Вы находитесь на странице: 1из 158

МИНИСТЕРСТВО ПРОМЫШЛЕННОСТИ, НАУКИ И ТЕХНОЛОГИЙ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ВСЕРОССИЙСКИЙ ЦЕНТР ПЕРЕВОДОВ


НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ И ДОКУМЕНТАЦИИ

КОВАЛЕВА К.И.

ОРИГИНАЛ И ПЕРЕВОД:
ДВА ЛИЦА ОДНОГО ТЕКСТА

Москва 2001
ББК 81.07

УДК 81’25

Аннотация

Проблемы качества перевода и в первую очередь его полнота и адекватность сегодня

касаются уже не только профессионалов перевода, но и специалистов других профессий и

простых людей. От того, как они будут решены, нередко зависят успех или неуспех

деятельности целых организаций и жизнь и быт простых людей. Данное исследование

посвящено выработке некоторых формальных критериев определения качества перевода, что,

по нашему мнению, внесет ряд объективных критериев в споры о качестве перевода между

профессионалами и непрофессионалами перевода.

ISBN 5-94360-019-1 © Всероссийский центр переводов, 2001

4
ОГЛАВЛЕНИЕ
Предисловие

Глава I НОРМА И КАЧЕСТВО В ПЕРЕВОДЕ


1.1 Понятия нормы и качества в переводе
1.2 Тенденции в определении нормы в переводе
1.3 Теоретический подход к оценке качества перевода
1.4 Практический подход к оценке качества перевода
1.5 Соответствия и словари
1.6 Причины возникновения лексических несовпадений
между текстом оригинала и текстом перевода
1.6.1. Безэквивалентная лексика
1.6.2. Проблема соотношения эксплицитности/
имплицитности
1.6.3. Проблема различного членения картины мира
1.6.4. Несоответствие жанрово-стилевых норм между
языками
1.6.5. Восстановление цитаты
1.6.6. Реализация индивидуальной задачи переводчика
1.7 Переводческие трансформации
1.7.1. Общее понятие трансформации
1.7.2. Сравнительный анализ видов трансформаций
1.8 Переводческие приемы
1.9 Об истории вопроса переводческих несовпадений
1.10 Выводы

Глава II ТИПЫ И ВИДЫ ПЕРЕВОДЧЕСКИХ


НЕСОВПАДЕНИЙ
2.1 Понятие единицы перевода
2.2 Понятие переводческого несовпадения
2.3 Классификация несовпадений
2.3.1. Приращение
2.3.1.1. Уточнение
2.3.1.2. Структурное развертывание
2.3.1.3. Логическое развертывание
2.3.1.4. Интенсификация
2.3.1.5. Трансформационное приращение
2.3.1.6. Вынужденный повтор
2.3.1.7. Ритмическое приращение
2.3.1.8. Цитата
2.3.2. Опущения
2.3.2.1. Компрессия

5
2.3.2.2. Ликвидация повтора
2.3.2.3. Трансформационное опущение
2.3.3. Замены
2.3.3.1. Трансформационная замена
2.3.3.2. Ситуативная замена
2.3.4. Ошибки
2.4 Статистика встречаемости переводческих несовпадений
в различных типах текстов
2.5 Выводы

Глава III КОЛИЧЕСТВО И КАЧЕСТВО


НЕСОВПАДЕНИЙ В СОВРЕМЕННОЙ
ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ
3.1 Влияние субъективного фактора на количество и
качество несовпадений
3.2 Соотношение лексического и знакового объемов текстов
оригинала и перевода
3.3 Выводы

Заключение
Библиография

6
ПРЕДИСЛОВИЕ

Сегодня перевод занял заметное место в повседневной жизни людей


и больше не относится к области, интересующей только специалистов. В
связи с ростом объема информации, которым обменивается человечество,
увеличиваются объемы перевода. Невозможно недооценить важность
качества перевода в человеческой коммуникации. Такие высокие
требования к качеству перевода предъявляются потому, что от него часто
зависит решение многих немаловажных вопросов в современном мире; и
задача теории перевода, в частности, состоит в разработке критериев его
оценки.
Необходимо подчеркнуть, что проблема качества перевода – в
первую очередь его адекватности и полноты – всегда стояла весьма остро.
Исследователи-лингвисты неоднократно отмечали, что проблема оценки
качества перевода занимает одно из центральных мест в современной
теории перевода. Сегодня, когда роль перевода в жизни нашего общества
заметно возросла, актуальность проблемы оценки его качества очевидна
как никогда.
Необходимо подчеркнуть, что если ранее эта проблема вставала в
основном перед людьми подготовленными – теоретиками и практиками
перевода (профессиональными переводчиками, преподавателями перевода
или иностранного языка, студентами переводческих факультетов), то
сейчас с этой проблемой столкнулись люди достаточно далекие от
лингвистических основ перевода – бизнесмены, юристы, руководители
различных организаций. В настоящее время материалом дискуссий стали
переводы юридических, коммерческих и других подобных сугубо деловых
документов. За подобными спорами сегодня стоят в основном

7
материальные причины – финансовые потери, упущенная выгода, прямые
убытки и другой ущерб, нанесенный одной из сторон конфликта в
результате некачественного перевода.
Вовлеченность в проблемы перевода все большего числа людей
подтверждают данные, приведенные в таблице №1. Эти данные были
предоставлены нам Всероссийским центром переводов (ВЦП) (95).
Каждый год ВЦП фиксирует изменения в общей ситуации на рынке
переводов, которая очень чутко реагирует на общую экономическую и
политическую конъюнктуру. Поскольку ВЦП остается одной из ведущих
переводческих организаций в стране, в которой производится большой
объем переводов, то можно предположить, что эти выводы соответствуют
общей тенденции в переводческом бизнесе России.

Таблица №1. Соотношение типов переводимых текстов по годам

Типы переводимых текстов 1984 1994 1999


Научно-техническая литература 73.5% 1.5% 0%
Техническая документация 14.9% 53% 21.5%
Стандарты, патенты 8.3% 1.5% 14%
Деловые и юридические 0% 25% 23.5%
документы, в т.ч. деловая
переписка
Финансовые документы 0% 0% 16.5%
Медицина, фармакология 0% 0% 5.0%
Личные документы частных лиц 0% 7% 18.5%
Другое 3% 12% 1%

Изменившаяся номенклатура перевода, приведенная в этой таблице,


отражает экономические и политические изменения в нашей стране,
которые произошли в последние годы. Если мы вспомним, что основными
заказчиками переводов научно-технической литературы ранее были в
основном государственные научно-технические институты и
конструкторские бюро, становится ясно, что резкое сокращение объема

8
научно-технического перевода означает существенное уменьшение
государственного финансирования этих организаций.
Отметим, что одновременно с резким падением числа переводов
научно-технических переводов, возросло количество переводов
юридических документов, при этом большую часть этой доли составляют
переводы различных контрактов. Это означает возрастание коммерческой
активности на международном уровне и вовлечение в нее все большего
числа людей.
Рост доли переводов технической документации в период с 1984 по
1994 г . был вызван активным импортом западных технологий в нашу
страну, а падение доли этого вида переводов к 1999 г. было вызвано
банковским кризисом 1998 г.
Тенденция к увеличению доли переводов личных документов
отражает возросшую миграцию населения как между странами ближнего,
так и дальнего зарубежья.
Таким образом, данные, приведенные в таблице №1, подтверждают,
что перевод занял заметное место в повседневной деятельности самых
разных организаций и личной жизни многих частных лиц. Также
необходимо отметить, что колебания доли переводов по конкретным
тематикам в зависимости от событий в экономической жизни страны,
позволяют считать ситуацию на рынке переводческих услуг зеркалом
состояния экономики страны.
Как уже было сказано ранее, в настоящее время большую часть
переводимых текстов составляют коммерческие и юридические документы,
где материальная составляющая – часть немаловажная. По этой причине
заказчики весьма трепетно относятся к качеству их перевода.
В современной ситуации требования, предъявляемые к качеству
перевода, весьма высоки. При больших объемах перевода и сжатых сроках

9
исполнения практикам перевода совершенно необходимы разработки в
области формальных процедур оценки качества. Их отсутствие ощущается
очень остро.
Так, при предъявлении претензий к качеству перевода особые
сомнения у заказчика или истца на суде вызывает несоответствие
количества слов в тексте оригинала и его русском переводе. Удается
достаточно просто показать, что артикли, предлоги, служебные глаголы и
другие "строевые" элементы исходного языка не упущены при переводе, а
переданы другими средствами языка перевода. Но как только слово языка
оригинала заменяется несколькими словами языка перевода возникают
сомнения в адекватности перевода. Переводчика обвиняют в стремлении
увеличить объем перевода и соответственно его стоимость. А как только
нескольких слов языка оригинала превращаются в одно на языке перевода,
или используется нулевой переводной эквивалент (т.е. пропуск),
переводчика (или переводческую организацию) обвиняют в потере
существенной информации и соответственно неточности перевода.
Подобные споры уже возникали на самых разных уровнях в том числе и в
арбитражных судах. Специалистам ВЦП приходилось выступать в качестве
экспертов на ряде подобных мероприятий.
Следует подчеркнуть, что проблема оценки качества перевода не
может быть решена без предварительного исследования такого явления,
как лексические несовпадения между текстами оригинала и перевода.
Абсолютно очевидна необходимость создания для практиков перевода
(переводчиков, администраторов и др.) четко сформулированных
документов, в которых были бы даны основные критерии определения
объективной оценки качества перевода, т.е. его полноты и адекватности.
В настоящее время совершенно необходимо уделить особое внимание
проблеме несовпадений лексических единиц в текстах оригинала и

10
перевода и причин возникновения таких несовпадений. Наибольший
интерес для практиков перевода представляют переводы с английского
языка на русский, поскольку, как подтверждают данные, приведенные в
таблице №2, перевод с английского языка на русский занимает ведущее
место в общем объеме переводов ВЦП. Если в 1984 г. доля переводов с
английского языка составляла 57%, в 1994 г. отмечалось некоторое падение
доли переводов с английского языка - 42% от общего объема переводов, то
в дальнейшем доля английского языка вновь возросла [95].

Таблица №2. Данные ВЦП по языкам переводов за 1999 г.

Языки переводов Соотношение


с общим
объемом
переводов
с английского языка на русский 46.5%
с русского языка на английский 37%
с немецкого языка и на немецкий 4.5%
с французского языка и на французский 0.8%
с испанского языка и на испанский 1.1%
с итальянского языка и на итальянский 0.8%
с восточных языков на русский 0.1%
с прибалтийских языков и на прибалтийские 0.6%
с языков республик Закавказья на русский 4.8%
с украинского языка и на украинский 3.1%
с редких языков (голландский, датский, 0.5%
финский)
и на редкие
с других языков на русский 0.2%

В современном мире английский язык выполняет функцию


универсального языка международного общения. Данные таблицы №2,
демонстрирующие большую долю переводов с английского и на
английский язык (суммарно 83.5% от общего объема переводов ВЦП) в
России, показывают, что роль английского языка столь же важна и для

11
России. Мы полагаем, что по этой причине разработку методов оценки
качества следует начинать именно с англо-русских переводов.
Вышеперечисленные факторы – возрастающая роль перевода в жизни
людей, большие объемы переводов, значительная доля переводов с
английского на русский язык в общем потоке переводов, выполняемых в
России – обуславливают необходимость теоретических исследований в
области методов определения степени качества перевода.
Очевидно, что в процессе перевода происходят видоизменения, потери
и добавления информации. Все эти процессы и приводят к появлению в
тексте перевода так называемых переводческих несовпадений. Хотя
практически никто не оспаривает тот факт, что отклонения перевода от
оригинала в том числе и количественные неизбежны и являются
следствием различий не только языковых, но и культурных систем,
необходимо разработать критерии допустимых отклонений и показать
наиболее их типичные случаи на материале текстов различных жанров.
Под переводческими несовпадениями в данной книге понимаются
лексические единицы в тексте перевода, которым нет соответствия в
оригинале, а также несловарные, ситуативные замены лексических единиц
оригинала на иные лексические единицы в переводе.
Несмотря на то, что эта проблема уже затрагивалась в работах
российских и зарубежных переводоведов, эта тема остается еще
недостаточно исследованной. С целью изменить существующее положение
вещей, автором данной работы был проведен комплексный анализ и оценка
видов несовпадений в тексте оригинала и перевода с привлечением методов
компьютерного анализа, а также была предпринята попытка определения
«доверительного интервала» как формального признака качества перевода.
Показатели этого «доверительного интервала» отклонений
лексического и знакового объемов текста перевода от текста оригинала

12
могут использоваться переводческими организациями как формальный
критерий оценки качества перевода при больших объемах перевода.
Метод компьютерного анализа параллельных текстов, примененный
в данном исследовании, может с одинаковым успехом применяться как в
общетеоретических, так и прикладных исследованиях в области теории
перевода. Этот метод позволяет сделать объективные выводы о
функционировании единиц языка в речи и оценить качество перевода.
Здесь необходимо отметить, что существует два подхода к определению
параллельных текстов. В рамках одного, которого придерживаемся мы, под
параллельными текстами понимаются текст оригинала и его адекватный
перевод, выполненный квалифицированным переводчиком [50, 76], а в
рамках другого, более широкого подхода, параллельными считаются
близкие по структуре и смыслу тексты одной и той же проблематики на
разных языках [70, 71]. При этом в рамках первого подхода тексты,
которые считаются параллельными по Р.Хартманну, называются
сравнимыми (сomparable) [76].

13
ГЛАВА I
НОРМА И КАЧЕСТВО В ПЕРЕВОДЕ

1.1. ПОНЯТИЯ НОРМЫ И КАЧЕСТВА В ПЕРЕВОДЕ


Предмет исследования, переводческие несовпадения, неразрывно
связан с вопросами нормы и качества перевода. Отправной точкой
исследования является понятие переводческого соответствия. В связи с
этим в настоящем обзоре литературы особое внимание уделяется работам,
освещающим различные аспекты проблемы нормы в переводе, его
адекватности и полноты, а также качества перевода.
Мы полагаем, что, прежде всего, следует привести определения
адекватного и эквивалентного перевода, которыми сегодня оперируют
многие переводоведы, обращаясь к теме нормы и качества в переводе, а
также разграничить понятия нормы и качества в переводе.
“Адекватным переводом считается перевод, обеспечивающий
прагматические задачи переводческого акта на максимально возможном
для достижения этой цели уровне эквивалентности, не допуская нарушения
норм и узуса ПЯ, соблюдая жанрово-стилистические требования к текстам
данного типа и соответствия конвенциональной норме перевода.
Эквивалентным переводом называется перевод, воспроизводящий
содержание иноязычного оригинала на одном из уровней эквивалентности.
По определению любой адекватный перевод должен быть эквивалентным
(на том или ином уровне эквивалентности), но не всякий эквивалентный
перевод признается адекватным, а лишь тот, который отвечает помимо
нормы эквивалентности, и другим нормативным требованиям, указанным
выше‖ [20].
Таким образом, термин ―адекватный перевод‖ в большинстве работ
соответствует сегодня понятию ―хорошего, качественного перевода‖, хотя

14
некоторые переводоведы трактуют его несколько по-иному. Так, Гидеон
Тури считает, что адекватность перевода определяется степенью
сохранения норм языка оригинала, а приемлемость перевода – степенью
соблюдения норм языка перевода, и в своих работах рассматривает норму
перевода именно как баланс между адекватностью и приемлемостью.
В данной работе с целью разграничить понятия нормы и качества
перевода, мы понимаем под нормой перевода его соответствие
лингвистическим требованиям, а под качеством перевода – его
соответствие дополнительным требованиям, не имеющим прямого
отношения к лингвистике, как например, сроки его выполнения,
соответствие задаче и др. Эти вопросы будут последовательно рассмотрены
ниже.

15
1.2. ТЕНДЕНЦИИ В ОПРЕДЕЛЕНИИ НОРМЫ В ПЕРЕВОДЕ
На разных этапах развития человеческого общества понятие нормы в
переводе менялось. Выбор стратегии переводчика определялся как
индивидуальными воззрениями переводчика, так и стереотипами,
бытующими в обществе в данный момент. Так, Т.Сэвори, проанализировав
существующие требования к переводу, приводит целый список взаимно
исключающих предписаний, как например, необходимость передавать в
переводе слова оригинала vs мысли оригинала, отражать стиль оригинала
vs стиль переводчика, допущение в переводе добавлений и опущений vs
недопущение добавлений и опущений и др. [87].
Несмотря на все эти расхождения, в определенных областях перевода
некоторые тенденции постоянно преобладали. Религиозные тексты
переводились с максимальной степенью точности: переводчики уделяли
больше внимания передаче самого лексического массива, чем адаптации
религиозного сообщения для данной аудитории. Переводчики же
художественной литературы традиционно пользовались большей свободой.
В частности, переводы, сделанные в свое время Дж.Чосером, которого
сегодня больше помнят как величайшего поэта Англии эпохи
Средневековья, по сути являются комбинацией перевода, компиляции,
адаптации и собственно авторской работы. В настоящее время при
определении нормы в переводе наблюдается тот же двойственный подход:
требования высокой точности предъявляются к информационным
(коммерческим, техническим и др.) переводам, а требования к переводам
литературным включают в себя совершенно другие ограничения, в
частности, особое внимание уделяется адекватности эмоционального
воздействия.
По мнению Г.Тури переводческие нормы заранее не задаются, а
выявляются путем сопоставительного анализа переводов (текстовый

16
источник), а также путем анализа высказываний переводчиков, критиков,
теоретиков и пр. (внетекстовый источник) [90].
Действительно, эти нормы часто не нуждаются в специальных
формулировках и могут оставаться имплицитными, вместе с тем
―разнообразие и изменчивость [требований к переводу] не означают, что
нормы в переводе не существуют. Это просто означает, что реальные
ситуации могут быть достаточно сложными, и хорошо бы, чтобы каждый
желающий сделать убедительные и состоятельные выводы [о нормах
перевода], принимал это во внимание‖ [90]. В то же время Г.Тури
подчеркивал, что перевод, управляемый нормами, никоим образом не
исключает возможность свободного выбора [91]. Этот наиболее гибкий и
несколько неопределенный подход к определению переводческой нормы
лучше всего характеризует специфику переводческой деятельности,
поскольку попытки более четко сформулировать понятия переводческой
нормы неизбежно порождают противоречия.
Так, в работе М.П.Брандес и В.И.Провоторова ―Предпереводческий
анализ текста‖ [6] предпринята попытка четко структурировать понятие
нормы. Здесь под нормами в переводе понимается некоторый набор
конкретизированных требований и предписаний, который авторы
концепции разделяют их на строгие, детерминативные и нестрогие,
статистические. По мнению авторов, именно в рамках статистических норм
и решаются такие основные проблемы перевода, как границы перевода,
адекватность, сочетание нетворческих и творческих начал, языковая
эквивалентность. Следовательно, можно предположить, что при переводе
стандартных текстов (например, контрактов), которые переводятся по
строгим нормам, эти проблемы просто не решаются или не решаются,
потому что не существуют. Несмотря на несомненную ценность этой книги
как практического пособия по переводу, теоретическое обоснование далеко

17
не полно отражает проблематику нормы в переводе и дает несколько
схематичное представление о языковых средствах, предпочтительных для
решения перечисленных авторами переводческих проблем. Кроме того,
разделение переводческой деятельности на несамостоятельную (перевод
официально-деловой и научно-технической документации) и относительно
самостоятельную (публицистические и художественные тексты) не может
быть признано корректным, ввиду явно оценочного характера
предлагаемых терминов. Такое разделение позволяет предположить, что
квалификация переводчиков, занимающихся ―несамостоятельной‖
деятельностью, ниже, чем у тех, кто ―относительно самостоятелен‖, что,
безусловно, не соответствует действительности, поскольку на самом деле
имеет смысл говорить скорее о различной специфике переводов текстов в
зависимости от их жанрово-стилевой принадлежности, которая во многом
и определяет требования к переводу.
Необходимо отметить, что М.П.Брандес и В.И.Провоторов не
одиноки в своем стремлении представить переводческую деятельность в
виде двух направлений. Г.Э.Мирам также выделяет два основных подхода
к переводу: трансформационный и денотативный, где под
трансформационным понимается перевод, максимально близкий к
исходному тексту в морфологическом, лексическом и синтаксическом
планах, а под денотативным – перевод ―смысловой‖ [37]. Идея самой
концепции заимствована у В.Н.Комиссарова [20]. Несомненно, в этом
подходе лежит та же идея выделения двух различных тенденций в
переводе, но в отличие от М.П.Брандес и В.И.Провоторова Г.Э.Мирам
справедливо указывает на то, что оба подхода могут сочетаться в рамках
перевода одного и того же текста, при этом явно отдается предпочтение
денотативному механизму перевода. Так, в его работе говорится, что
―перевод по трансформационному механизму требует меньше ―умственных

18
усилий‖ и, как правило, переводчики предпочитают его‖ [37]. Возразим,
что едва ли можно судить переводчиков за стремление быть ближе к тексту
оригинала, если иное не вызвано непреодолимыми языковыми и
культурными различиями, хотя неудивительно, что такое явление имеет
место, поскольку в переводоведении нечасто, хотя и возможно, сегодня
услышать доброе слово в пользу буквального перевода.
По этому вопросу интересно мнение П.Ньюмарка, который,
признавая, что ―чем длиннее отрезок текста, тем меньше вероятность
встретить буквальный перевод‖ [79], тем не менее, призывает
переводчиков не бояться прибегать к нему, если это совершенно
естественно в данной ситуации. Свой призыв П.Ньюмарк иллюстрирует
чрезвычайно убедительными примерами параллельных текстов на
английском и французском языках, лексическая и синтаксическая
структура которых практически идеально совпадает.
Значение терминов пословного и буквального перевода у
П.Ньюмарка соответствует определению этих терминов в работе
Дж.К.Кэтфорда ―Лингвистическая теория перевода‖, где под пословным
переводом подразумевается перевод, связанный рангом слова, а под
буквальным – пословный перевод, в котором сделаны изменения в
соответствии с требованиями грамматики языка перевода [62].
Несомненно, также, что приводя аргументы в пользу буквального перевода,
П.Ньюмарк не имел ввиду те переводы, где смысл приносится в жертву
формальной близости. Вот пример того, как стремление переводчика найти
прямое соответствие каждой лексической единице оригинала в переводе с
русского языка на английский привело к созданию малопонятного и
громоздкого текста.
Рассуждения Эллы Николаевны об экономической политике
государства, в частности, о том, откуда берутся доходы на

19
социальные расходы, похожи на разговоры всезнающей, но вечно
витающей в облаках домохозяйки об императиве власти. (Новое
Время, №15, 2000)
Her reasoning about the economic policy of the state, the sources of social
expenditure in particular, reminds one of the talk of a housewife about the
imperative of power, an all-knowing woman up in the clouds. (New Times,
April, 2000)
Здесь практически каждому слову из русского текста можно найти
соответствие в английском. Но смысл пострадал безвозвратно. Этот
перевод был протестирован на носителях английского языка и понят не
был.
Вот еще один не самый удачный пример перевода из того же
издания:
Пересчитанный в у.е. уровень нашего среднего класса не только
сомнителен, но и размыт, и рекламный агент с доходом в три сотни
долларов может до хрипоты отстаивать свою среднеклассовую
принадлежность в споре с тысячедолларовым бухгалтером, и будет
прав. (Новое Время, №15, 2000)
The living standards of our middle class evaluated in conventional units
are not only doubtful, but also very obscure, and an advertising agent with
an income of three hundred dollars a month may shout himself hoarse
asserting his middle class affiliation in a heated discussion with a
thousand-dollar accountant, and rightly so. (New Times, May 2000)
Безусловно, русское выражение ―не только сомнителен, но и размыт‖
ничуть не лучше английского аналога ―are not only doubtful, but also very
obscure‖. Тем не менее, неясно, почему переводчик не применил в переводе
компрессию, опустив в переводе упоминание об ―условных единицах‖,
реалию, малопонятную иностранцам, и не предложил вариант типа

20
―Russian middle class is not to be determined by its financial status‖ (или
monthly income). А дословный перевод второй части фразы делает ее
совсем непонятной для носителя английского языка.
Когда мы видим такие примеры, становится понятно, почему понятие
буквального перевода в российском переводоведении является синонимом
перевода низкого качества, то есть перевода, в котором нарушены нормы и
узус языка перевода (ПЯ), либо искажается содержание оригинала.
Дилемма выбора между свободным и буквальным переводом
(трансформационным и денотативным по Г.Мираму) часто ставит
переводчиков в нелегкую ситуацию. Можно с сожалением отметить, что
иногда даже в пособиях по переводу, как например, в книге ―Живой
английский‖, в предисловии к которой сказано, что ―книга окажет
большую помощь тем, кто хочет научиться правильно и красиво делать
переводы с английского языка‖ [15], встречаются как необоснованные
отклонения от текста, так и неуклюжие буквализмы, причем иногда в
одной и той же фразе:
In England, we have “O” levels at the age of 15 or 16, and “A” levels at
the age of 17 or 18. - По английскому языку мы получали уровень “О”
лет в пятнадцать шестнадцать, а уровень “А” уже лет в
семнадцать-восемнадцать.
Не совсем ясно, почему слова “In England” были переведены как “по
английскому языку”, а “сдавали экзамены” не предложено в качестве
эквивалента к “have”, и почему в русском тексте появилось слово “уже”.
Как мы видим, даже в этом относительно простом предложении неверно
сделанный выбор в пользу свободного перевода в одном случае, и в пользу
пословного – в другом, привело к искажениям смысла текста оригинала.
Резюмировать вышеизложенные разногласия можно словами
Л.С.Бархударова ―Образно выражаясь, переводчик вынужден все время

21
лавировать между Сциллой буквализма и Харибдой вольного перевода,
стараясь найти между ними тот узкий, но достаточно глубокий проход, идя
которым, он сможет прийти к желанной цели – максимально
эквивалентному переводу‖ [3]. Эти слова весьма убедительно
иллюстрируют объективные сложности процесса перевода, который
представляется выбором из двух зол наименьшего. Действительно,
ограниченная множественность вариантов перевода создает иллюзию
достижения идеального перевода, в то время, когда более корректно было
бы говорить об оптимальном варианте перевода для данного конкретного
случая.

