Вы находитесь на странице: 1из 294
See discussions, stats, and author profiles for this publication at: https://www.researchgate.net/publication/310491169

See discussions, stats, and author profiles for this publication at: https://www.researchgate.net/publication/310491169

Book · May 2016

CITATIONS

0

1 author:

15 PUBLICATIONS 0 CITATIONS SEE PROFILE
15 PUBLICATIONS
0 CITATIONS
SEE PROFILE

Some of the authors of this publication are also working on these related projects:

Posthumanism View project View project

All content following this page was uploaded by Nataliia Zahurska on 19 November 2016.

The user has requested enhancement of the downloaded file.

READS

172

3.0. Субверсия: постпостмодерная событийность человеческого существа

1

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ХАРЬКОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени В. Н. КАРАЗИНА

Н. В. Загурская

ПОСТЧЕЛОВЕК. VERSION N / POSTMAN. ВЕРСИЯ Н

Монография

Харьков – 2016

2

УДК 141.319.8

ББК 87.52

З-14

Н. В. Загурская. ПОСТЧЕЛОВЕК. VERSION N / POSTMAN. ВЕРСИЯ Н

Научный редактор:

Мамалуй А. А. доктор философских наук, профессор кафедры теоретичес- кой и практической философии Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина.

Рецензенты:

Гусаченко В. В. доктор философских наук, профессор кафедры теоретичес- кой и практической философии Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина; Перепелица О. Н. доктор философских наук, профессор кафедры теоре- тической и практической философии Харьковского национального универ- ситета имени В. Н. Каразина; Газнюк Л. М. доктор философских наук, профессор кафедры гуманитар- ных наук Харьковской государственной академии физической культуры; Воропай Т. С. доктор философских наук, профессор кафедры гумани- тарных дисциплин, юридической журналистики и языковой подготовки учебно-научного института права и массовых коммуникаций Харьковского национального университета внутренних дел.

Утверждено к печати решением Учёного совета Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина (протокол № 7 от 27 мая 2016 года)

З-14

Загурская Н. В. Постчеловек. Version N / Postman. Версия Н : монография / Н. В. Загурс- кая. – Х. : ХНУ имени В. Н. Каразина, 2016. – 292 с.

ISBN 978-966-285-336-0

Монография является исследованием положения человеческого существа в ситуации постмодерна и событийном контексте после постмодерна. Показа- но, что человеческое существо в такой ситуации предстаёт как постчеловек в его различных версиях. Постчеловеческое исследуется в монографии, исходя из гу- манитарного подхода, который распространяется не только на актуальные спо- собы мышления о человеческом существе, но и на новые техногенные реалии. Постчеловек представлен в монографии как плюральный и мультиплицирован- ный концептуальный персонаж. Для философов, преподавателей, аспирантов и студентов философских специальностей, а также всех, кто интересуется философскими науками.

ISBN 978-966-285-336-0

УДК 141.319.8

ББК 87.52

© Харьковский национальный университет имени В. Н. Каразина, 2016

© Загурская Н. В., 2016

© Загурская Н. В., макет обложки, 2016

0.0. Conversation. Диалог постфилософа и angry young posthuman

СОДЕРЖАНИЕ

0.0. Conversation. Диалог постфилософа

и angry young posthuman

1.0. Конверсия. Ab человек versus

постчеловек via сверхчеловек

3

4

9

1.1. Реверсия: смерть и ре-анимация (пост)человека

28

1.2. Уни(верс)алия. (Не)уместность постчеловека

48

1.3. Инверсия. Постсубъект как субъект-в-процессе

71

1.4. Диверсификация. (Не)возможный

постчеловек без свойств

87

2.0.

Аверсия. Ракурсы формы-постчеловек

99

2.1. Экстраверсия. Постчеловек-фрик

108

2.2. Интроверсия. Постшпион: п/о(с)ткрытость

124

3.0.

Субверсия: постпостмодерная

событийность человеческого существа

137

 

3.1. Vice versa. Постденди в кэмпе

155

3.2. Перверсия. Постсентиментальность

гадкого человека

183

3.3. Диверсия. Постинтеллектуал

208

3.4. Эверсия. Постглобалист

234

4.0.

Версификация. Постcкриптор

255

4

Н. В. Загурская. ПОСТЧЕЛОВЕК. VERSION N / POSTMAN. ВЕРСИЯ Н

0.0. CONVERSATION. ДИАЛОГ ПОСТФИЛОСОФА И ANGRY YOUNG POSTHUMAN

[14:52:11] <potswoman> привет! ты кто? меня вчера из-за тебя кикнуло [15:00:31] <posthuman> меняешь ник остаёшься на хабе. не меня- ешь блокирую тебе доступ навсегда [15:05:45] <potswoman> это ещё почему? [15:10:41] <posthuman> срок сутки [15:33:24] <potswoman> суровый слишком [15:37:34] <posthuman> та ладно, сиди уже со своим ником) [16:09:44] *** Юзер ушёл [posthuman – Оффлайн] *** [16:22:33] *** Юзер пришёл [posthuman – Dc] *** [16:52:04] <potswoman> да я и сама думала сменить [16:52:14] <potswoman> меня ты интересуешь, я книгу пишу о постчеловеке [19:48:01] <posthuman> а при чём тут потс? [20:54:39] <potswoman> pots – 1) анаграмма post; 2) горшки с не- чистотами и вообще чем придётся (на этих двух значениях играет Т. Пинчон); 3) евр. жарг. х во мн. ч. [22:58:45] <potswoman> почему о себе не отвечаешь? [22:58:55] <posthuman> спрашиваю [23:00:53] <potswoman> какой-то ты малоразговорчивый))) [23:03:03] <posthuman> такие постлюди [23:03:10] <posthuman> ценят своё время [23:03:35] <potswoman> да я, как бы, тоже не бездельничаю [23:07:30] <posthuman> это моё имя как композитора и диджея [23:09:18] <potswoman> да ты, наверное, от фонаря выбрал [23:09:26] <posthuman> нет [23:09:34] <posthuman> тут долгая история

[23:09:26] < posthuman > нет [23:09:34] < posthuman > тут долгая история

5

[23:10:27] <potswoman> не соблаговолите ли вы найти время

и её изложить, хотя бы вкратце?

