Вы находитесь на странице: 1из 51

Ссылка на материал: https://ficbook.

net/readfic/6705193

Назад в будущее
Направленность: Гет
Автор: Cirilla_Snape (https://ficbook.net/authors/2481859)
Беты (редакторы): Ashly_M-K (https://ficbook.net/authors/2336104)
Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)
Рейтинг: R
Жанры: Романтика, Юмор, AU, Учебные заведения
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП
Размер: Миди, 43 страницы
Кол-во частей: 15
Статус: закончен

Описание:
Что делать, если ты узнаешь, что у тебя двое детей, прибывших к тебе из будущего? Да
еще и от кого? От мисс Грейнджер! Невыносимой, совершенно тебе не симпатичной
женщины. Не знаешь? Вот и Северус Снейп не знает.

Посвящение:
Той, которой всегда посвящаю. Лоботомия.

Публикация на других ресурсах:


Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную
публикацию

Примечания автора:
Будет много диалогов. Соболезную.
TOC

TOC 2
Глава 1. Гости из будущего. 3
Глава 2: Знакомство. 6
Глава 3. Разговоры и открытия. 10
Глава 4. Мозгошмыги и вино. 14
Примечание к части 15
Глава 5. Доброе утро? 17
Глава 6: Семейство. 20
Глава 7. Возможное будущее. 23
Примечание к части 25
Глава 8: Безоговорочная капитуляция. 26
Примечание к части 28
Глава 9: Коммуникация. 29
Примечание к части 32
Глава 10: Неопределенность. 33
Примечание к части 38
Глава 11: Папа Миднайт 39
Глава 12: Повелительница времени и пространства. 44
Глава 13: Прощание. 46
Глава 14: С чистого листа. 48
Эпилог. 50
Примечание к части 50

2/51
Глава 1. Гости из будущего.
Двери директорского кабинета настежь отворились. Высокий мужчина, облаченный в
черное, молча ворвался в кабинет. Его неизменная мантия развевалась, словно крылья
ворона, и у присутствующих, теперь уже бывших учеников, а ныне его коллег, в страхе
замерло сердце.
Не извиняясь за неудобство, мужчина, под пристальным взглядом присутствующих,
прошел к креслу у камина, и устало, но не без грации, рухнул в него.
— Ты опоздал, Северус. — сдержанно проговорила Макгонагалл.
— Это потому, что я не хотел приходить. — Северус посмотрел на Минерву и
скептически поднял бровь.
— Ну, раз мы все в сборе и потренировались в красноречии, — голос женщины был с
ноткой недовольства, — пожалуй, пора начать педсовет. — она посмотрела на него
строгим взглядом из-под очков.
Северус Снейп окинул присутствующих пренебрежительным взглядом.
Флитвик переминался с ноги на ногу рядом со своей выпускницей, теперь уже
преподавателем Ухода за магическими существами — Луной Лавгуд. Рон Уизли, новый
преподаватель полетов, зевал, затаившись в уголке кабинета. Кира Андерсон,
преподаватель Древних Рун и по совместительству пассия Снейпа, беседовала с
Помоной Спраут, периодически бросая взгляд на Северуса и улыбаясь ему, настолько
теплой улыбкой, что от нее бы растаял айсберг.
Его личный геморрой, по имени Гермиона Грейнджер, стояла на отшибе, рядом с Уизли,
стараясь ничем не выдавать свое присутствие.
Стоит прояснить, как эта невыносимая женщина стала его невыносимой проблемой. Пару
лет назад, когда они с Минервой наконец-то поняли, почему замок принимает каждого из
них, как полноправного директора, мужчина и старая кошка все же решили разделить
обязанности между собой. По сути, они оба сидели на одном и том же кресле. Минерва
отвечала за персонал и учебный процесс, а Северус за дисциплину и работу с
министерскими бюрократами. Оба они были довольны. Ровно до тех пор, пока мужчина
осознал, что времени катастрофически не хватает. Так в его жизни появилась
Грейнджер. Преподаватель зельеварения и ЗОТИ у младших курсов.
Грейнджер, поймав на себе взгляд зельевара, пристально посмотрела на него
исподлобья.
— Дыру протрете, Грейнджер. — ядовитым голосом процедил Снейп. — На мне цветы
выросли?
— Ага, — нашлась Гермиона, — могильные.
— Острая на язычок, Грейнджер. — морщась, подала голос мисс Андерсон, —
Невоспитанность хуже любого смертного греха.
— Слабая на передок, мисс Андерсон, — Гермиона мило улыбнулась, — говорят, что за
нездоровое любопытство отрывают нос. Мечтаете о ринопластике даром? Вам бы не
помешало.
Флитвик глупо хихикнул, а Андерсон открыла рот, пытаясь придумать ответ.
— Достаточно. — устало сказала Минерва, понимая, что её никто не слушает.
Каждый педсовет был примерно одинаковым. В мирное время Хогвартс не отличался
дружным коллективом. Преподаватели постоянно ругались. Молодые преподаватели
чаще всего конфликтовали с преподавателями со стажем. Каждый пытался доказать, что
он умнее другого.
— Мисс Грейнджер, — ядовито начал Снейп.
3/51
Но договорить он не успел. Его перебил угрожающе шипящий, полыхающий камин.
Зеленое пламя ярко вспыхнуло и озарило присутствующих светом. Из камина огромным
плотным туманом повалил дым. В помещении раздался такой утробный звук, что
присутствующие вздрогнули, Рон проснулся, а Флитвик взвизгнул.
Под аккомпанемент разлетающейся золы и грохота, кажется из самого ада, на
директорский ковер выпало тело.
Юноша, испачканный в саже, сжимающий в защитных объятьях ребенка. Мальчик или
девочка — Снейп сразу не понял. Белоснежная футболка парня была в грязи и
разноцветных разводах. На него будто единорога стошнило.
— Какого черта? — подал голос Рон.
Парень, судорожно кашляя, попытался подняться. Первой от происходящего отошла
Луна. Она подбежала к парню и девочке и попыталась помочь им подняться.
— Я умер? — хрипло сказал парень, смотря на Луну. — Так и думал, что причиной моей
смерти послужит Агнес.
Девочка к этому времени вполне бодро вырвалась из объятий парня. Не обращая
внимание на собравшихся, девочка села на ковер и стала стряхивать с пижамы, на
которой гордо красовался логотип Бэтмена, въевшуюся сажу.
Парень повернул голову к девочке и грустно произнес:
— Или я жив, или в аду.
Минерва прокашлялась, привлекая к себе внимание:
— Молодой человек, вы живы. И нам бы очень хотелось узнать, кто вы и как тут
оказались?
— О, — воскликнул парень, — директор Макгонагалл! Я рад вас видеть! — парень,
прищурившись, осмотрелся, — Профессор Флитвик! — он посмотрел на декана
Рейвенкло. — Слава Мерлину и Моргане. Я в Хогвартсе.
— Джон! — тонким голосом окликнула парня девочка.
— Господи, Агнес, — парень подполз к девочке, — ты как? Порядок? — поинтересовался
он, помогая ей отряхиваться.
— Да. Только, кажется, зуб выбила. — протянула девочка и продемонстрировала парню
рот с выбитым передним зубом.
— Во-первых, не суй пальцы в рот, — парень оттащил руку от её лица, — Во-вторых,
ничего страшного, он был молочным. И, в-третьих, скажи спасибо, что ты выбила зуб, а
не сломала шею. Отец бы мне голову оторвал.
Снейп поднялся с кресла и обратился к Луне:
— Мисс Лавгуд, позовите мадам Помфри. — девушка кивнула и выбежала из
кабинета, — И, молодой человек…
Договорить ему не дала девочка. Она ткнула пальцем, указывая на Снейпа и улыбаясь,
произнесла:
— О, папочка!
Северус остолбенел, как и все находящиеся в этом кабинете.
— Прежде, чем ты посадишь меня под домашний арест, — произнес парень, не
оборачиваясь, — позволь мне все объяснить. Это все Агнес.
— Неправда! — пылко произнесла девочка.
— Отец, послушай, — парень обернулся и замер.
Он поднялся, взял на руки девочку и внимательно осмотрел молчаливых присутствующих.
Потом, громко проглотив слюну, тихо спросил:
— Какой сейчас год?
— 2000-й — протянул Рон, смотря на парня, как на сумасшедшего.

4/51
— Безумие какое-то, — пробормотал парень, не отрывая взгляда от Снейпа, — такого
быть не может…
— О, Джон, смотри, там мама! — парень повернулся в сторону остолбеневшей
Грейнджер.

5/51
Глава 2: Знакомство.
Помфри забрала «бедных детей» в медпункт, не дав никому ничего выяснить.
Минерва, Снейп, мисс Андерсон бежали к лазарету, а Гермиона и Луна семенили за
ними, немного отставая.
Когда они вошли, то увидели непоседливо сидящую девочку, она вертелась из стороны в
сторону, то цепляясь за парня, то обнимая, практически душа его. Парень же, в свою
очередь, сидел, как статуя мыслитель, только схватившись за голову. Он раскачивался
из стороны в сторону, не обращая внимания на попытки девочки его убить.
— Что тут, дракл подери, происходит?! — с порога завопил Снейп.
Гермиона, ловко прячась за Минервой, вздрогнула. Все участники действа пребывали в
прострации. Кроме, разве что, девочки. Ей, кажется, было абсолютно все равно, что тут
происходит. Она виртуозно предпринимала провальные попытки вытащить волшебную
палочку из кармана парня, и иногда злобным взглядом посматривая на прилипшую к
Снейпу мисс Андерсон.
Парень тяжело вздохнул и начал:
— В это сложно будет поверить, — он посмотрел на Снейпа, — а вы, скорее всего, мне
не поверите… — парень прокашлялся, — Меня зовут Джонатан Шерлок Снейп.
— Северуса передернуло. — Мне 16 лет и я из 2018 года. А это чудо, — он притянул
Агнес ближе к себе, — Агнес Коралина Снейп — моя сестра.
Северус Снейп им, конечно же, не поверил, он смотрел на парня из-под бровей, ожидая
дальнейшего рассказа.
— Ты очень милая девочка, Каралина. — мисс Андерсон подошла ближе к девочке и
наклонилась к ней, — Меня зовут Кира. Кира Андерсон.
— Сочувствую. — Агнес без страха посмотрела в глаза раздражающей её тетке, —
Только я КОралина, а не КАралина. И вообще. Это мое второе имя, и вы не имеете права
называть меня, как вам нравится и как вам вздумается.
— Агнес, не переживай насчет выпавшего зуба, — Кира потрепала девочку за пухлую
щечку, — на его месте вырастет новый, а молочный заберет зубная фея.
Девочка посмотрела на женщину, как на самого тупого человека планеты, и заключила:
— Во-первых, он не выпал, я его выбила. — она улыбнулась во весь рот, демонстрируя
зубы, тем самым вызывая улыбку у присутствующих. — Во-вторых, зубных фей не бывает.
Фея — это маленькое декоративное существо со слаборазвитым интеллектом.
Волшебники часто используют их в декоративных целях, а иногда и создают специально
для этого. Рост от одного до пяти дюймов, тело человекоподобное, если не считать
крыльев, как у насекомого, прозрачных или разноцветных. А их крылья, — она
посмотрела на Снейпа, — используются для создания Охранного зелья и Зелья красоты.
Так что зубных фей нет, — заключила девочка, — а если и есть, то где мои галлеоны?
Снейп усмехнулся, а женщина обиженно отошла от девочки, её выпрямленная по струнке
спина выдавала нервозность.
Гермиона прыснула в кулак. Девочка ей понравилась, хотя бы тем, что поставила
выскочку на место.
— Мне 16 лет, — продолжил Джон, — а Агнес 5. Нашего отца зовут Северус Тобиас
Снейп, а маму…
— Гермиона Джин Снейп! — радостно закончила девочка, и взглянула на Гермиону,
выглядывающую из-за спины Минервы.
— Это какая-то ошибка… — пробубнила девушка, грызя ногти. — Вы дети… Я хочу
сказать, что я и профессор Снейп, у нас совместные дети.
6/51
— Ну да! — девочка посмотрела на мать, как на умалишенную.
Сказать, что зельевар был в ярости, это ничего не сказать. Как кто-то вообще может
помыслить о том, что он может переспать с невыносимой, нудной, да что уж греха таить,
далеко не красавицей — мисс-я-самая-большая-зануда-во-всем-Хогвартсе-Грейнджер.
Агнес в это время, пользуясь общей растерянностью, все-таки вытащила волшебную
палочку из кармана брата.
− Это какой-то вздор! — прорычал Снейп, − Я и мисс Грейнджер! Я бы никогда. Фу-фу-
фу. — лицо исказила гримаса брезгливости.
Снейп посмотрел на сидящего, согнувшегося парня. Он действительно был на него
похож. Высокий, худощавый, но жилистый. На худом лице выделялись острые, как
бритва, скулы. Прямой, немного длинный нос не уродовал его. Черные глаза, где не
видно даже зрачка, определенно принадлежали Северусу. На голове парня красовалась
странная прическа. Черные, как смоль, волосы были собраны в хвост на макушке, а на
выбритых висках были узоры.
На руках парня определенно красовались магические татуировки. Череп ворона
периодически оживал, подергивая клювом, а его красные, как два огонька, глаза
поблескивали, как пара красных звезд. Так же на руке была ярко-зеленая змея, а на
кисти красовался гордый лев, грива которого переливалась солнечным, огненным
цветом.
Северус поймал себя на мысли, что никогда бы не позволил своему сыну сотворить с
собой «такое». Парень, по его образу, скорее напоминал бунтаря Билла Уизли, чем
сдержанного Снейпа.
Парень поймал его взгляд.
— Когтевран — это мой факультет, — парень указал на ворона, — и ворон мой патронус.
Слизеринский змей — это символ твоего факультета, а лев, — парень
продемонстрировал руку, — это Гриффиндор. Мамин факультет. Если Агнес попадет на
Пуффендуй, — Джон усмехнулся, — то придется набивать барсука. Хотя она, скорее
всего, слизеринка. — голос звучал устало.
Гермиона посмотрела на девочку, которая тихо, но уверенно накладывала на миссис
Андерсон заклинание Силенцио, используя палочку брата.
Девочке действительно на вид едва исполнилось 5 лет. Она выглядела очень даже по-
маггловски. Если этого ребенка встретить на улицах Лондона, то никогда не скажешь,
что она волшебница и умеет использовать заклинание, которое в Хогвартсе изучают на 5
курсе.
Черные прямые волосы девочки были собраны в высокий хвост. Её лицо было румяно,
большие щечки горели бодрым красным огоньком. Маленький курносый носик был усыпан
веснушками, а яркие, медово-карие глаза светились неподдельной детской радостью.
Агнес закончила с заклинанием и просто стала баловаться, прыгая по кровати и докучая
брату.
«Бедный парень», — Гермиона мысленно ему посочувствовала.
— Агнес! — сурово крикнул парень, заставив девочку замереть, — Прекрати. — Джон
забрал свою палочку у сестры. — Ты или убьешь ей кого-нибудь, или выткнешь себе глаз.
Девочка тяжело вздохнула и переползла на колени к брату.
— Вокруг тебя так много мозгошмыгов, — мечтательно заключила Луна, указав пальцем в
область головы Джона.
— Ага… — Джон улыбнулся ей, — наверное… Меня, кстати, Джон зовут. — он протянул
руку Полумне. Девушка представилась и ответила на рукопожатие.
— А что такое эти… — девочка нахмурилась, вспоминая слово, — Мозго… Мозгошмыги?

