Вы находитесь на странице: 1из 4

III Вселенский Собор

III Вселенский Собор входит в эпоху христологических споров. Он был


созван по поводу учения Нестория, архиепископа Константинопольского,
предлагавшего называть Деву Марию христородицей вместо Богородицы.
Данная позиция была неслучайна и вытекала из полемики антиохийских
богословов Диодора Тарского и Феодора Мопсуэстийского с
аполлинарианством.

В спор с Несторием вступил Кирилл Александрийский, в результате


чего полемика вышла за пределы Константинополя. Как пишет Православная
Энциклопедия, «догматический спор осложнялся церковно-политическим
соперничеством между К-польской и Александрийской кафедрами», т. е.
некоторым скорее личностным аспектом. Свт. Кирилл составил послание к
Несторию, содержащее в себе православное христологическое учение в
форме 12 анафематизмов. Некоторые формулировки данного документа
были несколько неопределенны, используя нечеткую терминологию, свт.
Кирилл дал повод своим противникам обвинить себя в аполлинарианстве
впоследствии. Также свт. Кирилла поддержал запад в лице папы Келестина.

Тем не менее, Несторий не пошел на компромисс и потребовал созыва


Собора, что и было сделано по указу императора. Собор должен был
состояться в Эфесе, предполагалось, что от каждой кафедры прибудет
небольшое число епископов. Однако свт. Кирилл, первым добравшись к
месту собрания морским путем, явился в сопровождении 50 епископов,
обеспечивая таким образом себе неоспоримое численное превосходство. В
Эфесе свт. Кирилл, поддерживаемый его епископом Мемноном, и Несторий
«не только не вступали в церковное (литургическое) общение, но и
отказывались даже просто встречаться и вести переговоры», исключая
таким образом всякий компромисс между собой. Через некоторое время на
Собор также прибыли Ювеналий Иерусалимский, Флавиан Филиппийский и
др. Иоанн Антиохийский, поддерживающий Нестория, опаздывал к
предполагаемому началу собору 7 июня, как в силу неудачного
географического положения Антиохии относительно Ефеса, так и по причине
стремления Иоанна привлечь большее число сторонников для борьбы со свт.
Кириллом.

Император Феодосий стремился предоставить полную свободу


духовенству в сего решениях. Однако посланный им для открытия Собора
чиновник Кандидиан не скрывал своих симпатий к Несторию и ждал Иоанна
Антиохийского, но все же был вынужден прочитать императорскую хартию
22 июня и был удален с Собора. Председателем стал Кирилл
Александрийский. Некоторые епископы, не согласные с таким ходом
событий, покидают Собор, число оставшихся близится к 150. Зачитываются
послания свт. Кирилла, Нестория и папы Келестина, делается вывод, что
Несторий еретик. Но было необходимо доказать, что и сейчас он мыслит
также, как и в своих сочинениях. Поскольку «Нестория трижды
приглашали на Собор, но он так и не явился, обнаружив этим свою
нераскаянность», то привлекли свидетелей, Феодота Анкирского и прп.
Акакия, еп. Мелитинского, которые подтвердили, что и сейчас Несторий
мыслит еретически. В результате Несторий был низложен за неподчинение
Собору и как еретик.

26 июня с большим опозданием в Ефес прибывают антиохийцы. Иоанн,


узнав о низложении Нестория, почти сразу же открывает свой «соборик» в
числе около 34 епископов, на котором было заслушано донесение
Кандидиана о нарушении порядка открытия Собора, жалобы сторонников
Нестория о притеснениях со стороны свт. Кирилла. В результате Иоанн
Антиохийский «предложил низложить свт. Кирилла и еп. Мемнона, к-рые,
по его мнению, являлись главными виновниками случившегося, т. к. они
подали повод к нарушению церковных постановлений и предписаний
императора и придерживаются еретического учения, содержащегося в 12
«главах»-анафематизмах», что и было сделано, остальным участникам
Собора была отправлена отлучительная грамота.

Таким образом сложилась неоднозначная ситуация, поскольку


получалось, что оба собора созывались по указанию императора. Кроме того,
сместились акценты конфликта – противоборствующую сторону в лице
Нестория заменяет Иоанн Антиохийский, который не является
несторианином и скорее отстаивает вообще антиохийское богословие в
целом, осуждая некоторую наглость александрийской кафедры, ставя на вид
таким образом более церковно-политическую сторону вопроса, нежели
догматическую. Но главной задачей обеих сторон спора было оказать
влияние на императора в свою пользу. Кирилл распространяет весть о своей
победе среди монахов, архимандрит одного из столичных монастырей
Далмаций «возглавил процессию к-польских монахов и рассказал императору
о том, что происходит в Эфесе», это повлияло на его решение в пользу
Кирилла, в результате чего тот смог продолжить заседания Собора до конца
июля.

10 июля в Эфес прибыли легаты папы Римского и присоединились к


Кириллу. 16 и 17 июля разбирались действия Иоанна Антиохийского и его
«соборика», он не явился на Собор, хотя за ним посылали, и а итоге «он
вместе с 33 его сторонниками был объявлен отлученным от церковного
общения вплоть до раскаяния». 22 июля был рассмотрен символ веры,
переданный Собору Харисием, пресвитером из Филадельфии, и признан
еретическим. Несколько дисциплинарных постановлений, принятых
Собором, впоследствии оформились в 8 правил. Кипрской церкви была дана
автокефалия на основании устного свидетельства и значительные территории
антиохийской кафедры были переданы иерусалимской.

Тем временем, в том числе под влиянием агитации антиохийцев,


император Феодосий решил опять вмешаться в ход дела: «в Эфес
отправился имп. уполномоченный комит Иоанн с новой сакрой,
адресованной 53 епископам, среди к-рых были представители обеих сторон.
Император ... одобрил низложение и Нестория, и Кирилла с Мемноном». Но
эта попытка созыва нового примирительного единого Собора не увенчалась
успехом в виду крайнего противостояния его участников. В результате
Кирилл и Мемнон остались на своих кафедрах, а Несторий ушел в ссылку в
родной монастырь, но в 435 г. его сослали в Аравию, где он и умер.

Таким образом, III Вселенский Собор, пройдя крайне хаотично, не внес


догматической ясности и определенности. Примирить противоборствующие
стороны удалось лишь путем долгих переговоров с участием правительства.
При этом антиохийцы «признали легитимность Эфесского Собора и его
решений, отказались от обвинений свт. Кирилла в аполлинарианской
ереси ... свт. Кирилл, чтобы рассеять подозрения в этом, подписал особую
формулу, составленную «восточными» еще в ходе работы Собора, и
включил ее в свое послание к еп. Иоанну Антиохийскому», эта переписка
между Кириллом и Иоанном легла в основу Антиохийской унии 433 г.,
ставшей примирительным документом, в котором они смогли прийти к
некому единению и компромиссу, а также явившейся основой для
последующего развития христологии, это уния легла в основу
Халкидонского ороса.