[23:10:43] <posthuman> твоей книге это вряд ли поможет [23:10:57] <potswoman> я так не думаю [23:12:55] <posthuman> ничего хорошего в постчеловеке не будет [23:13:58] <potswoman> а что делать

[23:14:08] <posthuman> называя себя постчеловеком, я хочу ска- зать, что внедрение передовых технологий происходит уже сей- час, только не материальных, а психологических, а уж несут ли оно что-то хорошее сомневаюсь, скорее превращают людей

в клонов, следующих одной и той же мнимо важной цели [23:14:44] <posthuman> НЛП

[23:14:53] <posthuman> нас держат за стадо и общаются как со ста- дом [23:15:08] <posthuman> я всё сказал)) [23:15:45] <potswoman> но ведь можно постчеловеком назвать

и того, кто сам вышел за свои пределы и может трезво оце-

нить себя и других [23:16:11] <posthuman> нет, это не постчеловек [23:16:16] <posthuman> это сверхчеловек [23:16:28] <posthuman> не путай грешное с праведным [23:16:57] <potswoman> сверхчеловек это когда вверх вышел, а пост когда в любую сторону по вкусу

[23:17:05] <posthuman> есть теория телескопического эффекта, наблюдаемого в развитии человека [23:17:16] <potswoman> типа того [23:17:43] <posthuman> скоро можно будет наблюдать эволюцию

в рамках одного поколения, так утверждает эта теория, если это

так, то сама мысль о постчеловеке становится смешной [23:18:09] <posthuman> мы должны достаточно быстро проско- чить этот период [23:18:43] <potswoman> а потом что? эволюция каждую секун- ду? [23:18:59] <posthuman> нет, выход на нематериальный уровень [23:19:11] <posthuman> где понятие эволюции утратит суть и смысл [23:19:30] <posthuman> практически, это и будет «концом света» [23:19:37] <potswoman> а ты что, думаешь, человек без тела мо- жет существовать? [23:19:53] <posthuman> конечно

0.0. Conversation. Диалог постфилософа и angry young posthuman

< posthuman > конечно 0.0. Conversation. Диалог постфилософа и angry young posthuman
< posthuman > конечно 0.0. Conversation. Диалог постфилософа и angry young posthuman

6

Н. В. Загурская. ПОСТЧЕЛОВЕК. VERSION N / POSTMAN. ВЕРСИЯ Н

[23:20:06] <posthuman> тело без человека нет [23:20:10] <posthuman> а человек без тела да [23:21:38] <potswoman> без тела человек уже не человек, не сверх- или постчеловек, а что-то принципиально другое [23:21:47] <posthuman> согласен [23:22:43] <posthuman> экстрасенсами и практиками ВТП было установлено, что можно войти в контакт с ребёнком в утробе ма- тери или сразу после рождения и можно вести вполне «взрос- лый» диалог [23:23:16] <posthuman> это уже свидетельствует о том, что фор- мирование психики и характера это не только приобретаемое)) [23:23:57] <posthuman> так что стоит задуматься, над тем, что душа это не спутавшиеся нейроны)))) [23:24:11] <posthuman> и не мозг [23:25:46] <posthuman> единственный путь ускорить нашу эволю- цию до пиковой точки это энвайроментализм [23:25:50] <posthuman> хиппи [23:28:10] <potswoman> проклятые хиппи я б сказала [23:28:54] <posthuman> ну движение было несвоевременным, по- этому быстро перетекло в психоделическое, наркотическое дви- жение [23:29:16] <potswoman> я думаю, что душа она, конечно, нема- териальна, но без тела её вообще нет [23:32:27] <potswoman> а то, что ты говоришь и есть транс- гуманизм [23:32:32] <posthuman> тогда твоя книга мне неинтересна [23:32:47] <potswoman> а трансчеловек переходная стадия на пути к постчеловеку [23:33:12] <potswoman> как знаешь [23:33:28] <posthuman> это достаточно близоруко с твоей сторо- ны думать так [23:33:52] <potswoman> да, я ношу линзы [23:34:05] <posthuman> с таким подходом твоя книга не пред- ставит для продвинутой публики ничего нового, просто серию общеизвестных фактов, собранных докучи [23:34:14] <potswoman> интерес «продвинутой» публики мне самой не особенно интересен, скорее мысль думающей [23:35:26] <posthuman> ну, дело твоё [23:35:31] <potswoman> кстати, меняю ник на postplot – после сюжета, кривой, территории и одновременно уточнённые сюжет, кривая, траектория

территории и одновременно уточнённые сюжет , кривая , траектория
территории и одновременно уточнённые сюжет , кривая , траектория
территории и одновременно уточнённые сюжет , кривая , траектория

7

[23:36:29] <posthuman> люди, которые тебе интересны не изоб- ретают нового, они дают старому новые ярлыки. это не прогресс это хождение по кругу [23:38:26] <potswoman> бесцелен как раз прогресс, видали мы его результаты [23:38:45] <posthuman> ок [23:38:49] <posthuman> в чём смысл твоей жизни? [23:39:32] <potswoman> в самой жизни [23:39:52] <posthuman> тогда тебе не к чему стремиться. зачем тебе прогресс? [23:40:02] <posthuman> ты ведь живёшь [23:40:10] <posthuman> значит твоя миссия выполнена [23:40:27] <potswoman> я вообще против миссий [23:40:35] <posthuman> приятно было пообщаться, мне пора [23:40:42] <potswoman> бай [23:40:46] <posthuman> это пассивная жизнь [23:40:51] <posthuman> против миссий [23:41:55] <potswoman> плыть с потоком, не не делать ничего, делать ничто [23:42:24] <posthuman> восток это для тебя рановато, подруга [23:42:59] <potswoman> ха, а тебе сколько лет? [23:43:09] <posthuman> первый стереотип. ты считаешь, что доби- лась чего-то за эти годы? [23:43:51] <potswoman> как знать [23:43:56] <posthuman> ты считаешь, что возраст делает человека мудрым? [23:43:57] <posthuman> нет [23:44:04] <posthuman> возраст накапливает условные рефлексы [23:44:08] <posthuman> это не мудрость [23:44:10] <potswoman> пожалуй, «добилась» – не то слово [23:44:32] <posthuman> это опыт, причём основанный на собствен- ных жизненных ошибках, он не является инструкцией к примене- нию [23:45:01] <potswoman> ошибки есть травмы [23:45:25] <posthuman> травмы от собственной дурной головы [23:45:30] <posthuman> и только [23:50:32] <potswoman> злой ты какой-то [23:50:37] <posthuman> нет нет [23:50:39] <posthuman> я не злой [23:52:05] <posthuman> но что, по-твоему, ты привносишь пози- тивного в жизнь человека?