22
1.3. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ОЦЕНКЕ КАЧЕСТВА
ПЕРЕВОДА
Если вопрос о норме в переводе в основном ограничивается
языковым аспектом, то при переходе к обсуждению собственно качества
перевода становится важен и прагматический аспект. В этой связи особого
внимания заслуживает ―скопос-теория‖, созданная германскими
переводоведами К.Райс и Х.Фермеером, где соответствие перевода
оригиналу в текстовом и в функциональном аспекте отступает на второй
план и трактуется как частный случай, не определяющий понятие
―перевод‖ в целом. Главным и практически единственным критерием
оценки качества перевода объявляется его соответствие той цели, ради
которой был осуществлен. Этот принцип и лежит в основе концепции
―скопос-теории‖.
Авторы ―скопос-теории‖ считали необходимым дополнить критерии
оценки требованием соблюдать целый ряд семантических, лексических,
грамматических и стилистических особенностей оригинала и учитывать
такие прагматические факторы, как ситуация, предмет речи,
пространственно-временные рамки.
―Скопос-теория‖ представляет собой определенную крайность в
области оценки качества перевода. Так, согласно этой теории,
качественным переводом может быть представлен текст, который вообще
не существовал в оригинале, и который был создан переводчиком,
руководствовавшимся знанием цели или указаниями заказчика. Такая
постановка вопроса, безусловно, поднимает статус переводчика, превращая
его в центральную фигуру межъязыковой коммуникации, но она же
одновременно искажает понятие перевода, включая в него
самостоятельный процесс генерации текстов, иными словами, ―скопос-

23
теория‖ игнорирует тот факт, что далеко не все тексты, написанные
переводчиками, являются переводами.
―Скопос-теория‖ оказала серьезное влияние на понимание
переводческой нормы, хотя вызвала полемику среди переводоведов. Не все
переводоведы согласились с постулатом об отсутствии собственной
ценности у оригинала.
В рамках ―скопос-теории‖ также определяются понятия адекватности
и эквивалентности перевода. Адекватным переводом считается перевод,
отвечающий поставленной цели. Под эквивалентностью перевода
понимается функциональное соответствие текста перевода тексту
оригинала. Сравнив эти определения с определениями, которые даны к тем
же терминам В.Н.Комиссаровым, легко заметить, что ―скопос-теория‖ в
процессе своей эволюции пришла к отрицанию языковых аспектов в
переводе, полностью сконцентрировавшись на прагматическом аспекте
перевода. Несмотря на важность прагматического аспекта, он все же не
является единственным критерием оценки качества перевода.
Учитывая все большее распространение перевода, как продукта и
вида деятельности, переводоведы предпринимают попытки разработать
универсальные критерии оценки качества перевода.
Серьезный вклад в вопрос оценки качества перевода сделан
специалистами Организации Объединенных Наций. Переводческая
деятельность в ООН носит промышленный характер. Шесть рабочих
языков, огромные объемы переводов и большое количество переводчиков
привело специалистов ООН к пониманию необходимости разработки
общей системы оценки качества перевода.
На сегодняшний день для переводчиков ООН разработан ряд
руководств и справочников, в которых отражена общая концепция
требований к переводу:

24
* Терминологическое соответствие и связность текста
(Terminology standartization and consistency)
* Ясность (Clarity)
* Простота и краткость (Simplicity and conciseness)
* Верность оригиналу и формальное соответствие
(Fidelity to the original and formal correspondence) [66].
Эти основные принципы носят общий характер, что же касается
частных случаев поиска оптимального перевода, переводоведы все чаще
приходят к выводу, что пути разрешения переводческих противоречий
могут быть намечены лишь ―пунктирно‖, иными словами качественное
обучение переводчика возможно лишь на примерах так называемых
переводческих прецедентов [33], которые существуют сегодня весьма в
разрозненном виде. Несмотря на всю многомерность и запутанность этой
проблемы, в переводоведении все же предпринимаются попытки создания
универсальной модели для оценки качества перевода. Наиболее известная
работа в этой области принадлежит Дж.Хаус.
В своей работе ―A Model for Translation Quality Assessment‖ Дж.Хаус
[72] разрабатывает текстологическую модель, с помощью которой можно
было бы проводить оценку качества письменного перевода. Идея, лежащая
в основе этой модели, заключается в том, чтобы создать систему
определенных текстовых показателей, с помощью которых можно было бы
судить о функциональной эквивалентности перевода.
Дж.Хаус группирует показатели в два типа ―измерений‖ (dimensions):
измерения, характеризующие пользующегося языком, и измерения,
характеризующие само использование языка в тексте. Первая группа
измерений включает в себя географический фактор (территориальный
диалект), социальный класс (социальный диалект) и временной фактор. Во
вторую группу входят такие показатели, как форма речи (письменная,

25
устная или смешанная), участие коммуникантов (монологическая или
диалогическая речь), их социальные роли, социальные отношения, сфера
общения. В основе модели лежит концепция о том, что все эти
характеристики проявляются в определенных лингвистических
особенностях текста и эти особенности можно объективно сопоставлять в
оригинале и в переводе. Совокупность этих показателей составляет
―профиль‖ исходного текста, который должен быть сохранен и при
переводе. На основе оценки степени сохранения этого профиля и
предлагается делать выводы о функциональной эквивалентности перевода,
и, соответственно, о его качестве.
В рамках модели в ходе анализа исходного текста выявляются
синтаксические, лексические и текстовые особенности, посредством
которых реализовано каждое из указанных измерений, а затем в процессе
анализа текста перевода проверяется, каким образом они были отражены в
переводе. Перевод признается удовлетворительным по тому измерению, в
отношении которого не было отмечено никаких расхождений. Чем больше
―ущербных‖ измерений, тем ниже качество перевода [72].
Следует отметить, что такой серьезный текстологический анализ
требует определенной квалификации, и, скорее всего, не каждый
переводчик сможет провести такой анализ. Мы также полагаем, что даже
квалифицированный анализ текста по системе Хаус все же не обеспечивает
достаточной надежности оценки конкретного перевода.

26
1.4. ПРАКТИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ОЦЕНКЕ КАЧЕСТВА
ПЕРЕВОДА

Пока теоретики спорят о преобладании прагматического аспекта над


языковым и формального языкового компонента над содержательным,
практики перевода, сталкиваясь с необходимостью оценки качества
перевода, выдвигают иные критерии его оценки.
Так, отдельного упоминания заслуживает доклад Кристины Дюрье,
сделанный на семинаре, курируемом австрийским представительством
ООН, в Вене в 1998г., в котором продемонстрирован очень интересный
подход к проблеме оценки качества перевода. К.Дюрье выделяет две
категории качества: абсолютное и относительное. По ее мнению
абсолютное качество перевода должно быть предметом академических
исследований и должно рассматриваться с позиций лингвистики и
когнитивистики, а относительное качество – это совокупность таких
качеств перевода, как его полезность, эффективность и своевременность.
Относительное качество перевода, как полагает К.Дюрье, в свою
очередь подразделяется на другие два аспекта: внешнее и внутреннее
качество. Внутреннее качество является лингвистической категорией, и при
его оценке учитывается грамотность и связность текста, а также точность
передачи информации. Внешнее качество связано с практическим аспектом
применения перевода, и при его оценке учитывается точность
терминологии, сроки в которые выполнен перевод, а также предпринятые
для этого усилия. Таким образом, К.Дюрье выделяет три аспекта внешнего
качества: понятность, эффективность и полезность. ―Перевод считается
понятным, если читатель может понять его, не обращаясь к
дополнительным источникам информации. Перевод считается
эффективным, если читатель находит в тексте нужную ему информацию в

27
удобной форме. Перевод функционален, если читатель может успешно
использовать то, что он понял из текста‖ [67].
Хотелось бы отметить, что концепция трех аспектов внешнего
качества достаточно спорна сама по себе, поскольку при таком подходе
классифицируется не сам перевод, а содержащаяся в нем информация.
Допустим, в тексте оригинала не содержалось информации, необходимой
читателю перевода, соответственно, ее не будет и в тексте перевода.
Неэффективен ли в этом случае перевод? Возможно, он не столько
неэффективен, сколько просто напрасно сделан. А это уже скорее вопрос
необходимости выполнения того или иного перевода, чем характеристика
самого перевода.
Это не единственная спорная концепция, присутствующая в этом
докладе. Так, К.Дюрье считает, что переводчик не имеет права жаловаться
на плохое качество оригинального текста, поскольку он должен переводить
то, что понял, а не то, что там написано (что, безусловно, является
отголоском ―скопос-теории‖). С этим утверждением трудно согласиться,
поскольку, в частности, совершенно непонятно, как, соблюдая эту
позицию, нужно поступать с культурными реалиями, которые встречаются
не только в художественных текстах. Возникает много вопросов, таких как,
например, должен ли переводчик исправлять фактические ошибки автора
оригинала или ему позволяется только дать примечание. Или что должен
делать переводчик, если в тексте оригинала намеренно создана
возможность двоякого толкования текста (что часто встречается, например,
в учредительных документах компаний, особенно в тех, которые были
созданы в офф-шорных зонах). Случай это далеко не редкий, поскольку
известно, что вариативность возможного прочтения оригинала не всегда
предусматривает возможность создание аналогичного эффекта в переводе.
На эти вопросы в докладе ответа нет, хотя в целом принцип оценки

28
перевода с точки зрения степени выполнения им своих задач весьма
интересен.

Еще один весьма интересный подход к этой проблеме, а именно


разделение переводов по типам необходимого качества,
продемонстрирован в докладе исследовательской группы EAGLES (Expert
Advisory Group for Language Engineering Standards) [68], занимающейся
исследованиями в области естественных языков. В нем, в частности,
указывается, что раньше в переводе использовался только термин
―качественный перевод‖, под которым понимался наилучший перевод,
который может создать переводчик: ―Переводчик стремился к
совершенству, никак не меньше‖. В докладе утверждается, что такой
подход к переводу устарел и приводится следующая классификация
качества переводов, при этом обосновывается право каждого типа на
существование:
* Грубый перевод (Raw translation)
* Перевод нормального качества (Normal quality translation)
* Перевод высокого качества (Extra-quality translation)
* Адаптация текста оригинала (Adaptation of original text)
Под грубым переводом понимается ―перевод, который передает
основные мысли текста оригинала, при этом в переводе могут содержаться
грамматические и орфографические ошибки‖. По мнению авторов доклада,
таким образом, может переводиться большой объем выдержек из научных
разработок.
Под переводом нормального качества понимается тот перевод,
который раньше признавался ―хорошим‖. То есть, такой текст является
полным переводом текста оригинала, он грамматически правилен и
относительно легко воспринимается носителем языка перевода. Таким

29
способом может быть переведено техническое руководство по
эксплуатации.
Под переводом высокого качества понимается идиоматически
адаптированный перевод, который легко воспринимается носителем языка
перевода. Так переводят рекламные брошюры и художественные
произведения.
Адаптация текста оригинала представляет собой, по мнению авторов,
не просто перевод текста, а скорее создание на его базе нового.
Получившийся текст не должен совпадать с оригиналом предложение в
предложение, и более того, может содержать пропуски, в нем может быть
изменен порядок передачи информации [68]. В докладе, к сожалению, не
упоминается, где применяется адаптация текста оригинала.
Следует сказать, что авторы доклада не пытаются изобрести какую-
то новую систему оценки качества перевода, а лишь резюмируют уже
сложившиеся в Европе стереотипы. Так, явно прослеживается влияние
―скопос-теории‖, по крайней мере, ее ранней фазы. Мы полагаем, что такая
классификация переводов по их качеству сегодня может быть полезна при
разработке ценовой политики переводческого агентства. Фактически,
первые три типа перевода сегодня широко представлены на российском
рынке, однако многие заказчики перевода игнорируют такую
дифференциацию перевода, пытаясь получить за меньшие деньги более
высокий (и подчас даже ненужный) уровень качества перевода. У
производителей перевода наблюдается обратная тенденция. В ситуации
отсутствия научных разработок по оценке качества перевода для практиков
такая ситуация может периодически становиться весьма конфликтной и
длиться бесконечно долго.

30
Таким образом, возникает конфликт между желаемым и
действительным. Можно ли достичь идеального перевода? Какой он?
Насколько далеко перевод может уходить от оригинала?
Если идеальный перевод существует, то будет логично
предположить, что для его создания необходим идеальный переводчик.
Что же требуется от такого переводчика? Очень многое:
* отличное знание родного языка,
* глубокое знание иностранного языка (желательно
лингвистическое образование) [13],
* основы функционирования бизнеса, поскольку независимо от
того, работает ли переводчик в штате компании или вне его, он должен
понимать, что перевод – это часть производственного процесса [58].
Что должен уметь такой переводчик? В работах ведущих западных
теоретиков перевода перечисляются следующие переводческие навыки:
* понимание и умение интерпретировать различные типы
текстов,
* владение переводческими приемами (в том числе знание
переводческих трансформаций),
* умение оценить полученный результат, то есть способность к
самокритике [31, 79, 83, 74].
Некоторые исследователи также указывают на необходимость
обладания переводчиком:
* навыками работы со средствами автоматизации перевода
(электронными словарями и системами машинного перевода) [69, 94],
и обладания им
* серьезным уровнем знаний (желательно высшее образование
по этой специальности) в той области перевода, на которой
специализируется переводчик [94].

31
Также считается, что наилучшие результаты перевода достигаются
переводчиком при осуществлении им перевода на родной язык, хотя только
при переводе с родного языка на иностранный переводчик может быть
уверен в том, что он полностью и правильно понял текст.
Здесь мы приходим к некоторому противоречию: какой же перевод
считать лучшим, тот который сделал носитель языка перевода или
носитель языка оригинала, должен ли быть переводчик специалистом в
области, к которой относятся тексты перевода, или лингвистом.
К сожалению, идеальное сочетание качеств, необходимых
настоящему переводчику, невозможно в одном человеке. Эту ситуацию
блестяще комментирует бразильский исследователь Д.Ногера: ―Если вы
переводите на иностранный язык, пострадает стиль перевода. Если вы
переводите на родной язык, вы не сможете полностью понять оригинал. …
Если вы переводчик, вы не сможете понять технические детали оригинала
или передать их читателю соответствующим языком. Если вы не
переводчик, то вы не сможете переводить, потому что не умеете. Вам никак
не выиграть в этой ситуации‖ [82].
Очевидно, идеальный переводчик не существует. Мы полагаем, что
также не существует и идеальный перевод. Поэтому способ разбиения
переводов на группы по типу необходимого в данном случае качества, как
предлагает группа EAGLES, и предъявления к ним дифференцированных
соответствующим образом требований, весьма интересен и может быть
успешно применен на практике.
В настоящее время переводоведение подошло к стадии, когда
возможно создание отдельных процедур, с помощью которых можно будет
оценить различные аспекты ценности перевода, как например, точность
передачи информации, точность передачи эмоционального воздействия,
себестоимость, своевременность и других для каждого конкретного случая.

32
А пока переводоведы-теоретики разрабатывают детальные концепции
поаспектной оценки качества перевода, практики перевода по мере сил и
возможностей посвящают в специфику процесса заказчиков, поскольку
сегодня уже очевидно, что о трудностях перевода необходимо
информировать всех, кто сталкивается с ним ввиду личной или служебной
необходимости.
Большое количество западных переводческих агентств не только
заявляют, что они производят только высококачественные переводы, но и
сразу предупреждают потенциального заказчика, что усилия потребуются
не только с их стороны. Вот несколько выдержек из презентации
британского переводческого агентства Robertson Languages [85]:
―Если вы отвечаете за подготовку текста оригинала, обратитесь к нам
заранее: предварительное редактирование текста оригинала поможет
сберечь время и средства и создать такую основу документа, которая будет
легко переводиться на другие языки и не будет содержать разночтений,
обусловленных культурными различиями… При верстке необходимо
учитывать разницу в длине текстов (например, документ, переведенный [с
английского] на французский будет приблизительно на одну треть длиннее
оригинала‖ [85]. Как мы видим, практики перевода не согласны с К.Дюрье,
касательно того, что переводчик не имеет права жаловаться на оригинал. И,
действительно, что может быть лучше для переводчика, чем возможность
изменить текст оригинала? К сожалению, в нашей стране практики
перевода могут только мечтать о такой возможности, хотя в принципе
такой подход весьма конструктивен.
В этой связи необходимо отдельно упомянуть о позиции П.Ньюмарка
по вопросу права переводчика вносить изменения в содержательный
компонент текста перевода. П.Ньюмарк указывает, что переводчик имеет
полное право поступить таким образом, если в оригинале присутствуют:

33
1) нарушения логической цепочки (logical sequence);
2) синтаксически слабые предложения (syntactically weak sentencees);
3) персонализмы (idiolect);
4) двусмысленность (намеренная или случайная) (ambiguity
(intentional or unintential));
5) метафора (metaphor);
6) избыточность и клише (redundancy and cliches);
7) жаргон (убрать, сократить частоту или заменить более
нейтральным или более употребительным словом) (jargon (delete,
reduce or slim down) [79].
Такая концепция структурирования ―права переводческого
вмешательства‖ безусловно интересна, хотя пункты 1), 2) и 4) вызывают
серьезные сомнения. Очевидно, что, разрабатывая эту концепцию,
П.Ньюмарк считал, что перевод должен превзойти оригинал по всем
аспектам оценки текста (связность, логичность, благозвучность и пр.), в
том числе и в содержательной части. Как и авторы ―скопос-теории‖,
П.Ньюмарк возлагает на переводчика задачу модификации исходного
сообщения и даже функцию определения интенций генератора
оригинального текста, что не входит в компетенцию переводчика, если не
стоит задача создания принципиально нового текста на ПЯ на базе текста
на ИЯ, но в этом случае мы вряд ли можем говорить о переводе как
таковом.
Проблема границ переводческой компетенции весьма сложна. Есть
мнение, что ―в случае явной оговорки того, с кем работаешь, следует при
переводе исправить ее, не обращая на нее внимание собеседника‖ [47].
Действительно, в случае, описанном В.М.Суходревом, когда А.Н.Косыгин
на вопрос о том, что он думает об уровне жизни в Швеции, ответил, что он

34
высоко оценивает уровень жизни в Чехословакии, переводчик должен был
исправить ошибку.
Несомненно, что этот случай совершенно особый, поскольку
переводчик обладал исчерпывающим знанием контекста, в котором
произнесено высказывание. Переводчик обладает таким знанием далеко не
всегда и тогда его вмешательство может оказаться фатальным для успеха
коммуникации.
Так, Энтони Пим [84] приводит пример недопустимого превышения
переводчиком своих полномочий: "В ходе судебного заседания, на котором
рассматривалось дело об убийстве, обвинитель спрашивает, действительно
ли показания свидетеля длиннее, чем их перевод. ―Да‖, – отвечает
переводчик с польского. ―Но все остальное было неважно.‖ (Alain Sanders,
"Libertad and Justicia for All: A shortage of interpreters is leaving the courts
speechless", Time 29 May, 1989).
Если суммировать вышеописанные работы получается очень
интересный, но неутешительный результат. Отсутствие единых требований
к переводу, трудность в определении прагматического эффекта перевода,
различное понимание задач переводчика, конфликт между языковой
формой и содержанием (например, при переводе художественных текстов),
совмещение разных функциональных стилей в рамках одного текста,
необходимость учета сугубо практических реалий заставляют
специалистов, вовлеченных в процесс оценки перевода, применять
усредненный подход и ссылаться на существующие прецеденты.
Тем не менее, нельзя не признать, что хотя прескриптивные нормы
перевода носят общий характер, и для разных функциональных стилей
существуют свои особые требования, норма в переводе всегда требует
полноценной передачи в переводе информационного содержания
оригинала, соблюдения языковых норм ПЯ и учета аналогичных норм ИЯ.

35
1.5. СООТВЕТСТВИЯ И СЛОВАРИ

Как уже говорилось выше, вопрос переводческих несовпадений


является одним из самых острых, когда речь идет о качестве перевода.
Однако прежде чем перейти к вопросу о несовпадениях, следует
рассмотреть вопрос о переводческой эквивалентности, то есть о том, что же
считается переводческим совпадением, или точнее соответствием.
Проблема эквивалентности рассматривается во многих
лингвистических трудах. Большинство переводоведов пытается найти
компромисс между формальными и функциональными совпадениями в
переводе, поскольку очевидно, что рассмотрение лишь формальных
соответствий не отвечает реальности перевода. Однако в различных трудах
акценты расставлены по разному. Так, Дж.Кэтфорд [62] рассматривает
перевод прежде всего как языковое действие, тогда как в теории
динамической эквивалентности (dynamic equivalence),
противопоставленной формальному совпадению (formal correspondence)
Ю.Найды [80, 81] превалирует семантический компонент перевода.
Наиболее сбалансированной теорией эквивалентности, по нашему
мнению, является теория закономерных соответствий Я.И.Рецкера.
Согласно этой теории в процессе перевода выделяются три категории
соответствий:
1) эквиваленты, зафиксированные в силу тождества обозначаемого, а
также отложившиеся в традиции языковых контактов,
2) вариантные и контекстуальные соответствия,
3) все виды переводческих трансформаций [46].
Автор концепции особо подчеркивает, что основа установления
равноценности языковых средств может быть только функциональная, а не

36
формальная, поскольку в процесс перевода вовлечено очень много
разнородных факторов.
Опорными для переводчика являются переводческие соответствия
первой категории, эквиваленты, чье значение не зависит от контекста.
Значения вариантных и контекстуальных соответствий определяются
контекстом.
Двуязычные словари, которые являются одним из основных
инструментов переводчика, обычно фиксируют в себе первую категорию
соответствий, частично отражают вторую и не содержат никакой
информации по третьей категории соответствий. Кроме того, в переводных
словарях часто весьма приблизительно представлена картина совокупности
значений слов с широкой семантикой. Поэтому, являясь прекрасной базой
для дальнейшего сравнительного анализа, словари являются отнюдь не
единственным источником информации для переводчика. ―Словарь… не
может заменить решений, принимаемых на основе творческой природы
перевода. Словарь помогает переводчику в его действиях и операциях – и в
этом его огромное значение, но он не ограничивает и не должен
ограничивать аналитико-поисковую стратегию деятельности переводчика‖
[25].
Заметим, что переводческие несовпадения, являясь нулевыми
эквивалентами, либо нетрадиционными заменами, частично попадают в
третью категорию соответствий, а большая их часть вообще не может быть
отнесена ни к какой из упомянутых категорий. Они не попадают в словари
и таким образом не получают документально зафиксированного права на
существование, поскольку в спорных моментах словарь часто является
наиболее уважаемым источником. Не имея возможности и не преследуя
цель создать словарь несовпадений, мы в настоящем исследовании будем
стремиться обрисовать тенденции, способствующие появлению

37
несовпадений и выделить их основные виды, что в дальнейшем позволит
облегчить идентификацию оправданных несовпадений.

38
1.6. ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ЛЕКСИЧЕСКИХ
НЕСОВПАДЕНИЙ МЕЖДУ ТЕКСТОМ ОРИГИНАЛА И ТЕКСТОМ
ПЕРЕВОДА
Как известно, при любом способе передачи информации неизбежны ее
потери и искажения. Об этом явлении подробно писал Дж.А.Миллер,
который утверждал, что если объем всей выходной информации изобразить в
виде круга и наложить его на круг, представляющий собой всю исходную
информацию, то круги не совпадут. Дж.А.Миллер объяснял это явление
закономерностями восприятия закодированного сообщения различными
коммуникантами [34]. Поскольку перевод является одним из видов передачи
информации (с одного языка на другой), то, естественно, он не является
исключением из общего правила. Более того, несовпадение информации
должно быть еще более разительным, поскольку мы имеем дело не только с
разными коммуникантами, но и с различными языковыми системами.
В своих работах к этой теме неоднократно обращался российский
переводовед Л.К.Латышев. Определяя необходимую степень близости
перевода к оригиналу, он предъявляет к ней три основных требования:
- тексты оригинала и перевода должны обладать относительно
равными коммуникативно-функциональными свойствами (относительно
одинаковым образом "вести себя" и в сфере носителей исходного языка, и в
сфере носителей переводящего языка);
- в меру, допустимую в рамках первого условия, оба текста должны
быть максимально аналогичны друг другу в семантико-структурном
отношении;
- при всех "компенсирующих" отклонениях между обоими текстами
не должны возникать семантико-структурные расхождения, не допустимые
в переводе [30].

39
При анализе этих положений становится очевидным, что в настоящее
время границы отступлений от тождества между оригиналом и переводом
недостаточно четко определены. Более того, между переводоведами нет
согласия о предмете абсолютной переводимости. Если Ю.Найда считает, что
между языками не может быть точных соответствий [80], то классики
советской (российской) школы перевода утверждают обратное. Так,
А.В.Федоров утверждает, что каждый высокоразвитый язык является
достаточно могущественным средством, чтобы передать содержание,
выраженное средствами другого языка [51]. Мнение Л.С.Бархударова по
этому вопросу еще более радикально. Он подчеркивает, что ―принцип
принципиальной возможности перевода… не знает ограничений и применим
к отношениям между любыми двумя языками‖ [3]. В этой же работе
Л.С.Бархударова (―Язык и перевод‖) приводится пример из повести
М.Горького ―Детство‖, по его мнению, удачно иллюстрирующий его
концепцию абсолютной переводимости:
- Ты откуда пришла? - спросил я ее.
- С верху, из Нижнего, да не пришла, а приехала. По воде-то не ходят,
шиш.
… - А от чего я шиш?
- Оттого, что шумишь, - сказала она, тоже смеясь.
“Did you have to walk far to get here?” I asked her.
“I didn‟t walk, I rode. You don‟t walk on the water, you fig,” she
answered…
“Why do you call me a fig?”
“Because you‟re so big,” was her laughing retort.
Действительно, переводчику удалось удачно решить проблему
дифференциации значений “пришла/приехала” в английском языке,
поскольку английский глагол “come”, который следовало бы употребить

40
здесь не уточняет способа передвижения. Однако в переводе не передана
ошибка мальчика, который решил, что его назвали “шиш”, в то время как
собеседница его под этим словом имела в виду невозможность хождения по
воде. Как мы видим, развитая система переводческих приемов весьма
могущественна, но отнюдь не всесильна.
Безусловно, Л.С.Бархударов прав в том, что средства любого языка
позволяют выразить практически любые понятия другого языка, но подчас в
результате перевода они могут стать столь громоздки, что использование их в
виде точных развернутых эквивалентов не всегда имеет смысл. Таким
образом, концепция переводимости, подразумевающая, что любое
предложение оригинала может быть переведено некоторым предложением
перевода очевидно не налагает никаких ограничений на длину предложений.
В частности, современная склонность российских газет к
псевдоцитированию (замене одного или двух слов в известной цитате или
названии реалии) представляет серьезные сложности при переводе их на
английский язык. Например, заголовок статьи о Б.А.Березовском в журнале
―Профиль‖ №43 за 1999 г. ―БАБушка рядом с дедушкой” содержит целых три
культурных реалии, чтобы передать которые потребуется специальное
разъяснение, что БАБ – это расхожая аббревиатура из инициалов
Б.А.Березовского, под словом ―Дедушка‖ подразумевается Б.Н.Ельцин, а вся
фраза заимствована из песни Раймонда Паулса, и ее продолжение звучит
следующим образом: ―Столько лет, столько лет вместе‖, что является
намеком на длительные связи между Б.Н.Ельциным и Б.А.Березовским.
Рассматривая перевод как средство межъязыковой коммуникации, мы
полагаем естественным, что перевод не обладает полной тождественностью
по отношению к оригиналу. Необходимо отметить, что причины, по которым
не всегда достигается лексическое и информационное соответствие между
текстом оригинала и текстом перевода весьма разнообразны. Наиболее

41
распространенные из этих причин, порождающие лексические, а иногда и
информационные несовпадения, можно сгруппировать следующим образом:
1) различия в структуре языка и культурные различия:
(а) безэквивалентная лексика,
(б) проблема соотношения эксплицитности/имплицитности,
(в) проблема различного членения картины мира;
2) несоответствие жанрово-стилевых норм между языками;
3) требование точности при обратном цитировании;
4) реализация индивидуальной задачи переводчика.
Несмотря на то, что исследование проводится на материала англо-
русских переводов, в обзорной первой главе приводятся примеры переводов и
с других (и на другие) языки, поскольку переводческие несовпадения не
являются монополией только переводов с английского языка на русский.

