Вы находитесь на странице: 1из 6

Религиозная организация

– духовная образовательная организация высшего образования


«МОСКОВСКАЯ ДУХОВНАЯ АКАДЕМИЯ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ»
_______________________________________________________________________________________________________

Тема:
4. Автономная этика Канта.

Автор: /студент 2 курса бакалавриата Романов Иван (24 гр.)

Преподаватель: /преп. Анатолий Парпара

г. Сергиев Посад, 2021


4. Автономная этика Канта (учение о свободной воле, легальных и
моральных поступках, категорическом императиве и долге).

Согласно Канту, автономная этика – это этика, не зависящая от чего-


либо стороннего, но исходящая из самого разума, берущая именно из него
решение той или иной проблемы. Источником автономной этики является
свободная воля человека, наличие которой Кант не отвергает. Более того, он
считает, что только добрая воля может существовать безо всякого
ограничения и оставаться таковой, утверждает абсолютную ценность чистой
воли. Что интересно, Кант рассуждает о сложности существования без
ограничений таких качеств как борьба со страстями, «обуздание аффектов»,
которые не способны оставаться добрыми без контролирования доброй воли,
«без принципов доброй воли они могут стать в высшей степени дурными» 1; и
здесь мы можем наблюдать некоторую параллель с учением Евагрия
Понтийского, который в своем «Слове о молитве» предостерегает от
крайностей аскетической борьбы: «не превращай в страсть защиту от
страстей»2.

Именно добрая воля по мнению Канта способна исправлять влияние на


нас таких предметов как «власть, богатство, почет, даже здоровье и
вообще хорошее состояние и удовлетворенность», которые прячутся за
названием «счастья»; человек, преуспевающий в этом и не обладающий
доброй волей, не может вызвать одобрения со стороны разумного
наблюдателя. Добрая воля является доброй не в силу производимого ей
эффекта, действия, но она добрая уже сама по себе, будучи способна
создавать истинную мораль без какого-то внешнего воздействия:
«Рассматриваемая сама по себе, она должна быть ценима несравненно
выше, чем все, что только могло бы быть когда-нибудь осуществлено ею в
пользу какой-нибудь склонности»3. И отсюда Кант выводит истинное

1
Кант И. Сочинения. М.: 1965. Том. 4. Ч. 1. С. 228.
2
Евагрий Понтийский. Творения. М.: 1994. С. 78.
3
Кант И. Сочинения. Там же. С. 229.
назначение человеческого разума: «породить не волю как средство для
какой-нибудь другой цели, а добрую волю самое по себе»; доминировать над
инстинктивным, практическим применением. Комментируя это, Виктор
Петрович Лега пишет, что Кант указывает два вида этики: автономную и
гетерономную. Автономная этика, таким образом, характеризуется тем, что
разум «разум сам диктует себе законы»; гетерономная подчиняется
внешним факторам4.

Долг Кант называет понятием, «которое при оценке всей ценности


наших поступков всегда стоит на первом месте»; это свойство самого
человеческого разума. В. П. Лега называет долг в понимании Канта
«законодательством разума», не некой принуждающей силой, а именно
законом, который можно сравнить с законом всемирного тяготения: он
существует и его нельзя изменить5, об этом Кант говорит в следующих
словах: «долг есть необходимость [совершения] поступка из уважения к
закону», несмотря на какие-либо свои склонности, а потому это уважение
должно быть именно чистым – обусловлено только им; определяющее
основание воли есть представление о законе, который и является
нравственным благом. Кант различает легальные и моральные поступки,
выводит формулу моральности поступка: «поступок из чувства долга имеет
свою моральную ценность не в той цели, которая может быть
посредством него достигнута, а в той максиме, согласно которой решено
было его совершить» и приводит пример: купец может продать неопытному
покупателю товар по установленной цене и поступить при этом честно, но
причины, которые его к этому побудили, могут заключаться в желании,
вызвав симпатию других покупателей, повысить через них свой доход,
увеличить свою популярность и т. п. Это поступок был вызван не чувством
долга, но корыстью; он не был моральным, но в то же время являлся
легальным, честным. Так же и сохранение жизни является долгом, но опять-
4
Лега В. П. История западной философии // https://azbyka.ru/otechnik/6/lektsii-po-istorii-zapadnoj-
filosofii/3_21 (дата обращения: 28.05.2021).
5
Там же.
таки оно лишается морального достоинства, когда вызвано, например,
чувством боязни, а не, собственно, осознанием долга 6. В. П. Лега указывает,
что именно такой поступок и является принадлежащим к гетерономной этике
– он вызван какими-то внешними обстоятельствами (стремление к награде,
страх и т. п.)7. Так же интересны рассуждения Канта о делании добрых дел.
Делать добрые дела – это наш долг, но если человек, совершающий их даже и
бескорыстно, получает внутреннее удовольствие от производимого им
эффекта, то этим он обесценивает и лишает всякой нравственной ценности
свои благодеяния в отношении себя8.