0.0. Conversation. Диалог постфилософа и angry young posthuman

в жизнь человека ? 0.0. Conversation. Диалог постфилософа и angry young posthuman
в жизнь человека ? 0.0. Conversation. Диалог постфилософа и angry young posthuman
в жизнь человека ? 0.0. Conversation. Диалог постфилософа и angry young posthuman

8

Н. В. Загурская. ПОСТЧЕЛОВЕК. VERSION N / POSTMAN. ВЕРСИЯ Н

[00:08:47] <potswoman> производство мысли меняет тебя само- го, это тяжёлая работа [00:08:51] <posthuman> а жизнь вообще нихера не лёгкая [00:09:53] <potswoman> если не напрягаешься, то и не живёшь [00:10:06] <posthuman> что ты как девочка-дюймовочка? [00:10:10] <potswoman> ясно, нет [00:20:06] <posthuman> я нигилист [00:21:04] <potswoman> по верхам скачешь? [00:21:25] <posthuman> не вижу нужды углубляться в то, что не принесёт мне духовного роста [00:21:49] <potswoman> а что принесёт? [00:21:49] <posthuman> удовольствия [00:21:54] <posthuman> музыка [00:22:03] <posthuman> больше чем вся твоя философия цена ко- торой 0 [00:22:08] <posthuman> болтология [00:22:13] <posthuman> для извращённых умов [00:22:18] <potswoman> да ты не нигилист, ты солипсист [00:22:25] <posthuman> набитых чушью, накопленной поколени- ями [00:22:35] <potswoman> кому-то нравятся звуки, а кому-то буквы [00:22:37] <posthuman> хоть псилоциб [00:22:48] <potswoman> а кому-то псилоцибы [00:22:48] <posthuman> буквы [00:23:33] <potswoman> я музыку тоже люблю [00:24:24] <posthuman> послушай мою музыку Амбиентный ремикс Крылатых качелей [00:36:53] <potswoman> засыпаю [00:37:16] <posthuman> сн

1.0. Конверсия. Ab человек versus постчеловек via сверхчеловек

9

1.0. КОНВЕРСИЯ. AB ЧЕЛОВЕК VERSUS ПОСТЧЕЛОВЕК VIA СВЕРХЧЕЛОВЕК

На данный момент о постчеловеке написано очень много, возможно, уже значительно больше, чем необходимо. Уже в 70-х гг. И. Хассан утверждал, что пересмотр формы человечес- кого существа непременно приведёт к появлению постгума- низма [Hassan, 1977, с. 212]. Однако зацикленность проблема- тики либо на чисто практических аспектах постчеловеческого, либо на аспектах технических, либо, что более чем странно, на гуманистических (что обуславливает возвращение от постче- ловеческого к человеческому) делают возможной и необходи- мой ещё одну, n-ную попытку осмысления. Кроме этого, по- добно тому, как постмодерн может быть рассмотрен в качест- ве варианта модерна, он также имеет множество разновидно- стей, n-ное количество версий постмодерна. В связи с этим адекватной исходной посылкой будет кон- версивность как, с одной стороны, стремление разоружить во- инствующих гуманистов, а с другой как свободный и пер- манентный переход от человеческого к постчеловеческому и обратно. Такой подход, несмотря на серьёзные опасения фи- лософских антропологов традиционной ориентации, не со- держит в себе угрозы существованию человечества. «Фаталь- ным является не возникновение постчеловека как такового, а прививка постчеловеческого (т. е. постгуманистического) к либерально-гуманистической концепции своего я”» [Хейлз, 2002, с. 371], – отмечает К. Хейлз, подчёркивая, что только в сочетании со специфически человеческими амбициями пост- гуманизм оборачивается антигуманизмом. К тому же теоре-

10

Н. В. Загурская. ПОСТЧЕЛОВЕК. VERSION N / POSTMAN. ВЕРСИЯ Н

тический антигуманизм Л. Альтюссера, М. Фуко, Ж. Деррида

и др. является как раз гуманизмом в этическом смысле, сдер-

живая эти амбиции. Образ-концепт постчеловека в каком-то смысле репрезен- тирует человека как такового, а точнее его способность к ин- тенсивному развитию. Скажем, Дж. Халберстам и И. Ливинг- стон утверждают: «Вы не человек, пока не станете постчело- веком. Вы никогда не были человеком» [Halberstam, Livingston, с. 8], имея в виду, что становление человека как автономного субъекта невозможно без предварительного испытания пре- делов человеческого. Как убедительно показывает М. Фуко, образ-концепт человека появился в нововременном контексте

и к настоящему моменту уже исчерпал себя. По мнению К. Хейлз, образ-концепт постчеловека являет- ся амальгамой, зонтичным термином, объединяющим разно- родные компоненты, и эта конструкция непрерывно достраи-

вается и перестраивается. Ситуация усложняется ещё и тем, что, скорее, стоит говорить не об отдельно взятом постчело- веке, а о постчеловечестве в том числе и как о разнородности человеческого существа. Постчеловек всегда является постче- ловеческой общностью, а его я превращается в мы. В таком случае его желания и волю идентифицировать и отделить от желаний и воль других затруднительно, а это вызывает необ- ходимость радикального пересмотра как гуманизма, так и ан- тигуманизма. «Природный» человек оказывается фиктивным,

и выясняется, что человеческое существо в принципе киберне-

тично вне зависимости от эпох и ситуаций с соответствующим им техне. Человек как свободный либеральный субъект лишь однажды ненадолго промелькнул лицом на прибрежном пес- ке, став одним из фрагментов амальгамы. Но постчеловек не преемник, не усовершенствованная модель человека или сверхчеловека, а человеческое и постчеловеческое существуют

в постоянно изменяющейся взаимной конфигурации, которая зависит от специфики контекста. Вопреки опасениям, как раз человек может использовать постчеловека как возможность избежать типичных ошибок человеческого. Именно затухание проблеска человеческого сподвигло Ф. Ницше на поиски повой формы человеческого существа.

