Вы находитесь на странице: 1из 10

СЕМАНТИКО-ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ГЛАГОЛОВ

«ЛГАТЬ, ВРАТЬ, ОБМАНЫВАТЬ»


Аннотация
В данной работе рассматриваются семантико-
прагматические особенности глаголов лгать, врать
и обманывать. Анализ данных слов на основе
концептуальной метафоры, а также анализ их
валентной структуры позволили определить
семантические различия глаголов и
охарактеризовать восприятие обмана носителями
языка. В результате анализа было установлено, что
данные глаголы могут различаться с точки зрения
категории контролируемости и
неконтролируемости.
Ключевые слова: концептуальная метафора,
валентность, категория контролируемости,
иллокутивное убийство, категория вежливости

I. Введение
Существуют две совершенно разные точки зрения относительно неправды в русской
культуре. Некоторые утверждают, что русской наивной культуре свойственна исключительная
правда. В русском языке не существует «белой лжи во имя блага», с другой стороны
утверждается, что русские люди терпимо относятся к неправде, нежели представители других
культур. Но в то же время следует отметить широкий спектр предикатов, обладающих
семантикой «неправды». Вежбицкая А. замечает, что лексическое богатство предикатов с
семантикой неправды говорит об интересе к феномену «правда» и отрицательному отношению
к «неправде». (Левонтина, Шмелев, Зализняк 2012: 506)
Как было отмечено, выше в русском языке существует большое количество лексем
несущих в себе семантику неправды. Однако в настоящей работе обзор исследуемых
предикатов несколько сужается. В данной работе объектом исследования стали наиболее
частотные предикаты, такие как лгать, врать, обманывать, которые часто используются нами
в повседневной жизни. Предикатные лексемы с семантикой неправды очень часто вызывают
затруднения при усвоении русского как иностранного, поэтому целью анализа данной работы
является установление семантико-прагматические особенностей каждой из этих лексем.
В настоящей работе применяется сравнительный анализ словарных дефиниций,
метафорический анализ, рассматриваются предикатно-аргументные отношения данных лексем,
к также учитывается категория контролируемости в семантической структуре глагола.
Концепт неправды не раз становился объектом исследования лингвистов. Можно
выделить большое количество работ, в которых был описан концепт неправды в русской
языковой культуре. В большинстве исследований неправда рассматривается относительно
истины и правды (Шатуновский И.Б. 1991; Вежбицкая А. 1999, 2002; Шмелев А.Д. 2009,
Левонтина И., Шмелев А.Д., Зализняк А. 2012; Апресян В. Ю. 2003, 2008).
Предикаты с семантикой неправды в речевом акте не могут выполнять перформативную
функцию, что повлекло бы «иллокутивное убийство», однако имплицитно выраженные
предикаты обладают иллокутивной силой и могут менять представления о действительности у
собеседника.
1
Человек в процессе своей жизнедеятельности постоянно сталкивается с проблемой
соответствия или несоответствия между содержанием констативного предложения или
речевого произведения(S), между мыслью говорящего(Г) и тем, что он имеет в уме (P), и
реальным положением вещей(R). Шатуновский И.Б. утверждает, что отношение «истинности»
между содержанием предложения и действительностью имеет место только в том случае, если
выполняются два условия(Шатуновский 1991: 31)
 Г должен иметь в уме верное отражение действительности (S = P)
 Г должен говорить только то, что он думает(P = R)
Отношение того, что говорящий говорит и то, что он думает выражается в русском языке
искренне/неискренне. В соответствии с этим S неправда или ложь значит: S не соответствует
действительности, потому, что Г был неискренним, «исказил истину», презумпция, что Г знает
истину, остается неизменной. Схематически ложь можно представить следующей схемой: S
неправда/ложь = [(P=R).(S≠P)] → (S≠R) (Ibid: 34)
Уровень неправды, проявляемый в каждом из рассматриваемых предикатов может быть
определен с помощью теории концептуальной метафоры. В современной когнитивной
лингвистике метафора рассматривается как средство постижения и оценки действительности
посредством фреймов, сценариев и слотов, поэтому когнитивную обработку информации
принято считать одной из ее основных функций. Основой для исследования метафоры, с точки
зрения когнитивной лингвистики, стало положение о ментальном характере метафоры и о ее
познавательном потенциале. Ведущая роль в становлении этого направления принадлежит М.
Джонсону и Дж. Лакоффу. Согласно данной теории метафора является главным механизмом, с
помощью которого человек способен осмыслять абстрактные понятия. Смысл метафоры, по
мнению ученых, заключается в том, что мы воспринимаем сущность одного вида в терминах
сущности другого вида. Следовательно, теоретической основой проводимого исследования
метафорической репрезентации предикатов семантика неправды стала теория концептуальной
метафоры, отраженная в работе Дж. Лакоффа и М. Джонсона «Метафоры, которыми мы
живем» (2004).
С синтаксической точки зрения, в данных предикатах просматривается тесная связь их
семантики с синтаксической валентностью и сочетаемостью. Согласно мнению Теньера Л.
Глагольная валентность связана с залогом глагола, который, в свою очередь, зависит от
аргументов, составляющих валентностную структуру (Tesniere 1959: 238). Следовательно,
семантика глагола определяет набор и тип зависимых от глагола элементов, поэтому в
данном исследовании бала предпринята попытка рассмотрения семантических
особенностей и различий глаголов врать, лгать и обманывать на основе их валентной
структуры.

