Вы находитесь на странице: 1из 27

На правах рукописи

Торопова Анастасия Александровна

КОНСТРУИРОВАНИЕ ТЕЛЕСНОСТИ В КУЛЬТУРЕ ПОСТМОДЕРНА

09.00.13 – философская антропология, философия


культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени


кандидата философских наук

Волгоград – 2017
2

Работа выполнена на кафедре философии федерального государственного


автономного образовательного учреждения высшего образования
«Волгоградский государственный университет»

Научный руководитель – доктор философских наук, доцент


Макаров Андрей Иванович.

Официальные оппоненты: Яворский Дмитрий Ромуальдович,


доктор философских наук, доцент,
Волгоградский институт управления -
филиал ФГБОУ ВО «Российская
академия народного хозяйства и
государственной службы при Президенте
Российской Федерации», профессор
кафедры философии и социологии;

Чикин Александр Александрович,


кандидат философских наук, ФГБУН
«Институт философии Российской
академии наук», научный сотрудник
сектора современной западной
философии.

Ведущая организация – ФГБОУ ВО «Саратовский национальный


исследовательский государственный
университет имени Н.Г. Чернышевского»
(г. Саратов).

Защита состоится 15 февраля 2018 г. в 10.30 на заседании


диссертационного совета Д 212.029.03 по защите докторских и кандидатских
диссертаций при Волгоградском государственном университете по адресу:
400062, г. Волгоград, проспект Университетский, 100, ауд. 2–05 В.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского


государственного университета и на официальном сайте университета
http://www.volsu.ru.

Автореферат разослан «___» ____________ 2018 г.

Ученый секретарь
диссертационного совета Екатерина Николаевна Васильева
доктор социологических наук,
доцент
3

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Повышенный интерес к телесному


измерению человека является отличительной чертой современности. Открытия
в области медицины и других естественных наук побуждают гуманитариев к
радикальному переосмыслению функций человеческого тела, а в некоторых
случаях и самой человеческой природы. Так, например, недавно возникшее
течение трансгуманизма ставит под сомнение классические представления о
человеческой природе как продукте естественного развития неантропных сил –
будь то космос или божье творение. С другой стороны, ментальные и
психические аспекты человеческого бытия, которые традиционно считались
автономными от физиологии, начинают редуцироваться до телесного уровня.
Понятие «телесность» в условиях постмодерна наделяется в
гуманитарных дисциплинах настолько множественным смыслом, что опасно
размывается четкость границ его содержания. Это понятие используется с
целью деконструирования теории параллелизма души и тела, на которой
держится здание философской антропологии уже более 2000 лет. Уже
неклассическая философия ХIХ века начала использовать термин «телесность»
для обоснования новой антропологии, альтернативной и средневековой
теоцентрической и картезианской антропно-дуалистической.
Сегодня осмысление телесности как структуры, изменяющейся под
влиянием сознательной деятельности индивидов и коллективных субъектов,
является важной задачей философии, наряду с задачами выявления тех
принципов, с помощью которых формируются представления о человеке в
целом через его соотнесенность с телом.
Люди, сами того не замечая, неизбежно погружены в различные телесные
практики; тело индивида непрерывно подвергается физиологическим
изменениям; различные дискурсы влияют на его представления о собственном
теле, заставляя корректировать телесную активность: диету, физические
4

нагрузки, рекомендации врачей и информацию о телесных практиках,


поступающую из СМИ.
Если в классической философии человек рассматривался как
сознательный субъект, контролирующий свое поведение, то постмодернистская
мысль радикально меняет концепцию субъекта, приписывая ему
подверженность аффективным и бессознательным процессам, а не голосу
разума. Аффективное тело трактуется как точка сборки идентичности
современного человека.
Степень научной разработанности проблемы. Тема телесности с
древности привлекает к себе философскую мысль. Попытки философского
осмысления тела были предприняты уже в античности, когда оно
интерпретировалось в качестве гносеологической помехи.
В средневековье философствующие теологи искали способ, как с
помощью аскетических практик, трансформирующих тело, достичь спасения1.
Телесная проблематика была разработана Р. Декартом в рамках его учения о
двух субстанциях тела и души.
Картезианская антропология доминировала долгое время до тех пор, как
философия жизни в лице своих представителей – А. Шопенгауэра, Фр. Ницше и
А. Бергсона не проблематизировала связь души и тела на новых основаниях.
К. Маркс обращает внимание на социальный аспект телесности.
Феноменология (Э. Гуссерль, М. Мерло-Понти) обнаруживает многоплановость
телесного бытия. Психоанализ трактует телесность как совокупность
природных желаний и культурных ограничений.
М. Мосс одним из первых обнаруживает, что человеческое тело имеет в
себе виртуальное коллективное измерение, конституирующее индивидуальное
тело. П. Бурдье, М. Фуко исследовали как социальные практики формируют
повседневную телесность и представления о «естественном» теле.
Р. Барт, Ж. Деррида и Ю. Кристева интересовались множественностью
образов тела и связью телесности и текста.

