Вы находитесь на странице: 1из 208

ЛЕН ИНГРАДСКИ Й ОРДЕНА ЛЕНИНА ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ имени А. А. Ж Д АН О ВА

Н. Н. А М О С О В А

ОСНОВЫ АНГЛИЙСКОЙ
ФРАЗЕОЛОГИИ

ВОЛОГОДСКАЯ
ОБЛАСТНАЯ
БИБЛИОТЕКА

ИЗДАТЕЛЬСТВО
Л ЕНИ НГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
19 6 3
Печатается по постановлению
Редакционно-издательского совета
Ленинградского университета

Книга представляет собой сокращенную редак­


цию докторской диссертации автора. В ней изла­
гается обобщающая теория английской фразеоло­
гии, построенная на новых, впервые вводимых авто­
ром принципах трактовки языкового материала. В
книге применен контекстологический метод анализа
словесных сочетаний, обеспечивающий объективную
классификацию фразеологических единиц и отграни­
чение их от свободных сочетаний, а также разрабо­
таны основные понятия фразеологии как особой
отрасли языкознания. Все это делает работу серьез­
ным вкладом в теорию языка.
Книга предназначена для филологов-германи-
стов, а также для всех лингвистов, занимающихся
лексикологией и фразеологией на материале других
языков.

Н. Н. Амосова

Основы английской фразеологии


Редактор Л. А. Карпова

Техн. редактор Е. Г. Ж укова Корректор В. К. Измаилович

Сдано в набор И IV 1963 г. Подписано к печати 20 VII 1963 г.


Уч.-изд. л. 14,29. Печ. л. 13. Бум. л. 6,5.
Е Формат бум. 60Х90'/ю -
Тираж 4725 экз.I. Заказ 442.
Типография ЛОЛГУ. Ленинград, Университетская наб., 7/9.
ВВЕДЕНИЕ

В нашем отечественном языкознании за последние 20— 25 лет


появилось много р а б о т различных м а сш т а б о в — диссертаций,
статей, разделов в книгах по лексикологии, посвящ енных п р о ­
блематике фразеологии различных языков, в том числе и анг­
лийского.
Первые советские р аботы по английской фразеологии носили
преимущественно описательный ха р а к т ер .1 Если ж е в них з а т р а ­
гивалась п роблема сущ ности описы ваемы х явлений, то в п реде­
лах небольш ой статьи п оверхностно решались такие сл ож н ы е
вопросы, как пути становления, 'синонимия, стилевое с в о е о б р а ­
зие, структурные типы ф разеол огизм ов и т. п.г
В аж ным стимулом для сам остоятел ьной р азра ботки проблем
английской фразеологии в сов етском языкознании п ослуж ило
поярление ичпрртнму рябпт акад. В. "В. В йн оградова по фразео-'
логии р усск ого языка.3 Д о недавнего времени ни одно и ссл ед о ­
вание или популярное описание английского ф р азеол огического
фонда не вы ходило из русла его фразеологической концепции.
Н екоторы е из авторов видели с в о ю задачу в том, чтобы п р о ­
сто-напросто механически применить идеи акад. В. В. В и н огра ­
дова к английскому материалу, используя эти идеи как б е з у с ­
ловные истины, не н уж даю щ и еся ни в проверке, ни в дальней-

1 См., например: М. А. Со л о н и н о. Английская лексикология. М., Учпед­


гиз, 1934, стр. 155— 15в: А. К о о п 1 п. Еп^ПйЬ Тех1со1оду. Мозсо\у, 54а1е Тех1-
Воок РиЫ. Ноизе, 1940, рр. 121— 134.
2 См., например: Н. С к о р о д у м о в а. Идиомы английскойразговорной
ечи. Иностранные языки в школе, 1939, № 5— 6; А. Я. Р о ж а н е к и й . Идио-
!Ы и их перевод. Иностранные языки в школе, 1948, № 3.
3 См.: В. В. В и н о г р а д о в . Основные понятия русской фразеологии.
/■РУДЫ юбил. научной сессии ЛГУ. Л., 1946; Е г о ж е . Об основных типах
Фразеологических единиц в русском языке. Сб. «А. А. Ш ахматов». М., Изд.
СССР, 1947; Е г о ж е . Русский язык. М., Учпедгиз, 1947, стр. 21 и сл.

?
шем развитии.4 В других р а б от а х упоминалось о необходимости
учитывать специфику языка при изучении фразеологических
явлений, но конкретного применения эти общ и е соо б ра ж ен и я не
находили.5
Теоретической базой некоторых диссертаций по английской
фразеологии явился простой пересказ концепции акад.;чВ. В. Ви-
ноградова»6 В других отдельные ее детали известным образом
тран сф орм и ровал и сь или более развернуто конкретизировались,
а некоторые частные ее пункты подвергались критике.7 Тем не
менее, в целом все эти исследования не шли принципиально ины­
ми путями и не искали их.
К ак известно, фразеол огическая теория акад. В. В. Виногра-.
I дова .исходит из сл едую щ и х отправных идей:
1) Фразеологическими единицами являются «устойчивые»
словесные комплексы, п ротивопоставляемы е «с в о б о д н ы м » син­
таксическим словосочетаниям как готовы е языковы е о б р а з о в а ­
ния, не создаваем ы е, а лишь воспроизводи м ы е в процессе речи.
2) Конституирующ им св ой ств ом фразеологической единицы
сл уж и т семантическая спаянность или н еразл ож им ость сост а в­
л яющ их ее слов, вы ступаю щ ая либо как сквозная см ы словая их
взаимосвязанность, л и бо как одн осторон н яя зави си м ость одного
компонента от другого.
3) В л ю б о м из этих случаев р езультатом или ф ормой прояв­
ления внутренней семантической спаянности фразеологических
единиц сл уж и т определенное лексическое (а не грамматическое)
значение целой единицы или ее компонента.
4) Семантическая спаянность компонентов п редполагает ста­
бильность и х 'л ёк си ч еск ого состав а, а в ряде случаев и их мор­
ф ологического оформления и синтаксической организации.
5) Семантическая их спаянность имеет три степени, опреде­
ляющ ие три типа фразеологических единиц: а) сращения или

4 См., например: Е. М. X а с к и н а. Классификация фразеологических еди­


ниц в русско-английском фразеологическом словаре. Иностранные языки в шко­
ле, 195), № 2; Е. Ф. В о р н о, М. А. К а щ е е в а , Е. С. М а л и ш е в с к а я.
И. А. П о т а п о в а . Лексикология английского языка, под ред. Н. Н. Амосс;
вой. Л., Учпедгиз, 1955, стр. 123 и сл.; К. Т. Б а р а н ц е в . Курс лексикологи
сучасно1 англ1Йсько1 мови. КиГв, изд. «Радяньска школа», 1955, стр. 193 и сл-
и др.
5 См.: И. Р. Г а л ь п е р и н и Е. Б. Ч е р к а с с к а я . Лексикология анг­
лийского языка. М., Изд. «Ин-яз», 1956, стр. 170, и др.
6 См., например: Т. А. Б а р а б а ш. Образные глагольные фразеологиче
ские единства в современном английском языке и пути их перевода на русский
язык. Канд. дисс. М., 1953; В. Л. Д а ш е в с к а я . Фразеологические сочета
ния типа «переходный глагол + существительное» в современном английском
языке. Канд. дисс. М., 1955, и др.
7 См., например: П. П. К а л и н и н . Фразеологические единицы с субстан­
тивным структурным стержнем в современном английском языке. Канд. дисс.
тт. I— М. М., 1954, стр. 78; М. Н. Н и к и ф о р о в а. Субстантивные фразеологи
ческие единицы в современном английском языке. Канд. дисс. М., 1956, стр. 18—7
46; Б. Т. Л а з а р е в а. Фразеологические сращения в современном английском
языке. Канд. дисс. М., 1955, стр. 18, и др.

4
идиомы.— демотивированн ы е единицы, вы ступаю щ ие как, экви­
валенты сл ова; б) е д и н с т в а — мотивированны е единицы, О б н а ­
руживающ ие с п о со б н о с т ь либо к подмене отдельных компонен­
тов, либо к раздвиж ению п о ср едством подменного «упаковоЧт
ного» материала, либо к перемещ ению компонентов и в ы с т у п а ю ­
щие как «потенциальные эквиваленты» сл ов а; в) фразеологиче-
ские^сочета^ния, в которы х один компонент семантически зависит
от др угого и п отом у получает в связи с этим последним н есво­
бодное, фразеологически связанное значение, причём оно п р оя в ­
ляется в нем лишь в связи с определенным, ограниченным т р а д и ­
цией кругом слов; ввиду того, что кажды й их компонент имеет
раздельное значение, такие сочетания эквивалентами слов не
являются.
Концепция акад. В. В. В ин оградова — э т о о с о б а я ступень в
развитии теории «н ер азл ож и м ы х сочетаний», бол ее вы сокая по
сравнению с тем, что бы ло сделано в р у сс к ом языкознании до
него. О сновное ее значение заклю чается в том, что бл агодар я ей
фразеологические единицы получили более обосн ов ан н ое оп р е­
деление, именно как лексические комплексы с о с о б ы м семантиче­
ским св оеобр азием . Х отя и до акад. В. В. В ин оградова в со в е т ­
ском языкознании контуры фразеологии намечались в аналогич­
ном плане,8 именно в его р а б о т а х трактовка фразеологической
проблематики была переведена из описательного плана в т е о р е ­
тический. В. В. В ин оградов убедительно показал н епр ав ом ер ­
ность недифференцированного синтаксического подхода к п р о ­
блеме «н е р а з л ож и м ост и » словосочетаний, характер ного для
А. А. Ш а х м а тов а ,9 и поставил зада чу лингвистического анализа
«слитных речений», о которы х в т р у д ах ряда русских лингви­
стов лишь упоминалось вскол ьзь.10
Фразеологическая теори я акад. В. В. В иноградова п редста в­
ляет соб ой развитие или, лучше сказать, тра н сф ор м а ц и ю ученья
ДГ Б а л л » о б устойчивы х речениях. Ш. Балли предложил деле-
ние''фразеологических единиц на два основны х типа: « ф р а з е о ­
логические единства», и .«ф ра зеол огич еск ие р я д ы » (или «прйвТгч-
ные сочетания») й один промеж уточный тип-— «глагольны е с о ­
четания» (т. е. перифразы глаголов типа ёесЫ ег — ргепс!ге ипе
^ёс1510п).И «Е д и н ств а » Ш. Балли со о т в е т с т в у ю т «ср а щ ен и я м » и

8 См.,'например: И. В у л ь ф и у с. К вопросу о классификации идиомов.


Русский язык в школе, 1929, № 6; С. И. А б а к у м о в . Устойчивые сочетания
слов. Русский язык в школе, 1936, № 1; Е. С. Й с т р и н а . Современный рус­
ский литературный язык, программы-задания для заочных пед. институтов,
вып. 24. М., НКП РСФСР, 1933, стр. 12— 16, и др.
9 См.: А. А. Ш а х м а т о в . Синтаксис русского языка. М., Учпедгиз, 1941,
стр. 274— 279, 418 сл.; ср. В. В. В и н о г р а д о в. О б основных типах. ., стр. 341.
10 См., например: Ф. Ф. Ф о р т у н а т о в . Избранные труды, т. I. М., Уч­
педгиз, 1956. стр. 173— 174; В. К. П о р ж е з и н с к и й. Введение в языковеде­
ние, изд. 2. М., 1910, стр. 160.
11 См.: С1т. В а 1 1 у. ТгаИё йе з^уН з^ие !гап$а15е 2 ей., уо). ). Не!Йе)Ьеге,
<921, рр. 14, 70— 84.
«еди н ствам » В. В. Виноградова без разделения по степени мо­
тивированности. Принцип ж е выделения «ф разеологических ря­
д о в » у Ш. Балли диаметрально п ротивополож ен т о м у принципу,
на основании которого В. В. Виноградов отделяет группу « ф р а ­
зеологических сочетаний». У Ш. Балли фиксированный ком п о­
нент « р я д а » семантически не зависим от соч етаем ы х с ним
слов, к а ж дое из которых, соединяясь с этим фиксированным эле­
ментом, усваивает о св бое, но о бщ ее для них всех значение (н а ­
пример, в ряду сНа1еиг зиНосап1е, ассаЫап!е, 1гор1са1е, 1огпс1е,
зёпё^аПёппе л ю б о е из прилагательных при обретает п росто уси­
лительное значение, хотя буквально они означаю т 'удуш аю щ ая,
тягостная, тропическая, жгучая, сенегальская ж а р а ’ ).
Таким об р а з о м , переменные компоненты «ф разеологи ческого
р я д а » («привы чного сочетания») со с т а в л я ю т группу кон тексту­
ально обусл овл енн ы х синонимов; кром е того, Ш. Балли п о д в о ­
дит под понятие «привычного сочетания» такж е и случаи стили-
стичеекого распределения синонимов (типа: ^гауеш еп ! ша1айе
'тя ж ел о б ол ь н ой ’ , ^ п ё у е т е п ! Ыеззё 'сер ьезно раненый’ ) и « с т е ­
реотипные группы » (типа: т И т е т е п ! Не 'тесн о связанны й’ , сНа-
ше1га1етеп1 о р р оз ё 'диаметральн о п роти в опол ож н ы й ’ и т. п.).
Во «ф разеологи ческих сочетан иях» В. В. В иноградова, н а о б о ­
рот, один фиксированный элемент имеет о д н о и то ж е ф р а зеол о­
гически связанное значение, проявляю щ ееся при его контакте с
ограниченным рядом слов (типа: страх, у ж а с, зависть берет
и т. п.). Стилистический аспект в трактовке данной проблемы,
характерный для теории Ш. Балли, у акад. В. В. Виноградова
оказы вается преодоленным, а лингвистический анализ и си ст ем а ­
тизация материала — бол ее детализированными.
Тем не менее, р аботы акад. В. _В. В иноградова по фразевло-
гии им еют ряд особенн остей, которы е сл едовал о бы учитывать,
приступая к са м остоятел ь н ом у исследованию язы к ового мате­
риала.
Первая особ ен н ость — это их эскизный характер. Нельзя не
согласиться с А. В. Кумачевой, что они в о о б щ е написаны скорее
в плане постановки вопроса, а не его решения.12 Опорны е п оло­
жения в этих р абот а х являются просты м и постулатами. Таковы,
например, утверждения о связи мотивированности и вы води­
мости значений фразеологических единиц, о синтаксической их
организации, о различиях в общ ем значении «сра щ ен и й » и
«еди нств», и мн. др. П о э т о м у безуслов н о неправы те авторы,
которы е п росто воспр оизводят эти положения в качестве аксиом
В торая их особ ен н ость — отсутствие,... классификации, по
строенной на едином принципе. Д в е первые "группы — « с р а щ е ­
ния» й « е д и н с т в а » — отделяю тся д р уг от друга по признаку ст е­
пени мотивированности фразеологической единицы; тр етья

12 См.: А. В. К у м а ч е в а. Фразеологические сочетания как часть слова


ного состава (на материале русского и английского языков). Иностранные язЫ
ки в школе, 1953, № 6, стр. 12.

6
группа — «ф разеологи ческие сочетания» — по признаку огра н и­
ч ен н ой сочетаем ости данного слова в данном (в иных случаях
в о о б щ е единственном) своем значении. П ервые два типа х а р а к ­
теризуются ст а бил ьностью состав а компонентов, третий — о г р а ­
ниченной соч е т а ем ост ь ю од н ого из компонентов. Х ар ак тер с е ­
мантической спаянности компонентов ф разеологических единиц
не служ ит классификационной осн овой этой трехчленной схемы,
ибо семантическая спаянность единиц д ву х первых групп оп р е­
деляется степенью их мотивированности, а третьей группы —
алогизмом ограничения сочетаем ости членов, причем о м отиви­
ровке этой сочетаем ости в оп р ос д а ж е не ставится. Таким о б р а ­
зом, приводимый В. В. Виноградовы м перечень типов фразеело-
гических единиц фактически не является их сущ ностной кл асси ­
фикацией. П о э т о м у попытки ее усоверш енствования оста ю тся
неубедительными.13
Третья о соб ен н ост ь статей акад. В. В. В иноградова — это
опущение ряда в оп р о сов общ ей теории фразеологии. Н екоторы е
из них не затронуты а втором п отом у, что для русского языка
они не им еют первостепенного значения. Такова, скаж ем, п р о­
блема внутренней р аздельнооформленности фразеологических
единиц и отличие ф р а зо обр а зова н и я от словослож ения. Иные
вопросы, например о составе членов, о различных типах с т р о е ­
ния фразеологических единиц, остал ись за пределами внимания
исследователя, по-видимому, в связи с тем, что исходным пунк­
том его рассуж дений на темы фразеологии послуж ила его поле­
мика с А. А. Ш ах м а тов ы м , естественно ограничившая р а с с м а т ­
риваемый материал синтаксическими словосочетаниями непре­
дикативной структуры. Однако оперирование понятием уст ой ч и ­
вости сл овесн ого комплекса в виде аксиомы, не треб ую щ ей ни
определения, ни уточнения, ■характерное для р а б о т акад.
В. В. В иноградова, нельзя объясн ить спецификой р у сс к о г о м а те­
риала. Без разрешения п роблемы устойчивости, без уяснения
самой сущ ности устойчивости словесны х сочетаний, границы
фразеологии и понятия фразеологической связи слов ост а ю т ся
неопределенными.14 П о э т о м у всякий другой исследователь, д а ж е
полностью принимающий теори ю В. В. В иноградова, неизбежно
долж ен был бы заняться этими кардинальными вопросам и, чего
не сделал пока почти никто из лингвистов, р а б о т а ю щ и х в о б ­
ласти фразеологии.
Четвертая особ ен н ость р а б о т акад. В. В. В иноградова — это
недостаточно объективная методика исследования языковых
явленийГТак, например, в а ж н е е 'д л я системы идей автора поня­
тие мотивированности ф разеологических единиц не опирается в

13 См.: А. В. К у н и н . Некоторые вопросы английвкой фразеологии. Анг­


ло-русский фразеол. словарь (А РФ С ). М., Изд. иностр. и нац. словарей, 1955.
14 О типах связей слов акад. В. В. Виноградов писал подробнее в статье
«Основные типы лексических значений слова » (ВЯ, 1953, № 5). Об этой статье
см. гл. 11, § 1.
его изложении на какие-либо конкретные, объекти вн о уст а н а в­
ливаемые признаки. К ритерий" с т епени ... мотивированности не
определяются, и из трактовки приводимых языковых ил л ю стр а ­
ций эти критерии вывести не удается. Так, автор утверж дает,
что «если есть хотя бы глухой намек на мотивировку общ его
значения, т о о сращении говорить у ж е т р у д н о » .15 Однако сам он
квалифицирует как «сра щ ен и я» те сочетания, которы е сод ер ж ат
грамматические архаизмы (типа «н и ч тож е сум н яш еся», «и вся
н е д о л г а » ) ,16 хотя «гл ухой намек» на мотивировку (и д а ж е п росто
на прямой смысл речения) в них, несомненно, имеется, он п р о­
свечивает сквозь изолированную ф ор м у компонентов. Так, с т е ­
пень мотивированности, как дифференциальный признак « с р а ­
щ ений» и «еди нств», перебивается чисто структурным при­
знаком.
Д емотивация фразеологизма фактически приравнивается в
р а ссу ж д ен и я х 'В . В. В ин оградова к невы водимости его о б щ ег о
значения из значений его компонентов.
Если под вы вод и м ость ю подра зум ева ется в оз м ож н ос т ь пони­
мания значения фразеологизма на осн ове осмысления его м от и ­
вировки, то такая «в ы в о д и м о ст ь » в больш инстве случаев есть
чистейшая иллюзия^ Если не знать значения ф р азеологизмов
«вы носить сор из и з бы » или «стреляный вор о бей », которые, по
В. В. Виноградову, являются «еди нствам и», т.о, в усл овиях их
изоляции от речи, мы мож ем, отталкиваясь от од н ого и т о г о ж е
м отивирую щ его обр аза, с одинаковы м основанием р а с ш и ф р о ­
вать первый из них как 'наводить п ор я д ок ’ или 'облегчить душ у
тяж елым признанием’ , или 'отдел аться от чего-либо лишнего,
н енуж н ого’ и т. п., а второй — как 'запуганны й’ или, м о ж е т быть,
'м н ого претерпевший человек’ . И х расшифровка, соот в етств ен ­
но, как 'разгл аш ать внутренние др язги’ и 'опытный человек',
вовсе не является единственно возм ож ной . Если в усл овиях речи
или определенной речевой ситуации м ож н о понять см ы сл неиз­
вестного ранее идиоматического сочетания, т о действующ ей си ­
лой тут является не столько п розрачность его мотивировки,
сколько внешние указания, идущие от контекста или ситуации.
Если ж е вы води мость значения целого из значений его частей
п одразум евает объ я сн и м ость сам ой связи м еж д у опорны м о б р а ­
зом и см ы сл ом сочетания, то оста ется соверш енно неясным, чем
определяется п орог демотивации: непониманием мотивировки
речения с о стор оны говорящ их или н еобъ ясн и м ость ю ее д а ж е с
п о м о щ ь ю исторических и этимологических разысканий. П ервое
усл овие зависит от личных в озм ож ностей субъекта — от степени
сл ож н ости его ассоциативного восприятия, о т его о б щ е о б р а з о в а ­
тельной или специальной подготовки и д а ж е п р о сто от меры его
внимания к языку. П о э т о м у в т ор ое условие представляется б о -

•5 В. В. В и н о г р а д о в . Об основных ти п а х.., стр. 353.


16 Там же, стр. 346.
пее объективным. Н о этимологическое объяснение язы к ового
явления в больш инстве случаев нейтрально по отнош ению к его
актуальной сущ ности. В о всяком случае, оно не м ож ет считаться
его конституирующ им св ойств ом и не имеет прям ого влияния на
его функционирование в речи.
Для т ого чтобы степень мотивированности фразеологической
единицы могла быть полож ена в о сн ову типологического д е л е ­
ния фразеологизмов, бы л о бы важно, во-первых, доказать, что
о н а действительно является сам ы м сущ ественным их признаком,
а во-вторых, вы р аб ота ть строгие и точные объективные критерии
ее определения. Никто из последователей теории В. В. В и н огр а ­
дова не счел нужным этим заняться. П о э т о м у во многих р а б о ­
тах включение ф р азеологизма в ту или иную из д вух первых
рубрик схемы сплошь и рядом кажется случайным и п роизволь­
ным. Д а ж е у са м ого В. В. В иноградова некоторы е примеры
«единств» не о б н а р у ж и в а ю т ни «в ы в о д и м о ст и » значений, ни м о ­
тивированности (ср.: «намылить гол ову», «кл асть зубы на п ол ­
ку» и д р . ) . 17
Наконец, пятая о соб ен н о ст ь р а б о т акад. В. В. В ин оградова
по фразеологии — это их ориентация именно и только на р у с ­
ский языковой материал. ТТатользовать их положения в качестве
обобщ а ю щ е й теории фразеологии м ож н о бы ло бы только п осл е
тщательной проверки их на материале др угого языка. Н о и эт о го
мало. Н е о б х о д и м о при этом иметь в виду, что п ри лож им ость
теории, предлож енной для одн ого языка, к материалу д р у г о г о
языка иногда м ож ет дока зы ва ть не ее плодотворн ость, а ее не-
конкретность. Однако это п ростое с о об р а ж ен и е оставляется
большинством англистов без внимания.
Единственная р абота по английской фразеологии, п ост р оен ­
ная на соверш енно иных и оригинальных принципах и им еющ ая
обобщ а ю щ и й характер, — это глава VI в книге А. И. Смирниц-
кого по английской лексикологии.18 Н есм отр я на лаконизм этой
главы, в ней сод ер ж и т ся много интересных, хотя нередко и с п о р ­
ных положений. -■ —... .
В .о снову.своей теории А. И. С м ирн иц кий ж л адет с оп ост а в л е­
ние фразеологической единицы и слова, выясняя черты сх одства
и разли ч ия м еж ду ними по линии содерж ания, функции и с т р у к ­
туры. О бщ и м для них_свойством, по мысли автора, является то,
что и фразеологизм, и сл ов о являются готовой единицей языка;
кардинальное различие м е ж д у ними л еж и т _в__характере о ф о р м ­
ления: цельнооф ормленности слова и р аздельнооформленности
ф р азеол огизма.19 Н у ж н о ^только пожалеть, что интереснейшая
идея эт ого ученого относительно цельнооф ормленности как ре­
левантного признака слова, х о р о ш о проиллюстрированная им на

17 См.: В. В. В и н о г р а д о в . Русский язык, стр. 24— 25.


18 А. И. С м и р н и ц к и й. Лексикология английского языка. М., Изд. лит.
на иностр. яз., серия «Библиотека филолога», 1956.
19 См.: А. И. С м и р н и ц к и й. Лексикология английского языка, стр. 208.

9
'материале р у сс к о г о языка, менее р азра ботан а им применитель­
но к английскому языку.20
Больш ой заслугой А. И. С мирницкого явилось то, что он п о­
ставил в оп р о с о структурных типах ф разеологических единиц,
о различиях в состав е их компонентов, о разнообрази и их функ­
циональных типов. В структурн ом отношении он делит ф р а зео­
логизмы на «одн оверш ин ны е» и «двухверш ин н ы е» (или «м н о г о ­
верш ин ны е»), т. е. состоящ и е л и бо из соединения сл уж ебн ого
сл ов а с одним знаменательным, л и бо из соединения д ву х или
б о л е е знаменательных слов. Тем самы м признаются в о з м о ж н ы ­
ми очень больш ие различия в синтаксическом строении ф р а зео­
логических единиц. П о функциональному признаку А. И. Смир-
ницкий различает «ф разеологи ческие единицы», т. е. стилисти­
чески нейтральные и потерявшие (или никогда не имевшие)
.метафоричность «у стойч ив ы е» сочетания (типа: 1о д е ! ир 'в с т а ­
вать е п остели’ , 1о Га11 т 1оуе 'в л ю б и т ь с я ’ ), и «с о б с т в е н н о идио­
мы», т. е. экспрессивны е ср едств а языка, основанные на мета­
форе. О т тех и других А. И. Смирницкий отделяет «тр ади ци он ­
ные сл овосочетан ия», не о б л а д а ю щ и е идиоматичностью и не
входящ ие п оэт ом у в фразеологический материал языка.
Однако и тут осн овн ое св о й ств о фразеологической едини­
цы — устойчивость — о ст а л о сь не раскрытым, и не были п роана­
л изир ованы объективные признаки отличия устойчивости от
п ро стой п овторяем ости сочетания, так ж е как не была показана
и сущ ность идиоматичности.
К ак м о ж н о видеть, советскими лингвистами проведена б ол ь ­
шая р а бот а в обл асти исследования английского фразеологиче­
ск о го фонда. Н е имея возм ож н ости детально р азобр ать и пере­
сказать все су щ е ст вую щ и е р а б от ы на ин тересую щ ую нас тему,
м ы были вынуж дены осн овн ое внимание соср едоточ и ть на тех их
чертах, которы е д о сих пор не п озвол яю т считать теоретические
о сн о в ы английской фразеологии разработанным и д о конца.
Именно эти черты — н едора ботан ность ряда важнейших фунда­
ментальных понятий фразеологии, отсутствие развернутых о б о б ­
щ а ю щ и х трудов в этой области, спорный или непоследователь­
ный характер многих положений и т. п. — м огу т оправдать пред­
принимаемую здесь попытку обсуж д ен и я ц елесообр азн ы х прин­
ципов ф р азеол огического исследования.
Однако, критически подходя ко всем у сделанному в этой о б ­
ласти нашими отечественными языковедами, мы ни в коей мере
не хотим сказать, что этими последними не бы ло д о б ы т о ника­
ких ценных результатов. Н а о б о р о т , н еобходи м о всячески п од ­
черкнуть, что во многих их р а б о т а х содер ж ится бол ь ш ое коли­
ч ество интересных, важ ных, иногда очень тонких наблюдений и

м См.: А. И. С м и р н и ц к и й . К вопросу о слове (проблема отдельности


слова). Сб. «Вопросы теории и истории языка». М., Изд. АН СССР, 1952,
стр. 197 сл.; ср. Е г о ж е . Лексикология английского языка, §§ 26— 36.


вы водов, которы е не м огут не учитываться в к а ж дом новом и с­
следовании в данной области.
Н у ж но иметь в виду, что как бы ни были еще не до р абота н ы
наши понятия и методы в обл а сти фразеологии, в английском и
а м е р и к а н с к о м языкознании в о о б щ е такая лингвистическая д и с ­
циплина полн остью отсутствует. Н ет п о эт о м у и сл ов есн ого о б о ­
значения такой или хотя бы п одобной ей отрасли науки о языке.
П о н я т и е о фразеологической единице, или идиоме, или речении,
такж е остается' соверш енно расплывчатым. Э то ясно видно д а ж е
по материалу английских и американских словарей так назы вае­
мых «и д и ом » или «в ы ра ж ен и й » (рЬ газез). П о д «в ы р а ж ен и ем »
понимаются и фразеологические словосочетания, и пословицы,
и случаи обр азн о й антономасии (типа: ап Аро11о, а Во5ЛУе11),_и
одиночные слова с закрепленным фигуральным значением (типа:
сПНоез, ЬаскПзЬ), и д а ж е п росто слова с интересной внутренней
формой или историей (типа: Ьап]о, 1ас1у, 1ог<1 и т. п.). В иных
словарях приводятся д а ж е рифмованные прибаутки, от вкл ю ч е­
ния которы х бол ьш ая часть словарей воздерж и вается (напри­
мер, у Хезлита: К а т , г а т , § о а ^ а у , апё с о т е а § а т апоШег ёау,
и д р .). Ясно, что специфика и границы ф р азеол огического фонда
языка английскими лексикологами и лексикографами т р а к т у ю т ­
ся чрезвычайно широко.
Научная р азр а бо т к а п робл ем идиоматики в английском и
американском языкознании сводится фактически лишь к к р ат­
ким вводным замечаниям, вы сказы ваем ы м в предисловии к не­
которым словарям «в ы р а ж ен и й » или практическим п особи ям по
языку. Поиски общ ей ф ормулы «и диом атич н ости» как речевой
аномалии, н аруш аю щ ей либо законы грамматики, либо законы
логики (Л. П. С м и т ),21 или как употребления «об ы ч н ы х слов и
с л ов оф ор м в необычном см ы сл е» (У. Д ж . Б о л л ) 22 за сл он я ю т с о ­
б ой в этих кратких очерках сущ ественны е различия в конкрет­
ной специфике грам м атического и лексического уровней язвжа.
Смешение этих уровней привело к объединению разноплановых
явлений, к оторое не м огло составить содерж ан ие какой-то о с о ­
бой, единой обл а сти языкознания. В идиоматику вклю чаю тся
как н еподдаю щ ееся точн о м у м оделированию употребление г р а м ­
матических средств языка, так и более или менее регулярно п о ­
вторяю щ иеся речевые отклонения от грамматической нормы.
Н етрудно видеть, что, п оскольку логическая осн ова языковых
ф ор м и конструкций лишь в редчайших случаях м о ж ет быть
определена с доста точн ой наглядностью, в о о б щ е весь или почти
весь грамматический строй языка в его регулярных и нерегу-’

21 См.: Ь. Р. 5 ш 1 1: Ь. \Уогйз апй 1сНотз, сЬ. V. ЬогкЗоп, Соп51аЫе & Со,


1925, рр. 181 ГГ. (русский перевод этой главы издан отдельной книгой иод назва­
нием «Фразеология английского языка». М., Учпедгиз, 1959).
22 См.: \У. .1. В а П . С о1 ^ш а1 1с1ют. ЬопсЗоп— 1Че\у Уогк— Тогоп{о, Ьоп§-
Шапз, Огееп & Со, 1958, р. 1.
лярных проявлениях долж ен был бы бы ть признан идиоматич­
ным по са м о м у св оем у сущ еству.
Если принять п од о б н у ю концепцию идиоматики, предметом-
лингвистической дисциплины, ее изучающей, дол ж н о стать ф о р ­
мальное и функциональное св оеобр ази е конкретного языка в
целом. Гран иц ы этой дисциплины останутся открытыми для
грамматических фактов, для случаев стабилизации словесных
сочетаний, для явлений переосмысления и переоформления
слоеГ,~для капризов стилистической валентности слов, оп реде­
ляемой причудливым языковым обы чаем. П редм ет исследования
потеряет единство признаков и четкость контуров, в о б р а в в себя
объек ты стилистики, грамматики и лексикологии.
Ясно п роступает связь этой концепции с теорией изоляции
Г. Пауля. Н о если для П ауля изоляция есть явление, п р ос л еж и ­
ваемое в своих психологических основаниях и общ езначимы х
результатах, то, например, Л. П. Смита интересуют только ее
результаты.23 * ,,—
Л ю бо п ы т н о, однако, что в основном'’ Л. П. Смит уделяет вни­
мание только лексическим «и д и о м а м », т. е. идиоматическим с о ­
четаниям слов эксп ресси вн ого характера. Он дает в своем т р у д е
описание некоторых структурн ы х их особенн остей (замеченных,
м еж ду прочим, еще в X V I I в. Д ж . Рэем в его фразеологическом
с л о в а р е 24). Однако сем антическое с в оеоб р а з и е этих сочетаний*
структурно-семантическая типология, соотнош ение их со с л о ­
вом и с о « с в о б о д н ы м » словосочетанием — в с е 'э т и вопросы , наи­
бол ее сущ ественные для теории фразеологии, остал ись вне п ре­
дел ов внимания автора. Роль «лексических и ди ом » в языке
Л. П. Смит сводит к роли доба воч н ы х выразительных средств
языка. Примечательно, что в хвалебной рецензии на книгу
Л. П. Смита американский филолог Р. Литтелл счел нужным
возразить только против слишком высокой, по его мнению, оцен­
ки «лексических идиом», которы е не о б о г а щ а ю т , а з а с о р я ю т
речь, лишая ее индивидуального св оеобр ази я .25
Группировка «лексических идиом», представленная в книге
Л. П. Смита, не является их классификацией и не претендует на
это. Их группы вы деляются на основании самы х различных
признаков. И ногда это признак какой-либо структурной о с о б е н ­
ности (аллитерации, рифмовки, тавтол огического повтора, кон ­
тра стн ого сочетания и т. п .), в других группах — это признак
характера содерж ан ия сочетаний (пословицы, привычные с р а в ­
нения); в о сн о в у многих групп полож ен признак источника п р о ­
исхож дения идиом (морские, солдатские, охотничьи выражения.

23 Ср. теорию формул О. Есперсена: О. Е с п е р с е н . Философия грамма­


тики, русск. пер. М., Изд. иностр. лит., 1958, стр. 23.
24 А Напй-Ьоок оГ РгоуегЬз, С о т р п з т ^ ап ЕпИге КериЪНсаИоп о ! Кау’з
СоИесИоп оГ Еп^НзЬ РгоуегЬз. Ьопйоп, ВоЬп’з А п ^ и а п а п ГЛЬгагу, 1855.
25 См.: К. Ь И I е 1 1. \Уогс15 апй Ы ю т з Ьу Ь. Р. ЗтНЬ. «КечуКериЬПс»,
уо1. 44, N0 568, Ос1, 1925, р. 236.

12
експиризмы, библеизмы и т. п.). В некоторых случаях идиомы
объединяются по признаку тип ового значения ка кого-л ибо к о м ­
понента (например, выражения, в которы х говорится о дом а ш -
них животных, о змеях, насекомы х и т. п.). Есть группы, основой
которых служ ит понятийная сфера мотивировки идиом (идиомы,
содерж ащ и е метафорическое переосмы сление обозначения явл е­
ний природы или от р а ж а ю щ и е стары е суеверия, обр яды и т. п.).
О бщ а я концепция идиоматики, с о д ер ж а щ а я ся в очерке
Л. П. Смита, находит более полное выраж ение в ряде р а б о т анг­
лийских и американских авторов.
Так, например, во вводной статье к св о ем у учебно-справоч-
н о м у -о ц с о б ц ю по идиоматике английской разговорной речи
у . СДж. Б о лл) отмечает семь типов языковы х явлений, в х о д я щих
в понятие’ идиоматики, к о т о р у ю он определяет как « уп отреОде-
ние "обычных слов в необычном с м ы с л е ».26 Эти типы следующ ие:
а) Ш и рокоприн ятое грамматическое употребление слов. Н а ­
пример, когда нужно спросить об имени, говорится: «\УЪо 15 Н?»,
когда откликаются на стук в дверь, говорится: «АУЬо’ з Шеге?».
Сюда ж е относит Болл и ф ор м ы глагола в конструкциях типа
«1Гз Игле \ге ш еп! Ьош е», «ШЬеп уои с о т е 1о-тогго\у Г11 рау уои
Ьаск Ше т о п е у I оше уои », ибо ш е г й — ф орма п рош едш его вр е ­
мени, с о т е — настоящ его, но о б а глагола в этих случаях « о т н о ­
сятся к б у д у щ е м у времени».27 Н есоответстви е м еж ду приведен­
ным выше определением идиомы и этими случаями заключается
в том, что в определении речь идет о б употреблении слов, а при­
меры показы ваю т с в ое об р а з и е сл ов оф ор м . Н о к приводимому
далее примеру «Нас! уои с о т е еагНег, уои \уоиМ Ьауе зееп Ьег»
формула Болла приложима еще менее, ибо речь здесь м о ж е т ид­
ти не о б о с о б о м значении ка кого-то слова или сл ов оф ор м ы , но
о б о с о б о м грамм атическом содерж ан ии конструкции. О бщ и е для
всех этих примеров черты — их регулярный характер, подмени-
мость их конкретного л ексического наполнения и в связи с этим
возм о ж н ост ь их подведения под определенное грамматическое
правило — д ел аю т неоправданным причисление их к идиомати
ческим явлениям языка. В противном случае, л ю бы е ом оф орм ы
могут быть расценены как «и ди ом ы », причем какое из их значе­
ний следует признавать «неидиоматическим», останется неиз­
вестным, ибо к а ж д ое из них отделяется от др угих на основании
определенных условий употребления данной сл овоф ор м ы . В
результате указы ваемый Б оллом первый тип явлений, входящ их,
по его мнению, в понятие идиоматики, делает это понятие р а в­
ным понятию грамматической специфики языка. Странно, что
Болл мирится с этим, когда одной страницей выше он сам кри­
тикует определение идиомы к а к « ф о р м ы выражения, св ойств ен ­
ной определенному язы к у» на том основании, что нельзя быть

26 XV. Л. В а I 1. Со11с^ша1 1сНот, р. 1.


27 Там же, стр. 2.
13
уверенным в том, что идиома, к о т о р у ю мы считаем типично анг­
лийской, не м о ж е т быть найдена в других языках.28
б)_О ткл он ен и я от строгих грамматических правил. Н ап ри ­
мер: « Н ’ з т е ( Ы т , Ш е т ) ; «ОН !о Ьей по\у, Мчеге’ з §оос! сЫ1с1геп»;
1!’ з адез з т с е \уе т е ! » ; «Ве!\уееп уои апс! I ( п о ! т е ! ) ; Не
15 а Гг1епс! о? т т е (п о ! « о ! т е » ) и т. п.29
Так как все эти и п одобн ы е случаи характерны, как о т м е ­
чает Болл, для разговорной речи, то, следовательно, все п ро яв­
ления с в о б о д н о г о стиля речи и сам разговорный ее тип в целом
дол ж ны р ассм атри ваться как факт идиоматики данного языка.
Примеры Болла неоднородны по своей сущ ности, м еж ду ними
есть только то общ ее, что они с о д е р ж а т р асхож дени е ож идаемой
и употребляем ой сл ов оф ор м ы ; но в одних случаях налицо п од ­
мена сл ов оф ор м ы , в других — засты вш ее словосочетание, с о д е р ­
ж а щ ее грамм атическую деф орм ац ию . И в этой группе случаев
идиоматика получает столь расширительное толкование, что т е ­
ряет с в о ю качественную определенность и незаметно для автора
становится равнозначной грамматической стилистике.
в) Аллюзивные выражения, которы е Болл определ
как такие, которые «к а ж у т ся имеющ ими прямой смысл,
но идиоматически озн а ча ю т нечто совсем иное, так что, как
праТшлоГ'йх значение н евозм ож н о уга д а т ь ».30 Например: ТЬа!
иа11 с!о ( = !Ьа! 15 еп ои ^ Ь ); \УЪа! аге !Неу ир !о ? (\УЬа! — апс! I
зизрес! И 15 з о т е Ш т ^ г т з с Ы е у о и з — аге !Ьеу с 1 о т § ? ) ; Уои аге !ог
Й Н Ье са!сЬе$ уои ( = У о и ’ И Ье р и т з Ь е с ! . . . ) ; ДУе’ ге а!1 а! $еа
( = \ У е са п ’ ! ипс!ег5!апс1 \уНа! 15 Ь а р р е п т ^ , ог \уЬа! 15 Ь е т § з а 1Й>
и т. п.
В этом разделе у Болла случаи с конструктивно связанным
значением (!Ьа! \у Ш с! о ) со с е д ст в у ю т со случаями семантически
неделимых сочетаний (!о Ье а11 а! зеа и д р .). Кстати сказать, п о ­
нятие «ал лю зи вного выражения мысли» не рядо п о л ож н о с д в у ­
мя п редш ествующ ими разновидностями идиоматики, вы двигае­
мыми Боллом, ибо оно фактически д о л ж н о бы л о бы вобра ть их
в себя. Если Болл считает, что «\уЬеп уои с о т е » п одразум евает
бу дущ ее время, а вы р аж а ет настоящее, или что « 1 ! ’ з т е » п од ­
р азумевает не дополнение « т е » , а предикатив « I » , т о факт т а ­
кого подразумевания вполне оправдывал бы определение п о д о б ­
ных случаев как «а ллю зивны х выражений». Разница м е ж д у
всеми этими случаями лишь та, что в одних из них « п о д р а з у м е ­
вается» грамм атическое значение сл ов оф ор м ы или конструкции,
а в других — лексическое значение слова или словосочетания.
г) «У сл овн ы е речения разного р о д а » (типа по\у !Ьеп 'н у ’ , п о \у
апс! !Ьеп ’ время от времени', Но\у (Го уои с!о 'зд р а в ст в у й т е’ ) .

2® XV. .1. В а 11. Со11ояша1 1сНот, р. 1.


29 Здесь Болл допускает неточность, так как шше представляет абсолю­
тивную форму притяжательного местоимения и заменяет собой определитель­
ную группу «оТ т у {пепйз», а не форму « т е » .
30 \у. ,1. В а 11. СоНоцша! 1сПот, р. 3.

14
«У д в °енное вы раж ен ие» одной и той ж е идеи (типа раг! апс!1.
агсе1 'составн ая, неотъемлемая ч асть’ , 1о а11 т ! е п { з апс! ригро-
аез 'во всех отношениях, в су щ н о с т и ’ и т. п.).
д ] _ « Ф р а з о в ы е » глаголы ( Ь т а к е ои1 'п он и м ат ь ’ , 1о ри! ир
'мириться, л ади ть’ и т. п.).
е)„_м.етафррически 5 . вь 1ражения (1о Ьеа! аЬои! Ше ЬизЬ ' х о ­
д и ть вокруг да о к о л о ’ и т. п .). Все"они «а л л ю зи вн ы » и их см ы сл,-
по большей части, не м ож ет бы ть «у г а д а н » , если его не знать з а ­
ранее, П оэт ом у, если и есть какое-то принципиальное, типологии
■веское отличие всех этих идиоматических образовани й от тех,
к о т о р ы е Болл называет «аллю зивны м и вы раж ениями», то оно
осталось соверш енно не раскрытым в этой статье.
ж_) Наконец, к числу идиоматических явлений Болл относит
и второстепенные ( з т а Н ) вариации сл овопорядка, вы зываю щ ие
изменение смы сла высказывания. Н апример: И т а у ше11 Ье
аКеас! оГ 1лте ( = ргоЬаЫу ’Чз) ; и т а у Ье ше11 аЬеай о! И т е
(=\уе11 т асГуапсе оГ {Не зсЬейи1е(1 И т е ) . М е ’уе &о1 1о 1Ьапк Мг.
Лопез Гог Н: ( = т и з 1 Шапк Ы т ) ; Ш е’уе §[о1 Мг. Лопез 1о Шапк
Гог Л ( = Ьо1с1 Ы т гезропз1Ые Гог з о т е Ш т ^ , ргоЬаЫу ипр1еазап1,
1Ьа1 Ьаз Ьаррепес!) и др.
Эти явления о т н о с я т с я к р азряду синтаксических стилистиче­
ских с.релств языка и не им еют никакого соответствия с о п р ед е­
лением идиомы, выдвинутым самим Боллом.
Итак, в отмечаем ы х Б оллом семи типах идиом нет о дн озн ач ­
ного соответствия его общ ей концепции идиомы. Он п олностью
игнорирует признак устойчивости конкретного лексического с о ­
става идиомы, не принимает во внимание характер язы кового
образования, признаваемего им за идиому, в плане его сем ан ти­
ческого результата, не вы держ ивает соответствия в о б ъ е м е п о­
нятий, л еж ащ их в осн о ве к а ж д ог о из типов идиом.
В дальнейшем рассуж дении Болл д оп уска ет незамеченное им
самим и п оэтом у никак не огова ри ва ем ое сужение значения т е р ­
мина «и ди ом а». Болл указы вает на нетыре характерные о с о б е н ­
ности, «свойственны е всем и д и ом а м »,31 но фактически имеет в
ви^у только л екси чески е идиомы.
(1. Идиома не д оп уск а ет знаменательных изменений в п ор я д ­
ке й составе, слов, за исключением нормальных грамматических
изменений (обы чн о в категории лица и времени) или тех с л у ­
чаев, когда су щ ест в у ю т определенные общ еуп отреби тельн ы е ее-
вариациу.
' 2/. И ди омы не м огу т ф орм и роваться на основании ложной
аналогии (на осн ове идиомы «1о Ье рагИа1 1о а §1азз оГ \уше шНИ
0пе’з 1ипсЬ» 'л ю би т ь пропустить р ю м оч ку за з а в т р а к о м ’ нельзя
Образовать идиому «1о Ье 1трагИа1 {о Ьгапйу» в смы сле 'не лю-
^ брэнди’ ) .
”3. 'Идиома имеет раз навсегда установленный смысл.

31 Там же, р. 6.

15
4. )3я исключениам-тех сдудаев. когда контекст, сп особ ен по­
казать смысл идиомы, ее смысл обы ч н о не м ож е т быть у г адан
Таким обр азом , поиски общ ей формулы идиоматичноспГ'за-
слонили как для Л. П. Смита, так и для Болла существенные
различия в конкретной специфике грам м атического и лексиче­
ск ого уровней языка,- привели их к объединению разноплановых
явлений, к оторое не могло составить содер ж ан и е какой-то о с о ­
бой, единой области языкознания. К ак ни странно это звучит,
объединение это привело к раздроблению , а не консолидации
объек та описания или исследования. Д л я Смита, впрочем, эти
краткие общ и е рассуж ден ия о б идиоматичности и идиоматике
служили лишь п одступом к описанию одних только лексических
«и д и о м », а для Б о л л а —-теоретическим введением к практиче­
ской демонстрации естественной разговорной стихии англий­
ской речи. Н етрудно видеть, что, несмотря на бол ее тщательную
детализацию проблемы по сравнению с Л. П. Смитом , Болл идет
в ее постановке и решении в том ж е направлении, что и Смит.П2
Аналогичная идея л еж и т в осн ове теории «я зы к о вы х ф о р ­
мул», выдвинутой. О. Есперсеном'. П од языковыми формулами
Есперсен понимает в о спроизводим ые механически в их конкрет­
н о ^ материальном состав е языковые единицы различной приро­
ды, отмеченные семантической или структурной изоляцией от
какой-либо языковой модели. При этом Есперсен специально
подчеркивает тот факт, что различие м еж д у формулами и с в о ­
бодн ы ми сочетаниями охваты вает в с ю сф еру языковой деятель­
ности.33
По мысли Есперсена, в морфологии ф о р мулами являются
пережиточные формы множ ествен ного числа существительных;
в сл ов ообра зов ан ии — слова с непродуктивными или мертвыми
аффиксами, опрощенные сл ож н ы е сл ова; в акцентологии — с о ­
хранение определенного ритмического принципа в р аспределе­
нии ударения п роизводного слова независимо от собственного
ударения производящей основы; в синтаксисе — неотделяемость
некоторых слов д р уг о т друга вопреки требованиям логики.
«Ф о р м у л о й м о ж е т быть целое предложение или группа слов,
одн о сл ово или часть слова, т. е. неважно, каков ее состав; в а ж ­
но, чтобы живым чувством языка она воспринималась как нечто

32 Приблизительно по этому же пути идут и некоторые другие авторы, в


большей или меньшей мере затрагивающие проблемы идиоматики. См., напри­
мер: VI. Т. VI о о й. Ап ОиШпе РПз^огу о! 1Ье Еп^НзЬ Ьапдиаде. Ьопйоп, Мас-
гпШап Со, 1950, рр. 222—240; У. Р. О п д апй У. Ь. У а п д. А Сотр1е1е 6 1СИ0
пагу о? ЕпрИзЬ РЬгазез шНЬ ВШпеиа1 Ехр]апа1юпз, Рогешогй: «А Я1ис1у о{ {Ье
Ы ю таК с Р о г т з о ! Ехргеззюп т 1Ье Еп^ИзЬ Ьапдиа§е». 5 Ьап§Ьа1, 1926, рр. V II—-
XIX; 5. Р о 1 1 е г. Оиг Ьапдиа^е, 6 ей. Ьопйоп, РеНсап Воокз, 1957, рр. 91 — 102;
О. В г а с к е п Ь и г у . З^исНез т Еп^ПзЬ 1с1ют. Ьопйоп, М астШ ап Со, 32 ес1
(1 ей. — 1912); V/. Мс. М о г (11 е. ЕпдНзЬ Ы ю т з апй Нош 1о ТЛзе Т Ьет. ОхГогй.
1946 (1 ей.— 1923), р. 13 И.
33 О. Е с п е р с е н . Философия грамматики, русск. пер., стр. 23.

16
иное, не членимое и не р азл о ж и м ое так, как членятся и р азл а ­
гаются' св ободн ы е сочетан ия».34
В более узком, искл ю ч аю щ ем грамматические явления пони-
мании~псэ.тьзуется идеей «ф орм ул» американский лингвист
у Л Г Г р а ф ф . Д л я него ф о р м у л о й является стереотипное со ч ет а ­
ние с л о в ' св о б о д н о в нем не подменяемы х без разрушения его
0^ Т ргсГ см ы сл а ,35 М е ж д у формулой, сл ож н ы м сл ов ом и простым
сЯБвом Графф устан авли вает качественные градации сцепления
элементов, тем сам ы м отделяя фразеологические стереотипы от
других языковых образований, например о т сл ож н ы х и простых
слов.
Выдел§шш..ИД.иом как о б р а з о ваний именно лексического п о­
ра п~я встречается в р я д я р а б о т английских и американских
а в т о р о в . В п одавл яю щ ем больш инстве случаев общ а я и весьма
краткая характеристика п одобн ы х языковы х единиц дается в
предисловии к сл овар ям «вы раж ен ий ». Анализ устойчивых ле­
ксических групп обы ч н о сводится в таких р а б о т а х к бегл ом у
описанию спорадически проявляю щ ихся в них внешних о с о б е н ­
ностей, их экспрессивной роли в языке и источников их п р ои с­
хождения.36 При этом понятие идиоматичности «в ы ра ж ен и я » не­
редко подменяется понятием его заш тампованности.
В зависимости от общ ей целенаправленности р а бот ы акцент
иногда делается на какой-либо одной ст ор он е явления. Н ап ри ­
мер, в статье, посвященной роли сравнений и метафор в ам ери­
канской речи, внимание уделяется лишь принципам образн ой
мотивировки «в ы ра ж ен и й ».37
В статье П артридж !! устойчивые выражения р а с см а т р и ­
ваются под. стилистическим углом зрения. Он определяет их как
«клише», т. е. как « и зб и т у ю банальность речи»: «сл овосоч етан ие
или краткое предложение, столь заезженное, что люди, следящие
за своей речью, и д о б р о со в е ст н ы е писатели избегаю т его, ибо
чувствуют, что его употребление м ож е т оск ор би т ь вкус сл у ш а те­
лей или читателей».38 П о его словам, клише м огут представлять
собой «затрепанны е» о б о р о т ы речи (шисЬ оГ а т и с Ь п е з з ) , м ета ­
форы, потерявшие первоначальную о ст р о т у (1оск, з1оск апс! Ьаг-
ге1), формулы, превратившиеся в «п усты е фиш ки» (Гаг Ье Л
Гго т т е 1 о .. . ) , клички и прозвища, утратившие всю с в о ю св е ­
жесть и значимость (Ше 1гоп Б и к е ) , ходячие надоевшие цитаты

34 Т^м же, стр. 23.


35 XV. I*. О г а ! I. Ьап§иа§е апй Ьап^иа^ез. Ые\у Уогк— Ьопйоп. О. Арр1е-
1оп & Со., 1932, р. 131; ср.: А. Н. О а г (11 п е г. ТЬе ТЬеогу о{ ЗреесЬ апс! Ьап-
еча^е. Ох!огс1, 1932, рр. 34—46.
36 См.: О. В о е п з е Ь ЕпдНзЬ 1сНотз. Кеа1зсЬи1е уог с1ет ШЪескег1Ьоге
НагпЬиг^. НатЬигд, 1894; А. Л. XV о г а 11. Еп^ПзЬ Ы ю т з . . . ; В. Ь. К. Н е п-
0 е г 5 о п. А 01сИопагу оГ Еп^Нзй 1(1юш5. Р. II, 8 т р г з ., 1954; V. Н. С о 1 11 п з.
Л- Воок о ! Еп^ИзК Ш о т з , и др.
37 В. С. М о г ^ а п. 51тПе апй Ме(арЬог т А т е п са п ЗреесЬ. «Агпег1сап
г-РеесЬ», уо1. 1, 1926, N0 5, р. 273.
38 Е. Р а г I г 1 с1 д е. А О1сиопагу о ! СНсЬёз, 3 ей., 1947, р. II.
(сирз 1Ьа1 сЬеег Ьи1 по1 теЪпа1;е) и затасканные иноязычные
фразы (1оп§о 1п1егуа11о, Ьё1е-по1ге).
П ар три дж о с у ж д а ет употребление языковы х клише как ре­
зультат н едостаточного образования, отсутствия общ ей культу­
ры, иногда стремления щегольнуть своей начитанностью или
з накомством с иностранными языками.
Таким о б р а з о м , идиомы по Э. П а р т р и д ж у предста вл яю т собой
со ст ав н ую часть всего арсенала языковы х клише, и никакого
др угого определения в его кратком очерке они не получают.
Примечательно, однако, что слова-одиночки в эт о т арсенал им
не включаются.
Значительно раньше статьи П артридж а, а именно в
1923 г., вышло первое издание словаря английских идиом
Ф. X. Визетелли'и Л. Д ж . де Беккера. Р о вводной статье авторы
попытались дать не тоЛько- определение идиомы, но и наметить
классификацию устойчивых речений английского языка. П о их
словам, «идиома или идиоматическое выражение — это речение
(рЬгазе), значение к от ор ог о не м ож ет быть выведено из его ком_-
понентов. Н апример: 1о Ь п п § аЬои! 'выполнять, о су щ ест вл я т ь -;
{ о “согпе Ьу 'о в л а д е в а т ь ’ ; 1&_§о Ьагс! 'д у р н о сказываться
( н а ) ’ ; {о 1е1 §^о Ьу Ше Ьоагс! 'упускать, да вать поги бн уть’ » и т. д.
А вторы п роводят различие м еж д у «идиоматическими вы р а ж е ­
ниями» О ё т т а И с рЬгазез) и «о б р а зн ы м и вы раж ениями» (П^п-
гаИуе р Ь г а зез ), т. е., по-видимому, м еж ду мотивированными и
демотивированными устойчивыми речениями. «О б р а з н ы е вы р а ­
ж ения» определяются как такие, в юэторых «с л о в а от р а ж а ю т
обычные связи и отношения, но употребление этих слов является
ф игуральны м».39 В этих общ и х определениях заметно стрем л е­
ние авторов охарактеризовать су щ н ость р ассм атри ваем ы х рече­
ний в чисто сем асиологическом аспекте, вне связи с о с о б е н ­
ностями их материальной фактуры. Л ю боп ы т н о , что д а ж е о б их
устойчивости в данной статье не упоминается вовсе. Такой о д н о ­
сторонний п од х о д к в оп р ос у закры вает перед авторами всякую
в о з м о ж н о с т ь исследовать и показать специфику идиом и о б р а з ­
ных решений как лексических комплексов о с о б о г о рода.
А вторы вводят в св ое теоретическое рассуж ден ие еще одно
общ ее понятие, а именно: понятие «и диотизм а ». Отношение
идиотизма к идиомам и образн ы м речениям оста ется у них с о ­
вершенно неясным. Идиотизм определяется как «ф ор м а вы р а ­
жения, в которой определенные слова о св о б о ж д е н ы от обы чны х
правил синтаксиса того языка, к к о т о р о м у она принадлежит»
(примеров этой « с в о б о д ы » не д а е т с я ) .40 Этот ж е термин они при­
меняют и к словосочетаниям, «см ы сл которы х является чисто
прои звол ьны м».41 Так, словосочетание « т Ше 1\уткНп§ оГ а Ъей-

39 Р. Н. V 1 г е I е 1 1у апс1 Ь. Л. йе В е к к е г. А Оезк-Воок о{ Ы ю т з а т !
IсПотаИс Р к газез.. . , рр. V — VI.
40 Там же, стр. VI.
Там же.

18
„ о51» 'в мгновение о к а ’ (букв, 'лишь мелькнет стол би к к р ова ­
ти-) — это идиотизм, так как столбики кровати не мелькаю т.42
«П р оизвол ьн ость» смысла речения объясн яется тем, что п ерво­
начально речь в нем шла о «в ы би ва л ке» (Ьес1з1а{[), т. е. палке
для выбивания тю ф я ков и подушек, и п о эт о м у сл ово «1\уткН п§»
должно бы ло вы р аж ать б ы с тр ое движение этой палки в руках
«ловкой служ анки». В качестве других примеров идиотизма
приводятся сочетания «1о ри11 о п е ’ з 1姻 'д у р а ч и т ь ’ , «ргеззес! Гог
т о п е у » 'в трудном п олож ен ии’ , «1о га 1зе 1Ье \ушс1» 'со б и р а т ь
средства’ и нек. др. Н етрудно видеть, что с точки зрения степени
мотивированности одни из этих обр азч иков идиотизмов пол­
ностью отвечаю т определению «и диом атич еского выраж ения»,
другие — определению « о б р а з н о г о вы раж ения». Таким обр азом ,
можно понять авторов так, что термин «и ди оти зм » вы раж ает
некое р од о в ое понятие по отнош ению к к от ор ом у идиомы и
«образные вы раж ен ия» вы сту п а ю т на положении подчиненных
понятий. О дн ак о э т о м у противоречит тезис авторов о бу ква л ь ­
ной непереводимости идиотизмов,43 ибо обр азн ы е речения, как
правило, легко поддаю тся буква льном у переводу на другой
язык.
Таково, в осн овн ы х чертах, состояние науки о б устойчивых
словесных группах в английском и американском языкознании.
В целом следует признать, что ни точных границ предмета
исследования, ни объективной методики анализа, ни научно о т ­
работанных^ основны х понятий теории «устойчивы х словесных
сочетаний» в р а б о т а х английских и американских лингвистов
найти нельзя (заметим, кстати, что так ж е дело об с т о и т и в не­
мецком, и в скандинавском, и в р оманском языкознании, за ис­
ключением трудов Ш. Балли и X. К а с а р е с а ). С овременное
структуральное и дескриптивное языкознание специально не за-
ниКГается фразеологическими явлениями. Н екотор ое внимание
им "уделяю т специалисты по маш инному переводу. В силу о с о ­
бого характера конечных задач их р а бот в данной обл а сти —
технических проблем программирования текста на оп ределен ­
ном входном языке для его механического перевода на оп реде­
ленный ж е выходной язык — их предварительные решения в ин­
тересующей нас обл а сти не м огут быть использованы как те о р е ­
тическая основа фразеологии.44 Однако формализация крите­
риев фразеологических явлений, исключение субъекти вно-п си­
хологического подхода к этим явлениям — это, действительно,
важнейшие условия для развития фразеологии как науки.

42 Там же, стр. VII.


43 Там же, стр. VI.
44 См.: I. В а г-Н 1 1 1 е 1. 1йют$. Сб. «МасЫпе Тгап$1а{юп оГ Ьапдиадев»,
^>1. Ьу\\’ . N. Ьоске & А. О.Воо1Ь.У огк — Ьопйоп, 1955, рр. 186, 189, 192;
И- Л. М з л ь ч у к. О терминах«устойчивость» и«идиоматичность».ВЯ, 1960,
- А.
о*
19
Ц ел ью предлага_емой_^аботы является уточнение предмета
и метода- фразеологии английского языка. Н ео бход и м ы м усло-
вие\Г~Лля~ достижения этой цели является установление ряда
отправных понятий фразеологии. Анализ и сопоставление зна ­
чительного количества словосочетаний, прослеж ивавш ихся в
условиях их реального употребления в речи (конечно, письмен­
ной — как авторской, так и прямой речи д ействую щ и х лиц л ите­
ратурных произведений), а так ж е учет многочисленных н а б л ю ­
дений других исследователей привели нас к о пределенным
принципам методики ф р а зеологического исследования.
/[ ./П е р в о н а ч а л ь н о е изучение ф р азеол огического материала
д ол ж н о быть проведено в плане синхронии, поскольку оп редел е­
ние сущ ности фразеологической единицы и границ ф р а зеол оги ­
ческого фонда языка не м о ж е т исходить из наблюдений над
исторической динамикой изучаемых явлений.
2. М е т о д анализа фразеологического материала дол ж ен быть
максимально объективны м — о св обож д ен н ы м , насколько в о з ­
мож но, от тенденций логицистической, психологической или о д н о ­
сторонне стилистической трактовки р ассм атри ваем ы х явлений.
0 ^ ) В ы бор метода анализа дол ж ен исходить из конкретной
специфики и ссл едуем ого языка.
4. П оск о л ь к у л ю б о е фразеологическое обр азова н и е п редстав­
ляет со б о й сочетание слов, об л а д а ю щ е е определенными сем ан ­
тическими особенностям и, а словосочетание в английском языке
как языке аналитического строя отличается особ ен н о тесной
связью м еж ду лексическими и конструктивными его элементами,
в качест в е .о с н о в н о г о оперативного понятия теории английской
ф разеологии дол ж н о быть принято понятие контекстуального
взаимодействия слов в их сочетаниях; изучение типов этого
взаимодействия да ст воз м о ж н ост ь отделить фразеологические
явления от явлений иного порядка.
б. На всех участках и на всех этап ах исследования дол ж но
со б л ю д а т ь ся единство контекстологического метода; поэтому
фразеологические__ единицы долж ны изучаться в условиях их
реального речевого употребления, а все вы воды и определения
дол ж ны опираться на конкретный языковой материал и с о о т ­
ветствовать избранному контекстологическому принципу иссле­
дования.
6., Для выполнения поставленной в р абот е задачи и ссл ед о ва ­
ние" дол ж н о быть ограничено кругом осн овн ы х теоретических
проблем английской фразеологии; детальная разра ботка ряда
вопросов, .которые, при всей их важ ности, сост а в л я ю т второй
слой фразеологической проблематики (например, вопросы си н о­
нимии, антонимии, детальной стилистической или функциональ­
ной дифференциации фразеологических единиц, источников их
происхож дения и др.) из настоящ его исследования должна
бы ть исключена.

