Вы находитесь на странице: 1из 77

Содержание

Введение ………………………………………………………………………..2-4
1. Литературно - разговорная речь и принципы ее идентификации………… 5
1.1 Определение лингвистических терминов……………………………….. 5-8
1.2 Определение понятия литературно - разговорная речь………………..8-20
2 Тенденция к разговорности в современном английском языке……………20
2.1 Лингво - коммуникативные параметры современной английской
литературно – разговорной речи ………………………………………….. 20-31
2.2 Особенности синтаксиса ………………………………………………..31-38
3 Использование ЛРР в средствах массовой коммуникации…………………38
3.1 Освещение проблемы в печатных изданиях (Язык СМИ)…………….38-54
3.2 Демократизация языка английской радиопередачи…………………....54-61
3.3 Анализ языковых процессов разговорности в телевизионной речи….61-67
Заключение…………………………………………………………………...67-70
Список литературы…………………………………………………………..71-74
Приложение……………………………………………………………………...75

1
Введение

Настоящая работа посвящена одной из актуальных проблем


языковедения - современной литературно - разговорной речи,
рассматриваемой на материале английского языка. Целью данной работы
является освещение лингвистических процессов литературно - разговорной
речи, происходящих последние десятилетия в английском языке. Объект
работы – литературно – разговорная речь, предмет - реальная (в основном,
устная) спонтанная, непринужденная, несколько сниженная речь
образованных кругов носителей современного (в данном случае -
английского) литературного языка во всей ее сложности, многосторонности
ее структуры, функционирования и развития в основных сферах общения.
Одна из основных задач – определение самостоятельности термина
литературно – разговорная речь, отделение феномена литературно –
разговорной речи от схожих языковых явлений; другой немаловажной
задачей является выявление критериев, по которым происходит
идентификация изучаемого объекта, а также рассмотрение современных
языковых процессов, на материале языка прессы, радио и телепередач.
После окончания Второй мировой войны по всей планете начал
проявляться интерес к английскому языку, не уменьшается он и в наше
время. Английский язык имеет статус мирового языка, является средством
общения на бытовом, культурном, деловом уровнях, благодаря
всевозрастающей интенсивности международных контактов. Аннотации к
производимой продукции большей частью пишутся на английском языке,
развитие высоких технологий требует знаний нюансов языка. Всемирная
глобальная сеть Интернет, всеобщая компьютеризация, являются ярким
доказательством необходимости прослеживания языковых процессов, так
как известно, что язык – это живая система. Просматривая кинофильмы
английского и американского производства, пролистывая печатные издания,
и, особенно, работая в глобальной сети, можно без труда заметить

2
тенденцию проникновения элементов разговорной речи в литературную.
Задача данной работы проследить, выявить и систематизировать указанные
процессы. Автор делает попытку воссоздания по возможности более цельной
картины литературно-разговорной речи, которая способствовала бы
осознанию того непреложного факта, что в настоящее время литературно –
разговорная речь становится полноправным орудием общения не только в
быту. Но как указывалось выше, и в так называемых интеллектуальных
коммуникативных сферах. С этой целью в работе подчеркивается
необходимость всестороннего изучения литературно – разговорной речи,
обосновывается актуальность разработки некоторых теоретических
проблем, относящихся к сущностным характеристикам литературно –
разговорной речи и проведены практические исследования в области
естественной английской речи.
Стремление дать систематизированное описание литературно –
разговорной речи, исходя из указанных выше целей, определило форму
дипломной работы: в первой главе мы представим принципы
идентификации литературно – разговорной речи, определим статус
некоторых рабочих терминов, вторая глава предполагает прослеживание
тенденций к разговорности в письменных и устных вариантах английской
речи, в третьей части автор работы сделает попытку рассмотрения и
систематизации тенденций разговорности в печатных изданиях, и на
материале радиопередач и телевизионной речи.
Третья глава имеет теоретико-прикладную направленность, что
обосновывает наглядно - иллюстративное подтверждение существующей
проблеме и позволяет на материале живого языка получить практические
рекомендации употребления тех или иных элементов языка в речи.
Новым положением, обосновываемым в работе, является
конструирование литературно – разговорной речи как функционально-
целевого варианта современной английской речи. Представляется, что этот
вывод, опирающийся на данные современных исследований литературно –

3
разговорной речи, может содействовать пониманию её основных проблем,
стимулировать альтернативные подходы к комплексному описанию устно-
литературной парадигмы национального языка, в частности, идентификации
официальной устной неподготовленной (полуподготовленной) речи, в
отличие от устной непринужденной (неподготовленной) речи - литературно
- разговорной речи.
В настоящей работе использованы следующие методы:
сравнительный, сопоставительный, метод анализа и выборки.
Базой для исследования послужили 278 слов и выражений, выбранных
из электронных версий английских и американских газет The Sun, Daily
Mail, The Times и др., а также с записанных на видео американских программ
кабельного телевидения.
Источником исследования послужили работы ученых – лингвистов.
Материал выпускной работы может помочь студентам лучше
воспринимать и понимать происходящие в английском языке живые
языковые процессы; переводчикам данная работы может облегчить
понимание на слух оригинальной спонтанной английской речи и расширить
знания относительно богатейших выразительных возможностей звучащей
речи.

1 Литературно – разговорная речь и принципы ее идентификации

4
1.1 Определение языковых терминов.

Для более объективного понимания проблемы необходимо


определиться в ключевых лингвистических терминах, которые являются
предметом данного исследования. Так как объектом работы является
литературно – разговорная речь, то считаем необходимым рассмотреть и дать
определение термину «речь», как субстанциональной единице языка.
Большой энциклопедический словарь дает следующее объяснение термину
«речь» : « речь – это конкретное говорение, протекающее во времени и
облеченное в звуковую (включая внутреннее проговаривание) или
письменную форму». Авторы энциклопедии русского языка под речью
понимают как сам процесс говорения, так и результат этого процесса».[ 21,
с.223 ]. В специальной лингвистической литературе, общая характеристика
речи обычно дается через противопоставление языку. Речь и язык (система
языка) в совокупности образует единый феномен языка. Речь есть
воплощение, реализация языка, которая обнаруживает себя только в речи и
только через нее выполняет свое коммуникативное назначение.
Речь материальна, воспринимается чувствами (слухом, зрением,
осязанием). У многих «речь» отождествляется с понятием «язык», однако
речь и язык неадекватные понятия. Речь - это последовательность слов, она
линейна, речь стремится к слиянию слов в речевом потоке, речь отнесена к
объектам действительности и может рассматриваться с точки зрения своей
истинности или ложности, речь конкретна, она актуальна, преднамеренна, и
устремлена к определенной цели, речь ситуативно обусловлена, будучи
событием, действием, речь развертывается во времени и пространстве, она
динамична, подвижна, бесконечна, вариативна, Будучи психофизическим
явлением, речь субъективна и произвольна, она является видом свободной
творческой деятельности индивидуума; речь допускает элементы случайного
и неупорядоченного в отличие от языка, образуемого регулярными чертами
своих единиц и отношений между ними; речь отражает опыт индивидуума.

5
Будучи одной из форм общения людей, речь функционирует в коллективе и
следует его традициям; она обоюдна и представляет собой один из видов
социальной активности человека. Как и всякая социальная активность,
речевая коммуникация сознательна и целенаправленна. Она состоит из
отдельных актов речи, являющихся ее «динамическими единицами». В
речевом акте в общем случае участвуют следующие компоненты: говорящий
и адресат, обладающие некоторым фондом общих знаний и представлений о
фрагменте объективной действительности, о котором делается сообщение.
По цели коммуникации могут быть выделены следующие основные
типы речевых актов: информативные акты, сообщения It started; I am sad;
побуждения, в том числе запрос о получении информации: Decide this
problem; When will you come back from the country house?; речевые акты –
обязательства:I promise to do the task; формулы социального этикета
(поздравления, извинения, соболезнования, принесения благодарности);
выражение эмоциональной реакции на ситуацию или сообщение: Vow! Just
imagine it! ; речевые акты, служащие завязыванию, поддержанию и
прекращению речевых контактов: Hello! Look here! Good luck to you!
Среди этих коммуникативных установок главенствует задача
информирования. Любая коммуникативная цель может быть достигнута
через сообщение. Коммуникативные установки играют важную роль в
построении диалогической речи, связность которой обеспечивается
согласованностью стимулов и реакции: вопрос требует ответа, упрек или
обвинение стимулируют оправданиия, сообщение некоторого суждения
рассчитано на реакцию возражения или согласия.
Индивидуальный характер речи - один из основных ее признаков –
проявляется в том, что речь всегда осуществляется определенным лицом,
передающем в ней свои мысли и чувства, для выражения которых он по
своему усмотрению выбирает слова и структуру предложения. Говорящий
относит языковые номинации к тем или иным объектам действительности,
наделяя слова речевым значением, сочетает их между собой и выбирает тот

6
или другой стиль сообщения (фамильярный, официальный, почтительный,
пренебрежительный), которому придает голосовое или письменное
воплощение, и, наконец, использует высказывание с нужным для себя
коммуникативным заданием.
Речевая импровизация допускает известное варьирование форм,
закрепленных системой языка. По выражению Ф. де Соссюра «язык творит
речь и в тоже время сам творится в речи; язык одновременно орудие и
продукт речи»[21, с.29].
Поскольку речь регулярно используется в разных социальных сферах,
она приспосабливается к задачам и условиям своего функционирования:
явления речи типизируются, образуя относительно самостоятельные системы
– функциональные стили, которые характеризуются и модификациями самой
системы языка (его лексики и в меньшей степени грамматики), и речевыми
особенностями, такими как длина предложений, степень клиширования,
использование образных средств выражения, допустимость разных
интерпретаций.
Однако, возможности субъективного варьирования речи не
беспредельны: речь должна быть понята адресатом, причем ключом к ее
восприятию и интерпретации служит общий для собеседников язык (код).
По выражению Л.В. Щербы, в известном смысле «интересы понимания и
говорения прямо противоположны» [21, с. 418].
Человеческая речь является объектом изучения лингвистов,
(психолингвистов, социолингвистов, фонетистов, специалистов по
стилистике), психологов, физиологов, специалистов по высшей нервной
деятельности, по теории коммуникации, по акустике, философов,
социологов, литературоведов. Речь может быть письменной и устной,
разговорной и литературно – разговорной, книжной, устной публичной
речью, речью радио и телевидения и др., до сих пор лингвисты не пришли к
общему мнению относительно четкой идентификации систем и подсистем
речи. В следующей главе мы сделаем попытку определить статус

7
литературно – разговорной речи в рамках литературного языка, по
возможности более полно описать изучаемое явление.

1.2 Определение понятия литературно - разговорная речь

Несмотря на нарастающий в мире научный и практический


интерес к проблематике литературно-разговорной речи (ЛЛР) и появление
многочисленных исследований, приведших к становлению
коллоквиалистики как самостоятельного раздела языкознания, ряд аспектов
ЛРР, включая такие существенные, как ее роль и место в системе
национального языка, подходы к ее идентификации, отграничение ЛРР от
родственных феноменов и выявление ее собственно лингвистических
характеристик, остаются недостаточно выясненными.
Учитывая сложность и неодномерность ЛРР как объекта изучения,
многие исследователи нередко сосредотачивают свои усилия на выявлении
особенностей ЛРР на избранном уровне языковой системы, оперируют
категориями частных концептуальных подходов, невольно усиливая
фрагментарность общей картины ЛРР, которая приближала бы нас к
пониманию реально существующего целостного объекта. До сих пор лишь
отдельные работы могут быть отнесены к комплексным,
интердисциплинарным исследованиям ЛРР. Примером последних является
коллективная монография «Русская разговорная речь» [20, с.276],
конструктивные идеи которой в немалой степени стимулировали
теоретические положения и практический анализ материалов, относящихся
к современной английской литературно-разговорной речи в предлагаемой
дипломной работе. Не все отечественные языковеды разделяют точку
зрения Е. Земской и коллектива соавторов, и термина «литературно-
разговорная речь» в русской лингвистической традиции нет, в «Русской
Грамматике-80» и в ряде других научных изданий энциклопедического
характера, языковое явление, которое принято называть отдельными

8
исследователями «литературно- разговорная речь», как терминологической
единицы, нами обнаружено не было. Но даны другие термины,
номинирующие сходные явления в лингвистике (или классифицированные
по иному принципу), такие как « устная публичная речь», «стилистически
сниженная лексика» и др. Считается, что устная публичная речь совпадает с
письменно – кодифицированной речью (Н.Ширяев) и имеет принципиально
общие языковые особенности с речью разговорной, в системе
литературного языка входит в один тип устно-разговорной речи. Так
выгдядит система русской речи в академическом издании «Русская
Грамматика-80»:

рис. 1
Русский литературный язык

1. Книжно-письменный тип 2. Устно-разговорный тип


а) специальная речь а) публичная речь
б) художественно - б)разговорная речь
изобразительная речь

Устная публичная речь подразделяется на устную научную речь и


устную радио и телевизионную речь, устная разговорная речь обособлена
от публичной речи и является самостоятельной единицей. К сожалению,
даже в серьезных языковедческих исследованиях литературного языка
последнего времени не всегда прослеживается водораздел между речью
литературно-разговорной и оби ходно - разговорной.
Следовательно, общепринятых подходов к идентификации ЛРР в
современном языкознании пока не наблюдается, и автор данной работы не
принимает точку зрения авторов «РГ-80», относительно отсутствия в
языкознании явления «литературно – разговорная речь» как отдельно

9
существующей единицы, и вслед за Е. Земской, Г. Орловым, Т. Гоголадзе,
О. Сиротининой и др. считает, что ЛРР существует как самостоятельный
объект, явление и предмет, нуждающийся в более тщательном изучении, и
требующий более корректной формулировки. Авторы коллективной
монографии «Русская разговорная речь» отстаивают мнение, что ЛРР - это
особая («самодостаточная») языковая система, имеющая специфический
набор единиц и специфические законы их функционирования. Эта система
фактически противопоставлена кодифицированному ЛЯ в пределах
литературного языка.
Данная работа не может претендовать на исчерпывающее освещение
многосторонних проблем, относящихся к ЛЛР, которая способствовала бы
осознанию того непреложного факта, что в настоящее время ЛРР
становится полноправным орудием общения не только в быту, но и в так
называемых интеллектуальных коммуникативных сферах наряду с ранее
господствовавшими формами кодифицированного литературного языка
(КЛЯ).
С этой целью в данной работе подчеркивается необходимость
всестороннего изучения ЛРР, обосновывается актуальность разработки
некоторых теоретических проблем, относящихся к сущностным
характеристикам ЛРР и прокладывающих путь к практическим шагам в
области обучения естественной (английской) речи; предлагается
систематизированное описание Standart Educated Colloquial English (SECE)
как функционально-целевого варианта современного английского
литературного языка в Великобритании на основных уровнях языковой
системы; в работе прослеживаются тенденции к разговорности, к
использованию SECE в СМИ.
Особенно актуальными для данной работы считаем следующие
положения: «интенсивное взаимодействие составляющих, т.е.
литературного языка, литературно-разговорной речи и других компонентов,
и утрата ими «узкоспециальных черт», «отсутствие жестких границ между ее

10
компонентами/формами языка», «территориальная и социальная
вариативность литературных языков в связи с расширением и качественным
изменением их носителей...» [25, с.18]. Именно эти положения, на наш
взгляд, подводят к принципиальному выводу о сосуществовании и опреде-
ленной конкуренции в рамках литературного языка двух феноменов:
«кодифицированного литературного языка» и «литературно-разговорной
речи» в специфических условиях языковой ситуации в Великобритании, о
чем пойдет речь ниже.
Выделение разговорных элементов для анализа в работе осуще-
ствляется, с одной стороны, на основе их противопоставления системе
единиц КЛЯ/ЛРР и элементам внелитературного просторечия (Cockney,
slang), а с другой (в рамках литературного языка)- на основе их
оппозиции нейтральному/используемому во всех функционально-
стилистических разновидностях в текстах любой степени
официальности/неофициальности.
Условно элементы SECE можно было бы определить как
внестилевые, ибо автор разделяет точку зрения тех лингвистов, которые
четко разграничивают понятия «разговорная речь» и «разговорный стиль».
Разговорная речь вообще и литературно-разговорная речь ЛРР/SECE,
в частности, нередко ассоциируются с понятием «устная речь» (aural, oral
speech, spoken English). Поэтому было бы целесообразно коснуться рабочих
определений этих понятий, в соответствии с которыми строятся наши
дальнейшие рассуждения и выводы.
«Разговорная речь» в анализируемом смысле - более узкое понятие.
Она является лишь частью «устной речи», отличаясь по комплексу
формально-содержательных признаков от других компонентов,
конституирующих устную форму реализации национального языка.
Существенно подчеркнуть, что «литературно-разговорная речь» (ЛРР)
-особое специфическое понятие, в основе которого лежит «специфическая
разговорная подсистема литературного языка» и «ее функционирование».