7/51
Снейп устал от этого представления. Он набрал кислорода, чтобы разразиться гневной
тирадой, но суровый голос Минервы оборвал так и не начавшуюся речь.
— Мистер Снейп, — Минерва смягчилась, — вы расскажите, что произошло и как вы
здесь оказались?
Молчавшая Кира Андерсон попыталась вставить свои пять копеек, но у нее ничего не
вышло. Заклятье немоты дало о себе знать. Северус увидел это и, хмурясь, посмотрел на
Агнес. Девочка потупила глаза, пытаясь скрыть улыбку.
— Агнес, — парень нежно посмотрел на девочку, — ты ничего не хочешь рассказать
родителям и директору Макгонагалл?
— Нет. — самоуверенно ответила девочка. — Я тут не причем. Ты спал и не досмотрел за
мной. Значит, это полностью твоя вина. — протараторила Агнес. — Ты старше. Ты и
рассказывай! — девочка спрыгнула с колен брата и, подойдя к Снейпу, вцепилась в его
мантию.
Снейп сначала хотел на нее наорать, но вовремя остановил себя, увидев, что девочка
просит защиты. Они не могли быть детьми его и мисс Грейнджер. Просто, потому что не
могли. Только если бы он был пьян. Но он до такого не напивается.
Мисс Андерсон привлекла к себе внимание своим мычанием. Она возмущенно ругалась,
требуя снять с себя заклятье.
— Кира, в подземельях есть Болтливое зелье, — он с сочувствием посмотрел на
женщину, — выпей его. Пароль ты знаешь.
Женщина гордо удалилась.
— Подождите, — Гермиона вышла из-за плеча Минервы, — я хотела сказать, что у нас с
профессором Снейпом не может быть никаких детей… Потому что профессор и я…
Мы… потому что. — Гермиона не могла подобрать слов.
— Мы не подходим друг другу. — помог ей Северус.
— В смысле?! — возмущенно выкрикнула девочка, — а я тогда, кто? Я твой ребенок,
мама! И папы тоже!
— Гипотетически… — смягчила углы Гермиона, ласково посмотрев на девочку.
— Джон, — Агнес твердой походкой подошла к брату, — я хочу домой. К моим
нормальным родителям.
Парень тяжело вздохнул и взял малышку на руки.
— Мама, тебя зовут Гермиона Джин Грейнджер, после замужества Снейп. — он
посмотрел на девушку. — Я не буду говорить всем известные факты, но… — парень
призадумался, — ты пьешь кофе без сахара, твои духи пахнут сиренью и крыжовником.
Когда я был ребенком, ты пела мне колыбельную про мотыльков, а сейчас поешь её
Агнес. Как тебе до этого пели твои родители. А им их родители. — он перевел взгляд на
Северуса. — В твоем случае с кофе все наоборот. Слишком много сахара. Твоя метка
после смерти Волан-де-Морта не исчезла, а просто стала бледнее. Ты мучаешь скрипку,
когда думаешь… — Снейп смотрел на Джона широко открытыми глазами, — Ах, чуть не
забыл. Твое любимое выражение: «Иногда наука больше искусство, чем наука. Многие
люди…»
— Не понимают этого. — закончил Северус. — У меня отпали вопросы. — Он
выразительно посмотрел на Грейнджер.
Гермиона медленно кивнула ему, соглашаясь.
— Не зря говорят, что родители — это дети, у которых есть дети. — философски
заключила девочка и зевнула.
— Ей спать пора, — парень посмотрел на Макгонагалл.
Минерва, находясь в ступоре, абсолютно не представляла, что делать. Если парня

8/51
можно было поселить в одной из гостиниц факультета, то что делать с пятилетней
девочкой, она не знала. Она мысленно радовалась тому, что сейчас каникулы и им не
придется ничего выдумывать.
— Мы можем поселиться в моих покоях. — с энтузиазмом предложила Гермиона.
— В вашей коморке? — Снейп брезгливо поморщился, — Мисс Грейнджер, вы живете
практически в чулане.
— Гермиона. — поправила Агнес.
Северус тяжело вздохнул и продолжил.
— Возможно, будет лучше поселить детей в моих покоях. У меня есть две лишние
комнаты. — от новой информации Грейнджер возмущенно насупилась.
— Боюсь, это будет неуместно, — начала Гермиона, — мисс Андерсон это не понравится.
— У мисс Андерсон есть свои покои, — флегматично заметил Северус, — да и, к тому
же, я не вас зову, мисс… — Северус замялся и посмотрел на Агнес, — Гермиона.
— девочка довольно улыбнулась.
Джон чувствовал себя максимально неловко в сложившейся ситуации. Во-первых, его не
грела мысль жить с родителями, во-вторых, его пугала мысль о том, как их появление
повлияет на будущее.
— Я хочу жить с папой, — радостно заметила девочка. На что Северус победно
усмехнулся. — Но без мамы не буду. Если вы не будете жить вместе, то я вообще ни с кем
не буду жить.
— Напугала ежа голой задницей. — процедил Джон.
— Я думаю, что пока что вам лучше пожить вместе, — заключила Минерва и посмотрела
на ошарашенных Северуса и Гермиону, — ради детей. Сейчас девочке не нужен лишний
повод для стресса. Вы, что думаете, молодой человек? — она добродушно посмотрела на
Джона.
— Понимаете, директор, — Джон ответил улыбкой на улыбку, — обычно я живу отдельно
от родителей. У меня своя квартира и… Возможно, это будет неуместно. Если это
возможно, я бы хотел пожить в покоях матери.
— Конечно! — воскликнула директор, — Вот и решили.
— Я буду приходить, чтобы уложить Агнес спать или усмирить её. — он окинул
родителей взглядом. — с ней сложно. Пока не привыкните. Если дать слабину, — он
взъерошил девочке волосы, — она из вас веревки будет вить.
Минерва отправилась провожать детей в покои зельевара.
Снейп злобно посмотрел на Гермиону и процедил:
— Мало того, что я терплю вас в лаборатории, вы теперь и мои покои оккупировали.
— Судя по тому, что у нас двое детей, господин директор, — Гермиона посмотрела прямо
в обсидиановые глаза, — вы меня еще и в постели терпели. Бедненький.
Гордо задрав голову, она пошла догонять Минерву.

9/51
Глава 3. Разговоры и открытия.
Когда вещи Гермионы были перенесены домовиками, «серьезный разговор» с мисс
Андерсон отложен на потом, а маленькая Агнес уложена спать. Северус, Джон и
Гермиона устроились в гостиной за кружками чая.
— Итак, молодой человек, — Северус обратился к Джону, — что произошло?
Парень прокашлялся и без тени страха посмотрел в глаза Северуса.
— Вы позвонили мне два дня назад и попросили посидеть с Агнес. Обычно я
отказываюсь, но тут не было выбора. — он тяжело вздохнул. — Домовики с ней не
справляются, няньки — тем более. А если оставить её в Хогвартсе, она камня на камне не
оставит…
— Неудивительно. Готов поставить весь свой счет в Гринготтсе, — он посмотрел на
Гермиону, — что это вы так её избаловали.
Гермиона возмущенно запыхтела.
— Вообще-то нет. — парень усмехнулся. — Это ты слишком много ей позволяешь. Она
поздняя и излюбленная. Отчасти, в том, что случилось, есть и твоя вина…
Снейп нахмурился. Гермиона победно улыбнулась и, подавшись вперед, спросила с
заинтересованным лицом:
— А где были мы?
— Отец поехал на конференцию зельеваров в Бостон, — парень широко улыбнулся, — а
тебе пришлось ехать на крупный показ мод в Азию.
— Мод? — Гермиона подавилась чаем. — Я дизайнер? М-м-модель?
Северус окинул Гермиону насмешливым взором с головы до ног:
— Мисс Грейнджер, скорее всего, вы поехали туда за тем, чтобы показать людям, как
делать не надо.
Гермиона открыла рот, чтобы возразить.
— Вообще-то, — Джон не дал ей сказать, — мама работает главным редактором одного
из самых авторитетных журналов мод. — он с теплотой посмотрел в глаза Гермионы.
— Однажды ты сказала мне, что продала свою душу дьяволу, когда впервые надела
туфли Jimmy Choo, — парень искренне улыбнулся. — И пожалуйста… — он замялся, — я
понимаю, что вы не те люди, которых я знал. Вы не мои родители, а я даже не родился.
Но я вас прошу, — он окинул их двоих взглядом, — хотя бы притворитесь, что хорошо
относитесь друг к другу. Нам с Агнес и так сложно…
— Извини, — спокойно сказал Снейп.
— Мы будем стараться, — мягко сказала Гермиона, — правда, профессор?
Мужчина утвердительно кивнул.
— Мисс Андерсон твоя… — парень предпринял усилие и выдавил, — девушка? Это я к
тому, что Агнес в этом особо не разбирается. — затараторил парень. — Она считает, что
ты её отец, а Гермиона её мать. Я лезу не в свое дело, но все же, будет правильно, если
вы сыграете в семью при ней…
— Я попробую, но не обещаю. — мужчина поморщился. — Вы как, Грейнджер?
— Я спать с вами не буду! — сказала Гермиона, нахмурившись.
Парень смотрел, ухмыляясь, то на Гермиону, то на Северуса.
— Мерлин, какая потеря! — злобно прошипел Северус. — Я вам и не предлагал. Не для
вас моя роза цвела, мисс Грейнджер.
— Для чопорной Андерсон, полагаю?! — выплюнула ему в лицо Гермиона. Они уже
забыли, что Джон сидит с ними.
— Завидуете, Грейнджер? — зельевар выпрямился в кресле и с вызовом посмотрел на
10/51
Гермиону.
— Соболезную. — яростно сказала Гермиона.
Снейп засмотрелся на её красное от гнева лицо. Опустил взгляд на её шею, на
вздымающуюся от тяжелого дыхания грудь. Много язвительных шуточек вертелось на
языке, но он решил достойно промолчать, то ли не желая дальнейших препирательств, то
ли инфаркта Гермионы.
— Кхм-кхм… — привлек внимание Джон. — С вашего позволения, я продолжу. Я
вынужден был остаться с «девочкой-праздником». И все было чудесно, пока я спал.
— парень потупил глаза. — Проснулся я от того, что сработали сигнальные чары в твоей
лаборатории, — он посмотрел на отца, — Я ломанулся туда и увидел, как ваше любимое
чадо залезло на полки с зельями. Агнес решила, что она достаточно взрослая, для того,
чтобы самостоятельно, без твоего надзора, варить зелья. — он посмотрел на отца.
— А под надзором профессора она варит зелья? — с сомнением спросила Гермиона.
— Да. — спокойно ответил парень.
— Но ей пять лет! — взбрыкнула Гермиона.
— Я в её возрасте уже использовал заклинание исчезновения и самостоятельно мог
приготовить Укрепляющий раствор. — с легкой обидой проговорил парень.
— Ничего удивительного, — заключил мужчина, — вы же мои дети.
— Ну да, — протянула Грейнджер, — я тут мимо проходила, профессор.
Джон мило улыбнулся, послушав родителей.
— Я попытался оторвать маленькую обезьянку от полок, но она схватилась за них, и все
стоящее на полках великолепие навернулось на меня. — грустно сказал парень.
— Хорошо, что ты не обжегся или еще что похуже… — жалостливо протянула девушка.
— Я представления не имею, какая смесь зелий может отправить в прошлое! — Снейп
соскочил с места и стал ходить из угла в угол.
— Тут дело не только в зельях… — парень нервно закусил нижнюю губу. «Совсем, как
его мать», — подметил Снейп.
После этих слов, парень достал из кармана пижамных штанов подвеску.
— Хроноворот! — удивленно вскрикнула девушка. — Но это невозможно, они все
уничтожены!
Хроноворот Джона был погнут, одна из петель вовсе была сорвана.
— Не все. — констатировал парень. — Хотя нет. Теперь все. Я не знаю, как это
произошло. Я всегда ношу его на шее. Может, когда я схватил Агнес или при падении.
— парень тяжело вздохнул. — У меня были небольшие трудности. Я не успевал и
поэтому…
— Можешь не оправдываться. — твердо сказал Северус. — Случилось, что случилось.
Нам нужно просто это исправить.
— Вопросы времени еще не изучены, — попыталась поддержать парня Гермиона, — мы
даже толком не знаем, как все устроено.
— Если мои родители обнаружат, что мы пропали, — парень устало посмотрел в пол, —
они с ума сойдут. Простите, вы тоже мои родители. Но… — он тяжело вздохнул, — Мама
меня убьет.
— Ну-у-у-у… — протянула Гермиона, — я здесь, — она помахала рукой перед лицом
парня, — и ты еще жив. Радуйся.
— Я думаю, над этим стоит поразмыслить завтра. — подвел итог Снейп, — а теперь
спать. Мисс Грейнджер, — он помог Гермионе подняться, — я покажу вам свои покои.
Гермиона замерла. — Я бы хотела посмотреть на свои покои. Спать в вашей кровати…
Эта мысль меня не греет.

11/51
— Ну что вы, — усмехнулся Снейп, — я и не надеялся. Подземелья — это пока моя
обитель. Я говорил о комнате, в которой вы будете жить. Временно. — добавил мужчина.
Попрощавшись с Джоном, Снейп отправился показывать мисс Грейнджер её временное
место жительства.
Гермиона открыла свои покои и ахнула.
Комната была большая. Кремового цвета стены переливались с яркого на тёмный в свете
среднего размера люстры, висевшей над двуспальной кроватью. Её корпус был выполнен
из дерева цвета тёмного шоколада. Аккуратно заправленные простыни сливочного
оттенка так и манили гостей к себе. Слева от изголовья стояла небольшая белая тумба,
размещавшая на себе настольный торшер. На стене напротив кровати висела картина с
изображением красивого осеннего парка. Справа возвышались два книжных шкафа
тёмно-карамельного оттенка. Мягкое, невысокое молочного цвета кресло с закругленной
спинкой будто приглашало присесть.
— Это неожиданно. —промямлила Гермиона.
— А вы что ожидали увидеть, Грейнджер? — мужчина приподнял бровь. — Склеп?
— Нет. — соврала она.
Снейп подошел к ней вплотную и посмотрел в глаза.
— Ваши вещи уже здесь… — ласково сказал он, а его дыхание опалило её кожу.
Сердечный ритм девушки усилился. — Завтрак в 8:00, прошу не опаздывать. — он
развернулся на 180 градусов и удалился, хлопнув дверью.
«Вот мудак», — подумала Гермиона, но позже мысленно добавила: — «Но
харизматичный».
Она легла на мягкую постель и задумалась. Ей давно нравился Снейп. Наверное, с тех
самых пор, когда он заслонил знаменитую троицу от оборотня. Поначалу, она все
списывала на детскую влюбленность. Ее мама говорила, что это нормально в ее
возрасте, когда тебе нравится человек, который на порядок старше тебя. Тебя
привлекает его зрелость, ответственность, ум и внешний вид. Чувство надежности, в
конце концов. Миссис Грейнджер уверяла дочь, что со временем это пройдет. Потом, на
зависть всем девушкам Хогвартса появился Виктор Крам. Его сила и чувство
защищенности привлекала Гермиону, но, к сожалению, Виктор был далеко не ученый. Им
не о чем было разговаривать, а на приятных для обоих обжиманиях и скудных
переписках, отношения не то, что не укрепятся, даже не проживут. Дальше был Рон.
Отношения, которые умерли в зародыше. Рон перепутал дружескую привязанность и
братскую любовь с любовью настоящей. В случае Гермионы все было еще более
прозаичным. Она была одинока, а Рон симпатичным. Лишь потом они поняли, что на «Ну,
а почему бы и нет» любви не построишь. И все это время, ее тенью преследовали
непонятные и совершенно абсурдные чувства к Снейпу. За время обучения в Хогвартсе
она пережила к зельевару весь спектр эмоций. Ненависть, влюбленность, порицание,
вера в него и его дело, влечение и желание.
Потом появилась эта Андерсон. Гермиона не знала, продала ли худощавая стерва душу,
чтобы Снейп принял ее в свою постель или профессор был под «Империо». Но факт
оставался фактом. Гермиона вместе со своим желанием и влюбленностью оставалась в
пролете. И ее уверенность в этом факте не угасала до тех пор, пока из будущего не
появились их дети.

***

12/51
Снейпу, мягко говоря, не спалось. Мужчина сидел в кресле напротив камина, держа в
руке бокал с янтарной жидкостью. У него будут дети. Он не мог в это поверить. Да еще и
от кого? От невыносимой Грейнджер. Нет, Северус когда-то думал о детях. У которых
будет ум папин, внешность мамина. Но не от Грейнджер ведь! С его служением двум
сильным мира сего, безответная любовь, от которой теперь остался лишь горький шлейф
да воспоминания. Всю его жизнь ему было не до попыток завести потомство. Он не знал,
каким он будет отцом. Будет ли он баловать своих детей или, наоборот, сбудутся его
худшие опасения, и он станет сумасбродным тираном, прямо как его отец. Все это
заставляло отказаться от планов или серьезных отношений.
Снейп встал с кресла и, открыв шкаф, достал оттуда скрипку и смычок.
Легкая, печальная музыка полилась в комнате. Снейп закрыл глаза и тяжело вздохнул.
Как его угораздило жениться на Грейнджер? Он был слеп или пьян? Хотя это было
довольно глупое предположение. Нельзя же прожить 16 лет с нелюбимым человеком, да
еще и зачать с ней двух детей. Северус бы не смог. А с другой стороны, он и сейчас
позволяет себя терроризировать женщине, к которой у Снейпа нет ничего, кроме
банального мужского влечения.
Нравилась ли ему Грейнджер, он не знал. Да, она симпатичная, да, умная. Не более. Но
Северус совершенно точно знал, что он нравится ей. Он давно ловил на себе ее взгляды
и посмеивался над ее нелепыми потугами привлечь к себе его внимание.
Музыка затихла. Северус положил инструмент в футляр и убрал его на свое законное
место.
Сомнений не вызывало только то, что дети однозначно его. Они похожи, умны, да и
парень сказал то, что никто из его знакомых не знал. Если про метку и выражение все
знали, то про остальное… Все считали, что Снейп пьет кофе без сахара, а про скрипку
знала только его покойная мать.
«Дети у меня и правда замечательные», — Северус улыбнулся своим мыслям, - «Нужно
будет расспросить Джона о нашей совместной жизни. Может, все действительно не так
плохо, как я думаю».
— В любом случае, — вслух сказал мужчина, — можно узнать Гермиону получше. Нам
еще наших детей назад в будущее отправлять.
Северус усмехнулся и в приподнятом настроении отправился спать.

