Вы находитесь на странице: 1из 15

«Сказание о семи свободных мудростях»

Средневековая гравюра «Семь наук: Грамматика,


Диалектика, Риторика, Арифметика, Астрономия,
Музыка, Геометрия»
«Азбука» Ивана Федорова
Симеон Полоцкий

МИР ЕСТЬ КНИГА

Мир сей преукращенный, книга есть велика,


юже словом написа всяческих владыка.
Пять листов препространных я ней ся обретают,
яже чюдна писмена в себе заключают.
Первый же лист есть небо, на нем же светила,
яко письма, Божия крепость положила.
Второй лист огнь стихийный, под небом высоко,
в нем яко писание силу да зрит око.
Третий лист, преширокий аер мощно звати,
на нем дождь, снег, облаки и птицы читати.
Четвертый лист, сонм водный в ней ся обретает,
в том животных множество удоб ся читает.
Последний лист есть земля, с древесы, с травами,
со крушцы и с животными, яко с писменами.
В сей книзе есть возможно комуждо читати,
коль велик, иже ону изволи создати.
И коль силен есть могий ону утвердити,
ни на чем же основу ее положити.
И колико премудр есть, иже управляет,
вся сущая, и тайны всяческйя знает.
Ту книгу читающе, рцем вси: слава тебе,
о человеколюбче царствуяй на небе.
Справщик Савватий

Ничто же светлейше солнечного сияния,


Ничто же сладчайше книжного писания.
Солнечный бо свет вселенну осиявает,
Книжное же писание душу просвещает.
Солнце убо согревает плоды земные,
Книжное же писание наводит на мысли благие.
Карион Истомин
«Повесть о Ваарламе и Иоасафе»
Трехъязычный букварь Федора Поликарпова

Арифметика Леонтия Магницкого


«Юности честное зерцало»

Младый отрок должен быть бодр, трудолюбив, прилежен и безпокоен,


подобно как в часах маетник, для того что бодрый господин ободряет
и слуг: подобно яко бодрый и резвый конь учиняет седока прилежна и
осторожна. Потому можно от части смотря на прилежность и бодрость
или радение слуг признать, како правление котораго господина
состоит и содержится. Ибо не напрасно пословица говорится, каков
игумен, такова и братия.

Зде пpиcтупим по чину к добродетели


Такожде когда в беседе или в компании случится в приветливости, ей же и другия подобныя
кругу стоять, или сидя при столе, или между собою добродетели касаются. А имянно: кротость,
разговаривая, или с кем танцуя, не надлежит терпение, приятство, и
никому неприличным образом в круг плевать, но на исхождение,услужливость с благочестными,
сторону, а ежели в каморе, где много людей, то доброе иметь содружество, никого нарочно,
прими харкотины в платок, а также невежливым или с умыслу не изобижать. Ко всякому быть
образом в каморе или в церкви не мечи на пол, чтоб услужливу, ближняго сожалеть, терпеть,
другим от того не згадить или отъиди для того к ласкову и единодушну быть, а не себя
стороне (или за окошко выброси), дабы никто не представлять весма, и паче других непорочна
видал, и подотри ногами так чисто, как можно. в повседневной беседе приятливо и тихо
обходится. С чуждым говорить учтиво,
отвещать ласково, других охотно слушать, и
всякое доброжелателство показывать в
поступках, словах, и делах, которыя
добродетели выше всех мер украшают девицу.
«Первое поучение отрокам» Феофана Прокоповича

Не оный ли безумный упрямым и безответным обычный


ответ: дело новое? О скудного и окаянного суесловия! Аще
бы и новое се дело, что же самая новость вредит?.. Зло —
и старое зло есть; добро — и новое добро есть. Разве бы
еще сказал кто, что дело сие у нас не бывало. Хотя бы и не
бывало — что противно?.. Первое явилося огненное
оружие у прочих народов, нежели у нас; но если бы и к нам
оное доселе не пришло,— что бы было и где бы уже была
Россия? Тожде разумей и о книжной типографии, о
архитектуре, о прочих честных учениях. Разумный есть и
человек и народ, который не стыдится перенимать доброе
от других и чуждых; безумный же и смеха достойный,
который своего и худого отстать, чужого же и доброго
принять не хощет.
Г. Н. Теплов «Наставление сыну»

Правило 1-е: будь добросердечен. Первое и главное для всей


жизни человеческой счастие - сердце праводушное, благополучен
тот будет навеки, кто с добросердечием родился и кто сей природы
не токмо худыми примерами не потерял, но еще воспитанием в душе
своей паче утвердил. Недовольно, что от сего источника собственное удовольствие и жизнь благая
истекает, но и всегда за сокровище для других он почитается. Такой человек чувствует несчастие
ближнего и терпит равно с теми, кому он помочь не в состоянии. Не толкует он ничего во зло и
пороки чужие закрывает. Очи его слепы на слабости ближнего, а уши глухи на оклеветание,
внушаемое коварством. Ежели кого одобрять, он тогда говорит, а ежели свидетельствовать
злословящему, тогда он нем. Благополучным себя почитает, когда устроил другому благополучие, и
радуется всегда чистосердечно. Когда он видит вражду между двоими, крушится непритворно и
примиряет их усердно. Воздерживает ярость ненавидящего и отдаляет его мщение. Он не знает
имени зависти, а всякому доброжелательствует; несчастных утешает, а обремененным делает
облегчение. Скажу тебе правду: в наш век таких людей мало, но приближающихся к ним число
довольное найдешь. Затверди сии добросердечного начертания в уме твоем и с людьми в
обхождении употребляй их по силе лет и смысла твоего. Привычка к добру также нечувствительно в
сердце твое войдет, когда жить станешь с примечанием твоих поступков, как и пороки, которые
вкрадываются в сердца никаким воспитанием необузданные.
Андрей Тимофеевич Болотов
Императрица Екатерина II
Николай Иванович Новиков

«В детском уме моем (после


знакомства с этим журналом)
произошел совершенный
переворот, и для меня
открылся новый мир... Многие
явления в природе, на
которые я смотрел
бессмысленно, хотя и с
любопытством, получили для
меня смысл, значение и
стали еще любопытнее...»
(С.Т. Аксаков)

«Бедные дети! Мы были счастливее вас: мы имели «Детское чтение»


Новикова». (В.Г. Белинский)

«Чистые, нравственные правила, изложенные увлекательным для того


времени языком, незаметно проникали в душу читателей, особенно
читательниц, и мало-помалу дали совершенно иной колорит целому
обществу» . (Из рецензии 1849 г.)
Николай Михайлович Карамзин

«В одном просвещении
найдем мы спасительное
противоядие для всех
бедствий человечества!»