Вы находитесь на странице: 1из 208

ЛЕН ИНГРАДСКИ Й ОРДЕНА ЛЕНИНА ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ имени А. А. Ж Д АН О ВА

Н. Н. А М О С О В А

ОСНОВЫ АНГЛИЙСКОЙ
ФРАЗЕОЛОГИИ

ВОЛОГОДСКАЯ
ОБЛАСТНАЯ
БИБЛИОТЕКА

ИЗДАТЕЛЬСТВО
Л ЕНИ НГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
19 6 3
Печатается по постановлению
Редакционно-издательского совета
Ленинградского университета

Книга представляет собой сокращенную редак­


цию докторской диссертации автора. В ней изла­
гается обобщающая теория английской фразеоло­
гии, построенная на новых, впервые вводимых авто­
ром принципах трактовки языкового материала. В
книге применен контекстологический метод анализа
словесных сочетаний, обеспечивающий объективную
классификацию фразеологических единиц и отграни­
чение их от свободных сочетаний, а также разрабо­
таны основные понятия фразеологии как особой
отрасли языкознания. Все это делает работу серьез­
ным вкладом в теорию языка.
Книга предназначена для филологов-германи-
стов, а также для всех лингвистов, занимающихся
лексикологией и фразеологией на материале других
языков.

Н. Н. Амосова

Основы английской фразеологии


Редактор Л. А. Карпова

Техн. редактор Е. Г. Ж укова Корректор В. К. Измаилович

Сдано в набор И IV 1963 г. Подписано к печати 20 VII 1963 г.


Уч.-изд. л. 14,29. Печ. л. 13. Бум. л. 6,5.
Е Формат бум. 60Х90'/ю -
Тираж 4725 экз.I. Заказ 442.
Типография ЛОЛГУ. Ленинград, Университетская наб., 7/9.
ВВЕДЕНИЕ

В нашем отечественном языкознании за последние 20— 25 лет


появилось много р а б о т различных м а сш т а б о в — диссертаций,
статей, разделов в книгах по лексикологии, посвящ енных п р о ­
блематике фразеологии различных языков, в том числе и анг­
лийского.
Первые советские р аботы по английской фразеологии носили
преимущественно описательный ха р а к т ер .1 Если ж е в них з а т р а ­
гивалась п роблема сущ ности описы ваемы х явлений, то в п реде­
лах небольш ой статьи п оверхностно решались такие сл ож н ы е
вопросы, как пути становления, 'синонимия, стилевое с в о е о б р а ­
зие, структурные типы ф разеол огизм ов и т. п.г
В аж ным стимулом для сам остоятел ьной р азра ботки проблем
английской фразеологии в сов етском языкознании п ослуж ило
поярление ичпрртнму рябпт акад. В. "В. В йн оградова по фразео-'
логии р усск ого языка.3 Д о недавнего времени ни одно и ссл ед о ­
вание или популярное описание английского ф р азеол огического
фонда не вы ходило из русла его фразеологической концепции.
Н екоторы е из авторов видели с в о ю задачу в том, чтобы п р о ­
сто-напросто механически применить идеи акад. В. В. В и н огра ­
дова к английскому материалу, используя эти идеи как б е з у с ­
ловные истины, не н уж даю щ и еся ни в проверке, ни в дальней-

1 См., например: М. А. Со л о н и н о. Английская лексикология. М., Учпед­


гиз, 1934, стр. 155— 15в: А. К о о п 1 п. Еп^ПйЬ Тех1со1оду. Мозсо\у, 54а1е Тех1-
Воок РиЫ. Ноизе, 1940, рр. 121— 134.
2 См., например: Н. С к о р о д у м о в а. Идиомы английскойразговорной
ечи. Иностранные языки в школе, 1939, № 5— 6; А. Я. Р о ж а н е к и й . Идио-
!Ы и их перевод. Иностранные языки в школе, 1948, № 3.
3 См.: В. В. В и н о г р а д о в . Основные понятия русской фразеологии.
/■РУДЫ юбил. научной сессии ЛГУ. Л., 1946; Е г о ж е . Об основных типах
Фразеологических единиц в русском языке. Сб. «А. А. Ш ахматов». М., Изд.
СССР, 1947; Е г о ж е . Русский язык. М., Учпедгиз, 1947, стр. 21 и сл.

?
шем развитии.4 В других р а б от а х упоминалось о необходимости
учитывать специфику языка при изучении фразеологических
явлений, но конкретного применения эти общ и е соо б ра ж ен и я не
находили.5
Теоретической базой некоторых диссертаций по английской
фразеологии явился простой пересказ концепции акад.;чВ. В. Ви-
ноградова»6 В других отдельные ее детали известным образом
тран сф орм и ровал и сь или более развернуто конкретизировались,
а некоторые частные ее пункты подвергались критике.7 Тем не
менее, в целом все эти исследования не шли принципиально ины­
ми путями и не искали их.
К ак известно, фразеол огическая теория акад. В. В. Виногра-.
I дова .исходит из сл едую щ и х отправных идей:
1) Фразеологическими единицами являются «устойчивые»
словесные комплексы, п ротивопоставляемы е «с в о б о д н ы м » син­
таксическим словосочетаниям как готовы е языковы е о б р а з о в а ­
ния, не создаваем ы е, а лишь воспроизводи м ы е в процессе речи.
2) Конституирующ им св ой ств ом фразеологической единицы
сл уж и т семантическая спаянность или н еразл ож им ость сост а в­
л яющ их ее слов, вы ступаю щ ая либо как сквозная см ы словая их
взаимосвязанность, л и бо как одн осторон н яя зави си м ость одного
компонента от другого.
3) В л ю б о м из этих случаев р езультатом или ф ормой прояв­
ления внутренней семантической спаянности фразеологических
единиц сл уж и т определенное лексическое (а не грамматическое)
значение целой единицы или ее компонента.
4) Семантическая спаянность компонентов п редполагает ста­
бильность и х 'л ёк си ч еск ого состав а, а в ряде случаев и их мор­
ф ологического оформления и синтаксической организации.
5) Семантическая их спаянность имеет три степени, опреде­
ляющ ие три типа фразеологических единиц: а) сращения или

4 См., например: Е. М. X а с к и н а. Классификация фразеологических еди­


ниц в русско-английском фразеологическом словаре. Иностранные языки в шко­
ле, 195), № 2; Е. Ф. В о р н о, М. А. К а щ е е в а , Е. С. М а л и ш е в с к а я.
И. А. П о т а п о в а . Лексикология английского языка, под ред. Н. Н. Амосс;
вой. Л., Учпедгиз, 1955, стр. 123 и сл.; К. Т. Б а р а н ц е в . Курс лексикологи
сучасно1 англ1Йсько1 мови. КиГв, изд. «Радяньска школа», 1955, стр. 193 и сл-
и др.
5 См.: И. Р. Г а л ь п е р и н и Е. Б. Ч е р к а с с к а я . Лексикология анг­
лийского языка. М., Изд. «Ин-яз», 1956, стр. 170, и др.
6 См., например: Т. А. Б а р а б а ш. Образные глагольные фразеологиче
ские единства в современном английском языке и пути их перевода на русский
язык. Канд. дисс. М., 1953; В. Л. Д а ш е в с к а я . Фразеологические сочета
ния типа «переходный глагол + существительное» в современном английском
языке. Канд. дисс. М., 1955, и др.
7 См., например: П. П. К а л и н и н . Фразеологические единицы с субстан­
тивным структурным стержнем в современном английском языке. Канд. дисс.
тт. I— М. М., 1954, стр. 78; М. Н. Н и к и ф о р о в а. Субстантивные фразеологи
ческие единицы в современном английском языке. Канд. дисс. М., 1956, стр. 18—7
46; Б. Т. Л а з а р е в а. Фразеологические сращения в современном английском
языке. Канд. дисс. М., 1955, стр. 18, и др.

4
идиомы.— демотивированн ы е единицы, вы ступаю щ ие как, экви­
валенты сл ова; б) е д и н с т в а — мотивированны е единицы, О б н а ­
руживающ ие с п о со б н о с т ь либо к подмене отдельных компонен­
тов, либо к раздвиж ению п о ср едством подменного «упаковоЧт
ного» материала, либо к перемещ ению компонентов и в ы с т у п а ю ­
щие как «потенциальные эквиваленты» сл ов а; в) фразеологиче-
ские^сочета^ния, в которы х один компонент семантически зависит
от др угого и п отом у получает в связи с этим последним н есво­
бодное, фразеологически связанное значение, причём оно п р оя в ­
ляется в нем лишь в связи с определенным, ограниченным т р а д и ­
цией кругом слов; ввиду того, что кажды й их компонент имеет
раздельное значение, такие сочетания эквивалентами слов не
являются.
Концепция акад. В. В. В ин оградова — э т о о с о б а я ступень в
развитии теории «н ер азл ож и м ы х сочетаний», бол ее вы сокая по
сравнению с тем, что бы ло сделано в р у сс к ом языкознании до
него. О сновное ее значение заклю чается в том, что бл агодар я ей
фразеологические единицы получили более обосн ов ан н ое оп р е­
деление, именно как лексические комплексы с о с о б ы м семантиче­
ским св оеобр азием . Х отя и до акад. В. В. В ин оградова в со в е т ­
ском языкознании контуры фразеологии намечались в аналогич­
ном плане,8 именно в его р а б о т а х трактовка фразеологической
проблематики была переведена из описательного плана в т е о р е ­
тический. В. В. В ин оградов убедительно показал н епр ав ом ер ­
ность недифференцированного синтаксического подхода к п р о ­
блеме «н е р а з л ож и м ост и » словосочетаний, характер ного для
А. А. Ш а х м а тов а ,9 и поставил зада чу лингвистического анализа
«слитных речений», о которы х в т р у д ах ряда русских лингви­
стов лишь упоминалось вскол ьзь.10
Фразеологическая теори я акад. В. В. В иноградова п редста в­
ляет соб ой развитие или, лучше сказать, тра н сф ор м а ц и ю ученья
ДГ Б а л л » о б устойчивы х речениях. Ш. Балли предложил деле-
ние''фразеологических единиц на два основны х типа: « ф р а з е о ­
логические единства», и .«ф ра зеол огич еск ие р я д ы » (или «прйвТгч-
ные сочетания») й один промеж уточный тип-— «глагольны е с о ­
четания» (т. е. перифразы глаголов типа ёесЫ ег — ргепс!ге ипе
^ёс1510п).И «Е д и н ств а » Ш. Балли со о т в е т с т в у ю т «ср а щ ен и я м » и

8 См.,'например: И. В у л ь ф и у с. К вопросу о классификации идиомов.


Русский язык в школе, 1929, № 6; С. И. А б а к у м о в . Устойчивые сочетания
слов. Русский язык в школе, 1936, № 1; Е. С. Й с т р и н а . Современный рус­
ский литературный язык, программы-задания для заочных пед. институтов,
вып. 24. М., НКП РСФСР, 1933, стр. 12— 16, и др.
9 См.: А. А. Ш а х м а т о в . Синтаксис русского языка. М., Учпедгиз, 1941,
стр. 274— 279, 418 сл.; ср. В. В. В и н о г р а д о в. О б основных типах. ., стр. 341.
10 См., например: Ф. Ф. Ф о р т у н а т о в . Избранные труды, т. I. М., Уч­
педгиз, 1956. стр. 173— 174; В. К. П о р ж е з и н с к и й. Введение в языковеде­
ние, изд. 2. М., 1910, стр. 160.
11 См.: С1т. В а 1 1 у. ТгаИё йе з^уН з^ие !гап$а15е 2 ей., уо). ). Не!Йе)Ьеге,
<921, рр. 14, 70— 84.
«еди н ствам » В. В. Виноградова без разделения по степени мо­
тивированности. Принцип ж е выделения «ф разеологических ря­
д о в » у Ш. Балли диаметрально п ротивополож ен т о м у принципу,
на основании которого В. В. Виноградов отделяет группу « ф р а ­
зеологических сочетаний». У Ш. Балли фиксированный ком п о­
нент « р я д а » семантически не зависим от соч етаем ы х с ним
слов, к а ж дое из которых, соединяясь с этим фиксированным эле­
ментом, усваивает о св бое, но о бщ ее для них всех значение (н а ­
пример, в ряду сНа1еиг зиНосап1е, ассаЫап!е, 1гор1са1е, 1огпс1е,
зёпё^аПёппе л ю б о е из прилагательных при обретает п росто уси­
лительное значение, хотя буквально они означаю т 'удуш аю щ ая,
тягостная, тропическая, жгучая, сенегальская ж а р а ’ ).
Таким об р а з о м , переменные компоненты «ф разеологи ческого
р я д а » («привы чного сочетания») со с т а в л я ю т группу кон тексту­
ально обусл овл енн ы х синонимов; кром е того, Ш. Балли п о д в о ­
дит под понятие «привычного сочетания» такж е и случаи стили-
стичеекого распределения синонимов (типа: ^гауеш еп ! ша1айе
'тя ж ел о б ол ь н ой ’ , ^ п ё у е т е п ! Ыеззё 'сер ьезно раненый’ ) и « с т е ­
реотипные группы » (типа: т И т е т е п ! Не 'тесн о связанны й’ , сНа-
ше1га1етеп1 о р р оз ё 'диаметральн о п роти в опол ож н ы й ’ и т. п.).
Во «ф разеологи ческих сочетан иях» В. В. В иноградова, н а о б о ­
рот, один фиксированный элемент имеет о д н о и то ж е ф р а зеол о­
гически связанное значение, проявляю щ ееся при его контакте с
ограниченным рядом слов (типа: страх, у ж а с, зависть берет
и т. п.). Стилистический аспект в трактовке данной проблемы,
характерный для теории Ш. Балли, у акад. В. В. Виноградова
оказы вается преодоленным, а лингвистический анализ и си ст ем а ­
тизация материала — бол ее детализированными.
Тем не менее, р аботы акад. В. _В. В иноградова по фразевло-
гии им еют ряд особенн остей, которы е сл едовал о бы учитывать,
приступая к са м остоятел ь н ом у исследованию язы к ового мате­
риала.
Первая особ ен н ость — это их эскизный характер. Нельзя не
согласиться с А. В. Кумачевой, что они в о о б щ е написаны скорее
в плане постановки вопроса, а не его решения.12 Опорны е п оло­
жения в этих р абот а х являются просты м и постулатами. Таковы,
например, утверждения о связи мотивированности и вы води­
мости значений фразеологических единиц, о синтаксической их
организации, о различиях в общ ем значении «сра щ ен и й » и
«еди нств», и мн. др. П о э т о м у безуслов н о неправы те авторы,
которы е п росто воспр оизводят эти положения в качестве аксиом
В торая их особ ен н ость — отсутствие,... классификации, по
строенной на едином принципе. Д в е первые "группы — « с р а щ е ­
ния» й « е д и н с т в а » — отделяю тся д р уг от друга по признаку ст е­
пени мотивированности фразеологической единицы; тр етья

12 См.: А. В. К у м а ч е в а. Фразеологические сочетания как часть слова


ного состава (на материале русского и английского языков). Иностранные язЫ
ки в школе, 1953, № 6, стр. 12.

6
группа — «ф разеологи ческие сочетания» — по признаку огра н и­
ч ен н ой сочетаем ости данного слова в данном (в иных случаях
в о о б щ е единственном) своем значении. П ервые два типа х а р а к ­
теризуются ст а бил ьностью состав а компонентов, третий — о г р а ­
ниченной соч е т а ем ост ь ю од н ого из компонентов. Х ар ак тер с е ­
мантической спаянности компонентов ф разеологических единиц
не служ ит классификационной осн овой этой трехчленной схемы,
ибо семантическая спаянность единиц д ву х первых групп оп р е­
деляется степенью их мотивированности, а третьей группы —
алогизмом ограничения сочетаем ости членов, причем о м отиви­
ровке этой сочетаем ости в оп р ос д а ж е не ставится. Таким о б р а ­
зом, приводимый В. В. Виноградовы м перечень типов фразеело-
гических единиц фактически не является их сущ ностной кл асси ­
фикацией. П о э т о м у попытки ее усоверш енствования оста ю тся
неубедительными.13
Третья о соб ен н ост ь статей акад. В. В. В иноградова — это
опущение ряда в оп р о сов общ ей теории фразеологии. Н екоторы е
из них не затронуты а втором п отом у, что для русского языка
они не им еют первостепенного значения. Такова, скаж ем, п р о­
блема внутренней р аздельнооформленности фразеологических
единиц и отличие ф р а зо обр а зова н и я от словослож ения. Иные
вопросы, например о составе членов, о различных типах с т р о е ­
ния фразеологических единиц, остал ись за пределами внимания
исследователя, по-видимому, в связи с тем, что исходным пунк­
том его рассуж дений на темы фразеологии послуж ила его поле­
мика с А. А. Ш ах м а тов ы м , естественно ограничившая р а с с м а т ­
риваемый материал синтаксическими словосочетаниями непре­
дикативной структуры. Однако оперирование понятием уст ой ч и ­
вости сл овесн ого комплекса в виде аксиомы, не треб ую щ ей ни
определения, ни уточнения, ■характерное для р а б о т акад.
В. В. В иноградова, нельзя объясн ить спецификой р у сс к о г о м а те­
риала. Без разрешения п роблемы устойчивости, без уяснения
самой сущ ности устойчивости словесны х сочетаний, границы
фразеологии и понятия фразеологической связи слов ост а ю т ся
неопределенными.14 П о э т о м у всякий другой исследователь, д а ж е
полностью принимающий теори ю В. В. В иноградова, неизбежно
долж ен был бы заняться этими кардинальными вопросам и, чего
не сделал пока почти никто из лингвистов, р а б о т а ю щ и х в о б ­
ласти фразеологии.
Четвертая особ ен н ость р а б о т акад. В. В. В иноградова — это
недостаточно объективная методика исследования языковых
явленийГТак, например, в а ж н е е 'д л я системы идей автора поня­
тие мотивированности ф разеологических единиц не опирается в

13 См.: А. В. К у н и н . Некоторые вопросы английвкой фразеологии. Анг­


ло-русский фразеол. словарь (А РФ С ). М., Изд. иностр. и нац. словарей, 1955.
14 О типах связей слов акад. В. В. Виноградов писал подробнее в статье
«Основные типы лексических значений слова » (ВЯ, 1953, № 5). Об этой статье
см. гл. 11, § 1.
его изложении на какие-либо конкретные, объекти вн о уст а н а в­
ливаемые признаки. К ритерий" с т епени ... мотивированности не
определяются, и из трактовки приводимых языковых ил л ю стр а ­
ций эти критерии вывести не удается. Так, автор утверж дает,
что «если есть хотя бы глухой намек на мотивировку общ его
значения, т о о сращении говорить у ж е т р у д н о » .15 Однако сам он
квалифицирует как «сра щ ен и я» те сочетания, которы е сод ер ж ат
грамматические архаизмы (типа «н и ч тож е сум н яш еся», «и вся
н е д о л г а » ) ,16 хотя «гл ухой намек» на мотивировку (и д а ж е п росто
на прямой смысл речения) в них, несомненно, имеется, он п р о­
свечивает сквозь изолированную ф ор м у компонентов. Так, с т е ­
пень мотивированности, как дифференциальный признак « с р а ­
щ ений» и «еди нств», перебивается чисто структурным при­
знаком.
Д емотивация фразеологизма фактически приравнивается в
р а ссу ж д ен и я х 'В . В. В ин оградова к невы водимости его о б щ ег о
значения из значений его компонентов.
Если под вы вод и м ость ю подра зум ева ется в оз м ож н ос т ь пони­
мания значения фразеологизма на осн ове осмысления его м от и ­
вировки, то такая «в ы в о д и м о ст ь » в больш инстве случаев есть
чистейшая иллюзия^ Если не знать значения ф р азеологизмов
«вы носить сор из и з бы » или «стреляный вор о бей », которые, по
В. В. Виноградову, являются «еди нствам и», т.о, в усл овиях их
изоляции от речи, мы мож ем, отталкиваясь от од н ого и т о г о ж е
м отивирую щ его обр аза, с одинаковы м основанием р а с ш и ф р о ­
вать первый из них как 'наводить п ор я д ок ’ или 'облегчить душ у
тяж елым признанием’ , или 'отдел аться от чего-либо лишнего,
н енуж н ого’ и т. п., а второй — как 'запуганны й’ или, м о ж е т быть,
'м н ого претерпевший человек’ . И х расшифровка, соот в етств ен ­
но, как 'разгл аш ать внутренние др язги’ и 'опытный человек',
вовсе не является единственно возм ож ной . Если в усл овиях речи
или определенной речевой ситуации м ож н о понять см ы сл неиз­
вестного ранее идиоматического сочетания, т о действующ ей си ­
лой тут является не столько п розрачность его мотивировки,
сколько внешние указания, идущие от контекста или ситуации.
Если ж е вы води мость значения целого из значений его частей
п одразум евает объ я сн и м ость сам ой связи м еж д у опорны м о б р а ­
зом и см ы сл ом сочетания, то оста ется соверш енно неясным, чем
определяется п орог демотивации: непониманием мотивировки
речения с о стор оны говорящ их или н еобъ ясн и м ость ю ее д а ж е с
п о м о щ ь ю исторических и этимологических разысканий. П ервое
усл овие зависит от личных в озм ож ностей субъекта — от степени
сл ож н ости его ассоциативного восприятия, о т его о б щ е о б р а з о в а ­
тельной или специальной подготовки и д а ж е п р о сто от меры его
внимания к языку. П о э т о м у в т ор ое условие представляется б о -

•5 В. В. В и н о г р а д о в . Об основных ти п а х.., стр. 353.