11
«Разговорная речь» в подобном толковании соотносится с известным
термином «книжно-письменная (литературная) речь», при этом и та и
другая могут быть принципиально реализованы как в устной, так и в
письменной форме.
Дифференцированному употреблению аналогов понятия «устная
речь» в английском языке, типа "oral speech" ("aural speech"), "spoken
language" ("spoken English"), "casual speech" и пр., в последнее время
противостоят попытки лингвистов конкретизировать содержание этих
терминов.
Принципиальным различиям между этими понятиями посвящены
серьезные исследования последнего времени, выполненные И. Нахском,
Б.М. Гаспаровым, К.А. Долининым, Д. Таннен и другими учеными.
В понимании терминов «единицы речи», «единицы языка» мы
придерживаемся определений, данных B.M. Солнцевым [37, с.146 - 150], по
его мнению, единицы речи - это любые единицы, свободно образующиеся
в процессе речи (слова, словосочетания, предложения). Они отличаются
сложностью строения (в отличие от единиц языка).
Что касается понятия «речевое произведение», то этим термином в
работе мы будем называть единицу речи любой протяженности,
отвечающую конкретному коммуникативному замыслу, в качестве
синонима мы будем использовать термин дискурс.
Дискурс — категория (естественной) речи, материализуемая в виде
устного или письменного речевого произведения, относительно
завершенного в смысловом и структурном отношении, длина которого
потенциально вариативна: от синтагматической цепи свыше отдельного
высказывания (предложения) до содержательно-цельного произведения
(рассказа, беседы, описания, инструкции, лекции и т.п.).
Понятие «дискурс» соотносимо с понятием «текст» и характеризуется
аналогичными параметрами завершенности, цельности, связности и др.

12
Жанры и композиционные типы дискурса разнообразны. В устной
разговорной реализации это может быть относительно законченная реплика,
бытийный рассказ о случившемся, поучение, инструкция и тд.
Трудности в идентификации ЛРР усугубляются также расхождениями
в трактовке таких терминов, как «разговорная речь», «говорящий»
(адресант), «слушающий» (адресат), «разговор» (речевой акт), «норма», и
некоторых других. Неоднозначность, а порой противоречивость оценок
одного и того же явления, диктует необходимость позитивного изложения
проблем ЛРР как реального целостного объекта, через призму авторского
понимания. Трудностей на этом пути немало: по справедливому замечанию
М. Стаббса, коллоквиалистика переживает «младенческий период» и по
уровню исследованности литературно-разговорная речь не может идти ни в
какое сравнение с кодифицированным литературным языком [ 35, с.23].
Литературно-разговорная речь - явление системного порядка.
Между тем, ЛРР и в функциональном и в структурном плане не однородное
понятие, в «чистом виде» она, видимо, не существует: даже в сфере ее
преимущественного употребления (в повседневном непринужденном
общении) наряду с ней практически используются и регламентированная
устная форма литературного языка, и внелитературные образования; это не
может не привести и действительно приводит к известному
взаимопроникновению элементов указанных разновидностей национального
языка. Поэтому представляется невозможным дать полное, четкое,
общепринятое определение термину ЛРР, возможны лишь фрагментарные
формулировки эгого изучаемого явления в рамках систем и подсистем языка,
а также языковых пластов. Например, Ф. Мико, говорит о том, что «когда...
разговорный стиль присутствует в литературном жанре, художественный
стиль сохраняет свою целостность, в связи с чем, именно разговорному
стилю следует отказать в самостоятельной функции» [25, с. 21].
ЛРР не однородна в структурном отношении: это иерархическая
структура, в центре которой находятся языковые средства, тяготеющие к

13
литературной норме, а ближе к периферии те, что находятся при
синхронном рассмотрении в переходной зоне между нормативными
единицами и просторечием, сленгом и прочими и нелитературными
образованиями.
Следовало бы также обозначить трактовку следующих моментов,
относящихся к пониманию сути ЛРР.
Анализ отечественной и зарубежной литературы на эту тему
свидетельствует об известной эволюции взглядов лингвистов в
направлении признания за ЛРР литературного статуса. Соответственно,
некоторые лингвисты (ученые Пражской школы в их числе) склоняются к
тому, что оппозиция «кодифицированная речь» / «некодифицированная
речь» применительно к ЛРР в нынешних условиях в ряде стран не со-
всем корректна. В самом деле, анализируемую в данной работе ЛРР вряд
ли можно, безусловно, отнести к речи некодифицированной, поскольку
набирает силу процесс кодификации: появилась целая серия словарей и
лексикографических пособий типа «А Handbook of Colloquial Usage»;
«Viewpoints», «Cambridge Textbooks in Linguistics» идет активная
разработка проблем «разговорности» по целому ряду научных направлений
теории коммуникации, философии языка, социо- и психолингвистики. В
силу нечеткости понятия «разговорность» далеко не все элементы ЛРР
поддаются кодификации. Очевидно также, что нормы ЛРР (поскольку
таковые существуют, о чем уже упоминалось выше) отличаются
значительно большей вариабельностью, гибкостью и мобильностью по
сравнению с нормами КЛЯ. В понимании лингвистической (языковой)
нормы мы придерживаемся определений, разделяемых большинством
отечественных лингвистов. «Норма - это принятое речевое употребление
языковых средств, совокупность правил (регламентации),
упорядочивающих употребление языковых средств в речи индивида» [4,
с.270]. Наблюдения лингвистов дают некоторое основание полагать,
например, что языковые нормы SECE в Великобритании целом являются

14
более строгими, чем нормы General American Еnglish в США и, в
особенности, в сопоставлении с нормами Qcicral Australian English и
Broad Australian English.
Что касается идентификации терминов «книжная речь» и
«разговорная речь», то мы рассмотрим эти явления в сопоставлении, с целью
выявления условий их существования в языке, и взаимодействий,
относительно друг друга. Прежде всего, они являются функциональными
единицами литературного языка и входят в понятие литературного языка
Для литературного языка характерно тесное взаимодействие разговорной и
книжной речи, сложившееся в силу их длительного взаимодействия и
совместного функционирования.
Под литературной речью (книжной речью) понимается форма
исторического существования национального языка, принимаемая его
носителями за образцовую (В Англии – Queen English),: исторически
сложившаяся система общеупотребительных языковых элементов, речевых
средств, прошедших культурную длительную обработку в текстах
(письменных и устных) авторитетных мастеров слова, в устном общении
образованных носителей национального языка. Функциональное назначение
и внутренняя организация литературной речи обусловлены задачами
обеспечения речевой коммуникации в основных сферах деятельности всего
исторически сложившегося коллектива людей, говорящих на данном
национальном языке. Книжной речи противопоставляется народно
-разговорная речь: территориальные и социальные диалекты
( ливерпульский диалект, нью - йорский диалект, лондонский кокни и др.).
Между литературной речью и этими формами существования
литературного языка наблюдается взаимосвязь: литературная речь постоянно
пополняется и обновляется за счет народно – разговорной речи. Такое
взаимодействие литературной речи и народно – разговорной речи характерно
и для английского языка.

15
Под разговорной речью понимается любая речь, проявляющаяся в
устной форме. Это речь произносимая, порождаемая в процессе говорения,
основная форма существования естественных языков, противопоставлена
письменной речи. Разговорная речь – одна из двух разновидностей
литературного языка, употребляется в условиях непринужденного общения и
противопоставляется (в пределах литературного языка) кодифицированному
книжному языку. Эту разновидность литературного языка, некоторые
ученые традиционно называют термином «разговорная речь», который
возник связи с тем, что первоначально исследования основывались на их
отражении в языке художественной литературы. Основная форма реализации
разговорной речи – произносимая устная речь. В разговорной речи
наблюдается тесная связь с ситуацией. Как и книжный язык, разговорный
язык имеет свои нормы, опору на неязыковые ситуации,
неподготовленность, непосредственность речевого акта, использование
жестов, мимики, преимущественное функционирование в устной форме – все
эти факторы обусловливают специфические лингвистические особенности
разговорного языка. Разговорная речь - 1) то же, что разговорный язык ;
2) любая речь, проявляющаяся в устной форме: научный доклад,
лекция, выступление по радио, телевидению, бытовая речь, городское
просторечие, территориальные диалекты; 3) любая устная речь
городского населения; 4) бытовая речь городского и сельского
населения. В 15 работах ряда исследователей (Е. А. Земская) тер-
мин «разговорная pечь» в 1-м значении заменяетcя термином
«разговорный язык», ( но не стиль!) во 2-м значении - термином
«устная речь», в 3-м значении - термином «городская устная речь», в
4-м значении — термином «бытовая речь», поскольку все эти
разновидности литературного языка имеют существенные различия, а
понятия – разное лингвистическое содержание [19, с.37 ].
Разговорная речь или разговорный язык, как мы говорили, одна
из двух разновидностей литературного языка. Эту разновидность

16
литературного языка некоторые учёные традиционно называют тер-
мином «разговорная речь», который возник в связи с тем, что
первоначально исследования особенностей разговорного языка
основывались на их отражении в языке художественной литературы.
Начиная с 60-х гг. 20 в. изучению подверглись магнитофонные и ручные
записи непринуждённой естественной устной речи. Анализ её фонетики,
морфологии, синтаксиса, словообразования, лексики, невербальных
средств коммуникации, проводимый в 70-80-х гг., показал, что
непринуждённая естественная устная речь характеризуется
особенностями системно-языкового характера и что её правильнее назы-
вать термином «разговорный язык», противопоставляя книжному
кодифицированному языку, поскольку литературный язык существует в
этих двух разновидностях. Тем не менее многие учёные сохраняют
термин «разговорная речь», отчасти не желая порывать с традицией,
отчасти по соображениям принципиального характера (и, конечно, не
считают возможным выделение термина ЛРР).
Как мы неоднократно указывали, разговорный язык, как и
книжный язык, имеет свои нормы в пределах литературного языка.
Опора на неязыковую ситуацию, неподготовленность,
непосредственность речевого акта, использование жестов и мимики,
преимущественное функционирование в устной форме - все эти факторы
обусловливают специфические лингвистические особенности
разговорной речи в фонетике, морфологии, синтаксисе,
словообразовании, лексике, номинативных средствах. В фонетике
разговорная речь представлена тем же набором фонем, что и в
книжном языке, однако реализация фонем осуществляется иначе, чем в
книжном языке.
Функционирование книжной и разговорной речи взаимодействие и
взаимоотнесенность этих двух основных функционально – стилевых сфер

17
обеспечивают социально – культурное назначение литературного языка быть
средством общения его носителей.
В национальном литературном языке нормы книжной и разговорной
речи, составляя единую систему литературных норм, соотносительны друг с
другом. В рамках литературного языка все его единицы и функциональные
сферы, т.е. и книжная и разговорная речь подчиняются системе норм. Нормы
разговорной речи менее строги по сравнению с нормами книжной речи. Мы
подробно изложили материал о разговорном языке (разговорной речи), с
целью более детального понимания сущности ЛРР, так как литературно –
разговорная речь как отдельно существующее явление выделилось из среды
разговорной речи, приняв на себя только ей присущие черты.
Для характеристики конкретной ЛРР, для понимания ее национальной
специфики, принципиальную значимость имеют социальные условия ее
существования, или языковая ситуация, которая складывается,
функционирует и развивается. Помимо нормированной ЛРР в английском
языке существует ярко выраженный эмоциональный, оценочный и
экспрессивный, особый, генетически весьма неоднородный слой лексики и
фразеологии, называемый сленгом, бытующий в разговорной речи и
находящийся вне пределов литературной нормы. Сленгу присуща грубовато
– циничная или грубая экспрессивность, пренебрежительная или шутливая
образность. Сленг не выделяется как особый стиль или подстиль, поскольку
его особенности ограничиваются одним только уровнем - лексическим
Таким образом, нам удалось выяснить, что литературно – разговорная
речь выделилась ( по мнению ряда исследователей) из разговорного языка,
она противопоставлена книжной речи, и наряду с ней входит в состав
литературного языка. Как и книжная, ЛРР обладает нормами, и ее нельзя
отождествлять с другими видами речи, которые не входят в состав
литературного языка: территориальные и социальные диалекты, арго,
жаргоны, просторечие и т.д. В отличие от книжной речи, литературно -
разговорная речь менее кодифицирована и регламентирована. В свою

18
очередь, ЛРР находится в родо-видовых отношениях с разговорной речью,
отличается от последней большей нормированностью, отсутствием
присущих разговорной речи стилистически сниженных оборотов ,
фамильярных, детских и т п.проявлений языка. Это можно представить в
виде следующей схемы:
рис. 2
Литературный язык

Книжная речь Разговорная речь

Литературно – разговорная речь

Литературный язык, в свою очередь, представляет собой


разветвленную полифункциональную систему. Функционально – стилевое
расслоение литературного языка обусловлено общественной потребностью
специализировать языковые средства, организовывать их особым образом
для того, чтобы обеспечить речевую коммуникацию носителей в каждой из
основных сфер человеческой деятельности. В современном литературном
языке возрос удельный вес литературно – разговорной речи в связи с
развитием радио, кино, телевидения, и соответственно с формированием и
все более интенсивным функционированием в рамках книжной речи языка
радио, языка телевидения, телевизионной речи как самостоятельных
разновидностей ЛРР.
При всех эволюционных изменениях, переживаемых английской
литературно – разговорной речью, ей присуща гибкая стабильность. Без нее
не возможен обмен культурными ценностями между поколениями носителей
данной литературно – разговорной речи.

19
Потребность общения никогда не ощущалась столь очевидно и не
реализовывалась повсеместно в таких громадных масштабах, как в
настоящее время. Проблема литературно – разговорной речи была
продиктована самой жизнью, темпами и характером общественного развития
и масштабами современной устной коммуникации, известной
демократизации общества, в силу которой появляются и принимают широкое
распространение нелитературные формы языка. Поэтому, считаем
необходимым в данном исследовании дать определение терминам «устная и
письменная речь», как предметам непосредственного изучения выдвинутой
проблемы.

