждом
н а  н и х н а м уж е случае он должен привести минимум один аргумент и
из в е с т н ы? в  пользу самостоятельности, и в  пользу зависимости.
В с е г д а  л и Затем ученик должен решить, что преобладает в каждой
с л е ду е т о т в е ч а т ь ситуации, и пояснить свое решение.
н а п о с т а вл е н н ы е Основная идея этого упражнения заключается
в о п р о с ы? Нуж д а е т с я  л и в том, что в каждом случае мы одновременно зависимы
в е р а в  п о дт в е рж- и независимы. Роль учителя в том, чтобы в каждой си­
д е н и и? туации обеспечить возникновение обоих аспектов и по­
мочь разобраться, какой из  них преобладает в  том или
ином случае. Например, возьмем ситуацию: «слушаться
В с е г д а  л и м ы учителя». Можно слушаться учителя из  уважения
Ис т и н а
хотим знать к  взрослому или ради получения знаний и  оставаться
и с х о ди т
и с т и н у? независимым. Но  также можно слушаться, потому что
т ол ь к о о т
хочешь избежать наказания или получить хорошие от­
особенных
метки, и быть зависимым.
л ю д е й?

108 109
глава 8 Проповедник

Инструкция для ученика


Ты свободен или зависим в следующих действиях?
Приведи хотя бы одну причину для каждой позиции
(свободы или зависимости) и затем реши, какая пози­
ция преобладает.
•  Ходить в школу
•  Играть
•  Делать что хочешь
•  Слушаться родителей
•  Читать книгу
•  Есть
•  Веселиться
•  Работать
•  Заниматься спортом
•  Думать
•  Гулять
•  Путешествовать
•  Смотреть телевизор
•  Делать домашнюю работу
•  Помогать семье.

110 111
глава 9 Ключ

Ключ
Искать и находить

История
Поздно ночью после праздника Насреддин и его
сосед Али возвращались домой. Пытаясь от-
крыть дверь, Насреддин уронил ключ на  землю.
Услышав звон, его друг решил помочь в  поисках
ключа. Однако Насреддин оставил его одного
в темноте, а сам принялся искать ключ посреди
улицы, освещенной чудесным лунным светом.
Удивленный Али спросил:
—  Почему ты ищешь свой ключ там? Ведь ты
потерял его здесь!
На что Насреддин ответил:
— Делай как  знаешь! Я  предпочитаю искать
там, где светло!

112 113
глава 9 Ключ

Анализ
явление в  нашей жизни в  разных ситуациях и  кон­
Эта история хорошо известна в  различных интер­ текстах. Столкнувшись с  неразрешимой, казалось  бы,
претациях и с  разными условиями. Иногда она утра­ проблемой, мы чувствуем себя беспомощными, пока
чивает некоторую долю смысла и  значимости вместе не осознаем, что решение прямо под носом, мы его по­
с  нюансами контекста, например, когда преподносится просту не заметили. Обнаруживая эту очевидность, мы
как  история о  пьянице, намекая, что  его идея поиска говорим себе: «Как я мог быть так глуп!».
бессмысленна. Наоборот, тот факт, что герой этой исто­ Но  парадокс был  бы слишком прост, если  бы эту
рии  — Насреддин, известный своей мудростью, хоть и историю нельзя было понять диаметрально противопо­
кажется глупцом, призывает читателя не просто посме­ ложным образом. Можно утверждать, что большинство
яться над  нелепостью, но и  отыскать глубокий смысл. людей, точно как  Насреддин, предпочитают искать где
Это основной принцип, на котором построены истории и как  им удобнее. Например, ищут истину там, где хо­
о Насреддине: парадоксальная форма логики, логика вне тели бы ее найти, хотя там ее нет. Искать истину проще
логики, мудрость, которая предлагает нам критически там, где легче, чем  там, где это требует усилий. Так
оценить привычную форму мудрости, выйти за  рамки и Насреддин, который ищет там, где лучше видно, выби­
привычных мнений и общепринятого поведения. рает легкий путь, где светит луна, хотя он потерял свой
Безусловно, эта история важна, поскольку имеет ключ в  темном углу. В  зависимости от  интерпретации,
дело с  символами: свет и  тьма, замок и  ключ, искать Насреддин поступает правильно  — хотя это кажется
и находить, закрывать и открывать — все это напрямую глупостью  — или  совершенно неправильно. Возможно,
связано с  проблемой истины и  пути к  ней. Зачастую, в  этой неопределенности заключена основная про­
когда человеку необходимо что‑то  найти, он предпо­ блема: истина неизбежно парадоксальна, поскольку
читает искать там, где по  идее должен быть этот пред­ мы не  можем судить о  том, что  умно, а что  глупо. Мы
мет, а не там, где больше шансов его найти. Мы думаем, не  знаем, что  есть свет, а что  тьма, так как  они осле­
что  все знаем, и  поэтому не  находим желаемое. Нам пляют равнозначно.
кажется, что  мы знаем, что  именно нам нужно и  где Основная проблема незнания в  том, что неопре­
и как  его искать. Когда  же наконец находим, удивля­ деленность  — одна из  самых невыносимых ситуаций
емся: оказывается, мы были предвзятыми. Это частое для человеческого сознания. Мы хотим знать наверняка.

