Вы находитесь на странице: 1из 213

Николай Иванович Курдюмов

Секреты урожайной теплицы


Природное земледелие по-нашему –

«Секреты урожайной теплицы / Николай Курдюмов»: АСТ; Москва; 2019


ISBN 978-5-17-113335-1
Аннотация
Теплица – не роскошь, а суровая необходимость, причем не только в северных регионах, но и на
юге. Вопрос в том, от чего вы будете защищать растения – от холода, осадков или… жары. Да, даже
от нее может защитить теплица, нужно только знать, какие материалы и конструкции наиболее
эффективны в каждой конкретной задаче, стоящей перед дачником. Самый известный в нашей
стране последователь природного земледелия – модного во всем мире направления в сельском
хозяйстве – Николай Иванович Курдюмов в своей книге поделится опытом продления сезона в
защищенном грунте и защите урожая от болезней, которые лишают дачников, порой, половины того,
что должно было оказаться на их столе.

Николай Курдюмов
Секреты урожайной теплицы
Мои пожелания читающим

Глупо думать про лень негативно


и надменно о ней отзываться:
Лень умеет мечтать так активно,
что мечты начинают сбываться!

И. Губерман

Ещё одно название этой книги – «На пути к идеальной теплице». Она о том, как и о чём нужно
кумекать, чтобы сделать действительно урожайную теплицу, с которой не будет проблем .
Как ни странно, теплица – «велосипед», до сих пор активно изобретаемый. И ещё не слишком
хорошо понятый, и потому полный непродуктивных установок и шаблонов. Если у вас ещё нет теплиц,
вы сможете избежать многих ошибок, создавая их. А если они уже есть, вы поймёте, чего им не хватает,
и наверняка сможете их улучшить.
Большой плюс книги: она состоит из реального опыта разных умельцев и учёных. Мой опыт
тоже присутствует. Так что здесь ничего не выдумано – всё проверено в деле. Минусом книги многие
сочтут то, что здесь нет готовой идеальной конструкции. Но я полагаю, что таковой не существует. Есть
общие принципы и параметры – я их детально опишу. Но в разном климате, с разными целями и
возможностями они реализуются по-разному. Уверен: каждый из вас найдёт свои пути создать свои
конструкции либо улучшить готовые.

Что бы вы ни делали, дорогой читатель, не забывайте главный закон успехологии: любое дело и
любую вещь можно улучшить на порядок . Это доказано опытом. Не верьте тем, кто склоняет вас
тяжко трудиться или тратить деньги – десять раз подумайте, а надо ли. В природе всё растёт и родится
без наших усилий. Я добился своей цели: самая тяжкая работа в моём огороде – сажать рассаду и
собирать урожай. Всё остальное делается почти само. Превзойдите меня в этом деле!
Прошу и умоляю особо: не принимайте ничего прочитанного буквально! По той же причине: везде
разные условия. Я делюсь лишь своим пониманием. Ваша задача – использовать его применительно к
вашим местным условиям, видам и сортам.
Ну и моя традиционная просьба. Пожалуйста, знайте и помните: единственной причиной потери
интереса, несогласия, засыпания, головокружения и прочих отторжений текста является одно-
единственное непонятое слово . Вы его пропустили, оставив чуть сзади – там, где вам казалось, что всё
понятно. Не нужно недооценивать пропущенное слово! Оно и есть та сломанная ступенька, с которой
вы загремели вниз. Не понято одно слово – не понята и вся фраза. Значит, не понят весь абзац. С этого
момента в памяти остаётся пустая полоса: глаза читают, а ум уже задрых.
Поймав себя на сём явлении, не давайте себя одурачить. Вернитесь туда, где всё было бодренько,
ясно и понятно. Начните вдумчиво читать – и пропущенное слово найдётся. Точно вам говорю. Чаще
всего это какой-то учёный термин, непривычный уху, типа «сапрофиты» или «анаэробы». Стараюсь
прояснять такие слова прямо по тексту, но если забыл – погуглите сами. Но! Бывает, что и обычные
слова мы понимаем не в том контексте. А есть слова, с которыми мы «не согласны». Не поверите, но мы
можем не понимать слова 11 способами! И это – единственная причина любого непонимания, любой
недоговорённости.
Желаю вам применить что-то из прочитанного. И побольше, побольше!

Глава 1
Для чего мы строим теплицы?
Да пребудет с нами крыша!

Для чего мы строим теплицы?


Большинство огородников удивятся такому вопросу. «Как для чего теплицы? Ясно – для тепла!»
При этом имеется в виду тепло воздуха. Заходишь в марте – там уже жарища! И вопросов больше не
возникает – как к языческому идолу. Чего там думать: покупай поликарбонатную теплицу и ставь – она
всё сама согреет!
Покупаем, ставим – и наивно ждём, что теплица разрешит сразу все огородные проблемы. И
хотим от неё идеальных условий для растений – в любую погоду, и днём и ночью! Хотим, чтобы в
теплице всё росло и плодоносило вдвое лучше, намного раньше и дольше. Чтобы там не было ни
сорняков, ни болезней, ни засухи, ни прочих стрессов. А иначе зачем она нужна, правильно?

Такие теплицы в принципе есть: это многогектарные автоматизированные комплексы. Нужные


условия там поддерживаются продвинутой техникой и компьютерами. Но нам, частникам, такая
технология вряд ли доступна. Мы обходимся каркасом и укрывным материалом. В итоге те маленькие
теплички, к которым мы привыкли и которые ставим до сих пор, увы, умными назвать нельзя.
Открою вам «секрет»: простое укрытие из водостойкого прозрачного материала вовсе не
обеспечивает хороших условий ! Более того: часто в такой теплице растениям намного хуже, чем в
открытом грунте . Не многие знают: прозрачный материал, даже поликарбонат, не мешает излучать
тепло, и потому не спасает от радиационных заморозков – перед утром под ним так же холодно, как и
на улице. Немногие задумываются о перегревах до +50–60 °С, которые неизбежны уже в апреле-мае
прямо после завтрака, если теплицу забыли открыть. Немногие понимают: такие весенние скачки
температуры куда страшнее, чем просто ночной холод. А летом в тепличку можно заходить как в сауну
– не работать, а париться! Прибавьте сюда холодный весенний грунт, обычный для средней полосы и
северных зон. Корни в холоде не развиваются – а у листьев +40 °С! Да ещё сквозняки от торцевых
форточек. Да слишком влажный воздух, помогающий болезням. Да комфорт для сосущих вредителей…
Что же должна обеспечивать ваша тепличка, чтобы защитить растения от всех этих стрессов?
1. Сглаженную комфортную температуру без сильных скачков . Скажем, ночью не ниже 10–12
°С, днём не выше 28–30 °С. И весной и летом, в любое время дня и при любой погоде! В летней
теплице, где нет отопления, имеется в виду накопление тепла впрок, эффективный отвод горячего
воздуха и автоматическое движение форточек, зависимое от температуры.
2. Тёплый грунт . В идеале – не холоднее воздуха! Градусов 18–25 уже с момента высадки
салатов. Об этом почти не пишут, но для растений тепло грунта намного важнее тепла воздуха .
3. Для жителей тёплых и степных областей – оптимальное ослабление потока солнечной
радиации . Иначе – частичное притенение. По-русски говоря – укрытие от дикого пекла. В южных
областях России нужно отсечь 30–50% солнца. Сняв стресс солнечного жара в июле-августе, вы
удваиваете фотосинтез без всяких удобрений.
Три упомянутых условия – самые главные. Но их не обеспечивает у нас ни одна коммерческая
летняя теплица. Они считаются невозможными, и о них даже не говорят.
4. Безветрие, медленно движущийся воздух – важнейший фактор хорошего роста вообще для
любых посадок. Возможно, именно это – главный плюс всех теплиц. Но ещё лучше, если воздух
дополнительно обогащён углекислым газом . Его источник – гниющая органика почвы и мульчи.
5. Оптимальная форма конструкции с учётом климата и ветра. К примеру, высокие
вертикальные стенки – это большая парусность и лишняя поверхность, теряющая больше тепла.
Наоборот, заглубленная в землю теплица почти без стен предельно устойчива и теплоёмка.
6. Живая органическая почва с питательной мульчой – чтобы не рисковать, откармливая овощи
минеральными удобрениями. Избыток азота – это болезни и сосущие вредители + жирование в ущерб
урожаю.
7. Капельный полив, прикрытый сверху травяной мульчой или мульчирующим материалом –
чтобы не разводить сырость, не брызгать на листья и не затапливать почву излишним усердием. Сухой
воздух и оптимальная влажность почвы – главная профилактика болезней.

Как приблизиться к такой идеальной теплице? Покажу все способы, о которых успел узнать.
Но сначала немного теории.

Тепличная теплофизика

Хотеть не вредно.
Вредно хотеть не того!

Первым в моей жизни вдумчивым огородником, изучившим проблемы маленьких теплиц и


нашедшим кардинальное решение, стал новосибирский садовод, биофизик и путешественник
Константин Малышевский. Было это 15 лет назад. Я обработал рукопись Константина, добавил свой
опыт, и мы издали совместную книгу «Умная теплица».
Тогда у нас ещё и в помине не было гидравлических автоматов для открывания тепличных
форточек. Костя одним из первых начал делать их сам – из автомобильных масляных гидроцилиндров.
Устройство очень простое. Воздух нагрелся – масло в цилиндре расширилось – шток выдвинулся и
открыл форточку (цветное фото 1, фото К. Малышевского). Воздух остыл – масло сжалось и форточка
закрылась. Теплица сама бережёт растения и от перегрева, и от переохлаждения. В то время это был
настоящий прорыв! А сейчас у нас, как и везде в Европе, для теплиц продаются специальные
гидроцилиндры с разным наполнением – автоматы для проветривания теплиц. Думаю, им помогла
появиться и наша книга.
Ниже – самые важные выдержки из книги «Умная теплица». Рассказывает сам Константин.

Об умной конструкции

Зачем теплице днём солнце?


На улице и так жара!

У большинства из имеющихся в продаже готовых теплиц есть один существенный недостаток: их


проектируют и изготавливают не те, кто ими пользуется . Соответственно и конструируют их в
первую очередь для удобства производства, сборки или продажи, но не для использования! В
частности, форточки в них либо мизерные, либо вовсе отсутствуют. А хуже всего то, что нет
конькового проветривания – выхода горячего воздуха через конёк кровли. Покупателю остается
каждый день открывать и закрывать пленку на кровле! А в теплице их поликарбоната и это невозможно.
Конструкция теплицы в первую очередь должна выполнять ту функцию, для которой она
предназначена: поддерживать оптимальную для роста растений температуру и влажность
воздуха .
Солнце – это очень мощная бесплатная печка, которая включается утром и выключается вечером
каждый день. Она нагревает теплицу за считанные минуты. Но есть у неё один «маленький недостаток».
Лучше всего эта «печка» греет, когда на улице и так жара, а когда наступает холод – самопроизвольно
отключается! Вот этот-то недостаток мы и должны скомпенсировать своей конструкцией.
Первое. Необходимо обеспечить гарантированный отвод лишнего тепла . Это значит, что
форточки должны быть очень большими – не менее четверти площади теплицы, и лучше в верхней,
коньковой части крыши, так как именно там собирается самый горячий воздух. В идеале температура
воздуха внутри никогда не должна превышать 40 °С. На самый жаркий период надо ещё предусмотреть
возможность притенения – агротекс или сетку, которую можно накинуть поверх теплицы. Двери в это
время лучше не открывать, чтобы не создавать сквозняк и не терять углекислый газ.
Второе. Надо сберечь тепло в холодную и пасмурную погоду . Вот тут не обойтись без
автомата, который будет регулировать открывание форточек. При внезапном включении «печки» он
должен открыть форточки быстро и широко, при небольшом нагреве приоткрыть их чуть-чуть, а при
похолодании – закрыть. И быть при этом весьма надежным и безотказным.
Здесь наилучшим выбором по соотношению цена – качество, несомненно, является
гидравлический автомат. Ему вы можете смело доверить свою теплицу, даже если вам нужно
отлучиться на несколько дней. Он будет следить за температурой лучше любой тещи. При этом он даже
не станет учить вас, как лучше жить! Хотя, если честно, от заботливой тёщи никакой автомат не
спасёт…
Представьте, как приятно выглянуть в окно и сказать жене: «Смотри, какое солнышко сегодня
теплое – вон уже и теплица открывается…»

Помогает ли растениям обычная теплица?

То, что дураку ясно, для умного ещё вопрос!

Сколько раз мне приходилось слышать мнение, что от теплицы толку почти нет, одни только
лишние расходы и хлопоты. Некоторые мои знакомые уже даже снесли свои теплицы, впрочем, и я сам
однажды так поступил! Аргумент очень простой – урожай «на грядке» порой не меньше, а больше, и
вкус плодов (особенно помидоров) лучше. Ну, созреют они в теплице на неделю раньше. Стоит ли из-за
какой-то недели упираться?! К тому же в теплице растения чаще поражаются болезнями и вредителями.
Например, паутинный клещ и тля в жаркую погоду может уничтожить все листья огурцов и баклажанов
в считанные дни.
Так в чем же дело? Почему у кого-то теплицы приносят доход, урожай и радость, а нам достаются
одни переживания и хлопоты? Давайте разберемся!
Большинство наших овощей – тропические и субтропические растения. Чтобы они себя
чувствовали комфортно, им нужно создать условия, в которых они росли у себя на родине. А это –
температура 25–30 °С, и влажность воздуха 70–85%. Такая погода бывает у нас в Сибири одну-две
недели в году, да и то не каждый год! На Юге России немногим лучше: и слишком тепло, и слишком
сухо. Солнечного света у нас даже больше, чем в тропиках – летом продолжительность светового дня
достигает 17 часов, тогда как на экваторе – всего 12 часов. То есть главная задача теплицы – создать
растениям наиболее благоприятные условия для жизни по температуре и влажности воздуха.
Рассмотрим температурный режим.
Известно, что скорость роста растений пропорциональна температуре, и повышение температуры
на каждые 10 градусов увеличивает скорость роста вдвое. Но только до 35 °C! Выше 40 °С уже
наступает угнетение, а при 50 °С растение начинает гибнуть.
Но это же и так всем известно! – скажете вы.
Да. Но известно ли вам, какие условия вы создаете своим любимцам в вашей теплице? Возьмите
пять одинаковых термометров. Поместите три термометра внутри теплицы: под крышей, между
растений и на почве. И для сравнения – пару термометров «на улице», на высоте глаз и на почве.
Разумеется, все они должны находиться в тени .

Вот теперь мы можем узнать, что же даёт нам наша теплица в течение суток в солнечную погоду.
Давайте наблюдать детально!
• УТРО до восхода солнца . На всех термометрах – и внутри, и снаружи – почти одинаковые
показания. Весной это 5–10 °С, летом в Сибири – 15–20 °С, а на юге бывает и 25–27 °С. При такой
температуре «тепличные» растения – фактически на улице, и от теплицы сейчас нет никакого толку.
• УТРО – первые лучи солнца попадают в теплицу . Температура внутри начинает быстро
повышаться, особенно под кровлей. За полчаса у конька – 35–40 °С, в зоне роста – 25–30 °С. Это
оптимум для растений. Это плюс. Вот теперь понятно, для чего нам теплица. Но! Почва-то осталась
холодной! Перепад температур между почвой и воздухом достигает 25–30 °С! «Холодные» корни могут
не успевать качать влагу нагретым листьям. Растения испытывают стресс – дефицит влаги при
совершенно влажной почве. Это минус! На улице температура в это время тоже растёт, причём гораздо
медленнее и равномернее. В первые утренние полчаса растениям в теплице лучше, чем на улице, хотя
до идеала далеко. А потом?
• ДЕНЬ . Солнцепёк . Жара внутри достигает 40–45 °С, а под кровлей она может достигать 60 °С
и больше! Влажность воздуха резко падает. Заботливые хозяева открывают все рамы и двери, но
боковое проветривание помогает мало, а сквозняк уносит влагу, которой и так растениям не хватает!
Сильнейший стресс!
Такие условия обычно бывают не в тропиках, а в пустыне, и в такое время ваша теплица лучше
всего подходит не для огурцов, а для кактусов! Листья и молодые побеги в массе теряют тургор
(внутреннее давление в клетках), фотосинтез замирает, цветы и завязи опадают. Вредители под
листьями блаженствуют. Отметим: в это время «на улице» температура обычно не превышает 25–30 °С
– а это оптимум, и растения почти не страдают от жары. В тёплый день теплица, несомненно, приносит
растениям больше вреда, чем пользы. Явный минус!
• ВЕЧЕР, солнце идёт к закату . Солнце перестало жечь, температура внутри снизилась до 35–25
°С, влажность возросла. Растения поднялись, ожили. Поскольку всё открыто настежь, температура
вскоре почти равна наружной. В это время растения внутри и снаружи почти в равных условиях, но
тепличные только приходят в себя от пережитого стресса. Теплица опять не помогает растениям.
• ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР – темнеет . Хозяева закрыли теплицу (если не забыли!), на улице холодает,
но в теплице есть остаточное тепло. Тепличным растениям ещё пару часов можно расти – но уже
сумерки! Остаётся поработать в темновой фазе фотосинтеза – с глюкозой разобраться. Когда
температура упадет до 10–15 °С, рост практически прекращается. Пару часов теплица помогает.
• НОЧЬ . Температура внутри выше наружной всего на 1–3 градуса, что даёт какую-то пользу
только при заморозке. Небольшой плюс весной и осенью. Снаружи выпадает роса, давая растениям
источник влаги, а «тепличным» остаётся надеяться на полив. Небольшой, но минус. Кстати,
неотапливаемая теплица может защитить лишь от незначительных заморозков – до –3–5 °С.

Складываем все плюсы и минусы – и видим, почему в хорошую погоду от


простой теплицы так мало пользы!

В пасмурную погоду теплица несколько полезнее. Тепловая энергия Солнца, частично проникая
через облака, всё же нагревает теплицу, хотя и не так быстро. Зато – существенный плюс – нет
перегрева днём. Однако есть и проблема: открывать теплицу или нет? Откроешь – температура
сравняется с наружной. Не откроешь – при первом же прояснении растения моментально сварятся! А
это уже окончательный кирдык!
В итоге минусы как минимум уравновешивают, а чаще всего перевешивают плюсы .
Поэтому теплица и не даёт того эффекта, которого мы от неё ждём!
Что же делать? Стоять рядом с ней днём и ночью, глядя на градусник, и без конца открывать и
закрывать её?! Вначале мы так и делаем. Потом, махнув рукой, просто открываем утром, закрываем
вечером – и имеем то, что имеем.

Двери и форточки

Вы никогда не задумывались, для чего у вас в квартире есть форточки?


«Конечно, для проветривания» – скажете вы.
Но ведь открытые окна и двери проветрят намного быстрее. Почему же делаются дополнительные
маленькие оконца вверху?
Ответ на этот вопрос очевиден для любого, кто пытался в холодную погоду проветрить комнату,
открыв, например, балконную дверь. Ваши домочадцы сразу отреагируют: «Закрой немедленно, детей
простудишь – тянет по ногам !» Поступающий снаружи воздух гораздо холоднее комнатного, поэтому
течёт по полу, не смешиваясь с тёплым, создавая сильный перепад температуры . Это и есть сквозняк,
то есть стресс, который и приводит к болезни.
Кстати, не только детей – и растений тоже.
Форточки и фрамуги в помещении всегда делаются в самой верхней части окна для того, чтобы
поступающий снаружи холодный воздух, опускаясь вниз, успел смешаться и сравняться по температуре
с комнатным. Проветривание должно происходить без сквозняков: горячий воздух отопительных
радиаторов идёт вверх и смешивается с поступающим сверху свежим воздухом, обмениваясь с ним
влагой и теплом.
Дверь в теплице, как и в квартире, предназначена для того, чтобы в неё входить . После этого
надо её закрыть и держать закрытой. Почему же для проветривания теплицы мы используем в основном
двери, устраивая сквозняк? Просто потому, что растения молчат и не жалуются !
Сберегатели тепла

Итак, температура воздуха днём регулируется. В среднем у нас в теплице +30–35°С. Но вот солнце
заходит, и тепло мгновенно уходит. А воздух холодеет всё сильнее. А если случится заморозок? Как бы
сейчас пригодилось то «лишнее» тепло, которое мы выбросили в атмосферу, спасаясь от перегрева! А
нельзя ли его запасти впрок?
Можно. Неплохо запасают тепло камни и бетон . Но их нужно слишком много. Чтобы полностью
сгладить ночной холод, на каждый квадратный метр плёнки нужно до половины кубометра камней или
кирпичей. Если класть их на пол, ходить будет негде! Где они могут разместиться? Только в каменной
северной стене пассивной солнечной теплицы! Объём стены длиною 5 м и высотой 3 м – 5–7
кубометров. Вот где тепло! Китайцы не даром строят пассивные вегетарии. А голландцы даже
превращали стены своих оранжерей в печи и отапливали их.

Хорошо запасает тепло вода: она почти вдвое более теплоёмка, чем песок и гравий, и даже более
теплоёмка, чем металл. Один литр воды запасает столько же тепла, сколько 3,25 кубометра воздуха!
Сколько нужно иметь воды, чтобы всю ночь в тепличке площадью 20 м2. было хотя бы на 10°
теплее? Расчёт показывает: около 3400 литров, или 3,4 кубометра. Это целый бассейн!
Несомненно, для зимнего сада или оранжереи это хороший вариант. В любой старой оранжерее
или коллекционной теплице есть бассейн. Это и регулятор влажности воздуха, и источник тёплой воды
для полива, и аквариум, и прудик для водных растений, и место отдыха, и деталь интерьера. А заодно и
мощный тепловой буфер!
Но в овощной тепличке столько воды не разместить.
На практике ни камни, ни вода не в состоянии отопить теплицу. Почему? Потому что она теряет
тепло так быстро , что они полностью остывают за час-два.

И куда девается это тепло?

Масштабы потерь тепла просто поражают.


Вы знаете, сколько тепла постоянно теряет обычный жилой дом? Всё, что даёт система
отопления ! Финны давно поняли это и всерьёз занялись герметизацией домов. Их домики-вагончики
столь герметичны, что им хватает тепла бытовых приборов – лампочек и электроплиток, чтобы
поддерживать тепло при морозе в –30 °С. А наши обычные дома – это постоянно тлеющие костры,
которыми мы старательно отапливаем атмосферу.
Что уж говорить о теплицах!
Утечка тепла через один слой стекла или плёнки даже при полной герметизации чудовищна. В
среднем с одного квадратного метра улетает 250 Дж каждую секунду !
Вот более наглядно: допустим, у вас есть плёночная тепличка площадью 20 м2. Общая площадь её
покрытия – около 40 м2. Так вот, чтобы ночью в ней было 25 °С, когда снаружи 5 °С, нужно держать
постоянно включённым 10-киловаттный обогреватель. Это настоящая тепловая пушка!
А без обогревателя воздух будет остывать на 8–11 градусов за каждую минуту! То есть, после
захода солнца теплица могла бы остыть всего за несколько минут. И остыла бы, если бы не почва –
мощный естественный аккумулятор тепла .
Теплоёмкость влажной почвы почти такая же, как у воды, но объём на порядок больше. Слой
земли толщиной 20 см, нагретый на 10 градусов, позволит сохранять тепло в нашей тепличке уже около
трёх часов. Неплохо! Но самое умное – направлять в почву тепло дневного перегрева . Об этом мы
поговорим особо.

Теплосберегающие покрытия

Аккумулировать тепло – хорошо, но важно ещё его не терять . Для этого нам нужны покрытия,
отдающие меньше тепла .
Например, второй слой плёнки с воздушным зазором между ними позволяет снизить теплопотери
вдвое. А в ветреную и дождливую погоду – вчетверо! Ведь внутренняя плёнка не намокает и не
обдувается ветром. А ветер, между прочим, усиливает отдачу тепла в 4–5, а сильный ветер – в 8–10 раз!
Такие конструкции давно испытаны на разных овощных станциях, и даже у энтузиастов. На
цветном фото 2 – промышленная арочная теплица конструкции О.Н. Жалыбина (с. Экономическое
Крымского р-на). Здесь оптимальная форма – наибольший объём при наименьшей поверхности – уже
буфер температуры. Но главное – двойная плёнка, между слоями которой накачивается воздух (рис. 4).
К формам мы ещё вернёмся.
Рис. 4. Двойная плёнка

На овощной опытной станции ТСХА в 1980-е испытывалась даже теплица, где между слоями
стёкол протекала подогретая вода – в морозы это хорошо помогало. Но время копеечной энергии
кончилось.
Мудрые скандинавы давно отказались от одинарных покрытий. Они слишком прозрачны для лета
и слишком сильно теряют тепло в холодное время. Двойные покрытия – это двойной эффект: они и
поглощают треть солнечного света, и лучше хранят тепло. Общий итог оказывается очень
выигрышным!
Все вегетарии китайцев с заходом солнца укрываются специальными теплоизолирующими
материалами. Они сейчас очень эффективные – воздушные, пенистые, с отражающими покрытиями.
Автоматика просто раскатывает рулон по кровле сверху до низу. А утром скатывает обратно наверх.
Тот же эффект получается, если и сами грядки в теплице накрыть дополнительным «одеялом» из
нетканого материала. Каждый слой укрытия увеличивает сопротивление теплопередаче примерно
вдвое.
В этом смысле сотовый поликарбонат почти идеален для теплиц. Толстый поликарбонат теряет на
порядок меньше тепла, чем стекло и плёнка. То есть хранит тепло в десять раз дольше! При этом свет
пропускает очень хорошо – на 80–85%. С хорошей печкой поликарбонатная теплица может работать
даже в мороз – до –30 °С. А проблема летнего отвода тепла легко решается длинными коньковыми
форточками.

В холод – грейся, в жару – остывай!

Сопоставив поступление и потери тепла, мы теперь видим, почему весной, в солнечную, но


холодную погоду плёночная теплица не может сильно перегреться даже без проветривания. Она
попросту успевает терять тепло – остывать. Именно поэтому весенние парники, наскоро сделанные из
плёнки, накинутой на дуги, долго обходятся без форточек. Но эта естественная автоматика помогает
только тогда, когда окружающий воздух достаточно холоден.
А вот ближе к лету, как только наступает теплая погода и воздух прогревается выше 20 °С, от
перегревов может спасти только частичное затенение . Проще всего набрасывать на тепличку старые
маскировочные сетки, фитозащитные и строительные сетки, нетканые материалы. Работает
эффективно, и мороки немного. Уже есть специальные теплоотражающие материалы и вещества, но
они пока дороги. На большие теплицы и сеток не напасёшься. Наши фермеры используют самый
простой и дешёвый способ: с мая набрызгивают на теплицу известковое молочко, а то и просто глину.

Итак, к чему мы пришли? Вот к чему. Теплица весной и теплица летом –


сооружения с прямо противоположными физическими задачами. И поскольку
конструкция теплицы при этом не изменяется, она должна быть изменяемой
изначально

Весной для максимального использования солнечного тепла теплица должна:


• Пропускать максимум света: поликарбонат, чистые стёкла, новая плёнка.
• Отражать меньше теплового излучения: максимум чёрных поверхностей внутри теплицы.
• Быть герметичной: все щели тщательно заделаны.
• Быть защищённой от ветра: деревьями, кустами, строениями, другими теплицами.
• Максимально запасать тепло в почве: приподнятые грядки, закачка тёплого воздуха (о ней –
далее).
• Максимально запасать тепло в воде: чёрные, доверху налитые ёмкости, плотно закрытые
прозрачной плёнкой или крышками.
• Запасать тепло в бетонных дорожках и задней (северной) каменной стене. Пол и задняя стенка –
самые мощные аккумуляторы тепла.
• Главное: теплица обязана сопротивляться потерям тепла. Второй слой плёнки или поликарбонат,
дополнительное укрывание растений внутри теплицы при заморозках.

Летом для снижения перегрева теплица обязана:


• Пропускать меньше света: побелка, укрытие полупрозрачными материалами, притенение.
• Отражать тепло от почвы: светлая мульча, светлые предметы.
• Быстро отводить горячий воздух: увеличенный размер верхних форточек, открытый конёк
кровли.
И, конечно, форточки должны открываться сами!

***

Согласитесь, теперь в голове намного больше теплотехнического порядка – спасибо Константину!


И можно заняться факторами урожая детально: что они дают и как их можно достигать технически.

Глава 2
Смысл теплицы – идеальный микроклимат
Все вы знаете «бочку Либиха». По Либиху, сегменты бочки – факторы роста: элементы питания и
влага. Вода в бочке – возможный урожай. Укороти или совсем убери всего один сегмент – вода
вытекла, урожая нет. Иначе: урожай снижается тем, чего в питании не хватает.
Таков «закон лимитирующего фактора». По сути, он верный. Вот только минеральное питание –
всего лишь часть сегмента питания .
Другую часть питания – главную, причинную – Либих не учёл, а агрохимия и посейчас в упор не
видит. Это свежие, т.е. не перегнившие органические остатки . Если бы агрохимия их учитывала и
заботилась об их уровне, как об уровне азота или калия, все наши почвы сохранили бы исконное
плодородие.
Но и питание с органикой – только часть бочки роста и развития . Изрядную часть этой общей
бочки составляют условия микроклимата . Вот они:
Оптимальный состав воздуха: повышенное содержание паров воды и СО2.
Отсутствие перегревов и скачков температуры воздуха.
Почти полное отсутствие ветра: воздух движется, но медленно.
Оптимум солнечного освещения. Для рассады – сильнейшая досветка. Для взрослых растений в
южных зонах – частичное притенение.
Максимальная способность почвы накапливать и сохранять влагу.
Тепло грунта. Грунт не холоднее воздуха. Архиважно!
Защита от дождя и града. Очень важно!

Всё перечисленное в науке называется законом совокупного действия факторов жизни .


Можете не верить, но только в таких, комплексных условиях растению действительно хорошо. А без
них – плохо.
И все эти условия может дать теплица – если строить её с умом!

Фактор 1: воздух. Безветрие и СО2

Даю вводные.
1. Сухой тёплый ветер, то бишь суховей, заставляет растения непродуктивно испарять в 4–6 раз
больше влаги , чем нужно для развития и урожая.
2. Не затенённая листьями голая почва летом нагревается до 60–70 °С, нагревая приземный
воздух . К тому же сама высыхает втрое быстрее . Растение вынуждено испарять втрое больше
даже в безветренную погоду – а её в почве всё меньше. А уж в ветреную!
Соображаете?.. Кусты выбрасывают в воздух семикратный объём лишней воды, а мы озабочены
только поливами! При таком раскладе, сколько ни поливай, растение тратит почти все силы на прокачку
лишней влаги – иначе оно просто сгорит. Потому и влаги не хватает: столько её не напасёшься.
3. Наилучшее усвоение углекислого газа для фотосинтеза наблюдается, если воздух медленно, но
всё-таки движется . Не ветер, и не полный застой, но постоянный приток нового воздуха – вот
оптимум подачи СО2.
4. В условиях вентилируемых теплиц чем больше в воздухе СО2, тем лучше .
Умное укрытие – отсутствие ветра и небольшой избыток СО2 в воздухе. Вы даже не
представляете, насколько эффективны эти факторы.

Безветрие

Сквозняк – это обиженный, непонятый и обозлённый ветер перемен.

Если жаркий ветер иссушает почву и выдувает из листьев влагу летом, то морозный ветер
выдувает влагу из веток и почек зимой. Ростовчане знают: у персиков вымерзают только верхушки,
торчащие над забором. Сибиряки знают: плодовые деревья имеют шанс выжить только в безветренном
месте. Энтузиасты садоводства сначала сажают многорядные защитные лесополосы, и лишь затем сад.
В нашей ветреной зоне, на границе предгорий со степью, зимой 2005/06-го все грецкие орехи
вымерзли «по плечи», а некоторые погибли. У нас они не растут выше 10–12 м. В том же году в
Каменномостском, на высоте 500 м, при тех же морозах 25-метровые орехи даже не ойкнули.
Высоченные, стройные, в два обхвата, с огромными листьями – заглядишься. И прочие деревья им под
стать. Крутой хребет, примыкающий с юга, создаёт в посёлке полное безветрие. Рай! Бывало, я даже
мечтал там жить…

Великий садовод Николай Гоше знал, что делал, когда строил для деревьев защитные каменные
стены и распластывал формовые кроны по стенам зданий (рис. …). Но мы рассмотрим это чуть позже.
В центрах природного земледелия «Сияние» исследовали эффект ветра и безветрия сознательно. К
примеру, Дмитрий Иванцов в Новосибирске защитил посадки от ветра карбонатными заборами. Часть
посадок осталась в поле на ветру. Разница в состоянии растений поразила. Осенняя вегетация яблонь,
защищённых от ветра, продлилась минимум на две недели, а весною они просыпались на неделю
раньше и бурно цвели, намного меньше пострадав от морозов. За два года они стали почти вдвое
больше своих полевых «однокашниц». Так же вела себя и малина, и другие растения.
Специальная ветрозащитная ограда – уже теплица с открытым верхом. Вот в таком огороде-
затишке у Дмитрия и Любы Земских («Сияние», Волхов) сезон начинается на 10–12 дней раньше и
продляется на пару недель (цветное фото 3 и рис. 5). Всё растёт так, будто оно не возле Ладоги, а под
Воронежем. Без скидок, такое сооружение – уже «теплица первого уровня».
Мы видим, насколько больше востребовано и полнее используется плодородие почвы и питание–
влага, если нет ветра.

Рис. 5. Ветрозащитная ограда

Кстати, примерно такие же затишки строил легендарный русский огородник 19-го века Ефим
Андреевич Грачёв. Несколько лет он поражал европейцев, привозя на парижские выставки гигантские
вкусные овощи – кочаны капусты по 35–40 кг, репу по 3 кг, килограммовую картошку, сладкие арбузы
и дыни собственой селекции. Его огород был весь перегорожен плетнями – заборами из плотно
сплетённых жердей. Эти «ширмы» не просто создавали безветрие, но ещё и нагревались, излучая тепло.
Кроме того, они регулировали солнечное освещение: одним культурам полезна временная тень, другим
– прямое солнце. Углекислого газа растениям добавляли неглубокие ямы, наполненные навозом.
И вот второй важный момент безветрия: тут над почвой намного больше углексилого газа – а он
очень важен!

Углекислый газ

Не видно выхода?
Да вы же в нём стоите!

Растение на 45% состоит из углерода. Значит, углерод – самый главный элемент питания. Ещё до
40% в растении – кислород. Но его в воздухе аж 21%, а углерода – всего-то 0,01% (в воздухе 0,035%
СО2, в коем углерода – неполная треть). Мизерно мало! А поступает он из воздуха. Так что именно
углерод – главная проблема питания!
Логично? Судя по цифрам – да. Но мы договорились не зацикливаться ни на чём.
На форумах природников часто всплывают дискуссии об источниках СО2 для растений. Классика
во главе с К.А. Тимирязевым утверждает, что он поступает через листья. Вместе с тем есть немало
данных, говорящих об усвоении углекислоты корнями. Ещё в 1950-х это доказал наш знаменитый
физиолог, академик А.Л. Курсанов. Из любителей об этом много писал А.И. Кузнецов, опытно
доказывал С.Г. Покровский, новые доказательства собирает С.В. Панявин.
Некоторые идут от противного – пытаются доказать, что никакого СО2 через листья вообще не
поступает. С их логикой не поспоришь: если листья поглощают СО2, зачем им одновременно выделять
его при дыхании?.. Да затем, что листья его не поглощают! В растении его и так полно – из почвы.
Действительно, источник СО2 – именно распад органики под мульчей. Углекислый газ тяжелее
воздуха и опускается по почвенным каналам. В природной почве его в десятки раз больше, чем в
воздухе, при этом он растворяется в воде в десятки раз лучше кислорода и азота. Было бы логично и
крайне рационально поглощать углерод в виде раствора СО2 с почвенным раствором. Воду ведь всё
равно приходится всасывать для испарения!
В книге «Мир вместо защиты» я позволил себе обобщить и развить эту мысль. Но всё не так
просто. Добавка СО2 в воздух или в почву не делает революции – урожай растёт всего на 10–15%.
Деревья, получая лишний СО2 через крону, сбрасывают его в почву в виде сладких корневых
выделений. Но если корням дать удобрения, корневые выделения резко уменьшаются – так много их не
нужно. Тогда и листовое поглощение СО2 снижается. Итого: растение не может поглощать больше
СО2, чем ему это нужно.
СО2 нужен именно для фотосинтеза. А фотосинтез зависит от запроса: он включён лишь
настолько, насколько в нём нуждаются растущие побеги, корни или плоды. А сила роста – продукт а)
генетики и б) оптимума всех факторов. Получается, у каждого растения есть своя норма, свой предел
поглощения углерода в разных условиях , и его не перемудрить. В общем, до сих пор собираю
данные и пытаюсь их осмыслить.
И чем дальше, тем больше убеждаюсь: в природе нет однозначных «или-или». Адаптивные
возможности растений явно намного шире, чем мы считаем. Очевидно, и углерод поглощается по-
разному – это зависит от условий. Растения могут получать его и через листья, и через корни. Могут
брать его как в виде СО2, так и виде иона гидрокарбоната НСО3–, и ещё непосредственно в виде
сахаров, органических кислот и прочей растворимой органики.
Все эти способы углеродного питания по отдельности научно доказаны. Думаю, в реальности все
они используются одновременно . В разное время, в разных условиях тот или иной способ
преобладает. Видимо, при нехватке углерода в почвенном растворе усиливается ловля СО2 из воздуха.
Возможно, получив витамины и сахара из почвы, растение снижает воздушное поглощение. Или просто
усиливает рост, легче переживает стресс, раньше плодоносит – в пределах своего генотипа.
Но, братцы, не упереться бы нам и в эту частность. Не упустим: чтобы поглощать углерод, нужно
как минимум нормально расти . Нужны все факторы роста! Прежде всего, нужна вода. Нужен
нормальный баланс других элементов питания. Нужна оптимальная температура, оптимальный свет,
нужно отсутствие суховея. Иначе хоть чем корми – толку ноль.
Опыты в теплицах показали: максимум фотосинтеза – при 0,5–1% СО2. После 2–2,5% начинается
угнетение, а потом и отравление растений. Закрытая тепличка с бродящими бочками и органикой на
почве – это до 0,3–0,5% СО2, то что надо. Но летом плёночную или карбонатную теплицу не закроешь –
сгоришь. Выход – частичное притенение. Один из технологичных способов – притеняющие сетки. О
них дальше.

***

Итого: устраивая огород, да и сад тоже, сделайте всё, чтобы защититься от ветра . Беря
землю, начинайте именно с этого! С наветренной стороны сажайте быстрорастущие деревья с
крупными семенами: орехи, бобовые, дубы, каштаны. Не берите саженцы – сейте семена. Сеянцы
растут вдвое мощнее, чем лучшие саженцы – у них есть стержневой корень. Тоже важнейший фактор
роста, кстати! К лиственным добавляйте сосны, подбивайте их можжевельниками, на юге – ещё и
туями.
И всё-таки не жалейте денег – постепенно стройте заборы, стенки, затишки. Без них огородный
интеллект и урожай можно сразу делить пополам. Ну а если вы живёте в безветренном месте –
радуйтесь. Вы и не представляете, как вам повезло!
Практический вывод таков: если в вашей теплице есть органическая мульча или сидераты,
немного помёта, бочка с «травяным компотом» или «ЭМ-силосом», и если ветер обходит грядки
стороной, то беспокоиться об углекислом газе не нужно: его у вас уже предостаточно.
Теперь самое трудное: свести к минимуму перепады температуры. Чтобы ночью не было
переохлаждения, а днём – перегрева.

