Вы находитесь на странице: 1из 16

БИЛЕТ 1.

БИЛЕТ 2
1.Система и региональные подсистемы международных отношений. Особенности
современной международно-политической системы, направления ее трансформации.

1. Региональные тенденции в экономике, демографии, социальной и политической


сферах на латиноамериканском континенте.
Латинская Америка – единственный регион развивающегося мира, в настоящее время
демонстрирующий темпы прироста ВВП ниже среднемировых. Латиноамериканские
страны (наряду с Россией) понесли максимальные потери от очередных глобальных
потрясений, у них возросли геоэкономические риски, практически не осталось «хороших»
и «легких» решений возникших экономических и социальных проблем.
Торможение латиноамериканской экономики отчетливо дало о себе знать в 2014–2015 гг.,
когда резко сократился прирост регионального ВВП и заметно ухудшились другие
основные макроэкономические показатели. Стали расти потребительские цены,
сократились инвестиции в основной капитал, увеличился внешний долг, упал экспорт,
возрос бюджетный дефицит. Особенно неблагоприятно на Латинской Америке сказалось
падение темпов роста китайской экономики (и международного хозяйственного развития
в целом), что привело к снижению мировых цен на многие сырьевые товары. Страны-
экспортеры Латинской Америки, Африки и Ближнего Востока получали сверхвысокие
экспортные доходы.
Страны Латинской Америки можно отнести к числу тех стран, где численность населения
растет с каждым годом, за последние десятилетия она увеличилась на 6%, а темпы
прироста населения снизились в среднем на 0, 28%.
Главная причина сокращения темпов прироста населения – снижение рождаемости. Еще в
1984 году почти каждая образованная женщина имела 3-4 детей, сейчас женщина обычно
рожает 2-3. Большое количество населения Латинской Америки из сельской местности
перебралось жить в большие города, чтобы найти там лучшие условия для жизни. По
количеству населения наиболее крупные города в Латинской Америке– это Сан-Пауло –
10,4 млн. жителей, Рио-де-Жанейро – 5,8, Салвадор – 2,4, Белу-Оризонти – 2,2, Форталеза
– 2,1.
Индекс человеческого развития. Этот показатель является средним арифметическим
ожидаемой продолжительности жизни при рождении, охвата образованием и уровня ВНД
по ППС на душу населения.
К наиболее развитым странам ЛА можно отнести страны с индексом выше 0,74: Чили,
Аргентину, Мексику. Лидерство же принадлежит небольшим по размеру Барбадосу и
Багамским островам (ИЧР около 0,78). Высокая эффективность системы
здравоохранения. К наименее развитым странам ЛА можно отнести страны с ИЧР ниже
0,57. Они находятся в Центральной Америке: это Никарагуа, Гватемала и Гаити. ИЧР
Гаити находится на уровне слаборазвитых стран Африки: 0,404.
Бедность и неравенство. В целом в странах ЛА бедность распространена не так широко,
как в других развивающихся регионах. В среднем, крайняя бедность, то есть число
людей, имеющих доход ниже 1,25 долл. в год, в странах ЛА составляет лишь 8% (2005).
Глубина бедности составляет 3%, то есть доход бедных, в среднем, находится чуть ниже
уровня черты бедности. Успехов в борьбе с бедностью добились Чили, Уругвай,
Венесуэла (менее 3,5%). Катастрофическая ситуация наблюдается на Гаити: 55%
населения имеют доход ниже 1,25..
Экономические составляющие качества жизни.
Продовольствие. Недоедают 9% жителей. Доступа к качественной питьевой воде не
имелют 7% населения. Причем, если в городах водоснабжение не имели лишь 3%, то в
деревне — 20%. Наиболее проблемные страны — это Перу (25%), Парагвай (14%) и
Гондурас (14%). Заметим, что Перу и Парагвай имеют обширные горные области, где
трудно наладить водоснабжение. В этом странам ЛА помогает Всемирный Банк. На 2010
год в трущобах проживает 24% населения. Эта проблема остро стоит практически перед
всеми странами.
Безработица
Безработных женщин в 2005 г. было, в среднем, на 4% больше, чем мужчин. Наблюдается
трудовая эмиграция из стран ЛА из-за высокого уровня безработицы и политической
нестабильности.
Образование. Ситуация с образованием в ЛА хорошая, причем не только в Южной
Америке, но и в Центральной Америке и Карибском бассейне. Грамотность в странах
региона составляет 91,1%, что много для развивающегося региона.
Образовательная инфраструктура стран региона развита. В Колумбии, Венесуэле,
Боливии, а также Аргентине и Уругвае на одного учителя приходится до 20 учеников. В
Центральной Америке (кроме Мексики) и Карибском бассейне прослеживается общая
закономерность: при хорошей обеспеченности школ учителями (тоже около 20 учеников
на учителя) многие учителя (более 20%) не имеют педагогического образования. В Белизе
и Гондурасе, например, непрофессиональные учителя составляют основную часть
работников образования.