II. Сравнительный анализ словарных дефиниций


В данной работе понятийная составляющая глаголов врать, лгать и обманывать была
рассмотрена на основе данных Толкового словаря русского языка Ефремовой Т. Ф. (2000) и
Толкового словаря русского языка Ожегова С.И., Шведовой Н.Ю. (2006). В обоих словарях
отмечается схожее определение к глаголу лгать - «говорить неправду, а также клеветать».
Важно отметить то, что определение клеветать не отмечается в случае обманывать и врать. В
Толковом словаре русского языка Ожегова, С.И., Шведовой, Н.Ю. к глаголу обманывать дается
дополнительное определение - «недодать при расчёте или обвесить», отмеченное как
разговорное. Ефремова Т. Ф. (2000) к глаголу обманывать дает еще одно определение
«обольщение, соблазнение девушки или женщины». Глагол врать, согласно данным толковых
словарей, в русском языке в первом значении определяется как «говорить неправду, лгать».
Ефремова Т.Ф. выделяет значение клеветы в семантике глагола врать. Другие определения
2
представленные в словарях указывают на то, что действия выраженные данным глаголом могут
наносить менее серьезный ущерб собеседнику или третьему лицу. В словарях глагол врать в
разговорной речи имеет значение «говорить вздор, пустословить». Другой такой же
«безобидной» функцией данного глагола является фальшивость при игре на музыкальном
инструменте. В толковом словаре Ожегова С.И и Шведовой Н.Ю отмечается возможность
перформативной функции данного предиката, которая может проявляться при выражении
несогласия, протеста.
Сравнительный анализ словарных дефиниций, дает возможность предположить, что
действия описываемые глаголом врать, по сравнению с действиями описываемыми глаголами
лгать и обманывать, наносят меньший вред третьим лицам.

СЛОВАРИ

ГЛАГОЛЫ Толковый словарь русского Толковый словарь русского


языка Ефремова Т. Ф. (2000) языка Ожегов, С.И., Шведова,
Н.Ю. (2006)
1. Сознательно вводить кого-либо в 1. Ввести в заблуждение, сказать
заблуждение, в обман || Совершать неправду; поступить
плутовство, мошенничество по недобросовестно по отношению
отношению к кому-либо. к кому-н.
2. Не выполнять своих обещаний, 2. Нарушить обещание.
нарушать слово. 3.Не оправдать чьих-н.
ОБМАНЫВАТЬ 3. Проявлять обман ожиданий, предположений.
- в любви; изменять (жене, мужу). 4.Недодать при расчёте или
4. Обольщать, соблазнять обвесить (разг.).
(девушку, женщину). 5.Изменить (мужу, жене),
нарушить супружескую
верность.
1. Говорить неправду, лгать. || 1. Лгать, говорить неправду.
Клеветать. 2.Действовать неправильно,
2. Говорить вздор, пустословить. II неверно; фальшивить.
ВРАТЬ несов. неперех. разг. 1. Неверно, 3.Болтать, говорить вздор
неточно показывать (о приборах, (устар.)
таблицах и т.п.). 4.Выражение несогласия,
2. Ошибаться, фальшивить в протеста, а также уверенности в
пении, в игре на музыкальном своей правоте, в превосходстве
инструменте. (прост.)
1. Говорить ложь, неправду; 1. Говорить неправду.
ЛГАТЬ обманывать. 2.Клеветать, наговаривать
2. Возводить на кого-либо ложное (устар.)
обвинение; клеветать.