1.6.1. Безэквивалентная лексика


Особый интерес как для переводчиков-практиков, так и для теоретиков
перевода представляет так называемая безэквивалентная лексика.
―Безэквивалентная лексика обнаруживается, главным образом, среди
неологизмов, среди слов, называющих специфические понятия и
национальные реалии, и среди малоизвестных имен и названий‖ [20].
Несмотря на то, что с проблемой передачи национальных реалий
переводчики столкнулись достаточно давно, и уже существует определенный
багаж переводческих решений, ее нельзя считать окончательно решенной,
поскольку далеко не для каждого случая есть готовый переводческий
эквивалент.
Некоторые понятия не могут быть идеально перенесены из одной
языковой среды в другую: ―Some concepts travel badly‖ /Некоторые концепции
– плохие путешественники/ В качестве примера этого явления Дж.Датта

42
приводит пример перевода понятия “ham and cheese sandwich” (бутерброд с
ветчиной и сыром) на китайский. Поскольку в китайской среде изначально
отсутствуют и сыр, и ветчина, а также не известна такая вещь, как бутерброд,
сама концепция оказывается чужеродной для китайского реципиента [63].
Действительно, между переводчиками нет согласия о том, как же
следует передавать реалии. Как верно отмечено болгарскими
исследователями С.Влаховым и С.Флориным, реалии каждый раз ставят
переводчика перед альтернативой транскрибировать или переводить [9].
Заметим, что помимо этого переводчик может реалию и объяснить, и
проигнорировать. Насколько каждое из этих решений удачно, следует решать
в каждом конкретном случае. Так, в течение нескольких лет в журнале
―Дружба народов‖ переводчикам художественных произведений
предоставлялась возможность высказаться по ряду аспектов перевода.
Мнения по вопросу о том, как следует передавать реалии, разошлись.
Камиль Мустафин выступает с категоричным мнением ―Непереводимое
– не переводить‖. В подтверждение своей концепции он приводит пример
действительно не очень удачного перевода стихотворения Айдара Халима с
башкирского: “И в ночи сюзьма растает//Вокруг твоего костра”. В данном
случае была сделана транскрипция башкирского слова “сюзьма” и дана
сноска ―Сюзьма – молочный продукт вроде творога‖. Согласимся с
К.Мустафиным, что плавающий в воздухе творог – не совсем понятная и
приятная реалия для русского читателя. Только после подробных объяснений
становится ясно, что речь идет о полумгле коротких летних ночей, а сюзьма –
это жидкий кисломолочный продукт бежевого цвета [39]. Очевидно, что из-за
некорректно сформулированной ссылки пострадала передача и общего
смысла стихотворения, и национального колорита. При этом мы не будем
заострять внимание на проблеме того, насколько необходимы примечания

43
переводчика в художественном переводе, поскольку эта тема лежит за
пределами рассматриваемой нами темы.
К.Мустафину возражают Илья Дадашидзе и Сафар Абдулло,
утверждая, что без точной передачи национальных реалий пропадет и
национальный колорит. В ответ Мустафину они привели примеры перевода
стихотворений, где транскрибированные реалии смотрелись достаточно
органично: “Гора Геязан – в белоснежной пыли,//Сияет луна в безмятежной
дали,//Под праздник соседки пекут фесели…” стихотворение С.Вургуна [11].
Характерно, что строку с упоминанием “сюзьмы”, перевод явно неудачный,
никто комментировать не стал.
Отдельно следует упомянуть о проблеме заимствования терминологии.
В этом случае чаще всего применяется транскрипция и транслитерация. В
пользу этих приемов для переноса терминов говорит, прежде всего,
практичность, поскольку использовании дефиниции не всегда уместно.
Отметим, что наработанный переводчиками опыт передачи реалий с
одной стороны предоставляет большой набор способов и прецедентов
передачи реалий, а с другой – является постоянным поводом для споров в
каждом конкретном случае.
Помимо реалий, выделяются еще два более редких типа
безэквивалентной лексики: случайные безэквиваленты и структурные
экзотизмы. Эти два типа очень похожи и ―обозначают предметы и явления,
которые присутствуют в практическом опыте как носителей ИЯ, так и
носителей ПЯ, но в последнем по каким-то причинам не получили своего
наименования‖ [33]. Различаются же эти группы тем, что появление
структурных экзотизмов можно объяснить структурными различиями между
ИЯ и ПЯ, то есть возникают в случаях, когда ПЯ не располагает
достаточными языковыми средствами для компактного обозначения понятия
ИЯ. Если неологизмы и реалии обычно подвергаются стандартным

44
переводческим трансформациям, чаще всего транслитерации или
транскрипции, реже встречаются калькирование, описательный перевод и
некоторые другие (подробнее о переводческих трансформациях будет сказано
ниже), то со случайными безэквивалентами и структурными экзотизмами
дело обстоит сложнее.
Случайные безэквиваленты и структурные экзотизмы западные
переводоведы рассматривают в едином классе лексических лакун [77, 59]. В
этом случае нельзя говорить об отсутствии концепции как таковой, а скорее
об отсутствии слова для обозначения этой концепции в данном языке.
Так, не имеет эквивалента в английском языке слово “сутки”. Не имеет
эквивалента ни в русском, ни в английском языке немецкое слово “Vormittag”
(время с утра до полудня). К таким словам обычно подбираются ситуативные
соответствия, и, например, слово “сутки” в зависимости от ситуации может
переводиться как “24 hours”, “day and night”, “one day” или “one night”.
Слова-структурные экзотизмы, как например, немецкое “wegloben” –
отделаться от кого-то (плохого работника), дав ему хвалебные рекомендации
на другую работу, в зависимости от жанрово-стилевых рамок также могут
переводиться с помощью подбора более-менее близкого эквивалента, в
данном случае это может быть “избавиться”, “спровадить” (хотя полное
соответствие таким образом не достигается) или частично совпадающего по
значению транскрибированного термина “произвести аутплейсмент” (от
англ. “outplacement” – обеспечение уволенного персонала (необязательно по
причине плохой работы) новыми местами работы). Таким образом,
признавая, что перевод не является всемогущим средством передачи
культурного своеобразия, многие проблемы переводчикам все же решать
удается.

1.6.2. Проблема соотношения эксплицитности/имплицитности

45
Если явление безэквивалентной лексики затрагивает единичные слова,
то соотношение эксплицитности/имплицитности иногда касается и более
крупных языковых структур и часто требует перестройки всего предложения.
Проблема соотношения эксплицитности/имплицитности также иногда
называется проблемой различий в организации информационных моделей
между языками оригинала и перевода. Именно так называется эта проблема
в работах Кэтлин Кэллоу [60, 61].
К.Кэллоу, в частности, говорит о том, что перед переводчиком стоит
задача распознать избыточные и непереданные, имплицированные,
элементы текста оригинала и адекватно передать их в переводе (этого
мнения придерживаются все современные переводоведы, их мнения
расходятся лишь в понимании границ возможной переводимости). В работе
К.Кэллоу приведены примеры из монгольского, греческого языков и
африканского языка касена и доказывает, что переводчик не может себе
позволить ни ―недоперевести‖, ни ―переперевести‖ текст, поскольку и то, и
другое приведет к неправильному пониманию текста.
Так, проблемой недостаточного перевода называется случай, когда
ИЯ более имплицитен, чем ПЯ. Сталкиваясь с этой проблемой, как
указывает К.Кэллоу, переводчик должен добавлять определенные
элементы, чтобы у рецепторов перевода не возникло неясностей при
восприятии текста. Так, например, фраза (Лука 8.19) “His mother and
brothers came to him, and could not get near him because of the crowd - И
пришли к Нему Матерь и братья Его и не могли подойти к Нему по
причине народа” будет непонятна носителю языка касена, поскольку в
языке касена действие и цель действия, или успешное завершение действия
должны быть упомянуты подряд. Фраза “they came to him” без упоминания
зачем (надо: “they came to see him”) вызовет у него недоумение.

46
Проблемой избыточного перевода именуется случай, когда ИЯ по
сравнению с ПЯ избыточно эксплицитен. В этом случае переводчик должен
изъять ―лишние‖ элементы. Пример из монгольского языка, где любое
отклонение от основной идеи не добавит ясности монгольскому рецептору,
иллюстрирует его компактность в выражении. Фраза (Лука 9.11) “Take
nothing for the journey – no stick nor wallet, nor bread, no money. Don‟t (even)
take a change of clothes” – “Не берите в дорогу ничего – ни посоха, ни
кошелька, ни хлеба, ни денег. Не берите и смены одежды” (В Библии на
русском языке эта фраза звучит так: ―Ничего не берите на дорогу: ни
посоха, ни сумы, ни хлеба, ни серебра и не имейте по две одежды‖)
сообщит монгольскому рецептору, что как раз все остальное он взять
может. Для правильного восприятия фраза должна быть построена
следующим образом: “В дороге вам ничего не понадобится, кроме той
одежды, что на вас” [60].
В своих работах К.Кэллоу неоднократно указывает на важность
проблемы передачи имплицитно выраженной информации. Она обращает
внимание на различное строение информационных моделей в разных
языках, в связи с чем, некоторые элементы, выражаемые имплицитно в
оригинале и вполне понятные носителям данного языка в таком виде, в
переводе должны быть выражены эксплицитно. Таким образом, различные
языковые информационные модели порождают переводческие
несовпадения.
Автор приводит пример недопустимости опущения направления или
цели действия в языке касена. В связи с этим перевод английской фразы
“Come to an agreement with our opponent quickly, while you are with him on
the way” (Матфей 5:25) возможен лишь в варианте: “Come to a quick
agreement before you reach the court‖, где в переводе появляется
лексическое дополнение. Однако, несмотря на кажущуюся наглядность

47
примера, автор в данном случае несколько лукавит, поскольку английская
фраза в Библии на этих словах не кончается и далее следует продолжение,
из которого ясно, куда и зачем идут поссорившиеся товарищи.
Другим примером может служить недопустимость повторения
информации в монгольском языке, где повторение допустимо лишь в
разговоре с детьми. То есть фраза типа “Было темно, хоть глаз выколи, и
не было видно ни зги” могла бы быть воспринята монгольским рецептором
как оскорбление его способности адекватно понимать говорящего. Здесь
необходимо отметить, что в процессе перевода происходят два взаимно
компенсирующих процесса: экспликация фоновых знаний носителя ИЯ и
элиминация избыточной информации для носителя ПЯ, и именно последняя
должна была быть проведена в данном случае [61].
Проблема разных фоновых знаний у носителей ИЯ и ПЯ
рассматривается в рамках вопроса соотношения
эксплицитности/имплицитности и является предметом изучения не только
лингвистов, но и психологов, культурологов и даже философов.
Безусловно, в идеале переводчик должен обладать двойным объемом
таких знаний, и, кроме того, представлять, что именно известно носителю
языка перевода, а что нет, но на практике это бывает далеко не всегда. Часто
переводчику не удается достичь адекватного паритета между текстом
оригинала и текстом перевода, и часть информации остается непереданной.
Проблема соотношения эксплицитности/имплицитности чрезвычайно
остра и для переводчиков, работающих с языками более близкими по
структуре, чем касена и английский. Так, переводчики с английского языка на
русский регулярно сталкиваются с необходимостью четко передать в русском
переводе значения имплицитных лексических средств английского языка. Вот
один пример:

48
…NV Philips Gloeilampenfabrieken is now coming out with its own
microprocessor development system, and, judging by its capabilities, the
system is clearly not the “me-too” product the company had said it would take
pains to avoid.
…фирма NV Philips Gloeilampenfabrieken выпускает на рынок
собственную систему проектирования микро-ЭВМ, и, судя по
возможностям этой системы, она явно относится не к разряду
“хороших копий”, а представляет собой полноценный “оригинал”, к
чему фирма стремилась с самого начала.
Содержание метафоры ―me-too”, которая в обычном значении означает
―соглашательский”, и ―не уникальный”, когда речь идет о технологии,
несколько расплывчато [5]. Переводчику пришлось обширно эксплицировать
ее содержание, применяя элементы трансформации антонимического
перевода, отчасти ввиду негибкой модели управления сочетания “не
уникальный”, которая не позволяет легко инкорпорировать это сочетание в
текст.
Отметим, что в таком виде технического перевода, как русификация
программ, когда место для текста (например, в меню) физически ограничено,
такой развернутый перевод недопустим, и переводчики стараются прибегать
к более компактным вариантам: Full Project Save via ODBC - Сохранение
проекта через ODBC. В данном случае опущено значение слова “Full”.
Проблему соотношения эксплицитности/имплицитности иногда удается
решить с помощью перераспределения семантических компонентов. В
частности, в одной из своих работ А.Д.Швейцер рассматривает случай, когда
действия, "следующие одно за другим и представляющие собой два этапа
одного и того же процесса, в русском языке обозначаются с помощью двух
различных глагольных форм, а в английском с помощью одной:
Следуя за колонной красногвардейцев, она вошла в Зимний дворец...

49
She followed a column of Red Guards into the Winter Palace...
Контекст высказывания компенсирует опущение второго глагола.
Предлог into служит тем лексическим указателем, который воплощает в себе
семантический компонент "направление движения", выражаемый в русском
оригинале с помощью особого глагола [55].

1.6.3. Проблема различного членения картины мира


Согласно гипотезе Э.Сепира-Б.Уорфа различные народы по разному
членят картину мира: структура языка и системная семантика его единиц
коррелируют со структурой мышления и способом познания внешнего
мира у того или иного народа. Этим можно объяснить сложность
подобрать прямой эквивалент в переводе тому или иному слову оригинала.
Эта проблема, в частности, возникает при переводе каталогов мебели
и товаров для дома. Мы попытались построить параллельные ряды
эквивалентов названий предметов мебели, ниже представлены наиболее
интересные случаи.

50
Распределение эквивалентов
1. arm-chair Кресло
2. easy chair
3. desk рабочий стол
письменный стол
4. workstation компьютерный стол
5. table lamp настольная лампа
6. desk lamp рабочая лампа
7. side table журнальный столик
8. bedside table Тумбочка
9. coffee table
10. посуда и приборы
cookware&tableware

Казалось бы, простым словам, присутствующим в обиходе русского,


англичанина, американца, должно быть легко подобрать взаимные
соответствия. И они действительно существуют, но отнюдь не в
соотношении 1:1, при этом некоторые нюансы значений остаются
упущенными. Например, “easy chair” – это кресло без подлокотников.
Такие кресла в русском языке в отдельный класс не выделяются. Сочетание
“прикроватный столик” в русском языке не существует, поэтому “beside
table” обычно переводят как “журнальный столик” или “тумбочка” в
зависимости от того, как он выглядит.
В случае №10 “cookware&tableware” переводится как “посуда и
приборы”. Но это вовсе не означает, что при разделении английского
сочетания мы можем также легко разделить и русские эквиваленты. Вовсе
нет, ведь “cookware” обозначает всю посуду и кухонные приспособления,

51
использующиеся для приготовления пищи, а “tableware” – это уже посуда и
приборы для сервировки.

1.6.4. Несоответствие жанрово-стилевых норм между языками


Определенные сложности представляют и жанрово-стилевые различия
между языками. В каждом языке у каждого функционального стиля имеются
свои особенности, иногда не имеющие аналогов в других языках. В
частности, при передаче немецкого акцента во французском языке
используются в основном фонетические искажения, которые при переводе на
русский язык трансформируются в грамматические искажения, с целью
адекватно представить неправильности речи человека, для которого
французский язык не является родным:
Le lieutenant Fritz, enfin, prononca en jetant un rire pateaux:
“Ces temoiselles tеcitеment n‟avons pas peau temps pour leur bromenade.”
- Барышни, правда, будут иметь плохой погода для такой прогулка. [52]
Известно, что для английских заголовков характерна эллиптическая
форма пассивного залога с опущением вспомогательного глагола Paris Protest
March Staged by Students [20], в то время как в тексте на русском языке для
перевода этого заголовка можно опустить еще и слово “Staged”, не говоря
уже о пропущенном вспомогательном глаголе: Студенческий марш
протеста в Париже или Парижские студенты проводят демонстрацию в
знак протеста.
При переводе юридических текстов английский глагол “help”
заменяется на русское словосочетание “оказывать помощь”, “remain” на
“продолжает оставаться” и т.п. В художественных текстах предъявляются
иные требования, в частности, при переводе приветствуется создание текста,
ритмически естественного для языка перевода. В связи с этим в тексте

52
перевода иногда возникают слова, появление которых никак не обусловлено
ни смыслом, ни формальным лексическим содержанием текста оригинала:
That is a speculation, but It meets the facts better than the present version.
Рассуждение, конечно, умозрительное, на грани спекуляции, но оно
лучше согласуется с фактами, чем имеющая хождение версия. (Ч.Сноу
“Сталин”)
They went on underestimating him.
Продолжали делать это и впоследствии. (Ч.Сноу “Сталин”)
В обоих случаях добавленные слова не несут в себе значительной
смысловой нагрузки, причем во втором примере слово “впоследствии”
является информационно избыточным, хотя с точки зрения соблюдения
естественной ритмики русской речи его появление вполне оправдано.
Серьезные трудности при переводе научных текстов вызывает тот факт,
что граница между общеупотребительной и специальной лексикой весьма
мобильна, а стилевые различия не являются чем-то неизменным. Слова
общего языка могут терминологизироваться, а терминологическая лексика –
приобретать общеупотребительный характер. Например, слово “atom”
употребляется уже не только в научном значении “предельно малой частицы
материи”, но и в значении чего-то крайне малого: “There is not an atom of
truth in what he said” [4].

1.6.5. Восстановление цитаты


Проблема цитирования при переводе текста, который изначально был
создан на языке перевода – извечная головная боль редакторов, поскольку
именно в их компетенцию входит сверка цитат при переводе. Известно, что
при переводе цитаты обратно на язык, с которого она была изначально
переведена, необходимо привести точный текст оригинальной цитаты.
Неузнанные цитаты часто становятся предметом споров, вызывают

53
разночтения контекста, а подчас бывают просто смешны. Вот один
выдающийся пример, чрезвычайно любимый переводоведами неузнанной
цитаты из А.С.Пушкина (перевод с немецкого):
Был Кочубей богат и горд,
Его поля обширны были,
И очень много конских морд,
Мехов, сатина первый сорт,
Его потребностям служили.

Сравним с оригиналом:
Богат и славен Кочубей.
Его лука необозримы;
Там табуны его коней
Пасутся вольны, нехранимы.
Кругом Полтавы хутора
Окружены его садами,
И много у него добра,
Мехов, атласа, серебра
И на виду, и под замками.
В принципе комментарии здесь излишни, но все же хочется отметить,
что в оригинале и А.С.Пушкин, и Кочубей весьма выигрывают.
Особенно часто проблема обратного цитирования встает перед
переводчиками, занимающимися переводами публицистических текстов, и
подчас поиск первоисточника занимает больше времени, чем перевод
остального текста. Один пример такой ошибки приводит в своей книге
известный переводчик В.М.Суходрев. В ней речь идет об известной фразе
Н.С.Хрущева ―Мы вас похороним‖, обращенной к капиталистическим
странам. Естественно, что на английский язык она была переведена как “We
shall bury you”, но затем почему-то вернулась к нам как “Мы вас закопаем”.
И без того весьма недипломатичное высказывание превратилось в злобную
угрозу. ―Вместо чинного могильщика в цилиндре явился грубый мужик с
лопатой‖ [47].

54
Несмотря на то, что переводчики других типов текстов сталкиваются с
проблемой цитирования относительно редко, она, тем не менее, достойна
упоминания, поскольку среди других переводческих сложностей она стоит
особняком, т.е. не может быть отнесена ни культурным, ни к системно-
языковым, ни к нормативным различиям.

1.6.6. Реализация индивидуальной задачи переводчика


Еще одной причиной появления несовпадений является реализация
индивидуальной задачи переводчика, которая часто диктует свои требования
к переводу (отметим, что мы не имеем в виду намеренное сокращение
перевода по сравнению оригиналом для создания краткой, сугубо
информационной версии перевода).
При переводе художественных текстов переводчикам постоянно
приходится решать множество задач на пути создания полноценного
литературного произведения на языке перевода.
Рассмотрим пример перевода на английский язык фразы из
―Дворянского гнезда‖ И.Тургенева, который приводит и комментирует в
своей книге М.М.Морозов [38]:
Недели две как стояла засуха; тонкий туман разливался молоком в
воздухе и застилал отдаленные леса; он него пахло гарью.
A fortnight had passed since the draught set in (или проще: ‗There had been
no rain for a fortnight‘) A thin milky mist screened the distant forest (Это
чрезвычайно интересный образ. Если, например, перевести “разливался
молоком в воздухе” – „flooded the air like milk‟, то в английском языке
образы выступят гораздо резче; получится картина чрезвычайно густого
тумана, в котором ни зги не видать. Тургенев имел ввиду цвет тумана,
что и передает слово ‗milky‟).

55
Обратим внимание, что перед нами снова стоит проблема передачи
поэтического образа тумана, также как и в вышеупомянутом примере
перевода стихотворения Айдара Халима. Однако здесь сложность состоит не
в передаче реалии, иначе эту проблему мы бы рассматривали в разделе,
посвященном безэквивалентной лексике, а в специфике привычных для
англичанина и русского образов. Именно задача естественной передачи
образа заставляет переводчика отказываться от передачи некоторых
лексических элементов оригинала в переводе.
Подобная ситуация может возникать и при переводе рекламных
текстов.
Так, европейский слоган компании Ecco “Loving living” был переведен
на русский язык как “Обувь для жизни”. Действительно, в Европе, где Ecco
относится к числу хорошо известных марок обуви, и напоминание в
корпоративном слогане о предмете деятельности компании избыточно, в то
время, как в русском тексте, предназначенном для первого заявления об Ecco
в России – необходимо. Основной смысл вместе с тем сохранен: то, что
делает Ecco – удобно, экологично, и вообще, хорошо для людей. Этот пример
мог бы быть отнесен к проблеме различий в объеме фоновых знаний
европейца и россиянина, если бы не сверхзадача переводчика: объяснить, чем
занимается Ecco, привлечь к ней внимание, создать доверие к марке.
А в случае переноса рекламного сообщения дезодоранта ―Секрет‖
(Secret) “As strong as a woman” и “We were made stronger” на русский язык
как “Секрет женских побед” лежат иные причины.
В современной русской культуре упоминание о женской силе
моментально напоминает женщине о советских временах (женщине с
молотом) и о русской традиции (―Коня на скаку остановит‖). В данный
момент в обществе наблюдается некоторая усталость от этого стереотипа; к
достижению больших успехов в спорте, бизнесе стремятся далеко не все

56
женщины. Поэтому для передачи смысла рекламного сообщения ―Дезодорант
―Секрет‖ делает тебя более уверенной в себе, а значит более сильной‖ была
избрана иная языковая форма, без упоминания слова ―сила‖.
Резюмируя вышесказанное, мы хотели бы подчеркнуть, что объективно
существующие трудности, часто совокупно именуемые лингвокультурным
или лингвоэтническим барьером, создают проблемы при переводе и
стимулируют возникновение переводческих несовпадений. Большая часть
этих проблем решается с помощью переводческих трансформаций.

57
1.7. ПЕРЕВОДЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ
1.7.1. Общее понятие трансформации
Переводческие трансформации неизменно привлекают внимание
российских и зарубежных переводоведов. Cледует отметить, что между
переводоведами нет абсолютного согласия на предмет того, что же
собственно включает в себя понятие переводческой трансформации. В
российском переводоведении дифференцируются понятия подстановки и
переводческой трансформации, где под подстановкой понимается простая
замена словоформ ИЯ на словоформы ПЯ, а под трансформацией –
―намеренное отступление от структурного и семантического параллелизма
между текстом на ИЯ и текстом на ПЯ‖ [33], т.е. ―преобразование, с
помощью которого можно осуществить переход от единиц оригинала к
единицам перевода‖ [20] ―при сохранении информации, предназначенной
для передачи‖ [36]. В зарубежном переводоведении термин ―переводческие
приемы‖ (methods у П.Ньюмарка) включает в себя не только понятие
трансформации, а также некоторые другие переводческие операции,
которые в российском переводоведении трансформациями не считаются,
т.е. добавления, опущения, перестановки. Необходимо отметить, что ни
тот, ни другой список переводческих приемов/трансформаций не включают
в себя все переводческие операции, которые приводят к появлению
лексических несовпадений в переводе, поэтому при создании
классификации этих несовпадений процесс исследования не ограничивался
изучением лишь трансформаций. Однако в связи с тем, что переводческие
трансформации интересны для данного исследования, поскольку они
чрезвычайно продуктивны с точки зрения генерации переводческих
несовпадений, в этой главе им уделяется особое внимание.

58
1.7.2. Сравнительный анализ видов трансформаций
Таблица №3. Сравнительная таблица трансформаций (методов),
выделяемых В.Н.Комиссаровым, Л.С.Бархударовым, П.Ньюмарком.
Комиссаров Бархударов Ньюмарк
Транскрибирование Перемещение
Транслитерация
Натурализация
Калькирование Сквозной перевод
Переводческая метка
(от сквозного
перевода отличается
кавычками)
Компонентный анализ
Лексико-семантические Лексические замены:
замены:
Конкретизация Конкретизация
Генерализация Генерализация
Модуляция Замена следствия Модуляция
причиной и наоборот
Компенсация
Грамматические Грамматические замены Перестановки
трансформации:
Грамматические замены Замены форм слова
(форм слова, частей речи, Замены частей речи
членов предложения) Замены членов
предложения
Синтаксические замены в
сложном предложении:
Грамматические замены Сложного предложения –
(замена типа простым
предложения) Главного – придаточным и
наоборот
Подчинения – сочинением
Членение предложения Союзной связи –
Объединение бессоюзной
предложений Членение предложения
Простого предложения –
сложным
Комплексные лексико-
грамматические
трансформации
Антонимический перевод Антонимический перевод
(также называется
комплексной лексико-
грамматической заменой)
Экспликация Культурный
эквивалент

59
Функциональный
эквивалент
Описательный
эквивалент
Парафраз (в отличие
от описательного
эквивалента может
содержать
интенсификацию
мысли)
Компенсация Компенсация
Синонимия
Принятый перевод
Другие процедуры
(пометы, примечания)
Перестановки
Добавления
Опущения
(у В.Н.Комиссарова
рассматриваются не как
трансформации, а как
приемы перевода)

Таблица №3 иллюстрирует нашу попытку систематизировать


наиболее известные системы переводческих трансформаций. В каждом
столбце размещены виды трансформаций, предложенные тем автором, чье
имя указано в верхней клетке столбца. Жирным шрифтом выделены типы
трансформаций. Отсутствие жирного шрифта в колонке П.Ньюмарка
означает отсутствие у этого автора двух уровней деления трансформаций.
Трансформации авторов, описывающие одни и те же переводческие
явления находятся в одном ряду. Пустые клетки в одной колонке и
заполненные – в другой означают, что данный вид трансформаций
определен только тем автором, в чьем столбце клетка заполнена. Как мы
видим, единой системы переводческих трансформаций на сегодня не
существует, более того различаются методы не только выделения видов
трансформаций, но и существуют различные мнения по поводу того, какие
именно переводческие приемы относить к трансформациям.

60
На основании результатов проведенного анализа, мы полагаем, что
наиболее четко структурированной системой трансформаций является
система В.Н.Комиссарова, поскольку у других переводоведов наблюдается
некоторая нелогичность в выделении видов трансформаций.
Таким образом, в дальнейшем изложении результатов нашего
исследования, говоря о трансформациях, мы опираемся на определение и
систему трансформаций по В.Н.Комиссарову. С целью исключить
возможные разночтения в определениях конкретных видов трансформаций,
здесь мы приводим точные определения видов трансформаций, которые
будут упоминаться в дальнейшем. Жирным шрифтом выделены возникшие
несовпадения.
“Транскрипция и транслитерация – это способы перевода
лексической единицы оригинала путем воссоздания ее формы с помощью
букв ПЯ. При транскрипции воспроизводится звуковая форма иноязычного
слова, а при транслитерации его графическая форма (буквенный состав):
skateboarding - скейтбординг
Калькирование – это способ перевода лексической единицы
оригинала путем замены ее составных частей – морфем или слов (в случае
устойчивых словосочетаний) их лексическими соответствиями в ПЯ:
superpower - сверхдержава
Конкретизацей называется замена слова или словосочетания ИЯ с
более широким предметно-логическим значением словом и
словосочетанием ПЯ с более узким значением. В результате применения
этой трансформации создаваемое соответствие и исходная лексическая
единица оказываются в логических отношениях включения.
Dinny waited in a corridor which smelled of disinfectant – Динни ждала в
коридоре, пропахшем карболкой.