БИЛЕТ 3
1. Глобальные тренды и трансформации современного мира:
интернационализация, глобализация, регионализация.

2. Внешнеполитические стратегии и инструменты внешней политики


Европейского союза.

БИЛЕТ 4.
1. Субъекты и акторы международных отношений, новая роль
негосударственных акторов в мировой политике.

БИЛЕТ 8
1.Современные глобальные и региональные проблемы, угрозы и вызовы.
2) Новые тенденции и противоречия трансатлантических отношений.

БИЛЕТ 9.
1. Региональные интеграционные проекты в формирующейся системе глобального
управления.

Глобальное управление представляет собой особый тип политического управления,


выступая интегрированным понятием, отражающим специфику деятельности, связанной с
существованием международных отношений, учетом, согласованием и координацией
реализации многообразных интересов участников международных отношений. Агентами
глобального управления выступают правительства, международные организации,
неправительственные объединения, транснациональные корпорации, различные
сообщества и даже отдельные лица, располагающие необходимыми для этого ресурсами.

Под интеграцией в самом широком значении понимается возникновение новой общности


из прежде разрозненных частей. В случае политической интеграции речь может идти либо
о создании в конечном итоге самостоятельного политического целого в определенных
территориальных границах, либо о возникновении политического сообщества, не
имеющего четкой привязки к территории.Это исторически новое явление, возникновение
датируется серединой 1970-х гг. В то же время система глобального управления далека от
завершенности, а мировое развитие 2000-х – начала 2010-х гг. поставило перед ней новые,
существенно более сложные задачи.

Независимо от географического положения и уровня экономического развития стран,


образующих интеграционные объединения, развитие процессов интеграции во всем мире,
их цели, стратегии сотрудничества, принципы создания необходимых условий имеют
общие закономерности. Интеграционные группировки создаются как странами, близкими
по уровню экономического развития, развитыми (Европейский Союз, EFTA, ANZCERTA)
или развивающимися (SAARC, ALBA, CARICOM, CAN, UEMOA, ECOWAS, ЕАС и др.),
так и странами, уровень развития которых заметно отличается (NAFTA, SACU, SADC,
SPARTECA и др.).
В первом случае цели участия стран в интеграционном объединении совпадают. Это
может быть повышение конкурентоспособности и обеспечение дополнительного роста
экономик за счет реализации интеграционного потенциала, ускорение экономического
развития путем объединения материальных и финансовых ресурсов.
Во втором случае цели государств-участников дополняют друг друга. Более развитые
страны в таких объединениях преследуют цели получения новых рынков сбыта своей
продукции за счет снятия барьеров во взаимной торговле, доступа к энергоресурсам менее
развитых стран, снижения себестоимости совместно произведенных товаров,
поставляемых на внутренний и внешний рынки. Менее развитые государства нацелены, в
первую очередь, на создание новых рабочих мест за счет размещения на их территории
новых производств, привлечение в свою экономику иностранных инвестиций,
инновационных технологий, высококвалифицированных кадров, и в итоге – на
повышение уровня своего экономического развития. Кроме того, все интеграционные
объединения имеют «ядро интеграции» – страну или группу стран, наиболее развитых в
экономическом отношении и являющихся основной движущей силой интеграционных
процессов. Такое «ядро интеграции» более ярко выражено в случае объединения стран с
различным уровнем экономического развития (в NAFTA это США, в SACU и SADC –
ЮАР, в SPARTECA – Австралия и Новая Зеландия).
Однако в случае интеграции стран, сходных по уровню экономического развития, его
также можно определить (в Европейском Союзе в такое «ядро интеграции» входят
Германия и Франция, в ЕАС – Кения, вALBA – Венесуэла, в ASEAN – Сингапур и
Индонезия). В общем виде целью государств, участвующих в интеграционном
объединении, вне зависимости от уровня их экономического развития является получение
дополнительных экономических выгод от интеграции.
Таким образом, созданию интеграционного объединения или вступлению в него какой-
либо страны предшествует формирование конкретных целей, достижение которых
возможно путем интеграционного сотрудничества. Некоторые интеграционные
объединения:
На пространстве СНГ. Из наиболее известных интеграционных инициатив в рамках СНГ
следует упомянуть ряд групповых – многосторонних – договоров:
· Соглашение о статусе Экономического суда Содружества Независимых Государств
1992 г. (с 2004 г. выполняет также функции Суда ЕврАзЭС);
· Договор о создании Экономического союза 1993 г.;
· Договор о создании единого экономического пространства 1994 г.;
· Соглашение о создании зоны свободной торговли 1994 г.;
· Соглашение о создании Платежного союза Государств – участников Содружества
Независимых Государств 1994 г.;
· Соглашение о создании Таможенного союза 1995 г.;
· Соглашение о формировании Единого экономического пространства 2003 г.
· В конце 1999 г. был подписан российско-белорусский Договор о создании
Союзного государства.

