Вы находитесь на странице: 1из 4

Сущность и специфика сёгунской формы правления

План:
1) характеристика сёгунской формы правления, структура государственного
управления;
2) вклад отдельных знаменитых сёгунов в развитие Японии;
3) вывод о сёгунской системе власти как об этапе исторического развития страны и как
об этапе эволюции политической структуры государства;

Цель доклада – ознакомиться с особенностями политического развития Японии во


второй половине XVII – середине XIX вв.
Задачи доклада:
1) охарактеризовать сёгунскую форму правления и ее структуру государственного
управления;
2) рассмотреть вклад отдельных знаменитых сёгунов в развитие Японии;
3) сделать вывод о сёгунской системе власти как об этапе исторического развития
страны и как об этапе эволюции политической структуры государства;

1.
Сёгун – в японской истории так назывались люди, которые управляли (в отличие от
императорского двора в Киото) Японией большую часть времени с 1192 года до реставрации
Мэйдзи, произошедшей в 1868 году. Правительство сёгуна называлось букуфу («палаточный
лагерь» в смысле места расположения полководца, ср. русское ставка). Государственный
строй, при котором верховная власть принадлежала сёгуну, обозначается как сёгунат.
Сегунат – военно-феодальная диктатура сильнейшего в экономическом, военном и
политическом отношении феодального рода Токугава, опиравшаяся на самураев – военно-
служилое дворянство. Императорский двор со времени образования первого сегуната стал
центром феодальной оппозиции. Формально власть императора сохранилась – ему
отводились все причитавшиеся его рангу почести, но он не играл какой-либо существенной
роли в политической жизни страны.
Японию периода Токугава называют обществом системы бакухан (т. е. бакуфу+хан).
Термин «хан» обычно переводится как «княжество», «феодальное владение».
В XIII в. сегун присвоил себе право утверждать императора, определять порядок
престолонаследия, назначать регентов и других высших придворных советников.
Центральный государственный аппарат (бакуфу) состоял из главной административной
палаты, ведавшей законодательством, главной военной палаты и главной судебной палаты.
Во все провинции назначались военные губернаторы или протекторы (сюго). Ослаблению
центральной власти в значительной мере способствовало то, что еще в начале XIV в. сегуны
признали свою вассальную зависимость от самого могущественного в это время государства
в Азии – Китая, к которому и перешло право утверждения японских императоров. Ослабляло
силу бакуфу и возросшее значение в XV–XVI вв. буддийской церкви, которая стала
претендовать на независимость в государстве.
Сегуну подчинялись дайме («большое имя»), возглавлявшие 250 хан (земельные
владения кланов), на которые делилась Япония. Дайме подразделялись на две большие
группы, фудай и тозама, внутренних (наследственных) и внешних (союзников), — в
зависимости от того, примкнули ли они к Токугава до или после битвы при Сэкига-хара.
Тозама не могли служить в правительстве сегуната. Распределение земель отражало реалии
политического порядка: владения многих «внешних» дайме находились буквально по краям
национальных границ на севере и западе. Все земли в дне пешего марша от Эдо
принадлежали или напрямую самим Токугава, или их наиболее преданным вассалам. Сегун
был не только самым крупным землевладельцем, который имел в личной собственности
почти четверть всех обрабатываемых земель, но и держал под контролем все главные
маршруты, порты и поставки цветных металлов.
Чтобы приобрести статус дайме, феодал должен был иметь столько земли, чтобы она
давала 10 000 коку риса, один коку равнялся количеству риса для пропитания взрослого
мужчины в течение года. Владения самых крупных дайме давали свыше миллиона коку,
около пятидесяти дайме получали 100 000 коку и больше. Владения менее 10 000 коку имели
ранг хатамото — с правом личного доступа к сегуну; в середине XVII века насчитывалось
около 5000 таких имений. Доход в 260 коку и менее означал, что самурай — го-кэнин
(относится к младшей бюрократии); к 1800 году их число достигало 20 000 человек.
Контроль над дайме осуществлялся при помощи системы шпионов и заложников. Под
строгим надзором сегуна также находились заключение браков, строительство мостов и
оборонительных сооружений; за исключением этих вопросов дайме правили в своих землях в
целом так, как хотели. Прямое вмешательство осуществлялось, только если их власть
оказывалась очевидно неэффективной или начинала угрожать национальной безопасности.
На практике самой частой причиной вмешательства сегуна в дела хан становились
наследственные споры. За первые сорок лет XVII века власти лишились или были понижены
в статусе семьдесят дайме, и примерно треть всех обрабатываемых земель была
перераспределена.
Главным способом контроля, который придумали То-кугава, было требование
«альтернативного присутствия» — санкин котай. Часть времени дайме могли жить у себя в
имениях, но периодически они должны были лично являться в Эдо к сегуну. Эта обязанность
требовала дорогостоящих трат на достаточно престижную резиденцию в столице, много
времени и сложностей с организацией впечатляющей свиты, необходимой для
сопровождения правителя в путешествии. Поездки осуществлялись по оговоренному
маршруту в заранее известное время и были предметом периодических проверок, которые
должны были установить, не провозятся ли в столицу контрабандой ружья и не вывозятся ли
из нее тайком заложники1.