Фактор 2: оптимум температуры

Этот вопрос не о том, как спастись от холода. Он о том, как исключить дикие перепады ночной и
дневной температуры. Вот от чего молодые растения мучаются весной: днём +40 °С, а ночью – до нуля!
С этой кочки и зрим.

Повышение ночной температуры

Продаётся фонарик на солнечных батарейках.

Если и надо заботиться о каком-то обогреве летней теплицы, то только ночью – весной, а для
продлённой культуры и осенью. Оптимум для всех растений – +23–26 °С. Идеально, если ночью не
холоднее +15 °С, а днём не выше +30 °С.
Слава Богу, мир начинает осознавать: наша планета купается в колоссальной энергии Солнца – и
эта энергия бесплатна! Достаточно научиться ловить её.
И это прекрасно умели делать наши предки.
Великий немецкий садовод Николай Гоше знал, что делал, когда распластывал плоские кроны
деревьев по стенам зданий (рис. 6 и 7 – гравюры самого Гоше из изданий 1890–1900 годов). Для своих
пальметт и кордонов он строил специальные каменные или саманные (т.е. глиняные) стены
трёхметровой высоты, снабжённые узкими кровлями. Деревья были защищены и от ветра, и от осадков.
Рис. 6, 7.
Гравюры Николая Гоше
Но подобные «фруктовые стены» строили ещё за 200 лет до него! О них подробно рассказал Крис
Де Декер в своей статье «Фруктовые стены: городское садоводство в 1600-е годы». Её можно найти в
сети. Видимо, до сих пор это самый умный и экономичный способ использовать бесплатную энергию
Солнца. Уверен: просвещённая агрономия 21-го века скоро вернётся к этому направлению .
Французы, англичане и голландцы широко применяли стеновую культуру ещё с середины 17-го
века. С помощью стен они продвигали виноград и персики на самый север Европы, где выгодно
продавали ранний урожай фруктов и овощей одновременно с тем, что ввозился из Испании и Италии.
Часто стенами застраивались целые кварталы или деревни.
К примеру, Монтрёй, пригород Парижа, имел 600 км фруктовых стен с персиками (рис. 8 – вид
Монтрёй – из статьи Криса Де Декера). В этот лабиринт не сунулась даже прусская армия, осаждавшая
Париж в 1870-м!

Рис. 8. Фруктовые стены в городе Монтрей, Франция

Городок Томри чуть южнее Парижа также состоял из стен почти целиком – 300 км стен на 150
гектарах. Тамошние жители поколениями выращивали столовый виноград. Стены Томри стоят до сих
пор – посмотрите со спутника.

Мудрость фруктовой стены – в сочетании двух эффектов.


Во-первых, она полностью защищает от ветра .
Во-вторых, и главное, – стена массивна, и потому накапливает тепло солнца , которое отдаёт
ночью. Климат в стеновом саду теплее в среднем на 8–10 °С – и это, заметьте, без всяких укрытий!
Один раз построил – и на сто лет!

Стеклянные теплицы, появившиеся только в начале 20-го века, утеряли эту ценнейшую
способность – накапливать тепло впрок. Плёночные и поликарбонатные – тем паче. С заходом солнца
они остывают мгновенно! Благоразумие было побеждено модой на новые технологии: получив
листовое стекло и ископаемое топливо, тепличники отказались от запасания солнечного тепла . До
сих пор тепличные комплексы «съедают» в холодное время колоссальное количество энергии, что
абсолютно ничем не оправдано.
Но есть отличный компромисс: пассивные солнечные теплицы , они же – вегетарии (рис. 9 –
фото из той же статьи). По сути – один южный скат теплицы, пристроенный к массивной стене. Такую
теплицу ночью отапливает стена, накопившая дневное тепло. Кроме того, на ночь на кровлю
раскатывается матриал, сохраняющий это тепло. В итоге экономятся огромные средства. Первыми
такие теплицы начали строить голландцы в конце 19-го века. Но массово их применяют только
китайцы. Благодаря их госпрограмме с начала 1970-х в Китае построено около миллиона гектаров
пассивных теплиц. А у нас это – экзотика, называемая не иначе как «вегетарием».

Рис. 9. Пассивная солнечная теплица

Наши дачники пытаются накапливать на ночь солнечное тепло, используя большую теплоёмкость
воды. В теплицах ставятся бочки, баки и прочие ёмкости с водой. В станице Калужской мой знакомый
А. Труфанов готовит огромное количество ёмкостей – вся тепличка бывает уставлена (рис. 10).
Рис. 10. Теплицы с водяными аккумуляторами

В небольшой теплице скачки температуры можно снизить водяными тепловыми аккумуляторами


– это специальные чёрные рукава для воды. Их эффективность подтвердилась в теплице хозяев омского
«Сияния» Андрея и Лены Эмотаевых, а также у многих других огородников. Ночью это продляет
комфортную температуру на пару часов.
Но всё-таки объём этих ёмкостей слишком мал. В шестиметровую тепличку не впихнёшь больше
тонны воды. Кирпичная или бетонная стена такой теплички накапливает в 10–12 раз больше тепла.

Лучший способ ночного утепления и стимуляции роста – накопить тепло солнца в толще почвы
. Как это сделать, расскажу в главе о тёплом грунте. Кстати, передавая грунту тепло воздуха, мы
одновременно охлаждаем воздух – спасаемся от перегрева.

Предотвращение дневного перегрева

Незнание законов физики не освобождает от ответственности!

Коньковое проветривание

Если воздух прогревается выше 32–35 °С, растения уже оказываются в зоне стресса. Жара
заставляет непродуктивно качать и испарять воду, стерилизует пыльцу и высушивает пестики. Грибки
же, наоборот, впадают в свирепость, и усердные поливы помогают им разгораться пожаром.
Большой прорыв в тепличных технологиях – появление притеняющих материалов. Например,
нетканых материалов – спанбонда и лутрасила, молочно-белых плёнок и дымчатого поликарбоната.
Почему? Потому что общий минус всех прозрачных материалов – их полная прозрачность . Не
удивляйтесь! Как уже упомянуто, прозрачная кровля не спасает от ночного радиационного заморозка. А
днём превращает теплицу в сауну, создавая сильнейший парниковый эффект.
Парниковый эффект – простая штука. Тепловое (то есть инфракрасное) излучение Солнца
нагревает в теплице все поверхности. Они нагревают воздух. Нагретый воздух не может выйти наружу,
нагревается всё сильнее, и жара нарастает буквально каждую минуту. И чем тепличка меньше, тем в ней
жарче.
Разумея Россию суровой северной страной, мы как-то привыкли петь гимны парниковому
эффекту: он же тепла прибавляет! Но, во-первых, большинство теплиц у нас – как раз в жаркой степной
зоне и на Юге. Это понятно: чем раньше урожай, тем дороже его можно продать в более северные
области. Вы заходили в кубанскую теплицу в середине мая? Это не теплица – сауна. Под кровлей – до
60 °С! А в июне? А в июле?!

От такого жара не спасают никакие боковые форточки. Его может изгнать из


теплицы только сплошная коньковая форточка – открытый почти во всю длину конёк
кровли.

Но никто из фермеров не делает коньковых форточек. Да что там коньковых – боковых толком не
делают. Это ж фермеру лишняя возня. Ради чего? К июлю цены совсем упадут – ну и гори оно огнём.
Но нам-то, соточникам, наш урожай как раз до глубокой осени нужен! Мы-то почему в своих теплицах
паримся? Зачем растения мучаем? Зачем покупаем теплицы, у которых только по торцам две крохотных
форточки?.. Сие для меня есть тайна великая.
Практически все коммерческие теплицы сейчас – поликарбонатные. Громадный плюс
поликарбоната – конструктивная жёсткость. Обшитые им прямоугольные плоскости не требуют
диагональных усилений. При этом очень легко режется и так же легко гнётся. Вот с этим прямо-таки
проблема… Все производители теплиц радостно гнут листы однозначно поперёк теплицы. Это
упрощает и усиливает конструкцию, но напрочь исключает коньковое проветривание. Хоть бери лобзик
и полосу в коньке вырезай! Но тогда дождь намочит растения.
Хорошая новость: уже есть коммерческие теплицы, у которых закруглённые карбонатные стенки
и кровля подвижны. Летом можно полностью раскрывать бока или делать коньковую форточку любого
размера, а на зиму раскрывать полностью – снег не поломает, а накопится на почве. Знаю пока две
таких: «Тюльпан» и «Презент», – и первая мне кажется конструктивно более удобной (рис. 11).
Рис. 11. Теплица с подвижной кровлей

Я же у себя в «укрытом грунте» применил простое решение: весь конёк – форточка. Один скат
кровли выступает над другим – закрывает от дождя (цветное фото 5 сделано в 2015-м). Нависающий
скат, что справа на фото – со стороны сильных ветров, чтобы кровлю не рвало ветром (рис. 12). При
желании можно сделать такую форточку закрывающейся. Но такой нужды, если честно, у меня не
возникало.
Рис. 12. Нависающий скат

Обычно мы высаживаем рассаду в конце апреля, когда угроза заморозков уже миновала, и в мае
уже жара стоит. В этом году, правда, всё наоборот: весь май ну просто из ряда вон какой холодный, и
огурцы жутко тормозят, страдая по теплу. В закрытых теплицах они уже чуть не в рост, а у нас только
по колено. Ничего, зато наши и проживут на месяц дольше. А для ранних приятных салатиков
достаточно вырастить пять ранних кустов – о них в главе о рассаде.
Коньковая форточка – для плёнки и карбоната элемент номер один, и в идеале её регулируют
автоматы – «открывалки». Но не в моём случае. Мой укрытый грунт – сетчатый. Главное, чем я снял
весь летний перегрев – притенение . Вместо прозрачных материалов, или вместе с ними, использую
молочно-белую плёнку и фитозащитные сетки.
Сетки, отсекающие 30–50% солнечного излучения, – основа овощеводства и виноградарства всех
жарких и сухих стран. Оставляя оптимум света для фотосинтеза, они почти полностью убирают
парниковый эффект и ветер, исключая перегрев – в такой «теплице» всегда не жарче, чем на улице.
Затеняющими сетками укрыты огромные плантации в Израиле, Испании, Португалии, Австралии,
Италии, в США и в странах Африки. Пришли они и на юг России. Я изучаю их уже пять лет. И вижу:
даже в нашем климате, далёком от пустынного, притенение даёт чудесный эффект. Ведь оно
оптимизирует два в одном – и температуру, и интенсивность солнечного света.
Мой скромный опыт огорода под сеткой, как обобщение всех полезных факторов, – в конце главы.

Фактор 3: тепло грунта

Появилась новая категория товаров: предметы роскоши первой


необходимости.

Любая биохимическая реакция зависит от температуры. Именно ТЕПЛО – ГЛАВНЫЙ


УСКОРИТЕЛЬ ВСЕХ ЖИВЫХ ПРОЦЕССОВ. А все главные процессы растения начинаются с корней.
Поэтому главные проблемы садоводства – в нехватке, отставании именно почвенного тепла.

Напомню: с точки зрения растений, тепло грунта намного важнее тепла воздуха.
Грунт не холоднее 22–25 °С – вот идеал большинства овощей и цветов.

Студентом я работал в первом тепличном комбинате по голландской технологии – совхозе


«Московский». Половина всех отопительных труб там лежала на почве. Они обогревали и почву, и
воздух. Голландцы знали, что нужно тепличным овощам! Урожаи комбината на тот момент были
фантастическими. А трубы служили ещё и рельсами для тележек (рис. 13).

Рис. 13. Отопительные трубы на почве

Но можно греть почву и изнутри, причём без особых затрат. Знакомый белгородский фермер
Степан Атоян собрал простую систему обогрева: газовый котёл и пластиковые трубы на глубине 15 см
(рис. 14 – его фотография), и был ошеломлён эффектами. Почва полностью прогрелась за две недели.
Корни виноградных саженцев начали расти в сторону источников тепла с такой бешеной скоростью,
что по большей части вырастали из горшочков. Саженцы получились с огромной бородой корней и ещё
спящими почками – мечта виноградаря! Лук начал расти по 5 см в сутки. Томаты и огурцы удвоили
скорость роста и прекрасно развивались. Рассада вышла на рынок на неделю раньше и была прекрасно
развита. Все затраты окупились в первый же сезон.
Рис. 14. Система отопления фермера С. Атояна

«Король томатов» из Адыгейска Юрий Циков также поставил в теплице газовый котёл и провёл
пластиковые трубы в почве. И у него ситуация изменилась в корне. Томаты удвоили рост и ускорили
развитие. Воздух достаточно грелся от грунта, несмотря на мульчу. Фитофтора почти исчезла –
достаточно было обрывать листья с признаками болезни, и кусты полноценно работали (цветное фото
6). Продукция пошла раньше, исчезла масса проблем.
Вывод фермеров: тепло почвы намного важнее тепла воздуха . Мой вывод: везде, кроме Сочи и
Ялты, тепла почвы катастрофически не хватает!
Новосибирцы Дмитрий и Наташа Иванцовы, а с ними и многие энтузиасты центров природного
земледелия «Сияние», доказали это иным способом: в своих теплицах они отгораживались от
почвенного холода с помощью пенопласта или слоя пластиковых бутылок (рис. 15). Фактически, грядки
превратились в огромные «горшки» с органическим грунтом. Там, где изоляции от почвы не было,
овощи росли намного слабее. Есть наблюдения, когда одна лишь изоляция от наружного почвенного
холода ускоряла рост чуть не вдвое.
Рис. 15. Защита от холода почвы

Да о чём я говорю? Вспомним о тёплых грядках, согреваемых гниющим соломистым навозом. Сто
лет назад так устраивался любой парник. Прадеды прежде сего заботились О ТЕПЛЕ ГРУНТА. Это
было основой огородничества. Под Питером зрели дыни, и это никого не удивляло! Вот один из опытов
Андрея Бушихина, Ярославль. Слева – куст в обычной плодородной почве. Справа – грунт подбит
свежей органикой, а на дне пластиковые бутылки. Правый куст рос втрое сильнее (рис. 16). Урожай с
этого куста оказался больше в 9 раз (цветное фото 7).
Рис 16. Урожай с правого куста больше в 9 раз!

Очевидный способ хорошо и рано прогреть грядки – приподнять их над почвой.


Тут масса вариантов.

Научно исследовал тепло почвы, доказал его приоритет и блестяще применил в садоводстве
известный смоленский учёный, садовод и виноградарь Юрий Михайлович Чугуев. Он раскопал десятки
деревьев и кустов винограда и выяснил: глубже 35 см корни фактически не развиваются, а глубже 45 см
просто отмирают из-за почвенного холода (рис. 17).
Рис. 17. Глубина, на которой отмирают корни

Все беды плодовых деревьев и винограда в Нечерноземье – из-за катастрофической нехватки


почвенного тепла весной. Мы ведь сажаем «по классике» – в ямы! В апреле приходит тепло, крона
пробуждается, но почва ещё мёрзлая – корни спят. Отсюда – шок, стресс, выпревание и ожоги коры.
Как согреть и разбудить корни? Вынести наверх, на солнышко!
Чугуев сажает в крутые гряды, да ещё с дренажными канавками. Они очень быстро прогреваются.
В них живёт изрядная часть питающих корней. Эти корни просыпаются вместе с кроной – и всё в
порядке, вегетация пошла.
Так у Чугуева растут сливы, алыча, черешня – и все здоровы, и плодоносят, как на Юге. То есть, в
сравнении с соседями в ямах, урожаи шести-восьмикратные. И евро-амурский виноград плодоносит
просто обвально (цветное фото 8).

Как нам утеплить свои тепличные грядки? Да так же: строить приподнятые и холмовые грядки-
гребни. На сыром Севере, в Сибири и мокром Дальнем Востоке без них просто не вариант. Именно так,
на гребнях, выращивает раннюю картошку фермер Степан Атоян. На приподнятых грядках-гребнях
много лет огородничает известный омский овощевод Олег Телепов. Проходы он превращает в
компостники из бурьяна и прочих растительных остатков. Разумные грядки жителя Тернопольщины
Владимира Розума также совмещают гребни с органическими траншейками-компостниками (рис. 19). В
почве – тепло органики, в гребнях – тепло солнца.
Рис. 19. Органическая траншея-компостник

Ясно, для чего так высоко, почти по пояс, поднимает свои гряды-валы Зепп Хольцер – он ведь
живёт на высоте 1300 м. Холодные Альпы! Тут тепло грунта важнее всего, а лучше всего весеннее
солнце ловит крутой скат.
А если сузить и хорошо поднять грядки в теплице, они на две недели раньше прогреются. Даже
мелкая рассада в тёплой почве обгонит крупную. И по ночам воздух не будет так остывать. Это и
сделали наши соседи, закладывая новую тепличку по нашим советам. Их-то огурцы и обогнали наши на
целый метр (рис. 20)!
Рис. 20. Узкие и поднятые грядки быстрее прогреваются

Проложив каплю под солому, можно поднимать грядки даже на сухом юге. Особенно если
укрывать их специальной плёнкой. Тогда даже на Тамани, в царстве ветреной жарищи, растения ни на
что не жалуются (цветное фото 11). Особенно земляника, салаты и прочие зеленные. Прогрев просто
замечательный, урожай ранний.
Рис. 21. Грядки-контейнеры

По той же причине – раннее тепло грунта – я предлагаю не лениться строить грядки-контейнеры


(рис. 21). Тут ещё есть кровля. Защищающая от лишнего солнца, болезней и радиационных заморозков.
Кто решился построить такие грядки, до сих пор очень довольны.

Разовьём эту мысль – вспомним умные теплицы кубанца В.А. Антропова. Он утеплил грунт
радикально: выкопал проходы глубиною по пояс. Это уже почти теплица-термос! Грунт с ранней весны
обогревается тёплым воздухом (цветное фото 9). В почве запасается огромная масса тепла! А
поверхность кровли – минимальная (рис. 22). Скачки температуры исчезли, как проблема. Весною
рассада благоденствует. Осенью томаты плодоносят до декабря.
Рис. 22. Умная теплица В.А. Антропова

Наконец, абсолютно нет никакого холода в грунте на стеллажах. Как раз поэтому многие теплицы
цветоводческих хозяйств и все коллекционные теплицы – стеллажные. На цветном фото 10 – стеллажи
Юрия Цикова. Перец тут растёт удвоенными темпами.

Апофеоз стеллажной культуры – разные малообъёмные виды гидропоники, аэропоники и


биопоники. Корни тут всегда такие же тёплые, как и воздух. Не в этом ли главный секрет такого
мощного развития растений?.. Ведь будь корням холодно, или мало воздуха, они просто не усваивали
бы питание.
Так же, воздухом и солнцем, прогреваются высокие овощные контейнеры, грядки-бочки, грядки-
короба, многожды описанные мною и разными огородниками. На нетленном цветном фото 12 –
«томатные деревья» Г.М. Малиновой (фото Г. Жигулиной, Екатеринбург). Теперь мы знаем, для чего их
надо так высоко приподнимать.
Наконец, есть ещё один способ прогреть грядки: УКЛОН К ЮГУ. Покатые грядки, склонённые к
югу, намного сильнее ловят тепло солнца. Каждый градус наклона – как переехать на 100 км на юг!
Такие «треугольные» грядки давно описывает в своих книгах П.Ф. Таннуа. Южный склон – одна из
основ «солнечного вегетария Иванова». Раньше всех зреют овощи и на «каскадных» грядках, открытых
к югу. На рисунке 23 – «каскад террас» у наших знакомых, Александра и Оли Труфановых в Калужской
области.
Рис. 23. «Каскадные грядки»

Лучше всего, если на юг или юго-восток наклонён сам участок. Разумеется, такой склон нужно без
вопросов террасировать, иначе влага дождей будет регулярно стекать вместе с плодородной почвой.
Наконец, вот экзотический для меня, южанина, способ прогревать почву в Нечерноземье. И для
теплиц он вполне годится! Опытом поделился житель Подмосковья Юрий Шелаев. Весной он просто
укрывает почву прозрачной плёнкой (рис. 24). Разумеется, под ней возникает жуткий парниковый
эффект, и почва прогревается.
Но я не мог себе представить, что и сажать можно прямо в эту плёнку – через дырочки. А Юрий
сажает, и у него всё отлично растёт. И влага дождей вся в дырочки стекает, а утрами на плёнке изнутри
конденсируется и в почву возвращается. И арбузы зреют, и дыни сладкие (цветное фото 13). И сорняки
под плёнкой на месте: мучаются, не мешают, наоборот – органику наращивают, а потом почву
удобряют. Юрий назвал этот способ «грядкой-самобранкой». Вот уж точно: век живи – век учись!
Примерно также устраивает грядки для огурцов и томатов кустанайский картофелевод и селекционер
А.С. Удовицкий.
Рис. 24. Укрепление плёнкой

Идеально было бы взять горячий воздух из-под кровли и передать его тепло почве. Причём
усилиями самого солнышка. Это более сложное техническое решение. Но оно было воплощено, и у него
появились продолжатели! А чем больше новых возможностей, тем проще эта задача.
Начну с изначального, самого сложного и затратного варианта – покажу во всех тонкостях саму
идею.

Солнечный вегетарий иванова

Уверенно и спокойно
Гляжу на зелёный лист.
Есть, есть фотосинтез!
Танка

И снова мы видим, как в наше время вновь переоткрываются изобретения столетней давности.
Ведь первые вегетарии, по сути, появились в Европе ещё в конце 19-го столетия. Сначала голландцы, а
затем и французы начали пристраивать к плодовым стенам и зданиям стеклянные конструкции и
успешно их использовали, экономя топливо.
Но ещё больше солнца можно поймать, если построить такое сооружение на южном склоне .
Тогда греться будет не только стена, но и сам склон. Остаётся суметь направить это тепло в почву – и
тогда его будет хватать даже зимой!
Такую круглогодичную теплицу построил и много лет успешно использовал киевский учитель
физики А.В. Иванов. Было это ещё в начале 1950-х. Назвал он свою теплицу «солнечный вегетарий».
Запатентовал. Получил много наград за изобретение. Но в 1971-м умер. И про его вегетарий
благополучно забыли – слишком много с ним сложностей. В 1996-м в Киеве малым тиражом вышла
соавторская книга: А.А. Иванько, А.П. Калиниченко, Н.А. Шмат, «Солнечный вегетарий» (именно из
неё, с разрешения А.А. Иванько, взяты рисунки). В 2000-е интерес к этой системе вновь появился – но
сильно подорожала электроэнергия. Вегетарии так и не вошли в нашу культуру.
У меня для вас сюрприз: времена изменились, и один наш умелец научился подавать в почву
горячий воздух, почти не тратя энергии. Но об этом – позже. А пока давайте рассмотрим принцип
работы солнечного вегетария.

Традиционная теплица имеет три главных проблемы.


1. При низком стоянии солнца (весна, осень, зима, утро и вечер), ввиду сильного отражения под
острыми углами, в теплицу проникает всего 20–30% солнечной энергии.
2. Чудовищные потери тепла через покрытие и невозможность запасти его внутри теплицы
приводят к огромным скачкам температуры дня и ночи.
3. Прямая вентиляция, необходимая летом, уносит весь углекислый газ, часть азота и всю влагу,
испарённую листьями – отсюда постоянная нужда в поливах и удобрениях.
Вегетарий по-своему решает сразу все эти проблемы.

1. Улавливание солнца . Строится вегетарий на склоне в 15–20°, естественном или насыпном,


скатом на юг или юго-восток (как на рис. 25). При размере 5 на 8–10 м это вполне реально. Кровля
делается плоской , и в наши дни – из трёхслойного сотового поликарбоната. Результат: солнце падает
почти перпендикулярно, отражение от плоскости минимальное – почти всё тепло остаётся в почве.

Рис. 25. Вегетарий на склоне

Но это не всё. Задняя стенка – капитальная. Собственно, это стена дома или подсобки. Она
побелена, а в идеале – оклеена отражающим утеплителем. При низком солнце она – отражатель,
усиливающий попадание лучей на почву.
Вы вспомнили про тёмные стены китайских теплиц, запасающие тепло? В вегетарии можно и так,
но только на юге и в узком, пристенном, небольшого объёма. В ступенчатом, как на рисунках, одна
стенка всё не обогреет, и тут важнее эффект отражения солнца.
Рис. 26. Устройство вегетария

Чем ниже солнце, тем сильнее эффект поглощения его энергии. Плюс плоская кровля и стенка-
отражатель (рис. 26). По данным автора, приход солнечной энергии днём повышается в 4–5 раз, а
утром, вечером и зимой – в 18–20 раз.

2. Проблемы тепловых скачков и углекислого газа решаются одним изящным изобретением –


замкнутым циклом воздухо- и теплообмена.
Под почвой, на глубине 30–35 см, через 55–60 см друг от друга, вдоль всей теплицы лежат
пластиковые (или асбоцементные) трубы. Они уложены на подушку из керамзита или щебня и
продырявлены по дну, как видно на рисунке 27. Нижние их концы выведены на поверхность. Верхние
соединены и подключены к вентиляторам.
Рис. 27. Трубы обогрева и вентиляции

Вспомним: нагрев почвы – самый мощный ускоритель развития растений. При температуре почвы
30 °С томаты и огурцы дают вдвое больший урожай на месяц раньше, а баклажаны – втрое больший
урожай.
Так и происходит в вегетарии. Вентилятор засасывает тёплый и влажный воздух в трубы и гонит
его снизу вверх. Воздух отдаёт тепло и влагу почве. Остывший воздух вдувается обратно в теплицу – и
снова греется. За день почва прогревается до 30° и выше – ВСЯ ПОЧВА становится аккумулятором
тепла . Его запасается столько, что хватает почти на всю ночь. Ночью вентилятор продолжает работать,
подавая тепло уже из почвы в воздух.
Таким образом, без всякого отопления, при дневном морозе в –10° и ночном –15 °С, в вегетарии
держится температура: днём +18 °С, ночью +12 °С. Для сравнения, в обычной теплице утром +10 °С,
днём выше +30 °С, а ночью – около нуля и ниже. Главное – хорошая герметизация покрытия.
На случай сильных морозов в камеру вставляется простой калорифер и в теплицу задувается
тёплый воздух. На любой форс-мажор хватает калорифера мощностью в 1,0–1,2 КВт. Но таких ночей
бывает немного, да и лучше зимой выращивать зелень, не требующую подогрева.

В последние три десятка лет эта система широко используется в Европе,


особенно в Скандинавии. Там тёплый воздух закачивают и в почву, и в каменный пол,
и в коллекторы внутри бассейнов, и даже в стены прилежащих комнат.

Весной и даже нежарким летом тот же вентилятор в том же режиме спасает теплицу от перегрева.
В почве запасается уже не тепло, а ночная прохлада. Остывшая за ночь почва днём отдаёт свою
прохладу и греется, а ночью – отдаёт тепло и снова остывает. Постоянный обмен воздуха и почвы
делает всю систему одним цельным тепловым буфером.

Эх, копеечная электроэнергия 60-х! По данным Иванова, бытовой вытяжной вентилятор


мощностью 15–20 Вт нормально обслуживал 3–4 трубы диаметром 70–100 мм. На деле всё не так
просто. Заметьте: на рисунке воздух берётся снизу и возвращается сверху. Но для теплообмена
логичнее брать горячий сверху и накачивать вниз, в почву. А теплоотдача асбоцемента и пластика –
мизерная, и гонять воздух надо постоянно. Опыты новосибирцев показали: тут нужны уже очень
мощные вентиляторы.

3. Влажность и СО2воздуха . При открытой вентиляции, несмотря на уход и поливы, урожай


снижается в 2–3 раза ниже возможного – т.е. получаемого в вегетарии. Почему? Тут два главных
момента.
Первое: углекислый газ. Почти весь нужный СО2 даёт гниющая органика. Чем его больше, тем
выше урожай. Именно замкнутый цикл воздухообмена накапливает в вегетарии уникальную массу
СО2 , которая и раскрывает весь продуктивный потенциал растений.
Второе: почвенная и воздушная влага.
Поверхностный полив, даже если он капельный, сильно теряется с испарением. Система
почвенных труб – готовая система «атмосферной ирригации». Это собиратель конденсата . Проходя
по прохладным трубам, тёплый воздух отдаёт массу воды – она выпадает в виде конденсата на стенках
труб. А трубы дырчатые: по всей своей нижней части, через каждые 15–20 см, пробиты отверстия
шириной в карандаш. Можно и поперечные пропилы сделать. Чтобы вода успевала просочиться, трубы
уложены на небольшой слой керамзита или щебня.
Весь день, а летом – всю первую половину дня, вода, испарённая листьями и почвой,
принудительно возвращается в подпочвенную систему , и там струйками стекает в отверстия.
Тёплой водой увлажняется тёплая почва вокруг труб. Здесь, в тёплой влажной глубине, и
благоденствуют корни. Внешний полив практически не нужен . Вода абсолютно свободна от жёстких
солей, но обогащена аммиаком и СО2 разлагающейся органики. Органно-минеральные удобрения
вносятся заранее, при подготовке почвы, и работают постепенно.
Побочный эффект: воздух в теплице постоянно влажный. Это ещё один важный фактор
продуктивности. Влажность воздуха сильно уменьшает испарение через листья, и растения,
разгруженные от ненужной работы, увеличивают синтез биомассы. Надо только внимательно следить за
болезнями – во времена Иванова таких ещё не было!
Вентилятор разумно связать с простыми датчиками температуры, чтобы он автоматически
отключался, если температурный режим в теплице близок к норме – когда температура воздуха и
подземных труб выровнялась.
По данным авторов, в начале 1960-х А.В. Иванов выращивал в вегетарии лимоны, мандарины и
ананасы. С 17 кв. м. вегетария – с двух 8-летних деревьев – он как-то снял 193 кг лимонов, а на
следующий год – 216 кг. Это не считая тут же собранных ананасов. Удельная стоимость этого вегетария
была меньше 15 долларов за кв. м.
В 1963-м на 22 кв.м. примитивного вегетария были выращены 110 кустов томатов из очень плохой
рассады. Урожай составил 269 кг крупных плодов – по 12,5 кг с куста. Затем тут же выросли 110
хризантем. Не потратив ни рубля на отопление, Иванов сдал почти 3 центнера продукции. Удельная
стоимость того вегетария была около 3 долларов за кв. м.
В 1964 г. проведён сравнительный опыт с двускатной теплицей. Томаты в вегетарии созрели на 43
дня раньше – за 92 дня. Продукции с той же площади в вегетарии собрано втрое больше, а
себестоимость её – втрое ниже. Труда ушло вдвое меньше, а плёнки на укрытие – в 2,4 раза меньше.
В среднем, соцветия в вегетарии появляются на месяц раньше, чем в теплицах, а зрелые плоды –
на полтора. При морозах меньше –10 °С никакой энергии, кроме солнечной, не требуется . Расходы
на эксплуатацию и поддержание микроклимата – в 60 раз меньше, чем в обычных теплицах. Несмотря
на капитальное строительство, окупался вегетарий уже за первый год. Себестоимость урожая в
вегетарии на порядок меньше, а продукция намного полезнее для здоровья, чем в промышленной
теплице.
Александр Васильевич мечтал, что вегетарий будет при каждом доме, и мы приручим Солнце и
перестанем нуждаться в топливе и покупных овощах. Этого тогда не произошло. Власти не
поддержали, стекло и металл были дороги, а денег у людей было немного. Но главная проблема не в
этом.
Прочитав книгу, некоторые наши огородники пытались воссоздать вегетарий. На деле оказалось,
что в его описании довольно много ошибок и недоработок – книга не передаёт всех технических
сведений. Как уже сказано, воздух рациональнее брать иначе – из-под конька, и закачивать в почву, и
при указанном направлении воздушного потока вентиляторы нужны очень мощные – не бытовые.
Очень капитально надо снимать летний перегрев – натягивать материал, отсекающий половину
солнечной радиации, иначе никакие вентиляторы не справляются. Полив тоже требуется. Возможно,
есть смысл делать теплицы не прямыми, а выпуклой дугой к югу, чтобы отчасти копировать ход солнца.
Тогда не только задняя стена, но и задняя треть боковых стенок могут быть отражателями света.
В общем, тут есть что улучшать и над чем думать.

Сейчас идею пассивной теплицы и вегетария на хорошем технологическим уровне развивает


многожды описанный мною в книгах флагман нашего червеводства и биогумуса НПО «ГринПикъ».
«Солнечный биовегетарий» – один из дочерних проектов С.С. Конина, в сети полно фотографий. Есть
вариант для больших хозяйств, очень объёмный и дорогой. Есть варианты для частников, тоже
недешёвые. Но есть и огромный опыт частного строительства. Наше дело – изучать этот опыт и брать
всё лучшее из всех наработок. К примеру, у гринпиковского вегетария очень точная форма кровли. И
вентиляторы установлены прямо в раструбах нижних выходов труб. Осталось добавить некоторые
детали – и конструкция будет ещё удачнее.
И вот некоторые из важных дополнений.

Теплица, согревающая свой грунт

…Уважаемые земляки, страна переходит на зимнюю температуру. С


завтрашнего дня все термометры будут переведены на 10 градусов
вверх…

Житель северного города Печора, что в республике Коми, Александр Н. поставил стандартную
карбонатную тепличку «Уралочка» на дальней даче, где нет сетевого электричества. Но даже если бы
оно было, это не суть: Александр придумал, как обойтись без него. Несмотря на ночные морозы и
дневной холод, грунт в его теплице начинает постепенно обогреваться с началом таяния снега, и через
месяц, в середине мая, на глубине 20 см он уже нагрет до 22 °С. И это без всякого присутствия хозяина
и почти без затрат энергии! Затраты на все детали – 1000 рэ и пара часов на сборку.
Как Александру это удалось?
Прежде всего, благодаря глубокому знанию теплотехники. Снимем шляпы перед знатоком и
выслушаем его ликбез!

Перекачка воздуха в вегетарии Иванова сделана, увы, без учёта главных законов теплообмена. Вот
первый: обмен теплом тем сильнее, чем больше разница температур . Значит, воздух надо забирать в
трубы не снизу, а из-под конька, где он самый горячий (рис. 28). Туда и выводится заборный конец
воздушной трубы.
Рис. 28. Самый горячий воздух находится под коньком.

Высасывать из трубы воздух, охлаждённый и отдавший влагу, намного легче, чем вдувать в
неё горячий и влажный . Это важно и для прогрева грунта, и для продления ресурса вентилятора.
Поэтому вентиляторы надо ставить на противоположном конце трубы, немного выше уровня почвы, и
включать на выдувание наружу (рис. 29). Горячий воздух засасывается из-под кровли, охлаждается и
осушается в почве и выбрасывается вентилятором вверх на другом конце теплицы.
Видимо, Иванов не ставил целью нагрев грунта, поэтому воздух засасывал, наоборот, с уровня
почвы.
Рис. 29. Труба с вентилятором для выдувания воздуха

Теперь главное: теплопередача труб.


Труба тем лучше передаёт тепло почве, чем она тоньше и чем больше её площадь . Кроме
того, есть материалы с высокой теплопередачей . В сумме получаем идеальную трубу:
гофрированный рукав из тонкого алюминиевого сплава . Диаметр – 10 см, толщина металла – 0,2–
0,5 мм. Гофрировка увеличивает площадь в 1,5 раза. Важно: алюминий проводит тепло втрое лучше
стали. Пластмасса, асбоцемент и особенно дерево почти не теплопроводны, и такие трубы почти не
дают обмена теплом! Видимо, поэтому в опытных вегетариях были нужны столь мощные вентиляторы.
Теперь главное: вентиляторы. Это обычные кулеры от выброшенных компьютеров . Они легко
вставляются прямо в гофру. Потребляют 12 вольт при токе 0,14 А. Новый автомобильный аккумулятор
на 60 А· ч крутит такой кулер месяц-полтора, а если только днём – два месяца и дольше. Перезарядить
его совсем нетрудно.
Гофру Александр закопал на глубину 40 см. Это связано с тем, что в его суровой зоне почва
промерзает до 2 метров, и в некоторые годы полностью не оттаивает до самой осени. Надо глубже
поместить источник тепла, чтобы глубже прогреть почву и отсечь внешний холод. Нам, южанам,
достаточно закопать гофры на 25–30 см. В любом случае, гофра не должна греть грунтовые воды – им
никакого тепла не хватит! Если они близко, грядки в теплице нужно приподнять на 40–50 см, огородив
высокими стенками.
В начале лета, в момент высадки рассады, Александр тратит пять минут, чтобы перевернуть кулер
– теперь он не высасывает, а закачивает в трубу более прохладный нижний воздух. В почве он остывает
ещё сильнее, выталкивается вверх – и под коньком из трубы изливается прохлада. Разумеется, летом
этого охлаждения недостаточно, и тепличка может укрываться сеткой или спонбондом.

Я посоветовал Александру вместо аккумулятора поставить солнечные батареи со схожими


параметрами – такие уже продаются. Он купил их и собрал простейшую систему из трёх панелей (12
вольт на 1,5 Вт) под разными углами, чтобы ловить солнце с утра до вечера (рис. 30). И возрадовался:
в солнечные дни вентиляторы работают на всю катушку, а по ночам отключаются и не гонят мороз в
почву, как это делал аккумулятор. Несмотря на жутко холодное лето и позднюю весну, Александр
вырастил отличные перцы и баклажаны.

Рис. 30. Солнечные батареи

И наконец – хорошая новость. Наши питерские умельцы всё-таки научились строить хорошие и
экономичные вегетарии. Их вентиляторы работают напрямую от солнечных батарей: больше солнца –
сильнее крутятся. Почвенные трубы закладываются в три уровня – 20, 50 и 100 см вглубь: так втрое
лучше идёт обмен теплом. Притеняющая сетка ездит на роликах по каркасу, и закрывается
автоматически при повышении температуры.

Такие вегетарии даже под Санкт-Петербургом работают круглый год: зимой там растёт зелень, а дальше
всё остальное. Бог даст – поеду изучать этот опыт!
А теперь присовокупим к безветрию и температуре оптимальный свет.

Фактор 3: оптимальный свет

Продаётся фонарик на солнечных батарейках.

«Какой ещё оптимальный?! Солнце – оно и есть солнце! Его бы побольше! Солнечная Молдавия –
виноград, солнечная Абхазия – хурма с инжиром! Нам бы так жить!» – скажете вы. И будете почти
правы – если живёте в сыром Смоленске или облачном Новгороде.

А вот если в сухой южной степи…

Вводная. На Юге и в степном Черноземье, в Средней Азии, а в июле и в степной Сибири фотосинтез
тормозится… солнечной радиацией. На Кубани она зашкаливает с середины июня по конец августа.
Если солнечно и жарко, все овощи и виноград с 11.00 до 18.00 переживают «сиесту» – отключают
фотосинтез, замирают и ждут, когда уйдёт пекло. В августе, когда полтора месяца нет дождей и даже
ночи не остывают ниже 28 °С, этот шок просто не прерывается. Тогда посевы той же кукурузы просто
сгорают.

Мой опыт радостно показал: если отсечь 30–40% солнечной радиации, фотосинтез томатов не
отключается, и стресса нет – есть двойной рост и урожай. Ой, да о чём это я? Это давно показал опыт
всех жарких стран, развивающих овощеводство под притеняющими сетками.