114 115
глава 9 Ключ

Нам в  голову приходит множество противоречивых сами по себе, наш разум не принимает их всерьез, стре­
мыслей, и из‑за неуверенности мы говорим, что не знаем мясь отвергнуть их, потому что наши непредсказуемые
или не можем знать точно, и в результате можем прийти мысли, словно нежеланные дети, заставляют нас чув­
в отчаяние. ствовать дискомфорт. Вот почему немецкий философ
Порой мы хотим найти убежище в этом уверенном Иммануил Кант говорит нам: «Sapere aude» (Дерзайте
непонимании, не  осознавая настоящего смысла бесси­ мыслить).
лия и  сопровождающей его обиды, чтобы спрятаться
от  риска принятия решения и  мучительной неопреде­
ленности. Например, многие из нас, во избежание этой
проблемы, цепляются за  определенные представления
или принципы, которые мы повторяем, словно волшеб­
ные мантры, и как  бы нас ни  просили обратить вни­
мание на  что‑то  другое, мы отчаянно цепляемся за  то,
что  считаем «нашими идеями». Мы сродни улитке, ко­
торая крепко приросла к  своей раковине и  прячется
внутри, как  только рядом появляется что‑то  странное
или новое.
Таким образом, если мы достаточно хорошо вникли
в  историю о  Насреддине, наша основная задача  — по­
будить себя или нашего собеседника мыслить уверенно
и  смело, хотя эти мысли кажутся нам уверенными
и смелыми только потому, что они для нас непривычны.
Этому есть определение  — «мыслить немыслимое».
Как  только у  нас появляются такие мысли, проблема
в том, чтобы услышать их, принять и даже найти в них
приятное, пусть ненадолго. Даже если они приходят

116 117
глава 9 Ключ

Вопросы к тексту
Во п р о с ы н а  п о н и м а н и е: Во п р о с ы дл я  р аз м ы ш л е н и я:

До лж е н  л и
т ы з н а т ь,
Ч е м  На с р е д ди н Ка к о в а л о г и к а ч т о  и м е н н о
С т о и т  л и
у ди в и л Ал и? На с р е д ди н а? и щ е ш ь, ч т о б ы
и с к а т ь в е щи
н а й т и эт о?
т о л ь к о т а м, г д е
т е б е к аж е т с я,
ч т о  о н и
Нуж н о  л и
е с т ь?
Кт о  п р а в: и с к а т ь в е щи,
Ал и и л и ч т о бы
На с р е д ди н? н а й т и и х?
Хо т и м  л и
Чь и с л о в а м ы к о н т р о л и-
Зн а е т  л и
з в уч а т б о л е е р о в а т ь в с е, Мож е т  л и
На с р е д ди н
а д е к в а т н о: ч т о  м ы г л уп о с т ь и н о г д а
ч т о‑т о  т а к о е,
Ал и и л и д е л а е м? о к аз а т ь с я
ч е г о н е  з н а е т
На с р е д ди н а? бол е е м удр о й
Ал и?
с т р а т е г и е й?
По ч е м у м ы
часто хотим По ч е м у
п о с т уп а т ь т а к с л ож н о
Мож н о  л и т а к  ж е, к а к из м е н и т ь
и с т ол к о в а т ь и  д р уг и е? с в о й о бр аз
Чт о
с им в ол из и руе т эт у и с т о р и ю м ы ш л е н и я?
к л юч? п о‑ р аз н о м у?
118 119
глава 9 Ключ

Упражнение «Смысл и бессмыслица» Инструкция для ученика


Во-первых, определите, какие предложения имеют
Инструкция для учителя
смысл, а какие нет; объясните почему.
Насреддин ведет себя странно, совершенно абсурдно,
Во-вторых, придумайте контекст, в  котором абсурдные
но, возможно, это странное поведение имеет глубокий
предложения могли бы стать осмысленными.
смысл. Однако, чтобы понять это, нужно изменить при­
•  Я вышел из дома, потому что мне было пора.
вычный образ мыслей, если человек не  слишком не­
•  Я вышел из дома, потому что я снаружи.
податлив. Такое случается каждый день: мы слышим
•  Я вышел из дома, потому что я был внутри.
или читаем то, что кажется бессмысленным, мы это от­
•  Я вышел из дома, потому что был понедельник.
вергаем, а  через какое‑то  время неожиданно осознаем,
•  Я  вышел из  дома, потому что лисица  — млекопи­
что на самом деле смысла в этом больше, чем мы пред­
тающее.
полагали. Мы находим упущенную связь, проникаем
•  Я  вышел из  дома, потому что  марсиане приближа­
за  пределы поверхностного понимания и  обнаружи­
ются.
ваем обстоятельства, которые придают смысл явному
•  Я вышел из дома, потому что моя мама пришла.
абсурду. Как и в любой другой деятельности, уму нужна
•  Я вышел из дома, потому что мне этого не хотелось.
подобная тренировка.
•  Я вышел из дома, потому что вышел из дома.
На следующей странице дается список причин, объ­
•  Я вышел из дома, потому что такова моя судьба.
ясняющих факт: «Я вышел из дома». Во-первых, ученик
•  Я вышел из дома, потому что мой друг пришел.
должен отделить предложения, по  его мнению, осмыс­
•  Я  вышел из  дома, потому что  телевизор был
ленные от тех, которые кажутся бессмысленными, объ­
включен.
яснить, почему одни имеют смысл, а  другие нет. Затем
•  Я вышел из дома, потому что мне пришлось.
добавить что‑нибудь к  «абсурдному» предложению,
•  Я вышел из дома, потому что учитель этого не хотел.
чтобы оно обрело смысл. Дополнения должны быть
•  Я вышел из дома, потому что захотел.
правдоподобными и не  противоречить первоначаль­
•  Я вышел из дома, потому что с меня довольно.
ному предложению.

120 121
глава 10 Две жены

Две жены
Выбор и признание

История
У  Насреддина есть две жены: немолодая Лейла
и  ее юная кузина Серен. Обе женщины часто
ссорятся, гадая, кого из них муж любит сильнее,
и постоянно допытываются у него, кому он от-
дает предпочтение. Трусливый Насреддин, ценя
мир в  доме и не  желая накликать беду на  свою
голову, осмотрительно уклоняется от  ответа
на  этот вопрос, утверждая, что  любит обеих
одинаково. Но  как‑то  раз женщины вцепились
в  него, когда он преспокойно отдыхал на  люби-
мом диване, и задали ему такой вопрос:
— Предположим, мы плывем в  лодке втроем,
и мы обе падаем в воду. Кого ты будешь спасать
в первую очередь?
Насреддин поразмыслил и ответил:
—  Ну что же, Лейла, я думаю, в твоем возрасте
ты уже должна уметь плавать!