Многие договоры являются, по сути, рамочными; имеется в виду, что конкретные


обязательства государств должны согласовываться в отдельных двусторонних и
многосторонних договорах. Некоторые договоры остались нератифицированными и
забытыми. Государства-участники делают множество оговорок к договорам при
ратификации, пренебрегают своими обязательствами, боятся наднациональных
механизмов регулирования, а без них, как учит мировой опыт интеграции,
интеграционные процессы не движутся.
Неэффективность интеграционных усилий в рамках СНГ подтолкнула государства идти
по пути создания субрегиональных объединений, организаций.
Наиболее тесные отношения связывают Россию и Белоруссию. В интеграционных целях
были подписаны различные двусторонние договоры:
· Соглашение о свободной торговле 1992 г.;
· Соглашение о Таможенном союзе между двумя странами 1995 г.;
· Соглашение о принципах взимания косвенных налогов при экспорте и импорте
товаров, выполнении работ, оказании услуг 2004 г. и др.
В 2000 г. небольшой группой государств был заключен Договор об учреждении
Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) с целью создания таможенного
союза и единого экономического пространства. Для противодействия интеграционным
усилиям России США удалось реализовать на пространстве СНГ проект создания
субрегионального объединения под названием ГУАМ
2. Проблема урегулирования ситуации на Корейском полуострове (позиция великих
держав).
После 2-ой мировой войны было образовано два лагеря: социалистический и
капиталистический. Структура каждого из лагерей была построена на договорах
безопасности лидеров блоков, т.е. СССР и США с основными союзниками. СССР такой
договор имел с КНР (Договор 1950 г.), США - с Японией, (Договор по безопасности 1951
г.), с Корейской Республикой (Договор о взаимной безопасности 1953 г.). К началу 50-х
годов в СВА сформировалась биполярная структура в виде двух. Противостоящих, друг
другу коалиционных, систем, получивших название "треугольников". В "малый северный
треугольник" вошли СССР, КНР и КНДР, а в "малый южный треугольник" - США,
Япония и Южная Корея
К концу 60-х годов сформировалась "трехполюсная структура - СССР-США-КНР, для
которой характерно взаимное противостояние между этими тремя центрами сил. В первой
половине 70-х годов на Дальнем Востоке трехполюсная система была замещена "большим
треугольником США-КНР-Япония на базе общей идеи противодействия Советскому
Союзу. Положение в Северо-восточной Азии изменилось в 1991 году после распада
Советского Союза. Крах СССР - одной из двух доминировавших в послевоенных
международных отношениях в регионе сверхдержав и значительное ослабление позиций
России в силу глубокого кризиса внутри страны разрушили прежнюю расстановку и
соотношение сил в СВА. Там, в частности, возник своего рода вакуум силы и начала
складываться многополярная система международных отношений.
Позиция США
Корейская политика правительства строится на "либеральном интернационализме" и
нацелена на предотвращение войны на Корейском полуострове, замораживание развития
ядерного оружия, сокращение оружия массового поражения и поддержку
бесконфликтного поглощения Севера Югом. Однако локомотивом современной политики
США по-прежнему является стремление играть роль "мирового полицейского". При этом
в отличие от ситуации конца прошлого века у них есть возможность контролировать все
регионы, а не ослаблять одну сферу влияния за счет переноса внимание на другую, более
приоритетную. Корейский полуостров является для США зоной стратегических
интересов:
· В Корее отсутствуют предпосылки для "сдерживания" аппетитов Соединенных
Штатов
· полуостров, являющийся частью континента, безусловно, лучшая база для
отстаивания ими своих интересов в СВА и в целом
С этой точки зрения, американцам неважно, в какой из двух Корей они находятся. На
Севере естественно, было бы предпочтительнее, ибо при закреплении американцев в
непосредственной близости от Владивостока, Россия теряет возможность свободного
выхода в Тихий океан. В двусторонних отношениях Южной Кореи с США, несмотря на
достаточное число противоречий, американцы остаются ведущими стратегическими
партнерами Южной Кореи.
США стремится компенсировать проблемы в экономическом или военном сотрудничестве
дипломатической поддержкой Кореи в отношении третьих стран, в том числе занимать
про-корейскую позицию в корейско-японских спорах. Так, позиция американцев по
вопросу о государственной принадлежности острова сводится к тому, что полностью
признают корейский суверенитет над островом. Сближение с КНДР нужно США, дабы