1
Жильсон Э. Избранное // T. 1: Томизм. Введение в философию св. Фомы Аквинского. М., 2000.
5

Исследованием субъектов конструирования современной телесности


занимались Дж. Агамбен, Ж.-Л. Нанси, П. Слотердайк, Ж. Бодрийяр. Ж. Делез
и Ф. Гваттари разрабатывали позитивную программу постмодернистской
телесности. Представители феминистского поструктурализма – Дж. Батлер, Д.
Харауэй – рассматривают тело как продукт логоцентрической системы.
Вопросами телесности занимаются отечественные исследователи: И. М.
Быховская и Л. В. Жаров исследуют телесность как социокультурный феномен;
В. Л. Круткин проводит онтологическое различие понятий тела и телесности; Б.
Г. Акчурин рассматривает телесность в качестве опосредующего звена между
социальным и биологическим в человеке; Р. В. Маслов уделяет внимание
аксиологическим аспектам человеческой телесности; Л. В. Зорина анализирует
изменчивость образов телесности; В. А. Подорога развивает
феноменологический подход к осмыслению телесности; С. С. Хоружий
разрабатывает новую философскую антропологическую концепцию, в которой
телесность становится одной из базовых категорий.
Объект исследования – феномен телесности в современной культуре и
философской антропологии.
Предмет исследования – характер и особенности процессов
конструирования телесности в условиях постмодернистских тенденций
культуры.
Цель исследования: выявить теоретические принципы, на которые
опираются субъекты конструирования телесности и разработанные ими
конкретные механизмы реализации этих принципов для современных
культурных практик.
Достижение этой цели предполагает решение следующих задач:
1) определить и проанализировать основные теоретические подходы к
проблеме телесности, формировавшиеся в европейской философии;
2) выявить смысловую структуру понятия телесности;
6

3) сформулировать современные методологические подходы к


конструирования телесности и определить характер их взаимоотношений в
современной культуре;
4) выявить и охарактеризовать субъектов конструирования телесности;
5) определить причину дисгармоничного сосуществования человека со
своим телом в современном мире;
6) описать принципы конструирования телесности и выявить принципы
стратегий субъектов современных культурных практик.
В качестве теоретико-методологической основы исследования
использован историко-философский анализ понятия телесности, позволяющий
обосновать необходимость возникновения этого неклассического понятия в
рамках логики развития европейской философии. В осмыслении
социокультурных процессов использован системный подход.
На этапе обнаружения и описания структуры понятия телесности был
использован структурно-функциональный метод. Для выявления двух
культурных программ, формирующих телесное бытие человека, был
использован компаративистский метод. При анализе современных стратегий
конструирования телесности был применен герменевтический метод
толкования.
Положения, выносимые на защиту:
1) В европейской философии сложились два парадигмальных
культурфилософских подхода к осмыслению проблемы телесности и ее
конструированию: нормативистский и плюралистический.
Нормативистский - это продукт идеологии и культуры модерна, которая берет
свои истоки в античных и средневековых теориях союза души и тела.
Плюралистический подход к конструированию новой телесности
сформировался в условиях научно-технических открытий биологии и других
естественных наук под воздействием философии постмодернизма, взявшей на
вооружение идею радикального конструктивизма в своей принципиальной
борьбе с нормативной системой модерна за децентрацию власти; тело в этой
7

борьбе стало основным инструментом утверждения культурного


многообразия;
2) На основе синтеза результатов анализа антропологических концепций
и результатов анализа новейших практик конструирования телесности было
сконструировано следующее авторское определение телесности:
Телесность – это система отношений между природным телом и размещаемыми
на/в нем искусственно созданными символическими знаками. Структура
феномена телесности рефлексивно схватывается через соотнесение с тремя
топосами – это 1) образ природного тела индивидуума, 2) индивидуальное тело
(гибридное образование, возникающее в результате воздействия на природное
тело символических средств культуры) и 3) коллективное тело
(социокультурная целостность, виртуально присутствующая в сознании
индивидов в форме идеальных образцов тел эмпирических субъектов);
3) В современной культуре взаимодействуют два методологических
подхода: модернистский, рассматривающий тело эссенциалистски, и
радикально-конструктивистский, опирающийся на идею некоего «текучего
тела», являющегося функцией перманентного процесса социализации,
трансгрессирущей идентичности.
4) Выделено два типа субъектов конструирования телесности: 1)
внутренний субъект, 2) внешний субъект. Внутренний субъект – это каждый
индивид, который целенаправленно моделирует собственное тело. Внешний
субъект может быть эмпирическим (персонализированным) или абстрактным
(социальные институты). Внешний субъект может быть скрытым от носителя
телесности.
5) Основным препятствием на пути к гармоничному сосуществованию
человека со своим телом сегодня является отчуждение тела от его образцов,
созданных властными субъектами социальных отношений и
функционирующих в современной культуре. Преодолеть отчуждение может
возвращение символического, но оно просто не может конституироваться в
8

силу нечеловекоразмерного масштаба потока информации, генерируемой


культурой.
6) Источниками конструирования телесности являются теория, практика и
дискурс, авторами которых являются вышеназванные субъекты. В ходе
герменевтического анализа выявлен ряд принципов, используемых для
конструирования: идеализации, схематизации, концептуализации,
программирования, визуализации, эксперимента, ограничения, нормирования,
контроля, сложный симбиоз которых делает тело платформой для проектов
идеологически конфликтующих субъектов, что не дает преодолеть отчуждение,
осложненное потерей человекоразмерности современных технологий.
Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:
- проведен сравнительный анализ модернистского и постмодернистского
подходов к конструированию телесности;
- осуществлен структурный анализ понятия телесности;
- выявлена специфика современной философской методологии
конструирования телесности;
- выявлены субъекты конструирования телесности, их стратегии
- осуществлен герменевтический анализ конкретных культурных
феноменов конструирования телесности;
- выявлен комплекс принципов, на которые опираются современные
постмодернистские стратегии конструирования телесности.
Теоретическая и практическая значимость работы определяется тем,
что исследование позволяет рассмотреть телесность как результат
конструирования различных субъектов, функционирующих в современной
культуре. В диссертации выявлены субъекты конструирования, их цели и
методы.
Материалы диссертационной работы могут быть использованы при
подготовке общих и специальных курсов по философской антропологии и
философии культуры, культурологии, эстетике.
Апробация работы. Наиболее значимые выводы работы обсуждались на
9