20
П редлагаемая р абота и построена в соответствии с этими
принципами.
Следует сделать еще два общ и х предварительных замечания,
а именно:
1. П од « с л о в о м » в дальнейшем изложении мы будет пони­
мать эл ем ен тарн ую язы к овую данность, сп о с о б н у ю выступать
в лексикографическом инвентаре языка в св обо д н ой или «н е с в я ­
за н н о й » ф ор м е с присущим ей значением или всем комплексом
значений. О т углубления в сл о ж н у ю п робл ем у слова мы в о з ­
держимся, так как она не м о ж е т бы ть решена у ж е потому, что
в настоящей работе сл уж и ла бы предметом лишь попутного и,
в силу этого, п оверхностного рассмотрения; к т ом у ж е ука за н ­
ное прагматическое понимание слова доста точн о для целей
предпринятого нами исследования.
2. В р або т е под «значением» слова бу дет пониматься его
лексическое значение, т. е. его понятийная отнесенность, в о т ­
влечении как от его предметной отнесенности, т. е. от конкрет­
ной направленности данного слова на данный единичый пред­
мет номинации, так и от его грам м атич еского значения (если
это последнее не бу дет о соб ы м о б р а з о м связано с о значением
лексическим).
ГЛ АВА I

ПЕРЕМЕННЫЙ КОНТЕКСТ

§ 1. КОНТЕКСТ И СИТУАЦИЯ

В лингвистической литературе нередко м о ж н о встретить з а ­


мечания о том, что реализация значения неоднозначного слова
происходит в контексте. С опоставляя употребление термина
«кон текст» у различных авторов, легко убедиться в том, что он
обы чно призван обозна ч ать в ооб щ е условия употребления
слова безотносительно к их природе и форме. В одних случаях
«кон текст» означает неопределенную сл ов есн ую цепь, элементом
которой является некое семантически реализуемое с л о в о ;1 в
других — реальную и конкретную о бста н овк у речевого акта,
оп редел яю щ ую данное значение слова или его логическую
ф ункцию;2 в третьих — внешние и о т р а ж а ю щ и е их психологиче­
ские связи признаков, сл у ж а щ и е осн овой формирования п оня­
тия и в ы р а ж а ю щ е г о его сл ов а.3 В одних случаях контекст инте­
ресует исследователей, как стимул для использования данного
|«речевого сигнала» в целях выражения данного о бозн а ч аем ого;
в других — как психологические условия, обеспечиваю щ ие п о­
нимание данного знака в данном его содержании.
М еж д у тем легко видеть, что ни один из этих двух аспектов
исследования не входит в предмет лингвистики, ибо предметом
лингвистики является во всяком случае языковая материя и спо-

1 См., например:. Л. А. Б у л а х о в с к и й . Введение в языкознание, ч. И.


М., Учпедгиз, 1953, стр. 28; Р. А. Б у д а г о в . Введение в науку о языке. М.,
Учпедгиз, 1958, стр. 14; Ж . В а н д р и е с . Язык. М., Соцэкгиз, 1937, стр. 171;
И. И. М е щ а н и н о в . Члены предложения и части речи. М.— Л., Изд. АН
СССР, 1945, стр. 108; Г. В. К о л ш а н с к и й . О природе контекста. ВЯ, 1959,
№ 4, и мн. др.
2 См., например: М. М. В г у а п I апё ,1. К. А 1 к е п. Рзус1ю1о2у о! ЕпдПзЬ.
Ыеш Уогк, Со1итЫа 1_1ту. ргезз., 1940, рр. 31— 32; Г. А. Б р у т я н. О природе
и значении -контекста. Изв. АН АрмССР, обществ, науки, № 5, 1961.
3 См., например: V/. Ь. О г а Н . Ьап^иа^е апй Ьап§иа§ез. Уогк—
Ьопйоп. Е). Арр1е1оп & Со, 1932, рр. 72— 75; С. К. О § й е п, Т. А. К 1с Ь а г с1 <•.
Тке Меагипд о{ Меап1п§. Ыеш Уогк, 7 ес1., 1945, рр. 139— 140.

22
собы ее использования, а не психологические стимулы речи и
тем более разнообразн ы е субъективны е реакции на речь. И то,
и ДРУг0е мож ет в отдельных случаях и в умеренной дозировке
привлекаться в качестве дополнительного или вспом огател ьн ого
материала для лингвистических обобщ ений, но са м одов лею щ и м
объектом лингвистического анализа служ ить не может. В опрос
правильного понимания слова в речи неизбежно долж ен был бы
включать в поле исследования не только язы к овую материю,
определенн ы м об р а з о м орган изуем ую в процессе речевой д е я ­
тельности, и не тол ько внутренние отношения разного порядка
между элементами эт о го речевого куска, но и такой нелингви­
стический факт, как индивидуальность восприн им аю щ его с у б ъ ­
екта. Бесконечное р азнообрази е интеллектуальных свойств, с о ­
держания личного опыта, внутренних состояний субъекта в м о ­
мент речевого общения переносит п робл ем у понимания слова
в план индивидуальной психологии речи.
Психологические условия правильного понимания речи ле­
жат вне области языковой материи, и только одн о условие м ож ет
и долж но входить в компетенцию лингвиста, да и то в своем м а ­
териальном аспекте. Э т о — реальные* языковы е или связан ­
ные с ними факторы, необходи м ы е для реализации заданного
значения используемого в речи слова. Именно э т о т аспект
проблемы, т. е. материальные условия реализации определен­
ного значения слова, и дол ж ен быть объ ек том лингвистического
анализа.
П реж де всего для эт о го анализа н е о б х о д и мо отделить д р у г
от друга два различных по своей природе фактора реализации
'знаншЩя сл с Ш : контекст и речевую ситуацию"
' М е ж д у этими двумя факторами есть и некоторые общ ие
черты. Общее_ у них, пер|цА , то, что и контекст и речевая
ситуация суть условия употребления сл ова; « о ^вторьу^, то, что
в известных обсто я те л ь ст ва х одно из этих условии м ож ет к о м ­
пенсировать со б о й ка кую -л ибо недостаточность другого; ^ - т р е /
тьих, что связано с предыдущим, о б а эти условия могут, сл е д о ­
вательно, действовать в одном направлении.
О дн ак о меж ду ними есть различия, которы е ставят их в два
принципиально отличных ряД’З явлений. Основное, реш ающ ее
их различие это то, что в ряду яигтений семантически р еа­
лизуемое сл ово вы ступает в определенной конструктивной св я зи
с другими э лементами некоего речевого целого- я в о втором
Ряд у это слово получает сем антическую рряли.чяцию независимо
или дажЬ вопреки э т о м у речевому ц ел ом у.
обои х случаях указание идет извне к слову. Н о если у к а ­
зательной Тттж*Й—Шлад<1ЭТ~тягчта©е—т*етттегтГТ<отором участвует
само семантически реализуемое сл ово как его член, э т о значит,
что реализация значения э т о г о слова соверш ается на основе
°пределенных закономерностей сочетаем ости слова данного
языка в данный момент его синхронии; иначе говоря, непосред­

23
ственно на языковой основе. Е сл и ж е указан ие идет от речевой
г и т у я ц р и — действительной или и з об р а ж а ем ой ,— тп реализация
ацаде-цио. глпдя пкяяыяа&уг-я, зависящей — непосредственно или
оп оср едствова н но — не от языковой^ материи и з а к он ом ерностей
ее организации, л о т усдвви^гг~сбпровожда1Ш11юГданный речевой
акт, на-не своди м ы х к -е г о м-атер-иальной форме.
Р а ссм отр и м некоторые примеры, которые, как нам п редстав­
ляется, в элементарной форме п оказы ваю т упомянутые разли­
чия:
1. Ч ерствый хлеб; эт о т человек — черствый.
2. Он очень черствый.
В примере 1 реализация значения прилагательного «ч ер ст ­
вый» как 'з а со х ш и й ’ происходит бл агодар я указанию, идущему
от синтаксически связанного с этим прилагательным слова
«х л е б » ,— а как 'б е зд у ш н ы й ’— от слова «человек». И тут, и там
сама фактура синтаксически определенного речевого о б р а з о в а ­
ния сл уж и т «п р оявител ем » значения интересующ его нас слова.
В примере 2, наоборот, материальный сост а в речевого п о­
строения, элементом к от ор о г о является сл о в о «черствы й», ни­
какой указательной силой, не обладает. Указание находится за
его пределами, т. е. идет от самой речевой ситуации, в зави си­
мости от которой «ч ер ствы й » м ож ет получить значение либо
'з а со х ш и й ’ , либо 'б е зд у ш н ы й ’ .
_ Различение контекста и речевой ситуации и признание их роли
д-# семантики слов. йООбщи ш вцря, не ново. Нагцпшер, еще
Г. П а у л ь -отмечал, с одной стороны , различия в осознании слова
Тз1а11, услыш анного во время прогулки в лесу, в магазине э с т а м ­
пов или в кафе при р азговоре о газетах; а с другой стороны,
важ ную роль сочетаний, в которы х выступает сл ово (его при­
меры: е т з сЬ ^ аггез Ма1 'черное п ятн о’ , е т хдуеИез Ма1 'второй
раз’ и т. п .).4 Беглые упоминания о роли контекста и ситуации
(или сл овесн ого и бы т ов ог о контекста) встречаю тся в о о б щ е не­
редко,5 О дн ак о детальной характеристики и контекста и си т у а ­
ции до последнего времени не бы л о дано.
Задачу описания контекста как совокупности «ф орм ал ь н о
фиксированных условий, при которы х однозначно выявляется
содер ж ан ие какой-либо языковой единицы», поставил в статье
« О природе контекста» Г. В. Колшанский.6 О дн ак о в этой р а ­
бот е формальная характеристика контекста оста л ась незавер­
шенной, и б о в ней не учитывается ни явление избы точности
материального окруж ения слова, ни различия в типах у к а з а ­
тельного минимума и в ф ормах речевой ситуации. М е ж д у тем,

4 См.: Г. П а у л ь. Принципы истории языка, русек. пер. М., Изд. иностр.


лит., 1960, стр. 100 (весь § 56).
5 См. например: СЬ. В а 1 1у. Ье 1ап^а§е е1 1а У|е. 2йпсЬ, 1935, р. 55; Е. Р
К у р и л о в и ч . Заметки о значении слова. ВЯ, 1955, № 3, стр. 74; А. А. Р е
ф о р м а т с к и й . Введение в языкознание. М., Учпедгиз, стр. 77— 78, и др.
6 Г. В. К о л ш а н с к и й . О природе контекста, стр. 46.

24
в се это — необходи м ы е условия для уточнения понятия кон­
текста.7
Ц с с ледовать роль и ф ормы контекста м ож н о только на м ате-
пиале оп ределенного языка, воздерж и вая сь от слишком ш и р о­
т е обобщ ений и механического распространения д о б ы т ы х в ы ­
водов на другие языки. Д ел о в том, что роль контекста в том
};ли ином языке зависит от степени «а вт он о м и и » слова в да н ­
ном языке, обусл овл енн ой в конечном счете особен н остям и его
грамматического строя и сл ов ар н ого состава. На ^якнгнипсхк
рп^и рпытркутя пт обтпих св ойств конкретного языкя обр ати л
внимание С. У л ьм ан . Он отмечает,.впрочем, только то, что сила
контекста з а в и с и т о т степени «а в т о н о м н о ст и » слова в данном
языке; например, семантическая автономия ф р анц узского слова
не тождественна автономии немецкого или староф ран цузского.
К сож алению, он не только не анализирует внутренние основы
этих различий, но д а ж е прямо утвер ж дает, что «т о ч н о оп р ед е­
лить (эти различия,— Н. А .) трудно, так как мы имеем здесь
дело с такими тонкими и невесомыми факторами, к о т о р ы е
обычно не п оддаю тся научному анализу».8
М е ж д у тем м о ж н о с уверенностью утверж дать, что роль кон-
тек ста 'д л я английского языка значительно выше, чем для м н о-
гих других языков, и что э т о т факт имеет свое объяснение, к о т о ­
рое- сл еду ет и ска титтрежде всего в характере английского г ра м ­
матического строя.
Как язык аналитического типа английский язык имеет весь­
ма ограниченный сост ав ср едств м орф ол оги ческого ф о р м о о б р а­
зования. Это_привело к изобилию о м о ф о р м и л екси ко-грам м ати-
ческих омонимов. Если взять, скаж ем, изолированное сл ово
Ы т й , то ни его отношение к определенному лексико-граммати-
^ёскому разряду, ни его грамматические категории в нем не
даны, или, точнее, оно з ар яж ен о одновременно многими л ек­
сическими и грамматическими потенциями. О н о м ож ет быть
определено как глагол в ф орм е н астоящ его времени п ер в ог о
лица единственного числа, или н астоящ его времени всех трех
лиц множ ественного числа, или как инфинитив, или как форма
повелительного наклонения. Н о оно м о ж е т бы ть не тол ько
какой-либо из указанных глагольных форм, но и прилагатель­
ным, и существительным. Таким о бр а з ом , звуковой или буквен ­
ный комплекс Ы т с ! скры вает в себе не только ряд ом оф о р м , но
и по меньшей мере три л ексико-грамматических омонима. Ф о р ­
ма ЬНпДеё м ож е т вы ступать как личная глагольная форма п р о­
шедшего неопределенного, как причастие 1| как отыменное-
прилагательное с суф ф иксом -её. Ф ор м а ЫшШгщ м о ж е т быть

7 Г. В. К о л ш а - н е к и й . О формализации контекста. «Машинный пере­


вод и прикладная лингвистика», вып. 5, 1961 г.
8 5. 1 1 ш а п п. Р гёаз <1е з е т а п ^ и е 1гап<;а15е. Вегпе, А. Ргапке, 1952,
Р. 89.

25
причастием I, герундием и отглагольным существительным.
Такое полож ение является весьма типичным для м ор ф ол оги че­
ск о го стр оя английского языка. С ним связан и особ ы й х а р а к ­
тер английского словосочетания и предложения.9
В результате исследования воп роса о роли омонимии в с о ­
временном английском языке Ю. П. К остю ченко делает вывод,
что грамматическая омонимия стала «органическим с в ой с тв ом »
грамматического строя э т о го я зы к а.10 С ледует уточнить, что под
грамматической омонимией автор понимает совпадение с л о в а р ­
ных форм слов, принадлежащих к разным л ексико-грам матиче­
ским разрядам, и не учитывает ом он им ию других форм разных
парадигматических рядов (типа \\'огкз — 3-е лицо ед. числа
наст. вр. глагола и множ. число о б щ е г о падежа су щ ествител ь­
ного) и наличие ом о ф о р м в едином парадигматическом ряду
(типа I, уои, Шеу \уогк). П о эт о м у количественные подсчеты
грамм атической омонимии, произведенные указанным автором
на материале английских словарей среднего объ ем а (60 ООО
.слов), не д а ю т всей полноты картины.
Но в английском языке весьма р асп р остран ен а не только
м о р ф о л о гическая или грамматическая омон им ия, но и^лексиче­
ская полисемия и омонимия, т. е. совмещ ение в одном звуковом
или буквенном комплексе в~пределах одного и того ж е л екси ко­
грамм атического разряда двух и более лексических значений.
Например, глагол ЬНпс! имеет лексические значения 'осл еп л я т ь ’ ,
'затем нять’ , 'о м р а ч а т ь ’ , 'бл и н д и р ова ть ’ , 'д и а ф р а г м и р о в а т ь ’ ; с у ­
ществительное Ытс1 — значения ‘ставен ь’ , ‘ наглазник’ , ‘ о т г о в о р ­
ка, п редл ог’ и нек. др.; прилагательное ЬНпё — ‘ сл еп ой’ , 'б е з ­
рассудн ы й’ , 'сп л о ш н о й ’ и т. д. В озм ож н о, что переосмысление
слов как ср едств о обогащ ен ия сл овар ного состав а языка в из­
вестной мере интенсифицировалось в английском языке преце­
дентом б ол ь ш ог о количества о м оф ор м , грамматических и л екси­
ческих омон им ов и слож ивш ейся речевой практики кон тек сту­
альной обусл овл енн ости значений форм и слов. Б. Трнка в ы ­
сказал д а ж е предположение, что в языках аналитических и син­
тетических «психологический х о д » понимания речи относительно
неодинаков. Более тесная связь в английском языке значения
з в у к о в о г о комплекса, сос т а в л я ю щ ег о одно слово, с другими
членами предложения, чем, например, в чеш ском языке, приво­
дит, по мнению Трнка, к тому, что говорящий по-английски лег-

9 См.: В. Н. Я р ц е в а . К вопросу об историческом развитии системы


языка. Сб. «Вопросы теории и истории языка». М., АН СССР, 1952, стр. 73;
Е е ж е . Пути развития словосочетания. Уч. зап. ЛГУ, № 156, серия филол.
наук, вып. 15, 1952, стр. 29; Е е ж е . Слова-заместители в современном англий­
ском языке. Уч. зап. ЛГУ, № 97, серия филол. наук, вып. 14, 1949, стр. 100;
Р. С. Г и н з б у р г, С. С. X и д е к е л ь . О работе над свободным словосочета­
нием (на материале англ. языка). Иностранные языки в школе, 1958, № 3,
стр. 16.
10 См.: Ю. П. К о с т ю ч е н к о . Количество и место омонимов в совре­
менном английском языке, лвтореф. канд. дисс. Харьков, 1954, стр. 5.

26
ассоциирует одни и те ж е звукосочетания с различными зна-
1ениями соответственн о их связи с другими словами в п р ед л о ж е­
нии.11 При этом Трнка утверж дает, что чем теснее языковой
=аемент включается в сочетание, тем больш ее число значений
он способен иметь; чем теснее связи слова в предложении, тем
больше проникает омонимия и в м ор ф ол оги ческую структуру
языка.12
Так или иначе, семантическая н есамостоятельн ость значи­
тельного количества слов и форм в английском языке, н есом ­
ненно, связана с общ им и особ ен н ост я м и английской языковой
структуры.
Говоря о зависимости слова от контекста, мы не хотим тем
самым утверж дать, что сл о в о в изолированном состоянии, т. е.
в языке, а не в речи, лишено содерж ания, к оторое возникает в
нем лишь тогда, когда сл ов о становится элементом речи. Речь
может идти лишь о б относительной зависимости слова. С. Ул ь­
ман безосновательно и принципиально ош ибоч н о гипертрофи­
рует роль контекста в семантическом насыщении слова. Если
стать на его точку зрения, м о ж н о прийти к заключению, что
слово как элемент языка есть чистая форма, т. е., сл едов ател ь ­
но, не есть слово, а лишь усл овное звукосочетание, п р и о б р е т а ю ­
щее смысл т ол ько в речи, и к т ом у ж е смы сл э тот целиком з а -I
ьисит от условий речи. В действительности изолированное
слово в семантическом плане представляет со б о й систему с о ­
циально закрепленных семантических потенций, и кон текстуаль­
ные или ситуационные указания только актуализируют одн о из
его значений.
Контекстологический анализ имеет о с о б о е значение в иссле­
довании английской лексики, а поскольку фразеологические
единицы п редставляют со б о й определенные лексические о б р а з о ­
вания, то он дол ж ен быть применен и к ф разеологическом у
фонду •английского языка. Именно имея в виду осн овн ое на­
правление н астоящ его исследования, н еобхо д и м о уточнить наше
понимание контекста и его отличия от речевой ситуации.
Уточнение понятия контекста следует начинать с вычлене­
ния из речевого целого, элементом к о т о р о г о является"данное
семантически реализуемое сл ово, т ого н е обход и м о го указател ь­
ного минимума^ который делает возм ож н ы м реализацию д ан­
но го значения эт о го сл ова.
п озьм ем несколько отры вков, где семантически реализуемым
словом является сущ ествительное Ъоёу, которое, как известно,
может иметь значение 'тело, т. е. п л оть ’ , 'тело, т. е. т р у п ’ , 'туло-
рище’ , 'организация, о р га н ’ , 'группа, к ор п ор а ц и я ’ , 'о т р я д ', ‘ ку­
зов’ , 'основная ч а с ть ’ и др.

. . 11 См.: В. Т г п к а. Ветегкигщеп гиг Н о т о п у гт е . «Тгауаих Йи Сегс1е


*-1П!*Ш 5^ие с!е Рга§ие», № 4. Рга^ие, 1931, 5. 154.
12 Там же, стр. 155.

27
.. .Ье за\у а гесТЬа^гес! гап^у т а п т Ыз зЫг1 з1ееуез, ую1еп11у
а й а с к т д 1Ье сН зтетЬ егес! Ъойу о Г а с а г дуПЬ а Ь а т т е г (А. Сго-
п т , С., 153).
Указательным минимумом, н еобходи м ы м для реализации в
слове Ьойу значения 'к у з о в ’ , сл у ж и т здесь только предлож ное
определение оГ а саг в силу лексического значения его знамена­
тельного члена ('а в т о м о б и л ь ’ ). В се остальные элементы п ред­
ложения в этом отношении нейтральны, в том числе и определи­
тельное причастие (МзтетЪегес! 'расчлененный, разобранный на
части’ , ибо оно не препятствовало бы значению 'т р у п ’ в оп р е ­
деляемом сущ ествительном. Соединение указательного ми ни­
мума с семантически реализуемым сл ов ом и составляет к о н ­
т е к с т . В приведенном отрывке э т о сочетание Ъойу о ! Ше саг.
Ср.:
I ЬоМ 1Ь1з з1о\у апс! с1аПу 1 а т р е п п ^ туНЬ 1Ье т у з ^ е п е з оГ Ше
Ъ г а т 1о Ье 1т т е а з и г а Ы у \уогзе 1Ьап апу 1 о г 1 и г е о ! { Ь е
Ьойу (СЬ. 01скепз, А. N.. 101). К онтекст — { о й и г е оГ 1Ье Ьойу
‘ мучение те л а ’ , т. е. ‘ физическая пытка’ .
Уез, зЬе \уаз З1ск оГ 1Ье ЬозрИа1, 1Ье !ои1 згпеПз, 1Ье Псе, 1Ье
ас Ы п ипхуазЬес! ЬосИез (М. МИсЬеН, О. \У. XV., 302). К он ­
т е к с т — асЫ пд ЪосПез 'ст р а д а ю щ и е т е л а ’ , т. е. 'физические ст р а ­
дания л ю д е й ’ . ишуазЬес! — нейтрально.
. . . заЫ опе уегу з1ои{ депИешап, \уЬозе Ьойу а п й 1 е ^ з
1оокес1 Нке ЬаИ а §щап1пс го11 о ! Иаппе1, е1еуа!ес1 оп а соир1е оГ
т Г Ы е й рШо\у-сазез (СЬ. 01скепз, Р. Р., 112). К онтекст — Ьойу
зпй 1е§з 'тул овищ е и н оги’ .
: Таким обр азом , под к о нтекстом усл овим ся понимать соч ет а ­
ние семантически реализуем ого слова (т. е. с л о ва, относительно
реализации значения к от ор ог о контекст вычленяется) д^’у каза-
тельным минимумом (т. е. элементом речевой цепи, несущим
т р ё ^ е м о е семтгйтическое указан ие).
Указательный минимум м ож ет быть одноэлементным или
м н огоэлем ентны м. О б этом п одробн ее мы поговорим, когда
будем р ассм атри вать типы контекста. Н о различия в количест­
венном сос т а в е указательного минимума не меняют того факта,
что в пределы контекста м ож ет вов се не включаться (и в б о л ь ­
шинстве случаев не включается) все предложение, с о д е р ж а ­
щее указательные элементы. П о э т о м у при определении контек­
ста н еобходи м о исключать из него избыточные элементы
речевой цепи, вклю чаю щ ей семантически реализуемое слово.
Одн ак о д а ж е в английской речи, с характерной для нее с в я ­
занностью грамматических и лексических значений слов, могут
встретиться случаи, когда сама фактура речевого целого о к а зы ­
вается не в состоянии служ ить проявителем значения м н ого ­
значного слова. Э то бы в а ет тогда, когда все слова, непосред­
ственно или косвенно связанные с данны м словом, м огут св язы ­
ваться в том же значении и с другими значениями эт о го слова,
или если они в ооб щ е тематически нейтральны, т. е. не способны

28
по своему содер ж ан ию дать четкие контуры речевой сферы
многозначного слова.
Например: «1Ыз 1аЫе 15 ои ! оГ р1асе Ьегеа». Указательное
местоимение «Ш 15» определяет сл ово «1аЫе» как су щ ествител ь­
ное. Н о лексическое значение э т о го последнего остается нереа­
лизованным: возм ож н ость по крайней мере двоякой интерпре­
тации указывает на отсутствие достаточн ы х оснований для и с­
ключения неактуального значения. Предлож ение м ож ет зна­
чить, например и ‘эта таблица здесь н еуместна’ и ‘ э тот стол
здесь неуместен ( = не на м е с т е ) ’ . М ы мож ем сказать, что в
этом случае налицо — нейтральный контекст; точнее бы ло бы,
впрочем, сказать, ч х а З д е с ь ~ ^ ц бщ^~нСТ~контекста.
При о т с у т с т в и и к о н т е к с т а ~ня пом ощ ь приходит речевая си-
туация.
р е ч е в а я ситуация м ож ет выступать в д в у х о с н о в н ы х ф ормал.
П р еж д е всего она м ож ет быть реальной обста н овкой данного
^ ш ч е в о г о актя (ср. «б ы т о в о й контекст» А. А. Р е ф о р м а т с к о г о ).
Если предлож ение «Ш 15 1аЫе 15 ои ! о? р1асе Ьеге» применяется,
например, при расстан овке мебели или оценке стиля м еб л и р ов­
ки и т. п., сл ов о 1аЫе реализует значение 'с т о л ’ . Если это же
предлож ение уп отреби ть при о бсуж д ен и и какой-либо статьи,
проекта, д окл ада и т. п., сл о в о {аЫе м о ж е т получить значение
'т а б л и ц а ’ . В о б о и х случаях речевая ситуация выступает в наи­
более непосредственном виде.
О д н а к о она м о ж е т иметь и ф ор м у сообщ ен ия о ситуации.
Так, уп омян уты е выш е ситуации могли бы быть представлены
в виде их описания в устном или письменном повествовании.
Э то описание, подменив со б о й р еальную ситуацию, дало бы
тож д ествен ны й семантический результат в слове 1;аЫе.
Д о. с о об щ ен и е отличается от реальной гитуяпии не только
т ем,..чту о н о . е с т ь лнш.ь. ец ш ш браж еиие или отражение, и п о ­
том у является, по сути дела, фиктивной ситуацией. С ам ое
в а ж н ое его отличие с точки зрения лингвистики заключается
в том, что, с о о б щ ен и е есть т о ж е речь, как и контекст есть оп ре­
деленный о т р ез ок речи. В этом отнош ении сообщ ен ие о си т у а ­
ции в с и л у свТгей— ретивой п р и р о д ы сблия*я,е тс’я с" контекстом.
Э т о х б л и Ж ен и е ка ж ется особ ен н о очевидным в тех случаях,
когда п р ед ш ест в у ю щ ее уп отребл ен ию да нн ого семантически
р еа л и з уе м ого сл ов а изложение не с о д е р ж и т никакого описания
речевой ситуации, но самим своим содер ж ан и ем , системой своих
оп орн ы х понятий или обр а з ов, кон кретизирует речевую сферу
Данного сл о в а и тем с п о с о б с т в у е т реализации определенного его
значения. Так, например, встречаясь в грамм атике Несф ильда !3
впервые на стр. 46, сл о в о оЬ^ес! (в сочетании Р о г т оГ Ше оЬ]ес1:
и ниж е — Р о б Ш о п о{ Ше оЬ]ес1) п од гот овл ен о к реализации т е р ­

13 V. С. N е 5 П е 1 с1. ЕпдНзЬ Огатгпаг, Раз! апё Ргезеп!. Ьопйоп, 1698,


Р. 46.

29
минологического значения 'допол н ени е’ и вытеснению других
значений ( ‘ предм ет’ , ‘цель’ )' всем предш ествующ им текстом
книги в целом и предыдущ ими ее параграфами, в частности п о ­
священными глаголу. Здесь нет изображ ения бы товой ситуации.
3 десь_са.м-Iекст играет р ол ь речевой си туац ии.
"С х о д с т в о контекста' и со о б щ а е м о й или текстовой си туа ции
приводит иногда к тому, что первый случай назы ваю т «узким
контекстом», а в т о р о й — « ш и р о к и м контекстом»] Прйлбжёнйе
одного и т ог о ж е термина «к он текст» к принципиально различ­
ным явлениям с а м о по себе неудачно, но если бы эти различия
были в достаточной мере учтены и оговорены , с этой терм и н ол о­
гической усл овн ост ью м ож н о бы ло бы примириться. Однако
обычно эти выражения достаточной дифференциации лингвисти­
ческих понятий под со б о й не имеют.
Различие м еж д у «ш ироким к он тек стом » (т. е., по нашей тер ­
минологии, речевой ситуацией или т екстом ) и «узким контек­
с т о м » (т. е. собствен но контекстом) есть различие сущностное.
«Узкий кон текст» есть ко ист рукти в н ы й фактор, «широкий кон ­
текст» — ситуативный фяктпр
.......РЛ'Ат Б^ДаШв отмечает о с о б у ю ф ор м у «ш и р о к о г о контекста»,
а именно: диалогическую речь.14 Э то очень важ ное наблюдение,
п ом огаю щ ее нам внести еще одно уточнение в понятие речевой
ситуации. Действительно, ситуативным фоном, компенсирую щ им
недостаточность контекстуального указания, м ож ет служ ить
содерж ан ие диалога в целом или непосредственно п редш ест­
вующ ей реплики. Указание в этих условиях м ож ет быть с у м ­
марным, т. е. исходить из общ ей понятийной сферы диалога.
Например:
— I Ьауе 1оокес1 ШгоидН уоиг \уогк, апс! Ьауе Могшее! а §епе-
га1 Меа аЬои! уоиг с!езщп, \у Ыс Ь з е е т з ше11 §гоипс!ес! аз а \уЬо!е.
Ви1 I Япс! Шеге т а п у иппесеззагу Ш т § з \у ЫсЬ оп1у зроП Ше
\уНо!е еНес{. У ои ’ с! Ье11ег сгозз Ш е т ои{ ЪеГоге риЪПзЫп^ уоиг
рарег.
— \УЫсЬ Ш ш §з с!о уои т е а п ?
— Рог т з Ш п с е , 1Ыз 1аЫе 15 о и { о ? р 1 а с е Н е г е . И асЫз
п о Ш т ^ зиЬз1:ап1ла1 1о уоиг р п п а р а 1 тГегепсез.
Н о указание м о ж е т быть и конкретно словесным. В одной
из п редш ествующ их реплик семантически реализуемое сл о в о
м ож ет быть уп отреблено в доста точн ом контексте, и потом у в
дальнейшем м ож ет реализовать свое значение и без кон тексту­
ального указания. Например:
— АП Ше гезиПз оГ т у с а к и Ы ю п з аге гергезеп!ес! т а 1аЫе
о? о р 11 т а 1 у а 1 и е з .
— То т у гтппс!, Ш 15 (аЫ е 13 о и 1 о Г р 1 а с е Ь е г е, аз П т -
1еггир1з уоиг §епега1 а г ^ и т е п !а 1 ю п апс! сНзШас^з Ше геайег’ з
аНепИоп.

14 Р. А. Б у д а г о в . Введение в науку о языке. М., Учпедгиз, 1958, стр. 17.

30
Тяким о б р азом, м ож н о наметить^.несколько основны х Фопм-
а?ёвой сйхуадии; внедзы к овую си туацию. диалогическую пСТь.
реальную с и т у а ц и ю ; с о о б щ аем ую си туа цию, п о н я т и й н у ю
гферу изложении, т. текст.
^Сложные и м н огообр азн ы е связи и столкновения ситуации
н контекста, ситуации и значения слова могут быть объ ек том
специального исследования.15 Мы ограничимся сказанным
выше, ибо для непосредственных целей р а бо т ы э т о го д о с т а т о ч ­
но. К онтекстуальные связи как таковые для этих целей более
важны. Однако, преж де чем перейти к их р ассм отр ени ю , н е о б ­
ходимо уточнить два принципиальных вопроса.
Первый из них касается понятия « с в о б о д н о г о » и «с в я з а н ­
ного» значения слова.
Описывая различные типы лексических значений слова в
одной из своих сем асиологических р абот, акад. В. В. В ин огра­
дов писал: «О сн овн ы е номинативные значения слов. .. очень
устойчивы. Эти значения м ож н о назвать свободн ы м и, хотя их
свобода обусл овл ена социально-исторически и предметно-логи-
чески. Функционирование этих значений слов обы чно не ограни­
чено и не связано узкими рамками тесных фразеологических
сочетаний. В осн овн ом круг употребления номинативного зна ­
чения слова, круг его связей соот в етств ует связям и отношениям
самих предметов п роц ессов и явлений действительного мира
(например, пить воду, квас, вино, чай, сидр, виноградный сок
и т. п . ) » . 16 И несколько ниже: « У слова м ож ет быть несколько
свободных значений, в которы х непосредственно о т р а ж а ю т с я
разные предметы и явления действительности (ср.: шапка ' г о ­
ловной у б о р ’ и 'за г о л о в о к крупным ш рифтом, общ ий для не­
скольких статей’ ) » . 17
В этих замечаниях акад. В. В. В иноградова есть и неясные,
и спорные моменты.
П реж де всего, не уточнено, с какой точки зрения значение
слова признается «с в о б о д н ы м » . О бщ ий х о д рассуж дений автора
показывает, что значение определяется как « с в о б о д н о е » с точки
зрения широты сочетаем ости данного слова в данном значении.
Но если речь идет о комбинаторной валентности слова при
данном его значении, значит речь идет о контекстуальных св я ­
зях слова, о степени его контекстуальной зависимости. П ри зн а ­
вая же то или иное значение слова св ободн ы м , мы тем самым
признаем независимость его от контекстуальных условий. Акад.
В- В. Виноградов, несомненно, прав, утверж дая, что широта
сочетаемости данной семантической единицы связана в конеч­

15 См. интересные наблюдения в этой области в книге акад. В. В. Вино­


градова «О языке художественной литературы» (М., ГИХЛ, 1959, стр. 108 сл.,
62, 171 сл ., 234 и др.).
ь _ 16 В. В. В и н о г р а д о в . Основные типы лексических значений слова.
“ Я, 1953> № 5; СТр. 12.
17 Там же.

31:
ном счете с реальными (впрочем, иногда и во об р а ж а ем ы м и )
■отношениями в сам ой о к р у ж а ю щ ей внеязыковой действитель­
ности. Однако раз в оп р о с ставится именно относительно с о ч е­
таем ости слова в данном значении, то определять степень его
независимости следует под тем ж е углом зрения, т. е. по от н о ­
шению к языковой материи речевого целого, а не к внеязыко-
вым факторам. Если быть действительно последовательными и
сохранять на протяжении одн ого рассуж ден ия именно эт о т угол
зрения, предопределенный указанием са м ог о автора на о т с у т с т ­
вие «у зки х р ам ок тесных ф разеологических сочетаний», то « с в о ­
б о д а » слова дол ж на р а сшифро в ы ваться как широта егггттгер-
т аемости с другими словами, а широта с о четаем ости — либо к ак
дезависимость семантлнески реализуем ого с л о м от какого-либо
у к а з а т е л ь н о ю ...минимума,либо. .ка к сЛожная'~ёго д и ст р и буция.
"С в об од н ы м м о ж н о бы ло Г)ы__счил-лт^ д п л ь кп~т?Гк'ор яняир. н и р .
котор ое оста ва л ось бы равным са м о м у себ е в л ю б ых условиях
уп отребл ен ия сод е р ж а щ е г о его с л о в а : да и то л иш ьП Гтом слу-
чае, если отвлечься от д вух моментов: во-первых, о т роли с л о ­
весных связей в актуализации словй, и, во-вторых, от тех е с т е ­
ственных, т. е. имеющ их внеязыковые причины, ограничений
сочетаемости, о которы х упоминает акад. В. В. Виноградов и
которы е с контекстологической точки зрения м огут быть оп ре­
делены как количество слов, сп особ н ы х к сочетанию с данным
словом. Ц^трудно випр .т ь . чтр только б е зусл овн о Одн о ч н а ч н ы р
слова. при условии употребления их в общ епринятом значении,
могут обл апать с емантической с в о б о д о й. В л ю бой словесной
связи, например, инсулин будет значить 'го рм он поджелудочной
ж ел езы ’ ; кронглас — 'оптическое стекло, не со д ер ж а щ ее свин ца’ ;
пикнометр — 'пр ибор для определения плотности вещ еств а ’ .
Однако В. В. Виноградов, как м ож н о видеть и в приведен­
ной цитате, утверж дает, что сл ово м ож е т обл а д ат ь несколькими
свободн ы м и номинативными значениями (т. е. прямыми, лишен­
ными характер изую щ ей э к сп р есси вн ости), причем одн о из них
является основным значением, а другие — значениями « н о м и ­
н ативно-производны ми».18 Контекстологический- анализ, н ап ро­
тив, показывает, что сов м ещ ен ие в с л о в е хотя бы двух значений
а втоматически превращ ает к аж д о е из них в н есвободное, кон-
тексту ал ьно связанное. Различия в их контекстуальной св яза н ­
н о с т и —"это лишь количественные и качественные различия
в сочетаемости. С осущ еств ован и е в сл& ве^_свободного и не-
■свобшшого значений н е в о зм о ж на: П р и з нана1!ь т я к о г сосущ е
с т в о в а н и е — значит, определяя св о бо д н ое значение, оп ер и р о­
вать исключительно внеязыковыми категориями, а определяя
несвободное значение — языковыми категориями одновременно
двух планов: и соч етаем ость ю слова, и типом его содерж ания

'8 В. В. В и н о г р а д о в . Основные типы лексических значений слова,


стр. 12.

32
1И этимологических связей с основным его значением. Для
й' глийского языка эти положения акад. В. В. В иноградова не­
п р и м ен и м ы . Д ум а ется, что и для р у сс к ог о языкэ их нельзя
признать плодотворными.
В торой вопрос, которы й сл едует поставить прежде, чем
перейти к анализу типов контекста, э т о воп рос о том, что пони­
мать под ф разеологическим и связями слова.
В отечественной лингвистической литературе последнего
д е с я т и л е т и я э т о выражение п риобрело ш ир окую уп отреби тель­
ность. Понятие, в нем заключенное, нередко выступает т о ж д е ­
ственным понятию контекстуальных связей сл ов а .19 В уп ом я н у­
той выше статье акад. В. В. В иноградова приводится двучлен­
ное противопоставление с в о б о д н о г о и фразеологически связан­
ного значения. Он пишет: « . . . многие слова или отдельные зна ­
чения многих слов, преимущ ественно переносного или синони­
мического характера, ограничены в своих связях. .. В о к р у г м н о­
гозначного слова группируется несколько ф разеологических
сери й . Большая часть значений слов фразеологически связана.
Иметь разные значения для слова чаще всего значит входить
в разные виды семантически ограниченных фразеологических
связей».20 Получается, что всякое значение, если оно не с в о б о д ­
ное, есть значение фразеологически связанное; всякая словесная
связь, о б н а р у ж и в а ю щ а я сем антическую зави си м ость одн ого
слова от другого, есть связь фразеологическая.
Не стои ло бы спорить против самой этой терминологии,
если бы столь широкое, о б о б щ а ю щ е е ее применение не оз н а ­
чало недифференцированный подход к принципиально различ­
ным типам взаимодействия слов в речи. Сочетание слов, и м е ю ­
щих м еж ду с о б о й контекстуальную, т. е., по данной терм ин оло­
гии, «ф р а з ео л о г и ч ес к у ю » связь, дол ж н о быть, естественно,
признано за сочетание ф р азеол огического порядка. П оскол ьку
контекстуальная, она ж е «ф р а зео л о ги ческ ая » связь слов — наи­
более типичная, регулярно п роявляю щ аяся семантическая зави ­
симость слова в п отоке речи, то, следовательно, речь предстает
в виде цепи ф разеологических сочетаний, особ ен н о речь англий­
ская, для которой контекст, как отмечено выше, имеет о с о б у ю
важность. Н о тогда фразеология из науки о специфически
Устойчивых сочетаниях слов как элементах языка п ер ер ож д а е т ­
ся в науку о контекстуальных группах слов как элементах речи,
” ли д а ж е шире — в науку о комбинаторной валентности слов,
т- е. в коитекстологию в ш ироком смы сле слова.

19 См., например: Л. И. Р а з и н к о в а . Материалы по составлению фра­


зеологического словаря современного английского языка, Уч. зап. 1 МГПИИЯ,
т- IX. М., 1956; И. В. А р н о л ь д. Лексикология современного английского язы­
ка- М., Изд. лит. на иностр. яз., 1959, стр. 63.
20 В. В. В и н о г р а д о в . Основные типы лексических значений слова,
СТР. 17.
3 Н. Н. Амосова 33
Дело, конечно, не в терминах. М о ж н о науку такого ш ирокого
профиля назвать фразеологией, а учение о б устойчивых сочета-
ниях — идиоматикой и включить его в эту ш ир окую ф р а зеол о­
гию. М о ж н о о бщ ее учение о контексте назвать контекстологией,
а его специализированный раздел — фразеологией. Не эго
важ но. Важ но, что в одном ряду сочетаний мы будем иметь
д ел о с п ер ем ен ным контекстом, в котором указательный мини-
м у м допускает больШ5ё'~тцпГ'' м ен ьш е^ "количество вари ац ии
в прел елях одн ого и того >;<;> грмянтичрского результата; в д р у ­
гом ряду сочетаний — с контекстом постоянным, о б л а д а ю щ и м *
многими с в о й с тв а ми'й~'"особенностями, не с у щ е с т в у ю щими в кон-
тексте переменном. К ачественное различие м еж д у этими двумя
рядами явлений таково, что требует и терминологической д и ф ­
ференциации.
П о эт о м у следует о с о б о оговорить, что здесь и далее кон-
текстуальной связанностью слова мы будем называть сем ан ти­
ческую обусловленность,.слова в переме н н о ^ к о н т е к с т е Г ф р аз’ёо-
логической ж е связанностью — е го семантическую, о б у с л о в ­
ленность в постоянном, действительно с табильном, я не просто
часто-'р е г и ст рируемом контексте. Ф р а з еология, таким обр азом ,
определяется как учение ...о_.единицах постоянного "контекста
Для того чтобы .наше понимание различия м еж ду п остоян ­
ным и переменным контекстом, разграничивающ ее предмет
общ ей контекстологии и фразеологии, было достаточн о п р о ­
яснено, н еобходи м о р ассм отр еть не только постоянный контекс:
в его деталях и разновидностях, но и основные вопросы, связан- .
ные с переменным контекстом. О бщ а я характеристика эт ого
последнего долж на послужить, так сказать, предисловием
к фразеологии.

§ 2. ТИПЫ ПЕРЕМЕННОГО КОНТЕКСТА

Принципиально в оз м ож н о аналитическое различение двух


основных типов переменного контекста, отличающ ихся друг от
друга характером указательного минимума: лексиче с кого
и __с интаксического контекста. П од лексическим контекстом
понимается контекст, содер ж ащ и й такой указательный мини­
мум, который сп о соб ст в у е т реализации значения слова п оср ед ­
ством самой семантики сост а в л я ю щ его этот указательный
минимум слова или комплекса слов, независимо от характера их
синтаксической связи с семантически реализуемым словом.
Н а о б о р о т , синтаксическим контекстом долж ен быть признан
такой контекст, указательным минимумом в котором служит
сама по себе синтаксическая конструкция, элементом которой
является семантически реализуемое слово, независимо от л ек ­
сических значений входящ их в эту конструкцию слов.
Переменный характер лексического и синтаксического кон
текста определяется преж де всего п одменяемостью слов, в х од я ­
34
щих в указательный минимум л ю б о г о из указанных типов. При
чистом лексическом контексте его переменный характер п од­
держивается т ак ж е в о з м о ж н о с т ь ю вариаций синтаксического
отношения указательного минимума к семантически реализуе­
мому слову. Н о основным релевантным признаком переменного
контекста и в этом случае оста е тся вариантность лексического
состава указательного минимума.
Ле.всинеский контекст в его чистом киле мож н о випеть
в ряде случаев употребления прилагательного Ышс!.. Возьмем
их в качестве иллюстрации. Напомним, что здесь и далее мы
будем о б р а щ а ть внимание лишь на лексическое значение сем ан ­
тически реализуемого слова.
Значение 'сл е п о й ’ , т. е. 'н езрячий’ , безусловно реализуется
в прилагательном Ышс! при сочетании его с существительными,
обозначающими одуш евленное сущ ество, орган зрения или его
функцию. Например: Ышс! с а 1 Ьогзе, т о 1 е , \уогш, сиЬ, Ы!сИ
н т. п., с одной стор он ы ; ЬДпс! еуез, огЪз; Ышс! 1оок, д а г е
и т. п. — с другой. (Синтаксические связи м еж ду указательным
(«ключевы м») и с е ш ш л*ичегкй"' реализуемым словом конгек"-
стуально безразличны (ср. 1Ье т о 1 е 15 Ышс! и т. п.). В опредё-
ленных условиях (о которы)Г^кажем~далее') ключевым словом
для эт ого значения м ож ет служ ить сущ ествительное, о б о з н а ­
чающее лицо или сов окуп н о сть лиц ( т а п , \Уотап, сЫШ, " 1г 1 ,
Ьоу, п и ш а а п и т. п.; ГатПу, &гоир и т. п.).
Значение Ышс! 'сл е п о й’ , т. е. 'м еш аю щ и й с о о б ряжять.
лишающий р а з у м а ’ , т г Ш к е я в л я е т с я лексически связанным
и актуализируется при указательном минимуме с типовым зна ­
чением наименования эмоции: 1?Нпг1 Енгу . 1оуе рякзюп. г а д е .
Р&ш'с. На1гес1. (еяг. ас!ога!юп и т. п. и т. д.
Значение 'необдуманный, неразумный, без р а ссуд н ы й ’ р еал и­
зуется в прилагательном Ышс1 в контекстуальном сочетании'
с существительными, обозн а ч аю щ и м и действия, процессы,
поступки (ЬДцц! ЬаШе, ез са р е, а11аск. Ьаз(е. с.Ьо 1ге. ригсЬазе,
81ги^§1е и т. п .); значение ' действующ ий мехатТчёскиГ^^мГ с у ­
ществительными с типовым значением ‘ побудительной причины.
Действия или явления’ (Гогсе, д о ас!, з И т Ы и з, 1гпри 1зе, песея-
зЛу и д р . ) .
Прилагательное Ышс! м ож ет иметь такж е значение 'з а к р ы ­
ть^ с од н ого кон ц а ’ . Оно появляется в сочетании с су щ ест в и ­
тельными, обозн а ч аю щ им и предметы, нормально имеющ ие два
п ротивоположно распол ож енн ы х отверстия. Например: Ышс1
!иЬе 'закры тая с од н ого конца т р у б а ’ , 'тр уб ка с одним
запаянным к он ц ом ’ , ЬПш! _а!1еу (в прямом значении) 'ту п и к’
(букв, 'закрытый с о д н ого конца п р о х о д ’ ), ЬИпН у аДе.у 'з а к р ы ­
тая дол ин а ’ , ЬПпс! с!пН: 'тупиковый штрек в ш ахте’ , Ышс! разз
закрытый п р о х о д ’ и т. п. Сочетаясь с наименованиями п редм е­
тов, обы ч н о имеющ их просветы или нормально представляющ их
собой отверстие, Ышс! означает ' г л у х о й ’ , т. е. 'не имеющий о т в е р ­
3» 35'
ст и я ’ . Н апример: ] ) Ип(1 агсЬ 'фальшивая а р к а ’ , ЬНпс! д оог 'з а л о ­
женная д в е р ь ’ , „ЬЦгк! луэП 'глухая стен а ’ (без проемов) , Ыт<1 Ьо1е
' я м а ’ (в отличие от ск возн ого отверстия, т. е. дыры, об о з н а ч а е ­
м ого тем ж е сущ ествительным Ьо1е), Щшг! \у ) пс1о\у 'фальш ивое
о к н о’ „-Ы1оД. $1огеу 'эта ж , не имеющий окон со стороны ф а са д а ’ ,
Ы т ё Ьа1из{гаНе сплошная б а л ю с т р а д а ’ , ЬНпс! ЬесЗ^е 'сплошная
и з г ор од ь ’ и т. п.
С ключевыми словами разнообра зн ы х значений, не в х од я ­
щими в перечисленные выше и какие-либо иные контекстуаль­
ные наборы к прилагательному ЬНпс1, это последнее получает
значение 'к р ытый, потайной, не выходящий на поверхность ’ . Все
эти ключев"ые~ слова о б о з н а ч а ю т п редм еты /^ н ор ^ л ь н о ~ откр ы ты е
с наружной или верхней стороны. Н апример: ЬПпй сШсЬ 'крытая
канава’ . зМ сЬ 'потайной ш о в ’ , ЬНпс! госк 'подводны й (т. е.
покрытый водой) риф’ , ЬПпс1 $ар 'крытая' с а п а ’ , 1аск 'п о ­
тайной з а м о к ’ , ЬНпс! 1ос1е 'рудная жила, не вы ходящ ая на п о­
в ер хн ост ь ’ , ЬНпс! Ьопс! 'потайная перемы чка’ и т. д. и т. п.
В прилагательном ЪПпд имеется и значение ' ел е ррпнмй
п л о х о _ 4 ?азличаемый зрением ’ . Например: ЬПпН Ьап(1\уп1тр-
'неразборчивы й почерк7 Ы т Н К-рр, Ы тН р п п Г 'н ечрткий ш р и ф т '
Ь]т<1 ра 11т_ (1гаск, гоаё, \уау) 'еле видная тропинка (дорога
и т. п . ) ’ , ЬНпс! ] 01 п! 'неясная сл ои ст ост ь ’ (геол.) и т. п.
К ак мож но видеть, контекстуальный набор, допустимый
в пределах о д н ого значения данн ого семантически реализуемого
слова, м ож ет представлять со б о й идеограф ическую группу,
определенный семантический п одкласс слов (например, н азва­
ния эмоций для значения 'м еш аю щ и й р а с с у ж д а т ь ’ ) , или соч ет а ­
ние д вух и более идеографических групп (например, о душ евл ен ­
ные существительные, наименования органа зрения и его функ­
ции для значения 'незрячий, лишенный сп осо б н ости видеть’ ).
В этих случаях контекстуальный набор м о ж е т быть подведен
п од некое лингвистическое определение в силу присущ его его
элементам типового или нескольких типовых значений.
В других случаях контекстуальный набор строится из слов,
не сводим ых к какой-либо идеографической группе и не и м ею ­
щих о б щ е г о для них всех типового значения (например, см .-к он ­
текстуальный набор для значения 'закры ты й с одн ого конца’ ,
'кры ты й ’ , 'сп лош н ой’ и д р .). В этих случаях ф актор ом ф о р м и р о ­
вания данного набора сл у ж и т произвольно выделяемый не
основной качественный признак самих обозначаем ы х; п оэтом у
такой контекстуальный набор не м о ж ет быть подведен под
ка кое-либо лингвистическое определение. Тем не менее, с точки
зрения контекстологического анализа в л ю б о м из этих случаев
контекстуальный набор м ож ет быть определен в своем с о с т а в е
(ли бо в виде конуцсотуа^ьной формулы, л и бо в виде перечня) и
Об н а р у ж и в а т ь , (В О -П ер В Ы Х ; ЛеКСИЧеС.КУЮ г р дтяннпгтч. •зцочоргсд
с е мантически реализуем ого сл о в а ,/ г Во -Втортзн^ переменный ха-
раКтер л ексического указательного минимум а.

36
Во всех приведенных выше случаях лексический указател ь-
нЫ й м иним ум ашцшхся ^лночленным. так как сост ои т из одн ого
ключевого слова, д о ст а т о ч н о г о для реализации данного значе­
ния семантически реализуем ого слова ЬПпс1. Синтаксическая
связь эт о го последнего с ключевым сл ов ом дана непосред­
ственно, без помощ и каких-либо дополнительных элементов, эту
связь осущ ествл яю щ их, и м о ж е т варьироваться.
В иных условиях, а имедно' тогда, ко гд а_сем ашичй_скй.-Р4« л и -
зуемое прилагательное ЬПпс! не является, определением по_отно-
ш'енйю к кл'ючевому сл ов у или объектным предикативным чле­
ном (типа I Гоипй М о 1 Н е г ЪПпй), синтаксическоё"сцел л ен ие
ппнпГО Г другим-МШК-М---(»СЛ0ЖИЯТЬСЯ1-ДКЛ40ЧРНИ»М~~ СВЯЗУЮЩИХ
элементов. Если семантически реализуемое прилагательное вы-
<гтуттает в роли предикатива, ключевое сл ово является по от н о­
шению к нему п одлеж ащ им, и связь м еж д у ними нормально
осущ ествляется с п о м о щ ь ю св язоч н ого глагола. Например:
ТЬе Ь е с З ^ е з луеге 1оо ЬИпй Гог ЬипИп^ (О Б О , I,
920).
П одсобн ы й элемент появляется и тогда, когда указательный
минимум представлен предлож ны м дополнением или о д н о р о д ­
ным членом по отнош ению к прилагательному ЬПпс!. В первом
случае он выступает в виде предлога:
ТЬеу \уеге Ш п й ичШ с! и з 1 апс! з ш о к е (Н. ^\уЪ оН, Э. Э.,
229).
В случаях в тор ого рода сл уж ебн ы м элементом является
союз:
ТЬеге 1оотес1 Ше с1ап§ег оГ Ъ е с о т ш § Ытй апс! 1 а т е
(М. В1а1г, Т., 125).
Н есм отр я на то, что указательный минимум в таких случаях
состои т из двух слов и, таким об р а з о м , вы ступает как двучлен­
ный (ср.: \у 1Ш (1из1; апс! 1аше), контекстуальное указание и
в этих случаях идет от одного ключевого слова, которое и д е й ­
ствует как единственный знаменательный элемент указательного
минимума. В торой член э т о го последнего имеет чисто с т р у к т у р ­
ное, а не указательное значение.
Контекст, указательный минимум к от ор ог о представлен о д ­
ним ключевым сл ов ом — б удь то ведущий или зависимый член
сл ов о с о четания, в которое, входит данное семантически реал и-
зуем ое слово, или п од л еж а щее или ск азуем ое к э т о му ппрпрд -
нему,' и ^ й 'о д н ор о д н ы й член,- м ож н о усл овно назвать ж ш хек-
стом I степени/
Н о возьм ем другой случай.
Прилагательное Ышс! м о ж е т иметь еще одн о значение,
а именно: ' н ^ с п о с о б д ы й л онимать, с у д ить, оц е нивать, з амечать^.
Это значение реализуется при связи~ прилагательного с с у щ е ­
ствительным лица. О дн ак о указательный минимум не м ож ет
сводиться к од н о м у сущ ествител ьном у такого рода, ибо оно в х о ­
дит и в контекстуальный набор, требуемый для значения 'незря-
37
чий’ . Таким о бр а з ом , в приводимом ниже сочетании ЬНпс} м о ­
жет, ст р ого говоря, означать и физический, и психический
признак. Н апример: МоШег \уаз ЬНпс!, I 1е11 уои! (М . В1а1г,
Т., 140).
Ситуация, разумеется, элиминирует ненужное значение. Но
здесь мы отвлекаемся о т действия ситуации и обр а щ а е м внима­
ние только на контекст. И с этой точки зрения нужно признать,
что э т о т отры вок составляет нейтральный контекст. Взятый
изолированно, он м о ж е т иметь см ы сл: «м а м а слепая (т. е. н езря­
ча я ), г ов ор ю т е б е !» и «м ам а слепа (т. е. ничего не понимает, не
^замечает)».
Сущ ествительное (лицо или зам ен яю щ ее его местоимение),
сп о со б н о элиминировать все другие значения ЪНпй ('к р ы т ы й ’ ,
'сп л ош н ой ’ , 'закрытый с одного кон ц а ’ и т. п .); в этом смы сле
оно действует как негативный контекстуальный указатель. Но
о н о не м о ж е т служ ить позитивным указателем, созда ю щ и м
условия для реализации одн ого из д вух значений эт ого прила­
гательного, т. е. значения 'незрячий’ или 'н еспособн ы й пони­
м ать’ . Д л я эт ого нужна определенная контекстуальная п о д д е р ж ­
ка со стороны какого-то др угого члена данного речевого целого.
Р а ссм отр и м другой отрывок.
«ТНапк {Не Ьогс1 I НауепЧ а ^геа{ сго\ус! оГ ге1а{юпз {о ш Ш с!
ироп уои », заМ М а х 1ш, «а 81з1ег I уегу гаге1у зее, апс! а а п (1 -
т о ! Ь е г \уЬо 15 пеаг1у Ы тй» (О. с!и М а и п ег, К., 93).
Здесь Ытс1 реализует значение 'незрячий’ , обусловленное
комбинированным контекстуальным указанием, идущим как от
слова ш йо ( с импликацией л иц а), так и о т слова пеаг1у 'п оч т и ’ .
К аж дое из этих слов в отдельности недостаточно для такого у к а ­
зания: \у1ю (о т р а ж а ю щ е е антецедент ^ г а п й т о Ш е г ) не п ротиво­
речит том у, чтобы ЬНпс! вы р а ж а л о психический признак; пеаг-
1у — тому, чтобы ЬНпй реализовало значение 'кры ты й’ , 'с п л о ш ­
ной’ и т. п. Однако комбинация о б о и х указаний д а ет определен­
ный семантический результат, и Ытс1 получает во з м о ж н о с т ь р еа­
лизовать значение 'незрячий’ . П о э т о м у указательным миниму-
Л1ом здесь оказывается, соч етание сл ов \уЬо 1з пеагТу иТтаким о б ­
разом, контекс 1 -_равняется всему п рйдатбчном~у~~ предло"жёЩпо:
шЬо 15 пеаг1у ЪНпй. ’
Таким о бр а з ом , могут быть случаи, когда одн о ключевое
сл ово вы ступает лишь в качестве элиминирующ его или негатив­
ного указателя, но элиминирование недействительных для д а н ­
ного речевого акта значений не м о ж е т быть доведен о с его по­
м ощ ь ю до т р еб уем ог о предела, т. е. до реализации актуального
значения. Тогда указательный минимум становится слож н ы м и
м о ж е т расширяться д о состава распростран енн ого члена п ред­
ложения или д а ж е целого предложения.
Такое полож ение встречается и тогда, когда слово, непосред­
ственно связанное синтаксически с семантически реализуемым
словом, является многозначным и сп о со б н о сочетаться в разных
38
„X значениях с одним и тем ж е семантически реализуемым
с оВОм, такж е в разных его значен иям
° Н апример, известно, что сл ов о ^ 1 е т имеет несколько значе­
ний, в том числе 'с т в о л ’ и 'о с н о в а ’ (как м о р ф е м а ). Если взять
соче т а н и е Ьаге з1 е т , то прилагательное Ьаге не м о ж е т выявить
свое значение, пока* не бу дет выявлено значение связанного
с ним слова. Н е йтральность контекста (или, точнее, о т с у т с т в ие
€Го) м ож ет б ь1ть снята с п о м и щ ы о .д о полнительных эл ем ен тов,
рдялизую щ их з начение з 1 е т . Ср.:
РЫ1о1од1з1з аге адгеей Ша{ з т ^ Ы а г 1шрегаЦуез (аз а1зо
уоса^уез) 1п 1пс1о-Еигореап 1ап§иадез ргезегИ: 1Ье Ьаге з 1 е ш з
^ИЬои! апу 1 п П е х 1 0 п (А. ОагсПпег, 3. Ь., 2 1 5 ); 5Не
ргеззеб Нег сНеек 1о Ше Ьаге з ! е ш оГ Ше е 1 т (М. В1а1г
Т., 216).
Н етрудно видеть, что в о б о и х случаях предл ож ное опредеде'
нн^-является указательным миним ум ом для__ существительного
з1ет, которое в силу эт ого при обретает указательную силу пс
отношению к прилагательному Ьаге. П о э т о м у в первом случае
Ьаге дает значение 'п р о с т о й ’ , во втором — 'гол ы й ’ .
Следовательно, ключевое сл ово з 1 е т са м о н уж дается в кон­
текстуальной опоре. В силу этого, указательньш -м ин и м ум ом для
при..п.агятр.пьнпт Ьягр в о взятых нами отры вках сл у ж и т не о д но
оца, а л а че.тания « я 1 е т з туКНои! апу т Н е х ю п » и « з 1 е т оГ Ше е ! т ».
т. е. распространенный член предложения.
В иных случаях расширение указательного минимума м ож ет
вообщ е не сов па дать с синтаксическим членением вкл ю ч а ю щ его
предложения. Так, оно м о ж е т захваты вать придаточное п редл о­
жение (или его часть) и член главного предложения, к кот ор о м у
относится придаточное (т. е. его ан т ец ед ен т ). Н апример, в при­
водимом ниже отрывке сущ ествительное Ъос1у реализует значе­
ние 'тело, т. е. плоть’ , на осн ове именно т а к ог о комбинированного
указательного минимума:
ТЬе арр1аизе гоагес! аЬои{ Ше §геа{ гоош , \уауе о? и гезроп-
<Пп§ 1о еуегу 1г т з 1Ые \уауе оГ соп^ие^^пд зепзиа1 з е х и а П 1 : у
^ Ь 1 с Ь е Н и з е с ! ро\уегГи11у Гг о т Ьег а с с о т р П з Ь е с !
Ьойу (А. В епп еи, I., К., 102).
Таким о б р а з о м , контекст м о ж ет не совпадать ни со с л о в о с о -!
Чётанием. ни с предложением, и т а н и н а его сп особ н а рассекать
ОДшакси чёское йостроение, лиш ая его стр ук турной.__ закончен -
ности. Ср.: ~~
И луаз ш 1Ыз 1 г у т § З11иа 1:юп, ехрозей 1о а § а Ш п § Пге оГ Ыапк
<^аг1г1<1^ез, апй Н а т е з з е й Ьу Ше орегаИоп оГ { Ь е т Л И а г у , а
Ь’езЬ Ьойу о } хюкот Ьад Ье^ип {о Га11 1П т Ше о р р о з к е 51Йе, Ша1
Мг. Р 1ск\У1ск сНзр1ауес1 Ша1 регГес! соо1пезз (Ьойу 'о т р я д ’ ; СЬ.
^Искепз, Р. Р., 6 7).
^ Л е к с ический контекст, сод ер ж ащ и й многочленный указа^
Тельный 'минимум, условно м ож н о назвать контекстом II сте-
'ЧениГ ~ '■— -
39
Д\ежду контекстом I и II степени, таким об р а з о м . имеетг<.
Прежде всего количественное различие. К ром е этого, они отли.
чаются д р у г от друга ещ е и тем, что в контексте I степени. имеет.
:я йрямяя' синтаксическая связь м еж д у ключевым й семантиче.
С‘кй реализуемым сл овом ; в контексте__ж е II степени о сновнпц

недосредствемои_синтаксичеек&й-<;-&язи -е семантически реали­


зуемы м словом. Например, р ассм отр им отрывок:
Опе Ьа<1 . . 1Ье 1а 11 оГ а ши1е с ! е 1 а с Ь а Ь 1 е Гг о т 1Ье
Ъойу о I а П о п ( I Оа1з\\’0г{Ьу, 5. 5., 138).
Значение сущ ествительного Ъос1у здесь 'т у л о в и щ е ’ . О н о зави­
сит о т кл ю чевого слова 1аП 'х в о с т ’ , ибо никакой другой элемент
для его реализации недостаточен. Н о сл ово 1аП связано с о сл о­
вом Ьойу только косвенно, сквозной или цепной связью: Ъос1у —
э т о предлож ное дополнение к прилагательному сЫасЬаЫе.
и м ею щ ему атрибутивное отношение к именному члену п редл ож ­
ного определения (оГ а ши1е), и лишь это последнее имеет непо­
средственн ую синтаксическую связь с ключевым сл ов ом {аП.