61
Генерализацией называется замена единицы ИЯ, имеющей более
узкое значение, единицей ПЯ с более широким значением, т.е.
преобразование, обратное конкретизации.
He visits me practically every week-end. – Он ездит ко мне почти
каждую неделю.
Модуляцией или смысловым развитием называется замена слова или
словосочетания ИЯ единицей ПЯ, значение которой логически выводится
из значения исходной единицы. Наиболее часто значения соотнесенных
слов в оригинале и переводе оказываются при этом связанными причинно-
следственными отношениями.
I don’t blame them. – Я их понимаю.
Членение предложения – это способ перевода, при котором
синтаксическая структура предложения в оригинале преобразуется в две
или более предикативные структуры ПЯ.
The annual surveys of the Labour Government were not discussed with
the workers at any stage, but only with the employers. - Ежегодные обзоры
лейбористского правительства не обсуждались среди рабочих ни на
каком этапе. Они обсуждались только с предпринимателями.
Объединение предложений – это способ перевода, при котором
синтаксическая структура в оригинале преобразуется путем соединения
двух простых предложений в одно сложное. Эта трансформация – обратная
по сравнению с предыдущей.
The only thing that worried me was our front door. It creaks like a bastard.
– Одно меня беспокоило – наша парадная дверь скрипит как
оголтелая.
Грамматическая замена – это способ перевода, при котором
грамматическая единица в оригинале преобразуется в единицу ПЯ с иным
грамматическим значением.

62
He is a poor swimmer – Он плохо плавает.
Антонимический перевод – это лексико-грамматическая
трансформация, при которой замена утвердительной формы в оригинале на
отрицательную форму в переводе или, наоборот, отрицательной на
утвердительную сопровождается заменой лексической единицы ИЯ на
единицу ПЯ с противоположным значением.
Nothing changed in my home town. - Все осталось прежним в моем
родном городе.
Экспликация или описательный перевод – это лексико-
грамматическая трансформация, при которой лексическая единица ИЯ
заменяется словосочетанием, эксплицирующим ее значение, т.е. дающим
более или менее полное объяснение или определение этого значения на ПЯ.
conservationist - сторонник охраны окружающей среды
Компенсация – это способ перевода, при котором элементы смысла,
утраченные при переводе единицы ИЯ в оригинале, передаются в тексте
перевода каким-либо другим средством, причем необязательно в том же
самом месте текста, что и в оригинале.
You could tell he was very ashamed of his parents and all, because they
said “he don’t” and “she don’t” and stuff like that.
Было видно, что он стесняется своих родителей, потому что они
говорили “хочут” и “хочете” и все в таком роде” [20].
Определения отдельных видов трансформаций по Л.С.Бархударову
практически совпадают с вышеприведенными определениями по
В.Н.Комиссарову, поэтому мы не приводим здесь определения
трансформаций по Л.С.Бархударову. Основное отличие системы
Л.С.Бархударова состоит в базовом членении трансформаций на типы.
В.Н.Комиссаров проводит первичное разделение трансформаций на
лексические, грамматические и комплексные лексико-грамматические, а

63
Л.С.Бархударов разделяет трансформации по другому принципу: на
замены, перестановки, добавления, опущения. Поскольку далее в работе
Л.С.Бархударова ―Язык и перевод‖ по существу подробно рассматривается
только один тип – замены, возникают сомнения в изначально оптимальном
членении видов трансформации. Необходимо, тем не менее, отметить, что
представленные Л.С.Бархударовым виды и примеры грамматических замен
чрезвычайно интересны и полезны для иллюстрации жанрово-стилевых
различий между языками.
П.Ньюмарк рассматривает трансформации (methods) несколько по
иному. Под перемещением (transference) он понимает процесс
заимствования слова (иначе говоря, транслитерацию) и транскрипцию.
Процедура натурализации (naturalization) по П.Ньюмарку соответствует
российскому термину ―освоение слова‖, то есть не только приведение его к
написанию буквами алфавита языка перевода, но и созданию нормальной
парадигмы. Примером такого слова в русском языке может служить слово
“таксист”, имеющее все грамматические формы, которые и должно иметь
слово, относящееся ко второму склонению (мужской род). Отметим, что
слово “такси” так и остается неосвоенным.
Там, где В.Н.Комиссаров выделяет один вид: калькирование,
П.Ньюмарк выделяет целых три: сквозной перевод (калькирование),
переводческая метка (от сквозного перевода отличается кавычками) и
компонентный анализ (калькирование слова или словосочетания по
частям).
Понятие модуляции уходит своими корнями в определение этого
явления Ж.Вине и Ж.Дарбельне: ―Модуляция представляет собой
варьирование сообщения, чего можно достичь, изменив угол или точку
зрения. Например: Il n‟a pas hеsitе – He acted at once. (Он не стал медлить
– Он отреагировал моментально) [96]. Это определение модуляции не

64
совсем совпадает с пониманием модуляции у В.Н.Комиссарова, хотя
базовая концепция одна и та же.
При этом у П.Ньюмарка не ясны различия между модуляцией и
культурным эквивалентом. Так, например, П.Ньюмарк приводит в качестве
примера культурного эквивалента (замены реалии одного языка на реалию
другого языка, снабжая последнюю географическим определением) „Palais
Bourbon‟ – „The French Westminster‟, а в качестве примера модуляции
„Athens of the North‟ – „Edinburgh‟, не определяя, в чем же состоит разница
между этими двумя видами трансформаций (методов). В данном случае это
было бы весьма желательно, поскольку на первый взгляд эти
трансформации функционально не различаются.
Кроме того, П.Ньюмарк выделяет несколько видов эквивалентов, в
том числе культурный и функциональный. И опять разница между ними
весьма незначительна. Сравним вышеупомянутый культурный эквивалент
по П.Ньюмарку с функциональным эквивалентом: „baccalaureat‟ – „French
secondary school leaving exam‟. Возможно, более уместно было бы отнести
данный пример к типу экспликаций (пусть даже с пометой
―функциональная экспликация‖), но такой вид трансформаций в
классификации П.Ньюмарка отсутствует.
Система трансформаций, представленная В.В.Кабакчи, охватывает
только те преобразования, которые касаются культурных реалий. Среди
этих преобразований есть уже описанные выше заимствование
(транслитерация и транскрибирование), калькирование, межкультурные
аналоги и описательный оборот (и тот, и другой вид преобразований
соответствуют определению экспликации у В.Н.Комиссарова), замена
видового термина родовым (генерализация). Кроме этих видов
В.В.Кабакчи выделяет совершенно особые, характерные для передачи
реалий, трансформации: ономастизация существительных (когда оно из

65
разряда имен нарицательных переходит в разряд имен собственных,
например слово „Hermitage‟ в английском языке может значить и
“убежище”, и “Эрмитаж” (в С.Петербурге), локализация универсального
культурного термина (“венский вальс”, “гималайский тигр”), и
межкультурный номинативный симбиоз (когда у заимствованного слова
появляется постоянный спутник – ближайший родовой термин: “стиль
ретро”, “суп харчо”, “сыр рокфор”. Со временем необходимость в таком
своеобразном семантическом ―костыле‖ отпадает) [17].

66
1.8. ПЕРЕВОДЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ

Помимо наработанных за многовековую историю перевода


переводческих трансформаций существуют и другие переводческие приемы,
применение которых также приводит к появлению лексических
несовпадений, а именно прием лексических добавлений (top manager –
менеджер высшего звена) и прием лексических опущений (marketing
communications manager – менеджер по маркетингу).
Необходимо отметить, что при применении этих приемов утрата или
обретение отдельных деталей уменьшает количество общих в своем значении
лексических единиц, но не всегда снижает точность перевода, поскольку
техника добавлений не производит ―приращений к семантическому
содержанию сообщения‖, а опущения ―не вызывают значительного
уменьшения объема информации‖ [80].
К приемам перевода относятся и упоминаемые у П.Ньюмарка
переводческие пометы и примечания, но они не являются предметом
исследования в настоящей работе.
Несмотря на существующее понимание переводческих проблем и
наработанный веками переводческой деятельности багаж переводческих
приемов, на сегодняшний день еще не разработана единая система
лексических несовпадений в переводе, которая создала бы базу для
последующей разработки механизма отделения переводческих ошибок от
закономерных переводческих преобразований, хотя определенные попытки в
этом направлении и были сделаны.

67
1.9. ОБ ИСТОРИИ ВОПРОСА ПЕРЕВОДЧЕСКИХ
НЕСОВПАДЕНИЙ
Вопрос переводческих несовпадений относительно мало исследован в
переводоведении. Это чрезвычайно затрудняет работу переводчиков-
практиков, поскольку обнаружение в переводе лексических несовпадений с
оригиналом часто становится поводом для обвинения переводчика в ошибке.
При этом переводческим ошибкам уже посвящено большое количество книг,
статей и докладов, в то время как ситуации, когда несовпадения ошибками не
являются, рассматриваются редко. Этот ключевой аспект в оценке качества
перевода в настоящий момент нуждается в серьезном внимании
исследователей.
Р.К.Миньяр-Белоручев – один из немногих переводоведов, который
уделяет серьезное внимание проблеме лексических различий между текстом
оригинала и перевода. Ссылаясь на работы Дж.Миллера, он указывал, что
сравнение исходного и переводного текстов практически всегда выявляет
наличие непереданной и прибавочной информации. Разрабатывая теорию
несоответствий, Р.К.Миньяр-Белоручев вводит следующий термин для
ключевого положения теории: "Несоответствием в переводе называется
некоторое количество непереданной или добавленной информации,
вычленяемой в виде либо непереведенного речевого отрезка в исходном
тексте, либо добавленного речевого отрезка в переводном тексте‖ [36]. Такая
информация в каждом несоответствии группируется в так называемые кванты
— некоторое количество взаимосвязанной и представляющей собой с точки
зрения анализируемых текстов одно смысловое целое информации.
Подчеркивая, что исходный и переводной тексты, как правило, не
совпадают по количеству и качеству информации, Р.К.Миньяр-Белоручев
предлагал различать закономерные и ошибочные изменения количества
информации.

68
По его мнению, точные методы этой теории позволяют объективно
оценивать то, что называют смысловыми ошибками в переводе, к которым
относят расхождения в содержании исходных и переводных текстов. Эти
расхождения обычно классифицировались как
* искажения (ложная интерпретация смысла определенных единиц
речи),
* неточности (недостаточно полная передача содержания отдельных
единиц речи) и
* пропуски,
что, по мнению Р.К.Миняра-Белоручева, является некорректным
подходом, поскольку данная классификация не достаточно
дифференцирована и мало способствует объективной оценке качества работы
переводчика. Поэтому Р.К.Миняр-Белоручев предложил свой подход к оценке
степени сохранения информации.
Рассмотрим основные положения теории несоответствий Р.К.Миньяра-
Белоручева.
Первое положение. При сравнительном анализе исходного и
переводного текстов с целью выделения несоответствий учитывается только
несовпадающая семантическая информация.
Второе положение. Вся несовпадающая информация, вычлененная в
результате сравнительного анализа текстов, подразделяется на информацию
непереданную и информацию прибавочную.
Третье положение. Несовпадающая информация вычленяется в виде
содержащих ее речевых отрезков исходного или выходного текста.
Четвертое положение. Несовпадающая информация
классифицируется не только на информацию непереданную и прибавочную,
но и в зависимости от ее коммуникативной ценности на информацию

69
ключевую, или уникальную, дополнительную, уточняющую, повторную и
нулевую.
Пятое положение. Вычлененные как несоответствия отрезки
исходного (непереданная информация) и переводного (прибавочная
информация) текстов содержат только одну информацию той или иной
коммуникативной ценности.
В зависимости от того, в каком тексте отрезок вычленен, каждое
несоответствие предстает в виде кванта непереданной или прибавочной
информации. Р.К.Миньяр-Белоручев выделяет следующие виды квантов:
* непереданной ключевой информации,
* непереданной дополнительной информации,
* непереданной уточняющей информации,
* непереданной повторной информации,
* непереданной нулевой информации,
* прибавочной ключевой информации,
* прибавочной дополнительной информации,
* прибавочной уточняющей информации,
* прибавочной повторной информации,
* прибавочной нулевой информации.
Шестое положение в работах Р.К.Миньяра-Белоручева формулируется
по разному. В работе 1976 г. оно звучит как: ―Закономерности процесса
перевода определяются на основе повторяющихся типичных несоответствий‖
[35], а в работе 1996 г. как ―Определение закономерностей процесса перевода
осуществляется при помощи слоговой величины‖ [36].
Концепция Р.К.Миньяра-Белоручева является чрезвычайно важной для
теории перевода в целом, поскольку она вплотную связана с проблемой
оценки качества перевода. Указывая, что отнюдь не всякое добавление или
опущение является смысловой ошибкой (в работе 1976 г. это указание

70
отсутствовало, что давало повод для критики такого оценочного подхода),
Р.К.Миньяр-Белоручев создал базу для построения более четкой структуры
переводческих несовпадений и более глубокого исследования причин их
возникновения.
К сожалению, в системе Р.К.Миньяра-Белоручева мало внимания
уделяется тем переводческим несовпадениям, которые не приводят к
информационным различиям между текстом на ИЯ и текстом на ПЯ. Кроме
того, определенная линейность этого подхода не позволяет учитывать такие
явления как передача одной и той же информации разными средствами в
разных языках, когда смысл передается на уровне предложения.
Иллюстрация передачи этого явления приводится Е.Я.Проскуриной
[43] на примере двух переводов одной фразы из ―Алисы в стране чудес‖: Your
hair wants cutting. - 1. Ваши косы ножниц просят. Здесь переводчик
реализует импликацию: если у человека выросли волосы, ему пора стричься,
и этот вариант перевода легко членится на информационные кванты. 2.Что-
то ты слишком обросла. Другой переводчик считает возможным
вербализовать пресуппозицию или причину. В этом случае приходится
признать, что смысл всего предложения в обоих случаях передан верно, хотя
при делении предложения (особенно второго) на информационные кванты
будут обнаружены и кванты непереданной, и кванты прибавочной
информации.
Р.К.Миньяр-Белоручев указывает на субъективную основу
существующего разделения смысловых ошибок в переводе на искажения,
неточности и пропуски. Действительно, наличие субъективного компонента в
данной классификации несомненно. Вместе с тем предлагаемая
Р.К.Миньяром-Белоручевым теория несоответствий с ее понятиями
неопределенной и прибавочной информации, сведенной к разным видам
квантов, также не может полностью исключить влияние субъективного

71
фактора. Несомненным достоинством этой теории является уже заложенная в
систему квантов градация их по смысловой важности, однако, в то же время,
столь разветвленная квантовая система делает ее трудноприменимой на
практике для оценки качества перевода.
Поскольку настоящее исследование охватывает более широкий класс
переводческих несовпадений, т.е. включает в себя все расхождения
лексических единиц между текстом оригинала и текстом перевода,
объединяя в себе и те, что являются ошибками, и те, что приводят к
незначительному искажению информационного содержания оригинала, и
те, что не приводят к искажению информационного содержания оригинала,
в качестве ключевого термина был выбран термин ―несовпадение‖,
отличный от термина Р.К.Миньяра-Белоручева ―несоответствие‖. При этом
основной интерес представляли те несовпадения, которые не приводят к
серьезным искажениям информационного содержания оригинала.
C целью разработки общей системы переводческих несовпадений,
разграничивающей оправданные несовпадения от неоправданных, было
предпринято исследование, результаты которого изложены в следующей
главе.

72
ГЛАВА II
ТИПЫ И ВИДЫ ПЕРЕВОДЧЕСКИХ
НЕСОВПАДЕНИЙ

2.1. ПОНЯТИЕ ЕДИНИЦЫ ПЕРЕВОДА


Исследование переводческих несовпадений было проведено с
помощью компьютерной системы анализа параллельных текстов PARWIN.
Для обеспечения максимальной эффективности такой работы требовалось
четкое определение единицы перевода.
Единицы перевода можно выделять различными способами.
В.Н.Комиссаров [19] рассматривает четыре таких метода выделения
единиц перевода:
1. Единица перевода определяется как минимальная единица текста
оригинала, выступающая в процессе перевода в качестве самостоятельной
единицы. Процесс перевода развертывается во времени, и переводчик
делит текст оригинала на единицы перевода.
2. Единица перевода — минимальная языковая единица текста
оригинала, переводимая как одно целое в том смысле, что в тексте
перевода нет языковых единиц воспроизводящих значение составных
частей данной единицы перевода, если таковые у нее имеются.
3. Единица перевода — минимальный набор лексем или граммем ИЯ,
который можно поставить в соответствие с некоторой лексической или
грамматической категории ПЯ.
4. Единица перевода определяется как минимальная единица
содержания текста оригинала, воспроизводимая в тексте перевода.
В данном исследовании подход к единице перевода был более
формализован, и единицей перевода считался "минимальный отрезок

73
исходного английского текста (слово или словосочетание), переводимый
как целое в том смысле, что для него в соответствующем русском сегменте
нет лексических единиц, передающих лексическое значение составных
частей выделенной единицы, если она является словосочетанием" [49].
Коротко о системе PARWIN: она позволяет работать с двумя
независимыми текстами, в которых могут выполняться выборки
фрагментов текста, связываемые между собой. В дальнейшем эти выборки
могут подвергаться лемматизации.

Таким образом, в процессе обработки текста в системе PARWIN


были созданы лексические массивы англо-русских пар и выделены
несовпадения, изучение которых и является целью данного исследования.

74
2.2. ПОНЯТИЕ ПЕРЕВОДЧЕСКОГО НЕСОВПАДЕНИЯ

Определение переводческого несовпадения в настоящей работе


выведено из определения соответствия в работе В.Н.Комиссарова, где
единицей соответствия считается единица языка перевода, регулярно
используемая для перевода данной единицы языка оригинала. Поэтому,
несовпадениями в данном исследовании считаются лексические единицы в
тексте перевода, которым нет соответствия в оригинале, лексические
единицы оригинала, которым нет соответствия в переводе, а также
несловарные, ситуативные замены лексических единиц оригинала на иные
лексические единицы в переводе.
Необходимо подчеркнуть, что понятие переводческого несовпадения
в данной работе шире понятия переводческого несоответствия в работе
Р.К.Миньяра-Белоручева, где оно равносильно понятию переводческой
ошибки, когда в результате применения неверно выбранного
переводческого эквивалента происходит значительное искажение
информации. В настоящем исследовании понятие переводческого
несовпадения включает в себя не только такие явления как переводческие
ошибки и неточности, но и расхождения, обусловленные различиями
между структурными и узуальными нормами ИЯ и ПЯ.
Известно, что в процессе перевода происходят два взаимно
компенсирующих процесса: сокращение объема информации (компрессия
текста) и экспликация импликационала (эксплицитная передача
имплицитного смысла высказывания), поэтому в ходе исследования
определяется не только процентное соотношение типов несовпадений и
объем прироста текста перевода, но и степень сохранения информации в
процессе перевода. Поэтому необходимо подчеркнуть особую роль
несовпадений при оценке качества перевода. Как уже неоднократно

75
отмечалось, при оценке качества нужно уметь оценить, имеет ли критик
перевода дело с ошибкой или с намеренным переводческим
преобразованием, поскольку всегда существует соблазн либо списать все
переводческие неточности на сверхзадачу переводчика, либо обвинить
переводчика в неадекватном использовании переводческих
преобразований, искажении информации, содержавшейся в тексте
оригинала.
С целью упорядочить систему оценки качества перевода в рамках
данного исследования изучаются переводческие несовпадения, создается
классификация типов и видов переводческих несовпадений, приводятся
примеры, и для каждого конкретного несовпадения, обнаруженного в
процессе исследования, определяется степень искажения информации и
определяется допустимость появления каждого обнаруженного
несовпадения.

76
2.3. КЛАССИФИКАЦИЯ НЕСОВПАДЕНИЙ

Исследование по выявлению типов переводческих несовпадений и


определения допустимости их появления было проведено на материале
оригиналов и переводов Договора о Европейском Союзе [Ист. 1,7], эссе
Ч.Сноу ―Сталин‖, выполненного двумя разными переводчиками
(В.Мисюченко и В.Кондратенко) [Ист. 3, 4, 6], и эссе Дж.Оруэлла
―Привилегия духовных пастырей‖ [Ист. 2, 5].
Обнаруженные в ходе исследования несовпадения были
сгруппированы по трем основным типам: приращения, опущения, замены.
Под приращением понимается появление в переводе лексической
единицы, которой нет соответствия в оригинале.
Под опущением понимается отсутствие соответствия лексической
единице оригинала.
Под заменой понимается замещение в переводе лексической единицы
оригинала на такую лексическую единицу, которая не относится к числу
регулярных соответствий исходной лексической единицы оригинала, т.е.
такое переводческое преобразование, где переводческий эквивалент с
крайне малой вероятностью будет являться таковым для данной единицы
оригинала в ином контексте.
Явление приращений (в работах некоторых исследователей они
иногда называются дополнениями), опущений (в работах некоторых
исследователей они иногда называются пропусками) и замен
рассматривалось в работах таких известных переводоведов как
В.Н.Комиссаров, Л.С.Бархударов в рамках вопроса переводческих
трансформаций и приемов, но развернутая классификация переводческих
несовпадений приводится впервые.

77
Среди типов несовпадений были выделены виды. Каждому типу
несовпадения посвящен отдельный раздел. При разделении на виды в
качестве дифференцирующего фактора была принята причина появления
несовпадения. Кроме того, в каждом конкретном случае, для каждого
переводческого несовпадения, было определено, имеет ли место изменение
объема передаваемой информации.
Примеры выделяются курсивом, а несовпадения – жирным шрифтом.
Мы хотели бы также отметить, что иногда в ходе исследования в
одном предложении были обнаружены несовпадения разных типов. В этом
случае каждое из них рассматривается в своем подразделе, а текст примера
повторяется. Также в связи с тем, что некоторые предложения в Договоре о
Европейском Союзе чрезвычайно длинны – иногда даже более одной
страницы – в ряде случаев при демонстрации контекста несовпадения эти
предложения приводятся не полностью.
Переводческие ошибки были выделены в отдельную группу.

2.3.1. ПРИРАЩЕНИЕ

2.3.1.1. Уточнение
Уточнение — передача имплицитных элементов содержания
оригинала.
Данный вид приращений достаточно распространен в англо-русских
переводах. Как уже было сказано ранее, русский язык обладает меньшей
степенью имплицитности, поэтому при переводе с английского языка на
русский часто требуются более развернутые конструкции. Кроме того,
одной из причин широкого распространения уточнений являются
несовпадающие фоновые знания у реципиентов оригинального и

78
переводного текстов. Таким образом, в каждом конкретном случае
применения уточнения переводчик может преследовать особые цели.
The Council shall, acting by a qualified majority on a recommendation
from the Commission, and having considered any observations which the
Member State concerned may wish to make, decide after an overall
assessment whether an excessive deficit exists.
Совет, рассмотрев по рекомендации Комиссии все соображения
заинтересованного государства-члена по данному вопросу,
принимает после всесторонней оценки решение квалифицированным
большинством, подтверждающее или отрицающее наличие
избыточного бюджетного дефицита. (Договор о Европейском
Союзе)
Здесь необходимо отметить, что в русском языке слово дефицит
используется несколько чаще, чем в английском, является обычным для
бытового общения и, как следствие, используется в большем количестве
контекстов. В свете этого в переводе необходимо уточнение: для
русскоязычного реципиента дефицит не обязательно значит
“бюджетный”. Что касается уточнения “по данному вопросу”, то его
появление продиктовано законами русского языка. Добавление
информации при этом минимально и не противоречит требованиям,
предъявляемым к точности перевода юридических документов.
Perhaps deliberately, someone began to talk of Dostoevsky.
Кто-то из присутствующих, возможно, с целью завел разговор о
Достоевском. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Кондратенко)
Данный случай представляет собой введение уточнения без
добавления информации. Такое решение переводчика было продиктовано
частично желанием окончательно прояснить ситуацию и частично –
соображениями соблюдения ритмики текста. Кроме того, эта мера

79
отвлекает от другого неудачно подобранного переводческого эквивалента:
“deliberately – с целью”.
Необходимо отметить, что когда у переводчика нет возможности
использовать компактное уточнение, как это было сделано в двух
вышеперечисленных случаях, обычно прибегают к такой мере, как
примечание переводчика.
DETERMINED to promote economic and social progress for their peoples,
within the context of the accomplishment of the internal market and of
reinforced cohesion and environmental protection, and to implement
policies ensuring that advances in economic integration are accompanied
by parallel progress in other field…
ПОБУЖДАЕМЫЕ содействовать экономическому и социальному
прогрессу своих народов в том, что касается завершения
формирования единого внутреннего рынка, укрепления сплоченности
и защиты окружающей среды, а также претворять в жизнь
политику, гарантирующую прогресс в других областях, по мере
дальнейшего развития экономической интеграции… (Договор о
Европейском Союзе)
Уточнение “единого” вносит в текст перевода небольшой оттенок
значения, который можно считать добавлением информации,
исключающим всякую возможность двоякого толкования фразы. Это
обычное явление для юридических документов. Кроме того, как уже было
сказано выше, более высокая степень имплицитности английского языка по
сравнению с русским языком заставляет переводчиков вносить в текст
уточнения с целью добиться адекватного понимания фразы оригинала. Но,
если при переводе юридического текста основная цель переводчика точно
передать информацию, исключить разночтения и соблюсти специфические
стилистические требования языка перевода, то при переводе

80
художественного текста серьезную роль также играют несовпадающие
поля фоновых знаний носителей языка оригинала и перевода, которые
необходимо учитывать. Сравним:
Unanimity shall be required for measures under this paragraph which
constitute a step back in Community law as regards the liberalization of the
movement of capital to or from third countries.
Для принятия по этому параграфу мер, которые являются шагом
назад в праве Сообщества в отношении либерализации движения
капитала в третьи страны и из них, требуется единогласное
решение Совета. (Договор о Европейском Союзе)

It may, however, form chambers each consisting of three of five judges,


either to undertake certain preparatory inquiries or to adjudicate on
particular categories of cases in accordance with rules laid down for these
purposes.
Однако он может создавать отделения из своих членов, по три или
пять судей в каждом, для проведения ряда предварительных мер по
подготовке судебного разбирательства или рассмотрения
некоторых категорий дел в соответствии с процедурой, специально
разработанной для этой цели. (Договор о Европейском Союзе)
и
True, he saw Great Russia, not only with the eyes of the poor, but with the
eyes of a minority nation - rather as the young Lloyd George saw England.
Правда, на Великороссию он смотрел глазами не только бедняка, но и
нацмена, почти так же, как молодой валлиец Ллойд Джордж
смотрел на Англию. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Мисюченко)
Легко увидеть, что уточнения, внесенные переводчиком в текст
перевода ―Договора о Европейском Союзе‖, направлены на четкую
передачу информации, в то время как уточнение в переводе эссе ―Сталин‖