международной конференции «Живое тело» в истории философии» (Москва,


2015 г.), на Всероссийской научной конференции ««Гений места» в русском
искусстве ХХ века» (Волгоград, 2016 г.), а также в рамках Научной сессии
ВолГУ (Волгоград, 2015, 2016) и на Региональной конференции молодых
исследователей Волгоградской области (Волгоград, 2015, 2016).
По теме диссертации опубликовано 10 работ, в том числе 3 статьи в
изданиях, рекомендованных ВАК при Министерстве образования и науки РФ.
Структура работы. Диссертация состоит из 3 глав, 7 параграфов,
введения и заключения. Список литературы включает в себя 179 наименований,
включая 12 на иностранных языках). Общий объем исследования составляет
156 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы, освещается степень


научной разработанности проблемы, формулируются цель и задачи
исследования, определяются его методологические основания, выделяются
научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, излагаются
положения, выносимые на защиту.
В первой главе «Понятие телесности: историко-философский обзор»
прослежена эволюция философских представлений о телесном измерении
человека, обнаружены истоки возникновения неклассического понятия
телесности, выявлена специфика понимания телесности в различных
философских концепциях.
В первом параграфе «Проблема телесности: от античности к
неклассической философии культуры» описан переход от античного
отношения к телу, понимаемому в качестве познавательного топоса в
философских рассуждениях, к восприятию тела как предмета естественных
наук. Также выявлена логика перехода от картезианского паралеллизма души и
10

тела к новой философской антропологической концепции, основанной на


равенстве телесного и ментального начал.
Античное мировоззрение воспринимало тело как природное творение,
пассивное и случайное для человека. Платон придает телу низкий
онтологический статус и в качестве познавательного инструмента тело также
оценивает низко: душа, что-либо исследуя, постоянно обманывается телом.
Аристотель обратил внимание на то, что тело поддается тренировке и
воспитанию, что позволяет человеку развивать исходя из поставленных задач
телесные качества.
Средневековые представления о теле формировались под влиянием
христианского мировоззрения и переосмысленных античных идей.
Средневековые теологии пересобрали в новую систему прежние античные
категории божественного и земного, идеального и материального, духовного и
телесного. Тело рассматривалось одновременно и как «сосуд греха», и как
«орудие души»: отношения между душой и телом были диалектическими, но не
антагонистическими. Существовали многочисленные аскетические практики,
направленные на укрощение тела и его подчинение воле человека.
Гуманистический идеал Возрождения был связан с восстановлением
самостоятельной ценности человеческой телесности. В эпоху Возрождения ряд
мыслителей и деятелей искусства стремились воскресить античную идею
калокагатии. Прекрасно сложенное тело с соразмерными членами – это
визуализированная идея космоса, позволяющая осмыслить основания нового
антропоцентрического общества.
В Новое время картезианская антропологическая концепция совершила
радикальный разрыв онтологической связи души и тела, оказав
фундаментальное влияние на последующую рефлексию взаимоотношений тела
и души. Декарт выделил в человеке две субстанции – мыслящую и
протяженную, – обладающие онтологически разными качествами: душа
приравнивалась Декартом к мышлению и психоэмоциональному комплексу, а
тело свелось к механизму, что в итоге говорит о его потенциальной полной
11

познаваемости и управляемости. Отождествление тела с машиной стало общим


местом для философии Нового времени.
Немецкая классическая философия пыталась несколько смягчить
радикализированную идею о жестком детерминизме человеческой природы,
логически выведенную Декартом и подхваченную его идейными
последователями.
А. Шопенгауэр, Ф. Ницше, А. Бергсон стали первыми влиятельными
философами, призывавшими отказаться от картезианской антропологической
концепции. Шопенгауэр утверждал высокий, онтологический статус
телесности, являющейся посредником во взаимоотношениях человека с миром.
Ф. Ницше радикально переосмысливал статус тела, порвав с европейской
традицией осмысления тела как пассивного начала. Телесность для Ницше –
это ментальная конструкция для обозначения стихийно иррационального
начала, присутствующего в человеке, но не порожденного разумом. Учение о
темпоральности Бергсона заложило основы постмодернистской антропологии.
Само тело становится средоточием внутренних смыслов и переживаний
человека, а также способом восприятия настоящего времени.
К. Маркс стал первым, кто увидел телесность в качестве эффекта
общественных отношений. Именно в процессе труда человек конструирует
собственное тело. Маркс указал на компенсаторный характер отношения
человека с миром: природное тело, присущее человеку, в процессе труда
обнаруживает свою ограниченность, что вынуждает человека искать во
внешнем мире материалы и инструменты, помогающие ему выживать и
удовлетворять свои потребности.
Первым влиятельным направлением, которое избрало предметом своих
исследований индивидуальное тело, стала феноменология, тем самым открыв
новую философскую проблематику телесности. Гуссерль ввел диады «тело-
объект» (korper) и «тело-субъект» (leib), физическое тело и «живое тело»,
продемонстрировав внутреннюю смысловую неоднородность понятия
телесности. Он увидел сопряженность сознания и тела в интроспекции
12