13/51
Глава 4. Мозгошмыги и вино.
Джону не спалось так же, как и его отцу. Он думал. Думал о времени. В будущем Джона
существовало две теории времени: теория спирали, где время имеет форму спирали, и
каждый поступок в прошлом имеет последствия в будущем, и теория мультивселенной,
где гипотетическое множество всех возможных реально существующих параллельных
вселенных, включая ту, в которой он находится. Вторая теория была для Джона более
желательна и более реальна. Но, насколько он знал, так хроновороты не работают.
Единственной его надеждой было то что, что он каким-то образом открыл портал.
Возможно, взаимодействие зелья и хроноворота, возможно, поломка устройства. Да
может быть все, что угодно.
Парень повертелся в постели еще полчаса. Сон не шел.
Вовремя вспомнив любовь Гермионы к вину, парень встал с кровати и, улыбнувшись
своим мыслям, произнес:
— Акцио, вино!
Услышав звон бутылок, которые пытались пробиться через шкаф, парень применил
«Фините», переживая за сохранность прекрасного алкоголя.
Он подошел к шкафу и открыл дверцы.
— Так, что тут у нас? — вслух сказал он, проводя пальцами по небольшой коллекции
бутылок. — Cheval Blanc… Хм. Неплохо. — удовлетворенный выбором, парень надел на
себя все еще радужную от зелий футболку, накинул сверху трансфигурированный в
кофту плед, и поспешил в свое любимое место. На Астрономическую башню.
Поднявшись на самый верх по лестнице, он остановился прямо у входа. Джон увидел
хрупкий силуэт на фоне ночного неба. Белые, как молоко, волосы переливались под
светом луны. Парень затаил дыхание, стараясь не двигаться. Он просто смотрел и глупо
улыбался. Джон мог поклясться, что эта ангельская девушка, самое прекрасное, что
видели его глаза.
— «Чем ты несчастлив, —
Скажут мне люди? —
Тем я несчастлив, Добрые люди, что звезды и небо —
— Звезды и небо! — а я человек!..» — тихо произнесла девушка и медленно обернулась,
посмотрев на Джона с улыбкой.
— «Люди друг к другу
Зависть питают;
Я же, напротив,
Только завидую звездам прекрасным,
Только их место занять бы желал». — Джон ответил улыбкой на улыбку и немного робко
сказал:
— Привет.
— Привет. — ответила девушка, отвернулась и посмотрела на звездное небо, —
Насыщенный у тебя сегодня день, да?
Джон встал рядом с ней.
— Нет, — ухмыляясь, произнес он, — стандартная ситуация. Я практически каждый день
путешествую во времени. Даже как-то устал от этого. — отшутился парень.
Девушка рассмеялась.
— Ты оказался в невероятной ситуации, — Луна посмотрела на него широко
распахнутыми глазами. — Даже представить страшно.
— Ой, да перестань. — парень посмотрел на нее с улыбкой. — Невероятная ситуация —
14/51
это быть одновременно приглашенным на вручение премии «Оскар» и на вечеринку к
Элтону Джону. А эта ситуация просто раздражает. — он тяжело вздохнул. — На самом
деле, я в панике. — Джон отхлебнул вино, — Будешь? — спросил парень, протянув ей
бутылку.
— Ага. — кивнула девушка и сделала большой глоток прямо из горла. Парень удивленно
посмотрел на Луну. — Я думаю, — продолжила девушка, — что все это неспроста. Может
быть, вы с сестрой посланы судьбой, чтобы соединить ваших родителей. А все вокруг них
кишит маленькими мозгошмыгами. Они оба несчастливы и вы можете это исправить.
— она отхлебнула еще немного и вернула парню бутылку.
— А ты фаталист. — черные глаза встретились с серебристо-серыми. — Может, ты
права, а может, и нет.
— Конечно, я права. — мечтательно улыбнулась девушка.
— Луна, а кто такие мозгошмыги? — заинтересованно спросил парень.
Полумна начала рассказывать про всех существ, которых выдумал Ксенофилиус Лавгуд.
Джон внимательно слушал и не перебивал. Он не верил в то, что эти существа
действительно существуют, но девушку не перебивал. Главное, что в это верит Луна. А
правда у каждого своя. Во время разговора парень накинул на голые плечи девушки
свою кофту. Джон смотрел на нее и улыбался. Ему нравились её большие глаза,
обрамленные густыми, длинными ресницами. Её молочная, бледная кожа и длинные,
вьющиеся локоны. Не удержавшись, он пропустил её белоснежный локон сквозь пальцы.
— Знаешь, мне нравятся твои волосы. — он с теплотой посмотрел на нее.
— А мне твои. — девушка поднялась на носочки и взъерошила ему волосы. — Они такие
необычные. — заключила Луна, проведя тонкими, длинными пальцами по виску парня.
— Все в твоем будущем ходят с такой прической? — она улыбнулась, посмотрев в
обсидиановые глаза.
Джон усмехнулся:
— Да. Знаешь, иногда мы хотим выделиться из толпы и попадаем в другую толпу. Я
ничем не отличаюсь от остальных, — он печально улыбнулся, — А вот ты отличаешься. И
это хорошо. — он посмотрел на её губы.
Девушка застенчиво улыбнулась, закрыла глаза и, встав на носочки, потянулась своими
губами, к губам парня.
Джон закашлялся:
— Луна, в тебе говорит вино. — Не надо делать то, о чем потом, возможно, пожалеешь.
— его улыбка была печальнее, чем повесть о Ромео и Джульетте.
Полумна засмущалась и отстранилась от парня.
— Ты говорила о нарглах. Почему они любят обитать в омеле? — Джон решил сгладить
неловкую ситуацию.
Так они и болтали. О мифических существах, фантастических тварях — выдуманных и
существующих. О книгах, будущем. Они шутили и смеялись, смотря, на яркое звездное
небо, и пили вино. Им обоим было легко. Как будто они знакомы уже вечность.

Примечание к части

Небольшое лирическое отступление.


Оставляйте отзывы, пишите свое мнение.)))
Во-первых, это приятно. Во-вторых, это мотивирует. В-третьих, мне очень интересно ваше
мнение о работе в целом))).

15/51
пы.сы. Глава писалась под песню Urge Overkill - Girl, You'll Be a Woman Soon.
Советую включить на фоне. Очень атмосферно.

Думаю, что новая глава не заставит себя долго ждать.

16/51
Глава 5. Доброе утро?
Гермиона проснулась от того, что её непослушные волосы щекотали её же нос. Девушка
перевернулась на спину и с наслаждением потянулась в мягкой постели.
Осознание того, где она находится, пришло к ней, только, когда она открыла глаза. А
весь вчерашний день нахлынул на нее, словно лавина, сметая все душевное спокойствие
на своем пути, принося следом панический ужас.
«Так, Гермиона. Вдох-выдох, вдох-выдох», — она мысленно сама себя успокаивала. — «В
мире нет ничего, с чем ты не могла бы справиться. Ты — большое, светлое солнце. На
тебе нет ни одного черного пятнышка»
Успокоив себя, девушка подошла к шкафу. Зря Снейп намекал на то, что у Гермионы нет
вкуса. Просто работа преподавателя предполагает дресс-код. Она не могла просто
надеть на себя то, что ей заблагорассудится. На каблуках было неудобно ходить по
лестницам, которые с завидным постоянством меняли свое направление. А «боевой
раскрас» был явно неуместен в стенах школы. Хотя мисс Андерсон без зазрения совести
себе это позволяла. Гермиона, в отличие от вышеупомянутой «мамзели», носила
красивую одежду и макияж для себя, а не для того чтобы «привлечь самца». Такие вещи
казались ей в крайней степени тупыми. В маггловском мире, в Лондоне, или если того
требовала ситуация, девушка принаряжалась. А наносить на себя тонны штукатурки и
одеваться, как будто ты одинокая, отчаявшаяся женщина, Герми не собиралась.
Она закусила губу и осмотрела содержимое шкафа.
— Хорошо Снейпу, — вслух сказала девушка, — семь бед — один ответ. Черный сюртук.
Она достала черные брюки-скинни, серый свитер крупной вязки и, переодевшись,
направилась завтракать.
Остановившись перед дверью в гостиную, она вздохнула.
— Грейнд… — мужчина замялся, — Гермиона. Я даже через дверь слышу, как вы
пыхтите. — голос за дверью источал яд. — Входите. Я не укушу, если не попросите.
Девушка закатила глаза и решительно открыла дверь.

***

Войдя в помещение, она увидела мирно завтракающих профессора и Агнес.


— Доброе утро. — Гермиона мило улыбнулась и посмотрела на дочку.
— Доброе утро, мамочка! — радостно воскликнула девочка.
— Спорное утверждение. — процедил Снейп. — Как спалось? — спросил он, не отрывая
глаз от газеты.
— Очень хорошо, — девушка села напротив Северуса и принялась намазывать джем на
тост, — спасибо, профессор.
— За что спасибо? — ноль эмоций.
— За то, что думаешь о маме. — Агнес ответила за Гермиону.
— Если бы мне давали галлеон каждый раз, когда я думаю о твоей маме… — мужчина
усмехнулся, — Я бы начал думать о твоей маме.
Девочка нахмурилась.
— А где Джон? — Гермиона решила сменить тему.
— Спит, наверное… — задумчиво протянула Агнес, — Знаете, а Джону понравилась
Луна. — девочка счастливо улыбнулась.
— Откуда ты знаешь? — Гермиона стряхнула крошки с одежды девочки.
17/51
— У него такой взгляд был. — сказала девочка с набитым ртом. — Такой взгляд бывает у
папы, когда он смотрит, как ты злишься.
— Из-под бровей? — усмехнулась девушка.
— Нет. — замотала головой девочка. — С глупым выражением лица. Джон говорит, что
это любовь. В такие моменты папа называет тебя «злобная химера» или «проклятье
моё».
— Ого. — подытожил Снейп, поджав губы. — А я счастлив в браке… А как твоя мама
называет меня? — он внимательно посмотрел на Агнес.
Девочка задумалась.
— Хм… — она нахмурилась. — «Дорогой», «Родной», «Любимый», — она задумалась.
— «Жеребец». — Герми подавилась чаем. — Я, правда, не знаю почему, — наивно
заявила девочка, закидывая в себя ложку каши. — папа совсем не похож на лошадь.
Снейп попытался скрыть ухмылку.
— Северус, — девушка попыталась поменять тему, мечтая стереть ухмылку с лица
зельевара, — вы читали планы по урокам зельеварения, которые я передала вам во
вторник?
— Безусловно. — он продолжал ухмыляться, глядя на покрасневшую Грейнджер. — План
потрясающий. Шедевр. Бестселлер. Я не знаю, как отойти от шока. — он чуть наклонился
к Гермионе. — Я улыбался во все 40 зубов, — Северус усмехнулся. — или сколько там у
жеребцов?
Гермиона набрала кислорода в легкие, чтобы высказать ему все, что она думает о его
дурацких шуточках и детском поведении. Но сказать ей не дал Джон, который вошел в
гостиную. Парень выглядел не выспавшимся, но счастливым.
— Привет! — он широко улыбнулся родителям и чмокнул сестру в щечку. — Надеюсь,
Агнес вас не совсем замучила.
— Нет, конечно, нет! — Гермиона ответила улыбкой на улыбку. — Она очень славная
девочка.
— Нужно купить вам новую одежду. — флегматично сказал Снейп, — Процесс,
возможно, затянется. Ибо мы понятия не имеем, как все исправить.
— Я поищу в библиотеке. Может, там описываются подобные случаи. — глаза девушки
загорелись.
— Хорошо. — согласился Снейп и направился к выходу.
— Вы куда? — полюбопытствовала Гермиона, вскочив с места.
— Полагаю, — Северус посмотрел на нее со снисхождением, — что я иду попробовать
наладить свою личную жизнь. Джон, — он обратился к сыну, — как ты смотришь на то,
чтобы прогуляться у черного озера вечером?
Парень ответил согласием, а Гермиона обиженно посмотрела на закрывающуюся за
зельеваром дверь.
— Чаю? — тихо спросила она у Джона.

***

Стоя перед тяжелой дубовой дверью, мужчина, морально приготовившись к выяснению


отношений, спокойно произнес:
— Пассифлора.
Северус вошел в комнату и увидел стоящую к нему спиной Киру. Спина женщины была
прямая, её черные прямые волосы водопадом спадали на спину. Она была одета в

18/51
полупрозрачный, белый шифоновый пеньюар, из-под которого виднелось кружевное
белье. В её тонкой, изящной руке находился бокал белого вина. Кира, услышав, как
вошел Северус, не обернулась.
— Ты мне не рада? — спросил мужчина с порога.
— Почему ты мне не сказал? — возмущенно процедила она.
— Не сказал что? — зельевар смотрел ей в спину.
— Что тебе нравится эта… — женщина замялась, — занудная, глупая, безвкусная
зазнайка Грейнджер?! — фамилию Гермионы женщина выплюнула, не скрывая своей
ярости, — Ты с ней уже спал? — Кира резко повернулась к нему лицом. — Только не лги
мне!
— Едва ли Гермиону можно назвать глупой. — усмехнулся Снейп.
— Она теперь Гермиона. — обиженно протянула женщина. — Можешь не отвечать мне
на второй вопрос. Я уже сделала свои выводы. А эти дети? Она однозначно подговорила
их. Наняла каких-нибудь актеров, чтобы затащить тебя в постель! Бедная девочка,
наверное, на грани отчаянья, вот и пытается изо всех сил. Я видела, как она на тебя
смотрит! — тон был приказным и истеричным.
Снейп подошел к Кире вплотную и сказал в лицо:
— Во-первых, не тебе указывать мне, что делать. — женщина вздрогнула. — Во-вторых,
прекрати истерику и, в-третьих, «эти дети» — мои дети. — Северус уже шипел от гнева.
— И если ты еще раз позволишь себе так со мной разговаривать, то больше не
подойдешь ко мне ближе, чем на 20 шагов. — мужчина отступил. — Я понятно излагаю?
— Но… — женщина опустила глаза. — Прости, Северус. — она положила руки на плечи
зельевара. — Во мне просто говорит ревность.
Она ласково провела ладонями по спине мужчины, подошла к нему, сократив дистанцию,
посмотрела в глаза и шепнула: — Просто эта ситуация, — женщина старательно
подбирала слова, — выбила меня из колеи. Я все исправлю. — шаловливая ручка мисс
Андерсон пробежалась по груди и подтянутому животу зельевара, спустилась ниже, к
ширинке. Женщина запустила вторую руку в волосы Северуса и склонилась к его губам,
для поцелуя.
— Не сегодня. — твердо сказал мужчина и, отступив на два шага назад, посмотрел ей в
глаза. — Какая ревность, Кира? Может, еще скажешь, что любишь меня? — он
усмехнулся.
— Может, и люблю! — надула губки женщина.
Северус рассмеялся.
— Я мастер Легилименции. Я знаю все твои мысли. — он грустно улыбнулся, — Мы
просто спим с тобой. Не больше. Не нужно фантазировать и придумывать того, чего нет.
— Северус пошел по направлению к двери. — Не будь склочной бабой, которая
кидается признаниями в любви, только потому, что на горизонте нарисовалась другая
женщина. Я такое презираю.
Ухмыльнувшись, он вышел.
— Сволочь! — вскрикнула женщина, кинув бокалом в закрытую дверь.

19/51
Глава 6: Семейство.
Джон зашел в подземелья в самый разгар спора. Гермиона стояла напротив Снейпа, на
лице которого читалось железобетонное спокойствие. Девушка обильно
жестикулировала, что-то доказывая, Северус же, скрестив руки на груди, смотрел на нее
сверху вниз, периодически закатывая глаза. Привычная сцена.
— Им ведь нужна не только школьная форма, — приводила доводы Гермиона, — но и
обычная одежда. У мадам Малкин совершенно нечего купить. Особенно на Агнес!
— Я не говорю о том, что нужно купить только школьную форму, — устало и спокойно
процедил Снейп, — я говорю о том, что это не обязательно делать в маггловском
Лондоне! — чаша терпения Северуса переполнилась.
Девушка надула губки, и с видом, мол «Ты нихрена не понимаешь, профессор» села в
кресло, закинув ногу на ногу.
— О чем спор? — Джон старался сдержать улыбку.
— Профессор считает, что в магическом Лондоне можно найти все, что нужно.
— девушка кинула обиженный взгляд на Северуса. — Профессор в этом разбирается.
— голос сочился сарказмом. — Он носит одинаковые комплекты одежды вот уже лет 45.
— Мне всего 40, Грейнджер.
— Вы еще даже не женаты, а уже бранитесь, как старые супруги. — нахмурился парень.
— Если позволите, я приостановлю ваш спор, — Джон сделал уверенный шаг на встречу
родителям, — и выскажу свое мнение. Одежду действительно лучше купить у магглов, —
Снейп-старший закатил глаза, — особенно для Агнес. Она очень привередлива.
Кстати, — глаза расширились, — где она?
— Агнес! — Гермиона вскочила с места.