1.0. Конверсия. Ab человек versus постчеловек via сверхчеловек

11

Его сверхчеловека можно считать возвышенным кульбитом человеческого и одновременно подходом к постчеловеческо- му. Это позволяет сделать ориентация на «бытийное сущее»

в сочетании с критикой не самой идеи Бога, но исчерпавших

себя интерпретаций этой идеи. М. Хайдеггер обосновывает идею о том, что место сверхчеловека не место Бога, а сверх- человек становится в ходе самопреодоления, «созревая» для сущего, всецело принадлежащего бытию. Трансгуманистическое движение прямолинейно доводит тему сверхчеловека до предела, ориентируясь на окончатель- ное преодоление человеческого, слишком человеческого. Об-

раз-концепт трансчеловека, понятого подобным образом, фор-

мируется в результате механического переноса образа-концеп- та сверхчеловека в ситуацию постмодерна. Подобные подходы

в большинстве случаев не учитывают критику ницшеанства. Кроме того, невозможно не согласиться и со С. Жиже- ком, который утверждает, что проект постчеловека (тождест- венный для него проекту трансчеловека) принципиально не может быть реализован в связи с невозможностью радикаль- ной десублимации, которая означала бы исчезновение чело- веческого существа [Жижек]. Он обращает внимание на то, что пока человеческое существо обладает телом, связанная с ним чувствительность не может быть устранена. Если даже андроиды могут обладать тонкой чувствительностью, то для человеческого существа она является существенным отличи- тельным признаком. Не стоит забывать и о том, что постче- ловек не только осваивает новые культурные пространства, но и творчески переосмысливает уже существующие культурные традиции, то, что Ж.-Ф. Лиотар называет первозабытым, ана- процессом. Итак, мы можем условно означить понятие пост- человек как образ-концепт, отражающий стремление челове- ческого существа к преодолению собственной ограниченности посредством балансирования на грани между многочислен- ными противоречиями. Многие из своих многочисленных качеств человек просто симулирует. Н. Бостром, ссылаясь на Ж. Бодрийяра, полагает что человек и сам по себе является персонажем компьютерной симуляции, так почему бы не попытаться улучшить качество

12

Н. В. Загурская. ПОСТЧЕЛОВЕК. VERSION N / POSTMAN. ВЕРСИЯ Н

этой симуляции? Самым слабым местом этой концепции яв- ляется подход к скуке. Это единственная негативная эмоция, функциональный аналог которой предполагается сохранить для того, чтобы каким-то образом обеспечить распознавание монотонной и творческой, игровой деятельности и отдать предпочтение последней. Согласно А. Бадью, избежать моно-

тонности обыденности возможно в верности событию истины как потенциальности. Но он признаёт, что актуализироваться, существовать значит быть симулированным, а постчеловек

в определённой мере является симулянтом.

Если обратиться к трактовке симулякра Ж. Делёза, в от- личие от таковой Ж. Бодрийяра, где присутствует критика его принципиальной неподлинности, можно ещё раз акцентиро- вать то, что гиперчеловек, несмотря на свои «силовые» харак- теристики, движим не столько волей к власти, сколько волей к творчеству, оживляющей симулякры. В таком случае, симу- лякр можно определить как копию, обладающую бóльшим творческим потенциалом, чем подлинник, или как означаю- щее, эмансипированное от означаемого и задающее, наряду с другими означающими, пространство постмодерной языко- вой игры. Такое обращение к пространству особенно отчётливо де- монстрирует стремление к событийности после постмодер- на. В связи с такими терминологическим хитросплетениями, нужно отметить, что здесь и далее под словом современность следует понимать аналог французского contemporain теку- щий, т. е. соответствующий актуальной ситуации, который

в каком-то смысле противостоит французскому же moderne

новый, то есть преодолевающий собственное время и возвы- шающийся над ним. Это различие представляется концепту- альным в свете обращения к пространственной метафорике, связанной с деконструкцией временной вертикали. То, что Ф. Ницше в конце жизненного и творческого пути стал подпи- сываться Распятым и Дионисом, можно понимать как акцен- ты на интенсивности временной вертикали и экстенсивности пространственной горизонтали. Также нужно отметить, что для обозначения различных граней постчеловеческого будет использоваться весь спектр

1.0. Конверсия. Ab человек versus постчеловек via сверхчеловек

13

флексивности возможных приставок, учитывая гибкость, складчатость конструкции современности. С. Зенкин обращает внимание на две основные причины широкого использования приставок: исчерпанность и поверхностность возможностей смыслообразования (суффиксов меньше даже количествен- но), но также и актуализацию префиксов, ранее часто даже не осознававшихся в качестве таковых как, к примеру, импресси- онизм и экспрессионизм. Последний пример свидетельствует также и о подспудной тенденции сопротивления Духу Тяжес- ти, буквально – (ре)прессингу. «“Выход из”, “выход за рам- ки”, “преодоление” – вот какова общая семантика префиксов сверх-”, “пост-”, “нео-”, “гипер-”, “мета-” и других подобных приставок» [Зенкин, 1995, с. 52]. Именно поэтому в дискурсе о постчеловеке особенно уместна спекулятивная этимология. В целом «если приставка поств слове постчеловеческоеуказывает на изменения, которые отчасти уже произошли, то слово человеческоеуказывает на сериальный характер этих изменений» [Хейлз, 1995, с. 366]. В целом можно сказать, что в приставке пост- в современной философии очевидно не при- сутствует оценочного компонента, речь идёт о разнообразии человеческого в ситуации после диссеминации антропологи- ческого метанарратива в n-ное количество нарративов. Репрессинг человеческого во многом обусловлен утоми- тельностью модерной серьёзности и постчеловеческим ме- ханизмом противостояния ей является юмор. «Всем тем, кто ещё хочет говорить о человеке, о его царстве и его освобожде- нии, всем тем, кто ещё ставит вопросы о том, что такое человек в своей сути, всем тем, кто хочет исходить из человека в своём поиске истины, и, наоборот, всем тем, кто сводит всякое по- знание к истинам самого человека, всем тем, кто не согласен на формализацию без антропологизации, на мифологизацию без демистификации, кто вообще не желает мыслить без мыс- ли о том, что мыслит именно человек, – всем этим несуразным и нелепым формам рефлексии можно противопоставить лишь философический смех, то есть, иначе говоря, безмолв- ный смех» [Фуко, 1977, с. 338]. Если человеческое рассеивается тогда, когда объединяется язык, то постчеловеческий юмор не может не быть безмолвным. Язык воссоединяется в обречён-