телесного восприятии. М. Мерло-Понти исследовал тело как сложный


чувственно-смысловой феномен. Он обратил внимание на то, что тело
воспринимается не только пространственно, но и по большей части
темпорально. Феноменологический подход создал новый образ тела. Опыт
конкретного переживания тела, противоположный спекуляциям на тему тела,
порождает особый предмет философского мышления, который кристаллизуется
в понятии телесности.
Психоанализ по-новому решает классический для европейского
мышления вопрос о соотношении телесного и психического. З. Фрейд
обнаружил двойственность соматического бытия: в человеке имеется
функциональное тело – природное и одновременно сексуальное тело –
культурное. Сексуальное телесное измерение выходит за пределы
удовлетворения естественных потребностей и программы по продолжению
рода. Сексуальное имеет дело с воображением человека, которое цензурируется
сознанием. К.Г. Юнг расширил представления о человеческом теле, обнаружив,
что тело человека глубоко погружено в символическую среду. Его ментальное
и физическое здоровье зависит от образной системы, которая поставляет
образы для воображения. Крен в интеллектуальную деятельность истощает
человека, вызывая необходимость телесной компенсации.
Одна из фундаментальных идей, предложенных Лаканом, заключалась в
том, что человек не способен воспринимать тело как оно есть «на самом деле»,
а всегда имеет дело с фантазматическими образами тела. Лакан считает, что вся
данная человеку реальность является результатом социального
конструирования, осуществляемого языком. Образ целостного эго формируется
на каркасе образа целостного тела, единого и неразрывного, не являющегося
данностью.
Трехсоставная модель человека – плоть-душа-дух, сформулированная
монотеистическими религиями, была взята в качестве концептуального
фундамента философской антропологии. А. Гелен характеризует человеческое
тело как неспециализированное. Согласно Э. Кассиреру, человек соизмеряет
13

вещный мир со своим телом, которое является главным инструментом


ориентации.
Представители философии экзистенциализма обратили внимание на
телесное измерение жизни. Человеку свойственно стремление расширять свое
присутствие в мире, и в этом ему помогает техника, которая, с одной стороны,
увеличивает возможности человеческого тела, но с другой, формирует ложный
образ человеческого тела как вещи, инструмента в ряду прочих инструментов.
Хайдеггер сделал вывод, что тело отчуждается от человека, если мыслить его
инструментально, используя для представления тела образ машины. Сартр
зафиксировал новый соматический аспект: если экзистенция предшествует
сущности, это справедливо и для человеческого тела. Оно проектируется
свободным индивидом. Батай обнаружил две телесные стратегии. Первая
связана с представлением человеческого тела как «тела с органами», то есть
понимаемого исключительно функционально. Вторая стратегия – «тело-без-
органов», в которой тело представлено как неиерархичное, неопределенное, не
дифференцируемое на мужское или женское.
Во втором параграфе «Постмодернистские концепции телесности:
между психоаналитическим и социально-конструктивистским методом»
произведён анализ постмодернистских концепций телесности.
Властные структуры Нового времени создали ригидную концептуальную
диаду – нормативная/ маргинальная телесность. Эстетика модерна стала
матрицей для формирования телесного нормативного образа. Идея нормы,
заложенная в модерновой эстетике, автоматически предполагает наличие того,
что не вписывается в нормативность, а именно маргинальности, ценимой
постмодернистскими идеологами. Ошибочно утверждение, что постмодернизм
вытеснил модернизм, это две идеологии, которые вынуждены сосуществовать в
едином поле современной культуры, поэтому представляется правомерным
приравнять современную культуру к культуре постмодерна.
Появление культурной ситуации постмодерна в культуре формирует
новую систему ценностей – этических, эстетических, правовых и прочих,
14

привнося новые категории и принципы. Постмодернисты ценят равенство,


поэтому транслируют идею телесного разнообразия, чтобы ранее
репрессированные обществом образы тела воспринимались в одном
ценностном ряду с привычными, пошатнув, тем самым, идею нормы.
Понятие телесности постмодернистской философии позволяет увидеть
ложность спекулятивного образа человека и обнаружить всю ту сложность
природы человека, которая происходит в нем в силу неразрывности
рациональных и иррациональных процессов.
Ж.-Л. Нанси пытается создать философский дискурс, позволяющий
помыслить тело целостно – как «живое» тело. Для его переосмысления
необходима новая исследовательская установка, которую предложил Нанси –
помыслить тело процессуально, как событие, случающееся при встрече с
другими телами. Слотердайк переосмысляет термин Хайдеггера «техне».
Исследователь указывает на то, что образ собственного тела опосредован
техникой. Слотердайк констатирует, что современная телесность не включает в
себя отныне символический слой существования человека. Человек остается
наедине со своей физической реальностью. Ж. Делез описывает человека через
призму образа производящей машины желания. Тело-организм – это тело,
наделенное органами, каждый из которых имеет свое место в общей иерархии.
Вследствие этого оно репрессировано своим предназначением, в отличие от
свободного тела-без-органов, воплощающего собой чистый поток желания.
М. Фуко исследует арсенал средств власти, производящей тела индивидов.
Фуко удалось показать, каким образом дискурсы влияют на моделирование
телесного существования. Они осуществляют власть двояко: власть не просто
подавляет индивидуальные желания тела с целью формирования послушных
тел, но и благодаря получаемому знанию, делает их более здоровыми,
удовлетворенными и производительными. Ж. Бодрийяр считает, что даже
базовые границы тел, воспринимаемые как природные, являются
искусственными, производными от представлений общества. Для Бодрийяра
движущей силой трансформации образов тела становятся не конкретные
15