16 Там же, стр. 346.
пее объективным. Н о этимологическое объяснение язы к ового
явления в больш инстве случаев нейтрально по отнош ению к его
актуальной сущ ности. В о всяком случае, оно не м ож ет считаться
его конституирующ им св ойств ом и не имеет прям ого влияния на
его функционирование в речи.
Для т ого чтобы степень мотивированности фразеологической
единицы могла быть полож ена в о сн ову типологического д е л е ­
ния фразеологизмов, бы л о бы важно, во-первых, доказать, что
о н а действительно является сам ы м сущ ественным их признаком,
а во-вторых, вы р аб ота ть строгие и точные объективные критерии
ее определения. Никто из последователей теории В. В. В и н огр а ­
дова не счел нужным этим заняться. П о э т о м у во многих р а б о ­
тах включение ф р азеологизма в ту или иную из д вух первых
рубрик схемы сплошь и рядом кажется случайным и п роизволь­
ным. Д а ж е у са м ого В. В. В иноградова некоторы е примеры
«единств» не о б н а р у ж и в а ю т ни «в ы в о д и м о ст и » значений, ни м о ­
тивированности (ср.: «намылить гол ову», «кл асть зубы на п ол ­
ку» и д р . ) . 17
Наконец, пятая о соб ен н о ст ь р а б о т акад. В. В. В ин оградова
по фразеологии — это их ориентация именно и только на р у с ­
ский языковой материал. ТТатользовать их положения в качестве
обобщ а ю щ е й теории фразеологии м ож н о бы ло бы только п осл е
тщательной проверки их на материале др угого языка. Н о и эт о го
мало. Н е о б х о д и м о при этом иметь в виду, что п ри лож им ость
теории, предлож енной для одн ого языка, к материалу д р у г о г о
языка иногда м ож ет дока зы ва ть не ее плодотворн ость, а ее не-
конкретность. Однако это п ростое с о об р а ж ен и е оставляется
большинством англистов без внимания.
Единственная р абота по английской фразеологии, п ост р оен ­
ная на соверш енно иных и оригинальных принципах и им еющ ая
обобщ а ю щ и й характер, — это глава VI в книге А. И. Смирниц-
кого по английской лексикологии.18 Н есм отр я на лаконизм этой
главы, в ней сод ер ж и т ся много интересных, хотя нередко и с п о р ­
ных положений. -■ —... .
В .о снову.своей теории А. И. С м ирн иц кий ж л адет с оп ост а в л е­
ние фразеологической единицы и слова, выясняя черты сх одства
и разли ч ия м еж ду ними по линии содерж ания, функции и с т р у к ­
туры. О бщ и м для них_свойством, по мысли автора, является то,
что и фразеологизм, и сл ов о являются готовой единицей языка;
кардинальное различие м е ж д у ними л еж и т _в__характере о ф о р м ­
ления: цельнооф ормленности слова и р аздельнооформленности
ф р азеол огизма.19 Н у ж н о ^только пожалеть, что интереснейшая
идея эт ого ученого относительно цельнооф ормленности как ре­
левантного признака слова, х о р о ш о проиллюстрированная им на

17 См.: В. В. В и н о г р а д о в . Русский язык, стр. 24— 25.


18 А. И. С м и р н и ц к и й. Лексикология английского языка. М., Изд. лит.
на иностр. яз., серия «Библиотека филолога», 1956.
19 См.: А. И. С м и р н и ц к и й. Лексикология английского языка, стр. 208.

9
'материале р у сс к о г о языка, менее р азра ботан а им применитель­
но к английскому языку.20
Больш ой заслугой А. И. С мирницкого явилось то, что он п о­
ставил в оп р о с о структурных типах ф разеологических единиц,
о различиях в состав е их компонентов, о разнообрази и их функ­
циональных типов. В структурн ом отношении он делит ф р а зео­
логизмы на «одн оверш ин ны е» и «двухверш ин н ы е» (или «м н о г о ­
верш ин ны е»), т. е. состоящ и е л и бо из соединения сл уж ебн ого
сл ов а с одним знаменательным, л и бо из соединения д ву х или
б о л е е знаменательных слов. Тем самы м признаются в о з м о ж н ы ­
ми очень больш ие различия в синтаксическом строении ф р а зео­
логических единиц. П о функциональному признаку А. И. Смир-
ницкий различает «ф разеологи ческие единицы», т. е. стилисти­
чески нейтральные и потерявшие (или никогда не имевшие)
.метафоричность «у стойч ив ы е» сочетания (типа: 1о д е ! ир 'в с т а ­
вать е п остели’ , 1о Га11 т 1оуе 'в л ю б и т ь с я ’ ), и «с о б с т в е н н о идио­
мы», т. е. экспрессивны е ср едств а языка, основанные на мета­
форе. О т тех и других А. И. Смирницкий отделяет «тр ади ци он ­
ные сл овосочетан ия», не о б л а д а ю щ и е идиоматичностью и не
входящ ие п оэт ом у в фразеологический материал языка.
Однако и тут осн овн ое св о й ств о фразеологической едини­
цы — устойчивость — о ст а л о сь не раскрытым, и не были п роана­
л изир ованы объективные признаки отличия устойчивости от
п ро стой п овторяем ости сочетания, так ж е как не была показана
и сущ ность идиоматичности.
К ак м о ж н о видеть, советскими лингвистами проведена б ол ь ­
шая р а бот а в обл асти исследования английского фразеологиче­
ск о го фонда. Н е имея возм ож н ости детально р азобр ать и пере­
сказать все су щ е ст вую щ и е р а б от ы на ин тересую щ ую нас тему,
м ы были вынуж дены осн овн ое внимание соср едоточ и ть на тех их
чертах, которы е д о сих пор не п озвол яю т считать теоретические
о сн о в ы английской фразеологии разработанным и д о конца.
Именно эти черты — н едора ботан ность ряда важнейших фунда­
ментальных понятий фразеологии, отсутствие развернутых о б о б ­
щ а ю щ и х трудов в этой области, спорный или непоследователь­
ный характер многих положений и т. п. — м огу т оправдать пред­
принимаемую здесь попытку обсуж д ен и я ц елесообр азн ы х прин­
ципов ф р азеол огического исследования.
Однако, критически подходя ко всем у сделанному в этой о б ­
ласти нашими отечественными языковедами, мы ни в коей мере
не хотим сказать, что этими последними не бы ло д о б ы т о ника­
ких ценных результатов. Н а о б о р о т , н еобходи м о всячески п од ­
черкнуть, что во многих их р а б о т а х содер ж ится бол ь ш ое коли­
ч ество интересных, важ ных, иногда очень тонких наблюдений и

м См.: А. И. С м и р н и ц к и й . К вопросу о слове (проблема отдельности


слова). Сб. «Вопросы теории и истории языка». М., Изд. АН СССР, 1952,
стр. 197 сл.; ср. Е г о ж е . Лексикология английского языка, §§ 26— 36.


вы водов, которы е не м огут не учитываться в к а ж дом новом и с­
следовании в данной области.
Н у ж но иметь в виду, что как бы ни были еще не до р абота н ы
наши понятия и методы в обл а сти фразеологии, в английском и
а м е р и к а н с к о м языкознании в о о б щ е такая лингвистическая д и с ­
циплина полн остью отсутствует. Н ет п о эт о м у и сл ов есн ого о б о ­
значения такой или хотя бы п одобной ей отрасли науки о языке.
П о н я т и е о фразеологической единице, или идиоме, или речении,
такж е остается' соверш енно расплывчатым. Э то ясно видно д а ж е
по материалу английских и американских словарей так назы вае­
мых «и д и ом » или «в ы ра ж ен и й » (рЬ газез). П о д «в ы р а ж ен и ем »
понимаются и фразеологические словосочетания, и пословицы,
и случаи обр азн о й антономасии (типа: ап Аро11о, а Во5ЛУе11),_и
одиночные слова с закрепленным фигуральным значением (типа:
сПНоез, ЬаскПзЬ), и д а ж е п росто слова с интересной внутренней
формой или историей (типа: Ьап]о, 1ас1у, 1ог<1 и т. п.). В иных
словарях приводятся д а ж е рифмованные прибаутки, от вкл ю ч е­
ния которы х бол ьш ая часть словарей воздерж и вается (напри­
мер, у Хезлита: К а т , г а т , § о а ^ а у , апё с о т е а § а т апоШег ёау,
и д р .). Ясно, что специфика и границы ф р азеол огического фонда
языка английскими лексикологами и лексикографами т р а к т у ю т ­
ся чрезвычайно широко.
Научная р азр а бо т к а п робл ем идиоматики в английском и
американском языкознании сводится фактически лишь к к р ат­
ким вводным замечаниям, вы сказы ваем ы м в предисловии к не­
которым словарям «в ы р а ж ен и й » или практическим п особи ям по
языку. Поиски общ ей ф ормулы «и диом атич н ости» как речевой
аномалии, н аруш аю щ ей либо законы грамматики, либо законы
логики (Л. П. С м и т ),21 или как употребления «об ы ч н ы х слов и
с л ов оф ор м в необычном см ы сл е» (У. Д ж . Б о л л ) 22 за сл он я ю т с о ­
б ой в этих кратких очерках сущ ественны е различия в конкрет­
ной специфике грам м атического и лексического уровней язвжа.
Смешение этих уровней привело к объединению разноплановых
явлений, к оторое не м огло составить содерж ан ие какой-то о с о ­
бой, единой обл а сти языкознания. В идиоматику вклю чаю тся
как н еподдаю щ ееся точн о м у м оделированию употребление г р а м ­
матических средств языка, так и более или менее регулярно п о ­
вторяю щ иеся речевые отклонения от грамматической нормы.
Н етрудно видеть, что, п оскольку логическая осн ова языковых
ф ор м и конструкций лишь в редчайших случаях м о ж ет быть
определена с доста точн ой наглядностью, в о о б щ е весь или почти
весь грамматический строй языка в его регулярных и нерегу-’

21 См.: Ь. Р. 5 ш 1 1: Ь. \Уогйз апй 1сНотз, сЬ. V. ЬогкЗоп, Соп51аЫе & Со,


1925, рр. 181 ГГ. (русский перевод этой главы издан отдельной книгой иод назва­
нием «Фразеология английского языка». М., Учпедгиз, 1959).
22 См.: \У. .1. В а П . С о1 ^ш а1 1с1ют. ЬопсЗоп— 1Че\у Уогк— Тогоп{о, Ьоп§-
Шапз, Огееп & Со, 1958, р. 1.
лярных проявлениях долж ен был бы бы ть признан идиоматич­
ным по са м о м у св оем у сущ еству.
Если принять п од о б н у ю концепцию идиоматики, предметом-
лингвистической дисциплины, ее изучающей, дол ж н о стать ф о р ­
мальное и функциональное св оеобр ази е конкретного языка в
целом. Гран иц ы этой дисциплины останутся открытыми для
грамматических фактов, для случаев стабилизации словесных
сочетаний, для явлений переосмысления и переоформления
слоеГ,~для капризов стилистической валентности слов, оп реде­
ляемой причудливым языковым обы чаем. П редм ет исследования
потеряет единство признаков и четкость контуров, в о б р а в в себя
объек ты стилистики, грамматики и лексикологии.
Ясно п роступает связь этой концепции с теорией изоляции
Г. Пауля. Н о если для П ауля изоляция есть явление, п р ос л еж и ­
ваемое в своих психологических основаниях и общ езначимы х
результатах, то, например, Л. П. Смита интересуют только ее
результаты.23 * ,,—
Л ю бо п ы т н о, однако, что в основном'’ Л. П. Смит уделяет вни­
мание только лексическим «и д и о м а м », т. е. идиоматическим с о ­
четаниям слов эксп ресси вн ого характера. Он дает в своем т р у д е
описание некоторых структурн ы х их особенн остей (замеченных,
м еж ду прочим, еще в X V I I в. Д ж . Рэем в его фразеологическом
с л о в а р е 24). Однако сем антическое с в оеоб р а з и е этих сочетаний*
структурно-семантическая типология, соотнош ение их со с л о ­
вом и с о « с в о б о д н ы м » словосочетанием — в с е 'э т и вопросы , наи­
бол ее сущ ественные для теории фразеологии, остал ись вне п ре­
дел ов внимания автора. Роль «лексических и ди ом » в языке
Л. П. Смит сводит к роли доба воч н ы х выразительных средств
языка. Примечательно, что в хвалебной рецензии на книгу
Л. П. Смита американский филолог Р. Литтелл счел нужным
возразить только против слишком высокой, по его мнению, оцен­
ки «лексических идиом», которы е не о б о г а щ а ю т , а з а с о р я ю т
речь, лишая ее индивидуального св оеобр ази я .25
Группировка «лексических идиом», представленная в книге
Л. П. Смита, не является их классификацией и не претендует на
это. Их группы вы деляются на основании самы х различных
признаков. И ногда это признак какой-либо структурной о с о б е н ­
ности (аллитерации, рифмовки, тавтол огического повтора, кон ­
тра стн ого сочетания и т. п .), в других группах — это признак
характера содерж ан ия сочетаний (пословицы, привычные с р а в ­
нения); в о сн о в у многих групп полож ен признак источника п р о ­
исхож дения идиом (морские, солдатские, охотничьи выражения.

23 Ср. теорию формул О. Есперсена: О. Е с п е р с е н . Философия грамма­


тики, русск. пер. М., Изд. иностр. лит., 1958, стр. 23.
24 А Напй-Ьоок оГ РгоуегЬз, С о т р п з т ^ ап ЕпИге КериЪНсаИоп о ! Кау’з
СоИесИоп оГ Еп^НзЬ РгоуегЬз. Ьопйоп, ВоЬп’з А п ^ и а п а п ГЛЬгагу, 1855.
25 См.: К. Ь И I е 1 1. \Уогс15 апй Ы ю т з Ьу Ь. Р. ЗтНЬ. «КечуКериЬПс»,
уо1. 44, N0 568, Ос1, 1925, р. 236.

12
експиризмы, библеизмы и т. п.). В некоторых случаях идиомы
объединяются по признаку тип ового значения ка кого-л ибо к о м ­
понента (например, выражения, в которы х говорится о дом а ш -
них животных, о змеях, насекомы х и т. п.). Есть группы, основой
которых служ ит понятийная сфера мотивировки идиом (идиомы,
содерж ащ и е метафорическое переосмы сление обозначения явл е­
ний природы или от р а ж а ю щ и е стары е суеверия, обр яды и т. п.).
О бщ а я концепция идиоматики, с о д ер ж а щ а я ся в очерке
Л. П. Смита, находит более полное выраж ение в ряде р а б о т анг­
лийских и американских авторов.
Так, например, во вводной статье к св о ем у учебно-справоч-
н о м у -о ц с о б ц ю по идиоматике английской разговорной речи
у . СДж. Б о лл) отмечает семь типов языковы х явлений, в х о д я щих
в понятие’ идиоматики, к о т о р у ю он определяет как « уп отреОде-
ние "обычных слов в необычном с м ы с л е ».26 Эти типы следующ ие:
а) Ш и рокоприн ятое грамматическое употребление слов. Н а ­
пример, когда нужно спросить об имени, говорится: «\УЪо 15 Н?»,
когда откликаются на стук в дверь, говорится: «АУЬо’ з Шеге?».
Сюда ж е относит Болл и ф ор м ы глагола в конструкциях типа
«1Гз Игле \ге ш еп! Ьош е», «ШЬеп уои с о т е 1о-тогго\у Г11 рау уои
Ьаск Ше т о п е у I оше уои », ибо ш е г й — ф орма п рош едш его вр е ­
мени, с о т е — настоящ его, но о б а глагола в этих случаях « о т н о ­
сятся к б у д у щ е м у времени».27 Н есоответстви е м еж ду приведен­
ным выше определением идиомы и этими случаями заключается
в том, что в определении речь идет о б употреблении слов, а при­
меры показы ваю т с в ое об р а з и е сл ов оф ор м . Н о к приводимому
далее примеру «Нас! уои с о т е еагНег, уои \уоиМ Ьауе зееп Ьег»
формула Болла приложима еще менее, ибо речь здесь м о ж е т ид­
ти не о б о с о б о м значении ка кого-то слова или сл ов оф ор м ы , но
о б о с о б о м грамм атическом содерж ан ии конструкции. О бщ и е для
всех этих примеров черты — их регулярный характер, подмени-
мость их конкретного л ексического наполнения и в связи с этим
возм о ж н ост ь их подведения под определенное грамматическое
правило — д ел аю т неоправданным причисление их к идиомати
ческим явлениям языка. В противном случае, л ю бы е ом оф орм ы
могут быть расценены как «и ди ом ы », причем какое из их значе­
ний следует признавать «неидиоматическим», останется неиз­
вестным, ибо к а ж д ое из них отделяется от др угих на основании
определенных условий употребления данной сл овоф ор м ы . В
результате указы ваемый Б оллом первый тип явлений, входящ их,
по его мнению, в понятие идиоматики, делает это понятие р а в­
ным понятию грамматической специфики языка. Странно, что
Болл мирится с этим, когда одной страницей выше он сам кри­
тикует определение идиомы к а к « ф о р м ы выражения, св ойств ен ­
ной определенному язы к у» на том основании, что нельзя быть

26 XV. Л. В а I 1. Со11с^ша1 1сНот, р. 1.


27 Там же, стр. 2.
13
уверенным в том, что идиома, к о т о р у ю мы считаем типично анг­
лийской, не м о ж е т быть найдена в других языках.28
б)_О ткл он ен и я от строгих грамматических правил. Н ап ри ­
мер: « Н ’ з т е ( Ы т , Ш е т ) ; «ОН !о Ьей по\у, Мчеге’ з §оос! сЫ1с1геп»;
1!’ з адез з т с е \уе т е ! » ; «Ве!\уееп уои апс! I ( п о ! т е ! ) ; Не
15 а Гг1епс! о? т т е (п о ! « о ! т е » ) и т. п.29
Так как все эти и п одобн ы е случаи характерны, как о т м е ­
чает Болл, для разговорной речи, то, следовательно, все п ро яв­
ления с в о б о д н о г о стиля речи и сам разговорный ее тип в целом
дол ж ны р ассм атри ваться как факт идиоматики данного языка.
Примеры Болла неоднородны по своей сущ ности, м еж ду ними
есть только то общ ее, что они с о д е р ж а т р асхож дени е ож идаемой
и употребляем ой сл ов оф ор м ы ; но в одних случаях налицо п од ­
мена сл ов оф ор м ы , в других — засты вш ее словосочетание, с о д е р ­
ж а щ ее грамм атическую деф орм ац ию . И в этой группе случаев
идиоматика получает столь расширительное толкование, что т е ­
ряет с в о ю качественную определенность и незаметно для автора
становится равнозначной грамматической стилистике.
в) Аллюзивные выражения, которы е Болл определ
как такие, которые «к а ж у т ся имеющ ими прямой смысл,
но идиоматически озн а ча ю т нечто совсем иное, так что, как
праТшлоГ'йх значение н евозм ож н о уга д а т ь ».30 Например: ТЬа!
иа11 с!о ( = !Ьа! 15 еп ои ^ Ь ); \УЪа! аге !Неу ир !о ? (\УЬа! — апс! I
зизрес! И 15 з о т е Ш т ^ г т з с Ы е у о и з — аге !Ьеу с 1 о т § ? ) ; Уои аге !ог
Й Н Ье са!сЬе$ уои ( = У о и ’ И Ье р и т з Ь е с ! . . . ) ; ДУе’ ге а!1 а! $еа
( = \ У е са п ’ ! ипс!ег5!апс1 \уНа! 15 Ь а р р е п т ^ , ог \уЬа! 15 Ь е т § з а 1Й>
и т. п.
В этом разделе у Болла случаи с конструктивно связанным
значением (!Ьа! \у Ш с! о ) со с е д ст в у ю т со случаями семантически
неделимых сочетаний (!о Ье а11 а! зеа и д р .). Кстати сказать, п о ­
нятие «ал лю зи вного выражения мысли» не рядо п о л ож н о с д в у ­
мя п редш ествующ ими разновидностями идиоматики, вы двигае­
мыми Боллом, ибо оно фактически д о л ж н о бы л о бы вобра ть их
в себя. Если Болл считает, что «\уЬеп уои с о т е » п одразум евает
бу дущ ее время, а вы р аж а ет настоящее, или что « 1 ! ’ з т е » п од ­
р азумевает не дополнение « т е » , а предикатив « I » , т о факт т а ­
кого подразумевания вполне оправдывал бы определение п о д о б ­
ных случаев как «а ллю зивны х выражений». Разница м е ж д у
всеми этими случаями лишь та, что в одних из них « п о д р а з у м е ­
вается» грамм атическое значение сл ов оф ор м ы или конструкции,
а в других — лексическое значение слова или словосочетания.
г) «У сл овн ы е речения разного р о д а » (типа по\у !Ьеп 'н у ’ , п о \у
апс! !Ьеп ’ время от времени', Но\у (Го уои с!о 'зд р а в ст в у й т е’ ) .

2® XV. .1. В а 11. Со11ояша1 1сНот, р. 1.


29 Здесь Болл допускает неточность, так как шше представляет абсолю­
тивную форму притяжательного местоимения и заменяет собой определитель­
ную группу «оТ т у {пепйз», а не форму « т е » .
30 \у. ,1. В а 11. СоНоцша! 1сПот, р. 3.

14
«У д в °енное вы раж ен ие» одной и той ж е идеи (типа раг! апс!1.
агсе1 'составн ая, неотъемлемая ч асть’ , 1о а11 т ! е п { з апс! ригро-
аез 'во всех отношениях, в су щ н о с т и ’ и т. п.).
д ] _ « Ф р а з о в ы е » глаголы ( Ь т а к е ои1 'п он и м ат ь ’ , 1о ри! ир
'мириться, л ади ть’ и т. п.).
е)„_м.етафррически 5 . вь 1ражения (1о Ьеа! аЬои! Ше ЬизЬ ' х о ­
д и ть вокруг да о к о л о ’ и т. п .). Все"они «а л л ю зи вн ы » и их см ы сл,-
по большей части, не м ож ет бы ть «у г а д а н » , если его не знать з а ­
ранее, П оэт ом у, если и есть какое-то принципиальное, типологии
■веское отличие всех этих идиоматических образовани й от тех,
к о т о р ы е Болл называет «аллю зивны м и вы раж ениями», то оно
осталось соверш енно не раскрытым в этой статье.
ж_) Наконец, к числу идиоматических явлений Болл относит
и второстепенные ( з т а Н ) вариации сл овопорядка, вы зываю щ ие
изменение смы сла высказывания. Н апример: И т а у ше11 Ье
аКеас! оГ 1лте ( = ргоЬаЫу ’Чз) ; и т а у Ье ше11 аЬеай о! И т е
(=\уе11 т асГуапсе оГ {Не зсЬейи1е(1 И т е ) . М е ’уе &о1 1о 1Ьапк Мг.
Лопез Гог Н: ( = т и з 1 Шапк Ы т ) ; Ш е’уе §[о1 Мг. Лопез 1о Шапк
Гог Л ( = Ьо1с1 Ы т гезропз1Ые Гог з о т е Ш т ^ , ргоЬаЫу ипр1еазап1,
1Ьа1 Ьаз Ьаррепес!) и др.
Эти явления о т н о с я т с я к р азряду синтаксических стилистиче­
ских с.релств языка и не им еют никакого соответствия с о п р ед е­
лением идиомы, выдвинутым самим Боллом.
Итак, в отмечаем ы х Б оллом семи типах идиом нет о дн озн ач ­
ного соответствия его общ ей концепции идиомы. Он п олностью
игнорирует признак устойчивости конкретного лексического с о ­
става идиомы, не принимает во внимание характер язы кового
образования, признаваемего им за идиому, в плане его сем ан ти­
ческого результата, не вы держ ивает соответствия в о б ъ е м е п о­
нятий, л еж ащ их в осн о ве к а ж д ог о из типов идиом.
В дальнейшем рассуж дении Болл д оп уска ет незамеченное им
самим и п оэтом у никак не огова ри ва ем ое сужение значения т е р ­
мина «и ди ом а». Болл указы вает на нетыре характерные о с о б е н ­
ности, «свойственны е всем и д и ом а м »,31 но фактически имеет в
ви^у только л екси чески е идиомы.
(1. Идиома не д оп уск а ет знаменательных изменений в п ор я д ­
ке й составе, слов, за исключением нормальных грамматических
изменений (обы чн о в категории лица и времени) или тех с л у ­
чаев, когда су щ ест в у ю т определенные общ еуп отреби тельн ы е ее-
вариациу.
' 2/. И ди омы не м огу т ф орм и роваться на основании ложной
аналогии (на осн ове идиомы «1о Ье рагИа1 1о а §1азз оГ \уше шНИ
0пе’з 1ипсЬ» 'л ю би т ь пропустить р ю м оч ку за з а в т р а к о м ’ нельзя
Образовать идиому «1о Ье 1трагИа1 {о Ьгапйу» в смы сле 'не лю-
^ брэнди’ ) .
”3. 'Идиома имеет раз навсегда установленный смысл.