122 123
глава 10 Две жены

Примечание: Многие из нас, сталкиваясь с выбором, отвечают: «Мне


все равно», «Одинаково», «Не  имеет значения» и  так
Среди исследователей турецких текстов эта
далее. Немецкий философ Лейбниц говорит, что  так
история известна под названием «Талейранской
невозможно, ведь не  существует ничего нейтрального
истории» и  считается подлинной, только вме-
в  том, что  имеет отношение к  бытию. Мы можем про­
сто Насреддина в  ней фигурирует знаменитый
сто не  знать о  наших предпочтениях, стремлениях
французский дипломат. Мы все  же придержи-
или  склонностях, но  сохранять абсолютный нейтрали­
ваемся своего варианта, поскольку он соот-
тет или полное безразличие не получится. Мы не можем
ветствует духу и  форме подлинных историй
не  принять ту или  иную сторону или хотя  бы не  скло­
о  Насреддине. Была  ли приписана некая ори-
ниться на ту или иную сторону.
гинальная история Талейрану или  история
Проблема состоит в  том, чтобы определить, указы­
о  нем превратилась в  историю о  Насреддине?
вает ли безразличие на незнание реальное или на незна­
Неизвестно, да и не важно. Подобного рода двус-
ние вынужденное. Однако порой сложно провести раз­
мысленность или неопределенность очень в духе
личие между знанием и незнанием или нежеланием знать
этого рассказа, равно как и  сплетение реально-
и неспособностью знать. Лейбниц объясняет это обстоя­
сти и вымысла, своеобразия и универсальности.
тельство тем, что  в нашем сознании бурлят ощущения
и чувства, и иногда нам сложно разобраться в конечном
результате. Согласно фрейдистской традиции, мы мо­
Анализ
жем утверждать, что  это бессознательное  — недоступ­
И снова эта история затрагивает множество различных ное и автономное. Однако Жан-Поль Сартр утверждает,
вопросов. На  первый взгляд, Насреддин труслив  — он что это голос «дурной веры» (лицемерие и самообман).
лжет, чтобы избежать проблем, ведь в  конце истории На  самом деле мы можем знать, что  происходит
мы узнаем, что на  самом деле он предпочитает более в  нашем сознании. Бессознательное  — лишь задворки
молодую. Таким образом, он делает свой выбор, не  вы­ сознательного. Если мы сами не  можем разобраться
сказывая его напрямую. Эта претензия на  безразли­ в  своих мыслях, окружающие люди  — друзья или  род­
чие в отношениях  — очень распространенное явление. ственники, соседи или коллеги  — дадут нам понять,

124 125
глава 10 Две жены

кто  мы такие, откроют глаза на  нас самих. В  случае с Одновременно возникает параллельная проблема
Насреддином мы можем догадаться о причине, по кото­ признания: хотя нам и не  нравится выбирать, по  край­
рой он предпочитает не говорить и, возможно, не знать. ней мере сознательно, тем не менее мы хотим не только
Как и  он, мы часто предпочитаем продемонстрировать быть выбранными, но и  выбранными любой ценой.
безразличие, чем признаться в субъективности. Обычно Как  обе жены из  этой истории, мы всегда соревнуемся,
мы не  любим выдавать себя, поскольку  это обнажит чтобы нас выбрали: в любви, обладании, славе и так да­
наши слабые места или позволит окружающим контро­ лее. Быть «избранным» означает быть особенным, мы
лировать нашу жизнь. Зачастую «дурная вера» прояв­ обретаем важность, а  наша жизнь  — смысл. Иначе мы
ляется там, где мы сделали выбор, но заявляем, что нам растворяемся в  общем потоке людей, ощущая одиноче­
все равно. Это очень распространенная манера поведе­ ство из‑за недостатка признания, а это равнозначно сим­
ния. Например, когда мы прячем свою критику или не­ волической смерти. Стремление быть любимым, пер­
приятие за  «объективностью», как  делает Насреддин, вым, единственным остается главной экзистенциальной
говоря об умении своей старшей жены плавать. проблемой. Однако, несмотря на  то что  Насреддин ве­
Другая причина, по  которой мы предпочитаем дет себя как трус, уклоняясь от ответа, как лжец, не де­
не  декларировать свои предпочтения, заключается лая выбор, как  мачо, не  учитывая чувствительность
в  том, что  подобным образом можно избежать приня­ обеих женщин, и как грубиян, отвечая подобным обра­
тия решений. Заявляя о  своем нейтралитете, мы при­ зом, он демонстрирует глубокий подход к решению про­
творяемся, будто учитываем все варианты, и  утверж­ блемы: он призывает к автономии — умению плавать. И
даем равнозначность всех возможностей. правда, будучи старше, Лейла не должна быть настолько
Выбор влечет за  собой много последствий, а  каж­ глупа, чтобы рассчитывать на признание извне, ведь,
дое конкретное решение ограничивает: оно указывает полагаясь на  это, она погружается в  психологическую
на  пределы бытия, ограниченность нашей власти, по­ и  экзистенциальную зависимость. Она не  должна так
скольку, выбирая, мы отказываемся от  некоторых воз­ беспокоиться по  поводу мнения окружающих, ей сле­
можностей. Следовательно, Насреддин снова оказы­ дует смотреть на  себя со  стороны, быть менее одержи­
вается очень человечным, утверждая, что не  имеет мой сравнением и  соревнованием и  воспринимать ре­
предпочтений. альность с более автономной точки зрения. Как следует

