Вы находитесь на странице: 1из 8

СТРУКТУРА МОТИВАЦИОННОГО КОМПОНЕНТА

ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ НА РАЗНЫХ ВОЗРАСТНЫХ


ЭТАПАХ

Веденеева Е. В., Циринг Д. А.

В статье приводятся результаты эмпирического исследования структуры


мотивационного компонента личностной беспомощности в младшем школьном,
подростковом и юношеском возрастах.
Ключевые слова: личностная беспомощность, выученная беспомощность,
самостоятельность, успешность деятельности.

Structure of the motivational component of personal helplessness at different age stages. The
article contains the results of empirical research of structure of the motivational component of
personal helplessness in primary school, teenage and youth age.
Key words: personal helplessness, learned helplessness, self-dependence, success of activity.

Среди приоритетных направлений развития психологических исследований в настоящее


время можно выделить проблему психологического обеспечения вхождения человека в новые
условия жизни и деятельности, которая актуализируется быстротекущими изменениями в сфере
социо-культурных и экономических условий общественной жизни. Беспомощность как
психологический феномен возникает у людей в качестве реакции на то, что будущее становится
для них все менее предсказуемым, при этом толерантность к неопределенности продолжает
оставаться низкой (Л. И. Ермолаева, Н. Д. Левитов, Г. Б. Заремба). Беспомощность россиян
становится выраженной, поскольку в стране существует достаточно представительный слой
граждан, которые являются носителями квазитрадиционалистских ценностей и патерналистских
установок, иными словами, почти половина населения страны продолжает рассчитывать на
«отеческую заботу государства» (С.А. Литвина, 2005).
Изучение феномена беспомощности имеет сравнительно небольшую историю, в основном,
в зарубежной психологии (Л. Абрамсон, Л. Аллой, М. Висинтайнер, К. Двек, Э. Динер, С. Майер,
Г. Металски, Б. Овермайер, К. Петерсон, А. Стоун, Дж. Тисдейл, Д. Хирото, Х. Хекхаузен).
М. Селигман, открывший феномен «выученной беспомощности» в 1967 году, определяет
беспомощность как психологическое состояние, формирующееся в результате неконтролируемых
событий и проявляющееся специфическими дефицитами (мотивационным, когнитивным и
эмоциональным) [4]. В отечественной психологии беспомощность начала изучаться сравнительно
недавно, первые публикации появились в 80-х годах (В. С. Ротенберг, В. В.Аршавский, 1984;
И. С. Коростелёва, В. С. Ротенберг, 1988), серьёзные психологические исследования
беспомощности в России получили своё отражение в немногочисленных диссертациях
(Д. А. Циринг, 2001; И. В. Девятовская, 2006; Е. В. Веденеева, 2009; Е. В. Забелина, 2009,
Д. А. Циринг, 2010). Концепция личностной беспомощности, представленная в работах второго из
авторов статьи (Д. А. Циринг, 1998-2011), в рамках субъектно-деятельностного подхода
рассматривает личностную беспомощность как устойчивый феномен личности. В соответствии с
концепцией, личностная беспомощность представляет собой качество субъекта, включающее в
себя единство специфических личностных особенностей, возникающих в результате
взаимодействия внутренних условий с внешними (системой семейных взаимоотношений, опытом
неконтролируемых травмирующих событий), определяющее низкий уровень субъектности, то есть
низкую способность преобразовывать действительность, управлять событиями собственной
жизни, ставить цели и достигать их, преодолевая различного рода трудности.
Нами была предложена структура личностной беспомощности, представленная четырьмя