2 Тенденция к разговорности в современном английском языке

2.1 Лингво – коммуникативные параметры

В первой главе настоящей работы мы размежевали понятия


«литературно – разговорная речь» и « книжная речь», нам удалось выяснить,
что оба эти языковые явления, входят в состав литературного языка. Кроме
того, мы говорили о необходимости разграничения таких понятий как
литературно- разговорная речь и генетически неоднородная лексика,
которую принято называть сленгом. Кроме того, мы установили, что ЛРР
обладает контактно - устанавливающей функцией речеобразующих условий;
реализуются в непринужденной неофициальной обстановке, обычно при
непосредственном контакте участников коммуникативного акта. ЛРР
обладает богатым набором выразительных средств, что позволяет
говорящему общаться на самые различные темы в рамках основных

20
коммуникативных сфер, однако, в отличие от Standart English, ЛЛР заметно
снижена как в плане содержания так и в плане выражения (ограничение
набора лексических единиц, упрощенные синтаксические структуры,
нарушение грамматических норм английского языка, типа использования
двойного отрицания, употребление в отрицательных предложениях
универсальной формы ain’t во всех временах и лицах, эмоциональная
окрашенность некоторых компонентов и т.д.). Это очевидно из следующих
примеров :
A: Bullshit! Y’ know your spirit goin’ to hell anyway good or bad.
B: Why?
A: Why? I’ll tell yea why. Cause you see doesn’t nobody really know that’s a God
y’ know… (W. Ladov. The Logic of Non Standard English)
Однако, серьезные различия литературно – разговорной речи и других
разновидностей языка, касаются их социального престижа. Несмотря на
повсеместно наблюдаемую экспансию народно – разговорных элементов,
Cockney, Black English, Black Slang, диалекты, по - прежнему ассоциируется с
недостаточным уровнем образования и культуры, хотя в этом далеко не
всегда прослеживается однозначное соответствие, о чем свидетельствует
следующий факт, приводимый автором одной их последних работ по
психолингвистике [10, с. 7-12 ]. Когда журналистка, жительница Лондона, в
повседневной речи которой были элементы языка кокни, попыталась нанять
в качестве домработницы пожилую негритянку, она услышала в ответ
решительный отказ: « A blinkin cheek! Why should I clean up while she goes out
to work?» Домработница просто не могла допустить мысль о том, что
человек, говорящий, как и она, на кокни, принадлежит к образованным
кругам. Она считала, что «ее дурачат». [13, с.82] По мнению ряда
исследователей, за последние годы отношение в Англии к использованию
сниженных разновидностей языка , в особенности за пределами престижно –
протокольной сферы, заметно меняется в сторону большей терпимости к
ним. При этом более положительное и благоприятное впечатление на

21
слушателя производят диалектные и акцентные «благозвучные» черты,
ассоциируемые с сельскими районами «доброй старой Англии», чего нельзя
сказать о городской субстандартной речи англичан.
Принципы разделения литературно – разговорной речи
устанавливает их соотношение с национальным стандартом
кодифицированного литературного языка (Modern Educated Southeren
English). В целом, выходя за пределы литературного языка, Cockney, Black
English, Broad Australian, также являются нестандартными,
некодифицированными разновидностями British English American English
Australian English, находящимися в сложных отношениях со всеми другими
составляющими соответствующего национального варианта современного
английского языка. Для литературно – разговорной речи, в силу
«размытости» ее граней и творческого характера самого процесса
речетворчества, это положение не подходит. Принципиально важно
установить, что то или иное явление в литературно – разговорной речи
достаточно часто повторяется, что оно имеет тенденцию к регулярности, к
типизированности, чтобы отнести его к литературно – разговорной речи.
Например, в большинстве лексических дериватов разговорная специфика
чаще всего проявляется не потому, что они образуются с помощью
специфически разговорных аффиксов, например, типа – ie, как в
слове auntie («тетушка» - разговорный псевдоним – кличка Би - Би - Си из-за
назидательного в прошлом тона вещательных программ), а прежде всего
благодаря необычности сочетания словообразовательных ( в том числе и
стандартно – литературных) элементов : напрмер, с помощью форманта -est
( структурное значение превосходной степени прилагательного) подростки
образовали и широко употребляют разговорно-жаргонное слово baddest,
означающее «самый лучший, превосходный». Очень продуктивен в
образовании разговорных неологизмов и стандартный суффикс -er (лицо по
роду деятельности), например, looker - in ( « увлеченный телезритель»).
Помимо словообразовательных аффиксов ЛРР обладает типизированным

22
набором грамматических, синтаксических, орфоэпических и лексических
единиц, отличающих ее от других феноменов языка. Например, в
грамматике, часто употребляется Past Participle личного глагола в качестве
разговорного эквивалента глагола – сказуемого в Present Perfect ; что касается
орфоэпических норм, то существуют искаженные слова и выражения типа:
hella ( hell), tella ( tell); специфике синтаксиса ЛРР посвящена следующая
глава, а теперь хотелось бы подробнее остановиться на типизированных,
присущих только ЛРР лексических единицах, которые в большей степени
чем другие единицы, играют роль в определении статуса ЛРР как
самостоятельного феномена.
По мнению ряда исследователей, самым подвижным пластом в языке,
является лексический строй. Именно он, в отличие от синтаксиса, орфоэпии,
орфографии и др., в большей степени подвержен изменениям. Неологизмы и
всевозможные новообразования быстро «приживаются» в
кодифицированном языке, размывая его границы, со временем становясь
нормой. Например, возникшие в языке в разные годы лексические
новообразования, связанные с какими – либо историческими событиями,
закрепились и широко используются, по сей день: teddy –boys, taxi – girls,
hippies, beatniks,streakers, teeniciders, punks, skinheads, gays .
Ктроме того, стилистически нейтральная общелитературная лексика
повседневного употребления, разговорные синонимы нейтральных или
возвышенных книжно – письменных единиц (типа chap, pal, fellow, bud (dy),
associate; собственно разговорная лексика; и лексические инновации типа
newspeak, doctorspeak, computerspeak). Кроме того, среди рассматриваемой
категории лексики можно выделить слова, значение которых можно понять
только в контексте (типа whatsit, whatsisname; слова, и выражения,
встречающиеся в конце высказываний, связанных с перечислением
предметов (типа and so on and forth, etcetera, sort of things).
Также следует выделить категорию лексики с общим значением
приблизительности, примерного количества и т.п. типа ( odd, about, round

23
about ( round about thirty in the class), as near as dammit. К ним примыкают
дериваты, образованные с помощью суффикса - Ish со значением “
напоминающий” , “ похожий на” (womanish, boyish, tallish, fattish, whitish).
Среди проанализированных фрагментов ЛРР, не мало можно встретить
примеров употребления единиц типа absolutely с общим значением
усиления, преувеличения: frantically, tantalisingly, awfully, horrifying, furious,
tremendous, bloody.
Хотелось бы упомянуть о категории лексических единиц,
способствующих поддержанию разговорной тональности. Это частотные
слова типа quite, actually, just, rather, ( “down – toners” – по Р. Кверку), роль
которых в речи сводится к смягчению всего высказывания или его части.
Разговорная специфика лексики ЛРР проявляется также в группе так
называемых связочных слов. Семантически она включает слова,
словосочетания типа at leaast, or rather, at any rate, actually, функция которых
заключается в ослаблении или нейтрализации смыла предшествующего
высказывания, например:we’re looking forward to bonfire night – at least the
children are.
Чаще всего, именно лексический состав дискурса дает основание
отнести его к явлению ЛРР. Однако, как подмечает Ю.М. Скребнев,
«наличие в каком – либо фрагменте текста слов разговорной окрашенности,
не являются достаточным основанием для отнесения его к разряду ЛРР»,
необходимо проводить комплексный анализ дискурса с учетом
семантических и структурно – синтаксических характеристик.
Как мы указывали выше, ЛРР обладает набором типизированных
ендиниц, которые необходимо учитывать для детерминации этого явления,
помимо лексических. Исследователь Г. Орлов полагает, что возникновению в
языке явления ЛРР способствует не столько изменение лексического строя,
сколько грамматического, ( что связано с желанием носителей языка
говорить более просто и коротко). Анализ работ показывает, что среди
наиболее часто встречающихся грамматических детерминантов ЛРР, можно

24
прежде всего выделить употребление двойного отрицания, пропуск
вспомогательного глагола в вопросительных конструкциях, отсутствие
согласования в числе между подлежащим и сказуемым, употребление
двойного объектного падежа, отсутствие грамматической основы в
безличных предложениях, построение вопросительных конструкций при
помощи интонации, без использования принятых нормированным языком
грамматических конструкций. Ученые нередко квалифицируют вариативные
грамматические структуры литературно – разговорной речи, соотносимые с
аналогичными структурами современного английского языка (Мodern
Educated Southern English) как «ненормативные» и даже «ошибочные».
Подобное утверждение можно встретить, например, в грамматическом
справочнике «Fowlers Modern English Usage» относительно разговорного
who, употребляемого «вместо» whom в предложении Who did you hear it
from?, и, соответственно относительно местоположения предлога (from
whom или who… from). Между тем, указанные вариативные конструкции
типичны и вполне нормативны в системе правил литературно- разговорной
речи.
Однако, для идентификации ЛРР недостаточно учитывать лексический
состав дискурса, типизированных клише, грамматических и синтаксических
конструкций, очень важно учитывать социокультурные, функционально –
стилистические, жанровые и иные факторы, а также ситуативные условия,
определенных традиций, речевых вкусов и привычек. Очень важно
установить речевой контакт, и оттого, какова будет целеустановка на
контакт, таким и будет диалог. Представляется необходимым рассмотреть
ситуации, в которых может возникнуть ЛРР. В отличие от диалогов
разговорной речи, для языка современной английской литературы становится
характерным использование стилизированных филологических структур,
своего рода «стенографических слепков» [28, с.39], лишь внешне
напоминающих реальный диалог. Разговорный диалог преследует цель
поддержания «солидарного контакта», экспрессивной передачи информации,

25
при этом нередко истинные переживания и чувства говорящего остаются
нераскрытыми.
Структурно и семантически ЛРР можно подразделить на несколько
видов Phatic I – контактно – устанавливающая речь; Phatic II «Small talk»
(«светские разговоры»); Meaningful Taik for Transferring Information [ 29, с.
91].
Phatic I, по сути, это ритуализованные формулы приветствия, прощания,
вежливой просьбы, обещания и т.д. [ 29, с. 91].
Соответственно они прослеживаются в следующих структурах:
a)Greeting -Greeting ( Hi,Jim! Hello, Nick! How’ re you? Fine, and you?
Pretty good…).
b) Farewell - Farewell ( Good – bye, Sally? See you later, Ray!)
c) Polite Request – Gratification ( Could I use your phone, please? Welcome, my
dear girl, but not for « a-la-la» + + I’m expecting a trunk – call, you know).
d) Promise – Appreciation ( Sorry to have been late, Bob + next time won’t let you
down. No worry, bud, it’s OK).
Хотя жизненные ситуации богаче любых формул, само назначение
этих типизированных речевых контактов – осуществить и поддержать
дружеское общение – вызывает в жизни высокую частотность появления
слов (типа welcome, please, sorry, yes, no, sure, fine, etc.), словосочетаний и
фраз (типа would you, could I, may I, don’t bother, no problem, I’m sure),
устойчивых клишированных предложений (типа How are you? It suits me
fine. It was nice meeting you, etc.).То есть неформальное общение и есть та
благоприятная среда, в которой зарождается, укрепляется и развивается
ЛРР.
Phatic II сложнее и в плане содержания и в плане выражения. Эти речевые
формулы отличаются своеобразной обработанностью (а иногда и
элегантностью) формы. Говоря об этой особенности светской беседы, Дж.
Иген подчеркивает: «И беглость речи и ее элегантная форма часто

26
используется не для того, чтобы выразить себя, а для того, чтобы
закамуфлировать истинные чувства» [ 30, с. 203 ].
Светский разговор ( по - английски: small talk) может быть выделен
в особую категорию разговорной речи по совокупности ряда признаков ( по
функциональному назначению, содержательной цели, лингво –
коммуникативным средствам реализации, дифференциальным признакам,
отличающим этот феномен от сходных речевых явлений).
Содержательной целью подобных коммуникативных актов является
обмен (обычно малозначимой) информацией, выяснение каких - либо
обстоятельств, « не задевающая за живое» поверхностная мини - дискуссия
или «пикировка»; не принимаемые всерьез взаимные советы, пожелания,
указания. К этой же категории примыкают и так называемые
«побудительные разговоры» (pep talk) типа дружеских (« бодряческих»)
наставлений. Крайними проявлениями small talks часто выходящими за
рамки литературно – разговорной речи, являются корпоративные речевые
акты – так называемые badge talks / badge language, целью которых является
манифестация принадлежности к какой – либо замкнутой группе, члены
которой идентифицируют себя по особой манере речи (лексикону,
грамматическим структурам). Эта категория речевых актов также
неоднородна: от молодежного (студенческого жаргона) до арго
неформальных объединений и уголовных (депрессированных) элементов. У
исследователя Гудмана мы встречаем примеры молодежной речи badge talk
студентов Гавайского университета, использующих «… perfectly good English
on the cumpus», но неизменно переходящих на pidgin English с элементами
студенческого жаргона за пределами университетского городка. При этом
считается предосудительным использование «правильного английского
языка» (« they have scorn for anybody who treasonably speaks English») [30 с.
47] .
Несмотря на неоднородность состава описываемой категории, ее
объединяет определенное стремление участников small talk вступать в

27
контакт и вести разговор ради самого разговора, когда содержание
последнего не играет сколько - нибудь существенной роли. Некоторые
лингвисты определяют суть этой категории ЛРР лаконичной формулой : « It
is used when sense makes no sense».
Small talk характеризуется также специфическими лингво –
коммуникативными особенностями: конкретная лексика превалирует над
абстрактной, нейтральная над эмоционально окрашенной; на отбор лексики
решающее влияние оказывает взаимное стремление оставить хорошее
впечатление от контакта; синтаксис не осложнен, преобладают простые
предложения. Для осуществления речевого контакта не требуется
никаких специальных условий (лишь бы не было помех и коммуниканты
слышали друг друга), определенной времени, спланированной темы
разговора, выбора собеседников (не менее двух участников),
предварительного распределения ролей. Реализация непринужденных
разговоров подчиняется принятым и общественно санкционированным
правилам речевого поведения, описанным в ряде исследований. По мнению
С. Винсковского, сумма этих правил, названных им topicalizing behaviour,
включает взаимную готовность выступать в ходе общения в обеих ролях (и
говорящего и слушающего), выдвижение приемлемых (уместных) тем и их
согласование (bringing up topics and responding to other participants topics),
молчаливое согласие не упоминать о чем - либо неуместном (avoiding
something inappropriate), активную поддержку хода общения, выражающуюся
в том, чтобы продвигать ход разговора по крайней мере на один шаг
(реплику) вперед (carrying discussion or conversation one step further) [6, с93].
Существует целый набор правил речевых формул и структур (greetings
speech gambits) типа: How do you do! Hello! H!i+ the participant’s name; фраз и
клише типа: Have you heard the one… What do you think about… How about….
Особенно между малознакомыми людьми, может быть инициировано ничего
незначащей фразой типа: My godness it’s so cold. Time’s fleeting incredibly.
God! The rush hour today…

28
Также в соответствии с правилами topicalizing behaviour развитие темы
(topic elaboration) может быть успешным лишь при заинтересованном
участии оппонента, который подтверждает это использованием принятого в
обществе репертуара вербальных и невербальных (вокализованных,
паралингвистических) средств типа m-mm, oh, yeah, uhuh, сопровождаемых
заинтересованным выражением лица, смешком, улыбкой (comprehension –
indicating devices, encouraging noises, «bracket confirmations» - по Э.
Гофману). Нередко успех развития темы обеспечивается подкрепляющими
репликами оппонента, его комментариями, выражением оценки (comment
evaluation of the topic), например,
A :That’s how we ended up there.
B: It was so funny as I see it. В ходе начатого диалога может наблюдаться одно
или несколько промежуточных завершений поднятых тем (codas), за
которым следует очередная тема , вводимая фразами типа: that reminds me of
the time; now that you mention; spaking of that; getting back to what you were
saying…
Во всех работах, посвященных правилам ведения непринужденного
разговора, обращается большое внимание на взаимную солидарность
участников, их обоюдное стремление к тому, чтобы речевой контакт был не
только полезным, но и приятным; предлагаются многочисленные
рекомендации, как стать умелым собеседником (good conversationalist),
используя богатейшие ресурсы языка, включая такие приемы, как ирония,
юмор, языковая игра, сарказм, подражание (включая акцент, интонацию и
тембр) и т.д. Таким образом, в рамках светской беседы давно сложились и
укрепились своеобразные клише, которые в силу демократизации языка
уступают стандартному языку в нормированности, но с другой стороны, их
носители не допускают употребления в своей речи стилистически –
сниженной лексики, и в этом случае основную функцию общения выполняет
ЛРР.