81
сообщает русскому читателю, что Ллойд Джордж не был англичанином,
поскольку это может оказаться неизвестным для него. Однако необходимо
отметить, что уточнения с целью соблюдения информационной точности не
чужды и художественным переводам:
It is sensible to wonder whether the records have been correctly
interpreted.
Зададимся вопросом, верно ли были проинтерпретированы
имеющиеся факты из жизни Сталина. (Ч.Сноу “Сталин” пер.
В.Кондратенко)
Причин, по которым в переводах художественных текстов
появляются уточнения, в целом значительно больше, чем в переводах
юридических. Очевидно, что, налагая жесткие рамки на точность передачи
информации, юридический текст одновременно освобождает переводчиков
от необходимости добиваться создания такого текста перевода, который бы
по своим показателям связности и благозвучности мог бы конкурировать с
текстами на языке оригинала. В свою очередь ―свобода‖ переводчиков
художественных произведений в выборе средств передачи мысли
оригинала предъявляет к ним жесткие требования по соблюдению
особенностей языка перевода.
Рассмотрим несколько примеров:
The circulating libraries of Tiflis were forbidden.
Посещать библиотеки Тифлиса или записываться в них
семинаристам запрещалось. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Мисюченко)
Пользоваться же городскими публичными библиотеками
семинаристам было запрещено. (Ч.Сноу “Сталин” пер.
В.Кондратенко)
Более близкий к оригиналу перевод мог бы создать впечатление
полного отсутствия библиотек в Тифлисе, что привело бы к потере

82
основного смысла предложения, и, очевидно, что к этому выводу
независимо пришли два переводчика.
Появление некоторых уточнений вызвано законами различной
сочетаемости в русском и английском языках.
…if history hadn‟t clicked and the plans come off.
Если бы в механизме истории что-то не щелкнуло - и планы их
осуществились. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Мисюченко)
He wanted someone who knew at, first hand what the depths of the Russian
population were feeling, what their potentialities were.
Ленин хотел иметь рядом с собой такого человека, который не с
чужих слов знал бы настроения и чувства всех слоев российского
народа и их потенциал. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Мисюченко)
В первом случае с целью сохранить значение слова “click - щелкать”
переводчик был вынужден перенести его на слово “механизм”, поскольку в
русском языке история щелкать не может. Второй случай особенно типичен
для англо-русских переводов, поскольку в русском языке глагол “хотеть”
вне сексуального контекста обычно требует расшифровки.
At once, as though he had been waiting for a signal, Stalin was leaning
across, eyes full on him.
Тотчас, словно по сигналу, Сталин перегнулся через стол и впился в
Леонова взглядом. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Мисюченко)
Это еще один пример несовпадающей сочетаемости русских и
английских глаголов. Интересно, что при переводе этого предложения оба
переводчика поступили совершенно одинаково:
В тот же миг словно ждавший какого-то сигнала Сталин перегнулся
через стол и уставился на Леонова. (пер. В.Кондратенко)
Еще одна характерная особенность русского языка – требование
плавных смысловых переходов между предложениями, т.е. наличие

83
логических связок – стимулирует появление уточнений, которые,
одновременно уточняя информационное содержание, несут на себе именно
эти функции:
He was sitting on Gorky's right hand; saying very little, but fixing each of
the party in turn, so Leonov thought, with a yellow-eyed sideways glance.
И в тот вечер он сел по правую руку от Горького, говорил очень
мало, но, как казалось Леонову, пронзал каждого из собравшихся
острым взглядом желтых глаз. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Мисюченко)
Здесь, выполняя функции логической связки, словосочетание “и в
тот вечер” одновременно напоминает, что для Сталина было
несвойственно сидеть во главе стола.
Leonov was also involved in cosmogonic theories.
Оказалось к тому же, что Леонов погружен в космогонические
теории. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Мисюченко)
Необходимость описать процесс возникновения разговора,
подчеркнуть, что не автор (Ч.Сноу) был его инициатором, привела
переводчика к мысли начать предложение с уточнения.
I really wanted to talk about his novels, which I knew well and admired.
Честно говоря, мне больше хотелось поговорить о его романах,
которые я знал и которыми восхищался. (Ч.Сноу “Сталин” пер.
В.Кондратенко)
Здесь введение уточнения обусловлено сразу несколькими
причинами: необходимостью создать логическую связку между этим и
предыдущим предложениями, желанием переводчика усилить значение
слова “really”, переведенного в данном случае как “больше” и более четко
передать истинные желания автора очерка.
Вместе с тем следует отметить, что большая часть уточнений в тексте
перевода появляется все же из-за необходимости компенсировать более

84
высокую степень имплицитности английского языка по сравнению с
русским. В ходе исследования было обнаружено достаточно много таких
примеров:
He made neat corrections in green and red pencil.
Сталин собственноручно делал пометки в рукописях зеленым и
красным карандашом. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Кондратенко)
Сталин аккуратно вносил в рукописи исправления зеленым и красным
карандашом. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Мисюченко)
В данном случае переводчики проявили редкое единодушие (при
переводе простых слов “neat” и “corrections” есть расхождения).
Отсутствие же данного уточнения оставляло бы неясным, куда именно
Сталин вносил исправления.
He knew, more completely than any westerner, the role of the nineteenth-
century writers as an unofficial opposition.
Он намного глубже, чем любой представитель Запада, осознал роль
писателей XIX века как оппозиции существующему режиму. (Ч.Сноу
“Сталин” пер. В.Кондратенко)
Это уточнение является факультативным, хотя его нельзя
классифицировать как совершенно избыточное.
He may have wished he hadn't, when Lenin arrived three weeks later.
Возможно, он пожалел об этом, когда спустя три недели в Россию
прибыл Ленин. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Кондратенко)
Скорее всего он пожалел об этом три недели спустя, когда из-за
границы возвратился Ленин. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Мисюченко)
Действия двух независимых переводчиков доказывают
необходимость наличия обстоятельства в данном предложении. Интересно,
что один из них выбрал то, которое отвечало на вопрос куда, а второй –
откуда. Вместе с тем, очевидно, что обстоятельство в данном случае

85
действительно необходимо, чтобы подчеркнуть отсутствие влияния Ленина
на произошедшие события.
Take away the skulls, ants, lobsters, telephones and other paraphernalia,
and every now and again you are back in the world of Barrie, Rackham,
Dunsany and Where the Rainbow Ends.
Уберите черепа, муравьев, морских раков, телефоны и прочие
атрибуты - и вы опять и опять возвращаетесь в мир Барри,
Ракхэма, Дансани и сказок «Где кончается радуга». (Дж.Оруэлл
“Привилегия духовных пастырей”)
Уточнение “сказок” чрезвычайно важно для правильного понимания
всей фразы. Введение этого слова объясняет истоки творчества Дали и
одновременно избавляет переводчика от необходимости разъяснять, что
Барри и Дансани – известные романисты и драматурги, чьи работы
объединяет частое обращение к сказочным мотивам, а Ракхэм – художник,
прославившийся своими иллюстрациями для детских книг.
Таким образом, очевидно, что отсутствие уточнений в тексте
перевода подчас может порождать разночтения разного рода, и,
следовательно, их существование в тексте оправдано. Данную концепцию
подтверждает тот факт, что неоднократно никоим образом не связанные
между собой переводчики приходили к одним и тем же решениям.

2.3.1.2. Структурное развертывание


Структурное развертывание — выражение значения одной
лексической единицы оригинала двумя единицами перевода, в основном из
стилистических соображений.

86
...or, alternatively, the excess over the reference value is only exceptional
and temporary and the ratio remains close to the reference value;
...или, напротив, когда превышение над контрольной величиной
является случайным и временным, и отношение продолжает
оставаться близким к контрольной величине; (Договор о
Европейском Союзе)
Жанр русских официальных документов предполагает некоторую
―увесистость‖ конструкций: вместо одного глагола здесь мы видим два.
Замена одного глагола двумя или замена глагола на словосочетание
глагол+существительное (по типу “help - оказывать помощь” (такое
сочетание типично, но в материале исследования не встретилось)) – весьма
распространенный тип структурных развертываний и чрезвычайно
характерная черта русских официальных документов. Такое явление редко
встречается при художественном переводе.
Throughout the Treaty:…
По всему тексту Договора:…

These activities of the Member States and the Community shall entail
compliance with the following guiding principles: stable prices, sound
public finances and monetary conditions and a sustainable balance of
payments.
Эта деятельность государств-членов и Сообщества должна
укрепить согласие относительно следующих руководящих принципов:
стабильные цены, здоровое состояние государственных финансов и
валюты, устойчивый платежный баланс.

Where, in exceptional circumstances, movement of capital to or from third


countries cause serious difficulties.

87
В тех случаях, когда под давлением исключительных обстоятельств,
движение капитала в третьи страны или из них вызывает серьезные
затруднения.

The Provisions referred to in (a) and (b) of paragraph 1 shall be laid down
during the transitional period.
Положения подпараграфов (а) и (b) параграфа 1 должны быть
установлены в переходный период.

The Coordinating Committee consisting of senior officials set up by Article


K.4 of the Treaty on European Union shall contribute, without prejudice to
the provisions of Article 151, to the preparation of the proceedings of the
Council in the fields referred to in Article l00c.
Координационный комитет высших должностных лиц, создаваемый
согласно статье К.4 Договора о Европейском союзе, должен
содействовать, без ущерба для положений статьи 151, подготовке
текущей работы Совета по вопросам, изложенным в статье 1О1с.

The members of the Commission shall, in the general interest of the


Community, be completely independent in the performance of their duties.
Члены Комиссии полностью независимы в выполнении своих
обязанностей, действуя в общих интересах Сообщества.

The Member States and the other institutions of the Community may bring
an action before the Court of Justice to have the infringement established.
Государства-члены и другие органы Сообщества могут обратиться
с иском в Суд, чтобы засвидетельствовать факт этого нарушения.
(Договор о Европейском Союзе)
По всем этим примерам видно, что появление в тексте структурных
развертываний не вносит каких-либо информационных приращений, а
только способствует соблюдению требований официального стиля,

88
обязательных для русских юридических документов. Игнорирование этих
особенностей русского языка может привести к снижению прагматического
эффекта документа. Интересно, что в большей части примеров
добавленными элементами являются существительные, а единственное
обнаруженное деепричастие – побочный эффект изменения порядка слов в
предложении.
В художественных текстах структурные развертывания содержатся
только в предложениях с элементами официального стиля (и это снова
существительные):
А. For he belonged to a literary generation, the first after the revolution,
that suffered many deaths in the coming purges.
…так как именно – поколение писателей, первое после революции, к
которому он принадлежал, понесло наибольшие жертвы в период
последовавших чисток. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Кондратенко)
Б. True, he saw Great Russia, not only with the eyes of the poor, but with
the eyes of a minority nation – rather as the young Lloyd George saw
England.
Что правда, то правда – он смотрел на великую Россию глазами не
только бедняка, но и глазами представителя национального
меньшинства. Так же, как смотрел на Англию Ллойд Джордж.
(Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Кондратенко)
При переводе предложения Б, другой переводчик – В.Мисюченко –
решил отказаться от официального “представитель”, что моментально
привело к снижению стиля:
Правда, на Великороссию он смотрел глазами не только бедняка, но и
нацмена, почти так же, как молодой валлиец Ллойд Джордж
смотрел на Англию. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Мисюченко).

89
Выбор данных эквивалентов весьма характерен с точки зрения
стратегий, которых придерживались переводчики. Этот вопрос будет
рассмотрен в следующей главе.

2.3.1.3. Логическое развертывание


Логическое развертывание – выражение значения одной лексической
единицы оригинала двумя или более единицами перевода, обусловленное
необходимостью более четких логических связок в русском языке.
Основное предназначение логических развертываний –
реконструирование смысловых связей. В ходе настоящего исследования
было также обнаружено немало примеров этого вида приращений.
For the purposes set out in Article 2, the activities of the Community shall
include, as provided in this Treaty and in accordance with the timetable set
out therein…
Для достижения провозглашенных в статье 2 целей деятельность
Сообщества, осуществляемая в соответствии с условиями и
сроками, которые предусмотрены настоящим Договором,
включает… (Договор о Европейском Союзе)
The sky darkened through the trees outside the dining-room window.
Сквозь деревья за окном было видно, как сгущаются сумерки.
(Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Кондратенко)
Логические развертывания встречаются как в юридических, так и в
художественных текстах с целью создания связного, понятного,
стилистически выдержанного текста.
Sholokhov was lucky enough to produce the first two parts of And Quiet
Flows the Don when he was very young.

90
Шолохову повезло, что он успел издать первые два тома "Тихого
Дона", когда был совсем молодым. (Ч.Сноу “Сталин” пер.
В.Мисюченко)
Дословный перенос столь характерной для английского языка
глагольной конструкции в русский перевод невозможен без ущерба смыслу
предложения.
We were sitting round the familiar green big table, with Ivan Ivanovich
Anisimov at the head and young research students far away in the middle
distance.
Собрались мы за знакомым покрытым зеленым сукном столом, во
главе которого восседал Иван Иванович Анисимов, поодаль, на
средней дистанции, держались молодые научные сотрудники.
(Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Мисюченко)
В данном случае переводчику потребовалось ввести в предложение
два дополнительных глагола, иначе предложение оказалось бы
перегруженным существительными.
Trotsky's was a very rare phenomenon, a Jewish landowner.
отец Троцкого - редчайший случай в среде евреев - землевладельцем.
(Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Мисюченко)
Притяжательный падеж в английском языке реализуется
родительным в русском с обязательным присутствием того слова, к
которому относится притяжательный падеж в английском предложении.
His short phase of romantic Georgian nationalism was long since over.
Короткий период его увлечения грузинским национализмом давно
кончился к тому времени. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Кондратенко)
Здесь восстановлена логическая структура предложения: русский
язык не позволяет использовать такую степень компрессии смысла.

91
Thirty-five years later rigidly respectable officers and civil servants of
parlamentary democracies were planning exactly the same thing on a
gigantic scale, and with the same obsessive secrecy.
Тридцать пять лет спустя глубоко уважаемые офицеры и
гражданские деятели, представляющие парламентские
демократии, планировали осуществить то же самое в гигантском
масштабе. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Кондратенко)
Обычно предлог “of” при переводе на русский язык передается
падежом, однако в данном случае этого недостаточно для полноценной
передачи смысла. Русское слово “деятель” требует дополнительной связки
со словом “демократия”, поскольку между ними не существует
устоявшейся логической связи.
Необходимо отметить, что хотя логические развертывания во многом
похожи на структурные развертывания (и, безусловно, имеют сходную
природу) и уточнения у них все же существует ряд отличий. От
структурных развертываний их отличает необходимость для соблюдения
логических связей в предложении, в то время как структурные
развертывания являются стилеобразующим компонентом. От уточнений
логические развертывания отличаются тем, что не вносят никакой
дополнительной информации в текст высказывания и являются по
существу строевыми элементами. Таким образом, если уточнения можно
считать элементами смыслового уровня, структурные уточнения –
стилевого, то логические развертывания – это элементы грамматики.
Основная функция всех этих элементов – языковое посредничество, т.е.
передача смысла оригинала средствами языка перевода.

2.3.1.4. Интенсификация

92
Интенсификация — появление лексического элемента, усиливающего
значение одного из элементов контекста. Этот вид приращений более
характерен для художественных текстов.
Stalin kept idiosyncratic hours, and Leonov had been invited to come late
at night.
Сталин придерживался очень своеобразного распорядка дня, и
Леонов получил приглашение приехать поздно ночью. (Ч.Сноу
“Сталин” пер.В.Мисюченко)
Появление слова “очень” в данном случае продиктовано желанием
переводчика внести большую эмоциональную окраску, поскольку текст
Сноу для русского читателя несколько суховат. Этот тип приращений
характерен для художественных текстов. Бывают случаи (и именно этот не
исключение), когда помимо функции интенсификации этот вид
приращений несет на себе и другие функции. В данной ситуации появление
этого слова продиктовано и требованиями соблюдения ритмики и
благозвучности текста, что немаловажно для художественной литературы.
Появление приращений такого типа вызвано различными способами
реализации экспрессивной функции в русском и английском языках.
Исследователями уже отмечалось, что удельный вес эмоционально
экспрессивных средств в английском языке ниже, чем в русском [7].
Поэтому для достижения аналогичного экспрессивного эффекта в тексте
перевода с английского на русский используется большее количество
эмоционально окрашенных лексических единиц.
For that place and function they have had to pay the complementary price,
often of suppression, sometimes of death.
За это особое место и предназначение писателям приходилось
платить дополнительную цену, зачастую в виде репрессий, а порой –
в виде собственной жизни. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Кондратенко)

93
За свое место и за свое значение советским писателям приходится
расплачиваться: частенько - ущемлением гражданских прав, порой -
жизнью. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Мисюченко)
Оба переводчика сочли необходимым усилить при переводе значение
местоимения “that”, но сделали это с помощью разных лексических
единиц, которые, тем не менее, несут одну и ту же функцию.
But, in his hard and sober fashion, he put those romanticisms aside: later
on, he identified himself more completely with Great Russia than Lloyd
George ever did with England.
Жестко и трезво он отбросил романтизм в сторону и в дальнейшем
всегда ассоциировал себя с великой Россией в большей степени, чем
Ллойд Джордж когда-либо связывал себя с Англией. (Ч.Сноу
“Сталин” пер. В.Кондратенко)
В данном случае переводчик решил использовать интенсификацию с
целью подчеркнуть идею автора о неразрывности интересов Сталина и
России.
Leonov was also involved in cosmogonic theories.
Леонов также серьезно увлекается космогоническими теориями.
(Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Кондратенко)
Здесь слово “серьезно” компенсирует несколько легковесный
характер слова “увлекается”, выбранного в качестве переводческого
эквивалента слову “involved”.
For he belonged to a literary generation, the first after the revolution, that
suffered many deaths in the coming purges.
… так как именно поколение писателей, первое после революции, к
которому он принадлежал, понесло наибольшие жертвы в период
последовавших чисток. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Кондратенко)

94
В этом примере слово “именно” является компенсацией отсутствия в
русском языке неопределенного артикля, который в английском языке
позволяет четко определить логический центр предложения.
it will be a long time before a Soviet factory worker, much less a worker on
the land, has any approach to the material life of his American counterpart.
Скажем, пройдет очень много времени, прежде чем советский
заводской рабочий, не говоря уж о труженике-земледельце, получит
доступ к материальной жизнеобеспеченности своего американского
коллеги. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Мисюченко)
Необходимость внесения определенного эмоционального оттенка
привела к появлению интенсификации в этом предложении.
but their real demand of every artist is that he shall pat them on the back
and tell them that thought is unnecessary.
они требуют, что бы каждый художник похлопывал их по плечу и
говорил, что мыслить вовсе не обязательно. (Дж.Оруэлл
“Привилегия духовных пастырей”)
Слово “вовсе” в переводе уравновешивает первую и вторую часть
предложения, подчеркивая фамильярный характер ситуации.

2.3.1.5. Трансформационное приращение


Трансформационное приращение – приращение, образовавшееся в
результате применения переводческих трансформаций. Существует
достаточно большое количество переводческих трансформаций (их виды
были описаны в первой главе), они часто используются переводчиками,
поэтому неудивительно, что этот вид несовпадений столь распространен,
причем не только в художественных, как это можно было ожидать, но и в
юридических документах.

95
Сегодня у переводоведов нет сомнений в том, что использование
трансформаций является естественной составляющей переводческого
процесса. Поэтому переводческие несовпадения, появившиеся в результате
применения трансформаций, не могут считаться ошибочными, если при
этом не происходит грубого искажения информации, а таких случаев
обнаружено не было.
The Commission shall recommend the methods for the requisite
cooperation between Member States.
Комиссия будет рекомендовать методы, с помощью которых
государства-члены могли бы осуществлять необходимое
сотрудничество. (Договор о Европейском Союзе)
В данном случае трансформация номинативной конструкции в
придаточное предложение вполне допустима. Если бы она не была
произведена, в предложении наблюдался бы явный переизбыток
существительных. Переводчики художественных текстов также иногда
сталкиваются с необходимостью уменьшения числа существительных в
предложении:
Certainly the impressions of his personality in the mid-thirties and later tell
of a sharp-edged change – not exactly of a different man, but of a
transmogrification.
Свидетельства очевидцев середины 30-х и последующих годов
говорят о резких переменах в личности Сталина: не то чтобы
другим стал человек, но преобразился причудливо. (Ч.Сноу “Сталин”
пер. В.Мисюченко)
Здесь появление слова “стал” обусловлено применением
грамматической трансформации, а перевод “transmogrification” двумя
словами “преобразился причудливо” хотя и нельзя считать приращением в
чистом виде, но разбиение значения существительного на сочетание

96
глагола и существительного вызвано теми же причинами, что были
указаны выше.
the Commission shall examine any request made by a Member State that it
submit a proposal to the Council.
Комиссия должна рассматривать любую просьбу государства-члена,
направляемую в качестве предложения в Совет. (Договор о
Европейском Союзе)
В данном случае лексическое приращение образовалось в результате
трансформации придаточного предложения в причастный оборот.
Образовавшаяся конструкция характерна для официального стиля.
either the ratio has declined substantially and continuously and reached a
level that comes close to the reference value;
оно достигло уровня, близкого к контрольной величине в результате
резкого и продолжительного уменьшения; (Договор о Европейском
Союзе)
Здесь трансформация модуляции (между последовательными
действиями образована причинно-следственная связь) привела к
появлению приращения.
Иногда лексические добавления используются с целью передачи в
тексте перевода значений, выражаемых в подлиннике грамматическими
средствами. Такой случай был, в частности, описан в работе
Л.С.Бархударова ―Язык и перевод‖: No one would think now that Millicent
had been the prettier of the two (S.Maugham, Before the Party) – Никто бы
теперь не поверил, что из двух сестер более хорошенькой всегда была
Миллисент. Здесь слово “всегда” использовано для выражения значения
Past Perfect. (Бархударов, 1975, 225)
В ходе настоящего исследования также был обнаружен такой случай:
This speech Leonov never forgot.

97
Этой его речи Леонов никогда не забывал и не забудет. (Ч.Сноу
“Сталин” пер. В.Мисюченко)
В английской фразе содержится инверсия, усиливающее значение
высказывания, кроме того, Past Simple также является усилителем,
поэтому, чтобы сохранить смысловое ударение, переводчику потребовалась
трансформация компенсации.
Нередки случаи перевода одной части речи с помощью другой части
речи. Это явление не представляло бы интереса для нашего исследования,
если бы при этом не появлялись дополнительные слова:
This impressed him so much that he wanted the same performance to go on
in exactly the same fashion for ever.
Впечатление оказалось настолько сильным, что он пожелал, чтобы
то же самое представление в точно такой же постановке шло
вечно. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Мисюченко)
Перевод глагола с помощью существительного вызвал перестройку
всей фразы и привел к появлению дополнительного слова “оказалось”. В
целом эта мера вызвана одной из особенностей английского языка: более
частым, по сравнению с русским языком, использованием местоимений.
At precisely the same interval, seventeen years after the outbreak, another
revolution, the Chinese, starting from different roots, in a quite different
culture, ran into acute internal conflicts.
С тем же самым интервалом, через семнадцать лет, произошла еще
одна революция - китайская. У нее были совсем другие корни, другая
культура, она сопровождалась острыми внутренними конфликтами.
(Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Кондратенко)
В данном случае приращение образовалось в результате
грамматической трансформации одного предложения в два. Сама по себе
трансформация факультативна, но она несколько упрощает читаемость

98
данного предложения. Все же другой переводчик В.Мисюченко решил
обойтись без этой трансформации и сохранить компактность фразы:
Точно через такой же интервал времени, семнадцать лет после
первой вспышки, еще одна революция, китайская, возросшая из иных
корней и совершенно в иной культуре, втянулась в острые
внутренние конфликты.
Нельзя, тем не менее, не заметить, что при применении этой
трансформации В.Кондратенко несколько изменен смысл, точнее угол
зрения на смысл, предложения, поэтому придирчивый критик вправе
оценить эту трансформацию как относительно неудачный для данного
контекста переводческий прием.

2.3.1.6. Вынужденный повтор


Вынужденный повтор — повтор, образовавшийся из-за различий в
моделях управления в русском и английском языках. В данном случае
искажения информации не происходит.
…to assert its identity on the international scene, in particular through the
implementation of a common foreign and security policy including the
eventual framing of a common defence policy, which might in time lead to
a common defence;
…способствовать утверждению его индивидуальности на
международной арене, особенно путем осуществления общей
внешней политики и общей политики безопасности, включая
возможное оформление в дальнейшем общей оборонительной
политики, которая могла бы привести со временем к созданию общих
сил обороны; (Договор о Европейском Союзе)

Between his detailed policies and those of his rivals there was a good deal
of overlapping.

99
В скрупулезной политике Сталина и политике его противников было
много сходного. (Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Кондратенко)
В обоих примерах имеет место вынужденный повтор из-за того, что в
соответствии с русской моделью управления в одном случае определение
предшествует определяемому слову, а в другом – следует за ним.
I suspect he felt, in a way no westerner could, the magical efficacy of
literature.
Подозреваю, он чувствовал, как никто на Западе чувствовать не
способен, волшебную силу художественной литературы. (Ч.Сноу
“Сталин” пер.В.Мисюченко)
Stalin himself told Churchill that it was worse - not in terms of lives but of
responsibility than the Hitler war, but that it was inevitable.
Сам Сталин признался Черчиллю: это было хуже (не в смысле
утраченных жизней, а в смысле ответственности) войны с
Гитлером, но было – неизбежно. (Ч.Сноу “Сталин”
пер.В.Мисюченко)
В обоих случаях приращения направлены на исключение
возможности двоякого понимания смысла.
'Now tell me what you want me to do with you! But tell me slowly, looking
me in the eye, with the crudest, the most ferociously erotic words that can
make both of us feel the greatest shame!
Теперь говори, что ты хочешь, чтобы я с тобой сделал! Но говори
медленно, глядя мне в глаза, и говори самыми грубыми, самыми
непристойно эротическими словами, чтобы обоих нас обожгло
величайшим стыдом! (Дж.Оруэлл “Привилегия духовных пастырей”)
Здесь повтор обусловлен грамматической структурой. Между
сказуемым и дополнением был слишком большой разрыв: целых 11 слов
между “говори” и “словами”, если бы не было повторено слово “говори”.

100
2.3.1.7. Ритмическое приращение
Ритмическое приращение — добавление лексических единиц с целью
добиться гармоничного звучания фразы на языке перевода. Этот вид
приращений не встречается в юридических текстах. Очевидно, что
переводчики текстов, где требуется повышенная точность при передаче
информации, не могут использовать этот прием.
А. He was abnormally mature. The main features of the historical Stalin
were already set.
Развит он был не по годам, основные черты Сталина исторического
сложились уже тогда. (Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Мисюченко)
Б. Gorky intervened.
Тут вмешался Горький. (Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Кондратенко)
В. His other disadvantage is a minor but curious one.
Другой недостаток незначителен, но довольно любопытен. (Ч.Сноу
“Сталин” пер.В.Кондратенко)
Г. They had other things to think about.
Им обоим хватало других дел. (Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Кондратенко)
Некоторые ритмические приращения несут на себе дополнительные
функции. Так слово “тогда” в примере А несет на себе функции
интенсификатора, также как и слово “обоим” в примере Г, а “тут” в
примере Б – логической связки между предложениями.
Д. He had concealed those pretty effectively: but – it was a comic weakness
in the precocious master of the underground – he could not conceal his
passion for secular literature.
В то же время – и это была довольно потешная слабость мастера
конспирации – Сталин не сумел скрыть своей страсти к светской
литературе. (Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Кондратенко)

101
Именно эти связи он скрыл весьма умело, однако – несколько
комичная слабость для осторожного мастера конспирации – не
сумел утаить своей страсти к мирской литературе. (Ч.Сноу
“Сталин” пер.В.Мисюченко)
В примере Д оба переводчика с помощью слов “довольно” и
“несколько” решают не только проблему естественного ритмического
звучания фразы, здесь также достигается снижение категоричности
заявления. Отметим, что такая прямолинейность автора английскому
читателю покажется совершенно естественной, а с точки зрения
российской литературной традиции подобное заявление о государственном
деятеле прозвучало бы некорректно, что не соответствует духу
произведения Ч.Сноу.