***

Девочку нашли в лаборатории профессора. Она уже зажгла горелку и, сидя на столе,
перебирала ингредиенты.
Парень подбежал к девочке и взял её на руки.
— Вас нынешних и на минуту с ребенком нельзя оставить? — закипел Джон.
— Но, — замялась Гермиона, — с ней ведь ничего не случилось, так?
— Здесь нет опасных составов, — спокойно констатировал Северус, — только
базовые — для уроков зелий.
— А где опасные? — заинтересованно спросила девочка, закусив нижнюю губу.
— Потрясающая безалаберность! — Джон посмотрел на них с осуждением, — Я
переживал не за Агнес. — он недовольно глянул в глаза девочки, которая, в свою
очередь, поняв, что дело пахнет керосином, потупила глаза. — Её и лопатой не убьешь.
Я волновался за лабораторию. Она бы камня на камне не оставила.
Гермиона тяжело вздохнула. — Идем, Агнес, — она забрала ребенка из рук Джона, —
трансфигурирую твою одежду. Сейчас отправимся за покупками.
— Ура! — радостно воскликнула девочка, засыпая маму вопросами о покупках.
— И Северус, — Гермиона устало посмотрела на Снейпа, — пожалуйста, поставьте
сигнализационные чары на всё, к чему Агнес не рекомендуется прикасаться.
— Нельзя наложить чары на весь мир, мам. — парень усмехнулся, а Агнес скорчила ему
рожицу из-за спины матери.

20/51
***

Зельевар вышел из своей комнаты в маггловской одежде, и Гермиона могла поклясться


всеми книгами из запретной секции, что Снейп в джинсах — это лучшее, что она видела
в своей жизни. Черная облегающая водолазка подчеркивала все достоинства подтянутой
фигуры, серое пальто делало образ завершенным, а лакированные оксфорды
прибавляли солидности. Снейп теперь напоминал не черного ворона, который день и
ночь проводит, нагнувшись над пробирками с зельями, а успешного мужчину — маггла.
Парень, посмотрев на отца, тяжело вздохнул:
— Чувствую себя парнем, на которого в разгар вечеринки кого-то стошнило зельями, —
ухмыльнулся Джон и смахнул с одежды невидимые крошки, — а потом его выплюнул
камин. Хотя подождите, — бровь приподнялась, — почти так оно и было. — сейчас он
жалел, что зелья до конца не выводятся. — Но принт прикольный. — он
продемонстрировал радужную спину.
Агнес посмотрела на брата с широкой улыбкой:
— Да ладно тебе, Джон. Тебе уже ничего не поможет. Ты и так уродливый.
— Ну спасибо, — парень улыбнулся, — с твоим рождением моя самооценка упала
примерно на дно.
— Но я тебя и такого люблю. — девочка крепко обняла брата.
Снейп улыбнулся, глядя на детей. Потом посмотрел на улыбающуюся Грейнджер. Окинув
девушку взглядом с ног до головы, Северус сделал вывод, что у мисс «Я главный фанат
Минервы» действительно есть вкус.
В кои-то веки волосы Грейнджер не были стянуты в уродливый пучок или указывали
направления на все 4 стороны света, а мягкими локонами падали на плечи, красиво
обрамляя лицо. Сдержанный макияж выгодно подчеркивал аккуратные черты лица.
Черные брюки, серая майка, удлиненный черный жакет и классические туфли-лодочки
делали из Гермионы леди, уничтожая ассоциации с сумасшедшей библиотечной мышкой.
— Что-то не так, профессор? — Гермиона дала понять, что он слишком долго на нее
таращится.
— Нет. — желание подколоть не возникало. — Просто давайте быстрее
трансгрессируем. Не хочу, чтобы меня видели в таком виде.

***

Поход, а точнее набег на магазины с Грейнджер, показался Снейпу настоящим адом. За


то время, что они бегали по магазинам, Северус думал о том, на какое полезное дело он
мог спустить все те часы, что они потратили на магазины. Джона одели быстро. Агнес
оказалась настоящей привередой. Ей не нравилось все, что ей предлагали продавцы.
Хорошо, что Гермиона быстро взяла ситуацию под свой контроль. Сметая все на своем
пути, она находила для девочки то, что той действительно нравилось.
— Что это? — хмурясь, спросил Северус у дочери, показывая на футболку с буквой «S» в
пятиугольнике.
— Это знак «Супермена». — гордо сообщила Агнес. — Он может летать, сверхсильный, и
еще у него рентгеновское зрение. — взахлеб вещала Агнес. — он уязвим только к
криптониту.
— Он, как маггловский Иисус? — ухмыльнулся Снейп. — А воду в вино превращает?

21/51
— Наверное. — задумчиво протянула девочка.
— А это что? — он указал на футболку с логотипом Железного Человека.
— А, это. — девочка взяла в руки маленькие пакеты. — Это Железный человек. Тони
Старк.
— А какие у него способности? — заинтересованно спросил Снейп.
— Он богатый. — констатировала Агнес и отправилась на выход.

***

На пути в свои покои Северуса выловила Кира.


— Северус, нам нужно поговорить. — мягко сказала женщина.
— И вам не чихать. — нахмурилась Агнес.
— Агнес, это невежливо. — одернула девочку Гермиона. — мисс Андерсон. — девушка
кивнула в знак приветствия, на что получила холодную, наигранную улыбку.
— Профессор, мы пойдем. — Снейп кивнул в знак того, что услышал её.
— Вы теперь как настоящее семейство. — процедила Кира, пренебрежительно
ухмыльнувшись. — Очень мило.
— Если это все, что ты хотела сказать, — спокойно произнес мужчина, — то, думаю, мне
лучше уйти.
Женщина нервно схватила мужчину за рукав пальто.
— Нет, Северус, подожди. — голос дрожал. — Я не хотела сказать ничего плохого.
Просто… — она тяжело вздохнула, — Я жалею, что вела себя так, как вела. Я хочу
спросить. — она замялась, — У нас все так же, как и было?
— Кира, — мужчина нежно улыбнулся и провел тыльной стороной ладони по щеке
женщины, — я не знаю. Полагаю, что да.
— Тогда, — она потерлась щекой о теплую ладонь, — приходи ко мне сегодня ночью.
— Кира облизнула пересохшие губы.
— Звучит заманчиво. — усмехнулся Северус. — Я подумаю.
Женщина улыбнулась и проводила мужчину взглядом.

22/51
Глава 7. Возможное будущее.
Закатное солнце освещало заснеженную поляну. Молодой человек в черном пальто
стоял у дуба и, подняв голову в небо, вдыхал свежий зимний воздух.
— Памятное для меня дерево. — раздался за спиной грустный голос Снейпа.
— Я знаю. — парень вымученно улыбнулся. — Пройдемся?
Они неспеша отправились в сторону леса.
— Ты о чем-то хотел поговорить? — нарушил тишину Джон.
— Да… — протянул Северус. — О моем будущем. Какое оно?
— Ну, в мое время ты лучший и самый известный зельевар в мире. — парень улыбнулся.
— У тебя свой бизнес. Ты успешен. — Джон остановился и посмотрел на отца. — Ты это
хотел услышать?
— Какой я отец? — Северус посмотрел в черные глаза сына.
Джон задумался и, тяжело вздохнув, спокойно произнес: — Знаешь, тяжело быть
ребенком героев войны. Всегда нужно соответствовать своим родителям, а то и быть
выше. Мне тяжело было учиться. — Джон посмотрел в небо. — Я, наверное, поэтому и
просил шляпу определить меня на Когтевран, а не на Слизерин. Слишком много внимания
уделялось тому, что я сын гениальных родителей. Нужно было оправдывать ожидания.
— он грустно улыбнулся. — Но, как отец, ты замечательный. Ты показал мне, что значит
быть мужчиной. Показал, какой должна быть идеальная семейная жизнь. Научил не
пасовать перед трудностями и добиваться своих целей. Ты пример для подражания.
Агнес — это папина дочка. Ты все для нее делаешь. Поэтому она такая избалованная,
маленькая засранка. — Джон рассмеялся.
— А наша жизнь с Гермионой? — парень тепло улыбнулся, услышав, что Северус назвал
мать по имени.
— О, — Джон закатил глаза, — как бы тебе рассказать вкратце. Однажды она сломала
нос женщине, к которой тебя приревновала. — Снейп удивленно приподнял брови. — У
вас интересные отношения. Иногда вы тихая гавань, иногда бушующий океан. Порой, ты
готов задушить её. Но вы любите друг друга. И скорее солнце перестанет светить, чем
вы разойдетесь или предадите друг друга. Мама много работает, но к твоему
возвращению она всегда дома. Журнал отнимает много сил, там большая конкуренция и
ответственность. В нашем доме не сказать, что всегда мир и благодать, но мы семья.
Действительно семья.
Северус мечтательно улыбнулся. Он мечтал об этом. О детях, доме, красавице жене. Ему
очень нравилась такая перспектива, но он не был уверен, что такое возможно, он не был
уверен даже в том, что он такое заслуживает.
— У тебя с Андерсон все серьезно? — голос Джона был тихим. Ему тяжело дался этот
вопрос. Ощущение того, что он лезет не в свое дело, накрывало с головой. — Гермиона
тебе совсем не нравится?
— Я не знаю. — честно ответил Северус. — Я знаю, что я нравлюсь ей. Но я впервые в
подобной ситуации…
— Она влюблена в тебя. — засмеялся Джон. — Ты правда не видишь? — он устало
вздохнул. — Она нежная, добрая, человечная. Мама из тех женщин, которых необходимо
оберегать и в то же время, за тебя она глотку перегрызёт. По крайней мере, в моем
будущем. Присмотрись.
Они болтали, пока солнце не село и звездная ночь не вступила в свои права. По пути в
замок Джон остановил отца и решительно спросил:
— Что делать, если тебе нравится девушка, но ты не уверен, есть ли у вас будущее?
23/51
Снейп пожал плечами: — Думаю, пока что, стоит жить настоящим. А там посмотрим.
Оба мужчины приняли эту фразу на свой счет.

***

Северус в сопровождении Джона вошел в свои покои и увидел сидящую на небольшом


диванчике и читающую вслух Гермиону. Мягкий свет, исходящий от камина, ласково
освещал вдумчивое лицо девушки. Она сидела, облокотившись на подлокотник, ноги были
укрыты пледом, а её каштановые локоны, которые выбились из хвостика, непослушно
падали на лицо. Агнес сидела, прижавшись к Гермионе. Девочка уже клевала носом, но
по какой-то причине спать не шла.
— Почему вы не спите, юная леди? — голос звучал мягко и вкрадчиво.
— Спасибо за заботу, профессор, — не отрывая взгляда от книги, сказала Гермиона, —
но мне не хочется спать.
Снейп попытался скрыть улыбку и язвить не стал. — Я спрашиваю у Агнес, Гермиона.
— Мне мама разрешила! — оживилась девочка.
— Ну, не совсем так. — Гермиона чмокнула дочку в макушку. — Ты хотела дождаться
папы. Ты его дождалась. — Северус невольно улыбнулся. — А теперь спать.
— Но почему вам можно не спать, а мне это делать обязательно. — нахмурившись,
возмущалась Агнес.
— Потому что мы взрослые, а ты ребенок. — Северус взял дочь на руки и понес в
комнату.
— Вот так всегда! — заворчала девочка. — Кому-то бусы, а кому-то от мертвого осла
уши!
Джон усмехнулся и, повернувшись к Гермионе, смущаясь, произнес:
— Хочешь, я покажу вам мастер класс о том, как её вырубить?
Девушка, радостно улыбнувшись, закивала, и они последовали за Северусом.

***

Они зашли в детскую комнату. Агнес, одетая в черную футболку с карателем и чёрные
пижамные штаны, лежала в постели. Северус подтыкал одеяло. Девочка старалась
убедить отца в том, что время еще детское, спать она совсем не хочет и вообще,
родители ущемляют её права человека и гражданина магического мира. Мужчина
выпады и аргументы игнорировал.
— Смотрите и учитесь, пока я жив. — Джон сел на кровать рядом с сестрой.
— Агнес, хочешь интересную новую информацию? — заговорщически спросил парень.
— Как человек без чувства юмора и ума может предложить мне что-то интересное?
— девочка скептически посмотрела на брата. — А вообще да, хочу. — она поудобнее
устроилась на кровати.
— Ницше в своих трудах затрагивает интересный постулат. — размеренно начал
Джон, — Подобно франкфуртскому отшельнику Шопенгауэру, он видит сущность мира в
страдающей «воле», но все-таки этот мир в его глазах может быть оправдан, если
смотреть на него исключительно как на эстетический феномен. Если мир полон зла, если
«истина» заставляет желать пустоты, то постараемся «желать химер», постараемся
отыскать достаточно прекрасные, обольстительные иллюзии, чтобы они заставили нас

24/51
любить жизнь, несмотря на все её страдания, и приложим весь наш ум и всю энергию к
познанию этих иллюзий. — парень все говорил и говорил. Он бродил по комнате, активно
жестикулируя. Вещал про «трагическую мудрость», «научный оптимизм». Он
рассказывал до тех пор, пока из-под одеяла не послышалось тихое сопение.
— Её всегда вырубает на «второй иллюзии», — радостно улыбнулся парень.
— Ей всегда нужно рассказывать про чьи-либо философские труды? — удивленно
спросил Северус.
— Да. — удовлетворительно кивнул Джон. — Про зелья, трансфигурацию и ЗОТИ с ней
лучше не говорить. Она с тобой поспорит. Надо рассказывать то, в чем она не
разбирается.
— А сказки сейчас не актуальны? — прошептала Гермиона.
— Только если хотите уснуть быстрее нее. — Джон улыбнулся. — Мне пора. Завтра мне
выходить на занятия. Снова в школу. — парень закатил глаза. — Как я счастлив.
Северус и Гермиона проводили Джона. Настроение у обоих родителей было хорошее, а
спать совсем не хотелось.

Примечание к части

Оставляйте отзывы. Очень интересно ваше мнение.