31 Там же, р. 6.

15
4. )3я исключениам-тех сдудаев. когда контекст, сп особ ен по­
казать смысл идиомы, ее смысл обы ч н о не м ож е т быть у г адан
Таким обр азом , поиски общ ей формулы идиоматичноспГ'за-
слонили как для Л. П. Смита, так и для Болла существенные
различия в конкретной специфике грам м атического и лексиче­
ск ого уровней языка,- привели их к объединению разноплановых
явлений, к оторое не могло составить содер ж ан и е какой-то о с о ­
бой, единой области языкознания. К ак ни странно это звучит,
объединение это привело к раздроблению , а не консолидации
объек та описания или исследования. Д л я Смита, впрочем, эти
краткие общ и е рассуж ден ия о б идиоматичности и идиоматике
служили лишь п одступом к описанию одних только лексических
«и д и о м », а для Б о л л а —-теоретическим введением к практиче­
ской демонстрации естественной разговорной стихии англий­
ской речи. Н етрудно видеть, что, несмотря на бол ее тщательную
детализацию проблемы по сравнению с Л. П. Смитом , Болл идет
в ее постановке и решении в том ж е направлении, что и Смит.П2
Аналогичная идея л еж и т в осн ове теории «я зы к о вы х ф о р ­
мул», выдвинутой. О. Есперсеном'. П од языковыми формулами
Есперсен понимает в о спроизводим ые механически в их конкрет­
н о ^ материальном состав е языковые единицы различной приро­
ды, отмеченные семантической или структурной изоляцией от
какой-либо языковой модели. При этом Есперсен специально
подчеркивает тот факт, что различие м еж д у формулами и с в о ­
бодн ы ми сочетаниями охваты вает в с ю сф еру языковой деятель­
ности.33
По мысли Есперсена, в морфологии ф о р мулами являются
пережиточные формы множ ествен ного числа существительных;
в сл ов ообра зов ан ии — слова с непродуктивными или мертвыми
аффиксами, опрощенные сл ож н ы е сл ова; в акцентологии — с о ­
хранение определенного ритмического принципа в р аспределе­
нии ударения п роизводного слова независимо от собственного
ударения производящей основы; в синтаксисе — неотделяемость
некоторых слов д р уг о т друга вопреки требованиям логики.
«Ф о р м у л о й м о ж е т быть целое предложение или группа слов,
одн о сл ово или часть слова, т. е. неважно, каков ее состав; в а ж ­
но, чтобы живым чувством языка она воспринималась как нечто

32 Приблизительно по этому же пути идут и некоторые другие авторы, в


большей или меньшей мере затрагивающие проблемы идиоматики. См., напри­
мер: VI. Т. VI о о й. Ап ОиШпе РПз^огу о! 1Ье Еп^НзЬ Ьапдиаде. Ьопйоп, Мас-
гпШап Со, 1950, рр. 222—240; У. Р. О п д апй У. Ь. У а п д. А Сотр1е1е 6 1СИ0
пагу о? ЕпрИзЬ РЬгазез шНЬ ВШпеиа1 Ехр]апа1юпз, Рогешогй: «А Я1ис1у о{ {Ье
Ы ю таК с Р о г т з о ! Ехргеззюп т 1Ье Еп^ИзЬ Ьапдиа§е». 5 Ьап§Ьа1, 1926, рр. V II—-
XIX; 5. Р о 1 1 е г. Оиг Ьапдиа^е, 6 ей. Ьопйоп, РеНсап Воокз, 1957, рр. 91 — 102;
О. В г а с к е п Ь и г у . З^исНез т Еп^ПзЬ 1с1ют. Ьопйоп, М астШ ап Со, 32 ес1
(1 ей. — 1912); V/. Мс. М о г (11 е. ЕпдНзЬ Ы ю т з апй Нош 1о ТЛзе Т Ьет. ОхГогй.
1946 (1 ей.— 1923), р. 13 И.
33 О. Е с п е р с е н . Философия грамматики, русск. пер., стр. 23.

16
иное, не членимое и не р азл о ж и м ое так, как членятся и р азл а ­
гаются' св ободн ы е сочетан ия».34
В более узком, искл ю ч аю щ ем грамматические явления пони-
мании~псэ.тьзуется идеей «ф орм ул» американский лингвист
у Л Г Г р а ф ф . Д л я него ф о р м у л о й является стереотипное со ч ет а ­
ние с л о в ' св о б о д н о в нем не подменяемы х без разрушения его
0^ Т ргсГ см ы сл а ,35 М е ж д у формулой, сл ож н ы м сл ов ом и простым
сЯБвом Графф устан авли вает качественные градации сцепления
элементов, тем сам ы м отделяя фразеологические стереотипы от
других языковых образований, например о т сл ож н ы х и простых
слов.
Выдел§шш..ИД.иом как о б р а з о ваний именно лексического п о­
ра п~я встречается в р я д я р а б о т английских и американских
а в т о р о в . В п одавл яю щ ем больш инстве случаев общ а я и весьма
краткая характеристика п одобн ы х языковы х единиц дается в
предисловии к сл овар ям «вы раж ен ий ». Анализ устойчивых ле­
ксических групп обы ч н о сводится в таких р а б о т а х к бегл ом у
описанию спорадически проявляю щ ихся в них внешних о с о б е н ­
ностей, их экспрессивной роли в языке и источников их п р ои с­
хождения.36 При этом понятие идиоматичности «в ы ра ж ен и я » не­
редко подменяется понятием его заш тампованности.
В зависимости от общ ей целенаправленности р а бот ы акцент
иногда делается на какой-либо одной ст ор он е явления. Н ап ри ­
мер, в статье, посвященной роли сравнений и метафор в ам ери­
канской речи, внимание уделяется лишь принципам образн ой
мотивировки «в ы ра ж ен и й ».37
В статье П артридж !! устойчивые выражения р а с см а т р и ­
ваются под. стилистическим углом зрения. Он определяет их как
«клише», т. е. как « и зб и т у ю банальность речи»: «сл овосоч етан ие
или краткое предложение, столь заезженное, что люди, следящие
за своей речью, и д о б р о со в е ст н ы е писатели избегаю т его, ибо
чувствуют, что его употребление м ож е т оск ор би т ь вкус сл у ш а те­
лей или читателей».38 П о его словам, клише м огут представлять
собой «затрепанны е» о б о р о т ы речи (шисЬ оГ а т и с Ь п е з з ) , м ета ­
форы, потерявшие первоначальную о ст р о т у (1оск, з1оск апс! Ьаг-
ге1), формулы, превратившиеся в «п усты е фиш ки» (Гаг Ье Л
Гго т т е 1 о .. . ) , клички и прозвища, утратившие всю с в о ю св е ­
жесть и значимость (Ше 1гоп Б и к е ) , ходячие надоевшие цитаты

34 Т^м же, стр. 23.


35 XV. I*. О г а ! I. Ьап§иа§е апй Ьап^иа^ез. Ые\у Уогк— Ьопйоп. О. Арр1е-
1оп & Со., 1932, р. 131; ср.: А. Н. О а г (11 п е г. ТЬе ТЬеогу о{ ЗреесЬ апс! Ьап-
еча^е. Ох!огс1, 1932, рр. 34—46.
36 См.: О. В о е п з е Ь ЕпдНзЬ 1сНотз. Кеа1зсЬи1е уог с1ет ШЪескег1Ьоге
НагпЬиг^. НатЬигд, 1894; А. Л. XV о г а 11. Еп^ПзЬ Ы ю т з . . . ; В. Ь. К. Н е п-
0 е г 5 о п. А 01сИопагу оГ Еп^Нзй 1(1юш5. Р. II, 8 т р г з ., 1954; V. Н. С о 1 11 п з.
Л- Воок о ! Еп^ИзК Ш о т з , и др.
37 В. С. М о г ^ а п. 51тПе апй Ме(арЬог т А т е п са п ЗреесЬ. «Агпег1сап
г-РеесЬ», уо1. 1, 1926, N0 5, р. 273.
38 Е. Р а г I г 1 с1 д е. А О1сиопагу о ! СНсЬёз, 3 ей., 1947, р. II.
(сирз 1Ьа1 сЬеег Ьи1 по1 теЪпа1;е) и затасканные иноязычные
фразы (1оп§о 1п1егуа11о, Ьё1е-по1ге).
П ар три дж о с у ж д а ет употребление языковы х клише как ре­
зультат н едостаточного образования, отсутствия общ ей культу­
ры, иногда стремления щегольнуть своей начитанностью или
з накомством с иностранными языками.
Таким о б р а з о м , идиомы по Э. П а р т р и д ж у предста вл яю т собой
со ст ав н ую часть всего арсенала языковы х клише, и никакого
др угого определения в его кратком очерке они не получают.
Примечательно, однако, что слова-одиночки в эт о т арсенал им
не включаются.
Значительно раньше статьи П артридж а, а именно в
1923 г., вышло первое издание словаря английских идиом
Ф. X. Визетелли'и Л. Д ж . де Беккера. Р о вводной статье авторы
попытались дать не тоЛько- определение идиомы, но и наметить
классификацию устойчивых речений английского языка. П о их
словам, «идиома или идиоматическое выражение — это речение
(рЬгазе), значение к от ор ог о не м ож ет быть выведено из его ком_-
понентов. Н апример: 1о Ь п п § аЬои! 'выполнять, о су щ ест вл я т ь -;
{ о “согпе Ьу 'о в л а д е в а т ь ’ ; 1&_§о Ьагс! 'д у р н о сказываться
( н а ) ’ ; {о 1е1 §^о Ьу Ше Ьоагс! 'упускать, да вать поги бн уть’ » и т. д.
А вторы п роводят различие м еж д у «идиоматическими вы р а ж е ­
ниями» О ё т т а И с рЬгазез) и «о б р а зн ы м и вы раж ениями» (П^п-
гаИуе р Ь г а зез ), т. е., по-видимому, м еж ду мотивированными и
демотивированными устойчивыми речениями. «О б р а з н ы е вы р а ­
ж ения» определяются как такие, в юэторых «с л о в а от р а ж а ю т
обычные связи и отношения, но употребление этих слов является
ф игуральны м».39 В этих общ и х определениях заметно стрем л е­
ние авторов охарактеризовать су щ н ость р ассм атри ваем ы х рече­
ний в чисто сем асиологическом аспекте, вне связи с о с о б е н ­
ностями их материальной фактуры. Л ю боп ы т н о , что д а ж е о б их
устойчивости в данной статье не упоминается вовсе. Такой о д н о ­
сторонний п од х о д к в оп р ос у закры вает перед авторами всякую
в о з м о ж н о с т ь исследовать и показать специфику идиом и о б р а з ­
ных решений как лексических комплексов о с о б о г о рода.
А вторы вводят в св ое теоретическое рассуж ден ие еще одно
общ ее понятие, а именно: понятие «и диотизм а ». Отношение
идиотизма к идиомам и образн ы м речениям оста ется у них с о ­
вершенно неясным. Идиотизм определяется как «ф ор м а вы р а ­
жения, в которой определенные слова о св о б о ж д е н ы от обы чны х
правил синтаксиса того языка, к к о т о р о м у она принадлежит»
(примеров этой « с в о б о д ы » не д а е т с я ) .40 Этот ж е термин они при­
меняют и к словосочетаниям, «см ы сл которы х является чисто
прои звол ьны м».41 Так, словосочетание « т Ше 1\уткНп§ оГ а Ъей-

39 Р. Н. V 1 г е I е 1 1у апс1 Ь. Л. йе В е к к е г. А Оезк-Воок о{ Ы ю т з а т !
IсПотаИс Р к газез.. . , рр. V — VI.
40 Там же, стр. VI.
Там же.

18
„ о51» 'в мгновение о к а ’ (букв, 'лишь мелькнет стол би к к р ова ­
ти-) — это идиотизм, так как столбики кровати не мелькаю т.42
«П р оизвол ьн ость» смысла речения объясн яется тем, что п ерво­
начально речь в нем шла о «в ы би ва л ке» (Ьес1з1а{[), т. е. палке
для выбивания тю ф я ков и подушек, и п о эт о м у сл ово «1\уткН п§»
должно бы ло вы р аж ать б ы с тр ое движение этой палки в руках
«ловкой служ анки». В качестве других примеров идиотизма
приводятся сочетания «1о ри11 о п е ’ з 1姻 'д у р а ч и т ь ’ , «ргеззес! Гог
т о п е у » 'в трудном п олож ен ии’ , «1о га 1зе 1Ье \ушс1» 'со б и р а т ь
средства’ и нек. др. Н етрудно видеть, что с точки зрения степени
мотивированности одни из этих обр азч иков идиотизмов пол­
ностью отвечаю т определению «и диом атич еского выраж ения»,
другие — определению « о б р а з н о г о вы раж ения». Таким обр азом ,
можно понять авторов так, что термин «и ди оти зм » вы раж ает
некое р од о в ое понятие по отнош ению к к от ор ом у идиомы и
«образные вы раж ен ия» вы сту п а ю т на положении подчиненных
понятий. О дн ак о э т о м у противоречит тезис авторов о бу ква л ь ­
ной непереводимости идиотизмов,43 ибо обр азн ы е речения, как
правило, легко поддаю тся буква льном у переводу на другой
язык.
Таково, в осн овн ы х чертах, состояние науки о б устойчивых
словесных группах в английском и американском языкознании.
В целом следует признать, что ни точных границ предмета
исследования, ни объективной методики анализа, ни научно о т ­
работанных^ основны х понятий теории «устойчивы х словесных
сочетаний» в р а б о т а х английских и американских лингвистов
найти нельзя (заметим, кстати, что так ж е дело об с т о и т и в не­
мецком, и в скандинавском, и в р оманском языкознании, за ис­
ключением трудов Ш. Балли и X. К а с а р е с а ). С овременное
структуральное и дескриптивное языкознание специально не за-
ниКГается фразеологическими явлениями. Н екотор ое внимание
им "уделяю т специалисты по маш инному переводу. В силу о с о ­
бого характера конечных задач их р а бот в данной обл а сти —
технических проблем программирования текста на оп ределен ­
ном входном языке для его механического перевода на оп реде­
ленный ж е выходной язык — их предварительные решения в ин­
тересующей нас обл а сти не м огут быть использованы как те о р е ­
тическая основа фразеологии.44 Однако формализация крите­
риев фразеологических явлений, исключение субъекти вно-п си­
хологического подхода к этим явлениям — это, действительно,
важнейшие условия для развития фразеологии как науки.

42 Там же, стр. VII.


43 Там же, стр. VI.
44 См.: I. В а г-Н 1 1 1 е 1. 1йют$. Сб. «МасЫпе Тгап$1а{юп оГ Ьапдиадев»,
^>1. Ьу\\’ . N. Ьоске & А. О.Воо1Ь.У огк — Ьопйоп, 1955, рр. 186, 189, 192;
И- Л. М з л ь ч у к. О терминах«устойчивость» и«идиоматичность».ВЯ, 1960,
- А.
о*
19
Ц ел ью предлага_емой_^аботы является уточнение предмета
и метода- фразеологии английского языка. Н ео бход и м ы м усло-
вие\Г~Лля~ достижения этой цели является установление ряда
отправных понятий фразеологии. Анализ и сопоставление зна ­
чительного количества словосочетаний, прослеж ивавш ихся в
условиях их реального употребления в речи (конечно, письмен­
ной — как авторской, так и прямой речи д ействую щ и х лиц л ите­
ратурных произведений), а так ж е учет многочисленных н а б л ю ­
дений других исследователей привели нас к о пределенным
принципам методики ф р а зеологического исследования.
/[ ./П е р в о н а ч а л ь н о е изучение ф р азеол огического материала
д ол ж н о быть проведено в плане синхронии, поскольку оп редел е­
ние сущ ности фразеологической единицы и границ ф р а зеол оги ­
ческого фонда языка не м о ж е т исходить из наблюдений над
исторической динамикой изучаемых явлений.
2. М е т о д анализа фразеологического материала дол ж ен быть
максимально объективны м — о св обож д ен н ы м , насколько в о з ­
мож но, от тенденций логицистической, психологической или о д н о ­
сторонне стилистической трактовки р ассм атри ваем ы х явлений.
0 ^ ) В ы бор метода анализа дол ж ен исходить из конкретной
специфики и ссл едуем ого языка.
4. П оск о л ь к у л ю б о е фразеологическое обр азова н и е п редстав­
ляет со б о й сочетание слов, об л а д а ю щ е е определенными сем ан ­
тическими особенностям и, а словосочетание в английском языке
как языке аналитического строя отличается особ ен н о тесной
связью м еж ду лексическими и конструктивными его элементами,
в качест в е .о с н о в н о г о оперативного понятия теории английской
ф разеологии дол ж н о быть принято понятие контекстуального
взаимодействия слов в их сочетаниях; изучение типов этого
взаимодействия да ст воз м о ж н ост ь отделить фразеологические
явления от явлений иного порядка.
б. На всех участках и на всех этап ах исследования дол ж но
со б л ю д а т ь ся единство контекстологического метода; поэтому
фразеологические__ единицы долж ны изучаться в условиях их
реального речевого употребления, а все вы воды и определения
дол ж ны опираться на конкретный языковой материал и с о о т ­
ветствовать избранному контекстологическому принципу иссле­
дования.
6., Для выполнения поставленной в р абот е задачи и ссл ед о ва ­
ние" дол ж н о быть ограничено кругом осн овн ы х теоретических
проблем английской фразеологии; детальная разра ботка ряда
вопросов, .которые, при всей их важ ности, сост а в л я ю т второй
слой фразеологической проблематики (например, вопросы си н о­
нимии, антонимии, детальной стилистической или функциональ­
ной дифференциации фразеологических единиц, источников их
происхож дения и др.) из настоящ его исследования должна
бы ть исключена.

20
П редлагаемая р абота и построена в соответствии с этими
принципами.
Следует сделать еще два общ и х предварительных замечания,
а именно:
1. П од « с л о в о м » в дальнейшем изложении мы будет пони­
мать эл ем ен тарн ую язы к овую данность, сп о с о б н у ю выступать
в лексикографическом инвентаре языка в св обо д н ой или «н е с в я ­
за н н о й » ф ор м е с присущим ей значением или всем комплексом
значений. О т углубления в сл о ж н у ю п робл ем у слова мы в о з ­
держимся, так как она не м о ж е т бы ть решена у ж е потому, что
в настоящей работе сл уж и ла бы предметом лишь попутного и,
в силу этого, п оверхностного рассмотрения; к т ом у ж е ука за н ­
ное прагматическое понимание слова доста точн о для целей
предпринятого нами исследования.
2. В р або т е под «значением» слова бу дет пониматься его
лексическое значение, т. е. его понятийная отнесенность, в о т ­
влечении как от его предметной отнесенности, т. е. от конкрет­
ной направленности данного слова на данный единичый пред­
мет номинации, так и от его грам м атич еского значения (если
это последнее не бу дет о соб ы м о б р а з о м связано с о значением
лексическим).
ГЛ АВА I

ПЕРЕМЕННЫЙ КОНТЕКСТ

§ 1. КОНТЕКСТ И СИТУАЦИЯ

В лингвистической литературе нередко м о ж н о встретить з а ­


мечания о том, что реализация значения неоднозначного слова
происходит в контексте. С опоставляя употребление термина
«кон текст» у различных авторов, легко убедиться в том, что он
обы чно призван обозна ч ать в ооб щ е условия употребления
слова безотносительно к их природе и форме. В одних случаях
«кон текст» означает неопределенную сл ов есн ую цепь, элементом
которой является некое семантически реализуемое с л о в о ;1 в
других — реальную и конкретную о бста н овк у речевого акта,
оп редел яю щ ую данное значение слова или его логическую
ф ункцию;2 в третьих — внешние и о т р а ж а ю щ и е их психологиче­
ские связи признаков, сл у ж а щ и е осн овой формирования п оня­
тия и в ы р а ж а ю щ е г о его сл ов а.3 В одних случаях контекст инте­
ресует исследователей, как стимул для использования данного
|«речевого сигнала» в целях выражения данного о бозн а ч аем ого;
в других — как психологические условия, обеспечиваю щ ие п о­
нимание данного знака в данном его содержании.
М еж д у тем легко видеть, что ни один из этих двух аспектов
исследования не входит в предмет лингвистики, ибо предметом
лингвистики является во всяком случае языковая материя и спо-

1 См., например:. Л. А. Б у л а х о в с к и й . Введение в языкознание, ч. И.


М., Учпедгиз, 1953, стр. 28; Р. А. Б у д а г о в . Введение в науку о языке. М.,
Учпедгиз, 1958, стр. 14; Ж . В а н д р и е с . Язык. М., Соцэкгиз, 1937, стр. 171;
И. И. М е щ а н и н о в . Члены предложения и части речи. М.— Л., Изд. АН
СССР, 1945, стр. 108; Г. В. К о л ш а н с к и й . О природе контекста. ВЯ, 1959,
№ 4, и мн. др.
2 См., например: М. М. В г у а п I апё ,1. К. А 1 к е п. Рзус1ю1о2у о! ЕпдПзЬ.
Ыеш Уогк, Со1итЫа 1_1ту. ргезз., 1940, рр. 31— 32; Г. А. Б р у т я н. О природе
и значении -контекста. Изв. АН АрмССР, обществ, науки, № 5, 1961.
3 См., например: V/. Ь. О г а Н . Ьап^иа^е апй Ьап§иа§ез. Уогк—
Ьопйоп. Е). Арр1е1оп & Со, 1932, рр. 72— 75; С. К. О § й е п, Т. А. К 1с Ь а г с1 <•.
Тке Меагипд о{ Меап1п§. Ыеш Уогк, 7 ес1., 1945, рр. 139— 140.