Табл.1 Определения к глаголам врать, лгать, обманывать, представленные в Толковых словарях


русского языка Ефремовой Т. Ф. (2000) и Ожегова, С.И., Шведовой, Н.Ю. (2006)

III. Метафорический анализ


В настоящей работе в качестве предмета исследования был использован материал из
Национального корпуса русского языка (далее НКРЯ). В результате анализа была обнаружена
достаточно разнообразная предложно-падежная связь данных предикатов. Следует отметить,
что в данной работе исключено тривиальное употребление предлогов с предикатами, а
3
рассматриваются лишь нетривиальные случаи сочетаний с предлогами.

глагол пространственные делиберативные каузальные


предлоги предлоги отношения
врать в/во на у о про - ради с
лгать в/во на перед о про относительно для -
обманывать в/во на при - - - ради с

Табл.2 Предлоги употребляемые с глаголами лгать, врать, обманывать.

Как видно из таблицы(Табл.2) все три глагола могут употребляться с предлогами


локально-пространственных отношений. Категория пространства является одной из
основополагающих в познании окружающего мира. Как отмечают Лакофф Дж. и Джонсон М.
Пространственные отношения возникают вследствие того, что человеку присуще тело
определенной формы, взаимодействующее с материальным миром, таким образом
ориентационные метафоры придают концепту пространственную ориентацию (Лакофф,
Джонсон 2004: 35). В данной работе рассматривается пространственная метафора как один из
способов формирования таких лексем как лгать, врать, обманывать.
Локативно - пространственные предлоги в, на, у, перед, при могут использоваться с
предикатами лгать, врать и обманывать, выражая при этом реальное расположение говорящего
в каком- либо пространстве.
В примере (1) описывается ситуация, в которой говорящий дает ложные показания в
реальном пространстве, т.е. находясь при этом в суде.

(1) Мои невеселые мысли к тому же подогревались женой, которая неустанно


твердила, что я не просто вредный насмешник, а куда хуже ― уголовный
преступник, поскольку врал в суде и давал ложные показания, и что мне еще
придется за это отвечать. (НКРЯ: 2003)
В следующем примере предлог на также как и в предыдушем примере является
составляющей обстоятельства места, описывая локализацию говорящего при совершении
обмана.
(2) Лжет на работе ― тут уж сам черт запутается в смысле и системе
хитрой, умной, корыстной, глупой и бессмысленной лжи! (НКРЯ: 1960-2000)
Следует обратить внимание на то, что при использовании локативно-пространственного
предлога в может быть описана абстрактная сфера обмана, т.е. непосредственно тема обмана. В
примере (3) описывается ситуация в которой третье лицо говорило неправду относительно
всего. Данный пример можно объснить на основе концептуальной метафоры. Автор лжи и
соответственно, его собеседник, которому адресуется недействительная информация, находятся
в некотором пространстве. Затем они переходят в другое пространство и при каждом переходе
в следующее пространство автор намеренно сообщает информацию не соответствующую
действительности.
(3) Нам лгали во всем, и мы не верили взрослым, но главное оставалось без
изменений: впереди ― светлое царство коммунизма, надо только чуточку
потерпеть, подналечь ― и вот!.. (НКРЯ: 2003)
Подобное употребление локативно-пространственного предлога было обнаружено с
предикатом обманывать.
4
(5) И этого друга он обманывал в его заветнейшем чувстве. (НКРЯ: 2014)
Следует отметить, что только в случае предиката лгать было обнаружено данное
явление. Согласно Виноградову В.В. делиберативные отношения могут быть выражены
предлогом в, однако в случае с предикатами неправды данный предлог может выражать
одновременно сферу и ее объем.
В следующем примере (4) делиберативные отношения выражаются предлогом о. Как
видно из примера, ложная информация реализуется субъектом только относительно прошлого.