29
Однако, некоторые лингвисты говорят о том, что спонтанные речевые
акты «неряшливы», «неграмматичны», неструктурированны и
развертываются без всякого плана ( «самопроизвольно», «без внешнего
воздействия») [ 16, с. 98] Как нам кажется, следует, видимо, более точно
оценивать параметры неподготовленности речи, контроля и самоконтроля
речи. Существенно отметить, что фактически любой, непринужденный
речевой акт развертывается с учетом фактора адресата («психологический
фон»), что фактически в ходе любого речевого акта проявляется контроль и
самоконтроль развертывания речевой цепи под действием обратной связи
или изменения установок и целей высказывания самим говорящим.
Постоянный психологический контроль высказывания иногда
выражается в стремлении инициаторов разговора к самовыражению, к
побуждению продолжать разговор. Одним из приемов подобного рода
являются так называемые побудительные вопросы ( direct-response questions)
Don’t you think? Isn’t that true that? Do you agree? обычно в сочетании с
повышением тона и паузой.
Существует также правила для вежливого прерывания разговора ( the
rule of «taking the Mickey»), ухода в ответе от нежелательных вопросов, набор
правил и приемов мены ролей и их средней продолжительности.
( rule of holding the floor)
Существенны также социально – ролевые отношения общающихся,
где может присутствовать лицо старшее по возрасту, положению, более
уважаемое в обществе в силу принятых этических норм и лицо, занимающее
позицию ступенью ниже.
Итак, правила речевого обмена прежде всего зависят от степени
непринужденности разговора; в зависимости от ситуации и целеустановки,
речь ведется по сложившимся правилам; разговорно - литературная речь
представлена ритуализированным набором клишированных фраз, более или
менее принятым порядком их следования в речи, в котором выделяются
начало, развертывание и конец речевого акта и мена ролей участников

30
общения; существенны и для понимания речевого обмена и правила
поведения говорящего и слушающего. Таким образом, перед нами
вырисовываются критерии определения статуса ЛРР, при которых важно
учитывать не только грамматические, лексические и т.п. показатели, но и
очень важно учитывать ситуативность речи, произвольность/
непроизвольность, спонтанность/ подготовленность, непринужденность/
натянутость, наличие / отсутствие клишированности, заложенной
определенности и т.д.

2.2 Особенности синтаксиса


Традиционные грамматики английского языка при описании
синтаксиса ограничивались уровнем одного или нескольких предложений,
обычно заимствованных из художественной литературы или придуманных
самими авторами труда. Предложение, иллюстрировавшее то или иное
правило грамматики, рассматривалось в качестве основной единицы
синтаксического анализа. Современные исследователи Г.Орлов,
Г.Колшанский наряду с традиционным подходом рассматривают в качестве
основной единицы синтаксиса высказывание, т.е. речевое произведение,
формально - содержательные характеристики которого связаны с ситуацией
конкретного речевого акта [ 24,с.78].
Для выявления синтаксических особенностей литературно -
разговорной речи, в частности, нужны особые, присущие этому феномену
подходы. Феномен ЛРР и каждый конкретный относительно законченный
коммуникативный акт не сводим к сумме отдельных высказываний. Кроме
того, в реальном речевом произведении иногда чрезвычайно затруднительно
идентифицировать структурные составляющие. Таким образом, за единицу
анализа разговорного дискурса нами принимается фрагмент реального
дискурса литературно – разговорной речи, материализующий те или иные

31
черты современной разговорной английской речи и отличающийся от
аналогичных фрагментов кодифицированной или внелитературной речи.
Характерной особенностью реального разговорного дискурса является
относительно невысокий уровень информативности высказывания. Это
можно проиллюстрировать следующим примером
Dilys: Well, of course, nowadays it… it’s not true any more that men go out to
work and women don’t because most working class women… ahm.... either go out
to work or have to go out to work . And yet still the pattern remains that most men
come home to a house and to a woman where everything is expected. She… she is
expected to do everything …
Interviewer: Uhum.
Dilys:… for the man. She is expected to look after the house, look after the
children… organise the cooking and the cleaning and the rest of it.
Смысл этого пространного высказывания можно было бы выразить одной
фразой: « как и раньше, женщина «надрывается» и на работе и дома». Речь,
однако, заполнена многочисленными поворотами (дословными и
контекстуальными), элементарно понятное в контексте высказывания
everything без необходимости распространяется (to look after the house
cooking etc) синтаксис высказывания рыхлый, некомпактный.
Информативная разреженность разговорного дискурса становится еще
рельефнее при сопоставлении его с регламентированным письменным
кодифицированным литературным языком. Фрагмент из газеты для
сравнения:
A man who turned into a human torch ten days ago after snoozing in his locked car
while smoking his pipe has died in hospital.
Придерживаясь традиций подачи кратких новостей, автор заметки в
одном распространенном сложноподчиненном предложении сумел передать
значительный объем информации о том, что, с кем, когда случилось, каков
исход и какова причина, не говоря уже о привлечении внимания читателей и
воздействии на читательскую аудиторию (своего рода предупреждение о

32
недопустимости подобного поведения водителей индивидуального
транспорта).
«Рваный синтаксис» присущ значительной части, если не
большинству неподготовленных речевых произведений литературно –
разговорной речи. Об этом свидетельствует следующий пример
исследователей Дж. Юла и Дж. Брауна [39, с 18].
…actually I was coming down the Grassmarket + today and + it’s quite nice just
now the Grassmarket since + it’s always had the antique shops but they’re looking
+ they’ re em become a bit nicer and they’ve got the fair down there too which is +
the Grassmarket Fair on the left- hand side + it’s an open – air market+ er not an
open – air market it’s an indoor market on the left – hand side you know.
Первое впечатление от этого дискурса таково, словно записана речь
полуграмотного человека. Между тем, говорящая – молодая образованная
женщина. Импульсивное развертывание речевой цепи отражает, очевидно, ее
стремление более точно передать информацию в ограниченное время :
отсюда непрерывная доработка высказывания, уточнения. Внимательный
анализ монолога показывает, что он содержательно структурирован: в начале
говорящая называет предмет разговора (она собирается поделиться
впечатлениями об известном шотландском районе Эдинбурга - the
Grassmarket , о тех изменениях, которые произошли в нем в последнее
время); она заранее подкрепляет предполагаемые доводы собственными
впечатлениями, а не «со слов других» (I was coming down… today), делает
общие заключения (it’s quite nice just now), сопоставляет с тем, что было
раньше (it’s always had the antique shops), и приходит к выводу о
благоприятных переменах (but they’re looking… become a bit nicer); затем
следует новая информация (the fair down there too, on the left- hand side…);
чувствуя, что она ошиблась, поправляется (an open – air market- er not an open
– air market it’s an indoor market), использует типично разговорную
конструкцию you know , которая в данном контексте служит не только
«смягчителем», но и как бы апеллирует к слушателю, как бы ища у него

33
сочувствия. Между тем, грамматическое оформление фрагмента
литературно – разговорной речи отчетливо обнаруживает расхождения с
требованиями нормативности кодифицированного литературного языка.
С точки зрения традиционного синтаксиса подобные структуры
являются нарушением нормы, свидетельством неадекватного владения
литературной речью. По свидетельству исследователей, именно с подобным
построением речи у учащихся ведут борьбу школьные и университетские
преподаватели грамматики. Однако, по свидетельству Г.Орлова
«описываемые структуры нормативны»[29,с.42]. Они соответствуют
требованиям, предъявляемым к неподготовленной литературной речи.
Анализ содержания указанного фрагмента позволяет прийти к адекватному
пониманию не только того, что хотел сказать говорящий, но и составить
некоторое представление о нем (в данном случае о ней), о ее речевых
интенциях настроения.
Конечно, существует категория людей, безупречно владеющих речью.
В том числе и неподготовленной , в любой ситуации ( так называемые fluent
speakers), классическим примером которых, по свидетельству
современников, был Оскар Уайльд. « My first meeting with Oscar Wilde was an
astonishment. I never before heard a man talking with perfect sentences as if he
had written them all overnight with labour and yet all spontaneous,»- вспоминал
Н. Ейтс. Однако подобный уровень владения неподготовленной речью
является скорее исключением, чем правилом. Что касается современного
состояния английского языка ( и русского в том числе), то даже с точки
зрения подготовленной речи, он заметно « упростился» и в структурно
-грамматическом плане и в плане фонетики и произношения. В языках на
современном этапе наблюдается регрессивный, если не деградационный
процесс. Достаточно послушать речь политиков и деятелей искусства,
которые взяли «за правило» пренебрегать правилами грамотной речи. Еще Б.
Шоу в своей пьесе «Пигмалион» обращал внимание читателей на
чрезмерную «упрощенность» английского языка и на «отсутствие желания»

34
у англичан говорить правильным языком и учить ему своих детей [ 42, с.4].
Одна из причин регрессирования и «упрощения» английского языка, как нам
кажется, экспансия языка, увеличение числа говорящих по всему миру, как
следствие, создание сленгов портовых грузчиков, мошенников, низшей
маргинализованной прослойки общества. Огромно отрицательное влияние на
состояние языка современной киноиндустрии. В фильмах американского и
английского производства (особенно художественные боевики, триллеры в
документальных и научно – популярных - меньше) как правило, нарушаются
все мыслимые и немыслимые синтаксические и грамматические
конструкции языка, вводится ненормативная лексика, пренебрегаются
правила грамматики, искажая красоту и благозвучность языка.
Однако, как это не кажется парадоксальным, что касается «гладкой
речи», то она нередко бывает малоинформативной, а если, к тому же, она
выдерживается в монотонном ключе (narrow pitch band) или, наоборот, в
«патетической» тональности с высоким уровнем громкости, она бывает
трудна для восприятия.
Анализ многочисленных работ, относящихся к проблемам синтаксиса
литературно – разговорной речи, позволяет сделать некоторые выводы.
Многие лингвисты усматривают в качестве характерной черты ЛРР
«неравномерное, колеблющееся сжатие и неравномерное логическое
структурирование сообщаемого содержания» [22, с.512]. Эти явления
прослеживаются как в коротких, так и длинных высказываниях.
Приводимые выше примеры реальных речевых произведений наглядный
тому пример. Констатация этого факта важна не только сама по себе
(поскольку служит дифференцирующим фактором, ограничивая
литературно- разговорную речь от кодифицированного литературного
языка), весьма существенно понять внутренние причины этого механизма.
Вместе с тем на синтаксическую структуру речевого высказывания влияют
социогенные факторы: этика речевого поведения (владение родной речью),
уровень образования, учет интересов слушателя, ситуация и пр., каждый из

35
которых в реальном общении может стать своеобразным фильтром
импульсивности (сумбурности) высказывания. Именно об этом говорят
приводившиеся примеры, свидетельствующие о том, что нередко говорящий
вынужден «перестраивать» высказывание, упорядочивать как план
выражения, так и план содержания высказывания.
Что касается структуры литературно – разговорной речи, то
наблюдения показывают, что наиболее важная информация выносится на
начальные отрезки высказывания, например, в фрагменте непринужденной
беседы двух молодых англичанах о «празднике костра», В. рассказывает А. о
большом костре, который разожгли дети в саду):
B:...all the + all the ’JOYS were + JOY + was + taken ’OUT of it for ME because
it was + a NUGE BONFIRE in a garden the size of this ROOM + with big
’HOUSES all AROUND + and the bonfire was right UNDER a big TREE with its
leaves AAL DRY...
В. с интересом развивает тему, начатую А. она увлеченно вспоминает о
событии, очевидцем которого была некоторое время тому назад.
Развертывание высказывания идет импульсивно, имеет место так
называемый «рваный синтаксис».
Вынос наиболее существенной информации в начало сообщения, как
известно, является также типичной чертой кратких информационных
сообщений, в чем не трудно убедиться, проанализировав манеру подачи
заметок в британских серьезных газетах. Вот как подается, например,
событийная (сенсационная) информация в жанре кратких новостей в
лондонской The Times:
Patient died in dentist’s chair. A verdict of death by misadventure was recorded at
an inquest in Wolverhampton yesterday on a man with a dread of dentists who died
in a dentist’s chair.
Mr Leslie Cowern, of Moathous Lane East Wolverhampton, died under
unaesthetic before he was due to have all his remaining 15 teeth extracted.

36
Информационный фокус сообщения - death by misadventure (in a
dentist’s chair) несчастный случай: смерть в кресле зубного врача вынесен в
самое начало заметки.
Подобное структурирование информации в прессе (и других
средствах массовой информации) сближающееся с тем, что наблюдается в
разговорной речи, очевидно, основывается на выводах психологии
восприятия будничной информации; ее получатель настроен на
незамедлительное удовлетворение естественного интереса,
любознательности, любопытства.
Представляет интерес наблюдения лингвистов относительно
некоторых тенденций в структурировании информации в произведениях
современных английских и американских прозаиков. Если раньше у многих
писателей признаком утонченности стиля считалось отнесение главного
предложения в конец периода, с тем, чтобы держать читателя в
эмоциональном напряжении, то во многих произведениях современных
писателей более предпочтительным оказывается перенос существенной
информации в начало высказывания. Как утверждает Дж. Тернер,
«современные писатели предпочитают начинать высказывание с главного, за
которым следуют уточняющие элементы, квалификаторы» [39, с.108].
Таким образом, прослеживаемая выше тенденция в рамках ЛРР к
выносу наиболее существенной информации в начало высказывания, имеет
многообразное проявление и отражает какие - то новые подходы к
структурированию информации и ее иерархичности в условиях современной
повседневной межличностной и массовой коммуникации, в частности, в
Англии.
Следующий этап- диалогичность речи. Вопросо - ответные единства,
единства, образованные подхватом, единство, образованное повтором,
единство синтаксически параллельных реплик. Исследователь В. Барнет
считает, что как подхват, так и повтор выражают экспрессивную реакцию на
слова собеседника, но между ними есть и существенная семантическая и

37
структурная разница [5, с. 79-82 ]. Подхват развивает диалог, содержит новое
сообщение, часто иронически опровергает первое: «…Americans important,
sooner or later». – «To themselves,» said Fleur and saw Holly smile.
Подхват иногда прерывает собеседника и меняет направление
диалога: «I feel you’re a rock»– «Built on sand», answered Jolyon...
Повтор, по мнению В. Барнета, ограничивается только оценкой
услышанного и не передает новой мысли : « ... But you’re the head of the
family, Jon – you ought – to settle». –«Nice head!» said Jon bitterly.
Повторы восклицания выражают возмущение, насмешку, иронию и
гораздо реже положительную реакцию. Возможен повторный переспрос:
«What do you call it» – «Call it? The big field».
Структурное различие между подхватом и повтором более ощутимо.
Подхват синтаксически продолжает первую реплику и в большинстве (85%)
случаев связывается с нею соединительным словом, так, что получается как
бы одно предложение, распределенное между двумя собеседниками.

3 Использование ЛЛР в средствах массовой информации (Язык СМИ)

3.1 Освещение проблемы в печатных изданиях

Язык – зеркало общества, беспристрастный свидетель его уровня


развития, национального характера народа, особенностей его истории,
культурной традиции и еще много другого. Вокруг языка всегда велось очень
много споров и думается, что это будет происходить до тех пор, пока язык
остается средством коммуникации. В настоящее время в Англии вспыхивают
споры относительно норм современного английского языка. Происходит это
потому, что языковая ситуация в Великобритании существенным образом
изменилась за последние десятилетия. Еще в середине ХХ в. признавалось,
что если говорящий пользуется так называемым Queen’s English (=King’s
Englihs Standart Englihs), т.е. строго нормированным национальным

38
литературным языком, то это свидетельствует о его высоком социальном
положении и хорошем образовании. Исследователи 50-60-х гг. ХХ в.
отмечали, что если в речи говорящего встречаются диалектизмы или
региональные языковые формы, то можно сделать заключение о его
необразованности и тем самым общественной неполноценности. Диалекты
воспринимались как низшие, территориально и социально ограниченные
формы речи, изучать которые не представлялось важным. Лингвисты
прогнозировали быстрое исчезновение диалектов и вытеснение их
литературным языком. Например, Дж. Райт, один из исследователей-
диалектологов, создатель диалектной грамматики (English Dialect Grammar) и
диалектного словаря (English Dialect Dictionary) [1, 73-82], еще в начале ХХ
века призывал поскорее зафиксировать диалектные формы, так как, по его
мнению, «диалектам грозило скорое исчезновение». Однако, уже в 80 гг. ХХ
века возникает прямо противоположная точка зрения на языковую ситуацию:
ХХI веке уже может не существовать тот литературный стандарт, которому
еще несколько десятилетий назад предсказывали победное шествие (Queen’s
English).
Серьезные изменения произошли за последние 20 лет: резко снизился
статус норм Queen’s Eglish, который восходит к нормам языка, принятых
при дворе XVI века. С изменением системы традиционных классовых
отношений, отмиранием иерархической классовой системы (этот процесс
усилился в связи с приходом к власти лейбористов и поражением
консерваторов во главе с леди Тэтчер, которая являлась приверженкой
викторианских ценностей), возникла основа для пересмотра отношения к
языковым нормам. В современном обществе отношение к нормам Queen’s
English становится презрительно - снисходительным, а использование в речи
чистых норм языка может восприниматься как проявление недружелюбия и
даже, враждебности, Д. Кристалл подчеркивает, что человек говорящий на
Queen’s English, имеет мало шансов на достижение успеха в обществе. [21,
с.15].