компонентами: волевым, эмоциональным, когнитивным и мотивационным (Циринг, 2005-2010) [6,
7]. Исследование мотивационного компонента представляется особенно важным, вследствие
ведущей роли, которую он играет в формировании личностной беспомощности. Мотивационный
компонент можно представить в виде сочетания определенных характеристик мотивационной
сферы личности, которые, взаимодействуя с другими (когнитивными, волевыми,
эмоциональными) личностными особенностями, образуют личностную беспомощность.
Авторами в предыдущих исследованиях изучались составляющие мотивационного
компонента личностной беспомощности в младшем школьном, подростковом и юношеском
возрастах, а также исследовалась успешность ведущей деятельности у испытуемых с личностной
беспомощностью на разных возрастных этапах [1, 8]. Полученные результаты позволили говорить
о недостаточном развитии у «беспомощных» испытуемых мотивов, от которых во многом зависит
успешность обучения и дальнейшая социальная и профессиональная реализация, а также о низкой
успешности ведущей деятельности в группе «беспомощных», в отличие от «самостоятельных»
испытуемых.
В настоящей статье рассматриваются результаты исследования, в котором изучается
структура мотивационного компонента личностной беспомощности на разных возрастных этапах.
Знание специфики данной структуры позволят понять механизмы проявления личностной
беспомощности в социуме и более грамотно составлять программы профилактики и коррекции
личностной беспомощности.
В проведённом нами эмпирическом исследовании приняли участие 653 человека. С
помощью кластерного анализа (метод средней связи) из них были отобраны 274 человека, которые
по диагностическим критериям были отнесены к кластерам «беспомощных» или
«самостоятельных» испытуемых, изученных как контрастные группы. В качестве диагностических
критериев личностной беспомощности – самостоятельности использовались предложенные
вторым из авторов настоящей статьи в более ранних исследованиях показатели: атрибутивного
стиля, депрессии, уровня самооценки, замкнутости - общительности, неуверенности -
уверенности, робости - смелости [5, 7]. В исследованиях Д.А. Циринг (2008-2010) показано, что
эти переменные в совокупности диагностируют единое психологическое образование –
личностную беспомощность [7].
Выборку младших школьников составили учащиеся 2-4 классов общеобразовательных
школ (в возрасте от 8 до 11 лет), которые занимаются по традиционной программе, в количестве
107 человек. Выборку подростков составили учащиеся 7-9 классов общеобразовательных школ (в
возрасте от 14 до 16 лет), которые занимаются по традиционной программе, в количестве 87
человек. Выборку испытуемых юношеского возраста составили студенты 1-3 курсов Челябинского
государственного университета (в возрасте от 18 до 20) в количестве 80 человек.
В исследовании были выделены параметры мотивационной сферы в трех возрастных
группах (младший школьный, подростковый и юношеский), по которым имеются значимые
различия между «беспомощными» и «самостоятельными» испытуемыми, именно они и
составляют мотивационный компонент личностной беспомощности. Для более детального анализа
и более глубокого понимания мотивационного компонента личностной беспомощности была
изучена его структура у «беспомощных» испытуемых на разных возрастных этапах. При
применении факторного анализа использовался метод главных компонент с последующим
Varimax normalized вращением. Критерием вхождения переменной в фактор считался факторный
вес выше (или =) 0,40.
Результаты факторного анализа составляющих мотивационного компонента в младшем
школьном возрасте представлены в таблице 1.