22
собы ее использования, а не психологические стимулы речи и
тем более разнообразн ы е субъективны е реакции на речь. И то,
и ДРУг0е мож ет в отдельных случаях и в умеренной дозировке
привлекаться в качестве дополнительного или вспом огател ьн ого
материала для лингвистических обобщ ений, но са м одов лею щ и м
объектом лингвистического анализа служ ить не может. В опрос
правильного понимания слова в речи неизбежно долж ен был бы
включать в поле исследования не только язы к овую материю,
определенн ы м об р а з о м орган изуем ую в процессе речевой д е я ­
тельности, и не тол ько внутренние отношения разного порядка
между элементами эт о го речевого куска, но и такой нелингви­
стический факт, как индивидуальность восприн им аю щ его с у б ъ ­
екта. Бесконечное р азнообрази е интеллектуальных свойств, с о ­
держания личного опыта, внутренних состояний субъекта в м о ­
мент речевого общения переносит п робл ем у понимания слова
в план индивидуальной психологии речи.
Психологические условия правильного понимания речи ле­
жат вне области языковой материи, и только одн о условие м ож ет
и долж но входить в компетенцию лингвиста, да и то в своем м а ­
териальном аспекте. Э т о — реальные* языковы е или связан ­
ные с ними факторы, необходи м ы е для реализации заданного
значения используемого в речи слова. Именно э т о т аспект
проблемы, т. е. материальные условия реализации определен­
ного значения слова, и дол ж ен быть объ ек том лингвистического
анализа.
П реж де всего для эт о го анализа н е о б х о д и мо отделить д р у г
от друга два различных по своей природе фактора реализации
'знаншЩя сл с Ш : контекст и речевую ситуацию"
' М е ж д у этими двумя факторами есть и некоторые общ ие
черты. Общее_ у них, пер|цА , то, что и контекст и речевая
ситуация суть условия употребления сл ова; « о ^вторьу^, то, что
в известных обсто я те л ь ст ва х одно из этих условии м ож ет к о м ­
пенсировать со б о й ка кую -л ибо недостаточность другого; ^ - т р е /
тьих, что связано с предыдущим, о б а эти условия могут, сл е д о ­
вательно, действовать в одном направлении.
О дн ак о меж ду ними есть различия, которы е ставят их в два
принципиально отличных ряД’З явлений. Основное, реш ающ ее
их различие это то, что в ряду яигтений семантически р еа­
лизуемое сл ово вы ступает в определенной конструктивной св я зи
с другими э лементами некоего речевого целого- я в о втором
Ряд у это слово получает сем антическую рряли.чяцию независимо
или дажЬ вопреки э т о м у речевому ц ел ом у.
обои х случаях указание идет извне к слову. Н о если у к а ­
зательной Тттж*Й—Шлад<1ЭТ~тягчта©е—т*етттегтГТ<отором участвует
само семантически реализуемое сл ово как его член, э т о значит,
что реализация значения э т о г о слова соверш ается на основе
°пределенных закономерностей сочетаем ости слова данного
языка в данный момент его синхронии; иначе говоря, непосред­

23
ственно на языковой основе. Е сл и ж е указан ие идет от речевой
г и т у я ц р и — действительной или и з об р а ж а ем ой ,— тп реализация
ацаде-цио. глпдя пкяяыяа&уг-я, зависящей — непосредственно или
оп оср едствова н но — не от языковой^ материи и з а к он ом ерностей
ее организации, л о т усдвви^гг~сбпровожда1Ш11юГданный речевой
акт, на-не своди м ы х к -е г о м-атер-иальной форме.
Р а ссм отр и м некоторые примеры, которые, как нам п редстав­
ляется, в элементарной форме п оказы ваю т упомянутые разли­
чия:
1. Ч ерствый хлеб; эт о т человек — черствый.
2. Он очень черствый.
В примере 1 реализация значения прилагательного «ч ер ст ­
вый» как 'з а со х ш и й ’ происходит бл агодар я указанию, идущему
от синтаксически связанного с этим прилагательным слова
«х л е б » ,— а как 'б е зд у ш н ы й ’— от слова «человек». И тут, и там
сама фактура синтаксически определенного речевого о б р а з о в а ­
ния сл уж и т «п р оявител ем » значения интересующ его нас слова.
В примере 2, наоборот, материальный сост а в речевого п о­
строения, элементом к от ор о г о является сл о в о «черствы й», ни­
какой указательной силой, не обладает. Указание находится за
его пределами, т. е. идет от самой речевой ситуации, в зави си­
мости от которой «ч ер ствы й » м ож ет получить значение либо
'з а со х ш и й ’ , либо 'б е зд у ш н ы й ’ .
_ Различение контекста и речевой ситуации и признание их роли
д-# семантики слов. йООбщи ш вцря, не ново. Нагцпшер, еще
Г. П а у л ь -отмечал, с одной стороны , различия в осознании слова
Тз1а11, услыш анного во время прогулки в лесу, в магазине э с т а м ­
пов или в кафе при р азговоре о газетах; а с другой стороны,
важ ную роль сочетаний, в которы х выступает сл ово (его при­
меры: е т з сЬ ^ аггез Ма1 'черное п ятн о’ , е т хдуеИез Ма1 'второй
раз’ и т. п .).4 Беглые упоминания о роли контекста и ситуации
(или сл овесн ого и бы т ов ог о контекста) встречаю тся в о о б щ е не­
редко,5 О дн ак о детальной характеристики и контекста и си т у а ­
ции до последнего времени не бы л о дано.
Задачу описания контекста как совокупности «ф орм ал ь н о
фиксированных условий, при которы х однозначно выявляется
содер ж ан ие какой-либо языковой единицы», поставил в статье
« О природе контекста» Г. В. Колшанский.6 О дн ак о в этой р а ­
бот е формальная характеристика контекста оста л ась незавер­
шенной, и б о в ней не учитывается ни явление избы точности
материального окруж ения слова, ни различия в типах у к а з а ­
тельного минимума и в ф ормах речевой ситуации. М е ж д у тем,

4 См.: Г. П а у л ь. Принципы истории языка, русек. пер. М., Изд. иностр.


лит., 1960, стр. 100 (весь § 56).
5 См. например: СЬ. В а 1 1у. Ье 1ап^а§е е1 1а У|е. 2йпсЬ, 1935, р. 55; Е. Р
К у р и л о в и ч . Заметки о значении слова. ВЯ, 1955, № 3, стр. 74; А. А. Р е
ф о р м а т с к и й . Введение в языкознание. М., Учпедгиз, стр. 77— 78, и др.
6 Г. В. К о л ш а н с к и й . О природе контекста, стр. 46.

24
в се это — необходи м ы е условия для уточнения понятия кон­
текста.7
Ц с с ледовать роль и ф ормы контекста м ож н о только на м ате-
пиале оп ределенного языка, воздерж и вая сь от слишком ш и р о­
т е обобщ ений и механического распространения д о б ы т ы х в ы ­
водов на другие языки. Д ел о в том, что роль контекста в том
};ли ином языке зависит от степени «а вт он о м и и » слова в да н ­
ном языке, обусл овл енн ой в конечном счете особен н остям и его
грамматического строя и сл ов ар н ого состава. На ^якнгнипсхк
рп^и рпытркутя пт обтпих св ойств конкретного языкя обр ати л
внимание С. У л ьм ан . Он отмечает,.впрочем, только то, что сила
контекста з а в и с и т о т степени «а в т о н о м н о ст и » слова в данном
языке; например, семантическая автономия ф р анц узского слова
не тождественна автономии немецкого или староф ран цузского.
К сож алению, он не только не анализирует внутренние основы
этих различий, но д а ж е прямо утвер ж дает, что «т о ч н о оп р ед е­
лить (эти различия,— Н. А .) трудно, так как мы имеем здесь
дело с такими тонкими и невесомыми факторами, к о т о р ы е
обычно не п оддаю тся научному анализу».8
М е ж д у тем м о ж н о с уверенностью утверж дать, что роль кон-
тек ста 'д л я английского языка значительно выше, чем для м н о-
гих других языков, и что э т о т факт имеет свое объяснение, к о т о ­
рое- сл еду ет и ска титтрежде всего в характере английского г ра м ­
матического строя.
Как язык аналитического типа английский язык имеет весь­
ма ограниченный сост ав ср едств м орф ол оги ческого ф о р м о о б р а­
зования. Это_привело к изобилию о м о ф о р м и л екси ко-грам м ати-
ческих омонимов. Если взять, скаж ем, изолированное сл ово
Ы т й , то ни его отношение к определенному лексико-граммати-
^ёскому разряду, ни его грамматические категории в нем не
даны, или, точнее, оно з ар яж ен о одновременно многими л ек­
сическими и грамматическими потенциями. О н о м ож ет быть
определено как глагол в ф орм е н астоящ его времени п ер в ог о
лица единственного числа, или н астоящ его времени всех трех
лиц множ ественного числа, или как инфинитив, или как форма
повелительного наклонения. Н о оно м о ж е т бы ть не тол ько
какой-либо из указанных глагольных форм, но и прилагатель­
ным, и существительным. Таким о бр а з ом , звуковой или буквен ­
ный комплекс Ы т с ! скры вает в себе не только ряд ом оф о р м , но
и по меньшей мере три л ексико-грамматических омонима. Ф о р ­
ма ЬНпДеё м ож е т вы ступать как личная глагольная форма п р о­
шедшего неопределенного, как причастие 1| как отыменное-
прилагательное с суф ф иксом -её. Ф ор м а ЫшШгщ м о ж е т быть

7 Г. В. К о л ш а - н е к и й . О формализации контекста. «Машинный пере­


вод и прикладная лингвистика», вып. 5, 1961 г.
8 5. 1 1 ш а п п. Р гёаз <1е з е т а п ^ и е 1гап<;а15е. Вегпе, А. Ргапке, 1952,
Р. 89.

25
причастием I, герундием и отглагольным существительным.
Такое полож ение является весьма типичным для м ор ф ол оги че­
ск о го стр оя английского языка. С ним связан и особ ы й х а р а к ­
тер английского словосочетания и предложения.9
В результате исследования воп роса о роли омонимии в с о ­
временном английском языке Ю. П. К остю ченко делает вывод,
что грамматическая омонимия стала «органическим с в ой с тв ом »
грамматического строя э т о го я зы к а.10 С ледует уточнить, что под
грамматической омонимией автор понимает совпадение с л о в а р ­
ных форм слов, принадлежащих к разным л ексико-грам матиче­
ским разрядам, и не учитывает ом он им ию других форм разных
парадигматических рядов (типа \\'огкз — 3-е лицо ед. числа
наст. вр. глагола и множ. число о б щ е г о падежа су щ ествител ь­
ного) и наличие ом о ф о р м в едином парадигматическом ряду
(типа I, уои, Шеу \уогк). П о эт о м у количественные подсчеты
грамм атической омонимии, произведенные указанным автором
на материале английских словарей среднего объ ем а (60 ООО
.слов), не д а ю т всей полноты картины.
Но в английском языке весьма р асп р остран ен а не только
м о р ф о л о гическая или грамматическая омон им ия, но и^лексиче­
ская полисемия и омонимия, т. е. совмещ ение в одном звуковом
или буквенном комплексе в~пределах одного и того ж е л екси ко­
грамм атического разряда двух и более лексических значений.
Например, глагол ЬНпс! имеет лексические значения 'осл еп л я т ь ’ ,
'затем нять’ , 'о м р а ч а т ь ’ , 'бл и н д и р ова ть ’ , 'д и а ф р а г м и р о в а т ь ’ ; с у ­
ществительное Ытс1 — значения ‘ставен ь’ , ‘ наглазник’ , ‘ о т г о в о р ­
ка, п редл ог’ и нек. др.; прилагательное ЬНпё — ‘ сл еп ой’ , 'б е з ­
рассудн ы й’ , 'сп л о ш н о й ’ и т. д. В озм ож н о, что переосмысление
слов как ср едств о обогащ ен ия сл овар ного состав а языка в из­
вестной мере интенсифицировалось в английском языке преце­
дентом б ол ь ш ог о количества о м оф ор м , грамматических и л екси­
ческих омон им ов и слож ивш ейся речевой практики кон тек сту­
альной обусл овл енн ости значений форм и слов. Б. Трнка в ы ­
сказал д а ж е предположение, что в языках аналитических и син­
тетических «психологический х о д » понимания речи относительно
неодинаков. Более тесная связь в английском языке значения
з в у к о в о г о комплекса, сос т а в л я ю щ ег о одно слово, с другими
членами предложения, чем, например, в чеш ском языке, приво­
дит, по мнению Трнка, к тому, что говорящий по-английски лег-

9 См.: В. Н. Я р ц е в а . К вопросу об историческом развитии системы


языка. Сб. «Вопросы теории и истории языка». М., АН СССР, 1952, стр. 73;
Е е ж е . Пути развития словосочетания. Уч. зап. ЛГУ, № 156, серия филол.
наук, вып. 15, 1952, стр. 29; Е е ж е . Слова-заместители в современном англий­
ском языке. Уч. зап. ЛГУ, № 97, серия филол. наук, вып. 14, 1949, стр. 100;
Р. С. Г и н з б у р г, С. С. X и д е к е л ь . О работе над свободным словосочета­
нием (на материале англ. языка). Иностранные языки в школе, 1958, № 3,
стр. 16.
10 См.: Ю. П. К о с т ю ч е н к о . Количество и место омонимов в совре­
менном английском языке, лвтореф. канд. дисс. Харьков, 1954, стр. 5.

26
ассоциирует одни и те ж е звукосочетания с различными зна-
1ениями соответственн о их связи с другими словами в п р ед л о ж е­
нии.11 При этом Трнка утверж дает, что чем теснее языковой
=аемент включается в сочетание, тем больш ее число значений
он способен иметь; чем теснее связи слова в предложении, тем
больше проникает омонимия и в м ор ф ол оги ческую структуру
языка.12
Так или иначе, семантическая н есамостоятельн ость значи­
тельного количества слов и форм в английском языке, н есом ­
ненно, связана с общ им и особ ен н ост я м и английской языковой
структуры.
Говоря о зависимости слова от контекста, мы не хотим тем
самым утверж дать, что сл о в о в изолированном состоянии, т. е.
в языке, а не в речи, лишено содерж ания, к оторое возникает в
нем лишь тогда, когда сл ов о становится элементом речи. Речь
может идти лишь о б относительной зависимости слова. С. Ул ь­
ман безосновательно и принципиально ош ибоч н о гипертрофи­
рует роль контекста в семантическом насыщении слова. Если
стать на его точку зрения, м о ж н о прийти к заключению, что
слово как элемент языка есть чистая форма, т. е., сл едов ател ь ­
но, не есть слово, а лишь усл овное звукосочетание, п р и о б р е т а ю ­
щее смысл т ол ько в речи, и к т ом у ж е смы сл э тот целиком з а -I
ьисит от условий речи. В действительности изолированное
слово в семантическом плане представляет со б о й систему с о ­
циально закрепленных семантических потенций, и кон текстуаль­
ные или ситуационные указания только актуализируют одн о из
его значений.
Контекстологический анализ имеет о с о б о е значение в иссле­
довании английской лексики, а поскольку фразеологические
единицы п редставляют со б о й определенные лексические о б р а з о ­
вания, то он дол ж ен быть применен и к ф разеологическом у
фонду •английского языка. Именно имея в виду осн овн ое на­
правление н астоящ его исследования, н еобхо д и м о уточнить наше
понимание контекста и его отличия от речевой ситуации.
Уточнение понятия контекста следует начинать с вычлене­
ния из речевого целого, элементом к о т о р о г о является"данное
семантически реализуемое сл ово, т ого н е обход и м о го указател ь­
ного минимума^ который делает возм ож н ы м реализацию д ан­
но го значения эт о го сл ова.
п озьм ем несколько отры вков, где семантически реализуемым
словом является сущ ествительное Ъоёу, которое, как известно,
может иметь значение 'тело, т. е. п л оть ’ , 'тело, т. е. т р у п ’ , 'туло-
рище’ , 'организация, о р га н ’ , 'группа, к ор п ор а ц и я ’ , 'о т р я д ', ‘ ку­
зов’ , 'основная ч а с ть ’ и др.

. . 11 См.: В. Т г п к а. Ветегкигщеп гиг Н о т о п у гт е . «Тгауаих Йи Сегс1е


*-1П!*Ш 5^ие с!е Рга§ие», № 4. Рга^ие, 1931, 5. 154.
12 Там же, стр. 155.

27
.. .Ье за\у а гесТЬа^гес! гап^у т а п т Ыз зЫг1 з1ееуез, ую1еп11у
а й а с к т д 1Ье сН зтетЬ егес! Ъойу о Г а с а г дуПЬ а Ь а т т е г (А. Сго-
п т , С., 153).
Указательным минимумом, н еобходи м ы м для реализации в
слове Ьойу значения 'к у з о в ’ , сл у ж и т здесь только предлож ное
определение оГ а саг в силу лексического значения его знамена­
тельного члена ('а в т о м о б и л ь ’ ). В се остальные элементы п ред­
ложения в этом отношении нейтральны, в том числе и определи­
тельное причастие (МзтетЪегес! 'расчлененный, разобранный на
части’ , ибо оно не препятствовало бы значению 'т р у п ’ в оп р е ­
деляемом сущ ествительном. Соединение указательного ми ни­
мума с семантически реализуемым сл ов ом и составляет к о н ­
т е к с т . В приведенном отрывке э т о сочетание Ъойу о ! Ше саг.
Ср.:
I ЬоМ 1Ь1з з1о\у апс! с1аПу 1 а т р е п п ^ туНЬ 1Ье т у з ^ е п е з оГ Ше
Ъ г а т 1о Ье 1т т е а з и г а Ы у \уогзе 1Ьап апу 1 о г 1 и г е о ! { Ь е
Ьойу (СЬ. 01скепз, А. N.. 101). К онтекст — { о й и г е оГ 1Ье Ьойу
‘ мучение те л а ’ , т. е. ‘ физическая пытка’ .
Уез, зЬе \уаз З1ск оГ 1Ье ЬозрИа1, 1Ье !ои1 згпеПз, 1Ье Псе, 1Ье
ас Ы п ипхуазЬес! ЬосИез (М. МИсЬеН, О. \У. XV., 302). К он ­
т е к с т — асЫ пд ЪосПез 'ст р а д а ю щ и е т е л а ’ , т. е. 'физические ст р а ­
дания л ю д е й ’ . ишуазЬес! — нейтрально.
. . . заЫ опе уегу з1ои{ депИешап, \уЬозе Ьойу а п й 1 е ^ з
1оокес1 Нке ЬаИ а §щап1пс го11 о ! Иаппе1, е1еуа!ес1 оп а соир1е оГ
т Г Ы е й рШо\у-сазез (СЬ. 01скепз, Р. Р., 112). К онтекст — Ьойу
зпй 1е§з 'тул овищ е и н оги’ .
: Таким обр азом , под к о нтекстом усл овим ся понимать соч ет а ­
ние семантически реализуем ого слова (т. е. с л о ва, относительно
реализации значения к от ор ог о контекст вычленяется) д^’у каза-
тельным минимумом (т. е. элементом речевой цепи, несущим
т р ё ^ е м о е семтгйтическое указан ие).
Указательный минимум м ож ет быть одноэлементным или
м н огоэлем ентны м. О б этом п одробн ее мы поговорим, когда
будем р ассм атри вать типы контекста. Н о различия в количест­
венном сос т а в е указательного минимума не меняют того факта,
что в пределы контекста м ож ет вов се не включаться (и в б о л ь ­
шинстве случаев не включается) все предложение, с о д е р ж а ­
щее указательные элементы. П о э т о м у при определении контек­
ста н еобходи м о исключать из него избыточные элементы
речевой цепи, вклю чаю щ ей семантически реализуемое слово.
Одн ак о д а ж е в английской речи, с характерной для нее с в я ­
занностью грамматических и лексических значений слов, могут
встретиться случаи, когда сама фактура речевого целого о к а зы ­
вается не в состоянии служ ить проявителем значения м н ого ­
значного слова. Э то бы в а ет тогда, когда все слова, непосред­
ственно или косвенно связанные с данны м словом, м огут св язы ­
ваться в том же значении и с другими значениями эт о го слова,
или если они в ооб щ е тематически нейтральны, т. е. не способны

28
по своему содер ж ан ию дать четкие контуры речевой сферы
многозначного слова.
Например: «1Ыз 1аЫе 15 ои ! оГ р1асе Ьегеа». Указательное
местоимение «Ш 15» определяет сл ово «1аЫе» как су щ ествител ь­
ное. Н о лексическое значение э т о го последнего остается нереа­
лизованным: возм ож н ость по крайней мере двоякой интерпре­
тации указывает на отсутствие достаточн ы х оснований для и с­
ключения неактуального значения. Предлож ение м ож ет зна­
чить, например и ‘эта таблица здесь н еуместна’ и ‘ э тот стол
здесь неуместен ( = не на м е с т е ) ’ . М ы мож ем сказать, что в
этом случае налицо — нейтральный контекст; точнее бы ло бы,
впрочем, сказать, ч х а З д е с ь ~ ^ ц бщ^~нСТ~контекста.
При о т с у т с т в и и к о н т е к с т а ~ня пом ощ ь приходит речевая си-
туация.
р е ч е в а я ситуация м ож ет выступать в д в у х о с н о в н ы х ф ормал.
П р еж д е всего она м ож ет быть реальной обста н овкой данного
^ ш ч е в о г о актя (ср. «б ы т о в о й контекст» А. А. Р е ф о р м а т с к о г о ).
Если предлож ение «Ш 15 1аЫе 15 ои ! о? р1асе Ьеге» применяется,
например, при расстан овке мебели или оценке стиля м еб л и р ов­
ки и т. п., сл ов о 1аЫе реализует значение 'с т о л ’ . Если это же
предлож ение уп отреби ть при о бсуж д ен и и какой-либо статьи,
проекта, д окл ада и т. п., сл о в о {аЫе м о ж е т получить значение
'т а б л и ц а ’ . В о б о и х случаях речевая ситуация выступает в наи­
более непосредственном виде.
О д н а к о она м о ж е т иметь и ф ор м у сообщ ен ия о ситуации.
Так, уп омян уты е выш е ситуации могли бы быть представлены
в виде их описания в устном или письменном повествовании.
Э то описание, подменив со б о й р еальную ситуацию, дало бы
тож д ествен ны й семантический результат в слове 1;аЫе.
Д о. с о об щ ен и е отличается от реальной гитуяпии не только
т ем,..чту о н о . е с т ь лнш.ь. ец ш ш браж еиие или отражение, и п о ­
том у является, по сути дела, фиктивной ситуацией. С ам ое
в а ж н ое его отличие с точки зрения лингвистики заключается
в том, что, с о о б щ ен и е есть т о ж е речь, как и контекст есть оп ре­
деленный о т р ез ок речи. В этом отнош ении сообщ ен ие о си т у а ­
ции в с и л у свТгей— ретивой п р и р о д ы сблия*я,е тс’я с" контекстом.
Э т о х б л и Ж ен и е ка ж ется особ ен н о очевидным в тех случаях,
когда п р ед ш ест в у ю щ ее уп отребл ен ию да нн ого семантически
р еа л и з уе м ого сл ов а изложение не с о д е р ж и т никакого описания
речевой ситуации, но самим своим содер ж ан и ем , системой своих
оп орн ы х понятий или обр а з ов, кон кретизирует речевую сферу
Данного сл о в а и тем с п о с о б с т в у е т реализации определенного его
значения. Так, например, встречаясь в грамм атике Несф ильда !3
впервые на стр. 46, сл о в о оЬ^ес! (в сочетании Р о г т оГ Ше оЬ]ес1:
и ниж е — Р о б Ш о п о{ Ше оЬ]ес1) п од гот овл ен о к реализации т е р ­

13 V. С. N е 5 П е 1 с1. ЕпдНзЬ Огатгпаг, Раз! апё Ргезеп!. Ьопйоп, 1698,


Р. 46.