чения много з н а ч ш х а х д о в а -и --д е к €НЧвских о м он и м ов с о в е ршенна


здинакова.ТГикаких о с о б ы х условий или мобилизации каких-то
пополнительных контекстуальных сигналов омоним ы не тре-
5уют. Таким обр азом , с к онтекстологической точки зрения раз­
личия м еж ду полисемией и "л^ксш!ВПШй~Ъм<гнимиёи' не с у щ е ст ­
вует.
Исключение избыточных элементов обы чно не представляет
трудностей, если контекстуальная пассивность этих элементов
отчетливо противопоставляется контекстуальной активности ук а ­
зательных элементов. Н етр удн о отсечь и такой избыточный у к а ­
затель, который связан с семантически реализуемым сл овом б о ­
лее отдаленной синтаксической связью, чем другой указатель.
При двух или более равноправных, т. е. синтаксически непосред­
ственно связанных с семантически реализуемым сл ов ом , у к а з а ­
телях м ож н о говорить о наличии параллельных контекстуальных
указаний. Ср.:
. . .Ш П Н а т’з Н§М 1оисЬ апё паШга! Нош оГ е т о И о п з зиИес!
{Не а Г1 е г - ш а г (ет р ег апс1 1 а з 1: е (С. Б апе, В. 5., I, 53).
Л е к сический контекст в некотор ы х случаях м ож ет о сл о ж -
ня'Гься морфологическими показателями, ю г д а ~^каза~тёЛЬный
минимум п ри обретает комбинированный .^рк р м ^ -гр а м ц а ш -
ческийгхяряктер
‘ В о зь м е м , например, в качестве семантически реализуем ого
сл ова сущ ествительное в значении 'щ у п д а , ком п л екс’ .
Если указательным минимумом для него сл у ж и т субстанти вное
п р едл ож ное определение, ф орм а числа эт о го последнего не б е з ­
различна для осущ ествления его указательной функции. Ч ащ е
всего п редлож ное—оп редел ение д о л ж н о бы ть оф ор м л ен о м н о­
жественны м ч и сл ом . НаприБгер-: а зша11 Ьойу о ! з р е а а 1 Ц ^ ; апу

40
оШег Ьойу оГ 1с1еа|р а Ьойу о{ сЬозеп шел япг! луо т еп; Ше Ьос1у о Г
Ьаг\гез1еге.
Но это правило верно лишь при условии, что п редлож ное о п ­
ределение не вы раж ен о именем собирательны м, ф орма един­
ственного числа в котором не наруш ает контекстуальной силы
с а м о й семантики клю чевого слова. Ср.:
ТЬе \уЬо1е Ьойу оГ поЫШу; Ше Ьойу о ! Ше ,]‘ игу.
Анализ форм л ексического указательного минимума имеет
большое значение для изучения функционирования слова в
речи.
Н асколько м ож н о судить по им еющ емуся в нашем р а сп о р я ­
жении материалу, ф ор м ы эти о бу сл овл и в а ю т ся целым рядом
факторов: лексико-грамматическим типом семантически реали­
зуемого слова, о собенн остям и его см ы сл овой структуры , а т ак ж е
смысловой структуры ключевого слова, характером синтаксиче­
ского построения в к л ю ч а ю щ его предложения и т. п. О д н а к о от
дальнейшей детализации пробл ем ы лексического контекста
здесь сл едует воздерж аться. Она привела бы к см ещ ению центра
тяжести в нашем рассуж дении и превратила бы характеристику
переменного контекста в самоцель п редл агаемого исследования,
тогда как здесь речь долж на идти лишь о б о б щ и х линиях или
общ их принципах изучения контекстуальных связей слов. П о
этой ж е причине мы опускаем контекстологический анализ р еа ­
лизации ситуативных фигуральных значений, хотя и он п ред­
ставляет значительный интерес и мог бы привести к у ст а н овл е­
нию определенных закономерностей.
Заметим, что все приведенные случаи п редставл яю т со б о й
переменный контекст, поскольку указательный минимум в нем
вы ступает в различных лексических и конструктивных формах.
Как бы ло ск азан о выше, переменный контекст м о ж е т б ы т ь
Не ТОЛЬКО ЛеК С И ЧеС КИ М, НО И гиы-|-^римргеим

У к аза тельный м инимум в/|синтаксическом контексте ^ ю ж е т ^


■вм р.тудпп.' л ф орме-( я \\гинтякр ичргктш г^н«17ии1к^ноч^ппгг> г.мо-
ва или словосочетания по отнош ению к семантически реализуе­
мому с л о в у ; @ синтаксической функции са м о г о семантически
реализуем ого слова в предложении.
В кратце рассм отр и м оба эти вида синтаксического кон ­
текста.
Случай первого типа находим, например, в сочетании глагола
{ о с о слож ным дополнением, где э т о т глагол, как известно,
п ри обретает лексическое значение 'заставлять, вы н уж д ат ь ’ , с о ­
храняя св ое грамм атическое значение переходности. Ср.:
I соиЫ по{ т аке Ы ш и п с 1 е г з 1 : а п с 1 а итоге! I загс!
(Е. Шаи^Н., Э. Р., 17); Не сои 1 й ... пеуег гпагк шЬеп а з и п Ь е а т
Ыззес! Ше ЫШорз, т акт ц { Н е т з т П е с1еаг т §гееп П § Ы ...
(СИ. Вгоп1ё, 5Н., 17); Не т айе 1Н е г а Ъ Ь Н ’ з е а г з Н е Ь а с к
(С . ЕНо1, М. Р., 50).

41
Лексические вариации обои х членов сл о ж н о го дополнения,
т а к ж е как и п одлеж а щ его к глаголу т а к е , практически б е с к о ­
нечны. В о т п о эт о м у данный случай, действительно, м ож н о при­
з н а ть обр азц ом действия синтаксического контекста в его наи­
б о л е е чистом виде.
Аналогичные случаи воздействия с л о ж н о го дополнения на
л екси ческое значение п ереходного глагола находим с глаголами
1 о сопзЫег (с просты м беспр едл ож н ы м дополнением он значит
'уч иты ва ть’ , 'о б д у м ы в а т ь ’ , а со слож н ы м — 'считать, расцени­
ва т ь ’ , 1 о Ш п к (с просты м дополнением 'д у м а т ь ’ , с о слож н ы м —
'полагать, считать, принимать з а . . . ’ ), {о ,)ис1^е ('с у д и т ь ’ и 'с ч и ­
т а т ь ’ ) и д р .21
Значительно чаще, одн ако, кон стр уктивный укячяте.пьнкт
минимум не является ЧИСТО синтаксическим, я п п л п ж н .де.тс.д.. НР-
ко~1юТ ы М ~ ^ о б 7ГОДтгегьти,~~доба'вочными кон тек стуальными у сл о ­
виями, которы е м огут Рыть морфологич~ескимкГи л екси ческим и.
О бр а ти м ся сначала к м о р ф о л о г и ч е с к и м доба воч н ы м у с л о ­
виям.
Например, чтобы в глаголе До Ье§ реализовалось лексиче­
с к о е значение 'просить р азрешения ^ ^ о т хдагол треб ует п р я ­
м о г о дополнения обя з а т е л ь но в ф ор м е л ю б о г о 'в 'Г б Ш н т и ч е с к о м
от н ош е н и и .п р о с т о г о инфинитива глагола. Например:
I Ь ее ч 9 о Н е г~ 1Не ТгТЬиТе оГ пту Ш ап кз.(С Ь . О к к е п з , Ь. О.,
4 95 г. Р а р а . 1 Ье е п о оЫ ес! т о з ! з1хоп§1у.. . (Ллс!., 4 9 9 ); М а й а т ,
I Ь е§ 1 о а с к п о \ у 1 е ( 1 5 е 1Ье гесе1р1 оГ уоиг 1е11ег... (XV. Со1-
Ппз. XV. XV., I, 144); I Ьер С?)о г е т а 1 п. М ас1ат, уоиг ГаИМи1
з е г у а п ! (1Ь1с1., 292).
З десь самый факт наличия прям ого дополнения, д о с т а т о ч ­
ный для того, чтобы элиминировать л ю б о е непереходное значе­
ние глагола ('п о б и р а т ь с я ’ , 'стоять на задних л ап ках’ ) , с о в е р ­
ш енн о недостаточен для реализации значения 'пр оси ть р азре­
ш ени я’ , к о ^ р о е требу*цр—сш ределенной м ор ф ол оги ческой формы
д р ям ого дополнения.
При сущ ествительном в этой ж е функции глагол имеет значе­
н и е 'п р о с и т ь , вы п раш ивать’ (ср.: 1о^ Ье& Ьгеай, 1о Ьее о п е ’з
1оуе и т. п . ) .
И нтересно, что при наличии д вух дополнений инфинитив
утр ачивает с в о ю о с о б у ю указательную специфику и глагол 1 о
Ъе§ реализует значение ' просить ’ :
Ье^ т е Ьед у о и 1 о" \у г 1 1е 1Ье по{е (XV. СоШ пз, XV. XV., 1,
140); Нег ошп ЬгШгГе \уаз туез1е(1 т Н о т е КаПз апй т о з 1 аг-
<1еп11у сНс1 $Не Ье§ Ь е г п 1 е с е 1 о 1 т И а ( е Ьег (Е. М. Рогз1ег,
Н. Е., 14).
М ы видим , таким об р а з о м , что в случаях типа « Н е Ье^§ес1

21 По этому вопросу см.: В. В. Б у р л а к о в а . О сложном дополнении


современном английском языке. Сб. «Исследования по английской филологии».
Изд. ЛГУ, 1958, стр. 161— 162.

42
аГ, 5\уег», «Н е Ье^деё Ъгеас!» воздействие синтаксического кон-
екста выступает, действительно, в ослож ненном виде: фактором
т еализации лексического значения глагола сл у ж и т не только на­
личие определенного члена предложения, но и определенная м о р ­
фологическая природа данн ого указательн ого члена п р е д л о ж е ­
ния, хотя соб ствен н о лексическое его значение оста ется ней­
тральным элементом контекста. С ледовательно, ослож нение
синтаксического контекста имеет здесь такж е грамматический,
а не лексический характер.
Ср. такж е: 1о з е ек + субстанти вное дополнение значит
’ Мг-кять': 1о аеек + инфинитивное дополнение значит 'п ы тать ся,
стремиться’ ; 1о ргорозе с инфинитивом значит намереваться',
с субстантивным дополнением эт о го значения не имеет (ср.:
'предлагать’ , 'вы д ви га т ь ’ и т. п. в зависимости от других кон­
текстуальных усл ови й ).
Иногда морф ол оги ческое ограничение указательн ого мини­
мума сочетается с морфологическим ограничением са м ог о с е ­
мантически реализуем ого слова. Так, значение 'заставлять, выг
нуждать’ в глаголе 1о т а к е м о ж е т бы ть реализовано не только
в присутствии сл о ж н о го дополнения, но и тогда, когда он в ы сту­
пает в ф орм е стр адательн ого залога как член сост ав н ого гла]
гбльного ск азуемого. Н апример: (
Не \\га5 т а с ! е 1о 51^п {Не ге1еазе ('о н был вы н у ж д ен ’, 'е г о з а ­
ставили’ ) .
Здесь ск рещ иваю тся три указания, неотделимые друг от д р у ­
га: определенная с л ов оф о р м а с а м о г о семантически р еализуе­
мого глагола, его синтаксическая функция и наличие именного
члена ск а з у е м о г о т ак ж е в определенной форме.
Таким образом,., с и нтаксический указательный м и н и м у м м о ­
жет о с л о жняться морфологическим ограничением. Но, как у п о ­
миналось выше, в о з м о ж н о и его лексическое ограничение. В этом
случае указательный минимум дол ж ен иметь ст р о г о оп ределен ­
ное, предуказанное синтаксическое отношение к семантически
реализуемому слову, но, кроме того, дол ж ен иметь так ж е стр ого
определенное типовое лексическое значение.22
Э т от случай уд об н ее всего р ассм отр еть на глаголах, с о в м е ­
щающих в своей семантической структуре переходные и непе­
реходные значения.
Хотя переходность — непереходность представляет соб ой , как
известно, грамматическое значение (или синтаксическое св ой ­
ство) глагола, тем не менее, она тесн о связана с лексическим

22 На этот факт исследователи обычно обращают недостаточно внимания.


~м., например: А. К и й з к о ^ е г . Ра1г, Рои1, №се, Ргорег. А СогйпЬиИоп 1о
‘Ье 51ис1у о[ Ро1узету. ОоНепЬиг^ З^исНея т ЕгщПзЬ. 51оскЬо1т, 1952; Л. 5 1 т -
«о . Оп 5 о т е (ЗиезНопя сопсегтп^; 1Ье НеЫюпкЫр оГ О гатш аг апс! УосаЬи1агу.
Гиг АпдПзИк ипй Атепкагш И к, N 3, 1955; П. Т. С и н и ц ы н а.
вопросу о грамматически связанных значениях. Уч. зап. ЛГПИ нм. Герцена,
т- 157, ф-т англ. языка, 1958.

43
значением данного глагола.23 Иначе говоря, различие м еж ду пе
реходными и непереходными глаголами, как правило, идет ^
двум линиям: синтаксической (т. е. по связи с беспредложный
дополнением или невозм ож н ости такой связи) и семантической
(т. е. по сп особ н ости глаголов вы р аж ать различное конкретно;,
со д ер ж ан и е обозна ч аем ы х ими действий в зависимости о т сип.
таксических свойств этих гл агол ов). П о э т о м у столь частое в
английских глаголах совмещ ение переходного и непереходно^
значений, морфологически не дифференцируемых, об ы ч н о озна'
чает не только грамм атическую омонимию, но и лексическую
многозначность данных глаголов.
Н о Есперсен отмечает такж е ряд случаев параллельного со-
сущ ествования один а ково актуальных и распространенны*
сочетаний одн ого и т о г о ж е глагола то с предлож ны м, то с бес­
п редлож ны м дополнением. В этих случаях, по мнению Еспер.
сена, имеется известное расхож дени е оттенков лексического
значения данного глагола. Например, в сочетании 1о кпо\у зоте-
Ш т д глагол 1о кпо\у вы р аж а ет более гл убок ое и исчерпывающее
значение предмета, обозначенн ого прямым дополнением; в соче­
тании ж е 1о кпо\у аЬои! з о т е Ш т § глагол п риобретает оттенок
значения, указы вающ ий на приблизительное, . поверхностное
зн а ком ств о с этим предметом. Глаголы 1о са1сЬ, 1о &газр, 1с
з1пке, 1о с1икЬ, 1о ^иезз и др. в соп ровож дени и прям ого допол­
нения в ы р а ж а ю т со от в е тств ую щ и е действия как осуществленные!
или осу щ ествл яем ы е в полной мере; если ж е они связываются]
с предлож ным дополнением, вводимым предлогом а{ (1о са1сЬ а;
з о т е Ш т д ) , они о бо з н а ч а ю т неполное, частичное осуществлен™
данного действия и тем самым изменяют известным образол
св ое лексическое содерж ан ие (ср. русск.: «схватить ч то-т о » —<
«схватиться за что-то», «у гада ть ч то-т о» — «д о га д ы ва ть ся о чем-
т о », «вспомнить ч то-то» — «вспомнить о ч е м -то» и т. п .).24
В ря д ли, однако, м ож н о здесь усм атр ивать настоящ ее пере
осмы сление глаголов. Здесь лишь ва рьир ую т некие дополни
тельные оттенки единого значения, придающ ие глаголу извест
ную количественную характеристику действия в пределах э т о г и
единого значения (ср.: {о гешешЬег з о т е Ш т д — 1о г е т е т Ь е г
аЬои{ з о т е Ш т д ) . В а ж н о обр ати ть внимание на то, что все упо­
минаемые в этой связи Есперсеном глаголы являются, по сути1
дела, переходными в л ю б о м сочетании и без дополнения какого!

23 См.: В. Н. Ж и г а д л о. О переходности и непереходности глаголоп "I


современном английском языке. Уч. зап. ЛГУ, № 180, сер. филол. наук, вып. 21-
1955, стр. 210; ср.: В. Н. Ж и г а д л о, И. П. И в а н о в а, Л. Л. И о ф н к. С'
временный английский язык. М., 1956, стр. 86; Л. Р. З и н д е р , Т. В. С т р о ^
в а. Современный немецкий язык. М., 1957, стр. 145; М. И. С т е б л и н-К а м е н
с к и й . Грамматика норвежского языка. М.— Л., Изд. АН СССР, 1957, стр. 11^-
В. В. В и н о г р а д о в . Русский язык. М., Учпедгиз, 1947. стр. 646.
24 О. .1 е к р е г в е п. А Мойегп ЕпцИзЬ О г а т т а г , р. III, \-о1. 2. НеМеШег^
1927, рр. 252, 253, 2С0.

44
то ни бы ло типа больш инство их (о со б е н н о глаголы физи-
ского действия) не употребляется. При этом функционирова­
л а их с предлож ным дополнением есть, по сути дела, их а б с о ­
лютивное употребление со см ы сл овы м восполнением, идущим от
л едложного дополнения (ср.: I кпош 5 оте 1 Ы п §; I кпо\у аЪои!
Уез, I к п ош ).
Однако в соврем енном английском языке имеется,—бол ь ш ое
количество глаголов, действительно сов м ещ а ю щ и х в с в о ей е д и-
„гуй м о р ф ологичеСкШ Т^орме переходное и непереходное значе-
„ия. ка ж дое из к оторы х связано с о соб ы м , действительно отдел ь­
ным пт~лругого''^лексйчижам-зн-ачсш^^ём. Н а п р и м е р . ^ 1Уагпх>зна-
чает 'го р ет ь ’ и 'с ж и г а т ь ’ , ^ тоу д 'дви га ть ’ и 'д в и г ^ б с я и т. п.
( качественная определенность к а ж д ог о из этих значений зависит,
! с точки зрения контекстологической, от наличия или отсутствия
при них бесп р ед л о ж н ого прям ого дополнения. Ср.: ТНе Пге м'аз
Ь и г ш п § сНеегГиПу; АП 1Не еуегпп§ Не Нас! Ьееп Ь и г т п § Ыз аг-
сЫуез.
Семантическая структура английских глаголов, с о в м е щ а ю ­
щих в себ е переходные и непереходные значения, была подверг-
[ нута анализу со ст р о г о грамматической точки зрения в спе-
' циальной р аботе В. Н. Ж и гадл о. Полемизируя с некоторыми
грамматистами, которы е считают, что для английского языка
ввиду отсутствия в нем морфологических средств выраж ения в
глаголе категории п ереходн ости— непереходности характерна
возможность употребления л ю б о г о глагола как в переходном,
так и в непереходном значении, В. Н. Ж и г а д л о выдвигает к л ас­
сификацию английских глаголов по трем типам:
Глаголы с основны м переходным и производным непере­
ходным значением. И х признаком сл уж и т в оз м ож н ос т ь со ч е т а ­
ния с прямым дополнением, ограничивающ им действие глагола
с точки зрения его направленности или содерж ан ия и сохранение
того ж е значения соотнесенности с о б ъ ек том вне. контекста или
при абсол ю ти в н ом употреблении (т. е. без дополнения, которое
лишь п од р а зу м е в а ет ся ). Ср.: Не соиЫ НагсПу рау Гог Ыз Ьгеай;
Не сап геас! апё шп1:е ^и^^е \уе11.25
Глаголы с основным непереходным и производным пере­
ходным значением. К этим глаголам В. Н. Ж и г а д л о относит
глаголы передвижения (1о Иу, 1о ^а1к, 1о тип и д р .), глаголы,
принимающие «дополнение обстоя тел ьствен ного ха р а к т ер а» (1о
^У_а1к Ше з1гее1;5) и внутреннее дополнение (1о Пуе а 1оп§ Ш е), а
также глаголы, переходное значение которБГХ, по терминологии
автора, «как правило, бы ва ет ограниченным и синтаксически и
фразеологически» (1 о . „1аШ. зНор, зсапсШ , попзепзе; 1о 1а1к

25 См.: В. Н. Ж и г а д л о . О переходности и непереходности в современ­


ном английском языке, стр. 218; ср.: В. Н. Ж и г а д л о , И. П. И в а н о в а ,
Л. Л. И о ф и к. Современный английский язык, стр. 87.

45
РгепсЬ, С егш а п; 1о зреак о п е ’ з пипс!, 1о зреак {Ье 1ги1Н, 1о зреа^
РгереЬ, 1о зреак уо1ишез) ,26
3. Глаголы «двузначн ы е» с переходным и непереходным зна
ченйем, ни одн о из которы х не является производным от другого
(1о сЬап^е 'изменять’ и 'измен яться’ , {о гпоуе 'д в и г а т ь ’ и 'дви.
га т ь ся ’ , Ьэ з !ор 'остан а вл и ва ть ’ и 'остан а вл и ва ться’ , {о йгор
'рон ять' и 'п а д а т ь ’ и т. п .).27
Эта классификация, п редставл яю щ ая несомненный интерес
для теории грамматики английского языка, не мож ет, однако,
заменить с о б о й контекстологический анализ лексических значс-
ний многозначного глагола, различия м еж ду которы м и идут па­
раллельно различиям по линии переходн ости— непереходности
Д е л о не только в том, что классификация, предлагаемая
В. Н. Ж и гадл о, преследует соб ствен н о грамматические, а не се­
масиологические и не контекстологические цели. Д ел о за к л ю ­
чается главным о б р а з о м в том, что, преследуя эти цели, автор
принципиально отвлекается о т возм ож н ости со сущ ествован ия в
одном и том ж е глаголе не одного, а нескольких переходных
(или нескольких непереходных) значений. М е ж д у тем такое с о ­
су щ е с т в о в а н и е — весьма распространенное явление в англий­
ских глаголах и п о эт о м у чрезвычайно сущ ественно для определе­
ния пределов са мостоятельности синтаксического контекста.
Утверждение, что переходное и непереходное значение « д в у ­
значных» глаголов обы чно «ограничено синтаксически, но не
фразеологически и зависит от наличия или отсутствия при нем
бесп р ед л ож н ого дополнения»,28 по-видимому, правильно, если
ограничить свой анализ грамматическим аспектом явления. Но
если исследовать синтаксическую обусл овл енн ость лексических
значений таких глаголов, то указанный здесь признак окажется
недостаточным. При глаголе «дв уз н а ч н ом » (а таких в англий­
ском языке очень много) наличие бесп р ед л ож н ого дополнения
только исключает л ю б о е из его непереходных значений, но не
указывает, какое из его переходных значений действует в д а н ­
ном случае. Следовательно, здесь факт присутствия прямого д о ­
полнения реализует грамматическое значение глагола, выполняя
в отношении лексического значения элиминирующ ую, а не у к а ­
зательную роль.29 Н ео б х о д и м о е уточнение лексического п ереход­
ного значения глагола идет от лексического значения доп ол н е­
ния. Например:

26 В. Н. Ж и г а д л о . О переходности и непереходности в современном


английском языке, стр. 220; В. Н. Ж и г а д л о , ,И. П. И в а н о в а , Л. Л. И о-
ф и к. Современный английский язык, стр. 88.
27 В. Н. Ж и г а д л о . О переходности и непереходности всовременном
английском языке, стр. 221; В. Н. Ж и г а д л о, И. П. И в а н о в а, Л. Л. И о-
ф и к. Современный английский язык, стр. 89.
28 В. Н. Ж и г а д л о , И. П. И в а н о в а , Л. Л. И о фи к. Современный
английский язык, стр. 89.
29 Ср.: Б. М. Л е й к и н а. Средства грамматического контекста. Уч
ЛГУ, № 301, сер. филол. наук, вып. 60, 1961.

46
уои 1Ыпк I йгорред, т у Ь а_п (1к е г с Ь 1 е Г оп р игрозе?
п Оа1з\УОг1Ьу, Ь., 1 б 5 Я Т 1 ш е апс1 а ^ а т Ье ёгодд.еА--а~-к-1-п1 « г
< 0 аз 1о 1Ье ргезеп! з1а1е о[ 1Ып§з а! 1Ье 1агт (М . В1а1г, Т., 210);
уои зЬои1с1 й т п .П 1 а 1 Ь а Ы 1 (А. 3. НогпЬу, А. Ь. О., 373).
В первом отры вке 1о (Згор имеет значение 'р он я т ь ’ , т. е. ' д а ­
вать уп асть ’ , во вт ор ом — 'б е г л о вы сказы вать’ , в третьем —
'оставлять, б р о с а т ь ’ . В се эти значения — переходные; во всех
этих отры вках синтаксические условия тождественны . Реа л и за ­
ция различных лексических значений глагола зависит о т л екси­
ческого значения дополнения. П ри сутствие его является элимини­
рующим позитивным контекстуальным ф а ктор ом , лексическое
значение — указательным фактором.
Н аобор от, отсутствие дополнения при «дв у з н а ч н ом » глаголе
действует как негативный элиминирующ ий фактор, у с т р а н я ю -
щий все переходные значения глагола. Указательным ф а ктором
служит в таких случаях какой-либо связанный с глаголом член
предложения — чащ е всего п одлеж ащ ее. Например:
\Уа1сЫп§ Ьег Гасе \уИЬ 1с11е шаНс-е, Ье за\у Л сЬап§е, §го\у з а \
ра1е 1Ьа1 Ье Ш ои^М ЙёГАуоиЫ йгор ( = упадет; Л. Оа1зшог№ уг
М. Р., 187); ТЬе.' У Г п ’и Ьаё й гор рей ( = стих; Э. с1и М а и п ег , К.г
119); В е г у о 1 с е Л горрёс П о а^шЕзрёг ( = понизился; НэИ.).
Контекстуальный- н а б о р !ю з и т и в н ы х указателей к к а ж д ом у из
переходных и непереходных значений л ю б о г о н еоднозначного
глагола, несомненно, м ож ет бы ть подведен под определенную с е ­
мантическую характеристику, хотя речевая ситуация сп о соб н а
значительно наруш ать системный характер т а к ог о набора. Н о
здесь ва ж н о отметить только ш и р окую вариантность этих п ози ­
тивных показателей, оп редел яю щ их переменный характер кон­
текста, а такж е наличие во всех п од о бн ы х случаях к ом б и н и р о ­
ванного л ексико-синтаксического указательного минимума.
Различие м еж ду чисто синтаксическим и таким ком б и н и р о­
ванным лексико-синтаксическим указательным минимумом в ы ­
ступает особ ен н о наглядно тогда, когда беспр едл ож н ое д оп ол н е­
ние к переходно-непереходным глаголам 2-го и 3-го типа ( п о
схеме В. Н. Ж и г а д л о ) вы раж ено местоимением. В силу сем ан ти­
ческой абстрактности местоимения оно обы ч н о бы вает не в с о ­
стоянии служить доста точн ы м указателем для семантически
реализуемого глагола. Например, ясно, что в предложении Г11
5*апс1 Л глагол имеет переходное значение: дополнение элимини­
рует л ю б о е непереходное его значение. Н о значит ли он здесь-
поставить’ , ‘ в ы д ер ж а т ь ’ , 'п р едл ож и ть за свой счет в виде у г о ­
щения’ и т. п. — оста ется неизвестным.
При глаголах с о многими переходными значениями нередко
встречается комбинированное см ы сл оуказательн ое действие л ек­
сического значения дополнения и обстоя тел ьства. Например,
8 приводимом ниже отрывке бесп р едл о ж н ое прямое дополнение
Достаточно (в силу св о его соб ст ве н н ого лексического значения)
д-тя реализации переходного лексического значения глагола 1о
47
гип как 'п р о в о д и т ь ’ ; о бстоя тел ь ст во здесь н е обход и м о не для
значения глагола, но для о б щ е г о содер ж ан ия сообщения.
Не п гап_А 14-&-. [л п е-е-г & 1Нгоц§Ь т у Ь а к (О. аи М а и п ег , К
331)*.
Н о в других случаях, при недостаточно дифференцирующей
семантической определенности дополнения, о б с т о я т е л ь ст в о ме­
ста действует как добавочны й, но необходимы й уточнитель. Н а ­
пример:
ТЬеп ше гипсом, г— 1Ш 1 е Ь_о а 1 Ы о з о т е яше* п о о к . ..
(.1. К. Л еготе, Т. М. В., 19).
Что дополнение и о бсто я тел ь ст во д ей ст в у ю т здесь именно
комбинированно, явствует из сл еду ю щ и х операций: если у с т р а ­
нить о б с то я те л ь ст в о места, глагол 1о гип м о ж е т при данном д о ­
полнении реализовать переходное значение 'пускать в х о д ’ , ка­
кое находим в контекстах типа 1о гип ап е п § т е , а зЫр, ап аи!о-
т а 1 о п и т. п. О бст о я т ел ь ст во места, указывая направление д е й ­
ствия, актуализирует в глаголе значение 'напр авл ять’ . С другой
стороны , устранение дополнения превращ ает значение глагола
в непереходное, и, естественно, об с то я те л ь ст в о места о к а зы ва ет ­
ся не в силах сохранить указанное переходное его значение.
При непереходном значении многозначного глагола у к а з а ­
тельная роль обстоя тел ь ства становится еще более значитель­
ной, если лексическое значение п одлеж а щ его нейтрально в кон ­
текстном отношении. Так, непереходное лексическое значение
глагола 1о з1:еа1 'к р а с т ь с я ’ , 'пр ок р ад ы ва т ься ’ появляется только
в контексте, с од ер ж а щ ем о бстоя тел ь ст во места.
Апс1 1Ьеу & о1е саи1юиз1у ^ о ш а г й з 1 Ь е Ь о и з е (СЬ. 01-
скепз, О. Т., 225)^-А4©й51еьн--€ап15 ешег^ес! Ггош Ыз зесге! 1иг-
кш^-р1асе апс1 5 ^о./е4 & е -а {*Ьо§{ а ш о п ^ з ! Ы з § и е з 1 з (РЬ.
О р р е п Ь е т , С. 5., 6 5 ); . . . а з Ье зроке ап епогш оиз П т о и з ш е оГ
<1оуе-§геу апс! зПуег &1о1е 50цгкНезз1у о п 1 о 1Ье Пе 1 с 1
{Е . \УаидЬ, О. Р., 75).
Таким об р а з о м , здесь указательный минимум слагается из
дву х, притом собствен но синтаксических величин: одной — нега­
тивной (отсутстви е прям ого дополнения), другой — позитив­
ной (наличие обстоя тел ь ства м е с т а ). Если считать, что
о б с т о я т е л ь ст в о места есть особ ы й член предложения, отличный
о т обстоя тел ь ства всякого д р у г о г о вида (времени, обр а з а д ей ­
с т в и я ) , то данный тип указательного минимума следует р а с ц е ­
нивать как чисто синтаксический контекст с н еобходи м ы м д в о й ­
ным указанием (т. е. синтаксический контекст II степени). Если
ж е обстоя тел ь ство места рассматривать как семантический п о д ­
тип единого по своей функции члена предложения, то данный
тип контекста дол ж ен бы ть признан комбинированным л екси ко­
синтаксическим контекстом. П о-видим ому, втор ое решение более
точно, поскольку в различении обстоя тел ь ств места, времени и
о б р а з а действия определяющ им является характер см ы сл ового

48
сполнения глагола, у к а зы в аю щ е го на условия протекания дей-
0твИЯ, вы раж енного в глаголе.30
С Но иногда см ы словая определенность обстоя тел ьства места
0 пжна быть более конкретизирована. Так, для т о г о чтобы гла-
^0'п с основным переходным значением ±о зее мог реализовать
значение 'п р о в о ж а т ь ’ , он дол ж ен иметь при себе прямое д о п о л ­
нение и обстоятельство, места, в ы р а ж а ю щ ее идею направления
или цели. Ср..
I япт 1Ье йоос) 1 а с! у_заГе 1ос Ь е г й е з И п а Н о п (XV. СоШпз,
XV. XV., I, 2ТЗ); Й а ш п § зё ё п \У 1 п 1 { г е (1 1 о Ь е г з е а {, Ье ге­
р п е с ! Ыз о\уп (Л. Оа1з\уог1Ьу, Ь., 224}'.
Стоит опустить прямое дополнение, т. е. превратить контек­
стуальный трехчлен в двучлен, как п редлож ная группа п ревр а ­
тится в предл ож ное дополнение и глагол получит непереходное
значение 'за бо т и т ь ся ( о ) ’ , 'присматривать ( з а ) ’ , 'хлопотать
(над)’ :
Ласку \уеп! ШгоидЬ 1о 1Ье Ь еёгоош , апс! Ье^ап (о з ее 1о Ь е г
На! . ТЫз ш еап ! Ы оиапд а! Я ич1Ь з Ь о й зЬагр риНз (Е. М. Рог-
з{ег, Н. Е., 5 6 ) ; Н е 1а1кес1 1о А ип { 5асПе а! Пгз! аЬои1; §а гс !еп з.. , ,
а 1ор1с \уЫсЬ шаз ипкпо\уп а! А1соп1ещЬ. ТЬе §агс1епег за т 1: о^
1Ь е п. ап<3 1Ьа1 \уаз Ша1 (Ы. МН{огс1, Р. Ь., 29).
Здесь были взяты некоторы е отры вочны е обр азц ы синтакси­
ческого контекста разных видов и степеней, вне системы значе­
ний семантически реализуемых слов, а т а к ж е вне системы их
полной дистрибуции. Нам в а ж н о бы ло показать, что синтакси­
ческий контекст, к аким бы он ни был — чистым или к ом б и н и р о­
ванным.— является контекстом переменным. Переменный хабак-
тер его проявляется в полной нейтральности лексического зна ­
чения ключевого члена предложения при чисто синтаксическом
контексте и в его зависимости о т типового лексического значе­
ния ключевых членов предложения при комбинированном кон­
тексте.
Синтаксический контекст значительно чаще бы ва ет именн<|
комбинированным, ибо осл ож н яется н еобходимы ми м орф ол оги !
чЩЩШ или лстгсическ и ш т т т а з а н и ями. К омбинированный (ил*
смешанный) контекст неизбежен в тех случаях, когда одно и то
же грамматическое значение семантически реализуемого слова
может соп утствовать не одному, а хотя бы двум лексическим его
значениям. Смешанный указательный минимум, как правило,
способен воздействовать одновременно и на лексическое и на
грамматическое значение семантически реализуем ого слова,
выступая как комбинация элиминирующ его и у точ н яю щ его п о ­
казателей. Синтаксические контекстуальные показатели могут

30 Как известно, А. И. Смирницкий отграничивает от всех других обстоя­


тельств обстоятельство образа действия, как дающее не ситуационную, а ка­
чественную характеристику глагола. Для наших целей этот вопрос не имеет су ­
щественного значения. См.: А. И. С м и р н и ц к и й . Синтаксис английского
Языка. М., 1957, стр. 223 и сл.
4 Н. Н. Амосова 49
бы ть позитивными и негативными, т. е. выступать в виде наличщ
или отсутствия указательного члена предложения во включаю,
щем контексте; при этом в оз м ож н о одновременное действие дву^
одинаково н еобходимы х (и, следовательно, состав ляю щ и х ука­
зательный минимум) синтаксических уточнителей — позитивного
и негативного.
Д ей ств и ю см еш анного лексико-синтаксического контекста
чащ е всего подвержены именно глаголы. Это объясняется, по-
видимому, тем, что смешанный указательный минимум обычно
з ахваты вает своим влиянием не тол ько лексическое, но и грам-
матическое значение слова, а ни в какой другой части речи так
не распространена связь лексической многозначности с грамм а­
тической омонимией в пределах одного и того ж е лексико-грам­
матического разряда, как в глаголе.
Вторым подтипом синтаксического указательного минимума
является синтаксическая функция са м ог о семантически реали­
з у ем ог о слова.
Н о прежде всего следует уточнить, правомерно ли считать
синтаксическую функцию слова его собственны м указательным
минимумом, п од которы м естественнее всего понимается некий
элемент контекста, стоящий вне семантически реализуемого
слова. Синтаксическая функция слова — это, во всяком случае,
некое его св ойство или м о д у с его сущ ествования в данном рече­
вом целом, локализованный и проявляющийся в нем самом.
Возникает и другой вопрос: если синтаксическая функция слова
м о ж е т быть его собственны м контекстуальным показателем, то
не следует ли из этого, что морфологическая его форма также
дол ж на быть признана одним из возм ож н ы х видов указатель­
ного минимума — конечно, если она влияет на лексическое зна ­
чение данного слова.
Синтаксическая функция слова м ож е т рассматриваться как
элемент синтаксического контекста потому, что она проявляется
через отношение данного слова к д р у г о м у слову (или к другим
сл ов ам ) в предложении. Иначе говоря, она не только не само-
ограничена, но, н аобор от, не су щ ествует вне определенной связи
слов, ибо выявляется, стр ого говоря, вне вы полняющ его ее слова.
М орф ологи ческая ж е форма слова проявляется сам а через себя;
точнее сказать, представляет соб ой определенную словоформу,
не связанную своим проявлением с речевым окруж ением, в к о т о ­
ром нет никаких элементов, ее ф ормирую щ их. П оэтом у, хотя
влияние морфологической (синтетической или аналитической)
ф ормы слова на его лексическое значение реально су щ ест вует и
регистрируется и в грамматическом, и в лексикографическом
описании языка, оно, во-первых, не представляет соб ой явление
контекстуального порядка; во-вторых, обы чно действует в к о м ­
бинации с лексическим контекстом (ср.: \уа1егз 'водн ы е р есу р сы ’ ,
хушйз 'г а з ы ’ и т. п .); в-третьих, очень часто привносит лишь
известные оттенки в лексическое значение слова, не изменяя его

50
по с у т е6твУ ( с Р-: Ра551°п з . зоШийез и т. п .).31 М орф ологи ческая
* 0рма слова м ож ет стать указательным минимумом по отноше-
ию не к немУ са м ом у, а к д р у г о м у слову. Такой случай мы
тол ьк о что видели на примере сущ ествительного Ьойу. В п о д о б ­
ных условиях морфологическая ф орма слова, конечно, участвует
в формировании контекста. Нелишне будет заметить, впрочем,
чт0 очень часто лексическое значение слова изменяется под
влиянием его собствен ной морф ологической формы лишь весьма
относительно. С корее м ож н о говорить здесь о б известных сдв и ­
гах коннотаций, о некоторых модуляциях семантических оттен ­
ков, чем о настоящей смене лексических значений.
Р^аиболее ярким примером синтаксической функции семанти-
.тргки р еал изуем ого слова, вы ступающ ей в роли его ук а за т ел ь ­
ного минимума, обы чно считается изменение зн ачений прилага-
Т е л ь н ы ^ П л 51ск |Гзависимости о т их атрибутивного или преди­
кативного употребления.
О прилагательном 111 обы чно указы вается: в качестве преди­
катива оно означает 'б о л ь н о й ’ , в качестве определения — 'д у р ­
ной’ .32 Как м ож н о видеть по приводимым ниже отрывкам, з н а ­
чение ‘ б ол ь н ой ’ действительно зависит не от лексических о с о б е н ­
ностей связочн ого глагола, а именно от предикативной функции
самого прилагательного:
\Уе11, Л уои § о оп Нке 1Ыз у о и ’ 11 кП1 уоигзеИ. У ои’ ге у егу Ш
(XV. 5. М а и ^ Ь а т , О. Н. В., 4 2 5 ); 51г А1аЪаз1:а1г 01§Ь у-У апе-
Т г и т р т § 1 о п Г е Н ^и^^е Ш \уйЬ е х с Н е т е п ! (Е. ХУаи^Ь, б . Р., 11);
ТЬеге аге 1Ье з Ь о р з .. . апй 1Ье \уа1к а1оп§ 1Ье зЬоге \уЬеге I изей
1о 1аке Нег ипШ зЬе § о ! 1оо Ш (Е. У о у т с Ь , О., 10); Тегп Ы у Ш
Не 1о о к е й , I {ЬоиеМ . 5 о з 1 г а т е й апй \уогп (А. СЬпзИе, М. М.,
129).
Это ж е значение появляется и тогда, когда прилагательное
выступает в роли объ ек тн ого предикативного члена или о б о с о б ­
ленного определения, т. е., следовательно, обязател ьно при н а­
личии хотя бы вторичной предикативной связи:
Ш з ГаШег д п еу ей зо йеер1у Ша1 И ш а й е А п д е 1 ^ийе Ш
|о зее Ы т (ТЬ. Нагйу, Т. II., 129); Ьаз1 Игле, уои г е т е т Ь е г , 1Ье
|^ег заиза^е уои Ьои^Ы т а й е Ь а й у В и п \у а у /// (Е. ХУаи^Ь,
Р- Р., 4 8 ) ; Уои 1 т а §■ 1 п е е у е т у о п е Ш \уЬо йоезпЧ 1оок аз
‘ а1 аз ОПез (Э . йи М а и п ег , К., 6 4 ); Р е г т а п е п И у Ш, Не пеуег
1оок раг! т оиг § а т е з (М . В Ы г , Т., 8 ).

31 По вопросу о контекстной роли собственной формы слова есть и другое


кение. См.: Б. М. Л ей к и н а. Средства грамматического контекста, стр. 131;
е ж е. К вопросу о грамматическом контексте. Сб. «Вопросы синтаксиса ро-
^ано-гермакских языков», изд. ЛГУ, 1961— Морфолопическую форму, в л и я ю ­
щую на лексическое значение оформляемого ею слова, Б. М. Лейкина называет
нутренним контекстом» на том основании, что форма слова есть также
Дно из условий употребления слова.
Р 32 См., например: ОЕО, уо1. V, р. 38; А. Ь а т р г е с Ы . ОгашшаИк с1ег
п&П5сЬеп ЗргасЬе. ВегНп, 1958, 5. 102, е!с.
Ни один элемент контекста, кроме самой функции Ш, ^
влияет на его значение. Правда, бр оса ется в глаза, что подлел^'
щим или дополнением, к к о т ор ом у относится объектный предо
кативный член, всегда является сущ ествительное или местоиме
ние, в ы р а ж а ю щ ее лицо одушевленное. Однако это не име^
никакого контекстологического значения. С тоит поставить прц,
лагательное Ш в определительное отношение к таким ж е суще.
ствительным, как оно получит значение 'д у р н о й ’ . Это легко %
деть в пословицах и крылатых афоризмах. Например:
1Ц йо’егз аге Ш д е е т е г з ; Г р я г ж п р - т я к р ч я рооН т я п Ь р Н..
ахц1ап П1 пТ^п \уогзе. и т. п.
ОТБРшо словари и грайматики не отм еч аю т каких-либо типо.
вых ограничений лексического значения оп редел яемого прилаг;
тельным Ш сущ ествительного, которое м ож е т быть абстрактны
и конкретным, означать лицо и не лицо. М атериал пословиц эт
как бу д то подтверж дает. Ср.:
111 па!игез пеуег \уап! а 1и!ог; 111 пе\у5_1гауе1з Газ!; 111 \у'а]
13 пеуег сЬеар; 111 тл'еейз §го\у арасе; Н Г ш П пеуег заЫ \уе
и т. п.
О днако наблюдения показы ваю т, что в настоящ ее время при
лагательное Ш в оо б щ е в атрибутивной функции ш ирокого упо­
требления не имеет. Его обы чно вытесняет прилагательное Ъа<1
Так, с существительными конкретными оно в о о б щ е в обследо
ванном материале не встретилось (кром е как в пословицах, ко
торы е о т р а ж а ю т устаревш ие нормы сочетаем ости с л о в ). Невоз
мож ны, например, сочетания *ап Ш 1аЫе, *ап Ш сЛппег, *ап Л,
с о а ! и т. п. О бы чн о определяемым бы вает а бстрактное существи
тельное. О т его собствен но лексического значения зависят раз
личные прибавочные значения или оттенки о б щ е г о значени
'д у р н о й ’ в прилагательном Ш, как, например, 'з л о й ’ , 'неумелый
'неудачны й’ , 'вр едны й’ и т. п. Заметим в скобках, что эти разнс
обр азн ы е дополнительные оттенки только в переводе на русски
язык п р ед ста ю т как различные самостоятельны е значения пр^
лагательного Ш в атрибутивной функции, и это происходи
только потому, что объем значения англ. Ш и русск. «дурной;
а главное законы их сочетаем ости с различными определяемым
в о б о и х языках не совпадаю т. Н асколько м о ж н о бы л о заметит!
а трибутивное Ш тяготеет к некоторым штампованным сочетг
ниям (Ш ЬеаНЬ, Ш \у Ш, Ш Гагпе, Ш зиссбзз, Ш §гасе, П1 {иг
и нек. д р .), но не ограничивается ими. Ср.:
” 5\уеаг 1Ье ш а п ” , д г о ш Ы Мг. Рап&, иа!Ь а уегу М § г а с
(СЬ. Э к к е п з , О. Т., 120); И 15 по! оп1у !Ьа! !Ьеу Пуе т а з Ы
о{ &епега1 т ! е с ! ю п апй Ш Ь е а Н Ь апё Ьай 1 е т р е г . .. (Н. Ше11:
1Л. Р., 207). . . . I саге Н1!1е \уЬа! засгШ се 13 ^ ш г е с ! оГ т е , Н
\уП1 аКес! по опе е1зе, анс! 1еас1 !о по Ш г е з и Н з . .. (XV. СоШпь
XV. XV., 1,22 6).
В редких случаях, по-видимому, прилагательное Ш и в атри
бутивной функции сп особ н о сохранять значение 'б о л ь н о й ’ , выяв
еМое через внешнее указание. В О Е О приводится следующий
ЛЯцмер (1897 г.): А з о1 ет п с 1 е г § у т а п . .. з и т т о п е й 1о айгш тз1ег
ПдП5о 1аИоп 1о ап Ш т а п.
С Таким о бр а з ом , хотя действительно сущ ествует обы ч н о о т м е ­
чаемая зависимость значения Ш о т его синтаксической функции,
отношении атрибутивного его употребления она имеет опредё-
1енные лексические ограничения, а в редких случаях и в ооб щ е
может нарушаться.
Считается, что прилагательное '51ск такж е меняет свое з н а ­
чение в разных синтаксических положениях. В качестве опреде-
тения он о означает 'б о л ь н о й ’ :
1 п ап ипсош!ог1аЫе а г т с Ь а 1г о! зНррегу Ыаск ЬогзеНа 1г за!
а 5[ск пгй п з ! а п п § йи11у о й ! о[ Ше шшйоау (Н. ХУеНз, И. Р., 18);
..'М оШ ег апй Везз1е Ьауе Ьееп саПес! 1о Ше ЬейзЫе оГ а з1ск
г е 1 а 1 V е (В. 5Ьа\у, М. ХУ. Р., 142).
Указывается далее, что в качестве предикативного члена
прилагательное з к к , как правило, означает 'чу вств ую щ и й т о ш ­
ноту’ , 'стр ада ю щ и й р в о т о й ’ : .
. . . I г е т е т Ъ е г ЛиНеИе, \у Ьо геа11у ^ г е \ у з к к а! Ше з т е П оГ
а р1р е . .. (XV. М. ТЬаскегау, Р. 5. В., 113); I зШауей Гаг, I §;о!
Ьаск Неге а! 1аз1: 1оп§ аНег йагк, зк>ррш§ з о т е И ш е з Ьу Ше
\\;ауз 1Йе 1о Ь е з к к (Н. ХУеНз, II. Р., 9 3 ); ТЬеге \уаз а с о ш т о И о п
а! Ше епй оГ Ше Ьа11.— «I ехрес!, Ш а!’ з С1и11;егЬиск Ь е 1 п §
$1ск» — за)й Вез1е-СЬе{\уупйе. «Н е ’з изиаПу з к к \уЬеп \уе Ьауе
т и Н о п » (Н. ХУаи^Ь, О. Р., 26).
Нельзя сказать, чтобы э т о обы ч ное указание на особенн ости
употребления з к к бы л о соверш енно неверно, но оно не вполне
точно и треб ует целого ряда оговор ок.
Не бу дем говорить сейчас о том, что с некоторыми оп редел яе­
мыми прилагательное зшк вы р аж а ет не качественный, а о т н о с и ­
тельный признак (ср.: а З1ск г о о т , а з к к Ьей, а 31ск пигзе, а з к к
Из* и нек. д р .). З десь ясно видно влияние лексического значения
определяемого или ситуации, а не сам ой синтаксической ф унк­
ции прилагательного. В аж н ее другое: в английской речи нередки
случаи употребления з к к и в предикативной функции так ж е со
значением 'б о л ь н о й ’ . М ы имеем в виду не американскую речь,
где такое словоупотребл ени е в о о б щ е представляет со б о й норму,
а именно европей скую английскую речь. Ср.:
О о т д йошп {о Ше 1ой^е \уЦЬ а Ьазке! оп т у а г т , §гарез
апй реасНез Гог Ше о1й 1айу \уЬо \уа з ,з1ск... (Б . йи М а и п ег , К.,
64). Не Наз Ьееп з к к 1ог Шезе 1\уо \уеекз апй с а п п о ! Ье з е е п ...
(М. В1а1г, Т., 130).
К ак правило, з к к отличается от прилагательного Ш в этой
Функции известным оттенком значения — меньшей интенсив­
ностью вы р а ж а ем о го признака. Ср.:
От. ЬеМпег 1оокес1 аз Шои§Ь Ье \уеге § о т ^ 1о 1 ат1 апй I I е И
з Ы{ 51ск т у з е !^ (А. СкпзМе, М. М., 182); Апй Шеге’з Ше сЬигсЬ-

53
уагс! — I Ьай 1о § е ! а\уау; 11 т а й е т е зьск 1о эее Ше р1асе
(Е. У о у т с Ь , С., 11).
То ж е — в обособл ен н ом определении (всегда связанно,,
с п р е д и к а т и в н ост ью ):
II: \уаз а с п з р йгу йау, Ьи1 Апс1ге\у, з1Ьк Г г о т а з 1еер 1е5,
т д М . .. т а с !е 1о 1игп Ь а с к ... (А. С г о п т , О., 389).
Но есть и еще одн о обстоя тел ьство, к оторое следует отме.
тить. Д ел о в том, что все-таки неясно, м ож н о ли в о о б щ е считать
что в предикативном сочетании Н е 15 51ск д а ж е в тех случаях
когда это сочетание означает 'его тош н и т’ или 'е г о р вет’ , само
по себе прилагательное з к к имеет ка кое-либо о с о б о е значение
отличное о т значения 'б о л ь н о й ’ .
Обы чно (как это м ож н о видеть и из приведенных примеров:
сочетание ! о Ье з к к , взятое в целом, сл уж и т обозначением из
вестного состояния или действия. Ср.:
.. .Ь е... \у а з 1ичсе з к к ё и п п д 1Ье ШдЫ (Е. ^ а и ^ Ь , О. Р.
2 6 ); Уои сои&Ь, уои з!ад^ег, уои \уп!Ье ироп 1Ье дгоипс! апс1 аге]
с!еас!1у з1ск (Н. \Уе11з, II. Р., 178); II з е е т е й 1Ьа1 Ьег с1о§; ЬаЬЬу!
Ь а с! Ь е е п з1ск т 11пс1е МаНЬеш’ з Ъ и з т е з з - г о о т аПег Ьгеак-
Таз!. 11пс1е МаИЬе-м дуаз ипаЫе 1 о Ъеаг сНгЛпезз т йо§з, Ье Иете'
т ! о а г а ^ е . .. (1М. МШ огй, Р. Ь., 12).
П о-видим ому, сочетание глагола-связки с прилагательным
51ск — это эвфемистический перифраз, заменяющ ий глаголы (о
у о т Н , 1 о сНз^ог^ё, 1о М с Ь ир, 1 о паизеа1е, 1о рике. Поэтому
вряд ли са м о прилагательное от ор в ал ось здесь от своего исход­
н ого и осн овн ого значения 'б о л ь н о й ’ . Эвфемистическое уп отреб­
ление выражения в целом не уничтожило это его значение; ука­
занная выше сп осо б н ость прилагательного не изменять его и
в предикативной функции показы вает лишь то, что сочетание
связки и предикатива м ож е т употребляться и в прямом своем
смысле.
^ Таким о бр а з ом , прилагательные П1 и 51ск вовсе не могут
одинаково безуслов н о служ ить примером влияния синтаксиче-
:кой функции слова на его лексическое значение. Если относи-
тельногприлагательнопт Ш приходится делать н е к о т о р « е , хотя
бы -только стилистические, оговорки, то 51ск, ,по-видимому, в о о б ­
щ е не обн ар уж и в ает п одобной закономерности, и своеобразие
его употребления лежит в иной плоскости. М ы заговорили о них
только потому, что приведенные выше правила их синтаксиче­
ск ого употребления, несмотря на с в о ю неточность, фигурируют
обы чно во всех учебных п особи ях по английскому языку.
С ледует ли из всего сказанного выше, что второй из гипоте­
тически намеченных нами ранее типов синтаксического контек­
ста — обусл-овдацноеть--лекси ческого значения гт тв я рго с о б ­
ственной синтаксической функцией — в о о б щ е не сущ ествует?
Йет, не значит. Случаи п од обн ог о рода в стреч аю тся, хотя и не
очень часто, и обы чно о сл ож н я ю т ся указаниями лексического
характера. Они общ еизвестны.

54
Н а п р и м е р , прилагательное ч1а1е/как п реди катив ^д^чи т 'п о з д ­
ний'. как определение — 'покойны й' (у м е р ш и й ) ; (сег 1 а 1д ]>как пре­
дикатив значит 'уверен ны й’ , как о п р ед ел е н и е— некий, некото­
рый"; как предикатив значит 'наличествующий, п ри сут­
с т в у ю щ и й ’ ,"ка к определение — 'нынешний ’.33
Все эти утверждения не вполне точны. Так, например, 1а1е в
предикативной функции значит 'поздни й’ , ‘ зап озда л ы й ’ и ни­
когда не значит .'усопший’ , это верно. Н о в роли определения
оНо м ож ет иметь все эти значения в зависимости от речевой с ф е ­
ры определяемого. Ср.:
ТЬе 1а1е С о и п к з з оГ ОхГогй; 1Ье 1а1е е 1§МеепШ сегйигу;
1Ье1г 1а 1 е гереп!апсе.
Г р уб о говоря, если определяемое — наименование лица,
1а1е значит 'у со п ш и й ’ (но при неопределенном артикле обы чно
значит 'за п оз д а л ы й ’ ) ; если оно — существительное, о б о з н а ч а ю ­
щее меру или о т р ез ок времени (или м огущ ее действовать с т а ­
ким значением), 1а 1 е значит 'поздни й’ ; с нарицательными с у ­
ществительными л ю б о г о д р у г о г о типа оно значит 'за п о з д а л ы й ’ .
Как видим, здесь синтаксические условия., „оказываются не
единственными .и_ н е достахонными._контекстуальными ф а к т ор а ­
ми. Предикативная функция в этом отношении более эф ф екти в-
на, чем определительная: она по крайней мере элиминирует в
прилагательном' 1а1:е значение 'у со п ш и й ’ . Н о сущ ествен ную роль
играет и лексическое значение оп редел яем ого или подлеж ащего.
То ж е са м ое положение набл ю даем и в других случаях. Н а ­
пример, сег 1 а т в предикативном употреблении никогда не зна ­
чит 'нек от о р ы й ’ , но в атрибутивном м ож е т иметь разные значе­
ния. Ср.:
Т езз’ з зепзе оГ а сег(а т 1 и с П с г о и 5 п е 5 5 т Нег еггапй \уая
по\у во з 1 г оп ^ ... (ТЬ. Нагс1у, Т. IX, 4 8 ); ...Р аи1 зе! оН \уйЬ 1ез$
сегШ п з Г е р з с!о\уп (Не соЬЫей а11еу (Е. \УаидЬ., О. Р., 152).
В первом случае с е г 1 а т вы ступает в значении 'н ек о т ор ы й ’ ;
во втором случае — 'увер ен ны й’ , что обу сл овл ен о как значением
определяемого, так и дополнительными указаниями (наличием
неопределенного артикля в первом случае, слова 1ез« — во в т о ­
ром) .
В большинстве случаев семантические изменения слова, в ы ­
званные его синтаксической функцией, связаны с изменением
его л екси ко-грам матического разряда, а следовательно, с явле­
нием грамматической омонимии. Ср., например: уегу в роли о б ­
стоятельства является наречием степени со значением 'оч ен ь ’ , а
в роли приименного определения — прилагательным с разными
значениями (обусловленным и лексическим значением оп ределяе­
мого или си туац ией ): 'истинный, н астоящ ий’ , 'именно т о т ’ и др.;
РгеЦу в роли определения, предикатива, в тор ого члена с л о ж ­
ного дополнения является прилагательным со значением 'хо р о-

33 См.: Б. М. Л е й к и н а. Средства грамматического контекста, стр. 129.

55
шенький’ , 'изрядный'; в роли обстоя тел ь ст ва степени — это на
речие с о значением 'д о в ол ь н о-та к и ’ . Ч то ж е касается тольк0
лекси ческого значения слова, оно весьма редко зависит о т од
ной его синтаксической функции.
О бщ и м вы водом из этих наблюдений является т о т, что сиц
таксический контекст о бои х видов редко б ы в а е т чистым. Чаш*
всего встречается смешанный (к о м би н и р о в а н н ы й ) лексико-гии
■лексический контетагг
Д а ж е отвлекаясь от контекстуальной связанности граммати
ческих значений и ограничиваясь рассм отрени ем лишь лекси­
ческих значений слов, м ож н о убедиться в том, что контекстуаль
ные связи в английской речи являются определяющ им и факто­
рами осущ ествления коммуникации.
В реальной речи контекстуальные указания нередко идут в
разных направлениях от одного слова к д р у г о м у или ср а зу к не­
скольким, прям о или через промеж уточный указательный эле­
мент. Английская речь представляет со б о й си стем у цепной пере­
дачи контекстуальных указаний. Приведем всего один, но весь­
ма характерный пример:
А сиМег т о у е й а рага й ох 1с а 1 з о Ы ю п оГ (Не 1ззие.
Здесь все знаменательные слова, кроме одн ого, контекстуаль­
но взаимосвязаны. Глагол т о у е с ! означает здесь 'вы двинул’,
'п р ед л ож и л ’ , и это его значение з ави си т о т лексического значе­
ния прям ого дополнения з о 1и {ю п ; са м о э т о дополнение означает
'реш ен ие’ (а не 'р а с т в о р ’ , 'р а ст вор ен и е’ и т. п.) благодаря
св оем у определению рагайох 1' са! 'п а р а д о к с а л ь н ы й ’ , к от о р о е очер­
чивает пределы его речевой сферы как сущ ествительного не ве­
щественного. В с в о ю очередь, з о Ы ю п воздей ств ует в силу
св о е г о таким о б р а з о м реализованного значения на предложное
определение 1ззие, проявляя в нем значение 'в о п р о с ’ (как пункт
обсуж де н и я ) и ликвидируя все другие его значения (как 'и с х о д ’ ,
'вы текан ие’ , 'в ы п у ск ’ , 'п о т о м с т в о ’ и д р .). Э т о ж е сл ов о зоЫНоп
одновременно является и синтаксическим ключом, элиминирую­
щим непереходное значение глагола 1 о ш оуе, и лексическим
уточнителем его п ереходного значения 'вы дви га ть ’ . Сам гла­
гол (о т о у е с п о с о б с т в у е т проявлению значения 'реш ен ие’ в сл о ­
ве з о 1иИоп, хотя и является в данном случае избыточным у ка за ­
телем, поскольку определение рагас!ох 1с а 1 действует в том же
направлении. О ста ю т ся п одлеж а щ ее сиМег и определение рага-
йох 1с а 1. П оследнее является контекстуально независимым чле­
ном в силу своей однозначности. О н о одн о о б л а д а ет действи­
тельно « с в о б о д н ы м » значением.
И ное дело сл ов о сиИег. В данном предложении оно получает
только са м о е о б щ е е типовое ограничение лексического значения,
проявляясь как название лица, а не вещи (под влиянием с л о ж ­
ного контекста т о у е с ! а . .. з о 1и { ю п ) , но его окончательного семан­
тического уточнения контекст не дает. Его значения 'ф р езер 1'
' б у р ’ и т. п. здесь безуслов н о элиминированы, причем э т о дости-
56
я посредством длинной замкнутой цепи взаимосвязанных
ГЗязаний, идущей от слова 155ие к слову ш оуей и обратн о. Но
Ук чИт ли здесь сиИег 'резчик’ , 'з а б о й щ и к ’ или 'за к р ой щ и к ’ —
ЗИ контекста не вытекает, т. е. контекст нейтрален по отнош ению
И3 всем этим значениям и сл уж и т лишь негативным указателем.
Позитивное указание для эт о го слова, следовательно, дол ж н о
идти не из контекста, а из речевой ситуации.
Таким о б р а з о м , фактически в данном предложении каж дое
з наменательное сл ов о является л и б о уточнителем, либо у т о ч ­
няемым, или и уточняемым, и уточнителем одновременно. П р и (
этом уточнение осущ ествляется и непосредственно в пределах
п ря м ой синтаксической связи меж ду словами, и о п о ср е д ст в о ­
ванно, косвенно, через п ромеж уточн ы е семантические звенья.
П о д о б н у ю сл о ж н у ю картину контекста мы набл ю даем всегда,
когда анализируем контекстные связи внутри предложения в це-
г>ом и относительно всех его членов одновременно.
[ Во всех без исключения рассмотренн ы х случаях лексического,
Синтаксического и комбинированного контекста переменный х а ­
рактер контекста обу сл овл ивается вариантностью конкретного
лексического состав а указательного минимума. Д ополнительны ­
ми, но не реш ающ ими свойствам и переменного контекста могут
быть синтаксические и морфологические вариации его указа
•тельного минимума, морфологические вариации синтаксиче­
ского указательного минимума.
Так называемые « с в о б о д н ы е » сочетания слов п редставляют
собой единицы переменного контекста, с точки зрения их функ­
ции вы ступаю щ ие как единицы номинации, с точки зрения с о ­
дер ж а н и я — как ф ор м ы выражения слож ной, но членимой на с е ­
мантические элементы семантемы.
ГЛАВА II

ПОСТОЯННЫЙ к о н т е к с т

Переменный контекст, типы которого были рассмотрены


в предыдущей главе, не является единственной минимальной
с м ы сл оо б р а з у ю щ ей комбинацией слов в связной речи. Значи­
тельную роль в речевой деятельности и в развитии лексического
потенциала языка играю т известным о б р а з о м фиксированные
соединения слов, в которы х вариации компонентов в пределах
одн ого и т ог о ж е семантического результата в ооб щ е исключены
или, в определенных условиях, максимально лимитированы.
Р а ссм атри вая такие словосочетания с точки зрения кон­
текстологического анализа и учитывая их элементарное, не­
посредственно замечаемое отличие от единиц переменного кон­
текста (неизменность, константность их л ексического состав а),
мы, естественно, долж ны будем признать их единицами постоян­
ного контекста.
Для того чтобы постоянный контекст как особ ы й вид кон­
текста мог получить более уточненную характеристику, в кото
рой отразились бы все его сущ ественные признаки, ибо кон­
стантность состава есть лишь один из таких его признаков, не­
о б х о д и м о проанализировать различные случаи взаимодействия
слов, ф ор м и р ую щ их постоянный контекст.
Для теории фразеологии эт от анализ представляется в а ж ­
нейшей и первичной задачей, поскольку, как мы постараемся
показать далее, фразеологические единицы являются единица­
ми постоянного контекста и, в первую очередь, именно этим
отличаются от так называемых « с в о б о д н ы х » сочетаний слов,
представляющ их единицы переменного контекста.