Сразу напомню давние работы учёных, выяснивших: при чередовании света и темноты скорость
фотосинтеза возрастает в несколько раз. Ещё в 1914 году эффект прерывистого освещения обнаружил
академик А.А. Рихтер. Позже были открыты темновые реакции фотосинтеза. Оказалось: на прямом
солнце фотосинтез тормозится потому, что лист не успевает перерабатывать все продукты
фотохимических реакций. Для их переработки нужно прервать прямое освещение! Грубо: на 1 секунду
солнца нужно 3–5 секунд темноты. Или просто тени. Скорость фотосинтеза в таком режиме
удваивается.

Для сведения: в густой тени освещённость в 50–80 раз меньше, чем на солнце в полдень. В тени все
продукты фотосинтеза успевают перерабатываться без проблем. Но и фотосинтеза там немного –
солнца не хватает. Выход – в оптимальном освещении либо в чередовании света и тени.

Почему так? А вглядитесь в любое растение.

Как освещаются почти все листья в кроне дерева? А все растения под пологом лиственного леса? А
листья томатов, огурцов, да любого растения в посеве? Солнечными зайчиками, бликами. Прерывисто!
Любой хлоропласт приспособлен именно к такому режиму. Листовая мозаика – это не просто хапнуть
побольше света. Это ещё и ритмика освещения–затенения. Непрерывно жарится только кактус в
пустыне. Ну, у него и скорость роста соответственная – одно кило за десять лет.

Наши предки умели наблюдать за природой. В старину южные казаки мудро устраивали на огородах
скользящее освещение. Ставили колья, на них клали жерди, а сверху – стебли кукурузы, проса,
подсолнухов. Получалась «кровля», пропускавшая свет полосами, как раз половину или чуть больше.
Почва не перегревалась, испарение снижалось, а фотосинтез ускорялся. Вот вам и дедовские урожаи!
Отлично воспроизводят эффект «кроны» военные маскировочные сетки. Но они жутко дороги.

Ещё пацаном, читая о «Книгу о кактусах» И.А. Залетаевой, узнал: многие виды кактусов страдают на
прямом солнце южных подоконников. Ирина Александровна решала проблему гениально: вешала на
стекло занавесочку из вертикальных бумажных полос шириной в 2–3 см. Свет и тень скользили по
растениям вместе с ходом солнца. И кактусам было хорошо!

Сейчас – время высоких технологий. Европа и США давно выращивают и фруктовые сады, и овощные
плантации под специальными фитозащитными и притеняющими сетками. Особенно продвинут в
этой области Израиль: в их распоряжении нет ничего, кроме жарких пустынь. И эти пустыни они
превратили в овощные и виноградные плантации с огромной продуктивностью. Секрет прост: они
укрылись сетками. Смотрите о фитозащитных сетках в сети – это целое направление, там есть
серьёзные научные разработки.

Мне повезло сильно захотеть купить такую сетку – не пожалел денег и успел до кризиса. По случаю
попалась израильская «Оптинет». И каркас под неё сварил, и укрыл ею восемь грядок. Эффекты
оказались яркими и очень разными. Сетка защищает и от ветра, и от грызущих вредителей, и снимает
перегревы, и удваивает фотосинтез, отсекая 40% солнца. Не обошлось без ошибок, были и сюрпризы,
но и с ними общий результат превзошёл все ожидания. В целом сетка оказалась эффективнее любой
плёнки и карбоната, и сняла сразу много проблем. Рассказ о сетчатой теплице – мой конкретный опыт.

Сетчатая теплица для жаркой степи

Суровый климат – он, знаете ли, суровый по-разному. Сибирякам и северянам приходится прятаться от
холода, и это неплохо получается в теплицах. Смотрят они оттуда наивным взором на Юг и думают:
хорошо южанам, у них там – рай! Но у южан проблемы куда страшнее мороза: три месяца – жара и
засуха с суховеем, и на этом фоне – болезни и вредители, сжирающие всё. Вот от этих напастей – как,
куда спрятаться?

Оказывается, об этом почему-то никто даже не задумывается! Мысль тут прямая, как палка: засуха –
поливай, хворь напала – химичь. Болит – коли обезболивающее. Толку – чуть, зато можно не
напрягаться. А вот как сделать, чтобы не было ни жары, ни суховеев, ни болезней с вредителями – в эту
сторону наша мысль почему-то не движется.

Ну и не надо: всё это уже придумали хитрые израильтяне. А что им было делать? Не пропадать же
бесхозной пустыне! Поставили цель – нашли способы. Подтвердили закон: любое дело можно
улучшить на порядок. И превратили пустыню в оазис с огромным экспортом овощей, земляники и
винограда. Почему бы и нам не начать строить такие же огороды? – подумал я. И попробовал. Могу
уверенно сказать: пора, ой пора перехитрять южный климат!

И ведь знал же!..

Всегда диву даюсь, какими витиеватыми зигзагами, через какие кочки и любимые грабли наша мысль
приходит к самому для нас же очевидному! Думаться эта идея начала очень давно – в конце 1990-х.
Ещё тогда в своих первых книжках я писал: укройте растения навесами – не будет болезней. И ведь
прав был! Почему сам не настроил этих навесов – ума не приложу. Может, достаточно было писем, где
люди подтверждали: это реально так. Может, потому, что любую плёнку срывал наш обычный
шквальный весенний ветер. Да и денег не было.

Через несколько лет пользу навесов я чётко отследил на винограде. У нас на Кубани все столовые сорта
начисто съедает милдью. Если не химичить, в августе уже просто листьев нету – сгорели. Чётко видел:
лозы, попавшие под навесы, всегда здоровы и прекрасно вызревают, и сахара в ягодах – выше крыши,
несмотря на тень. И снова писал об этом. И даже построил шпалеры с кровлей под поликарбонат – но
тут ветер завалил на улице ещё пару сеновалов. Строители сказали: «Ты чё! Вырвет вместе с железом!»
Я внял, и несколько лет мучился с опрыскивателем. Нет худа без добра: пришлось полюбить самые
устойчивые виноградные сорта, окончательно переболев «супер-крупностью», «супер-вкусом»
и прочими «суперами».

Но Бог, как известно, ведёт нас именно по пути наших самых истинных устремлений. А чего мы хотим
на самом деле, осознать ужасно трудно – именно поэтому пути Господни и «неисповедимы». Но судя
по тому, куда я прихожу, моё истинное стремление – таки ничего не делать. То есть делать только
заведомо продуктивные и приятные вещи, не имея иных проблем. Иначе как объяснить, что я услышал
о Фридрихе Филипповиче Рубинштейне на виноградном семинаре, а в итоге попал в рай томатов с
перцами?.. Изучив его сайт www.farmgarden.ru и списавшись с ним, узнал: его дочь Ирина живёт на
Тамани. Это же всего три часа езды!

Уже через неделю мы – в станице Вышестеблиевской.

Так вот ты какой, помидор, если не мучаешься!

«Если ты ясно видишь то, до чего сам не смог додуматься – не верь глазам своим», – сказал бы Козьма
Прутков, вселись он в меня в тот момент, когда Ирина открыла перед нами дверь своего «нетхауса», то
бишь «сетчатого домика» (рис. 31). Это просто большая теплица, вместо плёнки укрытая
оптимизирующей фитозащитной сеткой. Представьте: на улице – центр Тамани и конец августа, то есть
жарища и суховей, сдувающий шляпу; в огородах от помидоров давно остался только фитофторный
прах. А в нетхаусе – тихое комфортное тепло, почти прохлада, и джунгли здоровых зелёных томатов
под потолок, увешанных гроздями зреющих плодов (цветное фото 14). Под отражающей
мульчирующей плёнкой – капельный полив. «Часто химичите?..» – спрашиваю. «Ни разу». Вот тут у
меня в голове и щёлкнуло.
Рис. 31. Теплица, укрытая фитозащитной сеткой

Оказалось, сетка-то необычная. Высокотехнологичная, лёгкая и прочная, служит пять лет (рис. 32).
Снимает до 40% солнечной радиации, иначе – дикого пекла. Вспомнил и про суховей: он усиливает
испарение в 5–6 раз, настолько же сильнее высушивая и почву. А здесь, внутри, вместо горячего ветра –
неторопливое движение воздуха, ни один лист не колышется. И при этом – вот чудо! – никакого
полоскания, хлопания и рывков. Материал абсолютно ветроустойчив. В голове щёлкнуло второй раз.

Огурцы, хоть и не избежали пероноспоры, но полноценно доплодоносили до середины августа. На


земле лежали только что снятые плети – верхняя треть ещё вполне зелёная, я бы с такими ещё
поработал и до октября бы додержал. На улице огурцы давно рассыпались в труху.
Рис. 32. Фитозащитная сетка

А перцы и баклажаны под сеткой – по грудь и все в плодах, как новогодние ёлочки.

Ещё бонус: растения за такой сеткой абсолютно не видны для вредителей. Нетхаус облетают стороной
даже совки. Ни одного дырявого плода! Наконец, сетка неплохо сдерживает заморозки, особенно
радиационные. Сезон под ней можно продлить недели на две-три обе стороны. «Когда убираете
томаты?» – «Могут и до середины ноября ещё что-то давать». Неплохо!

Я стоял и тихо прозревал. Впервые воочию видел, какими бывают растения без летнего стресса. Так вот
что реально означают наше солнце и ветер! Вот куда уходят наши дурные усилия! Тут же мы
договорились, и я заказал несколько рулонов на весну. Один себе, остальные – чтобы продвинуть этот
материал среди земляков.

И вот эта весна пришла.

Плодотворное лето под сеткой

В апреле 2014-го мы сварили лёгкую конструкцию и укрыли сеткой почти весь наш огородик (рис. 33).
Рис. 33. Укрытый сеткой огород

Наладили каплю, занесли солому для мульчи. Органику в грядки вношу ежегодно. Посеяли и высадили
чуть раньше обычного. Первое майское впечатление: таких огромных и нежных салатов, такой сочной
зелени мы очень давно не едали! Салаты пухли просто на глазах и давали кочаны по полкило (цветное
фото 15). Стало осознанно ясно: можно сажать их рассадой и совсем немного. Так же мощно стартанули
и огурцы, и перцы, и томаты. К концу мая они были вдвое мощнее, чем на улице.

Скачки температуры под сеткой изрядно сглажены: днём прохладнее, ночью – теплее. Входя внутрь, не
переставал удивляться: никаких тебе форточек – а внутри прохладно! Удивляюсь и до сих пор, хотя
умом понимаю: это эффект полутени.

А потом начался климатический сюрприз. Точнее, нонсенс: до конца июля почти еженедельно шли
дожди, да неслабые. Такого у нас не помнят. Июньский лес ломился белыми грибами и лисичками!
Виноград начал гореть от милдью на полтора месяца раньше обычного – уже с конца мая.

Умиляясь буйством своих растений, я слишком поздно осознал: сказка джунглей – это на Тамани, где
всё лето ни одного дождя. А в сырости под сеткой – рай для растений, но такой же рай и для грибков! К
концу июня бабахнула вспышка болезней. Пришлось удалять всю нижнюю половину больных листьев,
а потом браться за опрыскиватель и пару раз поработать квадрисом, чередуя его с фитоспорином и
кендалом. Успели! Растения выздоровели и быстро оправились. Через две недели всё пёрло и
наливалось как ни в чём не бывало – вот что значит усиленный фотосинтез! А я начал кумекать,
вспоминая навесы…

К счастью, такой навес из карбоната соорудил себе мой приятель. Дважды я изучал его грядки и видел
буквально: под крышей – всё здоровое, а листья, торчащие наружу – больные, как по линейке (рис. 34).
И более того: кусты, накрытые ветками большой яблони – держатся, а тот же сорт на открытом месте
уже сгорел. То же видно и на огурцах. В голове щёлкнуло очень звонко: нет дождя – нет болезней! А
ведь у нас и град – не редкость.

Рис. 34. Больные листья, торчащие за пределами навеса

В конце июля дожди кончились, и пришла та самая жарища: днём в тени 38 °С, ночью 27 °С. И вот тут
сетка начала работать исключительно на пользу! Растения встали стеной, плоды начали вязаться и
наливаться так, что теперь мы не успевали их перерабатывать (цветное фото 16).
Рис. 35. Урожай перцев под сеткой

Так же дружно плодили и перцы (рис. 35). Они выросли по грудь, отдали урожай «первого этажа» – по
10–15 плодов, и наливали «второй этаж», продолжая цвести. Те же перцы на улице – низенькие кусты,
заметно побиты вредителями, и отдают только первый урожай, он же единственный. Баклажаны также
плодоносят, хотя слишком тянутся. Огурцы всё ещё живы, и хотя урожай для заготовок уже отдали, но
продолжают уверенно снабжать наш стол.
Рис. 36. Томаты в открытой грядке

Те же томаты в нашей открытой органической грядке в начале августа уже заканчивали вегетацию,
потеряв основную массу листьев и прекратив рост (рис. 36). А кустовые томаты у соседей давно
превратились в фитофторный гербарий. Специально выношу их на вклейку, для наглядного сравнения
(цветное фото 17).

Томаты и перцы под сеткой превращались в «лес», и хоть всё меньше, но плодоносили до середины
октября – пока мороз не убил. Стало ясно: сажать их надо вдвое реже, и нужна непромокаемая кровля.

На сегодня мы прожили уже пять таких сезонов, и с сетками расставаться не намерены! Вот наши
наблюдения.

Пять лет под сеткой

Каждый год ставит новые вопросы и даёт новые ответы. Первый вывод: идеальные условия для всех
болеющих растений на юге – два в одном: частичное притенение плюс непромокаемость кровли. Что
я и воплотил, найдя самый оптимальный вариант: на деревянных рамах шириной в лист карбоната – сам
карбонат, под которым тонкий спонбонд (рис. 37 и 38).
Рис. 37. Непромокаемая кровля

Скажете: а зачем такие сложности и сетка, если можно просто поставить навесы из молочной плёнки
или дымчатого карбоната? Отвечу: если у вас нет шквального ветра и злостных вредителей типа
хлопковой совки – можно и без сетки, помогай Бог. Но у нас – что есть, то есть. Своё, родное. И
мозговая деятельность изрядно стимулируется.
Рис. 38. Тонкий спонбонд под листов карбоната

Второй вывод: наглядно насажав что попало, теперь мы отбираем конкретные сорта и гибриды именно
для нетхауса. Во-первых, самые толерантные и устойчивые к болезням, типа Де Барао и японской серии
«Пинк». Во-вторых – именно тепличные, сильнорослые и дружно зреющие гроздями. Сорта открытого
грунта под сеткой слишком тянутся, плоды редкие, и смотреть на это не вдохновительно. Ну, и
разумеется, не откажусь и от самых вкусных, хотя и болеющих: таковы наши местные Бычье сердце,
Розовый гигант, Чудо Земли. Защищённые от дождей, они ведут себя вполне достойно. Огурцы нужны
тоже не любые, а партенокарпики пучкового плодоношения, из наиболее толерантных к пероноспоре.
Перцы предстоит ещё изучить, но в нетхаусе стоит сажать самые крупноплодные тепличные гибриды.
Баклажаны всё же лучше растут на прямом солнце.

Третий вывод: в нетхаусе действительно почти нет вредителей – грызущих. В то время как на улице
треть томатов продырявила совка, а все перцы были надколоты клопами, внутри всё было чисто: совку
я выловил на свет, а клопов были единицы – мы их руками переловили. Но зато внутри, в прохладе,
было прекрасно сосущим. На баклажанах появился паутинный клещ, на капусте и огурцах – тля.
Справиться нетрудно: есть биопрепарат «Фитоверм». Три обработки через 5–6 дней – и клещ
остановлен надолго. Но бдеть надо внимательно!

В начале октября под сеткой обычно джунгли, которые уже лень прореживать. Они продолжают
медленно, но верно плодоносить в свободном режиме (цветное фото 18). А перцы, став выше моей
супруги, формируют последний урожай уже на уровне глаз (рис. 39). В таком виде они и обмерзают – и
тогда уже убираются.
Рис. 39. Урожай перцев в «сетчатой» теплице

Вот, собственно, и всё, что нужно под сеткой. Высадив рассаду, остаётся только формировать и
подвязывать кусты. Вот это и есть та самая продуктивная и приятная работа, которую я называю
ничегонеделанием. Что бы ещё вместо подвязки придумать?.. Есть идеи?
Рис. 40. Коньковая форточка

В заключение темы хочу показать, как по-разному можно строить сетчатый укрытый грунт. На цветном
фото 19 – нетхаус сочинца М. Мазунина. Его коньковая форточка может закрываться (рис. 40). В
холодное время это большой плюс. Почву он также делает органической. И результаты у него
аналогичны моим, только томаты и перцы живы до Нового года.
Рис. 41. Нетхаус, устроенный по схеме обычной теплицы

Удивила сетка и супругов Яшуниных из Ставрополя. Их нетхаус построен как обычная теплица (рис.
41). Кровлю они сразу умно накрыли армированной толстой плёнкой, а сверху притенили сеткой с
крупной ячейкой, типа фасадных. Бока из мелкой сетки. Вот что они мне писали: «Наш урожай в
нетхаусе радует и пугает. Теперь впервые понимаю вашу фразу про огурцы: «не знаем, куда их девать»,
и томаты тоже такие же». У соседей всё уже дохнет, а у них в нетхаусе – самое плодоношение (рис. 42).
Рис. 42. Урожай томатов в нетхаусе

У вас тоже есть впечатления от сетки или вегетария? С удовольствием посмотрю на ваши результаты и
опишу их. Заходите на мой сайт в раздел о помощи автору, пишите и шлите фотографии.

Специальные сетки

Есть сетки, которые поликарбонатом не заменишь. Например, отражающие, или энергосберегающие.


Особенно мне нравится «Алюминет» – хитросплетение прочного пластика, отражающего свет (рис. 43).
Думаю, скоро он займёт своё место и в наших тепличках.
Рис. 43. Отражающий свет «Алюминет»

Он не просто затеняет растения. Четверть всего, что отражается от растений и почвы – и световых, и
тепловых лучей – он отражает обратно. В итоге сетка не просто защищает от температурных скачков,
но ещё и добавляет рассеянного света. Энергия растений экономится, фотосинтез усиливается.
Навешенная под кровлю обогреваемой теплицы, такая сетка уменьшает весенние теплопотери, и топить
приходится меньше.

В Израиле народ делает из отражающих сеток тенты на автомобили. Впервые в автомобильной истории
днём можно сесть в авто и не задохнуться! А девчата себе курточки и накидки шьют – от жары.

Ещё одна серия сеток, которые мне интересно испытать – спектр-корректирующие (рис. 44).
Большинство растений улавливают для фотосинтеза в основном красную и синюю часть солнечного
спектра, и у разных растений тут разные требования. Цветные сетки как раз и усиливают разные части
спектра.
Рис. 44. Спектр-корректирующая сетка

Под красной сеткой ускоряется рост, налив и созревание плодов. Под серо-синей растёт число побегов и
облиственность. С помощью подбора сеток можно управлять вегетацией разных культур – ускорять или
задерживать созревание, делать урожай более дружным или более растянутым. Разумеется, и эти сетки
создают рассеянный свет, защищают от солнца, ветра, града, многих насекомых и птиц. Сетка – она и
есть сетка. Под ней хорошо!

Есть сетки специально от птиц, есть – от насекомых…

Но импортные сетки ещё очень редки и непомерно дороги. Чем их заменить?

Чем заменить импортные сетки?

Многие фирмы усекли: эпоха сеток наступает. И продают «затеняющие сетки» с красивым описанием
их эффектов – но хитро: малыми порциями и втридорога. Предлагаю не переплачивать.

Реальный выход для нас – строительные фасадные сетки оптом. Их можно купить почти везде, и чем
длиннее рулон, тем сетка дешевле. Можно класть их вдвое или втрое, регулируя таким образом и
затенённость, и защиту от ветра. Думаю, до 15–20% солнца каждый слой такой сетки снимает.

Даже под одним слоем фасадной сетки растения ведут себя иначе. К примеру, малина увеличивает лист,
облегчённо вздыхает и начинает так дружно отдавать урожай, что его не успеваешь снимать. Ягоды
перестают печься, все целенькие, красивые.
Рис. 45. Двойной слой сетки, спасающей виноград от перегрева

Винограду тоже один слой – самое то, если брошен поверх тонкого поликарбоната. Сильной тени он не
любит. На рис. 45 два слоя сетки – чтобы теплица с виноградом не перегревалась, дело-то происходит в
Крыму. Сейчас я уже не притеняю свой виноград: поликарбонат достаточно потускнел и запачкался,
кустам и так хорошо.

А чтобы отсечь совок и клопов, для боковин нетхауса вполне годятся разные москитные сетки.
Выбирайте те, что прочнее и долговечнее. С подветренной стороны можно вешать их в два слоя.

А чего про нетканые материалы – спанбонд и лутрасил – ничего не скажешь? – спросите. – Они же
классно затеняют!

Скажу. Они появились ещё в перестройку. И лишнее солнце, и перегрев снимают хорошо. Вот в такой
простой тепличке, крытой спанбондом, огурцы и томаты соседей живут намного дольше и счастливее
(цветное фото 20).

Проблема одна: выбор хорошего материала. Раньше это был в основном полипропилен – жил он
максимум год, а то и меньше. Сейчас есть и более прочные, и светостабильные. До того же оптинета им
далеко, но года два-три вполне протянут.
Рис. 46. Парник фирмы «Саяс»

Особенно, если используют их остроумно. Пример я видел в Джанкое. Материал просто накинут и
качественно пришпилен по краям. Внутри благоденствует земляника, спасённая от холода и
заморозков. Роль поддерживающей конструкции уверенно выполняет чеснок – он сам приподнял
укрытие, и даже натянул! Полутень ему тоже по душе. А уж если говорить о защитном эффекте
чесночных фитонцидов, то под лутрасилом он многократно сильнее. Такой вот симбиоз земляники,
чеснока и лутрасила. Истинно пермакультурное изобретение!

Но весьма умные и удобные притеняющие парники есть и в продаже. Например, нам нравится
продукция самарской фирмы «Даяс». Ткань типа спонбонда они используют особо прочную и
долговечную. Парники разного размера, собираются за минуты, а проветривать и ухаживать очень
удобно: ткань скользит по дугам. Сделали они и «мегапарник» – по сути, легчайшую тепличку на две
грядки, которая устанавливается за полчаса (рис. 46). Но годится она только для безветренных мест и
затишков. Нашего весеннего ветра не выдерживает.

К оптимальному свету мы ещё вернёмся в главе о рассаде. А теперь на очереди влага.

Фактор 4: оптимальная влажность почвы


В моей сетчатой теплице, в полутени да под мульчей, даже в пик жары капельный полив приходится
включать максимум раз в неделю. Но вот вокруг – просто беда. Каждый день в теплицах по два часа
хлещут шланги! И вреда от этого больше, чем пользы. Так что проигнорировать эту тему я просто не в
состоянии.

Дело в том, что почвенная влага и полив – абсолютно не одно и то же. Многие дачники часами
таскают шланги, почти не прибавляя почвенной влаги! Более того: регулярные поливы – симптом, что о
почвенной влаге никто не заботится. В природе почвенная влага накапливается, сохраняется и
приумножается сама. Никто тупо воду из шланга не льёт. Если не понимаешь этой разницы, поливы –
глупое и вредное занятие.

Что такое умный полив

Даю вводные.

Голая почва, открытая солнцу, перегревается до 60–65 °С, и тем заставляет растения испарять в 4–5 раз
больше, чем нужно.

Суховей усиливает и высыхание почвы, и непродуктивное испарение в 4–6 раз.

Вся влага, стекающая с участка из-за уклона, из-за уплотнённости распылённой почвы и из-за наличия
плужной подошвы, безвозвратно потеряна для растений.

Ведро воды, вылитое на квадратный метр сухой и голой почвы, промачивает только 1–3 см
поверхности. В жару вся эта вода улетает в воздух за пару часов.

Мульча толщиной 5 см в среднем удваивает летнюю влажность почвы. Очень плотная мульча
толщиной 6–7 см сохраняет почву влажной даже в августе, сохраняя в почве точку росы.

В структурной почве под толстой мульчей осаживается роса, летний объём которой может вдвое
превышать объём дождей.

Всё это работает в теплицах так же, а при затенении – вдвое лучше, чем под открытым небом.

Вот наша главная цель: сначала сделай всё, чтобы не пришлось поливать! И лишь тогда, когда этого
недостаточно, поливай – но поливай умно.

1. Проструктурируй почву

Никакая почва, кроме самого рыхлого дернового чернозёма или супеси, не впитает влагу осадков, если
она давно пашется или копается. В обоих случаях на глубине 20–25 см образуется выглаженный
железом твердейший слой – плужная подошва. Она мешает капиллярно подсасывать влагу снизу. Почва
не дышит, её связь с подпочвой разорвана. В ней не осаждается подземная роса. Подошву почти не
пробивают корни. По ней стекает вся лишняя влага осадков. Сколько болот создано под поливными
полями, имеющими хоть мизерный уклон!

Природная почва вся пробита корнями и ходами червей – тут идёт интенсивный газообмен, выпадает
роса, и тут же растут новые корни. Но при этом почвенная масса сохраняет и плотность – главное
условие капиллярности. Влага ходит по капиллярам свободно. Зимой и весною – вниз, летом – вверх из
подпочвы.
Теоретически выпаханную почву можно прощелевать. Но щелерезы, при всей их важности, – орудие
экзотическое. Нам остаются «биоплуги» – сидераты с мощными стержневыми корнями, уходящими на
3–6 м вглубь.

Для Юга самый сильный биоплуг – донник двулетний. Сеется весной под покров основной культуры, к
осени образует розетку. Следующим летом мощно нарастает и цветёт – плуг сработал. Люцерна тоже
хороша, но тоже минимум на два года. Из однолетников мощнее прочих редька масличная.

Для Севера лучшие биоплуги – клевер и люпин однолетний. Для всех зон годятся холодостойкие рапс,
горчица белая, сурепица, фацелия, овёс. Много органики накапливают и суперзлаки: кукуруза, суданка,
сорго сахарное или веничное, просо. А сколько из них мульчи получается!

Как только почва начала прогреваться, сразу надо сеять в теплице что-то крестоцветное. На цветном
фото 21 – теплица Галины Доновой, г. Назарово, чуть южнее Красноярска. Горчица готовит её тепличку
к высадке рассады томатов.

2. Полностью затеняй почву

Исследуя состояние посевов с помощью аэросъёмки и тепловизоров, украинский учёный О.А. Войнов
обнаружил то, что не укладывается в голове: урожайность поля совершенно не связана с
количеством осадков. Не получается спихнуть на погоду! Даже на одинаковых почвах при тех же
осадках урожаи различаются в разы. В чём причина?

Оказалось – прежде всего в степени затенённости почвы. В изреженном посеве почва перегревается,
перегревает приземный воздух, и растения вынуждены (снова вынуждены!) испарять в 4–5 раз больше,
чем нужно. Хоть залейся, вся их энергия уходит на борьбу с жарой. Вдумались? А у нас одно в голове:
поливать, поливать!

Почва не перегревается, если затенена полностью, без просветов. Это значит, листовой индекс посева
равен 4. То есть на квадратном метре почвы – 4 кв. метра листьев. На ваших грядках вообще не должно
быть голой земли. Вот для этого и весенние сидераты, и подсадка зеленных культур (на цветном фото
22 – наши грядки), и толстая мульча.

3. Мульчируй грядки

Без мульчи на Юге – вообще никуда. Это укрытие незаменимо. Все процессы и обитатели почвы
генетически приспособлены к дерновому войлоку и лесной подстилке. Без этого «одеяла» даже
притенённая почва пересыхала бы вместе с подпочвой.

Мульча «поливает» почву двумя способами.

Утром, перед рассветом, мульча остывает до точки росы. Влага конденсируется в ней и на её границе с
почвой. Вся эта влага достаётся микробам и питающим корням.

Днём мульча сохраняет прохладу более глубоких слоёв почвы, и влага горячего воздуха конденсируется
в почвенных каналах – в ненарушенной почве их миллионы. Чем воздух горячее, тем больше в нём
влаги. Овсинский называл это явление «подземной ирригацией». Именно её он считал основным
источником влаги. А судя по его рекордным урожаям, он знал, что говорил.

Как видим, если влажность почвы и связана с осадками, то далеко не всегда и не прямо!
Разные виды мульчи были исследованы ещё до революции и широко применялись в Европе. До войны
разная мульча детально исследовалась на овощных опытных станциях СССР, широко рекомендовалась
и применялась в овощных хозяйствах. Великий советский овощевод В.И. Эдельштейн писал о её
способности снимать скачки температуры, сберегать влагу и подземную росу. Так что мы, природники,
ничего нового не придумали.

Много влаги осаждает на своей поверхности и возвращает в почву любой укрывной материал, не
впитывающий воду: плёнка, агротекс, линолеум, плитка, камни. В прохладном климате, как вы
помните, годится и прозрачная плёнка.

Опытами установлено: плёнка, прикрытая слоем почвы в 4–5 см, конденсирует на нижней стороне и
возвращает всю влагу почвы. Даже в жарком Узбекистане томаты, посаженные на таких грядках в
проколы сквозь плёнку, дают приличный урожай без полива. Если вечером вылить воду в канавки,
прокопанные вдоль гряд, утром почти вся эта влага оказывается под плёнкой.

«Хитрые еврэи» и это довели до промышленной технологии! Придумали собиратели росы для кустов и
саженцев, растущих на капельном поливе (рис. 47). Копеечные пластиковые штамповки, а треть
поливной воды экономят! Вот что значит умственный труд вместо физического.

Зепп Хольцер прижимает все саженцы камнями, почти не закапывая – и они приживаются, питаясь
утренним конденсатом с камней. Я тоже использую много камней – и как мульчу для деревьев, и как
бордюры для цветников. Все они накапливают утреннюю росу.
Рис. 47. Собиратели росы из пластиковых штамповок

Но нам важно и влагу собрать-сохранить, и почву обогатить. Это миллионы лет делает только
ОРГАНИЧЕСКАЯ МУЛЬЧА – другой на планете никогда не было. Я ещё скажу о ней в главе о
тепличной почве.

4. Применяй влагонакопители

В лесах огромное количество воды накапливается в сухих и гнилых стволах, вдавленных в почву.
Именно так предлагает собирать и запасать влагу Зепп Хольцер. Под свои холмовые гряды он
закапывает сухие стволы и ветки. Могу лишь уточнить: это надо делать с осени. У сушняка должно
быть время, чтобы напитаться водой. Весной сухая древесина, наоборот, обезводит окружающую почву.
Посему в сухом климате увлекаться кубометрами дров не стоит.

Сейчас есть способ… ну, точно не хуже. Химически инертные акрилатные полимеры, впитывающие
воду – СУПЕРАБСОРБЕНТЫ, они же ГИДРОГЕЛИ.

Я использую купленный давным-давно американский «Теравет». Есть и европейские: «Аквасорб»,


«Аквод», «Штокосорб». Сейчас будем заказывать «Полиакриламид», который выпускается саратовским
заводом «Акрипол». Это, кстати, тот самый гидрогель, что используется в пластической хирургии.

С виду гидрогель – как крупная соль, только лёгкий. Сыплется в посадочные ямки. Деревцу достаточно
полстакана, кусту томата – чайную ложку с горкой.

Гранула теравета впитывает 300 весовых частей воды и становится гелем. На рис. 48 пригоршня
разбухшего геля – примерно половина чайной ложки сухого теравета. Нужна влага – корни без труда
берут её из геля.

Саженцы и рассада, выращенные с гидрогелем, нанизывают его гранулы на корни. Пересадку они
переносят практически без задержек в росте. Именно так я выращиваю сеянцы будущей рассады до её
пересадки в горшки – в смеси песка, гидрогеля и компостного «чая» (цветное фото 23). В горшочки для
доращивания попадают только лучшие.
Рис. 48. Разбухший гидрогель

По отзывам болгарских овощеводов, плантация с «Тераветом» требует вдвое меньше поливов.


Виноградные саженцы на «Теравете» с первого года растут вдвое мощнее. Персики также на год-два
обгоняют обычные посадки. Только с помощью «Теравета» удаётся приживить деревья, озеленяя
заброшенные и сухие каменные карьеры.

Итак, братцы, теперь спросим себя: сколько способов из перечисленных мы применяем для обеспечения
растений влагой? Вот с этого давайте и начнём.

Отдав влагу, гидрогель высыхает и ужимается. Встретив влагу, снова набирает её. И так – много
циклов. Внесённый один раз, гидрогель работает 8–10 лет. Потом постепенно разлагается бактериями.

Ну, а если уж и всё это не помогает… то давайте хотя бы сэкономим воду, поливая корни, а не почву!

5. Поливай корни, а не воздух!

Прежде о поливах глупых.

Бездумное искусственное орошение голой пахоты в Заволжье и Средней Азии приносит не только
урожаи. За них приходится платить сотнями тысяч га искусственно созданных солончаков. Нормы
полива рассчитываются без учёта почвенных процессов – тупо по испарению с гектара. Поливная вода
льётся с запасом и просачивается в подпочву. Постепенно стекает чуть ниже по уклону. И там
капиллярно поднимается вверх, в зону сухости, неся с собой подпочвенные соли. Раствор испаряется –
соли остаются.

Когда мы поливаем так же, пытаясь тупо перебороть испарение и пекло, мы в лучшем случае тратим
вчетверо больше воды и херим своё здоровье.

Я знаю два способа поливать экономно и без вреда.

Первый – полив в корневую зону. То есть, не на поверхность, боже упаси! А прямо на глубину 15–25
см. Это можно делать через вкопанные дырявые пятилитрушки (рис. 49) или через трубы,
просверленные в нижней части (рис. 50). Как трубу, так и иную ёмкость желательно втыкать в слой
дренажа (к примеру, керамзита) и окружать им же. Так вы сможете за раз вылить сразу ведро воды, и её
хватит надолго. И объём увлажнённой почвы многократно увеличится. Достаточно одной ёмкости на
метр-полтора: корни сами прорастут к источникам воды в первые же две недели.

Рис. 49. Полив корневой зоны через бутылку

Другой способ – капельный полив под мульчу во всех вариантах, от лент и трубок до точечных
капельниц. Несмотря на протесты многих природников, я считаю его умным. Протесты понятны: корни,
увлажняемые сверху, не растут вниз, и такие растения становятся заложниками полива. Но зачем мне
глубинные корни в теплице?

У меня иные условия: своя скважина, и вода есть всегда. Капля расходует минимум втрое меньше воды,
чем шланг. Но главное, мои капельные трубки лежат под толстой мульчой, органическая почва
прекрасно принимает воду, а ниже 20 см – плотный суглинок. Большинство корней и так обитают в
верхнем перегнойном слое, питаясь на границе мульчи и почвы. Здесь и теплее, и сытнее. И живут
они дюже хорошо!

Рис. 50. Полив корневой зоны через трубу

Включать полив приходится нечасто, раз в 3–4 дня на пару часов: мульча работает исправно. Почва под
ней всегда равномерно влажная.
Но есть выигрыш, ценимый нами ещё больше: наше время и силы. В этом смысле капля незаменима.
Один поворот крана – и у тебя поливается сразу весь огород. Вдумайтесь: СРАЗУ и ВЕСЬ. Неспешно,
без вреда для почвы. И без твоего участия!

Собирается капля очень просто: в 32-й пластиковой трубе, на месте будущих лент, 14-й или 16-й пёркой
высверливаются отверстия для фитингов (переходников). В отверстия вставляются резинки-
уплотнители, в них – фитинги, на фитинги надеваются ленты или трубки (рис. 51). Концы лент
заглушиваются гениально просто: дважды загнул и надел сверху отрезок той же ленты.

Рис. 51. Капельная трубка для полива

Первая капельная система из лент Т-tape, хотя и зимовала на улице, честно отслужила нам восемь лет –
только ленты иногда менялись или ремонтировались с помощью фитингов-вставок. Потом просто
посыпались уплотнители.
Рис. 52. Система полива из капельных трубок

Новую систему собрал из капельных трубок (рис. 52). Они прочнее, долговечнее и немного гнутся –
закругляю их с одной грядки на другую, и соединений с магистральной трубой вдвое меньше. Кое-где
вставил фитинги с краниками, чтобы регулировать полив по грядкам – лишний раз не заливать томаты,
поливая более влаголюбивые огурцы. И всегда укрываю все трубки питательной мульчой (рис. 53).
Рис. 53. Трубки, укреплённые мульчой

Есть ещё одна умная разработка – шланги мелкодисперсного дождевания типа минских РСО или
«Голден спрей». Создают эффект очень мелкого, но интенсивного дождя. Почва от таких капель не
уплотняется (цветное фото 24). Я уже не первый год пишу, как использую «Голден спрей» без вреда и с
пользой.

Оказывается, сам принцип изобретён ещё в 1960-е минским плодоводом М.Г. Гришкевичем, а
технологически воплощён физиком В.И. Токаревым – это он придумал, как лазером пробивать в ленте
микродырочки. Затем система была успешно обкатана и продвинута в народ М.Е. Сильвановичем. И
именно он догадался, как этими шлангами поливать болючие растения – огурцы, томаты, виноград, для
которых дождь смерти подобен. Он клал шланги дырочками книзу, а после полива присыпал почву
сухим торфом или соломой. Я об этом не знал, но пришёл к тому же.
Рис. 54. Шланг, уложенный на солому

Самое умное в таком шланге – дырочки пробиты только с одной стороны. Кладу его «вниз лицом» – все
струйки бьют в почву. Можно класть на соломку – после полива она остаётся практически сухой (рис.
54). Можно, наоборот, класть под мульчу – ещё лучше: вода сразу к корням попадает. Шланг
превращается в толстую капельную ленту с интенсивной подачей воды. Вместо двух-трёх часов
достаточно включить на 10 минут.
Рис. 55. Фиксация шланга с помощью кирпичей

Вопреки инструкциям, можно класть такой шланг и криволинейно: изломы в 30–45° ему не страшны.
Чтобы зафиксировать изгибы, выкапываю в грунте неглубокие канавки, укладываю туда шланг и
придавливаю кирпичом (рис. 55). Через месяц-два просевшие кирпичи немного сдвигаю. Такие шланги
идеальны для одновременного полива длинных цветников, ягодников и больших грядок. Если нигде не
создать затора, вода распределяется по длине 50–60 м.

Раньше я пытался дырявить шланги тонким сверлом, но рассчитать это было трудно. Дырочки
получались слишком большие, и до конца шланга вода не доходила. Вспоминаю, как мечтал о
гаарденовских сочащихся шлангах – они сочатся по всей длине, но до сих пор несусветно дороги. А
мелкодисперсный шланг всего вдвое дороже капельной ленты. Интересно, что ещё изобретут умные
люди в ближайшие несколько лет?

Глава 3
Тепличная рассада
Хорошие всходы из семян

Что посеешь, то и пожнёшь!


Несбыточная мечта при виде яркого пакетика с семенами

Едва закончился бухабрь и началось 15 января, как под черепами россиян извилины становятся дыбом:
пора сеять семена на рассаду! И мне это странно. Давно выяснил: от такого раннего посева – только
вред, и чем севернее, тем хуже. С этого и начну.

СРОКИ. Январь – самое время покупать и сортировать семена «по вновь утверждённому плану»,
готовить этикетки, грунт и рассадные кассеты. Но сеять за сто дней до высадки?! Это может себе
позволить только обладатель тёплого рассадника с полноценной искусственной досветкой. А пока
даю прикидку: огурцы и томаты надо сеять за 40 дней до высадки в грунт, перцы и баклажаны –
максимум за 60–70. Мы высаживаем основную рассаду в конце апреля, и сеем в начале – середине
марта.

