Вы находитесь на странице: 1из 2

I — Легитимность и легальность.

Политическая сила, пришедшая во власть законным путем, является легальной.


Например, через выборы президента при демократии или наследие престола
при монархии. Если у большинства народа нет претензий к власти и они её
принимают, то налицо наличие легитимности. Кстати, цветные революции в
основном пытаются доказать, что власть нелегитимна, а не то, что она
нелегальна. Через организацию больших митингов пытаются показать, что народ
не принимает политическую силу, значит, не даёт мандат легитимности. Во
многих случаях это лишь картинка, а не соответствие реальности, её можно
разрушить митингом большей численности либо в поддержку выборов, либо
против попытки цветной революции. Однако, даже при отсутствии
альтернативного митинга нельзя говорить об очевидной нелегитимности власти,
т. к. большинство сделало свой выбор на голосовании и не считает нужным
выходить на улицу. Избирателей в любом случае больше, чем протестующих.

В 2011-2012 гг. пытались реализовать такой сценарий в России (болотная,


сахарова) — не получилось. И перешли к критике выборов как нелегальных.
Однако если оппозиция не способна даже организовать наблюдателей, собрать
протоколы с УИКов, то о каком политическом руководстве может идти речь?
Естественно, нарушения на выборах были (как и на любых других), но они не все
зафиксированы необходимым и законным методом, а значит, их критика как
нелегальных несостоятельна.

II — Легитимность и нелегальность.

Данный сценарий чаще всего встречается в революционную эпоху, при смене


общественно-экономической формации. Например, революционеры при
поддержке народных масс свергают монархию и устанавливают буржуазно-
демократическое общество. Понятно, что революционеры-демократы нарушают
законы монархии, однако за ними одобрение масс. Новый общественный
порядок в таком случае легитимен, но нелегален до отмены старых порядков
(законов и проч.) и установления новой конституции, парламента и других
органов власти. Легализация такого строя осуществляется через принятие и
соглашение с новыми законами и конституцией. В истории примеров такого
сценария немало, однако они непродолжительны и являются переходящим
этапом, либо до легатимизации нового, либо до поражения и возврата к старому.

III — Нелегитимность и легальность.

Такое соотношение часто совпадает со вторым сценарием, но уже по отношению


не к революционным силам, а к существующим. Наследник монархии получает
власть таким же законным образом, как и все монархи до него, однако, народные
массы уже недовольны порядком вещей и готовы бороться за его изменение. Во
время той же буржуазно-демократической революции монарх остается в рамках
легальности, но теряет мандат от народа. Конечно, при монархии нет
демократических выборов, но принятие народом существует, так как нельзя
управлять теми, кто не хочет быть управляемыми. Соглашение народа на власть
монарха обосновывается не через демократические процедуры, а, например,
через религиозные устои. Для легитимности важно не то, благодаря чему
политическая сила принимается народом, а согласен ли с этим народ.
IV — Нелегитимность и нелегальность.

Такой пример мы наблюдаем на Украине сегодня. Нынешняя хунта пришла к


власти не благодаря выборам, а благодаря государственному перевороту, что,
естественно, нарушает закон Украины и международные законодательные
нормы. Одновременно с этим хунта является нелегитимной, так как огромные
массы народа против разворачивающегося у нас на глазах порядка вещей —
Юго-Восток Украины нам это показывает. Из-за всего этого разрушается так
называемый «общественный договор», Украину как единое государство не
удерживает ни закон, ни одобрение политических сил народом Украины.

В качестве заметки на полях рассмотрим референдум в Автономной Республике


Крым, которая вошла в состав РФ, с точки зрения легальности и легитимности.
Общественный договор на Украине был нарушен еще до референдума, а значит
кто-кто, а действующая политическая власть точно не может определять
законность и легитимность этого референдума, ибо сама не подпадает под этим
критерии.

Референдум состоялся — это неотменяемый факт, но что это значит? Во-


первых, референдум — есть прямое волеизлияние народа, то есть его
результаты – это одобрение или неодобрение поставленных на голосование
предложений. Референдум по определению не может быть нелегитимным,
иначе это не референдум. Народ Крыма одобрил вхождение в состав РФ, а
одобрение и есть легитимность. Теперь к вопросу о легальности. И.о.
президента Украины, как и хунта — нелегальна, соответственно, центральной
власти как таковой нет. Конечно, есть Янукович, но он пропал с политического
олимпа, да и на днях сам призвал к проведению референдума во всех субъектах
Украины. В отсутствии центральной власти решения принимают нижестоящие
органы власти, а в данном случае это парламент АКР - что он и сделал. В
международном праве зафиксировано право народа на самоопределение — ну
так народ Крыма самоопределился. Референдум есть не только воплощение
легитимности, но и легальности. На референдуме определяется конституция, по
которой определяются законы, иерархия тут очевидна. В большинстве
конституций демократических стран установлено, что решение принятое
народом на референдуме является обязательным, как непосредственное
правотворчество народа.

В итоге референдум в АКР — легитимен и легален, остальные трактовки от


лукавого, то есть являются манипуляцией фактами и терминами