Таблица 1
Факторное отображение структуры мотивационного компонента
личностной беспомощности в младшем школьном возрасте
Переменные Факторы
1 2
Боязнь неудач 0,870
Уровень надежды -0,866
Уровень субъективного контроля -0,741
Игровой мотив 0,732
Доля объясн. дисперсии, % 38,06 21,17

В структуре мотивационного компонента личностной беспомощности в младшем


школьном возрасте выявлены два фактора. Мотивационный компонент личностной
беспомощности еще находится в стадии формирования в младшем школьном возрасте, об этом
может свидетельствовать и небольшое количество факторов мотивационного компонента. При
свободном выделении факторов они совместно объясняют 59,23 % доли объяснимой дисперсии.
Оба фактора являются биполярными.
Первый фактор описывает 38,06 % доли объяснимой дисперсии. По показателю,
выпадающему в факторе с наибольшим весом, принято определять название фактора – то есть
некоторое определяющее свойство, системообразующую переменную, объединяющую в своей
группе симптомокомплекс других показателей. Первый фактор можно назвать «Боязнь неудач». В
него вошли с равными большими весами боязнь неудач (0,87) и с противоположным знаком
показатель надежды (-0,86).
Второй фактор описывает 21,17 % доли объяснимой дисперсии. Его составляют также с
равными и большими весами игровой мотив (0,73) и с противоположным знаком уровень
субъективного контроля (-0,74). Этот фактор можно обозначить как «Экстернальный локус
контроля».
Таким образом, все связи в структуре мотивационного компонента личностной
беспомощности имеют обратный характер, то есть развитие одного показателя влечет за собой
снижение другого. Чем больше беспомощные дети боятся неудач, тем менее выражена у них
надежда, тем меньше они верят в собственные силы и надеются на успешное разрешение
поставленных задач, проблем и наоборот. Также, чем ниже уровень субъективного контроля, тем
выше значимость игрового мотива у испытуемых с личностной беспомощностью.
В младшем школьном возрасте выявлена двухфакторная структура мотивационного
компонента личностной беспомощности: «Боязнь неудач» и «Экстернальный локус контроля».
Результаты факторного анализа составляющих мотивационного компонента личностной
беспомощности в подростковом возрасте представлены в таблице 2.
Таблица 2
Факторное отображение структуры мотивационного компонента личностной
беспомощности в подростковом возрасте
Переменные Факторы
1 2 3
Стремление к успеху -0,815
Страх отвержения 0,807
Уровень субъективного контроля -0,759
Мотивация учения -0,893
Способность к целеполаганию -0,881
Позиционный мотив -0,628
Мотив получения отметки 0,726
Доля объясн. дисперсии, % 34,53 20,87 16,38

Первый фактор объясняет 34,53% ДОД и включает в себя с равными, большими


отрицательными весами мотивацию учения (-0,89) и способность к целеполаганию (-0,88). Его
можно обозначить как «Пассивность в отношении учебной деятельности». Выражается в низкой
учебной мотивации и неспособности ставить перед собой цели, что проявляется в общем
неумении воплощать свои мотивы через последовательную систему целей, что в свою очередь не
может не сказаться на успешности учебной деятельности. Также способность к целеполаганию
является одним из волевых компонентов мотивационной составляющей ученика и эта способность
в будущем ляжет в основу целеполагания в профессиональной деятельности.
Второй фактор описывает 20,87% доли объяснимой дисперсии и является биполярным. В
него вошли с самым большим весом страх отвержения (0,8), с меньшим весом мотив получения
отметки (0,72) и с противоположным знаком позиционный мотив (-0,62). Данный фактор можно
определить как «Экстратенсивная мотивация на фоне социального страха». Системообразующей
переменной в факторе является страх отвержения, вследствие которого для беспомощных
подростков характерно низкое стремление занять определенную позицию в отношениях с
окружающими, но для того, чтобы хоть как-то получить их одобрение для них приобретает
большую значимость мотив получения отметки. Эти данные согласуются с результатами
исследования Е.В. Забелиной [2].
В третий фактор вошли две переменные с большими, отрицательными нагрузками:
стремление к успеху (-0,81) и уровень субъективного контроля (-0,75), который объясняет 16,38%
доли объяснимой дисперсии. Таким образом, третий фактор мотивационного компонента
личностной беспомощности характеризуется боязнью неудач и экстернальным локусом контроля,
то есть нежеланием брать на себя ответственность за происходящие события. Атрибуция
ответственности оказывается тесно связанной с мотивацией достижения учащихся, их
стремлением добиться в учебной деятельности каких-либо результатов. Эти данные согласуются с
исследованиями М. В. Матюхиной, Т. А. Саблиной [3] в которых показано, что внутренними
факторами объясняют свою удачу, прежде всего, дети, стремящиеся к успеху, внешними -
учащиеся, избегающие неудач. Назовем этот фактор «Боязнь неудач в сочетании с низкой
ответственностью». Именно эти две переменные выступали системообразующими в структуре
мотивационного компонента в младшем школьном возрасте, здесь же они объединились в один
фактор, что свидетельствует об их тесной взаимосвязи.
В подростковом возрасте выявлена трехфакторная структура мотивационного компонента
личностной беспомощности, в которую вошли «Пассивность в отношении учебной деятельности»,
«Экстратенсивная мотивация на фоне социального страха» и «Боязнь неудач в сочетании с низкой
ответственностью».
Результаты факторного анализа составляющих мотивационного компонента личностной
беспомощности в юношеском возрасте представлены в таблице 3.
В ходе факторизации показателей мотивационного компонента личностной
беспомощности в юношеском возрасте выделилось 4 наиболее значимых фактора, объясняющих в
совокупности 80,52% доли суммарной дисперсии.
Таблица 3
Факторное отображение структуры мотивационного компонента личностной
беспомощности в юношеском возрасте
Переменные Факторы
1 2 3 4
Стремление к успеху -0,958
Страх отвержения 0,892
Стремление к принятию -0,693
Уровень субъективного контроля -0,913
Уровень притязаний -0,815
Мотив получения стипендии -0,933
Мотив избегания наказания 0,872
Мотив получения
-0,682
интеллектуального удовлетворения
Доля объясн. дисперсии, % 27,09 23,72 18,56 11,15