14

Н. В. Загурская. ПОСТЧЕЛОВЕК. VERSION N / POSTMAN. ВЕРСИЯ Н

ной на него литературе, в которой онтологическое безмолвие оборачивается языковой игрой. Современное переплетение литературного и философского привносит элементы языко- вой игры и в философствование. Поэтому необходимо преду- предить, что не стоит слишком серьёзно воспринимать в том числе и данной текст. Что касается его методологии, то используется метод Ж. Делёза в понимании А. Бадью. Это метод прямого мыш- ления без посредничеств, поскольку наглядность возводит посредничество в категорию и метод становится диалектичес- ким, т. е. притязает на владение зондом негативности, тогда как в данном случае адекватнее использовать двойное, раздво- енное утверждение избыточности. Можно сказать, что метод состоит не более, но и не менее «в записывании особой формы интуиции» [Бадью, 2004, с. 50]. Это, конечно же, не интуиция сама по себе, а интуиция об освобождённых означающих че- ловеческого существа. И это, по мнению А. Бадью, метод клас- сической философии, не принимающей во внимание кантов- ский критицизм. «Делёзовская интуиция это не взгляд души, но атлетический пробег мысли; это не атом ума, но открытое множество; это не одностороннее движение (свет, падающий на вещь), но сложное построение, которое Ж. Делёз очень час- то называет вечным воссоединением”» [Там же, с. 52]. В таком случае формируется особого рода категориальность на осно- ве мысли-как-случая, занятой допредикативными виртуаль- ностями, модальности утверждения маловероятного. В таком случае, скажем, М. Фуко в текстах Ж. Делёза оказывается кон- цептуальным персонажем Фуко-Делёз. Ориентация на такую стратегию приводит к появлению концептуальных персона- жей всех пишущих, к которым обращаются. Логической фигурой, адекватной описанному методу, может считаться аналогия как традуктивное умозаключе- ние. Ведь в данном случае речь идёт не о передаче сущности, а о языке как системе, la langue в принципе аналогичном с ки- бернетической точки зрения, в этом отношении совпадающей со взглядами Ф. де Соссюра, которые привели к деконструк- тивсткому пересмотру роли трансцендентального означаемо- го. Аналогия является фигурой, отражающей невозможность

1.0. Конверсия. Ab человек versus постчеловек via сверхчеловек

15

самообоснования языка, неопределённость посылок и взаи- мосвязей означающих. «Аналогия як фигура черпает силы из границ, через которые она перекатывается» [Хейлз, 2002, с. 132]. Одновременно она создаёт эти границы подобно тому, как номадическая сингулярность, которой в философско-антро- пологическом контексте соответствует постчеловек, черпает силы и одновременно создаёт сверхскладчатую поверхность. Таким же образом, как номадическая сингулярность обеспе- чивает дизъюнкцию серий, аналогия позволяет конвертиро- вать данные при прохождении через различные интерфейсы и модальности. Аналогия формирует конструктивистский контекст, в котором отношения превалируют над сущностью. Что касается актуальности данной работы, то она, сог- ласно методу Ж. Делёза, всегда связана с различанием и дифференциацией возможного в ходе реализации. Возгонка актуальности приводит к различанию различания, игре от- ражений возможного в реальном, а реального в возможном. «Актуализация потенциального или виртуального всегда создаёт расходящиеся линии, вне подобия соответствующие виртуальной множественности» [Делёз, 1998, с. 260]. Это ста- новление посредством различания в каждый момент создаёт бесприютный объект как закрытое множество, подвижную то- пологию внешнего, в которую развёртывается виртуальное во- лей не к творению, но к творчеству. Ведь Ж. Делёз настаивает, что «творить значит облегчать жизнь, разгружать её, изоб- ретать новые возможности жизни. Творец это законодатель жизни, танцор» [Делёз, 1997, с. 31]. Это во многом обусловлено тем, что концепт невозможно создать, его возможно только изобрести на пределе усилий вплоть до патоса. Но здесь об- наруживается также и терапевтический потенциал подобно- го метода, поскольку болезнь и здоровье представляют собой всего лишь точки зрения и в целом обеспечивают Великое Здоровье. Постчеловек в таком случае динамичная и стерео- скопичная антропоформа, которая соединяет в себе волевой порыв как креативный потенциал и способность к самопрео- долению и самовосстановлению. В философско-антропологическом контексте это означает, что образ-концепт постчеловека отражает стремление челове-

16

Н. В. Загурская. ПОСТЧЕЛОВЕК. VERSION N / POSTMAN. ВЕРСИЯ Н

ка к преодолению собственной ограниченности посредством бытийствования на грани возможного, между уже упомяну- тыми многочисленными противоречиями. В связи с этим

постчеловек как концептуальный персонаж и проявляет себя

в различных образах, а вопрос о возможности единого обра-

за постчеловека остаётся открытым. В ситуации постмодерна

используются самые различные возможности человеческого, обуславливая Вечное Возвращение Нетождественного. «Воз-

вращение есть не что иное < как бытие становления, единое

многого, необходимость случайного. Посему важно избежать смешения Вечного Возвращения и возвращения Того Же Само- го. В таком смешении исказилась бы форма преобразования ценностей и перемена в основном отношении. Ибо Тожесть не предсуществует многообразию (разве что как категория ниги- лизма). Возвращается не То Же Самое, поскольку возвращение является изначальной формой Тожести, которая только зовёт- ся разнообразием, многообразием, становлением. То Же Самое

не возвращается, единственно возвращение тождественно ста- новлению» [Там же, с. 51–52]. Таким образом, определённый консерватизм Ф. Ницше смягчается креативной установкой,

в связи с чем и становится возможным многообразие. Вкупе

с ориентацией на становление оно и даёт нам динамичную картину постсовременной культуры. Поэтому того концепту- ального персонажа, который возникает после смерти челове- ка, адекватнее всего и было бы назвать, скорее, постчеловеком, чем сверхчеловеком. Что касается конверсии имманентной человеческому агрессивности, то она сглаживается тактильностью постин- формационности. «Цивилизация стерильна культура крово- жадна. Последняя сопротивляется информационному опус- тошению естественных условий жизненного пространства. Если информация безучастна к человеку, то постинформа- ционный способ обмена волнующими человека событиями участлив, тактилен, органичен» [Савчук, 2001, с. 19]. Таким об- разом, стерильность жизни под наркозом преодолевается за счёт новых возможностей насыщенных переживаний, и воля к творчеству усиливается за счёт воли к жизни. Естественно, насыщенность переживаний невозможна без определённой