(4) Выросшая в стране, которая вынесла столько страданий именно из-


за того, что ее вожди слишком много лгали о прошлом, я не могла
закрыть глаза на историю своей семьи. (НКРЯ: 2000)
Интересно отметить, что из всего рассматриваемого материала не было найден ни
одного случая употребления глагола обманывать с предлогом, выражающим делиберативные
отношения. Подобное явление можно объяснить тем, что данный глагол в большинстве случаев
констатирует факт обмана, при этом не заостряя внимания на его сфере. В некоторых случаях
глагол обманывать с помощью предлогов с, в описывает тему обмана (5).
(5) Он никогда не обманывает с этим… (НКРЯ: 2003)
В примере (5) предлог с используется в качестве предлога делиберативные отношений.
На основе предметной метафоры можно представить абстрактный предмет обмана(тему), как
некоторый конкретный предмет с помощью которого A пытается изменить мнение
слушающего или каузировать его совершить в свою пользу какое-то действие. Автор неправды
на основе чего-то(какого-то предмета).
Учитывая метафорическое описание глаголов лгать, врать и обманывать их
семантические особенности могут быть описаны сделующим образом:

предикат с семантикой «неправды»


X лжет/врет о чем-то = X говорит
врать/лгать неправду о действительности

X врет/обманывает с чем = X использует


неверные данные, чтобы достичь своей
врать/обманывать цели (с помощью неправды каузирует
слушающего)

Он врет/обманывает в чем = X в какой-


врать/обманывать то определенной сфере говорит непраду.

Табл.3 Представление семантики глаголов лгать, врать, обманывать на основе


концептуальной метафоры.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что предложно-падежная связь


проявляющаяся с каждым из этих предикатов, может описывать объем неправды, реализуемый
с их помощью.
На основе результатов анализа материала нетривиальными оказались случаи
проявления предикатов с предлогами в и с. Что касается предлогов о, про, относительно

5
можно сказать, что они описывают конкретный предмет относительно которого был совершен
обман. Данные предлоги лишь констатируют факт, в результате которого была реализована
ложная информация относительно конкретного предмета.

IV. Валентная структура и семантика глаголов


С семантической точки зрения, можно сказать, что все управляемые падежи являются
валентными. Как известно, глагол описывает ситуацию с некоторым количеством участников и
имеет определенное количество валентностей. На уровне семантической структуры
семантические валентности очень важны, поскольку они являются составной частью
семантики глагола. Глаголы лгать и врать являются двухвалентными, т.е. главные роли в
семантике этих глаголов получают субъект(агенс) и объект(адресат). Субъект, как правило,
выражен номинативом, а объект реализуется дативом. Объект можно рассматривать в роли
адресата, которому субъект говорит неправду. В примере (6) субъект намеренно сообщает
объекту неправду относительно реального положения дел, меняя представления слушающего о
реальности.
(6) Чтобы я знала, что он перед этим звонком в тысячу первый раз врет
жене, хоть та за двадцать лет его любовнице уже, можно сказать,
родственница? (НКРЯ:2005)
Шмелев А.Д. отмечает, что в повседневной жизни «бытовое вранье» неизбежно, то есть
человек говорит неправду, чтобы избежать неприятных последствий или для того, чтобы
отвести опасность от третьего лица (Левонтина, Шмелев, Зализняк 2012: 508). Последнее
явления в речевом акте можно объяснить тем, что действия описываемые глаголом врать можно
считать способом сохранения категории вежливости. Согласно теории П. Браун и С. Левинсона
категория вежливости основывается на сохранении «лица» собеседника. Вежливость включает
в себя форму эмоционального контроля, которая служит выражению соответствующего
социального поведения, а также указывает на то, что говорящий уважительно относится к
желаниям и чувствам собеседника. В своей теории П.Браун и С. Левинсон объясняют такие
термины как «позитивное лицо» и «негативное лицо» (Brown, Levinson 1987: 62). В данной
теории под «негативным лицом» понимается потребность личности в беспрепятственности и
неприкосновенности, а под «позитивным лицом» - желание личности получить одобрение и
поддержку в своих потребностях и действиях (Ibid. 62, 101, 129). Таким образом, категория
вежливости способствует сохранению межличностных отношений в обществе и в
коммуникативном пространстве. То есть, говорящий используя подобные стратегии, при
передаче того или иного сообщения остается вежливым в процессе коммуникации. Говорящий
старается избежать ликоущемляющих речевых актов, исходя из своих потребностей и
потребностей собеседника (Ibid. 72). Согласно мнению В. И. Карасика вежливое общение
подразумевает заботу о репутации собеседника, а ситуация невежливости наоборот
подразумевает заботу говорящего о своем лице (Карасик 2002: 82-83).
конечно при бытовом вранье человек обманывает собеседника ради тщеславия или
чтобы избежать наказания, не упасть в глазах собеседника не испортить с ним отношений.
Основная цель «бытового» вранья заключается не в том, чтобы подсунуть «фальшивые
данные», а в том, чтобы не причинять ни себе, ни собеседнику неприятных эмоций.
Подтверждением можно считать то, что глагол врать не подразумевает лжесвидетельства,
поскольку не существует в русском языке деривата *обоврать (кого-либо) (Левонтина, Шмелев,
Зализняк 2012: 507).
Иная нравственная оценка обнаруживается в глаголе лгать. В случае действия,
описываемого глаголом лгать, человек подсовывает адресату речи «фальшивку», выдавая ложь
6
за истину. Также, важно отметить то, что речевое подобное речевое действие наносит ущерб
третьему лицу, о котором лгущий распространяет лживую информацию(Ibid. 507). Данный
факт можно объяснить дериватом оболгать (кого-либо). В следующем примере глаголом
оболгать описывается ситуация, в которой журналисты и политики (субъекты) намеренно
распространяют о третьих лицах лжесвидетельство. В подобном случае валентность объекта
выражается аккузативом. Соответственно, объект приобретает семантическую роль пациенса.