поддерживать статус всеобщего миротворца.
Существует, однако, и другой вариант объяснения. После объединения Кореи и
исчезновения КНДР американские войска в Корее потеряют главный козырь своего
присутствия - наличие на Дальнем Востоке агрессивной и недемократической Северной
Кореи, от которой США обязаны всех защищать. Их правовая база, таким образом,
ослабнет, в то время как объединенная Корея получит новый стимул для
националистических чувств и может потребовать прекращение или заметного ослабления
американского военного присутствия там. Отсюда вывод: США отчасти заинтересованы в
поддерживании существования КНДР на определенном уровне и именно поэтому не
торопятся с решительными мерами в отношении этой страны.
Позиция Японии. В отличие от США Япония находится чрезвычайно близко от Кореи, и
любая активная дестабилизация на полуострове серьезно ей угрожает. Поэтому она в
большей степени заинтересована в отсутствии вооруженных конфликтов в
непосредственной близости от своих границ. Не случайно японские средства массовой
информации поддерживают "солнечную политику" Сеула, она состоит из основных трех
принципов:
· Юг не будет терпеть провокаций со стороны Севера
· не будет стремиться нанести ущерб или поглотить Север
· будет всемерно содействовать межкорейскому обмену и сотрудничеству.
Возвращению Японии к самостоятельному влиянию на Корейском полуострове на
определенном этапе препятствовали ее прошлое, а также политика США,
Япония воспринимает Южную Корею, с одной стороны, как объект экспансии, с другой
как опасного конкурента. В экономических отношениях между Японией и Южной Кореей
присутствует, с одной стороны, очень сильная взаимная неприязнь, с другой - ощущение
неизбежности их партнерства.
Корея использует давление на Японию для получения помощи является использование в
качестве идеологического прессинга вопроса о компенсации за моральный ущерб,
нанесенный японским колониальным игом. Сеул постоянно вынуждает Японию "признать
свою историческую и моральную ответственность" за деяния времен второй мировой
войны. Япония стремится косвенно помогать Северу - не столько ради оказания реальной
помощи КНДР, сколько для того, чтобы этим ослабить Юг. Но практически на
следующий день после запуска спутника министры обороны Японии и Южной Кореи
договорились о "совместной борьбе с северокорейской угрозой", а заодно - об усилении
обмена военными делегациями и периодических встречах представителей Объединенного
Комитета Начальников Штабов по тому же вопросу.
Нормализация отношений между КНДР и Японией тесно связана с нормализацией
отношений между КНДР и США. С одной стороны, Япония опять таки не решается
действовать первой без разрешения старшего партнера, но с другой, установление каких
бы то ни было контактов между Японией и КНДР является для Америки стимулом
подключаться к диалогу. Встречные шаги Северной Кореи, направленные на
установление дипломатических отношений с Японией, являются очень важным этапом в
ее политике, способным прорвать политическую изоляцию страны. Нормализация
отношений с Японией является для Пхеньяна ключевым моментом и средством ускорения
нормализации отношений с США, что, в свою очередь, даст Северной Корее возможность
существенно расширить свои внешние связи со странами, ориентирующимися в своей
внешней политике на Америку.
В целом же, японская дипломатия могла бы немало поспособствовать объединению двух
Корей. Для этого нужно было бы, во-первых, вовлечь КНДР в экономические отношения с
Японией, во-вторых, все-таки отказаться от развития системы ПРО.
Позиция Китая. В понимании современной политики Китая на Корейском полуострове
важное значение имеет осознание традиционности и своеобразной преемственности в
китайско-корейских связях. Роль КНР на Корейском полуострове значительно возросла
лишь в период корейской войны. С появлением новых центров геополитических сил и
распадом прежней системы Китай был вынужден пересмотреть свою политику с более
прагматических позиций. Перекрестное признание двух Корей не внесло серьезных
перемен в расклад политических сил на полуострове, вместе с тем любому наблюдателю
видно, что нормализация отношений Вашингтона и Токио с Пхеньяном безусловно,
беспокоит Пекин, вынуждая его более интенсивно включиться в борьбу за влияние в
Северной Корее, оказывая более активную помощь этой стране. Сохранение Северной
Кореи в том виде, в каком она есть, выгодно Китаю для защиты своих стратегических
интересов в регионе. КНДР рассматривает Китай как страну, придерживающуюся одной с
