Вы находитесь на странице: 1из 4

Дело № 2-893/2018 20 февраля 2018 года 

РЕШЕНИЕ
Невский районный суд Санкт-Петербурга в составе:
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Прудниковой М. И. к ООО «Первая
Мемориальная Компания» о взыскании неустойки и компенсации морального вреда,
У С Т А Н О В И Л:

Прудникова М.И. обратилась в Невский районный суд Санкт-Петербурга с исковым заявлением к ООО «Первая
Мемориальная Компания», просила взыскать неустойку за нарушение сроков исполнения обязательства в размере 99
166 руб., компенсацию морального вреда в размере 15 000 руб., также просила о возмещении расходов на оплату
юридической помощи в размере 5000 руб. 

В обоснование заявленных требований Прудникова М.И. указывала, что 24 апреля 2017 года между сторонами
заключен договор № 897 на изготовление и установку памятника, истица произвела оплату заказанных работ, ответчик,
в нарушение своих обязательств, не изготовил и не установил заказанный памятник в оговоренный сторонами срок,
доставил памятник с нарушением срока, от исполнения обязательства по монтажу памятника на Южном кладбище
отказался, сославшись на изменение договоренностей с кладбищем. Действия ответчика причинили истице моральный
вред, выразившийся не только в переживаниях относительно неисполнения ответчиком своей обязанности перед
истцом, но и в связи с невозможностью установки памятника на могиле матери к ее юбилейной дате, также в летний
период, т.е. непосредственно после согласованного сторонами срока изготовления и монтажа памятника, должен был
состояться приезд родственников истицы и ее умершей матери, предполагалось посещение могилы, на которой должен
быть установлен памятник. 

Истица и ее представитель в судебное заседание явились, просили удовлетворить заявленные требования. 

Представитель ответчика в суд явился, признал факт просрочки исполнения обязательства по договору и заявленный
истцом период просрочки, однако указывал, что заключенный сторонами договор следует квалифицировать как
договор купли-продажи, в связи с чем размер неустойки будет ниже, чем заявлено истцом. 

Суд, выслушав явившихся участников процесса, опросив свидетеля, исследовав материалы дела, оценив имеющиеся в
деле доказательства, полагает исковые требования подлежащими удовлетворению по следующим основаниям. 

В соответствии со ст. 9 Федерального закона от 26 января 1996 года № 15-ФЗ «О введении в действие части второй
Гражданского кодекса Российской Федерации» в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин,
использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы,
услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с
Гражданским кодексом Российской Федерации, а также правами, предоставленными потребителю Законом Российской
Федерации «О защите прав потребителей» и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.

В силу п. 1 ст. 702 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору подряда одна сторона (подрядчик)
обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а
заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

Согласно условиям п. 3.2 договора № 897 от 24 апреля 2017 года, заключенного между сторонами, ответчик обязался
изготовить комплект памятника согласно таблице с размерами, указанными в п. 2 договора, не позднее сроков,
указанных в п. 4 договора, а также нанести тексты и изображения согласно приложенному и согласованному эскизу. 

В разделе 3 договора «Обязательства сторон» описаны возможные допуски в размерах, возможность наличия
кварцевых вкраплений на полированных частях памятника, что является следствием природных особенностей гранита
габбро-диабаза, имеется обязательство ответчика приложить все усилия для достижения максимального сходства
портрета или любого иного изображения на граните с предоставленным исходником изображения, но портрет и ретушь
не будет являться их 100% копией. 

Согласно раздеру 4 договора «Сроки исполнения заказа» срок изготовления указанных выше работ – не позднее 30 мая
2017 года, но не менее 20 дней с момента согласования окончательного макета с утвержденной ретушью фотографии
(при ее наличии) истцом. 

В разделе 2 договора имеется указание на монтажные работы. 

Приложение к договору также содержит указание на монтаж памятника на Южном кладбище. 

Изложенные формулировки договора, его предмет, которым является исполнение ответчиком заказа истицы,
включающего изготовление индивидуально определенного памятника и его монтаж в указанном истцом месте,
свидетельствуют о заключении сторонами договора подряда, несмотря на наименование в договоре его сторон как
покупатель и продавец. 

Поскольку в силу приведенной выше нормы ст. 702 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору подряда
подрядчик обязуется передать товар заказчику, а целью истицы, как следует из ее объяснений, являлось изготовление и
установка памятника на могиле матери, доказательств иного не представлено, заключая договор, истец действовал как
физическое лицо, ответчик является коммерческой организацией, то суд полагает, что заключенный сторонами договор
должен быть квалифицирован как договор подряда, регулируемый как Гражданским кодексом Российской Федерации,
так и Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей» от 07 февраля 1992 года № 2300-1.