2.
До начала XV в., когда в хрониках упоминается предок Иэясу – Мацудайра Тикаудзи
из провинции Микава, что восточнее Нагоя, о жизни семьи Токугава почти ничего не
известно. Шестью поколениями позже Мацудайра Киёясу (1511-1535) установил контроль
над всей провинцией, а после его гибели власть перешла к следующему представителю рода
– Хиротада (1526-1549). Хиротаде удалось сохранить семейные позиции, лишь вступив в
союз с соседом – даймё Имагавой Ёсимото. Четырехлетний сын Хиротады Такэтиё был
послан в заложники к Имагава и жил у него до самой смерти последнего в 1560 г. В 1567 г.
Такэтиё сменил имя и стал называться Токугава Иэясу.
История рода Токугава достигла своей кульминации в 1600 г., когда Иэясу одержал
победу над многочисленными противниками в битве при Сэкигахара и вскоре добился у
императора титула сёгуна, став в 1603 г. военным правителем всей Японии.
Как и большинство японских семей, дом Токугава состоял из основной ветви и
нескольких второстепенных. Главная родовая линия стала династией, давшей первых
японских сёгунов, остальные были представлены симпан-даймё, находящимися в родстве с
кланом Токугава.
В классической формуле «начал, продолжил, завершил», обычно относимой к оценке
деятельности всех трех выдающихся объединителей страны в XVI в., на долю Токугава
Иэясу приходится заключительная фаза. Суровой рукой окончательно покорив всех
мятежных даймё и объединив страну под своей властью, дом Токугава и прежде всего сам
Иэясу приступили к серии реформ, направленных на закрепление успеха. Даймё, которых к
тому времени насчитывалось около 200, сохранили некоторые традиционные права, включая
1
Теймс Р. Император и сегун. – Япония: история страны.
суд и административную власть в пределах своего владения, при них остались и их самураи,
находившиеся в основном на натуральном довольствии. Однако за это они не только должны
были признать авторитет сёгуна, но и в знак этого признания каждый второй год вместе с
семьей, челядью и даже частью дружины проводить в специально построенной для этого
дворцовой усадьбе в Киото.
Династия сёгуната была представлена за свою историю 15 сёгунами дома Токугава.
Иэясу (1543-1616), первым получивший из рук императора этот титул, сохранял его лишь два
года.
В 1605 г. Токугава Иэясу передал титул сёгун своему сыну Хидэтада (1579-1632),
сохранив при этом все рычаги власти и создав прецедент для новой династии,
продемонстрировав тем самым, что отныне эта должность стала для дома Токугава
наследственной. При этом ему пришлось решить целый ряд проблем – кто из детей должен
наследовать это звание, как выбрать наследника из нескольких сыновей, чем следует
руководствоваться при этом.
В 1616 г. Иэясу умер. Хидэтада, в свою очередь, передал полномочия своему сыну
Иэмицу (1604-1651) в 1623 г. и до своей смерти в 1632 г., так же, как и его отец, оставался
теневым правителем Японии, успев запретить за это время христианство в стране.
Иэмицу остался в памяти потомков как решительный и жесткий политик, подавивший
огнем и мечом христианское восстание в Симабара, автор нескольких административных
нововведений, в том числе практики заложничества санкин-котай, а также как дипломат,
положивший начало политике национальной самоизоляции Японии. После смерти Иэмицу в
1651 г. власть перешла к его сыну Иэцуна (1641-1680), который до своей кончины в 1680 г.
оставался довольно пассивным правителем. Его наследником стал младший брат – Цунаёси
(1646-1709), известный покровитель искусств и любитель собак, запретивший охоту и
получивший даже прозвище Собачий сёгун. От него в 1709 г. власть перешла к 6-му сёгуну
династии – Иэнобу (1662–1712), а через три года к малолетнему Иэцугу (1709-1716), который
умер в возрасте семи лет.
В 1716 г. сёгуном стал представитель ветви Токугава из провинции Кии – Токугава
Ёсимунэ (1684–1751). Он проявил себя сильным и жестким лидером, добившись проведения
административных реформ Кёхо, в результате которых укрепил свой контроль над
владетельными даймЁ. В 1745 г. он отошел от дел и передал бразды правления своему сыну
Иэсигэ (1712–1761), перед самой смертью которого в 1760 г. наследником стал его сын
Иэхару (1737–1786).
После смерти этого, 10-го по счету, сёгуна династии Токугава власть перешла к его
родственнику из того же клана — Кии Токугава Иэнари (1773–1841), пробывшему военным
правителем страны рекордный срок — целых 50 лет. Его сын Иэёси (1793–1853) пробыл
сёгуном лишь до 1853 г., но во время правления Иэёси Япония впервые столкнулась с
активным вмешательством извне: в 1853 г. страну сначала посетила русская миссия адмирала
Путятина, а затем и американская военная эскадра коммодора Перри, в результате чего