(7) Зато в избытке болтающие журналисты и политики, ничего


полезного не сделавшие для страны: то кого-то оболгут, то
опровергают ранее ими же сообщенные новости, то, оказывается,
циклон на Дальнем Востоке смещается от Сахалина на юг к Камчатке,
то… (НКРЯ: 2003)
Следующий глагол обманывать является также как и предыдущие глаголы
двухвалентным. Главные роли в семантике этого глагола получает субъект(агенс) и
объект(пациенс), выраженный аккузативом. Как известно, пациенс является объектом
действия, в случае глагола обманывать объект полностью поглощается и становится «жертвой»
обмана. Пример (8) демонстрирует как раз ту ситуацию в результате обмана людей, автор
обмана влияет на их сознания и на их действия, побуждая их совершить действие, ради своей
выгоды.
(8) Вы обманываете пациента или его родителей, попутно побуждая
раскошелиться на ненужные лекарства. (НКРЯ: 2007)

V. Категория контролируемости и неконтролируемости в глаголах


Термин «контроль» был введен в лингвистику в связи с необходимостью построения
классификации семантических типов ситуаций. Контролируемость – это свойство ситуации в
целом. Одним из наиболее важных понятий, связанных с контролем, является намеренность.
Как отмечает Зализняк А. (1992) намерение совершить Р включает представления субъекта о
возможности совершить Р, а также о том, что Р контролируемо. Схему действия можно
представить следующим образом: намерение-движение – результат. В работе Вежбицкой А.
Действие определяется как: «X делает что-то - части тела Х- двигаются, потому что он этого
хочет'» (Зализняк 1992: 139). Важно заметить, понятие 'хочет' соответствует здесь намерению.
Про человека X можно сказать, что он контролирует ситуацию Р/ или что ситуация Р
подлежит контролируемости в отношении Х-а, при таких условиях, если X является в Р
субъектом намеренного действия, результат которого совпадает с объектом намерения и
рассматривается как однозначно определяемый предшествующим действием. (Ibid: 140)
В противоположность контролируемым ситуациям можно привести и
неконтролируемые. Подобные ситуации возникают в случае, если: 1) X не является участником
данной ситуации; 2) X является участником Р, но не контролирует Р. Относительно
ненамеренности действия следует отметить то, что ненамеренное действие проявляется в
неконтролируемой ситуации, а также несовпадение намерения действия и его результата.
Категория контролируемости и неконтролируемости действия также проявляется
рассматриваемых глаголах врать, лгать и обманывать. На первый взгляд все три предиката
обладают безусловной намеренностью, а соответственно и контролируемостью, поскольку
говорящий намеренно пытается внушить собеседнику ложную информацию. Намеренность
передачи ложной информации отражена в примере (9).