С учетом изложенного, а также предусмотренного договором обязательства ответчика изготовить комплект памятника
с индивидуальными характеристиками, включая выбранные истицей размеры, материал, цвет, а также нанесением на
памятник изображения ее матери, заключение договора не только в отношении памятника, но и его монтажа, суд
отклоняет доводы ответчика о том, что заключенный сторонами договор является договором купли-продажи, и
полагает, что этот договор на изготовление и монтаж индивидуально определенного памятника следует
квалифицировать как договор подряда. 

Доводы ответчика о том, что он не является изготовителем памятника, а заказывает данный памятник на производстве
в Карелии, не имеют правового значения, поскольку на основании ст. 706 Гражданского кодекса Российской
Федерации подрядчик самостоятельно определяет, своими силами или с привлечением иных лиц он выполнит
обязательство перед заказчиком. Ни действующее законодательство, ни заключенный сторонами договор не обязывают
ответчика выполнить предусмотренную в договоре работу лично, в связи с чем он вправе привлечь к исполнению
своих обязательств других лиц (субподрядчиков). 

В соответствии с п. 1 ст. 27 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» исполнитель обязан


осуществить выполнение работы (оказание услуги) в срок, установленный правилами выполнения отдельных видов
работ (оказания отдельных видов услуг) или договором о выполнении работ (оказании услуг). В договоре о
выполнении работ (оказании услуг) может предусматриваться срок выполнения работы (оказания услуги), если
указанными правилами он не предусмотрен, а также срок меньшей продолжительности, чем срок, установленный
указанными правилами.

Согласно п. 5 ст. 28 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителя» в случае нарушения установленных
сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем на основании пункта 1 настоящей статьи
новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки
неустойку (пеню) в размере трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения
работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена - общей цены заказа.
Договором о выполнении работ (оказании услуг) между потребителем и исполнителем может быть установлен более
высокий размер неустойки (пени).

В силу п. 3.4 договора ответчик обязался доставить комплект памятника в течение 4-х рабочих дней после
согласования фотографии готового памятника, а также 100% оплаты стоимости данного заказа, указанной в п. 6.1
договора, т.е. в размере 134 166 руб. 

Согласно п. 4.1 договора срок изготовления указанных выше работ не позднее 30 мая 2017 года, но не менее 20 дней с
момента согласования окончательного макета с утвержденной ретушью фотографии (при ее наличии) истицей. 
Как указывала истица и подтвердил ответчик в судебном заседании 20 февраля 2018 года, последний не предоставил
истцу на согласование фотографию готового памятника, поэтому полная оплата была внесена только 13 июля 2017
года, памятник был передан истцу только 28 июля 2017 года. 

Кроме того, с учетом отсутствия уведомления истицы о готовности памятника, непредоставления ей фотографии
готового памятника в судебном заседании 20 февраля 2018 года ответчик признал факт просрочки исполнения
принятого на себя обязательства и заявленный истцом период просрочки, а именно с 31 мая 2017 года по 28 июля 2017
года, т.е. 59 дней. 

Истица оплатила заказ двумя платежами в размере 30 000 руб. 29 апреля 2017 года и в размере 69 166 руб. 13 июля
2017 года, т.е. на общую сумму 99 166 руб., в подтверждение чего в материалы дела представлены чеки. 

Проверив расчет неустойки, составленный истцом, суд находит его арифметически правильным и полагает возможным
удовлетворить требование истца в заявленном размере, поскольку общая сумма неустойки не может превышать цену
заказа, сумму которой истица ограничила внесенной денежной суммой 99 166 руб. 

В ходе рассмотрения дела ответчик участвовал в судебных заседаниях, представлял письменную позицию по делу,
однако не возражал относительно размера предъявленных требований и не представлял доказательств их
несоразмерности. 

Поскольку возражения ответчика относительно размера неустойки не заявлены, сама неустойка является законной,
доказательства ее чрезмерности не представлены, суд присуждает истице неустойку в размере 99 166 руб. 

Помимо рассмотренных требований, истица просила о взыскании компенсации морального вреда в размере 15 000 руб.
Разрешая данное требование, суд исходит из следующего. 

Согласно п. 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О рассмотрении судами гражданских
дел по спорам о защите прав потребителей» от 28 июня 2012 года № 17 при решении судом вопроса о компенсации
потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт
нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера
возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение
морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы
подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом
конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и
физических страданий исходя из принципов разумности и справедливости.

Факт нарушения прав истца как потребителя подтверждается установленными судом обстоятельствами.

