Вы находитесь на странице: 1из 5

Феофилова Елизавета

Англо-франко-советские военно-политические переговоры весны-лета


1939 г.: содержание и итоги.

Захват Чехословакии Германией в марте 1939 года сильно насторожил


европейские государства, так как указал на нарастание германской агрессии.
Руководители Великобритании и Франции понимали, что всеми силами
необходимо воспрепятствовать установлению германской гегемонии. Было
ясно, что ни о какой системе безопасности без СССР и речи быть не могло,
поэтому Великобритания и Франция начали активные переговоры с
Советским Союзом.
Буквально за пять дней до немецкой оккупации в Чехословакии Кремль
заявил о решении сменить внешнеполитический курс по отношению к
западным странам: на XVIII съезде партии ЦК ВКП(б) 10 марта 1939 И.В.
Сталин заявил, что теперь Германия, Япония и Италия являются
государствами-агрессорами, которые ущемляют интересы неагрессивных
государств – Англии, Франции и США1, политика которых не была
поддержана советским правительством. В целом, из речи советского вождя
следовала, что СССР намерен сохранять нейтралитет. Однако, последующие
события резко сменили расстановку сил в Европе, поэтому Кремль вступил в
переговоры с Лондоном и Парижем.
17 апреля советская сторона выдвинула предложение о создании военно-
политического союза и заключение с Великобританией и Францией
трехстороннего договора о взаимопомощи, согласно которому участники
договора должны были оказать друг другу и некоторым
восточноевропейским странам (Польше, Румынии, Латвии, Эстонии и
Финляндии) военную помощь в случае агрессии со стороны Германии.
Однако Англия и Франция затягивали с ответом, так как не доверяли Москве.

1
Отчетный доклад на XVIII съезде партии о работе ЦК ВКП(б) 10 марта 1939
года И.В. Сталин
Подозрительность была характерна прежде всего британскому
консервативному кабинету Чемберлена, ведь еще недавно СССР и Германия
вели переговоры, кроме того на территории СССР проводилась политика
террора, которая не вызывала доверия ни у кого. Франция же была сильно
подвержена влиянию Великобритании, поэтому не особо охотно шла на
встречу Советскому Союзу2.
Ровно через месяц (17 марта 1939 года) Великобритания обратила
внимание на возможность германского вторжения в Румынию. Тогда М.М.
Литвинов выступил с предложением созвать международную конференцию
по данному вопросу, однако Румыния не оценила данный жест и предпочла
заключить с Германией экономическое соглашение. 21 марта Чемберлен
также обратил свое внимание на Польшу с предложением подписать
Великобритании, Франции, Польше и СССР четырехстороннюю декларацию.
Варшава, как и Румыния, не пожелала работать с Советским Союзом и
отклонила предложение.
Несмотря на эти неудачные попытки две ведущие западные державы и
Советский Союз не оставляли надежду на заключение союза и продолжили
переговоры. 3 мая 1939 года на пост народного комиссара иностранных дел
СССР вместо М.М. Литвинова был назначен В.М. Молотов, который
немного сменил курс внешней политики государства, так как делал акцент не
на союзе с Великобританией и Францией, а на укреплении
внешнеполитического положения страны, что предусматривало и
возможность переговоров с Германией3.
В июне Советский Союз начал переговоры с английским послом У.
Сидсом французским послом П. Наджиаром, Чемберлен и Даладье
приглашение Советского Союза принять участие в переговорах не приняли.
2
Наринский М. В преддверии войны/ Михаил Наринский./- Текст:
электронный // Свободная мыслью – 2009. - № 8 – С. 107-122.
3
«Очерки истории Министерства иностранных дел России». Т. 2. 1917—2002
годы. М., 2002. С. 236
Переговоры июня-июля 1939 года не привели ни к какому эффективному
результату. Большая часть переговоров была посвящена спору об
определении «косвенной агрессии». В Лондоне и Париже под «косвенной
агрессией» понимали «такие действия, на которые соответствующее
государство дало своё согласие под угрозой державы и которые связаны с
отказом этого государства от своей независимости или своего нейтралитета».
Советский Союз же подразумевал под «косвенной агрессией» действие, «на
которое какие-либо из указанных выше государств соглашаются под угрозой
силы со стороны другой державы или без такой угрозы и которое влечёт за
собой использование территории и сил данного государства для агрессии
против него или против одной из договаривающихся сторон, –
следовательно, влечёт собой утрату этим государством его независимости
или нарушение его нейтралитета». С такой формулировкой западные страны
категорически не были согласны, так как данная постановка вопроса
подразумевала возможность вторжение Советского Союза в третьи страны,
одобряемое правительствами Англии и Франции в случае их любого
добровольного соглашения с Германией4.
Последней надеждой на решение вопроса стали переговоры военных
миссий, которые были запланированы на 12-21 августа того же года. Однако
вряд ли можно было говорить об успехе данных переговоров, так как
изначально перед британской стороной стояла задача тянуть время. Для
Лондона августовские переговоры были лишь средством давления на
Германию.
Вместе с тем возможность заключить с Германией Пакт о ненападении
для СССР становилась все более реальной и уже 17 августа стало точно
известно, что Берлин готов подписать данный документ. На тот момент
советская разведка уже знала о планах Германии на Польшу и правительство