В состав первого фактора, объясняющего более 27% доли дисперсии переменных, вошли с
равными, большими отрицательными весами стремление к успеху (-0,95) и уровень субъективного
контроля (-0,91). Его можно обозначить как «Боязнь неудач в сочетании с низкой
ответственностью». Этот фактор был и в структуре мотивационного компонента личностной
беспомощности в подростковом возрасте, но теперь он выходит на первый план и приобретает
большую значимость, что можно объяснить особой необходимостью в данном возрасте ставить
цели, делать выборы и брать на себя ответственность за принятые решения.
В состав второго фактора (ДОД=23,72%) практически с одинаково высокими нагрузками
входят уровень притязаний (-0,81) и мотив избегания наказания (0,87). Фактор является
биполярным. Психологическое содержание фактора проявляется в низком уровне притязаний и в
стремлении избежать наказания. Таким образом, его можно обозначить как «Низкий уровень
притязаний в сочетании со стремлением избежать наказания».
Следующий фактор, объясняющий около 19% доли суммарной дисперсии переменных,
является также биполярным. В него вошли 2 переменных. Доминирует по данному фактору
показатель мотив получения стипендии (-0,93). И также с отрицательным знаком включается
мотив получения интеллектуального удовлетворения (-0,68). Это очевидно характеризует
экстратенсивную направленность мотивации беспомощных юношей и девушек и позволяет
назвать данный фактор «Экстратенсивная мотивация».
Четвертый фактор (ДОД=11,15%) тоже является биполярным. Доминирующим является
показатель страха отвержения (0,89). С отрицательным весом в этот фактор входит второй
показатель – стремление к принятию (-0,69). Фактор объединяет в себе с разными знаками два
полюса мотивации аффилиации. Назовем данный фактор «Страх отвержения», так как именно это
полюс преобладает в структуре.
В юношеском возрасте выявлена четырехфакторная структура мотивационного
компонента личностной беспомощности, а именно: «Боязнь неудач в сочетании с низкой
ответственностью», «Низкий уровень притязаний в сочетании со стремлением избежать
наказания», «Экстратенсивная мотивация» и «Страх отвержения». В исследовании Ю.В.
Яковлевой выявлена структура противоположного беспомощности феномена – самостоятельности
в юношеском возрасте, в которой ведущим является мотивационный компонент. Самостоятельные
юноши и девушки отличаются активной жизненной позицией, уверенностью в себе, они ставят
перед собой сложные задачи и, преодолевая препятствия, разрешают их. Их отличает
оптимистичное мировосприятие и мотивация достижения [9].
Таким образом, структура мотивационного компонента личностной беспомощности на
разных возрастных этапах представлена в разной степени выраженности и обширности. На
каждом последующем возрастном этапе происходит увеличение количества задействованных
показателей мотивационной сферы и, соответственно, факторов. На основании этого можно
предположить, что личностная беспомощность приобретает все более сложную структуру и
включает в себя большее количество мотивационных образований. Так, в младшем школьном
возрасте это двухфакторная структура, включающая в себя «Боязнь неудач» и «Экстернальный
локус контроля». В подростковом возрасте мотивационный компонент личностной
беспомощности представлен трехфакторной структурой: «Пассивность в отношении учебной
деятельности», «Экстратенсивная мотивация на фоне социального страха» и «Боязнь неудач в
сочетании с низкой ответственностью». В юношеском возрасте структура мотивационного
компонента четырехфакторная, состоящая из «Боязни неудач в сочетании с низкой
ответственностью», «Низкого уровня притязаний в сочетании со стремлением избежать
наказания», «Экстратенсивной мотивации» и «Страха отвержения».
Стоит отметить различия в структуре мотивационного компонента личностной
беспомощности в младшем школьном и подростковом возрасте. Так, если в младшем школьном
возрасте главными являются боязнь неудач и экстернальный локус контроля, то в подростковом
на первый план выходят снижение учебной мотивации, неспособность к целеполаганию. Также
обращает на себя внимание появление в структуре мотивационного компонента фактора
«Экстратенсивная мотивация на фоне социального страха», что объясняется особой значимостью
в данном возрасте интимно-личностного общения, но у беспомощных подростков эта сфера
связана с негативными переживаниями, а именно, страхом отвержения.
Существуют различия в структуре мотивационного компонента личностной
беспомощности в подростковом и юношеском возрасте. В юношеском возрасте на первый план
выходит «Боязнь неудач в сочетании с низкой ответственностью» и добавляется фактор,
связанный с уровнем притязаний, что обусловлено спецификой возраста, где перед юношами и
девушками стоят важные задачи выбора дальнейшего пути развития и особую важность
приобретает уровень притязаний. Стоит отметить, что структура мотивационного компонента в
юношеском возрасте наиболее обширная, охватывает все сферы жизнедеятельности личности, как
отношение к социуму, к профессиональной деятельности, так и внутренние позиции.