ХОРОШИЕ СЕМЕНА – второй важнейший момент. Хорошие – значит а) всхожие и б) сортовые.


Плохая новость в том, что такие не купишь ни на рынках, ни в торговых сетях. Там вероятность
попадания – 50/50. Гарантия качества – только в специализированных магазинах семян, на опытных
станциях, в профессиональных упаковках для фермеров (фольга или банки по 500–1000 штук) или у
знакомых продавцов. Полная гарантия – собранные своими руками семена устойчивых сортов (т.е. не
гибридов F1) не старше трёх лет.

Мы используем все эти источники, и сортовые семена основных культур у нас всегда есть.

ГОТОВИМ СЕМЕНА К ПОСЕВУ. Сначала – удаляем заведомо пустые и полупустые. Заливаем семена
тёплой водой и с полчаса остужаем. Те, что утонули – всхожие. Плавать остался мусор.

Теперь невредно разбудить спящие семена горячей баней. Великий садовод Р.И. Шредер советовал
самые прочные «орешки» канн, шпината, бамии, шиповника заливать кипятком и остужать. Я
страхуюсь: смешиваю кипяток пополам с водой комнатной температуры – это годится для любых
овощей. Заливаю семена полным стаканом горячей воды и даю остыть пару часов, потом кладу на
проращивание. Прорастут скорее и дружнее, особенно если старые.
Рис. 56. Проросшие в горшке семена

Открою вам секрет: семена – гиперустойчивые организмы. В тепличном совхозе я лично готовил к
посеву огурцы и томаты, сначала прокаливая их в духовом шкафу трое суток при 80 °С, а потом
выдерживая несколько часов в концентрированной соляной кислоте. Так в семенах гибли вирусы. Но
вам я этого делать не советую!

Семена всех зонтичных – моркови, укропа, петрушки, сельдерея, пастернака, любистока, фенхеля,
тмина – не прорастают, пока из оболочки не вымоются ингибиторы. Их надо заливать и остужать раз
пять-шесть за сутки. После этого морковь всходит на второй-третий день.

ПРОРАЩИВАЕМ СЕМЕНА. Разбуженные семена заворачиваем в подписанные х/б тряпочки.


Подписывать удобнее шариковой ручкой. Смачиваем, слегка отжимаем (семенам нужен воздух!) и
кладём в тёплый буфет, накрыв крышкой. Каждый день смотрим.

Кассеты с грунтом уже готовы, пролиты и прогреты в комнате! Всё, что проклюнулось, каждый день
аккуратно высаживаем, не зевая. Прощёлкаешь клювом – длинные корешки сразу врастают в ткань и
обламываются!
Проросшие семена сеем В КАССЕТЫ или ГОРШОЧКИ. Фермеры сначала сеют россыпью в плоские
ящики с песком и торфом, и уже оттуда пересаживают недельные всходы в горшочки. Плюсы: быстрый
массовый посев и возможность выбирать лучшие всходы. Мы тоже иногда так сеем, если сомневаемся в
семенах (рис. 56), но в основном зеленные: салаты, эндивий, пекинку, мангольд, лук-порей. Особенно
хорошо подмешать в грунт гидрогеля: и растут сеянцы чудесно, и пересадки не замечают (рис. 57 и
цветное фото 23). Для доращивания в горшочках выбираем лучшие растения.

Рис. 57. Сеянцы в горшке

Но поскольку счёт идёт на десятки, чаще всего мы сеем сразу в кассеты или горшки. Оптимальная
глубина посева – 3–4 диаметра семени. Продавил ямку маркером – положил семечки – слегка сдавил с
боков, сверху брызнул из брызгалки водой. Чтобы не сохло, накрыл плёнкой.

Лично я всегда кладу по два семечка в горшочек: мало ли что. Но не в одну ямку, а в две разных,
чтобы росли нормальные растения (рис. 58). Через пару недель ясно, какие отстали – их удаляю. А если
оба хорошие, второй нетрудно пересадить. Это лучше, чем посеять одно семечко, а потом подсевать.
Рис. 58. Посадка двух семян в один горшочек

Салаты и всякие капустные не боятся заморозков, сажать в грунт можно раньше, и рассаду в кассетах
выращивать не обязательно – удобнее сеять в ящики и высаживать более молодую мелочь прямо из
ящиков. Но это дело вкуса.

Так и слышу: «Ждать марта?! Но ведь хочется пораньше, пораньше отведать своих помидорчиков!!»
Конечно, вырастить очень ранний урожай, начиная посев с января, можно. Даже нужно! Но это совсем
иная цель, и для неё нужна совсем иная рассада!

Две волны рассады

Не надо, слышите,  – не надо обнимать необъятное!

Даю вводные.

Каждый месяц с февраля по май солнца прибавляется вдвое. А с апреля (а на югах – с марта) растёт и
тепло. Иначе: в феврале солнца на порядок меньше, чем в мае. А на подоконнике – ещё втрое меньше.
Такой терминальный дефицит света – ад для растений. Рассада тянется в ущерб развитию. Комнатное
тепло ещё больше усиливает вытягивание и тормозит развитие.

Семена любой самосевки всходят именно тогда, когда сумма света и тепла – наилучшая для роста.
На юге это: капустные – начало апреля, томаты – конец апреля, огурцы – середина мая. В Нечерноземье
недели на две-три позже.

Факт: самосевка, взошедшая при избытке света и тепла, догоняет в росте комнатную рассаду,
посеянную даже на полтора месяца раньше. А часто и по урожаю не отстаёт. Ну и зачем полтора
лишних месяца возиться с чахлой рассадой?..

Факт: чтобы к маю 100-дневные растения были полноценно развитыми и отдали сверхранний урожай,
они с конца января должны расти в условиях майского солнца.

В идеале это так: на квадратном метре – пять-шесть светодиодных прожекторов по 25 Вт на высоте 50–
60 см над растениями, а потом всё выше. Стенки и потолок фитотрона тоже отражающие. И чтоб
никакого перегрева выше 22 °С!

Знающий скажет: в корейских кухонных фитотронах света в разы меньше. Отвечу: фитотронный куст
салата – бледная тень июньского кочана с грядки. Хилая зелень – всё равно зелень, а хилая рассада –
брак.

Ну сколько квадратных метров фитотрона вам надо для всей рассады? И сколько энергии они сожрут?
Стоит ли заморачиваться?

Стоит построить установку на 1 кв. метр (о ней – дальше). И вырастить там 20 шикарных растений,
посадив их в центры крупных 20-сантиметровых горшков. Скажем, пяток самоплодных огурцов, семь
томатов и восемь кочанных салатов. СВЕРХРАННИХ – их вам больше и не надо. Вам ведь не консервы
в мае крутить! А посмаковать первыми плодами – выше крыши. Перцы и баклажаны сеять не стоит: они
любят лето, под лампами толку не будет.

В мае, когда основная масса рассады будет 40–50-дневной, этот «передовой отряд» будет уже с
плодами. Каждый куст в своём горшке – так проще высаживать с комом. Минимум возни – максимум
счастья!

Трудность одна: просто в горшках, даже крупных, эти растения не поместятся. К маю те же огурцы
будут взрослыми двухметровыми кустами. Прищипывать – так и ранний урожай отодвинется, смысла
нет. Значит, нужна тепличка или часть теплицы, хотя бы приспособленная веранда или южная лоджия,
способная принять ваши сверхранние растения и сохранить их в оптимальной температуре. Вот без этой
«сверхранней теплички» пытаться вырастить майский урожай томатов и огурцов – труд абсолютно
сизифов. Это я ответственно заявляю – пробовал.

У меня есть фитотрон, и есть южная весна. И чтобы не мучить рассаду на подоконниках, я построил из
поликарбоната рассадную тепличку. Но для взрослых лиан в ней места почти нет, а в «укрытом грунте»
ещё холодно. Вырастив в фитотроне отличную январскую рассаду, я потом грустно наблюдал, как
кусты мучились в разных неудобоваримых местах.

Вот так, ни радости, ни особого урожая этот опыт не принёс. Но дал знание: хочешь сверхранний
урожай – строй обогреваемую тепличку и не выпендривайся! Возможности такой пока нет, и начну с
малого: сделаю хорошие грядки в рассадной. Поместятся три огурца и три томата – уже хорошо, есть с
чем работать.
А про тепличку стоит рассказать подробнее.

РАССАДНАЯ ТЕПЛИЧКА сварена из лёгкого профиля и укрыта карбонатом (рис. 59). Задняя стенка
отражающая, полки – «амфитеатром» (цветное фото 25). Под полками – две грядки для ранней зелени, и
они отлично работают (рис. 60). В заморозки на ночь включаю бытовой обогреватель – вполне хватает,
чтобы поддерживать +8–10 °С.

Рис. 59. Рассадная теплица

С середины апреля накидываю сетку или спонбонд – притеняю, иначе тепличка перегревается. Конёк
кровли приподнимается, и есть пара форточек и широкая дверь, но иногда не успеваешь всё это открыть
– под сеткой надёжнее. А открывалками я так и не обзавёлся.

Опыт показал: посеянная в конце февраля рассада в тепличке не страдает от недостатка света,
развивается нормально и немного тянется только от тесноты. Это не страшно: сажаем кусты лёжа –
усиливаем корневую систему. Томаты отдают первый урожай в самом начале июля – это очень хорошо!
Рис. 60. Грядки для ранней зелени в рассадной теплице

Итак, если у вас есть обогреваемая тепличка, а также достойная досветка, немного фольгированного
утеплителя и свободный подоконник, то нетрудно собрать фитотрон для двух десятков горшков. И
сеять рассаду в два срока: чуть-чуть сверхранних – в начале февраля, и обычное большинство – в
середине марта.

Теперь разберёмся с досветкой.

Что значит нормальное освещение?

На подоконниках, даже на южных, рассада жутко вытягивается. Почему? Как её досвечивать, чтобы не
тянулась? В этом неожиданно помогла разобраться гидропонная установка «Домашний сад». Она
показала, что значит достаточное освещение. Это значит – дать прямой солнечный свет апреля-мая.

Вот грубая, но наглядная прикидка. Мощный светодиодный светильник в 26 Вт по свету примерно


равен лампе накаливания в 250 Вт. Осветив двумя такими прожекторами площадь в 0,1 м2 с высоты 20–
30 см, получаем 50 000 люкс – как раз как на солнце в ясный майский день. Именно такие светильники
и были в «Домашнем саде» (рис. 61). Именно тут салат не тянулся, а рос зелёным и мощным, не
останавливаясь в развитии. Такая же будет и рассада.

Рис. 61. Под мощным светильником салат рос, не останавливаясь в развитии

Тот же салат на юго-восточном подоконнике вытянулся и остался бледным: свет подаётся только с
одной стороны и всего 4–5 часов. А должен – сверху и весь день.

Чтобы сымитировать солнце, на квадратный метр нужно 10 светодиодных прожекторов по 26 Вт и


отражающая плёнка с трёх сторон. Расход энергии при этом – больше 260 Вт в час. А если бы это были
лампы накаливания, они съедали бы на порядок больше. Представили?

Если же просто повесить одну люминесцентную лампу над квадратным метром, света будет меньше в
десятки раз. Это будет густая тень. Напомню: тень – это в 50–70 раз темнее, чем на солнце. Вот потому
наша рассада и тянется.

Что же делать? Предлагаю компромисс – по крайней мере, для зон с солнечной весной. Первое: пока
рассада растёт на подоконнике, отгородите её от мрака комнаты лёгкими щитками из отражающей
плёнки. Отразите на рассаду солнце дня. Света прибавится сразу вдвое.
И второе: как уже сказано, не надо спешить с посевом. Сила солнца весною удваивается каждый месяц.
Поэтому более поздняя рассада всегда догоняет вытянутую раннюю, как её ни удобряй.

Всё это показывает природа. Когда деревья начинают распускать листья? Вот в этот момент свет
солнца оптимален для фотосинтеза. Когда у них самый быстрый рост побегов? В это время
оптимально сочетание света, тепла и влажности почвы. У нас это май. С середины июня начинает
нарастать солнечный стресс. Значит, ЗАДАЧА СТЕПНЫХ ЮЖАН – ПОДДЕРЖИВАТЬ В ОГОРОДЕ
ВЕЧНЫЙ МАЙ.

А задача облачных северян – добавить света рассаде, тепла и безветрия грядкам, особенно весною. Тут
нужны ветрозащитные стенки, а сверху – плёнки и карбонат, но обязательно с коньковым
проветриванием: летом теплицы везде превращаются в сауны. Сетки тут пригодятся только на июль –
притенять укрытия в случае жары.

Итого. В облачном Нечерноземье и в Сибири с солнцем проблем нет – не хватает именно тепла,
весеннего и осеннего. На Юге всё жёстче. Весною достаток солнца – великое благо. Летом избыток
солнца – великий стресс. Осенью солнца снова немного не хватает, чтобы есть помидоры до середины
ноября.

Заметьте, речь идёт не о свете – его везде хватит, а о тепле. Недостаток именно тепла – стресс. Избыток
тепла – тоже стресс! Посему наша задача – изобретать способы сезонного выравнивания тепла. Давайте
думать вместе!

Но продолжим о свете.

Фитотрон для ранней рассады

Лучше меньше, да лучше.

Главный принцип французской диетологии

Фитотрон мы собрали на широком южном подоконнике. Потратили полдня. Мне кажется, агрегат
получился весьма рациональным и удобным. И более того – дешёвым.

Делюсь.

Основа для фитотрона – широкий белый подоконник окна. Дневное солнце нам ведь тоже не помешает!
Включать прожекторы придётся только после обеда и в пасмурную погоду – уже экономия. И прохлада
окна не повредит: бешеный рост нам не нужен.

Длина подоконника – 180 см, ширина – 30 см. Но задняя стенка отодвинута ещё на 10 см – выходит 40
см. Площадь = 0,72 кв. метра. Это 17 квадратов 20×20 см. Вот и ладушки: поставим крупные горшки в
шахматном порядке в два ряда.

Аллилуйя! – наконец-то у нас появились мощные и дешёвые источники света для рассады:
светодиодные прожекторы. Сейчас такие продаются буквально везде. Я купил четыре штуки серии
OFL-LED от «ОНЛАЙТ», по 790 рэ. Но и прочие фирмы, видимо, не хуже. Мощность прожекторов – 50
Вт, т.е. каждый выдаёт света, почти как лампа накаливания в 500 Вт. Световой поток – 4250 люмен с
высоты 70 см. Распределил их над подоконником. С учётом отражающих стенок, освещённость в моём
фитотроне под прожекторами – порядка 25 000 люкс. Выше крыши!

Каркас – из планок 2 на 4 см. Мудро состоит из трёх независимых частей.

1. Планка, на коей висят прожекторы, – просто прикручена к стене двумя саморезами. Надо – можно
менять высоту.

2. Подставка для горшков – стоящий на подоконнике «подиум» высотой 10 см. Верхняя плоскость –
карбонат. Нужен, чтобы холодный воздух от стёкол в основном стекал вниз, не морозя горшки. Ну, и
чтобы не загаживать подоконник.

3. Ширма с отражающим утеплителем – прикручена к стенке 4 саморезами, отчего предельно устойчива


и не требует укосин. Боковины – косые, чтобы дольше отражать солнце. Всё описанное видно на рис. 62
– фото сделано с улицы. Интерьера фитотрон не портит (рис. 63). Задняя «стенка» просто висит шторой
и легко поднимается для ухода за растениями.

Рис. 62. Фитотрон для рассады. Вид с улицы


Два года показали: рассада первого месяца растёт отлично, зелёная, почти не тянется. А потом она
уходит в тепличку.

Но знатоки скажут: прожекторы эти – холодного белого цвета, а он для растений не оптимален! Нужны
красные и лиловые фитолампы! Что ж, поговорим о спектральном составе света.

Красно-синий или белый?

Подбирая светильники, я прошерстил несколько специальных статей на тему спектрального состава


света фитосветильников. Нашёл очень дельный материал о белом свете с массой графиков (автор –
Антон). Потом переписывался со специалистом по свету.

Рис. 63. Ширма с отражающим утеплителем для фитотрона

И вот общий вывод: белый свет светодиодов не просто вполне годится для растений, но и наиболее
эффективен энергетически. А выделение красного и синего пиков спектра, как самых поглощаемых
хлоропластами, – скорее, коммерческие ходы.

Разные исследования показали: растения под выделенными красными и красно-синими спектрами, хоть
и набирают ту же массу, но намного беднее по составу. Их фотосинтез неполноценен, сахаров меньше,
цветение слабеет или исчезает совсем. Под обычной натриевой лампой все эти нарушения отсутствуют.
Сейчас рекомендуется дополнять красно-синие светильники белыми.
Красная зона спектра отвечает за рост и вытягивание, а синяя – за фототропизм: повороты к источникам
света. Соответственно под белым светом, как тёплым, так и холодным, рассада тянется меньше.

Светильники холодного белого света дают достаточно синего, но мало красного света. Но дело в том,
что не всё определяется этими пиками поглощения. Эти пики поглощения выдаёт химически
очищенный хлорофилл. Но в клетках такого нет – там целый набор световых пигментов! Все они
дружно поглощают разные части спектра от 400 до 700 нм, и все передают хлорофиллу свою энергию.
Кроме того, зелёный и жёлтый свет намного глубже проникают в зелёный лист, доходя до нижних
клеток с хлоропластами, и общий фотосинтез также усиливается.

Поэтому широкий спектр солнечного света даёт намного больше суммарной энергии фотосинтеза.
Может быть, тёплый белый свет лучше холодного? Оно бы да, но сам КПД тёплых светильников ниже,
чем у холодных. И холодный свет в целом выигрывает по эффективности. Самые крупные фермы,
работающие на светокультуре, используют белый свет. Компания «Фитекс» исследовала реакцию
растений на исключение разных частей спектра. Вот их вывод: «…Исключить из полного спектра ради
экономии какие-то диапазоны – всё равно, что удалить часть клавиш рояля и пытаться играть мелодию
на оставшихся».

А чтобы добавить к спектру белых светодиодов недостающего им красного, достаточно просто


поставить рядом с каждым белым прожектором маленький красный светильник. Что я и собираюсь
исполнить к февралю.

Сажаем переросшую рассаду

Сначала, за месяц-два до высадки, мы готовим грядки. Не копаем, боже упаси! Сгребаем мульчу –
прогревать, и вносим дозу органики.

А рассада в тепличке растёт, а солнце всё сильнее припекает. Приподнятая кровля с открытой дверью
снимает любой перегрев, но всё равно до 30 °С доходит. Ночью, когда снаружи 6–8 °С, включаются два
термоковрика. Видимо, достаточно одного. В общем, рассада томатов у нас всегда перерастает, хотя и
стараемся сеять как можно позже. Она мощная, и места ей достаточно, просто растёт слишком быстро
(цветное фото 26). Как сажать такую рассаду?

Мы пробовали по-всякому. Просто сажали вертикально в небольшие лунки, стараясь тут же


подвязывать. Больше на такое не соглашусь ни за какие коврижки: как ни старайся, нежные растения
ломаются. А смысл – чуть пораньше получить плоды – того не стоит.

Теперь сажаем только лёжа.


Рис. 64. Присыпанная гранулами «Базудина» рассада

Если растения не слишком длинные, делаем продольные лунки вдоль грядки, выливаем в них по литру
воды со стимиксами или «Сиянием» и ласково кладём рассаду головой на север – так скорее встанет.
Присыпав наполовину, кладём гранулы «Базудина»: пара медведок обычно всё же есть, и нахулиганить
они могут изрядно (рис. 64). Окончательно заваливаем растение почвой так, что снаружи остаётся
только верхняя треть. Нижние листья теперь не удаляем: сами отмирают. Полив не включаем дней
десять: пусть корни получше разовьются. Через пару недель все растения уже растут вертикально, и
весь подземный стебель покрывается новыми корешками.
Рис. 65. Уложенные накрест растения
Рис. 66. Зацветшая подвязанная рассада

Если же растения совсем длинные, поступаем немного иначе. Делаем поперёк грядки канавки почти на
всю ширину. Растения кладём навстречу друг другу, приподнимая верхушки накрест (рис. 65).
Заделываем и проливаем так же. Дополнительная корневая система получается ещё длиннее. Пока эти
корешки отрастают, и пока растения выпрямляются вверх, бутоны немного притормаживаются, и
плоды созреют на 3–5 дней позже. Ну и что? Зато они будут крупнее.

Ровно через месяц, в конце мая, картина уже совершенно иная: всё подвязано, буйно растёт и цветёт
(рис. 66). Теперь остаётся дважды в месяц прогуливаться с ножницами – отчикивать пасынки томатов и
укорачивать боковые побеги огурцов, дважды в неделю включать каплю, да следить за появлением
сосущих тварей. Ах, да – ещё успевать съедать салаты и зелень. Теперь я их сею в 2–3 срока, и они
продолжаются до середины июля.

О рассаде достаточно. На очереди – тепличный грунт. Нового ничего не скажу, но темы


«пластмассовых» и «нитратных» овощей коснусь особо.

Глава 4
Плодородие и удобрение для теплицы
Как питаются растения

После десятилетий кропотливых исследований учёные наконец установили, как питается растение.
Оказалось: как хочет, так и питается.

В природной агротехнике мы опираемся на подтверждённое практикой прозрение И.Е. Овсинского:


растения обладают ДЕЯТЕЛЬНОЙ САМОБЫТНОСТЬЮ. Как всё живое, они тонко сканируют среду и
сами решают, когда, чего и сколько им надо. Более того: они не просто добывают питание – они
воздействуют на среду и управляют симбионтами, получая от них необходимое.

В теплицах, в благоприятном микроклимате, эти свойства растений выражены особенно наглядно, и


ещё более важны для урожая.

Попробуйте обобщить четыре свойства растений:

1. Растение – организм с универсальным питанием. При возможности оно усваивает не только


минеральные, но и разные органические вещества, от сахаров и аминокислот до пептидов и гуматов.
Для усвоения разного питания растения образуют физиологически разные типы корней.

2. Растения питаются как прямо, так и симбиотично – с помощью микробов и грибов. В живой почве
оно само регулирует своё питание, кормя и стимулируя корневыми выделениями разных микробов
ризосферы – поставщиков тех или иных веществ. Половина всех бактерий и многие грибы поставляют и
гормоны роста, стимулируя ростовые процессы. Так же растение контролирует и микрофлору на
листьях.

Эндофитные (внутри живущие) бактерии, обитая внутри растения, защищают его от инфекций – почти
как наши лейкоциты. И ещё в растении живут эндофитные грибы, столь тесно вплетённые в его
физиологию и биохимию, что вне растений уже не существуют. Они отвечают за выработку многих
гормонов и стимуляторов, пигментов, витаминов и многих других веществ (открыты и описаны Ф.Ю.
Гельцер ещё в 1950–70-х годах).

3. Растение – по сути, организм с единым содержимым всех клеток: все они связаны каналами
(плазмодесмами). Поэтому оно может поглощать питание не только корнями, но и всеми надземными
органами. При определённых условиях – листьями даже больше.

4. Как фотосинтез, так и урожай зависят от скорости движения растворов в обоих направлениях:
питания из корней в листья и продуктов фотосинтеза из листьев в корень. Эти направления
равнозначны и регулируются самим растением. Любые нарушения этих потоков снижают урожай.

Разные опыты с питанием

Когда я ем, я ем и ем!

А. Щербак
В студенчестве я ставил тепличные опыты по питанию огурцов. Сыпал минеральные удобрения на
грядки разными порциями и смотрел, в каком варианте какой урожай. Надо сказать, аппетит огурцов
меня изрядно удивил. Грунт итак был торфо-навозный, но чем больше я сыпал и поливал, тем жирнее и
красивее они лопушились, и тем больше плодов давали – и не было этому предела. А нитраты мерять
тогда никто не заставлял. Вот так нас учили: растение питается минеральными солями и водой, всё
прочее не важно!

Сейчас уже всё иначе. Вы давно заметили: минеральные удобрения в форме простых солей отплывают в
прошлое.

Сначала на их место пришли сложные комплексные составы на основе хелатов – солей органических
соединений. Они лучше усваивались, поскольку друг с дружкой не ссорились. Но и это уже было вчера.
Настало время органо-минеральных коктейлей сложнейшего состава – обогащённых вытяжек из
водорослей, жмыхов и прочих отходов. Они уже не просто питают с учётом фазы развития, но и
стимулируют, причём определённые процессы, на выбор.

К примеру, уважаемый мною «Мегафол» стимулирует стрессоустойчивость, «Радифарм» – развитие


корней, «Бенефит» улучшает плоды, «Кендал» включает иммунитет. Испанский препарат «Аминокат»,
помимо стимуляции развития, заметно индуцирует иммунитет к болезням.

Появилось новое понятие – управление стрессом. Детали – в сети, в брошюре Эрла Хаммерста. Чтобы
стресс не навредил, надо в нужный момент дать готовые вещества: сахара, аминокислоты, белки,
нуклеотиды. Так работают и «Мегафол», и «Грена», и украинский «Биоглобин», получаемые из
животных белков. И разные питательные среды, о коих дальше.

То есть агрохимия шла-шла и пришла к агробиохимии. И вот что характерно: почти треть объёма
упомянутых коктейлей – азотная органика: аминокислоты, куски белков, сапонины, витамины,
гормоны. И с ними в изрядной дозе – разные сахара, как поли-, так и моно-. И заметьте, всё это
усваивается растениями прямо и непосредственно.
Более того: наука уже говорит, что аминокислоты и сахара предпочтительны в подкормках. Это готовая
органика, её не надо синтезировать – растение экономит массу энергии. Интересненько! Получается,
будь у растений сахара и аминокислоты, они только их и ели бы? Как мы?!

Дальше ещё интереснее. Оказывается, подкормки сахарами – давняя и известная практика. В 1930-е
годы её успешно применяли стахановцы в теплицах. А сейчас продолжают применять цветоводы. В
знаменитом «Комнатном цветоводстве» Г.Е. Киселёва, изданном в 1956-м, сахарные подкормки
описаны как обычный стимулирующий приём. Особенно хороша упомянутая сладкая «бражка»
с дрожжами: на ведро воды – два-три стакана сахара и 50 г сырых дрожжей. Использовать до начала
закисания. Для полива разводится в 10–20 раз. Я сам свидетель: такая бражка стимулирует рост намного
лучше, чем «Кюссей-ЭМ»!

Кстати вспомним и об АКЧ. Если верить Институту Родейла, все аэробные микроорганизмы и грибы –
то бишь сапрофиты и корневые симбионты – размножаются в 200 тысяч раз. А на чём? На стакане
патоки или сиропа.

Это я вот к чему: растворимые сахара – начало любой микробной пищевой цепочки. Это первое, что
съедается, попав в почву. Даже переваривать не надо – энергия в чистом виде. Взрыватель, «бензин»
любой пищевой волны. Не только мы тянемся к сладкому! Так же любые микробы и аминокислоты –
бери готовое и строй белок. Поэтому знакомый многим природник Геннадий Распопов, оживляя свои
бедные новгородские супеси, добавляет в ведро АКЧ ещё и стакан муки из комбикорма.

Помнится, что-то подобное я когда-то описывал в «Умном огороде». Но в систему так и не ввёл.
Придётся снова понаблюдать! И кстати: если в любой готовый «компостный чай», будь то АКЧ ли ЭМ-
настой Бублика, перед поливом снова добавить сладость и что-то белковое, эффект отменно усилится –
взрыв микрофлоры продолжится и в почве. Мы ведь добавляем органику именно для микробов.

Или не только?..

Это вообще интересно. Вспоминая о непосредственно белковом рационе хищных растений – а мы


сейчас просто обязаны о нём вспомнить! – профессор В.И. Палладин сто лет назад писал: «Листья
какого угодно зелёного растения, при помещении их в темноте на раствор сахара, начинают усваивать
его и перерабатывают в крахмал. Через несколько дней пребывания в темноте на сахарном растворе
листья оказываются переполненными крахмалом». Как при активном фотосинтезе. Мозги уже
закипают, чувствуете?..
Та же странность и у каллюса – массы однородных клеток, делящихся на питательной среде. Мне
попалась работа сотрудника ВНИИ физиологии растений М. Смирнова, сделанная ещё в начале 1960-х.
Каллюс моркови рос «на агаровой питательной среде Уайта, содержащей микроэлементы, витамины,
ауксины и кокосовое молоко». Так и рос три года, ничего из себя не рождая. Но стоило добавить
аминокислот и нуклеотидов («кирпичиков» ДНК), как каллюс тут же «просыпался» и рождал почечку, а
из неё и растение!

Но рекорд питательной борзости бьют корни: годами растут в питательных средах без всяких вершков!
Смирнов описал эти наблюдения в 1963-м. Отрезанные концы корней помещали в агаровую среду
очень простого состава: основные минералы, сахароза и три витамина. И они росли как ни в чём не
бывало. Их снова стригли, снова клали в ту же баночку – и они снова росли. И так пять лет, пока у
учёных терпение не кончилось. Вот и думай: что стали бы есть корни, будь у них выбор?..

Скажете: кормить сахаром, чтобы добыть сахар?! Дичь какая-то! Но позвольте, мы ведь кормим почву
органикой, чтобы добывать органику. Понимаем: чем больше растительной органики вернём, тем
лучше органика вырастет. Углеродный круговорот-с, батенька мой. Совсем недавно и он был такой же
дичью для агрономов, а интенсивщики и до сих пор его в упор не видят.

Но ведь всё логично. Сахар – просто начало, стартовая часть органики, возвращаемой в почву.
Абсолютно природная часть. Разве мало сладких плодов и побегов падает на землю? И второе: чем,
позвольте спросить, минералка логичнее сахаров? По деньгам – так патока дешевле, а по эффекту для
почвы – лучше на порядок. А сколько сладких арбузов и дынь гниют на брошенных бахчах? А сколько
сладкой мякоти выливается на землю при заготовке семян бахчевых – когда-нибудь видели? В соке
арбуза до 23% сахаров! А отходы сахарной промышлености, пропадающие даром?

Слава Небесам – похоже, эти идеи всё больше проникают в учёные головы. Пример – работы
британцев, проведённые в конце 1980-х. Они вводили 5% раствор сахарозы на глубину 20 см, чтобы
стимулировать деревья. И стимулировали изрядно! А потом внимательно посмотрели, что в растении
происходит. И оказалась там совсем простая штука: почвенный уровень сахаров, как рычаг, регулирует
включение и выключение генов, определяющих режим питания. Мало сахара в почве – активизируются
гены фотосинтеза. Много сахара – активизируются гены корней, те ветвятся, наращивают массу и
кушают сахар, подавая его вверх. А фотосинтез при этом тормозится. И правильно: зачем вкалывать без
нужды-то? Учёные резюмируют: мол, сахара растворимы, работают мгновенно, абсолютно экологичны
и недороги – словом, вполне практичная штука. Вона как! Предполагаю, что какой-нибудь белковый
гидролизат показал бы схожую картину.

В этой связи нельзя не упомянуть канадский проект RCW – веточная древесная щепа. Он начат ещё в
конце 1970-х, и в начале 1990-х доведён до продуктивной технологии, спасающей истощённые почвы
по всему миру. Изучая, как рождается гумус в лесах, учёные обнаружили: главный источник
устойчивого гумуса – тонкие ветки лиственных деревьев. Почему? Потому что в них содержится почти
на порядок больше сахаров, чем в древесине стволов, плюс белки в изрядном количестве. В ветках, в
отличие от соломы, идеальное соотношение азота и углерода! С учётом прочих элементов, в них
хранится 75% всех питательных веществ леса. А я-то думал: ну почему так люблю мельчить ветки на
измельчителе?

Только в Квебеке ежегодно скапливается 100 млн тонн веток, которые приходится просто сжигать. А в
мире – миллиарды тонн. В общем, учёным оставалось придумать машины, правильно измельчающие
ветки тоннами в час, и отработать агротехнику. Машины придумали – шредеры и мульчеры.

В основе самой агротехники – беспахотное смешивание 1–2-дюймового слоя мелкой щепы с пятью
верхними сантиметрами почвы. Через три-четыре года урожаи на истощённых почвах растут в разы. А
если правильных микробов сюда добавить, ещё быстрее процесс идёт! Я же давно измельчаю все ветки
своего огромного участка с помощью бытовых измельчителей – шредеров. Вся труха идёт на грядки как
мульча, а за пару лет смешивается с почвой.

Не могу не заметить: мир давно выращивает плантации быстрорастущих деревьев типа ив и павловний
специально ради биомассы веток. Из них делают биотопливо и просто брикеты для печей. Так или
иначе – энергия! Так почему бы не выращивать такие плантации ради пополнения почвы веточной
органикой? К тому же, их можно располагать в виде лесополос, здорово улучшая ландшафт и
микроклимат. Точно так же выращивают плантации многолетних суперзлаков типа мискантусов.
Опыты и у нас были, и очень успешные. Пора нам внедрять этот мировой опыт!

Сейчас и лес чистят иначе: всё, что не нужно, сразу превращают в труху. Занимаются этим мощные
широкозахватные роторные пилы – мульчеры. Меня впечатлило! Пожелание одно: чтобы вот так
хорошо, как мы научились измельчать лес, мы бы его и выращивали.

Напоследок сам Бог велел глянуть новым глазом на компостирование навоза до перегноя-сыпца. И
констатировать: из него ведь не только аммиачный азот и СО2 улетучиваются. Главное – ни сахаров, ни
аминокислот не остаётся! Той самой основы динамического плодородия, его первичного топлива –
ноль. Так что прав Борис Андреич Бублик: компостирование прямо на грядках – агроприём особый.
Только не сплошным закапыванием, а локально. И даже не просто в виде мульчи или кучками, а прямо
в почве, в мелких канавках или ямках, под тонким слоем почвы. Для кухонных отходов лучшего места
не придумаешь.

Вот такой вот получается круговорот сахара в природе, в голове и в огороде!

А что же сказать касаемо NPK?


Минералка: вред или польза?

Минеральные удобрения не виноваты, что мы их так извращённо понимаем!

Ага, ну наконец-то!

Как нам, огородникам, относиться к минералке? Нужно ли против неё дружить? Или у неё всё же есть
своё место в огородах?

Тут моя позиция всё та же: знай и понимай как можно больше, а фанатей как можно меньше.

Вся эта глава – о питании растений, но не об удобрении. Не путайте эти вещи! От хорошего питания
растения благоденствуют; удобрением можно убить. Питаются растения сами, по потребности.
Удобряем – мы, по своему произволу. Чтобы вообще захотеть питаться, растению нужны все
оптимальные условия для роста. Мы же, сыпля и лия удобрения, у них не спрашиваем – нас интересует
только доза. Напитать – нужны и знания, и наблюдательность, и плодородие. Удобрить – только деньги
и ведро.

Ещё И.Е. Овсинский доказал: в почвах выше крыши любого минерального питания – надо только не
мешать корням и микробам его растворять и вводить в оборот. А микробв ещё и азот фиксируют –
только дай им условия.

Тем не менее я никогда не призывал наложить на минералку презрительное вето, за что порою бывал
бит ярыми органистами. Но органика для меня – не религия. В природе нет крайностей, не бывает «или
– или». Всё дело в цели, дозе и моменте. Понимая это, стараюсь быть честным – вообще не создавать
религий. Впасть в крайность легко: достаточно крохотного ощущения, что ты умнее других.

Можно хаять гидропонику, как виновницу «пластиковых овощей, напичканных жуткими нитратами».
Но это как раз религия. Я-то знаю: даже полвека назад, когда ещё не было органических солей – хелатов
и органоминеральных коктейлей, подобранные со знанием дела гидропонные растворы давали урожай
томатов, анализ коих не показывал никаких изъянов, а вкус был лучше полевых. Можно «держать и не
пущать» в огород ничего, кроме «ЭМочек» – запретить даже соду, ЛОК и мыло, марганцовку и йод.
Можно придать анафеме всю минералку вместе с микроэлементами. Но это уже фанатизм: принцип
ставится выше результата. Во многих случаях на многих почвах эти вещества и полезны, и безвредны, а
часто и спасительны. И, кстати, многие из них официально разрешены в органическом земледелии.

Да и агрохимия не стоит на месте – на смену солям давно пришли сложные составы биологически
активных веществ. На смену «дозам» – экспресс-анализ листьев и пофазные подкормки с тонкой
коррекцией. Фактически, агробиохимия так же занялась «усилением природных процессов», и границу
между «хим» и «био» провести всё труднее.

Сейчас, с появлением стимулирующих «Мегафолов», «Радифармов», «Аминокатов», «Нутривантов»


и прочих сложных коктейлей, с развитием аэропоники, с регулируемым освещением и фитозащитными
материалами нового поколения, картина в принципе изменилась. Гидропонные плоды с израильских
плантаций куда качественнее, чем с кубанского поля, засыпанного навозом и залитого пестицидами.
Это факт, братцы мои. И если мы продолжаем хаять «минералку», то в основном потому, что не
понимаем её правильного значения и не хотим знать о последних достижениях в этой области.

Я не призываю сыпать минералку. Сам добавляю в почву только органику – у меня её много. Но знаю:
на фоне богатой органики минимальная добавка минералки даёт максимальную отдачу урожая,
улучшая и качество. Мы что выращиваем: реальную еду или свои упёртые принципы?

Факт: одна лишь органика – не всегда панацея, и не везде, и не всякая, и точно не панацея для
миллионов га. А минералка – не обязательно ядовитый суррогат. Навозом можно накормить, а можно и
отравить. Эффект перегноя-сыпца съедают расходы на его транспортировку и внесение. Солома,
получившая 20 кг/га мочевины, разлагается вдвое лучше, а это хорошо. Оптимальная доза минералки на
бедной почве может удвоить биомассу сидерата, тем самым повысив и плодородие. Так что наши поля
чисто органическими не будут. Хотим мы того или нет, но будущее – за слиянием умной органики и
достижений агрохимии. По отдельности они проигрывают, но в симбиозе могут здорово ускорить
восстановление почв.

Роль и место искусственных удобрений в биоземледелии блестяще выразил профессор ВНИИ


органических удобрений М.Н. Новиков: «Минеральные удобрения должны а) исправлять
недостатки органических и б) оптимизировать развитие и экологию агроландшафтов». Иначе:
сначала органика и оптимизирующий ландшафт, и лишь затем, для их улучшения, если это нужно –
минералка.

Яркий пример – сад Геннадия Распопова в Боровичах под Новгородом. Это единственный сад колонок
и компактов в такой холодной зоне. Он живой и хорошо плодоносит больше 15 лет, хотя теоретически
обязан был вымерзнуть сразу. Почва – бывший песок. Даже сорняки росли мелкие, чахлые и мало.
Теперь, через 12 лет, почва под деревьями почти чёрная, мягкая.

Установленный факт: удобрения намного эффективнее в виде биомассы сидерата, их усвоившего.


Что и делал Геннадий Фёдорович. Всё это время он вносил под каждое деревце по ведру навоза. Клал
его в небольшие лунки, а потом и просто кучкой на поверхность. Но кроме этого он кормил
минералкой сорняки в междурядьях – выращивал сидеральную биомассу. Не жалел для них
нитрофоски! Вырастут – косил тут же, накапливал перегной. И накопил. Теперь сорняки и без
минералки растут ого-го – круговорот органики запущен. Но сначала ему пришлось помочь, и
минералка на тот момент и в тех условиях была самым верным решением.