2.3.1.8. Цитата
Цитата — добавление, образовавшееся в результате приведения
точной цитаты (по правилам перевода цитата должна даваться полностью и
правильно, вне зависимости от того, как ее дает автор).
They couldn't seize power over night.
В ночь едину власть не захватишь. "Пока мы в меньшинстве, мы
ведем работу критики, дабы избавить массы от обмана. Мы не
хотим, чтобы массы нам верили на слово. Мы не шарлатаны. Мы
хотим, чтобы массы опытом избавились от своих ошибок".
This was the moment at which it became the Communist Party.
Настал момент назвать ее Коммунистической партией, название
“коммунистическая” народ поймет. (Ч.Сноу “Сталин”
пер.В.Мисюченко)
Необходимо отметить, что переводчик В.Кондратенко не стал давать
развернутые цитаты, что для перевода данного текста является вполне
оправданным решением. Хотя развернутые цитаты, которые приводит

102
В.Мисюченко, добавляют в перевод определенный колорит и создают
эффект присутствия.
Также следует сказать, что в России проверка цитат относится к
компетенции редактора, а не переводчика. Этот вид приращений не
является монополией художественных текстов, более того, он значительно
более характерен для перевода публицистических текстов.
Приращения в целом являются наиболее распространенным и
разнообразно представленным классом переводческих несовпадений.
Причины их появления кроются в различиях языковой и культурной систем
ИЯ и ПЯ.
Так, по причине большей имплицитности английского языка при
переводе на русский язык требуются более развернутые конструкции. Эта
особенность проявляется как в переводах художественных, так и
юридических текстов.
Структурно схожие логические и структурные развертывания
вызваны различными причинами. Если структурные развертывания
производятся исходя из специфических требований официально-делового
стиля русского языка, то появление логических развертываний
обусловлены всей структурой русского языка, предусматривающей более
четкие логические связки.
Особое внимание в данном разделе уделяется несовпадениям,
появившимся в результате применения переводческих трансформаций, с
помощью которых переводчики преодолевают различия языковых структур
и достигают тождественности смысла высказывания в переводе смыслу
высказывания в оригинале.
В ходе исследования было выяснено, что определенные виды
несовпадений более характерны для одних типов текстов, чем для других.
Например, интенсификации и ритмические приращения были обнаружены

103
в переводах художественных текстов, а структурные развертывания более
характерны для юридических документов.

104
2.3.2. ОПУЩЕНИЕ

2.3.2.1. Компрессия
Компрессия — перевод эксплицитного содержания оригинала в
имплицитную форму перевода, что в основном делается с целью
компенсации за другие добавления в переводе. Поскольку ―в ходе процесса
перевода различные добавления, объяснения и описания… могут
значительно увеличить объем перевода, по сравнению с оригиналом,
переводчик чтобы уравновесить эту тенденцию, стремится к сокращению
общего объема текста перевода, опуская избыточные элементы, где это
возможно в пределах языковых и стилистических норм ПЯ‖ [20].
They shall ensure the implementation of these policies, each in accordance
with its respective powers.
Они обеспечивают осуществление этой политики в соответствии со
своими полномочиями. (Договор о Европейском Союзе)
The Council shall, on a recommendation from the Commission, and having
considered any observations which the Member State concerned may wish
to make...
Совет, рассмотрев по рекомендации Комиссии все соображения
заинтересованного государства по данного вопросу... (Договор о
Европейском Союзе)
В обоих случаях опущенные слова не несли на себе большой
смысловой нагрузки, а скорее являлись стилистическими элементами.
He wanted to talk about Fred Hoyle, and his (Leonov's) own original
ideas.
Он же предпочитал толковать о Фреде Хойле и его (Леонова)
оригинальных воззрениях. (Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Мисюченко)

105
Перевод слова “own” в русском тексте был бы избыточен, поскольку
несет в себе ненужный в данном контекcте элемент интенсификации. Это
слово опускается достаточно часто:
Nearly everyone who met him, his own countrymen or foreigners, saw him
through a haze of hero-worship, fear, or acute hostility.
Почти все встречавшиеся с ним, его соотечественники и
иностранцы, взирали на него либо через пелену героико-почитания,
либо сквозь туман острой вражды. (Ч.Сноу “Сталин”
пер.В.Мисюченко)
Next evening Stalin heard his own name read out as one of tile fifteen
ministers of tile Soviet Government.
На следующий вечер Сталин услышал свою фамилию в оглашенном
списке пятнадцати министров Советского правительства. (Ч.Сноу
“Сталин” пер.В.Мисюченко)
Следующим вечером Сталин услышал свое имя, зачитанным в числе
пятнадцати других, когда объявляли министров Советского
правительства. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Кондратенко)
Иногда прием компрессии используют с целью добиться
удобочитаемости фразы. В этом случае происходят небольшие потери
информации, например:
It might have started at almost any other time.
…он мог бы начаться в любое другое время. (Ч.Сноу “Сталин”
пер.В.Мисюченко)
С таким же успехом он мог бы начаться и в другое время. (Ч.Сноу
“Сталин” пер. В.Кондратенко)
Здесь в обоих переводах осталось непереведенным слово только
“almost” и это не вызвало серьезных смысловых потерь.

106
Как уже говорилось выше, переводчикам часто приходится прибегать
к приему компенсации, чтобы предотвратить избыточный рост объема
текста перевода за счет приращений в переводе. Примером этого явления
может служить следующая фраза:
This party happened after the collectivizations, though before the great
purges.
Уже позади коллективизация, но время чудовищных репрессий еще не
пришло. (Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Мисюченко)
Опущение словосочетания “this party” можно считать компенсацией
за введение в предыдущем предложении “в тот раз”:
Maxim Gorky was there, but I don't think Leonov told me the other names.
В тот раз присутствовал Максим Горький, не уверен, что Леонов
называл мне кого-нибудь еще.
Вместе с тем, мы хотели бы отметить, что этот случай нельзя считать
простой перестановкой, поскольку свободное словосочетание “в тот раз”
хотя и указывает на то же событие, что и “this party”, оно одновременно
несет на себе самостоятельные функции, а именно является логической
связкой между фрагментами повествования.
Как уже говорилось выше, перевод с английского языка на русский
содержит большое количество приращений, вызванных жанрово-
стилистическими различиями, необходимостью компенсации
имплицитности английского текста и другими причинами. Вследствие
этого возникает необходимость одновременной компрессии содержания,
которая производится в основном за счет не самых существенных деталей
повествования:
Sholokhov - once again under the patronage of Gorky - was lucky enough
to produce the first two parts of And Quiet Flows the Don when he was
very young, and so avoid this magisterial editorship

107
Шолохову - опять-таки под покровительством Горького -
посчастливилось очень молодым опубликовать "Тихий Дон", избежав
цензуры диктатора. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Кондратенко)
В данном случае для русского читателя не имеет большого значения
то, сколько именно томов успел издать Шолохов. Решение переводчика
оправдано и тем, что в дальнейшем повествовании упоминание об этом не
имеет никакого развития.
The sky darkened through the trees outside the dining-room window.
Мы ели и пили, за окнами в просветах между деревьями темнело
небо. (Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Мисюченко)
Здесь в переводе снято уточнение, информационные потери
минимальны.
В переводах также часто снимаются упоминания о фактах, широко
известных носителям языка перевода:
He stowed Lenin away with the Alllluyevs (whose daughter soon became
Stalin's second wife) and then in Finland.
Он спрятал Ленина у Аллилуевых, а затем переправил в Финляндию.
(Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Кондратенко)
Русскому читателю хорошо известно, кто такой Аллилуев, и что его
дочь впоследствии стала женой Сталина, поэтому опущение этой части
предложения вполне допустимо. Вместе с тем необходимо отметить, для
соблюдения разумных рамок прироста текста, что в принципе неизбежно
при переводе с английского языка на русский, переводчики, прибегающие
к большому количеству уточнений, вынуждены чаще использовать прием
компенсации. Так, В.Мисюченко, чьи переводческие решения отличаются
большей компактностью, при переводе вышеуказанного предложения не
проводил компенсацию:

108
Он спрятал Ленина у Аллилуевых (их дочь вскоре стала его второй
женой), а затем в Финляндии.
В ходе исследования был обнаружен и прямо противоположный
случай: снятие упоминание о факте, который многое говорит носителю
языка оригинала и ничего – носителю языка перевода.
People like Trotsky, at that time in opposition to Lenin, regarded his
protege rather as Curzon-Baldwin, as a man of the utmost insignificance.
Такие же деятели, как Троцкий, находившиеся в то время в оппозиции
к Ленину, смотрели на его протеже как на очень незначительную
фигуру. (Ч.Сноу “Сталин” пер. В.Кондратенко)
Действительно уточнение “rather as Curzon-Baldwin”, внесенное
автором для создания параллели с событиями в России, никоим образом не
проясняет ситуацию для русского читателя и в данном случае избыточно.

2.3.2.2. Ликвидация повтора


Ликвидация повтора — удаление элементов, оказавшихся
избыточными из-за различий в моделях управления в русском и
английском языках. Этот вид опущений диаметрально противоположен
вынужденному повтору (виду приращений). По данным настоящего
исследования, оба эти вида взаимно компенсируют друг друга, поскольку
встречаются примерно с одинаковой частотой.
…encouraging mobility of students and teachers, inter alia by encouraging
the academic recognition of diplomas and periods of study;
…поощрять мобильность студентов и преподавателей, в том числе
путем признания в научной среде дипломов и сроков обучения;
(Договор о Европейском Союзе)
В данном случае ликвидация повтора необходима для сохранения
целостности русской фразы.

109
encouraging an environment favourable to initiative and to the
development of undertakings throughout the Community, particularly small
and medium-sized undertakings;
содействие созданию благоприятной среды развития повсеместно в
Сообществе предпринимательства, особенно мелкого и среднего;
(Договор о Европейском Союзе)
Отсутствие эквивалента второму “undertakings” не отразилось на
смысле фразы.
Повторы считаются ―дурным тоном‖ в художественных
произведениях на русском языке. То же самое правило распространяется и
на художественные переводы на русский язык, поэтому переводчики
стараются их не допускать.
There - he had to discipline himself to avoid rusting and perhaps, for he too
was human, to avoid despair - he set himself programmes of reading.
Там (человеческое не было чуждо и ему, поэтому, чтобы избежать
деградации или отчаянья, приходилось буквально муштровать себя)
он составлял программы чтения. (Ч.Сноу “Сталин”
пер.В.Мисюченко)
Там он был вынужден дисциплинировать себя: чтобы избежать
умственной деградации и чувства отчаяния, так как ему было не
чуждо человеческое, он составил программу индивидуального чтения.
(Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Кондратенко)
He doubted it before the revolution, and he doubted it more sardonically
afterwards.
Сомневался до революции и - с еще большим сарказмом - после нее.
(Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Мисюченко)
Он сомневался в этом до революции и еще больше - после нее.
(Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Кондратенко)

110
В обоих случаях оба переводчика приняли решение ликвидировать
повтор. Учитывая, что в этих переводах есть и грамматические, и
синтаксические различия, то есть стиль переводчиков нельзя считать
схожим, мы можем сделать вывод, что прием ликвидации повторов
является общим правилом. Более того, ликвидация повторов весьма
желательна, хотя и не всегда возможна. Сравним два варианта перевода
одного и того же предложения:
True, he saw Great Russia, not only with the eyes of the poor, but with the
eyes of a minority nation – rather as the young Lloyd George saw England.
Правда, на Великороссию он смотрел глазами не только бедняка, но и
нацмена, почти так же, как молодой валлиец Ллойд Джордж
смотрел на Англию. (Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Мисюченко)
Что правда, то правда – он смотрел на великую Россию глазами не
только бедняка, но и глазами представителя национального
меньшинства. Так же, как смотрел на Англию Ллойд Джордж.
(Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Кондратенко)
Интересно, что В.Мисюченко сумел избежать повтора слова
“глазами”, хотя и был вынужден повторить слово “смотрел”.
В.Кондратенко этого не сделал, а с целью сгладить впечатление от повтора
провел грамматическую трансформацию, разделив одно предложения на
два, в результате чего получился несколько более длинный и громоздкий
вариант перевода.

2.3.2.3. Трансформационное опущение


Трансформационное опущение — опущения, образовавшиеся в
результате применения переводческих трансформаций.
When he is adolescent a girl falls desperately in love with him.

111
В юного Дали отчаянно влюбляется девушка. (Дж.Оруэлл.
“Привилегия духовных пастырей”)
В данном случае мы видим трансформацию придаточного
предложения в косвенное дополнение, что в этом контексте абсолютно
уместно, и более того – желательно. В результате выпадают четыре слова,
что никак не влияет на информационное содержание фразы.
В ходе исследования выяснилось, что опущения чаще всего
возникают в результате применения приема перемещения лексических
единиц, изменения синтаксической структуры предложения. Как указывал
В.Н.Комиссаров, этот прием ―позволяет использовать ближайшее
соответствие слову оригинала в другом месте высказывания, если по
каким-либо причинам (главным образом, из-за лексической сочетаемости
слов в ПЯ) его нельзя употребить там, где оно стоит в оригинале‖ [20].
Часто в результате такого перемещения возникают потери. Рассмотрим
несколько примеров:
Subject to paragraph 1, the Council shall, on a proposal from the
Commission and after consulting the ECB, acting by a qualified majority
decide on the position of the Community at international level as regards
issues of particular relevance to economic and monetary union and, acting
unanimously, decide its representation in compliance with the allocation of
powers laid down in Articles 103 and 105.
С соблюдением параграфа 1, Совет, по предложению Комиссии и
после консультаций с ЕЦБ, принимает квалифицированным
большинством решение о позиции Сообщества на международном
уровне по вопросам, относящимся в первую очередь к экономическому
и валютному союзу, и единогласное решение, если потребуется
определить его представительство с соответствии со статьями

112
103 и 105 о распределении компетенций. (Договор о Европейском
Союзе)

- the achievement of a high degree of price stability; this will be apparent


from rate of inflation which is close to that of, at most, the three best
performing Member States in terms of price stability;
- достижение высокой степени стабильности цен; это выясняется
при сопоставлении темпов инфляции в данном государстве и, по
крайней мере, в трех государствах-членах, добившихся наибольшей
стабильности цен; (Договор о Европейском Союзе)
Здесь в обоих случаях была изменена синтаксическая структура
предложения, в связи с невозможностью точного переноса структуры
оригинала, поэтому некоторые лексические элементы оказались
непереданными.
He was already a professional revolutionary. His short phase of romantic
Georgian nationalism was long since over.
Краткое романтическое увлечение грузинским национализмом
осталось в далеком прошлом, он стал профессиональным
революционером. (Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Мисюченко)
Здесь трансформация перестановки вызвана особенностью русского
языка ставить главное в конец. В ходе перекомпоновки смысловых частей
абзаца осталось непереведенным слово “already”. Его отсутствие
компенсируется перестроенным порядком повествования.
They were on the same side at the critical meeting of the Central
Committee. This happened on in October, and voted for immediate
revolution.
На решающем заседании 10 октября они приняли одну сторону и
голосовали за немедленную революцию. (Ч.Сноу “Сталин”
пер.В.Мисюченко)

113
В этом случае трансформация (и вследствие этого
трансформационное опущение) также была вызвана особенностями
русского языка, а именно, невозможностью такого большого разрыва
между действиями одних и тех же лиц. Такой случай требовал бы либо
повтора подлежащего, либо тотальной перестройки всей фразы, что и
сделал переводчик.
Несколько реже встречаются опущения, возникшие в результате
применения лексических трансформаций:
I should guess that that harsh intellectual unforgivingness is going to last a
long time.
Склонен думать, что Сталина не простят еще очень долго. (Ч.Сноу
“Сталин” пер.В.Кондратенко)
Здесь была проведена трансформация генерализации, но и она была
вызвана синтаксическими причинами: такое построение фразы для
русского языка нехарактерно. Достаточно сравнить этот вариант с другим
переводом, где синтаксическая структура оригинала сохранена: Могу
предположить, что это жесткое интеллектуальное непрощение будет
длиться долго (пер. В.Мисюченко). Нам представляется, что вариант
В.Кондратенко для российского читателя звучит более естественно.
В целом, большая часть опущений является компенсирующей
реакцией переводчика на приращения в переводе. Переводчики прибегают
к опущениям в основном с целью скомпенсировать неизбежно растущий
объем перевода, стараясь при этом максимально снизить информационные
потери. В этом случае особенно важно глубокое понимание переводчиком
специфики культурного фона языка перевода, поскольку только
обладающий таким пониманием переводчик может оценить избыточные
для потенциального читателя элементы и снять упоминание о них, избежав,

114
таким образом, избыточного прироста текста перевода и перегрузки
читателя ненужными деталями.
Отдельно следует упомянуть об особенностях трансформационных
опущений. Они значительно чаще возникают из-за применения
грамматических трансформаций, чем лексических или лексико-
грамматических, в отличие от трансформационных приращений. Это
доказывает глубокую взаимосвязь лексики и грамматики в языке:
грамматические изменения в процессе перевода могут привести к
изменениям в лексическом компоненте текста перевода.

115
2.3.3. ЗАМЕНЫ
2.3.3.1. Трансформационная замена
Трансформационная замена — замена, произошедшая в результате
применения переводческих трансформаций. Приведенные ниже примеры
иллюстрируют, что трансформационные замены, являясь побочным
продуктом проведения трансформаций, чрезвычайно разнообразны по
своей форме.
The President of the European Central Bank shall present this report to the
Council and to the European Parliament, which may hold a general debate
on that basis.
Председатель Европейского Центрального Банка представляет
этот доклад Совету и Европейскому парламенту, который может
служить основанием для общих дебатов. (Договор о Европейском
Союзе)
В данном случае действие было заменено причиной, проведена
трансформация модуляции. Эта замена вызвана различными законами
сочетаемости английского и русского языков. Поскольку ―большая часть
слов и значений слов ограничены в своих связях внутренними
семантическими отношениями самой языковой системы‖ [8], замены
подобного рода появляются в текстах всех стилей.
The price for our complete literary liberty in the West is that no politic
really believes that in terms of action literature matters.
Цена нашей полной литературной свободы на Западе та, что в
реальности, коль скоро доходит до дела, никто не верит, будто
литература имеет какое-то значение. (Ч.Сноу “Сталин”
пер.В.Мисюченко)
Здесь мы столкнулись с трансформацией генерализации (которая в то
же самое время несет на себе и функцию интенсификатора). В данном

116
случае имеет место незначительное искажение информации. При этом,
необходимо отметить, что более точный перевод не имел бы
запланированного коммуникативного эффекта, поскольку политики в
России не всегда ассоциируются с наиболее влиятельными слоями
общества, и, более того, широкое употребление этого слова в русского
языка относительно ново и несет в себе несколько негативный подтекст.
Чтобы избежать нежелательных оттенков значения, переводчик провел эту
трансформацию.
he cares for his beloved Cossack friends more than for any set of people
alive.
Круг его страстей невелик, но крепок – он любит своих земляков-
казаков больше всего на свете. (Ч.Сноу “Сталин”
пер.В.Кондратенко)
Здесь мы видим еще один случай трансформации генерализации,
вызванный законами сочетаемости.
There was nothing mysterious about his promotion, despite what Trotsky
had to say later: I will deal with that controversy shortly.
В этом продвижении Сталина не было ничего таинственного,
несмотря на то, что несколько позже Троцкий был вынужден
сказать: "Скоро я займусь правовой стороной этого дела". (Ч.Сноу
“Сталин” пер.В.Кондратенко)
В данном случае представлена трансформация конкретизации.
Поскольку одно из значений слова “controversy – правовой спор, процесс”,
вполне уместно было со стороны переводчика уточнить это понятие
посредством развернутой конструкции, хотя у автора это слово
употреблено скорее в значении “инцидент, противоречие”. Единственное,
в чем можно упрекнуть В.Кондратенко, это в многословии. В то же время
В.Мисюченко удалось подобрать более компактный переводческий

117
эквивалент слову “controversy”, принеся в жертву стилистические
ограничения: “В этом продвижении не было ничего таинственного, хотя
позже Троцкому и пришлось обронить: "С этой несуразицей я скоро
разберусь". Таким образом, данную трансформационную замену можно
считать уместным, но не единственно возможным переводческим
решением.
Трансформации конкретизации проводятся не только в
художественных текстах:
In the case of the medical and allied and pharmaceutical professions, the
progressive abolition of restrictions shall be dependent upon coordination
of the conditions for their exercise in the various Member States
В случае медицинских, смежных с ними и фармацевтических
профессий, постепенная отмена ограничений будет зависеть от
выравнивания условий осуществления этих видов профессиональной
деятельности в различных государствах-членах. (Договор о
Европейском Союзе)
Эта замена вызвана различными законами сочетаемости и
объективными трудностями при подборе переводческого эквивалента для
слова “exercise”, которое было переведено как “осуществления” без
специального уточнения.
Возвращаясь к теме компактности переводческих решений, мы
хотели бы отметить, что умеренный прирост текста при переводе всегда
был одним из показателей качества перевода, и излишние добавления
никогда не приветствовались. В последнее время, когда многие компании
создают рекламные материалы на нескольких языках, предпочтение
отдается сопоставимым по длине переводческим эквивалентам, не
нарушающим существующего базового дизайна и верстки. Вот один
пример: фраза из презентационного буклета рекламного агентства на

118
английском языке ―unique solutions for each client” была переведена на
русский как ―мы найдем подход к каждому клиенту”, в связи с тем, что
использование таких длинных слов как “уникальный” было невозможно
из-за особенностей верстки буклета.
Очевидно, что, как уже указывалось в работах современных
западных переводоведов (подробно этот вопрос рассмотрен в главе I),
требования к переводам варьируются и иногда там, где можно
пожертвовать стилистическими соображениями, нельзя пренебречь
компактностью, а иногда – наоборот.
I don't know, but I am prepared to bet that Churchill never met T. S. Eliot,
except perhaps on a formal occasion.
Не знаю точно, но готов поспорить, что Черчилль никогда не
виделся с Т.С.Элиотом, помимо каких-то официальных встреч.
(Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Кондратенко)
В этом случае мы видим трансформацию компенсации, где оттенок
неуверенности перенесен в другую часть предложения. В данной ситуации
это необходимая мера, поскольку на русском языке фраза “я не знаю, но
готов поспорить” звучала бы чрезвычайно легкомысленно и неуместно.
Of Lenin's colleagues he had emerged as the only man fit for the highest
places.
Из всех сподвижников Ленина он оказался единственным, кто
подходил для выполнения труднейших задач. (Ч.Сноу “Сталин”
пер.В.Кондратенко)
Здесь перед нами трансформация модуляции, где объект заменен его
характеристикой, предназначением. В этом случае переводчику удалось
более четко сформулировать достоинства Сталина, однако в то же время
часть смысла была потеряна.
Yet Lenin was a first-class judge of men for functional purposes

119
Однако Ленин был первоклассным ценителем людей с точки зрения их
использования в революционной работе. (Ч.Сноу “Сталин”
пер.В.Кондратенко)
Однако Ленин как никто умел подбирать людей для функциональных
целей. (Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Мисюченко)
Два перевода этой фразы хорошо иллюстрируют принципиальную
вариативность перевода. Оба переводчика провели трансформации, но в
разных частях предложения, в первом переводе – трансформацию
конкретизации, во втором – трансформацию модуляции с элементом
интенсификации. В этом случае снова ярко проявились их индивидуальные
особенности: перевод В.Кондратенко суше и ближе по стилю к оригиналу,
перевод В.Мисюченко более компактен и удобочитаем.
About Stalin he was, of course, right.
В Сталине он не ошибся. (Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Кондратенко)
В Сталине он, конечно, не ошибся. (Ч.Сноу “Сталин”
пер.В.Мисюченко)
Эта замена – продукт антонимической трансформации, оба
переводчика приняли практически идентичные решения.

2.3.3.2. Ситуативная замена


Ситуативная замена – замена лексических элементов с целью
решения конкретной задачи переводчика в данном фрагменте текста. Этот
вид замен характерен для художественных текстов.
Perhaps, if he had remained a private citizen, he would have lived out his
life muttering dark suspicions, inventing reasons why he had not got on.
Может быть, останься он рядовым гражданином, то прожил бы
жизнь, бормоча мрачные укоры и упреки, да выдумывая причины,
помешавшие ему выдвинуться. (Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Мисюченко)

120
Данная замена обусловлена прежде всего законами сочетаемости.
Так, глагол “бормотать” не используется в сочетании с существительным
“подозрения”. Поэтому для передачи значения существительного
“suspicions” были использованы два слова “укоры и упреки”, что частично
обусловлено и соображениями соблюдения ритмичности фразы.
I viewed this with some caution, for I was due back In Moscow at nine, for
more food and drink in Tvardovsky's flat.
В девять часов я должен был вернуться в Москву и дома у
Твардовского вновь сделаться жертвой русского хлебосольства.
(Ч.Сноу “Сталин” пер.В.Мисюченко)
Стиль изложения Ч.Сноу несколько суховат, поэтому чтобы
показать, что Сноу любил Россию, был знаком с русской культурой,
переводчик использует образные лексические средства, что в данном
случае привело к некоторому стилистическому снижению.
However, that is the occupational risk of Slavonic travel.
Тут ничего не попишешь – профессиональный риск
путешествующего по славянским странам. (Ч.Сноу “Сталин”
пер.В.Мисюченко)
В английском языке не требуется плавных переходов между
высказываниями, в то время как в русском это необходимо. Поэтому
замена “Тут ничего не попишешь” в основном несет на себе функции
логической связки.
He wrote a passionate letter to Stalin, saying that these were good people,
simple peasants, many of them real communists, poor Cossacks.
Он написал письмо Сталину, в котором объяснял, что ссылаемые
казаки – простые крестьяне, многие из них – настоящие
коммунисты, и они не сделали ничего плохого. (Ч.Сноу “Сталин”
пер.В.Кондратенко)

121
Более точный перевод эпитета “poor Cossacks” в данном контексте
невозможен ни по смысловым, ни по ритмическим соображениям, поэтому
переводчик решился на такую замену, которая несет на себе одновременно
и функции экспликации, и функции интенсификации.
Замены являются наиболее трудно классифицируемым типом
переводческих несовпадений, поскольку фактически являются
совмещением приращения и опущения в одном предложении, которые
объединяет лишь общая смысловая функция, что и позволяет
классифицировать их как замены. Причины их появления разнообразны: от
бесспорных структурных до индивидуально авторских.