ней социалистической системы, и ее недовольство сближением Китая с Югом не наносит
серьезного ущерба отношениям двух стран.
Влияние Китая на Южную Корею во многом имеет целью и вытеснение оттуда Тайваня.
Учитывая отсутствие политических контактов между Тайванем и Северной Кореей, КНР
на этом выигрывает. Улучшение отношений между КНДР и США воспринимается в
Пекине двояко. Отчасти китайцы поддерживают этот процесс, рассчитывая на то, что
изоляция Пхеньяна от внешнего мира закончится, напряженность на полуострове
разрядится и необходимость постоянного подкармливания КНДР не будет лежать на
Китае. Однако Китай значительно больше опасается усиления американского
политического влияния на Корейском полуострове и снижения собственного влияния в
КНДР. Пхеньян также делает в отношениях с Китаем упор на экономическое
сотрудничество, сознавая свою зависимость от китайских стратегических поставок.
Надо ожидать, что с нормализацией отношений между Вашингтоном и Пхеньяном
стратегическое партнерство между Китаем и КНДР усилится. Для того, чтобы не потерять
Север в политическом отношении Китай будет вынужден наращивать ему свою помощь, а
Пхеньян будет добиваться максимальной выгоды от конкуренции между двумя великими
державами. Поскольку же такое положение Пхеньяна волей-неволей делает его более
независимым от Китая, Пекин, вероятно, будет пытаться развивать отношения с Южной
Кореей, хотя бы для того, чтобы компенсировать некоторые потери от снижения своего
влияния на Севере.
Позиция России. Повышенный интерес, проявляемый Россией к Корее, имеет глубокие
корни в истории как в российской, так и в корейской. Географическая близость, широкие
политико-экономические связи с конца XIX века между Россией и Корейским
полуостровом, близость в течении определенного периода времени политической и
идеологической сфер СССР и Северной Кореи и вместе с тем геополитическое значение
Корейского полуострова в качестве стратегического форпоста, в котором непосредственно
пересекаются интересы великих региональных держав - США, КНР и Японии.
Как известно, до конца 80-х годов корейская политика бывшего СССР носила - главным
образом по идеологическим соображениям - в целом пропхеньянский характер и
строилась с преобладающим учетом позиций КНДР. Это влияние было расширено в 1990
году, когда нормализация советско-южнокорейских отношений открыла новые
возможности для советской политики на разделенном пополам полуострове. С данного
момента Советский Союз взял более сбалансированный курс на корейском направлений,
сохраняя определенные военно-политические отношения с Северной Кореей, с одной
стороны, и развивая торгово-экономические отношения с Южной Кореей - с другой.
Развитие торгово-экономических отношений с РК привело к значительному крену
корейской политики России в сторону Сеула, что соответственно вызвало негативную
реакцию в Северной Кореи.
В 1996 году президентами РК и США было предложено провести переговоры по
проблемам северокорейских ядерных реакторов и замены Временного соглашения о
перемирии на Корейском полуострове на Договор о мире, по схеме "2+2" т.е. Северная
Корея и Китай с одной стороны, Южная Корея и США с другой оттеснив при этом
Россию от участия в политических решениях корейского вопроса. . В период с 1991 по
1994гг сложился определенный дисбаланс между северокорейским и южнокорейским
направлениями в политике РФ. Это обусловлено тем, что Москва не имела собственной
глубоко продуманной линии поведения в корейском вопросе и фактически следовала в
фарватере американской политики изоляции Северной Кореи. В первую очередь это
касалось вопросов деидеологизации, демократии и защиты прав человека. Таким образом,
на фоне стремительного российско-южнокорейского сближения, происходит резкое
свертывание отношений России с Северной Кореей.
Определенный импульс к нормализации отношений был положен визитом заместителя
министра иностранных дал А.Н. Панова в Пхеньян, в ходе которого были утверждены
принципы "взаимного уважения, невмешательства во внутренние дела и свободы выбора
путей социально-экономического и политического развития" в российско-
северокорейских отношениях и равноправная, деидеологизированная основа построения
этих отношений. Россия - единственное государство, которое заинтересовано в
объединении Корейского полуострова, однако при условии, что Корея была бы
независимым от различных военных союзов и политически стабильным государством, с
которым Россия могла бы поддерживать добрососедские отношения и развивать
взаимовыгодное сотрудничество в интересах мира и безопасности в Северо-Восточной
Азии.

