Вы находитесь на странице: 1из 3

Богданова Анастасия ОФ-17

Работа на тему «Искусство ради искусства в творчестве парнасских


поэтов»

Анализ стихотворения Стефана Малларме «Лебедь»

Прекрасный, девственный, неужели не порвет


Своими пьяными крылами синий иней
Заброшенных озер, где спит в прозрачной льдине
В неволе стынущий, не взмывший ввысь полет!

А лебедь оных лет — красивый, словно тот, —


Постиг, что втуне бьет крылами пленник ныне,
Коль не воспел страну, где выжить мог в кручине,
Когда зима тоской сияла в скудный год.

Он шеей белую печаль стряхнуть стремится,


Которую простор навязывает птице,
Но почвы оторопь отринуть нету сил,

И Призрак, облик свой обретши ясный, пылкий,


В оледенелом сне презрительно застыл,
Облекшем Лебедя в тщету бессильной ссылки.

На мой взгляд, данное произведение можно отнести к понятию «чистое


искусства», поскольку автор пытается воссоздать мир красоты, некую
отвлеченную картину, поскольку стихотворение «лебедь» далеко от
политики и от общественных проблем времени писателя. Автор показывает
нам красивую картину, в некоторых печальных тонах, пытаясь запечатлеть
образ в сию минуту. По- моему мнению, «чистое искусство» неотделимо от
символизма в некотором плане. Поскольку Малларме очень трепетно
относился к поэзии, утверждая, что она не для всех, можно сделать вывод,
что на примере данного стихотворения Малларме стремится придать поэзии
магическую значимость, достойной мироздания, а также некоторую
сакральность.

Следующим поэтом, которого принято причислять к поэтам Парнаса,


является Шарль Бодлер. Эстетическая система данного поэта поистине
уникальна. Во-первых, Бодлер пытается расширить предмет своего
искусства. Во-вторых, он провозглашает главным в творчестве воображение
поэта. Несмотря на то, что у Бодлера был культ красоты, это не
противоречило его эстетизации безобразного. Красота у Бодлера описана в
пессимистичном ключе. Так, в качестве примера, приведем отрывок из
стихотворения Ш. Бадлера «Гимн красоте». Уже из первых строк, мы видим,
какое отношение у автора к красоте:

Скажи, откуда ты приходишь, Красота? 


Твой взор - лазурь небес иль порожденье ада? 
Ты, как вино, пьянишь прильнувшие уста, 
Равно ты радости и козни сеять рада.

Изначально Жерар де Нерваль (псевдоним Жерара Лабрюни) начинал свой


творческий путь как поэт, тяготевший к либеральному лагерю. Однако
июльская революция разочаровала его, вследствие чего он отошел от
политики, пытаясь замкнуться в сфере искусства, истории, философии, а
затем погрузился в поиски высшей духовности, некоей идеальной
субстанции, которая виделась ему то в мифах древних народов, то в
мистических озарениях, то в народных легендах и сказках, то в собственных
воспоминаниях и грезах. С присущим ему талантом передавать
непосредственность чувства, ощущения, движения мысли Нерваль создает
поэтические эквиваленты своим мечтам и исканиям. Причем чем дальше, тем
явственнее становится их трагическая безысходность, которая
подчеркивается в названиях последних произведений - сборника сонетов
«Химеры» (1858) и новеллы «Пандора» (1854). Чтобы доказать это, приведем
пример отрывка стихотворения из сборника «Химеры»:

   Я из мрака – вдовец – неутешный,

          Принц Аквитанский из разрушенной башни,

          Моя единственная звезда это смерть, и моя украшенная звездами


лютня

          Несет черное солнце Меланхолии….

…     Я – Амур или Феб? Лузиньян или Байрон?

          Мой лоб еще горит от поцелуя королевы,

          Я грезил в гроте, где плавает сирена…

          Я дважды победителем пересекал Ахерон,

          Модулируя на лире Орфея


          То вздохи святой, то крики феи.

Таким образом, можно сделать вывод, что всех вышеуказанных поэтов


объединяет их взгляд на чистое искусство, пессимистическое настроение и
уход от социально-актуальных тем в обществе и политике.