УДОБРЕНИЯ – НЕ ПИЩА, НО ЛЕКАРСТВО для агроценоза. Не заменять собою круговорот органики


– помогать ему. Не подавлять азотофиксаторов – кормить их дополнительной клетчаткой. Сделать всё,
чтобы максимум питания давала биомасса, а удобрения только усиливали этот процесс. Кормить не
культуру, но тех, кто обогащает почву и улучшает микроклимат, – вот главная роль минеральных
удобрений.

Есть и другая важная роль: управляющая, корректирующая. Её играют микроэлементы и листовые


подкормки. Пример: мизерная доза бора и магния по цветам – и томаты вяжут намного больше плодов.
Цинк и магний вкупе с калием повышают сопротивляемость болезням. Железо снимает хлороз на
карбонатных почвах.

Братцы, не надо фанатизма. Не забывайте: культурные растения намного требовательнее и прожорливее


диких – их хозяева, видите ли, требовательны и ой как прожорливы до урожая! Что ж тут поделаешь?
Давайте учиться применять всё, что помогает всему: экосистеме, почве, растениям, нам.

Многие почвы объективно лишены каких-то микроэлементов. Дай их один раз – и они включатся в
круговорот на годы. Не дай из принципа – весь круговорот буксует. Что лучше?

Кроме того, можно управлять урожаем, давая нужные вещества в нужный момент через листья, как
стимулятор тех или иных процессов. Особенно это эффективно на зерновых: здесь управляющие
подкормки буквально вытаскивают урожаи из провала. Набрызгав на листья всего 10 кг/га карбамида,
получаешь такую же прибавку, как от центнера удобрения в почву! Но почва при этом не страдает,
растения не болеют, и качество зерна повышается. Кому плохо?

«Ага, чтобы давиться пресными нитратными помидорами!» – слышу от фанатов органики и


пермакультуры.

Отлично! Давайте и в этом разберёмся.

О продуктах «органических» и «агрохимических»

Главное – НЕ ФАНАТЕЙТЕ!

Николай Курдюмов

Вот вам, братцы, необходимое заключение в главу об удобрениях. Для многих оно будет поучительным,
а многих убеждённых природников сильно разозлит. Ох, чую, побьют меня за неё. Но из песни слово не
выкинешь! А не сказать этого в книге о теплицах ну никак не получится.

У знатока химии накипело

…Я бы не стал увязывать эти вопросы так перпендикулярно.


В.С. Черномырдин

Нашлась в сети статья, на которую очень захотелось ответить. Автор, большой спец в химии,
выпускник Израильского технологического института (Технион, Хайфа), решивши более не сдерживать
свою образованность, весьма язвительно разъясняет нам нелепость пресловутого термина
«органические продукты». Ведь что это такое? По его мнению, это продукты, выращенные не на
минералке, а на навозе. Вот его главная мысль.

Все думают: «минеральные» овощи – с нитратами, а «органические», то есть навозные, – без нитратов».
И это чепуха. Растение в любом случае поглощает только минеральный азот – нитратный, амидный и
аммонийный (аммиак). В навозе всего этого – выше крыши. Аммиак навоза бактерии также переводят в
нитраты. Посему и навозом прекрасно можно отравить – нитраты будут зашкаливать! С другой
стороны, точно соблюдая состав и дозы минеральных удобрений, фермеры получают продукты
высокого качества, свободные от нитратов.

Вывод автора: «Полезность или вредность овощей зависит главным образом от степени грамотности и
образованности овощевода! Это не я так сказал. Это нам так объяснял профессор Техниона Ави Шавив,
известный и большой специалист по химии почв!» Слава Богу, автор снизошёл и согласился с
устоявшимся термином «органические продукты», означающим именно агротехнику, принятую в
органическом земледелии. Тут вообще спорить не о чем. Мы называем это природным земледелием,
кто-то – биоземледелием, но всем ясно, о чём речь.

Вот мои комментарии к статье.

Подтверждаю: Ави Шавив АБСОЛЮТНО ПРАВ. Закормишь навозом – получишь много сочных, но
жутко занитраченных огурцов или капусты. Другие-то овощи навоз есть просто не могут – травятся
аммиаком и болеют.

Но автор статьи ошибается в трёх моментах – их я выделил особо. Разберу эти ошибки, дабы уберечь
читателей от слишком примитивного ви́дения вопроса.

1. НАВОЗ. Фермеры-органисты – народ грамотный, и НАВОЗОМ, как удобрением, вообще не


пользуются. Навоз в почву – химическая бомба и жуткий перекос почвенной микрофлоры. Это не
просто азотный перекорм – это аммиачное, нитратное, а часто и фосфорное отравление.

На органической почве, и без того предельно плодородной, навоз вообще не нужен. Эта почва тем и
хороша, что её микрофлора не просто богата, но и сбалансирована – там устойчивый микробиоценоз,
и у него устойчивые отношения с растениями. Как минералка, так и навозы-помёты-фекалии бьют по
микробному ценозу кувалдой – резко меняют его состав, сшибают устойчивость. И пока они не
усвоятся, не обезвредятся (как минимум не выветрятся от аммиака), пока частично не перегниют, почва
переживает стресс, а корни питаются «фастфудом», усиливая болезненность растений.

Органисты это прекрасно знают, и используют навозы грамотно: или вносят под зиму, когда растений
уже нет, или КОМПОСТИРУЮТ. За зиму навоз теряет аммиак и становится перегноем – наполовину
компостируется. А компост – концентрат того самого устойчивого микробного ценоза. Биоактиватор,
не вызывающий химических перекосов. Тем он и ценен. Если же кто-то шурует под огурцы свежий
навоз, выжимая урожайность любой ценой – так он и минералку будет сыпать как здрасьте. Какой он, к
дьяволу, органист?

2. НИТРАТЫ. Да, при азотном перекорме они накапливаются. Да, нитриты, проистекающие из
нитратов, вредны для крови. Но, во-первых, тут мы безбожно хитрим, братцы. Если мы так боимся
нитратов, то почему продолжаем килограммами лопать колбасы, ветчину и буженину? Все знают:
красный цвет мяса в любом мясном изделии стабилизируют нитритом натрия. В любой колбасе его
столько, что самый нитратный огурец обязан засохнуть от ужаса! И ничего – трескаем, аж за ушами
треск стоит.

Во-вторых: почему именно нитраты? Они – всего лишь один из сотни показателей химической
загрязнённости растительных продуктов. Есть ещё и тяжёлые металлы, и избытки по прочим солевым
удобрениям. И есть пестициды, коих сотни. И есть пищевая химия – краски, ароматизаторы,
эмульгаторы, стабилизаторы, консерванты. И половина этой поедаемой химии – канцерогены. Но
определяют всего десяток основных пестицидов и нитраты, причём весьма произвольно: предельные
допустимые концентрации (ПДК) больше зависят от интересов и реалий производства, чем от
обоснованных норм. К примеру, если срок ожидания какого-то яда в поле – 20 дней, то для теплиц – 3
дня. А куда деваться: там урожай каждые три дня собирают!

Да и само понятие ПДК – великое лукавство. Это не ограничение – это разрешение применять вредную
химию. Те же нитраты объективно вредны уже тогда, когда их больше, чем в диком лесном огурце. Но
тогда урожай сильно занижен – а это убытки! Поэтому есть ПДК, устраивающий всех. Пестициды
вредны В ЛЮБЫХ КОНЦЕНТРАЦИЯХ. Их не должно быть вообще: они в наших генах не прописаны.
Но тогда теряешь треть, а то и половину урожая. Так не пойдёт! И ПДК позволяет применять
пестициды «в пределах нормы». Всем хорошо – и пищевикам, и… врачам, и фармакологам тоже. Кроме
потребителей.

Поэтому смысл органического земледелия – жёсткое ограничение ЛЮБЫХ химических удобрений и


пестицидов. Поверьте, работать в таком режиме жутко трудно и невыгодно. Но уверяю вас, в
цивилизованном мире это жёстко контролируется. Ведь «органические продукты» – проект прежде
всего коммерческий. Эти ребята мозгуют, ищут, недобирают урожаи, но исхитряются обходиться без
ядов и минералки, потому что продают свои продукты втрое дороже. Им критически важно сохранять
это право. Их бренд дорогого стоит, его надо беречь – и его берегут.

3. Третья ошибка автора: КОРНИ ПИТАЮТСЯ МИНЕРАЛЬНЫМИ ВЕЩЕСТВАМИ. Пардон за


каламбур: про корни в корне неверно. Да, получая минеральные соли, корни способны сами
синтезировать всё остальное, в том числе и органику. Но это не доказывает, что они питаются только
минералами.

Ещё в 1950–1960-х годах учёные многих стран детальнейшим образом исследовали физиологию и
биохимию питания растений, и доказали: растение может поглощать как минералы, так и ценную для
него органику: сахара, аминокислоты, витамины, простые белки, гормоны и сигнальные вещества, и
даже гуматы. Причём как корнями, так и листьями. Многие учёные считают растения
ОРГАНОТРОФНЫМИ (трофос = питающий). Достаточно вспомнить о разных росянках, мухоловках и
непентисах, переваривающих насекомых так же лихо, как пауки! И это нормально. Было бы странно,
если бы эволюция не предусмотрела для растений всех возможных способов получения нужных
веществ.

Известны работы А.Л. Курсанова и М. Смирнова (ВНИИ физиологии растений) об усвоении корнями
углерода сахаров, а также о росте изолированных корней (без вершков!) в питательных средах с
витаминами, сахарами и органическими кислотами. Есть работы, показавшие сильное влияние таких
веществ на проростки. Ещё до войны была известна практика сахарных подкормок. Ваш покорный
слуга лично делал опыты – кормил проростки огурцов сахарозой. Ели, да ещё как!

Наконец, многие современные удобрения для фертигации (удобрительных поливов через капельные
системы) – уже не просто тонко и адресно подобранная минералка, а сложные коктейли с активной
органикой. Там есть сахара – прямое питание. Есть аминокислоты – не просто питающие, а
управляющие вещества с разным эффектом. Есть гормоны и стимуляторы, гуматы, иммунные вещества
и много ещё чего. Вот, к примеру, состав ФЛОРОНА:

Свободные аминокислоты – 4% (направленный комплекс)

Биостимулирующие и корнеобразующие факторы – 1,46%

Цитокинины – 0,03% (гормоны – стимуляторы деления клеток)

Всего органического в-ва – 8% (ещё, видимо, есть сахара)

Всего азота (N) – 1% (чисто символически!)

Всего фосфора (Р) – 10%

Всего калия (К) – 10%

Бор (В) – 0,25%

Молибден (Мо) – 0,20%

Эффект флорона – выносливость, устойчивость к стрессам, а также сокращение роста и длины


междоузлий в пользу цветения и образования плодов. Иначе – не откорм, а УПРАВЛЕНИЕ
РАЗВИТИЕМ + + ЗАЩИТА ОТ СТРЕССОВ. В итоге – больше плодов с кв. метра. Вона как! И вот то, с
чего мы начали: качество этих овощей – не придерёшься ни по каким стандартам. О стандартах мы ещё
поговорим – тоже момент запутанный.

Так что не будем увлекаться теорией минерального питания. Она пережила своё господство. Теперь она
занимает своё законное место в ряду факторов, из коих постепенно рождается теория УПРАВЛЕНИЯ
РАЗВИТИЕМ РАСТЕНИЙ. Любопытных отсылаю в сеть.

Гидропоника и нитраты

Мы питаемся так, как питаются наши растения.

Полуправда

У природников и органистов есть кредо: гидропонные овощи – «пластмасса», по определению.


Коктейль из нитратов с пестицидами. В терминологии Б.А. Бублика – НЕ ЕДА. Это убеждение,
переходящее в веру, основано на аксиоме: ЕДА может вырасти только в природных, естественных
условиях. Что тут скажешь? Логично, позитивно, мило сердцу и всё такое. Кто читал мои книги, знает,
насколько это мило и моему сердцу! Но истина всё-таки дороже: ЭТО НЕПРАВДА. Реальные факты не
оставляют от этой аксиомы камня на камне. Что с этим делать?

Признать: мы ещё слишком далеки от истины. Так ли много мы знаем о растении, братцы мои? Что
именно растению нужно в естественных условиях? И почему в одних природных условиях оно
процветает, а в других природных же – чахнет? Может, есть какие-то особо важные растению
природные факторы, которые стоит усиливать искусственно? И если в почве их усилить невозможно, то
стоит пробовать как-то иначе?.. Может быть, растение не против?..
Вот вам четыре факта, известных мне на сегодня.

Факт первый. И наука, и практика постоянно доказывали и доказывают: ПРАВИЛЬНАЯ добавка


минеральных удобрений НА ФОНЕ ХОРОШЕЙ ОРГАНИКИ не просто повышает урожай, но и
улучшает качество продукции. То есть в плодах прибавляется сахаров, кислот, сухого вещества, а вот
нитратов – часто, наоборот, убавляется. Собственно, это и было одним из стимулов развивать
агрохимию и применять минералку на полях. На эту тему не писал диссертации только ленивый – так
это очевидно и повторяемо.

Природники и органисты принципиально не говорят о минералке. А вот известный опытник Игорь


Геннадьевич Дуничев взял и честно это проверил. И подтвердил вышеозначенное. Цитирую:

«На трех одинаковых грядках разместил одни и те же растения. На первой под основное внесение и в
подкормках использовал только минеральные удобрения, на второй – только органические, а на третьей
– комплекс органо-минеральных удобрений.

Урожай, собранный с первых двух грядок, не очень отличался, а на третьей размеры плодов были
значительно крупнее. В итоге третья грядка дала урожай в 1,8 раза больше первой и в 2,1 раза больше
второй.

Еще больше удивили анализы плодов. Самые низкие показатели питательных компонентов и
содержания витаминов оказались у овощей, выращенных на органике! Чуть выше показатели у
«минеральных» плодов. А овощи, выращенные на смешанном питании, по составу и содержанию
витаминов оказались лидерами и здесь. Помимо этого, они были вкуснее и дольше хранились.

Для себя я понял, что главное в удобрениях – это разумный баланс органики и минералки, тогда они
увеличивают не только урожаи, но и повышают плодородие почвы».

На самом деле, органисты и природники ратуют не против самой минералки, а лишь против ЕЁ
ПЕРЕДОЗИРОВОК. Почему – понятно: в традиционной агрономии как раз принято передозировать
минералку при резком дефиците органики в почвах. Минералку преподносят как самодостаточное
удобрение, как замену плодородию, что в корне ошибочно. Именно этот перекос подавляет
микрофлору, убивает почвы, вызывает жирование и болезненность растений. Разумный же минимум
минералки на фоне полного возврата растительных остатков или навоза был всегда во благо и урожаю,
и почве.

Органика – это микробный комплекс, который не просто использует, но и «приготовляет»


минералку для корней – доводит до оптимального вида и отдаёт растениям в виде богатейшего
комплекса питательных и биологически активных веществ. Но редкий фермер заботится о
биологической активности почвы. В этом и беда – а не в самой минералке.

Это – выжимка. Все подробности вопроса – в книге «Плодородие или удобрение?», которую я вам и
предлагаю.

Факт второй. Будучи ещё студентом, в начале 1980-х, я с немалым любопытством изучал
малообъёмную гидропонику на Адлерской опытной станции. Устройство весьма простое: в чуть
наклонных желобах из асбоцементных труб – торфяные кубики с растениями, и в них – капельная
подача растворов. Один бак раствора выкапал – потом три бака воды. Излишки стекают в трубу и
дозировано уходят на поля с цветной капустой. Точно помню: удобрения использовались простые –
солевые, даже не хелатные. Азот, фосфор, калий, магний, кальций и основные микроэлементы. Но
составы и дозы растворов точно рассчитывались и менялись по фазам развития растений. Кубики торфа
– те же, в которых выросла рассада, ими можно пренебречь. Хорошо, что уже тогда я не расставался с
фотоаппаратом (рис. 70).

Работал с малообъёмкой научный сотрудник А. Смердов. Всё было по-взрослому: точные рецептуры
питательных растворов, анализ урожайности и качества плодов. Большинство болезней и вредителей
связано с почвой, и Сашины растения почти не болели – это особенно радовало. Радовал и урожай – на
уровне лучших тепличных. При этом, судя по анализам, гидропонные томаты были заметно
качественнее, чем полевые, растущие на той же станции, на хорошей почве и «учёном» агрофоне.
Подтверждаю: вкус у них был отличный.

Рис. 70. Торфяные кубики с растениями в трубах

И подобных результатов тогда было очень много – гидропоника переживала свой взлёт. Всё зависело от
верного состава, концентрации и режима подачи растворов. О хорошем качестве гидропонных овощей
можно было прочитать во многих книгах того периода. А тогдашняя наука ещё не была коммерческой!
Факт третий: овощеводство Израиля или Голландии. Посмотрите в ютубе «Сделано в Израиле» или
похожие ролики. Свои пустыни «хитрые еврэи» превратили в мировой оазис овощей и фруктов. Почвы
– близкие к песку и камню. Растения питают и поливают одновременно, подавая растворы через
капельные системы, путём фертигации. Там не до органики, поверьте – она слишком дорогая. Но
качество овощей по всем мировым стандартам – высочайшее. Мой знакомый агроном, побывав в
кибуцах и изучив сей вопрос, констатировал: овощи вкуснейшие, едятся с удовольствием, и организм
благодарит за них повышением тонуса.

Недавно я специально пытал израильского коллегу: ну какими такими чудо-растворами вы их кормите?


Наверняка что-то органо-минеральное, ещё покруче флорона? Он ответил, как есть, и дал ссылки.
Оказалось – никакой особой органики! Далеко не все могут себе позволить дорогие удобрительные
коктейли. Большинство фермеров используют минеральные формулы. Но эти формулы а) подобраны
под каждую культуру, б) меняются в разных фазах и в разных условиях, в) корректируются по
реальной потребности растений. Последнее в принципе немыслимо для агрохимии, зацикленной на
почве. Через почву потребность растений определить невозможно!

Даю наглядную картинку передовой агрохимии. В нужное время на листья выборочных растений
ставятся датчики. Они анализируют не абстрактную почву, а клеточный сок – то есть реальное
усвоение и реальную потребность в разных элементах. Уже прорыв в агрохимических понятиях!
Результаты – у фермера на мониторе. Тут же – какой рецепт дать в систему фертигации, и надо ли. Не
удивлюсь, если и это уже делают автоматы. Разумеется, есть такие же переносные лаборатории в
чемоданчике: вырезал из листа бляшечку – получил все данные по клеточному соку. Их уже вовсю
продают и у нас.

Растение в природе выбирает, что ему надо? Выбирает. Как узнать, что ему надо? Посмотреть, что
находится в его тканях. Сопоставить это с его развитием, устойчивостью к болезням и с
урожайностью. Соединить всё в оптимальный эффект – исключить перекосы в физиологии. Природно?
Мне кажется, вполне. Этим и занята агрохимия у продвинутых фермеров. Исключаются как перекормы,
так и дефициты по всем элементам, включая микро. Учитывается и органика, и гормоны. Откуда тут
возьмутся нитраты или прочая ерунда? Наоборот, тут бьют рекорды по сахарам, витаминам и сухому
веществу.

Защищённые кровлями и сетками, растения не перегреваются, не калечатся ветром и градом, почти не


болеют и не страдают от вредителей. Тех, что всё же пролезли, израильтяне не травят ядами –
«выедают» хищными насекомыми. У них это направление в приоритете. Так что и пестицидов –
предельный минимум.

Ну как вам «парафиновые муляжи»? Сравните их с нашими грунтовыми томатами, под которые с весны
раскидали навоз, шуранули полтонны абы какой минералки, а потом каждую неделю обрабатывают
ядами от фитофторы и от совки. Почувствуйте разницу!

Факт четвёртый: АЭРОПОНИКА. Самое приоритетное направление закрытого грунта во всём мире.
Единственный реальный способ размещать огороды и сады на крышах и балконах многоэтажек –
превращать города в «съедобные джунгли». И главное – новый прорыв к высокому качеству продукции.
Видимо, одним из первых это показал донецкий изобретатель Анатолий Семёнович Алдокимов. Первые
результаты он получил ещё в конце 1980-х.

В чём его прорыв? Он открыл новый важнейший фактор корневого питания – гипераэрацию. То есть
принудительную подачу воздуха к корням. Ни в воде, ни в почве она невозможна. Но эффект
превзошёл все ожидания.
Оказалось: именно кислород, наряду с теплом – главный ускоритель всей растительной физиологии.
Именно он превращает сахара и жиры в энергию – а это главный двигатель развития! Нехватка
кислорода тормозит переход нитратов в органические азотистые соединения – потому они и
накапливаются. Дефицит кислорода тормозит усвоение и всех прочих веществ. А что мы имеем в
почве? Пахотная – переуплотнена. Органическая – перенасыщена углекислым газом. Мы поём ему
гимны, а про кислород забываем!

Алдокимов собрал приливную установку. Это примерно так: пять минут корни в растворе – полчаса
висят мокрые в сыром воздухе. Здесь корни дышат лучше, но всё равно недостаточно – из-за малого
объёма контейнеров и лотков. Через 4–5 месяцев комок корней начинает загнивать снизу. Но даже эта
прибавка воздуха увеличила выход плодов на 60–80% при росте их качества.

Увеличив высоту и объём контейнера в приливной установке, в феврале 1987-го Алдокимов получил
урожай огурцов, в котором нитратов было в 27 раз меньше допустимой нормы (ПДК), а прочих вредных
остатков – «следы». Вкус зеленцов был отменным. Заведующий лабораторией был потрясён: «Огурцов
с таким уровнем нитратов даже летом на всей Земле не найдешь, а у вас зимой? На какой планете вы их
выращивали?»

В 1991-м установка работала в квартире. За семь месяцев, с ноября по июнь, с одного куста собрали 42
кг вкусных огурцов. Нитратов было в 20 раз меньше ПДК. Агрохимики не верили: так мало нитратов –
и такой огромный урожай, да ещё при дефиците света?!

В установке вырастили и лимон. За 11 лет бодрого роста деревце дало 120 плодов по 250–300 г. Рядом
посадили такой же саженец в землю – различия явные. Аэропонный лимон рос втрое интенсивнее,
плоды вполовину крупнее, урожай почти втрое больше. Плоды вязал кистями по десятку штук. Они
заметно вкуснее, в них больше сахара, корка тонкая – до 2,5 мм. Земляной лимон вязал обычные плоды
по 100–120 г, с толстой коркой, по 3–4 в кисти.

Прорыв произошёл в новой установке, когда к корням, вместе с раствором, стали принудительно
накачивать воздух. Корни стали бурно расти, наращивать объём – и вершки ответили тем же. Так
появилось объёмное мелкодисперсное набрызгивание на корневую систему.

Семь лет исследований показали: здесь развитие растений качественно иное. Причём, чем тоньше
распыл, тем лучше усвоение и интенсивнее развитие. При этом болезни практически исчезали.
Показатели нитратов падали в десятки раз, а сухое вещество, сахара и витамины возрастали на треть.
Вкус и аромат были вне конкуренции. Плоды стали по факту органическими. Или ещё лучше?

Сейчас аэропонные системы Алдокимова отвечают всем требованиям экологической чистоты.


Продукция – само собой. И даже растворы никуда не сливаются – используются многократно в
замкнутом цикле. Человек захотел – человек сделал!

Это всё я к чему? Всё к тому же: «Полезность или вредность овощей зависят главным образом от
степени грамотности и образованности овощевода!»

Да они же невкусные!!

Скажете: «Да ладно! Иди на рынок, купи турецкие томаты или клубнику – они же невкусные! Твёрдые,
пресные – «пластмасса» и есть!»
Полностью с вами согласен. Только эти томаты и на самой лучшей органике вырастут такими же. Это
не грех питания – это вкусовые свойства гибридов. Вторая причина – уборка незрелыми. И только на
третьем месте – перекосы питания.

Поясню по порядку.

Сегодняшняя селекция обслуживает ВТО и прочую глобализацию. Реалии таковы: а) мы покупаем


ГЛАЗАМИ, б) всё выращивается там, где его выращивать дешевле, – и перевозится туда, где оно
дороже. Экономика! Посему и томаты, и клубника, и персики обязаны быть прежде всего а) красивыми,
б) транспортабельными. Вы возмущены их жутким вкусом? Так не покупайте. Но вот незадача: вы как
раз покупаете. И именно красивые, чистенькие, крупные плоды. Так чего же вы хотите от
производителей, братцы мои?

Вы хотите роскошный, сладкий и нежный бабушкин помидор? А зачем тогда в магазин идёте?! Такой
ведь ни довезти, ни сохранить. Он – принципиально не для торговли. Такой плод можно вырастить
только на своём огородике. Чего я вам искренне и желаю – ну, не сейчас, так потом. А гетерозисные
(т.е. сверхпродуктивные) гибриды ведущих фирм на органической почве становятся разве что чуть
вкуснее. Проверил лично. Отобрал самые вкусные гибриды от «Сакаты» и дозариваю на кустах до
полной спелости – тогда вполне себе ничего. Но со старыми столовыми сортами не сравнить. Их мы
лелеем с особым тщанием. Три-четыре плода по 600–800 г на кусте, но каждый – праздник!

Дозаривание после съема – первейший и самый распространённый приём в логистике плодовой


продукции. Процессы созревания вызывает самый простой растительный гормон – этилен. В растении
он вырабатывается для регуляции прорастания, цветения, созревания и старения тканей. Его
вырабатывают многие зреющие плоды, и больше прочих – яблоки. Под влиянием этилена за двое суток
дозревает почти всё, кроме винограда. Хотя и тут я не уверен. Сейчас даже тара и чуть ли не бумага, в
которую пакуют плоды, делаются с учётом дозаривания и затем накопления углекислого газа – чтобы
подольше сохранить дозревший плод.

Те же томаты снимают даже не бурыми – зелёными, так везут, а перед продажей быстренько
дозаривают этиленчиком. Опасности тут никакой. Но и вкуса – тоже. Зато всё красиво – и мы,
непременно ворча на «парафин», быстренько всё это скупаем.

Об ошибках питания, из-за которых якобы «получается пластмасса», могу сказать одно: от ошибок
такой тяжести растения скорее помрут, чем выживут. И о плодах уже говорить не придётся. Если же
куст жив зело, то нитратные плоды от экологически чистых вы на вкус не отличите. Тем более что
жуёте, морщась, всё те же гибриды, прибывшие из далёка вовсе не прекрасного.

Исключение – видимо, только «белая жила», грубое продолжение плодоножки в плодах томатов. Она
может сильно увеличиваться из-за недостатка калия, часто возникающего из-за избытка азота. Не все
знают: гетерозисные гибриды томата требуют втрое больше калия, чем обычные сорта. Из
«органических» удобрений тут поможет зола.

И теперь у любителей экологически чистого назрел вопрос: если даже на гидропонике плоды –
качественные, то какие же тогда – НЕкачественные, в конце-то концов?!

Что значит – качественные и некачественные?

Я и сам немало изумился, когда осознал то, что сейчас вам сообщу. Вы можете ВЕРИТЬ в природность
овощей и фруктов, в их целебность, органичность, первозданность и всё такое. Вам может
НРАВИТЬСЯ их вкус и аромат. Но объективных показателей, отличающих «ЕДУ» от «НЕ ЕДЫ», нет.
Их просто не существует. Более того: их не может быть в принципе.
Единственный реальный показатель «не еды» – ядовитые вещества выше нормы (ПДК). Но и он
необъективен: в разных странах нормы разные, и по требованию бизнеса могут многократно
завышаться. Но главное, службами контроля определяется мизер из всех вредных веществ. Чаще всего –
нитраты и 3–5 основных пестицидов, причём старых, типа ДДТ и дециса, которые уже почти не
применяются. Прибавьте сюда мизерность самой службы контроля и традиционную покупку любой
подписи – и «объективность» контроля рисуется наглядно.

На этом фоне верхом лицемерия выглядит разрешённая по ТУ обработка плодов после съёма:
дозаривние этиленом, окуривание фунгицидами, покрытие синтетическим воском, и главное –
консервация дифенилом. Дифенил – известный канцероген.

Но если остатки ядов не превышают санитарных норм, то никто и никак не сможет объективно оценить
качество плодов или доказать их превосходство над прочими. То есть, вы никак не докажете, что ваш
органический плод объективно качественнее гидропонного.

Как так?! Ведь сейчас можно сделать любой анализ!

Ну, вперёд. Вот вам супер-лаборатория – оценивайте!

Первое. Плод состоит из тысяч веществ, и почти все они – биологически активные. Что будем
анализировать?..

А каждый анализ немалых денег стоит. Это второе.

Значит, нам остаётся выбрать десяток главных веществ. Они и выбраны: сухое вещество, зола
(минеральный остаток), сахара, крахмал, кислоты, витамин С, протеины (общий белок). Но кто сказал,
что именно сии величины – признаки качества? Это просто самое очевидное – то, что нашли раньше
прочего. В тех же «пластиковых» томатах, которыми можно играть в теннис, сухого вещества – рекорд.
И что? Общая зольность может зашкаливать как раз при перекормах минералкой. Крахмал, протеины,
кислоты, сахара, витамины – конкретно сортовые особенности. В одном сорте много аскорбинки, но
мало протеина, в другом – наоборот. И что?..
Остаётся единственный «явный» критерий: сахара. Сладкое мы завсегда ценим превыше всего! Но это –
не достоинство плода. Это природа нашего восприятия. Наш мозг, как и мозг любого всеядно-
плодоядного существа, запрограммирован на быстрые углеводы – единственный в природе мгновенный
поставщик энергии. Сладость нам вкусна генетически. Но это вовсе не значит, что финик и арбуз
целебнее томатов и редьки!

Хочу особо сказать и о кислотах. Возможно, органические кислоты – главные «витамины» для всех
теплокровных. Именно они делают кровь более жидкой и подвижной; подкисление крови резко
усиливает отдачу кислорода гемоглобином. Метод Бутейко основан на подкислении крови
углекислотой, таково же «рыдающее дыхание» Ю. Вилунаса и «дыхание жизни» С. Лосева. О ведущей
роли кислот для здоровья и долгожительства написал свои удивительные книги Н.Г. Друзьяк. О них же
говорит и А.Т. Болотов. О них же говорили и ратовали за обилие ягод и фруктов Брэгг, Шелтон, Уокер,
Джарвис и их последователи – хотя называли это «ощелачиванием». Ясно видна особая значимость
кислот в природе: подавляющее большинство диких плодов – кислые, но не сладкие! Для чего-то это
нужно: природа не ошибается. Недаром йоги советуют: хочешь долго жить – съедай по одному лимону
в день.

…Но и это не значит, что лимон ценнее тыквы!

При особом желании можно определять и микроэлементы, и другие витамины, и разную активную
биохимию – флавоноиды, терпены, триглицериды, антиоксиданты, всякие ресвератролы и ликопины.
Но это уже ой как паки зело дороговатенько! А главное, смысла нет. Ведь никто не знает, сколько их
кому надо, и надо ли именно сегодня. А «чем больше, тем лучше» – согласитесь, не критерий
полезности. Любая «полезность» становится ядом, если превысить дозу.
Кроме того, само наличие «целебного» вещества вовсе не означает, что оно станет работать в
организме. Их ведь изучают по отдельности, а работают они только вместе со всем комплексом
дружественных веществ, в реакциях с коими и выполняют свою конкретную работу в растении. В этом,
кстати, и состоит главный тупик нутрицевтики и главная причина общей бесполезности БАДов.

Протеины. В огурцах и томатах, землянике и арбузах их почти нет. И что?..

Про микроэлементы много говорят. Мол, почвы обеднели, и теперь в урожаях микроэлементов в разы
меньше. Поэтому, говорят, покупайте БАДы. Я не против хороших пищевых добавок. Но прежде всего
предлагаю восстанавливать почвенное плодородие. Лучшие источники микроэлементов – зола,
веточная щепа, сапропель, камыш-тростник и морские водоросли. Направим их в почву – в плодах
станет больше и микроэлементов, и витаминов, и сахаров с кислотами, а в зёрнах – больше масел и
белков. И… тогда непонятно, зачем вообще определять химический состав урожая – его качество и так
гарантированно хорошее.

Ну и как ваши анализы? Удалось выявить «самый лучший» томат? Но главное: зачем? Мы что, одними
томатами питаемся?.. Или вы хотите запретить их промышленное производство?..

Но вы не сдаётесь. «И что, никто никак не оценивает качество продукции?!»

Расслабьтесь. Скиньте белый халат, сварите в колбе кофею. Сварганьте «врачебный коктейль» – спирт с
глицерином, глюкозой и аскорбинкой. В малых дозах – изумительный препарат, скажу я вам. Ну – за
урожай!

А про качество – смотрите ГОСТы. Это вам не хухры-мухры – государственный документ, закон! Я
просмотрел ТУ ГОСТ Р 51810, принятые для плодоовощной продукции с 2003 года. Что там
прописано? Половина – про то, каким обязан быть ВНЕШНИЙ ВИД продуктов. Вторая половина –
требования к хранению, таре и перевозке. А про внутреннее содержание плодов – только один
маленький пункт:

«5.3. Содержание радионуклидов, токсичных элементов, пестицидов и нитратов в томатах не должно


превышать допустимые уровни, установленные СанПиН 2.3.2.560». Всё!

И это понятно. Нельзя установить нормы сахаров или кислот, витаминов или ликопина: всё это –
СОРТОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ. К тому же они сильно зависят от почвы, климата, погоды и агротехники.
Как ни исхитряйся, единого стандарта тут нет и быть не может. Остаётся ВНЕШНИЙ ВИД. Сегодня его
гарантируют только химические обработки – и они разрешены теми же нормами СанПиНа.

Самый верный критерий

Так что отличает еду от не еды? Если только яды, то достаточно не покупать промышленно
произведённых овощей и фруктов – брать только у частников. Если бедность по сахарам, витаминам и
микроэлементам – ну, заешьте тот парафиновый помидор таблеткой витаминно-минерального
комплекса, и нет проблем.

Что, не согласны?.. Почему?

Потому что НЕВКУСНО. Не душевно, не радует! Вот это и есть, братцы, наш главный и
единственный критерий качества продуктов. Он абсолютно субъективен – но столь же абсолютно
значим для конкретного человека. Мы ведь живые люди. Главное для нас – приятные ощущения,
счастье, радость. Поэтому мы ищем в продуктах свои счастливые впечатления. И поэтому продукт
привлекателен для нас настолько, насколько мы ВЕРИМ в его добродетели.

Увы, всё это научились подделывать искусственно. На этикетках сплошь – красивые пейзажи и
волшебные слова о «натуральности», плоды нарочито яркие и большие, маргарин подкрашивают
жёлтым. Мы верим – и начинаем привыкать к невкусному. Но это отдельная невесёлая песня.

Но если всё так неоднозначно, то как правильно применять минеральные подкормки?

Летние подкормки: какие и почему

Мы не используем минеральных удобрений для почвы: хватает органики. Я давно пишу: плодородие –
это способность почвы питать растения без добавки искусственных солей, а только за счёт живого
круговорота органики. Но в некоторых случаях минералка полезна и даже необходима, и есть разумные
способы её использования.

И самый разумный для огородников – листовые подкормки. Дело в том, что листья усваивают питание
не хуже чем корни, а лучше. В почве усваивается всего четверть удобрений – остальные теряются.
Листьями поглощается 90% и сразу: эффект виден уже через пару дней. Только листья можно кормить с
конкретной целью в нужный момент, реально управляя наливом плодов. Удобрений при этом
расходуется в 5–8 раз меньше, и они никак не подавляют почвенную микрофлору.

Но в наших органических грядках растения и так накормлены под завязку, и мы применяем подкормки
только как лекарства.

Массовое цветение томатов (2–3-я кисть в цветах) – невредно дать по листу и цветам бор, магний и
комплекс с Р-К. Это помогает плодам лучше вязаться и наливаться.

Удалили половину самых больных листьев у огурцов – даём фунгицид (об этом ниже), а потом
кормим чем-то комплексным с акцентом на азот, вроде «Акварина-супер», 30–40 г на ведро. Во время
плодоношения разок даём комплекс с упором на калий-фосфор, типа «Акварин-плод». Невредно
добавить и щепотку микроэлементов типа «Гро-грин». Всё это смешиваем со стимиксами, «Сиянием»
или просто настоем компоста – добавляем микрофлоры.

Подкормка тут – лекарство: помощь от стресса потери больных листьев и стимуляция роста новых.
Бактерии – заселение листьев полезной микрофлорой, продление здорового периода. Результат:
растения восстанавливаются за неделю-две, снова бурно плодоносят, и обходятся без новых
фунгицидных обработок до самой осени. В августе только ещё раз больные листья убираем: огурцы уже
только к столу нужны.

Такую же подкормку мы непременно даём уличным томатам после удаления половины листьев с
частью стеблей и обработки от фитофторы. Помогаем подкормкой баклажанам и смородине,
аналогично спасаемым от клеща, или когда затормозилась рассада, подрытая кротом. И вообще, в
случае любой вынужденной реанимации

***

Что же нам взять за основу? Какие компромиссы воплощать в деле, чтобы душа не металась между
«побольше и покрасивее», но «повкуснее и побезвреднее»?

И сделайте всё, чтобы ВЫРАЩИВАТЬ КАК МОЖНО БОЛЬШЕ КУЛЬТУР САМИМ.


Вот вам мой совет.

Прочитайте книгу гениального журналиста Майкла Поллана «Философия еды – правда о питании». И
изо всех сил старайтесь не покупать овощи и фрукты в супермаркетах, и даже у перекупщиков на
рынке. Берите только у бабушек с добрыми глазами или у знакомых честных фермеров, умеющих
сводить химию к минимуму.

Как раз для этого мы и строим не какую попало, а умную теплицу!

И почва в ней должна быть такая же умная.

Создаём тепличную почву

Тут мудрить нечего: тепличная почва – это просто богатая почва самой лучшей компостной грядки.
Забудьте о свежем навозе и навозной жиже, о перекопках дважды в год, о минералке килограммами и
постоянных поливах, о смене «старого» грунта и его промораживании. Всё это нам не нужно. Нам
нужно один раз кардинально улучшить почву, и потом это состояние поддерживать органикой и
мульчой, помогая им микробными настоями и чаями. Всё остальное сделает почвенная живность.

Улучшаем почву сразу и радикально

Уплетая вкусные бутерброды, помни: сейчас ты трудишься на благо почвы!

Строя теплицу, надо повысить плодородие грядок быстро и существенно, чтобы урожай пошёл сразу. А
если вы, как и мы, живёте на тяжёлой или бедной почве? Тут нужна двойная перекопка. Этот способ
применяется в биоинтенсивном мини-земледелии (Джон Джевонс).

Делается эта тяжкая работа один раз, но эффект дает сразу. Цель – радикально улучшить слой почвы в
30–40 см: сделать почву комковатой и пористой, более влагоёмкой и теплоёмкой, смешать с компостом,
щебнем или керамзитом, а в идеале и с древесным углём. Способ применим только для отдельных
грядок: очень уж он трудоемкий.

Сначала возле будущей грядки запасаются нужные материалы: компост и рыхлая органика, для
суглинков – песок, для супесей – глина и щебень. Почву важно довести до оптимального состава, а
щебень – накопитель тепла. Копать нужно при оптимальной влажности почвы – иначе не создашь
структуру. Лопату лучше использовать четырехугольную, траншейную.

Прежде всего очерчиваем грядку. Затем отмечаем поперечную полосу шириной в полтора штыка
лопаты. Землю этой полосы вынимаем и убираем в сторону – она пока не понадобится. Получилась
поперечная траншейка глубиной и шириной в полтора штыка лопаты.