39
В отличие от резко негативного отношения Queen’s English,
отношение к Estuary English весьма позитивно. Эта языковая разновидность,
по мнению большинства британцев, не связана с истеблишментом и
классовыми различиями и воспринимается как демократическая языковая
форма, выражающая дружелюбие и симпатию к собеседнику.
В современную эпоху типичной даже для образованных слоев
населения оказывается ситуация диглосии – использование региональных
речевых норм в повседневно – бытовом общении литературного языка в
официальной обстановке, при общении с иностранцами в том числе и с
носителями иных вариантов и разновидностей английского языка
(американского, австралийского и т.д.). В настоящее время наиболее широко
распространенной региональной языковой формой является Estuary English ,
который получил в последние годы широкое распространение. Термин Estary
English был введен в 80гг для обозначения регионального варианта, который
за последние 10 лет чрезвычайно быстро распространился в графствах
Эссекс, Кент, Саррей, Сакксес, а также в так называемом «треугольнике»:
Лондон – Оксфорд – Кембрижд, (еще в 60-е гг. являвшимся оплотом
нормированного английского языка Queen’s English. Estuary English
изначально возникший по нижнему течению Темзы, распространился в
низовьях трех других рек: Хамбер, Ди, Сиверн, вплоть до Северной Англии,
где , исторически сложилось иное региональное койне, уходящее корнями в
глубокое прошлое. Экспансии Estuary English во многом способствует
строительство сети шоссейных и железных дорог, связывающих
промышленные и деловые центры, куда люди, проживающие в пригороде
или небольших населенных пунктах каждый день ездят на работу. Быстрое
распространение Estuary English исследователи связывают с влиянием СМИ,
поскольку многие дикторы телеканалов Би -би -си, АТВ, и четвертого канала,
а также дикторы радио в той или иной степени являются его носителями. [1,
с. 80].

40
Estuary English nе только широко распространился географически, но
быстро завоевывает социальные позиции – проникает в речь министров,
парламентариев и других государственных деятелей.
Язык СМИ – это лакмусовая бумажка состояния самого языка, не
говоря уже о том, что это и важнейшее средство идеологической,
политической и т.п. борьбы. Практически все то, что касается языка как
феномена, наиболее полной и, пожалуй, острой форме отражается в языке
СМИ, ибо нигде нет такой тесной связи языка с жизнью общества, как в
СМИ. В языке СМИ появляются не только позитивные и негативные
стороны развития языка, но противоречия этого развития.
В «Независимой газете» от 27 января 2000 года говорится о языке
прессы как грамматически и стилистически неряшливом, пересыпанном
вульгаризмами вплоть до ненормативной лексики языке. Конечно, и сейчас
сохраняется некий водораздел между солидными, респектабельными СМИ, с
одной стороны, и традиционно называемыми « желтой прессой» - другой.
Вряд ли, например, « The Times» или « Financial Times», равно как и BBC,
CNN будут пичкать читателя и соответственно зрителя и слушателя
вульгаризмами и ненормативной лексикой. Что, однако, не только возможно,
но и вполне вероятно при чтении « The Sun» или других газет из ряда
tabloids. К тому же, Би - би-си уже давно популяризирует среди британцев
классический английский язык, и по мнению Н.Г. Аветисян «довольно в этом
преуспело»[1, с.79 ]. К тому же, по ее мнению, «Запад уже прошел пик
«раскрепощенности» языка в СМИ и уже развернулась борьба за его
очищение от вульгаризмов». Но как мы говорили выше, языковая ситуация в
Англии с каждым годом изменяется в сторону отхождения от норм Queen’s
English и распространению Estuary English, как более демократичного языка,
и главная роль в этом принадлежит СМИ. Закон жанра СМИ требует как
можно быстрее информировать читателя, зрителя, слушателя.
Соответственно не хватает времени для работы над текстами (устными
выступлениями), а потом для многих журналистов такой стандарт языка

41
становится привычным, и в результате снижается требование к передаче
точного смысла вещей, речь становится менее нормированной, обретает
тенденцию к разговорности. Как остроумно заметил У. Райверс, известный
авторитет в области массовой коммуникации, « разговорный английский
локтями пробился в средства массовой информации» [28,с. 289]. В его
фундаментальном труде «The Mass Media», в частности, говорится о
серьезной перестройке манеры подачи материала, коснувшейся почти всех
жанров, включая язык рекламы. Подстегиваемые внешней (радио,
телевидение) и внутренней конкуренцией (между газетами), а также
определенным снижением этико- стилистических норм речи под влиянием
прогрессирующей демократизации общения в Великобритании, США и
других странах, авторы газетных материалов придерживаются
изменившихся ныне канонов подачи материалов, которые, по мнению
У.Райверса, сводятся к «трем китам» -simpliciti, clarity and force. В свою
очередь, их наиболее полная реализация во многом ориентирована на
общенародные языковые привычки и вкусы, на широкое использование
ресурсов разговорной речи [37, с.19]. Не случайно в качестве преобладающей
стилевой черты американских еженедельников «The Time», «Newsweek»,
«US News and World Report» автор называет informal writing.
Другой исследователь Рудольф Флеш говорит о «формуле
читабельности» (readability formula), по которой строятся газетные статьи.
Основные компоненты этой формулы: стремление к наименьшей
оптимальной длине абзаца, предложения, использование личных
местоимений, имен, географических названий, дат, употребление слова
people, использование « стимуляторов внимания»-human interest elements в
виде необычных фактов, явлений, обращение к читателю, использование
«рваного» упрощенного синтаксиса и т.п., мы будем использовать в своей
работе при анализе языка прессы, которые являются своеобразным
индикатором, показывающим появление разговорных форм в газетных
статьях [37, с.44 ] По мнению известного автора словаря разговорных идиом

42
Ф.Вуда «разговорный английский ныне используется в массовой прессе» [7,
с.80]. Факты между тем свидетельствуют о том, что тенденция к
разговорности, к использованию ресурсов литературно-разговорной речи в
газете становится все более очевидной не только для британской массовой,
но и «серьезной» прессы ( вульгаризмы исключены), но и для американских
газет.
Иллюстрацией положений, упомянутых выше, могут служить
фрагменты серьезной прессы и массовых газет Великобритании. В качестве
примеров мы будем рассматривать газеты, датированные 80- ми, 2000-ми
годами, чтобы более подробно изучить проникновение литературно-
разговорной речи в язык прессы, на протяжении последних двадцати лет,
проследить интенсивность интересующего нас процесса. Примеры,
относящиеся к 80- м мы заимствовали из книг Г. Орлова, Т.Гоголадзе и
других, материал для примеров последнего десятилетия взят нами из
электронных версий газет « The Times», « The Sunday Times», «The Sun» по
средствам Интернета, ввиду отсутствия прямых поставок лондонских газет в
наш населенный пункт. Примеры проникновения литературно - разговорной
речи в язык радиовещания и телевидения прошлых лет рассматриваются со
ссылкой на других авторов, современные программы были записаны на
видео и аудиокассеты автором работы и рассматриваются параллельно и в
сравнении с примерами прошлых лет.
A QUALITY PAPER
AFTER A BY-ELECTION it is incumbent on every party to put a best
face on the results. Labour understandably cock-a-hoop at winning back a marginal
whose changing social composition,thanks to «gentrification», might have been
expected to place it out of their reach..THE Conservatives are genuinely relieved
not to have fallen into third place,which at one stage seemed to be on the cards and
they achieved what they did in the face of a notably good Alliance Candidate...
(The Daily Telegraph,April 12,1986) [31, с.81 ]

43
Серьезной теме (результаты борьбы основных политических партий
в Великобритании на дополнительных выборах) соответствует и
нормированный язык редакционной статьи, четкость структуры,
превалирование книжно-письменной лексики (incumbent,byelection, social
composition, candidate). Однако уже здесь прослеживается смягчение подачи
материала, что достигается за счет использования слова сниженной
окраски (cock-a-hoop-хвалиться, «хорохориться»), разговорного неологизма
«gentrification»» «джентрификация» - разрастание прослойки «среднего
класса» (придание жилым районам респектабельного вида), а главное, за
счет раскованной ( free-wheeling), несколько ироничной презентации.
Еще большим снижением этико-стилистических норм Queen English и
канонов жанра отличается (по сравнению с тем, что было 15-20 лет назад)
язык передовиц (редакционных комментариев) Popular Press, о чем
свидетельствуют приводимые ниже фрагменты:
The Daily Mail (13.9.99) Daily Mail Comment.
Nobody Can Swim Against This Tide.
Dr David Wood is not such a fool as to swim against this Blairite tide.
He hardened up his party’s commitment to free enterprise. Warned that we should
be prepared to dig deeper into our pockets ( i.e. pay more tax) to help the
impoverished.
2 абзац:First, they sanctions the replacement of the note with a wretched coin,
which is about as popular as a nettle-brush in a nudist colony.
В этих примерах симптоматично использование слов стилистически-
сниженной окраски (fool, wretched, Blairite), снижено- разговорной метафоры
( to dig deeper into our pockets) и сравнения (as popular as a nettle –brush in a
nudist colony) букв. «нужна, как крапива на нудистком пляже», ср. в рус. «как
рыбе зонтик», эллипсиса (Warend that) Очевидна раскованная, а (в The Sun-
несколько развязная) манера подачи, реализуемая разговорно-
просторечными синтаксическими структурами, соответствующей
тональностью.

44
Наблюдения показывают, что, в отличие от языка радио и
телевидения, язык прессы является относительно узко ориентированным на
определенные категории потребителей (читателей) и, в соответствии с этим,
прослеживаются довольно плавные переходы от максимально жестких
(официальных, регламентированных) к непринужденным, разговорным и
даже просторечно- сленговым речевым формам в пределах сопоставимых
жанров. С другой стороны, в рамках каждой из газет прослеживается
«смягчение» речи по мере «смягчения» жанра. Исследователь Т. Гоголадзе
выделяет две плоскости смягчения речи английской газеты: горизонтальной
и вертикальной. Горизонтальная градация газетной речи в Великобритании,
реализуемая газетами различного назначения, прослеживается в такой по-
следовательности: Thе Financial Times, The Times, The Guardian, The Daily
Telegraph, The Independent. Соответственно прослеживается градация
воскресных изданий: The Weekend FT, The Sunday Times, The Observer,
Sunday Telegraph, далее идут Popular Tabloids: Today, The Daily Express, The
Daily Mail, The Daily Mirror, The Sun, The Star, The Daily Record и другие.
Простейшим примером горизонтальной градации газетной речи
может служить информация о телевизионных передачах.

-Television Programs ( The Times)


-The Observer's Television and Radio Guide (The Observer)
-Switch On with the No. I paper for TV (The Daily Record, Scotland)
-THE WONDERFUL WORLD OF SUN Telly
In the Picture Tonight (The Sun)
Язык варьируется от «казенного» объявления (Television Programs) до
клише, просторечного слова Telly «телик», «ящик». Еще более отчетливо
горизонтальная градация прослеживается на материале жесткого жанра
краткого информационного сообщения. Вот как, например, сообщалось в
английских газетах о высылке из СССР за шпионскую деятельность
американского дипломата, пойманного с поличным в Ленинграде.
а)The Financial Times (13.9.83)
45
Заголовок: US Vice-Consul Expelled from USSR.
Текст: The US Vice-Consul in Leningrad Lon Augustenborg was declared
persona non grata after he and his wife had been caught in the act of spying.

б) The Times
Заголовок: Kremlin Expels US Diplomat and Wife "Caught Spying". Текст: The
Kremlin yesterday dealt a further blow to the already fragile state of East-West
relations by announcing the expulsion of an American diplomat from the Soviet
Union. [30, с.78]

c) The Sun
Заголовок: Reds Give US "Spy" the Boot.
Текст: A top American diplomat is being kicked out of Russia for spying, the
Kremlin said yesterday. Vice-Consul and his wife were caught "red-handed" in
Leningrad, they claimed.

Если в (а) язык строго официален (приводятся принятые назва ния


страны, географического пункта, полностью даются должность и фамилия
лица, используется официальный термин persona non grata), то, начиная с
(б), заметно стилистическое снижение языка (The Kremlin, a diplomat
вместо официальных наименований the Government of the USSR, Vice-
Consul). Используются газетные клише (to hit a blow вместо более
официального to aggravate, to worsen; East-West вместо between the capitalist
and socialist countries). В (c) используются приемы разговорно-просторечной
подачи материала (Reds -+ the USSR; to give the boot- to expel; top diplomat-
Vice-Consul; is being kicked out -+ expelled; the Kremlin — the Government of the
USSR; were caught "red-handed" -» caught in the act).

В « The Times» от 20 января 2006 года, в статье, посвященной проблеме


терроризма, приводятся цитаты выступления Усама бен Ладена, в которых он
угрожает Америке новыми терактами или предлагает варианты вывода
американских войск из Афганистана:

46
As to what attacks Americans can expect, he said, «The operations are under
preparation and you will see them in your homes the minute they are through, with
God’s permission.»

В данном дискурсе по правилам кодифицированной английской


грамматики, в словосочетании «The operations are under preparation», должна
выступить форма Present Indefinite Passive «The operations are prepared». Но
помимо нарушения грамматики, в следующем примере:

«My message to you is about the wars in Iraq and Afghanistan and how to
end them», he began. « Bush said, «It is better to fight them on their land than their
fighting us on our land»., обращает на себя внимание лексема «Bush», которая
употреблена в данном примере без присущих ей приложений The President
(относительно президента Америки), либо, по крайней мере, Mr., относительно
установившихся правил языкового этикета. Фамильярностью данного
лексического сочетания Бен Ладен придает уничижительную окраску
высказыванию, по – видимому, желая принизить значимость оппонента для
него . То есть в сравнении с приведенным выше примером 80-х гг. о высылке
шпиона из СССР, в новейших примерах наблюдается тенденция не только к
упрощению грамматики, но и нарушению тех самых норм светской речи. о
которых говорилось в главе 2.1. Рассмотрим еще один пример:

Regarding an American withdrawal, he said, «There is no shame in this


solution which prevents wasting of billions of dollars that have gone to those with
influence and merchants of war in America who have supported Bush’s election
campaign.».

Как мы указывали неоднократно, самым типичным нарушением правил


грамматики зафиксировано употребление двойного отрицания, а в данном
примере мы можем наблюдать дважды употребленный объектный падеж, что
стало частотной ошибкой САР. Например, в газете « The Sun» за 26.01.06.
сказано, что выступая в парламенте, Дэвид Спенсер, один из конгрессменов,
высказался: « We have a weak system of defenсе of population». Возвращаясь к

47
цитате Бена Ладена, хочется отетить, что по правилам грамматики после
герундия (в данном случае «wasting»), невозможно употребление показателя
притяжательного падежа частицы «of», в данном случае корректным было бы
словосочетание : wasting billions of dollars.

His voice, this time, sounded somewhat more labored, lacking the energetic
quality typical of earlier recordings. Интересно отметить, что в английской газете
«The Sun», встречается американская орфография следующих слов labored,
color, theater и др.
На первый взгляд тенденции к разговорности в рассматриваемых
примерах, репрезентирующих язык британской прессы, незначительны.
Однако не следует забывать, что речь идет о жестких жанрах, язык которых
в Англии традиционно следует канонам респектабельности, всегда
находился под неусыпным контролем пуристов. Роберт Берчфилд, главный
редактор большого оксфордского словаря, регулярно выступает со статьями
в «The Times », подвергая, в частности, обоснованной критике бездумное
засорение речи (в том числе и в прессе) газетными коллоквиализмами вроде
biz (business) или chiz (cheers!). Chiz (cheers!), первоначально
использовавшееся в интимной обстановке в качестве тоста («Твое
здоровье!»), по мнению Берчфилда, ныне используется почти повсеместно в
публичном общении в значениях: «до свидания», «будьте здоровы» и даже
«спасибо!». Об этом упоминается в заметке "Chiz, Bud!" (The Times,
18.7.2002).
Хотя большинство лексических инноваций ныне проникает в
Standard English благодаря радио и телевидению, целый ряд слов
разговорной окрашенности вошел в литературную речь из газет.
Нередко вновь появившийся военный или технический тер мин
довольно быстро «оразговоривается» журналистами с целью создания
иронического коммуникативного эффекта, усиления доходчивости и
читабельности прессы.