БИЛЕТ 10.

1. Геог
рафические и идентитарные границы Европы

2. Роль
внерегиональных акторов в Латинской Америке. Межрегиональное и
трансрегиональное форматы сотрудничества латиноамериканских стран

БИЛЕТ 11.
1. Старые и новые проблемы, вызовы и угрозы региональной безопасности в Европе.
БИЛЕТ 12.
1. Европейские международные организации.

2. Диалектика отношений США и КНР: стратегия «вовлечения» и «сдерживания».

БИЛЕТ 16.
1. Основные направления внешней̆ политики США.
(здесь все по лекции)

2. Потенциал Бразилии как регионального лидера


Латинской Америки. (лекции не было)
В начале XXI столетия Латинская Америка под влиянием процессов
глобализации из сателлита своего «старшего брата» США превращается в
один из центров многополярного мира. Бразилия, в силу своих
геоэкономических и геокультурных особенностей, готова принять на себя
роль регионального лидера, что послужило бы для нее опорной базой в
достижении статуса мировой державы. 
Однако многочисленные внешние и внутренние факторы такие как:
исторические особенности стран, нюансы современной политической
ситуации, международные процессы, приводящие одновременно и к росту
региональной фрагментарности и, напротив, к углубляющейся
взаимозависимости экономик, не позволяют рассматривать проблему
лидерства в Латинском регионе как однозначно решенную. 

Прежде чем рассматривать перспективы регионального лидерства Бразилии,


дадим характеристику этому феномену.

Региональный лидер - это «государство, которое за счет обладания


решающими критериями в процессе региональных отношений, в масштабах
определенного политико-географического региона и при наличии
признанного авторитета способно претворять в жизнь собственное видение
региональных аспектов международных отношений и имеющее
возможность противостоять устремлениям других стран, при этом не нанося
вред собственным национальным интересам». 

Разумеется, это определение не является исчерпывающим. Внутри лидерства


существует множество подвидов, каждому из которых соответствует
определенный набор находящихся в распоряжении у лидера ресурсов и
определенные представления о желаемой структуре международных
отношений.

В контексте внешней политики Бразилии представляется рациональным


рассматривать ее лидерство в регионе как носящее «мягкий» или
«консенсуальный» характер. «Основными чертами этого типа лидерства
являются открытость и либеральность. Структура такой системы является
многополярной, но с определенной степенью доминирования одного
субъекта в идеологической области. В данной ситуации для лидера
характерно артикулирование своих интересов на мировой арене
посредством "гибкой политики".

Бразилия исторически сосредоточила наибольшее количество ресурсов,


необходимых для достижения позиций первенства по показателям внутри- и
внешнеполитической силы. В первую очередь, это заключается в обширной
территории, составляющей почти 1/2 площади всего региона, выгодном
географическом положении, располагающем богатыми недрами Амазонии и
континентального шельфа. В 1985 г. Бразилия, первой на континенте,
освободилась от военной диктатуры и стала наращивать экономическую
мощь, осуществляя неолиберальную модернизацию хозяйственной жизни.
Это во многом стало показательным для других государств региона -
Аргентины, Боливии, Уругвая, Чили, принявших бразильскую модель
реформирования. 

Однако постараемся выявить и проанализировать наличие характеристик


регионального лидера у Бразилии на современном этапе международных
отношений. 

В первую очередь, фундамент лидерства того или иного государства в


определенной части мировой арены закладывается его отношениями с
соседями. Латинская Америка является трудно прогнозируемым регионом
ввиду региональных взаимоотношений, чувствительных к внешним и
внутренним конъюнктурным изменениям. 

Особенность Бразилии заключается в отсутствии у нее четко разработанной


Концепции внешней политики, активном использовании вместо этого
инструментов «мягкой силы» и экономического давления в отношении своих
соседей. В период президентства Лулы да Силва (2003-2011) во внешней
политике Бразилии стала приоритетной цель объединения
латиноамериканских стран на основе их «регионального национализма»,
что  пытались осуществить и первые бразильские президенты: Ф. Мелу
(1990-1992), по инициативе которого в 1991 г. юридически оформился
интеграционный блок МЕРКОСУР (Бразилия, Аргентина, Уругвай и Парагвай);
И. Франку (1992-1995), предложивший в 1993 г. проект объединения
МЕРКОСУР, Андского сообщества наций (Боливия, Колумбия, Эквадор, Перу)
и Чили, бывшей участницы АСН, в зону свободной торговли.
Последовательно проводя в жизнь идею о латиноамериканском единстве
путем экономической интеграции, Бразилия выходит к более тонким
аспектам регионального сотрудничества - политическому и культурному
диалогу. В декабре 2004 г. был совершен интеграционный прорыв: создан
Союз южноамериканских наций - УНАСУР, ставший площадкой для
политической, социально-экономической, инфраструктурной интеграции 12
государств Латинской Америки. По утверждению Б.Ф. Мартынова, 
«укрепление "геополитического кольца" энергетическим и продолжающиеся
усилия южноамериканских стран по развитию континентальной
инфраструктуры связи между всеми его ареалами следует рассматривать как
фактор стабилизации внутрирегиональных отношений». 