Несмотря на то, что «совершенно невозможно из опыта привести с


полной достоверностью хотя бы один случай, где максима вообще-то
сообразного с долгом поступка покоилась бы исключительно на моральных
основаниях и на представлении о своем долге», Кант не отрицает
существование нравственности, он пишет, что понятия долга выведены не из
опыта, «долг вообще заключается — до всякого опыта — в идее разума,
определяющего волю априорными основаниями»; нравственные понятия,
некие правила «возникают совершенно а ргіогі в разуме», в этом и есть
чистота их происхождения. Понятие о Боге, как у высшем благе, у нас
складывается из этой идеи нравственного совершенства, которое в нас уже
заложено и связано с понятием свободной воли. Таким образом нравственное
подражание не имеет смысла, так же, как и не существует в реальности
главный нравственный принцип. Кант пишет, что «воля есть способность
выбирать только то, что разум независимо от склонности признает
практически необходимым, т. е. добрым». Но поскольку воля сама по себе
не всегда соотносится с волей, то поступки, субъективно не являющиеся
необходимыми, при соотношении их с волей создают принуждение. Отсюда
Кант делает вывод: «представление об объективном принципе, поскольку он
принудителен для воли, называется велением (разума), а формула веления
6
Кант И. Сочинения. Там же. С. 232-233, 235.
7
Лега В. П. История западной философии. Там же.
8
Кант И. Сочинения. Там же. С. 233.
называется императивом», императив иллюстрирует отношение
объективного закона разума к такой воле, которая по своему субъективному
характеру не определяется этим с необходимостью, указывает как именно
хорошо поступить, какой поступок является хорошим9; как пишет В. П. Лега,
императив – это «некоторое правило, которое характеризует наше
долженствование, вынуждающее объективное принуждение к поступку»,
он объективен в силу своей независимости от человека и отличия от
максимы, это свойство самого разума и потому он всеобщ 10. При этом
совершенно добрая воля не является принужденной к добрым поступкам, т.
к. уже сама в себе заключает субъективное понятие о добре; примером этого
является божественная любовь – для нее не может существовать каких-либо
императивов; в ней повод поступка и долг совпадают. Кант выделяет два
типа императивов: гипотетический и категорический: первый рассматривает
поступок как средство к чему-либо, второй – как нечто необходимое само по
себе без каких-либо внешних факторов. Категорический императив Кант
называет также императивом нравственности, т. к. он не зависит от
содержания поступка, производимых им последствий, но именно от формы и
принципа, который его вызывает. Существуют ли вообще такого рода
императивы нельзя доказать эмпирическим путем, в рассуждениях, т. к. он не
дан нам в опыте, это «априорное синтетически-практическое положение».
Но поскольку закон не заключает в себе каких-либо условий, которыми он
был бы ограничен, то, соответственно и категорический императив может
быть только один; и всеобщий императив долга может быть сформулирован в
следующих словах: «поступай так, как если бы максима твоего поступка
посредством твоей воли должна была стать всеобщим законом природы»11.
Поясняя это утверждение, В. П. Лега говорит, что в соответствии с ним
поступать необходимо так, чтобы причина поступка могла стать всеобщим
нравственным законом12. За этим Кант приходит к выводу, что если долг
9
Кант И. Сочинения. Там же. С. 245-246, 249, 251.
10
Лега В. П. История западной философии. Там же.
11
Кант И. Сочинения. Там же. С. 252, 255, 259, 261.
12
Лега В. П. История западной философии. Там же.
является понятием, которое должно заключать в себе действительное
законодательство для наших поступков, то это законодательство может быть
выражено именно в категорических императивах. Воля же – это
«способность определять самое себя к совершению поступков сообразно с
представлением о тех или иных законах» и является отличительной
особенностью разумных существ, которые существуют как цели сама по
себе13.

Таким образом, Кант утверждает автономность человеческой воли,


признает ее свободу и обуславливает ей истинную мораль. Он разбирает
понятие нравственного закона, долга, которому подчинена человеческая
воля, которая тем не менее остается свободной в виду того, что его
законодателем выступает сама воля. Формула категорического императива,
проистекающая из законодательства самой автономной воли, а не каких-то
внешних факторов, указывает именно человека источником всеобщего
нравственного закона, это попытка преодоления различных нравственных
законов, появлявшихся в течение истории, поиском того единого для всех
закона, которой заключен в самом разуме человека. Как мне показалось, В.
П. Лега довольно резко оттенил значение автономной воли, при которой
«разум сам диктует себе законы», поскольку сам Кант пишет, что это будет
именно добрая воля безо всякого ограничения, которая, будучи свободной
сама по себе от каких-либо предубеждений и влияний, сможет наиболее
трезво оценивать те или иные жизненные предметы и действия.

13
Кант И. Сочинения. Там же. С. 268, 270.