29
минологического значения 'допол н ени е’ и вытеснению других
значений ( ‘ предм ет’ , ‘цель’ )' всем предш ествующ им текстом
книги в целом и предыдущ ими ее параграфами, в частности п о ­
священными глаголу. Здесь нет изображ ения бы товой ситуации.
3 десь_са.м-Iекст играет р ол ь речевой си туац ии.
"С х о д с т в о контекста' и со о б щ а е м о й или текстовой си туа ции
приводит иногда к тому, что первый случай назы ваю т «узким
контекстом», а в т о р о й — « ш и р о к и м контекстом»] Прйлбжёнйе
одного и т ог о ж е термина «к он текст» к принципиально различ­
ным явлениям с а м о по себе неудачно, но если бы эти различия
были в достаточной мере учтены и оговорены , с этой терм и н ол о­
гической усл овн ост ью м ож н о бы ло бы примириться. Однако
обычно эти выражения достаточной дифференциации лингвисти­
ческих понятий под со б о й не имеют.
Различие м еж д у «ш ироким к он тек стом » (т. е., по нашей тер ­
минологии, речевой ситуацией или т екстом ) и «узким контек­
с т о м » (т. е. собствен но контекстом) есть различие сущностное.
«Узкий кон текст» есть ко ист рукти в н ы й фактор, «широкий кон ­
текст» — ситуативный фяктпр
.......РЛ'Ат Б^ДаШв отмечает о с о б у ю ф ор м у «ш и р о к о г о контекста»,
а именно: диалогическую речь.14 Э то очень важ ное наблюдение,
п ом огаю щ ее нам внести еще одно уточнение в понятие речевой
ситуации. Действительно, ситуативным фоном, компенсирую щ им
недостаточность контекстуального указания, м ож ет служ ить
содерж ан ие диалога в целом или непосредственно п редш ест­
вующ ей реплики. Указание в этих условиях м ож ет быть с у м ­
марным, т. е. исходить из общ ей понятийной сферы диалога.
Например:
— I Ьауе 1оокес1 ШгоидН уоиг \уогк, апс! Ьауе Могшее! а §епе-
га1 Меа аЬои! уоиг с!езщп, \у Ыс Ь з е е т з ше11 §гоипс!ес! аз а \уЬо!е.
Ви1 I Япс! Шеге т а п у иппесеззагу Ш т § з \у ЫсЬ оп1у зроП Ше
\уНо!е еНес{. У ои ’ с! Ье11ег сгозз Ш е т ои{ ЪеГоге риЪПзЫп^ уоиг
рарег.
— \УЫсЬ Ш ш §з с!о уои т е а п ?
— Рог т з Ш п с е , 1Ыз 1аЫе 15 о и { о ? р 1 а с е Н е г е . И асЫз
п о Ш т ^ зиЬз1:ап1ла1 1о уоиг р п п а р а 1 тГегепсез.
Н о указание м о ж е т быть и конкретно словесным. В одной
из п редш ествующ их реплик семантически реализуемое сл о в о
м ож ет быть уп отреблено в доста точн ом контексте, и потом у в
дальнейшем м ож ет реализовать свое значение и без кон тексту­
ального указания. Например:
— АП Ше гезиПз оГ т у с а к и Ы ю п з аге гергезеп!ес! т а 1аЫе
о? о р 11 т а 1 у а 1 и е з .
— То т у гтппс!, Ш 15 (аЫ е 13 о и 1 о Г р 1 а с е Ь е г е, аз П т -
1еггир1з уоиг §епега1 а г ^ и т е п !а 1 ю п апс! сНзШас^з Ше геайег’ з
аНепИоп.

14 Р. А. Б у д а г о в . Введение в науку о языке. М., Учпедгиз, 1958, стр. 17.

30
Тяким о б р азом, м ож н о наметить^.несколько основны х Фопм-
а?ёвой сйхуадии; внедзы к овую си туацию. диалогическую пСТь.
реальную с и т у а ц и ю ; с о о б щ аем ую си туа цию, п о н я т и й н у ю
гферу изложении, т. текст.
^Сложные и м н огообр азн ы е связи и столкновения ситуации
н контекста, ситуации и значения слова могут быть объ ек том
специального исследования.15 Мы ограничимся сказанным
выше, ибо для непосредственных целей р а бо т ы э т о го д о с т а т о ч ­
но. К онтекстуальные связи как таковые для этих целей более
важны. Однако, преж де чем перейти к их р ассм отр ени ю , н е о б ­
ходимо уточнить два принципиальных вопроса.
Первый из них касается понятия « с в о б о д н о г о » и «с в я з а н ­
ного» значения слова.
Описывая различные типы лексических значений слова в
одной из своих сем асиологических р абот, акад. В. В. В ин огра­
дов писал: «О сн овн ы е номинативные значения слов. .. очень
устойчивы. Эти значения м ож н о назвать свободн ы м и, хотя их
свобода обусл овл ена социально-исторически и предметно-логи-
чески. Функционирование этих значений слов обы чно не ограни­
чено и не связано узкими рамками тесных фразеологических
сочетаний. В осн овн ом круг употребления номинативного зна ­
чения слова, круг его связей соот в етств ует связям и отношениям
самих предметов п роц ессов и явлений действительного мира
(например, пить воду, квас, вино, чай, сидр, виноградный сок
и т. п . ) » . 16 И несколько ниже: « У слова м ож ет быть несколько
свободных значений, в которы х непосредственно о т р а ж а ю т с я
разные предметы и явления действительности (ср.: шапка ' г о ­
ловной у б о р ’ и 'за г о л о в о к крупным ш рифтом, общ ий для не­
скольких статей’ ) » . 17
В этих замечаниях акад. В. В. В иноградова есть и неясные,
и спорные моменты.
П реж де всего, не уточнено, с какой точки зрения значение
слова признается «с в о б о д н ы м » . О бщ ий х о д рассуж дений автора
показывает, что значение определяется как « с в о б о д н о е » с точки
зрения широты сочетаем ости данного слова в данном значении.
Но если речь идет о комбинаторной валентности слова при
данном его значении, значит речь идет о контекстуальных св я ­
зях слова, о степени его контекстуальной зависимости. П ри зн а ­
вая же то или иное значение слова св ободн ы м , мы тем самым
признаем независимость его от контекстуальных условий. Акад.
В- В. Виноградов, несомненно, прав, утверж дая, что широта
сочетаемости данной семантической единицы связана в конеч­

15 См. интересные наблюдения в этой области в книге акад. В. В. Вино­


градова «О языке художественной литературы» (М., ГИХЛ, 1959, стр. 108 сл.,
62, 171 сл ., 234 и др.).
ь _ 16 В. В. В и н о г р а д о в . Основные типы лексических значений слова.
“ Я, 1953> № 5; СТр. 12.
17 Там же.

31:
ном счете с реальными (впрочем, иногда и во об р а ж а ем ы м и )
■отношениями в сам ой о к р у ж а ю щ ей внеязыковой действитель­
ности. Однако раз в оп р о с ставится именно относительно с о ч е­
таем ости слова в данном значении, то определять степень его
независимости следует под тем ж е углом зрения, т. е. по от н о ­
шению к языковой материи речевого целого, а не к внеязыко-
вым факторам. Если быть действительно последовательными и
сохранять на протяжении одн ого рассуж ден ия именно эт о т угол
зрения, предопределенный указанием са м ог о автора на о т с у т с т ­
вие «у зки х р ам ок тесных ф разеологических сочетаний», то « с в о ­
б о д а » слова дол ж на р а сшифро в ы ваться как широта егггттгер-
т аемости с другими словами, а широта с о четаем ости — либо к ак
дезависимость семантлнески реализуем ого с л о м от какого-либо
у к а з а т е л ь н о ю ...минимума,либо. .ка к сЛожная'~ёго д и ст р и буция.
"С в об од н ы м м о ж н о бы ло Г)ы__счил-лт^ д п л ь кп~т?Гк'ор яняир. н и р .
котор ое оста ва л ось бы равным са м о м у себ е в л ю б ых условиях
уп отребл ен ия сод е р ж а щ е г о его с л о в а : да и то л иш ьП Гтом слу-
чае, если отвлечься от д вух моментов: во-первых, о т роли с л о ­
весных связей в актуализации словй, и, во-вторых, от тех е с т е ­
ственных, т. е. имеющ их внеязыковые причины, ограничений
сочетаемости, о которы х упоминает акад. В. В. Виноградов и
которы е с контекстологической точки зрения м огут быть оп ре­
делены как количество слов, сп особ н ы х к сочетанию с данным
словом. Ц^трудно випр .т ь . чтр только б е зусл овн о Одн о ч н а ч н ы р
слова. при условии употребления их в общ епринятом значении,
могут обл апать с емантической с в о б о д о й. В л ю бой словесной
связи, например, инсулин будет значить 'го рм он поджелудочной
ж ел езы ’ ; кронглас — 'оптическое стекло, не со д ер ж а щ ее свин ца’ ;
пикнометр — 'пр ибор для определения плотности вещ еств а ’ .
Однако В. В. Виноградов, как м ож н о видеть и в приведен­
ной цитате, утверж дает, что сл ово м ож е т обл а д ат ь несколькими
свободн ы м и номинативными значениями (т. е. прямыми, лишен­
ными характер изую щ ей э к сп р есси вн ости), причем одн о из них
является основным значением, а другие — значениями « н о м и ­
н ативно-производны ми».18 Контекстологический- анализ, н ап ро­
тив, показывает, что сов м ещ ен ие в с л о в е хотя бы двух значений
а втоматически превращ ает к аж д о е из них в н есвободное, кон-
тексту ал ьно связанное. Различия в их контекстуальной св яза н ­
н о с т и —"это лишь количественные и качественные различия
в сочетаемости. С осущ еств ован и е в сл& ве^_свободного и не-
■свобшшого значений н е в о зм о ж на: П р и з нана1!ь т я к о г сосущ е
с т в о в а н и е — значит, определяя св о бо д н ое значение, оп ер и р о­
вать исключительно внеязыковыми категориями, а определяя
несвободное значение — языковыми категориями одновременно
двух планов: и соч етаем ость ю слова, и типом его содерж ания

'8 В. В. В и н о г р а д о в . Основные типы лексических значений слова,


стр. 12.

32
1И этимологических связей с основным его значением. Для
й' глийского языка эти положения акад. В. В. В иноградова не­
п р и м ен и м ы . Д ум а ется, что и для р у сс к ог о языкэ их нельзя
признать плодотворными.
В торой вопрос, которы й сл едует поставить прежде, чем
перейти к анализу типов контекста, э т о воп рос о том, что пони­
мать под ф разеологическим и связями слова.
В отечественной лингвистической литературе последнего
д е с я т и л е т и я э т о выражение п риобрело ш ир окую уп отреби тель­
ность. Понятие, в нем заключенное, нередко выступает т о ж д е ­
ственным понятию контекстуальных связей сл ов а .19 В уп ом я н у­
той выше статье акад. В. В. В иноградова приводится двучлен­
ное противопоставление с в о б о д н о г о и фразеологически связан­
ного значения. Он пишет: « . . . многие слова или отдельные зна ­
чения многих слов, преимущ ественно переносного или синони­
мического характера, ограничены в своих связях. .. В о к р у г м н о­
гозначного слова группируется несколько ф разеологических
сери й . Большая часть значений слов фразеологически связана.
Иметь разные значения для слова чаще всего значит входить
в разные виды семантически ограниченных фразеологических
связей».20 Получается, что всякое значение, если оно не с в о б о д ­
ное, есть значение фразеологически связанное; всякая словесная
связь, о б н а р у ж и в а ю щ а я сем антическую зави си м ость одн ого
слова от другого, есть связь фразеологическая.
Не стои ло бы спорить против самой этой терминологии,
если бы столь широкое, о б о б щ а ю щ е е ее применение не оз н а ­
чало недифференцированный подход к принципиально различ­
ным типам взаимодействия слов в речи. Сочетание слов, и м е ю ­
щих м еж ду с о б о й контекстуальную, т. е., по данной терм ин оло­
гии, «ф р а з ео л о г и ч ес к у ю » связь, дол ж н о быть, естественно,
признано за сочетание ф р азеол огического порядка. П оскол ьку
контекстуальная, она ж е «ф р а зео л о ги ческ ая » связь слов — наи­
более типичная, регулярно п роявляю щ аяся семантическая зави ­
симость слова в п отоке речи, то, следовательно, речь предстает
в виде цепи ф разеологических сочетаний, особ ен н о речь англий­
ская, для которой контекст, как отмечено выше, имеет о с о б у ю
важность. Н о тогда фразеология из науки о специфически
Устойчивых сочетаниях слов как элементах языка п ер ер ож д а е т ­
ся в науку о контекстуальных группах слов как элементах речи,
” ли д а ж е шире — в науку о комбинаторной валентности слов,
т- е. в коитекстологию в ш ироком смы сле слова.

19 См., например: Л. И. Р а з и н к о в а . Материалы по составлению фра­


зеологического словаря современного английского языка, Уч. зап. 1 МГПИИЯ,
т- IX. М., 1956; И. В. А р н о л ь д. Лексикология современного английского язы­
ка- М., Изд. лит. на иностр. яз., 1959, стр. 63.
20 В. В. В и н о г р а д о в . Основные типы лексических значений слова,
СТР. 17.
3 Н. Н. Амосова 33
Дело, конечно, не в терминах. М о ж н о науку такого ш ирокого
профиля назвать фразеологией, а учение о б устойчивых сочета-
ниях — идиоматикой и включить его в эту ш ир окую ф р а зеол о­
гию. М о ж н о о бщ ее учение о контексте назвать контекстологией,
а его специализированный раздел — фразеологией. Не эго
важ но. Важ но, что в одном ряду сочетаний мы будем иметь
д ел о с п ер ем ен ным контекстом, в котором указательный мини-
м у м допускает больШ5ё'~тцпГ'' м ен ьш е^ "количество вари ац ии
в прел елях одн ого и того >;<;> грмянтичрского результата; в д р у ­
гом ряду сочетаний — с контекстом постоянным, о б л а д а ю щ и м *
многими с в о й с тв а ми'й~'"особенностями, не с у щ е с т в у ю щими в кон-
тексте переменном. К ачественное различие м еж д у этими двумя
рядами явлений таково, что требует и терминологической д и ф ­
ференциации.
П о эт о м у следует о с о б о оговорить, что здесь и далее кон-
текстуальной связанностью слова мы будем называть сем ан ти­
ческую обусловленность,.слова в переме н н о ^ к о н т е к с т е Г ф р аз’ёо-
логической ж е связанностью — е го семантическую, о б у с л о в ­
ленность в постоянном, действительно с табильном, я не просто
часто-'р е г и ст рируемом контексте. Ф р а з еология, таким обр азом ,
определяется как учение ...о_.единицах постоянного "контекста
Для того чтобы .наше понимание различия м еж ду п остоян ­
ным и переменным контекстом, разграничивающ ее предмет
общ ей контекстологии и фразеологии, было достаточн о п р о ­
яснено, н еобходи м о р ассм отр еть не только постоянный контекс:
в его деталях и разновидностях, но и основные вопросы, связан- .
ные с переменным контекстом. О бщ а я характеристика эт ого
последнего долж на послужить, так сказать, предисловием
к фразеологии.

§ 2. ТИПЫ ПЕРЕМЕННОГО КОНТЕКСТА

Принципиально в оз м ож н о аналитическое различение двух


основных типов переменного контекста, отличающ ихся друг от
друга характером указательного минимума: лексиче с кого
и __с интаксического контекста. П од лексическим контекстом
понимается контекст, содер ж ащ и й такой указательный мини­
мум, который сп о соб ст в у е т реализации значения слова п оср ед ­
ством самой семантики сост а в л я ю щ его этот указательный
минимум слова или комплекса слов, независимо от характера их
синтаксической связи с семантически реализуемым словом.
Н а о б о р о т , синтаксическим контекстом долж ен быть признан
такой контекст, указательным минимумом в котором служит
сама по себе синтаксическая конструкция, элементом которой
является семантически реализуемое слово, независимо от л ек ­
сических значений входящ их в эту конструкцию слов.
Переменный характер лексического и синтаксического кон
текста определяется преж де всего п одменяемостью слов, в х од я ­
34
щих в указательный минимум л ю б о г о из указанных типов. При
чистом лексическом контексте его переменный характер п од­
держивается т ак ж е в о з м о ж н о с т ь ю вариаций синтаксического
отношения указательного минимума к семантически реализуе­
мому слову. Н о основным релевантным признаком переменного
контекста и в этом случае оста е тся вариантность лексического
состава указательного минимума.
Ле.всинеский контекст в его чистом киле мож н о випеть
в ряде случаев употребления прилагательного Ышс!.. Возьмем
их в качестве иллюстрации. Напомним, что здесь и далее мы
будем о б р а щ а ть внимание лишь на лексическое значение сем ан ­
тически реализуемого слова.
Значение 'сл е п о й ’ , т. е. 'н езрячий’ , безусловно реализуется
в прилагательном Ышс! при сочетании его с существительными,
обозначающими одуш евленное сущ ество, орган зрения или его
функцию. Например: Ышс! с а 1 Ьогзе, т о 1 е , \уогш, сиЬ, Ы!сИ
н т. п., с одной стор он ы ; ЬДпс! еуез, огЪз; Ышс! 1оок, д а г е
и т. п. — с другой. (Синтаксические связи м еж ду указательным
(«ключевы м») и с е ш ш л*ичегкй"' реализуемым словом конгек"-
стуально безразличны (ср. 1Ье т о 1 е 15 Ышс! и т. п.). В опредё-
ленных условиях (о которы)Г^кажем~далее') ключевым словом
для эт ого значения м ож ет служ ить сущ ествительное, о б о з н а ­
чающее лицо или сов окуп н о сть лиц ( т а п , \Уотап, сЫШ, " 1г 1 ,
Ьоу, п и ш а а п и т. п.; ГатПу, &гоир и т. п.).
Значение Ышс! 'сл е п о й’ , т. е. 'м еш аю щ и й с о о б ряжять.
лишающий р а з у м а ’ , т г Ш к е я в л я е т с я лексически связанным
и актуализируется при указательном минимуме с типовым зна ­
чением наименования эмоции: 1?Нпг1 Енгу . 1оуе рякзюп. г а д е .
Р&ш'с. На1гес1. (еяг. ас!ога!юп и т. п. и т. д.
Значение 'необдуманный, неразумный, без р а ссуд н ы й ’ р еал и­
зуется в прилагательном Ышс1 в контекстуальном сочетании'
с существительными, обозн а ч аю щ и м и действия, процессы,
поступки (ЬДцц! ЬаШе, ез са р е, а11аск. Ьаз(е. с.Ьо 1ге. ригсЬазе,
81ги^§1е и т. п .); значение ' действующ ий мехатТчёскиГ^^мГ с у ­
ществительными с типовым значением ‘ побудительной причины.
Действия или явления’ (Гогсе, д о ас!, з И т Ы и з, 1гпри 1зе, песея-
зЛу и д р . ) .
Прилагательное Ышс! м ож ет иметь такж е значение 'з а к р ы ­
ть^ с од н ого кон ц а ’ . Оно появляется в сочетании с су щ ест в и ­
тельными, обозн а ч аю щ им и предметы, нормально имеющ ие два
п ротивоположно распол ож енн ы х отверстия. Например: Ышс1
!иЬе 'закры тая с од н ого конца т р у б а ’ , 'тр уб ка с одним
запаянным к он ц ом ’ , ЬПш! _а!1еу (в прямом значении) 'ту п и к’
(букв, 'закрытый с о д н ого конца п р о х о д ’ ), ЬИпН у аДе.у 'з а к р ы ­
тая дол ин а ’ , ЬПпс! с!пН: 'тупиковый штрек в ш ахте’ , Ышс! разз
закрытый п р о х о д ’ и т. п. Сочетаясь с наименованиями п редм е­
тов, обы ч н о имеющ их просветы или нормально представляющ их
собой отверстие, Ышс! означает ' г л у х о й ’ , т. е. 'не имеющий о т в е р ­
3» 35'
ст и я ’ . Н апример: ] ) Ип(1 агсЬ 'фальшивая а р к а ’ , ЬНпс! д оог 'з а л о ­
женная д в е р ь ’ , „ЬЦгк! луэП 'глухая стен а ’ (без проемов) , Ыт<1 Ьо1е
' я м а ’ (в отличие от ск возн ого отверстия, т. е. дыры, об о з н а ч а е ­
м ого тем ж е сущ ествительным Ьо1е), Щшг! \у ) пс1о\у 'фальш ивое
о к н о’ „-Ы1оД. $1огеу 'эта ж , не имеющий окон со стороны ф а са д а ’ ,
Ы т ё Ьа1из{гаНе сплошная б а л ю с т р а д а ’ , ЬНпс! ЬесЗ^е 'сплошная
и з г ор од ь ’ и т. п.
С ключевыми словами разнообра зн ы х значений, не в х од я ­
щими в перечисленные выше и какие-либо иные контекстуаль­
ные наборы к прилагательному ЬНпс1, это последнее получает
значение 'к р ытый, потайной, не выходящий на поверхность ’ . Все
эти ключев"ые~ слова о б о з н а ч а ю т п редм еты /^ н ор ^ л ь н о ~ откр ы ты е
с наружной или верхней стороны. Н апример: ЬПпй сШсЬ 'крытая
канава’ . зМ сЬ 'потайной ш о в ’ , ЬНпс! госк 'подводны й (т. е.
покрытый водой) риф’ , ЬПпс1 $ар 'крытая' с а п а ’ , 1аск 'п о ­
тайной з а м о к ’ , ЬНпс! 1ос1е 'рудная жила, не вы ходящ ая на п о­
в ер хн ост ь ’ , ЬНпс! Ьопс! 'потайная перемы чка’ и т. д. и т. п.
В прилагательном ЪПпд имеется и значение ' ел е ррпнмй
п л о х о _ 4 ?азличаемый зрением ’ . Например: ЬПпН Ьап(1\уп1тр-
'неразборчивы й почерк7 Ы т Н К-рр, Ы тН р п п Г 'н ечрткий ш р и ф т '
Ь]т<1 ра 11т_ (1гаск, гоаё, \уау) 'еле видная тропинка (дорога
и т. п . ) ’ , ЬНпс! ] 01 п! 'неясная сл ои ст ост ь ’ (геол.) и т. п.
К ак мож но видеть, контекстуальный набор, допустимый
в пределах о д н ого значения данн ого семантически реализуемого
слова, м ож ет представлять со б о й идеограф ическую группу,
определенный семантический п одкласс слов (например, н азва­
ния эмоций для значения 'м еш аю щ и й р а с с у ж д а т ь ’ ) , или соч ет а ­
ние д вух и более идеографических групп (например, о душ евл ен ­
ные существительные, наименования органа зрения и его функ­
ции для значения 'незрячий, лишенный сп осо б н ости видеть’ ).
В этих случаях контекстуальный набор м о ж е т быть подведен
п од некое лингвистическое определение в силу присущ его его
элементам типового или нескольких типовых значений.
В других случаях контекстуальный набор строится из слов,
не сводим ых к какой-либо идеографической группе и не и м ею ­
щих о б щ е г о для них всех типового значения (например, см .-к он ­
текстуальный набор для значения 'закры ты й с одн ого конца’ ,
'кры ты й ’ , 'сп лош н ой’ и д р .). В этих случаях ф актор ом ф о р м и р о ­
вания данного набора сл у ж и т произвольно выделяемый не
основной качественный признак самих обозначаем ы х; п оэтом у
такой контекстуальный набор не м о ж ет быть подведен под
ка кое-либо лингвистическое определение. Тем не менее, с точки
зрения контекстологического анализа в л ю б о м из этих случаев
контекстуальный набор м ож ет быть определен в своем с о с т а в е
(ли бо в виде конуцсотуа^ьной формулы, л и бо в виде перечня) и
Об н а р у ж и в а т ь , (В О -П ер В Ы Х ; ЛеКСИЧеС.КУЮ г р дтяннпгтч. •зцочоргсд
с е мантически реализуем ого сл о в а ,/ г Во -Втортзн^ переменный ха-
раКтер л ексического указательного минимум а.