§ 1. ФРАЗЕМЫ

Если указательный минимум для данного значения сем анти­


чески реализуемого слова всегда материально один и нот же,
его природа оказы вается иной по сравнению с природой пере-

58
1еНного указательного минимума. В действие вступает, кроме
Семантики ключевого слова, еще традиционная его избиратель­
ность.
различие м еж ду переменным и единственно возм ож ны м
указательным минимумом отн ю дь не только количественное.
Обусловленность значения семантически реализуем ого слова
единственно возм ож ны м материальным выражением контек­
стуального указания создает качественно о с о б у ю , максимально
тесную связь м еж ду обоими элементами контекста. Внутренняя
семантическая связанность одн ого из них ослож няется (а если
говорить о внешней стороне явления, то подменяется) внешней
связанностью с определенным предуказанным ключевым с л о ­
вом, в совокупности с которым семантически реализуемое слово
начинает действовать как фиксированная языковая единица
номинации.
Качественное различие м еж ду этими двумя типами контек­
стуальной связанности значения слова, а следовательно, и м е ж ­
ду типами са м ог о контекста, треб ует и терминологической их
дифференциации. Условим ся называть значение семантически
реализуемого слова, зависящ ее от постоянного, т. е. единственно
возможного указательного минимума, ф р азеологи ческ и св я ­
занным значением. Единицу постоянного контекста, в котором
значение семантически реализуемого слова является фразео-*
логически связанным, условим ся называть фраземой.
Тесная связь м еж ду компонентами фраземы, превращая ее
в закрепленную в языке единицу номинации, полный сост а в к о т о ­
рой, как правило, необходим для ее исполнения, создает о с о б о е
своеобразие фразем ы в плане содерж ания. Н еразры вн ость связи
компонентов постоянного контекста не мож ет не влиять на
структуру семантемы, выраженной единицей п остоянного кон­
текста. Семантема эта закрепляется как единство, разлагаем ое
на фиксированные семантические единицы, по практически, т. е.
в условиях реального функционирования, не членимое. Эта
практическая нечленимость семантемы, составляю щ ей с о д е р ж а ­
ние фраземы, проявляется преж де всего в том, что фразема не
имеет структурно-семантической модели или, точнее говоря, не
представляет соб ой речевую конкретизацию языковой контек
стуальной формулы, а выступает сама по себе как оп ределен­
ная, конкретная языковая единица. П о эт о м у во фраземе про
исходит известное сближ ение м еж ду слож н ой и вместе с тем
Членимой семантемой переменного словосочетания и простой
семантемой отдельного слова, превращение словосочетания из
еДиницы речи в единицу языка, в элемент его ф разеологического
Фонда. Иными сл овам и , в семантеме, вы р аж аем ой во фраземе,
Имеется тенденция к п реобразовани ю из сложночленимой
в сложнонечленимую.
Ф раземы могут иметь различное строение и различный
Морфологический сост а в ф ор м и р ую щ е го их контекста. Они

59
могут иметь структуру атрибутивного сочетания с препозитив.
ным определением в виде прилагательного (Ыаск Ггоз1 'м о р о 3
без сн ега’ , \уЫ1е <3ау 'счастливый д ен ь ’ ) ; в виде существитель.
ного в общ ем падеже (Ьапк ЬоНс1 ау ‘добавочны й выходной день’,
р!ре й г е а т 'беспочвенное мечтание’ ) или в родительном падеже
ЬизЪапсГз 1 еа ‘ ж и д к и й чай’ , с1о§’з Ше ‘тяж елая ж изнь’ ) ; в в и д е
причастия (Нес! соМаде ‘казенный дом и к для р а б о ч е г о ’, з 1еер 1п^
раг1пег ‘ партнер, не участвую щ ий в ведении д е л а ’ ). Они могут
быть атрибутивными сочетаниями с постпозитивным п редлож ­
ным определением ( 1 г а т е о ! т т с ! 'у м он а с т р оен и е ’ , 'скл а д у м а ’,
сарГи1 оГ \у ш с 1 'легкий порыв ветра’ ). Они м огут быть объ ек т ­
ными глагольно-именными сочетаниями ( 1 о кпН о п е ’ з Ьго\у$
'хмурить б р о в и ’ , 1 о \уещЬ апсЬог 'поднять якор ь’ ) и т. д.
Распределение контекстуальных элементов во фраземе мо­
ж ет быть различным. Семантически реализуемое сл ов о может
выполнять синтаксическую роль как ведущего, так и зависимого
члена словосочетания.
См. ведущий член в субстантивны х ф разем ах типа ЬееГ
1 еа 'мясной о т в а р ’ (в переменных сочетаниях 1 еа 'ч а й ’ ), Гаг
сгу 'д ал екое р асстоя н и е’ (сгу 'к р и к ’ ) , Пгз 1 ш § Ы 'п ер вое пред­
ставление’ ( ш § Ы 'вечер, ночь’ ), р п с к оГ с о п з а е п с е 'угрызение
со в е с т и ’ ( р п с к 'у к о л ’ ), з о а а 1 1 ас1 с1ег 'общ ествен на я иерархия’
(1ас1с1ег 'лестни ца’ ), Ше 1е11ег оГ Ше 1а\у 'точн ое указание з а к о ­
н а ’ ( 1е 11 ег 'буква, п и сьм о’ ), о 1 с1 з а !1 'стары й м ор я к ’ (заИ 'с о л ь ’ )
и т. п.
Таковы и глагольные фраземы типа 1о к ш ! (о п е ’ з) Ьго\уз
'насупить б р о в и ’ (к> к ш ! в переменных сочетаниях ’ вязать’ ,
'скрепл ять’ ) ; 1о Ь п п § ир Ше геаг ' составлять а р ь ерга рд’ (1о
Ь п п ^ ир 'подн им ать’ , 'п одн оси ть ’ , идиом, 'во сп и т ы ва т ь ’ ) ; 1о
Ье&даг йезсп рИ оп 'не п оддаваться оп и са н и ю ’ ( 1 о Ьеддаг
‘доводи ть д о бедн ости ’ , ‘лишать ср е д с т в ’ ) ; 1 о ^п п с 1 (о п е ’ з) 1 ееШ
'ск р еж ета т ь з у б а м и ’ ( 1 о ^ппс! 'разм ал ы вать, т ол очь’ ) ; 1 о сгаск
а ]оке ‘отпустить ш утк у’ ( 1 о сгаск ‘р аск ал ы ва ть ’ ), и т. п.
В случаях, когда семантически реализуемое сл ов о является
зависимым членом словосочетания, оно, естественно, не опреде­
ляет грамматические свойства фраземы.
В качестве примера субстантивны х фразем с ф р азеологиче­
ски связанным значением грамматически зави си м ого члена
мож н о привести такие, как Ыапк уегзе 'белый ст и х ’ (в перемен­
ных контекстах Ыапк 'пустой, незаполненный’ , 'б е с с о д е р ж а ­
тельный’ и т. д . ) ; Ыие Гипк 'панический ст р а х ’ (Ыие ' с и н и й ’ ) ;
Ьгокеп ^еа ‘ спитой чай’ (Ьгокеп ‘ сломанный, разбиты й’ ) ; соЫ
ш еароп 'хол од н ое (т. е. не огнестрельное) о р у ж и е ’ ; с о т т о п
зепзе 'здравы й с м ы с л ’ ( с о т т о п 'о б щ и й ', 'обы ч н ы й ’ ; сдвиг зна­
чения во фраземе вызван усвоением положительно-оценочной
о к р а с к и ); §Пс1ес1 уоиШ 'зол отая м о л о д е ж ь ’ (§Пс1ес1 'п озол оч ен ­
ный’ ; в данной ф раземе переосмы сляется как 'б о г а т а я и п ра зд­
ная’ м о л о д е ж ь ); Ьозош Гпепй 'закадычный, ближайший д р у г ’

60
,Ь050ГП 'г р у д ь ’ , 'н е д р а ’ , 'душ а*); сирЬоагс! 1оуе 'корыстная
Любовь’ (сирЬоагй 'б у ф е т ’ ) ; ую1еп{ ргезитр1:юп 'п р е д п о л о ж е ­
ние, основанное на безусловны х уликах ( ю р и д .) ’ ( у ю 1еп( ‘ н а­
сильственный’, ‘ неистовый’ и т. д . ) ; а сЬап^е о{ Ьеаг 1 ‘изменение
намерения , и т. п.
Значительно реж е встречаю тся глагольные фраземы с
фразеологически связанным значением грамматически зави си­
мого члена типа 1 о 1озе (о п е ’ з) 1 ешрег 'потерять вы держ ку'
(В переменных контекстах 1 егпрег ‘ ха р а к т ер ’ , 'тем пер ам ент’ ,
"настроение’ ) ; 1о са11 ( з т Ь ) паш ез 'ругать, обзы вать бранными
словами’ (паш ез 'имена, названия’ ) ; 1о Ьауе (Ье Гасе (1о с1о
$ш!Ь) 'иметь наглость (сделать ч т о - л и б о ) ’ (Гасе 'л и ц о’ , 'ф а с а д '
и т. д .) ; ! о Ьауе по з1огпасЬ (Гог зш1Ь) 'не иметь желания, ск л он ­
ности (к ч е м у - л и б о ) ’ (з1ошасЬ 'ж е л у д о к ’ , 'ж и в о т ’ ) , 1о зиН
(опе’з) Ьоок 'со от вет ст вов а т ь (чьим-либо) планам’ (Ьоок 'кни­
га’ ) и т. п. Э то объясняется, по-видимому, тем, что в бол ь ш и н ­
стве таких случаев переосмысление захваты вает все с л о в о со ч е ­
тание в целом, и э т о последнее переходит в иной тип п остоян ­
ного контекста, а именно, в идиому (об этом типе ф р а зеол ог и ­
ческих единиц речь пойдет о с о б о , см. § 2 настоящей главы ).
Н ередко одно и то ж е слово в сочетании с различными укг*
зательными минимумами имеет различные значения. Если к а ж ­
дый из этих указательных минимумов является постоянным
и единственно возм ож ны м для реализации данного значения
семантически реализуем ого слова, это значение является
фразеологически связанным, и, следовательно, каж дое соч ет а ­
ние данного семантически реализуем ого слова с данным у к а з а ­
тельным с л о в о м •представляет _^обой отдельную фразему.
, Так, например, з т а П Ьеё’г означает 'с л а б о е п и во’ , зша11
^оигз ‘ранние (предутренние) часы ( с у т о к ) ’ , з т а П 1а1к ‘св ет ­
ская (не деловая) б е с е д а ’ (в переменных контекстах згпаП
означает 'м а л ы й ’ , 'м ел кий’ , 'м а лом ощ н ы й экон ом ич ески’ , ‘ не­
значительный’ и т. п .). Следовательно, перед нами — три с а м о ­
стоятельные фраземы. Или: 1о 5 ^иа^е (о п е ’ з) зЬоиЫегз 'р а сп р я ­
мить плечи’ ; 1 о з^иа^е (о п е ’з) е 1Ъо\Уз 'вы ставить (согнутые)
локти’ ; {о 5 ^иа^е ап а ссои п ! 'погасить сч е т ’ ( 1 о 5 ^иа^е в пере­
менных сочетаниях имеет значения 'придавать прямоугольную
ф орму’ , ‘с о г л а с о в ы в а т ь ( с я ) ’ , ‘ приводить в п о р я д ок ’ , ‘ возводить
в ква др ат’ ).
О с обе н н о часто материальное совпадение семантически р еа ­
лизуемого слова в различных ф разем ах встречается среди
атрибутивных фразем, в которы х одн о и то ж е определение,
называя, казалось бы, один и т о т ж е признак, подразумевает
в действительности различную качественную характеристику
определяемого. Н апример, прилагательное \уЫ1е 'б е л ы й ’ с п о ­
собно, включаясь в различные постоянные контексты, вы раж ать
некие бол ее сущ ественные признаки определяемого, по от н о ш е ­
нию к которы м признак цвета является лишь сопутствующ им .
61
Так, шЫ1е а11оу означает ‘ имитирующий се р ебр о сп л ав’ ; \у Ы( с
Ггоз! 'м ор оз с о снегом или инеем, и з м о р о зь ’ ; \уННе гпеа! 'белое
м я с о ’ (телячье, кроличье, куриное и т. п.; мясо, легкое для пере­
варивания); \\'Нйе Ьеа! 'б е л о е каление’ , т. е. 'разогрев, доведен-
ный до предела плавления’ , и др.
Иногда самый признак цвета, помимо того, ч то.он не являет­
ся исчерпывающим и основным в характеристике определяе­
мого, к том у ж е указы вается не вполне точно. Например, во
фраземе чуЬКе иппе 'бе л о е ви н о’ (т. е. изготовленное из какого-
л ибо сорта так называемого «б е л о г о » винограда) прилагатель­
ное \уЫ1 е весьма приблизительно обозна ч ает д а ж е цвет опреде­
л яем ого (вино имеет не белый, а янтарный или золотистый
ц вет); ср.: \уЫ1 е Ь егп п д 'сы рая (свеж а я ) сел ед к а ’ (в отличие ог
ге <1 Ь е гп п § 'копченая сел едка ’ ).
В иных случаях признак цвета еще больш е отступает на
задний план, т. е. еще менее участвует в актуальном с о д е р ж а ­
нии прилагательного в пределах определенной фраземы. Это
м ож ет происходить в силу того, что признак цвета еще более
условно характеризует определяемое бл агодаря метафориче­
ск ом у или метонимическому переносу значения прилагатель­
ного в данной фраземе. Например, \уЫ1е с!ау 'счастливый день',
\\'Ы1 е Не 'безоб и д н ая л о ж ь ’ , \уЫ1 е п щ М 'бессон н а я ночь’ , \уНИе
\уЛсН 'д об р а я волш ебн ица’ ; ср.: ^гееп 1аЫе 'карточный стол',
§геу ^оозе 'дикий гусь'.
Те ж е явления п рои сходят и с другими фразеологически
связанными определительными компонентами фраземы. Ср.:
Ы з е асас1а 'белая акация’ , ЗПэепап асас1а 'ж ел тая акация’ ,
Ъеагёей \уЬеа{ 'пш еница-арнаутка’ и т. п., где один независимый
второстепенный признак условно имплицирует всю со в о к у п ­
ность сущ ественны х признаков определяемого.
П о д о б н у ю ж е фиксированную аллюзию со д е р ж а т входящие
в многочисленные фраземы прилагательные, формально о б о з н а ­
чающие признак национальной принадлежности. Например:
Оеггпап зПуег 'фальш ивое с е р е б р о ’ , Кизз^ап 1еаШег 'ю ф т ь '
(толстая пластичная кожа, обр а б ота н н а я о со б ы м о б р а з о м ) .
1псНап Ше 'построение в з а т ы л ок ’ , 'колонна по о д н о м у ’ , 5со1сЬ
ЬгоШ 'перловый су п ’ и др.
О дн о и т о ж е прилагательное эт ого рода в различных
постоянных контекстах имеет различное фразеологически связан ­
ное значение. Н апример, прилагательное Е)и!сЬ в них никогда не
вы р аж а ет тот признак, который оно обо зн а ч ает в^ переменных
контекстах, а именно: 'голландский’ , т. е. свойственный или
происходящ ий из Голландии’ . Это прямое значение его вы тес­
нено в ряде фразем сменившими его фразеологически связан ­
ными значениями и в ряде случаев не является в настоящее
время д а ж е аллюзивной их мотивировкой. Ср., например:
Ои 1 сЬ аисИоп 'аукцион, на к отором распр одаж а о су щ ест в л я ет ­
ся путем постепенного снижения объявленной цены’ , Ои!сН

62
гва'т ‘одн осторон н е выгодная сд е л к а ’ , Б и к Ь сои г а §е ‘ храб-
сть, вызванная опьянением’ ('пьяный з а д о р ’ ), Ои1сЬ ёеГепсе
Р° иТворная за щ и т а ’ , О и 1 сЬ Геаз! 'пирушка, на которой хозяин
япивается первы м’ , Ои(сЬ (геа! 'угощ ение вскладчину’ , и др.
\1еЖДУ всеми этими > р гг З ё 6 логически связанными значениями
‘ стЬ нечто общ ее, а именно: идея чего-то не настоящ его, под-
льного, вы зы ваю щ ая общ ий им всем отрицательный оттенок
смысла. О днако эта о б щ а я идея в каж дом отдельном случае
столь неповторимо и специфично конкретизирована, что эта
конкретизация состав л яет все содер ж ан ие определения в к а ж ­
дой из приведенных фразем. Ср. т ак ж е фраземы с прилагатель­
ным РгепсЬ : РгепсЬ 1еауе ‘ ух од без прощания (о ф и ц и а л ь н о г о )’ ,
тайный уход"; РгепсЬ йезеазе 'венерическая бо л езн ь ’ , РгепсЬ
сЬор 'отбивная котлета с нарезкой на внешнем кр ае’ , РгепсЬ
Ьогп 'французский р о ж о к ’ (р од медного д у х о в о г о инструмен­
та), РгепсЬ рапсаке 'р о д оладьи, обсыпанной с а х а р о м ’ , РгепсЬ
1е1ерЬопе 'м и к р о т ел еф он ’ , РгепсЬ 1оаз1 'подж арен ная тартинка’ ,
РгепсЬ \ут(1о\у 'окно, до х о д я щ е е до п о л а ’ , и нек. др.
Написание этих прилагательных с прописной буквы д а ж е в
составе фразем — это результат формальной реминисценции их
исходного значения (признака национальной принадлеж ности),
здесь фактически аннулированного. Л ю боп ы т н о, что в новейшее
время в сочетании РгепсЬ \ушс 1о \у первый компонент иногда
пишется у ж е с о строчной буквы. Ср.:
'МППат §о1 ир апс! \уеп! 1Ьгои§Ь Ше }геп ск ттйоноз т 1 о 1Ье
р г й е п . .. (К. МапзПеЫ, 3. 5., 88 ) ; 5Ье з1оо<1 т 1Ье /гепсН уоьп-
Зош оГ 1Ье с !г а \ у т д - г о о т апс! 1ооке<1 асгозз 1Ье уа11еу 1о Ыип-
зрагйоп. (N1. МагзЬ, 5. Л., 47).
Н ужно, впрочем, сказать, что эт от внешний орф огр аф ич е­
ский симптом внутренних семантических преобразований ф р а ­
зеологически связанных прилагательных этой группы, в общ ем,
не характерен для основной массы фразем аналогичного типа.
Не набл ю дается он и во ф разем ах типа «имя со б ст в е н н о е -!-су ­
ществительное нарицательное» и в о о б щ е во ф разем ах л ю б о г о
типа, сод ер ж а щ и х имя собствен ное в качестве од н ого из к ом п о­
нентов.
М еж д у тем имя соб ствен н ое претерпевает еще более глубо-
кое семантическое перерождение, чем прилагательные с т и п о ­
вым значением национальной принадлежности. Действительно,
имя собственное, будучи первоначально обозначением единич­
ного и конкретного лица (т. е., будучи, по вы раж ен ию А. Г а р ­
динера, «м атериализованны м », «наполненным плотью » именем
собственным — етЪосНеё п а т е ) , 1 фактически теряет в состав е
Фраземы с в о ю связь с обознач аем ы м лицом, но не просто пре-
Еращается в имя нарицательное, а, выполняя функцию оп р е д е ­
лительного члена, становится ср едств ом качественной х а р а к ­

1 А. Н. О а г с11 п е г. ТНе ТЬеогу о{ Ргорег Ыашез. ОхГогй, 1954, р. 8 [Г.

63
теристики определяемого; мотивировка э т о г о фразеологического
сдвига значения м ож ет быть в значительной степени условц-
или вовсе утеряна, и во всяком случае несущественна. Ср'
Ласкагс! 1оош 'ж а к к а р д ов а машина (р о д ткацкого станка, обе? .
печивающего сл ож н ое переплетение нитей основы и у т к а ’ ,
Н п д к т Ъоо1з 'вы соки е са п оги ’ , (НасЫ опе Ъа§ "кожаный са}.
в о я ж ’ , АсЬШ ез'з 1епс1оп ‘ ахиллово су хо ж и л и е’ , НоЪзоп’з сЬо 1с
'фиктивный в ы б о р ’ ( = отсутствие реальной в о з м о ж н о с т и * ^
б о р а ) , Лиёаз’ Ьа 1Г 'р ы ж и е в о л о с ы ’ и т. п.
Итак, фраземы — это единицы постоянного контекста е-фр;
зеологически связанным значением одн ого из компонентов; он
^представляют со б о й один из типов ф разеологических единиц.
Компонент фраземы, служащ ий указательным минимуме;
имеет обычно лексически связанное значение, если представле
неоднозначным словом, либо, реж е,— св о б о д н о е значение, ёсл
является сл овом однозначным. Например, во ф раземе сошшс
зепзе ‘здравый см ы сл ’ ключевое сл ово имеет лексически связа:
ное значение (и бо зепзе в о о б щ е в разных контекстах мож<
значить и 'ч у в ст в о ', и 'р а з у м ’ , и 'с м ы с л ’ ; во ф раземе ж е Еп|
НзЬ е1ш 'полевой в я з ’ (1Лшиз с а т р е з Ш з ) сл ово е 1 т не име<
контекстуальной обусловленности, ибо является моносемант
ческим словом. Тем не менее, в об ои х случаях значение ключ
вого слова одинаково не имеет исключительной зависимости 0хГ
д р у г о г о компонента данного постоянного контекста: многознач
ное ключевое сл о в о сп о со б н о реализовать данное свое значение|
и во множ естве переменных контекстов.
Степень сцепления компонентов фраземы м ож ет быть раз­
личной. В известных случаях принципиально в о зм ож н а подмена|
одн ого из компонентов фраземы местоимением или словом-за-:
местителем, т. е. словами, вы ступающ ими как бы формальными
представителями устра няем ого компонента. П о э т о м у может’
созда ться впечатление, что контекстуальная связь между
частями фраземы сл аба и легко разры вается и что для фразем
в о о б щ е характерна св ободн ая разъединимость элементов (или
их « о т д е л и м о с т ь » ) . М е ж д у тем э т о далеко не так.
Р азумеется, нуж но проследить эт у отделимость не в усло­
виях изоляции фраземы из речи, когда устранение од н ого из!
компонентов фраземы уничтож ает ее как таковую , т. е. как язы­
ковую единицу номинации, а в условиях реальной речевой
цепи.
Н аблюдения показы ваю т, что подмена одного из компонеН
тов местоимением {Ьа!, 1 Ыз, зисЬ и т. п. или словом-заместите-
лем опе, 1 Ьа 1 имеет ограничения с трех сторон: со стороны
условий употребления фраземы, со стороны ее структурного
типа и с о стороны лексико-грамматических свойств за м е н я е м о го
компонента.
Заменимость компонентов фраземы обн ар уж и в ает сл е д у ю
щие закономерности:

64
Л' О бщ ее правило: ф ор м а л ьн ая тгодстановка компонента
|пЦдрмы о с у щ ествима, только при том_^^)швяи 7~1птг--&-дпедше-
^ у^ш ей ТЁ К С ховт_или диалог-шшскай ситуации с о о х ветствую-
•~7 ^~фряярмя пана полностью.
л ^ ’ ф р а з е о л ^ й е с к И ^ в я з а н н ы й компонент фраземы заменим,
сл и п р е д ставл яет с о бой ее^гратяштически'тгависимыи член.;
‘4 ) препозитивное определение в субстанти вны х фраземах:
31а,ск 1гоз1 — зисЬ {гоз!;
4) дополнение в глагольных ф р азем ах: !о 1озе о п е ’ з ! е т р е г —•
о 1озе Н. Например:
А зи11еп ОесешЬег т о г п т д . В1аск ! г о з ! . З и с Ь { г о з ! г е т т с к с !
пе о! т у 1аз! ёауз а! 5 !а п !о п (Ы. МШогс!, Р. Ь., 149); Не изес!
)1апк у е г з е га Ыз р о е т . Не сопзЫегес! !Ыз к т с ! о{ уегзе т о з !
;ш!аЫе 1ог Ыз р ое!ка 1 ех!аз1ез (1Ы<1., П З ) ; М а х 1т 1 о з е з Ыз
>етрег опсе ог ! ш с е т а уеаг, апй \уЬеп Ье сЬез — т у Сое! — Ье
Ьез 1озе И (Б . йи М а и п е г , К., 115).
Однако в глагольных ф раземах, нормально тр е б у ю щ и х пере­
менного распространения, такой подстановки не н абл ю да л ось
!типа !о Ьауе Ше 1 асе - 1- 1пПпШ\*е).
( 3 . ФрЯТТРТглпгинески. связанный, компонент фразе м ы - н е спо-
:о6ен к формальной п одстан евкег- 1Шгда -п{хедсхллляй1 ._шйС1й_ее
грамматически ведущий член:
$ определяемое в субстанти вны х ф раземах: Таг сгу нельзя
переоформить как 1аг опе; Ше 1е!!ег оГ Ше 1а\у— как Ша! (опе)
о{ Ше 1яш;
(©) стерж невой глагольный элемент в глагольных фраземах:
[о к ш ! (о п е ’ з) Ьгошз не п ереоф орм ляется в 1о с1о ( о п е ’з Ьгоу/ з ).
(4) К л ю чевой элемент фраземы зам еш ш.^-если--аредставляет
собой ее гр ам м ати чески ведущий член:
а) дополнение в глагольных фразем ах: ! о к ш ! ( о п е ’ з)
Ьго\уз — 1о к ш ! Ш е т . Например:
\УЬеп зЬе кпИз Ьег Ь г о \ у з , еуегуЬоду Ь е д т з з Ь а к т д т Ый
зЬоез. ЗЬе кпИ'з Ш е т аз а у/гоШ ^иееп йоез \уЬеп з е е т д а зЫд;-
§ 1зЬ т е ш а 1 (М. В Ы г , Т., 136);
б) определяемое в субстанти вны х фразем ах, при условии,
что определение вы р аж ен о прилагательным: а (1еаГ пи! — а беаГ
опе. Например:
I а1\уауз сЬоозе з о т е йеа$ п и ! з апс1 оНег ! Ь е т !о Ьег; опе
сап^еазПу кпо\у а й еа ( опе Ьу 31§Ь!. (М. В1а1г, Т., 35).
[5. П од ст а н овка ключевого элемента исключается, если:
а) ключевое определение вы раж ен о препозитивным с у щ е с т ­
вительным: р!ре й г е а т не м ож ет бы ть переоф орм лено в р 1р е о п е ;
б) ключевое определяемое вы раж ено сущ ествительным веще-
ственным: Ьгокеп !еа, Ьголуп Ъгеас!.
Все эти ограничения подменяемости в о о б щ е соот в етств у ю т
структурным закономерностям переменных сочетаний. Так, ф о р ­
мальная подстановка л ю б о г о компонента наречных и адъектив-
^ Н. Н. А м осова 65
иых фразем в о о б щ е п олностью исключается: ичйе а\уаке, а11 апа-
зипску.
Следует сказать, что случаи формальной подстановки компо.
нентов во фразем ах в о о б щ е встречаю тся редко, насколько
м ож н о судить по обсл е до в ан н ом у материалу.
Н етрудн о видеть, что- т о ситуативное переоформление фра.
вемъьчге-^иводит-.к-ее. разлож ению.или, т о ч н ё ё "к превращению
ее в единицу переменного контекста. П одставля ем ы е элементы
не имеют самбстоят^льтшга^нячетШя и зам ен яю т определенные
конкретные компоненты. П о э т о м у это переоформление не кон­
текстуальное, а ч и с т о 'к о н с т р у к т и в н о е и не противоречит том\
осн овн ом у признаку постоянного контекста, что семантическая
зависимость м еж ду его элементами является особенн о тесной
Д остой н а внимания та особ ен н ость фразем, так ж е отделяющая
их от единиц переменного контекста, что фразеологически свя­
занное значение од н ого из их компонентов не м ож ет быть реали­
зовано на основе полностью безречевой непосредственной ситуа
ции.
Фиксированный характер материального состава субстан­
тивных фразем проявляется и в том, что в а бсол ю тн ом боль
шинстве фразем сл ов оф ор м а фразеологически связанного к,
грамматически зависимого члена является заданной и неизме­
няемой, так ж е как и форма связи м еж д у компонентами. Напри-
.Мер, \\^еШп§1оп Ьоо 1:5 , а не Ш е Ш п ^ о п ’ з Ьоо1з и не Ьоо1з о[ \Уе1-
Н п ^ о п . В связи с этим ф разеологическом у сдвигу значения под­
вергается не лексема, вы полняющ ая роль грамматически зави­
си м о г о члена фраземы, а конкретная ее сл овоф ор м а .
В этом см ы сле л ю бопы тны субстантивны е фраземы, в кото­
рых фразеологически связанный элемент вы раж ен сущ естви­
тельным в родительном падеже. Ср.: й о^ ’з Ше 'тяж елая жизнь'.
ЬизЪапсГз {еа ‘ ж и д к и й чай’ , ап^еГз у 1311 ‘ редкое, но приятное
посещ ение’ , ЬасЬе1ог’з иШе ‘идеальная ж ен а ’ (т. е. такая, какая
возм ож на лишь в мечтах не р еш а ю щ егося на ж енитьбу холо­
с т я к а ), ПсШег’ з пе\Уз ‘устарелая н ов о ст ь ’ . В о многих случаях
как упоминалось выше, э т о сущ ествительное этимологически
представляет соб ой имя собствен ное: ЛоЪ’з пе\уз ‘ печальная но
во сть ’ , ЛоЪ’з с о т Г о г !е г ‘ горе-утешитель, плохой утешитель’.
О апаЫ з’ хуогк ‘нескончаемый и бесплодный т р у д ’ , ЕгкЗутюп':-
з!еер ‘долгий с о н ’, ВеП’ з ра1зу ‘паралич лицевого нерва (пар;;
лич Б е л л я ) ’ , и т. п. ^
Здесь везде особ ен н о наглядно ф разеологическое переосмыс
ление словоф ормы . Семантически реализуемая словоформ3
перестает вы р аж ать признак принадлежности и начинает нести
в себ е качественный признак определяемого. П одобна я пер^'
стройка вы р а ж а е м о го признака отмечается и в переменных со­
четаниях. Ср.: Ше 1 Ыг{у уеагз о{ Ыз с о п п о 1ззеиг’з Ше ‘тридцать
лет его жизни в качестве ценителя и ск у сст в а ’ , ш у еагпез^

66
01 Ь е г ’ 5 ргауег 'м оя истовая, материнская м ол и тв а ’ .2 О дн ак о й
в р ем ен н ы х сочетаниях переосмысления са м о г о слова нет, здесь
п 1ЬКо выдвигается качественное значение родительного падежа
Т.а’к такового, тогда как во ф разем ах бл агодар я их ф и кси рован ­
ному. заш там п ованн ом у характер у п рои сходи т фразеологически
^усл овл енн ы й сдвиг л ексического значения данной слово*
формы-
Если фразема есть единица постоянн ого контекста, то мате
риальная единичность кл ю ч е в о г о с л о в а, вх о дящ его в ее состав,!
является ее релевантным признаком!* П о э т о м у синонимическую!
подмену клю чевого слова следует * лризнать невозм ож н ой без!
„азрушения данного п остоянного контекста. С инонимическая)
племена в этом отношении не тож дествен на той ~Формальной
ггДдстаТювке ком п он ентов, о кот ор ой г овор ил ось выше. ЛЗо-пео-.
дах," местоимение "или слово-заместитель, заменяющ ие о д т П ! з
компонентов фраземы, не несут с со б о й никакого н ового л екси ­
ческого значения, отличного от значения з ам ен яем ого к о м п о ­
нента, Тогда каТГТзсякйй"' подставляем ы й синоним представляет
собой сл ов о с сам остоятел ьны м лексическим значением. * ^ ^ в т ^ /
рых, фо р м а л ь ная подстановка компонента осущ ествим а только';
в .условиях рётевотб"у51отребленйя-фрааем.ь17-тог-д^--ках.-его с и н о - ,
нимическая подмена н абл ю да ется и во ф р а зем ах.. -взятых в и з о­
лированном из речи- с о с тоям и " ~ ^ т ретьи^- формальная' п о д с т а ­
новка факультативна и ограничена лишь определенными ст р у к ­
турно-семантическими п ри чи на м и ;. синонимическая подмена д о ­
пустима тол ько в кругу стр ого предуказанных языковой т р а д и ­
цией конкретных фразем, причем вариации п одменяемого к о м ­
понента такж е ст р о г о фиксированы. П о э т о м у формальная п о д ­
становка компонента во ф раземе есть явление функционально
обусловленное и относится к сф ере речи, а синонимическая з а ­
мена его есть явление лексического порядка и относится к сфере
языка.
Вследствие этого, если два разных семантически р еализуе­
мых слова при одном и том ж е указательном минимуме п олу­
чают тож д ествен ное фразеологически связанное значение, такие
сочетания следует квалифицировать как две отдельные, хотя и
синонимичные д р уг др угу фраземы. Хотя указательный мини­
мум в них один и тот же, по отнош ению к к а ж д ом у из сем ан ти­
чески реализуемых слов он вы ступает как единственно в о з м о ж ­
ный. Ср., например: з 1 е е р т ^ р а й п е г — Р о п т а л ! р а й п е г 'п а р т ­
нер, не участвую щ ий в ведении д е л а ’ ; 1о ^пп<3 (о п е ’з) 1ееШ —
1° §;гН ( о п е ’з) 1ееШ 'скр еж ета ть з у б а м и ’ ; ш й е адуаке — Ьгоас!
а^аке, и т. п.
В приведенных примерах семантически реализуемые слова
синонимичны друг другу. О дн ак о чаще всего семантически реа-

2 См.: В. Н. Ж и г а д л о , И. П. И в а н о в а , Л. Л. И о ф и к. Современ­
ный английский язык. М., 1956, стр. 33.
5* 67
лизуемы е слова в синонимичных ф р а зем ах не связаны др уг
д р угом отношением синонимии за пределами данных фразе;
Ср., например: ГооГз кп о! — ^ гап пу’ з кп о! ‘ неумело завязаннь,
у з ел ’ ; СЬпзНап п а т е — Нгз! п а т е 'личное имя’ (в отличие 0’
фами л ии); С а ё т е а п у1с1огу — РуггЫс у к ! о г у 'пиррова победа
цшск Ьа1апсе — К о т а п Ьа1апсе 'пруж инны е весы, б ез м е н ’ ; р,
р ег’з 1 а 1е — 1 г ауе 11ег’з 1 а 1е ‘ недостоверный р а с ск а з ’ ; Иоа^пп
сарИ а 1 — ч у о г к т ^ с а р й а 1 'о бор отн ы й капитал’ ; с 1еап Ь гок е~ :
з !оп е Ьгоке 'вконец разоренны й’ ; зип’ з еуе1азЬез — зип’ з Ьаск
з 1 ауз 'лучи солнца, п роби ваю щ иеся из-за тучи’ , и т. п. и т. д.
Фраземы как единицы постоянного контекста не следуй
см еш ивать с теми «ф разеологическим и сочетаниями», которы
акад. В. В. Виноградов рассматривает как один из типов фраз*
ологических единиц.
П оскол ьку «ф разеологические сочетания» В. В. Винограде^
определяет как такие словосочетания, связи одн ого из элемен
тов которы х замкнуты и ограничены, причем «дл я так ого огра
ничения как бу д то нет оснований в логической или внешней л,ри
р оде самих о бозн а ч аем ы х предметов, действий и явлений »,3 ясно:
что эти словосочетания не со о т в е т с т в у ю т понятию единицы по
стоянного контекста как соединения определенного семантически|
реализуем ого слова с единственно возм ож н ы м указательныи|
минимумом. П ризнак постоянного контекста во «фразеологиче -1
ских сочетаниях» В. В. В иноградова отсутствует, ибо указатель
ный элемент в них доп уска ет более или менее ш ирокие вариа
ции. Именно п оэт ом у фраземы нельзя р ассм атри вать как некую|
разновидность «ф разеологи ческих сочетаний», ибо эти послед
ние в о о б щ е не являются единицами постоянн ого контекста.
Отделяя одну язы к овую единицу от другой или противопо -1
ставляя их друг другу, нельзя ограничиться выяснением язы
ковой сущ ности одной из них, не определив язы к о вую сущности
другой. П о э т о м у следует определить контекстуальную природ)!
и «ф разеологи ческих сочетаний».
М ы обр ати м ся к английскому я зы к овом у материалу, во-пер
вых, потому, что анализировали именно английские фразем*
и соп оставл ять их долж ны с английскими ж е «фразеологиче
скими сочетаниями»; во-вторых, потому, что концепция «фразес
логических сочетаний» как подвида фразеологических единШ
принята во всех отечественных исследованиях английской фра
зеологии.
П одходя к «ф разеологическим сочетаниям» с мерилом ко^
текстологического анализа, мы долж ны обратить внимание н
их противоречивый, двойственный характер.

з В. В. В и н о г р а д о в . Основные понятия русской фразеологии. Тру


юбил. научной сессии ЛГУ- Л., 1946, стр. 60; Е г о ж е . Об основных типа
фразеологических единиц в 1русском языке. Сб. «А. А. Ш ахматов». М., №•
АН СССР, 1947, стр. 362; Е г о ж е . Русский язык. М., Учпедгиз, 1947, стр. 2

68
Как и единицы переменного контекста, они д о п у ск а ю т вариа-
и ключевых слов в пределах определенного указательного
йа(,°ра. Например, глагол 1о рау реализует значение 'оказывать,
существлять’ при ключевых словах, обозн а ч аю щ и х процесс
или совокупность действий относительно др уго го лица, связан-
н"ые с определенными норм ами общ еж ития: 1 о рау а У15Й, с а 11,
Ьогпа^е, с о т р Н т е п 1 з, гезрес 1 з, сЫегепсе, (опе’ з) й еу ок з, с о и й ,
(опе’з) асШгеззез ({о зшЬ). Ср. такж е: 1о рау а кепИ оп (Ьеес1).
Если бы круг этих ключевых Ч.лов включал в себя л ю б о е
слово с указанным типовым значением, перед нами был бы
обычный ряд переменных сочетаний. Н о эт ого нет. Нельзя ска-
1Ть: 1о рау * с о т ш е ш о г а ^ о п , * з е е т ^ - о Н ,* т о и г т п ^ , * се1еЬга-
эп,* \уе1с о т е , * ^гееИп^з,* сопсЫ епсез,* гесер 1 ю п и т. д. и т. п.
1 аким о б р а з ом , здесь имеется ограничение указательного на­
бора, идущее не по линйи семантической, а по линии определен­
ного стилистического * узуса. С ледовательно, налицо элемент
языковой традиции, регулирующ ей реальную сочетаем ость с е ­
мантически р еал изуем ого слова. Э то свойство, напоминающее
соответствующее св ойство п остоянного контекста.
Следовательно, с контекстологической точки зрения, значе­
ние семантически реализуем ого слова не является в подобны х
случаях фразеологически связанным, поскольку указательный
минимум, для него необходимый, не является постоянным. Н о
значение э т о нельзя признать и обы чны м лексически связа н ­
ным, поскольку состав ключевых слов при нем лимитируется не
особенностями их дезигнатов, а определенной стилистической
традицией. Наконец, некоторые из п одобны х сочетаний отл и­
чаются известной морф ологической ск ован н остью (например,
4о рау асЫгеззез, но не ап асЫгезз, и нек. д р .). М орф ологи ческие
ограничения в ключевых сл ов ах переменного контекста, если
они и встречаются, б ы в а ю т вызваны тол ьк о грамматическими
или семантическими факторами (например, п ринадлеж ностью
слова к од н ом у из семантико-грамматических п о д к л а сс ов ).
.Формула таких сочетаний не доп уска ет максимальной с х е м а ­
тизации.
П олучается некий переходный тип контекстуальной связан­
ности значения, а следовательно, и особы й, такж е переходный1*
;тип контекста, так сказать, «пол упостоянн ы й» контекст. П о ­
скольку в таком контексте указательный минимум является ни
'‘ Классически» переменным, ни, тем более, постоянным, а лишь
тРадиционно (или узуально) лимитированным, э т о т переход-
ный тип. контекста м ож н о- терминологически обозначить как
"Узуально ограниченный» контекст, а значение семантически
Реализуемого слова, в него входящ его, — узуально связанным
качением.
Мы воздерж и ваем ся о т применения термина «ф р а з е о л о г и ­
ческие сочетания» по отнош ению как к фраземам, так и к еди­
ницам узуально ограниченного контекста по сл едую щ и м

69
соображ ени ям . Во-первых, он не представляется нам доста
точно точным, ибо подходит по св оем у со с т а в у к л ю бо й разц0.
видности фразеологических единиц (которы е в конце конц0о
все являются «соч етани ям и » с л о в ). В о-вторы х, в общепринято^
использовании термин этот не дифференцирует единиц^
постоянного и узуально ограниченного контекста. Нам же прел
ставляется сущ ественной эта дифференциация, ибо м еж ду т еч 1(
и другими пролегает граница фразеологического фонда языка
Единицы узуально ограниченного контекста, как упоминалось
выше, имеют некоторые черты, отличающ ие их от переменного|
контекста, но не сов п а даю т по своей характеристике с едини
цами п остоянного контекста. Их мож н о назвать своего рола)
«ф р а з е о л о и д а м и ».4.
Сочетания, представляющ ие соб ой единицы узуально огра.
ниченного контекста, м огут составлять ряды различного коли
чественного состава, объем которы х зависит от величины указа
тельного н абора к данн ом у семантически р еализуем ому слову
Так например, сочетания 1о Ьгеак Ше пе\\гз, 1о Ьгеак 1Ье1
шаНег (в трехчленных конструкциях с предложным дополне­
нием) сост а в л я ю т весь ряд с данным значением глагола 1 о Ьгеак
'с о о б щ и т ь ’ . Трехэлементный ряд со став л я ю т сочетания ую1ег
ёеаШ, ую1еп1; шеапз, ую1еп1 т е а з и г е з ‘ насильственный’ , и т. I
Единицы узуально ограниченного контекста стоят у границ
фразеологического фонда языка и об н а р у ж и в а ю т различную
степень близости к нему. Чем более ограничена в них вариант
ность указательного минимума, тем эта степень близости
к фраземам выше.
Сочетания эти, несомненно, связаны прямой связью с фразе
мами. Они, по-видимому, состав л яю т один из тех источников
откуда берут свое начало фраземы. Фразема мож ет возникать из
эт о го источника тогда, когда сп особ н ос ть данного семантически
реализуем ого слова в данном его значении к сочетанию с рядом
слов по тем или иным причинам сок ра щ а ется до единицы. С дру­
гой стороны, фраземы также, нужно думать, сл у ж а т источником
появления «ф р а з е ол ои д ов». Э то происходит тогда, когда расши­
рение сочетаем ости семантически реализуем ого слова в той или
иной ф раземе превращает эту п осл едню ю в единицу узуально
ограниченного контекста, а м ож ет быть, с дальнейшим раз
движением пределов сочетаемости, — и в единицы переменного
контекста (таков, вероятно, путь сем антического развития мно­
гих с л о в ). Из-за эт ого фраземы, действительно, о б н а р у ж и в а ю т

4 Различие между единичной и ограниченной сочетаемостью отмечает


в двух работах по английской фразеологии. См.: 3. И. А н и с и м о в а . ЛексИ
ко-фразеологические варианты прилагательных во фразеологических един11'
цах (на материале англ. языка). Уч. зап. 1 М ГПИИЯ, т. X, 1956, стр. 23:
В. Л. Д а ш е в с к а я. Фразеологические сочетания типа «переходный глагР;1
и существительное» в современном английском языке. Канд. дисс. М., 19г';’'
стр. 83.

70
вестную «текучесть». Н о текучесть эту не следует преувеличи­
т ь . В л ю б о м синхроническом срезе языка в нем м ож н о найти
значительное количество отстоявш и хся фразем, многие из к о т о ­
рых переходят изЧ,дного среза в другой, не меняя св о е г о ф р а зе о ­
логического качества. Н о э т о — иной аспект контекстологиче­
ского исследования, не имеющий прямого отношения к нашей
теме в ее хронологических границах.
И сходя из т о г о положения, что релевантным признаком
фразем, отделяющ им их от единиц узуально ограниченного кон­
текста, является материальная единичность указательного
минимума, синонимические замены указательного минимума
сл едует признать невозм ожны ми без разрушения данного
постоянного контекста. Таким о бр а з о м , сочетания типа Ои1сЬ
сотГог* — Ои1сЬ с о п з о Ш ю п 'с л а б о е утеш ение’ ; Сап1егЬигу
1а 1е — Сап1егЬигу з !огу 'длинный и нудный р а с ск а з ’ , где ключе­
вые слова являются синонимами, а такж е сочетания типа с й у
АгаЬ — з1гее1: АгаЬ 'уличный мальчиш ка’ ; 51зурЬеап 1 а з к —
51 зурЬеап 1аЬоиг 'си зи ф ов т р у д ’ , Сезагеап орегаНоп — Сезагеап
зесйоп 'к еса р е в о сечение’ , где ключевые слова не синонимичны
друг др угу вне данной связи, представляют со б о й две синони­
мичные м еж ду со б о й единицы узуально ограниченного контек­
ста. В них изменяемо ключевое слово, оп редел яю щ ее своим
присутствием одн о и то ж е значение семантически реализуе­
мого слова, но изменяемость его узуально ограничена. В о б ы ч ­
ном, не синонимическом ряду «ф р а з е о л о и д о в » набл ю дается
такое ж е положение с той разницей, что содер ж ан ие ка ж дого
из сочетаний, входящ их в эт о т ряд, не повторяет содер ж ан ие д р у ­
гих сочетаний.
Отметим э т о контекстуальное различие. При вариантности
ключевого слова и константности значени 5^ -од н ог о и т ог о же
семантически реализуем ого слова получаем синонимические е д и ­
ницы узуально ограниченного контекста. При вариантности
семантически реализуемых слов, вы р а ж а ю щ и х одно и то же
значение, и константности клю чевого слова, получаем синоними­
ческие фраземы (см. стр. 6 7). Ни в одн ом из таких случаев нет
оснований считать помянутые вариации «лексическими ст р у к ­
турными вариантам и» одной и той ж е единицы кон текста ,5
если один из опорны х элементов контекста оказы вается с о в е р ­
шенно измененным.
М ы оставим сейчас без рассмотрения ряд вопросов, связа н ­
ных со спецификой строения и форм употребления фразем. Эти
вопросы ц ел есо обр азн о сделать предметом обсуж ден и я в сп е ­
циальных разделах настоящей работы. Здесь мы ограничимся
приведенной выше общ ей характеристикой фразем как единиц
п остоянн ого контекста в их отличии от единиц переменного кон­

5 См.: А. В. К у н и н . Некоторые вопросы английской фразеологии. Англо-


Русский фразеологический словарь. М., 1955, стр. 1446 и сл.

71
текста. Д о б а в и м к ней,лишь одно краткое замечание: фраземы
всегда имеют двучленное строение. Увеличение числа компо-
нентов меняет тип единицы постоянн ого контекста.
Фраземы представляют со б о й сущ ествен ную часть фразео­
л огического фонда английского языка, один из типов единиц
постоянного контекста. Более сл о ж н у ю картину постоянного
контекста п редставляют единицы, которы е мы назовем идиома­
ми, к р ассм отр ени ю которы х и перейдем.

§ 2. ИДИОМЫ

Постоянный контекст в том его внутреннем строении, в ка­


ком он представлен во фраземах, есть сочетание ясно вычленяе­
мых элементов семантически р еализуем ого слова и указатель­
ного минимума. Контекстуальные функции к а ж д ого из этих
элементов легко опознаваемы и определимы. Н о возьм ем сл ово­
сочетание а т аге'5 пез{.
Сущ ествительное ш аге 'к о б ы л а ’ однозначно и, следователь­
но, не зависит от указательного минимума. С ущ ествительное
п ез! неоднозначно; его значения: ‘ гнездо’ , ‘в ы в о д о к ’ , ‘ притон’,
'с и ст е м а ’ (например, тр у бок , п роводов ) и нек. др. Однако ни
одн о из этих значений не связано исключительной контек­
стуальной связью с ключевым сл ов ом шаге; более того, это
последнее нормально д а ж е не является членом контекстуаль­
ного н абора ни к о дн ом у из значений слова пез1. Следовательно,
здесь нет ни рассмотренной выше фразеологической, ни обычной
переменной контекстуальной зависимости меж ду членами да н ­
ного словосочетания, тем более, что их значения не являются
актуальными элементами вы р аж а ем ой им семантемы 'нелепица,
абсу рд’.
П еред нами, следовательно, особ ы й тип постоянного кон­
текста, в котором нет характерного для фраземы распределения
контекстуальных функций м еж ду компонентами сл о в о со ч е та ­
ния: здесь н^у с.емашиыески реализуем ого и ключевого слова,
и ни один из компонентов не о бл а д а ет фразеологически~~сВяза'н-
ным значением, зависящим от связи с другими компонентами.
З десь налицо некое о б щ ее, неделимое значение всего слово
сочетания в целом. В^сГ'"лексическии сост ав подобной единиць
п остоянного контекста представляет со б о й п оэто м у одновремен
но и указательный минимум, и семантически реализуемый эле
« е н т контекста.
Единицы постоянного контекста, в которы х указательны?
и семантически реализуемый элемент нормально составляют
т о ж д е с т в о и оба представлены о бщ и м лексическим составол
словосочетания и которы е ха рактеризую тся целостным значе
нием, условим ся нязьтваяь-и ди ом ам и ._____
Однако идиомы неоднородны по характеру относительной
значимости своих компонентов в общ ей системе английского

72
ар н °го состава. Н еоднор одны они и с точки зрения степени
сЛолЯции сочетания своих компонентов. Так, в некоторых идио-
"ях имеются налицо некротические элементы, т. е. компоненты,.
Спавшие из сл ов ар н ого состава языка и закон серви рован ны е
^плько в той или иной идиоме. В иных идирмах м ож н о встретить
т употребительные в переменных построениях формы слов..
Бывают идиомы, в которы х одно из сост ав л я ю щ и х их слов;
сохраняет в засты вш ем состоянии, лексическое значение,
вообще да вно им утраченное. Н апротив, бол ьш ая часть идиом
состоит из слов, не отмеченных никаким формальны м или сем ан -
тИческим св оеобр азием . В о всех этих материальных р азновид­
ностях идиом внутреннее контекстуальное указание в пределах
идиоматического контекста представляется неодинаковым или,
во всяком случае, не совсем одинаковым. В связи с этим и кон­
текстуальная са м од ост ат оч н ость идиом представляется р а з ­
личной.
П режде всего идиомы, сод ер ж ащ и е так или иначе изол иро­
ванный компонент, предполож ительно долж ны обл а д ат ь т ак ой
контекстуальной са м о д о с т а т о ч н о с ть ю в большей степени, чем
идиомы, т а к ог о компонента не имеющие. Это различие п р оя в ­
ляется отчетливее всего тогда, когда идиома берется вне речи.
Идиома с некротизмом или с формальной аномалией не м ож ет
быть омонимичной со о т в е т с т в у ю щ е м у переменному соч етан и ю
именно вследствие изоляции данного компонента. Из э т о г о
легко заключить, что наличие такой о собенн ости есть условие,
благодаря кот ор ом у идиома проявляет с в о ю иди ом атич ескую
природу независимо от каких бы то ни бы ло внешних речевых
факторов. Ср., например, идиомы т Ше Ьо\уе оГ Ше т Ше
т с к оГ 1дте, 1о сис!де1 (о п е ’ з) Ъ г а т з , и т. п. С а м о е присутствие
компонентов Ноше, ш ск, сис!§е 1 сигнализирует о том, что здесь
налицо постоянный контекст, содер ж ащ и й некий идиоматиче­
ский смысл.
С другой стороны, если идиома состоит из слов, сочетание
которых м о ж ет материально совпадать с сос т а в ом единицы
переменного контекста, кажется очевидным, что такой внутрен­
ней сигнализации относительно ее идиоматического см ы сл а
в ней нет. Ср., например, сочетания: гес! 1аре 'красная т е с ь м а ”
и ‘б ю р ок р а т и з м ’ ; йагк Ьогзе ‘л ош адь темной м а сти’ и ‘человек
с неясной репутацией’ ; Ше с!ау айег Ше Га!г 'день после я р м а р ­
ки’ и 'сл иш ком п о зд н о ’ ; 1 о ри! ( о п е ’з) сагсЬ оп Ше 1аЫе 'вы л о-
ж' 1ть карты на с т о л ’ и ‘откры ть свои планы’ , и т. п. и т. д.
С оздается впечатление, что в зависимости от качества к о м ­
понентов идиома м ож ет либо сам а через себя выявлять с в о е
Целостное значение, л и бо в семантическом отношении всец ел о
Зависеть от ка кого-то вне ее н аходящ егося к он тек стуа льн ого
Или си туационного указания.
Но если это так, естественно возникает сомнение в п р а в о ­
мерности той общ ей контекстуальной формулы идиомы, с к о т о ­
73
р ой мы начали наше рассуждение. В о б о и х указанных выще
с л у ч а я х т о ж д е ст в о указательного и семантически реализуемого
элементов в идиоме и совпадение их о б о и х со всем составом
компонентов идиомы представляется безуслов н о нарушенным.
В идиомах, отмеченных каким -либо формальным отличием от
переменных сочетаний, как мы видели, сигнал об их идиома­
тичное™ идет от эт о го специфичного компонента. Следователь
но, м ож н о прийти к заключению, что именно эт от компонент,
а не весь сост а в идиомы и представляет соб ой указательный
элемент, н еобходимы й для реализации ц елостного значения
идиомы. В идиомах с нейтральным состав ом , н аобор от, вообщ е
нет д оста точн ого указания на их о с о б о е значение, в силу к о т о ­
рого они отличаются от с ов п а д а ю щ и х с ними переменных сл о в о ­
сочетаний. Значит, и к этим случаям как б у д т о нет основания
применять сф ормул ированн ое выше определение. Наконец,
■существуют и некоторые п ромеж уточн ы е типы идиом, по от н о ­
шению к которы м названные выше случаи являются крайними
точками всей шкалы возм ож н ы х контекстуальных р азновидн о­
ст ей идиом. Например, это идиомы, один из компонентов к о т о ­
рых имеет архаическое или соверш енно изолированное значе­
ние, но обы ч ну ю для данного слова соврем енн ую материальную
ф о р м у (типа а! Ше Пгз! Ы изЬ); или э т о идиомы, построенные из
обыденны х, общ еуп отреби тельн ы х слов в их обычных, о б щ е ­
известных значениях, сочетание которы х не встречается за пре­
д е л а м и данной идиомы (типа гпаге’ з пез1). И к этим п р о м е ж у ­
точным случаям применимость контекстуального определения
идиомы, по-видимому, будет неодинаковой.
Р а сс м от р и м все эти разновидности идиом с указанной точки
з рения более внимательно.
Бы ло бы у д о б н о и для полноты сопоставительного анализа
полезно поставить на первом месте в ряду рассматриваемы х
разновидностей идиом такие, которы е с ос т оя т сплошь и искл ю ­
чительно из материально изолированных компонентов. Однако
фактически таких идиом не встречается. В подавл яю щ ем б о л ь ­
шинстве случаев идиомы п одвергаю тся историческим п р е о б р а з о ­
ваниям своих компонентов в прямом соответствии с общим
фонетическим и грамматическим развитием английских слов,
и если в них и проявляется известная инерция формы, то она
об ы ч н о не захваты вает весь их лексический сост а в в целом.
С у щ ест в у е т незначительное количество идиом, знаменательные
компоненты в которых, по вы раж ен ию Л. Г1. Смита, «са м и по
с е б е не имеют см ы сл а ».6 Таких случаев столь немного, что одни
и те ж е примеры перекочевывают из одной р аботы в другую.
Т а к о в ы идиомы Ш Гог Ш , з р 1ск апс! зрап. В первой из них
к а ж ды й знаменательный компонент имеет лексические омо-

6 Л. П. С м и т. Фразеология английского языка. М., Учпедгиз, 1959, стр. 29.

74
я имы, к о т о р ы е м огу т встречаться, разумеется, в иных контек­
стах. Так, к ом п он ен ту Ш с о от в е тс тв у ю т омонимы со значением
'синица’ ^ 'д е в у ш к а ’ (у с т .) , компоненту 1 а 1 — англо-индийское
су щ ест в и т ел ь н ое с о значением 'п он и ’ или другое, такж е англо-
яндийское, о з н а ч а ю щ е е 'ц и н ов к а ’ , или, наконец, ж аргонизм,
имеющ ий значение 'игральная к о с ть ’ . Х ронологические с о п о ­
ставления, одн ако, показы ваю т, что ни одно из названных слов
не является комп он ентом данной идиомы, ибо возникло позднее,
чем са м а идиома (как отм ечает Коллинз, она засви д е т ел ьст вова ­
на у ж е у Д ж . Х е й в у д а ) .7 В о о б щ е вы сказы вается предположение,
что иди ома эта возникла в резул ьтате фонетического п ер е оф о р м ­
ления п ервон а ча л ьн ого сочетания 1лр Гог 1ар, где 1ар означало,
как и теперь, ‘ш л е п о к ’ , а Ир уп отребл ен о здесь в ныне о м е р т ­
вевшем значении ' у д а р ’ .8 Так это или не так, все равно ни один
из к ом п он ен тов этой идиомы в его нынешнем виде не является
указательн ы м мини м ум ом по отнош ению к др угом у, ни один из
них не им еет никакого собствен ного, так сказать са м о с т о я те л ь ­
но в е с о м о г о , значения и только их комбинация с п ом ощ ью п ред­
лога Гог д а е т ц ел остн ое значение 'о к о за о к о ’ . П о э т о м у в с л у ­
чаях п о д о б н о г о рода т о ж д е с т в о указательного и семантически
р еа л и з у ем ого элемен та и равенство того и д р у г ог о всему с о с т а ­
ву иди ом ы очевидно. Однако, как сказано выше, таких с а м о ­
очевидн ы х сл уча ев очень мало.
В и д и о м а х с одним некротизмом полож ение на первый
взгляд С оверш енно иное. И менно в силу своего закрепления
тол ьк о и исключительно в данной единице контекста, некро-
тизм с л у ж и т внешним знаком идиом этичности данного с л о в о ­
сочетания. Е ст ест в ен н о п редполож ить поэтому, что он вы деляет­
ся из о ст а л ь н ы х компонентов идиомы о с о б о й своей ролью
в закреплении и реализации ее целостного значения. Тем самым,
его ф ункциональная нагрузка представляется " отличной от
функциональной нагрузки остальных элементов состав а
идиомы. Он п р едста ет как важнейший сигнал ее целостного
значения. Э т о д а е т п овод усм отр еть в нем главную ук а за т е л ь ­
ную силу, а м о ж е т быть, д а ж е и единственный указательный
минимум, н еобход и м ы й для реализации целостного значения
идиомы. Если э т о так, то об щ а я контекстуальная формула
иди ом ы о к а зы в а ет ся для этих случаев недействительной,
п о т о м у что не весь со с т а в фразеологической единицы, а лишь
один его компон ент несет в се б е контекстуальное указание.
С л е д о в а тельно, идиома, вкл ю ч аю щ ая некротизм_, распадается
^ а два} ф у нкционально различных элемента контекста ^ с е м а н ­
тически реализуем ый, представленный всем состав ом идиомы за

7 См.: V. Н. С о I П п 5. А Воок о{ Еп^НзЬ 1сНогш. Л., Учпедгиз, 1960,


стр. 236.
8 Там же.

75
вычетом некротизма, и/указательны й, которы м и является сам
некротизм. Значит, тож д ест ва этих элементов контекста в идио­
мах данного типа ут вер ж д ат ь как б у д то нельзя. Н о это значило
бы, что об щ а я контекстуальная формула идиом выбрана не­
правильно. Нельзя признать плодотворной такую о б щ у ю ф ор ­
мулу, которая охваты вает не все единицы, которы е должны
бы ть под нее подведены.
Однако все эти заключения, которы е вы текают одн о из д р у ­
г ог о и приводят к указан ном у о б щ е м у выводу, исходят из не­
верного анализа отношения м еж ду частями контекста, с о с т а в ­
л яю щ его идиому.
Если признать некротизм указательным элементом, то
семантически реализуемым элементом неизбежно следует при­
знать весь остальной сост ав идиомы. Например, в идиоме 1а
§ 1уе а Лоа!__ащ 1_ Ье^ а зЫуе\за указательный элемент придется-
ЛртпТять изолированны й"элемент зЫуе ( ‘л ом оть х л е б а ’ ), а за
семантически реализуемый элемент — группу компонентов 1 о
^ 1уе а 1оа? апс! Ъе§. Н о ведь эта группа не является полным
выражением целостного значения 'дав ать больше, чем т р е б о ­
в а т ь ’ . Для его реализации необходим не только сигнал, идущий
от слова зЫуе, но и са м ое его участие в данной словесной
группе, его участие в конструировании полного целостного зна ­
чения данной словесной группы. В идиоме Ние апс! сгу архаизм
Ьие не только указывает на значение связанного с ним слова,
как э т о происходит в переменном контексте или во фраземах,
но вносит н еотъемлемую д о л ю в о бщ ее значение сочетания
своим собствен ны м присутствием (а исторически и своим соб
ствецным лексическим значением). Э т о не указатель, который
вызывает о с о б у ю семантическую реакцию вне его са м ого, в сло^
ве или комплексе слов, с ним связанном; его указание направ­
лено на все соединение слов, в которое он входит как его с о с т а в ­
ная часть, а следовательно, не только на связанные с ним эл е­
менты э т о го соединения слов, но в равной мере и на него
са м ого, а вернее, на са м ое его сочетание с другими элементами.
Следовательно, обы чного распределения семантических функ
ций м еж ду компонентами сочетания, характерного для пере­
менного лексического контекста, для узуально ограниченных,
сочетаний и для фразем, как о со б о й разновидности контекста
постоянного, в идиоме, вклю чаю щ ей изолированный элемент,,
не происходит.
Для реализации целостного значения идиомы требуется весь
ее состав, и целостное значение э т о возникает не в к а к о ^ т о од-,
ной части идиомы под воздействием другой ее части, но во всем
состав е идиомы, взятой в целом. Наличие такого элемента,
следовательно, не отменяет общ ей контекстуальной формулы
идиомы. Т о ж д е с т в о указательного и семантически реализуем ого
элемента и их равенство всем у со с т а в у идиомы является ненару­
шенным и в этих случаях.

76
Тем не менее, хотя такой, отмеченный изоляцией ф орм ы ,
компонент идиомы не является указательны м элементом в с о ­
ставе данной единицы п остоянн ого контекста, он известным
образом, действительно, отличается от других ее компонентов.
[тго наличие усиливает впечатление той традиционности фор-
мы, какая присуща в ооб щ е идиомам, и противопоставляет д а н ­
ное словосочетание переменным сл овосочетан иям. Это впечат-
тение имеет реальную осн ову в абсол ю тн ой связанности д а н ­
ного слова с рядом слов, со с т а в л я ю щ и х в своей совокупности
д а н н у ю идиому. П оэт о м у его м о ж н о признать не указательным
элементом, а лишь дополнит ельной приметой единицы п о ст о я н ­
ного контекста, не ф орми рую щ ей, но лишь усиливающ ей осо-
~бую природу идиомы по сравн ени ю с другими единицами кон­
текста.
Итак, в идиомах мож ет п р и сутствовать оп ределенная д о п о л -
нителвная контекстуальная примета. В этом — еще одна, не
обязательно наличествующая в л ю б о й идиоме, но возм ож н а я
в ряде случаев особенн ость идиом: наличие в них дополнитель­
ной контекстуальной приметы, не наруш аю щ ей, но о с л о ж н я ю ­
щей. о б щ у ю формулу единиц иди ом а тич еского постоянного кон ­
текста.
Такой дополнительной контекстуальной приметой м ож ет
служить в идиомах ^ Т р а д и ц и о н н а я аллитерация, и риф щ шка-
компонентов, и их взаимное размещение,' и другие внешние о с о ­
бенности идиомы. Н о это, действительно, не' решающ ий и не
определяющий контекстуальный фактор, а лишь дополнитель­
ный усилитель, приводящий к бол ь ш ей консолидации ф ор м а л ь ­
ной стороны идиомы. Что эта примета выполняет лишь в с п о м о ­
гательную роль, явствует из т о г о , что в своем подавляющ ем
большинстве идиомы лишены т ак ой формально о бособл енн ой
поддержки своего идиоматического сущ ества и от эт о го ни­
сколько не теряю т своего ц ел остн ого значения. Это показы ­
вает, что наличие некротизма, изолированной формы или э в ф о ­
нической организации не является основным ср едством кон ­
текстуального указания в идиомах.
Уместно будет напомнить, ч то изолированные слова, т. с.
слова с единичной соч ет аем ост ь ю , могут встречаться и не
только в идиомах, и даже в о о б щ е не только в единицах п остоян ­
ного контекста, но и в переменных сочетаниях. Слов с единич­
ной сочетаем остью вообщ е в л екси ке л ю б о г о языка, в том числе
и английского, по-видимому, очень немного; но для нас сейчас
несущественно, имеем ли мы д е л о с регулярно проявляющимися
случаями или с редкими сп оради ческим и явлениями, поскольку
речь идет вообщ е о принципиально возм ож н ы х разновидностях
контекстуального взаимодействия слов. В единицах контекста
иных типов слова с единичной со ч е т а е м о ст ь ю могут выполнять
Указательную функцию по отн ош ен и ю к связанным с ними с л о ­
вам. Однако закономерности взаимны х отношений м еж д у эле­
ментами в различных типах контекста являются различными
и механически распространять закономерности одн ого типь
контекста на другой тип бы л о бы грубой ошибкой.
Так об с т о и т дело с применимостью общ ей контекстуальное,
формулы идиомы к идиомам, об л а д а ю щ и м какой-либо дополни,
тельной контекстуальной приметой.
Возьмем, однако, идиомы иного типа, в которы х такой физи­
ческой, материальной приметы нет. И д иомы, которы е мы п о л,
вергнем рассмотрению, с ос т оя т из са м ы х нейтральных, обьш.
ных слов, спо соб н ы х к переменной сочетаем ости в других едини,
ц а х - к о ш е к с ы . П и .о д н о из них, следовательно, не м о ж е т 'с л у ­
жить с а м о по себе д а ж е дополнительной приметой идиоматич-
ности.
При нейтральном характере каж дого, отдельно взятого ком­
понента идиомы возм ож ны два основных ряда случаев.
Первый ряд случаев сост ав л я ю т идиомы - в которы х такие
нейтральные компоненты п редста ю т в несвойственной им
в условиях ^ п е р е м е н н ы х ,с оч ет а н и й . связи. _1аковы, например
а т а г е ’з пез1, ап аре з ра1егпоз1:ег,га~ЗеуГГ5 ра1егпоз1:ег, 1о §Пс1
Ше рШ, а ^газз у л с 1о \у , а гоипй гоЫп, ЬарИзш оГ Пге и мн. др.
К а ж д о е из слов, входящ их в состав этих и им п одобн ы х идиом,
о б л а д а ет доста точн о ш ирокой и р азнообразн ой сочетаемостью
в переменных сочетаниях. О днако такой связи, какая данл
в идиоме, ии одн о из эгих слов вне этой идиомы не имеет по
«ричине<$ёсовм естим ости их собственны х лексических значений,
исключающ их потребн ость в их' сочетании: м ож н о встретить
и употребить в собственной речи связь сущ ествительного шаге
с определяемыми з!аЫе, спЬ, Ьагпезз, ЬпсПе и т. д., но су щ е­
ствительное пез! в переменном сочетании не встречается в атри­
бутивной связи со словом шаге. То ж е м ож н о сказать и о л юбом
из приведенных примеров. В о всех этих идиомах контекстуаль­
ная связь м еж д у данными конкретными словами выпадает из
л ю б о г о контекстуального набора, присущего им в переменных
сочетаниях. П о э т о м у такие идиомы не сов п а даю т материально
ни с одним переменным сочетанием.
Н ередко п одобная контекстуальная н есовм естим ость слов
обн ар уж и в ается и в многочленных идиомах. Ср., например:
1о Ьап§ оп Ьу (о п е ’ з) еуе1азЬез, 1о Ьауе (о п е ’ з) Ьеаг! т (о п е ’ з)
т о и Ш , 1о 1аке И т е Ьу Ше к>ге1оск и т. д. При этом не следует
смеш ивать таку ю внутреннюю контекстуальную н есовм ести­
мость слов, сост ав л я ю щ и х идиому, с дем оти вированн остью ятон
последней. В о многих случаях именно невозм ож н ость перемен­
ной связи данных слов служ ит основой для переносного, фигу­
рального осмысления их сочетания. Ср., например: Ь ар^зш о?
Пге, 1о §Пс1 Ше рШ, 1о Иск т 1 о зЬаре, шас! аз а ЬаМег и т. д-
Д ля того чтобы изоляция представленной в идиоме связи
компонентов из контекстуальных переменных рядов их сочетае­
мости могла действовать, как показатель сем антического свое-

78
бпазия идиомы, необходим, как это нетрудно видеть, весь-
°0став идиомы в целом. П о эт о м у и здесь оста ется ненарушен-
Сым ^тождество указательного и семантически реализуемого эл е­
м е н т о в единицы контекста.
1 В стает закономерный вопрос: не является ли указательная
онтекстуальная функция сочетания нормально несочетаемых
слов общ ей для идиом последнего из приведенных видов и для
образных словосочетаний окказионального характера. Например,
Б шекспировском выражении «I Ьауе по зриг 1о р п с к Ше 51йеч
0[ шу т1еп 1», п редставл яю щ ем р азвернутую м етаф ору,8’
сочетание зриг 1о р п с к Ше зЫез оГ т у т 1 е п ! реализуется как
образное такж е бл агодар я сквозной комбинаторной н есовм ести­
мости лексических составляю щ и х. И сходная техника сдвига
со держ ания в обои х случаях — и в идиоме, и в од н ора зов ом
образном выражении — одна и та же. Н о фиксированность
идиомы отодви гает ее первичную мотивировку на задний план,
заслоняемый традиционной усл овн ост ью ц елостного ее з н а че­
ния. В св о б о д н о м обр а з н ом выражении мотивировка его являет­
ся, наоборот, важнейшим фактором для его осм ы сления.10
Наконец, второй ряд случаев среди идиом нейтрального
состава п редставл яю т идиомы, в которы х в о о б щ е о т су тствует^
^акой-л ибо материальный у к а за тель их семантической специ­
фики? В них нет не только каких-либо некротизмов, но нет
п отрыва от обычных возм ож н ы х рядов сочетаем ости к а ж д ог о
из их компонентов. П о э т о м у такие идиомы полностью с о в п а ­
дают по своей материальной фактуре с переменными с л о в о ­
сочетаниями т ог о ж е состава. Речь идет о таких, например,
идиомах, как: 1о 1еаё ( зшЬ.) ир Ше ^агйеп ра!Ь, 1о 1аке Ше саке..
Ше Шлп е<1§е оГ Ше \уес1§е, 1о {еаШег (о п е ’ з) пез1, зоиг §гарез,
1Ье п ^ М 51с1е оГ с1оШ, Ше §геу шаге, Ь а т т е г апс! 1оп§з и т. д.
Реализация целостного значения этих и п одобн ы х им идиом
не м ож ет быть достигнута их собственны ми силами именно
из-за их внешней неотличимости от переменных сочетаний.
Разм еж евание м еж д у буквальным см ы сл ом переменного-
словосочетания и целостным значением внешне тождественной
с ним идиомы м ож ет проходить различными путями. В извест­
ной степени различия этих путей, вероятно, связаны с х а р а к т е­
ром структуры идиомы.
К онтекстуальное указание для идиом, не имеющ их з а к о н о ­
мерного лексического расщепления, идет от словаг;. синтаксиче­
ски связанного с данной идиомой в пределах предложения.
Например, а т о 1 о г - с а г 15 зоиг §гар ез Гог Ы т . Л и б о такое у к а ­
зание содер ж и тся в речевой ситуации, исключающ ей бу к в а л ь ­

9 См.: И. Р. Г а л ь п е р и н. Очерки по стилистике английского языка. М.,.