индивиды и даже не социальные практики, а коллективное воображение,


порождаемое обществом.
Важной вехой в создании постмодернистских концепций телесности стал
радикальный феминизм. Его представители двинулись дальше, поставив под
вопрос не только «естественность» гендерного тела, которое является
культурным конструктом, но и пол как таковой. Дж. Батлер, поднимая вопрос о
природе женщины и ее телесности, ставит перед собой задачу
«денатурализации» тела – демонстрации тела исключительно как социального
конструкта. Батлер указывает на перформативный характер гендерного тела:
любое тело конструируется непрерывно, постоянно пребывая в телесных и
коммуникационных практиках.
Проведённое исследование позволило обнаружить, что в европейской
философии сложились два парадигмальных культурфилософских подхода к
осмыслению проблемы телесности и ее конструированию. Первый –
нормативистский подход – основан на идее союза души и тела, и основной
проблемой в этом течении становится проблема поиска системы норм для
гармонизации сложных взаимоотношений души и тела. Второй –
плюралистический – сформировался в условиях научно-технических открытий
биологии и других естественных наук под воздействием философии
постмодернизма, взявшей на вооружение идеи радикального конструктивизма в
своей принципиальной борьбе с нормативной системой модерна за
децентрацию власти.
Во второй главе «Теоретико-методологические аспекты
конструирования телесности в культуре» предложен структурный анализ
понятия телесности, раскрыты принципы конструктивистского подхода.
Установлена связь между методологическими принципами конструирования
телесности в культуре постмодерна и отчуждением человека от своего тела.
В первом параграфе «Понятие телесности и современные
методологические подходы к конструированию телесности» проведено
концептуальное различие понятий тела и телесности, дано авторское
16

определение телесности. Выявлены субъекты, занимающиеся


конструированием телесности, а также сформулированы принципы, которыми
они руководствуются.
Различение понятий тела и телесности происходит по разным
основаниям. По одному из критериев (физические характеристики) тело
обладает только физическими характеристиками, а телесность – это то, что
приобретается человеком и развивается в нем в процессе освоения и
приспосабливания к культуре. В плоскости рассмотрения тела и телесности
ключевую роль играет фактор социокультурной среды, ее влияния на тело
через сознание человека.
М. Мосс выделяет три измерения человеческой телесности –
физиологическое, социологическое, психологическое, которые вступают в
уникальное взаимодействие в человеческом теле как посреднике их
существования. Телесность – это неоднородная разноплановая система, которая
включает в себя три уровня телесности: биологический, социальный,
индивидуальный.
Исходя из этого предлагаем следующее авторское определение:
Телесность – это система отношений между природным телом и
размещаемыми на/в ней искусственно созданными символическими знаками.
Проведенный анализ дает основания предположить, что телесность – это
структура трех топосов:
– природное «тело» индивидуума (уровень физиолого-анатомических
исследований тела);
– индивидуальное тело (гибридное образование, возникающее в
результате воздействия на природное тело символических средств культуры);
– коллективное тело (социокультурная целостность, виртуально
присутствующая в сознании индивидов в форме идеальных образцов тел
эмпирических субъектов).
17

Тело – это природная вещь, а телесность – это культурный конструкт, за


которым стоят созидающие его властные субъекты, субъекты технологии
модифицирования образов телесности и, в конечном счете, самих тел.
Конструктивистский подход позволяет взглянуть на предмет нашего
исследования – телесность – не как на конкретное единичное явление, а как на
категорию сознания, интеллектуальный продукт, помогающий
отрефлексировать сложный феномен самовосприятия человека, выраженный в
данном понятии. Телесность формируется в ходе сложного процесса
взаимоотношений между природными данными и социокультурными
приобретенными привычками. Наличие биологического тела, психологические
установки (индивидуальное отношение к собственному образу тела) и акт
подражания (ориентация на телесное поведение значимого другого) – эти три
элемента формируют человеческую телесность.
Человеческое тело создается в результате социальных телесных практик,
но их самих по себе недостаточно: телесные практики сопровождаются
влиятельными дискурсами о теле. Язык порождает социальное, в том числе
телесность. Конструировать телесность означает, в первую очередь, помыслить
еще несуществующую реальность тела. Это становится возможным благодаря
языку. Язык фиксирует плоды воображения и результаты мыслительной
работы, порождая ранее не существовавшую телесную реальность. Язык
создает концепты, объяснительные схемы, выбирает метафорику и
риторические тропы, мировоззренческие предпосылки – пресуппозиции,
связанные с картиной мира, ценностями, представлениями о человеке.
Существует ряд предпосылок для конструктивистской деятельности.
Первая базовая предпосылка такова: человеку недоступна реальность как
таковая. Вторая предпосылка: прежде чем изучать какой-либо аспект
реальности, необходимо смоделировать его в качестве предмета
исследования. Третья предпосылка: конструирование всегда преследует некую
цель. Цель коррелирует с ценностями того, кто занимается конструированием.
Четвертая предпосылка: субъект, преследуя свою цель, имеет технологию
18