48
Характерной чертой разговорной лексики, используемой в прессе,
является наличие в ее составе универбных экспрессивных единиц типа to ax
(to make redundant), to bar (to prevent), to blast (to criticise severely), to balk (to be
unwilling to face or to agree to something), to curb (to restrain, to limit), hop
(flight), snub (paying no attention to smth), pals or lads (colleagues, associates,
friends), wets (Labour Party members, adhering to traditions, etc.).
Непрерывный поиск экспрессивных синонимических замен вызывает
к жизни группировку отдельных лексических единиц (и газетных клише) в
аналогические ряды и лексико-семантические группы (ЛСГ).
Прослеживается кристаллизация элементов определенной (разговорной)
лексико-семантической системы, как бы сосуществующей в рамках системы
нормированного языка. Так, наряду с нейтральным глаголом to criticise в
газете (особенно в заголовках) широко используется в сходном значении
объемный аналогический экспрессивный ряд: to blast, to slam, to hit (at), to
rap, to rip, to rake, to lash (out) и другие. Существенно, что члены этой ЛСГ
придают тексту, в котором они употреблены, аксиологический аспект
(негативную оценку описываемых явлений), т.е. выступают в роли
системного компонента коммуникативного задания адресанта. Наряду с
подобной лексикой газеты часто используют неологизмы, окказионализмы,
профессионализмы и сленгизованные единицы, генетически
принадлежащие разговорному лексическому фонду.
Также, к лексическому фонду относится группа сложных, сложно-
усеченных слов, образованных при помощи «псевдоаффиксов» (или
комбинирующих форм слов). Например: ministar - starlet (о кинозвездах),
superstar (кинозвезд ) «первой величины»), megastar (звезда мирового
кинематографа), Europarliament (Европейский парламент)и т.п.
Группа сложных и сложно-производных прилагательных,
из-за частого употребления называемых иногда "compound nui
sances": labour-intensive; people-oriented; weather-, money-, health-wise;

49
coup-prone; film-freak; bingo-boosted; doll-like; time-consuming; snake-
infested; problem-free.
На этическую сниженность образований подобных weather-wisе
указывает нормативный словарь "The Oxford Guide to the English Language",
1985.
Группа усеченных слов и аббревиатур, не только таких известных, как
demo (nstration), cab(riolet), limo(usine), pro(fessional), advertisement), Comecon
(Council for Mutual Economic Assistance), Market (The European Economic
Community), Hi-Fi (high fidelity), Sci-Fi (science fiction), pop(ular), math(ematics),
high-tech(nology), PM (Prime-Minister), MP, QS, SST (supersonic transport), the
Metropolitan Police), VDUs (visual display units), mac(intosh), некоторые из
которых в развернутой форме употребляются только в официальном
общении, в документах, но и растущее число лексических компрессивных
инноваций типа women's lib(eration), pop(ular) films, heli(copter) port.
Продолжает расширятьсягруппа наречных выражений: write-in, work-in, sit-
in, love-in, sign-in, call-in, phone-in, sing-in, die-in, jcer-in, be-in. Например:
foobar; gronked: tired. Словарь называется 'The Hacker's Dictionary",
поскольку слово hacker означает компьютерно-грамотного человека.
Новизна компьютерной терминологии иногда способна поставить «хакеров»
в затруднительное положение, подобное тому, о котором говорится в
описываемой заметке: "One hacker was asked by an airline attendant if he wanted
coffee. He said "T" which means "yes" in computers. He got what the uninitiated
probably think he deserved for being too smart" (Sun, September, 29. 2005).
Тенденции к разговорности достаточно очевидно прослеживаются,
если попытаться проанализировать более или менее завершенный фрагмент
газетной статьи, например, начало редакционного комментария газеты «The
Sun» (September, 13.1983) [31, с.56]
Do it, Norm!

WHAT on earth has got into our Norm?

50
When Norman Tebbit became Employment Secretary, hopes rose like a hot air
balloon in a hurricane.
We did not believe the stories that he would eat trade unions for breakfast.
But we DID recognise in Mr Tebbit a man ...who would not stop at mere words.
Well, we have had the words — thousands of them.
But where action is concerned, he seems to be moving as slowly as the army sent
to relieve General Gordon in Khartoum. There are even stories that when he finally
does act, he plans a "softer line"...
Mr Tebbit is surrounded by civil servants who, in "Yes, Minister" style, will offer
him a million reasons why he should never do anything.
Give them a swift kick in the pinstripes, Norm!
Уже при первом знакомстве с текстом бросается в глаза предельно
упрощенная («смягченная») манера подачи материала, воспринимаемая
читателем комплексно: личные обращения и призывы к человеку,
которому посвящен редакционный комментарий (Норману Теббиту,
бывшему в то время министром труда в правительстве М. Тэтчер);
использование усеченно-разговорной формы имени Norm вместо Norman,
дробление текста на лаконично-емкие абзацы, каждый из которых состоит не
более чем из одного предложения; насыщение текста фразеологией, в
основном разговорной (What on earth... hopes rose like a hot air balloon in a
hurricane... not stop at... There are stories that... Give them a swift kick in the
pinstripes, Norm!); использование гротескных парафраз (We did not believe the
stories that he would eat trade unions for breakfast) и образных сравнений (as
slowly as the army sent to relieve General Gordon in Khartoum—аллюзия на
«отличившегося» в эпоху британских колониальных захватов генерала
Гордона); широкое использование приема семантического контраста (третий,
четвертый, пятый, шестой абзацы) и т.д. и т.п.
Разговорность синтаксиса реализуется здесь целым набором приемов:
- использованием интимизированных структур: личных обраще-
ний (Do it, Norm! Give them... Norm!); вопросительной конструкции,

51
фактически выполняющей роль риторического вопроса: «Что
стряслось с нашим Нормом?»;
-введением абзаца-предложения разговорным словом well;
-введением предложения разговорным оборотом But where... вме
сто более официального As far as...;
-разговорным использованием тире, позволяющим опустить по-
втор we have had (thousands of them).
Нельзя также не обратить внимания на прозрачность синтаксиса: текст
подается так, словно он предназначен не для чтения, а, скорее, для произнесе-
ния вслух. Тенденция к смягчению языка в сторону разговорности была бы
еще более очевидной при сравнении данной заметки с материалами в
аналогичном жанре, например, в The Times или The Daily Telegraph. Вот как
подается материал о том же деятеле Н. Теббите два года спустя в передовой
статье лондонской «Санди Таймс» ( Sunday Times, 18 May, 1986).[ 16, с.29]

Заголовок: Oops Once Again


Лид: When Mr Norman Tebbit was appointed Tory party chairman he was also
made minister for banana skins. After Westland, Land Rover, British Leilands and
Mr Biffen you would expect him to be on permanent Red Alert. But no sooner were
Mr Biffen's unhelpful words fading into the background than the government
promptly found another banana skin to step on. On the same day that it was
announced that 3,500 shipyard workers were to be laid off and that total
unemployment had risen to yet another record level, the government decided to unveil
its plans to cut mortgage assistance to unemployed homeowners.
Разница в манере подачи этих двух материалов разительна, начиная
от длины абзацев, количества предложений в абзаце, кончая контрастом
между «прозрачным» и упрощенным синтаксисом в The Sun и
тяжеловесным, многосегментным синтаксисом в The Times (например,
соположение времени действия в последнем предложении: it was announced
that..., осложненное нанизыванием серии придаточных предложений,

52
вводимых союзом that). Однако даже в этой статье строгость и подчеркнутая
серьезность грамматических построений соседствуют со смягченностью
лексики и фразеологии (minister for banana skins, to be on permanent Red Alert)
и разговорно-игривым заголовком (Oops Once Again — что-нибудь вроде
«Опять сели в лужу»).
Примером иного рода, а именно, тенденции к разговорности,
реализуемой в чисто стилистических целях, могут служить фрагменты
статьи "Presidential Debate" (The Guardian, 23 October, 2004). Написанная в
жанре обозрения телевизионных информационно-политических передач
(ВВС Channel 4), статья выдержана в полемическом ключе. Обыгрывая
предвыборную словесную дуэль Буша с одним из оппонентов, в ходе
которой последний часто начинал реплики фразами 'The President must
know"..., 'The President must lead", автор иронически замечает: "You've got to
have oomph to lead people. The oomphy fairy was not invited to Little Walter's
christening and now look what's happened." Уже в этой завязке использованы
(помимо общеразговорной тональности высказывания) такие индикаторы
разговорности, как сниженно-разговорные лексические единицы oomph,
oomphy fairy (усл. соответствующие русским «сила» (мощь), «силища»,
«всемогущий джинн»); компрессив what's.
Подобные разговорные образования нередко используются
журналистами из-за привлекательности их формы (ср., например,
упоминавшийся заголовок передовой статьи The Sunday Times "Oops Once
Again" или заголовок фотоочерка в The Daily Express, 11 October, 1999 "The
Oomp-pa-pa Festival"-Смотр духовых оркестров).
Конечно, беглый обзор, недостаточное количество газет для отобора
материала для примеров ( по известным причинам) не может претендовать
на выявление сколько-нибудь полной картины. Однако приводимые
примеры свидетельствуют о том, что в английском языке наблюдается
тенденция к разговорности и упрощенности. При сравнении примеров,
напрашивается очевидный вывод о том, что язык прессы 80-х, был более

53
кодифицирован и нормирован, чем язык 2000-2006 года. С серидины 90-х,
(когда в Английское общество начало углубленную демократизацию),
происходит и демократизация языка. Как видно из примеров,
датированных 2005-2006 годами, язык прессы наиболее приближен к
разговорному, это выражается и в упрощенном синтаксисе, и в
стилистически – сниженной лексике, а также во всех тех случаях, которые
были описаны нами выше. Можно с уверенностью заявить, что прогнозы о
вытеснении Queen’s (Standart) English более демократичным и
распространенным Estuary English.

3.2 Демократизация языка английской радиопередачи

В истории Британской радиовещательной (а ныне и теле-


вещательной) корпорации Би-Би-Си — старейшей и одной из крупнейших
подобных организаций в мире — с момента ее появления и до настоящего
времени просматривается пять этапов:
I этап с 1922 по 1926 г.г. ВВС (British Broadcasting Company). Язык
передач - строго в рамках RP.
II этап с 1926 по 1939 г.г. ВВС (British Broadcasting Corporation).
Усиление нормализующей роли Би-Би-Си в области языка
передач, который в этот период становится престижным образцом
для подражания ("ВВС English"). За строгость и назидательность по
отношению к языку передач, известную чопорность дикторского вещания
Би-Би-Си обретает соответствующую репутацию и кличку "Auntie"
(«тетушка»).
III этап с 1939 по 1946 г.г. Начинает работать Third programme — серьез-
ная по содержанию и языку и развлекательная программа.
IV этап с 1955 по 1967 г.г. — время радикальных перемен в поли-
тико-экономической, технико-технологической ситуации в стране
(в частности, под влиянием НТР). Все большая конкуренция со
54
стороны телевизионного вещания (ВВС TV — с 1955 года; телевизи-
онные каналы ВВС1, ВВС2 - с 1964 года) [30, с.96].
Язык радио- и телепрограмм начинает испытывать мощное влияние
процесса демократизации общения. Содержание и направленность передач
радио в условиях конкуренции с ТВ, а позднее и с «радиопиратами» ("pirate"
commercial radio stations) находятся в постоянном изменении и поиске
наиболее доходчивых форм. В языке радиовещания несколько потеснены
позиции Standard English (хотя он по-прежнему остается эталоном), заметно
расширено использование менее регламентированных речевых форм за счет
бесед, интервью и выступлений по радио носителей региональных
диалектов, просторечия, молодежного жаргона.
V этап с 1967 по 1977 гг. характеризовался интенсивным процессом
усиления влияния региональных радиоцентров. Продолжается процесс
демократизации языка передач, что находит широкий отклик в стране,
приводит иногда к резкому столкновению мнений ревнителей чистоты
Standard English ("purists") и тех, кто выступает за либерализацию норм речи.
[30, с.96-112]
Современный этап эфирного вещания берет начало с опубликования
доклада правительственной комиссии о состоянии и перспективах радио-
и телевещания (The Annan Committee Report ), в котором критикуется
излишняя специализация программ, рекомендуется дальнейшая
консолидация местного радио. Проблемы английского языка несколько раз
обсуждаются в парламенте, в стране развернута широкая кампания в
поддержку демократизации Standard English (The "Plain English" nation-wide
campain); эти проблемы часто поднимаются в печати, по радио и ТВ, в их
обсуждении участвуют видные деятели культуры, лингвисты, журналисты,
и многие другие известные литераторы, ученые, представители
общественности.
Характерными особенностями языка радио (с учетом тенден ций
развития) являются следующие.

55
Последовательное увеличение удельного веса менее регла-
ментированных речевых форм в их соотношении как с RP, так и Standard
English. Это особенно очевидно при сопоставлении современных программ
вещания с довоенным периодом. На первых двух этапах (1922 —1939 гг.)
использование смягченных форм речи практически исключалось. Язык
бюллетеней новостей, не говоря уже о сообщениях протокольного и
официального характера, строго соответствовал принятому тогда
литературному стандарту.
Ныне картина иная. Обратимся к звучащим текстам СМИ,
традиционно базирующихся на использовании нормированной речи. Прежде
всего, это материалы протокольно-официальных и информационно-
публицистических жанров: официальные сообщения, дикторский текст
информационных выпусков, международные и внутриполитические обзоры
и комментарии, выступления политических, общественных и религиозных
деятелей, различные объявления, сводки погоды и др. Подобные тексты,
как правило, если это не «прямой эфир», предварительно подготовлены,
отредактированы, записаны на магнитную пленку, смонтированы и лишь
после этого выходят в эфир. Они номинально удовлетворяют требованиям
речевого стандарта - ВВС English. Однако в самом понятии стандарта по
мнению А.Д. Швейцера, во-первых, отмечается усиление расслоения RP
(ВВС English) на две ветви: консервативную (соотносимую с
представителями элиты и старшего поколения) и общеанглийскую "general
RP' Estary English (средние классы, общедоступные средние школы)[28,
с.276]. Именно последняя разновидность принята ныне на Би-Би-Си. Во-
вторых, Language of Radio (LOR) трансформировался в направлении
«сближения дистанции между СМИ и аудиторией», все более заметным,
часто преобладающим становится так называемый «ситуативный стиль»
"topic-related style", который используется для репортажей
(«персонифицированная» раскованная речь, варьирующаяся в зависимости
от topica). Возрос удельный вес «дискжокейского стиля» ("DJ style"),

56
ориентированного на молодежь. При этом Би-Би-Си пытается «избегать
следования капризной речевой моде и по возможности замедлять языковые
изменения» (там же).
В настоящее время вещание по-прежнему нацелено на так назы-
ваемые средние классы. Би-Би-Си в подаче материалов ныне пытается
дойти до каждого радиослушателя. Заметное снижение социального уровня
передач (иными словами, демократизация радиовещания по форме и
содержанию) не отразилось на социальном престиже Би-Би-Си среди
англичан, языковые вкусы которых претерпели серьезные изменения. По
образному выражению диктора Би-Би-Си, "the ВВС today is still able to walk
with kings, but has added a lot more of the common touch" (т.е. Би-Би-Си по-
прежнему не уступает королевскому английскому, хотя на ее языке в
гораздо большей степени сказывается влияние речевых вкусов «человека с
улицы»).
Проникновение ЛРР в текстовую ткань радиопрограмм принимает
различную форму и реализуется по-разному в передачах различных
жанров. Некоторые примеры подтверждают это.
Диапазон отклонений от речевого стандарта, а вернее, эволюция
норм ВВС English в сторону демократизации языка за последние де-
сятилетия иллюстрируют также следующие примеры, приводимые Р.
Кверком и Г. Дейвисом и П. Уолтоном [30, с.126]. Сопоставим два
информационных выпуска.
Первый выпуск (5.2.38) - международная информация, события в
Европе. Язык информации — не просто «печатный» (print), a "small print
in a quality paper", т.е. сугубо официальный, сухой. Единственным
признаком звучащей (а не письменной) речи был допущенный диктором
фальстарт (undis... undisputable). Единственным напоминанием, что это
был выпуск радионовостей, были формулы (here is the news... that is the end
of the news).