Эта траншейка – начало работы. На её дно высыпаем ведро компоста, ведро песка (а для супеси – ведро
глины со щебнем), уголь, веточную труху, а если почва очень бедная, то и пригоршню комплексного
удобрения. Всё это распределяем ровным слоем, а затем перекапываем дно траншеи небольшими
порциями, перемешивая всё добавленное с почвой.
Рис. 72. Порционное улучшение почвы грядки

Дно готово. Мелкими порциями перекладываем на него следующую верхнюю полосу грядки (уже
знакомый вам рис. 72), также вмешивая в неё ведро органики, рыхлители и удобрение. Теперь весь этот
кусочек грядки глубиной в 35–40 см – смесь почвы и компоста. Отделим его фанерным щитком, чтобы
смесь не рассыпалась.

А рядом получилась вторая траншейка шириной в полтора штыка. И всё повторяется. На дно –
органику и удобрения, затем дно перекапываем. Удобряем и перебрасываем сюда верхнюю почву из
третьей полосы. Отделяем щитком. Получилась третья траншея. И так далее до конца.

Конечно, на тяжёлых суглинках создание такой грядки – настоящая стройка: семь потов сойдет! Зато и
овощи в этот же год выдадут максимум. А потом можно только рыхлить верхний слой и добавлять
сверху органику в виде мульчи и сидератов.

А вот что советует известный алтайский питомниковод и природник А.И. Кузнецов.


Как реанимировать почву

Хочешь вылечить больного – сначала сделай его способным начать лечиться.

Правило тибетских врачей

Главное правило Кузнецова: не выдумывайте больше того, что уже придумано природой. Все
«улучшения» природы выйдут боком – не в урожае, так в здоровье или затратах. Что бы мы ни
выдумали, в перспективе мы во всём природе проигрываем!

Вот признаки здоровой почвы: она тёмная, гумусная, комковато-пористая, очень легко впитывает
воду и хорошо удерживает её, никакой корки не образует, легко поддаётся рукам. Обрабатывается в
основном мульчированием, а перед посевом – поверхностно: достаточно провести борозды до плотного
слоя. Имитирует лесную подстилку или многолетний дёрн: почти всегда покрыта мульчой из
растительных остатков. Растения сильны и устойчивы к стрессам, болезни проявляются слабо и на
урожае не отражаются. Поливов и прополок намного меньше, рыхление не требуется, особенно если
первоначально внесены песок и щебень.

А вот признаки больной почвы: устойчивая пористо-комковатая структура распылена, видимых


растительных остатков нет. Обработка лопатой или плугом. Почва пылит, медленно впитывает воду,
слипается от воды, после дождей и полива образуется корка. Тёмный цвет исчезает. Растения сильно
болеют, очень чувствительны к стрессам, требуют постоянного ухода. Необходимость постоянных
поливов, подкормок и прополок, тяжкий труд и радикулит – чёткие признаки больной почвы.

Такую почву надо срочно реанимировать! Но что есть почва, если не отражение хозяйского ума? Вот с
него и начинайте.

«ЗемлеДелание – образ жизни, способ мышления, а вовсе не «агроприём с целью…». Делая землю,
живёшь совсем иначе: полнее, радостнее и дольше. Почувствуйте разницу: «создаю» – и «пользую».
Земледелание – ускоренное и обогащённое, но естественное, природное созидание почвы.
Противоположность земледеланию – отнятие, поедание, хапание, разрушение, распыление.

Придётся забыть все учебники по «тщательной обработке» и «постоянному уходу». Наоборот:


разглядите, как лес и луг создают почву, не «ухаживая». Это и есть самый чёткий рецепт, инструкция,
руководство к действию. И забудьте о «таблеточных» эффектах на одну неделю. Здоровая почва –
существо вечное. Сразу её не сделаешь, как сразу не построишь дом. Но и умереть она не может!»

ГРУНТ. Если у вас супесь, лёсс, рыхлый чернозём или другая рассыпчатая, проницаемая почва – вам
достаточно только органики. Внесли компост или перегной, сразу треть по объёму – и перекопали в
первый и последний раз. Дальше всё сделают постоянная добавка мульчи и корни растений.

В песчаную почву, кроме органики, обязательно добавьте хотя бы 15–20% глинистой земли. Это сразу и
сильно повысит способность почвы удерживать и влагу, и питательные вещества.

Если же это суглинок, особенно засоленный или тяжёлый, то простая добавка органики будет
исправлять почву слишком медленно – как это вышло у меня, а то и вообще не исправит. Лучше раз
попыхтеть, но радикально улучшить почву на два штыка вглубь. Вынуть её, хорошо измельчить,
смешать или переслоить с песком, перегноем и растительной сечкой, и вернуть в грядку. Эффект
получите сразу, а постоянная мульча его будет усиливать. Сырой, мочаковый суглинок при этом нужно
обязательно поднять на 15–20 см – сделать грядки-короба.
Если же у вас кислый торфяник, вам здорово помогут компост, глина и щебень. Молотый камень не
только увеличивает теплоёмкость, но и ощелачивает. Стартовая доза минералки здесь тоже пойдёт на
пользу: в торфе практически нет питания.

ГРЯДКИ. На самом деле, сами растения занимают максимум 40–50% площади, а то и меньше.
Остальное обрабатывается, чтобы выращивать сорняки и собирать урожай радикулита. В теплицах –
тем более! Сразу спланируйте постоянные грядки шириной 50–80 см с такими же проходами,
обязательно вытянутые на юг – север. Иначе высокие тепличные растения будут постоянно бороться за
свет.

Проходы завалите органикой и укройте досками, стружкой, соломой, картоном, плиткой – чем хотите.
Тут будут дополнительно питаться корни, и не будут расти сорняки. Только тут вы будете ходить,
никогда не наступая в грядки (рис. 74).

Сами грядки огородите бордюрами и каждый год вносите органику в любом виде. Сняли урожай –
навалили навоз-компост, отходы, траву, а сверху опилки, солому. Почти всю зиму мульча работает,
готовит «кухню» к весне. Весной сгребли грубую мульчу, чтобы почву хорошо прогреть – и сеем
зелень. Потом сажаем рассаду. Поднялись кусты – вернули мульчу, да ещё добавили (цветное фото 27).
Вместо лопаты в почву – вилы в органику.
Рис. 74. Укрытые проходы между грядками

Особенно нам нравится вносить недозрелый компост, фекалии и кухонные отходы в мелкие канавки
вдоль по грядкам. По сути, это самый разумный способ вносить компосты. Можно это делать в
сентябре-октябре, после урожая, а можно в марте, убрав мульчу. Годится всё: компост любой зрелости,
кухонные отходы, содержимое биотуалетов. Ведра на погонный метр вполне достаточно. Уложил в
канавку – укрыл почвой и мульчой. Сегодня по правому краю грядки, через год – по левому, а потом по
центру. Так в грядки уходит почти всё, что скопилось за лето. За месяц всё это окончательно
разложится, а корни сами найдут и возьмут сколько надо.

Нету лишней органики – сейте сидераты. Сошёл снег – сразу сейте холодостойкие растения: фацелию,
рапс, сурепицу, масличную редьку, рожь. Убрали урожай – сейте снова и оставляйте в зиму. Это то же,
что навозом удобрять.

НАВОЗ И ПОМЁТ. Как уже сказано, навоз, гниющий в куче, – не удобрение. Если уж купили его,
сразу отдайте сапрофитам: разложите тонким слоем (5–7 см) под растениями и накройте какой-то
мульчой. Навозная мульча – самый безопасный и естественный способ применить навоз с пользой. Не
хотите, чтобы он быстро вымывался дождями – укройте соломой, листвой.
Но помните: навоз – это «взрыв» азота, и класть его можно только весной. Летом жирующие растения
станут жутко болезненными. Да нитраты вам не нужны. Хотите их подкормить – сделайте «навозный
чай»: дайте паре ведер навоза побродить пару недель в 200-литровой бочке, и поливайте настоем,
разведя водой ещё в 10 раз. А такой же настой птичьего помёта – в 20–30 раз.

САПРОФИТЫ И ЧЕРВИ. Если почва давно не знала органики, в первый год не поленитесь, занесите
сапрофитов искусственно. Лучше всего набрать местных червей, взять для закваски свежий навоз, и в
начале лета поселить всё это «общество» под мульчу. Дальше они всё сделают сами, только корма
добавляй.

Для ускорения процесса можно использовать и микробные биопрепараты. Но это – вспомогательные


меры. В целом никакие биопрепараты, био-удобрения или стимуляторы не сравнятся с потенциалом
нормальной почвенной микрофлоры и дождевых червей. Главная роль – за местными видами
гумификаторов. Вы ведь не на один год их заводите!

Ну а если вы выбрали гумусовый тип питания растений, любите готовить компост и вам есть, что
компостировать, то не ленитесь делать это правильно.

БИОКОМПОСТ, или проще – хороший, правильный компост, готовить нетрудно. Везде правильно
пишут, что надо обязательно чередовать слои «зелёной» органики с «коричневыми». Зелёная – богатая
азотом: кухонные отходы, фекалии и навозы, полова и жмыхи, свежая трава и зелёная листва.
Коричневая – почти чисто углеводистая, целлюлозная: солома и сухое старое сено, опилки и стружки,
шелуха и початки, прошлогодняя листва. Именно смесь азота и углеводов – наилучший корм для
сапрофитов, и компост получается быстрым и полноценным.

Но одна важная деталь тут обычно игнорируется. Слои разной органики надо постоянно пересыпать
тонкими слоями земли. Положил органику – тут же притруси землёй. Во-первых, земля – та же
микробная закваска. Во-вторых, с землёй намного комфортнее червям, и они осваивают почти весь
объём кучи. Но главное, первичный гумус червей и микробов должен соединиться с минеральной
частью почвы – иначе он не будет устойчивым и полноценным «запасным депо». Разумеется,
достаточно увлажнённый «пирог» надо укрыть, чтобы дожди не выносили питательные вещества (рис.
75).
Рис. 75. Укрытый от дождей биокомпост
Рис. 76. Компостирование слоями сбоку

Есть и другая техника компостирования – как при производстве червячного биогумуса. В тени делаем
бурт – «слоёный пирог». Невысокий, слоёв 5–6, чтобы не «загорелся». Запускаем червей, укрываем от
сильных дождей и высыхания. И новые слои добавляем не сверху, а сбоку, на склон бурта, косо снизу
вверх. По мере переработки выбираем биокомпост с другой стороны (на рис. 76 он срезается справа).
Слой выбрали – слой добавили. Так бурт «ползёт» в одну сторону. Дополз до края – выбираем больше
половины, и начинаем добавлять «корм» на другую сторону. Бурт ползёт обратно. Можно быстрее
переманить сюда червей, соблазнив их чем-то сладковатым: припаренными овощами и фруктами,
подслащённой кашей, запаренной шелухой лука. Чем оптимальнее будет влажность, тем больше будет
червей.

А вот что говорит о тепличной почве красноярский опытник и изобретатель, один из авторов книги
«Умная теплица» К.Г. Малышевский.

Что такое «хорошая земля»?

Институт органических удобрений проводит день донора…


Каждый человек может отличить хорошую землю от плохой на взгляд. Хорошая земля – пышная,
лёгкая, чёрная. То есть в ней должно быть много неразложившейся органики, которая придаёт
рыхлость, лёгкость почве, и много разложившейся органики – гумуса, который и придаёт земле тёмный
цвет.

Гумус (от латинского humus – земля) – это продукт глубокого разложения растительных остатков, в
основном целлюлозы и лигнина, представляющий собой смесь сложных органических полимеров.
Почти не содержа свободных питательных элементов, гумус является оптимальной физической,
буферной и обменной средой для почвенной биохимии. В чёрной земле растения прекрасно
развиваются и не испытывают дефицита минерального питания. Даже водные вытяжки (растворы)
гумуса являются мощным стимулятором роста.

На этом факте была основана теория гумусного питания растений, которая впоследствии была признана
ошибочной, и её сменила теория минерального питания, так как было доказано, что растения могут
усваивать только простые минеральные вещества в виде их водных растворов.

На самом деле, ни гумус, ни минералы сами по себе плодородия не создают. Главный фактор активного
плодородия – свежая органика. Главное, в чём нуждается живая почва – в энергии. А энергия солнца –
в остатках растений. Именно её гниение даёт растениями их главное питание – углеродные соединения.
Именно органика – топливо-корм для микробов, в буквальном смысле обслуживающих питание и
жизнь корней. И она же – источник сбалансированного питания.

Почему растения, которые нуждаются в минералах, лучше растут на почвах, удобренных органикой или
богатых гумусом? Это очень просто: органика – среда, в которой постоянно приготавливаются
доступные растениям питательные вещества. Причём столько, сколько растения сами потребуют. Но
понимают это далеко не все, и вот почему.

Если вы отнесёте в агрохимическую лабораторию образец вашей земли и попросите агрохимиков


определить, чего в ней много, а чего мало, они проделают с ней следующее: зальют вашу землю водой,
т.е. сделают водную вытяжку, а потом определят содержание растворённых в воде элементов. То есть
определят содержание веществ, растворимых в данную минуту. Остальные же вещества, которых в
почве очень много, считаются недоступными. Агрохимическая теория минерального питания
растений, рождённая в позапрошлом веке и сохранённая почти в неизменном виде до наших дней, учит:
пища растений – это доступные минеральные вещества.

Действительно, растения можно выращивать на любом субстрате – песке, керамзите, опилках и т.п.,
поливая их раствором необходимых минеральных веществ, т.е. на гидропонике, и даже вовсе без
субстрата – на аэропонике, периодически орошая раствором корневую систему, находящуюся в
воздухе. Но тут есть проблема: питание должно точно соответствовать потребности растения.
Недостаток всего лишь одного из десятка элементов может свести на нет все ваши труды!

Понимая почву как пассивный субстрат, на практике агрономы обычно перестраховываются и


рассыпают дорогие удобрения килограммами. Но это ещё хуже: избыток удобрений гораздо опаснее их
дефицита – их нельзя внести «впрок». При внесении их в почву, особенно в виде раствора,
концентрация солей скачкообразно возрастает, а затем постепенно снижается. А почвы разные, погода
меняется – в общем, точно предсказать поведение и эффект солей в почве невозможно.

Внесение при перекопке в почву гранулированных комплексных удобрений лишь частично решает
проблему: разные составляющие этих гранул имеют разную растворимость. Очень быстро в почвенный
раствор переходят, и так же быстро вымываются, азот и калий, и гораздо медленнее – фосфор. Кроме
того, соли активно и зачастую непредсказуемо реагируют между собой или мешают друг другу
усваиваться – вступают в антагонизм. При высоких дозах, кроме опасности сжечь растения, есть
реальная опасность отравиться самим. А микроэлементы, например медь, цинк, бор и другие – в
концентрациях, превышающих предельно допустимые, вообще являются ядами!

Чтобы поддерживать оптимум, в идеале нужно давать удобрения в малых дозах при каждом поливе
(фертигация). Капельный полив решил эту проблему. Но дело в другом. Даже при самом лучшем
минеральном питании растения не получают всего, что даёт живая почва.

В мёртвом пустом субстрате, таком как песок, перлит, вермикулит или керамзит, действительно всё
зависит от содержания растворимых элементов. А в живой почве дело обстоит совсем иначе. В ней
постоянно идут сложные и многообразные химические процессы, превращающие недоступные
вещества в доступные для растений. Кроме того, вокруг корневых волосков вырабатываются целые
комплексы защитных веществ, стимуляторов роста, витаминов и ферментов. Всем этим заняты
почвенные микробы.

Считается, что в большинстве почв растениям недостаточно азота, в то время как основная часть
окружающего их воздуха – это как раз азот! И почвенная микрофлора делает его доступным. То же
касается и нерастворимого фосфора, которым почвы очень богаты, и калия, и многих других веществ.
Крайне редко бывает, чтобы в живой природной почве действительно наблюдался дефицит какого-либо
элемента.

Компостные почвы, богатые гумусом и органикой, очень обильно заселены бактериями, водорослями,
грибами, насекомыми и червями. И все они обеспечивают необходимое и постоянное поступление в
почву продуктов своей жизнедеятельности – питательных и биологически активных веществ (БАВ).

В каждом грамме почвы живёт несколько миллиардов бактерий! Особенно много их вокруг корней – в
ризосфере. Именно они производят для корней и питание, и ферменты, и гормоны роста, и защитные
вещества. За это растения щедро кормят их – выделяют через корни до 40% всей созданной в
листьях органики! За миллионы лет совместной эволюции эти существа не могли не приспособиться к
взаимным потребностям, так что ничего лишнего не остаётся – всё потребляется. И высвобождение
минеральных солей, перевод их в доступную для растений форму производится ежедневно, ежеминутно
и ежесекундно, и эти соли тут же поглощаются растениями.

Живая почва кормит растения микроскопическими дозами, но непрерывно, как младенца из соски,
поэтому в водной вытяжке такой почвы не так немного этих элементов в свободном виде. Кроме того,
сам гумус – это обменный комплекс: он может временно связывать питательные вещества, а при нужде
корни растений могут извлекать их.
На таких почвах не нужно следить за их химическим составом – у растений всегда есть все
необходимое. Надо только своевременно вносить органику, а почвенное население дальше уже само
разберётся, что куда. К тому же органику можно вносить впрок, не опасаясь навредить, и хорошо
обеспеченная биогумусом почва сохраняет плодородие годами!

Именно поэтому легко даже на первый взгляд отличить хорошую землю от плохой – чёрный цвет
свидетельствует о высоком содержании гумуса, а высокое содержание гумуса говорит о том, что в
почве много производителей этого гумуса – потребителей органики. А если почва рыхлая и укрыта
мульчой, значит, у этих потребителей ещё есть запас еды.

На планете около 4000 видов дождевых червей. В СНГ – около 200. Все питаются мёртвой органикой.

И соответственно, если почва ещё чёрная, но уже уплотняется – надо срочно кормить ваше почвенное
население, вносить органику, иначе земля скоро потеряет плодородие. Сколько в почве органики,
столько и червей, и микробов, и активного динамического плодородия.

Кстати о червях.

Как сказал агроном И. Пантелейчук, количество червей – интегральный показатель разумности и


продуктивности агротехники.

Черви – это наше всё!

Дождевые черви – кишечник земли.

Аристотель

А мы тогда – что?..
Автор

В 2005-м я провёл пару недель в Коврове, в НПО «ГринПикъ» – изучал вермикультуру: производство
червей и биогумуса. Вам полезно будет узнать главное из того, что узнал я.

Роль червей для жизни и архитектуры почвы столь значительна, что «червивая» зона почвы имеет
особое название: дрилосфера. Здесь разные черви делят между собой три экологические ниши.

На поверхности, под мульчей и чуть ниже, обитают красные компостники. В основном их мы копаем
для рыбалки. Они уходят в почву только на зиму. Едят разную отмершую органику: опад, корни,
помёты. Сюда же выходят питаться главные архитекторы почвы – более светлые, часто сероватые
пашенники. Они живут в верхнем полуметре почвы и роют тьму вертикальных ходов. Достаются им в
основном остатки от пира компостников.

И те, и другие заняты созданием гумуса. И те, и другие оставляют копролиты[1] под мульчей, создавая
здесь самую микробо-активную и питательную зону. А ниже, на глубине до двух метров, живут толстые
норники. Гумус они не создают, а едят вместе с почвой. Роют в основном горизонтальные ходы, где и
оставляют копролиты.

В хороших условиях черви живут до 15 лет. Как кошки и собаки. Только плодиться начинают раньше:
через 2–3 месяца. Сами себе и самцы, и самки. Но для обмена генами спариваются. На многих червяках
виден утолщённый светлый поясок: в нём и зреют червята. Пояски просто сбрасываются – становятся
коконами. Оставляют их в самой комфортной зоне, на выходе хода под мульчей. Через три недели из
коконов выходят прозрачные белые червячонки, похожие на нематод[2]. Обычно их в коконе 3–5, но в
условиях вермигрядки может быть и 15–20. За неделю молодь краснеет, а через три месяца взрослеет –
«опоясывается».

Копролит червя – бесценный уникум природы, дар дрилосферы, не воспроизводимый никакой


технологией. Это концентрат питания: основных элементов тут в 7–11 раз больше, чем в окружающей
почве, причём они наполовину переведены в органические хелаты[3]. Это и рассадник полезных
прикорневых микробов, в том числе азотофиксаторов: тут их в сотни раз больше, чем вокруг. Это центр
быстрой ферментной гумификации съеденной органики. Прочный структурный комочек, окружённый и
насыщенный слизью с микробами, ферментами, стимуляторами роста и защитными БАВ.

В слизи червей, в отличие от простого компоста, есть ферменты, расщепляющие белки и жиры. Той же
слизью черви смачивают свои ходы. Попав в такой ход с копролитами, корень оказывается… Ну, как
если бы вы оказались в самом крутом кремлёвском санатории, где вам сообщили бы о пожизненной
персональной пенсии в десять тыщ баксов!

Пашенники активизируют и выносят наверх много минералов. Известняк возвращают растениям в виде
усвояемого кальция и углекислоты. Азот все черви возвращают сполна – в виде своих тел и копролитов.

По разным данным, 70–80% живой почвенной биомассы – черви, и часто пишут, что они – главные
переработчики органики. На самом деле они съедают четверть или треть опада. Остальное – личинки
мух, другие насекомые, многоножки, ногохвостки и мокрицы. Но никто из них так не распределяет свой
помёт, и никто так не рассеивает микрофлору. За лето каждый червяк роет до 20 метров ходов. На
одном квадратном метре старой залежи обитают с полсотни червей – почти километр ходов в год! И
вертикальные ходы пашенников – комфортабельные автострады для юных корешков. В этом смысле с
червями могут конкурировать только сами корни.

За сутки один червяк выдаёт до 1 г копролитов. Если на каждом квадратном метре работают те же
полсотни червяков, то за семь тёплых месяцев они должны наработать ведро сырого биогумуса! Так
многие энтузиасты и думают. Но природная почва не грядка на вермифабрике – скачки погоды,
стрессы, перерывы на размножение, частичная гибель, наконец, энергия на рытьё. В богатых
пойменных лугах находят до 250 червей на квадрате, и биогумуса они выдают пару килограммов. Но в
культуре, в кормовом бурте из органики, их прожорливость и плодовитость на порядок выше. А
органическая тепличная грядка – думаю, ближе к бурту, чем к луговине!

Биогумус со всех сторон

Агроном – человек с хорошим чувством гумуса.

Султан Исмаил, вермиколог

Биогумус-сырец – продукт хорошо переработанного червями компоста или вермигрядки. Сырой


чёрный субстрат с твёрдыми частицами и отдельными червячками. Ему приписывают чудодейственные
качества. Товарный биогумус – это отсеянный и подсушенный сырец, который может долго храниться в
упаковке. Качества при этом почти не теряются. И столь же чудесным считается вытяжка из биогумуса
– разработанный И.Н. Титовым «Гумистар». Стоят они очень недёшево. Сравнимо с минералкой!
Оправдывает ли он себя как удобрение? Надо ли нам покупать биогумус для наших теплиц?

Братцы, тут надо снять ещё одно неуместное обобщение.

В начале 2000-х, когда продукты «ГринПикъ» только набирали обороты, их с удовольствием брали
дачники, огородники, озеленители и цветоводы. Кто взял, приходил снова. Подтягивались и парки, и
даже стадионы.

Гостеприимные хозяева показали мне участки нескольких клиентов, использующих биогумус и


«Гумистар». Огородники очень довольны.

Вот пример. У супругов Соколовых в Коврове – бедная супесь, почти песок. Весь огород – восемь гряд
метровой ширины и десятиметровой длины. Раньше ежегодно завозили и раскидывали машину навоза:
Теперь, уже три года, покупают 5–6 больших мешков биогумуса и 20 литровых бутылок «Гумистара».
На грядку – три ведра биогумуса в рядки и лунки (рис. 80). В двухсотлитровую бочку – бутылку
гумистара, а весной ещё и граммов 200–300 комплексного удобрения. Каждую неделю в грядку
выливают по три лейки, т.е. по литру под куст. Урожаи те же, что с навозом, качество даже получше, но
затраты – пополам, а работать одно удовольствие.
Рис. 80. Запонение грядок биогумусом

Многие цветоводы могут поведать вам, как их любимые растения, безнадёжно помиравшие при всех
стараниях, глотнули биогумуса и тут же возродились к бурной жизни. Или как обычные цветы внезапно
распушились такой массой крупных цветков, какой никто раньше не видел. Есть и лабораторные
опыты, в которых зелёная масса на биогумусе вскакивает в 2–4 раза. Всё это рождает тьму легенд. Сам
Игонин приписывает биогумусу заразительные цифры: «урожаи повысятся в 10–20 раз»!.. Это вызывает
улыбку. Особенно когда всерьёз цитируется. Что же на самом деле?

На самом деле биогумус – не минералка, не куриный помёт. Это живая часть живой почвы. Он работает
мягко, естественно и на перспективу – что и требуется умному огороднику.

Факт: как удобрение, биогумус сильнее компоста. Полевые опыты ВНИИ органических удобрений
показали: прибавки от биогумуса на 20–25% выше. Но эффект прямо зависит от условий. При хорошей
агротехнике и достатке влаги, читай – в теплицах и парниках, биогумус может поднять урожай
наполовину.

В полях всё в разы скромнее. Потому что сила биогумуса в основном в полезных микробах и их
биоактивных продуктах. Доказано: стерилизованный, пропаренный биогумус практически теряет свои
качества. Всё сходится: микрофлора и ферменты работают именно в живой среде. На полях таких
условий нет. Влага ушла – эффекту конец.
Чем тогда биогумус отличается от микробно-грибного компоста? Той половиной труда, которую черви
вносят в динамическое плодородие. Более питательной органикой, специфическими БАВ и микробами
червяка. Показано: только в биогумусе есть ферменты, расщепляющие белки. Ещё в нём двойная доза
азотофиксаторов. А ещё физика копролита: слизь, прочность гранул и сильное влагоудержание. Почему
же биогумус не производится по всей стране?

Потому что он дорог. ВНИИ агрохимии и почвоведения сравнивал биогумус двух видов червей с
обычным буртовым перегноем. По эффекту особой разницы не нашли, но биогумус вышел всемеро
дороже перегноя!

Вот ещё отчёт, о картофеле. 20 т биогумуса и 60 т навоза на гектаре сработали одинаково: подняли
урожай с 95 до 125 ц/га. Кто-то напишет: биогумус втрое сильнее навоза! Но умолчит: купили на 600 рэ
биогумуса – получили на 500 рэ картошки.

Я же улыбнусь и вспомню урожай 1800 ц/га на органическом сидерально-мульчированном огороде И.П.


Замяткина – без покупного биогумуса и без навоза.

Вот ещё факты. В Голландии урожаи овощей – дай Боже, как и надои. Японцы собирают по центнеру
томатов с куста. Ни те, ни другие биогумус не производят. Почему? Нет нужды: хорошо развито
микробное компостирование. Их биокомпосты по микробной активности сравнимы с биогумусом. И
пусть они скуднее по углероду, зато на порядок дешевле.

Вывод: всё, что нам надо в теплицах, – органика и мульча. В наших грядках должны работать свои
«вермифабрики». Каждый год – тьма червей, тонны биогумуса, причём распределённого, как надо
корням.

Братцы, давайте не путать разные цели. Биогумус – не удобрение для больших площадей и не средство
восстановить почвы! Это а) ценное оживляющее удобрение для маленьких огородов, горшков и теплиц
и б) экологичный и выгодный путь утилизации органических отходов. Тут каждый выбирает по своим
условиям.

У тебя тьма бесхозного навоза – производи биогумус, продавай частникам. У тебя супесь и дефицит
органики – покупай червепродукты и получай урожай. У тебя тепличка? Преврати её всю в верми-
ферму, каждую грядку – в фабрику биогумуса, и больше ни о чём не одумляйся. Как я. Останется
вовремя выгонять кротов, но это вопрос решаемый.

А хочешь иметь всегда готовый десант на грядки – сделай простые червятинки и корми червей.

Червячок домашний

Вы не любите детей, людей, собак, кошек и рыбок? Заведите червей, и вам не будет так одиноко!

Американцы, с подачи Томаса Баррета, уже полвека считают червяков милыми домашними
животными. Культура червя прошла там через детские садики, школы и колледжи. Ребятня с детства
имеет реальность о почвенной экосистеме и плодородии. Вермикомпостеры стоят во многих домах, как
телевизоры. Это здорово, братцы. Биогумус для своих цветников да ещё хитовая наживка для знакомых
рыбаков! Зачем же выбрасывать пищевые отходы? Берём пример!
Сам я развожу червей прямо в грядках. Юг, почвы почти не промерзают, органики заготавливаю выше
крыши. Просто кладу в грядки полусырой компост, ботву и отходы с кухни, укрываю соломой и
забываю. Все дорожки и проходы тоже укрыты – щитами, соломой, старым ковролином и линолеумом.
Червей достаточно – и мне, и кротам хватает.

В более промышленном варианте я видел это в том же «ГринПикъ». Дорожка – деревянный щит, под
который кладут разную органику. От неё расходятся грядки, все проходы между ними укрыты соломой.
Всё это заселили червями, и они там отлично прижились (цветное фото 28). Корм и укрытие, мульча –
вот всё, что надо компостным червям для жизни.

Но знаю многих, кто разводит червячка специально. И вот что хочу сказать прежде всего: не
обращайте внимания на породистость. Правда в том, что любой компостный червь, собранный в
ваших грядках или на местной ферме, может окультуриться за полгода. Сам А.М. Игонин советовал
собирать именно местных червяков: они лучше приспособлены к погоде и почвам. Попав в идеальные
условия, любой компостник быстро адаптируется к корму, наращивает плодовитость до 15–20 яиц на
кокон и соответственно усиливает прожорливость. Так что «породистость» ваших червячков будет
зависеть только от ваших условий.

Разводят их по-разному.

Константин Малышевский выращивает червей прямо в пластиковых ящиках, готовя грунт для будущей
рассады. К весне – и червяк для тепличек, и идеальный грунт.

Червячок для Кости – милое домашнее животное. Тихое, незаметное, совершенно без запаха. Даже
очень плотная культура – сотни особей на литр – пахнет свежей землёй. Конечно, если давать им много
капусты или лука, запах будет не очень приятный. Но мы с вами, наевшись лука, куда круче ароматы
источаем! Костя кормит своих «зверушек» шкурками бананов, кожурой цитрусовых, огрызками яблок,
спитым чаем и гущей от кофе, заплесневелым хлебом, остатками каш, гнилыми плодами, очистками и
шелухой. Годится и трава, и опавшие листья. Всё живое, вроде картофельных очисток, сначала
промораживается: так вкуснее, и расти не начнёт. А вот мясное и рыбное увольте: затухнет, будет
пахнуть.
Иное дело – цитрусовые. Однажды Костя покормил червей апельсиновыми шкурками. Их с аппетитом
стрескали, объедая по краям. А земля потом явственно пахла апельсинами!

Корм сначала немного измельчается. Даётся понемногу, слоем до сантиметра, через 8–10 дней, когда
предыдущая порция полностью съедена. Но не реже двух раз в месяц: проголодаются – поползут еду
искать! А переложите лишку – появится запах и всякие мушки дрозофилы. Иногда такое бывало, и
Костя справлялся с этим просто: смазывал края ящика мелком от тараканов, вставлял ящик в мешок из-
под сахара и плотно завязывал горловину. Мушки дохли, а на червей такой инсектицид не действует.

В домашних ящиках черви плодятся средне. Опыт показал: 20–30 взрослых червей каждый месяц дают
около 200 яиц. Через два месяца – около 400 штук молоди. Ещё через три месяца они тоже начнут
плодиться, и пошла лавина! Через полгода – несколько тысяч штук. То есть, чтобы получить «рабочее
стадо» к маю-июню, надо заселить ящики в декабре.

Годится любая тара: деревянный (не свежий!) или пластмассовый ящик, выстланная плёнкой картонная
коробка, старый аквариум, таз. Но удобнее всего – ящики для рассады. На дно – на три пальца
соломенной резки для дренажа, потом на три пальца почвы, по краям – немного пищевых отходов
тонким слоем, опять слой почвы. Всего не глубже 30–40см. Увлажняйте из брызгалки, но не
перелейте! – на дне живёт молодь, она может задохнуться и погибнуть. Берегите влагу: укрывайте
поверхность несколькими слоями старых газет. Черви их тоже постепенно съедят.

Перед посевом рассады Костя червей отделяет. Ждёт, когда всё съедят, потом с неделю не кормит, а
потом кладёт на одну сторону ящика что-то вкусное: сладковатую кашу, подслащённые варёные овощи.
Через день-два почти все черви – тут. Остаётся вынуть червекомпост, отделить червяков и пересадить в
другие емкости с субстратом – для майского десанта в огород.

В компосте остаётся молодь и коконы. Их Костя оставляет для рассады: меньше будет «чёрной ножки»,
лучше будет расти. Пошла рассада в грядки – пошли с нею и червячки. Очень хорош червекомпост и
для комнатных цветов.

Многие грешат, что червяки подъедают корни. Отнюдь, корням они только помогают! А подъедают
только гнилые и мёртвые корешки. Обнаружили кучку червей в корнях страдающего растения?
Смотрите, почему корни начали гибнуть.

В мае Костя выселяет червяков в сад, в свои теплички. Запускает и в выветренные компостные кучи,
прослоённые землёй и соломой. Для ускорения общей ферментации иногда поливает их настоем
биогумуса или ЭМ-препаратами.

Старую компостную кучу можно заселять, когда она оттает и немного прогреется. С северного края
кучи, где влажнее, делается углубление, и в него ссыпается всё содержимое ящика. Постепенно черви
расползаются по всей куче. Корм добавляется слоями и переслаивается соломой. В засуху куча
поливается через день-два. Прошла пара месяцев – готов свой фирменный биогумус, а черви заселяются
в новую кучу.

На грядках «десант» высаживается прямо между растениями. Тут у Кости два правила. Первое: не
клади биогумус вплотную к юным стеблям. И второе: днём внёс – вечером притруси золой. Черви уже в
почве, грибкам щёлочь – смерть, а растениям – калий и кальций.

В парниках и на навозных грядках червякам – рай. Кормит их тут органика мульчи. Съедают всё:
скошенную траву, сорняки, листья, полуперепревший навоз, перегной, пищевые отходы, солому.
Осенью снова готовятся ящики с грунтом, и новые черви набираются для зимней работы. Цикл
повторяется.
Регина Морозова, моя читательница из Владикавказа, писала, как без проблем разводит червей в
городской квартире. Берёт шампиньонные ящики высотой 10 см, заполняет их «с горкой» и ставит друг
на друга. В нижнем – полуготовый компост с червями, над ним – смесь компоста и корма, ещё выше –
та же смесь. Дальше всё просто: появились черви в верхнем ящике – в нижнем готов биогумус. Изящно,
согласитесь!

Ещё проще «метод двух ящиков», описанный вермикологом И.Н. Титовым. Сначала, для заселения,
ящик заполняется наполовину. Черви едят корм, он добавляется, и слой вермикомпоста растёт.
Заполнился доверху – сверху ставят новый кормовой ящик с сетчатым дном, и за месяц все черви
поднимаются в него. В нижнем ящике остаётся готовый вермикомпост, и его опорожняют, чтобы он
позже стал верхним. Так можно менять ящики бесконечно.

Хотите ускорить переработку – уплотняйте популяцию. В двадцатилитровом ящике можно держать 250
г червей – до 1000 шт. За сутки они могут съедать до 300 г корма – пищевые отходы небольшой семьи.
Но при такой плотности черви нуждаются в добавке кальция. В заселяемый компост нужно вмешать
50–70 г доломитки, порошка мела или гипса.

А вот опыт из Крыма. В селении Ходжа-Сала, под знаменитым Мангупом, живёт Борис Иванович
Свидлов. Он долго разводил червей в «комнате» старого фундамента, подстелив снизу железные листы.
Кормил, укрывал картоном и сеном, поддерживал влажность. И заодно сравнивал купленного
«калифорнийца» и своих местных окультуренных червей с дикими. Его выводы: все черви за два
поколения приспосабливаются к среде и здорово изменяются даже внешне.

Первая партия дикарей, прожив на «червякоферме» год, стала мельче и светлее, но заметно плодовитее.
Приспособились и к регулярному раскрытию: быстрее реагируют на свет. То же произошло и со второй
партией, выбранной на соседней поляне под гнилым сеном. Дикарь заметно крупнее и темнее
окультуренных, но плодится в разы медленнее. А его внуки – уже во всю прыть! По словам Бориса,
разница такая же, «как у дикой куропатки и бройлера». Но калифорниец оказался «рождественским
гусем» – переплюнул обоих местных, ест и активничает вдвое быстрее. Значит, долго жил в идеальных
условиях, прошёл отбор, и условия ему подошли.

И наши теплицы – самый умный и простой способ червекультуры!

Выводы Бориса: одомашниванию поддаются любые черви; их селекция в культуре идёт путём
естественного отбора, а породистость определяется временем и идеальностью условий; попав в
жёсткую естественную среду, порода приспособится и потеряет культурные качества.

Знакомый огородник из Варениковской Сергей Кладовиков укрывает свои грядки почти герметично
(рис. 82). Он отследил: под слоем органики и упаковочного картона черви работают практически всю
зиму, не уходя вглубь. И это несмотря на морозы до –25 °С и отсутствие снега!
Рис. 82. Укрепление грядок органикой и картоном

А вот как живописал своих червячков Сергей Александрович Дмитриев из Кишинёва: «Калифорнийца
развожу уже лет десять. По инициативе жены мы выписали их из Ивано-Франковска, из НПО
«Биоконверсия». Прислали в ящике, в опилках. С тех пор я их полюбил за всеядность на органику и
хороший аппетит: они у меня съели и старое румынское пальто, и суконную шинель зятя, и старую
фуфайку, не говоря уже о кипах старых газет, картона и массы кухонных отходов, листьев, сорняков».

Представили в красках? Ну, ко всему черви приспосабливаются! Гумификаторы без границ. И эти
пахари мёрзнут и голодают на скудном огороде, пока мы выкидываем их корм в мусор?! Нет, братцы,
нельзя, нельзя оставлять этих милейших зверей сирыми и бесхозными. Надо делать всё, чтобы им
хорошо плодилось.

Осталось в надцатый раз сказать главное о грядках, мульче и разных бражках и настоях – обязательных
атрибутах любой теплицы.

Грядки для теплицы


О грядках сказано и показано уже достаточно. Здесь же напомню: тепличная грядка обязана рано и
быстро прогреваться, содержать много органики и быть удобной в работе. Лучше прочих в этом смысле
работают высокие короба. Они могут быть узкими или не очень, но с узкими удобнее работать.
Устроить их можно из самых подручных материалов (рис. 83 и 84). Черви в таких грядках отлично
затаскивают внутрь всё съедобное, что вы положите под мульчу, а на зиму уходят глубже в почву.

Рис. 83. Тепличная грядка


Рис. 84. Грядка для теплицы из подручных материалов

Растения из таких грядок можно пускать по шпагатам в разные стороны, образуя над дорожками
подобие туннелей.

Плюс таких коробов и в том, что для стартового улучшения грунта нужна совсем неширокая траншея. И
органики изначально надо вдвое меньше – остальную добавим со временем. Кроме того, узкую
траншею нетрудно сделать поглубже, и в неё прекрасно лягут брёвнышки и сучья, как советует Зепп
Хольцер. Сдобренные помётом или навозом, они много лет будут гнить, давая растениям буфер
питания и влаги. Только не покрывайте деревяшками всё дно – оставьте ходы для капиллярной влаги.