4
Бачков Р.А. Спор о косвенной агрессии и европейский политический кризис
1939 г./ Роман Анатольевич Бачков./ – Текст: электронный // Научные
проблемы гуманитарных исследований – 2010. - № 9. – С. 22-26.
понимало, что нельзя допустить приход немцев на польскую территорию, что
приблизило бы врага к советской границе, поэтому до последнего надеялось
договориться с поляками.
Еще 13 августа на переговорах СССР поднял вопрос о пропуске Красной
Армии через территорию Польши и Румынии. Однако Варшава
категорически отказывалась сотрудничать с Москвой. Польский министр
иностранных дел так выразил позицию своей страны в телеграмме послу во
Франции: «Польшу с Советами не связывают никакие военные договоры, и
польское правительство такой договор заключать не собирается»5.
Было ясно, что англо-франко-советские переговоры провалились.
Причиной провала стало не только упрямство Польши в вопросе
сотрудничества с СССР, но и позиция Великобритании, которая изначально
не горела желанием прийти каким-то определенным соглашениям с
Советским Союзом, а также и тот факт, что Франция находилась под
давлением Лондона. Москва понимала, что нападение Германии на Польшу
уже не предотвратить и единственное спасение видела в заключении с
нацистами Пакта о ненападении, который впоследствии войдет в историю
как Пакт Молотова-Риббентропа.

Список литературы и источников


Источники

5
Мягков М.Ю., Ржешевский О.А. Упущенный шанс: англо-франко-советские
переговоры летом 1939 г. и советско-германский пакт от 23 августа 1939 г. //
– Текст: электронный // Вестник МГИМО-Университета – 2009. – Август.
Спец. выпуск – С. 177-184.
1. Отчетный доклад на XVIII съезде партии о работе ЦК ВКП(б) 10 марта
1939 года И.В. Сталин
Литература
1. «Очерки истории Министерства иностранных дел России». Т. 2. 1917—
2002 годы. М., 2002. С. 236
2. Бачков Р.А. Спор о косвенной агрессии и европейский политический

кризис 1939 г./ Роман Анатольевич Бачков./ – Текст: электронный //


Научные проблемы гуманитарных исследований – 2010. - № 9. – С. 22-
26. – URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=15216070 (дата обращения:
13.12.2020)
3. Мягков М.Ю., Ржешевский О.А. Упущенный шанс: англо-франко-

советские переговоры летом 1939 г. и советско-германский пакт от 23


августа 1939 г. // – Текст: электронный // Вестник МГИМО-
Университета – 2009. – Август. Спец. выпуск – С. 177-184. – URL:
https://mgimo.ru/files/119470/14_Mjagkov.pdf (дата обращения:
13.12.2020)
4. Наринский М. В преддверии войны/ Михаил Наринский./- Текст:

электронный // Свободная мыслью – 2009. - № 8 – С. 107-122. – URL:


https://elibrary.ru/item.asp?id=23380305 (дата обращения: 13.12.2020)