7
(9) Илья меня обманывал, лучшая подруга лгала, о детях я могла только
мечтать…(НКРЯ: 2004)
В примере (9) видно, что описываемая предикатами обманывать и лгать ситуациия,
подразумевает намеренность и контролируемость субъекта своих действий при совершении
обмана из личной корысти. Однако в примере (10) и (11) представлена иная ситуация, когда
говорящий посредством глагола врать, указывает на то, что он ненамеренно сообщает неправду
относительно реального положения дел.
(10) Никому не пришло в голову поинтересоваться, хочу ли я переезжать.
Хотя нет, вру: мать всё-таки проговорила что-то вроде: "Ты, надеюсь,
не против?", но ответа ждать не стала и тут же добавила: "Впрочем,
ты же можешь приезжать сюда, сколько хочешь…" Разобравшись
таким образом со мной, она обратилась к Марфуше: ― Марфа, ты как?
[Вера Белоусова. Второй выстрел (2000)]
(11) Вру, возможно, конечно, но это будет означать, что вы как были
обмудиной, так обмудиной и остались. (НКРЯ: 2017)
Согласно теории иллокутивного убийства Вендлера, предикаты описываемые
совершение обмана не могут обладать свойством перформативности. Нижеприведенный
пример (12) не может иметь места в речи говорящего, поскольку реализация обмана не должна
осуществляться открыто. Говорящий старается максимально скрыть то, что он выдает ложную
информацию за истину.
(12) *Я обманываю тебя в том, что это была правда.
Однако возможно употребление данных глаголов при отрицании, восклицании или
вопросе, когда говорящий выражает свое возмущение по поводу недоверия к его словам (13).
Пример (14) описывает ситуацию в которой говорящий признается в совершении обмана тем
людям, которые не имеют никакого отношения к данному вранью.
(13) Зачем мне врать с такими ногами? (НКРЯ: 2001)
(14) Я вру только на работе, когда общаюсь с телезрителями с экрана,
дома всегда говорю одну правду. (НКРЯ: 2004)
Из вышесказанного следует то, что при намеренной передаче несоответствующей
действительности информации, все три предиката включают категорию контролируемости и
только предикат врать, в случае ненамеренного искажения правды может включать в себя
категорию неконтролируемости своих действий.

VI. Вывод
Подводя итог вышесказанному, можно сделать следующие выводы:
В русской языковой картине мира глаголы врать, лгать, обманывать имеют достаточно
четкие семантико- прагматические различия.
С семантической точки зрения глагол врать, подразумевающий сообщение субъектом
информации не соответствующей его мысли и реальному положению вещей. Также важно
отметить, что именно этому глаголу свойственно описание «бытового вранья». С точки зрения
прагматики использование данного глагола объясняется тем, что действия описываемые им
можно считать способом сохранения категории вежливости.
8
В результате анализа категории контролируемости и неконтролируемости в предикатах
лгать, обманывать и врать, было установлено, что контроль+ присутвует во всех предикатах и
только лишь в глаголе врать может проявляться контроль-. Это подтверждают определения
представленные в толковых словарях, в также наличие а данном глаголе перформативности.
Анализ семантики глаголов проведенный на основе концептуальной метафоры, а также
учет валентной структуры позволили рассмотреть особенности и различия данных глаголов.
Глагол лгать описывает ситуацию в которой субъект намеренно выдает ложь за истину и тем
самым меняет представления объекта в свою пользу. Дериват оболгать характеризует ситуацию
в которой автор наносит ущерб тртьему лицу, пуская о нем ложные слухи.
Двухвалентная структура глагола обманывать указывает на то, что в результате обмана
объект становится пациенсом, который не только получает ложную информацию, как при
глаголах врать и лгать, а попадает под влияние субъекта каузируется к совершению действия в
пользу субъекта.