36
Во всех приведенных выше случаях лексический указател ь-
нЫ й м иним ум ашцшхся ^лночленным. так как сост ои т из одн ого
ключевого слова, д о ст а т о ч н о г о для реализации данного значе­
ния семантически реализуем ого слова ЬПпс1. Синтаксическая
связь эт о го последнего с ключевым сл ов ом дана непосред­
ственно, без помощ и каких-либо дополнительных элементов, эту
связь осущ ествл яю щ их, и м о ж е т варьироваться.
В иных условиях, а имедно' тогда, ко гд а_сем ашичй_скй.-Р4« л и -
зуемое прилагательное ЬПпс! не является, определением по_отно-
ш'енйю к кл'ючевому сл ов у или объектным предикативным чле­
ном (типа I Гоипй М о 1 Н е г ЪПпй), синтаксическоё"сцел л ен ие
ппнпГО Г другим-МШК-М---(»СЛ0ЖИЯТЬСЯ1-ДКЛ40ЧРНИ»М~~ СВЯЗУЮЩИХ
элементов. Если семантически реализуемое прилагательное вы-
<гтуттает в роли предикатива, ключевое сл ово является по от н о­
шению к нему п одлеж ащ им, и связь м еж д у ними нормально
осущ ествляется с п о м о щ ь ю св язоч н ого глагола. Например:
ТЬе Ь е с З ^ е з луеге 1оо ЬИпй Гог ЬипИп^ (О Б О , I,
920).
П одсобн ы й элемент появляется и тогда, когда указательный
минимум представлен предлож ны м дополнением или о д н о р о д ­
ным членом по отнош ению к прилагательному ЬПпс!. В первом
случае он выступает в виде предлога:
ТЬеу \уеге Ш п й ичШ с! и з 1 апс! з ш о к е (Н. ^\уЪ оН, Э. Э.,
229).
В случаях в тор ого рода сл уж ебн ы м элементом является
союз:
ТЬеге 1оотес1 Ше с1ап§ег оГ Ъ е с о т ш § Ытй апс! 1 а т е
(М. В1а1г, Т., 125).
Н есм отр я на то, что указательный минимум в таких случаях
состои т из двух слов и, таким об р а з о м , вы ступает как двучлен­
ный (ср.: \у 1Ш (1из1; апс! 1аше), контекстуальное указание и
в этих случаях идет от одного ключевого слова, которое и д е й ­
ствует как единственный знаменательный элемент указательного
минимума. В торой член э т о го последнего имеет чисто с т р у к т у р ­
ное, а не указательное значение.
Контекст, указательный минимум к от ор ог о представлен о д ­
ним ключевым сл ов ом — б удь то ведущий или зависимый член
сл ов о с о четания, в которое, входит данное семантически реал и-
зуем ое слово, или п од л еж а щее или ск азуем ое к э т о му ппрпрд -
нему,' и ^ й 'о д н ор о д н ы й член,- м ож н о усл овно назвать ж ш хек-
стом I степени/
Н о возьм ем другой случай.
Прилагательное Ышс! м о ж е т иметь еще одн о значение,
а именно: ' н ^ с п о с о б д ы й л онимать, с у д ить, оц е нивать, з амечать^.
Это значение реализуется при связи~ прилагательного с с у щ е ­
ствительным лица. О дн ак о указательный минимум не м ож ет
сводиться к од н о м у сущ ествител ьном у такого рода, ибо оно в х о ­
дит и в контекстуальный набор, требуемый для значения 'незря-
37
чий’ . Таким о бр а з ом , в приводимом ниже сочетании ЬНпс} м о ­
жет, ст р ого говоря, означать и физический, и психический
признак. Н апример: МоШег \уаз ЬНпс!, I 1е11 уои! (М . В1а1г,
Т., 140).
Ситуация, разумеется, элиминирует ненужное значение. Но
здесь мы отвлекаемся о т действия ситуации и обр а щ а е м внима­
ние только на контекст. И с этой точки зрения нужно признать,
что э т о т отры вок составляет нейтральный контекст. Взятый
изолированно, он м о ж е т иметь см ы сл: «м а м а слепая (т. е. н езря­
ча я ), г ов ор ю т е б е !» и «м ам а слепа (т. е. ничего не понимает, не
^замечает)».
Сущ ествительное (лицо или зам ен яю щ ее его местоимение),
сп о со б н о элиминировать все другие значения ЪНпй ('к р ы т ы й ’ ,
'сп л ош н ой ’ , 'закрытый с одного кон ц а ’ и т. п .); в этом смы сле
оно действует как негативный контекстуальный указатель. Но
о н о не м о ж е т служ ить позитивным указателем, созда ю щ и м
условия для реализации одн ого из д вух значений эт ого прила­
гательного, т. е. значения 'незрячий’ или 'н еспособн ы й пони­
м ать’ . Д л я эт ого нужна определенная контекстуальная п о д д е р ж ­
ка со стороны какого-то др угого члена данного речевого целого.
Р а ссм отр и м другой отрывок.
«ТНапк {Не Ьогс1 I НауепЧ а ^геа{ сго\ус! оГ ге1а{юпз {о ш Ш с!
ироп уои », заМ М а х 1ш, «а 81з1ег I уегу гаге1у зее, апс! а а п (1 -
т о ! Ь е г \уЬо 15 пеаг1у Ы тй» (О. с!и М а и п ег, К., 93).
Здесь Ытс1 реализует значение 'незрячий’ , обусловленное
комбинированным контекстуальным указанием, идущим как от
слова ш йо ( с импликацией л иц а), так и о т слова пеаг1у 'п оч т и ’ .
К аж дое из этих слов в отдельности недостаточно для такого у к а ­
зания: \у1ю (о т р а ж а ю щ е е антецедент ^ г а п й т о Ш е г ) не п ротиво­
речит том у, чтобы ЬНпс! вы р а ж а л о психический признак; пеаг-
1у — тому, чтобы ЬНпй реализовало значение 'кры ты й’ , 'с п л о ш ­
ной’ и т. п. Однако комбинация о б о и х указаний д а ет определен­
ный семантический результат, и Ытс1 получает во з м о ж н о с т ь р еа­
лизовать значение 'незрячий’ . П о э т о м у указательным миниму-
Л1ом здесь оказывается, соч етание сл ов \уЬо 1з пеагТу иТтаким о б ­
разом, контекс 1 -_равняется всему п рйдатбчном~у~~ предло"жёЩпо:
шЬо 15 пеаг1у ЪНпй. ’
Таким о бр а з ом , могут быть случаи, когда одн о ключевое
сл ово вы ступает лишь в качестве элиминирующ его или негатив­
ного указателя, но элиминирование недействительных для д а н ­
ного речевого акта значений не м о ж е т быть доведен о с его по­
м ощ ь ю до т р еб уем ог о предела, т. е. до реализации актуального
значения. Тогда указательный минимум становится слож н ы м и
м о ж е т расширяться д о состава распростран енн ого члена п ред­
ложения или д а ж е целого предложения.
Такое полож ение встречается и тогда, когда слово, непосред­
ственно связанное синтаксически с семантически реализуемым
словом, является многозначным и сп о со б н о сочетаться в разных
38
„X значениях с одним и тем ж е семантически реализуемым
с оВОм, такж е в разных его значен иям
° Н апример, известно, что сл ов о ^ 1 е т имеет несколько значе­
ний, в том числе 'с т в о л ’ и 'о с н о в а ’ (как м о р ф е м а ). Если взять
соче т а н и е Ьаге з1 е т , то прилагательное Ьаге не м о ж е т выявить
свое значение, пока* не бу дет выявлено значение связанного
с ним слова. Н е йтральность контекста (или, точнее, о т с у т с т в ие
€Го) м ож ет б ь1ть снята с п о м и щ ы о .д о полнительных эл ем ен тов,
рдялизую щ их з начение з 1 е т . Ср.:
РЫ1о1од1з1з аге адгеей Ша{ з т ^ Ы а г 1шрегаЦуез (аз а1зо
уоса^уез) 1п 1пс1о-Еигореап 1ап§иадез ргезегИ: 1Ье Ьаге з 1 е ш з
^ИЬои! апу 1 п П е х 1 0 п (А. ОагсПпег, 3. Ь., 2 1 5 ); 5Не
ргеззеб Нег сНеек 1о Ше Ьаге з ! е ш оГ Ше е 1 т (М. В1а1г
Т., 216).
Н етрудно видеть, что в о б о и х случаях предл ож ное опредеде'
нн^-является указательным миним ум ом для__ существительного
з1ет, которое в силу эт ого при обретает указательную силу пс
отношению к прилагательному Ьаге. П о э т о м у в первом случае
Ьаге дает значение 'п р о с т о й ’ , во втором — 'гол ы й ’ .
Следовательно, ключевое сл ово з 1 е т са м о н уж дается в кон­
текстуальной опоре. В силу этого, указательньш -м ин и м ум ом для
при..п.агятр.пьнпт Ьягр в о взятых нами отры вках сл у ж и т не о д но
оца, а л а че.тания « я 1 е т з туКНои! апу т Н е х ю п » и « з 1 е т оГ Ше е ! т ».
т. е. распространенный член предложения.
В иных случаях расширение указательного минимума м ож ет
вообщ е не сов па дать с синтаксическим членением вкл ю ч а ю щ его
предложения. Так, оно м о ж е т захваты вать придаточное п редл о­
жение (или его часть) и член главного предложения, к кот ор о м у
относится придаточное (т. е. его ан т ец ед ен т ). Н апример, в при­
водимом ниже отрывке сущ ествительное Ъос1у реализует значе­
ние 'тело, т. е. плоть’ , на осн ове именно т а к ог о комбинированного
указательного минимума:
ТЬе арр1аизе гоагес! аЬои{ Ше §геа{ гоош , \уауе о? и гезроп-
<Пп§ 1о еуегу 1г т з 1Ые \уауе оГ соп^ие^^пд зепзиа1 з е х и а П 1 : у
^ Ь 1 с Ь е Н и з е с ! ро\уегГи11у Гг о т Ьег а с с о т р П з Ь е с !
Ьойу (А. В епп еи, I., К., 102).
Таким о б р а з о м , контекст м о ж ет не совпадать ни со с л о в о с о -!
Чётанием. ни с предложением, и т а н и н а его сп особ н а рассекать
ОДшакси чёское йостроение, лиш ая его стр ук турной.__ закончен -
ности. Ср.: ~~
И луаз ш 1Ыз 1 г у т § З11иа 1:юп, ехрозей 1о а § а Ш п § Пге оГ Ыапк
<^аг1г1<1^ез, апй Н а т е з з е й Ьу Ше орегаИоп оГ { Ь е т Л И а г у , а
Ь’езЬ Ьойу о } хюкот Ьад Ье^ип {о Га11 1П т Ше о р р о з к е 51Йе, Ша1
Мг. Р 1ск\У1ск сНзр1ауес1 Ша1 регГес! соо1пезз (Ьойу 'о т р я д ’ ; СЬ.
^Искепз, Р. Р., 6 7).
^ Л е к с ический контекст, сод ер ж ащ и й многочленный указа^
Тельный 'минимум, условно м ож н о назвать контекстом II сте-
'ЧениГ ~ '■— -
39
Д\ежду контекстом I и II степени, таким об р а з о м . имеетг<.
Прежде всего количественное различие. К ром е этого, они отли.
чаются д р у г от друга ещ е и тем, что в контексте I степени. имеет.
:я йрямяя' синтаксическая связь м еж д у ключевым й семантиче.
С‘кй реализуемым сл овом ; в контексте__ж е II степени о сновнпц

недосредствемои_синтаксичеек&й-<;-&язи -е семантически реали­


зуемы м словом. Например, р ассм отр им отрывок:
Опе Ьа<1 . . 1Ье 1а 11 оГ а ши1е с ! е 1 а с Ь а Ь 1 е Гг о т 1Ье
Ъойу о I а П о п ( I Оа1з\\’0г{Ьу, 5. 5., 138).
Значение сущ ествительного Ъос1у здесь 'т у л о в и щ е ’ . О н о зави­
сит о т кл ю чевого слова 1аП 'х в о с т ’ , ибо никакой другой элемент
для его реализации недостаточен. Н о сл ово 1аП связано с о сл о­
вом Ьойу только косвенно, сквозной или цепной связью: Ъос1у —
э т о предлож ное дополнение к прилагательному сЫасЬаЫе.
и м ею щ ему атрибутивное отношение к именному члену п редл ож ­
ного определения (оГ а ши1е), и лишь это последнее имеет непо­
средственн ую синтаксическую связь с ключевым сл ов ом {аП.

чения много з н а ч ш х а х д о в а -и --д е к €НЧвских о м он и м ов с о в е ршенна


здинакова.ТГикаких о с о б ы х условий или мобилизации каких-то
пополнительных контекстуальных сигналов омоним ы не тре-
5уют. Таким обр азом , с к онтекстологической точки зрения раз­
личия м еж ду полисемией и "л^ксш!ВПШй~Ъм<гнимиёи' не с у щ е ст ­
вует.
Исключение избыточных элементов обы чно не представляет
трудностей, если контекстуальная пассивность этих элементов
отчетливо противопоставляется контекстуальной активности ук а ­
зательных элементов. Н етр удн о отсечь и такой избыточный у к а ­
затель, который связан с семантически реализуемым сл овом б о ­
лее отдаленной синтаксической связью, чем другой указатель.
При двух или более равноправных, т. е. синтаксически непосред­
ственно связанных с семантически реализуемым сл ов ом , у к а з а ­
телях м ож н о говорить о наличии параллельных контекстуальных
указаний. Ср.:
. . .Ш П Н а т’з Н§М 1оисЬ апё паШга! Нош оГ е т о И о п з зиИес!
{Не а Г1 е г - ш а г (ет р ег апс1 1 а з 1: е (С. Б апе, В. 5., I, 53).
Л е к сический контекст в некотор ы х случаях м ож ет о сл о ж -
ня'Гься морфологическими показателями, ю г д а ~^каза~тёЛЬный
минимум п ри обретает комбинированный .^рк р м ^ -гр а м ц а ш -
ческийгхяряктер
‘ В о зь м е м , например, в качестве семантически реализуем ого
сл ова сущ ествительное в значении 'щ у п д а , ком п л екс’ .
Если указательным минимумом для него сл у ж и т субстанти вное
п р едл ож ное определение, ф орм а числа эт о го последнего не б е з ­
различна для осущ ествления его указательной функции. Ч ащ е
всего п редлож ное—оп редел ение д о л ж н о бы ть оф ор м л ен о м н о­
жественны м ч и сл ом . НаприБгер-: а зша11 Ьойу о ! з р е а а 1 Ц ^ ; апу

40
оШег Ьойу оГ 1с1еа|р а Ьойу о{ сЬозеп шел япг! луо т еп; Ше Ьос1у о Г
Ьаг\гез1еге.
Но это правило верно лишь при условии, что п редлож ное о п ­
ределение не вы раж ен о именем собирательны м, ф орма един­
ственного числа в котором не наруш ает контекстуальной силы
с а м о й семантики клю чевого слова. Ср.:
ТЬе \уЬо1е Ьойу оГ поЫШу; Ше Ьойу о ! Ше ,]‘ игу.
Анализ форм л ексического указательного минимума имеет
большое значение для изучения функционирования слова в
речи.
Н асколько м ож н о судить по им еющ емуся в нашем р а сп о р я ­
жении материалу, ф ор м ы эти о бу сл овл и в а ю т ся целым рядом
факторов: лексико-грамматическим типом семантически реали­
зуемого слова, о собенн остям и его см ы сл овой структуры , а т ак ж е
смысловой структуры ключевого слова, характером синтаксиче­
ского построения в к л ю ч а ю щ его предложения и т. п. О д н а к о от
дальнейшей детализации пробл ем ы лексического контекста
здесь сл едует воздерж аться. Она привела бы к см ещ ению центра
тяжести в нашем рассуж дении и превратила бы характеристику
переменного контекста в самоцель п редл агаемого исследования,
тогда как здесь речь долж на идти лишь о б о б щ и х линиях или
общ их принципах изучения контекстуальных связей слов. П о
этой ж е причине мы опускаем контекстологический анализ р еа ­
лизации ситуативных фигуральных значений, хотя и он п ред­
ставляет значительный интерес и мог бы привести к у ст а н овл е­
нию определенных закономерностей.
Заметим, что все приведенные случаи п редставл яю т со б о й
переменный контекст, поскольку указательный минимум в нем
вы ступает в различных лексических и конструктивных формах.
Как бы ло ск азан о выше, переменный контекст м о ж е т б ы т ь
Не ТОЛЬКО ЛеК С И ЧеС КИ М, НО И гиы-|-^римргеим

У к аза тельный м инимум в/|синтаксическом контексте ^ ю ж е т ^


■вм р.тудпп.' л ф орме-( я \\гинтякр ичргктш г^н«17ии1к^ноч^ппгг> г.мо-
ва или словосочетания по отнош ению к семантически реализуе­
мому с л о в у ; @ синтаксической функции са м о г о семантически
реализуем ого слова в предложении.
В кратце рассм отр и м оба эти вида синтаксического кон ­
текста.
Случай первого типа находим, например, в сочетании глагола
{ о с о слож ным дополнением, где э т о т глагол, как известно,
п ри обретает лексическое значение 'заставлять, вы н уж д ат ь ’ , с о ­
храняя св ое грамм атическое значение переходности. Ср.:
I соиЫ по{ т аке Ы ш и п с 1 е г з 1 : а п с 1 а итоге! I загс!
(Е. Шаи^Н., Э. Р., 17); Не сои 1 й ... пеуег гпагк шЬеп а з и п Ь е а т
Ыззес! Ше ЫШорз, т акт ц { Н е т з т П е с1еаг т §гееп П § Ы ...
(СИ. Вгоп1ё, 5Н., 17); Не т айе 1Н е г а Ъ Ь Н ’ з е а г з Н е Ь а с к
(С . ЕНо1, М. Р., 50).

41
Лексические вариации обои х членов сл о ж н о го дополнения,
т а к ж е как и п одлеж а щ его к глаголу т а к е , практически б е с к о ­
нечны. В о т п о эт о м у данный случай, действительно, м ож н о при­
з н а ть обр азц ом действия синтаксического контекста в его наи­
б о л е е чистом виде.
Аналогичные случаи воздействия с л о ж н о го дополнения на
л екси ческое значение п ереходного глагола находим с глаголами
1 о сопзЫег (с просты м беспр едл ож н ы м дополнением он значит
'уч иты ва ть’ , 'о б д у м ы в а т ь ’ , а со слож н ы м — 'считать, расцени­
ва т ь ’ , 1 о Ш п к (с просты м дополнением 'д у м а т ь ’ , с о слож н ы м —
'полагать, считать, принимать з а . . . ’ ), {о ,)ис1^е ('с у д и т ь ’ и 'с ч и ­
т а т ь ’ ) и д р .21
Значительно чаще, одн ако, кон стр уктивный укячяте.пьнкт
минимум не является ЧИСТО синтаксическим, я п п л п ж н .де.тс.д.. НР-
ко~1юТ ы М ~ ^ о б 7ГОДтгегьти,~~доба'вочными кон тек стуальными у сл о ­
виями, которы е м огут Рыть морфологич~ескимкГи л екси ческим и.
О бр а ти м ся сначала к м о р ф о л о г и ч е с к и м доба воч н ы м у с л о ­
виям.
Например, чтобы в глаголе До Ье§ реализовалось лексиче­
с к о е значение 'просить р азрешения ^ ^ о т хдагол треб ует п р я ­
м о г о дополнения обя з а т е л ь но в ф ор м е л ю б о г о 'в 'Г б Ш н т и ч е с к о м
от н ош е н и и .п р о с т о г о инфинитива глагола. Например:
I Ь ее ч 9 о Н е г~ 1Не ТгТЬиТе оГ пту Ш ап кз.(С Ь . О к к е п з , Ь. О.,
4 95 г. Р а р а . 1 Ье е п о оЫ ес! т о з ! з1хоп§1у.. . (Ллс!., 4 9 9 ); М а й а т ,
I Ь е§ 1 о а с к п о \ у 1 е ( 1 5 е 1Ье гесе1р1 оГ уоиг 1е11ег... (XV. Со1-
Ппз. XV. XV., I, 144); I Ьер С?)о г е т а 1 п. М ас1ат, уоиг ГаИМи1
з е г у а п ! (1Ь1с1., 292).
З десь самый факт наличия прям ого дополнения, д о с т а т о ч ­
ный для того, чтобы элиминировать л ю б о е непереходное значе­
ние глагола ('п о б и р а т ь с я ’ , 'стоять на задних л ап ках’ ) , с о в е р ­
ш енн о недостаточен для реализации значения 'пр оси ть р азре­
ш ени я’ , к о ^ р о е требу*цр—сш ределенной м ор ф ол оги ческой формы
д р ям ого дополнения.
При сущ ествительном в этой ж е функции глагол имеет значе­
н и е 'п р о с и т ь , вы п раш ивать’ (ср.: 1о^ Ье& Ьгеай, 1о Ьее о п е ’з
1оуе и т. п . ) .
И нтересно, что при наличии д вух дополнений инфинитив
утр ачивает с в о ю о с о б у ю указательную специфику и глагол 1 о
Ъе§ реализует значение ' просить ’ :
Ье^ т е Ьед у о и 1 о" \у г 1 1е 1Ье по{е (XV. СоШ пз, XV. XV., 1,
140); Нег ошп ЬгШгГе \уаз туез1е(1 т Н о т е КаПз апй т о з 1 аг-
<1еп11у сНс1 $Не Ье§ Ь е г п 1 е с е 1 о 1 т И а ( е Ьег (Е. М. Рогз1ег,
Н. Е., 14).
М ы видим , таким об р а з о м , что в случаях типа « Н е Ье^§ес1

21 По этому вопросу см.: В. В. Б у р л а к о в а . О сложном дополнении


современном английском языке. Сб. «Исследования по английской филологии».
Изд. ЛГУ, 1958, стр. 161— 162.