конструирования. Конструирование – это мыслительная деятельность,


предполагающая алгоритм действий, применение техник и различных приемов
ради достижения поставленной цели.
Метод процесса конструирования телесности включает в себя три этапа.
Первый этап – дескриптивный: в исследуемой сфере происходит описание
основных акторов и видов их деятельности. На втором этапе выявляются
процессуальные модели-алгоритмы действий. На третьем этапе проводится
концептуализация телесности – полученные характеристики тела по итогам
конструирования. Полный анализ включает в себя выявление цели
конструирования, обнаружение его субъектов, их ценностные ориентации,
методологию и получаемый результат.
Субъекты конструирования различаются между собой. Так, субъект
разделяется на внутренний и внешний по отношению к телу. Можно
конструировать собственную телесность осознанно. Внешний субъект по
отношению к телу может быть персонализированным субъектом – авторитетом
в данной области; может быть абстрактным (социальные институты). Помимо
этого, существует ряд скрытых субъектов, которые осуществляют влияние, но
по разным причинам не могут быть определены. Постмодернисты выделяют
также отсутствующий субъект – такие системы, которые обладают мнимой
субъектностью, как то диффузная власть в концепции Фуко или экотехния в
философии Нанси.
В современной культуре взаимодействуют два методологических
подхода: модернистский, рассматривающий тело эссенциалистски, и
радикально-конструктивистский, опирающийся на идею некоего «текучего
тела», являющегося функцией перманентного процесса социализации,
трансгрессирующей идентичности.
Второй параграф «Отчуждение как основная проблема современной
философии телесности» посвящен проблеме отчуждения человека от своего
тела и причинам ее возникновения, предложенным современными философами.
19

Анализ теорий отчуждения позволяет рассматривать специфику


современной телесности не в качестве результата деятельности только внешних
по отношению к телу факторов, а как следствие функционирования
европейской идеологии вполне определенного типа, а именно идеологии
«расщепленного субъекта с отчужденной телесностью».
Мы даем следующее операциональное определение отчуждения: это
процесс, в ходе которого субъект превращается в объект внешнего воздействия.
Тело приобретает признаки отчужденности от своего носителя в результате
упрощения его образа, функционирующего в общественном и индивидуальном
сознании.
Если для Ницше тело отчуждено, прежде всего, вследствие
распространения христианской этики, то Арто распространяет это обвинение
уже на всю европейскую культуру. Симптомом отчуждения является факт
неспособности сознания и воображения видеть и переживать метафизические
идеи, связывая это, в том числе, с телесностью. Фуко обнаруживает истоки
отчуждения в эпохе европейского Нового времени, которая породила новый
тип власти – власть тотальной нормативности. Властные и маргинальные
структуры через свое противостояние усиливают друг друга, формируя все
более устойчивые представления о норме и патологии.
С Фуко солидаризируются Агамбен и Нанси, рассматривающие историю
Запада как историю прогрессирующего отчуждения тела. В результате
отчуждение господствует на всех уровнях общества: на индивидуальном
уровне оно выражается во фрагментарности восприятия собственного тела и в
отсутствии иного опыта – переживания тела в его целостности; на уровне
социальных институтов человеческое тело воспринимается как инструмент
общественных отношений; на интеллектуальном уровне, начиная с философии
Платона, тело воспринимается в качестве противоположности ментальному
началу, как помеха в гносеологических процессах.
Согласно Нанси, нужно в корне пересмотреть представления о
телесности: так как у тела нет сущности, то рационально она не осмысливается.
20

Живое тело можно лишь воспринять в живом непосредственном акте


тактильной коммуникации.
Критерием неотчужденности тела является чувство защищенности,
которое современный человек обеспечивает себе за счет погружения в
современный медикалистский миф, интегрированный в идеологию техницизма.
Слотердайк аргументирует тезис об иллюзорности такого чувства
защищенности: медикалистская забота о теле снижает иммунитет тела, то есть
буквально тело не распознает в себе чужое и свое. Медикалистское видение
телесности отчуждает человека от собственного тела, делая его все более
монструозным и неподконтрольным. Слотердайк в этом отношении приходит к
той же мысли, что и Нанси: европейское сознание формирует образ тела в
качестве Чужого.
Исследование показало, что основная проблема – это отчуждение тела от
его образцов, созданных властными субъектами социальных отношений.
Будучи инвариантом человеческой идентичности, гармоничная телесность
является условием преодоления отчуждения человека от собственного тела.
Третья глава «Современные стратегии конструирования телесности в
культуре постмодерна» посвящена раскрытию механизмов конструирования
телесности на концептуальном уровне, проведен герменевтический анализ
формирования телесности в повседневных и экстремальных практиках.
В первом параграфе «Идеализация и схематизация образов
человеческого тела: от животного до киборга» раскрывается смысловое
содержание базовых телесных метафор.
Конструирование телесности предполагает знание об «исходных данных»
тела. Представления о границах тела и его пластичности, гипотеза о его
качествах, наличии сущности или отсутствии таковой, характер связи с душой
и ментальными процессами, вопрос о его телеологии и прочие вопросы,
касательно телесных характеристик – все эти представления и идеи становятся
потенциальным строительным материалом конструирования телесности.
Исходные данные конкретной телесности, которой предстоит конструирование,
21