126 127
глава 10 Две жены

Вопросы к тексту
Во п р о с ы н а  п о н и м а н и е:
из этой истории, она будет разочарована и дорого запла­
тит за свои усилия и любопытство.
Последний интересный аспект этой истории  — По ч е м у Л е й л а
природа выбора, сделанного Насреддином. Конечно, и  С е р е н с с о р я т с я? По ч е м у
не говоря об этом открыто, он все же явно дает понять, На с р е д ди н
что  выбирает ту, что  моложе. Действительно, класси­ п ы т а е т с я уй т и
ческий выбор: как дети, мы часто думаем, что новое — о т  о т в е т а?
это лучшее. Старое через какое‑то  время перестает нас
На с р е д ди н
привлекать. Это вовсе не  означает отсутствие очевид­
в  и т о г е
ных причин, чтобы выбрать старое, ведь мы к  нему Чт о  Л е й л а
да л о т в е т
привыкли, оно нам знакомо. Однако порой, когда речь х о т е л а  б ы
и л и  н е т?
заходит о  желании, мы можем на  время соблазниться п о л уч и т ь?
привлекательностью нового объекта: ради удовольствия
от  экзотики, из‑за  любопытства к  пока неизведанному,
свежести и юности, приятного удивления и т. д. С л е ду е т  л и
В  каком‑то  смысле наше умиление малышами  — Ка к о й Ле йл е бы т ь
человеческими или звериными  — возникает по тем  же к р и т е р и й в ы бо р а до в ол ь н о й
причинам. Безусловно, влечение к  новому можно кри­ и с п о л ьз у е т о т ве т ом
тиковать за  эфемерность, поскольку новизна, с  точки На с р е д ди н в  с в о е м На с р е д ди н а?
зрения логики,  — весьма неустойчивое качество: либо п о с л е дн е м
она наскучит, либо возникнет естественное стремление з а м е ч а н и и?
к еще  более новому предмету. Если причина привлека­
тельности — только в новизне, такая привлекательность
рано или поздно померкнет. На с р е д ди н  —
Уд о в л е т в о- х о р о ш и й м уж?
р е н ы  л и о б е
ж е н щи н ы?
128 129
глава 10 Две жены

Во п р о с ы дл я  р аз м ы ш л е н и я:
Упражнение
Инструкция для учителя
По ч е м у В  этой истории мы видим, что  Насреддин и  его жены
з а ч а с т ую т а к имеют разное представление о любви. Любовь — слож­
т р у дн о с д е л а т ь ное неоднозначное понятие, и есть множество способов
Мож н о  л и в ы б о р? ее проявления. Мы говорим «любить» применительно
л ю б и т ь д в ух к предметам и видам деятельности, а также и к людям.
человек Слово «любовь» может указывать на совершенно разные
о ди н а к о в о? С ущ е с т- реальности. Давайте поработаем над этими различиями
в ую т  л и с помощью списка вещей, существ, тех или  иных пред­
р аз н ы е в и д ы метов, по отношению к которым мы употребляем слово
По ч е м у м ы л ю б в и? «любовь», и проанализируем его.
р е в н у е м? Каждому ученику нужно будет найти критерии,
конкретные или  абстрактные, для  определения и  объ­
яснения различных значений понятия «любовь». Будет
Лю б о в ь полезно выделить два способа объяснения, которые
Мы п р е дп о ч и т а е м р а ци о н а л ь н а? ученики используют в  своих определениях: пример
л юби т ь и л и бы т ь и  абстрактная идея. Во  время завершающей дискуссии
л ю б и м ы м и? можно сгруппировать аргументы одного типа, чтобы
прояснить получившиеся результаты. Если ученик гово­
С л е ду е т  л и рит, что «не любит» что‑то, ему надо определить смысл
Лю б о в ь
запретить слова «любовь» в своем конкретном случае.
приносит
счастье или м н о г ож е н с т в о?
н е с ч а с т ь е?

130 131
глава 10 Две жены

Инструкция для ученика


Как именно ты любишь?
•  Родителей
•  Лучшего друга
•  Брата или сестру
•  Соседа
•  Учителя
•  Бабушку и дедушку
•  Домашнего питомца
•  Шоколад
•  Кино
•  Людей
•  Спорт
•  Самого себя
•  Свой имидж
•  Свое имя
•  Свою идею
•  Есть
•  Играть
•  Любимый школьный предмет
•  Свою страну

132 133
глава 11 Тюрбан

Тюрбан
Ответственность
История
Во  время путешествия поздно ночью Насреддин
останавливается на постоялом дворе.
—  У  нас есть только одна свободная комната,
в  ней две кровати, одна из  которых занята,  —
говорит хозяин постоялого двора.
— Без  проблем!  — отвечает наш герой.  —
Только разбудите меня на  рассвете, мне нужно
рано уезжать. И не перепутайте, я буду в тюр-
бане!  — добавляет он, при  этом снимая голов-
ной убор и кладя его на стул возле кровати.
На  рассвете Насреддина будят, он поспешно
садится на  своего осла и  уезжает. В  полдень,
завидев родник, он хочет утолить жажду.
Нагнувшись, смотрит на свое отражение в воде
и видит, что на его голове нет тюрбана.