42
аГ, 5\уег», «Н е Ье^деё Ъгеас!» воздействие синтаксического кон-
екста выступает, действительно, в ослож ненном виде: фактором
т еализации лексического значения глагола сл у ж и т не только на­
личие определенного члена предложения, но и определенная м о р ­
фологическая природа данн ого указательн ого члена п р е д л о ж е ­
ния, хотя соб ствен н о лексическое его значение оста ется ней­
тральным элементом контекста. С ледовательно, ослож нение
синтаксического контекста имеет здесь такж е грамматический,
а не лексический характер.
Ср. такж е: 1о з е ек + субстанти вное дополнение значит
’ Мг-кять': 1о аеек + инфинитивное дополнение значит 'п ы тать ся,
стремиться’ ; 1о ргорозе с инфинитивом значит намереваться',
с субстантивным дополнением эт о го значения не имеет (ср.:
'предлагать’ , 'вы д ви га т ь ’ и т. п. в зависимости от других кон­
текстуальных усл ови й ).
Иногда морф ол оги ческое ограничение указательн ого мини­
мума сочетается с морфологическим ограничением са м ог о с е ­
мантически реализуем ого слова. Так, значение 'заставлять, выг
нуждать’ в глаголе 1о т а к е м о ж е т бы ть реализовано не только
в присутствии сл о ж н о го дополнения, но и тогда, когда он в ы сту­
пает в ф орм е стр адательн ого залога как член сост ав н ого гла]
гбльного ск азуемого. Н апример: (
Не \\га5 т а с ! е 1о 51^п {Не ге1еазе ('о н был вы н у ж д ен ’, 'е г о з а ­
ставили’ ) .
Здесь ск рещ иваю тся три указания, неотделимые друг от д р у ­
га: определенная с л ов оф о р м а с а м о г о семантически р еализуе­
мого глагола, его синтаксическая функция и наличие именного
члена ск а з у е м о г о т ак ж е в определенной форме.
Таким образом,., с и нтаксический указательный м и н и м у м м о ­
жет о с л о жняться морфологическим ограничением. Но, как у п о ­
миналось выше, в о з м о ж н о и его лексическое ограничение. В этом
случае указательный минимум дол ж ен иметь ст р о г о оп ределен ­
ное, предуказанное синтаксическое отношение к семантически
реализуемому слову, но, кроме того, дол ж ен иметь так ж е стр ого
определенное типовое лексическое значение.22
Э т от случай уд об н ее всего р ассм отр еть на глаголах, с о в м е ­
щающих в своей семантической структуре переходные и непе­
реходные значения.
Хотя переходность — непереходность представляет соб ой , как
известно, грамматическое значение (или синтаксическое св ой ­
ство) глагола, тем не менее, она тесн о связана с лексическим

22 На этот факт исследователи обычно обращают недостаточно внимания.


~м., например: А. К и й з к о ^ е г . Ра1г, Рои1, №се, Ргорег. А СогйпЬиИоп 1о
‘Ье 51ис1у о[ Ро1узету. ОоНепЬиг^ З^исНея т ЕгщПзЬ. 51оскЬо1т, 1952; Л. 5 1 т -
«о . Оп 5 о т е (ЗиезНопя сопсегтп^; 1Ье НеЫюпкЫр оГ О гатш аг апс! УосаЬи1агу.
Гиг АпдПзИк ипй Атепкагш И к, N 3, 1955; П. Т. С и н и ц ы н а.
вопросу о грамматически связанных значениях. Уч. зап. ЛГПИ нм. Герцена,
т- 157, ф-т англ. языка, 1958.

43
значением данного глагола.23 Иначе говоря, различие м еж ду пе
реходными и непереходными глаголами, как правило, идет ^
двум линиям: синтаксической (т. е. по связи с беспредложный
дополнением или невозм ож н ости такой связи) и семантической
(т. е. по сп особ н ости глаголов вы р аж ать различное конкретно;,
со д ер ж ан и е обозна ч аем ы х ими действий в зависимости о т сип.
таксических свойств этих гл агол ов). П о э т о м у столь частое в
английских глаголах совмещ ение переходного и непереходно^
значений, морфологически не дифференцируемых, об ы ч н о озна'
чает не только грамм атическую омонимию, но и лексическую
многозначность данных глаголов.
Н о Есперсен отмечает такж е ряд случаев параллельного со-
сущ ествования один а ково актуальных и распространенны*
сочетаний одн ого и т о г о ж е глагола то с предлож ны м, то с бес­
п редлож ны м дополнением. В этих случаях, по мнению Еспер.
сена, имеется известное расхож дени е оттенков лексического
значения данного глагола. Например, в сочетании 1о кпо\у зоте-
Ш т д глагол 1о кпо\у вы р аж а ет более гл убок ое и исчерпывающее
значение предмета, обозначенн ого прямым дополнением; в соче­
тании ж е 1о кпо\у аЬои! з о т е Ш т § глагол п риобретает оттенок
значения, указы вающ ий на приблизительное, . поверхностное
зн а ком ств о с этим предметом. Глаголы 1о са1сЬ, 1о &газр, 1с
з1пке, 1о с1икЬ, 1о ^иезз и др. в соп ровож дени и прям ого допол­
нения в ы р а ж а ю т со от в е тств ую щ и е действия как осуществленные!
или осу щ ествл яем ы е в полной мере; если ж е они связываются]
с предлож ным дополнением, вводимым предлогом а{ (1о са1сЬ а;
з о т е Ш т д ) , они о бо з н а ч а ю т неполное, частичное осуществлен™
данного действия и тем самым изменяют известным образол
св ое лексическое содерж ан ие (ср. русск.: «схватить ч то-т о » —<
«схватиться за что-то», «у гада ть ч то-т о» — «д о га д ы ва ть ся о чем-
т о », «вспомнить ч то-то» — «вспомнить о ч е м -то» и т. п .).24
В ря д ли, однако, м ож н о здесь усм атр ивать настоящ ее пере
осмы сление глаголов. Здесь лишь ва рьир ую т некие дополни
тельные оттенки единого значения, придающ ие глаголу извест
ную количественную характеристику действия в пределах э т о г и
единого значения (ср.: {о гешешЬег з о т е Ш т д — 1о г е т е т Ь е г
аЬои{ з о т е Ш т д ) . В а ж н о обр ати ть внимание на то, что все упо­
минаемые в этой связи Есперсеном глаголы являются, по сути1
дела, переходными в л ю б о м сочетании и без дополнения какого!

23 См.: В. Н. Ж и г а д л о. О переходности и непереходности глаголоп "I


современном английском языке. Уч. зап. ЛГУ, № 180, сер. филол. наук, вып. 21-
1955, стр. 210; ср.: В. Н. Ж и г а д л о, И. П. И в а н о в а, Л. Л. И о ф н к. С'
временный английский язык. М., 1956, стр. 86; Л. Р. З и н д е р , Т. В. С т р о ^
в а. Современный немецкий язык. М., 1957, стр. 145; М. И. С т е б л и н-К а м е н
с к и й . Грамматика норвежского языка. М.— Л., Изд. АН СССР, 1957, стр. 11^-
В. В. В и н о г р а д о в . Русский язык. М., Учпедгиз, 1947. стр. 646.
24 О. .1 е к р е г в е п. А Мойегп ЕпцИзЬ О г а т т а г , р. III, \-о1. 2. НеМеШег^
1927, рр. 252, 253, 2С0.

44
то ни бы ло типа больш инство их (о со б е н н о глаголы физи-
ского действия) не употребляется. При этом функционирова­
л а их с предлож ным дополнением есть, по сути дела, их а б с о ­
лютивное употребление со см ы сл овы м восполнением, идущим от
л едложного дополнения (ср.: I кпош 5 оте 1 Ы п §; I кпо\у аЪои!
Уез, I к п ош ).
Однако в соврем енном английском языке имеется,—бол ь ш ое
количество глаголов, действительно сов м ещ а ю щ и х в с в о ей е д и-
„гуй м о р ф ологичеСкШ Т^орме переходное и непереходное значе-
„ия. ка ж дое из к оторы х связано с о соб ы м , действительно отдел ь­
ным пт~лругого''^лексйчижам-зн-ачсш^^ём. Н а п р и м е р . ^ 1Уагпх>зна-
чает 'го р ет ь ’ и 'с ж и г а т ь ’ , ^ тоу д 'дви га ть ’ и 'д в и г ^ б с я и т. п.
( качественная определенность к а ж д ог о из этих значений зависит,
! с точки зрения контекстологической, от наличия или отсутствия
при них бесп р ед л о ж н ого прям ого дополнения. Ср.: ТНе Пге м'аз
Ь и г ш п § сНеегГиПу; АП 1Не еуегпп§ Не Нас! Ьееп Ь и г т п § Ыз аг-
сЫуез.
Семантическая структура английских глаголов, с о в м е щ а ю ­
щих в себ е переходные и непереходные значения, была подверг-
[ нута анализу со ст р о г о грамматической точки зрения в спе-
' циальной р аботе В. Н. Ж и гадл о. Полемизируя с некоторыми
грамматистами, которы е считают, что для английского языка
ввиду отсутствия в нем морфологических средств выраж ения в
глаголе категории п ереходн ости— непереходности характерна
возможность употребления л ю б о г о глагола как в переходном,
так и в непереходном значении, В. Н. Ж и г а д л о выдвигает к л ас­
сификацию английских глаголов по трем типам:
Глаголы с основны м переходным и производным непере­
ходным значением. И х признаком сл уж и т в оз м ож н ос т ь со ч е т а ­
ния с прямым дополнением, ограничивающ им действие глагола
с точки зрения его направленности или содерж ан ия и сохранение
того ж е значения соотнесенности с о б ъ ек том вне. контекста или
при абсол ю ти в н ом употреблении (т. е. без дополнения, которое
лишь п од р а зу м е в а ет ся ). Ср.: Не соиЫ НагсПу рау Гог Ыз Ьгеай;
Не сап геас! апё шп1:е ^и^^е \уе11.25
Глаголы с основным непереходным и производным пере­
ходным значением. К этим глаголам В. Н. Ж и г а д л о относит
глаголы передвижения (1о Иу, 1о ^а1к, 1о тип и д р .), глаголы,
принимающие «дополнение обстоя тел ьствен ного ха р а к т ер а» (1о
^У_а1к Ше з1гее1;5) и внутреннее дополнение (1о Пуе а 1оп§ Ш е), а
также глаголы, переходное значение которБГХ, по терминологии
автора, «как правило, бы ва ет ограниченным и синтаксически и
фразеологически» (1 о . „1аШ. зНор, зсапсШ , попзепзе; 1о 1а1к

25 См.: В. Н. Ж и г а д л о . О переходности и непереходности в современ­


ном английском языке, стр. 218; ср.: В. Н. Ж и г а д л о , И. П. И в а н о в а ,
Л. Л. И о ф и к. Современный английский язык, стр. 87.

45
РгепсЬ, С егш а п; 1о зреак о п е ’ з пипс!, 1о зреак {Ье 1ги1Н, 1о зреа^
РгереЬ, 1о зреак уо1ишез) ,26
3. Глаголы «двузначн ы е» с переходным и непереходным зна
ченйем, ни одн о из которы х не является производным от другого
(1о сЬап^е 'изменять’ и 'измен яться’ , {о гпоуе 'д в и г а т ь ’ и 'дви.
га т ь ся ’ , Ьэ з !ор 'остан а вл и ва ть ’ и 'остан а вл и ва ться’ , {о йгор
'рон ять' и 'п а д а т ь ’ и т. п .).27
Эта классификация, п редставл яю щ ая несомненный интерес
для теории грамматики английского языка, не мож ет, однако,
заменить с о б о й контекстологический анализ лексических значс-
ний многозначного глагола, различия м еж ду которы м и идут па­
раллельно различиям по линии переходн ости— непереходности
Д е л о не только в том, что классификация, предлагаемая
В. Н. Ж и гадл о, преследует соб ствен н о грамматические, а не се­
масиологические и не контекстологические цели. Д ел о за к л ю ­
чается главным о б р а з о м в том, что, преследуя эти цели, автор
принципиально отвлекается о т возм ож н ости со сущ ествован ия в
одном и том ж е глаголе не одного, а нескольких переходных
(или нескольких непереходных) значений. М е ж д у тем такое с о ­
су щ е с т в о в а н и е — весьма распространенное явление в англий­
ских глаголах и п о эт о м у чрезвычайно сущ ественно для определе­
ния пределов са мостоятельности синтаксического контекста.
Утверждение, что переходное и непереходное значение « д в у ­
значных» глаголов обы чно «ограничено синтаксически, но не
фразеологически и зависит от наличия или отсутствия при нем
бесп р ед л ож н ого дополнения»,28 по-видимому, правильно, если
ограничить свой анализ грамматическим аспектом явления. Но
если исследовать синтаксическую обусл овл енн ость лексических
значений таких глаголов, то указанный здесь признак окажется
недостаточным. При глаголе «дв уз н а ч н ом » (а таких в англий­
ском языке очень много) наличие бесп р ед л ож н ого дополнения
только исключает л ю б о е из его непереходных значений, но не
указывает, какое из его переходных значений действует в д а н ­
ном случае. Следовательно, здесь факт присутствия прямого д о ­
полнения реализует грамматическое значение глагола, выполняя
в отношении лексического значения элиминирующ ую, а не у к а ­
зательную роль.29 Н ео б х о д и м о е уточнение лексического п ереход­
ного значения глагола идет от лексического значения доп ол н е­
ния. Например:

26 В. Н. Ж и г а д л о . О переходности и непереходности в современном


английском языке, стр. 220; В. Н. Ж и г а д л о , ,И. П. И в а н о в а , Л. Л. И о-
ф и к. Современный английский язык, стр. 88.
27 В. Н. Ж и г а д л о . О переходности и непереходности всовременном
английском языке, стр. 221; В. Н. Ж и г а д л о, И. П. И в а н о в а, Л. Л. И о-
ф и к. Современный английский язык, стр. 89.
28 В. Н. Ж и г а д л о , И. П. И в а н о в а , Л. Л. И о фи к. Современный
английский язык, стр. 89.
29 Ср.: Б. М. Л е й к и н а. Средства грамматического контекста. Уч
ЛГУ, № 301, сер. филол. наук, вып. 60, 1961.

46
уои 1Ыпк I йгорред, т у Ь а_п (1к е г с Ь 1 е Г оп р игрозе?
п Оа1з\УОг1Ьу, Ь., 1 б 5 Я Т 1 ш е апс1 а ^ а т Ье ёгодд.еА--а~-к-1-п1 « г
< 0 аз 1о 1Ье ргезеп! з1а1е о[ 1Ып§з а! 1Ье 1агт (М . В1а1г, Т., 210);
уои зЬои1с1 й т п .П 1 а 1 Ь а Ы 1 (А. 3. НогпЬу, А. Ь. О., 373).
В первом отры вке 1о (Згор имеет значение 'р он я т ь ’ , т. е. ' д а ­
вать уп асть ’ , во вт ор ом — 'б е г л о вы сказы вать’ , в третьем —
'оставлять, б р о с а т ь ’ . В се эти значения — переходные; во всех
этих отры вках синтаксические условия тождественны . Реа л и за ­
ция различных лексических значений глагола зависит о т л екси­
ческого значения дополнения. П ри сутствие его является элимини­
рующим позитивным контекстуальным ф а ктор ом , лексическое
значение — указательным фактором.
Н аобор от, отсутствие дополнения при «дв у з н а ч н ом » глаголе
действует как негативный элиминирующ ий фактор, у с т р а н я ю -
щий все переходные значения глагола. Указательным ф а ктором
служит в таких случаях какой-либо связанный с глаголом член
предложения — чащ е всего п одлеж ащ ее. Например:
\Уа1сЫп§ Ьег Гасе \уИЬ 1с11е шаНс-е, Ье за\у Л сЬап§е, §го\у з а \
ра1е 1Ьа1 Ье Ш ои^М ЙёГАуоиЫ йгор ( = упадет; Л. Оа1зшог№ уг
М. Р., 187); ТЬе.' У Г п ’и Ьаё й гор рей ( = стих; Э. с1и М а и п ег , К.г
119); В е г у о 1 с е Л горрёс П о а^шЕзрёг ( = понизился; НэИ.).
Контекстуальный- н а б о р !ю з и т и в н ы х указателей к к а ж д ом у из
переходных и непереходных значений л ю б о г о н еоднозначного
глагола, несомненно, м ож ет бы ть подведен под определенную с е ­
мантическую характеристику, хотя речевая ситуация сп о соб н а
значительно наруш ать системный характер т а к ог о набора. Н о
здесь ва ж н о отметить только ш и р окую вариантность этих п ози ­
тивных показателей, оп редел яю щ их переменный характер кон­
текста, а такж е наличие во всех п од о бн ы х случаях к ом б и н и р о ­
ванного л ексико-синтаксического указательного минимума.
Различие м еж ду чисто синтаксическим и таким ком б и н и р о­
ванным лексико-синтаксическим указательным минимумом в ы ­
ступает особ ен н о наглядно тогда, когда беспр едл ож н ое д оп ол н е­
ние к переходно-непереходным глаголам 2-го и 3-го типа ( п о
схеме В. Н. Ж и г а д л о ) вы раж ено местоимением. В силу сем ан ти­
ческой абстрактности местоимения оно обы ч н о бы вает не в с о ­
стоянии служить доста точн ы м указателем для семантически
реализуемого глагола. Например, ясно, что в предложении Г11
5*апс1 Л глагол имеет переходное значение: дополнение элимини­
рует л ю б о е непереходное его значение. Н о значит ли он здесь-
поставить’ , ‘ в ы д ер ж а т ь ’ , 'п р едл ож и ть за свой счет в виде у г о ­
щения’ и т. п. — оста ется неизвестным.
При глаголах с о многими переходными значениями нередко
встречается комбинированное см ы сл оуказательн ое действие л ек­
сического значения дополнения и обстоя тел ьства. Например,
8 приводимом ниже отрывке бесп р едл о ж н ое прямое дополнение
Достаточно (в силу св о его соб ст ве н н ого лексического значения)
д-тя реализации переходного лексического значения глагола 1о
47
гип как 'п р о в о д и т ь ’ ; о бстоя тел ь ст во здесь н е обход и м о не для
значения глагола, но для о б щ е г о содер ж ан ия сообщения.
Не п гап_А 14-&-. [л п е-е-г & 1Нгоц§Ь т у Ь а к (О. аи М а и п ег , К
331)*.
Н о в других случаях, при недостаточно дифференцирующей
семантической определенности дополнения, о б с т о я т е л ь ст в о ме­
ста действует как добавочны й, но необходимы й уточнитель. Н а ­
пример:
ТЬеп ше гипсом, г— 1Ш 1 е Ь_о а 1 Ы о з о т е яше* п о о к . ..
(.1. К. Л еготе, Т. М. В., 19).
Что дополнение и о бсто я тел ь ст во д ей ст в у ю т здесь именно
комбинированно, явствует из сл еду ю щ и х операций: если у с т р а ­
нить о б с то я те л ь ст в о места, глагол 1о гип м о ж е т при данном д о ­
полнении реализовать переходное значение 'пускать в х о д ’ , ка­
кое находим в контекстах типа 1о гип ап е п § т е , а зЫр, ап аи!о-
т а 1 о п и т. п. О бст о я т ел ь ст во места, указывая направление д е й ­
ствия, актуализирует в глаголе значение 'напр авл ять’ . С другой
стороны , устранение дополнения превращ ает значение глагола
в непереходное, и, естественно, об с то я те л ь ст в о места о к а зы ва ет ­
ся не в силах сохранить указанное переходное его значение.
При непереходном значении многозначного глагола у к а з а ­
тельная роль обстоя тел ь ства становится еще более значитель­
ной, если лексическое значение п одлеж а щ его нейтрально в кон ­
текстном отношении. Так, непереходное лексическое значение
глагола 1о з1:еа1 'к р а с т ь с я ’ , 'пр ок р ад ы ва т ься ’ появляется только
в контексте, с од ер ж а щ ем о бстоя тел ь ст во места.
Апс1 1Ьеу & о1е саи1юиз1у ^ о ш а г й з 1 Ь е Ь о и з е (СЬ. 01-
скепз, О. Т., 225)^-А4©й51еьн--€ап15 ешег^ес! Ггош Ыз зесге! 1иг-
кш^-р1асе апс1 5 ^о./е4 & е -а {*Ьо§{ а ш о п ^ з ! Ы з § и е з 1 з (РЬ.
О р р е п Ь е т , С. 5., 6 5 ); . . . а з Ье зроке ап епогш оиз П т о и з ш е оГ
<1оуе-§геу апс! зПуег &1о1е 50цгкНезз1у о п 1 о 1Ье Пе 1 с 1
{Е . \УаидЬ, О. Р., 75).
Таким об р а з о м , здесь указательный минимум слагается из
дву х, притом собствен но синтаксических величин: одной — нега­
тивной (отсутстви е прям ого дополнения), другой — позитив­
ной (наличие обстоя тел ь ства м е с т а ). Если считать, что
о б с т о я т е л ь ст в о места есть особ ы й член предложения, отличный
о т обстоя тел ь ства всякого д р у г о г о вида (времени, обр а з а д ей ­
с т в и я ) , то данный тип указательного минимума следует р а с ц е ­
нивать как чисто синтаксический контекст с н еобходи м ы м д в о й ­
ным указанием (т. е. синтаксический контекст II степени). Если
ж е обстоя тел ь ство места рассматривать как семантический п о д ­
тип единого по своей функции члена предложения, то данный
тип контекста дол ж ен бы ть признан комбинированным л екси ко­
синтаксическим контекстом. П о-видим ому, втор ое решение более
точно, поскольку в различении обстоя тел ь ств места, времени и
о б р а з а действия определяющ им является характер см ы сл ового