закрепляются выдвинутой гипотезой о природе тела par excellence, а взятая за


основу базовая метафора телесности задает логику развития образа тела.
Идея о похожести человека и животного оказалась весьма влиятельной, в
своей в радикальной трактовке (этологической) утверждается их тождество
практически на всех уровнях: анатомо-физиологическом, психологическом,
поведенческом. В этом контексте конструирование телесности возможно через
управление биологической стратой; через влияние на биологическую
составляющую человека, начиная с генетического и клеточного уровней,
можно влиять на социальное поведение человека.
Генная инженерия, медицина, естественные науки о человеке,
биополитика занимаются конструированием телесности, исходя из базового
представления о человеке как о животном.
В научной литературе и массовой культуре транслируется
противоположный образу животного образ человека, берущий истоки из
картезианского воображения о чистой субстанции мышления, свободной от
тела. Это образ человека-киборга, гибрида организма и машины. Идея создания
киборга предполагает необходимость радикального отказа от привычных
телесных характеристик. Будучи киборгом, тело станет протеичным,
способным принимать любую форму, поскольку окажется свободным от любых
норм и предписаний, установленных социумом. Попадая в виртуальное
пространство интернета, пользователь уже сейчас способен свободно
конструировать свое виртуальное тело, исходя из работы своего воображения.
Во второй половине ХХ века появляется возможность проявления
свободы индивидуального тела. В постмодерне индивидуальное тело предстает
как уникальное, как единичное множественное бытие, которое репрессируется
коллективным телом как нормативным. Этот концепт – единичное
множественное бытие – вводится постмодернистами с целью деконструировать
идею индивидуального тела как образа. В постмодернизме в своем пределе тело
становится не образом, а потоком.
22

В свою очередь, производство нормативной телесности является целью


биополитики (М. Фуко). Это массовое формирование здоровых и
высокопроизводительных тел. Здоровье становится главным объектом
биополитики, способствуя возрастанию медикализации повседневности.
Объектом влияния биополитики является население – объект,
сконструированный при помощи статистического метода. Статистика собирает
необходимую информацию о каждом отдельном индивиде, затем преобразуя ее
в единый цельный объект – информацию о народонаселении. Знание о
единичном теле трансформируется в знание о населении как народном теле.
Второй параграф «Стратегии конструирования телесности для
повседневности» содержит герменевтический анализ повседневных практик
конструирования телесности.
В современной культуре возникла не только возможность телесного
видоизменения, но и потребность в этом. Современная экотехния (Ж.-Л. Нанси)
конструирует телесность, трансформируя характеристики тела: новые
технологии становятся продолжениями нашего тела. Медиатехнологии дают
возможность мультиплицировать образы тела и тем самым разнообразить его
восприятие. Технические устройства, к которым подключен человек,
повышают эффективность его труда через рост производительности
человеческих сил. Медикалистский взгляд приобретает всеобщий характер, и
зонирование тел становится знанием общего доступа.
Частью повседневных практик становятся разного рода
бодимодификации, преследующие различные цели – от желания проявить
собственную уникальность до перформативных художественных практик. Тело
воспринимается как неотъемлемая часть идентичности.
Бодимодификаторы стремятся продемонстрировать символический
контроль над собственными телами, экспериментируя с ними и украшая их
запрещенными для западной культуры способами.
Повседневные практики по уходу за телом – гигиенические процедуры,
прием лекарственных средств и биологически активных добавок, режим
23

питания и физических тренировок, нанесение декоративной косметики и


ношение украшений, решают две задачи – поддержание текущего состояния
тела и конструирование телесности.
Культура, производя артефакты, создает окружение – мир вещей.
Вещный мир, выступая продолжением тела, оказывает влияние на изменение
телесности человека. Телесная моторика в силу усложнения технического
окружения неизбежно упрощается. Современная телесность попадает под
влияние технической среды для получения желаемого.
Одним из способов конструирования повседневного тела является диета,
которая становится важным инструментом для изменения внешнего вида. В
культуре постмодерна не случайно возникает и получает широкое
распространение феномен бодипозитива. Это реакция на существующие в
обществе представления о нормативной телесности, предполагающая отказ им
подчиняться. В русле данной логики диета становится не проявлением
самоограничения человека из-за стремлений достичь общественных идеалов, но
инструментом для достижения индивидуальных целей.
Спорт является продуктом культуры модерна, имеющим единственную
высшую цель – повышение биомеханической эффективности человеческого
тела. Для этого применяется принцип детализации: телесность предварительно
разбирается на мельчайшие элементы, с каждым из которых тренеру и
спортсмену предстоит работа. Телесность спортсмена, являясь дорогостоящим
коммерческим продуктом, конструируется большим количеством субъектов из
разных областей, решающих единую задачу разными способами.
В современном обществе возникает индустрия красоты.
Коммерциализация стремится ко все более детализированному и
фрагментированному телу, находя новые «природные» участки в качестве
потенциальной новой рыночной ниши. Украшения, образуя границу между
искусственностью и иллюзией естественности, позволяют видоизменять тело,
придавая ему разнообразие.
24