1958, стр. 126.
10 Подробнее об этом различии см.: Н. Н. А м о с о в а. О целостном значе­
нии идиомы. Исследования по английской филологии. Сб. 2. Изд. ЛГУ, 1961,
стр. 11— 12.

79
ный смысл словосочетания. Л и бо, наконец, оно достигаете
путем факультативного лексического расщепления (типа 1 о зау
( о п е ’ з) ро1Шса1 з к т ) . Для идиом с регулярным лексически*
расщеплением указание м ож ет идти от вставного переменно^
компонента (типа 1 о Шгош ( з т Ь . ’ з) йе^гасНп^ оссираН оп (щ,
(згпЬ.’ з) Гасе). Д л я идиом с закрепленным артиклем указан^
м о ж е т возникнуть из несоответствия артикля условиям изложе
ния (ср.: ТЫз у о и п § 1ас1у Шгпей ои1 1о Ье Ше ^геу т а г е ) .
Так или иначе, во всех п одобны х и многих других случая
сл ед у ет ож и д а ть указания, идущ его извне к идиоме. Таким о б р а
зом, указательный элемент находится .за пределами идиомь
и является чем-то внешним по отиошениюТГ'Ее"составу.
■ Например, сочетание 1о з т е П а га! м ож ет быть как перемен
ным и иметь смысл ‘учуять крысу*, так и идиомой с целостны!
значением 'чуять неладное’ . Сравним сл еду ю щ и е отрывки:
1. « Н а у е уои аггапдес1 Ша1 Ьо\у 1 о? \уа!ег, зо Ша* Н’ И Га11 0р
Ыз Ьеас! \уЬеп Ье орепз Ше йоог?» — «КаШег! Н’ з ЬеаиШиПу Ьа
1апсеШ» — «<Зоос1! \УЬеп Ье с о т е з т , луе п ш з! Ье сагеГи1 1о 1а11
апс! ЬеЬауе ехасН у Ше з а т е аз изиа1, ог Ье т а у зт еП а гаЬ> (ТЬ
Ьуе11,3. Р Ь .,6 1 9 ).
2. Оп зеуега1 о с с а з ю п з ^ е шеге а11 ашоке Ьу !п§ЫГи1 п о 1зе 5
Р ш с Ь (Ше <Зо&)... Ь е т § - сПзсоуегес! з с г а к Ы п ^ ир Ше еагШ с1оз(
1о Ше з!аЫе раг1Шоп туйЬ а Гегоску аКо§еШег 1оге1дп 1о Ьн
шеак паШге. — « Н е зтеИз а га Ь , за 1с! З а т ; «Ооос! с1о§! ГекЬ 1
ои*. ТЬеге 1з га1з т Ше з*аЫ е... ШаГз шЬа! Ье’ з аЙег» (Л. Огоеп
луоос!, Ь. К., 193).
В о б о и х случаях значение сочетания 1о з т е П а га! вскрывает
ся на осн ове ситуации: в случае 1 — как целостное значенш
'почуять неладное’ , в случае 2 — как семантема переменного
сочетания 'учуять к р ы с у ’ .
Н о если э т о так, то указательный элемент не совпадав!
с семантически реализуемым элементом и не равен состав;,
идиомы. С ледовательно, идиомы, п олностью совпадающие
с переменным сочетанием, казалось бы, не могут быть подведены
под о б с у ж д а е м у ю контекстуальную формулу.
э т о м у вы воду нас п одводит цепь чисто логических заклю
чений, и он был бы непогрешимым, если бы не некоторые
обстоя тел ь ства .
Д ел о в том, что на протяжении многих десятков тысяч
обсл е д ов а н н ы х страниц английских текстов встретились лишь
два-три переменных сочетания, сов п а д аю щ и х по со с т а в у с со о т
ветствую щ им и идиомами. Д а ж е в тех случаях, когда в данном
речевом акте естественнее^всего бы ло бы уп отреби ть словосоче
тание, омонимичное какой-либо идиоме, избирается иной с п о ­
с о б выражения мысли. В то ж е время, наличие внешнего нега­
тивн ого указания легко м огло бы ликвидировать возможность
смеш ения переменного и идиоматического сочетания. Такое
стремление избеж ать совпадения с идиомой са м о по себ е весьма
80
н0Гозначительно. Оно свидетельствует о том, что традиц ион ­
ный характер со ст а в а идиомы од ер ж и ва ет верх, действует более
11 поСредственно, чем какой-либо внешний контекстуальный сиг-
п. Благодаря этой закрепленной связи м еж ду данным лексиче-
кйм состав ом словосочетания и его идиоматическим с о д е р ж а ­
щем целостное значение идиомы реализуется со значительно
большей степенью автоматизма, чем слож ночленимая семантема
соответствующ его переменного сочетания, и п о том у-то и пере-
вешивает эту последню ю.
Но тогда полож ение внешних указательных сигналов по
отношению к идиоме оказы вается иным, чем э т о м огло п оказать ­
ся на первый взгляд. Эти сигналы о ка зы ва ю тся избыточными
и поэтому фактически д у б л и р у ю т контекстуальное указание,
с о д е р ж а щ е е с я в са м ом сос т а в е идиомы.
Но в таком случае получается, что и идиомы, п олностью
совпадающие с единицами переменного контекста, не о т к л о ­
няются от общ ей контекстуальной формулы идиоматического
словосочетания.
Нетрудно видеть, что эт о т вы вод основан на наблюдениях
хотя и над обш ирным , но все-таки ограниченным материалом.
Возможно, что если бы уд а л ось выявить д ост а т о ч н о бол ьш ое
количество случаев употребления переменных сочетаний,
тождественных по со с т а в у соотв етств ую щ и м идиомам, м ож н о
было бы установить определенные условия речи, исклю чаю щ ие
идиоматический см ы сл в этих сочетаниях. Н о дел о-то как раз
и заключается в том, что в речевой практике такие случаи
чрезвычайно редки. Э т от факт вряд ли м о ж н о считать с л у ­
чайным.
Таким об р а з о м , приходим к тому, что т о ж д е с т в о семантиче­
ски реализуем ого и указательного элементов в единицах
постоянного контекста типа идиомы оста ется ненарушенным
даже при наличии дополнительных контекстуальных примет
и внешних контекстуальных указаний, д ействую щ и х в том же
направлении.
Основная контекстуальная специфика идиом, следовательно,
ни в чем сущ ествен ном ог характера л ексического их со ст а в а
не зависит.
О случаях полисемии идиом речь пойдет несколько позже.
С ущ ность ц елостного значения идиомы нередко пытаются
определить через соотн оси м ы й с ним внеязыковой коррелят.
Таким внеязыковым коррелятом чащ е всего признают единое
Логическое понятие .11

11 СЬ. В а 11 у. ТгаИё (1е з^уНзИдие [гап?а1зе, уо1. 1. Не1(1е1Ьегд, 1921,


^ТР. 69— 77; Б. А. Л а р и н. Очерки по фразеологии. Уч. зап. ЛГУ, № 138, се-
филол. наук, вып. 24, стр. 206; Е. М. Галкина-Федорук. Современный рус-
Ский язык. Лексика. М., Изд. МГУ, 1954, стр. 148; П. П. К а л и н и н . К в о­
просу об эквивалентности фразеологической единицы отдельному слову. Ино-
СтРанные языки в школе, 1956, № 3, стр. 35; М. Н. Н и к и фо р о в а. Субстан-

^ Н. Амосова 81
О днако наблюдения показы ваю т, что соотн оси ть прям*
линейно категории языка с категориями логики следует весьц<
ост о р о ж н о . Механически установить некие тверды е типовь
соответствия м еж ду теми и другими нельзя. Учение о поняти
как о б одной из высших форм познания разрабатываете
в диалектической логике применительно к анализу процесс
познания и отношения мышления и действительности. В а ж ^
иметь в виду, что анализ эт о т обы чно учитывает содержаний
и механизм мыслительных п роц ессов в принципиальном отвле.
чении от соб ст вен н о языковых, т. е. материальных, их форм.';
П. В. Таванец прямо заявляет, что «признак „б ы т ь сочетанием)
с л о в ” не является отличительным признаком ни суждения, ни|
предложения, ни языковой обол очки су ж д ен и я » .13
Э то отм еч аю т теперь и некоторые лингвисты. Например,
Е. М. Галкин а-Ф едорук пишет: « О д н о и т о ж е содерж ан ие, т. е
понятие, м о ж е т быть вы р аж ен о и сл овом , и словосочетанием
например: детеныш волчицы — волчонок; о б р а б а т ы в а ю щ и й зем
л ю — земледелец; место стр ел ьбы — стрельби щ е; место пасть
бы — пастбищ е; оказал пом ощ ь — помог; участвовал в б ор ь б е —
бор ол ся. Значит, сод е р ж ан и е мысли в данных случаях, как,
в слове, так и в словосочетан ии одинаково. А язы ковое оформле­
ние различно » .14
П равда, иногда делается оговор ка, что « с в о б о д н о е » слово­
сочетание якобы вы р аж а ет «единое, но расчлененное понятие».15!
Л огика знает ряд операций, производимы х над понятием: опре­
деление, деление, расчленение понятия и т. п. В се э т о операции,
производимы е относительно понятия, но не в нем са м ом , ибо они
противоречат т о м у проц ессу абстрагировани я и обобщения,
которы й лежит в осн ове обр азова н и я понятия. Нет «разделен­
н о го » понятия, есть понятие, относительно к о т о р о г о произведено
деление. И лингвисту не приходит в гол ову называть незамкну
тый ряд перечисляемых слов формой выраж ения «разделен­
ного» или «д е л и м о г о » понятия, д а ж е если эти слова выражают
понятия, входящ ие в об ъ е м какого-то единого понятия
и выделяемые из него на основании ка кого-то о б щ е г о основан ия
деления. «Р асчл ен ен н ое» понятие есть понятие, относительно
к от ор ог о произведено расчленение о т р а ж а е м о г о в нем предмета

тивные фразеологические единицы в современном английском языке. Канд


дисс. М., 1956, сгр. 18; Ю. Д. А п р е с я н . К вопросу о значении фразеологиче
ских единиц. Иностранные языки в школе, 1957, № 6, стр. 1Э; и др.
12 См.: П. В. Т а в а н е ц . Вопросы теории суждения. М., Изд. АН СССР.
1955, стр. 38; М. С. С т р о г о в и ч. Логика. М., Госполитиздат, 1949, стр. 162:
В. Ф. А с м у с. Логика. М., Госполитиздат, 1947, стр. 33; Д. П. Г ' о р с к и й . Ло­
гика. М., Учпедгиз, 1958, стр. 44, и т. п.
13 П. В. Т а в а н е ц. Вопросы теории суждения, стр. 16.
14 Е. М. Г а л к и н а-Ф е д о р у к. О форме и содержании в языке. Сб
«Мышление и язык». М., Госполитиздат, 1957, стр. 378.
15 Например, см.: Грамматика-русского языка, изд. 1, т. II, ч. 1. М., ИзД
АН СССР, 1954, стр. 6.

82
м компоненты одн ого порядка. Если согласиться с тем, что
човосочетание вы р аж а ет «расчлененное понятие» и в то ж е
,'ремя признавать, что осу щ ествл яем а я данным словосочетанием
^о’минация строится на сочетании названий субстанции и ее
прйзнаков, то мы вынуж дены будем признать, что все зави си­
мые члены словосочетан ия п ревр а щ а ю тся из формы выражения
понятия (что признается св ойств ом сл о в а ) в ф ор м у выражения
признаков понятия. В ы ходит так, что сл ов о сп о со б н о вы р аж ать
п0нятие как таковое, лишь будучи изолировано из речи, ибо
•^же ведущий член словосочетания у ж е не вы р аж а ет все поня­
тие, а тол ько некую часть его.
Ссылки на «расчлененное понятие» как на содер ж ан и е « с в о ­
бодного» словосочетан ия и ф илософ ски и лингвистически не
правомерны и бессодер ж ател ьн ы . П ротивопоставл ен ие с о д е р ж а ­
ния переменного сочетания как «р а сч лен ен н ого» понятия
целостному значению идиомы как «еди н ом у н ера зл ож им ом у
понятию» н едостовер но с логической точки зрения и лингвисти­
чески не оправдано. В о зм о ж н о , что логическое содер ж ан ие
словосочетания бу дет когда-н ибудь определено точнее при более
детальном изучении форм и видов понятий. П ока э т о г о нет, сл е­
дует избегать дил ета нтского вторжения - в об л а ст ь логики и
оперировать соб ствен н о лингвистическими категориями.
П оэт ом у иногда су щ н ость ц елостного значения идиомы
и стремятся определить, не вы ходя за рамки чисто лингвисти­
ческих понятий. Тогда говорят, что значение идиомы не является
суммой значений ее ком п он ентов .16
Непригодность эт о го объяснения очевидна. Термин « с у м м а »
в математике, как известно, означает т о новое число, которое
содержит стол ько единиц, ск олько их сод ер ж и т ся в слагаемых.
Однако объединение слов во всякой единице контекста — не
только постоянного, но и переменного — не есть их п ростое с л о ­
жение, к от ор ое приводило бы к количественному наращ иванию
их лексических значений .17
В арифметической су м м е нет отношений м еж д у слагаемыми
Или они не существенны для о б щ е г о числового значения суммы.
В синтаксическом объединении слов отношения м е ж д у ними ( и
(|х значениями) играю т в а ж н у ю роль для о б щ е г о содерж ания
такого объединения (ср.: П ривет отца — привет отцу; товари щ
бРата — бр ат товари щ а; увидел милиционера — милиционер
Увидел). Наконец, в сум м е объ ед и н яю тся величины од н о го по-
Рядка, т. е. слагаем ым и могут бы ть л и б о числа, взятые в абстрак-

^ 16 См.: СЬ. В а 1 1 у. ТгаИё йе 81уН5^ие Ггап9а1зе, уо1.1, р. 74; Ь. Р. 5 т И Ь.


"!0гс15 апй 1сПот5. Ьопёоп, Соп5{аЫе, р. 185; В о г о 5 2 е « ' 5 к 1 . 2 га§ад-
П,еп 1ех1СО§гаШ ро1зк1е]. ^агзгаш а, 1954, 51г. 95; X. Касарес. Введение в совре­
менную лексикографию, русск. пер. М., Изд. иностр. лит., 1958, стр. 181,
Мн. др.
17 См.: А. М. П е ш к о в с к и й . Методика, лингвистика, стилистика,
°этика. Сб. статей. Л .—М., Госиздат, 1925, стр. 20.

83
ции от исчисляемого, либо числа, от р а ж а ю щ и е количество од^
наковых предметов. О б щ е е ж е содер ж ан ие синтаксическом
объединения слов возникает из сл о ж н о го взаимодействия тип 0
логически различных семантических величин, преж де всегщ
грамматических и лексических значений. '
Г оворя о том, что целостное значение идиомы «не есть сумм,,
значений ее ком п он ентов» или из этой сум м ы «н е вытекает», мь,
таким о бр а з ом , нисколько не показы ваем семантической сп?.
цифики идиомы, ибо и переменные словосочетания такой .«суммы
значений» не содерж ат.
В главе I мы у ж е упоминали, что переменное словосочетание!
со д ер ж и т сл о ж н у ю и членимую семантему. В общ ей форме это|
утверждение правильно, но оно теряет столь категорический|
характер, если обр ати м внимание на то, какова роль т ог о илн|
иного словосочетания в речи.
При первом упоминании о предмете речи и его признаке и|
указание на признак, и название са м о г о предмета речи играют!
очень ва ж н ую роль, ибо с п ом о щ ь ю т ог о и др угого предмет по­
лучает первоначальную вв од я щ ую характеристику. Семантиче­
ская расщепленность словосочетания тут вы ступает с макси­
мальной интенсивностью. При п осл едую щ и х упоминаниях о то­
ж е предмете речи с сохранением указания на тот ж е его призна
'это указание м ож е т изменить св ое назначение. От функци
характеризующ ей оно сдвигается в стор он у функции идентифи
цирующей, связывая все упоминания о данном предмете реч
единой и конкретной предметной отнесенностью.
Тогда семантическая членимость словосочетания нескольк
отступ ает на задний план. Такое изменение ее психологическог
восприятия лингвистически объя сн яется тем, что описание при
бл иж ается к превращению в усл овное обозначение.
Так, например, в «П осм е р т н ы х записках Пикквикского клуба,
Ч. Д иккенс вводит в повествование новое лицо, м-ра УордлГ
п оср едством описательного словосочетания: 1п ап ореп Ьг
гоисЬе, Ше Ьогзез о ! \уЫсЬ ЪаА Ьееп {акеп 01Й , . . . з!оос1 .
зШи! оЫ ^ е п И е т а п т а Ыие с о а ! агЙ ЪгщМ ЬиНопз, согёигоч
ЬгеесЬез апс! 1ор Ьоо 1:5 (СЬ. О к к е п з , Р.Р., 6 9). Д а л ее из всех при
знаков эт ого лица избирается один ( з 1о и 1) , и на протяжение
ближ айш их страниц, д а ж е после т ого как бы л о указано его имяI
это лицо п родол ж ает обозначаться как Ше з 1 ои{ § е п 11 ешап.
Очевидно, что везде, кроме первого упоминания о данно
персонаже, писателю важ но дать знать читателю не о том, к?'
кова комплекция э т о го персонажа, а просто, о ком именно иЛе
речь; описание превращается в с р ед с тв о отождествления.
Выйдя за рамки индивидуального употребления и закрепШ
шись в речи язы кового коллектива, описательное словосочетан '1
становится устойчивым прозвищем, кличкой или наименов*1!
нием. Ср., например: ТЬе \ % § т С^иееп (прозвищ е королевы Е.1,:
заветы I), ТЬе С гезсеп ! С Ну (прозвищ е Н о в о г о Орлеан*'1'

84
Огапс! ОЫ М ап (прозвищ е У. Г л а д с т о н а ), М а п з ю п Н оизе
название дворца л орд-м эр а в Л о н д о н е ), и т. д. Эти назывные
^Овосочетания претерпевают о с о б о е сем антическое п е р е р о ж д е ­
ние. Их компоненты не л иш аю тся со б ст в е н н о г о лексического
значения, но он о в них осл абл яется. О сл а бл е н и е э т о обуслоЕ-
1ено тем, что присущие компонентам н азы вного словосочетания
'значения важны только в момент его ф ормирования, сл у ж а о п о ­
рой для его мотивировки, а затем они о т т есн я ю т ся на задний план
гипертрофией чисто номинативной функции да нн ого сл овосоче-
гания. В результате возникает примат с а м о г о звучания назыв-
н0го словосочетания над его непосредственны м ха р а к т е р и зу ю ­
щим содерж анием . У сл овн ость и механическая повторяем ость
прозвища или первоначально описательного наименования при­
в о д и т к тому, что они, как и другие типы имен собственны х
(элементы ономастики или топонимики, усл овн ы е названия и
т. п.), говоря словами А. Гардинера, «с т р е м я т с я указы вать на
предмет или предметы, к которы м отн осятся, исключительно в
силу своего о с о б о г о звучания безотносительн о к каком у-л ибо
значению, первоначально свойственному э т о м у звучанию или
приобретённому им на осн ове ассоциации с данным предметом
или п р е д м ета м и ».18
Что члены подобны х словосочетаний семантически о с л а б л е ­
ны, а не п росто десемантизованы , док а зы ва ет ся тем, что в п р о ­
звищах, кличках и условны х наименованиях, как правило, не
уничтожается зависящ ая от лексических значений компонентов
оценочно-характеризующая окр аска (котор а я, кстати сказать,
и отличает клички и прозвищ а от других имен соб ствен н ы х ).
Одни из них им еют ироническое, другие — комплиментарное,
третьи — д р уж ел ю бн о-ф ам и л ья р н ое и т. п. сод ер ж а н и е (ср.: ТЬе
Ьайу о ! ВаЬу1оп, Ше 5саг1е1 Ш Ь о г е — осудител ьн ое наименова­
ние католической церкви; ТЬе Ыа1:юпа1 Ра1ауег — ироническое
прозвание английского парламента; ТЬе 5\уап оГ А у о п — п оэти ­
ческое прозвище Ш експира, и т. п.).
Ослабление лексического значения есть о с о б ы й вид сем ан ти­
ческих трансформаций, п роисходящ их в сл о в е в определенных
Условиях употребления. Ослабление не есть сд в и г значения, ибо
слово при этом с а м о по себе не претерпевает никакой переориен­
тировки своей понятийной отнесенности (и Ш ^ е по-преж нему
значит 'б е л ы й ’ , Р а п ^ 'к л ы к ’ и в состав е клички \\ШНе Р а п § 'Бе-
лЬ1й кл ы к’ ) . Н о лексические значения этих сл ов в со став е данной
закрепленной клички становятся фиктивными или, во всяком
Случае, несущественными. Звуковая ф орма данны х слов пре-
вРащается в осн овн ое ср едств о идентификации предмета речи.
°ттесняя на задний план п оср е д ст вую щ ее воздействие с о д е р ж а ­
л и , к о т ор ое непосредственно материально в ы р а ж а е тс я данными

18 А. О а г с1 1 п е г. ТЬе ТЬеогу о{ Ргорег К а тез. ОхГогй Ц т у . Ргевз, 1954,


Р- 43.

Я5
словами. Н еобходи м ы м условием семантического о с л а б л е н ^
компонентов описательного словосочетания является именно ег0|
многократная повторяем ость. Ослабление со бствен ны х лексиче.
ских значений его компонентов и соз д а ет целостное значение|
словосочетания.
Таким о бр а з о м , целостное значение есть общ ий смы сл слово,
сочетания, лексические значения компонентов к от ор ог о ослабле
ны в результате превращения словосочетания из описательного
в усл овное назывное или идентифицирующее.
Фактически тот ж е проц есс происходит и с идиомами нарица-
тельного характера. В упоминавш ейся выше идиоме а шаге’$
пез! оба компонента сох р а н я ю т св ое прямое значение. На со
пряжение именно этих значений и опирается мотивировка идио
мы (кобы л ье гнездо = чушь, а бсурд, н евозм ож н ая вещь).
Однако реальные дезигнаты слов шаге 'к о б ы л а ’ и п ез! 'гнездо'
несущественны для целей высказывания, как несущественна и
мотивировка л ю б о г о слова для его функционирования как еди
ницы номинации. Многочисленные случаи деэтимологизации
слов д о к а зы в а ю т это дост а т очн о ясно.
Привычная, закрепленная языковой традицией комбинация
данных з вуков ы х комплексов ( т а г е ’з пез!) сл у ж и т непосред­
ственным проводником целостного значения идиомы, хотя это.
мож ет быть, и не самоочевидно, поскольку мотивировка данной
идиомы легко обн аруж иваем а. О дн ак о ясность мотивировки
идиомы вовсе не является н еобходимы м условием для ее исполь­
зования в речи. Н а о б о р о т , известна широкая употребительность
идиом, экспрессивная сила которы х нисколько не стр ада ет от
их демотивации. Таковы, например: !о ПдМ Нке КПкеппу са1$
(букв, 'дра ться как коты в Килкенни’ ) 'б о р о т ь ся не на ж ивот, а
на см е р т ь ’ , 1о 1еас1 арез т Не11 (букв, 'водить обезьян в а д у ’)
'о ст а т ь ся в стары х д е в а х ’ , !о 1аке Ше саке (букв, 'взять пиро­
ж о к ’ ) 'о д е р ж а т ь ве р х ’ , 1о рау Шгои^Ь Ше позе (букв, 'платить
через н о с ’ ) 'платить бешеные деньги’ , оГГ апс! оп (букв, 'дол ой и
д а л ь ш е ’ ) 'с п ереры вам и’ , а11 т у еуе апс! ВеМу МагНп (букв,
'весь мой глаз и Бетти М а р ти н ’ )' 'чепуха, бе л и б е р д а ’ , и т. п.
и т. д.
Утрата мотивировки в идиомах п росто делает примат звуча­
ния над значениями компонентов и, следовательно, их семанти­
ческое ослабление особ ен н о явным.
Э т от примат звучания проявляется разными путями. И но­
г д а — ст р о г о фиксированной локализацией компонентов. Напри­
мер, Ьу Ьоок ог Ьу сгоок 'не мытьем, так катан ьем ’ , но не Ьу
сгоок ог Ьу Ьоок, хотя нет никаких очевидных см ы сл овы х о с н о ­
ваний для фиксации определенного порядка следования ком п о­
нентов в этой идиоме. Э то традиционное распол ож ени е ком п о­
нентов идиомы м ож ет д а ж е вступать в противоречие с логикой
вещей; например, говорится Ьеас! оуег Ьее1з (букв, 'го л о в ой по-
86
ерх п яток’ ) 'вверх торм аш ками, к у б а р е м ’ , хотя точнее бы л о бы
сказать Ьее1з оуег Ьеас!.19
Е щ е более наглядно функция сам ой звуковой фактуры и д и о­
му как н епосредственного передатчика ее ц елостного значения
выступает в идиомах, сод е р ж а щ и х какой-либо полн остью десе-
>1антизованный элемент (архаизм или необщепонятный д и а л ек ­
тизм) . Например: Ьие апс! сгу 'ш умн ая п огон я’ ( Ь и е — старо-
франц. 'крик, з о в ’ ) ; 1о йгее оп е’ з \уе1гс! 'см ириться с с у д ь б о й ’
(ёгее, др.-англ. с1гёо§ап 'совер ш ать, выполнять’ , ныне не у п о ­
требляемый в переменных соч етан и я х); аз ш а г т аз а Ьа1 'х о л о д ­
ный как л е д ’ (Ьа1 'слоисты й сл а нец ’ , 'тр у д н о возгора ю щ ий ся
уголь’ , диал. С та ф ф о р д ш и р а );,1 о _ 2 г у е .а 1оа! апй Ье^ а зЫуе
гдавать ковригу, а просить кусоч е к ’ ( з Ы у е — диал. 'к у с о к х л е ­
ба’ ); *о апй 1го 'ту да и с ю д а ’ , 'в з а д -в п е р е д ’ (Гго— скан дин авизм),
и т. п.
П р е обл а д а ю щ а я роль звучания над собственны м и значения­
ми компонентов идиомы проявляется и в тех случаях, когда
участвовавшее в мотивировке идиомы лексическое значение о д ­
ного или д а ж е всех ее компонентов стало архаическим, как, н а­
пример, в идиоме Ьгошп зШёу 'м р а ч н ое р а з д ум ь е’ (где Ьгошп
сохраняет архаическое*~‘ значение '^емный’ , а з1ис!у 'р а з д у м ь е ’ ) ;
т зрНе о{' Ше р 1е 'у п р я м о ’ (р!е 'тр ёбн й к ’ , церк., архаический
омоним сущ ествительны х со значением ' с о р о к а ’ и 'п и р о г ’ , в ы ­
тесненный соврем . ОгсНпа1 'т р е б н и к ’ ) и т. п.
П ри м ат звуковой фактуры идиомы над непосредственной с е ­
мантической сигнализацией ее о б щ е г о содерж ан ия в ряде с л у ­
чаев м о ж н о заметить по ассонансной подмене одн ого из к о м п о ­
нентов, которая нисколько- не от р а ж а ет ся на целостном значе­
нии данной идиомы. Например: ш ее аз ш п е р еп се 'предельно
точный’ (букв, 'точный как девятипенсовик’ ) , где ш п ер еп се есть
результат деф орм ации сущ ествител ьного ш п е р ш з 'кегли’20; 1о
кпом Ьа\ук Г г о т а Ьапс15а\у 'ра зб и р ат ь ся в в е щ а х ’ , 'зн ать толк
(в ч е м - л и б о ) ’ (букв, 'отличать ястр еба от п илы -н ож овки’ ) , где
Ъапс15а\у — деф орм ац ия ЬегпзЬа\у 'ц а п л я’ (ныне диал., старо-
франц. Ь егоп сеаи); §газз \у 1с1о \ у 'соломенная в д о в а ’ (букв, 'т р а ­
вяная в д о в а ’ ), где §газз — деф орм ац ия сущ ествительного ^гасе
л ю б е з н о с ть ’ (исходная мотивировка: женщина, называемая
«из л ю б ез н ос ти » вдовой, а в действительности оставленная м у ­
жем; в ш утливом употреблении 'женщ ина, временно разлучен-
| Ная с м у ж е м ’ ) ; 1о ги1е Ше г о а з !'г л а в е н с т в о в а т ь ’ , где гоаз!, по-
видимому, заменитель слова г о о з ! 'н а с е с т ’ (исходная м отиви­
ровка: 'у п р авлять н а с е ст о м ’ ) и т. п.
19 А. В. К у н и н (АРФ С, стр. 522) отмечает возможность и этого второго
варианта; однако в нашем материале таких примеров не встретилось, и в ука­
занном словаре приведены примеры только на первый вариант. По-видимому,
это наиболее распространенная форма такой идиомы.
20 Данные относительно ассонансной подмены взяты из словаря А. Хайам-
^она, В. Коллинза и др. Здесь приводятся те из них, относительно которых по­
казания исследователей сходятся.

37
Сохранение десем ан тизованн ого или дем оти вированн ого ком.
понента в составе идиомы иногда п оддерж ивается бл агодар я ка­
ким-либо именно фонетическим его осо б е н н о ст я м — аллитерации
или рифмовке с другим компонентом. Например: аз ЬоШ аз Ъга$§
'нахальный’ , !о сЬор апс! сЬагще 'кол ебать ся, проявлять нереши­
тельность, неустойчивость мнения, настроения’ и т. п.21
Идиом, построенных на эвфонической основе, значительно
меньше, чем идиом, лишенных этой особенн ости. Н о самый факт
их наличия, а главное — преобладание в п од обн ы х идиомах де-
семантизованных элементов показы вает то реальное с о от н ош е­
ние, какое су щ ест вует м еж д у звуковой и семантической с т о р о ­
нами лексического состава идиом. В соединении с фактом д е м о ­
тивации многочисленных идиом, им еющ их иную фонетическую
организацию, э т о доказы вает именно в е д у щ у ю роль звуковой
фактуры идиом по сравнению с лексическими значениями их
компонентов.
Семантическое ослабление компонентов идиомы х о р о ш о з а ­
метно по той св обод е, с которой идиома, д а ж е о б л а д а ю щ а я д о ­
статочно ясной мотивировкой, сп особна уп отребл яться и в логи­
чески н есовм естим ом с их значениями вкл ю ч а ю щ ем контексте
или текстовой ситуации. Ср., например:
ТЬе ЬгапсЬ т е е 1 т § 1аз1 п щ Ы шаз зЬеег дуаз!е оГ 1 л т е ... Апй
Ш а!’з 1 Ь е Ь г а п с Ь Ы с Ь йШпЧ Ыгп а Ншг \уЬеп I шоп
Ше сНзри^е а ^ а т з ! \\Шкшз — а й е а з ю п Ша! аГГес!ес1 оуег 1Ыг!у
рег сеп! оГ Из т е т Ь е г з (Л. Ь т й з а у , В. 5., 431).
N 0! {о !игп а Ьа 1Г 'и глазом не м ор гн у ть ’ (букв, 'не п ош еве­
лить и в о л о с к о м ’ ) .
Мг. О г е т Го11о\уес! ир Ше с а т р а щ п т Ь опйоп \уШ1 Ыз
” 1 п с 1 е р е п с 1 е п 1 Т Ь е а 1 г е” . И д о ! оп Из [е е ! Ьу р г о ё и с т ^
1Ьзеп’ з ОЬоз^з (В. ЗЬаш, М. \\Л Р., 18); З о т е с1ау, зЬе Шои^Ы
У1С1оиз1у, шЬеп 1 Ь е з Т о г е хюаз оп Из [е е !, .. .зЬе \уоиЫ рау
КЬеЙ Гог Ше гтпзегу апс! Ь и т Ш а И о п Ье шаз с а и з т д Ьег (М. МН-
сЬе11, О. \У. \У\, 635). ” N 0 опе июиЫ с!геаш Ша! т у Н Г е опсе
з1оосУоп Из отп [ ееI (М . Ьупп, Ь. Б., 35).
То ^е! (Ье) оп (о п е ’ з) Гее! 'стать (бы ть ) обеспеченным,
н езависим ы м’ , 'н а бр ать ся си л ы ’ ; ср. русск. 'в ст а т ь на ноги’ .
В ыраженная идиомой семантема нормально нечленима на
раздельно осозн ава ем ы е просты е семантемы и этим отличается
о т слож ной семантемы переменного словосочетания. Реальная
нечленимость слож ной семантемы, вы р аж аем ой в идиоме, вы ­
званная ослаблением лексических значений ее компонентов (т. е.
деактуализацией состав л яю щ и х ее п росты х се м ан те м ), приводит

21 Перечень таких речений см.: ЧУ. М с М о г с11 е. Еп^ПзЬ Ы ю т з апс! Н


{о № е ТЬет. Ох!огс1, 1946, р. 98, {Г.; Ь. Р. 5 т 1 I Ь. \Уогс1з апс! Ы ю т з. Ьопйоп-
Сопз1аЫе, рр. 173 ГГ.; А. В. К у н и н. Некоторые вопросы английской фразеоло­
гии, стр. 1441.
д идиоме к превращению дескрипции в номинацию.22 Семантиче­
ское содер ж ан ие идиомы нечленимо, но не равно п ростой сем а н ­
теме. Т от факт, что идиома — не одн осл овн ая единица, — не
остается нейтральным по отнош ению к ее семантической с т р у к ­
туре. В то ж е время переход дескрипции в номинацию, п ри су­
щий идиоме, влечет за со б о й тенденцию его семантической
структуры к упрощ ению. П о д влиянием этих дв у х п р о т и в о б о р ­
ствующих сил идиома сов м е щ а ет в себ е одновременно и эл ем ен ­
тарность, и комплексность в плане содерж ан ия; при этом и то и.
другое да н о не в своем чистом виде. Элементарность ее о с л о ж ­
нена присутствием хотя и ослабленных, но раздельных значений
компонентов, а ее комплексность подавляется возникшим в идио­
ме целостным значением и, следовательно, единством ном и­
нации.
Эта двойственная противоречивая природа целостного значе­
ния идиомы д а ет себя знать не п росто в су бъекти вн о-п сих ологи­
ческом восприятии говорящ их, но в ряде материальных п р оя в ­
лений в речи.
О бъективным признаком семантической элементарности це­
лостного значения идиомы сл уж и т указанная выш е гипертрофия
звуковой стороны идиомы. К ак мы пытались показать выше, эта
гипертрофия сама по себ е имеет р азнообра зн ы е проявления.
Большей ч астью эти проявления соср едоточ ен ы в пределах с а ­
мой идиомы. Таковы : 1) демотивация идиомы, не лиш аю щ ая э т у
последнюю ее экспрессивной силы; 2) полная десем ан тизац ия
одного или бол ее компонентов идиомы вследствие их а рха и за ­
ции; 3) консервативная тенденция в фонетической организации
идиомы д а ж е в ущ ер б мотивировке. О дн о из проявлений сем а н ­
тической элементарности идиомы идет извне — э т о во з м о ж н о с т ь
употребления идиомы в логически н есовм естим ом включающ ем
контексте или текстовой ситуации.
Объективные признаки семантической сл ож н ости идиомы
также могут быть многообразны м и. Во-первых, э т о устойчивая
раздельнооформленность компонентов; во-вторы х, зависимость,
стилистической или эмоциональной тональности идиомы от с о б ­
ственной стилистической о краскч компонентов или стилистиче­
ского эффекта от сопряжения их лексических значений. Ср.:
вульг. 1о И ск Ше Ьиске! 'у м е р е т ь ’ , букв, 'лягнуть в е д р о ’ (м о т и ­
вировка: отпихнуть ногами ведро, служ и вш ее оп орой для того,
чтобы повеситься; по др угой интерпретации Ьиске! — это балка,.
К которой подвеш иваю тся свиньи после з а б о я ) ; книжн. 1о з а с п -
Нсе 1о Ше ^гасез 'бы т ь л ю безны м, изысканным в обращ ен ии ,
одеж де и т. п.’ , букв, 'сов ер ш а т ь жертвопринош ение грац иям ’’
(др.-греч. богиням м ол одости и к р а с о т ы ) ; разг. 1о г а т са!з апсТ
*-----------------
22 «Цельность номинации» О. С. Ахманова считает релевантным призна­
ком фразеологической единицы, не проводя контекстологической дифференциа­
ции между типами единиц постоянного контекста. См.: О. С. А х м а н о в а .
(Очерки по общей и русской лексикологии. М., Учпедгиз, 1957, стр. 168— 169.

89*
-■йо^з 'лить как из ведра (о д о ж д е ) ’ , букв, 'идти д о ж д ю кошками
и соб ака м и (вм есто капель или с т р у й ) ’ , и т. п. В-третьих, это
в о з м ож н ост ь реминисцентного употребления отдельного к ом п о­
нента идиомы в отры ве от всех прочих ее компонентов; в таких
•случаях извлеченный из идиомы компонент сп особ ен реализо­
вать свое собствен ное лексическое значение, но при этом с о х р а ­
нять в этом значении связь с целостным значением данной идио­
мы, что позволяет т ак ом у о св о б о ж д е н н о м у компоненту мотиви­
р овать употребление аллюзивной развернутой метафоры. Н а ­
пример:
АУе аге п о! а ГатПу 1о асКгегизе оиг диагге1з.. . « — М а т а ,
<1еаг! \\Ша1 р п у а !е сирЬоагс! аге уои о р е т п § по\у , 1о уоиг арра1-
1ес! з о п ? » (С. Оапе, В. 3., I, 205).
С л ов о сирЬоагс! 'б у ф е т ’ отделено здесь от постоянн ого кон­
текста а зке1е!оп ш Ше сирЬоагс! 'семейная тай на’ , 'неприятность,
скры ваемая от п осторон н их’ , букв, 'скелет в бу ф е т е ’ , и выступает
ка к семантически интенсивное дополнение к глаголу 1о ореп.
и сп ол ь зу ем ом у в своем осн овн ом значении. При этом х а ра ктер ­
но, что такой « о с в о б о ж д е н н ы й » компонент идиомы приобретает
д в о й н о е значение: он восстанавл ивает с полной интенсивностью
св о е собствен ное лексическое значение, и одновременно несет
в себ е реминисценцию целостного значения идиомы, бл агодаря
чему высказывание наполняется фигуральным смы слом. З ависи­
мость лексического значения компонентов от о б щ е г о значения
идиомы обн ар уж и в ается здесь во всей своей противоречивой
■сущности. В силу традиционной закрепленности целостного з н а ­
чения общ еупотребительной идиомы п од обн ое реминисцентное
употребление одн ого из ее компонентов м о ж е т осущ ествляться
<без предва р яю щ его его употребления всей идиомы полн остью в
пределах одной и той ж е речевой ситуации. В этом, кстати с к а ­
зать, его отличие от вычленения слова из св о б о д н о об р а з у е м о го
на данный случай обр а з н ого выражения, не о су щ ест ви м ого без
наличия эт ого последнего в одной и той ж е речевой ситуации.
Четвертая ф орма проявления относительной сл о ж н ости с е ­
мантемы в идиомах заклю чается в сп особ н ости ее к полному
расщ еплению и п ре обр а зова н и ю целостного значения идиомати­
ч еск ог о словосочетания в сл ож н ом етаф ори ческое содерж ан ие
предложения. При этом его мотивировка сохраняет связь с це­
лостным значением идиомы в ее исходн ом стр уктур н ом виде.
Н апример, идиома 1о разз Ше КиЫсоп (ср.: 1о сгозз Ше КиЫсоп)
им еет целостное значение 'совер ш и ть решающ ий ш аг’ (ср. русск.
''перейти Р у б и к о н ’ ) и это целостное значение проявляется в наи­
б о л е е соверш енном виде тогда, когда данная идиома выступает
в речи как словосочетание, т. е. в своей исходной форме:
Г у е Ьееп \уо ггут§ Гог \уеекз аз 1о \уЬеШег 1о сопИпие т у Ьи-
•зтезз аз а р п у а !е сопсегп ог 1игп Л т1 о а со т р а п у , апс! уез{ег-
<!ау I сгоззей Иге ЯиЫсоп... ( I ) зеп!; а поИсе 1о а И Ше Тгас!е ра-
регз п о Ш у т ^ Ш а !. .. Л ’с! Ье а с о т р а п у (ТЬ. Ьуе11, 5. РЬ., I, 645).

30
С одерж ани е идиомы перестает бы ть семантемой, т. е. едини­
цей смысла, в ф ункциональном плане равной номинации, при
лреобразовании словосочетан ия в предложение:
А р а и з е — т л у Ы с Ъ I Ье^ап 1о з!еас1у Ше ра1зу о{ т у пепгез,
апй Ь 1ее1 Ша1 1ке КиЫ соп таз развей (СИ. Вгоп1ё, Л. Е., 9 0).
При всей в о з м о ж н о й мотивированности морфемной с т р у к т у ­
ры слова п о д о б н ы х трансф ормаций и аналогичных признаков
осознанности частей в сос т а в е целого слова не наблюдается.
Простая се м ан т ем а слова никогда не м о ж е т быть преобр а зова на
в содерж ан ие комм уникации с п о м о щ ь ю синтаксической пере­
стройки тех ж е его компонентов. Этой сп о с о б н о с т ь ю в англий­
ском языке о б л а д а ю т только словосочетания некоторы х типов
(глагольно-именны е и адъективно-именные) ,23
П ротив ореч ив ая природа ц елостного значения обы чно не в ы ­
ражается во всей совокуп ности ее объективны х признаков в к а ж ­
дой отдельно в зятой идиоме или в к а ж д ом конкретном случае ее
употребления. В целом эти признаки су щ ест в у ю т как латентные
свойства иди омы , о б л а д а ю щ и е потенциальной с п о с о б н о с т ь ю к
объек ти вн ом у п роявлению. Ф орм ы их проявления в значитель­
ной степени з а в и с я т о т лексического состав а идиомы и о т ее
структурн ы х о соб е н н о ст е й . Тем не менее сама принципиальная
во зм о ж н ост ь т а к о г о проявления показывает, что целостное з н а ­
чение идиомы отл ич ается и от п ростой семантемы, характерной
для слова, и о т слож н очл ен им ой семантемы, состав л яю щ ей с о ­
держание п ерем ен н ого словосочетания. П о э т о м у с точки зрения
его внутренней ст р у к т у р ы целостное значение идиомы следует
определить как сл о ж н онеч л ени м ую семантему, в озн и к аю щ у ю в
результате о сл а бл е н и я значений компонентов идиомы.
Хотя деа ктуал иза ци я собствен ны х значений компонентов м о ­
ж е т д оходи ть д о их фактической десемантизации, факт бытия
ка ж дого ком п он ента как отдельного слова в со с т а в е идиомы,
по-видим ому, м е ш а е т его полному сем антическом у омертвению.
В результате воздей ств и я, идущ его от ц елостного значения д а н ­
ной идиомы, п о д о б н ы й десемантизованный элемент сохраняет
некое см утное и неопределенное, но отдельное о т прочих к о м п о ­
нентов с м ы с л о в о е наполнение, воз м ож н о, различное в во сп р и я ­
тии различных носителей языка. Косвенным доказательством
э т о г о могут, п о ж а л у й , сл уж и ть случаи ремотивации идиом с де-
сем ан тизован н ы м элементом. Например, в идиоме 1о еа{ ЬшпЫе
р1е — 'см ир яться , униж аться, играть унизительную р о л ь ’ (б у к е.
'с ъ е с т ь ск ром н ы й п и р о ж о к ’ ) сл ов о ЬшпЫе заменило соб ой у с т а ­
р евш ее сущ ест ви т ел ь н о е и т Ы е з 'внутренности, т р е б у х а ’ , п о-ви ­
д и м ом у, именно р ади такой ремотивации (исходная м оти вир ов­
ка: старинное обы к н о в ен и е класть тр еб у х у уб и ты х на охо т е ж и ­
вотн ы х в начинку пирогов для ч е л я д и ).

23 Подробнее о трансформациях фразеологических единиц см. гл. IV, § 1


настоящей работы.

91
П од обн ы х примеров ремотивации идиом м ож н о бы ло бы при­
вести довол ь н о много, если бы замены десемантизованны х эл е­
ментов не носили бы в больш инстве случаев чисто гипотетиче­
ский характер.
Реализация пусть и ослабленных, но все-таки реально с у ­
щ еству ю щ и х значений компонентов идиомы отмечена известным
св оеобр азием . И в этом отношении, как и в отношении ц елост­
ного значения всей идиомы, закрепленность лексического с о с т а ­
ва идиомы созда ет о с о б ы е условия контекста и приводит к о с о ­
бы м результатам. Д а ж е отсутствие в идиоме ключевых слов,
сп особ н ы х семантически определять тот или иной ее компонент,
не препятствует не только реализации целостного значения идио­
мы, но и о созн ан ию определенного лексического значения к о м ­
понента (если на него почем у-л и бо обр ащ а ется внимание).
Например, идиома {о Ьауе {Ье § а ш е т ( о п е ’ з) ЬапсЬ 'бы т ь
хозяином положения, иметь п реимущ ество на своей сто­
р он е’ представляет со б о й нейтральный контекст по отнош ению .к
вх одящ ем у в нее сл ову ^ а т е ; п оэт ом у исходная мотивировка
этой идиомы м ож ет быть истолкована .и как «иметь дичь ( о х о т ­
ничью д о б ы ч у ) в руках» и как «иметь игру (т. е. удачные карты,
хорош ий счет в игре) у себя в руках». Традиционное осмы сление
мотивировки связы вает значение § а ш е именно с обста н овкой
игры в карты, что проявляется, в частности, при метаф ор ич е­
ском обы грывании идиомы. Ср.:
« . . .ОЬ! Ви1е, Ви{е, \уЬу сПс! уои Ьгеак уоиг соН агЬопе?» ШЬу,
тс1еей? \Уе Ьауе зееп Ь о \у М гз . Ви1е, Н аут д Иге д а т е т Нег
Напйз, Ьас! геа11у р1ауей Нег сагйз 1оо ш ей. ЗЬе ги1её оуег М 155
Сга\у1еу’ з ЬоизеЬоЫ и{{ег1у апс! сотр1е{е1у, {о Ье и11ег1у апс! с о т -
р1е!е1у гои!ес! \уЬеп а ГауоигаЫе о р р о г й т Ц у Гог геЬеШоп саш е
(Ш. М. ТЬаскегау, V. Р., I, 357— 358).
С ледовательно, в тех случаях употребления идиомы, когда
ослабленны е значения ее компонентов интенсифицируются по
тем или иным (обы чн о стилистическим) причинам, реализацию
их не затрудняет отсутствие контекстуального показателя в с о ­
ставе самой идиомы.
Анализируя переменный контекст, мы видели, что замените­
лем клю чевого слова или синтаксического ключа м о ж е т в ы с ту ­
пать указание, идущее от речевой ситуации. Относительно к о м ­
понента идиомы речевая ситуация при обретает о с о б о е с в о е о б ­
разие. Она не вы ступает ни в одной из своих обычных форм, т. е.
ни в виде реальной обстан овки речи, ни в виде со о б щ а е м ы х
условий речи, ни как вв одящ ая ориентация сообщ ен ия. Здесь
речевая ситуация т ран сф орм и руется в традиционно закреплен­
ную мотивировку и не имеет никаких материальных п оказате­
лей за пределами идиомы. Например, в идиоме р 1е т {Ье зку
'сомнительная н а д е ж д а ’ ('единственная н адеж да бедн яка’ ) ,
компонент р 1е более естественно дол ж ен был бы осм ы сл яться в
присутствии предлож ной группы ш {Ье зку как 'с о р о к а ’ , но отчет-

92
яи в о осозн ается в значении 'п и р ог ’ , ибо сохран яет связь с и с х о д ­
ным текстом, из к о т о р о г о изъято данное словосочетание: Уои
Л\Н1 р1е ш 1Ье зку \уЬеп уои сПе.24
Впрочем, см ы сл ово е уточнение компонентов идиомы практи­
чески не сущ ественно, за исключением случаев «об ы гр ы ва н и я »
идиомы (т. е. превращения ее мотивировки в значение).
Семантическая традиционность идиом приводит к тому, что
в общ ем целостное их значение не поддается ситуативному пере­
осмы слению, каком у легко подвергается л ю б о е слово. П редм ет
речи квалифицируется с п ом ощ ью определенной идиомы именно
бл агодар я ее с п осо б н ос ти таким, а не иным о б р а з о м его квали­
фицировать.
Тем не менее, тезис о семантической традиционности идиом
нельзя трактовать в а бсол ю т н ом смысле. Если бы идиома, с л о ­
ж ивш ись как таковая, сохраняла бы всегда и неизменно только
одно, а именно первоначальное свое целостное значение, не м о г ­
л о бы су щ ествова ть полисемии идио;^. Ведь всякая полисемия
есть результат накопления значений в одной и той ж е лексиче­
ской единице, вы зы ваем ого неоднократным ее переосмыслением.
М е ж д у тем, полисемия идиом — довол ьно распространенное я в ­
ление.
В некоторых ^ пуцяоу ппгтнг^мид ипипм явно обн ар уж и в ает
вторичный метафорический сдвиг целостного значения. Так, в
значении идиомы 1о 1озе (о п е ’ з) Ь еа п п §з 'за бл уди ться (потерять
о р и е н т и р о в к у )’ легко видеть первичное м етаф орическое исполь­
з о в а н и е с о от в етс тв у ю щ ег о м ор ск о го терм инологического вы р а ­
жения (Ь еа п п д з 'пеленг’ , 'р у м б ' ) . Значение этой ж е идиомы 'з а ­
путаться, смеш аться, р астер яться’ есть результат вторичного
метаф ор ического переноса. Спортивное ж аргонное выражение
1о к п о ск ш1о Ше гшёсПе оГ Ше пех<: шеек 'н о к а ут и р ова т ь ’ (т. е.,
видимо, так нокаутировать, что боксер не см о ж е т в течение не­
скольких дней восстановить спортивную ф ор м у ) было м ета ф ор и­
чески переосмы слено и получило еще значение 'поразить, сбить
с т о л к у ’ ; будучи п ереосмы слено еще раз, он о усвоил о так ж е зна ­
чение 'всыпать, Дать как сл еду ет’ и т. п. и т. д.
П овторн ое использование исходной мотивировки идиомы в
различном ее разрешении н абл ю дается нередко среди м н ого­
значных идиом. Ср.: а зеа1ес1 Ьоок (бук в, 'запечатанная книга’ )
1) 'нечто непонятное’ , 2) 'нечто н еведом ое’ ; 1п Ше зайсИе (букв.
' в се д л е ’ ) 1) 'у вл а сти’ , 2) 'в полной готовности к д е й с т в и ю ’ ; 1о
Ьауе гпапу з !г 1п § з 1о (о п е ’ з) Ьош (букв, 'иметь не одну тетиву на
своем л уке’ ) 1) 'им еть много ин тересов’ , 2) 'иметь много с п о с о б ­
н остей’ (или специальностей), 3) 'иметь дополнительные с р е д ­
с т в а ’ ; 1о Гееё Ше ПзЬез (бук в, 'корм ить р ы б ’ ) 1) 'ст р а д а ть р в о ­
той о т морской бол езн и ’ , 2) 'у т о н у т ь ’ , и т. п.
Наконец, идиома м ож ет употребл яться в более обо бщ ен н ом

24 См.: А. В. К у н и н. АРФС, стр. 809.

93
и более специализированном значении, что такж е соз д а ет почва
для ее полисемии. Например: 1о з\у ш § а 1еас1 1) 'уклоняться о,
выполнения своих обязан н остей ’ , 2) 'си м ул ировать б ол ез н ь ’ ; и
з1апс1 Ше гаске! 1) 'нести ответственность (отвечать за послед
с т в и я ) ’ , 2) 'нести р а с х о д ы ’ ; До т а к е а с!еас! зе{ ( а ! з т Ь ., зтШ.|
1) 'нападать, о с а ж д а т ь ’ , 2) 'проявлять вр аж дебн ость , критики
в а т ь ’ , ’ З) 'пр есл едовать своим поклонением, восхищением
и т. п.
Полисемия идиомы созда ет недостаточность ее внутреннего,
са м остоятел ьного контекстуального указания. Т от указательный
минимум, который, как мы отмечали выше, совпадает с самим
сос т а в ом идиомы, оказы вается в таких случаях формально
ослабленным, н уж д аю щ и м ся в п оддерж ке извне — либо из рече­
вой ситуации, либо от каких-то элементов в к л ю ч а ю щ его данную
иди ойу предложения или конструктивных условий ее уп от р еб­
ления.
Например, идиома 1о Ьауе а сП§ а! ( з т Ш . ) при переменном
дополнении нелица означает 'взяться за (какое-л ибо д е л о )',
п опр обова ть свои силы (в каком -л ибо д е л е ) ’ , а при переменном
дополнении лица оно имеет значение 'пройтись на (чей-либо)
счет, укол оть (к ог о-л и б о) ’ , и т. п. и т. д.
Реализация одн ого из нескольких целостных значений поли­
семичной идиомы зависит, следовательно, от вкл ю ч а ю щ его его
контекста или о т речевой ситуации.
Так, например, идиома НезЬ апс1 Ыоос1 имеет значения:
1) 'ж и в ое с у щ е с т в о ’ , 2) 'собстве н н ой п ерсоной’ , 3) 'живая
п л оть ’ , 4) 'полный ж изни’ , 5) 'неотъем лем ая ч асть’ , 6) 'со б с т в е н ­
ное д е т и щ е ’ . Ср. некоторые контексты:
Еуеп Ыз т а й 1оуе Гог Ыз йаи^Ыег, Р1еиг, 15 а 1оуе Гог а
р е а с е о Г ЬеаиШи1 Ц езНапй Ы оой \у Ы с Ь 13 Ыз (К. Рох, N. Р., 31).
Н есм отря на то, что в предложении есть сл ово йаи^Мег, ко­
то р о е м огло бы вызвать в идиоме значение 'собст ве н н ое д етищ е-,
действенное контекстуальное указание идет к идиоме от слова
р1есе, и идиома реализует значение 'ж и ва я плоть’ .
.. .Ше Ьгопге Ьогзе, 1? пигаси1оиз1у { г а з Г о г т е й 1 п 1 о Цезк
апй Ыоой, \уои1с! по1 Ьауе Ьееп Ше к т й о ! Ьогзе Ша{ 13 сЬозеп
саггу Пе1й тагзЬ а 1з (Р. А. РЬПЬпск, II. Е., 165).
Значение идиомы как 'ж и в ое с у щ е с т в о ’ зависит здесь от
указательного минимума Ьгопге Ьогзе ШапзГогтей т ! о .
О т полисемии идиом следует отличать одн о внешне сходное
.с нею явление, а именно: ом он им ию фразем ы и идиомы. Ср., на­
пример: йеа! пи1 'гнилой о р е х ’ (ф р а з е м а ), 'обречен ное на не­
успех предприятие’ (и д и о м а ); шаг ЬаЬу 'ребенок, рожденный не
о т м у ж а -ф р он т о ви к а ’ (ф р а з е м а ), ' явление, характерное для
военного времени’ ( и д и о м а ); соскей Ьа{ 'тр е у г о л к а ’ (фразема)-
'письмо, сл ож ен ное т реугольни ком ’ ( и д и о м а ); 1о ш е 1§[Ь апсЬог
'поднять я к о р ь ’ ( ф р а з е м а ) , 'н а ч а т ь или возобн овить работу
( и д и о м а ); 1о Ь ап § Пге 'дать о се ч к у ’ (т. е. не д а ть вспышки)1

94
(фразема), 'мешкать, тян у ть ’ ( и д и о м а ); з1оо1 р 1§ е о п 'прим ан ны й
г0л у б ь ’ (фразема, охот н.), 'п р о в о к а т о р ’ (и д и о м а ), и т. п.
Такое полож ение возникает тогда, когда су щ е ст в у ю щ а я в,
языке фразем а подвергается фигуральному п ереосмы слению в.
целом.
Итак, в озвр ащ а ясь к случаям подлинной полисемии идиом,,
следует сказать, что самый факт ее сущ ествования свидетель­
ствует о том, что семантическая традиционность идиомы есть.
лишь значительно больш ая ее семантическая инерция по ср а вн е­
нию с инерцией слов, но не есть ее неизменяемость.
Ввиду торо-, что. цел о стное значение идиомы является во в с я ­
ком случае суггестивным, подразумеваемы м, а не прямо в ы р а ­
женным ее с одерж анием, м ож ет возникнуть п редполож ение, что-
целостное значение — э т о п росто о б р а з н ое значение, традицйон-*
но закрепленное в данной единице постоянного контекста.* Тем
не менее, э т о не так. Термин «ц ел остн о е значение» идиомы не-
есть п росто др угое название для ее общ ей обр азн ости, хотя м о ­
тивировка подавл яю щ его больш инства идиом м о ж е т иметь о б ­
разную основу.
Различия м еж ду целостным значением единицы постоянного,
контекста и общ ей м етаф оричностью единицы переменного кон ­
текста сводятся к следую щ ем у.
Во-первых, целостное значение идиомы ф орми руется ш
основе ослабления лексических значений ее компонентов; о б р а з -
ность переменного сочетания слов возникает из м а кси м а л ьн о
интенсивной реализации значений его членов.
В о-вторы х, в идиоме сущ ественным и актуальным является!
не самый обр аз, ею вы раж аемы й (которы й м ож е т быть во мно
гих случаях затемненным или утрачен ны м), а традиционное с о ­
единение данных слов для выраж ения данного значения; в пере­
менном обр азн ом сочетании важен именно об р а з как средство-
передачи содерж ан ия мысли.
В-третьих, вм есто сложнонечленимой семантемы идиомы в.
переменном обр азн ом сочетании налицо двуплановая с л о ж н о -
членимая семантема: осн ов н ое и вторичное (или ф ормально в ы ­
раженное и актуальное) его значения связаны д р у г с д р угом п а ­
раллельной связью (одно вы р аж а ется через д р у г о е ).
В-четвертых, целостное значение идиомы традиционно; о б ­
разность переменного сочетания тем эффективнее, чем оно не­
ожиданнее и свеж ее (конечно, в пределах объективной д о с т у п ­
ности для адресата р е ч и ) .
В-пятых, обр азн ость для идиомы сведена на п олож ение наи­
более распространенного принципа исходной мотивировки; и б о
исключена в оз м ож н ос т ь возникновения ц елостного значения и
8 результате утраты первоначального прямого см ы сла с л о в о с о ­
четания (ср. Ь го \уп зШйу 'мрачное р аздум ь е’ , еЛ. Ше Пгз{ ЫизЬ
с первого в згл я да ’ ; {о Ыс1 ЪеасЬ 'м о л и т ь ся ’ , где Ьеайз сохраняет
Ныне утраченное значение 'м ол и т в ы ’ , а Ыс1 устар. 'заявлять, про-

95.
си т ь ’ , и т. п .). О бр а зн ост ь в переменном сочетании есть актив
ный прием повышения эксп ресси вн ого заряда высказывании
ф ор м и р ую щ и й ся и действующ ий одновременно в момент речи.
Наконец, в-шестых, целостное значение принадлежит едини
це языка, обр а з н ост ь — единице речи.
О т целостного значения следует отличать и тот прибавочнц;
или аллюзивный смысл, который м ож ет возникать как в слово
сочетаниях, так и в предлож ениях переменного характера. Э т о г
прибавочный смы сл представляет со б о й , так сказать, семантц.
ческое добавление, не отм ен яю щ ее и не зам ен яю щ ее со б о й осн ов­
ное содер ж ан ие данного сочетания слов, а напластовывающееся
на него в качестве невысказанного вы вода. М атериалом для это­
го вы вода сл у ж и т указание на какие-либо признаки того, о чем
идет речь. Н апример, вм есто того, чтобы прямо сказать, что со­
беседники перестали разговаривать и заснули, Теккерей с о о б ­
щает:
Апс! ргезепИу Ше \ 01сез оГ Ше 1 \ у о зреакегз \уеге НизЬей, о г
шеге гер1асес1 Ьу Ше §еп11е Ьи1 ипгошапИс т и з ю о[ Ше пояе
(\У. М. ТЬаскегау, V. Р., I, 43).
Таким о бр а з ом , целостное значение есть единственное
актуальное значение о б л а д а ю щ е г о им словосочетания; прибавоч­
ный смысл лишь со п р о в о ж д а е т непосредственное сод е р ж ан т ;
со о т в е т с т в у ю щ е г о сочетания слов, хотя и является целью с о о б ­
щения. Через целостное значение объективируется иное по срав­
нению с непосредственно выраженным содерж ан ие мысли; че­
рез прибавочное значение оно лишь обо га щ а ется . Целостному
значению присущ а сл ож н ая нечленимость; при бавочн ому значе­
н и ю — двупл ан овость содерж ания.
Семантическая двупл ан овость о б р а з н о го сочетания слов п
сочетания с прибавочным значением не одинакова по х а р а к т е р у
связи м е ж д у основным и вторичным значениями. В образном
переменном сочетании налицо параллельная связь м еж ду ними
( « э т о как т о », « э т о как часть т о г о » ) ; в сочетании с прибавочным
значением м е ж д у ними су щ ествует последовательная связь
( « э т о как вы вод из т о г о » ) . В целостном значении двуплановости
в о о б щ е нет. Она м о ж е т лишь искусственно созда вать ся при обы­
грывании лексических значений компонентов идиомы.
И обр азн ое, и прибавочное значения словосочетания могут,
п р и условии постоянного употребления последнего, п р е т е р п е т ь
с течением времени перерождение в целостное значение (если
подразумевание относится ко всем у сл овосоч ета н ию в целом)
или во фразеологически связанное (если подразумевание о т н о ­
сится к од н ом у из соч етаю щ и хся слов) и тем самы м п р е в р а т и т ь
данное словосочетание во ф разеол огическую единицу.
Ц ел остн ое значение есть существенный признак той разно;
видности единиц постоянного контекста, которой в настояше"
р аботе присвоено наименование идиомы. П о эт о м у р ассм отр ен »1’
ее и было н еобходи м о начать с анализа ее содерж ания, ограни'