134 135
глава 11 Тюрбан

— Что за  идиот этот хозяин постоялого Конечно, мы смеемся над  заключительной фразой
двора!  — рассерженно восклицает он.  — Я  же этой истории. Насреддин глуп, его реакция настолько
ясно ему сказал, что  буду в  тюрбане. А  он раз- преувеличена, что  большинство из  нас не  видят связи
будил не того человека! с  собственным поведением: мы не  такие, мы так себя
не ведем и с таким безумием не сталкивались. Все дело
в  том, что  мы слишком легко упускаем из  виду связь
Анализ
с  описанным здесь утрированным поведением. Многие
«Я в порядке, а с миром что‑то не так» или «это они вино­ из нас рассуждают очень странно, чтобы не чувствовать
ваты» — это постоянная тема в историях о Насреддине, вины, не чувствовать себя глупо, выместить свою злость
проливающая свет на  типичную человеческую манеру на  другом, только не на  себе. Другие люди очень по­
рассуждать. Особенно, если это происходит в  процессе лезны, поскольку позволяют нам избегать самокритики.
интенсивной деятельности, когда у нас нет ни времени, Ссылка на обстоятельства  — также довольно рас­
ни  желания подумать. Ссылка на  другого человека  — пространенный и  эффективный способ самозащиты
это легкий выход из положения. Такое поведение харак­ от ответственности. Детально описанные процессы и ус­
терно для маленьких детей, говорящих: «Он меня заста­ ловия любого касающегося нас события могут запросто
вил!». Это инстинктивная форма самозащиты. показаться нам неизбежными обстоятельствами, кото­
Другая, более тонкая и классическая форма самоза­ рые объяснят любое наше действие, оправдывая наши
щиты  — это синдром Кассандры, пророческая манера: ошибки.
«Я им говорил, но они меня не слушали». И снова форма Иногда подобное поведение доходит до  крайности,
аргумента или его внутренняя логика полны предубеж­ и  мы очень удивляемся, когда вдруг обращаем на  это
дений и  искажены, крайне субъективны, но тем не  ме­ внимание. Это настолько ярко выражено, что некоторые
нее относительно последовательны. В  конце концов, люди в  порыве ярости и  обиды готовы открыто обви­
Насреддин просил хозяина постоялого двора разбудить нять родственников, коллег, весь мир, склонны подозре­
именно человека в тюрбане, а тот, не обратив внимания, вать заговор коалиции зла, настроенной против них са­
разбудил человека с непокрытой головой… Получается, мым несправедливым образом: «Это не моя вина!», «Все
ни на кого нельзя положиться. против меня!», «Почему всегда я?». Здесь вступает в силу

136 137
глава 11 Тюрбан

принцип жертвенности: будучи жертвой, мы всегда между частным, или  субъективным, разумом и  здравым
правы. Такая позиция позволяет нам найти оправда­ смыслом, или универсальным разумом, о котором Декарт
ние всему. Мы ощущаем свою значимость, ведь мы  — говорит, что  это то, что  разделяют большинство людей
ключевая фигура обширного заговора! И  наши страда­ в  мире. Способность мыслить последовательно  — это
ния увеличивают нашу значимость, особенно когда мы дар, которым наделено все человечество, чтобы понимать
убеждены, что нас никто не понимает, да и не способен друг друга.
понять. Часто мы, размышляя, всего лишь обращаемся к обы­
В чем же  здесь суть помимо вопроса об  уклоне­ денной рациональности, привычной индивидуальной
нии от  ответственности и  поисков времени и  отваги мыслительной схеме, превращающей нас в своего слепого
для  размышления? Речь снова о  проблеме универ­ пленника. Поэтому мышление, в  строгом смысле слова,
сальности, объективности, разума и  реальности. Мы предполагает мгновенный выход из  собственных рамок,
склонны произносить те слова, которые нас устраивают, чтобы освободиться от своей личности и начать мыслить
приносят ощущение комфорта. Мы говорим, особенно иначе, более универсально. Или же по крайней мере по­
не задумываясь, и эта привычная речь — механизм за­ стараться думать по‑другому или в  противоположность
щиты, некое побуждение нашего эго, стремящегося вы­ привычному способу, совершить ментальный скачок,
жить и  сохранить себя: мы готовы думать и  говорить позволяющий дистанцироваться от  нашей привычной
что  угодно, только  бы сделать рациональным наше ма­ субъективности, — мыслить с точки зрения кого‑то дру­
ленькое я и демонстрируемый им образ, только бы наша гого. Это как если бы мы заговорили с соседом, обычным
совесть осталась чистой. Если  же кто‑то  отваживается человеком или группой людей.
прервать этот процесс или  противоречить, мы или  за­ Можно надеяться, что  такой подход к  мышлению
являем, что  его слова не  имеют смысла, или  указываем поможет нам обнаружить безосновательность или  глу­
на  его личную субъективность, которая имеет основа­ пость нашей личной манеры рассуждать, осознать огра­
ний не больше, чем наша: это просто его личное мнение ниченность и косность нашего мышления. И если все же
против нашего. человек захочет обосновать свою позицию, он сделает
Помощь в  понимании, которую Насреддин оказы­ это более осознанно, а  это и  есть необходимое условие
вает нам в  этой притче,  — это осознание несовпадения адекватного мышления.

138 139
глава 11 Тюрбан

Вопросы к тексту
Во п р о с ы н а  п о н и м а н и е:
По  мнению Платона, мыслить означает вступать
в  диалог с  самим собой, что  предполагает двойствен­
ную позицию: субъективное и  универсальное мыш­
ление, наше желание и  наше рассуждение. В  данном До в е р я е т  л и
До в е р я е т  л и
случае  — необходимость раздвоиться, как  предлагает На с р е д ди н
На с р е д ди н
Гегель: чтобы иметь возможность мыслить, мы должны д р уг и м?
с а м о м у с е б е?
наблюдать за своим процессом мышления.
Таким образом, ум становится объектом для самого
себя и работает сам над собой. Чтобы наблюдать за соб­ По ч е м у
ственным сознанием, необходима смелость, особенно На с р е д ди н
когда дело касается мыслишек, которые мы фабрикуем н аз в а л
в  стремлении к  комфорту. Философия здесь играет х оз я и н а
только одну роль: создать условия, в  которых мы смо­ дв о р а
жем увидеть нашу глупость. Как  писал Альбер Камю, и ди о т о м?
осознать нашу собственную абсурдность. В чем
С п р а в е д л и в  л и з а к л юч а е т с я
На с р е д ди н? главная
п р о бл е м а
На с р е д ди н а?