25/51
Глава 8: Безоговорочная капитуляция.
— Вы пойдете спать, профессор? — Гермиона заняла ту же позицию на диване с книгой
в руках.
Северус посмотрел на нее с легкой улыбкой на губах. Мир бы сказал, что Снейп сошел с
ума, раз ему хочется провести время с этой женщиной. Сейчас он видел в ней то, что
жаждал всю жизнь. Семейная, красивая, умная девушка с некоторой загадкой. Она была
по-хорошему беззащитной, сидя с этой книгой по зельям на его диване, у его камина.
Самое странное, что такая картина казалась ему обычной. Будто так всегда было и так
всегда будет. По крайней мере, где-то в глубине своего сознания он этого желал. Она
совсем не похожа на расчетливую, взрослую, немного высокомерную Киру. Они были
такие же разные, как лед и пламя.
— Нет. — мягко проговорил мужчина. — Вы не против компании, мисс… — он замялся, —
Гермиона. — Северус усмехнулся. — Странная привычка называть по фамилии того, с
кем у тебя есть дети.
Зельевар прошел к бару.
— Все вообще очень странно. — в душе девушка танцевала. Ей очень хотелось провести
время наедине с мужчиной, которым она все это время в тайне восхищалась, в которого
была влюблена. — Я не против вашей компании, Северус. — она облизнула палец и
перевернула страницу, не заметив, как Снейп на нее в этот момент посмотрел. Если бы
она видела, то её сердце уже отбивало бы канкан.
— Вина? Виски? — спросил Северус. — Чай? Тыквенный сок?
Гермиона усмехнулась. — А что вы будете пить? — она посмотрела в его обсидиановые
глаза. — Я буду тоже самое. — быстро добавила она.
— Не тыквенный сок. — ухмыльнулся Северус и наполнил два бокала янтарной
жидкостью.
Он сел напротив Гермионы и передал ей бокал. В воздухе повисло неловкое молчание. У
девушки, будто язык к небу присох. А Северус не знал с чего начать.
Все-таки мужчина решил взять инициативу в свои руки. Прокашлявшись, Северус с
неподдельным интересом спросил:
— Гермиона, что вы любите?
— В каком смысле? — она не ожидала, что он заговорит. Грейнджер была уверена, что
они помолчат 30 минут, а потом Снейп, решив, что она доказала свою вербальную
нищету, просто уйдет.
— В прямом. Что вас интересует, кроме книг? Что вы любите? Какие цветы
предпочитаете?
Девушка замялась, удивившись вопросу.
— О-о-орхидеи… — заикнувшись, вымолвила она. — Мой любимый цвет — чёрный.
— девушка задумалась. — Я люблю моду. Раньше, до войны, я мечтала работать в Vogue.
С ума сойти можно, если подумать сколько этапов прошла какая-либо вещь, чтобы её
потом купили. — взахлеб начала Грейнджер. — Мир мод у магглов — очень прибыльный
мир. И очень интересный. — она решила, что пора притормозить. — Еще я люблю, как
звучит скрипка и лютня… — она засмущалась. — Вы ведь играете, Северус?
— Да. На скрипке. — он слегка улыбнулся. — Возможно, когда-нибудь вам еще надоест,
как я играю, и вы возненавидите скрипачей.
Гермиона громко засмеялась.
— Едва ли. — она засмущалась, осознав, на что намекает Снейп. — А что вы любите?
Северус задумался. Его впервые спрашивали о его предпочтениях.
26/51
— Я люблю хороший джаз, — Гермиона не могла скрыть удивление, — люблю готовить,
науку люблю. — Снейп улыбнулся. — Если вдруг соберетесь подарить мне цветы, то
предпочитаю Северную вербену. Она редкий и дорогой ингредиент. — девушка прыснула
в кулак. — А еще мы можем перестать называть друг друга на Вы. И выпить за это.
— Гермиона кивнула в знак согласия.
Бутылку Огденского огневиски спустя, Гермиона уже глупо хихикала и смеялась над
всеми шутками профессора.
— Мне нельзя пить, — смеялась Гермиона. — Я быстро пьянею и веду себя, как дурочка.
— Ты очень красивая, когда пьяна, — Снейпу больше не было необходимости
сдерживать улыбку.
— А трезвая некрасивая? — с наигранным возмущением проговорила Гермиона.
— И трезвая тоже неплоха. — мужчина посмотрел в карие глаза. — Но, когда вы пьяны,
ваша улыбка чарующе прекрасна. Мне нравится… — он провел большим пальцем по
нижней губе Гермионы. — Надо спаивать вас чаще. — он приблизился своими губами к
её губам.
Девушка почувствовала, как его горячее дыхание опаляет её кожу, и внизу живота
предательски заныло. Вот он, мужчина твоей мечты, сейчас тянется к тебе с поцелуем.
Она будет последней дурой, если упустит такой момент.
— Тогда я согласна пить виски каждый день…
Гермиона подалась вперед, их губы сомкнулись в нежном, словно перо феникса,
поцелуе. Игра их губ была сродни чуткому, трепетному сердцебиению.
Снейп прижался к ней вплотную. Запустив руку в её волосы, он прижал её ближе к себе.
— Подожди. — голос Северуса был предательски хриплым. — Я хочу быть уверен, что ты
действительно этого хочешь. — он безумным взглядом пробежался по её лицу.
— Ты ведь знаешь ответ. — она со всей страстью и отдачей поцеловала его.
Губы играли друг с другом, показывая их обладателям все, что те чувствовали. Алчность,
жажда, желание.
Они с остервенением, не скрывая похоти, не пряча нужду друг в друге, срывали одежду.
Процесс избавления от деталей гардероба был тороплив и хаотичен. Им не нужно было
спешить. Уже никто бы не передумал.
Мужчина целовал её губы, глаза, лицо с идеальной шёлковой кожей. Он ласкал её шею,
иногда покусывая, а потом, будто извиняясь, зализывал её раны. Он опалял горячим
дыханием её ушко. Чутко, почти невесомо, он прикасался губами к ямочкам на ключице.
Северус, избавив Гермиону от бюстгальтера, с неподдельным восторгом посмотрел на
то, что предстало его взору.
Не желая больше церемониться, он, тяжело дыша, жадно припал губами к её налившейся
груди.
— Пожалуйста… — со стоном, едва слышно, проговорила Гермиона.
— Не здесь. — голос был хриплым.
Он подхватил её на руки и унес в свою комнату. Аккуратно положив девушку на
холодные простыни, Северус жадно осмотрел её с ног до головы. Вот она, женщина. Его
женщина. Прекрасная в своей первозданной красоте, в своей женственности, в своем
величии. Из-за таких женщин начинались войны. Из-за таких женщин совершали подвиги.
Таким посвящали самые потрясающие произведения искусства. Сейчас она
принадлежала ему. Только ему одному. И будь он проклят, если и сейчас откажется от
того, чего желает.
Их ночь была, словно музыка. Нежная, сладостная, томная. Страсть лилась, как самые
прекрасные сонеты, которые когда-либо сочинялись великими. Они будто пели о

27/51
естественной, закономерной, вечной и преданной любви. Дарили друг другу всю свою
энергию, свободу и легкость, под аккомпанементы сладостных стонов. Никакие
наркотики мира не передали бы ту гамму ощущений, что, словно огромная морская волна,
накрывала их, не щадя. Они тонули, опускаясь на дно, в лапы морского дьявола. Прямо ко
всему вечному, не боясь утонуть, погибнуть. Они показывали друг другу нечто
максимально первозданное, и оттого прекрасное. Извечное, как мир, противостояние, в
котором никто не хотел уступать. Давать друг другу меньше, чем возможно. Если их ночь
можно было назвать войной, то они оба бесстыдно, безоговорочно капитулированы.
Прозаично, но будучи осведомленными о своем будущем, они не думали о том, что будет
дальше. У них были они, наслаждение, вселенная.

Примечание к части

Писалось под песню Kaleo - Way Down We Go.

28/51
Глава 9: Коммуникация.
Агнес с разбега прыгнула на постель мамы. Девочка была счастлива, что, наконец-то,
родители спали вместе. Папа уже давно проснулся, поставил перед дочерью задачу —
разбудить маму к завтраку.
— Мама, просыпайся! — девочка настойчиво тормошила спящую Гермиону.
— Агне-е-ес. — девушка открыла глаза и посмотрела на дочь. — Как можно быть такой
активной по утрам?
— Легко! — воскликнула девочка. — Вальгалла!!! — Агнес упала лицом в подушку.
— Сегодня папа возьмет меня на урок к старшеклассникам. — пробубнила девочка в
подушку. — Он сказал, что мне выпадет уникальная возможность посмотреть на людей,
чье развитие остановилось в эмбриональном состоянии. — Агнес улеглась на маму
сверху. — Я счастлива. Никогда не видела идиотов так близко.
— Сегодня у тебя будет такая возможность, родная. — в комнату вошел Северус.
Он был одет в белую рубашку и брюки. Вид взъерошенного и босого Снейпа осчастливил
девушку.
— Что на тебе надето, Агнес? — мужчина окинул очередной прикид дочери скептическим
взглядом.
— Росомаха! Правда, круто? — с искренним восторгом спросила девочка. — Я долго её
выбирала. Однажды мама сделала себе неудачный маникюр. Ты её так неделю называл.
— Северус усмехнулся. — Мам, ты идешь?
— Иду, иду… — она, смущаясь, улыбнулась Снейпу.
Гермиона действительно чувствовала себя сейчас, как в кругу семьи. Дочь, сын,
Северус. Как будто война, все, что было до появления их детей, было очень давно.

***

Джонатан не так давно закончил школу. И это было последнее место, куда он хотел
возвращаться. Он везде был первым. Он был лучшим ловцом в Квиддиче и много раз
приводил свой факультет к победе, академическая успеваемость должна быть на
высоте или хотя бы не хуже, чем у его родителей. За это его любили в школе далеко не
все. Особенно это чувствовалось со стороны парней. Джон давно превратился бы в
забитого мальчишку, если бы не мог постоять за себя. Но в школе конфликты и драки
были всегда. Его амбициозность, дерзость и стремление быть лучшим во всем бесила
остальных представителей факультета. Особенно доставалось от Гриффиндора. Они не
пытались узнать его лучше, как Слизеринцы. Он отличался от них, они считали, что ему
все достается просто так. Просто потому, что он Снейп.
Вот и сейчас, встретившись в коридоре Хогвартса с тремя Гриффиндорцами, Джонатана
накрыло волной ностальгии.
Сегодня он имел неосторожность отвечать на вопросы во время занятия по
трансфигурации. В то время, как данные представители факультета львов бездонно
тупили, тем самым понижая IQ всей аудитории.
— Эй, Принц! — окликнул его басистый голос, который принадлежал кудрявому
недоумку.
Сегодня Минерва представила его фамилией его бабушки. Отзываться на нее было
непривычно.
Джон остановился и посмотрел в голубые глаза парня.
29/51
— Чего тебе? — беззлобно спросил Снейп.
— Ты улыбался моей девчонке. — парень плюнул на каменный пол, не забыв попасть
слюной на свой начищенный ботинок. — Хоть мы и расстались, — добавил парень. — но
это не дает тебе права даже смотреть в её сторону.
Джонатан закатил глаза, даже не пытаясь вспомнить с какой из представительниц
школы обменивался оскалами.
— И что? Мне теперь глаза выколоть? — с сарказмом спросил Джон. — Кстати, раз уж
мы говорим о расставаниях. Когда британский Гондурас стал Белизом, у него появился
новый флаг с изображением дерева… На котором я бы сейчас с удовольствием
повесился.
— Чего ты сказал? — в голосе гриффиндорца чувствовалась агрессия. Он наступал на
Джона, пока двое других окружали его.
Снейп тяжело вздохнул, испытав очевидное дежавю.
— У тебя нет диплома по драматическому накалу. Мы ведь все равно не решим твою
проблему без драки? — сказал он устало. — Тогда давайте хотя бы по честному? Один на
один.
— Да я тебя и один проучу. — он подал знак своим — разойтись в сторону.
Джон во время драки передвигался быстро и уверенно. Здоровый гриффиндорец просто
за ним не успевал. Парень не бил его. Просто скакал вокруг, раздавая оплеухи и
пощечины. Иногда Джон отхватывал сильные удары, но очень быстро восстанавливался.
Нужно контролировать свои эмоции. Слишком большой опыт в драках был у парня. И он
бы скорее валялся избитым, чем позволил кому-то издеваться над собой. Двое друзей
стояли и смотрели, как их друг не может попасть по 6-фунтовой цели и уже изнывает от
одышки.
— Хватит, здоровяк. — Джон остановился и похлопал парня по плечу. — Я наплясался.
Он развернулся спиной к оппоненту, чтобы забрать свою сумку и уйти подальше от
неприятных ему людей, ибо глупость заразна. Но не суждено. Он замер, почувствовав на
своем затылке плевок.
— Дерись, девочка! Я с тобой еще не закончил. — крикнул гриффиндорец ему в спину.
Джон достал из кармана брюк белоснежный платок, вытер ДНК невежды со своего
затылка и повернулся к нему лицом.
— Некрасиво. — констатировал Джонатан.
— Сейчас будет еще не красивее, придурок. — он занес руку для удара.
Вовремя сориентировавшись, Джон кинул платок в лицо парня, отвлекая его внимание.
Парень направил прямой удар в лицо Джона, но тот его успешно блокировал, возвращая
тому удар прямым правым кроссом в щеку. Затем он сбил его с толку оглушающим ударом
по ушам, заставляя оппонента хаотично махать руками. Снейп вовремя выставил блок и
нанес сильный удар в корпус. После блока слева, он нанес резкий удар в челюсть, ломая
её. Ряд прямых ударов по ребрам и солнечному сплетению осыпался на здоровяка
градом. Удар нижней частью ладони в нос, смещая его. Удар стопой в диафрагму, для
закрепления.
Гриффиндорец мешком упал на пол, а его друзья в испуге не могли пошевелиться.
— Не стойте с лицом речной рыбы. — сказал Джон, забирая рюкзак. — Позовите мадам
Помфри. Жить будет. — парень уже собрался уходить, как до его спины долетел голос
Минервы.
— Я думаю, вам стоит пройти ко мне в кабинет, юноша.

***

30/51
Агнес с нескрываемой радостью сидела на уроке зельеварения. Заняв последнюю парту,
она практически стояла на стуле и думала, как тяжело быть пятилетней коротышкой.
Ничего ведь не видно, а любопытство так и распирало.
Северус задавал банальные, с точки зрения дочери, вопросы. Она искренне не понимала,
почему присутствующих так потрясает, когда её любимый папочка задает им вопросы.
Шестикурсники изучали Напиток Живой Смерти. Агнес никогда не доводилось его
варить даже вместе с отцом, но теорию она знала блестяще.
— Мистер Аллен, — в тишине аудитории голос зельевара казался громогласным, — как
Асфодель влияет на напиток живой смерти? Какими свойствами обладает?
— Асфодель? — парень шумно сглотнул. — Наверное, он нужен для успокоения…
— Наверное? Вам бабка-цыганка нагадала? Или вы на ладошке это прочли? — Снейп
даже не злился. Он привык. — Для успокоения… — он тяжело вздохнул. — В таком
случае, в мире не хватит Златоцветника, чтобы успокоить ярость в моей груди. — он
обратился к рядом сидящей девушке. — Мисс Пирс, к вам те же вопросы.
— Я думаю, что Асфодель имеет антисептические свойства.
— Гениально. — флегматично произнес Северус.
— Правда? — Пирс улыбалась во весь рот, заставляя лицо Снейпа сморщиться так,
будто он, как минимум смотрел на совокупление троллей.
— Нет. — голос был ядовит. — Но именно это я и старался сымитировать.
Агнес устала закатывать глаза и удивляться космической глупости присутствующих.
Вскочив с места, аки Бэтмен, борец за справедливость и правосудие, она почти
выкрикнула.
— Великая Моргана! Асфодель или Златоцветник — цветок мёртвых, который тоже
является незаменимым ингредиентом Напитка Живой Смерти. Он обладает могучими
психическими свойствами и применяются в зельеварении при приготовлении эликсиров,
связанных с действием на психику человека. — она посмотрела на девушку. — То, что вы
сейчас сказали, одна из самых идиотских, безумных вещей, которую я когда-либо
слышала. Каждый в этой комнате отупел!
— Спасибо, мисс. — вкрадчиво проговорил Снейп. В глубине души он ликовал. У него
самая гениальная дочь на свете и этот факт, заставил его взрываться от гордости.
— Даже не знаю, как может чувствовать себя человек, глупее пятилетний девочки.
— Если честно, — грустно произнесла Пирс, — не очень хорошо.

***

— Как прошел ваш день? — встретив детей, спросила Гермиона.


— Я подрался и беседовал с профессором. — Гермиона ойкнула. — Не переживай.
— попытался успокоить её парень. — Ты привыкнешь.
— А я не понимаю, — задумчиво протянула Агнес, — зачем вообще отдавать нас в школу?
Джон притянул сестру поближе к себе.
— Для социальной адаптации. — он посмотрел на маму. — Мы должны коммуницировать
со своими сверстниками, чтобы стать достойными представителями магического
сообщества.
Девочка сделала вид, что спит, и показательно захрапела.
— Я вижу, ты наладил каналы коммуникации. — Агнес провела маленькой ручкой по

31/51
царапине на лице брата. — Представь, каково будет мне, если я даже тебя считаю
слегка тормознутым.
— Даже не представляю… Кстати, об общительных, — Джонатан нахмурился, — А где
отец?