Эстетика модерна становится матрицей для формирования телесного


нормативного образа, фактически недостижимого идеала. Наряды дизайнеров-
художников становятся «второй кожей», приближая телесный образ к
идеальному образу тела, компенсируя естественные недостатки, благодаря ей
человеческое тело обретает новые возможности. Появление ситуации
постмодерна в культуре формирует новую эстетику с измененными
категориями и принципами, что влияет, в частности, на переосмысление
функции одежды и эстетические установки художников-дизайнеров.
Дизайнеры-постмодернисты совершают деконструкцию установленных
модерном границ нормативного – гендерного деления, подчиненности разуму,
иерархичности элементов, единства стиля. Особенностью постмодернистской
эстетики является ее зависимость от этических оснований.
Телесность в культуре постмодерна лишена сущности, текуча и
пластична. Для индивида она выступает всегда открытым проектом, который
никогда не сможет быть реализован окончательно. Это связано с тем, что
конструирование происходит тактически, но не стратегически. Телесность, став
отчасти средством коммуникации, приобретает гибкость, позволяющую быстро
реагировать на изменения, происходящие в современном обществе.
В третьем параграфе «Стратегии конструирования телесности для
экстремальных жизненных практик» анализируется современный
художественный опыт производства телесности (на примере акционистского и
танцевального искусства).
Перформанс в качестве телесной практики созвучен идеям,
сформулированным в философии постмодерна. Индивид — это единичное
множественное бытие (Нанси), которое узнает о себе в процессе встречи с
«другим» (как это происходит в перформансах), таким же единичным,
сингулярным бытием. Через встречу конституируется существование
отдельных индивидов.
Мы выделяем несколько основных типов перформансистских тел, исходя
из поставленных художником задач и выбранных выразительных средств:
25

1) тело-жертва. Приемы, используемые для формирования жертвенного


тела, сводятся к нанесению телесных повреждений, членовредительству и
демонстрации физической боли и психологического дискомфорта.
2) трансгрессирующее тело. Акционисты используют художественное
пространство для того, чтобы получить опыт расширения возможностей
человеческого тела и демонстрации обновленного тела.
3) алеаторное тело. Такая телесность понимается как единичное
множественное бытие, не имеющее внутреннего измерения и существующее
лишь феноменально. Руководствуясь идеей чистого движения, теоретики
такого вида акционизма ищут возможность реализовать желаемый образ тела
как тела самого по себе, являющегося для самого себя событием. Алеаторное
тело – это тело, лишенное какой-либо организации, упорядоченности, это тело-
поток.
4) тело-коммуникация. Телесность художника становится неким
посланием для зрителей и создает условия для возникновения коммуникации
между акционистом и публикой.
Деятели искусства и интеллектуалы начинают применять к телу образ
«потока» – неупорядоченного, бессистемного, спонтанного. Тело-поток
возникает, когда человек получает свободу трансформировать собственное тело
самостоятельно, а не только исходя из довлеющих над ним социальных
институтов и заложенных в них канонов образа тела. Перформанс как
предельно личная телесная практика позволяет проблематизировать тему
собственной телесности, а также конструировать ее в соответствии со своими
ценностями и задачами.
Конструирование телесности танцора начинается с поиска источника
движения. В основе модернистского танца лежит идеал античного
гармоничного тела. Теоретики модерна обратили внимание на природное тело
как элемент телесности, трактуемое в духе Руссо: обладающее собственным
мышлением, чувствами, переживаниями, отличными от человеческого разума.
26

Постмодернистские идеологи танца (М. Каннингем, П. Бауш, Т. Браун)


отказываются от рассмотрения тела как средства выражения внутренних
процессов человека – духовных, ментальных, эмоциональных. Они создают
феноменальное танцевальное тело: тело становится исключительно
выражением себя.
В заключении представлены основные выводы диссертационной работы
и дальнейшие перспективы исследования.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:


Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Торопова, А. А. Отчужденные тела: трактовка концепции телесности в


постмодернизме [Текст] / А. А. Торопова // Вестник Волгоградского
государственного университета. Серия 7. Философия. Социология и
социальные технологии. – 2016. – № 4 (34). – С. 16–26 (1,0 п.л.).

2. Торопова, А. А. Мода постмодерна как выражение идеи телесного


разнообразия [Текст] / А. А. Торопова // Вестник Челябинского
государственного университета. Выпуск 44. Философские науки. – 2017. –
№ 4 (400). – С. 63–68 (0,6 п.л.).

3. Торопова, А. А. Конструирование перформативной телесности в


современном искусстве [Текст] / А. А. Торопова // Исторические, философские,
политические и юридические науки, культурология и искусствоведение.
Вопросы теории и практики. – 2017. – № 10 (84). – В 2 ч. – Ч. 1. – C. 170–172
(0,4 п.л.).

Статьи и тезисы докладов, опубликованные в других научных изданиях:

4. Торопова, А. А. Ритм-анализ Анри Лефевра [Текст] / А. А. Торопова


// Ритмология культуры: [монография]. – Санкт-Петербург : Алетейя, 2012. –
C. 67–71 (0,3 п.л.).

5. Торопова, А. А. Истоки возникновения категории телесности [Текст]


/ А. А. Торопова // Материалы XX Региональной конференции молодых
исследователей Волгоградской области, г. Волгоград, 8–11 декабря 2015 г. –
Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2016. – С. 67–69 (0,2 п.л.).
27

6. Торопова, А. А. Сферология художника: тело и территория [Текст]


/ А. А. Торопова // «Гений места» в русском искусстве ХХ века». Материалы
Всероссийской научной конференции, посвященной 135-летию И. И. Машкова:
сб. научных статей. – Волгоград: Панорама, 2016. – С. 38–42 (0,3 п.л.).

7. Торопова, А. А. Субъект конструирования телесности в философской


концепции Ж.-Л. Нанси [Текст] / А. А. Торопова // «Тема «живого тела» в
истории философии». Материалы научной конференции, Москва, май 2015 г. –
М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2016. – С. 143–160 (1,25 п.л.).

8. Торопова, А. А. Структурный анализ понятия телесности [Текст]


/ А. А. Торопова // Материалы XXI Региональной конференции молодых
исследователей Волгоградской области, г. Волгоград, 8–11 ноября 2016 г. –
С. 53–54 (0,1 п.л.).