страна была вынуждена пересмотреть свою внешнюю политику.
Сын Иэёси, больной Иэсада (1824–1858), занимал место отца до 1858 г. В правление
Иэсада в январе 1855 года был подписан первый русско-японский трактат в городе Симода,
между Россией и Японией установились дипломатические отношения. Сёгунское
правительство подписало Канагавский договор с США (31 марта 1854), договор о дружбе с
Великобританией в Нагасаки (14 октября 1854), договоры о дружбе и торговле с США
(договор Гарриса) (29 июля 1858), с Голландией (18 августа 1858), с Россией (19 августа
1858), с Великобританией (26 августа 1858) и с Францией (9 октября 1858). Эти
неравноправные договоры привели к ликвидации самоизоляции Японии и росту
иностранного влияния. Японский император Комэй был главным противником такой
политики сёгуната.
В 1855 году в городе Нагасаки при поддержке Нидерландов была открыта военно-
морская школа, обучение в которой вели голландские офицеры. Первыми учениками были
вассалы бакуфу, потом стали принимать и княжеских самураев.
После его смерти сёгуном стал его двоюродный брат Иэмоти (1846–1866), на время
правления которого пришлись нелегкие испытания в связи с начавшимися дискуссиями по
поводу перемен в отношении Японии к миру. Его правление характеризовалось обилием
внутренних смут и общим ослаблением сёгуната после первых крупных японских контактов
с США (визит кораблей коммодора Перри в 1853—1854 годах) и «открытия» Японии
западным странам.
Середина 19 столетия для Японии стала временем, когда она оказалась под
внимательным наблюдением передовых стран мира. В первую очередь интерес к Японии был
в том, что она рассматривалась как перевалочная база для судов и США, плавающих в
Тихоокеанском регионе, как плацдарм для укрепления позиций Америки в странах Дальнего
Востока, в первую очередь в Китае. Всё же в 1854 году Япония под военным давлением
США открыла свои порты американским кораблям.
История рассказывает, как в 1853 году военная эскадра Соединенных Штатов Америки
подошла к берегам острова Хонсю в Японии. Экспедицию возглавлял командир Метью К.
Перри. Он передал жителям страны послание от американского президента, где было
высказано желание восстановить с Японией дипломатические отношения. Граждане Японии
попросила время поразмыслить. Через год эскадра Перри с десятком боевых кораблей опять
подплыла к японским остовам. Угрожая интервенцией, командир эскадры навязал японцам
договор, открывающий американским торговцам два порта. Также было навязано решение
открыть в одном из портов консульство США.
Подобные по содержанию документы вскоре были подписаны с Россией, Англией,
Францией, Голландией. Через время усилилось неравноправие подписанных договоров,
согласно которым иностранные граждане в Японии получили право неприкосновенности.
Так перед Японией встала угроза колонизации.
«Самозакрытие» Японии длилось 215 лет. Это спасло её от европейской колонизации.
Но в условиях, когда в странах Европы началась промышленная революция, изоляция стала
причиной отставания Японии от всемирного технического прогресса.
Но уже сами перемены выпали на долю Токугава Ёсинобу (1837–1913) —
представителя ветви провинции Мито, ставшего сёгуном в 1867 г. — как раз во время начала
реставрации Мэйдзи — и пробывшего на этом посту по той же причине всего около года.
Когда европейцы начали проникновение в Японию, авторитет сегуна заметно упал, и
поэтому против него возникло достаточно сильное оппозиционное движение. Это движение
начало в стране братоубийственную гражданскую войну (1863-1868гг.). Усложнило войну
вмешательство европейцев и американцев.
В 1866 году сегун Иемоти умер, а в 1867 умер император Комей. Один из них
представлял мирскую власть, а второй – высшую религиозную. Это дало толчок усилению
братоубийственной борьбы. Нового 14-летнего императора Муцухито поддерживали
самураи Юга, мещане и крестьяне.
В январе 1868 года войска императора, вооруженные европейским оружием,
разгромили войска сегуна. Таким был конец эпохи сегуната Токугава в Японии. Наступила
новая эпоха – «эпоха Мейдзи», которая заложила радикальные социальные, политические и
экономические реформы в консервативном японском обществе.
С началом Реставрации Мэйдзи власти сёгуната пришел конец, и представители
династии Токугава сначала получили домен в районе нынешнего города Сидзуока и стали
обычными даймё, а когда был отменен и институт даймё, им еще продолжали оказывать
некоторую помощь и демонстрировать знаки уважения. Вскоре это тоже отошло в прошлое.
Ветвь Токугава сохранилась до сих пор, и некоторые ее представители иногда еще
появляются на политической сцене Японии, не играя там уже никакой значительной роли.