По ч е м у
На с р е д ди н у
п о н а до би л о с ь
о т р аж е н и е в  в о д е, Ка к ую л о г и ч е с к ую
ч т о бы ув и д е т ь о ш и бк у до п ус к а е т
п р о б л е м у? На с р е д ди н?

140 141
глава 11 Тюрбан

Во п р о с ы дл я  р аз м ы ш л е н и я:
Упражнение «Ответственность»
Инструкция для учителя
По ч е м у м ы По ч е м у м ы В  этой истории мы наблюдаем, как  Насреддин оши­
н е  д о в е р я е м с а м и н е  д о в е р я е м бочно обвиняет других, в то время как проблема проис­
с е б е? д р уг и м? текает от него самого. Это типичная манера поведения.
Но  иногда довольно трудно распознать, ответственны
мы за  проблему или  нет, особенно когда замешаны
По ч е м у м ы другие люди. В  некотором смысле мы всегда одина­
н е с п р а в е дл и в о ково ответственны и не ответственны за то, что с нами
о бв и н я е м происходит. Мы можем ссылаться на обстоятельства,
По ч е м у м ы д р уг и х? мораль, психологию, сострадание или  жалость, чтобы
совершаем понять и определить реальность наших поступков.
о ш и б к и? И  внимательно изучая факты, мы часто сомневаемся
в окончательном решении. Для облегчения этой задачи
Тяж е л о  л и важно учиться разграничивать и прояснять различные
п р из н а т ь с в о ю критерии.
о ш и б к у? Ниже приведены различные жизненные ситуации.
По ч е м у
мы хотим Ученик должен проанализировать их и  определить
ув и д е т ь н а ш е степень ответственности, которая лежит на  субъекте.
с о бс т в е н н о е Нр а в и т с я  л и В  каждой ситуации необходимо объяснить, при  ка­
о т р аж е н и е? нам видеть ких условиях человек ответственен, при каких  — нет,
наше а также решить для себя, будет ли он ответственен кон­
о т р аж е н и е? кретно в этом случае.

142 143
глава 11 Тюрбан

Инструкция для ученика


Ответственен  ли я за  то, что  делаю в  следующих
ситуациях:
•  Я закричал, потому что он сделал мне больно.
•  Я  разозлился, потому что  она оскорбила моих
родителей.
•  Я не поел, потому что еще не было пора.
•  Я не  работал, потому что  мне никто ничего
не сказал.
•  Я не помог ему, потому что он не просил.
•  Я ушел, потому что со мной никто не разговаривал.
•  Я остался, потому что мне так сказали.
•  Я получил плохую оценку в школе, потому что ни­
кто мне не помог.
•  Я  получил плохую оценку, потому что я  плохо
учусь.
•  Я получил плохую оценку, потому что мне не нра­
вится школа.
•  Я  получил плохую оценку, потому что  вожусь
с плохой компанией.
•  Я  заблудился, потому что  мне указали неверный
путь.
•  Я не понял, потому что ничего не услышал.
•  Я не сказал ничего, потому что испугался.
•  Я засмеялся, потому что мой сосед пошутил.
•  Я засмеялся, потому что другие смеялись.

144 145
глава 12 Тыква

Тыква
Размышление
и уверенность
История
Однажды на прогулке Насреддин по своему обык-
новению рассматривал окрестности и  размыш-
лял. Проходя мимо поля, он увидел много больших
спелых тыкв и  подумал: как  странно, что  та-
кой большой плод растет на  таком маленьком
растеньице. Немного погодя Насреддин увидел
ореховое дерево и снова удивился: такой малень-
кий орех — и растет на таком большом дереве.
«Настоящая расточительность»,  — добавил он
про  себя. И  пришел к  выводу, что  мир устроен
плохо и в нем есть над чем поработать. Затем,
утомившись от  прогулки и  серьезных мыслей,
прилег отдохнуть под  ореховым деревом. Пока
он спал, неожиданно ему на  голову упал орех,

146 147
глава 12 Тыква

разбудив его. Когда Насреддин понял, что  про- С  одной стороны, природа позволяет нам увидеть
изошло, он поднял орех, посмотрел на  него и понять сущность всех вещей. С другой стороны, свя­
и воскликнул: щенная книга, слова пророков и  интуиция мудрецов
—  Слава Богу за  то, что  он не  слушает моих открывают нам знание о реальности, скрытой под окру­
советов! Представляю, что было  бы, если  бы жающим нас видимым миром: принципы, причины, ис­
на меня с дерева свалилась тыква. точники, составляющие неоспоримую истину, очерчи­
вающую горизонт для нашего знания и нашего бытия.
В этой истории, равно как и во многих религиозных
посланиях, логика человека сталкивается с  «логикой
Анализ
Бога». Разумеется, природа верна «логике Бога», потому
Человек гордится тем, что  наделен рассудком и  пола­ что является его, Бога, непосредственным выражением.
гает, что  владеет знанием и  способностью мыслить. Он В  принципе наука не  может противоречить вере, по­
гордится своей уверенностью, без  колебаний вынося скольку история научных вопросов формирует знание,
суждения и  устанавливая законы. Правда, он иногда а  вера имеет дело с  абсолютным знанием. Однако сле­
осознает, как он примитивен или даже глуп и нелеп. То, дует заметить: мы никогда не  сможем в  совершенстве
что  он принимал за  глубокие и  тонкие мысли,  — всего понять божественное слово. Николай Кузанский писал,
лишь обмен мнениями и препирательства. что каждое возможное человеческое утверждение ис­
Есть множество причин, по которым самые пламен­ тины является лишь предположением. Поппер говорил
ные речи не могут представить всю полноту реальности, о «принципе фальсификации».
не говоря уже о том, чтобы исчерпать ее. Мы имеем полное право думать и считать, что знаем,
Во  многих традициях бытуют две книги, которые при  этом не  забывая, что  наше знание скудно, огра­
учат нас тому, что нужно знать и как думать. Две книги, ниченно и  недолговечно. Это так, во‑первых, потому
находящиеся у истоков всего знания. Два источника, ори­ что  многие фрагменты информации отсутствуют в  на­
ентирующие людей в реальности. Одна — это книга мира, шей личной «энциклопедии», в  связи с  этим мы упу­
который мы можем наблюдать, вторая  — книга Бога, скаем факты. Во-вторых, наши рассуждения извилисты,
или откровение, истина, исходящая из уст пророков. ошибочны и плохо сформулированы, поэтому даже если