Обосновывая свои требования о взыскании компенсации морального вреда в размере 15 000 руб., истица указывала на
причинение нравственных страданий вследствие нарушения ее психического благополучия и душевного равновесия,
значительность внесенной ответчику суммы. 

Моральный вред выразился не только в переживаниях относительно неисполнения ответчиком своей обязанности
перед истцом, но и в том, что установка памятника на могиле матери к ее юбилейной дате оказалась невозможной,
кроме того, к этой же дате должны были приехать пожилые родственники семьи истицы и ее матери из одного из
регионов Российской Федерации, планировалось посещение места погребения матери истицы, которое должно было
выглядеть достойно, память умершей родственницы должна была быть увековечена благоустройством места
захоронения и установкой памятника, в котором родственники умершего и увековечивают сведения об усопшем,
обращают к нему слова, в дни поминовения усопших родственники собираются у памятника и чтят память умершего. 

Из имеющейся в деле фотографии памятника видно, что мать истицы Сухарева Нина Фёдоровна родилась 18 июля
1927 года, скончалась 10 сентября 2016 года, к дате ее рождения и планировалась установка памятника и посещение
могилы родственниками истицы. 

Неисполнение ответчиком заказа в срок, отсутствие на могиле к значимой дате памятника, являющегося символом
почитания памяти усопшего, способом реализации потребности заботиться о безвозвратно ушедшем человеке,
доставило истице как человеку, потерявшему близкого родственника и не имеющему возможности не по своей вине
соблюсти традиции населения России на достойное погребение, острые нравственные страдания.

Из материалов дела видно, что Прудникова М.И. является лицом 1961 года рождения, имеет инвалидность II группы.
Данные обстоятельства, характеризующие личность истицы, свидетельствует о том, что переживания относительно
неисполнения ответчиком своих обязательств воспринимаются ее острее. 

Учитывая факт нарушения ответчиком прав истца как потребителя, невыполнение ответчиком принятых обязательств
по договору, характер причиненных истцу нравственных страданий, степень вины ответчика и период невыполнения
им обязанности, а также то обстоятельство, что ответчик оказывает услуги людям, пережившим невосполнимую утрату
и вследствие этого находящимся в тяжелом моральном состоянии, стоимость данных услуг является весьма
значительной, и именно данные услуги (работы) были оказаны ответчиком несвоевременно, что с учетом
психологического состояния клиентов ответчика, специфики ритуальных услуг, характеризующейся соблюдением
обычаев и традиций, в т.ч. предусматривающих увековечение памяти умершего к определенным значимым датам,
влечет острые переживания потребителя, в связи с чем суд полагает заявленный истцом размер компенсации
морального вреда в 15 000 руб. отвечающим требованиям разумности и подлежащим взысканию с ответчика. 

Пункт 6 ст. 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» предусматривает, что при удовлетворении
судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца,
уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение
в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы,
присужденной судом в пользу потребителя. 

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, выраженной в п. 46 постановления Пленума
Верховного Суда Российской Федерации «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав
потребителей», при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных
Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке, суд взыскивает с
ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.

Принимая во внимание, что ответчиком допущено нарушение прав истца как потребителя, истица обращалась к
ответчику с досудебной претензией, в которой устанавливала срок выполнения ее требований, отсутствие возражений
ответчика по размеру штрафа и доказательств его несоразмерности, суд приходит к выводу об удовлетворении
требований о взыскании с ответчика в пользу истца штрафа в размере 57 083 руб. (неустойка в размере 99 166 руб. +
компенсация морального вреда в размере 15 000 руб.) * 50 % = 57 083 руб.

На основании ст. 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, учитывая разрешение спора в


пользу истца, подтверждение несения им расходов на юридические услуги в размере 5000 руб. на консультирование и
подготовку искового заявления, принимая во внимание требования разумности и пропорциональности, объем
составленного процессуального документа, категорию дела, суд полагает заявленный размер расходов отвечающим
требованиям разумности и полагает возможным возместить понесенные истцом расходы на юридические услуги в
размере 5000 руб. за счет ответчика. 

Согласно ч. 1 ст. 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с ответчика в доход бюджета


Санкт-Петербурга подлежит взысканию государственная пошлина, от уплаты которой был освобожден истец, в
размере 3175 руб. 
На основании изложенного, руководствуясь ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд
Р Е Ш И Л: иск – удовлетворить. 
Взыскать с ООО «Первая Мемориальная Компания» в пользу Прудниковой М. И. неустойку в размере 99 166 руб.,
компенсацию морального вреда в размере 15 000 руб., штраф в размере 57 083 руб., в счет возмещения расходов на
юридические услуги 5000 руб.
Взыскать с ООО «Первая Мемориальная Компания» госпошлину в доход бюджета Санкт-Петербурга в размере 3175
руб.