122
2.3.4. ОШИБКИ

Переводческие ошибки выделяются в отдельную группу. К


сожалению, следует сказать, что переводческие ошибки встречаются во
всех типах текстов, в том числе и в переводах юридических документов.
Так, например, были обнаружены следующие ошибки в переводе
Договора о Европейском Союзе:
a system ensuring that competition in the internal market is not distorted...
установление системы, предотвращающей нарушения на внутреннем
рынке...
Пропуск слова в данном случае совершенно не оправдан, поскольку
искажает смысл предложения (ошибочное опущение).
Common rules on competition and approximation of laws...
Общие положения о конкуренции, налогообложении и сближении
законов...
Появление данного слова никак не было обусловлено контекстом и,
следовательно, является ошибочным приращением.
Subject to the provisions of paragraph 8, these recommendations shall not
be made public.
При условии соблюдения положений параграфа 8, эти рекомендации
не должны быть преданы гласности.
В данном случае произошла неадекватная, ошибочная замена. Смысл
предложения был иным: В соответствии с положениями параграфа 8 эти
рекомендации не должны быть преданы гласности.
Был отмечен также случай пропуска целой статьи, что, возможно,
является не ошибкой переводчика, а вызвано техническими причинами.
Не избежал ошибок в своем переводе и В.Кондратенко (эссе Ч.Сноу
―Сталин‖). Вот, например, некоторые из них:

123
But Stalin was a loyal and profound admirer, certainly a good listener,
probably taciturn himself and occasionally harshly witty.
Сталин был верным и основательным почитателем, несомненно
хорошим слушателем, возможно, довольно молчаливым и временами
неожиданно остроумным.
Слово “harshly” не содержит в себе значения неожиданности, скорее
речь идет о резком, может быть даже слегка грубоватом юморе.
Trotsky they can understand: he was the sort of man of action intellectuals
would like to be…
Троцкого они могли понять: он был человеком действительно
интеллектуального склада, таким, каким хотелось бы стать
каждому представителю интеллектуального труда…
Здесь полностью потеряно указание на то, что Троцкий был
человеком действия, в результате смысл фразы значительно искажен.
That was how Churchill accepted him – as differing only in the scale of
ruthlessness, not in its kind, from other pantocrators.
Именно так и воспринимал его Черчилль, сравнивая с другими
лидерами не по шкале доброты, а по шкале жестокости.
В этом примере перепутаны значения слова “kind”, которое,
безусловно, может означать и “добрый”, но в этом контексте имеется
ввиду именно качественные отличия Сталина (или вернее отсутствие
таковых) от других правителей. В.Мисюченко, в частности, перевел эту
фразу совершенно иначе:
Таким его и воспринимал Черчилль: для него Сталин отличался от
других автократов лишь мерой безжалостности, но не наличием ее.
Таким образом, подробный анализ несовпадений позволяет выделить
среди них ошибочные и сделать выводы о качестве перевода. К сожалению,
ошибки встречаются в переводах текстов самых различных жанров, и даже

124
профессиональная редактура не всегда является гарантированной защитой
от появления ошибок.
Вместе с тем необходимо различать ошибки по степени искажения
содержания текста, поскольку далеко не все ошибки одинаковы.
Лингвистами уже неоднократно предпринимались попытки создания
классификации ошибок, с целью определить их влияние на конечный
результат перевода.
Здесь необходимо отметить, что если для лингвиста понимание того,
что не все ошибки равноценны и одинаково влияют на текст перевода, то
для человека далекого от лингвистики это далеко не так. Поэтому создание
подобных классификаций необходимо в первую очередь для людей,
сталкивающихся с переводом, но не имеющих языкового образования.

125
2.4. СТАТИСТИКА ВСТРЕЧАЕМОСТИ ПЕРЕВОДЧЕСКИХ
НЕСОВПАДЕНИЙ В РАЗЛИЧНЫХ ТИПАХ ТЕКСТОВ

Таблица №4. Сводные данные встречаемости переводческих


несовпадений в различных типах текстов
Тип несовпадения Договор ЕС Сталин Сталин Привиле
В.Мисюче (в сокр.) гия
нко В.Кондра духовных
тенко пастырей
Объем текста 39956/ 13362/ 12063/ 3988/
оригинала/перевод 29606 11881 10974 3265
а в словах
Объем текста 191990/ 77267/ 68159/ 22403/
оригинала/перевод 194744 80832 75044 22182
а в знаках

Приращения к % к % к % к %
- - - -
в в в в
о о о о
Уточнения 2 23.6 8 30. 7 2 1 1
7 8 7 63 5 3. 0 1.
5 5
9 0
Структурные 1 12.2 3 1.0 1 3.
развертывания 4 8 6 1 4
6
Логические 1 10.5 3 11. 3 1 1 1
развертывания 2 3 3 62 9 2. 0 1.
2 5
6 0
Интенсификация 2 1.76 3 11. 2 7. 7 8.
4 97 4 5 0
5 5
Трансформационны 9 7.89 1 4.2 6 1. 1 1.
е 2 2 8 1
9 5
Вынужденный 1 0.88 2 0.7 2 0. 1 1.
повтор 0 6 1
3 5
Ритмические 3 1.0 8 2. 6 6.
6 5 8
1 9
Цитаты 3 1.0
6
Ошибочные 3 2.63 3 0.
9
4
Опущения
Компрессия 2 18.4 6 24. 7 2 3 4

126
1 2 9 30 3 2. 7 2.
9 5
6 3
Ликвидация 2 1.76 3 1.0 2 0.
повтора 6 6
3
Трансформационны 2 1.76 6 2.1 3 0. 5 5.
е 1 9 7
4 5
Ошибочные 7 6.14 1 0.
3
1
Замена
Трансформационны 9 7.89 1 5.9 2 6. 1 1.
е 7 9 1 6 1
0 5
Ситуативная замена 1 0.88 1 3.8 3 1 9 1
1 7 5 1. 0.
0 3
1 3
Ошибочные 4 3.50 1 0.3 1 4.
5 5 7
2
ВСЕГО 1 100 2 10 3 1 8 1
1 8 0 1 0 7 0
4 4 8 0 0

В таблице №4 представлены данные по изменению лексического и


знакового объема текста перевода по сравнению с текстом оригинала, а
также данные встречаемости различных видов несовпадений, их общее
количество на конкретный перевод, и процентное соотношение по каждому
виду.
Изменения в лексическом и знаковом объеме перевода будут более
подробно рассмотрены в главе III, но все же отметим, что значительное
уменьшение знакового объема в переводе В.Кондратенко на фоне большого
количества объемных приращений произошло за счет крупных
редакторских изъятий.
В целом, анализ статистических данных, приведенных в таблице №4,
позволяет нам сделать несколько важных выводов:
 Доминирующими видами несовпадений являются уточнения и
компрессии, что иллюстрирует протекание двух

127
взаимокомпенсирующих процессов в переводе: экспликации
имплицитного (уточнения) и компрессию избыточного
(компрессия).
 Принадлежность текста к функциональному стилю определяет
допустимое количество несовпадений: в юридических документах
несовпадения встречаются значительно реже, чем в
художественных. В художественном тексте 1 несовпадение
приходится приблизительно на 50 слов оригинала, а в
юридическом – 1 несовпадение на 300 слов оригинала.
 На количество и типы несовпадений оказывают влияние не только
особенности языка и культуры, но и индивидуальная стратегия
переводчика.
 Наличие ошибочных несовпадений может служить основанием для
предъявления претензий к качеству перевода, но окончательный
вывод о влиянии переводческих ошибок на конечный результат
перевода можно сделать только после анализа степени искажения
сообщения этими ошибками.

128
ГЛАВА III
КОЛИЧЕСТВО И КАЧЕСТВО НЕСОВПАДЕНИЙ В
СОВРЕМЕННОЙ ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ

3.1. ВЛИЯНИЕ СУБЪЕКТИВНОГО ФАКТОРА НА КОЛИЧЕСТВО И


КАЧЕСТВО НЕСОВПАДЕНИЙ

Российские исследователи В.А.Кухаренко [28], П.Р.Палажченко [40],


А.Д.Швейцер [55] неоднократно указывали, что субъективный фактор,
присутствующий в переводческой деятельности, оказывает влияние на
выбор стратегии перевода.
Воздействие этого фактора неизбежно даже при переводе
юридических и технических текстов: когда один большой текст
переводится разными переводчиками, необходимо привлечение редактора с
целью нивелировать возможные различия в терминологии и синтаксисе.
Особенно же ярко влияние личности переводчика проявляется в
художественном переводе.
В ходе исследования двух переводов эссе Ч.Сноу ―Сталин‖ нам
представилась возможность наблюдать влияние различных переводческих
стратегий на конечный результат перевода. Именно на примере
переводческих несовпадений ярко проявились различия между теми
задачами, которые поставили себе переводчики В.Мисюченко и
В.Кондратенко.
Перевод В.Мисюченко характеризуется чрезвычайной лексической и
синтаксической близостью к оригиналу, что для традиции перевода
художественной литературы на русский язык является чрезвычайно
интересным феноменом. Именно по этой причине различия в объеме текста
оригинала и перевода В.Мисюченко меньше среднестатистических. Это

129
явление, безусловно, не очень типично и является индивидуальной
особенностью переводчика. Перевод В.Кондратенко, напротив, выполнен с
использованием большого количества трансформаций, часто встречаются
уточнения, иногда избыточные. Рассмотрим пример:
Secular literature in the seminary was allowed only if sanctioned by the
monks. The circulating libraries of Tiflis were forbidden. Stalin could not
resist using one.
В семинарии подобную литературу можно было читать лишь с
позволения монахов, пользоваться же городскими публичными
библиотеками семинаристам было запрещено, тем не менее Сталин
не устоял перед соблазном стать читателем одной из них.
(В.Кондратенко)
Мирская литература допускалась в семинарии только с разрешения
монахов. Посещать библиотеки Тифлиса или записываться в них
семинаристам запрещалось. Сталин, не в силах преодолеть
искушение, в одну записался. (В.Мисюченко)
Как мы видим, В.Кондратенко объединил три предложения в одно, а
В.Мисюченко перенес в перевод структуру оригинала. Несомненно, что оба
варианта вполне допустимы и имеют право на существование, однако
вариант В.Мисюченко доказывает, что структура английских предложений
не всегда требует глобальной структурной перестройки и вполне может
быть перенесена в русский текст. Также интересна разница в подходе
переводчиков к переводу словосочетания “circulating libraries”, словарное
значение которого содержит следующее объяснение “библиотека,
имеющая отдел абонемента”, т.е. библиотека, в которой выдают книги на
руки. Не имея возможности без ущерба для звучания фразы дать точное
значение словосочетания, В.Мисюченко пошел по пути компрессии
информации: “посещать библиотеки”, поскольку под словом

130
“библиотека” в России обычно понимается именно такая библиотека, в
которой есть и отдел абонемента, и читальный зал, а В.Кондратенко,
наоборот, внес уточнение в текст. В большинстве случаев эти стратегии в
переводах В.Мисюченко и В.Кондратенко преобладают.
При сравнении двух переводов выделялись более удачные варианты,
менее удачные и просто ошибочные.
Вот пример, где фигурируют вполне конкурентоспособные варианты
перевода, однако следует отметить, что В.Мисюченко и здесь верен свой
стратегии максимальной близости к оригиналу:
He still could not completely understand the bad times.
Он все еще не в силах во всей полноте осознать, понять то дурное
время. (В.Мисюченко)
Он до сих пор не может осмыслить происходившее в те годы.
(В.Кондратенко)
В нижеследующем примере перевод В.Мисюченко представляется
более удачным:
However, that is the occupational risk of Slavonic travel.
Тут ничего не попишешь – профессиональный риск путешествующего
по славянским странам. (В.Мисюченко)
Собственно, именно в этом заключается профессиональный риск
писателя при посещении славянских стран (В.Кондратенко).
Здесь первый переводчик счел необходимым ввести в текст
развернутую фразу с целью создания плавного перехода, более
характерного для русского текста. Второй переводчик в свою очередь внес
уточнение: “профессиональный риск писателя”. В принципе, оба
добавления являются факультативными. Во втором переводе конец фразы
получился тяжеловатым и даже несколько официозным.

131
В результате анализа переводов стало ясно, что переводчики по-
разному понимали свои сверхзадачи. Так, по нашему мнению, если
В.Мисюченко видел своей задачей создание образа Ч.Сноу как человека,
любящего Россию, прекрасно разбирающегося в ее истории и культуре, то
переводчик В.Кондратенко воспринимал Ч.Сноу прежде всего как
репортера, четко описывающего события. В рамках своей задачи
В.Кондратенко избегает всякого рода отклонений от нейтрального тона.
The records will be so much of a palimpsest that it will be next, door to
impossible to write the history:
Письменные свидетельства будут настолько искажены, что будет
невозможно написать подлинную историю… (В.Кондратенко)
Не будут ли свидетельства новой эпохи писаться поверх тщательно
выскобленных летописных пергаментов поры минувшей, так что
станет практически невозможно писать историю? (В.Мисюченко)
Здесь посредством более точной передачи значения слова
“palimpsest” В.Мисюченко сохраняет и даже несколько преувеличивает
пафос высказывания, прибегая также к дословному переводу выражения
“to write the history”. В.Кондратенко наоборот передает глубинный смысл
высказывания, что делает фразу более стилистически нейтральной.
В.Мисюченко видел свою задачу иначе. У Ч.Сноу было немало
друзей в Советском Союзе, ему было хорошо известно, сколько
прекрасных людей загубила сталинская паранойя и авторитарный режим.
Вероятно, ему было отнюдь непросто создать бесстрастный рассказ об
одном из самых жестоких лидеров XX века. Очерк Ч.Сноу ―Сталин‖
подчеркнуто аналитичен, поскольку написан не для нас, а для
соотечественников писателя, с целью показать опасность бесконтрольной
абсолютизированной власти. В.Мисюченко стремился сделать автора
немного ближе к нам, чем это показано в очерке. Можно много спорить о

132
том, имеет ли право переводчик на такие шаги, но результат очевиден:
перевод В.Мисюченко легко читается и вызывает симпатию к человеку,
написавшему этот очерк о Сталине. Мы с удивлением отмечаем, что и
люди, не знакомые лично ни с самим героем очерка, и не испытавшие
лично на себе ужасы сталинского времени, способны не только понять, но
талантливо связать в единое целое разрозненные известные фрагменты
российской истории.
С целью приблизить к нам автора очерка В.Мисюченко часто
применяет более разговорные выражения, чем это предполагал автор.
It was like living through a plague.
Пережить то время было равноценно тому, что выжить во время
чумы. (В.Кондратенко)
Это было - как чуму пережить. (В.Мисюченко)
Здесь стилистически нейтральное “it was like living through a plague”
превращается в официальное и лексически избыточное (“пережить –
выжить”) высказывание у В.Кондратенко и эллиптически-эмоциональное
– у В.Мисюченко.
Хотя требования к переводу художественного текста, ставящие во
главу угла ―адекватность эмоционального воздействия‖, допускают
достаточно большой спектр изменений, которые переводчик может вносить
в текст перевода, по сравнению с текстом оригинала, как в лексическом и
синтаксическом, так и стилевом отношении, переводчику все же не следует
слишком далеко уходить от текста оригинала. К сожалению, перевод
В.Кондратенко содержит в себе достаточно большое количество
смысловых неточностей:
And yet, even on simple prosaic physical details, it is abnormally hard to
arrive at any objective facts.

133
Трудность создания портрета Сталина заключается в том, что
даже при помощи простых черт его внешности невероятно трудно
приблизиться к объективным фактам его биографии.
Вариант перевода В.Кондратенко может удивить внимательного
читателя, поскольку серьезные историки не полагаются на описание
внешности при выяснении деталей биографии. Сравним с переводом
В.Мисюченко:
И все же, когда речь заходит о нем, невероятно трудно отыскать
какие-либо объективные данные даже о простых, прозаических,
внешних деталях.
Этот вариант перевода более точно передает смысл оригинала.
В переводе В.Кондратенко встречаются и другие искажения.
He knew as much about conspiracies as any man alive.
Знал Сталин и о заговорах, не меньше, чем любой другой человек,
живущий на земле.
Смысл фразы искажен с точностью до наоборот. В переводе
В.Мисюченко эта фраза передана правильно: Сталин… в заговорах
разбирался как никто. Действительно, уравнивание Сталина со всеми
остальными людьми в вопросе знаний о заговорах явно не соответствует
действительности.
В переводе В.Кондратенко были обнаружены и другие ошибки.
Of Lenin's colleagues he had emerged as the only man, Trotsky excepted,
fit for the highest places.
Из всех сподвижников Ленина он оказался единственным, и Троцкий
признал это, кто подходил для выполнения труднейших задач.
Ирония ошибки заключается в том, что два предыдущих абзаца
повествуют о недоумении Троцкого по поводу возвышения Сталина.
Видимо, слово “excepted” было перепутано со словом “accepted”.

134
Externally he was faced by the prospect, not the probability but the
certainty, of imminent war.
Он знал об опасностях авторитарного правления и имел со стороны
внешнего окружения Советского Союза не то что вероятную, а
вполне определенную перспективу неизбежности войны.
Вместо одного слова здесь в качестве уточнения появляется целых
семь. Для сравнения посмотрим, как ту же фразу перевел В.Мисюченко:
…извне ему грозила отнюдь не вероятная, а весьма определенная
перспектива неизбежной войны.
В переводе В.Кондратенко иногда встречаются и совсем
необъяснимые варианты перевода.
He must have believed it but it was about as sensible as saying that the
English working class in the sixties was far to the left of Bertrand Russell.
Должно быть, он так и считал, но утверждать такое было
равноценно тому, что говорить, будто взгляды рабочего класса
Англии левее, чем взгляды Франки Казинса в 60-е.
Почему Бертран Рассел превратился во Франки Казинса, и была
допущена перестройка фразы, в результате которой обстоятельство
времени было вынесено в самый конец, остается неясным. Для сравнения
приведем перевод В.Мисюченко: Он, должно быть, и верил в это, хотя
смысла тут не больше, чем в утверждении, будто рабочий класс Англии
60-х годов гораздо левее Бертрана Рассела.
Вместе с тем следует отметить, что есть и случаи, где В.Кондратенко
предлагает более удачные варианты, а иногда встречаются случаи
смешанного успеха, когда одна часть фразы лучше удается одному
переводчику, а вторая – другому.
…with the singular exception of Hammarskjold, who was a sport…

135
Хаммаршельд, игрушка в руках судьбы – единичное исключение.
(В.Мисюченко)
…за единственным исключением Хаммаршельда, оказавшегося белой
вороной (В.Кондратенко)
Здесь в переводе В.Мисюченко допустил избыточную логическую
натяжку: в тексте оригинала нет указаний на то, что отличия
Хаммаршельда от остальных политиков обусловлены стечением
обстоятельств. Возможно, на такой вариант перевода оказал влияние тот
факт, что Даг Хаммаршельд занимал пост Генерального секретаря ООН в
чрезвычайно сложный период отношений между сверхдержавами, СССР и
США, а также то, что он трагически погиб во время вооруженного
конфликта в Африке. Но необходимо отметить, что текст Ч.Сноу не
содержит непосредственных указаний на эти факты.
Few young men would have that capacity for dissimulation or steely self-
restraint.
Немногие молодые люди смогли так, как он, водить всех за нос или
так сурово сдерживать себя. (В.Кондратенко)
Немногим молодым людям даруется подобная открытость или
железная выдержка. (В.Мисюченко)
Здесь в переводе В.Мисюченко неверно передано значение слова
“dissimination”. Перевод В.Кондратенко значительно ближе к исходному
смыслу оригинала, хотя и произведена значительная перестройка фразы и
упущен условный аспект.
For example, it will be a long time before a Soviet factory worker, much
less a worker on the land, has any approach to the material life of his
American counterpart.
Например, потребуется немалый срок, прежде чем советский
индустриальный рабочий сможет приблизиться к уровню

136
материального благосостояния своего американского коллеги.
(В.Кондратенко)
Скажем, пройдет очень много времени, прежде чем советский
заводской рабочий, не говоря уж о труженике-земледельце, получит
доступ к материальной жизнеобеспеченности своего американского
коллеги. (В.Мисюченко)
Здесь у В.Кондратенко лучше передано значение “has any approach to
the material life” – “приблизиться к уровню материального
благосостояния”, но пропущено “much less a worker on the land”, т.е. нет
никакого упоминания о “труженике-земледельце”, которое есть у
В.Мисюченко.
Осознание необходимости адекватно переносить значение оригинала
на язык перевода, заставляет переводчика вести поиск более точного
переводческого эквивалента. В качестве примера можно привести переводы
обоих переводчиков слова “understand”. Поскольку из контекста очевидно,
что это слово несколько отличается от стандартного эквивалента
“understand – понять, понимать”, то В.Мисюченко перевел “understand”
как “осознать, понять”, реализовав значение “understand” посредством
русских парных синонимов, а В.Кондратенко – как “осмыслить”,
применив более компактный вариант.
Несмотря на наличие переводческих удач, как у одного, так и у
другого переводчика, в переводе В.Мисюченко, где соблюдена большая
верность оригиналу, выбранная им стратегия реализована полностью. Что
же касается перевода В.Кондратенко, то, к сожалению, отдельные
переводческие удачи не смогли компенсировать те искажения текста,
которые возникли в результате появления переводческих неточностей и
ошибок.

137
Опыт подобного сравнения переводов показывает влияние стратегии
переводчика на конечный результат перевода и доказывает необходимость
учета специфики выбранной стратегии на результат (текст перевода).
Изучение переводческих несовпадений позволило обратить внимание
и на ложные совпадения, имеющие место в переводах:
What it was, we have no analytical techniques to tell us.
Что это было, мы не в состоянии определить без наличия
специальных аналитических приборов (пер.В.Кондратенко).
Конечно же, автор очерка имел в виду не приборы, а методики,
алгоритмы, с помощью которых можно было бы определить истоки
происхождения паранойи.
The more so as they coincide closely with anecdotes, written or oral, of so
many others, less partial but also speaking at first-hand or close second
hand.
Тем более он близко совпадает с письменными и устными
анекдотами, а также свидетельствами многих других очевидцев или
лиц, знающих о Сталине, из первых или вторых рук.
(пер.В.Кондратенко)
Здесь под словом “anecdotes” понимаются просто истории,
подробности частной жизни. Переводчик не учел, что русское слово
“анекдот” (а такой перевод слова “anecdote” теоретически возможен)
значит не просто история, а смешная история. Кроме того, сочетание
“письменный анекдот” звучит на русском языке, по меньшей мере,
странно.
Таким образом, очевидно, что переводческие несовпадения не
являясь недостатком перевода как таковым, все же дают повод для более
внимательного рассмотрения перевода. Иногда в результате анализа
выявляются известные и новые переводческие приемы, а иногда и ошибки.

138
3.2. СООТНОШЕНИЕ ЛЕКСИЧЕСКОГО И ЗНАКОВОГО ОБЪЕМОВ
ТЕКСТОВ ОРИГИНАЛА И ПЕРЕВОДА

Соотношение лексического и знакового объемов текстов оригинала и


перевода является чрезвычайно серьезной проблемой для практиков
перевода. Избыточный прирост текста вызывает нарекания заказчиков,
оплачивающих перевод ―по выходному объему‖, а избыточная компрессия
может привести к потере смысла (эта тема затрагивалась в главе I).
Поэтому представляется достаточно важным установить допустимые
границы изменений лексического и знакового объемов при переводе,
отклонения от которых смогли бы стать сигналом необходимости особого
контроля в конкретном случае.
В переводческой практике (в частности, в ВЦП) редакторам уже
приходилось сталкиваться с избыточным приростом текста перевода,
который был вызван следующими причинами:
1) переводчик прибегает к избыточно развернутым переводческим
эквивалентам из-за недостаточного владения терминологией или
сознательного стремления увеличить объем перевода;
2) переводчик вставляет в перевод текстовые фрагменты
собственного сочинения, дискутируя с автором оригинала.
Вместе с тем, возможна и обратная ситуация: значительное
уменьшение текстового объема перевода по сравнению с текстом
оригинала, что может служить сигналом пропуска крупных фрагментов
текста и, соответственно, потери информации.
Теоретики перевода уже предпринимали попытки исследовать
процесс количественных изменений в тексте перевода. Так, испанский
переводовед Э.Пим создал классификацию переводческих эквивалентов по
количественному признаку, пытаясь таким образом выявить основные

139
моменты, когда происходит уменьшение или увеличение объема текста
перевода по сравнению с оригиналом. Он выделил четыре типа
количественных отношений между эквивалентами в оригинале и переводе:
транслитерация /transliteration/ – необходимо отметить, что термин
―транслитерация‖ в данном случае не имеет ничего общего с пониманием
этого термина в российском переводоведении – (соотношение 1 к 1),
двойное представление /double presentation/ (соотношение различно),
одинарное представление /single presentation/ (соотношение
приблизительно), многочисленное представление /multiple presentation/
(множественное соотношение) [84]. К сожалению, в концепции Э.Пима
лишь вскользь упоминаются пропуски и добавления, хотя именно они
порождают основные информационные потери и приращения. В результате
в данной количественной классификации содержатся два схожих типа –
одинарное и двойное представления – и отсутствуют два наиболее важных.
Однако следует отметить, что выявленный Э.Пимом тип ―многочисленных
представлений‖ действительно обнаружен в числе виновников прироста
текстового объема перевода. К этому типу относятся дефиниции,
используемые переводчиком при отсутствии соответствующего термина в
языке перевода.
С целью определить, насколько же могут отличаться друг от друга
объемы текстов оригинала и перевода, было предпринято данное
исследование, в рамках которого были рассмотрены оригиналы и
переводы, упоминаемые в предыдущей главе, а также дополнительный
массив переводов, предоставленный специалистами ВЦП.

140
Рассмотрим имеющиеся данные:
Таблица №5. Переводы с английского на русский
№ Название текста Сл От Зна Отк
ова кл ки ло-
о- нен
не ия
ни
я
1 Договор Европейского 399 - 1919 +2%
сообщества 56 25 90
Перевод %
296 1947
06 44
2 Эссе Ч.Сноу ―Сталин‖ 133 - 7726 +4%
Перевод В.Мисюченко 62 11 7
118 % 8083
81 2
3 Эссе Ч.Сноу ―Сталин‖ 120 - 6815 +10
Перевод В.Кондратенко 63 9% 9 %
109 7504
74 4
4 Эссе Дж.Оруэлла 398 - 2240 +1%
―Привилегия духовных 8 18 3
пастырей‖ %
Перевод 326 2218
5 2
5 Контракт 304 - 1939 +1%
Перевод 9 18 7
249 % 1968
8 7
6 Доверенность 793 - 4788 +18
Перевод 772 3% 5787 %
7 Устав компании 160 - 9266 +13
Перевод 07 12 2 %
141 % 1068
61 18
8 Устав компании с 256 - 1525 +13
заверениями 4 9% 2 %
Перевод 233 1751
0 3
9 Страховой договор 362 - 2281 +18
Перевод 6 3% 8 %
352 2770
5 8
1 Аннотация (обзор игорной 635 +1 4067 +17
0 индустрии) 6 % 8 %
Перевод
643 4884

141
2 0
1 Глава из книги (бизнес) 299 - 1747 +16
1 Перевод 8 4% 1 %
287 2070
4 4
1 Реклама программного 364 +4 2386 +21
2 продукта 7 % 0 %
Перевод
381 3019
0 1
1 Журнальная статья 130 - 8010 -
3 Перевод 4 20 7181 11%
104 %
6

В таблице №5 представлены данные по знаковому и лексическому


объемам текста английского оригинала и русского перевода. Кроме того,
подсчитан процент прироста (сокращения) этих объемов в каждом
конкретном случае. Полученные данные позволяют опровергнуть
существующее мнение, что при переводе с английского на русский знаковый
объем всегда возрастает на величину около 20%, а количество слов
(словоупотреблений) снижается на 30% за счет того, что русский язык, как
язык синтетического типа, грамматические маркеры (такие как время глагола)
включает в само слово, а артикли в нем совершенно отсутствуют.
Переводчики-практики знают, что это далеко не всегда так.
Часто русский переводной эквивалент состоит из двух или даже из трех
слов против одного английского, в случае, когда более короткий вариант по
разным причинам неуместен. Например:
Once in production, they will obsolete all 4-k products and dominate the
main-memory market.
После освоения серийного производства эти новые приборы вытеснят
все 4-кбит ЗУПВ и займут ведущее положение на рынке сбыта
компонентов для основных ОЗУ ЭВМ. [Сл.2]

142
В данном случае в качестве эквивалента “dominate” не уместны ни
возможный эквивалент “определять” (поскольку значение этого слова
несколько иное), ни “доминировать” или “господствовать” (поскольку это
бы придало переводу ненужный пафос). Кроме того, в этом переводе есть
слова, которые ничего не добавляют к содержанию, например “сбыта”, а
являются стилистическими элементами русского технического стиля.
Кроме того, есть и другие причины, по которым процентные
отклонения в знаковом и лексическом объеме весьма различны. Они будут
рассмотрены ниже, после таблицы №6.