Питающе-стимулирующие бульоны

Настои любой органики – отличные жидкие удобрения. Кроме питания они содержат массу живых
микробов, стимуляторов и биоактивных веществ. Используют их давно, а в России – традиционно.

Навоз, компост или фекалии заливают водой, и при периодическом помешивании настаивают две-три
недели. В бочку можно также добавлять золу, ботву, траву. На 200-литровую бочку кладут с килограмм
золы и пару ведер компоста или зелени; навоза или фекалий берут одно ведро, птичьего помета –
полведра. Полученным настоем поливают растения, разбавив его ещё в 2–3 раза.
Одной из первых гуматно-компостных вытяжек, появившихся в продаже, был «Гумисол». Затем в
Коврове появилась более серьёзная вытяжка червячного биогумуса – «Гумистар». Сейчас таких
коктейлей много. Есть даже «Вермикофе». Все они хороши на бедных почвах. Но зачем платить за то,
что лежит под ногами?

Самое разумное – делать собственные чаи, кофе и компоты. Местная микрофлора всегда найдётся – в
компосте, под старой кучей растительного мусора да просто в грядке. Вариантов несколько.

Дикий эм-компот

Готовка этого «компота» описана в «Умном огороде в деталях». Напомню рецепт. Точнее, его
идеальную схему, которую можно соблюдать приблизительно, по возможностям.

На 200-литровую бочку (или ванну) кидаем: ведро компоста, ведро-два свежей травы, литр золы, стакан
азотного удобрения и пару литров любой дешёвой сладости. Если чего нету – не одумляйтесь, хуже
будет не намного. Обязательны только компост и сладость.

Иногда помешиваем. Срок готовки в июне – небольше пяти дней. Всплыло, вспенилось и запахло
«квасом» – ждём ещё пару дней, потом разводим вдесятеро и поливаем растения. Или разводим
впятеро, цедим и опрыскиваем. Это – «дикие ЭМ»: все микробы-сапрофиты, что развелись в бочке
вместе с дрожжами. Определённо, тут намного больше видов, чем в покупных заквасках. Не думаю, что
они хуже «культурных». Главное, что микробов там достаточно.

Эм-бражка

Об этом хочу рассказать с предысторией: вспомнить приятно.

В конце 1990-х на Кубань триумфально пришёл «Байкал ЭМ-1» – детище П.А. Шаблина. Разумеется, я
увлёкся и стал писать зажигательные статьи о полезных микробах, помогая раскрутке биопрепарата. Но
со временем стали появляться вопросы. В книжке «Надежда планеты» обнаружились явные натяжки и
противоречия. Серьёзные микробиологи уверяли, что в «Байкале» есть только дрожжи и
молочнокислые бактерии – и больше ничего. Убедился: эмщики шарахаются от микробиологии и
избегают анализов их препаратов. Пытался связаться с Шаблиным, но его будто специально от меня
скрывали.

И всё же судьба нас свела: как-то он позвонил, когда я как раз зашёл в офис. Я задал свои вопросы, и
сказал: мол, в препарате обнаруживаются в основном только дрожжи, это как?.. И Пётр Аюшеевич, не
лукавя, сказал: «Да если ты просто разведёшь дрожжи на сахаре, ты также получишь мощный толчок в
росте и развитии – дрожжи выделяют тьму стимуляторов».

«Опаньки!» – сказал я себе, озаряясь. И пошёл делать бражку – как раз был май.

На трёхлитровую банку всыпал стакан сахара и чайную ложку обычных пекарских дрожжей. Подождал
дня три. Заиграло – подождал ещё пару дней, потом разлил по пол-литра на ведро воды и пролил треть
опытной грядки с растениями. Ещё треть пролил свежим «Байкалом ЭМ-1», и ещё треть – водой.
Результаты меня просто окрылили: на бражке растения росли раза в полтора сильнее, чем на «Байкале»!

Вот с тех пор я и не одумляюсь, из чего и как варганить «компоты». На деле чем больше всего, тем
лучше. Остался сок от квашеных овощей, старая простокваша или сыворотка – лейте и их. Главное,
была бы сладость, а дикие дрожжи есть везде. Хотите ускорить процесс – добавьте пекарских или
пивных. Но куда нам спешить-то?
«Эм-силос» бублика

Мастер огорода-саморода Борис Андреевич Бублик довёл идею «компота» до совершенства – готовит
«компот с фруктами», в его транскрипции – «ЭМ-силос». Всё то же: зола, сладость, только бочку до
верха засыпает травой-бурьянами, зелёными листьями и веточками, и уже потом заливает водой. И в
начале сезона для затравки добавляет какой-нибудь «ЭМ».

Взбродило – побулькало дня три – вынимает гущу и раскладывает под растения. Оставшуюся жидкость
разбавляет 1:3 и выливает под них же. Но не всю – пару вёдер оставляет в бочке на закваску. И снова
заполняет бочку зеленью, добавляя сладость. И так всё лето. Мульча получается сверхпитательная.
Такой «компот» отхаживает и поднимает даже кусты, отравленные рожью.

Добавим в бочку воздух!

Вы дочитали до этого места? Ух ты! Вам положена награда.

По секрету скажу: есть аэратор от аквариума – не нужны никакие ЭМ-препараты. Самый крутейший,
концентрированный и богатый по составу биопрепарат – АКЧ. Аэрируемый компостный чай. Тема,
очень модная сейчас в США и Европе. И действительно, очень умная тема!

Зачем покупать чужих микробов, если можно развести местных? Они намного надёжнее – родные же! В
бочке разводятся только анаэробные – там воздуха нет. А чтобы развести ВСЕХ, включая и
простейших, нужен ВОЗДУХ. Так в чём проблема?

Берём килограмм своего старого компоста, лучше откуда-то из-под забора среди сорняков, заливаем
ведром воды, добавляем стакан сахара (патоки, мелассы, старого варенья), вставляем аквариумный
аэратор – из тех, что помощнее, и включаем булькать при комнатной температуре.

Через сутки (максимум – полтора суток!) в ведре – шапка пены. Чай готов! Если верить институту
Родейла, все микробы, простейшие и даже грибы, в том числе и нужные нам аэробные сапрофиты,
размножились в 200 000 раз. Хранить готовый АКЧ нельзя – тут же процеживай, разбавляй в 10 раз и
поливай-опрыскивай.

В Австралии—США—Европе фермеры давно строят для производства АКЧ установки: несколько


кубовых баков с воздушными насосами. В баках всё просто бурлит – насосы мощные. Компосты
используют свои, а при нужде покупают усиленных микробов. За сутки готово несколько тонн АКЧ –
хватает для опрыскивания нескольких гектаров овощей. Результаты самые вдохновляющие, и никаких
иных биопрепаратов уже не нужно.

Свои опыты с АКЧ первым начал описывать в интернете интересный опытник под ником «Петрович».
Затем их описывал природник с Новгородчины Геннадий Фёдорович Распопов. Он применяет АКЧ
много лет и наблюдает удивительные результаты. Читайте его статьи и книгу.

Мульча: одеяла для грядок

Каждый знает: природа божественна.

Но не каждый способен осознать божественность гнилой соломы!


Мульча – естественное прикрытие почвы рыхлым слоем органики, как в природе. Или просто укрытие
каким-то материалом. Это главное условие стабильной влажности и температуры почвы. Без мульчи мы
– или каждый день с лейкой и тяпкой, или высыхаем, как на сковороде. И в теплицах с открытыми
форточками почва сохнет ещё быстрее!

Самая бесполезная и вредная для здоровья – ЗЕМЛЯНАЯ МУЛЬЧА. Это слой комочков почвы,
который мы постоянно стараемся создавать путём тяпания, культивирования, рыхления после полива и
дождей. Влагу, действительно, сберегает. Но очень хитро: совсем частично, только до первого дождя и
только при избытке трудолюбия.

Это всё равно, что предложить крыть крышу бумагой и указать: мол, хороший хозяин должен сразу
перекрывать её после любого дождя и ветра! А мы ещё сами из шланга воду сверху хлещем – чтобы
корку создать и любимую тяпку скорее схватить. Кроме того, рыхление способствует рассеву спор
фитофторы, пероноспоры и прочих грибков – они все зимуют на почве, и с пылью радостно
поднимаются в воздух.

Рыхлить так тяжко, что многие фермеры просто кладут каплю и про почву забывают. Но даже простое
хождение по голым сухим проходам помогает растения болеть, что и видно на цветном фото 29 – у
томатов удалена половина листьев. Сравните с цветным фото 6.

Так что наш вариант – МУЛЬЧА ИЗ ОРГАНИКИ. У меня вся капля лежит строго под мульчой, и там
всегда идёт пир горой (рис. 53). Приведу свой опыт, исследования американских органистов и
довоенные опыты наших овощеводов.

СОЛОМА – один из доступных материалов. Кладется в грядки после прогрева почвы, вокруг
поднявшихся растений, слоем в 10–15 см, и за пару месяцев оседает до 4–6 см. Эта толщина мульчи
считается идеальной, вызывающей максимум полезных эффектов.
Рис. 85. Созревшие овощи на мульче из соломы

В том, что такой слой прессованной соломы всё лето осаждает под собой росу, я убедился лично.
Покупаю солому в брикетах и раскладываю плашками. Даже после двух месяцев жары и засухи под
плашками плотной соломы почва всегда сырая! Мои знакомые устелили соломенными плашками
грядки, и овощи отлично зрели вообще без полива (рис. 85). А уж в теплице соломенные грядки –
святое дело: их придётся поливать очень редко. Чтобы солома лежала плотнее, можно придавить её
досками – по ним и ходить (рис. 86).
Рис. 86. Мульча из соломы, прижатая досками

Светлая солома, отражая солнце, охлаждает почву. Лучший хранитель влаги. Один из лучших
подавителей сорняков: слой плоских соломинок пробить почти невозможно. В междурядьях земляники
не даёт ягодам гнить, а в укрытиях на соломе гнили вообще не бывает (цветное фото 30). Английское
имя клубники – «соломенная ягода». Солома не позволяет болеть и плодам томатов – они гниют именно
у почвы.

Картошка, заваленная соломой, растёт в полтора раза лучше и медленнее поражается жуком: ему
труднее выбраться на поверхность. Под соломой отлично «спят» посаженные под зиму лук, чеснок,
многолетники, оставленные в почве корнеплоды. Соломенная мульча – самое долговечное «одеяло».
Кстати, грядка по-английски – «bеd»: кровать.

СЕНО менее долговечно, чуть хуже давит сорняки. Зато оно более питательно, лакомо для червей и
быстро образует целебный слой перегноя. Минус: в нём может быть полно семян. Поэтому на грядки я
его не кладу. А вот для заваливания дернины под новые грядки, на приствольные круги деревьев и
кустов – то, что надо. Остальные достоинства – те же, что и у соломы.
ОПИЛКИ, ИЗМЕЛЬЧЁННАЯ ДРЕВЕСИНА, МЕЛКАЯ СТРУЖКА отлично отсекают жару и хранят
влагу. Легче пробиваются сорняками, хотя с дождями и уплотняются. Даже под толстым слоем успешно
дохнут только однолетники, многолетники же могут вылезать.

Постепенно съедаясь грибами, опилки образуют питательный гумусный слой. Житель Алтая, агроном
А.И. Кузнецов много лет заваливает опилками весь свой плодопитомник, и его растения просто
благоденствуют в союзе с грибами. Выяснилось: многие грибы, живущие под слоем опилок, образуют
микоризу[4] с корнями культурных растений. Под растениями у Кузнецовых дружно растут разные опята
и вёшенки, всякие пластинчатые «поганки», и даже редкие и целебные весёлковые грибы. По-моему,
снимать такой урожай в теплицах – дело стоящее и разумное! Жаль, у меня такого опыта нет: живём не
в опилочном краю – в соломенном. Но при случае обязательно попробую.

На грядки, и особенно в почву под овощи, я советую класть только выветренные, полежавшие пару
месяцев и потемневшие опилки: свежие могут быть химически агрессивными. Опыты показали: мульча
из древесины почву азотом не обедняет – обедняет только вкопанная свежая древесина и солома. Так
зачем её вкапывать?

ВЕТОЧНАЯ ЩЕПА, т.е. измельчённые ветки – супермульча и рыхлитель для почвы. Несколько лет
радостно готовил её с помощью роторного измельчителя MTD, просто радуясь, что многочисленные
ветки сада не пропадают даром (рис. 87). Но по-настоящему оценил только после знакомства с
разработками канадцев.
Рис. 87. Роторный измельчитель MTD

Оказывается, ветки лиственных пород тоньше 5 см – в основном кора, а в ней просто склад сахаров,
пектина, аминокислот и витаминов! Клетчатка древесины – бонус и материал для создания особо
долговечного, качественного гумуса. В самом деле, лесные почвы очень плодородны. Теперь понятно,
почему.

Я же мельчу в основном ветки плодовых, причём не толще пальца. В них особенно много сахаров и
белков. Особенно хороши облиственные ветки от летних обрезок. Настоящий склад питания! Перед
измельчением листья нужно подвялить, иначе роторный измельчитель периодически буксует, забиваясь
сочной массой. Кстати, только веточную мульчу моя жена соглашается класть на цветники – она к тому
же и красива (рис. 88).
Рис. 88. Веточная мульча

Ветки нарастают дважды в год, и совершенно бесплатно. А сад у меня не маленький. Ещё есть
декоративные кустарники, ивы и дёрен, и лесополоса из дикой сливы. Нужен другой измельчитель!
Этот бы ещё потарахтел, но три сезона – срок: ножи сточились в ноль.

Отсюда – ответ на вопрос, какой измельчитель лучше. Из роторных лучше тот, к которому продаются
запасные ножи! Берите сразу два запасных комплекта. И никогда не мельчите ротором сухие ветки
деревьев: ножи тут же затупятся, и руки отобьёте. Исключение – сухие побеги ежевики, девичьего
винограда и жимолости, тонкие ветки ивы, стебли вейгелы, буддлеи, кукурузы и прочие «пустотелки».

Но уже три года, как мы купили измельчитель шнековый, или фрезерный, – «Макиту-2500». И
возрадовались! Вертя свой шнек медленно и тихо, этот флегматичный агрегат спокойно пережёвывает
всё: и сухое, и свежее, и зелёное, толщиной до 3 см. Листьями не забивается. Застряло – даёт реверс и
снова продолжает работать. Правда, кусочки получаются не такие мелкие, но это не беда.

ОТСЕВ, ПОЛОВА, ЖМЫХИ – отходы лущения зерна, отжима масла и соков – идеальный
органический материал. В качестве мульчи – рыхлые, как опилки, но на порядок питательнее, и лучше
кормить ими микробов, добавляя в компост. Слегка скомпостировав, можно вносить и прямо в почву.
ТРАВЯНАЯ РЕЗКА из газонокосилок – идеальная питающая мульча. В ней масса азота и сахаров, и
влагу она держит замечательно. К маю в теплице набирается хороший запас травы (рис. 89), и после
высадки рассады она ложится на почву первой – вместо навоза, а солома уже сверху. Здесь достаточно
слоя в два пальца: более толстый может загореться.

А вот в качестве самостоятельной мульчи класть ее надо потолще: высыхая и прея, она здорово
уменьшается в объёме. Только следите, чтобы трава не касалась стеблей культуры: в первую неделю
она горит. То же можно сказать и о зелёных листьях.

Рис. 89. Травяная мульча

СУХИЕ ЛИСТЬЯ – отличная мульча, совершенно непробиваемая для сорняков. Осенний материал для
укрытия почвы на зиму. Годятся листья всех плодовых и широколиственных деревьев. Только листья
дубов и братьев-юглансов – орехов грецкого, чёрного, серого, манчжурского – лучше годик выветрить в
куче: много танинов и прочей аллелопатии.
ИЗМЕЛЬЧЁННАЯ БУМАГА похожа на стружки, но сгнивает очень быстро. Трёхсантиметровый слой
бумажной резки отлично глушит сорняки и хранит влагу. Типографские краски содержат ядовитые
вещества и тяжёлые металлы, и увлекаться журналами на огороде не стоит. А вот газеты и упаковочный
картон – сколько угодно!

Все упомянутые материалы – светлые. Они отражают солнце. Поэтому под теплолюбивые культуры
(томаты, огурцы, перцы, баклажаны) их надо класть позже, уже по растениям, когда почва прогрелась.
Наоборот: капусту, горох, картошку нужно укрыть пораньше, сразу после посадки. Удобно
мульчировать по первому ковру юных сорняков: под толстой мульчей они благополучно дохнут.

А вот тёмные, тёплые «одеяла» – для весны самых холодных зон.

КОМПОСТ или ПЕРЕГНОЙ – мульча целебная. Сапрофитные микробы компоста выделяют массу
защитных антибиотиков. На грядке достаточно слоя в 3–5 см. Такой слой задерживает в почве споры,
готовые весной взлететь, а его микробы подавляют патогенных грибков. Если придавить компостом
притоптанный ковёр юных сорняков, многие из них уже не вылезут. А вот прорастающие сорняки его
пробивают.

Непосредственно в зрелый компост можно сажать и сеять. Чтобы продлить и усилить эффект компоста,
надо укрыть его опилками или травой. Живя на Юге, я в основном вношу его в канавки, а мульчу
использую светлую.

ТОРФ бывает более светлый – верховой, и тёмный, почти чёрный – низинный. Верховой торф кисловат
и очень беден – это просто рыхлитель, и то при условии добавки золы или доломитовой муки.

Низинный торф – источник гуматов. Он ещё рыхлее перегноя и меньше уплотняется, но также почти не
содержит питания. Нужно смешивать с питательной органикой. Как мульча даёт тепло и держит влагу.
Но у нас торф – только в мешках недёшево, и мы используем его лишь для улучшения почвы.

ПОДСОЛНЕЧНАЯ ШЕЛУХА особенно не давит сорняки, но влагу хранит неплохо. Имеет два минуса.
Во-первых, она чёрная – сильно нагревается. Во-вторых, свежая шелуха агрессивна и может подавлять
юные растения. Поэтому вносил её с осени. Затем стал использовать отработанную шелуху после
выращивания вёшенок – она уже наполовину съедена. Сыплю её на грядки в теплице, добавляю в
компост.

Кора, хвоя, мелкий отсев керамзита – вещи менее доступные, но тоже ценные. Как кора, так и хвоя
требуют трёхмесячной выдержки в буртах, чтобы освободиться от летучих химических веществ. После
этого – отличная мульча и рыхлители. Отсев керамзита не сдерживает сорняки и не питает почву, но
хорошо хранит влагу, а осенью легко заделывается в почву, как великолепный влагоёмкий рыхлитель.

Тёмные мульчи хорошо прогреваются, и класть их лучше с осени. Весной можно сажать прямо по
мульче, делая в ней канавки мотыжкой.

И ещё мульча – наилучший способ освоить целину. Прежде чем ставить тепличку на новом месте,
потратьте лето на этот процесс – весною получите готовые грядки.
Мульча для освоения целины и подавления сорняков

Вредных растений нет.

Есть хозяева, не умеющие их использовать.

Одна из самых умных техник, применяемая пермакультурными огородниками и органистами. С


успехом использовал её для создания новых грядок.

В мае налитый соком молодой бурьян притаптываем, кладём плашмя: это подарок червям. Если почва
бедная, по бурьяну разбрасываем немного помёта птиц или навоз, кухонные отходы, а на супеси и
минеральные удобрения. Сверху укладываем бумагу, упаковочный картон, газеты в 2–3 слоя, крафт от
мешков, старую упаковку – что есть. Прямо на эту бумажную мульчу насыпаем толстый слой (10–12
см) питательной органики: перегной, или недопревший навоз, недозрелый компост. Сверху весь этот
«торт» покрывается «взбитыми сливками»: соломой, листвой, травой слоем в 5–6 см (рис. 90 и 91).

Рис. 90. Мульча для подавления сорняков


Рис. 91. Порядок слоёв в мульче

Картон (бумага) отсекает новые сорняки. Питательный слой держит влагу и дает питание. Благодаря
ему бумага хорошо разлагается. Солома охраняет компост от солнца и всходы от птиц.

Соорудив сие под зиму или рано весной, в мае сажайте сюда рассаду крупных растений: кабачков, тыкв,
дынь, томатов, перцев, баклажанов, а также картофель или батат. Разрыв солому, в органике делаем
лунку. Бумагу на дне протыкаем колом или лопатой: корни сами найдут дорогу вниз. Рассаду (клубень)
ставим в лунку и обсыпаем вокруг землёй: она будет защищать растение от свежей органики, пока та не
перепрела. Поливаем и закладываем соломой «по уши».

Если летом есть какие-то дожди, больше поливов не требуется. На следующий год мульча оседает, всё
превращается в компост, почва структурируется, и вы, сняв хороший урожай, получаете чистую от
сорняков органическую грядку. Можно ставить теплицу!

Самый естественный почвоулучшатель

…А весной густая гребёнка подсолнуха сразу вычешет сор из шевелюры ваших мыслей!
Едва окрепнув, любое растение постоянно совершает огромную работу по улучшению почвы: ведь
почва – его дом и дом его детей. Развивая корни, растение создаёт почвенную структуру. Оставляет в
канальцах органику для микробов и червей. Притеняет почву, сберегая влагу. Укрепляет почву,
предотвращая размытие и сдув. А умирая, оставляет толику перегноя на поверхности – отдаёт потомкам
всё своё тело.

Можно без преувеличения сказать: жизнь любого растения есть беззаветное служение жизни будущих
растений, а значит, и всего живого. Здорово же нас зашорили, если мы забыли об этом и не стремимся
это использовать!

Вот мои искренний совет: даже в теплицах используй любую возможность структурировать и
удобрить почву с помощью растений.

Изобретатель ручного плоскореза В.В. Фокин использует всё, что есть: «Остались у вас семена любых
культур, ненужные, просроченные – не выкидывайте, сейте гуще на освободившейся земле…»
Корнеплоды – вообще роскошь: «Сейте корнеплоды в июле–августе. Оставьте урожай вместе с ботвой в
зиму. Сколько пищи получат обитатели почвы, когда всё перегниёт!» Не могу не упомянуть: очень
много некондиционных семян – отсева – остаётся после калибровки семян сахарной свёклы. Они очень
дёшевы, а всхожести в 50–60% вполне достаточно для сидерации. Августовский посев сахарной свёклы
– просто удивительный сидерат!

СИДЕРАТЫ – это растения или смесь растений, посеянная с целью структурировать почву, обогатить
её азотом и органикой, а также поднять минеральные вещества из глубин почвы на поверхность.
Традиционно они закапываются. Однако ещё Э. Фолкнер показал ошибочность их запашки. Глубоко в
почве зелень долго не гниёт. Более того, её слой образует искусственный барьер: снизу не может
пройти подпочвенная влага, а вниз труднее пробиться корням. Такая почва очень быстро сохнет.

На тепличных грядках нужно сеять сидераты как можно раньше, в марте. А в мае, перед высадкой
рассады, остаётся подрезать на глубине 2–3 см плоскорезом или тяпкой-бритвой (о них – далее) и
перемешать мульчой, или просто оставить на поверхности. Я жду, когда в горчице взойдут огурчики
или томаты, и тогда укладываю её как мульчу вокруг всходов (рис. 92 и цветное фото 21). В таких
условиях они быстро сгнивают, отдают питательные вещества и превращаются в гумус.
Рис. 92. Мульча вокруг всходов
Рис. 93. Зимний сидерат – салатные растения

Ещё умнее притоптать зелёный ковёр – уложить сидераты и завалить их соломой, т.е. отдать червям.
Главное, сделать это вовремя – не дать им завязать семена.

Молодые сорняки лучше рвать с корнем. Но оставить их лежать на грядке – дело святое. Та же
органика, и выросла для нашей же пользы, только «без спроса»!

А недавно обнаружил прекрасный зимний сидерат: салаты и цикорные салаты (эндивий). Сеешь их в
августе – и всю зиму на грядках возлегают огромные кусты сочной зелени (рис. 93). А ведь салатные
растения здорово улучшают почву. Обязательно засею всю теплицу будущим летом!

О почве хватит! Поговорим о главных моментах ухода и защиты тепличных растений.

Глава 5
Подвязываем, формируем, защищаем
Часто наши растения нуждаются в нашем уходе. И чем мы дальше от них уйдём, тем им лучше…
Правильная подвязка

Медленно режу шпагат. Даже томату «Торнадо» не нужны морские узлы.

Танка

Не многие знают: существует правильная подвязка, и она в разы упрощает эту работу.

Каких только узлов не плетут дачники, совокупляя растения со шпагатом! Три куста подвязал – уже всё
болит. А развязывать потом и того труднее. Меж тем правильная подвязка растения – точный
технологический процесс, откатанный в тепличных комбинатах, где у каждой тепличницы – гектар. Это
а) считаные секунды, б) свобода для стебля и в) возможность за секунды подтянуть провисший куст. В
Тимирязевке нас этому процессу обучили, так что не премину поделиться.

Рис. 94. «Рифовый узел»

Повторяйте по пунктам.

1. Двигаетесь справа налево. Бухта шпагата справа от вас, и шпагат выбирается изнутри, а не снаружи!
Разматывать его снаружи – это ж каждый раз нагибаться и переносить бухту. Уже всё проклянёшь!
2. Одним движением закрепляете конец на проволоке простым узелком, но с продетой в него петлёй
(рис. 94), и затягиваете, потянув шпагат вниз. У моряков это называется «рифовый узел» – его можно
распустить одним движением. Я перекидываю конец шпагата через проволоку от себя, но тут кому как
удобнее. Главное – довести до автоматизма.

3. Приседаете, отрезаете шпагат у почвы. Делаете пару оборотов на нижней половине стебля и
фиксируете кончик, просто продев под виток и потянув (рис. 95). Всё!

Рис. 95. Правильная подвязка

Закрутить по шпагату верхушку можно и потом, и делать это придётся ещё раза четыре, пока кусты до
проволоки не дорастут. Одновременно вы будете срезать пасынки томатов или кончики боковых веток
у огурцов, тут же подтягивая шпагаты, если надо.

Подтягивать их просто: потянул вверху за кончик петли – она отпустилась, подтянул куст и завязал
петлю снова.

Но есть способ лучше! Мастер томатов из Адыгейска Юрий Циков крепит шпагаты не на проволоку, а
на вот такие крючки, приваренные раз и навсегда (рис. 96). Сделал виток-два – вот и подтянул! Кстати,
и шпагат тут не случайно капроновый. Капрон скользкий и легко снимается с убираемых растений.
Шпагат служит много лет, не снимаясь с проволок. Представили? Вот это и есть «сделай всё, чтобы
потом ничего не делать» – во всей красе!
Рис. 96. Подвязка на крючке капроновым шпагатом

…Пробовали мы вместо шпагатов использовать шпалерные сетки – те самые зелёные, пластиковые, с


ячейкой в 10–15 см. Кажется, удобно: повесил – и никакие шпагаты не нужны. Но осенью растения из
них выпутывать – мама дорогая. А выбрасывать вместе с ботвой в костёр ещё хорошие сетки – как-то
душа не принимает. Мы и шпагат стараемся брать не пластиковый, а льняной: он и в работе удобнее, и
в компосте гнить умеет.

Итак, кусты подвязаны и растут. Но не дай Бог отпустить их на волю! Особенно томаты: вместо пары
продуктивных стеблей вырастут деревья с десятками веток вместо плодов. Разлопушатся во все
стороны, сами себя задушат тенью, нижние листья быстро придут в негодность – жуть, в общем.
Поэтому каждые пару недель мы их формируем.

Формировка плодовых овощей

ТОМАТЫ бывают кустовые (грунтовые) и шпалерные (тепличные – лиановидные, плетистые). По-


научному – детерминантные (ограниченного роста) и индетерминантные (неограниченные). Овощеводы
говорят: деты и индеты.

Кустовые томаты мы редко сажаем в теплице, и даже тут не формируем. Они ветвятся, и после второй
кисти сами вершкуются. Урожай один, обильный. Отдали дружненько – и можно выдирать.
Но можно получить на них и второй урожай. Способ успешно применяется и описан А.А. Казариным и
многими другими огородниками.

Когда плоды на кустах в основном покраснели, но много ещё бурых и зелёных, хозяин обычно собирает
спелые, а прочие оставляет на кустах – дозревать. И теряет время. Сделаем иначе: снимем сразу все
плоды, вплоть до зелёных. А затем обрежем все ветки «по локоть», т.е. до юных пасынков в основаниях
веток. Подкормим, польём.

Через месяц кусты отрастут и будут наливать второй урожай – вдвое поменьше первого, но вполне
хороший. Главное, в это время защитить кусты от хлопковой совки. Как – расскажу дальше.

Плетистые томаты без регулярной формировки превращаются в абсолютно непроходимые


тропические джунгли. Точнее – в жуть тропическую. На цветном фото 18 их не формировали всего
месяц, и не в июне, а в сентябре.

Рис. 97. Запущенные кусты


Рис. 98. Кусты после формировки

Куст томата, как и куст винограда, растёт по принципу «куда дотянусь – всё моё!». От каждого листа он
пускает новый стебель. И вся эта свора истошно прёт вверх, протискиваясь там, где место только на
одного. Толком они не цветут, но жрут – в три горла! В итоге плодам на основном стебле и есть нечего,
и жить негде. Нетронутый куст индета в августе – это десяток двухметровых стеблей, насмерть
дерущихся за пространство. Плодов тут минимум: всё ушло «в лопух», да и не найдёшь их в этом
месиве.

Таких кустов у меня никогда не было. Но есть пример трёхнедельной запущенности – показываю сразу.
На рисунке 97 – кусты, не формированные три недели в июне. Я уезжал, и опоздал дней на десять. На
рисунке 98 – те же кусты после удаления всех пасынков, подкрутки на шпагаты и вырезки нижних
листьев. Почва покрыта срезанными ветками – видно, какую массу зряшных сил кусты потратили за это
время.

Посему формировать их НАДО КАЖДЫЕ 8–10 ДНЕЙ, по крайней мере, пока в кровлю не упёрлись.

Лучше сажать их через 40 см и вести в один стебель. Но часто жаба берёт своё – оставляешь и второй,
если есть место. Но опыт показал: два куста в один стебель всегда урожайнее, чем один
двухстебельный.
а) Вовремя убирайте все пасынки – боковые побеги. Не жалейте их, удаляйте маленькими. Через
полторы-две недели вам придётся вырезать уже полуметровые стебли – а эта сила могла и в дело пойти!
Ой, и чего я умничаю – сам вечно такие вырезаю (рис. 99)… Но лучше уж такие удалить, чем не удалять
вообще!

б) Вовремя убирайте нижние листья. Не надо ждать, когда они побуреют от болезни. Не надо держать
их до отмирания, а потом оголять сразу всю нижнюю половину лианы, вгоняя её в стресс. Налилась
нижняя гроздь до грецкого ореха – убирайте всё что ниже. Налилась следующая – и до неё убирайте.
Низ должен хорошо проветриваться и сохнуть (рис. 100, цветные фото 6 и 16), а верх – стимулироваться
и подстёгиваться.

Рис. 99. Вырезка боковых побегов


Рис. 100. Уборка нижних листьев

Разумеется, все явно больные листья мы удаляем, не ожидая их мучительной смерти. Когда не было
кровли, однажды пришлось оголять ¾ всех лиан – остались только верхушки. Но квадрис и листовая
подкормка с компостным чаем отлично решили эту проблему.

в) Каждую цветущую кисть нужно слегка встряхнуть – это поможет пыльце попасть на пестики.
Можно шлёпать ладошкой или тонкой палочкой. А наши тепличницы в 1970-х использовали «томато-
вибраторы» – кусочек проволоки, закреплённый на эксцентрике механической бритвы. Были такие –
вместо электромотора пружинный движок. Хорошо вязаться помогают томатам и подкормки бором с
микроэлементами.

г) Наконец, отросшие стебли регулярно и осторожно подкручиваются на шпагат. Верхушки у них


очень хрупкие! А шпагаты, если надо, подтягиваются.

В конце вегетации многие срезают верхушки лиан. Но это не обязательно, пусть растут – было бы место
и тепло. А вот убирать пасынки надо продолжать до конца.
ПЕРЦЫ у нас никто никак не формирует. Только тепличные супер-гибриды, что выше человека, ведут
по шпагатам и берегут от лишнего ветвления. Но мы выращиваем кустовые формы, и в ветвлении их не
ограничиваем. Но сажаем расширенно! В теплицах, особенно притенённых, перцам надо давать вдвое
больше простора – иначе уходят в вытянутые лопухи, и на таких ветках урожая крайне мало.

Но перцам остро необходим приём, без которого кусты заметно отстают в росте и урожае. В момент
появления первого цветка (бутона, завязи) НУЖНО ЕГО УДАЛИТЬ. Спасибо Алексею Алексеевичу
Казарину – об этом я узнал от него.

Перцы ветвятся дихотомически – надвое, и каждая ветка снова надвое. Есть сорта, ветвящиеся натрое и
натрое. Но первый цветок появляется всегда в самом первом разветвлении. Не убрать его – наивная
жадность! Этот плодик высосет из юного кустика всю силу – и тот послушно её отдаст, и надолго
затормозится в росте!

Рис. 101. Срез первых цветов у перца

Я не жадничаю – убираю ТРИ первых цветка или бутона: самый нижний и два над ним (стрелочки на
рис. 101). Тогда кусты хорошо стартуют, ветвятся и плодят до заморозков.

БАКЛАЖАНЫ – двоюродные братья перцев, и я также убираю их первый цветок или завязь. И
постаревшие нижние листья тоже.
Как-то прошляпил клеща – почти все взрослые листья пожелтели. Удалил всё до юных верхушек, дал
две обработки фитовермом через четыре дня, а потом подкормил в корень и по листьям. Через две
недели кусты росли, а потом и плодоносили как ни в чём не бывало.

После трёх лет опыта стало ясно: баклажаны любят прямое солнце, под сетками сильно тянутся. Теперь
сажаем их снаружи.

ОГУРЦЫ. Мы их выращиваем только на шпалерах: так есть хоть какой-то шанс задержать вспышку
пероноспоры. Формируем их, как учили на плодфаке: регулярно (ну… по возможности…)
прищипываем все боковые побеги, оставляя от них по 3–4 листа с завязями (рис. 102). Иначе такие
кущи нарастают – и с бутылкой не разберёшься. На шпагат подкручиваем, пока не доросли до
проволоки.

Рис. 102. Завязи огурцов

Как только нижние листья пожелтели от пероноспоры, мы вырезаем их и делаем защитную обработку, о
коей позже. При этом все лишние боковые побеги тоже удаляются. После обработки фунгицидом мы
просто отпускаем огурцы на волю и даём плестись, как хотят.
Убираем урожай вовремя!

Плоды всех плодовых овощей, кроме бахчевых, непременно надо срывать чуть недозрелыми и чуть
недобравшими предельный вес.

Дело в том, что каждый перезрелый томат, баклажан или перец, каждый переросший огурец и кабачок
реально ослабляют свой куст. Они же занялись самым важным – семенами, им теперь всю энергию
подавай! Видели, как раздувается забытый под листьями и желтеющий, т.е. ботанически зрелый
огурец? А куст настолько же ослабляется. Здесь всё как у деревьев: разгрузишь от лишних плодов –
усилишь рост и продлишь жизнь.

Посему все плоды томата мы стараемся срывать розовыми и только что покрасневшими, плоды
баклажана – ещё твёрдыми и не раздутыми, огурцы – чуть меньше обычного размера зеленцов, а часто
массово собираем и мелкие корнишончики для красивых консервов. Перцы – сразу, как только хорошо
окрасятся. Всё это даёт кустам новый толчок к жизни. Собрал плоды без задержки – считай, удобрил!

Кстати, салат, срезанный в фазе юного кочана на высоте 3–4 см над почвой, даёт из пазух ещё два-три
кочанчика поменьше. А картошка, растущая под соломой или сеном, без обиды дозволяет аккуратно
выбирать из-под мульчи первый урожай – несколько самых крупных ранних клубней на еду, после чего
продолжает расти и даёт неплохой урожай в обычный срок.

Зелень всё лето используем в еде, в закрутках, а также сушим. Благо, наши любимые сушилки
«Изидри» высушивают всё за ночь. Не сушим только кинзу, петрушку и укроп. Их зелень в сушке так
неудачно меняет свой аромат, что лучше их просто морозить.

Салаты и… прочая зелень?..

С конца апреля (цветут яблони) по середину июля мы едим салаты и прочую зелень.

Ой… Так вот в чём путаница! Везде же так и пишут: «салаты и прочая зелень». И все уверены, что
салаты – «зелень». Такая же зелень, как кресс, кинза и укроп! И сеют салаты строчками, как кинзу. И
потом не знают, что делать с этими чахлыми пучками. Моя мама так сеяла. И соседи так сеют. Потом
срезают – и курам отдают. Самое распространённое высказывание о салатах на Кубани: «Это я не ем, я
не козёл». Кто так говорит? Те, кто абсолютно не умеет а) вырастить хороший куст салата и б)
правильно его съесть.

Делюсь!

Назвать салат «зеленью» – то же, что причислить к зелени раннюю кочанную капусту, чем оскорбить её
зело. Капусту никто так не унижает – это настоящий овощ! Так вот, и салат – такой же овощ. И едим мы
их в мае одинаково.

В середине февраля мы сеем первую волну салатов. Не в грядки, боже упаси! Пикируем их в горшочки
и выращиваем рассадой. Салаты вообще нельзя сеять сплошь: каждому кусту надо минимум 20 на 20
см, а лучше 25 на 25! Иначе нет полноценного кочана – и нет никакого смысла морочиться.

Настоящий, зрелый куст салата – это кочан в 300–400 г, т.е. полноценный завтрак. Такие у нас
созревают в середине—конце апреля в рассадной тепличке. На цветном фото 31, на заднем плане –
ведёрная лейка, так виднее размер кустов.

На другой тепличной грядочке в это время – урожай как раз «прочей зелени»: кресс, листовая горчица,
руккола, кинза, мангольд. А на открытых грядках – редиска, многолетние луки, зелень чеснока,
петрушка, любисток, мелисса, эстрагон, душица, мята. Всё это необходимо, чтобы правильно вкушать
правильные салаты.

Вкушение хорошего куста салата – особо тонкое удовольствие. Сначала вы творите красивый
натюрморт. Затем готовите вкусную заливку. Смешиваете в чашке по вкусу: растительное масло, соль,
сахар, уксус, немного сметаны. Можно добавить и горчицу, и майонез, и чесночину выдавить – лучший
вариант у каждого свой и приходит с опытом. Всё это нужно взбить до однородности.

После должной практики можно заворачивать в салат всякую другую зелень: шнитт-лук, укроп, кинзу,
эстрагон, зелень чеснока. А достигнув полного мастерства, можно добавлять туда и кусочек солёной
сёмги, сыр, яйцо и прочие прелести. Это так вкусно, что о полезности можно промолчать!

В правую руку берется кочанчик салата-ромэна или несколько скрученных в трубку листьев иного
салата. Ясное дело, рюмку придётся держать в левой руке. Это неудобно, и я чаще обхожусь без рюмки.
Так вот: макаем кочан в заливку, стряхиваем, и откусываем как можно больше, широко раскрыв рот.
Тщательно жуём, вникая во все тонкости вкуса и примечая, какого усовершенствования требует
заливка. Это станет ясно к концу кочана. Самая вкусная в салате – сердцевинка с юными листиками. Её
следует вкушать без всяких соусов.