57
Второй выпуск (3.1.92) заметно отличается по языку. Тема
идентична: международная информация в кратком и подробном
изложении. Для привлечения внимания аудитории используется прием
представления диктора ведущим программу (announcer- newsreader).
Аnnouncer: 8 o'clock on Monday, the 3rd of January, and here's the news from
Brian Hudson. Далее следует текст:

Hudson: The headlines this morning: 1. Northern Ireland: Troops battle with a
crowd at a Belfast club. 2. Malta: abuzz with rumours as a Libyan plane flies in with
forty men. 3. A New York gang clean out the strong boxes of a 5th Avenue hotel.
First Northern Ireland, and a pitched battle early this morning at a social club in
Belfast. Two civilians and one soldier were slightly hurt as a crowd of people
barricaded inside fought to keep out troops who's gone to the club to check who was
there. From Belfast, Chris Drake.
Drake: There were nearly 200 men and women in the Saint Mary's Hall club,
which is just off the York Road, in Cause Lave, when the army cordoned off the area
and... Now, with details of the latest situation in Malta, our Commonwealth
correspondent, Jim Biddulph.
Biddulph: The flood of rumours connected with the British withdrawal were
given a massive boost here last night when a Hercules transport plane of the Libyan
air force landed at the airport. It is said to have unloaded about 40 personnel plus
cargo...

Индикаторами смягчения языка радиопередачи здесь являются


следующие моменты:

The headlines this morning: Northern Ireland: Troops battle with a crowd at a
Belfast club. Malta: abuzz with rumours as a Libyan plane flies in with forty men.
Vietnam: etc.

Разница, однако, в том, что в газетах заголовки обычно короче и они


рассредоточены (вместе с материалом) по всем полосам. И если читатель в

58
поисках интересующей его информации «массирует» мысленно заголовки, то
это делается без какой бы то ни было системы и сугубо индивидуально.
Разговорность высказывания усиливается как за счет
сниженных лексико-семантических средств (abuzz with rumours,
pitched battle, clean out the strong boxes, were given a massive boost), так
и за счет неканонических присоединительных конструкций с сою-
зом and (First, Northern Ireland and a pitched battle...). К этому добав-
ляются компрессивы (here's, who's), обилие безглагольных эллип-
сисов: Eight o'clock on Monday, the third of January; Next Malta; From
Belfast, Chris Drake.
Вводные реплики и отступления (опущенные из-за недостатка места), в
которых используются интервью с очевидцами с места события, воссоздают
обстановку непосредственности и одновременно являются постоянным и
достаточно широким каналом проникновения на радио образцов
литературно - разговорной и сниженной речи.
Главный вывод, напрашивающийся из всех этих обсуждений,
сводится к тому, что, за исключением языковых крайностей и отдельных
случаев «порчи языка», которым следует противопоставить усиление
нормализаторской деятельности СМИ (и школы), современный
стандартный английский язык вполне отвечает требованиям современной
устной коммуникации, чему в немалой степени способствует его сближение
с языком народным

"Nine o'clock, and I'll read you the news, when I can find it," BBC Ra-dio-3
announcer said. "At the moment I've lost if... A long silence followed, during which
he presumably placed a ... handkerchief over the mike and got down on his hands
and knees to search the floor. At last he reappeared to report: "OKay. I've found it,"
and the news was duly delivered.

В этом эпизоде невольно отражается изменившееся отношение


дикторов к самой речи и манере ее подачи, к радиопрограммам,
транслируемым для миллионов слушателей.
59
Доходчивость единиц разговорной окрашенности, их психоло-
гическая привлекательность (простота, экспрессивность, прочная
запоминаемость теми, кто ими пользуется) всегда стимулировали их
использование в тех случаях, когда требовалось придать речи особую
выразительность
Смягчение орфоэпических норм в престижных жанрах радио
проявляется не только в разговорных «инкрустациях», в отдельных репликах
и фрагментах но и в общей разговорной тональности, в разговорном
«качестве голоса» дикторов, ведущих значительную часть информационно-
политических программ, социополитических комментариев, передач
«круглого стола», дискуссионныхрадио- и телеклубов, типа Taking Sides,
The Right to Reply, Open to Questions, Question Time и другие. Ведущих и
участников этих передач Би-Би-Си ныне отбирают не по признаку
стандартного произношения, а прежде всего с учетом их «коммуникативной
компетенции», их умения толково и доходчиво рассказать о каком-либо со-
бытии, заинтересовать аудиторию. Традиционные «консервативные»
формы RP уступают место превалирующему ныне «общебританскому»
произносительному стандарту Estuary English, которому не чужды некоторые
элементы региональной окраски. Именно эти нормы определяют, в
основном, качество звучащей речи, повседневно транслируемой по каналам
Би-Би-Си, а дикторы радио и телевидения являются его носителями.
Интересно заметить, что в 20-х гг ХХ века, когда тип произношения RP стал
быстро распространяться в связи с развитием радиовещания, казалось, что
он легко одержит победу над другими типами произношения, однако, этого
не произошло. Уже в 70-е гг. А. Гимсон писал о том, что молодежи
свойственно не принимать произношение RP [41,с.89]. Начиная с 70-х гг.
меняется отношение общества к понятию « нормированная речь», падает
престиж RP. Если по данным Дж.Уэлса (1982), уже в начале 80-х гг. менее
10% населения придерживалось норм RP, в начале 90 –х, менее 3%, а в своем

60
докладе в МГУ в 2000 году Д.Кристал привел уже цифру в 2%. [ 1,
с.78]
Важно подчеркнуть, что, в отличие от ситуации в Европе (на-
пример, в ФРГ), где «персонифицированная речь» ("personal approach")
длительное время поощрялась на региональном уровне, в Англии это
проявляется как на региональном уровне, так и в общенациональном
масштабе.

3.3 Анализ языковых процессов разговорности в телевизионной речи

В телепередаче потенциально заложены наиболь шие возможности


интеллектуального и эмоционально-психологического воздействия на
аудиторию. Не случайно на Западе телевидение заметно опережает другие
виды СМИ по оперативности и объему политической и другой социально
значимой информации. (В Великобритании свыше 2/3 взрослого населения
страны получает основную информацию с экрана ТВ, работает три
национальных канала ВВС-1,ВВС-2, CNN.,огромное количество
спутниковых каналов. Как известно, телевидение оказывает многообразное
воздействие на аудиторию с помощью звукового канала (речь, музыка, шу-
мовой фон, шумы) и визуального канала. Борьба за потребителя СМИ в
условиях жесткой конкуренции вынуждает ТВ к непрерывному поиску
наиболее доходчивых форм подачи, пользующихся популярностью у
телезрителей, а это неизбежно ведет к сближению телеречи с народными
речевыми образцами. Основными типами передач такого рода (TV popular
format programmes) являются спортивные передачи (cricket, football, sailing,
snooker, basketball, baseball, etc.); уголовная хроника (crime); несчастные
случаи, аварии, катастрофы (disaster); целая серия развлекательных
передач (human interest entertainment programmes: soap operas, quizzes and
games, interviews with celebrities, pets, advice, films, musicals, etc.). Большее
место занимают информационно-политические передачи типа круглого

61
стола, причем значительная часть идет «прямым экраном» (live telecast).
Огромной популярностью пользуется национальная утренняя трехчасовая
(с 6.25' до 9.25) информационно-музыкальная передача "Good Morning,
Britain", которую смотрят до полутора десятков миллионов англичан[16,
с.23].
«Разговорности» языка телепрограмм содействует (с различных сторон и
в различной степени) целый ряд факторов, включая подмеченную
ведущими социологами СМИ на Западе тенденцию: потребители
«вещательной продукции», в том числе телезрители все больше
склоняются к так называемым «разговорным» передачам.
Передача «С добрым утром, Британия!» за исключением высказываний
приглашенных dignitaries (и некоторых говорящих по-английски гостей),
представлена современной английской разговорной речью. Даже такой
жесткий жанр, как сводка погоды, перемежается разговорными вставками
типа nice morning, very nice indeed... или so umbrellas might be handy... и
заканчивается неизменными пожеланиями a very good Monday (Tuesday)
morning to you, etc.
Уместно отметить, что при подготовке к показу некоторых новых
постоянных телерубрик Би-Би-Си их авторы и ведущие специально
оговаривают свободную, раскованную, неформальную манеру подачи
материала. Так, автор воскресного информационно-политического
телесериала "This Week —Next Week" (ВВС TV-1) полагает, что целью
сериала является создание "informed but informal atmosphere in which
serious issues can be discussed in a friendly way".
Представляет интерес проблема трансформации лексико-грам-
матических норм. Так, под влиянием частого употребления по радио и
телевидению (а также в результате тенденций к натурализации
заимствованных слов, к известной «языковой экономии») некоторые слова
множественного числа латинского происхождения, в частности data, media и
другие, трансформируются. Они используются ныне как в единственном, так

62
и во множественном числе в зависимости от дистрибуции. Например, в
ряде телерепортажей можно встретить такие слова типа family, herd, jury и,
подобно последним, может использоваться с глаголами и относительными
местоимениями как в единственном, так и во множественном числе (the jury
was/were — the data was/were; the family... it /they; the data... it/they), но, в
отличие от них, data может вариативно употребляться и с указательными
местоимениями (т.е. если единственно возможный вариант для
собирательных существительных — это this/that family, jury, herd, то для data
возможен выбор this/these/that/those data).
Среди окказионализмов СМИ рельефно выделяется группа лек-
сических единиц (слов, словосочетаний, фраз), образованных с помощью
средств и приемов «языковой игры» [20,с.376]. Можно согласиться с
авторами «Разговорной речи», относительно того, что языковую игру
влитературно - разговорной речи можно рассматривать как реализацию
поэтической функции языка, когда внимание говорящего обращено не
столько на содержание, сколько на форму речи. Удачно найденная форма
способна очень емко, иногда образно реализовать коммуникативное задание
и содержательную сторону высказывания.
Соотношения между планом содержания, планом выражения и
предсказуемостью появления устного «разговорного» неологизма могут
быть различными. По мнению В. Солнцева наиболее часто встречается
соотношение «стереотипная структура» — «новый понятийный фрейм» [37,
с.270], примером могут служить журналистские окказионализмы типа
CNDer: в этом случае с помощью хрестоматийного продуктивного суффикса
-ег создаются емкие, запоминающиеся «квазиобычные» по форме слова,
стимулирующие новое видение коммуникантами реальностей
современного мира
Пределы допустимого в проникновении элементов сниженной речи в
выступлениях, транслируемых по радио и телевидению, традиционно
ограничены национально-культурными нормами речевого поведения.

63
Новыми моментами в этом смысле являются достаточно частые нарушения
последних не только со стороны рядовых носителей языка (что бывало и
раньше и обычно рассматривалось как проявление недостаточного владения
речью или объяснялось пробелами в воспитании и пр.), но и со стороны
представителей элитарных слоев населения, людей, известных всей стране.
Об этом свидетельствуют данные наблюдений телеречи, регулярно
появляющиеся в Tlie Listener, The Spectator и других британских пе-
риодических изданиях, специализирующихся на социокультурном анализе
программ радио и телевидения. В одном из выпусков журнала Thе
Spectator приводится фрагмент предвыборного выступления вице-
президента США, содержащего сниженные разговорно-речевые элементы.
Так, отвечая на вопрос о том, что могли бы предпринять республиканцы,
придя к власти, вице-президент, не колеблясь ответил: "Gee, a whole bunch
of stuff!" (по-русски что-то вроде: «Бог ты мой! Да кучу всяких дел!»). Фраза
явно не вписывается в привычные этико-стилистическйе параметры
официальной обстановки коммуникативного акта, транслируемого по
телевидению. Между тем, по мнению журнала, это высказывание достаточ-
но типично отражает изменившееся, более терпимое отношение к
отклонениям от того, что ранее считалось нормой в публичном вы-
ступлении. Комментируя эту фразу, автор статьи Дж. Уолден отвергает
напрашивающееся отношение к подобным «нарушениям» нормы как к
чему-то лингвистически несерьезному, окказиональному: «Перед нами
еще одно речевое произведение, абсолютно серьезное, искреннее и
симптоматичное»[19, с.254].
("Now that again is an entirely serious, candid and revealing remark") (Tlie
Spectator, Nov.,
2004:13).
Сказанное подтверждают и данные наблюдений телеречи,
транслируемой по каналам Би-Би-Си, особенно в «прямом эфире». Так,
комментируя сообщение о ситуации в одной из африканских стран,

64
ведущий программы "What Papers Say" (ВВС, ITV) охарактеризовал
некоторых членов правительства как yes-men, and yes-women, а
деятельность руководителей страны фразой: "While the people's been
suffering they (the top leaders) pour whisky down their throats". Несколько раз
уточняя у репортера детали ситуации, он использовал разговорные фразы:
"An-n What's the whisper?" ... "Maybe they'd better stick together" ... "alright, call
it off. Словосочетания yes-men и yes-women, как и слово whisper, —
нормированные единицы Standard English. Однако они приобретают
сниженную разговорно-стилистическую окраску («придворные
подпевалы», «слухи» и «сплетни») в рамках жанра информационно-
публицистических материалов
Неожиданно сниженным для англоговорящих телезрителей,
неносителей языка, был язык сказок-импровизаций в передачах для детей в
исполнении члена королевской семьи (принца Чарльза). Например, автор
неоднократно употреблял слово snot (сопли) и другие подобные слова,
относящиеся к просторечной, а отчасти к вульгарной лексике, что, видимо,
не выходит за пределы ролевых ожиданий носителей языка и,
соответственно, речевых стереотипов в связи с известными изменениями
этико-стилистических норм современной английской речи. По мнению
автора упоминавшейся статьи в журнале The Spectator (см. выше), речевая
вольность, допущенная вице-президентом США, была бы просто немыслима
в условиях Франции, например, в устах Президента страны, прежде всего
потому, что «подобные фразы в лексиконе последнего отсутствуют».
Таким образом, проанализировав лингвистическую литературу и
проведя собственное исследование, мы пришли к выводу, что литературно
- разговорная речь существует как лингвистическое явление, отличное от
просто разговорной речи, сленга, просторечия, жаргона, стилистически
сниженной лексики и т.п. Она имеет свои особенности относительно
синтаксиса, грамматики, лексики и произношения.

65
Она имеет свои языковые нормы, но они менее кодифицирована чем
нормы Queen’s English. В настоящее время наблюдается проникновение
ЛРР во все сферы общественной жизни, обслуживаемой САР.
Подтверждением данного вывода является анализирование частотности
употребления ЛРР в заданном формате. Автор работы записал на
полуторачасовую видеокассету произвольно выбранные программы
английского телевидения и проанализировал частотность употребления
явлений ЛРР (кассета прилагается). Удалось выявить, что в передачах
воспроизводится регулярные для ЛРР грамматические, фонетические и
лексические нормы, недопустимые в Standard English, и которые касаются
следующих моментов:
1)Употребление в отрицательных предложениях универсальной формы
ain’t во всех временах и лицах:
I ain’t scared. She ain’t married. Вместо: A am not scared. She isn’t married.
2) Использование двойного отрицания (самое распространенное
явление) You never really learn nothing from books. I don’t hear nothing.
Вместо: You never really learn anything from books. I don’t hear anything.
3) Употребление Past Participle личного глагола в качестве разговорного
эквивалента глагола – сказуемого в Present Perfect You been out before. You
done fine. Вместо: You have been out before. You have done fine.
4) Пропуск вспомогательного глагола в вопросительных конструкциях:
You going to make the first speech? You sure you got everything ready?
Вместо: Are you going to make the first speech? Are you sure you got
everything ready?
5) Отсутствие согласования в числе между подлежащим и сказуемым:
You ’d think you was a hundred to hear you talk. They was going to let you take
it. You ’d think you were a hundred to hear you talk. They were going to let you
take it.
6) Употребление восклицаний и междометий, придающих более живой
эмоциональный характер или стиль Oh How clever! Well, I don’t know!