>,

1.0. Конверсия. Ab человек versus постчеловек via сверхчеловек

17

доли болезненности, травматичности новых инициационных ритуалов, в том числе и в компьютерной реальности архаичес- кого. Они заключаются в обращении к болевым точкам тел, «точкам жизни, тактильной реакции на потоки, пронизыва- ющие человека, мысли телом» [Там же, с. 67]. Наиболее адек- ватным образом, по мнению В. Савчука, это происходит с по- мощью конверсива внутреннего тела в современном искусстве. Это конверсив заключается в том, что человеческое существо не захвачено чувствами, но экспериментирует с ними. «Среди тел нет причин и следствий. Скорее, все тела сами суть причины причины по отношению друг к другу и друг для друга. В масштабе космического настоящего такое един- ство называется Судьбой» [Делёз, 1995, с. 23]. Таким образом, обращение к телу актуализирует фигуру Судьбы, пускай и от- сроченной патосом. Судьба как сгиб субъективности вершится конечными силами Трудом, Языком и собственно Жизнью. Их переплетение порождает целый спектр философско-ант- ропологических нюансов, как-то литературный труд, либиди- нальная экономика, эротика текста и многие другие проектив- ные аспекты. Однако все упомянутые и потенциально подраз- умевающиеся философско-антропологические конструкции отражают такие характеристики человеческого существа, как открытость и недостаточность, эксцентричность и несводи- мость, уникальность и невыразимость. Эти характеристики в своей неопределённости не вписы- ваются в проект как практику отрицания отрицания, поло- жительности воображаемого. Но именно проект составляет основу новоевропейской человечности. И он принципиально провален, поскольку построен на воображаемом и излишне амбициозен. И хотя здесь не идёт речь о полном отвержении реального, человек как форма в таком случае оказывается продуктом своего продукта, испытывающим экзистенциаль- ную тошноту по отношению к самому себе. Таким образом человек создаёт новое, воображаемое реальное, с которым не в состоянии совладать, поскольку оно принципиально сопро- тивляется установлению какого-либо символического поряд- ка. Нехватка травмирующего реального в современном мире порождает другую крайность отмеченную С. Жижеком и др.

18

Н. В. Загурская. ПОСТЧЕЛОВЕК. VERSION N / POSTMAN. ВЕРСИЯ Н

«страсть к реальному», причём реальному подчёркнуто трав- мирующему, реальному террористов и каттеров, в свою оче- редь не оставляющему возможности для установления симво- лического порядка. Так заканчивается история человека как формы, преры- вается его нить судьбы. Если животные естественным образом следуют этой нити, то человек вынужден постоянно нащупы- вать её, пробиваясь сквозь потоки воображаемого и конструк- ции символического. Не случайно реальное считается наибо- лее проблематичным регистром, описанным Ж. Лаканом. Это регистр ускользающий, недосягаемый и недоступный. Исходя из этого, вопрос о том, «из нужного материала сделан человек или нет, является ли он, как говорят китайцы, She-un-ta, “чело- веком крупным”, или Sha-ho-yen, “человеком мелким”» [Лакан, 2006, с. 13], относится к разряду неразрешимых человек всегда крупен и мелок одновременно. Блеск его открытости парадок- сально сочетается с нищетой его же недостаточности и, более того, именно на ней и базируется. Новоевропейская проективность акцентирована исклю- чительно на человеческом блеске, апполонической лучезар- ности. Но поскольку невозможно постоянно смотреть на солнце и не ослепнуть, взгляд человеческого существа туск- неет, ему естественным образом хочется зажмуриться, т. е. погрузиться в таинство дионисийской мистерии. Вопреки из- вестному мнению Ф. Фукуямы, история человека как формы заканчивается не потому, что эта форма застывает, воплощая завершённость проекта, а потому, что проективность вообра- жаемого, базирующаяся на принципе удовольствия, вынуж- дена периодически искать подкрепления в принципе реаль- ности. Так обнаруживается принципиальная мерцательность человеческого существа и то, что нить его судьбы при ближай- шем рассмотрении оказывается не сплошной, а пунктирной. Это означает также, что, если человек одновременно является также и постчеловеком, то он не только превосходит себя в собственном проекте, но и имеет возможность превзойти и сам проект и ещё пребывая в состоянии возбуждения пред- видеть, что произойдёт после того, как закончится оргия. Ста- новление человека как автономного и либерального субъекта

1.0. Конверсия. Ab человек versus постчеловек via сверхчеловек

19

модерна невозможно без предварительного испытания пре- делов человеческого. Особенно остро это описано Ж. Батаем: судьба человече- ского существа после смерти человека объявляется проклятой долей. Предельная трансгрессия, сопровождающаяся непро- изводительной и бесцельной тратой, приводит к апатии ли- бертена. Замешанный на рационалистических основаниях ли- бертинаж предполагал позитивность этой апатии как свободы от страстей и условия политической экономии. Ж. Батай, на- против, выступает апологетом экономии поэтической и того, что человек является человеком настолько, насколько велика его способность к бесцельной трате, а также установлению не символического, но сокровенного порядка. Оригинальное на- звание соответствующей работы – «La part maudite» – может быть переведено как «Проклятая доля» или как «Проклятая часть». Второй вариант перевода, использованный для загла- вия русскоязычного издания, вызывает ассоциации с поня- тием судьбы; (у)части, выпадающей на нашу долю, по боль- шей части проклинаемой. Это всегда консумация как, с одной стороны, потребление, а, с другой, изнурение и истребление:

«проклятие тяготеет над жизнью людей постольку, посколь- ку они не в силах остановить головокружительное движение» [Батай, 2006, с. 131]. В этом движении объект неотличим от субъекта в экстремальном состоянии, «в точке его кипения». Всякие попытки ослабить это кипение приводят к противо- положному результату, утверждает Ж. Батай, пародируя ге- гелевскую теорию становления самосознания на основе по- следовательного отрицания. «В принципе, человеческое пове- дение это отказ. Человек восстал, противясь уносящему его потоку, но тем самым он сделал его ещё более стремительным, ещё более головокружительным» [Там же]. Восстаёт против потока и сверхчеловек Ф. Ницше, суве- рен же играет со смертью насмехаясь над ней, не склоняется перед принципом реальности, даже если элементы реальнос- ти являются не более чем средством абсолютного господства. Оставшаяся от господина после дифференциации суверена часть является сверхчеловеком как воплощённой волей к влас- ти. Если суверен непрерывно умирает, то сверхчеловек только

20

Н. В. Загурская. ПОСТЧЕЛОВЕК. VERSION N / POSTMAN. ВЕРСИЯ Н

живёт, а значит суверен является в большей степени постчело- веком, чем сверхчеловек. Тем не менее Ж. Батай также недостаточно последовате- лен, и его суверен, одержимый «славным делом бесполезного потребления» менее трансгрессивен по сравнению с гадким

и бесславным человеком М. Фуко, пунктир судьбы которого

подобен водяным знакам, поскольку такой человек принци- пиально неспособен к накоплению и, соответственно, к трате. Образ-концепт гадкого человека является философско-антро- пологической квинтэссенцией фукианской теории, в соот-

ветствии с которой «конечное человеческое бытие, на основе которого мы и существуем, мыслим и познаём, вдруг оказы- вается перед нами как существование, одновременно и реаль- ное, и невозможное, как мысль, которую мы не можем помыс- лить, как объект нашего знания, который, однако, постоянно ускользает от него» [Фуко, 1977, с. 394].