96
лившись лишь некоторыми общ им и замечаниями относительно
ее материальной формы , сущ ественными для э т о го анализа. Б о ­
лее полная и п одробн а я характеристика последней м о ж е т быть
осуществлена при обсуж ден и и структурн ы х особенн остей ф р а ­
зеологических единиц, к о т о р о м у посвящ ены д в е сл едую щ и е гла­
ды нашей работы. В настоящий момент в плане уточнения поня­
тия п остоянного контекста ц ел есообр азн о уделить внимание
двум вопросам , относящ им ся к материальной стр уктур е идиом:
количественному со с т а в у компонентов, сл у ж а щ и х базой для ф о р ­
мирования целостного значения идиомы, и структурным ее в а ­
риациям.
Количество компонентов в идиоме м о ж е т быть различным в
пределах л ю б о г о их структурн ого типа. На втор ом из указанных
вопросов следует остановиться подробнее.
Постоянный контекст представляет со б о й фиксированное с о ­
четание определенных лексических единиц, но не всегда оп р ед е ­
ленных сл ов оф ор м . П о э т о м у идиома, сохраняя один и т о т ж е
лексический состав, форми рую щ ий ее целостное значение, м о ж ет
функционировать с известными вариациями своей внутренней
организации, не наруш аю щ ими ее семантической целостности и
тождества. Здесь им еются в виду формальны е вариации иди о­
мы, не связанные с особ ы м и условиям и актуализации идиомы в
речи и, следовательно, не обусл овл енн ы е функционально. Таких
случаев относительно всей массы ф разеологических единиц о т ­
мечается немного; тем не менее, они им еют принципиальное зна ­
чение для определения границ понятия постоянн ого контекста.
Эти формальные вариации м огу т иметь следующ ий вид:
1. П ерестановка компонентов типа: а гоипй р е § ш а 5^иаге
Ьо1е — а зяиаге р е § т а гоипс! Ьо1е 'человек не на своем месте,
неподходящий’ .
2. К онструктивно не обусловленная), вариация сл ов оф ор м ы
одного из членов идиомы:
а) изменение категории числа в именном члене типа 1о р 1ск
а Ьо1е ( = Ьо1ез) ш 'выискивать погр еш ности’ .
Конечно, имеются в виду замены сл о в оф ор м ы одн ого из к о м ­
понентов, не влияющ ие на целостное значение идиомы (но ср.:
■^Ше Ьогзе 'т р у с о с т ь ’ , \уЬИе Ьогзез 'бар а ш к и на м о р е ’ , где н а­
лицо две разные и д и о м ы ) ;
б) замена препозитивного именного определения п остпози­
тивным предлож ны м типа 1о зИг ир а Ьогпе1з’ пез! ( = а п ез! о!
Ьогпе1з), ср. русск. 'потр евож ить осиное гн ез д о ’ ;
в) замена препозитивного адъективного определения п о с т ­
позитивным предлож ны м именным (или препозитивным имен­
ным) типа 51зурЬеап ]аЬоиг — 1аЬоиг оГ 51зурЬиз 'бесплодны й
ТРУД’ ; Ргосгиз1еап Ьес! — Ргосгиз1ез’ з Ьеё.
3. Замена одн ого сл у ж е б н о г о элемента другим, не н а р у ш а ю ­
щим определенной связи м еж д у компонентами идиомы и ее м о ­
тивировки: 1о зИпк.шИЬ ( = о Г ) т о п е у 'за гр еба т ь деньги лопа-
^ Н. Н. А м осова 37
той '; 1о Не а! ( = оп, ироп) Ше 1игсЬ 'вы ж идать, подстерегать
притаиться’ .
Что эти структурные варианты не р а з р у ш а ю т тождества
идиомы, явствует из нескольких признаков. Во-первых, мате­
риальный сост а в идиомы при этих тран сф орм ац иях ее остается
фактически тем ж е самым, ибо трансформации эти либо во о б щ е
не касаю тся лексической определенности слов, соз д а ю щ и х едц.
ницу контекста, либо морфологически п ерестр а ива ю т их таким
о бр а з ом , что синтаксическая функция варьируем ого члена отно­
сительно д р у г ог о или других членов оста ется той ж е самой. Во.
вторых, в связи с этим не только принцип мотивировки, но и са­
мая материальная база ее сохраняется в сущ ественны х ее осн о­
вах неизменной, и перестановки или переоформление ее элемен­
тов не затра гиваю т ее конкретной сущ ности. В-третьих, целост­
ное значение идиомы оста ется равным са м о м у себ е в л ю б о м из
структурных ее вариантов. Д анная единица постоянн ого кон­
текста, следовательно, не лишается своих основны х характери­
стик и своей качественной о бособл е н н о ст и от других единиц по­
стоянного контекста.
П о эт о м у есть все основания признать, что подобны е втор о­
степенные вариации состава идиомы д а ю т не две (или более)
различные единицы постоянного контекста, а структурные ва­
рианты одной и той ж е идиомы.
Структурными вариантами единой идиомы являются и па­
раллельно бы тую щ ие в языке сж а ты е и развернутые ее формы.
Ср., например: 1о роиг оП оп Ше \уа1егз ( = оп Ше {гоиЫ её \\а-
1егз) 'приносить ум и р отв орен и е’ ; 1о 1еаг а р аззю п ш1о {айегз
( = 1п 1 о га§з апс! {аИ егз); ср. русск. 'рвать стр асть в клочки’ ,
и т. п.
Как правило, развернутая форма идиомы в этих случаях яв­
ляется исходной, сж атая — вторичной, но обе примерно одина­
ково употребительны. Различия в постоянном контексте здесь,
действительно, именно такие, какие с у щ е ст в у ю т м еж д у полной и
краткой формой одной и той ж е языковой единицы. Они идут по
линии устранения или добавления определенного, предуказан­
ного элемента, а не по линии факультативной подмены элемен­
тов. П о эт о м у в развернутом структурном варианте идиомы м о ж ­
но усм отр еть наличие элемента, связь к о т ор ог о с другими более
ослаблена и который п оэтом у не является неотъемлемым звеном
п остоянного контекста. В этом и только в этом смы сле он пред­
ставляет со б о й избыточный элемент, хотя в ряде случаев истори­
чески он был активно н еобходи м для мотивировки целостного
значения идиомы.
Структурные вариации идиом стр ого нормированы, и выход
за пределы нормы носит деструктивный характер.
Вариации указанного типа отличны от тех, более р аспр остр а ­
ненных трансформаций лексической организации идиом, кото­
рые основаны на подмене одн ого из знаменательных компонен-

98
в идиомы. Ср.: 1о са з ! ( = {о з са и е г ) Ьгеас1 ироп Ше \уа1егз
Пытаться поправить дело самы м легким с п о с о б о м ’ , букв, 'б р о -
аТь (ра збра сы ва ть) хлеб на в о д у '; 1о Ьап§ оп Ьу (о п е ’з) еуе1а-
)1ез ( = еуеН(1з, еуеЬгошз) 'висеть на ниточке', букв, 'висеть на
5еСницах (веках, б р о в я х ) ’ ; Раг1Ыап зЬо1 (= зЬ а Г 1 , агго\у) 'мет-
^0е замечание, приберегаемое напоследок"; ср. русск. 'п а р ф я н ­
ская с т р ел а ’ и т. п.
Иногда меж ду взаимозаменяемыми компонентами сущ ествует
определенная семантическая связь. Это м ож ет быть синоними­
ч н а я связь, как, например, в сл еду ю щ и х случаях: 1о ри! оп а
сс>п51<1епп§ ( = Ш т к т § ) сар 'погрузиться в р а з д у м ь е ’ ; 1о га 1зе
1 = ПН ир) ( о п е ’ з) Ьогп 'чваниться, кичиться' и т. п. Это м ож ет
быть и связь по принадлежности к одной семантической сфере,
например: аз ра1е ( = \уЫ1е) аз азЬез 'очень бл едн ы й’ ; ЬаН-
Пскес! (= и п Н скес1 ) сиЬ 'неуклю ж и й подросток, м о л о к о с о с ’ ;
\\-Шес1 ( = р ат!ес1) зери кЬ ге 'нечто приятное по виду, но дурное
по с од ер ж а н и ю ’ (ср. русск.: 'г р о б повапленный’ ), и т. п. Однако
непосредственная семантическая связь м еж ду варьируемыми
компонентами необязательна. Ср.: аз Нпе ( = § а у ) аз Ше к ш ^ ’ з
сапсПе 'разряж енный в пух и п р а х ’ ; 1о кеер ореп Ьоизе ( = 1аЫе,
<Гоогз) 'бы т ь гостеприимным, ж ить на ш ир окую ногу’ ; 1о § 1Уе
( = зЬош) Ше соЫ зЬоиИег 1о (зшЬ.) 'х о л о д н о принять (к ого-
либо) ", и т. п.
К аково бы ни бы л о см ы сл овое отнош ение м еж д у вза и м оз а ­
меняемыми компонентами, с точки зрения контекстологического
анализа, самый факт их варьирования представляется оч еви д­
ным нарушением стабильности лексического состав а идиомы,
причем таким нарушением, к оторое противоречит сущ ности
идиомы как единицы п остоянного контекста. В таком случае с л е ­
дует признать идиоматические с м е т а н и я с подменяемыми .зна­
менательными компонентами не вариантами единой идиомы, а
разными, хотя и синонимичными д р у г др угу идиомами.
М еж ду тем сравним случаи типа 1о зЬо\у (^гуе) Ше со1с1 зЬо-
и1с!ег и случаи Типа 1о 1еасЬ а Ьи11 1о гоаг — 1о 1еасЬ а соск 1о
сго\у — 1о 1еасЬ а с1о^ 1о Ьагк — 1о 1еасЬ а ПзЬ 1о ЬИе— 1о 1еасЬ
з Ьеп 1о сЬиск — 1о 1еасЬ а зегреп! 1о Ызз 'совер ш а т ь излишнее в
Данных условиях де й ст ви е’ (чащ е всего 'сов а т ься с ненужнымн
Цветами’ ). М е ж д у ними без труда обн ар уж и в ает ся определен­
и е различие. В непосредственном восприятии оно ощ ущ ается
Как различие м еж ду вариантами единой идиомы и подлинными
Разнооформленными идиомами т ож д ествен ного содерж ания. Э то
^посредственное восприятие имеет известное реальное осн ова-
Чие. Оно заключается в разном соотнош ении сов п а д аю щ и х и
Различающихся компонентов. В сочетаниях 1о &1Уе Ше со1с1 зЬо-
•^ег и 1о зЬо\у Ше со1с! зЬоиЫег различается только один к о м ­
понент при сохранении д вух остальных знаменательных. В соче-
^Ниях 1о 1еасЬ а Ьи11 1о гоаг, 1о 1еасЬ а сос к 1о сго\у и т. п., на­
порот, совпадает только один знаменательный компонент и не
со в п а д а ю т два знаменательных компонента. П оэт ом у, несм0т,
зи полное то ж д е ст в о построения, принципа мотивировки и '''
к ос тн ог о значения, звучание, внешняя обол оч ка синонимична
др уг др угу фразеологических единиц вт ор ог о типа воспрц^
мается как отчетливо разная в каж дой из них.
Н о показания восприятия являю тся шаткой осн оаой дл я суж­
дения о лингвистической сущ ности изучаемых явлений. С эти'.,
мы ср а зу ж е сталкиваемся, как только обрати м внимание на по
меняемость компонента в идиомах с числом знаменательны»
компонентов не более двух. Здесь исключается фактор количе^'
венного соотнош ения подменяемых и стабильны х компонентов
субъективность восприятия обн а ж а ется полностью. Действа,
тельно, если исходить только из восприятия (к о то р о е м ож ет бытц
весьма ин дивидуал ьн ы м ), то сл еду ю щ и е пары идиом могут быть
с одинаковым правом определены либо как варианты едином
идиомы, л и бо как разные, хотя и синонимичные д р у г д р у п-
идиомы: ЪИ о{ т и з П п — Ы1 оГ з Ш Н — ЪН оГ ПиН 'м о л о д а я девуш
ка’ , 'м ол од а я ж енщ ин а ’ ; {о са1:сЬ а! а з ! г а ^ —-{о с1и!сЬ а1 а з1га»|
хвататься за со л о м и н к у’ , и т. п.
В о всех п одобны х случаях не только целостное значение, н
и его мотивировка в пределах синонимичной группы тождёРг!
венны. Различие затрагивает, и то лишь частично, материальное!
)существление исходной мотивировки. Налицо, по-видимом\ ,
равные основания для д ву х п ротивопол ож ны х суждений об от­
ношении м еж ду сопоставляемы ми сочетаниями, если не учиты
вать отсутствие т ож д ест ва в их лексическом сос т а в е и, следова
тельно, в их звуковой форме, различие в их существенны*!
звеньях, взры ваю щ ее т о ж д е ст в о п остоянного контекста.
П о эт о м у представляется н еобходи м ы м проводить дифферен,
циацию, во-первых, м еж д у структурными вариантами идиомы в|
близко сходными м еж д у со б о й синонимичными идиомами, во-)
вторых, м еж ду разновидностями самих синонимичных идиом.
С труктурными вариантами идиомы являются, как у ж е ум!
миналось выше, сочетания, д оп уск а ю щ и е известные формальные
вариации второстепенного порядка, не от р а ж а ю щ и еся ни на мо­
тивировке идиомы, ни на характере ее реализации. С ю да отно­
сятся случаи перестановки компонентов, вариации словофор>ч
компонента, сл ов ообра зов ател ьн ой перестройки одн ого из комп»'
центов, подмены сл у ж ебн ого элемента, употребления идиомы И
полной и сокращенной формед Н апротив, фразеологический
синонимами следует признать такие единицы постоянного кон­
текста, которые, имея полное или частичное расхож дени е опор ^
ных членов св оего лексического состава, им еют одн о и то же
л остн ое значение, хотя, как и л ю б ы е синонимы, м огу т отличав
ся д р уг о т друга по стилистической или эмоциональной окрас1'’,
или по сфере употребления, как, например: {о ЬгеаШе о п е ’з
(лит.) = 1о ,]*ош Ше т а ] о п 1 у (шутл.-фам.) = 1о И с к Ше ЬисР'
(в у л ь г.) 'у м е р е т ь ’ ; ТЬе р о! саШ п^ Ше кеШ е Ыаск (нейтр.) = 5

100
геЬикш^ з т ( книжн.)\ ср. русск. 'чья бы корова мычала, а
:аоЯ бы мол чал а’ .
Т? ОДнако среди ф разеологических синонимов су щ ест вую т
рУктурные разновидности, р аспол агаю щ иеся на разных степе-
С]х отдаления от структурн ы х вариантов одной идиомы. Таким
^разом, фразеологические идиомы м о ж н о распол ож ить по сл е­
г ш е й контекстологической шкале: ’
■ 1 . Н аиболее близкими к структурным вариантам единой идио-
мЫ являются, несомненно, такие синонимичные идиомы, которы е
имеют равное количество различающ ихся и сов п а д аю щ и х к о м ­
понентов и оди н а ковую мотивировку. Например: 1о Ъпп§ (с!пуе.
51пке) Н о т е 1о ( з т Ъ ) 'заставить понять’ ; 1о са з ! (Шгош, Ш п^)
(лпИч) ' п (зптЬ’ з) 1:ееШ 'упрекать (кого-л и б о в ч е м -л и б о )',
и т. п.
2. Отчетливее об о с о б л е н ы от структурных вариантов синони­
мичные идиомы, в к оторы х имеется налицо явный количествен­
ный перевес различающ ихся компонентов над совпадаю щ ими
(чаще в се го двух различающ ихся над одним о б щ и м ) при едином
принципе (общ ей идее) мотивировки целостного значения. Н а ­
пример: 1о 1еасЬ 1ГОП 1о 5\У1т = {о 1еасЬ ап оЫ \ у о т а п 1о йапсе =
т 1еасН а р щ 1о р1ау оп а Г1и*е'заниматься безнадеж ны м дел ом ',
'зря ст а р а т ься ’ . Ср. такж е: 1о ри! ( о п е ’ з) Ьеас! ш ! о Ше Поп’ з
тоиШ = 1о ри! (оп е’ з) песк т а п о озе 'постави ть себя в тяж елое
или рискованное полож ен ие’ , и т. п.
3. Еще дальш е о т структурных вариантов ст о я т синонимич­
ные идиомы, сходны е по принципу мотивировки, но полностью
различающиеся по ее воплощению, т. е. по св о е м у конкретному
лексическому составу, а иногда и по построению. Например:
Ь т а к е горез оГ запс! — 1о с!^а\у \уа!ег дуНЬ ( т ) а з1еуе = 1о Шке
а На1г 1о с!га\у а \у১оп 'применять негодные средства, д е й с т в о ­
вать без ш ансов на у с п е х ’ ; 1о т а к е с1оШез Гог ПзЬез = 1о ри! а
Ы оп а Ьеп 'поступать б ес см ы с л ен н о’ , 1о зепс1 о\у 1з 1о АШепз
(сова — эм бл ем а А фины -П аллады , покровительницы Афин) =
саггу соа1з 1о ЫешсазПе (Н ь ю к а сл — центр английской уг ол ь ­
ной промышленности) 'сн а б ж а т ь тем, чего и так м н о г о ’ , и т. п.
и т. д.
4. Р а сх ож ден ие в принципе мотивировки при полном р а с х о ж ­
дении и в лексическом состав е идиом еще более у сугубл я ет р а з ­
личие м е ж д у ними, хотя целостное значение их и остается т о ж ­
дественным. Например: 1о Ьор Ше 1лущ = 1о до Ш Ше ГогеГа-
! егз = {о ^ о т Ше т а р и ф у = 1о ЬгеаШе о п е’ з 1аз1 = {о до Ш ез!
Умереть’ . При этом наличие од н ого и д а ж е дв у х сов п а даю щ и х
к°мпонентов не делает р асхож ден и е меж ду идиомами менее
Полным. Например: 1о Ы1 Ше п д М паП оп Ше Ьеай (т. е. п опасть
'’Рямо в шляпку т ом у гвоздю , какой нужен) = 1о де1 Ше п д М
?о\у Ьу Ше еаг (т. е. поймать за у х о ту свинью, какую нуж но)
Попасть в т о ч к у ’ ; 1о § е ! Ше заек (т. е. получить назад
Й°й меш ок с инструментами) = 1о де{ Ше огйег оГ Ше

101
Ь оо! (т. е. получить приказ п о ср едством са п о га ) 'бь^
вы тол кнуты м ’ = 1о де! ( о п е ’з) \уа1кт§- огйегз (т. е. по.-]
чить приказ выступать) 'бы ть уволенным с р а б о т ы ’ , и т. п.
Д емотивация хотя бы одной из синонимичных м еж ду собг
идиом усиливает ее об ос об л ен н ост ь от другой. Ср.: 1о
( о п е ’ з) 1е§ = 1о т а к е а Гоо1.(оГ з т Ь ) 'д ур ач и ть ’ .
Таким представляется отношение м еж ду структурной в
риантностью идиом, с одной стороны , и синонимией идиом
с другой, если п одходить к эт о м у воп ро су с контекстологическ<
точки зрения.
В связи с тем, что основны м принципом теории фразеологи
для А. В. Кунина является принцип семантический, а не контец
стологический, его трактовка эт ого воп роса сущ ественно отли
чается от изложенной выше.25 Справедливо указы вая на то, чт
«зам ена компонентов фразеологических единиц ограничен
узким кругом слов и не является произвольной», А. В. Куни
считает э т о т факт доста точн ы м доказательством того, что пр
.явлении «лексической синонимии» мы имеем дело с вариантам
одной и той ж е фразеологической единицы и что «наличи
взаимозам еняем ых компонентов раздвигает границы устойч 1
вости формы фразеологических единиц, а отню дь не говори
о ее неустойчивости».26 Д оста точ н ы м критерием разграничени
структурных вариантов и «синонимичных о б о р о т о в » А. В. Куни
считает отсутствие в последних «ка кой -л и бо замены компоне(
т ов», а такж е наличие в них «различных семантических стеря
ней», бл агодар я которым «в основе этих о б о р о т о в л еж а т разлш
ные о б р а з ы ». Ввиду того, что основны е понятия, которыми о т
рирует автор в этом рассуждении, им не уточнены и неясно, ка
он понимает устойчивость и семантический стержень, его изл<
жение носит чисто декларативный характер. Тем не менее, з
А. В. Куниным остается заслуга постановки вопроса о структу]
ных вариантах фразеологических единиц в систематизированно
виде.
В порядке о б щ ег о определения релевантных признаков фр
геологических единиц мы дол ж ны ограничиться этими замеч.
ниями относительно синонимии идиом — явления, заслуживай
щ его более п од р о бн ого изучения, но здесь, в плане разработк
о б щ е г о понятия о постоянном контексте, п онадобивш егося на
лишь для того, чтобы установить объективные пределы вари:
ций единицы постоянного к он тек ст а .27

2г> А. В. Кунин. Некоторые вопросы английском фразеологии, стр. 1+


и сл.
26 Там же, стр. 1450.
27 По вопросу о синонимии фразеологических единиц ряд интересных н
блюдений см. в работах: Ю. Д. А п р е с я н . Фоачеологические синонимы
англ. языке. Уч. зап. 1 МГПИИЯ, т. XV, 1957; А. Г1. X а з а н о в и ч. Явление
!к кимии в идиоматике современного немецкого языка. Уч. зап. ЛГУ, № 26
серия филол. наук, вып. 48, 1958.

'102
§ 3 П О ВТОРЯЕМ ОСТЬ И УСТОЙЧИВОСТЬ КОНТЕКСТА

И ф раземам. и идиомам в силу самой их сущ ности как е ди­


ниц постоянного контекста свойственна повторяем ость в данном
-<ст?па ипрнпк И| следовательно~~УСТ~цйч'ИвОПБ-пяП!7ав1ГЗуог^не
1|риит. олнако. что п ост оя н ный характер конхексгл_есть т о же
|'7а ^ ё т - ч т о .его п овторяем ость и устойчивость. Напротив, одна
р^вторяемость или сама по себе устойчивость контекста без х а ­
рактерных для единиц п остоянного контекста семантических
трансформаций не превращ ает сочетание слов во ф р азеологиче­
скую единицу.
Принципиальное т о ж д е ст в о ситуаций или однородны й х а р а к ­
тер самих предметов речи в разное время, в разных речевых
актах, мож ет, естественно, вызвать употребление одинаковых
словосочетаний, каждый член к оторы х не претерпевает о т эт ого
ни ф р азеол огического сдвига, ни семантического ослабления.
Например:
«Но\у с1о уои с1о, С агкег?» заМ Мг. ОошЬеу, п з т § { г о т Ыз
сЬа1г, апё з1апсИп§ хиМк Ыз Ьаск 1о 1ке Цге (СЬ. О к к е п з , О. 5.,
I, 227); ТЬе Гоиг1Ь Ь п ё ^ е р1ауег, СЬаг1ез иЧ пдзог, з1апйз шИк
/»'5 Ьаск 1о 1ке Цге (Л. Оа1з\УОг№у, Р., 4 3 ); Не з!:оо(1 ир, апс! з№ ой
т1к Ыз Ьаск 1о 1ке }1ге ( О ’А гсу №1апс1, 5Ь., 168).
Н икакого сем антического обособл ен и я это словосочетание не
обнаруживает, несмотря на с в о ю очевидную повторяемость.
В каж дом случае употребления оно вы р аж а ет прямо и н епосред­
ственно тр еб уем ое содерж^пие. П еред нами — явление простой
повторяемости словосочетания.
Н о б ы в а ю т и более сл ож н ы е случаи. В речевой деятельности
нередко встречаю тся регулярно п овторяю щ и еся в определенной
форме сочетания слов, которы е отмечены несомненной т р а д и ­
ционностью своего состав а, цно не о б л а д а ю т остальными сем ан ти­
ческими признаками постоянного контекста. Н апример: 1Ье
51ги§-^1е Гог ех!з1епсе, а с с о г ё т ^ 1о е х р е с Ш ю п , т 1 е г п а ! зесгеИоп
и т . п. ПодоОного рода сочетания, в отличие о т единиц п ост оя н ­
ного контекста, назовем истойчивыми сочетаниями.
В отличие от простой повторяем ости переменных сочетаний
устойчивость является результатом действия не тол ько внеязы-
кового фактора (п овтор яем ости предмета речи, совпадения р е ­
чевых си туац ий ), но одновременно и внутриязыкового — рече­
вого узуса, который м о ж е т действовать в данном отношении на
Протяжении как длительного, так и сравнительно краткого п р о ­
межутка времени., Речевой у з у с - ( р е ч е в о й о б ы ч а й ) превращ ает
Такие ^ О Ч Р Т Я Н И Я В Н Р К И Р ф р я ч п к ы р т т ш п н В от некоторы е
образцы п одобн ы х ш тампов: 1о Ьоре Гог 1Ье_Ьез1:_'оптимистически
глядеть в б у д у щ е е ’ , 1оЛхауе по ГЗеаП^ ! Т ~ ^ е ю л ё т ь никакого п р е д ­
ставления ( о ) ’ ; 1о 1 ш е п о орИоп Ьи1: ( + 1пПпШуе) 'не иметь
■Другого вы бора, кроме ка к’ ; 1о гпеап Ъ и зт е з з 'говори ть по-дело-
во м у ’ ; 1о с о т е 1о ап епс! 'за кон ч и ть ся’ ; [I I у/еге^урц 'б у д ь я на

103
вашем м есте’ ; аз а гпаИег оС Гас! 'фактически, собствен но Го
в о р я ’ ; аз Гаг аз^згпШ , 5шН]Г7з- сопсегпе(Г 'что касается (чег0
к о г о - л и б о ) ’ ; дшсИпд р п п а р Г ё ^ о с н о в н о и принцип’ ; риЬИсоддЦоц
'общ ествен н ое мнение’ : еуегуйау НГе 'б ы т ’ ; ш о Н ^ а Е ^ а Я Г т т ^
ведение и скусства ’ ; роЦсу-оГ_.Гогсе 'политика силы ’ , и т. п.
Н етрудно видеть, что никакого о с о б о го содерж ания, кроме
того, какое непосредственно вытекает из объединения значений
состав л яю щ и х эти фразовы е штампы слов, в них нет. С вя^
сам остоятел ьны х семантем, сод ер ж а щ и хся в объединяемых
словах, дает сл ож н очл ен имую семантему. Таким образом
в этом отношении они не отличаются от переменных сочетаний
Н о их заш тампованн ость есть не что иное^-как шэсироизводи-
мостг^Гв гот овом в и Д е.Х л ед ов а т ел ь н о, выражение осуществляе­
мой им-и "номинации является традиционным, фиксированным.
С озда ется известное противоречие: как механически воспро
изводимые речевые штампы, устойчивые сочетания с фиксиро­
ванной номинацией долж ны претерпевать известное ослабление
интенсивности лексических значений своих компонентов; но
поскольку они не несут в себ е никакой импликации, никакого
расхож дени я м е ж д у мотивировкой и смы слом, они не обнару­
ж и в а ю т никаких материальных признаков семантического пре­
образования. Оно имеется в них лишь в виде в озм ож н ой перс­
пективы развития, которая м ож ет бы ть реализована при нали­
чии условий, сп о со б ст в у ю щ и х о бр а з ов а н и ю фразеологической
единицы. Главные из этих условий — э т о либо омертвение дан­
ного значения одн ого или нескольких членов сочетания при
сохранении его о б щ ег о смысла, либо общ ее переосмысление
сочетания при сохранении его формы и состава, либо макси­
мальное ограничение сочетаем ости одн ого из компонентов
в данном его значении. П ока этих условий нет налицо, нет и
ф разеологической единицы. Н о привычность их звучания, фик­
сированный характер номинации д ел аю т эти п о в т о р я ю щ и е с я ,
ш тампованные сочетания слов как бы эм бри онам и, заготовками
б у дущ и х или возм ож н ы х в бу дущ ем ф разеологических единиц.
Устойчивые сочетания или ш тампы сост ав л я ю т внешний
предел ф разеологического фонда языка.
У стойчивость словесной группы есть ее традиционная повто­
ряемость без сем антического преобразования.
К устойчивым сочетаниям с фиксированной номинацией (т. е.
традиционно используемы х как единицы номинации определен­
ного содер ж ан и я) отн осятся многочисленные описательные
наименования типа сЬез{ оГ йгашегз 'к о м о д ’ ; Ьоок оГ геГегепсе
‘ справочник’ ; т а д ш Г у т д д1азз 'увеличительное ст е к л о ’ ; Ьаск
Ше Ьеай 'з а т ы л о к ’ ; 1о зау ( о п е ’з) ргауегз 'м ол и т ь ся ’ , Ш з а у д о о й -
Ьуе 'п р о щ а т ь с я ’ , 1о 'зе ! 1о т о ^ о п ' 'пустить в х о д ’ , и т. п. К ним
же относятся и перифрастические о б о р о т ы типа 1о т а к е ая
арреагапсе ( = 1о а рр еаг), 1о т а к е (ргойисе) ап т р г е з з ю п ( = №
т р г е з з ) , 1о 1аке ап е х а т т а И о п , и т. п. и т. д.

104
д^ногие субстантивны е устойчивые сочетания имеют терми-
10гическое значение. Например: Ьопу ргосезз 'костный отро-
Нгок’ . ех!егпа1 т а х Ш а г у а й е г у 'на ру ж н а я челюстная а ртерия’ ,
1 ес1и11агу зЪеаШ 'миэлиновая о б о л о ч к а ’ , о с с 1рИ:а1 сопуо1и1:юп
Затылочная извилина’ ( анат.); са г г у ш ^ сарасН у 'подъем ная
-йла’ , Ггее21 п § ( = с о п § е а П п § ) р о т ! 'точка з ам ер зан и я’ , а!огшс
^пегду 'атом н ая энергия’ , сеп!пре!а1 Гогсе 'центростремительная
,иЛа’, сеп!пГи^а1 Гогсе 'ц ен тробеж н ая си л а’ (физ.) и т. п.
Н еобходи м о подчеркнуть, что исключение «с о с т а в н ы х » т е р ­
м и н о в уп ом ян утого рода из ф ра зеол огич еского фонда языка
основывается вовсе не на специфике их значения или функции
|В частности, не на отсутствии в них эм оц ион ал ьно-эксп ресси в-
н0го начала и не на их принадлежности к терм ин ологи и), а на,
п д и р о д е ф ор м и р у ю щ ег о их контекста.
С точки зрения кон текстол оги ческого анализа, ф и кси рован ­
ное сочетание с терминологическим значением м ож ет б ы т ь \
признано фразеологической единицей только в том случае, если
оно обл а дает признаками п остоянного контекста. А втоматически
выводить термины за предельГ'фразеологического фонда языка
только потому, что они — термины, а не заш тампованны е ин о­
сказания с эм оц ион ал ьно-характери зую щ им см ы сл ом , значило
бы отказаться от посл едовател ьного применения объ ек ти вн ого
контекстологического метода и подменять его стилистическими
оценками. Н ет ничего( лротивоестественного в том, что т ер м и н о­
логический со ст а в языка является неоднородны м с кон те к сто­
логической точки зрения.
Среди «с о с т а в н ы х » терминов есть устойчивые сочетания
с фиксированной номинацией и единицы п остоянн ого контекста,
т. е. фразеологизмы . Объединение тех и других в группу
терминологии как о с о б о г о лексического слоя лежит в иной
классификационной плоскости и нисколько не противоречит их
контекстологической дифференциации.
В качестве примеров терминологических идиом м ож н о при­
вести такие, как га! 1аП 'пучок п роводов, соединяющ ий антенну
с в в о д о м ’ , гпопкеу сЬаНег 'пом еха от др угой ради остан ц ии’ ,
ШасЫпе ^ип Иге 'тип ш ум овы х помех при р ади опр ием е’ (р а д и о -
техн.); А ё а т ’ з арр1е 'кадык, выступ щ итови дного х р я щ а ’
(анат.), а^ие саке 'увеличенная селезенка’ (м е д .); агго\у Ьеай
Размерная стрелка ч е р т е ж а ’ , ёо § -а п с1 -с Ь а т 'вы дергиватель
стоек’ (т ехн.); 1ешоп уе11ош 'хр ом овоки сл ы й ба ри й ’ , 1пгег оГ
^и1рЬиг 'многосернисты й калий’ , с г е а т оГ ±аг1:аг 'винный камень’ ,
Ыие ЬиЙег 'ртутная м а зь ’ (х и м .); з1Ш Ше 'н а т ю р м о р т ’ (ис-
кУсств.), и т. п.
Терминологические фраземы встреч аю тся чаще. Например:
'^е1е55 гиЬЬег 'н.еупругий каучук’ , зегйгу Ьох 'б л о к настройки
^Риемника’ , рапсаке соП 'плоская однослойная катуш к а’ , р еап и !
; а1уе 'миниатюрная электронная лампа для р ади опер едви ж ки’ ,
а<Ио р оск е ! 'м ертвая з о н а ’ (радиот ехн.); Ы т с ! ЬеаёасЪе 'миг-
105
р е н ь ’ , Гиппу Ьопе 'внутренний мыщ елок плеча’ , с о ^ ш ^
ЬгеаШшд 'пр еры вистое ды хани е’ (м е д .) ; гпа1е (Геша1е) г^!
‘ м уж ская (ж енская) р и ф м а ’ (ф илол. ) ; ЬипИпд сазе 'глух
корпус ( п р и б о р а ) ’ (м е х .); зоГ1 Паше ‘ пламя с избытком ур-?,'
р о д а ’ (техн.), и мн. др.
П о э т о м у не вполне точен А. А. Санкин, утверж дая, Чт,
«типичным для составны х терминов является н епосредствен^
прямая вы води м ость значения целого из значения ч а с т е й
т. е. отсу тств ие идиоматичности»,28 и что составны е термищ
отн осятся к типу ф разеологических ■единств.
В трудах по фразеологии весьма распространена более узкая
в известном отношении концепция ф разеологических едищщ
в о о б щ е и идиом в особенн ости. Они обы ч н о тра к т ую т ся исклю.
чительно как эмоц ион ал ьно-эксп ресси вн ы е средства языка
«у к р а ш а ю щ и е и о б о г а щ а ю щ и е речь» или «д ел а ю щ и е язык более
■образным и увеличивающ ие его выразительные возможности».^
О т г ол о ск и таких воззрений м ож н о уловить и в тех работах, где
в целом они преодолены. Так, правильно выделяя из фразео
л огических единиц такие, которы е отличаются присутствием
«элемента игры, шутки, от ход а от обы ч н ого нейтрального стил*
речи», А. И. Смирницкий называет их «с о б с т в е н н о идиомами»,*
Нельзя отрицать полезность дифференциации различны;
типов функционального использования ф разеологических еди
ниц в языке. О днако начинать их анализ с такой дифференциа
ции, а главное отдавать внимание о д н о м у из этих типов за сче-
других, неправомерно сок р а щ а я на са м о м раннем этапе мате
риал исследования, неправильно. Выяснению сущ ности постоян
н ого контекста как о с о б о г о язы к ового явления во всем объем!
е г о роли в языковой деятельности дол ж ен сл уж и ть контексто
логический анализ, очищенный от переби ваю щ их его действш
стилистических критериев. Если ж е придерж иваться воззренш
на единицы постоянного контекста или хотя бы только н;
идиомы как на экспрессивны е средства, параллельно с у щ е ст в у ю
щ ие в языке с передачей той ж е мысли в нейтральном стиЛ'
(А. И. Смирницкий), то из поля исследования неизбеж но уйд}
не только идиоматичные термины или оби ходн ы е речевые фо]
мулы, н о и ряд ф разеологических наименований н е т е р м и н о л о п
ч еск ог о типа, как, например, Ап1Ьопу’ з Яге 'р о ж и с т о е воспаль

28 А. А. С а н к и н . О характерных чертах составных терминов типа «при


лагательное+существительное» в англ. языке. Уч. зап. 1 М ГПИИЯ, т. ^
1956, стр. 163.
29 См.: М. И. М и х е л ь с о н . Русская мысль и речь, т. 1, стр. IV; Е. Ф
В о р н о и др. Лексикология английского языка. Л., 1955, стр. 128; В . Н . О с
я ен к о . Отграничение глагольных фразеологических единиц ф р ан цузской
языка. Иностранные языки в школе, 1958, № 3, стр. 12; V. Н. С о 1 П п -
А Воок о! ЕпдНзЬ 1сМот5 мМЬ Ехр1апа1юпз, 3 ей, 1958, р. XI; Ь. Р. 5 т 1 111
ХУогйз апй 1Й10Ш5, рр. 262— 263 е1с.
30 А. И. С м и р н и ц к и й . Лексикология английского языка. М., 19^
стр. 225.

106
[|е’ (нетерминологическое наименование с о о т в етс тв у ю щ ег о з а ­
болевания),31 МоШег НиЬЪагс! 'длинная ж енская о д е ж д а ’ ( в к о л о ­
н и а л ь н ы х с т р а н а х ); 1гие 1оуе кпо! 'двойной у з е л ’ ; са ! о ’ п т е 1аПз
•плеть’ ; з 1 е е р т § раг!пег 'партнер, не участвую щ ий в ведении
д6л’ ; Ыаск Ггоз! 'м о р о з без сн ега’ , и т. п. и т. д. Стилистический
предел ф разеол огического состава языка не су щ ествует в я з ы к о­
вой действительности.
С точки зрения кон текстол оги ческого анализа, в л ю б ом
функциональном участке язы к ового материала, независимо от
характера вы р а ж а ем ого содер ж ан ия или сферы его применения,
содержащем, помим о слов, неоднословные образовани я, выде-
^чются единицы, относящ иеся к разным видам постоянного
и устойчивого контекста. Мы уж е пытались это показать в о б л а ­
сти терминологии. Э т от ж е принцип применим и к другим ф унк­
циональным группам фиксированных сочетаний, например к так
называемым «ф о р м у л а м ве ж л и в ости » и «ф о р м у л а м обращ ения».
В них легко различаются: идиомы (например, §оос! т о г т п § ,
(гоос! е у е п т ^ , зо 1опд и т. п.), в которы х имплицируется (но не
выражается) д о б р о е пожелание (а не оценочная к он стата ц и я),
но которые, по сути дела, не озн а ч а ю т д а ж е э т о г о пожелания,
а воспроизводится механически как традиционный речевой знак
приветствия или прощания; фраземы типа с1еаг з1г (в э п и ст ол я р ­
ном о б р а щ е н и и ), оМ Ъоу, оЫ ^ 1г 1 и т. п. (в фамильярном о б р а ­
щении), где определения фиктивны; устойчивые сочетания, на­
пример Шапк уои (с традиционным эллипсом местоимения
1-го л и ц а), Ъе§ р агёоп (ра зговор н ая параллель более ф о р м а л ь ­
ного I Ъе<* уоиг р а г ё о п ), ёопЧ т е п И о п Л и т. п. О тносить все
эти р азнообра зн ы е формулы автоматически к к а ком у-л ибо
одному типу контекста, в том числе и только к устойчивом у,
было бы неверно.
У единицам устойчивого контекста отн осятся такж е многие
случаи единичной сочетаем ости слов, точнее словесные сцепле­
ния, в сос т а в е к оторы х имеется компонент с соч етаем ость ю ,
Равной единице. Сочетания эти вы сту па ю т как несомненно т р а ­
диционные. Н о единицей постоянного контекста признать такое
сочетание нет оснований. О н о не является фраземой, ибо к о м п о ­
нент с единичной соч ет а ем ост ь ю никакого иного, кроме данного,
лексического значения не имеет и, следовательно, не связан
семантической за ви си м ост ь ю с другим компонентом, который
Для него вовсе не сл уж и т указательным минимумом. Изоляция
такого однозначного слова из данного сочетания или из речи
вообще не изменяет и не кумулирует его значения, как это
бывает с л ю б ы м неоднозначным фонетическим сл овом . Н о такое
( очетание не является и идиомой: устранение из него комп он ен ­
та с единичной со ч ет а ем ост ь ю не ведет к обедн ени ю или д а ж е
Изменению содер ж ан ия номинации. Н о это не м ож ет сл уж и ть
31 Любопытно, что та ж е идиома в русском языке («антонов огонь») озна­
чает «гангрена».

107
признаком наличия фразеологической связи м еж ду членам,,
единиц сл ож н ой номинации.
Используя эт от прием кон текстологической проверки, опреде-
ляем как единицы устойчивого, но не п остоянного контекста
атрибутивные сочетания типа аг 1 е з 1ап \\е11 'артезианский кол о­
д е ц ’ , ЫззехШе уеаг 'високосны й г о д ’ , сопзиеШсЛпагу 1а\\
'обы ч н ое п р а в о ’ , кИса! 512е 'ра зм ер (изобра ж ен и е) в 3/ 4 нату­
ральной величины’ и т. п.
Итак, под простой устойч ивостью (ст аб и л ьн ост ь ю ) сочетания
понимается здесь п о вторяем ость словосочетания в заданном
Еиде, обусловленн ая одновременно и прямым соответствием
м еж д у планом содер ж ан ия и планом выражения, и речевым
уз у с ом , т. е. известной заш там п ова н н ость ю выражения данного
содерж ания.
- В связи с тем, что сочетания, со д е р ж а щ и е сл о в о с единичной
соч етаем остью , в о о б щ е оп редел яю тся как единицы устойчивого
контекста, а не как фразеологические единицы, необходимо
уделить внимание закрепленным сочетаниям, один из членов
которы х представляет со б о й некротизм. Н екроти зм ом условимся
называть полностью омертвевш ее слово, выш едш ее из уп о т р е б ­
ления и, по сути дела, у ж е не явл яю щ ееся элементом словарного
состав а соврем енн ого английского языка, но встречающееся
в качестве компонента к а кого-л и б о закрепленного контекста.
Их следует отличать и от архаизмов, и о т историзмов, которые
с у щ е ст в у ю т в соврем енном употреблении и сп особ н ы входить
в незамкнутый ряд переменных сочетаний, хотя используются
р е д к о — л и бо по причине устар елости са м о г о их содержания,
л и б о в силу их стилистической ограниченности. Н екротизмы же
лишены сп осо б н ости вступать в переменное сочетание с другими
словами. Будучи закреплены в определенном единичном сочета­
нии, они, несомненно, в этом см ы сл е п редставл яю т со б о й слова
с единичной соч етаем остью . И м ею тся в виду такие выражения,
как, например, 1о рау з с о ! апс! 1о1 'у ч а ств ов а ть в общ и х р а с х о ­
д а х ’ , где зсо1: (стар оф р . е з со ! 'дань, вклад’ ) — вымерший ю риди­
ческий термин, замененный термином 1ах 'н а л о г ’ ; 1о Ьеаг Ше
§ г е е 'д е р ж а т ь первенство’ , 'выделиться своим п ревосходством ',
где дгее — шотл. усеченная форма сущ ествительного йедгее
'п р ев ос х од ст в о, м а ст е р ст в о ’ (о т с ю д а 'п р и з ’ ) ; 1о зсо!сЬ Ше зпаке
'временно обезопа си ть с е б я ’ , где глагол зсо1сЬ 'порезать, п о дра ­
нить’ (этимол. неясна) архаизировался у ж е в X V I II в. (ОЕЕ>);
ичШои! 1е1 ог Ыпйгапсе 'б е з п о м е х ’ , где сущ ествительное 1е1
'п о м е х а ’ , 'з а д е р ж к а ’ вы мерло в X V в. ( О Е Б ) ; т е ! е з апс! ЪоипсЬ
'г р а н и ц а ’ ( ю р и д .), компонент к о т ор ог о т е 1 е 'гра н и ц а ’ (старофр-
т е 1 е ) вышел из переменного употребления в X I V в. (ОЕЕ)Ь
и т. п.м
32 См.: А. В. К у н и н . Архаизмы в современном английском языке. Ино
странные языки в школе, 1936, № 1, стр. 44; Ь. Р. 5 гп Л Ь . \Уогс15 апс! 1с1ют5,
р. 184.

108
Однако м еж д у типом ЫззехШе уеаг и сочетаниями данного
т цпа есть принципиальное различие. П екротизмы в составе
фразеологической единицы и этимологически (в "момент созда-
нця ф р а зеол ог и з м а ), и фонетически (как необходи м ы й звуковой
элемент ее с о с т а в а ) являются неотъемлемой частью материаль-
ной основы ее ц елостного з н а ч е н и я / М е ж д у тём‘ элемент х еди-
ничнЗй'"сочетаемостью, входящ ий в сост а в устойчивого соч е т а ­
ния, п редставляет со б о й лишь дополнительный семантический
элемент, н еобходимы й только для полноты содер ж ан ия вк л ю ­
чающего данное сочетание сообщ ен ия , но не дающ ий ни ц елост­
ного значения сочетания, ни ф ра зеол огич еского сдвига значения
другого члена э т о г о последнего.
О т слова с единичной соч етаем ость ю , с одной стороны , и от
некротизма — с другой, н ео бход и м о отличать архаическое зна ­
чение слова, су щ е ст в у ю щ е г о с иным значением (или значения­
ми) как активный элемент современной лексики. Среди англий­
ских ф р а зеол огизм ов есть некотор ое количество таких, в к о т о ­
рых один из компонентов сох ра н яет устар евш ее значение, не
сп особ н ое к реализации в л ю б о м другом, переменном контексте.
Это его значение некогда уч а ст вова л о в мотивировке данного
словосочетания, закрепилось в нем, но за его пределами с о в е р ­
шенно устарело. Ср., например: а! Ше Пгз! ЫизЬ 'на первый
взгляд’ , где ЫизЬ 'в и д ’ (значение это исчезло в X V I в., О Е Э ;
современные значения 'кра ск а с т ы д а ’ , 'яркий п р о б л е с к ’ ) ; 1о ^ 1Уе
ир Ше ^Ьоз1 'испустить д у х ’ (значение ' д у х ’ в сущ ествительном
§Ьоз1 утрачено; соврем енное значение 'п р и з р а к ’ ) ; раг! апё
рагсе1 'неотъемлемая ч а с ть ’ , где рагсе1 сох ра н яет ст а р ое значе­
ние 'частичка’ (современные значения 'с в е р т о к ’ , 'п о с ы л к а ’ , 'з е ­
мельный у ч а ст о к ’ , 'г р у п п а ’ и д р .).
В се это — единицы постоянного контекста с утраченной
мотивировкой и с явным преобладанием целостного значения
над значениями компонентов. Они легко п роти в о п о ста вл я ю т­
ся единицам устойчивого контекста.
Т а к им обр азом , устойчивый контекст предстад^в^ в следую-
и ш —р азновидн остях:^ 1)/ необр азн ы х штамл а х : ( ^ | „ уи и й ч и в м х
Сочетаниях с фиксированной^номинаииёиТгЗТУ.очетяниях. с о д е р ­
ж ащих элемент с единичной сочетаем остью,— О н сост ав л я ет
предмет стилистической контекстологии, а не фразеологии.
^ Контекстологический анализ словосочетаний, позволяющ ий
выделить и определить ряд типов контекста (переменный,
постоянный и устойчивый контекст с подвидами в пределах
каж дого типа) ориентирован таким об р а з о м , чтобы с п ом ощ ью
определенных операций м ож н о бы ло выяснить сущ ность
семантического взаимодействия слов в речи. Операции эти
следующие: выяснение пределов сочетаем ости слова при с о х р а ­
нении и-м данного лексического значения; выяснение характера
Участия лексических значений слов, состав л яю щ и х данный кон­
текст, в осуществлении выполняемой данным словосочетанием
109
номинации; установление степени закрепленности сост;ц
и структуры данного словосочетания; отнесение исследуемо,
сочетания на основании совокупности полученных данны.
к т ом у или иному типу контекста.
Для этой конечной цели контекстологический анализ этоГг
рода достаточен, т. е. д ост а т оч н о объективен. Р азумеется, он н
м ож ет быть применен как некое автоматически действующ ^
ср ед ств о (вр оде компаса или лакм усовой б у м а ж к и ), в результат;
механического использования кото ро го м ож н о в л ю б о м случае
моментально и с идеальной точн остью определить тип контекста^
Он требует безусловного учета семантических потенций слов,
входящ их в анализируемый контекст, семантических и кон­
структивных потенций са м ог о контекста, а такж е о б щ е г о фона
бы тую щ и х в речи с о ч е т а н и й ^ П ри эт ом в янялизд-4к**ржтттпгл
и устойчивого контекста есть ряд св оеобр азн ы х трудностей.
Трудности эти — естественный результат сл ож н ости самого
предмета, исследования — стихии фразоупотребления, характер­
ной для данного языка в Тайный момент его развития. Фразео­
логическая единица никогда не возникает в языке сразу, путем
мгновенного качественного превращения переменного сочетания
в постоянное. П р оц е сс ее становления есть постепенный пере
х о д от состояния простой повторяем ости переменного сочетания
к состояни ю предписанной речевым уз у сом стабилизации, т. е,
к устойчивости, и эт о т переход имеет много стадий. И в каждьп!
данный момент развития языка мы застаем в нем значительное
количество традиционных словесных сцеплений^.-находящихся
на различных этапах своего пути к п ревращению в постоянны!]
контекст!" П р обл е м а становления фразеологических единиц —
п роблема особ ая, и мы здесь от нее вынуждены отвлечься
в интересах ограничения о бъ ем а р аботы и четкости ее целе-
установки. Несомненно, ск аж ем меж ду прочим, что пути о б р а ­
зования постоянного контекста м ногообразны и не сводимы
к какой-либо единой схеме. Д о ст а точ н о обратить внимание
хотя бы на тот факт, что одни ф разеологизмы возникаю т вслед­
ствие переосмысления необразны х ш тампов, другие — из пов­
т о р н ог о цитирования обр азн ы х выражений художественного
текста, третьи — из-за потери непосредственной м от и в и р о в к и
устойчивого сочетания с фиксированной номинацией, четвер­
т ы е — из-за архаизации каких-либо структурных особенностей
и т. п. и т. д. Н о д а ж е не задаваясь целью п рослеж ивать истори
ческое развитие фразеологических единиц и оставаясь в рамках
синхронии, мы не мож ем не учитывать динамику эт о го разви­
тия в применении к наличному сост а в у устойчивых сл ов о соч ета ­
ний соврем енного английского языка, ибо эта динамика скрыт;’'
в л ю б о м отрезке жизни языка, и она ж е делает качественньк'
границы иных языковых явлений не столь четкими, как э т ог о
хотелось бы в и н тересах .стр огой рубрикации явлений.
Наличие переходных случаев закон омерно в условиях тех

110
т0янных, но сов ерш а ю щ и хся постепенно изменений, которы е
^.тавляют сущ ность и ф ор м у развития языка. «Н е оп р ед ел ен ­
е н границ факта не меш ает его единству и его истинности»,—
^сал Н. Г. Чернышевский.33 Э то замечание справедливо и по
^ошению к языковым явлениям при том условии, однако, что
((Нцип определения и самая характеристика данного явления
остаточно объективны и точны.
Существование явлений переходного характера или, точнее»
впений, со в м ещ а ю щ и х в се б е признаки двух качеств — изна-
■льного и намечаю щ егося в перспективе развития, причем
приблизительно равной мере, есть закономерная особ ен н ость
зуковой действительности. Объективный метод лингвистиче-
к0го анализа, конечно, не дол ж ен игнорировать эт от факт, пре-
рашая исследование в схематизацию; но нельзя и з л о у п о т р е б ­
ив этим фактом как поводом для отказа от типологического
пределения бол ь ш ого количества явлений и ссл едуем ого поряд-
;а. Н аобор от, переходные явления в подавляющ ем большинстве
лучаев п оддаю тся классификации, хотя анализ их обы чно т р е ­
пет большей детализации и более широких дополнительных
данных.
Практически переходными случаями 9 бычно называют
1акие, которы е д оп у ск а ю т различную интерпретацию в рамках
единого аспекта и метода исследования. Лишь^.в о с о б о сл ож н ы х
словиях относительно таких переходных случйев бывает, д ей ­
ствительно, н евозм ож н о с полной дока за тельностью преодолеть
-ту множественность возм ож н ы х интерпретаций.
Итак, устойч ивости трапмпипнняя ппптпряемость с о ч е ­
тания сл ов ^ е ^ с п п р п к п ж д я рмая его семантической прпргтройко
"та семантическим сдвигом у яупгп. чц^ кпмппнрнтя От л и
у стойчивого контекс.тя от постоянного лежит в характере
^отношения плана содерж ания и плана выражения. Формаль
^ х - г у ^ферепцнальных признаков т о г о или иного типа контек
;т~а нет, но есть признаки функциональные и семантические. Чтс
касается идиоматичности, то в приложении к ф р азеологиче­
ски единицам она определяется как их семантическая специ-
-^ка (фразеологическая связанность значения од н ого из к о м п о ­
зитов или целостное значение всего сочетан ия), возникающая
постоянном контексте.
Попытку найти формальные признаки устойчивости и идио-
|'этичности находим в специальной р абот е И. А. Мельчука. П о д
:тойчивостью словесной группы И. А. Мельчук понимает пред-
ззуемость появления элементов сочетания в определенном
Фядке относительно од н ого из них. Идиоматичность опреде-
'ется как такая о со б е н н ост ь сочетания, в силу которой при
Ревпде одн ом у из его элементов пришлось бы приписать пере-

! Н. Г. Ч е р н ы ш е в с к и й . Эстетические отношения искусства к дей-


Вительности. М., 1948, стр. 116.

111
водный эквивалент с пропуском остальных. В связи с эТ
доп ускается сущ ествование не только устойчивых, но не иди0а'!.
тичных (типа 'к ром еш ная т ь м а ’ ) , но и идиоматичных, хотя ц '5,
устойчивых сочетаний ( т и п а 'о с т а т ь с я с н о с о м ’ ) .34
Эта концепция, возм ож н о, позволит р а з р а бот а т ь спос
усл овного кодирования единиц постоянного контекста
машинного перевода. Н о ее с у г у б о условный характер не об?
печивает г л убокого лингвистического проникновения в с\>
ность ф разеологических явлений. ‘ !

§ 4. Г Р А Н И Ц Ы ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКОГО ФОНДА ЯЗЫКА

Фразеологический фонд языка сост ои т из идиом и фразе


без каких-либо стилистических их ограничений. Он не отделе
однако, непроницаемой стеной от языковых образований, имею,
щих те или иные точки сх одства с фразеологическими единицами
В непосредственной близости к последним стоят «фразео-
л ои д ы » различных типов: узуально ограниченные сочетании
устойчивые сочетания с фиксированной номинацией, широко
употребительные перифрастические обо р о т ы , описательны»
наименования. К теории фразеологии они имеют лишь то отно­
шение, что дол ж ны быть аналитически отграничены от фразео­
л огического материала. Они д ол ж н ы составлять предмет кон
текстологии в ш ироком см ы сле слова, а отчасти стилистики,
В английской речи встречается так ж е значительное число
неоднословных образований, на первый взгляд отвечающих
некоторым признакам фразеологических единиц, но в действи
тельности сущ ественно от них отличающ ихся. М ы имеем в вилу
образовани я, которы е м ож н о назвать типовыми стилистике
грамматическими конструкциями.35
П р еж д е чем перейти к их рассмотрению, следует обратить
внимание на некоторые важнейшие черты ф р азеологически
единиц, вы текающ ие из их сущ ности как единиц постоянного
контекста.
П ервая черта. П оск ол ь к у результатом образовани я постояв
ного контекста является возникновение в нем ф р а з е ол о г и ч е№ ’
связанного значения одн ого из компонентов или целостного знз
чения всей единицы, т о результат эт о т носит лексический, а и?
грамматический характер.
Вторая черта. О тсу тствует языковая модель, которая опрс
деляла бы со б о й и материальную структуру, и конкретно
семантический результат воспр оизводи м ого по ней речевой
образования. М одел ь л ю б о г о стр уктур н ого типа фразеолог-
ческих единиц (например, типа «определение -}~ определяем0^

34 См.: И. А. М е л ь ч у к. О терминах «устойчивость» и «идиоматичност(’’


ВЯ, 1960, № 4.
35 Подробнее см.: Н. Н. А м о с о в а . О некоторых типовых конструки'"''
в английском языке. Вестник ЛГУ, № 8, серия истории, языка и литерат\Г
вып. 2, 1961.

112
1агол + дополнение» и т. п.) есть общ ий синтаксический
' Г’инИип построения словосочетания, не предусматриваю щий
^как0Г0 заРанее заданного идиоматического содержания.
Моделированным являлось лишь то переменное словосочета-
\ е которое с течением времени в определенных условиях пре­
м и л ось во ф разеол огическую единицу.
^ретья черта. Л ексическое содер ж ан ие каж дой фразеологи-
,ской единицы носит индивидуальный, единичный, а не ти п о­
вой характер.
Представляется важным на некоторых характерных приме-
,,аХ) чаще всего вы зываю щ их разноречие в их трактовке, пока-
■’ чТь приемы контекстологического анализа и оценки лингвисти­
ческой сущ ности тех конструкций, которые дол ж ны быть выве-
•ены за пределы фразеологии.
В этом смысле интересны, например, об о р о т ы типа 1о ^ 1Уе
а 1аи§Ь, 1о 1аке а у/а!к, (о Ьауе а з ш т , и т. п.
Их нередко называют «ф разовы м и глаголами», «у ст ой ч и в ы ­
ми глагольными сочетаниями», «составны м и гл агол ам и».31’
!1 т. п.
Отмечая, что сочетания типа 1о Ьауе а з ш оке о ч е н ь -а р т з к и
глгА ^(ьпо-субст.антивным двухверш инным фразеологическим
единицам, А. И. Смирницкий, тем не менее, , категорически
.тверждает, что «считать такие образовани я ’ ф р азеологиче­
скими единицами не представляется возм ож ны м , поскольку
ндиоматичность, являющ аяся основным моментом при выделе­
нии фразеологической единицы, здесь теряется».37
Эту точку зрения ученый подтверж да ет краткой аргум ента­
цией: хотя глагол 1о Ьауе известным об р а з о м специализирован
здесь в своем значении, его с п о со б н о с т ь сочетаться с л ю бы м
отглагольным существительным, образованн ы м от с о о т в е т ­
ствующего глагола путем конверсии, показывает, что перед
■<1Ми — о со б а я синтаксическая конструкция, используемая для
обозначения одн ократного и непродолж ительного действия.38
К сож алению, сооб р а ж ен и я А. И. Смирницкого по эт о м у
вопросу даны в слишком сж а той форме и ка са ю тся сочетаний
лишь с одним глаголом. О днако наш собственный материал
11 исследования других авторов показывают, что мысль
. 36 См.: И. В. А р н о л ь д . Лексикология современного английского языка.
;*-> Изд. лит. на иностр. яз., 1959, стр. 188— 190; А. В. К у м а ч е в а . Англий-
*Ие фразеологические глагольные сочетания, имеющие эквивалент — однослов-
ЙЬ|й глагол. Канд. дисс. Л., 1953, стр. 13; Г. В. Б у ш и н а. Фразовый глагол
Довременном английском языке. Канд. дисс. Киев, 1954, стр. 137; Б. А. И л ь -
О принципах выделения членов предложения (на материале современно-
английского языка). Уч. зап. ин-та им. Герцена, т. III. Л., 1955, стр. 136;
П. М е щ е р я к о в а . Синтаксическое использование устойчивых словосоче-
;*ний типа 1о а 1аи§Ь в современном английском языке. Труды Свердлов­
о й пед. института. Вопросы теории и методики преподавания иностранных
^Ков. Свердловск, 1960, стр. 107, и др.
37 А. И. С м и р н и ц к и й . Лексикология английского языка, стр. 221.
38 Там же, стр. 222.
Н. Амосова 113
А. И. Смирницкого в основе своей соверш енно правильна. Соч^.
тан ие,гл а гола ш ирокого значения с омонимичным глагольном,
инфинитиву отглагольным существительным обы чно представ,
ляет со б о й перифраз соот в етств ую щ е го э т о м у существительному
глагола. Ср.: Го з т П е — Го § 1Уе а з т П е ; Го з т о к е — 1о Ьауе а
з т о к е ; Го з\У1т — Го Гаке а з\У1т ; Го зГагГ— Го т а к е а зГаг^
и т. п. Этот перифраз имеет явно выраженный переменны;!
характер. Вариации его именного члена ограничены только
морфологически. Вариации глагольного члена ограничены не-
сколькими глаголами ш ирокого значения, причем вы бор коп.
кретного глагола в каждой конкретной комбинации с именным
членом указанного типа обы чно связан с о со б ы м оттенком
ш ирокого значения, требуемы м в данном случае.
П о д широким значением слова мы разумеем значение,
со д ер ж а щ ее максимальную степень обобщ ен ия, проявляющее­
ся в чистом виде лишь в условиях изоляции слова из речи
и получающ ее известное сужение и конкретизацию при употреб­
лении данного слова в речи. При этом интерпретация широкого
значедия возм ож на лишь в самы х об щ и х ф ормах и никогда не
моя^ет быть равна и тождественна определению его конкретизи­
рованного варианта в к а ж дом отдельно взятом случае функ­
ционирования данного слова. Ш ир окое значение не следует
см еш ивать с м н ож ественностью значений одного и того же
фонетического слова. Разные значения слова сосуществуют
в семантической структуре изолированного многозначного слова,
но при употреблении слова в речи все его значения, кроме
одного, исключаются, не действуют. Ш ир окое значение слова
с а м о содер ж и т в себе все возм ож ности многоразличных конкре­
тизаций, обусловленны х контекстом или речевой ситуацией.
К онтекст или ситуация именно конкретизируют, но не изменяют
и не элиминируют ш ирокое значение слова, которое остается
осн овой л ю б о г о своего суж ен н ого варианта (подзначения).
В сфере существительных обр а з ц ом слова ш ирокого значе­
ния м ож ет служ ить слово ГЫп§ (ср. русск. 'в е щ ь ’ ), которое
в изолированном состоянии означает 'л ю б а я данность, служа­
щая предметом мы сли’ , но в разных контекстах получает раз­
личные уточнения, не снимающие, однако, это ш ирокое значе­
ние и потому выступающ ие лишь как «подзначения»; обозна­
чаемое м ож ет выступать как «нечто су щ ест в у ю щ ее», «явление»'
«действие», «р езул ьтат действия», « с у щ е с т в о » и т. п. Ср.:
Уои \уШ Гшс1 И а уегу з еп ои з 1Ыпц\ Ап<Г ГЬеп I (Пс1 а уегу
ГооНзЬ Шпд\ Н е ргос!исес! а сПгГу-1ооктд Ш п § ГЬаГ 1оокей №
а пе\узрарег с и Ш п д ... ; А Ш п д оГ ЬеаиГу 15 а ]'оу Гог еуег; Уои
паидЬГу 1Ш1е 1Ып§! и т. п.39

39 См.: М. П и в о в а р о в а. Значение английского существительн


«1Ыпд». Филологический сборник СНО, II. Изд. ЛГУ, 1959; ср.: Н. Н. Ам°'
сова. К вопросу о лексическом значении слова. Вестник ЛГУ, № 2, серия ж'1
рии, языка и литературы, вып. 1, 1957, стр. 162- 163.