Примечание к части

Оставляйте отзывы)
Для меня важно Ваше мнение.
Нашли отсылки - молодцы))

32/51
Глава 10: Неопределенность.
Северус стоял у дверей в покои мисс Андерсон. Он собирался с мыслями, что было ему не
свойственно. Однако сейчас ему предстоял тяжелый разговор. Он весь день думал о том,
что сказать Кире. Святая Моргана, он даже не знал, стоит ли что-то говорить! Как
называется чувство, когда не знаешь, как следует поступить? Когда запутываешься так,
что лабиринт твоих чувств и эмоций не пройдет даже Тесей. Сердце и разум борются в
тебе, разрывая твою душу на части. Раньше до войны, во время войны и немного после
нее эмоционально непробиваемый Северус всегда знал, как следует поступить.
Черное — всегда черное, белое — всегда белое. Он знал, где добро, где зло. Где
любовь, которую нужно пронести сквозь века, а где ненависть и презрение к врагу. Нет,
конечно, он ошибался. Иногда эти ошибки гробили его жизнь. Сейчас он, словно гончая,
бежал за двумя зайцами, не зная, к какому зайцу у него больше эмоций. Ему необходимо
было взять тайм-аут, чтобы подумать, определиться.
— Пассифлора. — он произнес пароль огрубевшим голосом.
Сейчас этот пароль его забавлял. Пассифлора от латинского passio — «страдание» и
flos — «цветок». Для него на данный момент это словосочетание было роднее, чем мать.
Дверь отворилась и он вошел в комнату. Кира вальяжно восседала в обитом красным
бархатом кресле.
— Рада, что ты пришел. — голос был подозрительно спокоен. Северус посмотрел на
флегматичное лицо Киры. — Я думала ты придешь ночью…
— Я пришел поговорить. — в планы мужчины не входило обсуждение причин его
отсутствия. — Тем более я не соглашался, я только сказал, что подумаю. — он невольно
вспомнил, как приятно проводил ночь.
Кира встала с кресла, подошла ближе к мужчине и положила руки ему на плечи.
Женщина почувствовала аромат, исходящий от него, и сразу все поняла. Запах
богомерзкого шоколада и легкий оттенок корицы не принадлежал её Северусу. Так пахла
Грейнджер. От её волос всегда разило шоколадом так, что у ребенка развился бы
диатез.
Сама Гермиона своим существованием была неприятна Кире. Слишком уютная, слишком
домашняя. Кира считала её неамбициозным, скучным, нудным, нелепым существом. У нее
не было сильного, мужского характера, ровно как и женственности. Раньше Андерсон
никогда не воспринимала это «чудо природы», как соперницу. Кто мог позариться на
книжного червя с прической бездомного пуделя?
Оказывается, могут. Еще кто? ЕЁ СЕВЕРУС. Что он в ней увидел? Прекрасных детей в
будущем? Может, она в постели не такая уж и мышка, как в обычной жизни? Да, Кира не
хотела портить свою фигуру родами. Не хотела обременять лоно своего удовольствия
бременем в три кило.
Нет, Кира не отдаст этой нелепой замухрышке своего мужчину.
— Давай поговорим, — женщина вышла из задумчивости и приятно улыбнулась, — но
чуть позже. Я соскучилась, Северус. — сладким голосом добавила она и закусила губу.
Даже этот жест, присущий больше неуверенной Гермионе, получался у Киры сексуально.
Красные пухлые губки манили, принуждали к поцелую.
Женщина пробежалась длинными, изящными пальчиками по мелким пуговицам его
сюртука. Она слегка поднялась на носочки и нежно припала своими губами к его тонким
горячим губам. Аккуратно, но настойчиво, она пробивала стену безразличия. Северус не
может не ответить на поцелуй. Всегда отвечал.
Пару минут спустя, плотина непоколебимости была пробита. Мужчина ответил на
33/51
поцелуй. Жестоко, горячими губами со следами алой помады Киры, он впился в её губы.
Остервенело, на грани ненависти. Этот поцелуй был похож на нервный, рваный ответ на
раздражительность. Как будто тебе бьют татуировку, ты терпишь, а когда твоя кожа
воспаляется и опухает, тебе становится больно, и тебя это раздражает.
Кира опустилась губами к его шее, нежно поцеловала соленую кожу, оставляя следы
своей помады. Она оставляла на нем свой запах, желая перебить приторную Грейнджер.
Это её мужчина. Никто не посмеет посягнуть на него. Женщина опаляла дыханием его
кожу, её шаловливые ручки ласкали его вечно прямую спину, заглядывали в копну
черных, как смоль волос. Она хотела раствориться в нем. Он её мужчина, а она его
женщина.
Северус отвечал на её ласки, но позже до него стало доходить, что что-то не так. Губы
не те: слишком умелые, слишком требовательные, слишком эгоистичные. Запах тоже был
не тот. В нем не было теплоты, дома. В нем как будто не было будущего. Пахло яркими,
насыщенными, до одури мерзкими цветами. От Гермионы будто пахло надежным,
стабильным, каждодневным счастьем, а от Киры же праздником цветов, где-то в Рио.
Праздник, который проводится раз в год, и после него не остается ничего, кроме
прекрасных, с точки зрения эстетики, ощущений, которые забудутся, как только ты
примешься за какую-нибудь важную домашнюю работу.
— Кира, остановись. — Северус оттянул от себя женщину, слегка схватив её за волосы.
Кира отстранилась и с удивлением посмотрела на мужчину.
— Что-то не так? — она тяжело дышала, стараясь сохранять спокойствие.
— Всё не так. — твердо сказал мужчина, стирая платком огненную помаду со своих губ.
— Ты и так все понимаешь. — на лице женщины появилось выражение брезгливости.
— Чем она лучше меня? — сквозь зубы процедила женщина. — Молчи! Я отвечу тебе
сама. — она отошла от него и накинула на себя легкий шелковый халат. — Ничем!
Северус. Ничем! — она подошла к нему вплотную. — Что она может тебе дать, кроме ее
знаний, не самого симпатичного лица и… — женщина подыскивала слова, — …
сомнительного происхождения.
— Хватит! — прорычал Северус. — Я тоже не чистокровный волшебник.
— Не передергивай! — женщина перешла на крик. — Она может дать тебе будущее?
Папа Снейп, мама Снейп и двое прекрасных деточек. — наигранно нежным голосом
вещала Андерсон. — Так, сука, мило! Меня аж тошнит!
Она тыкнула в его грудь своим указательным пальчиком.
— Она бросит тебя, как только узнает тебя лучше. — спокойно сказала Кира. — Вспомни,
как она всегда к тебе относилась? Как к тебе относились её друзья?
— Я это заслуживал. — маска спокойствия уже была надета. Внутри он боролся с
впервые появившимся желанием ударить женщину.
— Я лучше её. — от Киры разило высокомерием. — И, когда она бросит тебя, ты придешь
ко мне. И я приму тебя. Потому что я — не она.
Северусу нечего было сказать. Он усмехнулся ей в лицо и перед тем, как уйти, отчетливо
произнес:
— Ты слишком наслаждаешься собой. Унылая картина.
— В таких вещах «слишком» не бывает! — презрительно сказала ему в спину женщина.
— Порой, мне кажется, что даже занимаясь со мной сексом, ты представляешь на моем
месте себя. — он ухмыльнулся. — В этом вы и разные. Она не думает только о себе.
Северус ушел, не обернувшись.

***

34/51
Джонатан сидел в комнате матери и читал. Вечер одинокого юноши скрашивали книги,
уже поредевший бар, да сигареты «Красное яблоко».
Отца он так и не дождался, а без него в лабораторию не зайдешь. Поэтому раны на его
лице неприятно ныли, а разбитая губа жгла при попадании на нее спиртного.
Его уединение прервал робкий стук в дверь. Джону было лень вставать с удобного
кресла, поэтому он невербально открыл дверь, раздражаясь на того, кого на этот раз
принесла нелегкая.
Но тот, кто появился в дверном проеме, однозначно поднял настроение парня с самого
дна.
— Привет. — тихо сказала Луна.
Джон соскочил с места и улыбнулся глупой, счастливой улыбкой
— Привет. — он принялся впопыхах заправлять постель. — Проходи.
Девушка прошла в комнату и примостилась на край кровати, прямо напротив кресла, в
котором сидел Джон.
— Что ты читаешь? — с неподдельным любопытством спросила Луна.
— Эм… Это, — парень замялся. — Оскар Уайльд «Портрет Дориана Грея», роман.
— добавил парень.
— А о чем он? — она посмотрела в его черные глаза.
— Это маггловская литература. — Джон передал книгу Луне. — Если хочешь, то можешь
взять и почитать её. В этом романе главный герой — тщеславный молодой человек,
который обладал лишь двумя достоинствами: молодостью и красотой. Доселе Дориан
был скромным красивым мальчиком, который подавал большие надежды, но, встретив
Генри, проснулась его темная дремлющая сторона, и молодой человек понял, что весь
мир у его ног, если пожелает.
На лице девушки читалось изумление, она прижала книгу ближе к груди.
— Его портрет, — продолжил Джон, — нарисованный другом художником Бэзилом,
становится его тайной и секретом, что кроет всю черную и прогнившую душу уже не
юного «юнца». — парень грустно улыбнулся. — А дальше сама прочтешь. Это мой
прощальный подарок тебе.
Девушка тряхнула белокурыми волосами и едва заметно улыбнулась.
— Почему ты опечален? — она провела бледной ладошкой по его щеке.
Джон на минуту задумался, опустив глаза в пол.
— Я не хотел бы стать таким, как Грей. — он пытался выдавить улыбку, но у него не
получилось.
Луна посмотрела на парня с каким-то сочувствием, будто видела перед собой
маленького, потерявшегося ребенка.
— А если честно? — она провела ладошкой по его выбритому виску.
Парень тяжело вздохнул и взял её холодную ладонь в свою теплую руку.
— Луна, — он посмотрел в её глубокие голубые глаза с сожалением, — ты мне
нравишься. Очень нравишься, правда.
— И ты мне нравишься, Джон. — в голосе было столько теплоты, что хватило бы
растопить айсберг.
— Но, — продолжил Джон, — ты ведь понимаешь, что у нас нет будущего. — он отпустил
её руку и, встав с кресла, взял сигареты и нервно закурил. — Там, откуда я, мы даже не
знакомы. Возможно, у тебя там семья, муж, дети… — Полумна смотрела на метания
парня с нежной улыбкой на лице. — Я не знаю, что мне делать и как быть? — он сел

35/51
перед девушкой на колени и посмотрел в её глаза. — Что нам делать, Луна?
— Джон, — она закусила нижнюю губу и отчего-то покраснела. — Зачем думать, что
будет потом, когда есть сейчас?
Она встала с кровати и осмотрела комнату мечтательным взглядом:
— Ты здесь, я тоже здесь. — она посмотрела на него с легкой улыбкой на губах, — Я
тебе нравлюсь и ты мне тоже. Давай просто поживем…
Закончив свою фразу, девушка потянулась руками к тонким лямкам своего сатинового
сарафана. Не медля, легким жестом она стянула их и сбросила с себя платье, представ
перед ошарашенным Джоном абсолютно обнаженной.
Парень не мог оторвать взгляд от бледных, худеньких плеч девушки, выпирающих ключиц
и маленьких, аккуратных грудей. Он на пару минут забыл, о чем шла речь, а так же о том,
что вежливее бы было смотреть собеседнику в глаза.
— Мы можем сейчас полюбить друг друга. — девушка смотрела на парня, и по её
выражению лица было понятно, что она довольна тем, какой эффект производит, —
наслаждаться друг другом. Как мужчина и женщина… Понимаешь?
Джон подошел к ней вплотную, положил руки на её талию, и прислонившись лбом к её
лбу, тихо, с сожалением произнес: — Луна, это неправильно. Так нельзя. — голос
срывался на шепот. — У нас нет будущего… Зачем привязываться друг к другу? Зачем
делать то, о чем завтра ты, возможно, пожалеешь? — парень тяжело дышал. — Нельзя
тешить себя самообманом. Нельзя хвататься за ложную надежду… Максимум, на
который мы можем рассчитывать, это стать друзьями.
Он аккуратно заключил её лицо в свои ладони и, нежно, трепетно, почти бережно
прикоснулся своими теплыми губами к её губам. В этом поцелуе чувствовалось горечь.
Джон будто делился с Луной своим сожалением, показывал поцелуем, как трудно ему
дается такое решение.
Оторвавшись, он тихо прошептал ей в губы:
— Луна, мне так жаль… — девушка понимающе кивнула. — Тебе лучше уйти. — Джон
отстранился от нее, и, стыдясь смотреть ей в глаза, отвернулся к бару.
— Я согласна быть твоим другом, Джонатан Снейп. — тепло сказала девушка, уходя.
Он расслабил натянутую, как пружина, спину только тогда, когда дверь за его спиной
захлопнулась.
Вопреки здравому смыслу, Джон не испытал разочарование. Он не ругал себя за свое
решение, ведь так и правда, было лучше. Он, наоборот, испытал облегчение. В его битве
разум победил глупое сердце. Такой расклад его устраивал, ведь он прекрасно знал, что
порой, мы путаем симпатию или желание с чем-то более высоким. Что любые чувства
можно пережить со временем. Это его успокаивало.

***

Северус, стараясь не шуметь, крадясь, зашел в свою гостиную. Каково же было его
удивление, когда в столь поздний час он застал Гермиону, которая сидела на диванчике,
поджав под себя ноги, старательно что-то вырисовывала карандашом на бумаге. Северус
засмотрелся на эту умиротворяющую картину.
— Почему ты не спишь? — шепотом спросил мужчина, стараясь не напугать девушку.
— Жду тебя. — она оторвала взгляд от бумаги и с теплотой посмотрела на уставшего
Северуса.
— Я пришел. — он не мог сдержать застенчивой улыбки и сел рядом с Гермионой.

36/51
— Теперь пойдем спать?
— Вместе? — девушка подняла удивленный взгляд на мужчину.
— Ну да. — сказал он спокойно. — Что ты рисуешь?
— О, — оживилась Гермиона. — это одежда. Смотри, — она передала рисунок
Северусу.
Мужчина окинул рисунок взглядом. На нем была изображена женщина, одетая в
красивое кимоно, а её волосы были собраны в замысловатую прическу.
— Это гейша. — девушка забавно задрала голову. — Мне нравится восточная культура.
Ты знаешь, что настоящая Гейша может покорить мужчину одним взглядом?
— Чтобы покорить меня, взгляда недостаточно. — флиртуя, сказал Северус. — Но ты
меня покорила, Гермиона.
— Правда? — наигранно удивилась девушка. — И чем же, профессор?
Северусу нравилась эта забавная игра. Он поднялся с дивана и протянул руку девушке.
— Так как наши дети спят, — он ухмыльнулся, — я смею предложить вам пройти в наши
покои, чтобы рассказать вам о том, чем вы меня покорили. Возможно, даже покажу. Если
хорошо попросите. — добавил он.
Гермиона взяла его за руку и поднялась с дивана, приятно улыбаясь.
— Гермиона, — тихо спросил Северус, — вы с Агнес в одном детском магазине пижамки
покупали?
Девушка засмеялась и, отойдя от мужчины на расстояние вытянутой руки,
демонстративно покрутилась.
— Это пижама с Бэтменом. — она посмотрела в глаза Северуса, слегка наклонив
голову, — Твоя дочь обожает комиксы.
Северус закатил глаза и притянул Гермиону в объятия.
Улыбка сошла с лица девушки, когда она увидела след от красной помады на белом
воротничке мужчины. Гермиона принюхалась и, почувствовав запах цветов,
отстранилась от мужчины.
— Мне пора спать. — металлическим голосом сказала Гермиона. — Извини. Увидимся
утром.
Она просто сбежала в свои покои, оставив Северуса стоять посреди гостиной в
недоумении.

***

Лежа в постели, она не стала сдерживаться. Она уткнулась в подушку и зарыдала в


голос. Гермиона корила себя. Как она, наивная, могла подумать, что между ними есть
какие-то чувства? На что она рассчитывала? Что он, язвительный, предвзятый
профессор, вот так просто влюбится в девушку, которую презирал всю жизнь. «Дура!
Дура! Наивная идиотка!» — что есть сил ругала себя девушка. «Кто ты и кто Андерсен?».
Да будь она хоть шестерней сейчас беременна, Снейп никогда бы не оставил красавицу-
суку. Они переспали, когда оба были пьяны. О чем она думала? О том, что они вместе
споют йодль и, взявшись за ручки, сиганут с обрыва? Она должна удивляться, что он
утром её не вытолкнул ногами вон из своей постели.
Её рыдания и пускание соплей на подушку прервал стук в дверь.
— Гермиона! — голос Северуса казался взволнованным. — Что случилось? Грейнджер,
открой дверь.
Девушка решила проигнорировать его попытки. Якобы она уже спит и не слышит его

37/51
попытки выломать чертову дверь.
Ей нужно обо всем подумать, пожалеть себя, а потом, может быть, она во всем
разберется.
— Грейнджер, — сказал Снейп глухо, — ты мегера. Семь казней Египетских по
сравнению с тобой — это божья благодать. Проклятье. Ты самая ужасная женщина,
которую когда-либо видел свет. Я знаю, что ты сейчас меня слышишь. Так вот, знай: так с
людьми не поступают.
Гермиона тяжело вздохнула, когда услышала отдаляющиеся от двери шаги, и вновь
зарыдала.