М. Фуко точнее всего отразил не только предельную и про- вальную проективность конечных сил, но также извод и одно- временно обоснование этой проективности: после краха ново- европейского проекта место Жизни, Труда и Языка занимают чистые экстенсивности Смерть, Желание и Закон. «В той об- ласти, где представление остаётся как бы приостановленным где-то на своём рубеже, открытым на замкнутость конечного человеческого бытия, прорисовываются три образа, посред- ством которых жизнь с её функциями и её нормами находит своё обоснование в безмолвном повторе Смерти, конфликты

и правила в обнажённой открытости Желания, а значения и

системы в языке, который является одновременно Законом» [Там же, с. 393]. Если проект это бегство и бросок, отказ и осуществление одновременно и практически, тогда чистые экстенсивности, которые в силу своей протяжённости претен- дуют на божественную бесконечность, являются немыслимым

и ускользающим реальным, реальным реальным. Именно де-

конструктивное мерцание Жизни и Смерти, Труда и Желания, Языка и Закона прочерчивают пунктиры судьбы человеческо- го существа после смерти человека. Эта судьба обнаруживает- ся на пересечении линий смерти без наслаждения, желания без объекта и языка без означаемого.

1.0. Конверсия. Ab человек versus постчеловек via сверхчеловек

21

Внешние и внутренние аспекты области возможного зна- ния о человеке обнаруживаются в этнологии, урбанистике, психогеографии и пр., а также психоанализе, психосинтезе, шизоанализе и пр. Их преимущество заключается в том, что они не стремятся раскрыть секрет человеческого существа, но отслеживают маршрут его судьбы: «они устремляются к тому, что, находясь вне человека, дозволяет позитивное познание того, что даётся или не даётся его осознанию» [Там же, с. 396]. Психоанализ также обнаруживает не только само условие знания о человеке, но и возможность продолжать существова- ние после смерти человека как формы, судьбы после потери её нити. Из множества древнегреческих образов-концептов, воплощающих фигуру Судьбы, З. Фрейд выбирает Ананке, божество необходимости и неизбежности, мать мойр, вра- щающую мировую ось. Он смягчает её суровость соотнося с любовью к ближнему и ограничением страданий. Ананке об- разует бинарную оппозицию с Эросом, иллюстрирующую со- отношение принципа реальности с принципом удовольствия. «Судьба его [Эдипа Н. З.] захватывает нас потому, что она могла бы стать нашей судьбой, потому что оракул снабдил нас до нашего рождения таким же проклятием, как и Эди- па» [Фрейд, 1991, с. 170] и тем самым уже задал соотношение принципа удовольствия и принципа реальности. И чем более возносится Эдип, постигая сокровенные тайны сфинкса, тем более глубоко он будет низвергнут. Возможность деконструкции бинарной пары обнаружи- вается в поздних работах З. Фрейда, скажем, «По ту сторону принципа удовольствия», где вводится принцип нирваны, ос- нованный на влечении к смерти. Этот принцип является не только принципом энтропии, но и стремлением к «нулевому уровню» возбуждения, стремлением избежать травм реальнос- ти и войти в состоянии «после оргии» ещё до самой оргии. Подобным образом ситуация постмодерна возникает не столько от истощения от попыток реализации модерных про- ектов, сколько от осознания невозможности этой реализации, того, что как модерн, так и постмодерн не только в отечествен- ной, но и в западной версии всегда сливаются в пост(недо) модерне. «После миросотрясающего коитуса с Разумом

22

Н. В. Загурская. ПОСТЧЕЛОВЕК. VERSION N / POSTMAN. ВЕРСИЯ Н

История вступила в фазу постконсуматорной депрессии, вы- званной Ниспадением вертикали Метасмысла» [Мамалуй, 1996б, с. 162]. Это очевидно деструктивный фаллический ко- итус инцестуального характера, учитывая, что апологизация Разума является естественным следствием развёртывания гре- ко-европейской истории. В его процессе старый мир сотрясся и обратился в руины, а новый так и не был построен. Попытка воплощения фаллического воображаемого неизбежно при- водит к интенсификации травматизма столкновения с реаль- ным, негативные аспекты которого усугубляются состоянием истощения. Оргиастичность гуманизма не лишена постче- ловеческой отстранённости и расщепленности, а в ситуации, когда, пользуясь метафорой А. Мамалуя, история отдыхает после коитуса с разумом, как нельзя более уместной становит- ся прививка гуманизма, обеспечивающая либеральный имму- нитет против прямого антигуманизма. В таком случае, постчеловек всегда в какой-то мере являет- ся недочеловеком. Не случайно супермен, как правило, имеет те или иные брутальные черты летучей мыши, паука и др. В та- ком случае постчеловек может быть более точно обозначен как постнедочеловек, по аналогии с преложенным А. Мама- луем обозначением текущей ситуации как пост(недо)модерн, когда всё уже произошло, но так и не свершилось, а значит это «всё» происходит снова и снова несмотря на очевидность не- возможности свершения в виде со-вращения смыслов [Мама- луй, 1996в]. Эта «принципиальная незавершённость или даже незавершимость» в равной мере присуща и постнедочеловеку, который снова и снова преодолевает собственные пределы в стремлении к совершенству, но снова и снова возвращается к самому себе, хотя и обогащённому новым опытом. Модерное эдипальное воображаемое основанное на прин- ципе удовольствия в ситуации постмодерна сталкивается не столько с принципом реальности, сколько с принципом нир- ваны, учитывая, что постмодерн это в том числе и место встре- чи Запада с Востоком. Это во многом обуславливает и спе- цифику постмодерного эпистемологического разрыва, в ходе которого рефлектируется множество смертей. После этих смертей, «концов без концов» [Мамалуй, 1996а] в частности,

1.0. Конверсия. Ab человек versus постчеловек via сверхчеловек

23

смерти человека как формы, растительные иерархические ме- тафоры человеческого, такие как мировое древо или корень, сменяются горизонтальной метафорой ризомы, демонстри- рующие смену приоритетов: горизонтальные, пространствен- ные модели предпочтительнее вертикальных временных. Постмодерная апроприация восточной ментальности

и телесности не означает смены мирового древа западного об-

разца на буддистское дерево. Фрагментированное и расщеп- лённое Я шизо, скорее, отражают метафоры травы или клуб- ней как сгустков потоков дао. В гносеологическом отношении это означает переход от сакрализации истины к метафизике