Литература:

1. Веденеева Е. В. Мотивационный компонент в структуре личностной беспомощности на разных


возрастных этапах / Е.В.Веденеева // Вестник Костромского государственного университета имени
Н.А.Некрасова. – 2008.- №5. – С.165-169.
2. Забелина Е. В. Коммуникативная активность и беспомощность подростков: результаты формирующего
эксперимента / Е. В. Забелина // Вестник Костром. гос. ун-та им. Н.А.Некрасова. – 2008. – № 5.
3. Матюхина М. В. Изучение и формирование мотивации достижения у младших школьников: метод.
рекомендации / М. В.Матюхина, Т.А.Саблина. – Волгоград: ВГПУ, 1994.
4. Селигман М. Как научиться оптимизму / М. Селигман. – М., 1997.– 432 с.
5. Циринг, Д.А. Психология выученной беспомощности: учеб. пособие / Д.А.Циринг. − М.: Издат. центр
«Академия», 2005. – 120 с.
6. Циринг Д.А. Структура личностной беспомощности: постановка проблемы / Д.А.Циринг // Вестник Юж.-
Урал. гос. ун-та. – 2005. – №15 (55). – С. 176–180.
7.Циринг Д.А. Психология личностной беспомощности: исследование уровней субъектности / Д.А.Циринг.
– М.: Издат. центр «Академия», 2010. – 410 с.
8. Циринг Д.А. Исследование успешности ведущей деятельности у испытуемых с личностной
беспомощностью на разных возрастных этапах / Д.А.Циринг, Е.В.Веденеева // Сибирский психологический
журнал. - 2009. - № 31. - С. 81-84.
9. Яковлева Ю.В. Феномен самостоятельности (на материале юношеского возраста) / Ю.В.Яковлева //
Вестник Костром. гос. ун-та им. Н.А.Некрасова. – 2008. - № 5. – С. 161-165.