Примечание к части

Не ругайте их за импульсивность)))

38/51
Глава 11: Папа Миднайт
Невыспавшаяся девушка вошла в лабораторию Снейпа, где все уже были в сборе.
— Что происходит? — понуро спросила Гермиона.
Северус, который выглядел ужаснее банши, повернулся к Гермионе и с лицом, на
котором читалось примерно ничего, устало сказал:
— Это был актуальный вопрос с моей стороны, мисс Грейнджер.
Агнес посмотрела сначала на маму, потом на папу, а затем перевела вопросительный
взгляд на Джона. Парень только приподнял плечи, давая понять сестре, что он не знает,
что произошло.
Гермиона опустила припухшие глаза в пол.
Северус откашлялся и обратился к Джону:
— Значит, на тебе был хроноворот?
Мисс Грейнджер, — он вывел Гермиону из прострации, — что вы узнали в библиотеке?
Девушка взяла на руки Агнес, настроение которой упало после того, как родители
поприветствовали друг друга. Агнес очень переживала за них. Маленькая батарейка
обняла маму за шею и, не желая наблюдать то, как они смотрят друг на друга,
отвернулась к Джону, ища поддержку у брата.
— Ровным счетом ничего, профессор. — она старалась говорить спокойно, но в голосе,
предательски, просачивалась обида. — Неизвестно, кто их производит. Все, что мы
разбили в Отделе Тайн, было изъято у кого-то. Я связывалась с Кингсли, и он сказал, что
даже в министерстве не знают, как они производятся и откуда берутся. Существует
масса теорий времени, и все они толком не изучены…
Северус старался смотреть в глаза Гермионе, но девушка прятала их, то смотря в
сторону, то в пол.
— Нам нужен хроноворот, — Северус бросил попытки «порицать взглядом», — хотя бы
ради эксперимента.
Джону была максимально некомфортна такая обстановка. Он привык, что если родители
и ругаются, то делают это громко, со всей страстью и отдачей. С взаимными упреками и
оскорблениями. Джон видел, что если в их семье и были скандалы, то только потому, что
Гермиона и Северус были, как порох. Быстро воспламенялись, но очень быстро гасли и
успокаивались. Сейчас они были похожи на тлеющие угольки. Он смотрел на Агнес. В
последний раз он видел её такой печальной, когда он убедил её в том, что её любимый
Шерлок Холмс умер, упав со скалы вместе с Мориарти, и дальше в сериале его не будет.
— Я купил хроноворот у одного знакомого в клубе «Полночь», — прервал тягостное
молчание Джон, — этот клуб находится в маггловском районе Лондона. Прибежище для
всех. — он посмотрел в глаза отца. — Там уживаются маги разного происхождения,
магглы, которых разыскивают. Место для тех, кто отчаялся, кого не любят и не ждут. Там
можно найти все, что угодно… От хроноворота, до копья, которым проткнули Иисуса.
Злачное место…
Северус удивленно посмотрел на сына.
— Я позволяю тебе шляться по таким местам?! — сурово спросил мужчина.
— Если честно, — Джон усмехнулся, — я никогда не спрашивал разрешения.
Агнес оживилась.
— А еще он много женщин к себе домой приводит! — поспешила заложить Агнес брата.
— Мама говорит, что если главной мечтой Джона является заразиться, — девочка
задумалась, — «болезнями, посланными Венерой», то он у цели. Кстати, — Агнес
оглядела присутствующих, — Что это за болезни такие?
39/51
— Агнес! — сурово прервал её брат. — К чему ты это вообще?
Девочка посмотрела на брата с ухмылкой.
— К тому, что ты себя плохо ведешь.
Он посмотрел на родителей.
— Она лжёт! — поспешил оправдаться парень. — Давайте к делу! — раздраженно
сказал Джон. — Насколько я знаю, этот клуб существует с 80-х годов. Миднайт,
управляющий клуба, трепался, что он сам производит хроновороты. Ему, конечно, никто
не поверил, но мы можем сходить туда и выяснить это.
Северус нервно одернул сюртук и, сурово посмотрев на сына, сказал:
— В таком случае, я отправляюсь с тобой. Мисс Грейнджер, — обратился он к девушке,
не глядя на нее, — вы присмотрите за Агнес.
Агнес возмущенно посмотрела на родителей.
— Но я тоже хочу в клуб! Что за дискриминация по возрасту!
Джонатан рассмеялся и, посмотрев на сестру, язвительно произнес:
— Пойдем с нами. Ты не пройдешь контроль на входе, и мы будем вынуждены тебя там
оставить. Возможно, мне повезет и тебя похитят. — он зловеще потер ладони. — Потом
похитители заплатят нам круглую сумму, чтобы мы забрали эту катастрофу обратно.
План несложный. — он перевел взгляд на родителей. — Знайте, я никогда не хотел
младшую сестру.
— Джонатан Снейп, очнись! Для тебя несложно — это кубики друг на друга складывать!
Но, ладно, — проворчала Агнес, — уговорил. Иди без меня. Надеюсь, тебя там убьют.
— И я тебя люблю, мелкая.
— Жаль, что не могу ответить тем же! — крикнула девочка в спину уходящему брату.

***

Джонатан и Северус трансгрессировали в не самый презентабельный район


маггловского Лондона. Вокруг были серые одноэтажные здания, машины по убитой
асфальтированной дороге проезжали редко. Они прошли серый, заваленный мусором
переулок и, подойдя к входу с неоновой вывеской, увидели огромного лысого мужчину,
одетого в дешевый, черный смокинг.
— Мы хотим пройти. — Джон без страха посмотрел на громилу.
Мужчина, не говоря ни слова, флегматично достал карту со странным рисунком из
внутреннего кармана пиджака и показал её Джону.
Всмотревшись в рисунок, младший Снейп произнес:
— Две жабы танцуют жигу-дрыгу у письменного стола.
Лысый отворил металлические двери, пропуская мужчин.
Увиденное удивило Северуса. В темном без окон помещении, освещаемом только
разноцветными прожекторами, было большое количество народа. Тихо играла музыка,
под которую пластично двигались девушки. Кто-то сидел на пуфике, явно находясь в
состоянии наркотического опьянения, кто-то спокойно пил кофе и беседовал с другими
людьми. Где-то в помещении вот-вот должна начаться драка. Публика была настолько
разномастная, что невольно напомнила круги ада, из произведения Алигьери. Он
перевел взгляд на Джона, которого увиденное совсем не удивляло. Парень упорно
двигался вперед, не обращая внимания, на подходящих к нему незнакомцев.
Их путь прервала симпатичная девушка в облегающем платье с приветливой, немного
кошачьей, улыбкой она посмотрела на мужчин и сладким, стелющим голосом произнесла:

40/51
— Здравствуйте, чем я могу вам помочь?
— Привет, — Джон улыбнулся своей самой очаровательной улыбкой, — я ищу папу
Миднайта. Мне срочно нужно с ним поговорить.
— К сожалению, — печально произнесла девушка, — его сейчас нет на месте. Что я могу
ему передать?
Джон закатил глаза.
— Да ладно тебе, Эклипс. — девушка удивленно приподняла брови. — Я знаю, что он
здесь. Он всегда тут ошивается. — парень взял бокал шампанского у мимо проходящего
официанта и одним залпом осушил его.
— Откуда вы знаете мое имя? — глаза девушки сверкнули.
— Я знаю не только твое имя, — ухмыльнулся Джон. — Проводи. Это важно.
Девушка кивнула:
— Следуйте за мной.

***

Гермиона, держа за руку Агнес, гуляла по коридорам Хогвартса. Маленькая вредина


уговорила маму на экскурсию, пока все ученики в Хогсмиде.
— Почему вы с папой сегодня так себя ведете? — нарушила тишину Агнес.
— Как, так? — девушка посмотрела на грустное лицо дочери.
— Как будто чужие друг другу. — девочка наморщила носик. — Вы ведь любите друг
друга. И папа тебя очень любит. Он говорит, что ты самая лучшая женщина в его жизни.
И что он впервые узнал, что такое счастье, когда ты упала ему как снег на голову. —
Гермиона остановилась и присела на корточки, чтобы сравняться с дочерью. — А
сейчас, — Агнес держалась, чтобы не заплакать, — вы как будто не мои мама и папа. Как
будто вы не любите меня и Джона. Джона понятно почему, но меня! Я правда хорошая.
— Агнес посмотрела в глаза мамы.
— Агнес, любимая, — Гермиона обняла дочку, прижав её крепче к себе. — Я люблю тебя
очень-очень, и я уверена, что папа тоже тебя любит. Ровно, как и Джона. Но ты должна
понимать, что сейчас мы немного не те Северус и Гермиона, которых ты знала.
— девушка тяжело вздохнула. — Я люблю твоего отца, а он еще не знает, любит ли он
кого-нибудь. Но в жизни не все так просто… Иногда мы не можем определиться,
совершаем глупые поступки, разочаровываем друг друга… — девушка усмехнулась. — Не
видим настоящую любовь, даже когда запинаемся об нее.
— Взрослые глупее детей. — Агнес сурово посмотрела на маму. — Зачем вы так много об
этом думаете! Ну любите вы, значит, любите! Я вот люблю Джона, несмотря на то, что
он, порой, ведет себя, как идиот, и даже если мы ругаемся, я все равно продолжаю его
любить, потому что он мой братик! Почему вы так не можете? — злилась девочка.
— Мисс Грейнджер, здравствуйте! — их диалог с дочерью прервала взявшаяся из
ниоткуда Кира. — Мне хотелось бы с вами поговорить.
— Я сейчас не настроена на разговоры. — Гермиона встала и, спрятав дочь за спину,
посмотрела женщине в глаза с нескрываемой злостью.
— Я вижу. — усмехнулась Кира. — Ну да ладно. Увидите Северуса, скажите ему, что я
скучаю и наши планы на сегодня еще в силе. — женщина улыбнулась и посмотрела на
Агнес со снисхождением.
— Сами передадите, — спокойно сказала Гермиона, — я вам не сова.
— Конечно.

41/51
Женщина удалилась с прямой спиной и самодовольной улыбкой.
— Это все из-за нее, мама? — Агнес дергала Гермиону за рукав.
— Сука… — выругалась Гермиона.
Агнес как-то чересчур радостно посмотрела на Гермиону:
— Она тебе не нравится, да? — Гермиона утвердительно кивнула. – Отлично! Значит, ты
не будешь меня ругать, за то, что я прокляла её! — девочка, смущаясь, вернула
украденную пару минут назад палочку.
Гермиона, сдерживая улыбку, не желая поощрять дочь, забрала у нее волшебную
палочку.
— Чем ты её прокляла? — с наигранным возмущением спросила Гермиона.
— Фурункулами… — тяжело вздохнула Агнес. — Они не выводятся обычным зельем…
— Молодец. — Гермиона не смогла сдержать смех. — Мисс Андерсон придется посидеть
какое-то время в библиотеке.

***

Мужчины вошли в небольшое помещение, тускло освещаемое парой лампочек. За


дубовым письменным столом сидел чернокожий парень. Он был одет в легкую рубашку,
его волосы были заплетены в косички, а на голове красовалась радужная вязаная шапка.
— Не знал, что ты растаман, Миднайт. — усмехнулся Джон.
— Мы знакомы? — вяло протянул мужчина.
— Так, сука, точно! — зло сказал парень. — Ты продал мне это дерьмо! — он кинул в
мужчину сломанный хроноворот. — Из-за того, что эта паленая хрень сломалась, я
вернулся на 18 лет в прошлое вместе со своей младшей сестрой!
— Стой, чувак… — растаман медленно поднялся с кресла. — Не бузи. Сейчас будет
странная просьба… Ты помнишь, что ты мне сказал, когда впервые меня увидел?
— Я ничего тебе не говорил. — саркастично ответил Джон.
— Может, дотронулся? — допытывался Миднайт. — Рукопожатие там или объятья?
— Было дело. — оживился парень.
— Так вот. — белозубая улыбка озарила лицо мужчины. — Сделай это в точности, как
при первой встрече, и я тебя вспомню.
— Что за абсурд? — вскипел Северус. — Что значит вспомню? Ты с ним не знаком! Мой
сын прибыл из будущего! Просто продай нам хроноворот.
— Ща все сам увидишь, папаша. — расслабленно протянул мужик. — Парень, ты готов?
— Джон кивнул.
— Всегда готов. — с этими словами Джон сильным крепким ударом зарядил мужчине
прямо в челюсть.
Папа Миднайт схватился за лицо и тяжелым грузом упал на пол.
— Джонни сука Снейп! — взвыл мужчина. — Чтобы тебя черти драли, ублюдок!
Джон удивленно посмотрел на отца и усмехнулся:
— Надо же! Работает. Вспомнил. Только он зовет меня Джонни. — пояснил зельевару
парень. — А ты вообще не изменился, Миднайт. Только слегка помолодел.
— Теперь ты можешь пояснить, что происходит? — твердо сказал Северус, помогая
Миднайту подняться.
Мужчина отряхнул свои зеленые брюки и серьезно произнес:
— Каждый раз твоя тощая белая задница попадает в какие-то неприятности, и ты
постоянно втягиваешь в это меня или моих ребят. А теперь рассказывай, что ты на этот

42/51
раз натворил? Сомневаюсь, что ты попал в прошлое, уведя у какого-нибудь психа
девчонку.
Джон тяжело вздохнул и начал свой рассказ. Он рассказал о том, как они попали в
прошлое, при каких обстоятельствах, как они с сестрой вынырнули из камина в разгар
педагогического совета.
— Чувак, — папа Миднайт посмотрел на Джона с сарказмом, — как по твоему устроены
время, вселенная?
— Никто точно не знает. — ответил за Джона Северус.
— Нихуя подобного. — улыбнулся мужчина. — Я знаю. Кто я по-твоему?
— Наркоман, который несет околесицу. — уверенно сказал Северус.
Миднайт закатил глаза:
— И это тоже, но, — он вальяжно прошелся по комнате, — я папа Миднайт, ребенок
самой вселенной, старейший блюститель времени и пространства. Если угодно, высшее
сознание. Всеведущий, всезнающий…
— Разрушитель оков и матерь драконов… — закончил Джон.
— Смешно. — флегматично сказал Миднайт. — Существует множество возможных
вселенных, — начал рассказ мужчина, — они постоянно в движении, время в них идет по-
разному, жизни людей складываются различным образом. Где-то твои родители даже не
знакомы, где-то твой отец сквиб, а мама — даже не рождалась. Где-то в одной из
вселенных вообще нет магии, а где-то есть супергерои или монстры. Вселенных
бесчисленное множество. — папа Миднайт окинул присутствующих тяжелым взглядом.
— Я могу перемещать свое сознание по каждой вселенной. Но только сознание, —
грустно добавил мужчина, — а это полная хрень. Прикинь, — он обратился к Джону, —
где-то я белый!
— Мило. Но как я переместился между этими вселенными? — прервал рассказ Джон.
— Я бы хотел увидеть твою сестру, Джон. — хищно улыбнулся папа Миднайт.

43/51
Глава 12: Повелительница времени и пространства.
Агнес флегматично жевала сладости из «Сладкого Королевства», развалившись в
кресле и фантазируя о том, как она путешествует в компании енота Ракеты и Грута,
спасая далекие миры. Такого дурацкого дня, за все 5 лет её жизни, у нее не было ни
разу. Мама и папа ведут себя, как последние глупцы, а Джон просто существует. Ей
сейчас хотелось две вещи: пакостить и откусить голову мисс Андерсон. Взяв тайм-аут,
девочка просто выбирала с чего начать. Мама читала увесистую книгу по ЗОТИ, готовясь
к занятиям, периодически обращая внимание на дочь, когда та тяжело вздыхала, уставая
от безделья.
Их идилию прервали трансгрессирующие прямо в гостиную Джон, Северус и какой-то
длинный мужик, к которому Агнес сразу прониклась симпатией. Она не сразу поняла,
послужило ли этому смешная шапка или ядовито-зеленые штаны мужчины.
— Вот Агнес, — Джон указал пальцем на сестру.
— Невоспитанный, — надула пухлые щеки Агнес, — а ты в курсе, что тыкать пальцами
некрасиво?
— Не в курсе. — съязвил Джон.
— Додуматься тебе iq не позволяет? — не осталась в долгу девочка.
— Агнес! — Гермиона задушила конфликт в зародыше, стараясь не смотреть в сторону
Снейпа. — Вы кто? — она обратилась к мужчине.
Папа Миднайт высокопарно описал кто он, как устроен мир, не забывая делать акцент на
своём величии и могуществе.
— Круто. — заключила Агнес. Речь мужчины произвела на девочку хорошее
впечатление.
— А ты еще круче, Агнес! — фанатично произнес мужчина.
— Я знаю. — она посмотрела на него, как на идиота.
Мужчина тяжело вздохнул:
— Ты замечала за собой что-нибудь странное? — девочка приподняла бровь, усмехаясь.
— Ты когда-нибудь была в одной части комнаты, а потом, закрыв глаза, оказывалась в
другой.
— Ага… — с сомнением протянула девочка. — Это называется «ходить».
— Нет-нет. — протараторил мужчина. — Давай проведем эксперимент? — Агнес
утвердительно кивнула, а её родители обеспокоенно переглянулись. — Давай ты очень
сильно пожелаешь оказаться в другой части комнаты и сосредоточишься на этом
желании. Только постарайся применить силу, как при заклинании.
— Ладно. — девочка отложила конфеты. — Только не разговаривай со мной, будто я
умственно отсталая.
Агнес важно встала с места и загадала очутиться возле стоящего поодаль Джона.
Мгновенно девочку охватило синее сияние, и она, меньше чем через секунду, очутилась
за спиной брата.
— Потрясающе. — в унисон протянули присутствующие, а Папа Миднайт упал перед
девочкой на колени.
— Повелительница Времени и Пространства. — заголосил мужчина.
Агнес взяла брата за руку и прошептала:
— Джон, теперь так же меня называй. — она со счастливой улыбкой посмотрела на
родителей. — Он сумасшедший, но мне нравится!
— Что это было? — Северус не пытался скрыть идиотское выражение лица.
Миднайт поднялся с колен и одержимо затараторил:
44/51
— В вашей дочери есть ген старшей крови! Она может повелевать временем,
пространством! Вот почему вы оказались в другой вселенной! Да еще и в прошлом!
— провопил он в лицо Джона.
— Эй! — оживилась Агнес, — На моего брата только я могу орать. Помолчи, а то
отправлю тебя к динозаврам.
— Хроноворот и способности вашей дочери в сумме сотворили такое. — он обратился к
ошарашенным родителям.
— Когда я уронила полку с зельями, — она посмотрела на родителей, — я очень
захотела к маме и папе… — она повернулась к Миднайту. — Значит, я типо супергерой?
Как Зеленый Фонарь? Или профессор Икс?
— Скорее, как доктор Стрэндж, — поправил её мужчина.
Агнес гордо задрала вверх голову:
— Тоже неплохо. — девочка вальяжно прошла к матери. — Первым делом, я перемещусь
во вселенную, где есть Логан и выйду за него замуж. Второе…
— Первым делом, мы вернемся домой, Агнес, — прервал её Джон. — Наши родители,
наверное, с ума сходят. — он обратился к Миднайту. — Что для этого нужно?
— Желание Агнес и хроноворот. — констатировал мужчина.
Джон протянул мужчине руку и требовательно сказал:
— Хроноворот. Сюда. Быстро.
— 100 галлеонов. — не растерялся мужчина. — Время стоит денег.
— Ты мне должен штуку! — раздражительно процедил парень.
— Ага. В другой вселенной.
Агнес переместилась к Миднайту благодаря новой открывшейся способности.
— Миднайт, специально для тебя я найду вселенную с драконами, перенесу тебя туда и
скажу «Дракарис!», если ты сейчас же не сделаешь так, как сказал мой любимый,
лучший, замечательный брат!
Это удивило присутствующих больше, чем внезапная новость о даре Агнес. Мужчина с
сожалением отдал девочке хроноворот.
— Тогда увидимся в другой вселенной. — улыбнулся Миднайт и трансгрессировал.