114
В сф ере глаголов широким Значением о б л а д а ю т глаголы Ш
{]ауе, 1о д1уе, 1о 1аке, 1о т а к е и некоторые другие. Ш ир окое
значение к а ж д о г о из них трудно поддается формулировке, ибо
ц о б а я такая ф ормулировка получается гром оздкой и в то же
рремя расплывчатой, а кроме того, известным об р а з о м о г р у б ­
ляет и уп рощ ает содер ж ан и е определяемого ш ирокого значения.
Так, <о 1аке означает, соб ствен н о говоря, 'вклю чать в сферу
своего физического, психического л и бо правового состояния
или воздействия, извлекая из о к р у ж а ю щ е г о ’ . Э т о включение
может осущ ествляться в различных ф ор м а х и приводит к раз­
личным результатам, наглядная н есхож есть которы х затемняет
неизменность ш ирокого значения глагола во всех случаях его
употребления. В озникающ ие при этом подзначения могут быть
приблизительно (с заметным упрощ ением ) переданы как
'захватить рука м и ’ , 'усв ои т ь психически", 'ввести в свой о р г а ­
низм’ , 'д о с т а т ь ’ , 'о с у щ е с т в и т ь ’ , 'п ол уч и ть ’ и т. д. Сравним, на­
пример, сл едую щ и е отрывки, о бр ащ а я внимание на то влияние,
которое ока зы ва ет прямое дополнение на подзначение ш и р о к о ­
значного глагола:
Не Iоок т у 1 е И е г Ггот Ыз дезк апс! 1оге И т 1 о р 1есез
(М. В1а1г. Т., 140); I с1оиЫ И уои !аке а 1 г апс! е х е г с 1 з е
епоидЬ .Л (СЬ. 01скепз, Ь. О., 182); . . . Т Ь е дЬоз1з оГ Ше кйиге
1акт$ Ь о с! у аз Ше ГатШаг со т га й е з о! еуегуйау НдМ
(«I. Ыпйзау, В. 3., 142); \\/Те11, уои зее, т а с1 а т, Ье’ё 1акеп з и с Ь
р г 1 с! е ш т у Ьа1г (К. МапзПеИ, 5. 5., 107); ___ сгу зЬгШу 1о
аНгас! аНепНоп аз уои <1о и^Ьеп уои зее з о т е о п е 1аЫп§ а с11 г е с -
П о п уои кпо\\- ти з* 1еас1 Ш ет т ! о ёапдег (К. ^ ох , N. Р., 62);
а Гайей з п а р з Ь о ! о! Ы тзеК (акеп а! В1аеп1у (А. С г о т п ,
С., 388). V
Мы взяли всего несколько примеров разного типа; ви доизм е­
нения этих типов практически бесконечны, но все они могут
быть сведены к единому ш ир оком у значению глагола 1о 1аке.
Г агол 1о § 1Уе, так ж е широкозначный, прямо противопол о­
жен глаголу 1:о 1аке по направлению о бозн а ч аем ого им в з а и м о ­
действия субъекта со средой. Он означает 'отч у ж д а т ь от с е б я ’
с подзначениями 'физически перемещ ать от себя к д р у г о м у ’ ,
'дарить’ , 'о б ъ е к т и в и р о в а ть ’ , 'на дел ять’ , 'создав ать объекти вн ую
возмож ность’ и мн. др. Ср.:
ТЬе йаидМег о? а Гпепс! оГ т т е д о! та гп е с! Ше оШег <3ау...
I ё т е гаШег а шее з1ап<1агс1 1 а т р (О. с1и М аипег, К., 122);
I зЬа11 Ьег а доос1 зсоШ пц апс1 1аке Ьег Ьаск 1о Ьопёоп
^ИЬ т е (Е. М. Рогз1ег, Н. Е., 21) ; О м е т е а р 1 а т а п з \ у е г 1о
а р1а!п ^ие5^^оп, Мг. Ра1гНе ("\У. СоШпз. М., 1, 148);
I Нас! ЬеЙег § ш е а зЬог! ё е з с Н р Н о п о! Ше аггапдетеп!:
(А. СЬпзИе, М. М., 32); АПуп г е р т е с !, ц ш п ё Ше зегдеап! Ыз
|и11 а И е п Н о п . . . (Ы. МагсЬ, 3. Л., 143); ТЬе пигзе ^оиМ
Ьег 1 П ] е с И 0 П 5 , апс1 а НдЫ т а з з а д е ... (Э. с1и М аипег,
26); II \уаз аз ШоидЬ зЬе зШ1 Нас! з о т е Ш т д 1о зау {о т е ,
апс! соиЫ п о! ёесмйе ироп Ше у/огёз, уе! \уа1!ес1 Шеге, Гог ще *
Ьег о р р о г ! и п 1 ! у (ШМ., 8 7). 0
Ш ирокое значение глагола !о Ьауе отличается от широк11х
значений названных выше глаголов прежде всего скрыТо‘(.
в нем идеей статичности, в п ротивополож ность их разнон гправ
ленному динамизму, и, во-вторых, максимальной о б о б щ у
ностью, из-за которой оно легче всего формулируется черг^
са м о г о себя, т. е., по сути дела, труднее всего, поддается интер.
претации. Оно песет в себ е идею того состояния субъекта илц
того отношения его к объекту, какое возникает в результате
присвоения данного объекта су бъектом или его осуществления
(при пассивности или неподчеркиваемой активности субъекта)
В зависимости от характера объекта !о Ьауе сп особен иметь
такие подзначения, как 'об л а д а т ь ', 'иметь полученным’ , 'имен,
осущ ествл енн ы м ’ . Например:
ЗЬе кай а з т а И р 1 о ! оГ Ьег о\уп пеаг В1апЬу (М. В1ац,
Т., 2 0 ); \Уе кай а с о п у е г з а 1 1 о п улШ Ргапк 1аз! т§Н{
( 1ЫЙ., 2 6 ); I кай т е а з 1 е з а ! 2 6 — ]из! Гапсу! (1Ыс1., 191); Уоц’Ц
к а ь е по а п з ш е г , ШаГз На! (1Ыс1., 2 62 ); Не кпе\у !Ье ехргез-
зю п — Ье кай г е а з о п !о (Л. ОаЬш огШ у, Ь., 64).
Глагол !о т а к е имеет ш ирокое значение 'производить', т. е.
действовать таким обр азом , чтобы получился результат, выра­
женный в прямом дополнении. Объем этого ш ирокого значения
относительно более узок по сравнению с объ ем ом приведенных
выше широких значений. О тсю да и сравнительная легкость его
формулировки. Подзначения его — 'изготовить', 'осуществить",
'вы звать к ж и зн и ’ . Ср.:
Веез т аке с е 1 1 з оГ \уах (С О О , 721); . . .зЬе \уои1с1 по! ге§-
ге! к а ь т § т айе Ше ^ о и г п е у (СЬ. Ок-кепз, Ь. О., 357 ); ЗЬе
гпайе а п о 1 з е о ! ипГпепс11у с о п П г т а ! ю п . .. (Н. \Уе11з, И. Р., 20);
З о а т е з т айе ап еГГог! апс! за5с1. . . (Л. ОаЬ\УОг!Ьу, Ь., 277).
С ущ ествует еще ряд глаголов ш ирокого значения (напри­
мер, !о йо, !о § е!, !о ри!, !о з е !), но мы ограничимся четырьмя
упомянутыми выше, поскольку в рассматриваемой конструкции
уча ствую т преимущественно именно они.
Итак, одной из характерных черт этой конструкции является
участие в ней одн ого из глаголов ш ирокого значения. При этом
глагольный член в ней несет в себе не только гр а м м а т и ч е ск ое
значение и не только « о б о б щ е н н о е понятие деятельности»,40
но известным о б р а з о м определяет (или подчеркивает) характер
вы р аж а е м о го данной конструкцией действия. П оскол ьку эго
глаголы ш ирокого значения, в них не происходит с е м а н ти ч е ­
ск ого ослабления. Это п одтверж дается как теми подзначения-
ми, которые д ел аю т эти глаголы невзаимозаменимыми без измс-

4° Б. И. Р о г о в е к а я. Аналитическая конструкция типа 1о § 1уе а 1аи^’


в современном английском языке. Канд. дисс. Харьков, 1947, стр. 36:
Г. В. Б у ш и н а . Фразовый глагол в современном английском языке, стр. 15'

116
нИя оттенка смысла, так и сп о со б н о с ть ю некоторых из них
Нщеть при себе косвенное дополнение. Например:
5 Ье § а и е Ог. Ра^ап а ЬеаНу з Ь а к е оГ 1Ье Ьапс! (Е. \Уаи^Ь,
р. Р., 67).
И з -з а различия в возм ож н ы х подзначениях сочетаем ость
■таголов с именными членами конструкции получает известное
ограничение. Например, {о § 1\'е а 1аи§Ь, а ризЬ, а пос1, а шр,
а а кпоск и т. п., но {аке а з\У1гп, а \уа1к, а пар, а 31р,
а з{го11, а си{, а с1г!уе и т. п. Это связано именно с характером
содерж ания ш ирокозначного глагола, который в первом ряде
сЛучаев несет в себ е идею воздействия, идущ его от субъекта
к среде, а во втором — действия субъекта, им ею щ его результа­
том переход субъекта в определенное состояние.
При этом воздействие, направленное от субъекта, мож ет
иметь самые различные формы — от зрительного или сл ухового
впечатления до физического контакта. Ср., например:
Мг. 5 п 1§ § 5 д а у е а 3 1 ^Н о{ геНеГ (Е. \Уаи^Ь, О. Р., 13);
1пз1еас1 о? апз\уепп§, ЬП оп1у § т е Ьег 5 Шу, зЬате?и1 з т П е
(К- МапзПе1с1, 8 . 5., 1 1 7 ) ; . . . 5Не § № е а НШе з я и е а 1 (Л. 1лпс1-
зау, В. 5., 3 02 ); Не § а ь е СоПп а р и з Ь апд ]итре(1 ир Ьез1с1е
Впап (I. Ыпйзау, В. 5., 80).
Во многих случаях, однако, глагольный член описываемой
конструкции св о б о д н о заменим; при этом вы бор глагола
обусловливается требуем ы м оттенком содерж ания. Выражение
различных оттенков одной и той ж е идеи м ож ет иногда с о д е р ­
жаться в одном высказывании. Например:
I ш и з! каюе а \у а 1 к оп се т а \уау. И I йопЧ Iакв 1Ыз
юа1к по\у, I зЬа11 пеуег {аке Я (Е. М. Рогз1ег, Е., 125).
В первом случае подчеркивается пассивная роль субъекта
по отношению к его упом и наем ом у действию, во втором — тр е­
бующаяся от него активность в осуществлении этого действия.
Нет н еобходимости приводить здесь многочисленные при­
меры, показы ваю щ ие важ ность вы бора глагола для передачи
оттенка содерж ания. Д о ст а то ч н о сравнить варианты типа:
. . . ^гоирз оГ ^ 1г 1 з з!;аг1 ес1 оН, 1а и § Ы п § апс 1 1 а 1кш ^, 1 о\уагг1
1Ье Ьоизе 1о ехсЬап^е §озз1р т 1Ье ирз1а1г$ Ь е й г о о т з апс! 1о
(аке 1 Ье 1г п а р з ( М . МНсЬеН, О. XV. XV., 112); Ьа1е 1Ьа1 з а т е
аНегпооп, Ло1уоп кай а п а р т Ше оМ а г т с Ь а 1г (Л. О а 1з\Уог1 Ьу,
Ь., 239).
Конструкция типа «глагол ш ир окого значения + отгла гол ь­
ное существительное, омонимичное инфинитиву со о т в е т с т в у ю ­
щего глагола» — интересное явление в английской речи и
заслуживает о с о б о г о и более п одробн ого исследования, от к о т о ­
рого мы здесь воздерж и ваем ся, поскольку оно наруш ило бы
тематические пропорции в пределах настоящей работы. В аж н о
отметить лишь то, что непосредственно отделяет эту кон стр ук­
цию от фразеологического фонда языка: ее моделированный
Характер, регулярность связи, су щ ествую щ ей м еж ду ее п о ст р ое­

117
нием и вытекающим из него см ы словы м результатом — вы раж е­
нием одн ократного или краткого, или п ов торн о-др обн ого дей­
ствия (п о с л е д н е е —-при множ. числе именного члена). Этот
результат притом имеет несинтаксическое содерж ание, что
сб л и ж ает эту конструкцию с аналитической формой. Однако
это, несомненно, не есть аналитическая форма, входящая
в парадигму глагольного словоизменения. Во-первых, для этой
конструкции возм ож на подменимость глагольного члена, о чем
говорилось выше, причем и подмена его, и его неизменность
в ряде случаев обусловлены семантически, а не грамматически.
Во-вторы х, употребление этой конструкции не имеет обязател ь­
ного характера, что сбли ж ает ее со стилистико-грамматически­
ми средствам и языка. У ж е бы л о замечено другими исследовате­
лями, что вы бор этой конструкции взамен употребления с о о т ­
ветств ую щ его глагола иногда вызывается д а ж е не столько
п отр ебн остью уточнить ви довую характеристику описываемого
действия, сколько чисто стилистической причиной — о т су т ­
ствием в языке наречия, п осредством кото ро го мож н о бы ло бы
передать определенную качественную характеристику этого
действия.41 Н апример:
.. .Ье § а ь е О к к у Шгее Ьагй з 1 а р з (К. МапзПеЫ, 5. 5., 160);
ТЬеу шеге р1ат1у Ьеп! ироп !а к т § а зЬог! ^и^ск з 1; г о 11 ЬеГоге
д о ш д т й о о г з 1о 1ипсЬ ог сНппег (ТЬ. Н агёу, Т. I I , 316).
П ереф разировать эти и п одобны е им сочетания с помощ ью
п росты х глаголов ({о з1ар, 1о з1го11) н евозм ож но, если не раз­
вернуть г р ом оздк ое описательное обстоя тел ь ство вм есто адъек­
тивного определения к именному члену. П о э т о м у в подобных
случаях использование данной конструкции как более комп акт­
ной и, следовательно, наделенной большей экспрессивной энер­
гией, имеет чисто стилистическое значение.
В иных случаях простой глагол м ож ет не быть лексически
синонимичен соотв етств ую щ ей конструкции. Обы чно это бывает
тогда, когда отглагольное сущ ествительное не вполне точно
соотн оси тся со см ы сл овой структурой исходного глагола. Н а ­
пример, глагол 1о \уа1к означает 'ходить п еш ком ’ (в непереход­
ном значении), а сущ ествительное л^а1к означает не только
'х о д ь б а п еш ком ’ , но и 'п р о гул к а ’ . П о э т о м у семантема 'пр огул и­
ва т ься ’ обычно всегда вы раж ается перифрастически через
словосочетания {о Ьауе а \уа1к, к> 1аке а \уа1к, к> до Гог а \уа1к.
которы е не поддаю тся замене однословны м глаголом.
Так или иначе, каковы бы ни были причины употребления
конструкции типа Ь д1уе а 1аидЬ и т. п. в к а ж д о м конкретном
случае и каков бы ни был семантический результат ее у п о т р е б ­
л е н и я — чисто грамматический или экспрессивно-стилистиче­
ский, ее моделированный характер выводит ее за пределы

Ср.: Б. И. Р о г о в е к а я. Аналитическая конструкция типа 1о а


1аи^Ь в современном английском языке, стр. 86, 99, и др.

118
фразеологического фонда. Частота употребления некоторых
(и да ж е весьма многих) из этих сочетаний (например, 1 о 1 аке
а и'а1к, 1о § 1уе а 1аидЬ, {о Ьауе а Ьа1Ье и т. п. и т. д.) есть их
простая повторяем ость, не превр а щ а ю щ ая их в единицы п остоян ­
ного контекста — эт ом у препятствует именно сущ ествование
подели и все увеличивающ аяся св о б о д а обр азовани я сочетании
п'о'этой модели.
П о эт о м у нельзя согласиться с Б. И. Роговской, которая сч и­
тает, что конструкция 1о § 1Уе а 1аи§Ь — это «п р ом еж уточн ая
форма м еж ду относительно свободн ы м соединением глагола
с прямым дополнением и фразеологическим о б о р о т о м , вы р а ­
жающим семантическое един ство»,42 и с Н. А. Девитт, которая
называет эт у конструкцию «м орф ол оги зован ны м ф р азеологиче­
ским единством», смеш ивая воедино категории грамматики
и фразеологии.43
В синтаксическом отношении данная стилистико-грам мати­
ческая конструкция представляет собой , по-видимому, сложный
член предложения, переменный характер элементов которого
резко отличает ее от фразеологической единицы.
Н уж н о иметь в виду, что некоторые сочетания, построенные
по данной модели, подверглись целостному переосмыслению
и превратились во фразеологические единицы. Ср.: 1о § 1уе
а НИ 'п од в езт и ’ , 1о дгуе ( з т Ь ) ^и^^е а Шгп 'пер епуга ть’ , ' р а с ­
строить’ , 1о т а к е а т о у е 'отп р а ви т ься ’ , 'приступить к д е л у ’ ,
'встать из-за с т о л а ’ и т. п. Различие здесь выясняется д о с т а ­
точно п росто по характеру вы р аж а ем ого содержания.
За пределами ф разеологического фонда находятся воо б щ е
все моделированные словосочетания безуслов н о переменного
типа, напоминающие ф разеол огизм ы только вследствие х а р а к ­
терного для них расхож дения м е ж ду их синтаксическим с т р о е ­
нием и несинтаксическим содерж анием , из-за чего такие с о ч е­
тания как бы вы падают и из области морфологии и из области
синтаксиса. Эти о со б ы е образования, до сих пор недостаточно
изученные, обусловлены стилистико-грамматическим языковым
узусом. В о зм о ж н о, что они могут быть выделены как объект
особ ой обл а сти стилистической грамматики (или грамм атиче­
ской стилистики), но к фразеологии они никакого отношения не
имеют, ибо не представляют со б о й случаи постоянного кон ­
текста.
Практическим приемом для их отмеж евания от ф р а зе о ­
логических явлений сл у ж и т установление их модели и их ти п о­
вого содержания.
П римерами стилистико-грамматических конструкций могут
'служить такж е образовани я со следующими моделями:

42 Б. И. Р о г о в с к а я, ук. соч., стр. 50.


43 См.: Н. А. Д е в и т т . Фразеологические словосочетания с глаголом в
современном английском языке. Иностранные языки в школе, 1955, № 4,
стр. 20.

119
а! + притяжательное местоимение + превосходная степень пр(1
лагательного, типовое значение — усилительное выраженц,
признака по состояни ю (а ! Кз \\гогз1, а! Ыз Ъез1, а{ Из щ^1
е х с Ш п ^ ); глагол + возвратное местоимение + 1о + существ^,
тельное, типовое значение-— приведение себя в состоянцг
выраженное существительным, с п о м о щ ью действия, выражен
ного глаголом (1о Но\у1 опезе1Г 1о з1еер; 1о \уп1е опезеН
Га^^ие); 1о Гее1 + Пке + простой герундий, типовое значение-
быть склонным к действию, вы р аж ен ном у герундием (1о Гее
Нке \уа1ктд), и мн. др. К таким ж е конструкциям следует от
нести и сочетания типа 1о § о 1о Ьес1, 1о зсЬоо1, 1о сЬигсЬ,
шагке!, 1о р п з о п и т. п., хотя в них есть некоторые особенности
Они явно моделированы (1о ^о + сущ ествительное без артикл?
означающ ее место, где осу щ ествл яю тся определенные действи
или функции, л и бо в ы р аж а ю щ и е сами эти п р о ц е сс ы ); он
имеют типовое значение — заниматься деятельностью ил
соверш ать действия, указанные в сущ ествительном или связан
ные с указанным в нем местом. Н о они имеют лексическо
ограничение, вследствие чего их реальное количество ограничу
но традицией, и хотя оно все увеличивается, полной св ободы и
образовани я еще не наблюдается. К ром е того, их типовое знг
чение имеет чисто лексический характер.44
Таким об р а з о м , границы ф разеологического фонда язык
определяются на основании важнейших признаков постоянног
контекста.

44 См.: Р. Т. \У оо(1. Лп ОиИше Н1з1огу оГ 1Ье Еп^НзЬ Ьапдиаде Ьоги1


1950, рр. 228— 229.
ГЛ АВА III

СОСТАВ КОМ ПОНЕНТОВ И СТРОЕНИЕ


Ф РАЗЕОЛОГИ ЧЕСКИХ ЕДИНИЦ
§ 1. С Т Р У К Т У Р Н Ы Е ТИПЫ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ

Строение фразеологических единиц м ож ет быть весьма р а з ­


нообразным. Р а ссм отр и м их структурные типы по отдельности.
\. ф р а з е о л о г и ч е с к и е словосочетания. К э т о м у типу принад^
лежаТ^^азёолЭТИ31!ьГ~тшР1Г)Шив^стр<5ёнй>. переменных х д о б д с о -
четании с подчинительной связью м еж ду компонентами,- По-
скольку''~7Ггруктурное соответствие фразеологической единицы
сл овосочетанию является общепризнанным, в п редш ествующ ей
главе, мы р ассматривали главным об р а з о м единицы именно эт ого
типа. П о д р о б н о описывать их здесь — значило бы перечислять
вообщ е все возм ож н ы е структурные виды п росты х и р а с п р о ст р а ­
ненных словосочетаний как непредикативных соединений з н а м е ­
нательных слов. Различие м еж ду единицами переменного и п о ­
стоянного контекста в этом отношении сводится лишь к тому, что,
если понятие переменного распростран енн ого словосочетания
еще нуж дается в теоретическом обосновании, то идиомы, и м е ю ­
щие более чем двучленное строение, безуслов н о п редставляют
собой единое словосочетание, вы р аж а ю щ ее слож нонечленимую
семантему.
Фраземы с о от в етс тв у ю т п р о с то м у словосочетанию , идиомы
же м ог у т состоять и из простого, и из распростран енн ого с л о в о ­
сочетания.
2. Сочинительные ф р азеологизм ы » В обл а сти переменных с о ­
четаний соединение морфологически однотипных слов п о ср е д ­
ством сою зн ой (иногда и б е с сою з н о й перечислительной) связи
дает ряд одн ородн ы х членов предложения, ни один из которы х
не является грамматически ведущим по отнош ению к др угом у,
а, напротив, каждый выполняет ту ж е синтаксическую функцию,
что и л ю б о й другой член данного р я д а .1 Н о такое ж е соединение,
1 По вопросу о неправомерности трактовки группы однородных членов
! как «сочинительного словосочетания» см.: В. Н. Я р ц е в а . Пути развития
■ словосочетания. Уч. зап. ЛГУ, № 156, серия филол. наук, вып. 15, 1952, стр. 31
| сл.; Грамматика русского языка, т. II, ч. 1. М., Изд. АН СССР, 1954, стр. 41 сл.

121
став единицей п остоянного контекста, тем сам ы м из открытого
незамкнутого ряда фактически равноправных и грамматически
независимых д р уг о т друга членов предложения превращается
в замкнутый фразеологический комплекс — фразеологическое
словосочетание. П о эт о м у сочинительные ф разеологизмы вы р а.
ж а ю т единую семантему, хотя и не являются словосочетаниями
в синтаксическом отношении.
С очинительные фразеологизмы им еют некоторы е характер,
ны.е формальные особенн ости, которые, впрочем, не являются
исключительными свойствам и только э т о г о стр уктур н ого типа
П реж де всего, это закрепленность располож ения компонен­
тов. Их перестановка не только наруш ает звуковой обл ик ф р а.
зеологизма, но м ож ет в о о б щ е нарушить постоянный контекст,
восстанавливая раздельность семантем сост а в л я ю щ и х его слов!
Ср., например: 1о ргск апс1 сЬоозе 'привередничать’ — 1о сЬоозе
апй р!ск 'вы би р а ть и п од би р а т ь ’ , 'вы би р а ть и ср ы в а т ь ’ и т. п.;
Ьеег апс! зкйМез 'праздные развлечения’ — зкНИез апс! Ьеег
'кегли и пиво’ , и т. п. Впрочем д а ж е тогда, когда такая переста­
новка не взры вает целостное значение ф разеологических единиц,
она наруш ает их традиционную ф ор м у и п о э т о м у восприни­
мается как языковая ош ибка. Например, нельзя сказать $Ыпе ог
гаш вм есто гаш ог зЫпе 'при л ю б ы х обстоя те л ь ства х, что бы ни
б ы л о ’ ; 1о Га11 ог з1апй вм есто 1о з!апй ог Га11 'победи ть или по­
гибнуть’ , и т. п.
В ы бор внутреннего с о ю з а такж е является в сочинительны)!
ф ра зеол огизм а х ст р ого предуказанным, ибо играет и фонетиче­
скую, и мотивационную роль. Например, замена сою за апй с о ю ­
з ом ог была бы н евозм ож н а не только по фонетическим, но и пс
семантически мотивационным причинам в сл еду ю щ и х фразеоло
гизмах: 1о сЬор апй сНап^е, Ы§Ь апс1 гсп^Му, Ь е а й апй зои1 'всей
д у ш о й ’ и т. п. Н а о б о р о т , замена с о ю з а ог со ю з о м апс! была бь
неоправдана во ф разеологизмах типа 1о кП1 ог сиге 'спасти ил*
з а г у б и т ь ’ , гаш ог зЫпе, 1о з!апй ог Га11 и т. п. С ам ая морфологи
ческая форма компонентов твердо предустановлена. Так, гово
рят 1ооШ апй паП 'энергично, я р о с т н о ’ , а не дуНЬ 1ее1Ь апй паШ
хотя э т о бы ло бы более осмы сленно; не Неай ог 1аП, а Неайз 01
1аПз 'вы бор по произволу с у д ь б ы ’ , 'орел или р еш к а ’ , и т. п.
Бросается в глаза ха ра ктерное для сочинительных сочетанш
отсутствие сам остоятел ьны х артиклей при их компонентах, даж<
если компоненты эти — конкретные существительные. Н а д о ска
зать, однако, что э т о со отв етств уе т о б щ е м у английскому грам
матическом у уз у су ; при объединительном назывании близко свя
зан ны х м еж ду с о б о ю предметов (обы чн о д вух) п рои сходи т опу
щение артикля, хотя бы только при втором компоненте. Ср-
Ноизе апй уагй, Ьоизе апй ^агйеп, Ьогзе апй са г! и т. п.2 Так чт(

2 См. В. Н. Ж и г а д л о , И. П. И в а н о в а , Л. Л. И о ф и к. Современны
английский язык. М., 1956, стр. 226.

122
^цкакой о соб о й «грам матической изоляции» в этом отношении
9 двучленных сочинительных фразеол огизм ах нет. К т ом у ж е
в некоторых случаях артикли не устраняю тся (ср.: а гпап апс!
а Ьго!Ьег 'бл и ж н и й ’ ) .
К оличество членов в сочинительных ф р а з е о логизмах м ож ет
5ьгть разли?тьШ," ~даЖе - е е л т г т ^ Т а т ь ; "компонентами - их только
3ца ме нательные-с л о в а .
Так, сочинительные фразеологизмы б ы в а ю т двучленными:
раг! апс1 рагсе1 'неотъемлемая ч а с ть ’ ; !о шепс1 ог епс! 'л и б о п о ­
править, либо вконец испортить’ , и т. п. Н о они могут быть и
трехчленными. Это увеличение числа членов идет за счет д о б а ­
вления од н о р од н о го знаменательного компонента: 1оск, з!оск
апсЗ Ьагге1 'в се вместе взятое, цели ком ’ ; Ье11, Ьоок апс! сап<!1,е
проклятие’ , 'отлучение от церкви’ ; Т о т , О к к апс! Наггу 'всякий
встречный и поперечный’ , 'весь н а р о д ’ ; Ьоок, Нпе апс! з т к е г
'все вместе взя т ое’ .
Очень часто встречаю тся многочленные сочинительные с о ч е ­
тания. Многочленное их строение зависит либо от участия в~нйТ
5олее чем двух одн ородн ы х компонентов, либо от того, что о д н о ­
родные члены в них сн абж ены фиксированными определениями,
дополнениями или обстоя тел ьствам и. Например: А11 т у еуе апс!
Ве!!у М а г ! т 'ч еп у х а ’ ; а11 !Ье \уог1с! апс! Ыз ш Ге 'в с е на свете',
'куча н а р о д у ’ ; сгоззес! яиезГюпз ап<! сгоокес! апзшегз 'укл ончи­
вая б е с е д а ’ , 'игра в перепутанные вопросы и от в ет ы ’ ; Геаз! !о<!ау
апс! Газ! !о т о г г о \ у ‘ непрочное п ол ож ен и е’ ; З1х оГ опе апс! Ьа1Г
а йогеп оГ апо!Ьег 'о д н о и то ж е ’ (ср. русск. 'один ч е р т '); !о
зреак !Ье !ги!Ь апс! з Ь а т е !Ье с!еуП 'вы клады вать все н ачистоту’ ,
и т. п.
Среди сочинительных фразеол огизм ов выделяются такие, к о ­
торые м ож н о бы ло бы назвать тавтологическими.3 Это сочини­
тельные сочетания, знаменательные компоненты которы х в ы р а ­
жены одним и тем же, д ва ж д ы повторенным словом. Например:
песк апс! песк 'б о к о бок, рядом, наравне’ ; т П е з апс! т П е з 'без
к&ща и к р а я ’ ; 1ед апс! 1ед 'равный счет, п ор ов н у ’ ; Ьу апс! Ьу
'ы с т е п е н н о ’ , 'в с к о р е ’ , и др.
Лексический повтор такого рода известен и среди перемен­
ных сочетаний (обы ч н о в сфере непредельных глаголов, наречий
Меры и времени, прилагательных и наречий в сравнительной
степени). Это стилистический прием, вы р аж а ю щ и й идею дл и ­
тельности, повторности, постепенного нарастания признака,
а иногда используемый п росто для эм ф азы .4 П о э т о м у бол ьш и н ­
ство таких «та втол оги чески х » ф разеол огизм ов находится, так
сказать, на периферии фразеологии. Хотя они и привычны, и
отличаются традиционной повторяем остью , они, как правило,

3 См.: Н. .М. Э л ь я н о в а. О некоторых особенностях парных фразеологи­


ческих единиц. Уч. зап. ЛГУ, № 258, серия филол. наук, вып. 45, 1959, стр. 99.
4 См.: И. Р. Г а л ь п е р и н . Очерки по стилистике английского языка. М.,
Изд. лит. на иностр. яз., 1958, стр. 263.

123
прямо со от в е тств у ю т аналогичным им переменным построение,
и технически, и по типу своего э ксп р есси вн ого результата (тцг,1
а д а т апй а д а т 'сн ова и с н о в а ’ ). От этой семантико-структу^
ной модели отклоняются лишь некоторые из них, например пес^
апс! песк, где нет ни идеи длительности л и б о повторяемости, ц,,
усилительного смысла, а есть вполне усл овно традиционное це
лостное значение. Т о т ж е вполне своеобр азны й смы сл имею,
немногочисленные «п ар н ы е» сочетания тавтологических чисдц
тельных (или сущ ествительных с числовым значением). Так
1\уеп1у апй 1\уеп1у 'очень м н ого’ имеет не п р осто усилительно
значение, но его эмфатический смысл покоится на переосмысли
нии целого; Ьа1Г апй На1Г ‘ п о п о л ам ’ , ’ и да и нет’ в о о б щ е лишено
усилительности. В своем первом значении это сочетание выра.
ж а ет идею равномерного распределения или располож ения рав
ных ж е частей (ср. апй 1 \уо 'п оп а р н о’ , 'п о д в о е ’ ) и, собственно
говоря, не имеет фигурального характера; во втором его значе­
нии, такж е вполне отличном от упомянутой выше семантико-сти-
листической модели, .налицо метафорическое переосмысление.
Среди сочинительных ф р азеологизмов (правда, в виде ред
кого исключения) встречаю тся и такие, в которы х н ар уш ается
принцип обязательной морфологической однотипности знамена­
тельных компонентов. Таковы, например: епоидЬ апй 1о враге
’ более чем д о с т а т о ч н о ’ ; И т е апй а д а т 'то и д е л о ’ ; Ги11 апй Ъ\
'в общ е м и целом"; опе апй а 11 'все, как од и н ’ ; \уе11 апй доой
'ну и что же", 'нечего с к а з а т ь ’ ; ир апй й о т д 'энергичный, шуст­
рый, проворный". Они, по-видимому, о бр азова л и сь в результате
усечения бол ее полного речения (например, а11 Ше И т е апй
а д а т ) , либо функционального переосмысления одн ого из членов
(например, 1о зраге п риобрело значение меры или степени,
ср.: 1о Ьауе зоше Н т е (о зраге).
Звуковая организация некоторы х сочинительных фразеоло­
гизмов тяготеет к аллитерации или рифмовке компонентов.
Ср.: Гиг апй ГеаШег 'нечто, чем м ож н о п ож и виться’ ; гаек аЫ
гшп 'полное разорен ие’ ; ргип апй ргорег 'ж е м а н н ы й ’ ; Ы г ап&
5^иа^е 'честно, о т к р ы т о ’ ; ЫдЬ апй йгу 'севший на мель’ , и т. п
Н о эта особенн ость далеко не является обязательной для фра
зеологизмов данной структуры. Ч ащ е встречается определенное
ритмическое их строение — р авномерность распределения удар'
ных и безударн ы х элементов. Ср.: сар апй Ье11з 'ш у т о в с т в о ’ , №
р 1ск апй сЬоозе 'привередничать’ , аНуе апй к к к т д 'полный
жизни", Геаз! 1ойау апй Газ! 1отогго\у 'непрочное положение
и мн. др. Впрочем и это не составляет их сущ ествен ного пр>|'
знака, ибо многие единицы лишены и э т о г о фонетического свой'
ства. Ср.: з1х о!' опе апй ЬаИ а йогеп оГ апоШег; Ьоок, Нпе ап<>
з т к е г , и т. п.
Сочинительная связь в пределах одной лишь части фразео.Ю
гизма, построенного в целом как подчинительное сочетание, ^
дает основания относить такой фразеологизм к оп и сы в аем о^

124
, есь стр уктур н ом у типу. Речь идет о единицах вроде следую-
1Йх: *° Г°И иР Ьогзе, Гоо! апс! дипз 'ра зб и ть н аго л ову’ ; 1о шо\е
еауеп апс1 еагШ 'сдел ать все во з м о ж н о е и н е в о зм о ж н о е ’ ; 1о
|ау йискз апс! ёгакез (\у КЬ зггйЬ) 'р а зб а з а р и в а т ь (что-ли бо)",
т. п.
Сочинительные, .фразеологизмы относятся к классу идиом.
' 3 . х Р д н о в е у ш и н н ы е» ф р а зеол дгй З^ы. В сл ед за А. И. Смир-
яцким-5 одновершинным сочетанием условим ся называть соче-
ание сл у ж е б н о г о слова с одним знаменательным.
Для того чтобы знаменательные слова могли сф орм ировать
^кую м о т и ви р ую щ ую осн ову для сложнонечленимой семантемы
многовершинного» ф разеологизма, могут бы ть нужны сл у ж еб-
^е слова, например предлоги, сою зы , артикли. При превраще-
[ии словосочетания в единицу постоянного контекста сл уж ебн ы е
лова, входящ ие в его состав, становятся, кроме того, необходи-
[ыми элементами традиционной фонетической формы фразео-
[огизма наряду с его знаменательными компонентами. Их
1ельзя признать равными знаменательным компонентам по их
начимости в со став е звуковой формы фразеологизма. Их пре-
[мущественная одн осл ож н ость , безусловная безударн ость, кон-
труктивная подчиненность д е л а ю т воз м ож н ой в некоторых
случаях (см. гл. II, § 2) их взаи м озам еняем ость в состав е одной
! той ж е фразеологической единицы без нарушения мотивировки
I значения этой последней и без особ ен н о сущ ествен ного изме-
шния ее о б щ е г о звучания. Тем не менее, их а бсол ю тн ая устой-
швость в подавляю щ ем большинстве ф разеологических единиц
вставляет считать их необходи м ы м и элементами единицы п о­
стоянного' контекста.
Во многих случаях столь ж е ст а би льными элементами со-
:тава 'фразёШШТИЗМа являются и артикли, относящ иеся к ка-
гому-либо з ави си м ом у именному его компоненту. Ч ащ е всего
гот или иной артикль (или его отсутствие) не подлеж ит в а р ь и р о­
ванию и является грамматически оправданным, т. е. проявляет
двойственные ему оттенки о б о б щ а ю щ е г о или ограничительного
значения. Так, определенный артикль в нутри фразеологизма
«ожет иметь о б о б щ а ю щ е е или указательное, или индивидуали-
’ ирующее значение (ср.: 1Ье таггтп^-Шез1те^{~"тфостой человек,
обыватель’ ; 1о врШ Ше Ьеапз 'р а з б о л т а т ь се к рет’ ; 1о Шке 1лте Ьу
1Ье Тоге1оск 'не терять времени’ , 'не упустить сл у ч а я ’ ). Н ео п р ед е­
ленный артикль внутри фразеологизма обы ч н о т а к ж е г р а м м а т и -
чески оправдан и м о ж е т иметь нвпдя 1п ^ 7~тгшттггтггврннпр ^или
°бобщ а ю щ ее значение (ср.: 1о гпаке а ригзё о и ! оГ а зо\у’з еаг
череделывать ч то-либо к л у ч ш ем у ’ , 'пер евоспи ты ва ть ’ ; п о! 1о
'чгп а Ьа 1Г 'и глазом не м ор гну ть’ ; 1о са11 а зрайе а з р а ё е 'назы-
аать вещи своими им енами’ ) .

5 См.: А. И. С м и р н и ц к и й . Лексикология английского языка. М., Изд.


' Ит- на иностр. яз., серия «Библиотека филолога», 1956, стр. 212 сл.

125
Во многих случаях и отсутствие артикля о т р а ж а е т грамм;
тические закономерности. О н о имеется, например, перед завись
мым компонентом, выраженным несчетным существительньц
(вещественным или а бст р а к т н ы м ), не им еющ им ограничитель
ного определения: 1о згпеИ ро\Ус!ег 'пон ю ха ть п о р о х у ’ ; 1о Ьо1(
\уа1ег 'вы держ и вать проверку или критику’ ; а Ьопе оГ со п !е п и 0г
предмет р а з д о р а ’ , и т. п.
Н ек отор ое св оеобр ази е внутреннего артикля в ряде фразес
логизмов объясняется сам ой спецификой постоянного контекст;
Э то результат того, что в данном сочетании засты л о индивиду^
лизирующ ее или анафорическое значение артикля, ныне н
осм ы сл яем ое л и б о из-за семантического обособл ен и я всего со­
четания, либо из-за его демотивации (ср.: 1о йгошп Ше шШег
'сл иш ком разбавлять вино’ ; 1о ] и т р оуег Ше Ъ гоот зИ ск 'сойтись
без б р а к а ’ ). И ногда р асхож дени е м е ж д у ож и да ем ы м и реально
присутствующ им артиклем вызвано тем, что во фразеологизме
отразилась устаревш ая норма (например: 1о е а ! ЬишЫе р1е
'терпеть униж ение’ ; 1о т а к е з т Ь ’з На1г з1ап(1 оп епс! 'привести
в у ж а с ’ ), л и бо формальная аналогия с равнозначным фразеоло­
гизмом (ср.: 1о до 1о ро1 — 1о до 1о г и т 'окончательно погиб­
нуть’ ) и т. п.
^ Итак, приходим к заключению, что сл уж ебн ы е слова явля
ются необходимы ми элементами в сос т а в е «многовершинных:
фразеологических единиц. Н о м ож ет ли сочетание сл уж ебн ой
слова с одним знаменательным словом составить (при соответ
ств ую щ их семантических о соб ен н ост я х ) ф разеол огическую еди
ницу? Ч то п одобн ое сочетание не является по св о е м у строеник.
словосочетанием (в синтаксическом см ы сл е терм и н а), это,
по-видимому, не сущ ественно (вспомним сочинительные фразео­
логизмы) .
В литературе воп рос о б «одн овер ш и н н ы х» сочетаниях и пра­
вом ерности их отнесения к ф р азеол огическом у фонду либо даже
не ставится,6 л и бо решается автоматически в положительном
смысле, без подлинного теоретического о бо сн ов ан и я .7
В решении э т о го воп роса есть свои о с о б ы е трудности. Преж
де всего в таком сочетании н е о б х о д и м о выявить признаки по
6 См., например: СЬ. В а 11 у. ТгаЦё де з(уН8(1Яие 1гапда18е, уо1. 1. НеЫе!
Ьегд, 1921, рр. 75, 77, 83; X. К а с а р е с. Введение в современную лексикогрэ
фию, русск. пер. М., Изд. иностр. лит., 1958, стр. 183; В. В. В и н о г р а д о в
Об основных типах фразеологических единиц в русском языке. Сб. «А. А. Шах
матов». М., Изд. АН СССР, 1947, стр. 348; Г1. П. К а л и н и н . К вопросу о<
эквивалентности фразеологической единицы отдельному слову. Иностранны1
языки в школе, 1956, № 3, стр. 36, и мн. др.
7 См., например: О. С. А х м а н о в а. Очерки по общей и русской лексико
логии. М., Учпедгиз, 1957, стр. 186— 187; К. А. Л е в к о в с к а я . Лексикологи!
немецкого языка. М., Учпедгиз, 1956, стр. 208; С. Н. С а в и ц к а я . К вопрос!
о месте образований типа т !ас1, о! соигзе в системе современного английског;
языка. Сб. «Вопросы теории языка». Киев, Изд. Киевск. фин.-экон. ин-та, 195^
стр. 164 сл.; А. И. С м и р н и ц к и й. Лексикология английского языка, стр. 21-
и мн. др.

126
стоянного, а не п росто устойчивого контекста. Так как о б р а з о в а ­
л и да нн ого типа обы ч н о представляют со б о й а бсол ю тн о
^ и з м е н я е м ы й контекст, то нельзя уклониться и о т поисков осно-
ваний для того, чтобы трактовать их как сочетания раздельно
оформленных слов, а не как единое сл ов о сл ож н ой м ор ф ол ог и ­
ческой структуры, хотя и возникшее синтаксическим путем.
Я сно о б н а р у ж и в а ю т сх о д ст в о с фразеологическими едини­
цами такие устойчивые «одн оверш ин ны е» образования, которые
подверглись м етаф орическом у переосмы слению в целом.
Иногда мотивировка переосмысления вполне прозрачна
(хотя, как это всегда бывает, «п р озр а ч н о ст ь» мотивировки з а в и ­
сит от того, что традиционное значение сочетания и з в е с т н о ) .
Таковы сочетания: ЬеЫпс! Ше зсепез 'за кулисами, скрытым
обр азом ’ ; [ г о т Ше сгасНе ' с д е т с т в а ’ ; оп Ше а1ег! 'н а с т о р о ж е ’ ;
1п а Год 'в затмении р а с с у д к а ’ ; Ьу з1еа1Ш 'у к р а д к о й ’ ; т а Гите
'в припадке запальчивости, раздра ж ен и я’ , и т. п.
В ряде случаев переосмысление заш л о так далеко, что с о б ­
ственное значение знаменательного компонента в о о б щ е с о в е р ­
шенно затемнено. Ср., например: Ьу сЬа1кз 'намного, гораздр"
(ср. Ьу 1опд сЬа1кз); Гог а з оп д 'з а д а р о м ’ ; ипс!ег Ше гозе 'т а й н о ’
(калька лат. зиЬ г о з а ) ; т а Пх 'в трудном, тяж елом полож ении';
т ^иез^^оп 'о котором идет речь’ ; т а зЬаке 'м о м е н т а л ь н о ’ ; т
Ше са г! 'в бедственном п олож ен ии’ , и т. п.
Здесь перед нами постоянный контекст.
К ак м ож н о видеть и по приведенным здесь примерам, « о д н о ­
вершинные» ф разеологизмы могут иметь грамматически н о р ­
мальную стр уктур у (ср. Ьу з1:еа1Ш, т а Год, Гог а з о п д и т. п.).
Но в ряде случаев их фразеологическая су щ н ость усиливается
еще и фиксированным в них нарушением грамматической нормы
(ср.: а! Ьапд, а! Ь о И о т , т ^ие5^^оп и т. д., где таким нарушением
является опущение артикля перед исчисляемым су щ естви тел ь ­
ным; Гог кеерз, оп Гоо! и т. п., где нарушена ож и да ем а я форма
этого компонента, и п р.). В подавл яю щ ем больш инстве случаев
никаких особ ен н о заметных отклонений от норм употребления
предлогов в «одн оверш ин ны х» ф р а зеол оги зм а х не н аблюдается,
тем более что строгой последовательности и логической р егул яр ­
ности употребления предлогов, как известно, найти нельзя ни
в одном языке, т. е. такой регулярности, в силу которой одн о и
то ж е отношение вы р аж а л ось бы всегда только одним и тем ж е
предлогом. П о эт о м у немотивированность предлога не мож ет
сама по себ е служить приметой фразеологической единицы.
Н ар яду с «одн овер ш ин ны м и » обр азовани ям и , полностью
отвечающими семантическим признакам постоянн ого контекста.
Мы встречаем бол ь ш ое количество таких устойчивы х сочетаний
Предлога с существительным, которы е этим признакам не о т в е ­
чают. О т не идиоматичны по с од е р ж а н и ю и не им ею т никакого
структур’ногО' своеобразия. Ср.: а! йашп, а! Ь о т е , а! 1п1;егуа1з.
а! НЬеЯу, а! гезГ, а^ ш11, а! т д М , Ьу с1ау, Гог зЪо\у, Гог Гип, Ьу
127
паГиге, аГ еазе, т геаПГу, оп а раг, т а т о т е п Г , т а Ниггу, Гог
Ше ргезепГ.
П одобн ы е речения — п росто устойчивы е штампы. П овторяе­
м ость их м ож ет со временем привести к их превращению во фра­
зеологические единицы (при прочих н еобходи м ы х условиях,
о которы х упоминалось в ы ш е). В данном ж е их состоянии они
не имеют отношения к фразеологии и п редставл яю т интерес
лишь как явление стилистического узуса.
Труднее квалифицировать сочетания, которые, такж е не
будучи идиоматичными по содер ж ан ию , отмечены известным
отклонением от норм синтаксической сочетаем ости со с т а в л я ю ­
щих их слов.
Таковы сочетания предлога со сл овом , по типу св о ем у обычно
н еспособны м к предлож ной связи, например с наречием вре­
мени: а! опсе ‘ с р а з у ’ ; ЬеГоге по\у 'д о сих п ор ’ ; Гог еуег 'навсегда';
Гог оп се годин-единственный раз, в виде исключения’ ; Ьу Шеп
к том у времени’ , з т с е Шеп ' с того времени’ , Ш1 Шеп 'д о того
времени’ , и нек. др.
Сочетание указанных выше свойств — отсутствие ф р а зеол о­
гического преобразования значения какого-л ибо компонента или
всего комплекса в целом и в то ж е время предуказанность
формы и состава — д а ет основание т а к ж е р ассм атри вать п о д о б ­
ные образовани я как устойчивые сочетания, но не как единицы
постоянного контекста.
Такое ж е или примерно такое ж е полож ение н абл ю дается и
в сочетаниях предлога с прилагательным, не получившим ф о р ­
мальных признаков субстантивации. Речь идет о сочетаниях
типа т еагпезГ, Гог зиге.
Частичная субстантивация прилагательных, в о о б щ е говоря,
возм ож на , хотя обы чно ограничена конструктивными и л екси ­
ческими факторами и со п р ов ож д а ет ся не тол ько категориальной
перестройкой, но и определенной специализацией лексического
значения.8
Так, прилагательные, обоз н а ч а ю щ и е национальную принад
лежность, не получая ни артикля, ни сп особ н ос ти к вариацияк
категории числа, могут выполнять функции, свойственные с у щ е ­
ствительному, и одновременно у с в а и в а ю т значение 'язы к (у к а ­
занной) национальности’ (ЕпдНзЬ 15 ап апаГуПс 1апдиаде; Го
зГис!у Кизз 1а п ). При этом они п олуча ю т с п о со б н о с т ь иметь при
се б е адъективное или именное определение и сам остоятел ьную
п редл ож ную связь с другим членом словосочетания ( К ш д ’ з
ЕпдНзЬ; тесНеуа1 Ь а Г т ; Ье \уогкз т и с Ь а! Ыз Огеек; Ше т а к т §
оГ ЕпдНзЬ; Го Ггапз1аГе т Г о РгепсЬ). Прилагательные цвета
м огут употребляться в функции постпозитивного предлож ного

8 См.: Б. А. И л ь и ш. Современный английский язык. М., 1948, стр. 8


В. Н. Ж и г а д л о , И. П. И в а н о в а , Л. Л. И о ф и к. Современный англий­
ский язык, стр. 44— 45: Л. П. В и н о к у р о в а . О субстантивации в англий­
ском языке. Уч. зап. ЛГУ, № 253, серия филол. наук, вып. 45, стр. 24 сл.

128
определения, озн а ча ю щ е го 'в о д еж д е (указанн ого) цвета’
(а т а п т Ыаск, а ш о т а п т шЫ1е, а §1г1 т р т к и т. п .). В се
эт о — переменные сочетания с конструктивно и лексически о б у с ­
ловленным значением.
Так о б с т о и т д е л о с частичной субстантивацией прилагатель­
ных в сф ере переменных сочетаний. О т этих случаев явно отл и ­
чаются обр азовани я типа т ГиП 'пол н остью , в о б щ е м ’ ; ш еагпез*
'всерьез’ ; т ЪпеГ 'в к р а т ц е ’ ; т с1еаг 'в незашифрованном виде,
в о т к р ы т у ю ’ ; т §епега1 'в о б щ е м ’ ; т с о т т о п 'за одно, оди н а ­
ково’ ; т зЬог1 'одним с л о в о м ’ ; {ог с е г ! а т 'наверняка’ ; Гог зиге
'непременно, н аверн яка’ ; а! 1аз1 'н а кон ец ’ ; а! 1еаз1 'по крайней
мере’ , и нек. др.
С в о е о б р а з и е их заключается в том, что их нельзя признать
ни моделированными, ни изолированными. Моделированны ми
они не являются, ибо круг их ограничен. П о соот в етств ую щ ей им
формуле св о б о д н о не ор ган изую тся сочетания л ю б о г о прилага­
тельного с предлогом. Так, говорится т зЬог{, т ГиН, т с1еаг
и т. п., но нельзя сказать * т доос! 'п о -х о р о ш е м у ’ , * т сЬПсНзЬ
'по-детски’ , * т НШе 'п о -н е м н о ж к у ’ , *ш уои п д 'п о - м о л о д о м у ’
и т. п. Говори тся Гог зиге, Гог с е г 1 а т , но не говорится *Гог рго-
ЬаЫе, *Гог р о зз 1Ые, *Гог р1аиз1Ые, *Гог шсоп1ез1аЫе и т. п.
С др угой стороны , полного обосо бл ен и я к а ж д о г о из данных
сочетаний т о ж е нет. Они вы стр аиваю тся в определенный ряд
или отдельные ряды (если исходить из повторяем ости п р е д л о г а ) ,
каждый из которы х отмечен определенным общ и м типовым з н а ­
чением ( т + прилагательное 'таки м -то об р а з о м , на такой -то м а ­
нер’ , Гог + прилагательное 'как если бы э т о бы ло т а к - т о ’ ;
а1 + прилагательное в ф орм е превосходн ой степени 'в такой -то
м ере,степен и’ ) .
Таким о бр а з ом , некоторыми своими чертами они напоминают
фразеологические единицы, другими же — п ротиворечат сп е­
цифике п остоянного контекста. В них нельзя усм отр еть и ед и ­
ницы узуальн о ограниченного контекста, поскольку в них разные
прилагательные п одвергаю тся определенной типовой специали­
зации значения (связанной с частичной субстантивацией) в с о ­
четании с одним и тем ж е указательным сл ов ом (п р е д л о го м ),
т. е., следовательно, контекстуальные связи в них прямо п р от и ­
воположны контекстуальным связям в единицах узуально о г р а ­
ниченного контекста.
П о-видим ому, правильнее всего расценивать эти сочетания
как стилистико-грамматические конструкции с ограниченной
вариантностью.
Итак, во фразеологический фонд английского языка входят
Далеко не все «одн оверш ин ны е» сочетания, как бы ни были все
они сходны м еж ду со б о й по ч астоте употребления и ст а би л ь ­
ности формы. Ф разеологизмами м ож н о признать лишь те из них,
Которые им ею т признаки п остоянного контекста.
9 Н. Н. Амосова 129
Для «одн овер ш ин ны х» ф разеол огизм ов характерна закрец.
ленность о п р е д е л е н н о й -с л о в о ф о р м ы знаменательного члена
Ср.: оп !оо1, оп {еп^егЬоокз, т сТеаг, а11аз1 и т. п.
В подавляющ ем большинстве «од н овер ш ин ны х» фразеоло.
гизмов предлог является столь ж е константным, как и ф ор м а
знаменательного" компонента. О дн ак о встречаю тся и случаи
вариаций предлога без изменения целостного значения фразео­
логизма. Они фиксируются и в словарях. Ср., например: А1 (Ьу)
ЬарЬагап] 'случайно, н а у д а ч у -; а! ( т ) Ь еай 'в глубине души';
а! (оп) а з1ге1с!1 'подр яд, без переры ва'; ЬеЫпс! (Ьеуопй, \уШнп)
Ше уеП 'на том св ет е’ ; Ье1о\у (ЬепеаШ, ипс1ег) Ше гпагк 'не на
вы соте положения, ниже н ор м ы ’ ; Ьу (\\чШ) Ше гип 'с р а з у же.
стремительно"; Ьу ( ш ) зпа1сЬез 'у р ы в к а м и ’ , и нек. др. Это —
одн оструктурны е синонимические варианты, ст р ого предуста­
новленные в отношении вы бора предлога. Их н еобходи м о отли­
чать от тех п редлож ны х о б о р о т о в , в которы х изменение предлога
вы зы вает изменение значения всего о б о р о т а в целом (типа а1
Ьеаг! 'в глубине д у ш и ’ — Ьу Ьеаг! 'наизусть") и которы е явля­
ются попросту разными фразеологическими единицами.
С амым сл ож н ы м воп росом , связанным с «одноверш инными»
единицами, является воп рос о признаках их раздельнооформлен-
ности. М е ж д у тем, если эти признаки не о бн ар уж и в аю тся, не­
в оз м ож н о доказать, что единицы эти — сочетания слов, а не
целы ю оф орм л енн ы е слова синтаксического происхождения.
П о д р о б н о о признаках раздельнооформленности фразеологи­
ческих единиц в о о б щ е и «одн овер ш ин ны х» в частности мы б у ­
дем говорить в сл едую щ ей главе. Забегая вперед, отметим здесь
лишь то, что «одн оверш ин ны е» единицы в отношении этих при­
знаков такж е неоднородны. Одни из них т р е б у ю т обязательного
лексического расщепления; другие — д оп у ск а ю т факультативное
расщепление; третьи — а бсол ю т н о неизменяемы и неразложимы.
Отношение этих трех разновидностей к фразеол огическом у ф он ­
д у языка п оэт ом у неодинаково. К эт о м у мы вернемся, когда
б у дем о б с у ж д а т ь степень и формы подвиж ности единиц п ост оя н ­
ного контекста.
Многочисленные «с о ст а в н ы е » предлоги и с о ю зы нередко
им ею т «одн овер ш ин ное» или д а ж е «безвер ш и н н ое» строение
(например: о ш т д 1о, т [топ! оГ, аз доой аз, Ьи1 Гог, аз ШоидЬ
и т. п.). М ногие из них как бу д то д а ж е о б л а д а ю т целостным
значением, характерным для идиомы. В то ж е время их нельзя
считать идиомами. Фразеологические единицы являются носи­
телями номинации, и их целостное значение есть лексическое
значение, а не грамматическое. В сл у ж ебн ы х ж е сл овах гр а м м а ­
тическое значение является основным, лексическое — либо о т ­
су тствует, либо выступает как вторичное, соп утств ую щ ее о с н о в ­
ному значению. К т ом у ж е р аздельнооформленность « с о с т а в ­
ных» сл уж ебн ы х слов фиктивна. Если ж е и встречаю тся случаи
дистантного употребления двух сопряженных сл уж ебн ы х слов,

130
г0 это не раздвижение некоего ф р азеол огического целого, а з а ­
кономерное употребление коррелятивных сл у ж ебн ы х элементов
(типа а »-. »^з, ЪоШ... апс!). ____
4. Ллагольно-пастозитипныр. фраяр.плпр.иямнГу Р.пиртяния Гла-
с постпозитивом (« п осл ел ого м » ) л ю г у т ( ш т ь двоя к ого рода:
1) ещТШцЗМТГпеБёменногр контекста, в которы х глагол не изме­
няет своего лексического значения, а постпозитив лишь вносит
9 него различные уточнения (ср.: 1о с о т е — 1о сош е т ; ±о еа ! —
[о еа{ ир; (о з т д — 1о з т д аи-а у ) ; 2) единицами постоянного
контекста, обл а д а ю щ и м и целостным з на чешшм, в катарам с о б ­
ствен нь№-э«ететгття^ТлгГго л а и постпозитива вы сту па ю т в о сл а б-
леннбж состояни и (Го Га11 о и ! 'р а с с о р и т ь с я ’ , 1о Ьпщ* ир 'в о сп и ­
тывать').9 Как и во всех других случаях, единая структура ск р ы ­
вает под соб ой явления разного контекстуального порядка.
В переменных глагольно-постпозитивных сочетаниях б о л ь ­
шей частью постпозитив сп особ ен вы ступать в различных значе­
ниях в зависимости от характера св язы в аем ого с ним глагола
или -©т'речевой ситуации. П о д значением постпозитива здесь
имеется в виду то дополнительное уточнение значения глагола,
которое он осу щ ествл яет в данном случае.
О тм ечаю тся три значения постпозитивов: 1) направительное,
2) видовоёТЗ) у с и л и т е л ь н о е ^
Н аправительное уточнение постпозитив д а ет чаще всего при
соединении с глаголами передвижения (1о с о т е Ьаск, к> \^ап-
йег аЬои!, 1о до а\\'ау и т. п.), а т а к ж е с глаголами движения
(1о 1игп ашау, 1о з\ушд о п е ’ з а г т з ир и д р .). В ряде случаев под
влиянием постпозитива получают динамическое содерж ан ие и
глаголы статического действия ( {о 1оок с1о \у п , 1о д1апсе ир, То
ЪгеаШе ш ) .
П остпозитивы, вы раж ая направительное уточнение, ближ е
всего ст оя т к пространственным наречиям. В чем их отличие от
этих наречий, ск аж ем позже.
В идовое уточнение глагола, прои зводи м ое постпозитивом,
заключается в том, что постпозитив сп особен изменять видовой
характер глагола, превращая н епр едельн ы й 'тл а гол в предель­
ный.11 (Ср.: 1о зй 'си д е т ь ’ , 1о 511 с1о\уп 'с а д и т ь с я ’ ; 1о з1апс1
'стоять’ , 1о з!апс1 ир 'в с т а в а т ь ’ ; 1о зреак 'г о в о р и т ь ’ , 1о зреак ои1

9 Ср.: А. И. С м и р и и ц к и й. Лексикология английского языка, стр. 212 сл.


10 См.: А. А. К е р л и н и М. Д. К у з н е ц . Составные глаголы в совре­
менном английском языке. Л., Учпедгиз, 1956; Ю. А. Ж л у к т е н к о . П ост­
позитивные глагольные приставки в современном английском языке. Канд.
Дисс. Киев, 1954, гл. V; С. Б. Б е р л и з о н. Сочетания типа 1о § о т , 1о сгу ои{,
зреей ир, 1о ^1Уе т в современном английском языке. Иностранные языки в
Школе, 1958, № 6, и др.
ч О «видовом» или «лексическом» характере глагола см.: Г1. Н. В о р о н ­
ц о в а . О лексическом характере глагола в английском языке. Иностр. языки
в школе, 1948, № 1; В. Н. Ж и г а д л о, И. П. И в а н о в а, Л. Л. И о ф и к. С о­
временный английский язык, стр. 82 сл.; Л. П. В и н о к у р о в а . Грамматика
английского языка. Л., Учпедгиз, 1954, стр. 88.
9* 131
'в ы ск а за т ь с я ’ ). Глаголы так н азы в аем ого «двойственн ого,
ви дового характера п олучаю т п оддерж ку того или иного вид0.
вого содерж ания от постпозитива. Напомним, что так называ.
ются глаголы, сп особны е в зависимости от контекста или ситуд.
ции выступать л и б о как предельные, л и бо как непредельные
причем ни одн о из этих значений не является в них ведущим’
П остпозитив м ож ет подчеркивать тот факт, что внутренний пре-
дел в глаголе устранен (ср.: 1 о ш гйе алуау) или, н аобор от, что
идея предела действия в данном случае налицо (ср.: 1 о сгу оц(,
1 о \уп!е сЬ а у п , 1 о е а 1 и р ) .
Усилительное уточнение, идущее от постпозитива к глаголу,
проявляется в том, что постпозитив подчеркивает или уешшвает
свойственную данному глаголу идею п ре дел а'дей стви я или его
отсутствия. Так-, в предельных глаголах постпозитив "выражает
полноту осущ ествления ~ д е йствия ("исполненного’ или “Только
исполняемого или просто з ад ум ы ваем ого — это зависит от кон­
текста или ситуации, а т ак ж е и от видо-временной ф ормы гла­
г о л а ); ср.: 1о епё ир, 1о ЬизЬ ир, 1о Их ир, 1о 1ау с1о \у п . Наоборот,
непредельные глаголы п олучаю т бл агодар я постпозитиву"уси-
ление -значения ' протяж енности и интенсивности действия, не
ограничиваемого внутренним пределом (ср.: {о 1 а 1к а\уау, (о
з т о к е а\уау, 1о 1аидЬ а\уау).
В и дов ое и усилительное уточнение постпозитивы придают
обы ч н о глаголам, не означаю щ им ни'передвижения, ни измене­
ния положения в пространстве.
Все подобны е сочетания глаголов с постпозитивами являются
безусл ов н о переменными. Они д о п у ск а ю т м н ож ест во вариации,
фактически не п оддаю щ ихся количественному подсчету. Значе­
ния глагола и постпозитива обы чно вы ясняю тся как из конкрет­
ной комбинации т ог о и другого, так и из речевой ситуации, при­
чем данное их сочетание ф орми руется по заданию высказыва­
ния. Правда, вариации этих сочетаний им еют известные ограни­
чения. Одно ограничение идет от са м ог о состав а постпозитивов.
И сследователи в о б щ е м сходятся на сл едую щ ем их перечне:
аЬои!. а1оп§, асгозз, а ^ а у , Ьаск, Ьу, с! о \у п , 1ог1Ь, т , оН, оп, ои1
оуег, гоипс!, {ЬгоидЬ, ир. Д р у г о е ограничение идет от состава
глаголов, сп особ н ы х вступать в связь с постпозитивами. В осн ов­
ном, э т о од н осл ож н ы е (очень редко дву сл ож н ы е) глаголы.1'
обы ч н о не префиксальные .13
Н етрудн о видеть, что оба эти ограничения не носят контек­
стуал ьн ого характера. Д а ж е только одн осл ож ны е глаголь'
с о с т а в л я ю т сотни разнозначащ их единиц. Разные постпозитивы
м ог у т придавать одн о и то ж е уточнение од н о м у и т ом у ж е гла­

12 См.: В. М. Ж и г а д л о , И. П. И в а н о в а , Л. Л. И о ф и к. Оовремен-
ный английский язык, стр. 77.
13 См.: Ю. Л. Ж л у к т е н к о. Постпозитивные глагольные приставки >’
современном английской- языке, стр. 85.

132
голу, и, н аобор от, разные глаголы м огут получать одинаковое
уточнение о т одн ого и т ог о ж е постпозитива. М ногие из таких
сочетаний- отмечены вы сокой ч астотн остью , но она вызвана
повторяемостью ситуации и не превращ ает их не только во ф р а ­
зеологические, но д а ж е и в устойчивые единицы языка. В них
сохраняется нормальное значение глагола и конкретность функ­
циональной нагрузки постпозитива.
Н е раз у ж е отмечалось, что применение термина «п осл ел ог»
к этим приглагольным элементам лингвистически неправомерно,
ибо послелог — формант, вы р аж аю щ и й отношение м еж ду с л о ­
вами в словосочетании и помещ аемый в исходе уп равл яем ого им
слова или в постпозиции к нему (типа лат. уоЫ з-сш п ' с в а м и ’ ) .
Но здесь налицо п росто терминологический промах, не и м е ю ­
щий отношения к определению языковой сущ ности явления.
К). А. Ж л ук те н к о вы сказал мнение, что данный приглагольный
элемент — это «постпозитивная п риставка», т. е. о с о б о г о рода
отделимая морфема, и п отом у соединение ее с глаголом есть
единая, хотя и раздельнооформленная лексема, а не сл о в о со ч е ­
тание.14 Приняв э т у точку зрения, мы д ол ж н ы были бы л и б о
признать глагольно-постпозитивное сочетание «аналитическим
словом», либо определить постпозитив как агглютинативную ча­
стицу. М е ж д у тем, ни то, ни д р угое решение лингвистически не
оправдано. Понятие «аналитического с л ов а » бы л о подвергнуто
убедительной критике в лингвистической л итературе.15 А г гл ю т и ­
нативной ж е частицей постпозитив нельзя признать потому, что
для нее характерна однозначность; постпозитив же, напротив,
часто одн овременн о вы р аж а ет д в ояк ое уточнение значения гла­
гола, например видовое и направительное (ср.: 1о гар с1о\уп {Ье
кпНе; 1о Ыс1е а\уау Ш т д з ) , и один и тот ж е постпозитив, как
отмечено выше, сп особен давать различные уточнения разным
глаголам.
И ногда постпозитив оп редел яю т как предл ож ное наречие.16
И понятие это, и термин нельзя назвать удачными. Омонимия
некоторых предлогов и наречий вовсе не означает и не м о ж е г
означать, что один и т о т ж е элемент сп особ ен выступать в двух
столь различных функциях — наречия и предлога. Д а ж е генети­
чески не все постпозитивы связаны с предлогами. В действитель­
ности, постпозитивы отличны не только от предлогов, но и от
наречий, хотя последнее отличие не столь самоочевидно. В а ж ­
нейшие различия м еж ду постпозитивами и наречиями сл е­
дующие:

14 См.: Ю. Л. Ж л у к т е н к о . О так называемых сложных глаголах типа


$1аш1 ир в современном английском языке. ВЯ, 1954, № 5.
15 См.: О. С. А х м а н о в а. Консультация. Иностранные языки в школе,
1955, № 1, стр. 122; А. И. С м и р н и ц к и й . Морфология английского языка.
М., Изд. лит. на иностр. яз., 1959, стр. 64.
16 См.: А. И. С м и р н и ц к и й . Лексикология английского языка, стр. 212
сл.