Литература:
1. Апресян Ю. Д. От истины до лжи по пространству языка / Ю. Д. Апресян // Логический
анализ языка. Между ложью и фантазией / отв. ред. Н. Д. Арутюнова. – Москва : Индрик,
2008. – С. 23–45.
2. Апресян В. Ю. Неправда, ложь, вранье / В. Ю. Апресян // Новый объяснительный словарь
синонимов русского языка. – Москва : Языки славянской культуры, 2003. – С. 668–673.
3. Арутюнова. H. Д. Коммуникативная реакция на истинностное значение высказывания
Другого / Логический анализ языка. Ассерция и негация / Отв. ред. Н. Д. Арутюнова. —
М.: Издательство «Индрик», 2009. – С. 5-10.
4. Богуславская О. Ю. Хитрый, хитроумный, плутоватый, лукавый / О. Ю. Богуславская //
Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. – Москва : Языки славянской
культуры, 2003. – С. 1237– 1240.
5. Вайнрих Х. Лингвистика лжи /Х. Вайнрих // Язык и моделирование социального
взаимодействия : переводы / сост. В. М. Сергеев, П. Б. Паршина. – Москва : Прогресс,
1987. – С. 44–87
6. Вежбицка А. Русские культурные скрипты и их отражение в языке / А. Вежбицка //
Русский язык в научном освещении. – 2002. – № 2 (4). – С. 6–34.
7. Вендлер З. Иллокутивное самоубийство / Пер. с англ. А.А. Зализняк // Новое в зарубежной
лингвистике. Вып. XVI: Лингвистическая прагматика / Сост. и вступ. ст. Н.Д. Арутюновой,
Е.В. Падучевой; Общ. ред. Е.В. Падучевой. М.: Прогресс, 1985. С. 238–250.
8. Виноградов В. В. Русский язык (Грамматическое учение о слове): Учеб. пособие для
вузов/Отв. ред. Г. А. Золотова. – 3-е изд., испр. – М.: Высш. шк., 1986
http://slovari.ru/default.aspx?s=0&p=170
9. Зализняк А. А. Многозначность в языке и способы ее представления / Анна А. Зализняк. –
Москва : Языки славянских культур, 2006. – 672 с.
10. Анна А.Зализняк. Контролируемость ситуации в языке и в жизни /Логический анализ
языка. Модели действия / Ин-т языкознания РАН. — М. : Наука, 1992, — C. 138 -145
11. Зализняк А. А., Левонтина И. Б., Шмелев А. Д. Ключевые идеи русской языковой картины
мира. – М.: Языки славянских культур, 2012. – 696 с. – (Язык. Семиотика. Культура)

9
12. Карасик В. И. Язык социального статуса. М.: Гнозис, 2002
13. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем Пер. с англ. / Под ред. и с
предисл. А. Н. Баранова. — Москва: Едиториал УРСС, 2004. — 256 с
14. Шатуновский И. Б. Правда, истина, искренность, правильность и ложь как показатели
соответствия/несоответствия содержания предложения мысли и действительности //
Арутюнова Н. Д. (отв. ред.) Логический анализ языка: Культурные концепты — М.: Наука,
1991, С. 31—38
15. Шмелев А. Д. Врали и лжецы в русской языковой картине мира / А. Д. Шмелев // «Слово –
чистое веселье…» : сборник статей в честь А. Б. Пеньковского / отв. ред. А. М. Молдован.
– Москва : Языки славянской культуры, 2009. – С. 77–84. 243.
16. Шмелев А. Д. Вранье в русской «наивной этике» / А. Д. Шмелев // Анна А. Зализняк, И. Б.
Левонтина, А. Д. Шмелев. Константы и переменные русской языковой картины мира. –
Москва : Языки славянских культур, 2012. – С. 506–517
17. Brown P., Levinson S. C. Politeness: Some Universals in Language Use. Cambridge: Cambridge
University Press, 1987. 450 p.
18. Tesniere, L. E'le'ments de Syntaxe Structurale [Elements of Structural Syntax]. -Paris: C.
Klincksieck, 1959.
19. Толковый словарь русского языка Ефремовой. Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского
языка. Толково-словообразовательный. – М.: Русский язык, 2000 https://gufo.me
20. Толковый словарь русского языка'; Ожегов, С.И.; Шведова, Н.Ю.; Изд-во: М.: ИТИ
Технологии, 2006 https://gufo.me

10