Таблица №6. Переводы с русского на английский


№ Название текста Сл От Зна Отк
ова кл ки ло-
о- нен
не ия
ни
я
1 Контракт 192 +33 1609 +5%
4 Перевод 6 % 0
255 1697
9 8
1 Закон о религии 285 +32 2443 +6%
5 республики Таджикистан 0 % 4
Перевод
377 2587
2 9
1 Учетная политика 358 +35 2929 +6%
6 компании 4 % 4
Перевод 483 3111
6 6
1 Устав российского 112 +11 8704 +7%
7 коммерческого банка 30 % 7
Перевод
124 9320
28 0
1 Правила страхования 330 +28 2597 -
8 Перевод 5 % 4 0,5
423 2584 %
0 2

1 Инструкция 540 +27 4889 -9%

143
9 Перевод 685 % 4471
2 Руководство по 919 +18 7898 -
0 безопасности 108 % 7018 12%
Перевод 3
2 Условия страхования 753 +37 6448 -2%
1 Перевод 103 % 6622
5
2 Договор 151 +32 1239 -2%
2 Перевод 5 % 4
199 1256
7 2
2 Страховая сервисная 180 +23 1511 -4%
3 программа 8 % 8
222 1459
6 4

В таблице №6 представлены данные по знаковому и лексическому


объемам текста русского оригинала и английского перевода. Кроме того,
подсчитан процент прироста (сокращения) этих объемов в каждом
конкретном случае. Легко заметить, что при переводе с русского на
английский границы колебаний весьма непостоянны даже в текстах,
принадлежащих одному жанру. На примере этих статистических данных
опровергается мнение, что при переводе с русского на английский знаковый
объем всегда значительно сокращается, т.е. происходит процесс, обратный
тому, что имеет место при переводе с английского на русский язык.
Безусловно, есть случаи, когда знаковый объем английского перевода
несколько меньше объема русского оригинала (переводы №18-23), но также
есть и случаи, когда знаковый объем английского перевода превышает
аналогичные показатели оригинала. При этом контроль качества переводов
показал, что все они являются качественными.
Таким образом, подтвердилась мысль, которая уже высказывалась
переводоведами о том, что тенденция увеличения эксплицитности текста
сопутствует переводу вне зависимости от его направления [53].

144
Поскольку целью данного сравнения было определение
доверительного интервала – то есть, границ допустимых отклонений
лексического и знакового объемов перевода от оригинала – и исследование
пограничных случаев, именно это и было сделано.
Хотя колебания этих изменений получились достаточно большими,
при анализе изменений стало возможным определить средние (типичные)
интервалы изменений лексических и знаковых объемов текстов переводов
по сравнению с оригиналом:
для переводов с английского на русский от -9 до -18% в лексическом
объеме (количество слов уменьшается) и от +4 до +13% в знаковом (общий
объем текста возрастает),
для переводов с русского на английский от +25 до +35% в
лексическом объеме (количество слов значительно увеличивается) и от -2
до +6% в знаковом (общий объем текста может как уменьшиться, так и
увеличиться).
Указанные интервалы получили название ―доверительных
интервалов‖.
В результате анализа случаев, выходящих за границы этих
интервалов, были сделаны следующие наблюдения.

Наблюдение 1.
Если количество слов в переводе с английского на русский
больше среднего, это может быть вызвано несоответствием жанрово-
стилевых норм. Так, в документе №10 (прирост слов +1% против
ожидаемого сокращения) оригинал, содержащий серьезный правовой
анализ, написан простым компактным языком, без обычных громоздких
юридических формулировок.
Пример:

145
Yet, U.S. state and federal laws are inadequate to deal with the onslaught
of virtual gaming.
Тем не менее, американские федеральные законы и
законодательство штатов не вполне адекватны для того, чтобы
бороться с натиском азартных игр в виртуальном пространстве.
Здесь перед нами целых три приращения в одном предложении:
“законодательство” – вынужденный повтор, “азартных” – уточнение
(слово “игры” в русском языке – аналог “gaming” – имеет более широкое
значение) и “пространстве” – структурное приращение, явное требование
стиля.
Although they may be able to prosecute their own citizens for gambling on-
line, enforcement will be difficult.
Возможно, они могут привлекать своих граждан к
ответственности за участие в азартных играх по электронным
сетям, но все равно правоприменение окажется затруднено.
Переводческий эквивалент “prosecute” – “привлекать к
ответственности” зафиксирован в словарях, поэтому не может быть
однозначно отнесен к несовпадениям, однако приросту лексического
объема он, тем не менее, способствует. “За участие” – структурное
развертывание, более точный перевод допустим в устной речи, но не в
письменном документе.
Это наиболее типичные виды приращений, которые и привели к
большому лексическому объему текста перевода.
Возникает вопрос, как же тогда при меньшем лексическом объеме
знаковый объем может быть больше (сравним переводы №9 и №10)? Ответ
на этот вопрос дает наблюдение №2.

Наблюдение 2.

146
Если в тексте оригинала часто встречаются слова, чьи
переводческие эквиваленты значительно длиннее оригинальных,
знаковый прирост объема перевода будет больше среднего.
Пример: В тексте №9 слово “insurance – страхование” встречается
19 раз, “this – настоящий” – 58 раз, “notice – уведомление” – 9 раз,
“assured – страхователь” – 42 раза.
Это явление достаточно типично для русского языка, где средняя
длина слова существенно превышает среднюю длину английского слова, а
в текстах официального стиля эта особенность выражена еще более ярко.

Наблюдение 3.
Если в тексте перевода с английского на русский наблюдается
избыточный прирост и лексического, и знакового объема, то это
может означать, что часть терминов не только переведена, но и
продублирована на языке оригинала (перевод №12).
Пример:
Task Splitting Users can now model interruptions in tasks by simply
dragging and dropping task bars on the Gantt Chart.
Task Splitting (Разделение модулей) Пользователи могут теперь
моделировать прерывания в модулях простым перемещением строк
меню на графике Гантта.
Подобный подход переводчика полностью оправдан, поскольку при
переводе описаний программного обеспечения необходимо
предусматривать возможность последующей русификации программы,
равно как и отсутствие таковой.

Наблюдение 4.
Если в тексте перевода с английского на русский наблюдается
избыточный прирост и лексического, и знакового объема, то это

147
может означать, что вследствие отсутствия устоявшейся
терминологии переводчик использует дефиниции (перевод №12).
Примеры:
Assignment Information Dialog – Диалог для введения информации,
относящейся к задачам
PERT Analysis – Анализ развития процесса и его критическая оценка
Email-based Workgroup Features – Функции создания рабочих групп
при помощи электронной почты
С точки зрения классификации несовпадений “относящийся к
задачам” – приращение-уточнение, а “Email-based Workgroup – создания
рабочих групп при помощи электронной почты” – трансформационная
замена.

Наблюдение 5.
Изменения лексического и знакового объема в переводах с
русского на английский не являются зеркальным отражением
изменений в переводах с английского на русский, как это можно было
бы ожидать. В большинстве случаев возрастает лексический объем, а
знаковый либо незначительно уменьшается, либо даже несколько
увеличивается. Это объясняется вынужденной эксплицитностью любого
перевода.
Например, в документе №14 слово “условия” во всех случаях во
избежание возможных разночтений переводится как “terms and conditions”,
хотя в документах аналогичного содержания на английском языке
одиночное слово “terms” прекрасно функционирует в похожих контекстах:
Assurers in the same manner as though the original shipping packages had been
opened immediately upon their arrival, provided such loss or damage is
otherwise recoverable under the terms of this policy. (документ №9)

148
Наблюдение 6.
Избыточное увеличение лексического объема при переводе с
русского на английский может объясняться недостаточно хорошим
владением терминологией.
Так, в документе №14 словосочетание “увеличить объем продаж”
переводится как “expand the sales volume”, несмотря на то, что существует
более короткий эквивалент “increase sales”.
В целях увеличения объема продаж Координатор обязан…
For the purpose of expanding the sales volume the Coordinator shall be
obliged to…

Наблюдение 7.
Если при переводе с английского на русский язык налицо
значительное уменьшение лексического и знакового объема (текст
№13), то, скорее всего, причиной тому является техническая ошибка.
Действительно, в переводе текста №13 обнаружен пропуск в два
абзаца. Эта ситуация возникла в результате технической ошибки при
сканировании текста перевода.

Разумеется, рамки данного исследования позволяют лишь обрисовать


тенденцию зависимости объема перевода от специфики текста оригинала, и
более точные выводы могут быть сделаны лишь в результате отдельного
исследования.

149
Для проверки качества переводов, в которых обнаружены отклонения
от доверительного интервала, предлагается следующий алгоритм:
1. Проверить количество абзацев: оно должно совпадать. Если
количество абзацев не совпадает, предпринять поиск потерянных
или возникших.
2. Когда решена проблема с абзацами, предпринять более детальный
анализ текста на предмет обнаружения лексических несовпадений.
3. Проанализировать несовпадения на предмет их оправданности.
Для этого предлагается использовать классификацию
несовпадений, описанную в главе II.

Таким образом, отклонения в знаковом и лексическом объеме в


переводе могут служить сигналом о недостаточно высоком качестве
перевода, значительной потере или приращении информации. Вместе с тем
необходимо отметить, что для значительных отклонений в указанных
объемах могут существовать и вполне уважительные причины, например,
жанрово-стилистические различия и неустоявшаяся терминология.

150
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проблемы переводческих несовпадений и качества перевода, а также


их взаимосвязи в последнее время вызывают все больший интерес
теоретиков и практиков перевода. Несомненно, что при возрастающем
объеме переводов необходима выработка минимального набора
формальных критериев оценки качества перевода.
Сложность проблемы оценки качества перевода усугубляется тем,
что с переводом сегодня сталкиваются не только профессиональные
лингвисты – переводчики, преподаватели, исследователи – но и люди, не
имеющие лингвистического образования, которым по долгу службы
приходится сталкиваться с переводом. Данные Всероссийского центра
переводов о тематике переводов (таблица №1) подтверждают резкое
увеличение числа людей, вовлеченных в проблемы перевода.
Ключевым моментом в оценке качества перевода является вопрос
переводческих несовпадений, поскольку именно вокруг них разгораются
наиболее ожесточенные споры, и именно несовпадения служат основанием
(иногда несправедливым) для обвинения переводчика в ошибке. Мы
пришли к выводу, что для того, чтобы впоследствии теория перевода могла
выработать рекомендации по оценке качества перевода, требуется глубокое
исследование вопроса именно переводческих несовпадений.
В настоящем исследовании переводческое несовпадение
рассматривается в первую очередь как естественное языковое явление. Мы
понимаем под несовпадениями лексические единицы в тексте перевода,
которым нет соответствия в оригинале, лексические единицы оригинала,
которым нет соответствия в переводе, а также несловарные, ситуативные
замены лексических единиц оригинала на иные лексические единицы в
переводе.

151
Хотелось бы особо подчеркнуть, что переводческое несовпадение,
вызванное в большинстве случаев жанрово-стилистическими, структурно-
языковыми и культурными явлениями, является ―швом‖ между пластами
лексики, имеющей стабильные переводческие эквиваленты. Такие ―швы‖
неизбежны, поскольку невозможно представить себе абсолютно
тождественные языки и культуры. Здесь необходимо добавить, что
оправданное переводческое несовпадение должно оставаться незаметным
для реципиента текста перевода и выявляться только при сравнительном
анализе, хотя это не является единственным критерием оценки
оправданности несовпадения.
Четкое разграничение ошибочных от обоснованных переводческих
несовпадений позволяет создать ясную картину изменений объема
информации при переводе. Вместе с тем, мы не считаем, что существует
прямая зависимость качества перевода от количества ошибочных
несовпадений, поскольку возможны случаи, когда только одна ошибка
сводит на нет ценность всего перевода, и каждый конкретный случай
должен рассматриваться отдельно.
Комплексный характер исследования позволил выявить несколько
важных фактов:
 переводческие несовпадения не только оправданы в большинстве
случаев, но и поддаются классификации;
 классификация несовпадений позволяет объяснять причины их
появления и определять их оправданность в конкретных случаях;
 субъективный фактор влияет и на количество, и на качество
несовпадений;
 в качестве формального критерия оценки качества перевода можно
использовать доверительный интервал отклонений лексического и
знакового объема текста перевода от текста оригинала;

152
 для более подробного анализа качества перевода необходим анализ
лексических несовпадений, в ходе которого созданная классификация
несовпадений поможет дифференцировать оправданные и
ошибочные несовпадений.

153
БИБЛИОГРАФИЯ

1. Абдулло С. Гоним вал, снижаем качество. - В кн. ―Художественный перевод. Проблемы


и суждения‖ М., 1986. Стр.324-333.
2. Бархударов Л.С. Теория и критика перевода. Л., 1962.
3. Бархударов Л.С. Язык и перевод. М., 1975.
4. Борисова Л.И. Особенности перевода общеупотребительной и общенаучной лексики с
английского языка на русский. М., 1980.
5. Борисова Л.И. Способы перевода общенаучной лексики с английского языка на
русский. М., 1983.
6. Брандес М.П., Провоторов В.И. Предпереводческий анализ текста. Курск, 1999.
7. Бреус Е.В. Основы теории и практики перевода с русского языка на английский. М.,
2000.
8. Виноградов В.В. Основные понятия русской фразеологии как лингвистической
дисциплины – В кн.: ―Избранные труды. Лексикология и лексикография.‖ М., 1977,
c.130-148.
9. Влаков С., Флорин С. Непереводимое в переводе. М., 1980.
10.Гак В.Г., Григорьев Б.Б. Теория и практика перевода. М., 2000.
11.Дадашидзе И. Смотря на кого ориентироваться… - В кн. ―Художественный перевод.
Проблемы и суждения‖ М., 1986. Стр.316-324.
12.Добрынина Е.Б. Трудности передачи аспектуальных значений средствами неродного
языка. - В сб. ―Перевод и лингвистика текста‖. М., 1994. Стр.139-145.
13.Ермолович Д.И. Основы профессионального перевода. М., 1996.
14.Жемчужникова М.Ю. Имплицитная информация в текстах оригинала и перевода. - В
сб.: ―Лингвистические и методические проблемы преподавания русского языка как
неродного‖. М., 1991. с.60-68.
15.Живой английский. Сборник тематических текстов, составленных носителями языка на
основе устной речи с параллельным русским переводом. Под редакцией проф.
А.Болдмана. М., 1999.
16.Иовенко В.А. Коммуникативная деятельность и факторы процесса перевода //В сб.
―Перевод и коммуникация‖. М., 1997. Стр. 83-101.
17.Кабакчи В.В. Английский язык межкультурного общения. СПб., 1993.

154
18.Казакова Т.А. Translation Techniques: ENGLISH  RUSSIAN. Практические основы
перевода. Санкт-Петербург, 2000.
19.Комиссаров В.Н. Слово о переводе. М., 1973.
20.Комиссаров В.Н. Теория перевода. М., 1990.
21.Комиссаров В.Н. Сопоставительно-переводческий анализ имплицитного смысла
высказывания. - В сб.: Лингвистические и методические проблемы преподавания
русского языка как неродного. М., 1991. с.87-96.
22.Комиссаров В.Н. Общая теория перевода. М., 1999 (а).
23.Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. М., 1999 (б).
24.Комиссаров В.Н. Переводоведение в XX веке: некоторые итоги. - В сб. ―Тетради
переводчика. Выпуск 24‖. М., 1999 (в). стр.4-20.
25.Крупнов В.Н. Лексикографические аспекты перевода. М., 1987.
26.Крюков А.Н. Антиномии в теории перевода и их разрешение. - В сб.: ―Язык. Поэтика.
Перевод‖. М., 1996. с.100-110.
27.Кумарова М.Г. Основы предоценочного анализа художественного перевода. Канд. дисс.
М., 1994.
28.Кухаренко В.А. О возможности сохранения индивидуального стиля автора оригинала в
переводе. В сб. ―Перевод и коммуникация‖, 1997. Стр.160-168.
29.Латышев Л.К. Курс перевода (эквивалентность и способы ее достижения), М., 1981.
30.Латышев Л.К. Перевод: проблемы теории, практики и методики преподавания. М.,
1988.
31. Латышев Л.К. Как готовить переводчиков? - В сб. ―Тетради переводчика. Выпуск 24‖.
М., 1999. Стр.73-84.
32. Латышев Л.К. К проблеме переводческих ошибок. - В сб. ―Перевод и лингвистика
текста‖. М., 1994. Стр.87-95.
33. Латышев Л.К. Технология перевода. М., 2000.
34. Миллер Дж. Магическое число семь плюс или минус два. О некоторых пределах нашей
способности перерабатывать информацию. - В кн.: ―Информационная психология.‖ М.,
1975.
35. Миньяр-Белоручев Р.К. Учебное пособие по теории перевода. М., 1976.
36. Миньяр-Белоручев Р.К. Теория и методы перевода. М., 1996.
37. Мирам Г. Профессия: переводчик. Киев, 1999.

155
38. Морозов М.М. Пособие по переводу русской художественной прозы на английский
язык. М., 1956.
39. Мустафин К. Непереводимое – не переводить. - В кн. ―Художественный перевод.
Проблемы и суждения‖ М., 1986. Стр.308-316.
40. Палажченко П. Все познается в сравнении. М., 1999.
41. Пирогова Ю.К. Речевое воздействие и игровые приемы в рекламе. - В кн. Рекламный
текст. Семиотика и лингвистика. М., 2000. Стр.167-190.
42. Попович А. Проблемы художественного перевода. Благовещенск, 2000.
43. Проскурина Е.Я. Имплицитно-логические отношения между отрезками текста
оригинала и перевода. - В сб. ―Исследования по теории перевода‖, Москва, МГЛУ,
1991.
44. Райс К. Классификация текстов и методы перевода. - В сб. ―Вопросы теории перевода в
зарубежной лингвистике‖. М., 1978. Стр.202-225.
45. Ревзин И.И., Розенцвейг В.Ю. Основы общего и машинного перевода. М., 1964.
46. Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика, М., 1974.
47. Суходрев В.М. Язык мой – друг мой. М., 1999.
48. Титтат К. Заимствования в русском языке: советы переводчику. - В сб. ―Языки и
культуры‖. М., 1995. Стр.146-158.
49. Убин И.И. Параллельные тексты как лексическая основа автоматизации в двуязычной
лексикографии. - В сб. ―Теоретические и практические аспекты лексикографии‖ с.116-
121, Иваново, 1997.
50. Убин И.И. Использование семантических частотных словарей и конкордансов при
создании машинных словарей. - В сб. ―Машинный перевод и автоматизация
информационных процессов.‖ М., 1975.
51. Федоров А.В. Основы общей теории перевода. М., 1968.
52. Федоров А.В. Очерки общей и сопоставительной стилистики. М., 1971.
53. Чернов Г.В. Чем текст перевода отличается от оригинального текста. //В сб. ―Перевод и
коммуникация‖, М., 1997. Стр.102-117.
54. Чуковский К.И. Высокое искусство. М., 1968.
55. Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика. М., 1973.
56. Швейцер А.Д. Теория перевода: статус, проблемы, аспекты. М., 1988.
57. Швейцер А.Д. Междисциплинарный статус теории перевода. - В сб. ―Тетради
переводчика. Выпуск 24‖. М., 1999. стр.20-31.

156
58. Bonthrone, R. A hard way to make money. - In ―Translation Journal‖ Volume 4, no.3, 2000.
Available in Internet: http://www.accurapid.com/journal.
59. Bowker, L. Multidimensional classification as an aid to increased subject field understanding
and improved quality technical translation. //In Translation and Meaning, Part 4. Maastricht,
the Netherlands, 1997. pp.431-442.
60. Callow, K. Zero realization in meaning-based translation. - In Translation and Meaning,
Part I: Proceedings of the Maastricht Colloquium. The Netherlands, 1990 (a).
61. Callow, K. Non-realized Information: A Theory for the Accurate and Natural Translation
of Meaningful Zero. - In Translation and Meaning, Part II. Maastricht, the Netherlands,
1990 (b).
62. Catford J. A Linguistic Theory of Translation. London, 1967.
63. Datta, J.C. Transferring Social Concepts Across Lingustic and Cultural Boundaries,
Standardizing Terminology for Better Communication: Practice, Applied Theory and
Results. Philadelphia, 1993. p.297-304.
64. Delisle, J. L'Anayse du discours comme metode de traduction. Cahiers de traductologie, 2,
Universite d'Ottawa, 1980.
65. Delisle, J. L'Enseignement de l'interpretation et de la traduction. Editions de l'Universite
d'Ottawa, 1981.
66. Didaoui, M. Translation/Transfer: parameters for quality and quantity control. //In
Translation and Meaning, Part 4. Maastricht, the Netherlands, 1997. pp.519-529.
67. Durieux, C. Report at the Seventh Seminar on Translation Quality Assessment organised
by United Nations Office at Vienna Available in Internet:
http://www3.un.or.at/tes/seminar/7tqa.htm.
68. EAGLES (Expert Advisory Group for Language Engineering Standards) reports, 1999.
Available in Internet: http://www.issco.unige.ch/projects.
69. Gerding-Salas, С. Teaching translation. Problems and Solutions. In ―Translation Journal‖
Volume 4, no.3, 2000. Available in Internet: http://www.accurapid.com/journal
70. Hartmann, R.R.K. Contrastive Textology. Julius Croos Verlag, Heidelberg, 1980.
71. Hartmann, R.R.K. Theoretical and practical aspects of lexicography. - В сб.
―Теоретические и практические аспекты лексикографии‖. Стр. 5-18. Иваново, 1997.
72. House, J. A Model for Translation Quality Assessment. Tublingen, 1981.
73. Klaudy, K. Concretization and generalisation of meaning in translation. //In Translation
and Meaning, Part 3. Maastricht, the Netherlands, 1995. pp.141-152.

157
74. Kussmaul, P. Training the Translator. John Benjamins Publishing Co., 1995.
75. Li Shangwu. What Might Be Lost in a Translator‘s Hands? More on Translation of
Allusions in Classic Chinese Poetry. - In Translatio Nouvelles De La FIT - FIT Newsletter.
Sint-Amandsberg (Belgique), 2000.
76. Maia, B. Parallel texts and the study of sentence formation. //In Translation and Meaning,
Part 4. Maastricht, the Netherlands, 1995. pp.483-485.
77. Merten, P. Apport des relations notionelles a la description terminologique.
Communication presentee a TAMA‘92, Avignon, France, 1992.
78. Newman, P. All translations are not created equal.//In Proceedings of the 28th Annual
Conference of the American Translators Association. Medford, NJ, 1987. pp.531-537.
79. Newmark, P. A Textbook of Translation. - London: Prentice Hall International (UK) Ltd.,
1988.
80. Nida, E. Toward a Science of Translating with Special Reference to Principles and
Procedures involved in Bible Translating. Leiden, 1964.
81. Nida, E., Taber C. The Theory and Practice of Translation, Leiden, 1982.
82. Noguiera, D. Sorry Guys, You Can‘t Win. In ―Translation Journal‖ Volume 4, no.3, 2000.
Available in Internet: http://www.accurapid.com/journal.
83. Nord, C. Text Analysis in Translation. Amsterdam - Atlanta, GA, 1991.
84. Pym, A. Translation and Text Transfer. An Essay on the Principles of Intercultural
Communication. Frankfurt am Main, 1992. Available in Internet:
http://www.fut.es/~apym/4.html.
85. Robertson Languages International. Available in Internet:
http://www.robertsonlanguages.co.uk/english.
86. Salska-Kaca, M. Breaking the roles: borrowing words from other languages – textual
pragmatics vs. traditional grammar dictates. //In Translation and Meaning, Part 4.
Maastricht, the Netherlands, 1997. pp.185-191.
87. Savory, Th. The Art of Translation. London, 1957.
88. The Sapir-Whorf hypothesis. Available in Internet:
http://www.csu.ru/Lingvo/part4/lingvo/href5.html
89. Toury, G. In Search of a Theory of Translation. TelAviv, 1980.
90. Toury, G. The Nature and Role of Norms in Translation. In Descriptive Translation
Studies and Beyond. Amsterdam-Philadelphia: John Benjamins, 1995, 53-69. Available in
Internet: http://spinoza.tau.ac.il/~toury/works.

158
91. Toury, G. A Handful of Paragraphs on 'Translation' and 'Norms'. In: Christina Scheffner,
ed. Translation and Norms. Clevedon etc.: Multilingual Matters, 1998. p. 10-32. Available
in Internet: http://spinoza.tau.ac.il/~toury/works.
92. Toury, G. How Come the Translation of a Limerick Can Have Four Lines (Or Can It)? In:
Word, Text, Translation: Liber Amicorum for Peter Newmark, eds Gunilla Anderman &
Margaret Rogers. Clevedon etc.: Multilingual Matters, 1999, p. 163-174. Available in
Internet: http://spinoza.tau.ac.il/~toury/works.
93. Translators through History. Benjamins Translation Library. Amsterdam, the Netherlands,
1995.
94. Ubin, I.I. New Trends in Translation in New Russia. - In Proceedings of the XIVth World
Congress of the Federation Internationale des Traducteurs, Melbourne, Australia, 1996.
Volume 2. Pp.575-578.
95. Ubin I.I. Translation in New Russia. New Trends and New Challenges. - Report at the
Annual Conference of the Institute of Translation and Interpreting. Great Britain, 2000
(unpublished).
96. Vinay, J.P. and J. Darbelnet. Stylistique comparй du francais et de l‘anglais. Mйthode de
traduction. Paris, 1972.
97. Wroblevski, Janusz. False friends revisited. - In Translation and Meaning, Part 4.
Maastricht, the Netherlands, 1997. pp.213-221.

СЛОВАРИ:
1. Англо-русский частотный словарь по электронике. Под ред. И.И.Убина. М., 1977.
2. Борисова Л.И. Лексические трудности перевода. Англо-русский словарь-справочник.
М., 1999.
3. Британника. Большая Английская Энциклопедия (электронная версия). 1997.
4. Новый Большой Англо-Русский Словарь (в оболочке Мультилекс 2.0. для Windows).
МедиаЛингва, 1997.
5. Русско-английский частотный словарь по электронике. Под ред. И.И.Убина. М., 1977.
6. Словарь сочетаемости слов русского языка. Под редакцией П.Н.Денисова,
В.В.Морковкина. М., 1983.
7. Microsoft Bookshelf. Электронная версия. 1996-1997.
8. Hypertext Webster Interface. Avaialble in Internet: http://c.gp.cs.cmu.edu:5103/prog/webster.

159
9. Polyglossum: Большой англо-русско-английский общелексический словарь. Электронная
версия, 1996.
10.The American Heritage Dictionary. 3rd Edition. Электронная версия. 1994.
11.Webster‘s New World Dictionary of the American Language. Encyclopedic edition. Cleveland
and New York, 1961.

ИСТОЧНИКИ:
1. Договор о Европейском Союзе. Текст предоставлен Представительством
Европейского Союза в Москве.
2. Оруэлл Дж. Привилегия духовных пастырей.//В книге ―Эссе. Статьи. Рецензии. Том
II‖. М., 1992. Пер.В.Мисюченко. Стр.186-196.
3. Сноу Чарльз П. Сталин. Пер.В.Кондратенко.//В журнале ―Дон‖ №8 1997 г., сс.104-
136.
4. Сноу Чарльз П. Сталин. Пер.В.Мисюченко.//В журнале ―Форум‖ №1 (16) 1997 г.,
сс.119-139.
5. Orwell G. Benefit of Clergy.// In ‗Decline of the English Murder, and Other Essays.‘
Harmondsworth, Eng.: Penguin Books, 1965, pp.20-31.
6. Snow S.P. Stalin. //In ‗Variety of Men‘, Penguin Books, 1969, pp.182-218.
7. Treaty Establishing the European Community. Текст предоставлен Представительством
Европейского Союза в Москве.

160