133
1) наречия — полнозиачиые члены предложения; постпозц.
тивы не им ею т са м остоятел ь н ого лексического значения и це
являются членами предложения;
2) характеристика действия, осущ ествл яемая постпозити.
вами, не имеет описательного характера;
3) при сочетании глаголов движения с обобщ ен н о-п ростр а н ­
ственными наречиями (Ьеге, {Ьеге) идея направленности дей­
ствия не привносится в значение глагола, а, н аобор от, значение
глагола п ревращ ает наречие из статического в динамическое
(1о согпе Ьеге, 1о до Шеге), л и б о эта идея содер ж и тся и в самом
наречии (ЬйЬег, ШИЬег); но в сочетании глагола с постпозити­
вом идея направленности идет л и бо от постпозитива к глаголу,
л и б о появляется в результате их взаимовлияния (ср.: 1о с о т е
т ; 1о 1оок и р ) ;
4) передвижение наречия на первое место д а е т его логиче­
ск ое выделение (ср.: Ьеге \уе й е а с Ы 1о §1ор); инверсия постпо­
з и т и в а — эм оционально-экспрессивная эм ф аза сочетания (ср.:
О и ! уои с о т е ! ; ир шеп{ 1Ье зЬийег).
П остпозитивы — э т о сл у ж ебн ы е слова о с о б о г о рода. Их
функция ср е д ств а ’ направительного, ви д ового и усилительного
уточнения значения глагола и составляет и их значение, и их
языковое назначение. Эта о соб ен н ост ь их полн остью отвечает
о б щ е м у определению сл у ж е бн ы х частей речи, сф орм ул ирован ­
ному акад. В. В. В иноградовы м. С луж ебны м и частями речи
(или, по его терминологии, «частицам и речи») В. В. Виноградов
называет «кл а ссы таких слов, которы е обы ч н о не им еют вполне
са м о сто я тел ь н ого реального или материального значения, а вно­
сят главным об р а з о м дополнительные оттенки в значения д р у ­
гих слов, групп слов, предложений, или ж е сл у ж а т для вы раж е­
ния разного рода грамматических (а следовательно, и логиче­
ских, и экспрессивны х) отнош ен ий ».17
Будучи сл уж ебн ы м и словами, постпозитивы н аходятся в о д ­
ном ряду с предлогами, сою зам и, частицами, артиклями, отли­
чаясь о т них всех своими функциями и сочетаем остью .
П о эт о м у сочетание глагола с постпозитивом по структуре
является одновершинным.
Те из глагольно-постпозитивных сочетаний, которы е о б л а ­
д а ю т фиксированным сос т а в ом компонентов и целостным значе­
нием, представляют со б о й фразеологические единицы. Для
многих из этих сочетаний характерна полная демотивация: с о б ­
ственное значение глагола в них осл а бл ен о д о степени семанти­
ческой изоляции, а постпозитив не выполняет никакой ут оч н я ю ­
щей функции и п отом у т о ж е семантически ослаблен. Ср.: 1о Ъеаг
ои{ 'п о д т в е р ж д а т ь ’ , 'с о в п а д а т ь ’ ; 1о Ъппд ир 'восп и ты ва ть ’ , 'в ы ­
р ащ ивать’ ; 1о с о т е оГГ 'у д а в а т ь с я ’ ; 1о д 1уе т 'уступать, с д а ­
в а т ь с я ’ , 1о 1аке т 'о б м а н ы в а т ь ’ , и мн. др. Д ругие сочетаний

17 В. В. В и н о г р а д о в . Русский язык. М., Учпедгиз, 1947, стр. 663.

134
^охраняют бол ее или менее ясной с в о ю мотивировку, т. е. с м ы с ­
ловую связь с исходным переменным сочетанием. Ср.: Го Ьеаг
'^о^'п 'п р е о д о л е в а т ь ’ , Го с1гор т 'з а х о д и т ь ’ , Го Ьгеак т 'в м еш и ­
ваться’ , {о риГ оп 'надевать ( о д е ж д у ) ’ , 1о Гаке оГГ 'сним ать
(одеж ду) 1о зЬиГ ир 'з а м о л ч а т ь ’ и т. п. Для тех и других х а р а к ­
терно так ого рода семантическое взаимодействие о б о и х к о м п о ­
нентов, что ни один из них нельзя считать фразеологически с в я ­
занным; значения о б о и х их компонентов ослаблены . П о х а р а к ­
теру отношения значения целого к значению его частей они
должны быть отнесены к типу идиом.
При контекстологической характеристике г л агол ьн о-постп о­
зитивного сочетания нужно иметь в виду, что фразеологизмы
такой стр уктур ы очень часто и м ею т омонимичные им параллели
среди переменных сочетаний. Ср.: Го до оп 'идти д а л ь ш е’ (пер е­
менное сочетание) — 1о до оп 'п р о д о л ж а т ь ’ (мотивированная
иди ом а ); Го 1оок оиГ 'вы гля ды вать' (переменное сочетан ие), 1о
1оок оиГ 'б ы т ь н а с т о р о ж е ’ (и д и о м а ), и т. п.
Для глагольно-постпозитивных ф р а зеол огизм ов в гораздо
большей степени, чем для фразеологических единиц л ю бой д р у ­
гой структуры , характерна многозначность. Ср.: Го т а к е ир ' с о ­
ставлять’ , 'гри м ир ова ть', 'кл асть конец ( сс о р е и т. п . ) ’ ; 'в о з м е ­
щать, воспол н ять’ , и др.
М ногие ф разеологизмы рассм атри ваем ой стр уктур ы н уж д а ­
ются в предл ож ном дополнении для своего включения в состав
предложения. При этом обы чно предлог является ф и кси рован ­
ным. Ср.: Го Ьеаг ир (Гог) 'изменить свой путь, ч тобы попасть
( к у д а -л и б о ) ’ ; Го скор с1о \у п (ироп) 'н а п а д а т ь ’ ; 1о Га11 оиГ (\уНЬ)
'ра ссори ться ( с к е м - л и б о ) ’ ; Го риГ ир (\уНЬ) 'ладить (с кем-
л и б о ) ’ , 'примиряться (с ч е м - л и б о ) ’ , и т. п. и т. д. Иногда п о д ­
мена предлога меняет значение фразеологизма. Ср.: Го риГ ир
( т Г Ь ) 'ладить, примиряться’ ; Го риГ ир(аГ) 'поселя ться на время
(в каком -л ибо м е с т е ) ’ .
Инверсия постпозитива в идиомах, как правило, исключается.
Н о ср. приводимые С. П оттер ом слова У. Черчилля: ТЫз 15 ГЬе
зогГ оГ ЕпдПзЬ ир \у ИЬ \\гЫсЬ I зЬа11 поГ риГ.18
Термин «сост а вн ы е глаголы», применяемый к глагольно­
постпозитивным единицам как переменного, так и постоянного
контекста, нельзя признать полезным. Если стремиться отразить
в нем п ри сущ ую этим сочетаниям раздельность частей при не­
раздельности значения, т о к переменным единицам он не п о д х о ­
дит; в применении ж е к идиомам он такж е непригоден, ибо, если
е г о принять, пришлось бы на тех ж е основаниях распространить
е г о и на «м ноговерш ин ны е» глагольные ф разеол огизм ы типа
Го з т е Н ро^сГег, Го сгу з П п к т д ПзЬ и т. п., а э т о означало бы
п р о сту ю подмену термина «ф разеологи ческая единица».

'8 5. Р о 1 1 е г. Оиг Ьап^иаде, 6 е(1. РеПсап Воокз, 1957, р. 102.

135
5. Ф ра зеол оги ческ и е единицы с предикативной структурой
В английском языке,-как и в других языках, м ож н о найти извест
ное кол ичество'устойчивы х образований, отвеч аю щ и х признака-,
фразеологической единицы, но им еющ их подлеж ащно-сказуем
ное строение. П реж де всего их следует подразделить на дв;
подтипа: на частичнопредикативные и цельнопредикативны!
ф разеологизмы. Первый подтип ясен-и-з-атрудттений в"'еТ(Г~апа
лизе никаких нет. В торой подтип требует о с о б о г о обсуждения
П о э т о м у и говорить о б этих подтипах нужно по отдельности.
Частичнопредикативны.е. фразеологизмы -— э т о такие, в кото
рых содер ж ится грамматически ведущий член (антецедент) I
зависящ ая от него предикативная единица. При этом тако(
строение выступает как присущее данн ом у ф р а зеол огизм у фор
мальное свойство, а не как результат каких-либо синтаксически:
е г о преобразований.
Таковы, например, глагольные идиомы типа 1о ПёсПе \уЫ1е
К ош е 15 Ьигш пд 'тешиться, когда вок р уг беда ’ ; 1о рау Ше р!рег
шЬПе оШегз са11 Ше 1ипе 'давать поживиться другим без пользы
для с е б я ’ ; 1о зее Ьо\у ШеДапё Не5 'ра збир аться, как обстоят
д е л а ’ ; 1о ЬеНеуе Ша{ Ш е ' т о о п 15 т а д е оГ дгееп сЬеезе 'верить
явной нелепости’ , и т. п. Т а ковы и именные идиомы типа Ше 1ипе
Ше о!с1 со\у (Ней оГ 'бол тов н я вм есто помощи", 'одни красивые
с л о в а ’ ; зЫрз Ша1 ра55 т Ше т д М 'мим ол етн о встретившиеся
д р у з ь я ’ ; а ичпс! \уЫсЬ Ыо\уз \уЬеге 11 Нз{з 'нечто непостоянное’ ,
и т. п. и т. д.
Их у д о б н о назвать частичнопредикативными, так как преди­
кативная структура имеется лишь в одной их части и не является
сквозной. Наличие ведущ его члена и обстоятельственной, объ ек т ­
ной или определительной связи м еж ду ним и придаточным пред­
ложением, входящ им в сост ав этих единиц, п ом огает легко
о бн ар уж и ть их номинативную целостность.
С лож нее дел о обс тои т с цельнопредикативными единицами,
в которы х имеется сквозная предикативная структура.
П р е ж д е всего, это фразеологические единицы, имеющие
ст р уктур у обстоя тел ьствен ного придаточного предложения с
подчинительным с о ю з о м в качестве начального компонента.
Антецедент таких «п ридаточн ы х» является переменным. Н ап ри­
мер: ЬеГоге уои (опе) сап зау Ласк КоЫпзоп 'м ол н и е н осн о’,
'и ахнуть не успееш ь’ ; аз Ше сго\у Шез 'п р я м и к ом ’ ; аз Ше есЬо
апзшегз Ше у о к е 'неизбеж но, неукоснительно’ ; аз ап ох доез 1о
Ше з1аидЫег 'тупо и б ез в ол ь н о’ ; ШоидЬ ( о п е ’з ) зш з Ье ав
зсаг1е1 'как э т о ни п л о х о’ , 'несм отря ни на что"; луЬеп Ше соиг&
сотне Ьптпе 'н и к ог д а ’ (ср. русск. 'п ос л е дож дичка в четверг’ )-
и мн. др.
Временная ф орм а ск азуем ого в этих единицах м ож ет варьи­
ровать в зависимости о т синтаксических условий или ситуации:
.. .1 з Ь а 11 с е г ! а т 1 у г и п а\уау Г г о т Ы т Ье^оге у о и сап зац
]а с к КоЫ пзоп (Е. М. Рогз1ег, Н. Е., 2 0 5 ); .. .апс! Ье ш а з ои{ оГ

136
фе оШ се Ье\оге уо и соиШ за у ]а с к ЯоЫ пзоп (М. МИсЬеИ, О. XV,
IV., 7 0 1 ) .
О днако э т о не обязательно. 1ак, во ф разеологических едини­
цах временного значения, где ф орм а ск азуем ого сущ ествен на
для см ы сла (ср. \\’Ьеп (Зиееп А пп \уаз аНуе), или им еющ их
структуру придаточного сравнения (ср. аз 1Ье сго\у ГНез), с к а ­
зуемое оста ется неизменяемым.
Как известно, в последнее время в трудах, посвященных си н ­
таксису предложения, все чаще вы сказы вается критика т р а д и ­
ционного взгляда на придаточные предложения как на п р е д л о­
жения сами по себе, поскольку они не о б л а д а ю т важнейшим при­
знаком предложения — с п о с о б н о с т ь ю са м остоятел ьно сл у ж и т ь
единицей речи, т. е. са м ост оя тел ь н ост ью коммуникативной ф у н к­
ции.19 Если признать, что единицей коммуникации (в отличие о т
слова и словосочетания, нормально вы ступаю щ их в ка честве
единицы номинации) служ ит предложение, то вышеприведенный
взгляд на су щ н ость так называемых «придаточных п р е д л о ж е ­
ний» представляется безусл ов н о обоснован ны м. Н едар ом в анг­
лийской синтаксической терминологии понятие предложения н
понятие подчиненной предикативной части предложения о б о з н а ­
чаются в о о б щ е разными терминами (зеп1епсе, с1аизе).
П од коммуникацией (в отличие от метафизического и л огико-
психологического использования э т о го термина А. А. Ш а х м а т о ­
вым) обы ч н о понимается язы ковое содерж ание, вы ступа ю щ ее на
положении сообщ ен ия; а не называния.20 И м енно в силу пони ма­
ния предложения как наименьшей единицы речи, сод ер ж а щ е й
коммуникацию, предложения л ю б о й структуры, в том числе и
номинативные, отличаются от единиц номинации. П о д номина­
цией обы ч н о понимаю т отраж ение языковыми средствам и к а ­
чественной определенности предмета речи, обозначения его п о ­
средством слова или словосочетания как орудия п ростого вычле­
нения данного предмета речи и элиминирования других. О п р е­
деление предложения как наименьшей единицы коммуникации
есть определение по признаку функции данного обр азова н и я
в акте речевого общ ения, а не по признаку формы. В силу э т о г о
определения под понятие предложения, в зависимости о т у с л о ­
вий речевой связи, м о ж е т подводиться как одн осл овн ое «н о м и ­

'9 См. Н. С. П о с п е л о в . О грамматической природе сложного предло­


жения. Сб. «Вопросы синтаксиса современного русского языка». М., 1950,
стр. 322 сл.; М. И. С т е б л и н-К а м е н с к и й . О предикативности. Вестник
ЛГУ, 1956, № 20; Л. Л. И о ф и к. О типах предикативных единиц в англий­
ском языке. Уч. зап. ЛГУ, № 301, серия филол. наук, вып. 60, 1961.
20 Ср.: В. В. В и н о г р а д о в . Некоторые задачи изучения синтаксиса
простого предложения. ВЯ, 1954, № 1, стр. 3; Е г о ж е . Основные вопросы син­
таксиса предложения (на материале русского языка). Сб. «Вопросы граммати­
ческого строя». М., Изд. АН СССР, 1955, стр. 405; А. А. Р е ф о р м а т с к и й .
Введение в языкознание. М., Учпедгиз, 1955, стр. 252, 259; Л. Р. З и н д е р ,
Т. В. С т р о е в а . Современный немецкий язык. М., Изд. лит. на иностр. яз.,
1957, стр. 230— 231, и мн. др.

137
н ат и в н ое» образование, так и «полипредикативная» единица
многочастны м составом .
Именно в свете понимания предложения как наименьшее,
единицы коммуникации «п одч ин яю щ ие» и «подчиненны е» пр^
дикативны е обр азовани я в сос т а в е сл о ж н о го («полипредикатис
н о г о » ) синтаксического построения нельзя рассм а три ва ть ка
предложения, хотя бы и ка кого-то низшего, з а ви си м ого порядка
С а м и по себ е они не д а ю т коммуникации, так как не выступаю
в речи как са м од о в л ею щ и е сообщ ения. Н ескол ько сл ож н ее дел
о б с т о и т с такими «гл авны м и» частями предложения, которьь
о б л а д а ю т «факультативной соч е т а е м о ст ь ю », т. е. им ею т структу
ру, не обязател ьно п р ед усм а т р и ваю щ у ю распространение по
с р е д с т в о м подчиненных частей.21 О дн ак о в виду того, что фра
з еологи ческий материал представляет в этом отношении особы?
■случай, мы оставим э т о т в оп р ос без дальнейш его обсуж дени я.
« Г л а в н ы е » и «п р ида точ н ы е» предикативные единицы пред
•ставляют соб ой строевы е блоки предложения, соотн оси м ы е пс
св о е й конструктивной роли (и только по ней!) со словосочета
ниями. Их отличие о т словосочетаний л еж и т в их п одлеж ащ но
ск а з у ем н ой структуре.
В р я д ли м ож н о признать, что каж дая из несамостоятельны.1
предикативных единиц, сост ав л я ю щ и х в своей совокупное™
« с л о ж н о е » предложение, будучи взята как таковая, выполняе'
функцию номинации, — признать это на том основании, что он;
не со д е р ж и т завершенной коммуникации. Переменные взаимо
з ависимы е предикативные единицы в английском языке пред
с т а в л я ю т соб ой полное предикативное (лично-предикативное
по вы р аж ен ию Л. Л. Иоф ик) построение: Т о ш заЫ Ша1 Ье шоик
Ьауе Ье1ре<1 Ьег. К аж дая отдельно взятая часть э т о г о предложе
ния не о т р а ж а е т некий единый дезигнат, не есть указание ш
п редм ет речи или его сл ож н ое наименование. Она не содерж и
сл ож н ой семантемы, не имеет лексического значения как едини
цы содерж ания. П ервая из них имеет ф орм ал ьн о заверш енную
но семантически от к р ы т ую структуру; вторая — несамостоятель
на ни формально, ни по содер ж ан ию . В речи о б е они фигури
р у ю т как неполные фрагменты наименьшей единицы коммуни
кации, а не как ее первичные элементы. С одерж ание предложения
та к ж е как содер ж ан ие взаи мозависи мы х частей «полипредика
тивной единицы», принадлежит к иному у р ов н ю плана содер
жания, нежели значение слова или словосочетания.
С фразеологическими единицами, обл а д а ю щ и м и предикатив
ной структурой, дел о об с т о и т иначе. П о всем своим решающил
семантическим и материальным свойствам они одн ородн ы с фра
зеол ог и зм а м и л ю бо й структуры , относящ имися к типу идиом
О н и и м ею т постоянный состав компонентов, целостное значение

21 См.: В. Г. А д м о н и. Завершенность структуры как явление синтакси


■ческой формы. ВЯ, 1958, № 1, стр. 111 — 113.

138
^ хотя и м огу т подчиняться морфологическим вариациям отдел ь­
ных своих компонентов п од воздействием в к л ю ч а ю щ его кон­
текста или речевой ситуации, вы сту па ю т в речи как восп р о и з в о ­
димые по св о е м у конкретному лексическому со с т а в у готовые
единицы. П о э т о м у не тол ько частичнопредикативные, но и цель­
нопредикативные фразеологизмы , включаясь в предложение,
функционируют не как подчиненная предикативная единица,
которая в соединении с подчиняющей предикативной единицей
образует « с л о ж н о е » предложение, а в качестве одн ого члена
предложения (обы чн о о б с т о я т е л ь с т в е н н о г о ). Предложение,
в со став е к от ор ог о имеется такой фразеологизм, является п р о ­
стым, несмотря на то, что данный фразеологизм представляет
по своей стр уктур е предикативную единицу и синтаксические
отношения м еж д у его компонентами легко п роявляю т с в о ю дей­
ствительность благодаря морфологической изменяемости одн ого
из них (обы чн о с к а з у е м о г о ) . При этом предикативные ф р а зе о л о ­
гические единицы, в силу своего целостного значения, превали­
р ую щ его над его структурой, вы сту па ю т как подлинные единицы
номинации, и в этом см ы сл е — как эквиваленты слова. В этих
же о соб ен н ост я х заключается отличие ф разеол огизм ов данного
стр уктур н ого типа от переменных зависимы х предикативных ед и ­
ниц. В этом ж е — и их внутреннее т о ж д е с т в о с ф разеол огически­
ми единицами иных структурных типов, при всем их св оеобр азии
по сравнению с этими последними.
О с о б о сл едует упомянуть цельнопредикативные ф р а з е о л о ­
гизмы, выполниющ и<Гр0ль вводного-члетта предложения (обы чно'
с модальным значением), но по конструкции своей сходны е с
обстоятельственны м и подчиненными предикативными едини­
цами. И м ею тся в виду такие выражения, как А з Гаг аз ГЬа! доез
'если у ж говорить о б э т о м ’ , 'что д о э т о г о ’ ; Н.оуег Шсг.е \уаз опе
'вои сти н у’ , 'п о п раву м о ж н о ск азать ’ ; аз 1иск \Уои1с1 Ьауе И
'к с ч а с т ь ю ’ ; аз Ъаё 1иск \Уои1с1 Ьауе й 'как на з л о ’ ; 1Г (ГЬе) \уогз{
со ш е з { о (1Ье) луогз! 'в худшем случае, на худой конец’ ; Гог а11
(опе) кпошз 'наскол ько известно (дан н ом у л и ц у ) ’ , и т. п. у
В стр еча ю тся и такие цельнопредикативные единицы, которы е
синтаксически и семантически с о от в етс тв у ю т модальным в в о д ­
ным членам, а в структурном отношении могут оф орм л яться
как «главны е» или «п одч ин яю щ ие» части сл о ж н о го п р ед л ож е­
ния, имеющие о т к о ы ту ю ст р уктур у (т. е. дополняемы е подчинен­
ной предикативной единицей). Ср.: С ой кпои'з (Ьоду, \уЬеге е!с.)
'н еи зв ест н о’ ; Л доез \\чШои! з а у т д (1Ьа1) 'ра зу м еется, конечно’ ;
а Ш11е Ыгс1 1оЫ т е (1Ьа1) 'дош ел д о меня сл у х ’ ; Ше .оййз аге
(Ша{) 'в ы х од и т так, ч т о ’ ; Н з1апсЗз 1о геазоп (ГЬаГ) 'оч ев и д н о’ ,
'с п о р у н ет’ ; зШ к е т е Ытс1 (И1) 'провали ться мне, есл и ’ ; Н зШпйз
о и ! а т П е (1Ьа1) 'явно, ч т о . . . ’ , и т. п.
Н о п одобны е фразеологические единицы м огут попадать и в
др уги е условия употребления. Например:
«Уои и-опЧ шогк \у ЛЬ т е ? ТЬеп шЬа1 15 а11 1Ыз Ы к апё 1ог-
139
гпеп! Гог?» — «Н е а ь е п кпохю$! Агпизегпеп!, 5{ерЬеп, с1о уои 1Ьгпк
(С. Эапе, В. 5., II, 123).
Фразеологическая единица, входивш ая в переменное предло
жение как заранее сф ормированная единица язы к ового мате
риала, м о ж е т оказаться в положении са м остоятел ь н ого предло­
жения. О бы ч н о э т о п рои сходи т в о с о б ы х условиях речевой си.
туации, когда данная ф разеологическая единица вы ступает е
речи в виде реакции на нечто вы сказанное непосредственно д0
этого. Ч ащ е всего это бы вает в диалогической ситуации, где фра­
зеологизм представляет со б о й ответную реплику. П о э т о м у здесь
м о ж н о предполагать наличие недосказа, подразумевания, во
избеж ание излишнего повторения сказанного.
Д л я контекстологического анализа важ но обр ати ть внимание
на следую щ ее: будучи о с в о б о ж д е н от синтаксических связей с
вклю чаю щ им его предложением, такой фразеологизм становится
са м од ов л ею щ и м постоянным контекстом, и при этом его ф р азео­
логическая ц елостность не распадается. Это означает, что данное
язы к овое образовани е, сохраняя св ое значение как сложнонечле­
нимую семантему, сох ра н яет в силу э т о го и свое качество едини­
цы номинации. Но, с другой стороны, попадая в условия а б с о ­
л ю тивн ого употребления, фразеологизм из связанной предика­
тивной единицы превращ ается в сам остоятел ьное предложение,
т. е. тем самы м становится единицей коммуникации: он не в о с­
полняет коммуникацию, как это имеет место тогда, когда он
включается в переменное предложение как его часть, но сам
является единственной ф ормой «экстери ори за ци и» сообщения.
Здесь происходит то же, что бы вает при употреблении слов и пе­
ременных словосочетаний в качестве номинативных предложений.
Р а сх ож ден и е м е ж д у структурой речевого произведения и его
функцией в речевом акте д а ж е в сф ере переменных сочетаний
м о ж е т приводить к совмещ ению различных типов содержания
эт ого речевого произведения. Номинативные предложения и на­
з ы в аю тся номинативными именно потому, что с о в м е щ а ю т в себе
признаки номинации и коммуникации, т. е., точнее, о с у щ е с т ­
в л яю т т о ж д е ст в о номинации и коммуникации.
Тем более легко соверш ается т акое скрещивание функций в
сф ере постоянного контекста. При этом никакого расчленения
сложнонечленимой семантемы не происходит, как не происходит
никаких сдвигов, р аспадов или усложнений лексического значе­
ния в слове сег!аш1у или словосочетании ш т 1 е г е у е ш п д при их
употреблении в виде са м остоятел ьного предложения. К номина­
тивной функции слова, переменного словосочетания или ф р а зео­
логической единицы прибавляется их самостоятельная ком м ун и­
кативная функция, которая возникает не из су бъ екти вно-п сихо­
логического отношения г овор ящ его и сл у ш а ю щ его к данной
единице, не из целенаправленности ее употребления, но из нега­
тивных контекстуальных условий, т. е. бл а года р я том у, что эта
единица употребляется абсолютивно.

140
В се указанные выше типы предикативных ф р а зеол огизм ов не
^ л ь к о легко вкл ю чаю тся в синтаксическое построение завер ш ен ­
ной структуры в качестве его составной части, но чаще всего и в
яервую очередь вы сту па ю т именно в таком связанном виде. Не-
1которые из них в о о б щ е иначе и не функционируют; таковы ф р а ­
зеологизмы с частичнопредикативным строением (типа зЫрз
(Ьа1 разз т 1Не ш § М , 1о кпо\у \\-Ыс1т з1с1е ( о п е ’ з) Ьгеас! 15 Ьи11е-
гес1). Д ру ги е им ею т строение подчиненной предикативной ед и ­
ницы, т. е. по самой своей организации являются н е са м о ст о я ­
тельной частью предложения; а бсол ю тив ное употребление таких
фразеологизмов встречается исключительно редко и всегда н о­
сит характер ситуативного эллипса.
Наконец, третья разновидность предикативных, ф р а зеол огиз­
мов, как мы видели, по ф орм е включения в предложение п р ед ­
ставляет со б о й подчи няю щ ую предикативную единицу «н е за в ер ­
шенной, открытой стр уктур ы », треб ую щ ей сочетания с другой,
подчиненной предикативной единицей. -Абсолютивное у п о т р еб л е­
ние таких ф р азеологизмов встречается чаще, чем среди ф р а з е о ­
логизмов др угих типов, но не является основной, ведущей ф о р ­
мой их функционирования в речи, а лишь дополнительно в о з м о ж ­
ной, ситуативно обусловленной. Наруш ение в п одобны х случаях
взаимосвязанности подчиняющей (ф разеологической) и подчи­
ненной (переменной) единиц — всего лишь относительное. В о с ­
пользовавшись с п о с о б о м рассуж дения В. Г. А дм он и о б а б с о л ю ­
тивном употреблении сл у ж ебн ог о компонента аналитической
формы слова, мож н о сказать, что «первы е („п ол н ы е” ) ст р у к т у ­
ры об ъ я сн я ю т вторые ( „ а б с о л ю т н ы е " ) , а не н а о б о р о т ».22 П р е ­
обладание связанного употребления данных ф р а зеол огизм ов
консолидирует их номинативный характер, не аннулируемый, а
лишь ослож няемы й коммуникативной их функцией в условиях
абсолютивного употребления. П одл еж а щ н о-ск а зу ем н ое их п о­
строение, на первый взгляд несколько затем н яю щ ее истинное п о ­
ложение вещей, в действительности нисколько не сказывается
на их природе как единицы языка, а не речи.
Фактически аналогичное явление н аблю дается и в тех сл у ­
чаях, когда, скаж ем, глагольный фразеологизм употребляется в
повелительном наклонении, обр а з уя о д н о соста в н ое повелитель-
псо предложение (типа: НоЫ уоиг ( о п д и е !).
Целый ряд глагольных ^уразец лохщ м ов ч асто употребляется
повелительном наклонении. Таковы, например: Т-гйге у ацс,. И т е
не спеш и’ ; Пгз{ са!сН уоиг Наге 'там видно б у д е т ’ ; ри! Ша{ т
уоиг р1ре апс! з т о к е !Г 'за р у би у себя на н о с у ’ , 'подум ай -к а над
этим ’ ; ЧеИ Н 1о 1Ье т а г т е з 'не вы дум ы вай!’ ; с1га\\г Л тПс1 'полег-
че на п о в о р о т а х !’ ; зауе уоиг ЬгеаШ 'п о м ал к и в ай !’ , и т. п. С р а в ­
нительно редкое употребление этих фразеол огизм ов в качестве

22 В. Г. А д м о ни. Завершенность структуры как явление синтаксической


Формы, стр. 114.

141
членов переменных предложений объя сн яется их эмоционально,
меж йом етны м характером, который, кстати сказать, подтвср.
ж Даётся и тем, что оди бы т у ю т преимущ ественно в разговорно^
речй.' О п и л м е ю т . л и б о оценочный, либо волеизъявительный
чСМ4*е*н-некаторые из них в ы р а ж а ю т эмоциональное побуждение
к. действию. Н о аффективное значение неполностью вытесняет а
них их номинативную потенцию, бл агодар я которой они и не т е -
р яю т сп особ н ости становиться членами предложения.
Однако в английском фразеологическом фонде имеются еди­
ницы со структурой повелительного предложения, которы е этой
сп особ н ости в о о б щ е лишены и которы е п о эт о м у употребляются
только в самостоятельной форме. Э т о такие сочетания, как, на­
пример^ ри11 йеуП, ри11 Ьакег! ‘ а ну, валяй! А ну, кто к о г о !’ ; 5а\е
1Ке т а г к ! 'да что в ы !'; Напд Н (а11)! 'к ч ерту!’ ; йга! -И (уои ) 'вот
д о са д а ! Д а н у т е б я !’ ; до 1о Ва1Ь! 'да и д и т ы !’ ; Ыезз ( о п е ’ з) зои1!
'о, го сп о д и !’ ; 1оок Ьеге 'п о с л у ш а й !’ , и т. п. Э т о у ж е несомненные
меж дометия сл ож н ого образования.
' С воеобр азие' этих фразеол огизм ов заключается в том, что,
несомненно обл а д ая целостным значением, они в то ж е время
лишены номинативной функции, как лишены ее все в о о б щ е м еж ­
дометия, ибо, «в ы р а ж а я эмоции, настроения, волевые п о б у ж д е ­
ния, меж дометия, не о б о з н а ч а ю т и не называю т их ».23 Будучи
аффективными, хотя социально и закрепленными и п отом у не­
сомненно имеющ ими язы к овую природу элементами речи, м е ж ­
дометия зан имаю т о с о б о е полож ение среди других слов и у с т ой ­
чивых словосочетаний. Не выполняя ни номинативной, ни сл у ­
ж ебн ой функции, они не могут бы ть подведены ни под одну из
знаменательных или сл у ж ебн ы х частей речи. Синтаксическая
роль м еж домети й не нашла еще общ епризнанного истолкования.
Многие язы коведы склонны рассматривать их как сл ов а-п р едл о­
жения о с о б о г о рода.24 Д ру ги е исследователи отвергаю т эту т оч ­
ку зрения, указы вая на отсу тств ие в м еж домети ях необходимых
формальных, интонационных и см ы сл овы х признаков п редл о ж е­
ния.25 Н о каково ж е, соб ствен н о говоря, отношение междометия
к предлож ению, оста ется неясным.
Т ак или иначе, м еж дометны е фразеологизмы предикативной
структуры отличаются всеми признаками аффективных элемен­
тов языка. Они не сл у ж а т проводниками ни коммуникации, ни

23 В. В. В и н о г р а д о в . Русский язык, стр. 745; ср.: А. И. С м и р н и ц


к и й^-Морфология английского языка, стр. 392.
<4^/См., например: А. И. С м и р н и ц к и й . Морфология английского язы­
ка, стр. 392; В. Н. Ж и г а д л о, И. П. И в а н о в а , Л. Л. И о ф и к. Современ­
ный английский язык, стр. 191; Е. М. Г а л к и н а-Ф е д о р у к , К- В. Г о р ш к о ­
ва, Н. М. Ш а н с к и й. Современный русский язык, изд. 2-е. М., 1958, стр. 397,
и др. Ср.: О. О. С и г ш е апс! Н. К и г а 4 Ь. А О г а т т а г оГ 1Ье ЕпдгПбН Ьап-
уо1. II, р, 105.
См.: С. Т. О п 1 о п 5. Ап Айуапсес! ЕпдНкЬ 5уп1ах, 6 ес1. 1932, р. 50;
Л. К 1 е 5. Шаз 151 е т 5а1г? ВеНга^е гиг Огипс11а§ипд с)ег 5уп1ах, Н. III. Ргад
1931, 5. 114, и др.

142
номинации. Э то лишь средства «экстери ори за ци и» чисто э м о ц и о ­
нальных импульсов. Н ередко в разных ситуациях п од один и тот
де фразеологизм м о ж е т быть «п о д л о ж е н о » различное э м о ц и о ­
нальное содерж ание. В этом отношении фразеологизмы, в ы р а ­
жающие побуж дени е к действию, бо л ее конкретны, чем другие:
|оок Ьеге всегда употребляется для привлечения внимания, ри11
<]е\гП, рп11 Ьакег — как ср ед ств о подзадоривания, и т. п. Н о ч а щ е
3сего аффективный см ы сл меж дом етн ы х ф разеологизмов п о д ­
вержен ситуативным колебаниям. Например, Ьапд И (а11) м о ж е т
с р а ж а т ь разные отрицательные эмоции протеста, возмущения,
пренебрежительности, д о са д ы и т. п.
Таким об р а з о м , отсу тств ие номинативной функции в этих
фразеологизмах не отменяет их фразеологической сущ ности. В
них ликвидируется не единство номинации, а номинация в о о б щ е ,
номинация как таковая. Н е с о д е р ж а т они и коммуникации, и б о
Иомент логически целенаправленного и логически содерж а­
тельного сообщ ен ия в них, как в о о б щ е в аффективных эл ем ен тах
языка, отсутствует.
Идиоматические образовани я (т. е. образовани я с целостны й
значением), которы е им еют меж дометны й характер, а такж е т а ­
кие, которы е им еют частичнопредикативную стр уктур у и л »
структуру несамостоятельной предикативной единицы, п редста в­
ляют соб ой один из структурных типов фразеологических еди­
ниц, ибо вы сту п а ю т в функции единиц языка, используемых ка к
готовый строительный материал речи.
Н ередко к фразеологии относят и пословицы, и поговорки,
т. е. самостоятельны е предлож ения2 о б л а д а ю щ и е обр азн ы м или:
прибавочным ди да кти ч еск и е юти оценочным характеризующ им'
содержанием.26 М'ёжд# тем, такое решение представляется не­
обоснованным. Оно вызвано исключительным вниманием к т о ч ­
кам сходства меж ду пословицами и ф р а зеологизмами и игнори­
рованием сущ ественны х различий м еж д у ними.
П ословицы и поговорки предикативной стр уктур ы сходны с
фразеологическими единицами многими своими чертами. В о -п е р ­
вых, их лексический сост а в является постоянным; во-вторы х,
смысл их традиционен и в больш инстве случаев имеет ф игураль­
ный характер; в-третьих, многие из них демотивированы или
имеют неясную мотивировку, именно в силу усл овности их с о д е р ­
жания; в-четвертых, лексические значения их компонентов б е з у с ­
ловно ослаблены ; в-пятых, они явно не со з д а ю тс я в проц ессе р е ­
чи, а .восп р ои зводятся в г отовом виде. Н о ограничиться уч етом
26 См., например: Ь. Р. 5 т И Ь. Шогс1<> апй 1сНот5, р. 176; \У. .1. В а 1 1.
А Ргасиса1 Ошйе 1о СоПодша! 1сНот (ра551т); А. А. Р е ф о р м а т с к и й . Вве­
дение в языкознание. М., Учпедгиз, 1955, стр. 94; Л. А. Б у л а х о в с к и й. Вве­
дение в языкознание, ч. II. М., Учпедгиз, 1953, стр. 34— 35; И. В. А р н о л ь д .
Лексикология современного английского языка. М., Изд. лит. на иностр. яз.,
1959, стр. 205; И. И. Ч е р н ы ш е в а . Фразеологические единицы немецкого
языка и проблема их перевода. Сб. «Некоторые вопросы изучения словарного
состава языка». М.. 1954, стр. 8, и мн. др.
143-
л и ш ь этих их особенн остей — значило бы остановиться в их ана.
лизе на полпути.
П реж де всего нужно выяснить, м о ж е т ли предлож ение быть
носителем лексического значения как единицы мыслительно! ,
•содержания язы к ового знака, нормально свойственного именно
с л ов у или фразеологической единице.
В сфере переменных предложений, как нам представляется,
полож ение вещей д оста точн о ясно. Л екси ческое значение свой­
ственно, во всяком случае, таким единицам языка, которы е спо­
с о б н ы выполнять функцию номинации, а предложение любой
•структуры и целенаправленности является единицей коммуника­
ции. Ясно, что признавать сущ ествовани е лексического значения
.предложения значило бы смешивать различные типы и уровни
я зы к ового отраж ения действительности. И диома обл а д ает це­
лостным значением — лексическим значением о с о б о г о рода. Для
т о г о чтобы считать п ословицу идиомой, нуж но доказать, что по­
с л о в и ц а о бл а д а ет целостным лексическим значением и высту­
пает в речи как единица номинации. О дн ак о ни по содержанию,
ни по функции пословицы и поговорки не отвеч аю т признакам
фразеологической единицы.
Д ел о не в том, что их структура — подлежащно-сказуем-
ная (ср.: АН. 15 п о! доЫ Ша1 дШГегз; Ше Га1 15 т Ше Пге). Такая
•структура сама по себе м ож ет и не отменять номинативную функ­
цию образовани я, как мы попытались показать выше. Корень их
отличия от предикативных фразеол огизм ов в др угом . Прежде
в сег о они являются автономными, самои счерпы ваю щ ими ся и по
структуре, и по сод ер ж а н и ю предложениями. Они не м огут быть
отнесены и к аффективным, м еж дометн ы м языковым единицам;
их речевая функция как единиц коммуникации, выражающих
поучение или оценку факта, не вытесняет, а прямо соответствует
и х предм етно-логическому содерж ан ию . С одерж ани е это пред­
ставляет соб ой не целостное лексическое значение, а традицион­
ный реальный образн ы й или прибавочный смысл — вывод, о б о б ­
щение или констатацию, вы р аж аем ы е в ф орм е сообщ ения.
Эта их о соб ен н ост ь проявляется, преж де всего, в том, что ис­
ходной, основной и наиболее распространенной ф ормой их упо­
требления является функционирование их в синтаксически-
зам к нутом виде. Ср. пословицы: ТЬеге 15 по зш оке ичШои! Иге.
Ыгёз оГ а ГеаШег Носк ГодеШег, а 5ШсЬ т Н т е зауе5 т п е или
л оговор к и : Ше са ! ] и т р 5 'дело принимает серьезный оборот':
Ьеас1з I \уш, 1аП5 уои 1озе 'к а к ни вертись, я в накладе не оста­
н у сь ’ ; И уои ё о п ’1 Пке И, уои сап 1ишр Н 'хочеш ь не хочешь^ при­
д е т с я с этим примириться’ ; уои са п ’ шЫзИе Гог Н ' пиши пропало’ ;
МоШег С агеу 15 р 1 и с к т § Ьег §ее5е 'снег ва л ит’ , и т. п. и т. д.
А втон ом н ость таких речений не колеблется о т того, что ино­
г да они могут включаться в д р уг о е предложение, превращ аясь в
з а в и си м у ю предикативную единицу. В таких усл овиях их и с х о Д '
•ная са м остоятел ьность находит еще одн о подтверждение. Если

Л44
пословица или п оговорка входит в переменное предложение, не
изменяя своей синтаксической предикативной структуры , она не
становится единым членом э т о го предложения, а вы ступает как
зависимая предикативная единица и п ревращ ает вкл ю чаю щ ее
ее предложение в слож ное. Это показывает, что ее предикатив­
ное строение не есть фикция и что она не является ни единицей
номинации, ни меж дом етн ы м обр азова н и ем ; ср.:
Не соиЫ зее 1Ьа1 1ке § г е у т аге тоиШ Ье 1Не ЪеИег Ногзе шНЬ
{Кеш (О. РоШегдШ, Р. V., 7 8 ); Уои зЬои1с1 п о ! 1ог§е1 Ша! е ь е г у
с1оий Наз Из зНюег И ш п§, и т. п. К т о м у ж е, те из п оговорок, к о ­
торые о со б е н н о явственно о б н а р у ж и в а ю т с в о ю п ри роду реплик-
реакций, в о о б щ е лишь в исключительных случаях м огут быть
превращены в зави си м ую предикативную единицу. В о б с л е д о в а н ­
ном материале таких случаев не встретилось, но, по-видимому,
они принципиально возм ож ны , вероятно, в косвенной или н е с о б ­
ственно-прямой речи (типа: Ье захс! 1Ьа1 чуазпЧ Ыз сир о{ 1еа).
П о всем этим причинам следует согласиться с X. К асар есом ,
резко отделившим фразеологические единицы («р ечен и я») от
пословиц и «п р овербиальн ы х сочетаний».27 И х «цитатны й» х а р а к ­
тер, который отмечает X. К асар ес, связан именно с теми их о с о ­
бенностями, о к оторы х мы только что говорили.
П ослови цы и поговорки, п редставляю щ ие со б о й «притчи-ми-
ниатюры», в си ст ему языка не входят, ибо являются с а м о с т о я ­
тельными единицами коммуникации, хотя и фиксированными в
определенном традиционном оформлении. Они не м огут быть
признаны ни «лексическими единицами»,28 ни «эквивал ентам и»
лексических единиц. Ведь если считать, что «лексическая едини­
ца» — это л ю б о е язы к овое образовани е, отличающ ееся у ст ой ч и ­
востью и метафорическим или хотя бы традиционным см ы сл ом
(ибо не все пословицы основаны на м е т а ф о р е ) , то тогда п од это
понятие придется подвести в о о б щ е р азн ооб ра зн ы е произведения
таких «м а л ы х ф о р м » фольклора, как прибаутки, считалки, з а ­
гадки и т. п. Строгий учет стр уктур ы содер ж ан ия и форм ф унк­
ционирования язы к ового обр азовани я в единстве всех этих черт
долж ен помочь различать под внешним сх о д ст в о м внутренние
различия м еж д у изучаемыми явлениями.
Итак, одним из структурн ы х типов ф разеологических единиц
следует признать не только частичнопредикативные, но и такие
Цельнопредикативные сочетания, которы е не п редставл яю т с о ­
бой независим ого предложения. И те и др угие относятся к типу
идиом.
Компаративные ф р а з е о л о ги ч ес к и ?' 'едш т цы . Устойчивые
сравнения "можно бы ло бы определить к а к 'р а зн о в и д н о с т ь ф р а ­
зеологических словосочетаний (см. тип 1).

27 См.: X. К а с а р е с . Введение в современную лексикографию, русск. пер.


М., Изд. иностр. лит., 1958, стр. 197 сл.
28 См.: И. В. А р н о л ь д . Лексикология современного английского языка,
стр. 205.

Ю Н. Н. Амосова 145
О днако св оеобр ази е контекстуальных связей м еж д у членакц
компаративных фразеологических единиц и их неоднородны^
характер заста вл я ю т выделить их в о с о б у ю группу.
П р еж д е всего среди них легко заметить целый ряд единиц
отвеч аю щ и х признакам идиом, т. е. о б л а д а ю щ и х целостным зна­
чением и д а ж е полн остью демотивированны х: аз Ьарру а?,
а к т д 'н а в ес ел е’ ; аз йеа! аз ап азз 'лишенный музыкального
сл у х а ’ ; аз 1агде аз Ше 'собствен н о й п ерсон ой ’ ; аз дгеейу а*
а Ьа\ук 'сильно п р ого л од ав ш и й ся ’ , и т. п. Ц ел остн ое значение
этих единиц вы растает из ослабления их компонентов, и прила­
гательное в них столь ж е семантически несамостоятельно, как
и именной член.
Д ру ги е единицы п редставл яю т соб ой фраземы, но фраземы
о с о б о г о рода. В них первый — адъективный или наречный —
компонент сох ра н яет свое значение во всей его интенсивности;
второй же, именной компонент, представляющ ий о п ор у сравне­
ния, претерпевает ослабление соб ствен н ого л ексического зна­
чения и переосмы сляется в усилительный элемент. Э то особенно
заметно в тех случаях, когда мотивировка сравнения п редста в­
ляется явно условной и произвольной. Ср.: аз соЫ аз а кеу, аз
с!еаё аз (Зиееп Апп, глас! аз а ЬаНег, аз оЫ аз 1Ье Ы11з, аз
зПеги аз а т о и з е , аз йеай аз а йоог-паП, ЪоЫ аз Ьгазз и т. п.
С эб ст в е н н о е значение именного члена становится с течением
времени настолько несущественным, что в английской р а з г о ­
ворной речи возник любопы тны й одновершинный фразеологизм
аз а п у 'Ь ш д 'как не знаю ч то’ , смы сл которого — чистая усили­
тельность без малейшей примеси предм етного значения (ср.:
аз зиге аз а п у Ш т д , аз апдгу аз а п у Ш т д и т. п.).
Итак, здесь налицо постоянный контекст, в котором один
член является семантически интенсивным - и самостоятельным,
а второй — лексически ослабленным, причем его ослабление
зависит о т его связи с первым компонентом и именно лишь р.
определенной конструкции (ср. т а й аз а ЬаНег, но а та(1
ЪаНег).
К онтекстуальная связь, характерная для таких к ом п а ра ти в­
ных сочетаний, соотв етств ует контекстуальной связи межд\
элементами фраземы: один компонент семантически не зависит
от второго, тогда как второй всецело зависит от первого и от
определенного синтаксического отношения к нему. С л е д о в а ­
тельно, значение в тор ого компонента является фразеологически
связанным. Н о в отличие от фразем иных структурных типов
в компаративны х ф разем ах результатом фразеологической с в я ­
занности вт ор ог о компонента оказы вается не сдвиг, а о с л а б л е ­
ние его значения. В этом — их контекстуальная специфика.
Фактически тот ж е процесс происходит и в мотивированных
устойчивых сравнениях, на первый взгляд отличающ ихся о т с в о ­
бодных, «т в о р ч е ск и х » сравнений только своей заш тампован-
д о с т ы о , присущим им обликом « г о т о в о г о изделия». Ср.: аз ра1е

146
аз т а г Ы е , аз дш ск аз Н д М т п д , аз зНррегу аз ап ее1 и т. д.
И в них т ак ж е именной член превращ ается в усл овное усил и­
тельное с р е д с т в о по отнош ению к связанному с ним слову, вы ­
р а ж а ю щ е м у качественный признак. Ср.: аз ра1е аз шагЫе —
е х !ге т е 1 у ра1е, аз (Згу аз а Ьопе — с1гу {о Ше и^гпоз! <1е§гее и
т. п. Все это — устойчивы е сочетания, находящ иеся на пути пре
вращения во фразему.
О с о б а я контекстуальная связь характерна для к ом п а ра ти в­
ных фразеол огизм ов, в которы х второй член сравнения в ы р а ­
жен словосочетан ием (типа аз дгееёу аз а со\у т а с1оуег, аз
Ьарру аз а с 1 а т а! ЫдЬ 1лс1е). Н о к ним мы вернемся при об-
• суждении вопроса о границах фразеологической единицы.
Таковы структурны е типы английских ф разеологических
единиц, рассм а три ва ем ы х с контекстологической точки зрения.
С ледует отметить, что иноязычные речения, бы тую щ и е в речв
в беспереводн ом виде (типа аНег е §о, р иг-запд, 1иШ 1гиШ), не
со ст а в л я ю т в английском языке единиц п остоянного контекста,
ибо ни их материальный состав, ни средства его организации
.•не принадлеж ат э т о м у языку. Э то стилистические штампы ци-
татн ого характера, и относить их к английскому фразеологи-
' ч еском у ф он ду нет никаких оснований.

§ 2. Г Р А Н И Ц Ы И ЦЕНТР ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКОЙ ЕДИНИЦЫ

* Как правило, границы фразеологической единицы с о в е р ­


шенно очевидно оп редел яю тся материальным со с т а в о м п о ст о я н ­
ного контекста, ее конституирующ его.
Одн ак о в некоторых случаях определение са м ог о сестава
этого постоянного контекста м о ж е т представить известные
трудности или, по крайней мере, треб ует дополнительного ана­
лиза. Так, н у ж д а ю т с я в обсуж дени и? 'отношение к постоянном;-
контексту указательных элементов в кл ю ч а ю щ его ф р а зе о л о г и ­
ческую единицу контекста, ф о л ь начальных и конечных сл у ­
ж ебн ы х слов, с нею связанных, и- роль начального связочн ого
глагола.

А. Экзоэлементные фразеологические единицы

Многозначная идиома, а такж е идиома, омонимичная пере­


менному сочетанию или ф раземе т ож д ествен н ого состава, н у ж ­
дается в дополнительном указании, идущем от вкл ю ч а ю щ его
ее предложения или от речевой ситуации.
Если дополнительный указательный минимум, требуемы й
гл я реализации целостного значения идиомы, является п е р е ­
менным, он, естественно, не входит в ее состав. Н апример, гл а­
гольная идиома 1о з!аге (згпЬ) т 1Ье 1асе 'б ы т ь очевидным,
неотврг.т;'мым’ семантически реализуется как таковая лишь
тогда, когда вступает в связь с п одлеж ащ и м (или именным о п ­

10: 147
ределением при преобразовании глагола в неличную форму)
выраженным существительным, обоз н а ч а ю щ и м нелицо (ср.
Ви{ с е й а т Гас1$ з{агей т е т {Ье {асе, апс! I сои1й п о!
а § а т з { {Ь ет).
Е сли это контекстуальное условие наруш ается, данное соче
тание выступает как переменное, в ы р а ж а ю щ ее сл ож н у ю сем ан­
тему 'см отр ет ь прямо в л и ц о’ (ср.: Т о т з{агей Ьег т {Ье
[асе).
Переменное ключевое сл ово составляет с семантически за­
висящим от него ф р азеол огизм ом единицу переменного кон­
текста, семантически реализуемым элементом к о т о р о г о является
фразеологизм.
В -р я д е ...случаев, однако, ф р азеологическая единица имеет
м а к си м а л ь н о ^ о Н Ш ш ч е н н у ю контекстуальную сочетаемость,
т. е. сп особ н а вступать в синтаксическую связь только с одним,
ст р ого определенным словом. Таковы, например7~фразеологи­
ческие единицы ({о г а т ) са{з апй йо^з 'лить как из ведра (о
д о ж д е ) ’ ; ({о 1а1к) ШгоидЬ (о п е ’ з) Ьа{ 'б о л т а т ь невесть ч т о ’ ;
-"({о зреак) Ьу {Ье сагй 'говори ть а б сол ю т н о точно, как по-пи-
с а н н о м у ’ ; ({о § т ш ) Нке а СЬезЫге са { 'ухм ы ляться до уш ей ’ ;
(1о П§Ь{) Нке' КПкеппу са{з 'дра ться до взаимного истребл е­
ния’ , и т. д.
П од обн ы е случаи А. В. Кунин относит в о с о б у ю категорию,
к отору ю он считает п ромеж уточн ой м еж ду «сра щ ен и я м и » и
«■единствами»,29 поскольку, по его мнению, ведущий член в по­
добн ы х единицах мотивирован, а остальные — не м оти виро­
ваны. А. В. Кунин упускает из виду два важ ны х момента: во-
первых, то, что ведущие компоненты здесь не «м отивирован ы »,
а п росто уп от р е бл я ю т ся в своем осн овн ом и прямом значении,
и притом не ослабленном, а о б л а д а ю щ е м нормальной интен­
си вн остью ; во-вторых, то, что демотивирована не только та часть
сочетания, которая связана с ведущим членом, но и с а м о по себе
соединение их обоих.
Интенсивность значения ведущ его члена явствует из того, что
остальная часть фразеологической единицы лишь уточняет или
дополняет вы р а ж а е м о е им самим независимо от нее значение.
То г а т значит 'идти д о ж д ю ’ и вне связи с сочетанием са{з апс!
(1о§з, к оторое только д о б а в л я е т к значению глагола некую каче­
ственную характеристику ('идти проливному д о ж д ю ’ ). Т о {а1!<
значит 'бол та т ь, б е с е д о в а т ь ’ и без п оддерж ки сочетания {ЬгоидЬ
( о п е ’з) Ьа{, которое, опять-таки, вносит лишь д о б а в о ч н у ю (для
о б щ е г о см ы сла соо б щ ен и я су щ ествен ну ю ) характеристику д е й ­
ствия. Н о сочетание са{з апй йодз реализует свой усилительный
идиоматический смысл только бл а года р я связи с глаголом {с
г а т , а сочетание {ЬгоидЬ ( о п е ’з) Ьа{— только с глаголом {о ша1к.
С ледовательно, глагол {о г а т является единственно возможным

29 См.: А. В. К у н и н . АРФС, стр. 1443.

148
ключевым сл ов ом для сочетания са !з апс! с1одз, хотя сам по с е б е
семантически от него не зависит, не входит в его сост а в и не Пре­
терпевает ослабления св оего значения.
П о д о б н ы е фразеологические единицы не вполне един ообр аз
ны. Н екотор ы е из них с о д е р ж а т необязательное уточнение. Н а ­
пример, если сказать и 15 г а ш ш д , а не Н 15 г а т ш д са{з апс! с!одз,
то'п р оизойдет обеднение содерж ания, а не полное его изменение
(ср. такж е: Не д п п п е ё — Не дп п п ей Нке а СЬезЫге са1). В д р у ­
гих сочетаниях уточнение, идущ ее от идиомы, н еобходи м о, ибо
без него содер ж ан и е со об щ ен и я соверш енно меняется. Ср.: ТЬеу
аге а д а т з ! р а у т д — ТЬеу аге а д а ш з ! р а у т д ШгоидЬ Ше позе;
Ререпс! оп Л. I агп д о т д {о зреак — Берепс! оп и, I а т д о т д {о
зреак Ьу Ше сагё. О дн ак о э т о различие не имеет контекстуаль­
ного характера, ибо контекстуальное отношение м еж ду членами
словосочетания во всех случаях оста ется одинаковым. Если для
значения ведущ его члена наличие идиоматического сочетания не
обязательно, то для значения идиоматического сочетания при­
сутствие данного ведущ его члена является н еобходи м остью .
П оэтом у связь м е ж д у тем и другим, независимо о т степени ее
важности для о б щ е г о смы сла сообщ ен ия, практически в л ю б о м
случае является постоянной и исключительной. Сочетания са1з
апс! йодз, ШгоидЬ Ше позе, Нке а СЬезЫге са { и т. п. не с у щ е ­
ствуют как самостоятельны е фразеологические единицы с д а н ­
ным целостным значением, сп особн ы е связы ваться с л ю бы м
ключевым словом, о б л а д а ю щ и м определенным типовым значе­
нием. Не говорится: 1о зпоау са {з апс! с!одз или 1о з т П е , { о з гт г к ,
к) з 1 т р е г Нке а СЬезЫге са{ и т. д.
Ср. такие ж е случаи в сф ере субстанти вны х идиом: Ьгеас!-
апй-сЬеезе т а г п а д е 'невыгодный б р а к ’ ; саре-апй-зшогс! с о т е с !у
'комедия плаща и ш паги’ ; с!еаШ Ьес! гереп{апсе 'за п о з д а л о е р а с ­
каяние’ ; 1:Ье йеуИ’з о\\’п 1иск 'необычайная у д а ч а ’ , и т. п. К о м п а ­
ративные фразеологизмы , в к оторы х второй член сравнения вы ­
ражен словосочетанием, п редставл яю т со б о й такж е аналогич­
ные идиомы. П рилагательное (или наречие), дей ствую щ ее как
первый член сравнения, является семантически независимым,
оно н еобход и м о для реализации целостного усилительного зна ­
чения вт ор о го члена. Ср.: аз \уе1соте аз Ношегз т М а у, аз 1оис1
аз а Ьод т а да{е и т. п.
П олучается весьма св оеобр азн а я картина: ведущий член не
включается своим значением в соб ствен н ое целостное значение
фразеологизма, и п о эт ом у стоит как бы за его пределами. В то
Же время он является тем материальным элементом, который не
только н еобходи м для использования данн ого фразеологизма в
речи, но косвенным об р а з о м , как бы извне, участвует в его м оти­
вировке (или, по крайней мере, несомненно участвовал в ней при
сложении данного ф р а зе ол о г и з м а ). В силу эт о го такой элемент
По сути дела, неотделим от ф разеологизма, хотя иногда лишь о д ­
носторонне. Реально уп от р ебл я ю т ся не сочетания са1з апс! йодз,
149
1Ьгои§Ь о п е ’з Ьа1 и т. п., а сочетаний 1о г а т <^а1з апй йо§5, 1о 1а1к
№гои§[Ь оп е ’ з Ьа1 и т. п.
Э т о т н еобходимы й элемент является ст р о г о фиксированным,
хотя и относительно самостоятельны м. Столь св о е о б р а з н о е пере­
плетение черт закрепленности и автономности отличает его и от
обычных осн овн ы х компонентов и от переменных добавочны х
элементов фразеологической единицы. В связи с этим его следует
этграничить от них и терминологически. Усл овим ся называть его
*кзоэлементом фразеологической единицы.
'Эк^ ^ рмрнт г ^ ппвятрльнп — это сем антически с а м о с т о я ­
тельный, но ст р о г о ^фиксированный-элемент-контекста, н е о б х о д и ­
мый для реализации целостного значения и функционирования
в ре\щ_сочетания, по отнош ению к к о т ор ом у он является синтак-
сическщ зедущ им членом. Соединение экзоэлемента со с л о в о со ч е ­
танием, к о т ор ом у он придает идиоматический смысл, дает экзо-
элементную идиому.
Э ^ чпэлрмрнт няппминярт с о бой . фиксированное ключевое
сладо^фраземы. И х сб л и ж а ю т м еж ду со б о й два осн Ш ны х Свой­
ства: во-первых, исключительность, фиксированность, уникаль­
ный характер их влияния на соеди н я ем ую с ними язы ковую еди­
ницу; во-вторых, тот факт, что о б а они о б р а з у ю т с этой единицей
фразеологическое целое, постоянный контекст. Н о экзоэлемент
отличается от к л ю ч евого слова фраземы тем, что связан не с о д ­
ним словом, в к от ор ом п од его воздействием реализуется оп реде­
ленное фразеологически связанное значение, а с о с л о в о с о ч е т а ­
нием, о б л а д а ю щ и м собственны м , в са м ом себ е замкнутым це­
лостным значением.
Б. Фразеологические единицы с начальным глаголом 1о Ье
Включение начального глагола {о Ье в сост а в идиомы, прак­
тикуемое многими словарями, в больш инстве случаев не о т р а ­
ж а ет реального состав а идиомы. О н о м ож ет быть оправдано
лишь как сп о с о б указания на наиболее распространенную син­
таксическую функцию данной идиомы, т. е. на функцию предика­
тива. О дн ак о подменимость глагола-связки и сн о со б н о с т ь многих
идиом данного типа выступать и в иных синтаксических функ­
циях, без глагола 1о Ье, показы ваю т, что начальный глагол не яв­
л я е т с я компонентом п остоянного контекста. Ср.: 1о Ье ( § е ! ) а!
сгозз ригрозез 'дей ств ова ть наперекор, меш ать друг д р у г у ’ ; 1о
{ее! (зеегп) оп 1еп1:егЬоокз 'бы т ь как на и гол ках’ ; 1о Ье (1ее1, 1оок,
з е е т ) а{ а 1озз 'б ы т ь (чувствовать себя, казаться) в полном не­
доумении, в туп ике’ , и т. п. Ср. такж е: \л7Ьу йо уои к е е р т е оп
гепЬегкоокз Нке {Ыз (Л. Оа1зшог1Ьу, Ь., 136); . . . з е е 1 п § Ь е г
а1 а 1о83 (XV. СоШ пз, \У. XV., I, 152).
Сочетания д р у г о г о строения, например, представл яю щ ие с о ­
бой простой субстантивны й или адъективный предикатив по о т ­
ношению к л ю б о м у глаголу-связке, такж е могут терять св я зо ч ­
ный глагол, изменяя с в о ю синтаксическую функцию. Ср.: ЗЬе 15

150
а т а г(уг 1о Нег [еа гз . . . — а таг1уг {о Нег / еа гз, зЬе пеуег !о о к
раг1 ш !Ьозе е п ! е г ! а т т е п ! з ; Не 15 п о ! едиа1 (о зисЬ а сазе —
ТЬеге йоез’ п! е х 1з! а п у Ь о й у едиа1 !о зисЬ а сазе. Э то п росто
отдельные слова с конструктивно-связанны м значением.
Ф орма стр адательн ого залога ведущ его глагольного члена
идиом типа ( !о Ье) скеззес! ир !о !Ье т п е з 'одеты й с иголочки’ ,
(!о Ье) саидЫ т а пе! 'поп асться в сети, в л о в у ш к у ’ по су щ ест ву
давно переосмы слилась в состав ное сказуемое. Знаменательная,
собственно идиоматическая часть э т о г о сос т а в н ог о ск азуем ого
с начальным членом в ф ор м е причастия II превратилась в с а м о ­
стоятельный фразеологизм, весьма сл а б о связанный с глаголом
{о Ье. Ср.: ТЬеге сагпе а у о и п д ш а п й геззей ир 1о 1ке т п ез;
И \уаз !Ье Гасе о[ а ш а п са и д М т а пе1.
Таким об р а з о м , в подавл яю щ ем больш инстве случаев глагол
!о Ье является чисто внешним элементом по отнош ению к в в о д и ­
мой им идиоме. Его д а ж е нельзя признать экзоэл ем ен том , и б о он'
легко подменим и д а ж е устраним.
Однако есть и такие фразеологические единицы, котеры е
уп отребл яю тся только как глагольные единицы и не д оп у ск а ю т
подмены !о Ье другим связочным или полусвязочным глаголом.
-Таковы, например: !о Ье (йеас!) пи!з оп ( з т Ь , зш!Ь) 'п ом еш а т ь ­
ся на (чем-либо, к о м - л и б о ) ’ , 'увлекаться (кем-либо, ч е м - л и б о ) ’ ,
’ знать (что-л и бо ) в сов ер ш ен ст ве’ ; !о Ье !Ье Нгш! 'бы т ь н евы но­
симым, нетерпимы м’ ; ! о Ье о ! аде 'бы т ь соверш еннолетним’ ; ! о Ье
оп !Ье заГе зШе 'на всякий сл уча й’ ; !о Ье оуег 'за кон ч и ть ся’ ; !о Ье
а д о о з е 'б ы т ь п ростоф ил ей’ ; !о Ье зиге 'конечно, е й -б о г у ’ , и т. д.
В этих случаях глагол !о Ье является безусл ов н о закреплен­
ным компонентом идиомы, что осо б е н н о ясно видно при о д н о ­
словном предикативе, при формальной неизменяемости гл агол ь­
ного члена или при постпозитиве.
Реш ать воп рос о роли !о Ье в со с т а в е той или иной ф р а зе о л о ­
гической единицы, рассм атри вая э т у п осл едню ю в ее словарной
форме, изолированно о т речевой среды, бы ло бы неверно. Н а п р и ­
мер, сочетание !о Ье а д о оз е 'б ы т ь простоф ил ей’ в о о б щ е м ож ет
вы звать сомнение: д о о з е м ож ет означать 'п р о ст о ф и л я ’ не только
в этом контексте (ср.: \УЬа! аге уои (Зотд, уои д о о з е !). Н о ср.:
*Б оп ’! Ье а д о о з е , д 1 г 1 5 (М. МНсЬеН, О. XV. \У., 502).
Фиксированный характер состав а и формы идиомы ста н ов и т­
ся очевидным. Ср. такж е: .ТЬапкз а\уГи11у, ! Ь е у а г е аЬзо1и!е1у
И\ (А. ТЫгкеИ, Ш. 3., 166). То Ье Н 'то, что н а д о ’ .
• С ледует о с о б о остановиться на сочетании « ! о Ье аЬои! + п е р е ­
менный инфинитив», имеющ ем, как известно, значение 'с о б и р а т ь ­
ся, быть готовы м (сделать ч т о - л и б о ) ’ .
П р ощ е всего, казалось бы, квалиф ицировать его как ф р а з