информации, а в контексте властного диспозитива свобода от желаний приводит к абсолютному господству и бездействию, тогда как запуск машины желаний к абсолютному рабству

и бесцельной растрате [Демидов]. Многие исследователи оце-

нивают эту ситуацию как профанационную: человеческое существо после смерти человека как формы становится абсо-

лютным рабом, лишённым способности к рефлексии, памяти и проектированию и, главное, к диалогу. Постчеловеческий мир это стихийный мир без Другого. Однако когда Ж. Де-

лёз исследует мир современного Робинзона с его неструкту- рированным Другим перцептивным полем, в котором «рас- прямлённые» и ставшие предметами вещи норовят ударить

в спину, он обращает внимание на то, что спасение находит

только такой Робинзон, ставший первертом. «Извращенец из- вращён не конституционно, а исходя из авантюры, наверня- ка прошедшей сквозь невроз и коснувшейся психоза» [Делёз, 1999, с. 302], – мысль Ж. Делёза о том, что переверзия элемен- тирует невроз в Великое Здоровье, развивается в словенском психоанализе, в контексте которого эта смертельная авантюра представляет собой поиск фантазматического закона, устанав- ливающегося по ту сторону принципа реальности и, соответ- ственно набрасывающего покрывало на фигуру Судьбы. Фигура Судьбы частично затемняется в связи с антиэди-

пальностью детерриториализации. Апофеозом постмодерна

в таком случае становится комбинаторика освобождённых,

плавающих означающих, образующая зыбкое поле вообра- жаемого. В середине ХХ века было осуществлено целый ряд

24

Н. В. Загурская. ПОСТЧЕЛОВЕК. VERSION N / POSTMAN. ВЕРСИЯ Н

попыток поколебать власть символического, набросив на него вуаль воображаемого. Покрывало майи становилось хип- пистской психоделикой, ситуационистскими лозунгами и др. Творить любовь, а не войну возможно только в воображении:

половой акт невозможен без агрессии. Однако в ситуации пос- ле миросотрясающей оргии запас либидозной агрессии исто- щается, не оставляя возможности для завершения проекта и окончательного формирования человека. Ситуационисты предложили другую стратегию реализа- ции комбинаций свободных означающих когда под лозунгом «вся власть воображаемому» выдвинули проект психогеогра- фии. В силу принципиальной незавершимости любого рода проекта этот проект в различных формах всё ещё продолжает осуществляться. Но его извод уже артикулирован в доводя- щем до передела ситуационистские концепции панкизме – «нет будущего», лозунге, отражающем прежде всего отсут- ствие будущего человека как формы. Страх перед пугающим ничто, тьмой в конце тоннеля заставляет погрузиться в бездну отвратительного, деструктуризирующую модерную субъек- тивность и порождающую многочисленные треш-культурные феномены формирующие пост(недо)модерное пространство, особенно показательное в отечественной культуре, учитывая слабость или даже отсутствие в ней модерной проективности. Но наиболее последовательным в этом отношении стал Ж. Делёз, завершивший свою судьбу радикальным актом от- вержения как проблематичности реального, так и разного рода законов и порядков символического, сокровенного или фантазматического: он стал на подоконник и шагнул навстре- чу своей воображаемой судьбе. Это однозначно свидетельству- ет о том, что Ж. Делёз не был постчеловеком, как бы ни стара- лись представить его в этом качестве поклонники-постмодер- нисты. Складчатая поверхность необарокко, покрывающая шизофреническую бездну оказалась прорванной сверхчелове- ческим усилием. Ж. Делёз, оставаясь ницшеанцем, поставил кризисно-акмеатическую точку максимального напряжения модерна, своего рода сверхмодерна. Особенность постчеловеческой судьбы обуславливает то, что «победить маньяка можно только став им маньяком»

1.0. Конверсия. Ab человек versus постчеловек via сверхчеловек

25

[Мальцева, 2000, с. 117]. Судьба маниакально преследует того, кто отказывается следовать ей. Эта проблематика в словенском психоанализе полагается классически эдипальной. Не случай- но даже после деконструкции принципов реальности и удо- вольствия в принципе нирваны и поста фигуры Судьбы мы воз- вращаемся к пост(недо)истории Эдипа прочитывая её теперь как пример обретения смысла существования в необхомости судьбы, даже случайной и несчастной: «субъект возлагает на себя неизбывную вину и, поступая таким образом, “интерна- лизуетсвою случайную судьбу и придаёт ей смысл» [Зупанчич, 2006, с. 82]. Так Эдип оказывается изгоем означающего, посколь- ку он, в отличие от мнения Хора, предпочёл бы быть, напротив, быть живым и слепым и прославляет не «нехватку бытия», а «бытие в изгнании». Он является одним из первых трагедийных персонажей, которые в отличие от героя предпочли бы сми- риться с фигурой Судьбы, чем конструировать её. Изощрённость линии судьбы вызывается погоней за на- слаждением, но и само «наслаждение (enjoyment, joissance) в конце концов ничто, кроме определённого чисто формально-

го искривления пространства удовольствия/неудовольствия, искривления, которое даёт нам опыт удовольствия в самом не- удовольствии» [Zizec, 1992, с. 65]. И такая искривлённая линия, очерчивающая фигуру Судьбы, проецируется во взаимообус- ловленности человеческого и постчеловеческого, модерного

и постмодерного. Если в аристократической культуре линия Судьбы в конце концов вычерчивается генеалогически стремлением сохранить чистоту крови, то «“кровьюбуржуазии стал её секс» [Фуко, 1996б, с. 229]. Но затем, в новом противостоянии, на сей раз уже пролетариату, буржуазия была вынуждена сменить дис- позицию: «линия эта уже не та, что устанавливает сексуаль- ность, но, напротив та, что ставит преграду; именно запрет или, по крайней мере, способ, которым он осуществляется, и та строгость, с которой он налагается, и будут теперь произво-

дить различие» [Там же, с. 234]. Это обуславливает становление

и развитие пуританской жизненной стратегии и именно это,

во многом, и приводит к доминанте Духа (Тяжести). Другой

стороной этой перегруженности является лёгкость фюге от

26

Н. В. Загурская. ПОСТЧЕЛОВЕК. VERSION N / POSTMAN. ВЕРСИЯ Н

Судьбы. В «Скорости убегания» М. Дери замечает: «любопыт- но, что, несмотря на свой редукционизм, трансцендентальный постгуманизм страдает от картезианского смешения разума

и духа» [Дери, 2008,