Однако относительно слабые экономики государств Южной Америки,


преимущественно аграрно-индустриального типа с малой долей
инновационного и военно-промышленного секторов, крайне неустойчивы в
своей внешнеполитической направленности. Наиболее опасную
конкуренцию Бразилии составляет Аргентина, исторически стремившаяся
стать «европейской» державой на континенте. Аргентина, сейчас признавая
себя в роли второй по значимости страны после Бразилии, составляет вместе
с ней фундамент МЕРКОСУР. Бразилия за неимением жестких средств
давления на страны Латинской Америки может потерять свой авторитет,
если к руководству в некоторых странах придет «проевропейски
настроенное» правительство.

Кроме прямой зависимости между проводимыми внешнеполитическими


курсами стран Латинской Америки и степенью их ориентированности на США
и западные ценности, наблюдаются тенденции к фрагментации Южной
Америки, стремлению стран региона к большему суверенитету в действиях. В
этой связи серьезные опасения у Бразилии вызывает сформированный в
июне 2012 г. Тихоокеанский альянс (ТА) - интеграционное объединение в
составе Мексики, Колумбии, Перу, Чили.  Хотя страны-члены ТА, безусловно,
не отказываются от сотрудничества и с Бразилией и в рамках
инициированных ею интеграционных объединений, все же очевидны
«эгоцентричные» настроения этих государств ввиду проводимой ими
политики активного развития отношений со странами АТР.

Препятствием в признании за Бразилией статуса лидера на континенте


являются также и внерегиональные «игроки»: в первую очередь, это США, в
чью ближайшую сферу влияния входит весь Южноамериканский регион,
Западная Европа, а также все глубже проникающий на континент Китай.

Следует отметить, что Вашингтон, всегда считавший Латинскую Америку


подконтрольным себе регионом, все чаще сталкивается если не с
леворадикальными настроениями правительств отдельных стран, то
довольно сдержанной в отношении США политикой. Бразилия в качестве
основной силы, сопротивляющейся влиянию своего североамериканского
соседа, успешно развивает контакты с другими странами по всем
направлениям. Однако США, ослабив свои позиции в Латинской Америке,
вследствие активного вовлечения в международные процессы в Европе,
Азии и на Ближнем Востоке, приобрели в качестве соперника такую сильную
державу, как КНР, а, следовательно, Китай и для Бразилии может в скором
будущем превратиться из партнера в одного из конкурентов. По данным на
2013 г. Китай, являясь основным торговым партнером Бразилии, наращивает
экономическое сотрудничество и с другими странами, в частности, с
Венесуэлой и Аргентиной. Эти процессы укрепления связей региона с
экономически мощной КНР, выстраиваемые на ассиметричной внешней
торговле, рискуют помешать Бразилии закрепить свое лидерство.

Однако опасность чрезмерного присутствия в регионе КНР и США  Бразилия


может погасить, налаживая сотрудничество с другими странами мира, в
первую очередь, с членами БРИКС, уравновешивая тем самым доли
зарубежных партнеров во внешней торговле.

Наконец, третий и основной параметр, без которого нельзя оценивать


лидерский потенциал ни одного значимого актора - это политический и
социальный климат в стране. Многие ученые, специализирующиеся на
изучении Латинской Америки, предсказывают Бразилии непростой период. 

Спад темпов роста ВВП вплоть до стагнации в 2015 г., новая экономическая
программа, направленная на сокращение бюджетных расходов и больно
ударившая, прежде всего, по среднему классу, а также «нерациональное
расходование средств на мегапроекты, связанные с проведением
чемпионата мира по футболу 2014 г. и подготовкой к Олимпийским играм
2016 г.» привели к довольно нестабильной ситуации в стране.
Прокатившиеся в марте 2015 г. массовые демонстрации с требованиями
отставки президента подтверждают факт о неблагоприятной для
правительства обстановке. 

Вместе с тем, по заявлениям самой Д. Руссефф, «уличные протесты против


коррупции и призывы к импичменту президента - очередное напоминание о
том, что борьба за принципы демократии делает Бразилию сильнее, чем
когда бы то ни было». А сами призывы демонстрантов к импичменту, к тому
же преувеличенные газетой The New York Times, не имеют под собой никаких
юридических оснований. 

Таким образом, суммировав проанализированные факторы регионального


лидерства, можно утверждать, что Бразилия вполне способна удержать
планку первенства в Латинской Америке ввиду своего достаточно мощного
экономического, военно-технического и инновационного потенциала,
грамотного применения инструментов «мягкой силы» в отношении стран
региона, а также общей многовекторности внешней политики.