45/51
Глава 13: Прощание.
— Нам больше нечего здесь делать, — печально констатировал парень, — поэтому мы
должны отправиться к себе, чем быстрее, тем лучше…
Агнес печально посмотрела на родителей.
— Мы все понимаем… — Гермиона подошла к Агнес и крепко прижала её к себе.
Ей безумно не хотелось отпускать своих детей. Она привыкла к ним, она хотела их.
Именно их и никого другого. Они показали и Северусу и Гермионе замечательное
будущее, которое может их ждать.
Зельевар просто сохранял молчание, но в глубине души он испытывал то же желание не
отпускать детей. Он перевел взгляд на Гермиону. Неужели все кончено? Неужели он
одним своим поступком, единожды дав слабину, сломал все, на что надеялся. Мужчина
мысленно усмехнулся, ему не привыкать ломать глупым поступком всю свою жизнь.
— Мне жаль, — тихо сказал Джон, — что мы внесли такой сумбур в вашу размеренную
жизнь…
Агнес подбежала к отцу и повисла у него на шее:
— Вы были хорошими мамой и папой! Не хуже, чем наши настоящие родители. — она
прошептала Северусу на ухо, пока Гермиона прощалась с Джоном, — Мама любит тебя,
она сама мне сказала. Ты её тоже полюби. А потом роди меня. Джонатана не
обязательно. — добавила девочка, вызвав улыбку отца.
Северус поцеловал девочку в пухлую щечку:
— Моя маленькая принцесса. Я буду очень по тебе скучать.
— Я тоже, папочка! — Агнес прижалась щекой к щетинистой щеке отца.
После тягостного прощания Джон взял сестру за руку:
— Нам пора. Назад в будущее. — он обратился к родителям. — У вас оно еще впереди.
Не загубите все из-за своей глупости.
Послышался хруст ломающегося хроноворота и дети исчезли, растворившись сизой
дымкой.
— Может, еще не поздно? — задумчиво спросил Северус.
— Мисс Андерсон сказала, что соскучилась… — приглушенно сказала Гермиона и, не
забрав вещи, вышла из покоев зельевара.

***

После отбытия детей Северус и Гермиона не общались неделю. Оба пребывали в


прострации. Мужчина отменил занятия и несколько дней беспробудно пил в своих
покоях.
Уже смирившись с тем, что идеального утопического будущего не будет, Северус сидел
на диванчике, на котором так любила сидеть Гермиона, и читал комиксы.
Он закупился огромной коллекцией этой макулатуры в маггловском Лондоне и читал,
читал, читал. Каждый вечер. Потому что эти странные красочные журнальчики
напоминали ему о детях. Он бы безумно хотел смотреть странные фильмы вместе со
своей маленькой черноволосой принцессой, поддерживать сына в его начинаниях, учить
его чему-то. Он бы хотел жить вместе с Гермионой. В тишине, вдали от Хогвартса.
Идеальное будущее… Но не у этого Снейпа. Так ему везти не может.
От прочтения его оторвал стук в дверь.
— Войдите! — крикнул мужчина, будучи уверенным, что это снова Минерва со своими
46/51
нравоучениями.
— Здравствуйте, профессор. — шелковый голос ударил тяжелым обухом.
— Чем обязан, мисс Грейнджер? — Северус держался, чтобы не броситься к девушке.
— Старик Логан? — спросила девушка, садясь рядом с мужчиной.
— Пытаюсь узнать побольше о будущем муже своей дочери. — усмехнулся Снейп.
— Я пришла сказать, что уезжаю… — она тяжело вздохнула. — Я отправляла резюме и
свои работы в Вог. Меня приняли на должность штатного журналиста…
Больше Северус сдерживаться не мог. Он соскочил с места, напугав этим Гермиону.
— Гермиона! — твердо сказал мужчина. — Зачем ты мне это говоришь? Что ты хочешь от
меня? — он не давал девушке вставить слово. — Хочешь поиграть со мной? Да мне
насрать, куда ты поедешь и зачем! Думаешь, я побегу за тобой, как какой-то слюнявый
подросток? — он навис над ней свинцовой тучей. — Мисс Грейнджер, проваливайте из
Хогвартса, куда хотите. А заодно, из моей жизни. Убирайся вон. — он указал пальцем на
дверь.
Девушка молча встала с дивана и проследовала к двери. Остановившись перед дверью,
она сказала, голосом, наполненным печалью:
— Северус, знаешь, в тебе как будто живут два разных человека… Один достоин
большего… Лучшей жизни. А другой не достоин ничего.
После того, как дверь захлопнулась, мужчина мешком упал на диван и, взявшись за
голову, осознал масштабы бедствия.
— Поздно. — сказал в пустоту Северус.

***

Вещи девушки уже были собраны. У нее осталось только одно незавершенное дело, и
Гермиона уверенной походкой направлялась в покои Андерсон, чтобы это дело
закончить. С букетом красных роз она мчалась по коридору уверенной походкой. Дойдя
до апартаментов Киры, девушка, что есть сил, застучала в дверь.
Кира открыла сразу же.
— Мисс Грейнджер? — на лице тут же появилась гримаса пренебрежения, — какими
судьбами?
— Я уезжаю, — сказала Гермиона, заметив улыбку на лице женщины, — поэтому пришла
проститься и принесла вам цветы. Такие же красивые, как и вы.
Кира с сомнением посмотрела на букет роз:
— Спасибо, но не следовало.
— О, еще как следовало! — с этими словами девушка ворвалась в комнату и,
замахнувшись, ударила женщину цветами по лицу. — Долбанная сучка! — мисс Андерсон
визжала, пытаясь убежать от разъяренной Гермионы. — Это чтобы тебя от ебаных
цветов затошнило! Если бы не ты!
Выплеснув всю ярость, девушка кинула потрепанный букет в спину Андерсон и гордо
удалилась.
Её ждала новая работа и новая жизнь.

47/51
Глава 14: С чистого листа.
Девушка быстро адаптировалась к новой работе. Чтобы выкинуть из своей головы
угрюмого зельевара, она вкалывала в два раза больше других. Её коллега, частично
узнав про ее личную жизнь, посоветовала Гермионе сменить образ. Мол, когда её бросил
мужик, она пошла в парикмахерскую, сделала каре, и ей стало легче.
Гермиона последовала совету и сделала себе мальчишескую стрижку, но и это не
помогло. Чертов, долбанный Снейп! Перед сном он навязчиво лез к ней в голову, а
ночами снился. В каждом прохожем мужчине она пыталась разглядеть Северуса. Она
проклинала его каждый день и жалела о своем поступке. Но, тем не менее, она желала
ему счастья. Не с ней, так с какой-нибудь другой женщиной.
Агнес и Джон также не выходили из головы девушки. Она вспоминала своих чудных
детей. Фантазировала, как бы складывалась её семейная жизнь.
— Эй, Герми! — Гермиону из размышлений вырвала её подруга. — Что с тобой? Ты на
полчаса зависла.
Девушки сидели за столом в квартире Гермионы и пили кофе, просматривая статью для
нового номера.
— Прости, — Гермиона слегка улыбнулась, — я задумалась.
— Об этом своем Северусе? — подруга закатила глаза. — Он, должно быть, просто
прекрасный принц! — улыбка пропала с лица Гермионы. — А все прекрасные принцы
последние козлы!
Гермиона абстрагировалась от бубнежа подруги. Стоит просто смириться и забыть.
Сжечь все годы, как ветошь, и жить дальше.
— ГЕРМИОНА ГРЕЙНДЖЕР! — до девушек долетел мужской голос, который заставил их
вскочить со стульев.

***

Северус не мог легко смириться с тем, что он остался совсем один. Заявление об
увольнении уже лежало на столе у Минервы. Хотя мужчина и понимал, что от себя ему
не убежать и его уход не решит никакие проблемы, но он больше не мог оставаться там,
где все напоминало ему об этой невыносимой женщине.
Он проклинал её за то, что она показала ему, что он может быть счастлив. Раньше он
считал, что для того чтобы жить, не обязательно быть счастливым. Жить можно просто
так. А теперь он прекрасно понимал, что жизнь без Грейнджер — это просто
существование.
Северус, не торопясь, собирал вещи. Размахивая волшебной палочкой, он левитировал
книги в чемоданы, усмехаясь тому, как немного он нажил за свои 40 лет. Каких-то особых
планов у него не было. Просто уехать. Просто сбежать. Просто пытаться жить дальше.
Процесс сборов прервал тяжелый стук в дверь.
— Минерва, я не останусь. — крикнул зельевар, не желая никого видеть.
— Северус, — из-за двери послышался робкий женский голос. — Это я, Кира…
Снейп коршуном подлетел к двери и отворил её.
— Что тебе нужно? — злобно процедил он, глядя на расцарапанное шипами лицо.
Кира переступила с ноги на ногу:
— Не пустишь? — Северус отрицательно мотнул головой.
— Я думала, что ты придешь… — Кира опустила глаза в пол, — но ты не пришел…
48/51
— Очень меткое замечание. — сквозь зубы сказал мужчина и попытался закрыть дверь.
— Подожди! — Кира схватилась ладонью за дверь. — Это я виновата! Я думала, если
она бросит тебя, ты вернешься, и все будет, как раньше! Я ошибалась… — печально
заключила женщина. — Мне жаль, что все так вышло и я прошу у тебя прощения, хотя и
понимаю, что вряд ли ты меня простишь…
Северус посмотрел в глаза женщины и увидел в них раскаяние.
— Ты достоин куда большего, чем я… — Кира тяжело вздохнула, — и в качестве знака
примирения я принесла тебе её новый адрес.
— Откуда он у тебя? — Северус взял из рук женщины маленький листочек, на котором
было написано «Бейкер Стрит 222а»
— Выпросила у Уизли, — усмехнулась женщина, — он не сильно сопротивлялся. Иди,
Северус, борись за свою любовь и строй свое будущее…
Глаза Северуса загорелись, шепнув женщине «Спасибо», он побежал на свидание со
счастьем.

***

— ГЕРМИОНА ГРЕЙНДЖЕР! — орал Северус на всю улицу, стоя с букетом белых


орхидей.
Гермиона высунулась из окна второго этажа вместе с подругой.
— Я не трахал Киру! — продолжал орать Северус, — Мисс Грейнджер! Вы самое
прекрасное, что было в моей жизни, — мужчина вступил на шаткую пожарную лестницу и
стал подниматься наверх, — ты подарила мне любовь, показала, что я не самый
конченный человек на Земле! Но абсолютно точно могу сказать, что ты самая
невыносимая, красивая, очаровательная женщина в моей жизни! Прекраснее тебя,
только потолок в большом зале, но и это не точно! Я не знаю, примешь ли ты меня. Но
если все же откажешь, я наложу на тебя «Империо» и женюсь на тебе. — Гермиона
засмеялась, услышав угрозу, — Я хочу от тебя больше, чем двух детей! Пятьсот! Тысячу!
Миллион! — Северус поднялся на второй этаж. — Я хочу наслаждаться каждым днём,
проведенным в обществе женщины, волосы которой, короче, чем мои. Я был таким
идиотом, Гермиона… — сказал Северус, глядя в карие глаза девушки, — Прости меня…
Девушка вылезла через окно на пожарную лестницу.
— А подняться по обычной для слабаков? — улыбнулась Гермиона.
— Ты принцесса, которая сделала из злодея супергероя, — прошептал мужчина,
приблизившись к любимой, — а супергерои через двери не ходят.
— Ты не супергерой. — Гермиона приблизилась для поцелуя. — Ты мой Принц.

49/51
Эпилог.
Джонатан очнулся в мокрой от зелий футболке с сестрой в объятьях. Он открыл глаза и
осмотрелся. В лаборатории отца был бедлам. Обвалившийся стеллаж, разбросанные
повсюду котлы, осколки от флаконов и пробирок, и разлитое зелье.
— Агнес, — Джон обратился к сестре, — ты как? В порядке?
— Ага! — бодро сказала девочка. — Джон, ты видел тоже самое, что видела я?
— Других маму и папу? — девочка кивнула. — Да. Надеюсь у них все будет хорошо.
Брат и сестра вздрогнули, услышав шум открывающейся входной двери.
— Родные, мы дома! — послышался бодрый голос Гермионы. — Представляете, показ
перенесли на неделю, потому что у одного из Домов не подготовлена коллекция! Папа
решил наплевать на конференцию и побыть дома. Где вы? — послышался
приближающийся цокот каблуков.
— Родителям ни слова. — шепнул Джон.
— Само собой. — Агнес серьезно посмотрела на брата.
Гермиона зашла в лабораторию и ахнула:
— Мерлин Великий, тут что, ледовое побоище проходило?
Агнес подбежала к матери и, вцепившись в её платье, радостно заявила:
— Мам, я повелительница времени и пространства, прикинь!
— Милая, — в лабораторию вошел Северус и взял Агнес на руки, — я никогда в этом не
сомневался. — он чмокнул любимую дочь в пухлую щеку.
Позже взгляд мужчины упал на состояние его лаборатории. Северус многозначительно
посмотрел на сына и указал пальцем на обнимающую его Агнес. Джонатан кивнул,
скидывая всю вину за погром на сестру.
— Ничего, — спокойно сказал Северус, — эльфы уберут. — он поцеловал взволнованную
жену. — Иди, тебя гости ждут.
— Что за гости? — сдержанно спросил Джон.
— Саламандеры. Полумна, её муж Рольф и их дочь Амели. — Северус посмотрел на
странное выражение лица сына.
Парень выбежал к гостям, в чем был, по пути нарвавшись на белокурую девушку с
голубыми, как ясное небо, глазами. На вид ей было примерно столько же, сколько и
Джону.
— Привет. — нежным голосом произнесла девушка. — Я Амели. — она мечтательно
посмотрела в черные глаза Джонатана и закусила нижнюю губу.
— Привет… — Джон не мог оторвать взгляда от ангельского личика девочки. — Я Джон.
Девушка смущенно улыбнулась.
Парень с трудом закрыл рот и, громко сглотнув, спросил:
— Амели, что ты знаешь о мозгошмыгах?

Примечание к части

Вот и подошли к концу наши приключения)


Спасибо, что читали и поддерживали меня своими отзывами в процессе написания. Вы
очень-очень благодарные читатели. Просто лучшие.

Делитесь своим мнением, оценками, ведь автору всегда есть куда расти и над чем
работать.
Если все понравилось, вы знаете где кнопка "нравится".
50/51
Не теряйтесь, потому что сейчас не менее интересная история находится в процессе
создания и скоро увидит свет.

Отдельной благодарности заслуживает прекрасная бета, которая мучилась с текстом и


моя муза - печенька))
Я получила большое удовольствие, писав для вас эту историю.
Еще раз всем огромное спасибо. Вина вам и сладостей!

51/51