48
сполнения глагола, у к а зы в аю щ е го на условия протекания дей-
0твИЯ, вы раж енного в глаголе.30
С Но иногда см ы словая определенность обстоя тел ьства места
0 пжна быть более конкретизирована. Так, для т о г о чтобы гла-
^0'п с основным переходным значением ±о зее мог реализовать
значение 'п р о в о ж а т ь ’ , он дол ж ен иметь при себе прямое д о п о л ­
нение и обстоятельство, места, в ы р а ж а ю щ ее идею направления
или цели. Ср..
I япт 1Ье йоос) 1 а с! у_заГе 1ос Ь е г й е з И п а Н о п (XV. СоШпз,
XV. XV., I, 2ТЗ); Й а ш п § зё ё п \У 1 п 1 { г е (1 1 о Ь е г з е а {, Ье ге­
р п е с ! Ыз о\уп (Л. Оа1з\уог1Ьу, Ь., 224}'.
Стоит опустить прямое дополнение, т. е. превратить контек­
стуальный трехчлен в двучлен, как п редлож ная группа п ревр а ­
тится в предл ож ное дополнение и глагол получит непереходное
значение 'за бо т и т ь ся ( о ) ’ , 'присматривать ( з а ) ’ , 'хлопотать
(над)’ :
Ласку \уеп! ШгоидЬ 1о 1Ье Ь еёгоош , апс! Ье^ап (о з ее 1о Ь е г
На! . ТЫз ш еап ! Ы оиапд а! Я ич1Ь з Ь о й зЬагр риНз (Е. М. Рог-
з{ег, Н. Е., 5 6 ) ; Н е 1а1кес1 1о А ип { 5асПе а! Пгз! аЬои1; §а гс !еп з.. , ,
а 1ор1с \уЫсЬ шаз ипкпо\уп а! А1соп1ещЬ. ТЬе §агс1епег за т 1: о^
1Ь е п. ап<3 1Ьа1 \уаз Ша1 (Ы. МН{огс1, Р. Ь., 29).
Здесь были взяты некоторы е отры вочны е обр азц ы синтакси­
ческого контекста разных видов и степеней, вне системы значе­
ний семантически реализуемых слов, а т а к ж е вне системы их
полной дистрибуции. Нам в а ж н о бы ло показать, что синтакси­
ческий контекст, к аким бы он ни был — чистым или к ом б и н и р о­
ванным.— является контекстом переменным. Переменный хабак-
тер его проявляется в полной нейтральности лексического зна ­
чения ключевого члена предложения при чисто синтаксическом
контексте и в его зависимости о т типового лексического значе­
ния ключевых членов предложения при комбинированном кон­
тексте.
Синтаксический контекст значительно чаще бы ва ет именн<|
комбинированным, ибо осл ож н яется н еобходимы ми м орф ол оги !
чЩЩШ или лстгсическ и ш т т т а з а н и ями. К омбинированный (ил*
смешанный) контекст неизбежен в тех случаях, когда одно и то
же грамматическое значение семантически реализуемого слова
может соп утствовать не одному, а хотя бы двум лексическим его
значениям. Смешанный указательный минимум, как правило,
способен воздействовать одновременно и на лексическое и на
грамматическое значение семантически реализуем ого слова,
выступая как комбинация элиминирующ его и у точ н яю щ его п о ­
казателей. Синтаксические контекстуальные показатели могут

30 Как известно, А. И. Смирницкий отграничивает от всех других обстоя­


тельств обстоятельство образа действия, как дающее не ситуационную, а ка­
чественную характеристику глагола. Для наших целей этот вопрос не имеет су ­
щественного значения. См.: А. И. С м и р н и ц к и й . Синтаксис английского
Языка. М., 1957, стр. 223 и сл.
4 Н. Н. Амосова 49
бы ть позитивными и негативными, т. е. выступать в виде наличщ
или отсутствия указательного члена предложения во включаю,
щем контексте; при этом в оз м ож н о одновременное действие дву^
одинаково н еобходимы х (и, следовательно, состав ляю щ и х ука­
зательный минимум) синтаксических уточнителей — позитивного
и негативного.
Д ей ств и ю см еш анного лексико-синтаксического контекста
чащ е всего подвержены именно глаголы. Это объясняется, по-
видимому, тем, что смешанный указательный минимум обычно
з ахваты вает своим влиянием не тол ько лексическое, но и грам-
матическое значение слова, а ни в какой другой части речи так
не распространена связь лексической многозначности с грамм а­
тической омонимией в пределах одного и того ж е лексико-грам­
матического разряда, как в глаголе.
Вторым подтипом синтаксического указательного минимума
является синтаксическая функция са м ог о семантически реали­
з у ем ог о слова.
Н о прежде всего следует уточнить, правомерно ли считать
синтаксическую функцию слова его собственны м указательным
минимумом, п од которы м естественнее всего понимается некий
элемент контекста, стоящий вне семантически реализуемого
слова. Синтаксическая функция слова — это, во всяком случае,
некое его св ойство или м о д у с его сущ ествования в данном рече­
вом целом, локализованный и проявляющийся в нем самом.
Возникает и другой вопрос: если синтаксическая функция слова
м о ж е т быть его собственны м контекстуальным показателем, то
не следует ли из этого, что морфологическая его форма также
дол ж на быть признана одним из возм ож н ы х видов указатель­
ного минимума — конечно, если она влияет на лексическое зна ­
чение данного слова.
Синтаксическая функция слова м ож е т рассматриваться как
элемент синтаксического контекста потому, что она проявляется
через отношение данного слова к д р у г о м у слову (или к другим
сл ов ам ) в предложении. Иначе говоря, она не только не само-
ограничена, но, н аобор от, не су щ ествует вне определенной связи
слов, ибо выявляется, стр ого говоря, вне вы полняющ его ее слова.
М орф ологи ческая ж е форма слова проявляется сам а через себя;
точнее сказать, представляет соб ой определенную словоформу,
не связанную своим проявлением с речевым окруж ением, в к о т о ­
ром нет никаких элементов, ее ф ормирую щ их. П оэтом у, хотя
влияние морфологической (синтетической или аналитической)
ф ормы слова на его лексическое значение реально су щ ест вует и
регистрируется и в грамматическом, и в лексикографическом
описании языка, оно, во-первых, не представляет соб ой явление
контекстуального порядка; во-вторых, обы чно действует в к о м ­
бинации с лексическим контекстом (ср.: \уа1егз 'водн ы е р есу р сы ’ ,
хушйз 'г а з ы ’ и т. п .); в-третьих, очень часто привносит лишь
известные оттенки в лексическое значение слова, не изменяя его

50
по с у т е6твУ ( с Р-: Ра551°п з . зоШийез и т. п .).31 М орф ологи ческая
* 0рма слова м ож ет стать указательным минимумом по отноше-
ию не к немУ са м ом у, а к д р у г о м у слову. Такой случай мы
тол ьк о что видели на примере сущ ествительного Ьойу. В п о д о б ­
ных условиях морфологическая ф орма слова, конечно, участвует
в формировании контекста. Нелишне будет заметить, впрочем,
чт0 очень часто лексическое значение слова изменяется под
влиянием его собствен ной морф ологической формы лишь весьма
относительно. С корее м ож н о говорить здесь о б известных сдв и ­
гах коннотаций, о некоторых модуляциях семантических оттен ­
ков, чем о настоящей смене лексических значений.
Р^аиболее ярким примером синтаксической функции семанти-
.тргки р еал изуем ого слова, вы ступающ ей в роли его ук а за т ел ь ­
ного минимума, обы чно считается изменение зн ачений прилага-
Т е л ь н ы ^ П л 51ск |Гзависимости о т их атрибутивного или преди­
кативного употребления.
О прилагательном 111 обы чно указы вается: в качестве преди­
катива оно означает 'б о л ь н о й ’ , в качестве определения — 'д у р ­
ной’ .32 Как м ож н о видеть по приводимым ниже отрывкам, з н а ­
чение ‘ б ол ь н ой ’ действительно зависит не от лексических о с о б е н ­
ностей связочн ого глагола, а именно от предикативной функции
самого прилагательного:
\Уе11, Л уои § о оп Нке 1Ыз у о и ’ 11 кП1 уоигзеИ. У ои’ ге у егу Ш
(XV. 5. М а и ^ Ь а т , О. Н. В., 4 2 5 ); 51г А1аЪаз1:а1г 01§Ь у-У апе-
Т г и т р т § 1 о п Г е Н ^и^^е Ш \уйЬ е х с Н е т е п ! (Е. ХУаи^Ь, б . Р., 11);
ТЬеге аге 1Ье з Ь о р з .. . апй 1Ье \уа1к а1оп§ 1Ье зЬоге \уЬеге I изей
1о 1аке Нег ипШ зЬе § о ! 1оо Ш (Е. У о у т с Ь , О., 10); Тегп Ы у Ш
Не 1о о к е й , I {ЬоиеМ . 5 о з 1 г а т е й апй \уогп (А. СЬпзИе, М. М.,
129).
Это ж е значение появляется и тогда, когда прилагательное
выступает в роли объ ек тн ого предикативного члена или о б о с о б ­
ленного определения, т. е., следовательно, обязател ьно при н а­
личии хотя бы вторичной предикативной связи:
Ш з ГаШег д п еу ей зо йеер1у Ша1 И ш а й е А п д е 1 ^ийе Ш
|о зее Ы т (ТЬ. Нагйу, Т. II., 129); Ьаз1 Игле, уои г е т е т Ь е г , 1Ье
|^ег заиза^е уои Ьои^Ы т а й е Ь а й у В и п \у а у /// (Е. ХУаи^Ь,
Р- Р., 4 8 ) ; Уои 1 т а §■ 1 п е е у е т у о п е Ш \уЬо йоезпЧ 1оок аз
‘ а1 аз ОПез (Э . йи М а и п ег , К., 6 4 ); Р е г т а п е п И у Ш, Не пеуег
1оок раг! т оиг § а т е з (М . В Ы г , Т., 8 ).

31 По вопросу о контекстной роли собственной формы слова есть и другое


кение. См.: Б. М. Л ей к и н а. Средства грамматического контекста, стр. 131;
е ж е. К вопросу о грамматическом контексте. Сб. «Вопросы синтаксиса ро-
^ано-гермакских языков», изд. ЛГУ, 1961— Морфолопическую форму, в л и я ю ­
щую на лексическое значение оформляемого ею слова, Б. М. Лейкина называет
нутренним контекстом» на том основании, что форма слова есть также
Дно из условий употребления слова.
Р 32 См., например: ОЕО, уо1. V, р. 38; А. Ь а т р г е с Ы . ОгашшаИк с1ег
п&П5сЬеп ЗргасЬе. ВегНп, 1958, 5. 102, е!с.
Ни один элемент контекста, кроме самой функции Ш, ^
влияет на его значение. Правда, бр оса ется в глаза, что подлел^'
щим или дополнением, к к о т ор ом у относится объектный предо
кативный член, всегда является сущ ествительное или местоиме
ние, в ы р а ж а ю щ ее лицо одушевленное. Однако это не име^
никакого контекстологического значения. С тоит поставить прц,
лагательное Ш в определительное отношение к таким ж е суще.
ствительным, как оно получит значение 'д у р н о й ’ . Это легко %
деть в пословицах и крылатых афоризмах. Например:
1Ц йо’егз аге Ш д е е т е г з ; Г р я г ж п р - т я к р ч я рооН т я п Ь р Н..
ахц1ап П1 пТ^п \уогзе. и т. п.
ОТБРшо словари и грайматики не отм еч аю т каких-либо типо.
вых ограничений лексического значения оп редел яемого прилаг;
тельным Ш сущ ествительного, которое м ож е т быть абстрактны
и конкретным, означать лицо и не лицо. М атериал пословиц эт
как бу д то подтверж дает. Ср.:
111 па!игез пеуег \уап! а 1и!ог; 111 пе\у5_1гауе1з Газ!; 111 \у'а]
13 пеуег сЬеар; 111 тл'еейз §го\у арасе; Н Г ш П пеуег заЫ \уе
и т. п.
О днако наблюдения показы ваю т, что в настоящ ее время при
лагательное Ш в оо б щ е в атрибутивной функции ш ирокого упо­
требления не имеет. Его обы чно вытесняет прилагательное Ъа<1
Так, с существительными конкретными оно в о о б щ е в обследо
ванном материале не встретилось (кром е как в пословицах, ко
торы е о т р а ж а ю т устаревш ие нормы сочетаем ости с л о в ). Невоз
мож ны, например, сочетания *ап Ш 1аЫе, *ап Ш сЛппег, *ап Л,
с о а ! и т. п. О бы чн о определяемым бы вает а бстрактное существи
тельное. О т его собствен но лексического значения зависят раз
личные прибавочные значения или оттенки о б щ е г о значени
'д у р н о й ’ в прилагательном Ш, как, например, 'з л о й ’ , 'неумелый
'неудачны й’ , 'вр едны й’ и т. п. Заметим в скобках, что эти разнс
обр азн ы е дополнительные оттенки только в переводе на русски
язык п р ед ста ю т как различные самостоятельны е значения пр^
лагательного Ш в атрибутивной функции, и это происходи
только потому, что объем значения англ. Ш и русск. «дурной;
а главное законы их сочетаем ости с различными определяемым
в о б о и х языках не совпадаю т. Н асколько м о ж н о бы л о заметит!
а трибутивное Ш тяготеет к некоторым штампованным сочетг
ниям (Ш ЬеаНЬ, Ш \у Ш, Ш Гагпе, Ш зиссбзз, Ш §гасе, П1 {иг
и нек. д р .), но не ограничивается ими. Ср.:
” 5\уеаг 1Ье ш а п ” , д г о ш Ы Мг. Рап&, иа!Ь а уегу М § г а с
(СЬ. Э к к е п з , О. Т., 120); И 15 по! оп1у !Ьа! !Ьеу Пуе т а з Ы
о{ &епега1 т ! е с ! ю п апй Ш Ь е а Н Ь апё Ьай 1 е т р е г . .. (Н. Ше11:
1Л. Р., 207). . . . I саге Н1!1е \уЬа! засгШ се 13 ^ ш г е с ! оГ т е , Н
\уП1 аКес! по опе е1зе, анс! 1еас1 !о по Ш г е з и Н з . .. (XV. СоШпь
XV. XV., 1,22 6).
В редких случаях, по-видимому, прилагательное Ш и в атри
бутивной функции сп особ н о сохранять значение 'б о л ь н о й ’ , выяв
еМое через внешнее указание. В О Е О приводится следующий
ЛЯцмер (1897 г.): А з о1 ет п с 1 е г § у т а п . .. з и т т о п е й 1о айгш тз1ег
ПдП5о 1аИоп 1о ап Ш т а п.
С Таким о бр а з ом , хотя действительно сущ ествует обы ч н о о т м е ­
чаемая зависимость значения Ш о т его синтаксической функции,
отношении атрибутивного его употребления она имеет опредё-
1енные лексические ограничения, а в редких случаях и в ооб щ е
может нарушаться.
Считается, что прилагательное '51ск такж е меняет свое з н а ­
чение в разных синтаксических положениях. В качестве опреде-
тения он о означает 'б о л ь н о й ’ :
1 п ап ипсош!ог1аЫе а г т с Ь а 1г о! зНррегу Ыаск ЬогзеНа 1г за!
а 5[ск пгй п з ! а п п § йи11у о й ! о[ Ше шшйоау (Н. ХУеНз, И. Р., 18);
..'М оШ ег апй Везз1е Ьауе Ьееп саПес! 1о Ше ЬейзЫе оГ а з1ск
г е 1 а 1 V е (В. 5Ьа\у, М. ХУ. Р., 142).
Указывается далее, что в качестве предикативного члена
прилагательное з к к , как правило, означает 'чу вств ую щ и й т о ш ­
ноту’ , 'стр ада ю щ и й р в о т о й ’ : .
. . . I г е т е т Ъ е г ЛиНеИе, \у Ьо геа11у ^ г е \ у з к к а! Ше з т е П оГ
а р1р е . .. (XV. М. ТЬаскегау, Р. 5. В., 113); I зШауей Гаг, I §;о!
Ьаск Неге а! 1аз1: 1оп§ аНег йагк, зк>ррш§ з о т е И ш е з Ьу Ше
\\;ауз 1Йе 1о Ь е з к к (Н. ХУеНз, II. Р., 9 3 ); ТЬеге \уаз а с о ш т о И о п
а! Ше епй оГ Ше Ьа11.— «I ехрес!, Ш а!’ з С1и11;егЬиск Ь е 1 п §
$1ск» — за)й Вез1е-СЬе{\уупйе. «Н е ’з изиаПу з к к \уЬеп \уе Ьауе
т и Н о п » (Н. ХУаи^Ь, О. Р., 26).
Нельзя сказать, чтобы э т о обы ч ное указание на особенн ости
употребления з к к бы л о соверш енно неверно, но оно не вполне
точно и треб ует целого ряда оговор ок.
Не бу дем говорить сейчас о том, что с некоторыми оп редел яе­
мыми прилагательное зшк вы р аж а ет не качественный, а о т н о с и ­
тельный признак (ср.: а З1ск г о о т , а з к к Ьей, а 31ск пигзе, а з к к
Из* и нек. д р .). З десь ясно видно влияние лексического значения
определяемого или ситуации, а не сам ой синтаксической ф унк­
ции прилагательного. В аж н ее другое: в английской речи нередки
случаи употребления з к к и в предикативной функции так ж е со
значением 'б о л ь н о й ’ . М ы имеем в виду не американскую речь,
где такое словоупотребл ени е в о о б щ е представляет со б о й норму,
а именно европей скую английскую речь. Ср.:
О о т д йошп {о Ше 1ой^е \уЦЬ а Ьазке! оп т у а г т , §гарез
апй реасНез Гог Ше о1й 1айу \уЬо \уа з ,з1ск... (Б . йи М а и п ег , К.,
64). Не Наз Ьееп з к к 1ог Шезе 1\уо \уеекз апй с а п п о ! Ье з е е п ...
(М. В1а1г, Т., 130).
К ак правило, з к к отличается от прилагательного Ш в этой
Функции известным оттенком значения — меньшей интенсив­
ностью вы р а ж а ем о го признака. Ср.:
От. ЬеМпег 1оокес1 аз Шои§Ь Ье \уеге § о т ^ 1о 1 ат1 апй I I е И
з Ы{ 51ск т у з е !^ (А. СкпзМе, М. М., 182); Апй Шеге’з Ше сЬигсЬ-

53
уагс! — I Ьай 1о § е ! а\уау; 11 т а й е т е зьск 1о эее Ше р1асе
(Е. У о у т с Ь , С., 11).
То ж е — в обособл ен н ом определении (всегда связанно,,
с п р е д и к а т и в н ост ью ):
II: \уаз а с п з р йгу йау, Ьи1 Апс1ге\у, з1Ьк Г г о т а з 1еер 1е5,
т д М . .. т а с !е 1о 1игп Ь а с к ... (А. С г о п т , О., 389).
Но есть и еще одн о обстоя тел ьство, к оторое следует отме.
тить. Д ел о в том, что все-таки неясно, м ож н о ли в о о б щ е считать
что в предикативном сочетании Н е 15 51ск д а ж е в тех случаях
когда это сочетание означает 'его тош н и т’ или 'е г о р вет’ , само
по себе прилагательное з к к имеет ка кое-либо о с о б о е значение
отличное о т значения 'б о л ь н о й ’ .
Обы чно (как это м ож н о видеть и из приведенных примеров:
сочетание ! о Ье з к к , взятое в целом, сл уж и т обозначением из
вестного состояния или действия. Ср.:
.. .Ь е... \у а з 1ичсе з к к ё и п п д 1Ье ШдЫ (Е. ^ а и ^ Ь , О. Р.
2 6 ); Уои сои&Ь, уои з!ад^ег, уои \уп!Ье ироп 1Ье дгоипс! апс1 аге]
с!еас!1у з1ск (Н. \Уе11з, II. Р., 178); II з е е т е й 1Ьа1 Ьег с1о§; ЬаЬЬу!
Ь а с! Ь е е п з1ск т 11пс1е МаНЬеш’ з Ъ и з т е з з - г о о т аПег Ьгеак-
Таз!. 11пс1е МаИЬе-м дуаз ипаЫе 1 о Ъеаг сНгЛпезз т йо§з, Ье Иете'
т ! о а г а ^ е . .. (1М. МШ огй, Р. Ь., 12).
П о-видим ому, сочетание глагола-связки с прилагательным
51ск — это эвфемистический перифраз, заменяющ ий глаголы (о
у о т Н , 1 о сНз^ог^ё, 1о М с Ь ир, 1 о паизеа1е, 1о рике. Поэтому
вряд ли са м о прилагательное от ор в ал ось здесь от своего исход­
н ого и осн овн ого значения 'б о л ь н о й ’ . Эвфемистическое уп отреб­
ление выражения в целом не уничтожило это его значение; ука­
занная выше сп осо б н ость прилагательного не изменять его и
в предикативной функции показы вает лишь то, что сочетание
связки и предикатива м ож е т употребляться и в прямом своем
смысле.
^ Таким о бр а з ом , прилагательные П1 и 51ск вовсе не могут
одинаково безуслов н о служ ить примером влияния синтаксиче-
:кой функции слова на его лексическое значение. Если относи-
тельногприлагательнопт Ш приходится делать н е к о т о р « е , хотя
бы -только стилистические, оговорки, то 51ск, ,по-видимому, в о о б ­
щ е не обн ар уж и в ает п одобной закономерности, и своеобразие
его употребления лежит в иной плоскости. М ы заговорили о них
только потому, что приведенные выше правила их синтаксиче­
ск ого употребления, несмотря на с в о ю неточность, фигурируют
обы чно во всех учебных п особи ях по английскому языку.
С ледует ли из всего сказанного выше, что второй из гипоте­
тически намеченных нами ранее типов синтаксического контек­
ста — обусл-овдацноеть--лекси ческого значения гт тв я рго с о б ­
ственной синтаксической функцией — в о о б щ е не сущ ествует?
Йет, не значит. Случаи п од обн ог о рода в стреч аю тся, хотя и не
очень часто, и обы чно о сл ож н я ю т ся указаниями лек