148 149
глава 12 Тыква

мы обладаем всей информацией, наши ментальные про­ Однако, согласно Платону, замешательство, вы­
цессы все равно приведут нас к ошибочным выводам. званное этим требованием,  — необходимое условие
В  случае Насреддина он, как  обычно, смог разгля­ для мышления. Это то замешательство, которое побуж­
деть только одну сторону проблемы: соответствие раз­ дает нас сойти с  привычных рельсов мышления и  по­
меров, но не  учел гораздо более сложные биологиче­ ведения ради того, чтобы запустить новые процессы.
ские процессы. Одновременно урок, который извлек Поэтому, даже если мы не знаем, что нам делать с этой
Насреддин, еще более забавен: он благодарит Бога и по­ историей, она дает пищу для размышлений, и тем боль­
нимает собственную ограниченность лишь потому, что шую, чем сильнее влияет на нас эта vis comica.
на него не свалилась тыква! Иными словами, открывает Однако остается вопрос, как  работает учение
для  себя величие Бога, опираясь на  крайне непоследо­ Насреддина, если большинство людей, рассказываю­
вательные, нелепые и  абсурдные наблюдения и  логику. щих и  слушающих эти истории, не  имеют времени и
И в  этом заключается парадокс, который заставляет не  прилагают усилия, чтобы поразмыслить над  ними?
нас смеяться: диспропорция между самим открытием По-видимому, сами эти рассказы влияют на наше мыш­
и причиной, по которой оно было сделано. ление, западая в  память и  действуя, словно естествен­
В  очередной раз мы не  знаем, глуп Насреддин ный «мысленный эксперимент». Их воздействие возрас­
или  умен. Сильная сторона этой истории заключается тает благодаря повторению: мы слышим эти истории
именно в  двусмысленности, или  парадоксе, поскольку в  различных ситуациях, их  эхо звучит в  культурном
он порождает когнитивный диссонанс в нашем уме. контексте.
Как правило, обращаясь к философу или знатоку, мы Так что, несмотря на отсутствие научного анализа,
хотим, чтобы они дали нам определенную информацию, рассказы все равно выполняют свою функцию. Даже
поведали о подлинной сути вещей или о том, как лучше в  повседневной речи мы можем обратиться к  ним,
мыслить. Мы слушаем их, чтобы стать такими  же ум­ провести аналогию или  использовать как  метафору.
ными и образованными, как они. Насреддин же, напро­ Поэтому можно сказать: «Это как  орех Насреддина».
тив, предлагает нам поглупеть для обретения мудрости, Это выражение очень распространено в  Турции и  оз­
призывает нас снова стать детьми. Этот призыв к про­ начает некоторую очевидность, которая не была оче­
стоте сбивает нас с толку! видной или не имела смысла.

150 151
глава 12 Тыква

Вопросы к тексту
Во п р о с ы н а  п о н и м а н и е:
Наконец, остается определить, состоит  ли филосо­
фия в использовании повествования для  тщательной
проработки понятий, чем, собственно, мы занимаемся
Ка к и м о б р аз о м З а ч т о 
в этой книге, или же истории начинают работать лишь
На с р е д ди н На с р е д ди н
на  практике, когда мы обращаемся к  ним в  повседнев­
п р и ш е л к  в ы в о ду, б л а г о да р и т
ной жизни как к уроку, который нужно в очередной раз
ч т о  м и р у с т р о е н Б о г а?
усвоить. Мнения расходятся, но мы полагаем, что фило­
п л о х о?
софия должна сохранять эту двойственную природу —
вырабатывать понятия, а  также создавать истории, от­
ражающие и направляющие жизнь человека. Ка к ую
о ш и бк у
до п ус т и л
На с р е д ди н
в н а ч а л е? Ес т ь  л и
По ч е м у к а к а я‑т о 
На с р е д ди н п р о бл е м а
из м е н и л с в о е в  и т о г о в о м
м н е н и е? у м оз а к л юч е н и и
На с р е д ди н а?

Ес т ь  л и На с р е д ди н м у д р ы й
ч т о‑т о  в е р н о е и л и  г л уп ы й?
в  р а з м ы ш л е н и и
152 На с р е д ди н а? 153
глава 12 Тыква

Во п р о с ы дл я  р аз м ы ш л е н и я:
Упражнение «Ответственность:
Разумное суждение»
Мож е м  л и м ы
Ми р у с т р о е н Инструкция для учителя
п о н я т ь в с е,
х о р о ш о? Насреддин вынес суждение о мире после того, как  по­
ч т о в и д и м?
наблюдал за  ним: сначала он решил, что  мир несовер­
шенен, затем передумал. Как и он, мы ежедневно выно­
В с е  л и
сим суждения. Некоторые из  них вполне объективны,
имеет
логичны и  рассудительны, другие  — субъективны, ос­
п р ич и н у для
нованы на  личных впечатлениях и  чувствах. Однако
с ущ е с т в о в а н и я?
сложно определить природу нашего собственного суж­
дения и мнений других людей, особенно если мы не от­
Ош и б а е т с я  л и деляем объективное от субъективного.
п р и р о д а? В  следующем упражнении приводятся различные
Зн а е т е  л и в ы суждения, и ученику надо определить, объективны они
к а к о й‑ л и б о или  субъективны, основаны  ли на  наблюдении и  рас­
п р и н ци п, суждении или на наших личных предубеждениях, чув­
уп р а в л я ющи й ствах, верованиях. Возможно, чтобы оценить утвержде­
м и р о м? ние и  аргумент, необходимо придумать обстоятельства
или привести примеры.
Ка к ую о с н о в н ую
о ш и бк у м ы
с о в е р ш а е м,
Чел о в еч е с к о е
р а з м ы ш л я я?
мышление
н а д еж н о
и л и  н е т?