66
7) Эллиптические конструкции в вопросительных предложениях What?
Where ? Корректней эти вопросы выглядят так: What is it? Where is it
(he,she) ?
8)Отсутствие грамматической основы в безличных и номинативных
предложениях: Thursday. Ten o’clock. Вместо: It is Thursday. It’s ten o’clock.
9)Отклонение от орфоэпических норм: fella вместо fellow, Frisco вместо
San-Francisco .
10) Стилистически сниженные, имеющие значение идеоматических
выражений лексемы: He gave them a great kick. Дословно: он их сильно
пнул. Значение по контексту « он привел их в чувство» ( речь идет о слонах
и погонщике).
Это далеко не полный список примеров, которые нам удалось
обнаружить при анализе видеозаписи, и предпринятая нами попытка
классификации частотности употребления показала, что грамматический
и лексический состав языка наиболее подвержен изменениям и
отклонениям в сторону упрощения синтаксиса и фонетики (имеется ввиду
определенная кассета, как языковой срез). Но самое главное, мы еще раз
убедились, что литературно - разговорная речь употребляется на всех
уровнях общения и прочно вошла в современную английскую речь,
способствуя дальнейшей демократизации языка.

Заключение

Делая попытку лингво-коммуникативного описания литературно-


разговорной речи и объяснения связанных с ней некоторых наиболее
сложных проблем, автор отдает себе отчет в неординарной сложности
затрагиваемой темы. Анализируемые в работе речевые произведения

67
литературно-разговорной речи, относительно завершенные
высказывания, реплики и фрагменты могут рассматриваться, по
выражению И.М. Коржинека, в лучшем случае как осколки зеркала,
отражающие многообразную разговорную стихию. И хотя главная цель
выпускной работы заключается в воссоздании более или менее адекватной и
цельной картины литературно – разговорной речи, в том, чтобы проследить,
каким образом отдельные точки субстанции и ее структуры, находясь в
зависимости друг от друга и от реального мира, тяготеют к формированию в
определенную систему и как эта система функционирует, следует помнить,
что и сама разговорная речь и любой ее анализ по существу представляют
собой открытый, никогда не прекращающийся процесс.
Совершенно очевидно поэтому, что ряд проблем литературно-разговорной
речи мог получить в нашей работе лишь схематическое освещение.
Автор допускает, что не все гипотетические положения,
характеризующие литературно-разговорную речь, обосновываются
убедительно, некоторые выводы могут показаться дискуссионными.
Учитывая масштабы и глубину проблем, связанных с разговорной речью
вообще и литературно-разговорной, в частности, это представляется
естественным. Вдохновляющим моментом в попытках лингвистического
описания этого феномена, однако, является бесспорная теоретическая
значимость и практическая необходимость. Наконец, дипломная работа
описавшая литературно-разговорную речь могла бы содействовать
совершенствованию культуры речи, формированию умений говорить. Как
не вспомнить А.М. Пешковского, который любил повторять, что мы
должны «уметь говорить, чтобы быть понятым». А это и есть цель
актуализации предложений, анализу, которого посвящена данная работа.
И, конечно, при создании диплома автор испытывал технические трудности:
элементарное отсутствие оригинальной прессы, сложность подключения к
радоистанции; а существующее кабельное телевидение не в полной мере
отражает всю картину существующих английских телепередач, поэтому

68
некоторые примеры практической части даны со ссылкой на других авторов.
Однако, определенная работа была проделана и сделаны соответствующие
выводы о повсеместном проникновении литературно-разговорной речи в
язык СМИ, о раскрепощении и демократизации языка.
Однако, основная цель работы достигнута, так как мы попытались дать
максимально полное на данном этапе освещение лингвистических
процессов ЛРР, происходящих в настоящее время в английском языке. Нами
были решены основные задачи: мы пришли к выводу, что термин ЛРР
самостоятелен и имеет право на сущствование как единица языка. Нами
были выделены критерии определения статуса ЛРР.
Думается, что процесс «раскрепощения» и демократизации языка
СМИ, приносит не только минусы, но плюсы. Возможно, именно язык СМИ
играет наибольшую роль в развитии языка. Во – первых, первым реагирует
на новации, которые сопутствуют прогрессу общества, при том, что он
настолько ускорился, что объем знаний усваивается каждые десять лет.
Трудно даже себе представить, как бы шел вообще прогресс, если бы СМИ
не вводили в широкий оборот новые явления, понятия, названия и прочее.
Во - вторых, через язык СМИ в первую очередь идет обогащение
словарного запаса языка.
В- третьих, обогащение словарного запаса языка происходит подчас
настолько стремительно, что не всякий грамматический строй языка, образно
говоря, справятся с новыми нагрузками, и это может вызвать конфликт
между лексиконом и грамматикой, и если это действительно происходит, то
это является объективным показателем того, что язык нуждается в реформе.
В- четвертых, процесс демократизации языка ( сопутствующий
процессу демократизации общества), неотделимы от наплыва в него
сомнительной и откровенно грубой лексики. В том числе и жаргона,
специфического языка криминального мира и т.д., в конечном счете работает
на расширение границ литературного языка. И английский сленг, и местные
жаргоны и блатной язык – это порождение не только определенной

69
социальной среды. Это часто и вызов официальному литературному языку.
Стремление молодежи к ненормативной лексике как к запретному плоду,
подражание «крутым парням» и пр. Современный язык СМИ, в особенности
молодежный, вполне удовлетворяет запросы многих из тех, кого не
устраивает литературный язык. И как бы не боролись пуристы за
искоренение противоречащих нынешним правилам грамматики и лексики
явлениям, они все шире распространяются в живом языке. Но развитие
всегда противоречиво. То, что сегодня кажется нарушением законов языка,
завтра, возможно, будет считаться нормой. Если бы свою печать в
литературном языке не оставляла каждая эпоха, то мы пользовались бы до
сих пор языком эпохи классицизма.

70
БИБЛИОГРАФИЯ

1.Аветисян Н.Г. Язык СМИ как фактор развития языка/ Н.Г. Аветисян //
Вестник МГУ. Сер.19. Лингвистика и межкультурная коммуникация.- М.:
МГУ, 2002.-№ 4.- С. 80-86.
2.Антипова А.М. Ритмическая система английской речи./ А.М. Антипова. - М.:
Просвещение, 1984. - 323 с.
3.Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка./ И. В. Арнольд.
-Л.: Просвещение, 1981. - 367 с.
4.Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов: словарь – справочник /
О.С. Ахманова .-М..: Высш. шк., 1966.- 519 с.
5.Баранникова Л.И. О месте разговорной речи в функциональной парадигме
русского языка/ Л.И. Баранникова // Функциональная стратификация языка :
сб. тр.- М.: Наука, 1985. - С. 126-131.
6.Барнет В. К принципам строения высказывания в разговорной речи / В.
Барнет // Новое в зарубежной лингвистике. – М.: Наука, 1985. -№ 15.- С. 27-34.
7.Барнет В. Дифференциация национального языка и социальная
коммуникация / В.Барнет // Новое в зарубежной лингвистике. – М.: Наука,
1988. - № 20. - С. 79-82.
8.Белошапкова В.А. Современный русский язык: учеб. пособие для вузов / В.А.
Белошапкова. - М.: Высш. шк., 1981.-506 с.
9.Березин Ф.М., Головин Б.Н. Общее языкознание: учеб. пособие для вузов/
Ф.М. Березин, Б.Н. Головин. - М.: Высш. шк.,1979.- 421 с.
10.Бубенникова О.А. О современной культурно – лингвистической ситуации в
Англии / О.А.Бубенникова // Вестник МГУ : Сер. 19. Лингвистика и
межкультурная коммуникация. - М.: МГУ, 2002.- №3.- С.7-14
11.Будагов РЛ. Что такое развитие и совершенствование языка? / Р.Л. Будагов. -
М.: Наука, 1977. - 259 с.
12.Виноградов В.В. Проблемы литературных языков и закономерности их
образования и развития. / В. В.Виноградов. - М..: Просвещение, 1967.- 205 с.

71
13.Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. / И.Р.
Гальперин. - М.: Наука, 1981.- 312 с.
14.Гальперин И.Р. Текст и исполнение в связи с дихотомией язык и речь. /
Гальперин. - М.: Наука, 1992.- 405 с.
15.Гаспаров Б.М. Устная речь как семиотический объект / Б.М.
Гаспаров // Русская разговорная речь: сб. тр. – М.: Наука, 1991.- С.96-101.
16.Гоголадзе Т. Фонетическая организация разновидностей английской
спонтанной разговорной речи. / Т. Гоголадзе. – М.: Просвещение, 1997.-
112 с.
17.Гумбольдт В. Язык и философия культуры. — М.: Наука,
1995.-273 с.
18.Долинин К.А. Стилистика английского языка. / К.А. Долинин. - Л.:
Просвещение, 1978. - 318 с.
19.Земская ЕЛ. Русская разговорная речь / Е.Л. Земская, М.В.
Китайгородская , Е.Н.Ширяев ; под общ. ред. Е.Л. Земской. -М.: Наука,
1973. - 412 с.
20.Земская ЕЛ. Русская разговорная речь / Е.Л.Земская, М.В.
Китайгородская, Е.Н. Ширяев; под общ. ред. Е.Л. Земской; Изд. 2-е,
перераб. и доп. - М.: Наука, 1983. - 486 с.
21.Караулов Ю.Н. Русский язык : энциклопедия / Ю.Н. Караулов.- М.: Дрофа,
1998.- 806 с.
22.Кожевникова Кв. О смысловом строении спонтанной устной речи / Кв.
Кожевникова // Новое в зарубежной лингвистике. - М.: Наука, 1985. - № 8. -
С. 501-512.
23.Кожина М.Н. Стилистика русского языка. / М.Н. Кожина - М.: Просвещение,
1977. - 276 с.
24.Колшанский Г.В. Коммуникативная функция и структура языка. / Г.В.
Колшанский. - М.: Просвещение, 1984.- 359 с.
25. Крысин Л.П. Функциональная стратификация языка / Л.П. Крысин //
Вопросы языкознания. -1987. - № 3. - С. 17-25.

72
26.Лукьянова Н.А. Экспрессивная лексика разговорного употребления./ Н.А.
Лукьянова. - М.: Феникс, 2001.- 254 с.
27.Минаева Л.В. Слово в языке и речи ./ Л.В. Минаева. - М.: Наука, 1986.-
318 с.
28.Никольский Л.Б. Введение в социолингвистику / Л.Б. Никольский,
А.Д.Швейцер. - Л.: Просвещение, 1978. - 365 с.
29.Орлов Г.А.Современная английская речь: учеб. пособие для вузов/ Г.А.
Орлов.- М.: Высш. шк.,1991.- 240 с.
30.Орлов Г.А. О роли и месте разговорной речи в системе национального
языка / Г.А. Орлов // Иностр. яз. в шк. - М.: Наука, 1980. - № 2. - С. 34-38.
31.Орлов Г.А. К проблеме границ обиходно-бытовой и современной
литературной разговорной речи / Г.А. Орлов // Вопр. языкознания. - М.:
Наука, 1981. - №5. - С. 29-35.
32.Петровский А.В. Общая психология: учеб. пособие для вузов / А.В.
Петровский.- М.: Высш. шк., 1984. - 349 с.
33.Пешковский A.M. Избранные произведения. / А.М. Пешковский - М.:
Учпедгиз, 1954. -267 с.
34.Рахманов И.В. Обучение устной речи на иностранном языке: учеб. пособие
для вузов / И.В. Рахманов. - М.: Высш. шк., 1980. - 308 с.
35.Скребнев Ю.М. Введение в коллоквиалистику/ Ю.М. Скребнев, О.Б.
Сиротинина. – М.: Наука, 1985. - 398 с.
36.Скребнев Ю.М. Исследования русской разговорной речи / Ю.М.
Скребнев // Вопр. языкознания.- М.: Наука, 1987.-№ 1. - С.28-36.
37.Солнцев В.М. Язык как системно-структурное образование. / В.М. Солнцев.
- М.: Наука, 1977.- 311 с.
38.Торсуева И.Г. Детерминированность высказывания параметрами текста /
И.Г. Торсуева // Вопр. языкознания. - М.: Наука, 1986. - № 1. С. 46 -52.
39.Филин Ф.П. О свойствах и границах литературного языка / Ф.П.
Филин // Вопр. языкознания. – М.: Наука, 1975. - № 6. - С. 98-103.

73
40. Храпченко М.Б. Текст и его свойства / М.Б. Храпченко //Вопр.
языкознания. – М.: Наука, 1985. - № 2. - С. 37-46.
41. Швейцер А. Д. Социальная дифференциация английского языка в США. /
А.Д. Швейцер. - М.: Наука, 1983. - 213 с.
42.Шоу Б. Пигмалион: пьеса / Б. Шоу. - М.: Художественная литература, 1967.-
89 с.
43. Шмелев Д.Н. Русский язык в его функциональных разновидностях. / Д.Н.
Шмелев. - М.: Наука, 1977. - 307 с.
44.http://www.nytimes.com/
http://www.timesonline.co.uk/global/
http://www.washtimes.com/
http://www.thesun.co.uk/

74
ПРИЛОЖЕНИЕ
К главе 2.1
Правила речевого
поведения
степень принужденности

высокая нейтральная низкая

инициирование ведение разговора завершение разговора


разговора
- формулы - развитие темы - выражение взаимного
приветствия удовлетворения разговором
- выдвижение темы - взаимный комментарий -формулы завершения
разговора
- стимулирование - переход к новой теме
взаимного интереса
к теме

КОНТРОЛЬ И САМОКОНТРОЛЬ

Правила говорения Правила слушания


-правила вежливого - выражение желания вступить в
вхождения речевой контакт
- правила учета интересов слушателя - выдвижение собственной темы

75
КРИТЕРИИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ СООБЩЕНИЯ К
ЛИТЕРАТУРНО – РАЗГОВОРНОЙ РЕЧИ

Употребление в отрицательных предложениях универсальной формы ain’t


во всех временах и лицах;
Использование двойного отрицания (самое распространенное явление);
Употребление Past Participle личного глагола в качестве разговорного
эквивалента глагола – сказуемого в Present Perfect;
Пропуск вспомогательного глагола в вопросительных конструкциях;
Отсутствие согласования в числе между подлежащим и сказуемым;
Употребление восклицаний и междометий, придающих более живой
эмоциональный характер или стиль;
Эллиптические конструкции в вопросительных предложениях;
Отсутствие грамматической основы в безличных и номинативных
предложениях;
Отклонение от орфоэпических норм: fella вместо fellow, Frisco вместо
San-Francisco;
Стилистически сниженные, имеющие значение идеоматических
выражений, лексемы;
Использование как единственного, так и множественного числа в
выражениях типа: the Committee has…, the Committee have…;
Употребление разговорного who, употребляемого «вместо» whom;
Функционирование группы сложных, сложно-усеченных слов, образованных
при помощи «псевдоаффиксов» (или комбинирующих форм слов), типа:
starlet, superstar, megastar;
Дважды употребленный объектный падеж, одна из самых частотных единиц
САР;

Универбные экспрессивные единицы типа to ax (to make redundant), to bar (to


prevent), to blast (to criticise severely), to balk (to be unwilling to face or to agree to
something), to curb (to restrain, to limit), hop (flight), snub (paying no attention to

76
smth), pals or lads (colleagues, associates, friends), wets (Labour Party members,
adhering to traditions, etc.);
Употребление сложных и сложно-производных прилагательных,
«compound nui sances»: labour-intensive; people-oriented; weather-, money-,
health-wise; coup-prone; film-freak; bingo-boosted; doll-like; time-consuming;
snake-infested; problem-free;
Широкое использование усеченных слов и аббревиатур:demo
(nstration), cab(riolet), limo(usine), pro(fessional), advertisement), Comecon
(Council for Mutual Economic Assistance), Market (The European Economic
Community), Hi-Fi (high fidelity), Sci-Fi (science fiction), pop(ular), math(ematics),
high-tech(nology), PM (Prime-Minister), MP, QS, SST (supersonic transport), the
Metropolitan Police), VDUs (visual display units), mac(intosh);
Растет число лексических компрессивных инноваций типа women's
lib(eration), pop(ular) films, heli(copter) port;
Продолжает расширяться группа наречных выражений: write-in, work-
in, sit-in, love-in, sign-in, call-in, phone-in, sing-in, die-in, jcer-in, be-in. Например:
foobar; gronked: tired.

77