БИЛЕТ 17.
1. Степень субъектности государств в современной
международно-политической системе.
Это по ее лекции
Субекты МО

способны:

- познавать окружающую действительность

- действовать в своих собственных целях и интересах

- осмысливать свойственный и чужой практический опыт, меняя свою стратегию,

и фактически использующие эти свои способности хотя бы в одной сфере деятельности

Главные признаки любого субъекта (индивидуального и коллективного)

Наличие у него

- мотивов

- целеустремлённости

- воли

- и способности

Способность и желание действовать ради достижения стратегических отсроченных целей, в том


числе принося и в жертву цели более частные, близкие, непосредственные (подчас в ущерб
реальным, неилюзорным интересам субъекта)

Государства как главные субъекты международных отношений

- супердержавы

- великие державы (мировые державы, великие региональные державы)

- региональные державы, средние и малые региональные державы

Супердержава (мировой гегемон/ доминант/ лидер)

- эффективный экономический механизм, основанный на производстве инновационного типа

- способность доминировать и/или определять правила функционирования в мировой валютной


системе

- главенствующие позиции в мировой торговле и контроль большей части крупных ТНК

- силовые возможности глобального масштаба, лидерство в мощных военных союзах


добровольного типа и осуществление эффективной военной политики
Критерии великой державы

это государство,

- сохраняющее высокую (или абсолютную) степень самостоятельности в проведении


внутренней и внешней политики, не только обеспечивающей национальные интересы, но и
оказывающие существенное (в разной степени, вплоть до решающего) влияние на мировую
региональную политику и политику отдельных стран (мирорегулирующая деятельность)

- и обладающие всеми или значительной частью традиционных параметров великой державы


(территория, население, природные ресурсы, военный, экономический, интеллектуальный и
культурный, научно-технический, информационный потенциалы), а также историческим опытом,
традициями и культурой участия в мировой политике в качестве решающего и/или активного
игрока.

В ее лекциях больше ничего нет, не знаю, достаточно ли этого, поэтому


добавлю на всякий случай то, что смогла найти в инете.

Начиная с древности и заканчивая сегодняшним днем можно провести


четкую зависимость политической жизни общества от международно –
политических отношений. Сегодня порядок в мире напрямую зависит от
взаимоотношений между государствами, численность которых около 200,
каждое из которых находится на различных этапах развития как
исторического, так политического и экономического развития. В отношениях
между государствами действуют взаимосвязи, возникают проблемы и
противоречия, которые в совокупности и определяют особую сферу –
международно-политические отношения.
Международно-политическая система являются сложной, а также
многоуровневой. Ее элементы – национальные государства, а также союзы
государств, региональные и международные общественные организации и,
наконец, Организация Объединенных Наций. Итак, международная
политическая система вовсе не выступает в качестве застывшей, а наоборот,
является динамически развивающейся конструкцией.
Конечно, центральное место в международной политической системе
занимает государство, при этом государство представляет собой
институциализированное воплощение власти, которое устанавливает
определенные юридические нормы, что являются обязательными для всех
субъектов политических отношений. При этом все остальные субъекты
политики могут осуществлять свою деятельность только в правовом
пространстве, которое задается по установленным правилам.
Субъектность государства в международно-политической системе
отношений определяется через реальные регулятивные потенции, а также
через готовность к использованию данного потенциала в значимых целях на
социальном уровне. Таким образом, степень субъектности государства в
международно-политической системе определяет насколько данное
государство успешно, а также как оно может отреагировать на
общенациональные интересы и как может их реализовать в процессе
реализации своей политики. Итак, можно отметить, что степень субъектности
государств в международно-политической системе является довольно
важным элементом.
Так, существенная актуализация множества экономических,
политических, социальных и иных проблем современной России, не
позволяющих реально обеспечивать конституционно провозглашенные
права и свободы граждан, обусловлена не только объективными
процессами, происходящими сейчас в обществе и вызванными переходным
характером государственности, но и, в значительной степени, резким
понижением политической субъектности государства. Уменьшение роли
государства в обществе, объема и характера, выполняемых им функций и
ролей, ведет к тому, что автоматически возрастают роль и возможности иных
субъектов - политических и финансовых элит, партий, групп давления,
промышленных и финансовых компаний и т.д. Поэтому образовавшийся
после ухода государства вакуум немедленно занимает узкокорпоративная
субъектность со свойственными ей групповыми интересами и целями.
Низкий уровень субъектности современной России на сегодняшний
день выходит за рамки внутриполитической проблемы и, как следствие,
носит международный характер.
Российский опыт, таким образом, позволяет критически взглянуть на
одну из главных посылок либерализма - об опасности сильного государства.
Стало очевидно, что ничуть не меньшую опасность представляет и слабое
государство, поскольку неспособность оказывать сколь либо существенное
воздействие на политические процессы, в том числе обеспечивать
реализацию прав и свобод, способны привести к катастрофичным
последствиям не только для данного государства, но и для всего
международного сообщества.

2. Стратегия Европейского союза на постсоветском пространстве.