154 155
глава 12 Книги Оскара Бренифье для детей

Серия «Давай обсудим»


Эта серия совершенно особенная, потому что она не только учит
думать, она построена на реальных вопросах и ответах, которые
Инструкция для ученика обсуждались на семинарах Бренифье. С помощью этих книг ваш
ребенок, будто вступая в дискуссию с самим Оскаром Бренифье,
Для  каждого из  перечисленных утверждений опреде­ учится анализировать самые сложные темы и мыслить нестандартно.
лите, основано суждение на наших чувствах и мнениях
или же на наших наблюдениях и рассуждениях. При не­
обходимости приведите пример.
•  Анна ленива.
•  Анна всегда плохо одета.
•  Анна — хорошая ученица.
•  Анна — хвастунья.
•  Анна хорошо работает.
•  Автобус номер 31 приходит вовремя. Серия «Философия в 3D» Серия «Малыши рассуждают»
•  Александр сам виноват, когда получает плохие При минимуме текста автор Дети-дошкольники — очень
оценки. помогает читателю лучше понять любопытные создания. «Почему?»,
•  Я упал, потому что он толкнул меня. мир, в котором мы живем, «Как?», «Зачем?» — их на первый
•  Александр выше, чем Сергей. а усвоить базовые философские взгляд простые, а на самом деле
•  Александр умнее, чем Сергей. понятия: причина — следствие, сложные вопросы нередко ставят
объективное — субъективное, родителей в тупик. Книги этой
•  Александр лучший друг, чем Сергей.
разум — чувства и др. серии помогут родителям найти
•  Александр богаче, чем Сергей. ответы на самые нелегкие вопросы
•  Александра уважают больше, чем Сергея. своих маленьких почемучек.
•  Александр заслуживает наказания.
•  Дети много шумят.
•  Учитель строг.

156
ИЗДАТЕЛЬСТВО

Как мы работаем
сделать счастливыми наших детей Мы делаем умные и красивые книги для ваших детей
Кто мы такие и находим современный подход даже к классическим
Издательство — это уникальная команда произведениям. Мы учитываем возрастные особенности
целеустремлен­ных и увлеченных профессионалов, взросления ребенка и размещаем на обложках книг
объединенных любовью к детям и книгам. Мы ездим по всему навигацию по возрасту и по темам, чтобы вам было легко
миру, чтобы найти для вас самые интересные идеи, а также
ориентироваться. С нами сотрудничают опытные детские
общаемся с авторитетными экспертами в различных областях.
психологи, ведущие педиатры России, члены Российской
Мы работаем, чтобы вы получали только особенные книги для
себя и своих детей. академии медицинских наук. Наши яркие и красивые
книги приятно держать в руках, читать, рассматривать
Чего мы достигли и видеть на полке в своем доме. Все краски и бумага,
Мы выпустили серию книг всемирно известного которые мы используем в наших книгах, экологичны,
французского философа Оскара Бренифье, которая прошли сертификацию для использования в детской
произвела революцию на рынке детских книг и стала полиграфической продукции.
визитной карточкой нашего издательства.
Мы придумали уникальный проект «Мои первые слова», МЫ В ИНТЕРНЕТЕ
направленный на развитие памяти, устной речи и познание www.clever-media.ru
окружающего мира детьми младшего возраста.   clever-media-ru.livejournal.com
Мы познакомили Россию с замечательным художником   facebook.com/cleverbook.org
Эрве Тюлле, создающим потрясающие интерактивные
  vk.com/clever_media_group
книги, среди которых «Живая книга». Серия «Сделать
  http://www.twitter.com/Clever_Media
счастливыми наших детей», созданная в сотрудничестве
  @cleverbook
с журналом Psychologies, уже второй год занимает
первые места во всех рейтингах. Книги, отобранные нами Чего мы хотим
для серии «Коллекционное издание», произвели фурор на Счастье и радость, которые вы получаете от чтения
книжном рынке своим полиграфическим исполнением.
наших книг, — это следствие счастья и радости,
В 2012 году мы получили «Книжную премию Рунета»
которые мы вкладываем в нашу работу.
в номинации «Художественная литература», а также
премию «Пушкин» за популяризацию французской НАША МИССИЯ
литературы в России. Мы создаем мир идей для счастья детей и взрослых.
Научно-популярное издание

Оскар Бренифье
Изабель Миллон
Философия с Ходжой Насреддином

НАША МИССИЯ
Мы создаем мир идей
для счастья детей и взрослых

Издательство Clever
Генеральный директор Александр Альперович
Арт-директор  Лилу Рами
Главный редактор Елена Измайлова
Младший редактор Ирина Данэльян

Тираж 3000 экз.


Заказ №
Общероссийский классификатор продукции
ОК-005-93, том 2: 953000 – книги, брошюры
ООО «Клевер-Медиа-Групп»
115054 г. Москва, ул. Пятницкая, д. 71/5, стр. 2
www.clever-media.ru
 clever-media-ru.livejournal.com

 facebook.com/cleverbook.org
 vk.com/clever_media_group
 @cleverbook
Книги – наш хлѣбъ

«Отпечатано в соответствии с предоставленными материалами


в ЗАО “ИПК Парето-Принт”, г. Тверь, www.pareto-print.ru»