И салаты, и зелень мы стараемся выращивать в три волны. Первую едим в мае и июне, вторую до
середины июля, третью сеем в сентябре в рассадную тепличку и балуемся зеленью почти всю зиму.

Из пряных под сетку не сеем только укроп: в полутени он слишком тянется, чахлый и не
вдохновляющий. Прочая зелень, особенно листовая, под сетками получается нежной и сочной.
Рис. 103. Карбонатный парник

Петрушка пользуется у нас своей отдельной грядочкой и зимует в мульче. Если укутать её в
лутрасиловый парничок, можно резать свежую почти всю зиму. А наш друг А. Труфанов для таких
случаев соорудил хитрый карбонатный парник (рис. 103). Он переносной. Торцы точно повторяют
изгиб карбоната и почти герметичны. А для проветривания достаточно чуть отогнуть их наружу и
вставить чурбачки. Умно и просто!

Наши «поливы» и «прополки»

В укрытом грунте это вообще не работа. Тут главное – не забыть про тепличку совсем. Остальное
делается походя, вместе с формировкой.

ПОЛИВЫ. Раз в 4–6 дней суём руку под мульчу на грядках. Если суховато, включаем кран «капли» на
пару часов. Так же – строго по мере нужды – включаем мелкодисперсные шланги типа в ягодниках и
прочих посадках.

Знаете, какая у нас главная проблема с поливами? Риск вовремя не выключить кран! Бывает, капля
капает лишний час или два. Почве это не вредит, но вот насос жалко. Я уже начал будильник ставить,
иначе просто не получается. И вам советую!
СОРНЯКИ. Их совсем немного – единичные кусты на грядках. Мульчу пробивают местами только
вьюнок, пырей и кое-где осот. Так что о конкуренции речь не идёт – просто о порядке. Из-под соломы
сорняки вытаскиваются легко. Если сильно борзеют, просто дёргаем, оставляя на грядке. Лучший срок
дёргания – появление бутонов. Но на деле, отрезая пасынки, нетрудно и дёрнуть пару раз.

С появлением кровли так же просто стало и защищать растения от болезней. На первый план вышли
сосущие вредители, но и к ним я уже ключик подобрал.

Укрытый грунт – защитный грунт!


Светоловушки.

Начали зреть первые помидоры – ставлю в сетчатом огороде световые ловушки.

Большинство вредных насекомых – сумеречные, и вечером дружно летят на свет, забыв даже про
феромоны. Таковы все бабочки: плодожорки, моли, минёры, пяденицы и совки. Жаль, клопы на свет не
ловятся, но их под сеткой и так единицы.

Сделать светоловушку – полчаса трудов. На какое-то возвышение ставим глубокий таз с водой. В воду –
горсточка любого моющего средства: чтобы бабочки намокали и тонули. В 5–6 см над водой вешаем
обычную слабенькую лампочку без отражателя, любую, лишь бы светила вокруг себя. Собственно, всё.
Ближе к вечеру включил – утром выключил.
Рис. 104. Светоловушка

В идеале их включает реле, но не со световым датчиком – это поздновато, а с таймером. Тогда вы


просто собираете урожай вредителей (рис. 104). Раз в пару недель надо споласкивать таз и наливать
свежую воду.

В нашей сетчатой теплице достаточно пары ловушек на восемь грядок: хлопковую совку выловить. Ту
самую, что раньше только хлопок ела, а теперь вовсю дырявит томаты, и от которой наши фермеры
льют инсектициды чуть не каждые десять дней. Обычно в укрытом огородике оказывается десяток-два
бабочек, которые без проблем ловятся. За пять лет я не видел под сеткой ни одного дырявого плода. В
то время как снаружи – треть плодов с гусеницами!

Сетки

За пару недель до высадки рассады наш огородик-теплица укрывается сеткой.

Наша тепличка – с непромокаемой полупрозрачной кровлей, а все боковины – сетчатые (рис. 33). В
результате никакие летающие грызущие вредители наших растений просто не видят. Внутри почти нет
ни совок, ни белянок, ни клопов, ни цикадок. А те, кто случайно залетел или заполз в щели, легко
ловятся на тот же свет. Или просто руками.

Святое дело – укрыть мелкой сеткой капусту. Белянки будут только облизываться. Собственно, мелкой
москитной сеткой можно укрывать и томаты, и перцы – задолго до появления совок и клопов.

Кровли

Весной накрываю кровли. На смородинник – по развороту листьев; на огородик – перед высадкой


рассады; на виноградник – чуть до или сразу после раскрытия кустов. Тут же налаживаю поливы.

Кровли радикально спасают от двух напастей: града и летних болезней. Грибкам нужно два условия:
тепло и капельки воды. Вот от капелек кровли и оберегают. Нет капелек – спорам негде прорастать.

Под карбонатной кровлей совершенно не болеет милдью виноград, почти не болеют фитофторой
томаты (цветное фото 16), в разы слабее болеют пероноспорой огурцы. А это наши основные культуры!
Почти не болеет антракнозом чеснок. Не гниёт земляника. Почти не болеют мучнистой росой
смородина и крыжовник. Уверен, не всё перечислил. Летний дождь – детонатор для взрыва очень
многих болезней!

Приманки

Приманки устраиваются за две недели до высадки.

На пиво, особенно на скисшее, толпами ловятся медведки и слизни. Для медведок лучше закапывать
бутылки, для слизней – миски. Пива достаточно на три палеца. Но в нашем случае тут как раз
справляется экосистема: ни те ни другие уже давно не вспыхивали. Скромно рисуются в единичных
экземплярах. Хищники своё дело знают!

Было время, когда медведки выкашивали половину рассады, а в компостной куче их была минимум
сотня. Но я изменил условия: ввёл толстую мульчу, а потом ещё и каплю. И медведкам стало зябко и
мокро. Они любят открытую прогретую почву. А жужелицам и прочим хищникам, наоборот, стало
хорошо. Вот и наступила та самая… гармония.

Тем обиднее, когда из десятка любовно выращенной рассады пару всё-таки подгрызут. Поэтому
щепотку гранул «Базудина» («Медветокса», «Медвегона») в лунку мы кладём, невзирая на косые
взгляды. Наша компостная почва это легко переживёт, а гармония потерпит.

Есть приманки и для почвенных вредителей. Вы привыкли копать или мотоблочить в теплице и под
картошку? Раскидайте перед тем кукурузу и горох, на сутки замоченные в «Актаре» или «Конфидоре».
Для надёжности разведите покрепче, чем в инструкции. Все голодные проволочники и медведки их
отведают и счастливо подохнут. Часть семян потом взойдёт – почве польза.

Вот такой вот он коварный, агрометод защиты!

Фунгициды и инсектициды

Вот главное: мы делаем всё, чтобы обойтись без ядов.

Но есть случаи, когда без ядов не обойтись. Это а) безоговорочно летальные напасти типа пероноспоры
огурцов, б) нежданные взрывы и новые вспышки особой прожорливости. Во всех случаях для теплицы
у нас два препарата: узкоспециальный фунгицид и биоинсектицид. На сегодня это «Квадрис» и
«Фитоверм».

Огурцы в тепличных комбинатах обрабатывают от пероноспоры каждые две недели – она появляется
даже без дождей и прогрессирует лавинообразно. Мы обходимся одной обработкой.

Когда листья нижней трети огурцов почти пожелтеют от пероноспоры, а листья средней части пойдут
пятнами, делаем радикальную защиту с лечением. Сперва убираем все явно больные листья (такие, как
на рис. 105) и все плоды вплоть до завязей. На то, что осталось, тщательно наносим «Квадрис», а
назавтра – биологию с подкормкой (настой компоста, ЭМ, «Стимикс», «Сияние» + «Акварин»,
«Амнокат» или подобный комплекс питания, 20–30 г на ведро). С месяц после этого кусты снова растут
и плодят нормально. Потом снова заболевают, но на сей раз мы ограничиваемся простым удалением
больного листа. Огурцов уже наелись!
Рис. 105. Больные листья огурца

Особо мощны и выносливы к пероноспоре длинноплодные сорта типа Аллигатора, Изумрудного


каскада и всяких «радостей китайского фермера». И в салатах они очень вкусны. Всегда сажаем их
попозже, и едим до осени.

Томаты без кровли мы лечим точно так же – если фитофтора, пользуясь дождями, начинает поражать
растения слишком рано, когда завязи ещё мелкие. А когда плоды уже почти налиты, мы ограничиваемся
удалением больных листьев и биопрепаратами с добавкой К и Р в виде монокалийфосфата.

БЕЛОКРЫЛКА – самое лютое несчастье в теплице или сетчатом огороде. Когда она появилась, мы
поехали на биофабрику в Тимашевск и взяли смесь хищных грибов и грибных аверсектинов
(«Фитоверм» – на их основе). Обрабатывали каждые 8–10 дней. Выяснили: белокрылку это не убивает,
но сдерживает и урожай спасает. Теперь планируем где-то взять хищного клопа макролофуса. Он
отлично контролирует всех сосущих, живя на томатах. И по наблюдению знакомых фермеров, даже
зимует в наших условиях. Южанам обязательно советую пробовать.

А белокрылки пока больше нет. Всмотревшись трезвым глазом, мы успешно отнаблюдали её источник,
т.е. промежуточного хозяина. Им оказался растущий рядом декоративный церцис. Узрев на нём первых
белокрылочек, без всякого пацифизма трижды через неделю обрабатывали его крепкой «Актарой». И
белокрылка в то лето больше не появилась. Нет её и сейчас – мы следим внимательно.
Кстати, наблюдение за источниками вредителей – ещё один приём агрометода защиты. Называется он –
упреждающие обработки. Часто достаточно обработать лесополосу или окраины, чтобы исключить
нападение на плантацию.

Под сеткой на смородине, а также на огурцах и баклажанах свирепеет ПАУТИННЫЙ КЛЕЩ. В


полутени ему – курорт! Простая уборка больных листьев никак не помогает: клещики быстро бегают по
всему растению. На всякие чесноки и махорки они тоже чхать хотели.

«Фитоверм» – контактный яд, изначально именно против клещей. Бьёт всех, кто шевелится, но не бьёт
яйца. Поэтому есть точная технология его применения: снизу вверх, по всем листьям и стеблям,
тщательно, трижды через 5–7 дней. Клещики вылупляются на третий день, и уже на 12-й день
становятся половозрелыми. Три обработки вовремя полностью снимают всю популяцию – я это
проверил.

Но есть клещевой препарат намного лучше: «Аполло». Гормон клещей, стерилизующий самок и
убивающий всё более молодое, вплоть до яиц. Для червей, хищных насекомых и пчёл он практически
безвреден – в отличие от «Актары» и особенно «Конфидора». Дашь вовремя – урожай уже защитил.
Дашь назавтра «Фитоверм» – и самок сразу убьёшь.

Но чем бы мы не защищалсь, всегда лучше перебдеть, чем недобдеть!

Глава 6
Тепличные умности, идеи, находки
В принципе, мы детально рассмотрели, чего нам теплица должна и чем обязана. Но какой конкретно
она может быть?

Вот несколько идей для осмысления и на выбор.

Оптимальная форма теплицы

Теплица – это не только оптика, термодинамика и сопромат, но ещё и аэродинамика.

Как вы уже могли видеть, оптимальная конструкция а) имеет минимальную общую поверхность, чтобы
терять меньше тепла, и б) имеет минимальное сопротивление ветру – он и тепло забирает, и
конструкцию может сломать. Иначе говоря, чем ниже стены и чем меньше вздымается вверх кровля,
тем лучше. Один из примеров – … Наилучший пример в этом смысле – теплица-термос, о которой
ниже.

Самые удачные наземные конструкции – приземистые дуги, как на рис. 106, или приземистые
двухскатные теплицы, как у В.А. Антропова (рис. 22 и цветное фото 9). Кроме экономии тепла, такая
форма ещё здорово экономит расход плёнки. Разумеется, это летние теплицы. Выдерживать снег они не
предназначены.

Но самые дешёвые, простые и удачные по форме плёночные теплицы строят, видимо, китайцы.
Материал – бросовая, копеечная древесина: горбыль, истончённые отбракованные сосенки, жерди или
планки из бракованных досок. Верхняя дуга сплошная – половинки прочно скреплены внахлёст, и это
придаёт прочность всей конструкции (рис. 107).

Рис. 106. Приземистые дуги в теплице


Рис. 107. Скреплённые внахлёст жерди конструкции
Рис. 108. Укреплённая от ветра плёнка

А чтобы плёнку не полоскало и не рвало ветром, её просто и эффективно натягивают и прижимают


прочными верёвками, протянутыми с одной стороны на другую (рис. 108). Верёвки закрепляются
глубоко вбитыми кольями или арматурой. Ослабли – сделал пару оборотов и подтянул. Таким способом
две бригады рабочих покрывают плёнкой несколько гектаров за пару недель.

О теплицах В.А. Антропова стоит сказать подробнее.

Траншейные теплицы

Новое – это хорошо зарытое старое!

Мой земляк Владимир Александрович Антропов выкопал и построил свои теплицы собственноручно.
Он использовал глубокое расположение грунтовых вод на своём участке. Эффекты получились
удивительные!
1. Резкое сокращение потерь тепла и длительное сохранение высокой температуры. Площадь
покрытия меньше обычной раза в полтора – почти нет боковых стенок. Парусность (обдувание ветром)
– минимум втрое меньше. Зимой глубокий горизонт почвы также отдаёт своё тепло.

Прибавьте сюда эффект очень малого объёма: теплица согревается мгновенно. Кирпичные подпорные
стенки и почва в огромном объёме быстро прогреваются до самого пола. И весь этот тёплый объём
ночью отдаёт тепло. Фактически высокие гряды являются огромными, теплоёмкими аккумуляторами
тепла.

Результат: зимняя ночная температура на 8–10 °С выше, чем в обычной теплице. Когда рядом, в
наземной плёночной теплице без подогрева всё мёрзнет, в траншейных теплицах всегда плюс. В самые
холодные ночи достаточно укрыть растения спанбондом. Даже в очень морозную зиму 2006-го полы в
траншеях оставались незамёрзшими. Плетистые томаты порой плодоносят до середины декабря.
Ремонтантная малина, высаженная на размножку, отдала последний урожай 31 декабря!

2. Температура в траншейной теплице меняется плавно. Как уже упоминалось, огромную массу
тепла запасают сами гряды. Но поверхность теплообмена через стенки гряд почти втрое больше, чем
через просто поверхность. И при таком интенсивном обмене – такая огромная теплоёмкая масса.
Получается эффективный «тепловой маховик»: лишнее тепло долго поглощается, недостаток тепла
долго возмещается. Несмотря на маленький объём, теплицы не перегреваются до самого начала июня.

3. Исключительно удобно работать с растениями. Кроме того, намного проще обслуживать и


ремонтировать саму теплицу.

4. Нет проблемы сквозняков.

На рис. 22 видна форточка. Таких в каждой теплице – всего четыре. Однако в нашем случае и двери,
расположенные «под потолком», являются полноценными фрамугами. Поверхность гряд находится
практически под коньком – в зоне устойчивого скопления тёплого воздуха. А холодный воздух не
воздействует на растения – стекает на пол.

Кроме всего упомянутого, конструкция сравнительно дёшева: металла – меньше, покрытие – из


долговечной десногорской плёнки или светостабильной «Светлицы», плюс экономия тепла. Отдача
урожая – вдвое-втрое выше, чем на улице.

Добавим умный капельный полив. Каждый куст – в стаканчике. В каждый стаканчик – своя капля из
капельной трубки. Здоровье – безукоризненное. К моменту продажи – уже цветёт. Рассада Антроповых
всегда была вне конкуренции. Обычную рыночную и рядом не поставишь!

Накрываем весь огород

Юрий Иванович Циков, «экс-король помидоров» из Адыгейска, о томатах может говорить часами.
Много лет он жил мечтой – возродить марку знаменитых адыгейских помидоров, вернуть кубанскому
рынку независимость от импорта овощей. Его теплицы – пример уникальной простоты и
эффективности. Такого сочетания дешевизны постройки, простоты эксплуатации и высокой отдачи я
ещё не видел нигде. Вот его главные изобретения.

Пожалуй, самое ценное качество плёночных теплиц Юрия – абсолютная ветро- и снегоустойчивость в
условиях нашей степи. Теплицы напоминают туго надутый пляжный матрац: мотание и хлопание
плёнки исключено.
Периметр каждой теплицы – стенки в четверть кирпича (рис. 109). Лианы, сидящие вблизи стен, быстро
перерастают их, и от недостатка света не страдают, а защита от ветра и теплопотерь отличная. Плёнку
Юрий использует десногорскую – она служит без снятия 5–6 лет.

Рис. 109. Кирпичные стенки теплицы

Натягивается она очень быстро. Ширина плёнки – 6 метров, а ширина теплицы – 5,8 метра. Полосы
плёнки просто накидываются сверху, вдоль, и пришиваются дранкой только по периметру. Рёбра
кровли – обычный пруток или полудюймовая труба – лежат часто, через 60 см (рис. 110).
Рис. 110. Пришитая дранкой по периметру плёнка

Плёнка просто «пришивается» к каркасу сырыми капроновыми верёвками, как у китайцев. Высохнув,
они натягивают её – никакой ветер не в силах поколебать такую кровлю. Наступила жара – вся кровля
обрызгивается обычной глиной: и доступно, и смыть потом легко.

В холодное время под кровлю накидывается второй слой плёнки – «потолок». Он кладётся на нижние
прутки каркаса и закрепляется прищепками. «Потолок» сильно бережёт тепло и уменьшает выпадение
конденсата. Дождевая вода стекает по желобам между теплицами.

Центральные и боковые опоры каркаса – дюймовые трубы – стоят через 1,5–2 метра. Рёбра кровли
усилены откосами (рис. 111). Небывалые для Кубани 40 см снега теплицы прекрасно выдержали, хотя
тонкий пруток кое-где немного просел. Значит, такая простая конструкция кровли вполне надёжна.
Рис. 111. Усиленные откосами рёбра плёнки

Вся верхняя часть боковых стен – форточка. Кровля почти плоская, притенённая, и «борта» дают
достаточную вентиляцию. Вентиляция регулируется остроумнейшим способом – за секунды. На рис. 29
видно: плёнка-стенка свободно скользит между двух верёвок. Снизу в неё впаян старый кабель – для
тяжести. Чтобы поднять плёнку, достаточно передвинуть вверх по верёвкам прищепку (рис. 112).
Закрывать ещё проще: снял прищепку – плёнка падает вниз сама.
Рис. 112. Чтобы поднять плёнку, достаточно передвинуть вверх по верёвкам прищепку

Умный крючок для быстрой подтяжки кустов вы уже видели на рис. 96: подмотал на пару оборотов – и
куст встал, как солдатик.

За десять лет Юрий узнал о тепличных томатах почти всё. Например, выяснил: тепло нужнее в почве,
чем в воздухе – и собрал простую систему подпочвенного обогрева. Обнаружил, что и высота теплицы
очень сильно влияет на урожай! И его теплицы стали намного выше. Стал мульчировать почву – и
окончательно отступили сорняки, уменьшился расход воды на поливы, а урожай вырос. Его томаты
плодоносят с апреля по декабрь без всяких химических обработок (цветное фото 6).

Опыт умных скандинавов

Когда-то мой знакомый и колега из г. Ипатово Виктор Шарапов прислал книгу: Б. Эрат и Д. Вулстон
«Теплица в вашем доме»: Москва, Стройиздат, 1994. Книга оказалась чудесной. Это детальный анализ
всех аспектов строительства северных теплиц, и прежде всего – пристроенных к дому в виде зимних
садов. Привожу то, что показалось самым интересным.

1. Профессор Росси разработал форму теплицы, максимально улавливающую излучение при низком
стоянии Солнца. Нет предела человеческому уму! Оказывается, отражатели можно использовать не
только внутри, но и снаружи (рис. 113)! Получается «теплица-рефлектор». В снеговых регионах
наружным отражателем служит снег. Южане могут и белую плиточку перед тепличкой постелить. А
внутренние отражатели – белая краска или зеркальные плёнки (отражающие поверхности обозначены
пунктиром).

Рис. 113. Схема использования отражателей

Особенно эффективна такая теплица, когда она «утоплена» в дом (слева на том же рисунке – вид
сверху). Установлено: через щели теряется намного больше тепла, чем через герметичное одинарное
стекло. Проблема одинарного стекла одна: зимой оно леденеет от конденсата. В целом, чем меньше
площадь стекла, тем меньше потери тепла. Стены дома согревают теплицу, хорошо сглаживая
температуру и спасая растения от весенних морозов. Зимой для накопления тепла стена и пол
«рефлектора» затемняются чёрной плёнкой, а летом осветляются белой или зеркальной.

2. Вместо фрамуг в пристроенных теплицах удобно использовать вытяжные трубы. Тяга в трубе зависит
от её высоты и бывает весьма нехилая! Для теплички в 20 кв. метров вытяжка сечением в четверть
квадратного метра плюс лёгкое притенение в сумме эффективнее, чем вентилятор в 140 Вт!

И чем выше труба, тем сильнее тяга. Каждый метр вытяжки равносилен расширению сечения на 12–15
% или снижению температуры на 1,5–2 °С. Так, вытяжка высотой 7 м и сечением в половину
квадратного метра сама, без всякого вентилятора, за минуту высасывает весь воздух из теплицы
площадью 18 кв.метров и объёмом 45 куб.метров, снижая температуру с 40 до 30 °С.

3. Любителям вентиляторов пригодится расчёт их мощности. Она совпадает с численным значением


скорости воздушного потока, кубометров в секунду. Выяснено: хорошая вентиляция – это когда весь
воздух теплицы заменяется новым за одну минуту. Иначе тепло не успевает полностью уходить.
Привожу эмпирическую зависимость:
При этом вентилятору здорово помогает высота вытяжной трубы.

4. Интересный подсчёт: в пристроенной тепличке площадью 25–30 кв.метров скандинавы проводят


около 700 часов в год: 200 – отдыхают, пьют чай, и 500 часов – работают! То есть ежедневно – 1–2 часа
работы. Ну, эти люди явно не умеют лениться. Мы просто обязаны достичь лучшего результата. 150
часов на труд и 550 на чаепития – вот это по-нашему!

Ямная теплица

Ты не рой другому яму!

Рой для пользы сам себе!

Такие теплички строили наши прадеды, просто и умно используя непромерзающую толщу почвы как
самый мощный отопитель, накопитель и буфер тепла. Рассказал о ней в сети мастер теплиц Олег Карп.
Я нарисовал общую схему – из неё всё понятно.

Котлован – любой длины – роется на восток-запад, а земля выбрасывается на северную сторону, чтобы
скат кровли был к югу. Кровля набирается из толстых реек (рис. 114). Раньше её остекляли с двух
сторон. Сейчас стеклу есть более надёжная замена. К примеру, линия 1 – слой поликарбоната, линия 2 –
внутренний слой плёнки. Линия 3 – дополнительный купол из плёнки, крепится при морозах сильнее –
20–25 °С. Важно: края купола надо крепить к стенкам ниже уровня промерзания грунта.

Стенки у наших дедов были просто земляные, замазанные глиной и белёные известью. Думаю, сейчас
мы можем сделать их из кирпичей или бетона, а изнутри покрыть отражающей алюминиевой фольгой.
Гряды, по-моему, лучше сделать приподнятыми, как на рисунке – так они намного лучше прогреваются,
да и работать с ними удобнее. Всю почву вокруг теплицы я бы осенью укрывал чем-то
теплоизолирующим – тонким пенопластом или пенополиуретаном, и присыпал бы землёй. Так зимний
мороз не будет спускаться вниз, и накопленное почвой летнее тепло сохранится у стенок намного
дольше. В апреле «одеяло» убирал бы.
Заходить в теплицу нужно через небольшой тамбур: одной двери тут недостаточно, нужно две, и чем
они герметичнее, тем лучше.

Рис. 114. Схема ямной теплицы

При ширине дна 2,5 м и глубине 2,2 м такая теплица не требует отопления даже в Москве и Санкт-
Петербурге. Температура в ней предельно сглажена – её сглаживает окружающая почва, но летом
кровлю всё равно надо притенять сеткой. Осенью до ноября и с середины февраля в ней растут
зеленные овощи, а потом и томаты с огурцами. И вся конструкция очень дешёвая!

Но есть и более капитальный и дорогой вариант заглубленной теплицы: ТЕПЛИЦА-ТЕРМОС.

Теплица-термос
Нет такого совета, который нельзя было бы дать! Другое дело – пример…

Большие ямные теплицы, похожие на «термосы», строили наши прадеды ещё полторы сотни лет назад.
Под Москвой и Питером в них выращивали и зимнюю землянику, и виноград, и даже ананасы
разводили. Вообще, наши предки умели куда больше, чем мы со всей нашей наукой!

В наше время капитальную ямную теплицу впервые построил и запатентовал украинский мастер
Анатолий Патий. В сети много репортажей из его «банановой фермы». Размеры его «термоса»: длина 55
м, ширина 5 м и высота в коньке 3,6 м. Живя под Киевом в селе Рожны, Анатолий Васильевич много
лет выращивает в таких теплицах лимоны, апельсины, хурму, инжир, мандарины, гранаты, ананасы,
даже бананы и папайю – и всё плодоносит. Секрет тот же: вся огромная теплица утоплена в почву –
сверху только кровля. А растения растут в горшках и бочках.

Со слов изобретателя, «термос» потребляет в 15 раз меньше тепла, чем все открытые виды теплиц.
Когда на улице мороз в –3 °С, в теплице +15 без всякого отопления. При пасмурном морозе в –30
внутри +3 °С, и достаточно одного небольшого отопительного котла. А выглянуло солнце – и внутри
сразу +20–25 °С.

Сейчас «термосы» строят многие умельцы, и конструкции их каждый совершенствует по-своему. К


примеру, я купил мастер-класс Вячеслава Половенко, из которого узнал про его вариант термоса. Стены
у современных «термосов» делаются из пенобетона и покрываются отражателем, кровля – из толстого
поликарбоната (цветное фото 32, фото В. Половенко). Южный скат кровли прозрачен, а северный
изнутри также может быть отражающим. В результате в теплице даже слишком много света – летом
приходится притенять и южный скат кровли. При этом внутри не бывает перегревов, а рассеянный свет
идеален для фотосинтеза.

«Термосы» отлично работают и в холоде, и в жарких пустынях – там они помогают уйти от перегрева и
сухости. Вспомните: в Южной Австралии, в столице опалов Кубер-Педи все дома не строят, а
выкапывают в толще песчаника на глубине 4–5 м. Это позволяет жить в комфортной температуре,
почти не тратя энергии. Поистине заглубление в почву – универсальный принцип!

И всё это сейчас можно сопроводить продуктами новых технологий.

Солнечные батареи – в помощь теплице

В 1988-м у нас вышла переведённая с английского книга Т. Байерса «20 конструкций с солнечными
элементами». Удивительное издание! Солнечные батареи тогда были для нас таким же экзотом, как
мобильный телефон. Но вот не прошло и тридцати лет, как вуаля! – и те и другие продаются везде и
всюду. И мы уже знаем, куда их применить: крутить кулер для прогрева грунта. Но автор книги, судя по
всему, окружил ими весь свой быт, чем и поделился. Две из его наработок весьма полезны и в нашем
деле. Вот они.

Солнечная стимуляция роста

Ого, очередная «волшебная таблетка»! – скажете. Ну, вот и проверьте. А я пока свою работу сделаю –
расскажу.
Опыты с электричеством проводятся на растениях уже двести лет. Результаты почти всегда поражают.
Либо это выдающаяся стимуляция роста, либо сильное угнетение – всё зависит от режимов и условий.
Удалось даже вырастить нормальные зелёные растения в полной темноте, передавая им солнечную
энергию (какую – вопрос!) по проводам в подвал. Однако наука упорно отрицает эти опыты, как и само
направление. Кому интересны детали, прочтите книгу Питера Томпкинса & Кристофера Берда «Тайная
жизнь растений» – не пожалеете!

Байерс рассуждает просто: солнечная батарея усваивает свет с КПД 10–20%, а лист – с КПД 0,1%.
Фотосинтезу нужны активные электроны. Стимуляция корневой системы током давно доказана. Зная об
этом, Байерс воспроизводит опыты, в которых слабый ток стимулирует развитие корней. А ускорение
роста корней ускоряет и развитие всего растения – при наличии тепла.

Установку он собрал самую простую – прямое подключение от солнечного фотоэлемента к электродам,


втыкаемым в грунт (рис. 115 взят из книги).

Фотоэлемент самый маленький – диаметром 6 см. Именно такой ток стимулирует корни. Провода –
тонкие медные. Для опыта электроды были вмонтированы в саму солнечную батарейку. Её надо
обязательно защитить от влаги, поместив в пакет или пластиковый чехол.

Рис. 115. Электрическая установка из фотоэлемента


Рис. 116. Растение с солнечным элементом втрое обогнало другой экземпляр

За 35 дней растение с солнечным элементом, при тех же условиях ухода и питания, почти втрое
обогнало контрольный экземпляр. Это видно на другом рисунке из той же книги (рис. 116).

Но тут есть хитрость. Опыты показали: этот эффект тем сильнее, чем больше растение затенено. На
солнце электростимуляция почти не проявляется – видимо, солнечной энергии и так хватает. Что ж, в
притенённых теплицах эффект может быть интересным. Так что давайте-ка, братцы, закупим
миниатюрные фотобатарейки и будем ставить эксперименты вместе! Вдруг найдётся, о чём тут
поговорить?

Вентиляторы для теплицы и чердака

Почему летом в домах так жарко? Вывод Байерса был для меня новостью. Оказывается, жар идёт с
чердака. И действительно, чердак нагревается, как баня. А потолок в большинстве домов – вовсе не
такой идеальный теплоизолятор! В доказательство приводится схема распределения тепла (рис. 117 – из
той же книги).
Рис. 117. Схема распределения тепла

Можно и нужно превращать потолок в теплоизолятор – с помощью минеральной ваты и прочих


материалов. Это отсечёт горячий воздух. Но штука в том, что жар передаётся излучением – от этого
никакая минвата не спасёт. Доказано: чердак с одним слоем минваты даёт столько тепла, что удваивает
нужную мощность кондиционера! Отражающих утеплителей тогда не было. И Байерс предлагает
дёшево удалять горячий воздух с чердаков с помощью вентиляторов на солнечных батареях. Вытяжку с
вентилятором он мудро предлагает делать под коньком кровли.

Чем сильнее печёт солнце, тем больше тока дают солнечные батареи и тем сильнее крутит вентилятор.
Для чердака площадью 100 м2 нужен вентилятор, прокачивающий 30 м3 в минуту. Байерс ссылается на
модель, прокачивающую 20 кубов в минуту, потребляя 12 Вольт при токе в 1,2 А. Батарея тут нужна
мощностью 7 Вт.

Сейчас за 3000 рэ можно купить солнечную панель, выдающую 50 Вт при токе в 2,5 А и напряжении 12
Вольт. Такой вентилятор может прокачивать до 25 кубометров в минуту – вполне достаточно для
домашней теплички. А дальше – ваши смекалистые решения. Можно направить этот воздух просто
наружу. Можно прогонять его через почву, как Александр Н. из Печоры – весною грунт согревать. А
можно ввести в систему аккумулятор и датчик температуры – чтобы вытяжная вентиляция включалась
только при достижении, скажем, 32 °С.

В общем, наши технологии дают нам просто немеряно выходов из всех проблем!
Двойная плёнка – умно и дёшево

Самый хороший изолятор от холода – воздух между двумя слоями покрытий.

В Сибири давно делают деревянные арочные теплицы, каркас которых покрывается двумя слоями – и
сверху, и снизу. Сверху – плёнка или поликарбонат, снизу – плёнка (рис. 118). Плёнки, конечно,
многолетние. Если внутри есть печка, в теплице можно жить в любой мороз.

Рис. 118. Современная арочная теплица

Самое трудное – собрать ровный округлый каркас. Но эта проблема легко решается: каждая дуга
свинчивается из двух слоёв доски путём чередования стандартных, чуть скруглённых сегментов. Такие
сегменты быстро готовятся с помощью станков и пропитываются защитными составами. Вся дуга
собирается на готовом шаблоне, как на лекале.

Приподнимающиеся стенки
На овощной станции Тимирязевской академии, где я проводил свои студенческие опыты, плёнка по
бокам теплиц поднималась очень просто: подходишь, крутишь рукоятку, вся плёнка наматывается на
трубу и поднимается.

Рис. 119. Рукоятка поднимающейся стенки теплицы

Рукоятка делается из сквозных трубок. Закончил наматывать – вставил в рукоятку стержень и


зафиксировал её. На рис. 119 – теплицы О.Н. Жалыбина. Здесь тоже есть такая рукоятка, но она
наварена на обод колеса. А колесо крутится уже от электродвигателя: вручную такую длинную стенку
не поднять.

Чем работать в теплице?

Умной почве нужны соответствующие орудия. Глупые-то вон как её изуродовали! Мы мало что
используем кроме маленьких ручных совков и грабель: за нас мульча работает. Но есть пара «умных
тяпок», которые всегда пригодятся.

Бритва из культиватора

Огород был чисто выбрит.

Хозяин слегка пьян.


Мир давно пользуется такими полольниками. Но в нашей послевоенной агрономии они – до сих пор
раритет: мы насмерть приучены к тяпкам и лопатам.

Эту «бритву» подсказал мне знакомый цветовод Валентин Левичкин. Я сделал – и возблагодарил нашу
встречу.

Рис. 120. Ручной культиватор

У многих валяются без дела купленные «ручные культиваторы». Они продаются и сейчас (рис. 120). На
черенке – простая машинка: спереди зубчатые колесики, а сзади плоскорезная скоба со свободным
люфтом. Цель у культиватора благородная: езди и подрезай сорняки. На деле всё сложнее: на колесики
постоянно наматывается трава и налипает земля. А вот скоба там, действительно, замечательная:
и сталь – что надо, и люфт оптимальный, и углы хорошие, и заточка. Спилите колесики, как на рисунке
– и получите чудесную прополочную «бритву», возможности которой гораздо шире.

Бритвой не бьют, её тянут. Проще – к себе, а после небольшой практики получается и в обе стороны.
При этом она аккуратно заглубляется на 1–3 см, подрезает сорняки, в том числе и не самые маленькие,
и образует рыхлый мульчирующий слой. Бритва вдвое эффективнее тяпки, а если ширину междурядий
под неё делать, то и втрое: провел – и междурядье чистое.
Очень важно вовремя точить лезвия: затупленные, они работают несравненно хуже, отнимая вдвое
больше сил. И ещё: бритва не для взрослого бурьяна. Она для того, чтобы его не было. А для бурьяна
предназначен тот самый «топор на черенке», который мы и называем тяпкой (мотыгой).

Плоскорез фокина

Что-то всегда нужно для чего-то.

Мудрость

Этот инструмент уже знаком каждому. Но работать им до сих пор умеют единицы.

Смотрите: та же бритва, у которой убрали одну сторону (рис. 121). И вот эффект: бритва делает две
операции, а плоскорез – двадцать! Это хитрая машинка. Углы всех сгибов – косые, выверены до
градуса. Сталь инструментальная, оптимальной толщины: чтобы и легкость не потерять, и взрослый
сорняк уверенно выковырять. Четыре разных положения на черенке – для разных операций. Поменять –
две минуты, а эффективность новой операции сразу возрастает.

Рис. 121. Плоскорез


Плоскорезом легко рыхлить, формировать грядки, делать борозды и засыпать их, полоть и подрезать
сорняки, ковырять. Можно подкашивать, сгребать и подтаскивать траву и ветки, подрубать поросль
малины и усы клубники. Можно долбить и выскребать, смешивать грунты, мешать бетон и т.д.

Но признаюсь: и плоскорезом мы пользуемся максимум раз в году – весной, грядки от единичных


сорнячков почистить. И борозды для посева разных морковок сделать. Всё прочее делает солома, трава
и веточная труха.

На сегодня – всё о теплицах.

Урожаев вам и радостей от их выращивания!

Искренне, Николай Курдюмов

Иллюстрации

Фото 1.

Первые открывалки для форточек в тепличках К. Малышевского


Фото 2.

Уплощенная арочная форма теплицы – это и прочность, и минимум поверхности теплоотдачи


Фото 3.

Искусственный затишок – и огород будто переехал из Питера в Воронеж


Фото 4.

Аккумуляторы тепла – водяные рукава заменяют многочисленные ёмкости и лучше прогревают почву
Фото 5.

Нависающий край кровли – простой вариант сухой коньковой форточки


Фото 6.

Тёплый грунт кардинально улучшает жизнь растений и увеличивает урожай


Фото 7.

Опыт с баклажанами. Слева земля, справа – тёплая грядка


Фото 8.

Обвальные урожаи в хозяйстве Ю.М. Чугуева в Смоленске


Фото 9.

Вот так огромный объём почвы превращается в тепловой буфер


Фото 10.

Когда грунт тёплый, как воздух, растениям лучше всего


Фото 11.

Такие грядки-гребни прогреваются очень рано и быстро


Фото 12.

Томатные деревья – три куста томатов в высоком тёплом ящике с органической почвой
Фото 13.

На прогретой под плёнкой почве под Москвой отлично зреет бахча


Фото 14.

Джунгли томатов под сеткой в нетхаусе благоденствуют до морозов


Фото 15.

Таких огромных салатов в открытом грунте мы не видели


Фото 16.

В августе под сеткой плодоношение в самом разгаре


Фото 17.

Огородные томаты в августе давно погибли от фитофторы


Фото 18.

Ближе к заморозкам томатные джунгли под сеткой ещё дают урожай


Фото 19.

Главное достоинство с сетками – лёгкость конструкции


Фото 20.

Теплица из спанбонда с плёночной кровлей намного эффективнее плёночной


Фото 21.

Ранние сидераты в теплице Г. Доновой – первое удобрение и санитар овощей


Фото 22.

Подсадка салатов и зелени – не просто урожай, но и притенение почвы


Фото 23.

Рассада, посеянная в грунт с гидрогелем, не замечает пересадки


Фото 24.

Шланг мелкодисперсного дождевания в работе


Фото 25.

В тепличке два урожая – рассада и салаты с зеленью


Фото 26.

К концу апреля рассада тянется просто от тесноты и силы роста


Фото 27.

Через пару недель после начала роста кустов мульча возвращается на грядки
Фото 28.

Черве-дорожки на плантации в НПО «ГринПикъ» – рассадники червей


Фото 29.

Голая почва в теплице высыхает очень быстро из-за интенсивного вентилирования


Фото 30.

Соломенная мульча и укрытие от дождей – единственный способ защититься от гнили плодов


земляники
Фото 31.

Салаты, сидящие по схеме 20 на 20 – и есть настоящие салаты


Фото 32.

Теплица-термос полностью утоплена в почву, и сглаживает температуру в любом климате

Примечания
1
КОПРОЛИТЫ – выделения червей. «Копро» – помёт, «литос» – камень. Комочки помёта.

2
НЕМАТОДЫ – обширный отряд гладких червей, в основном мелких и микроскопических. Тут и
паразиты растений и животных, и сапрофиты почвы.

3
ХЕЛАТЫ – органические соединения фосфора, калия, кальции, магния и других металлов.
Легкоусвояемые природные формы элементов питания.

4
МИКОРИЗА – буквально «ГРИБОКОРЕНЬ», симбиоз грибов и корней. Грибницы многих грибов могут
срастаться с корешками. В обмен на сахара гриб снабжает корни водой и минеральными веществами.
Есть данные, что именно грибы обеспечивают почвенную связь и обмен информацией между всеми
растениями экосистемы.