Вы находитесь на странице: 1из 5

Н.Е.

Мазалова

Личность русского «знающего»


в мифологических рассказах

В произведениях мифологической прозы сложились представ+


ления о стереотипных чертах личности русских «знающих»; ин+
дивидуальных черт в описаниях их характеров мало. В настоящее
время исследователи более или менее едины во мнении о том, что
личностные черты связаны с культурой; это можно в значительно
степени отнести и к колдуну, и знахарю + «знаковым» личностям
традиционного общества.
В психологии под личностью понимают сложившуюся целост+
ную (системную) организацию психики; в более узком смысле лич+
ность + это индивид как субъект социальных отношений и созна+
тельной деятельности. В качестве ведущей характеристики лично+
сти выступает ее направленность. Под направленностью личности
понимают совокупность устойчивых мотивов, ориентирующих ее
деятельность. По народным представлениям, основные мотивы дея+
тельности колдуна + «портить», «причинять вред», деятельность
колдуна с позиций своего сообщества оценивается как вредонос+
ная, его основные характеристики + «злой, лихой». Основные моти+
вы деятельности знахаря + «ладить», «помогать», лечить», то есть
восстанавливать нарушенный порядок1. По словам самих знахарей,
«я только добро (на добро) делаю». По классификации фон Вригта,
это добро благоприятствования: его характеризует направленность
на достижение положительного эффекта в деятельности, который
состоит в создании нового и желательного положения дела2. Неред+
ко знахаря характеризуют с точки зрения пользы, приносимой об+
ществу; так, повитуху, которая принимала роды у женщин в одной
из архангельских деревень в начале ХХ в. (у одной из односельча+
нок + 17 раз,) называли «дорогой старушкой»3. «Дорогой» здесь
выступает в архаическом значении «хороший, ценный, нужный,
полезный, годный».
В структуру личности также включаются особенности харак+
тера. Характер человека проявляется прежде всего в его отноше+
нии к другим людям. Колдун довольно часто одинокий человек;
так, племянница колдуна, оставшаяся в «бобылках», просит его
передать силу именно ей4. Колдуны угрюмы, суровы в обраще+
нии с людьми. Они нелюдимы, их характеризуют следующим
образом: «живет как бирюк (волк)», «как медведь в берлоге», + то
есть приписывают черты животных. Образ жизни колдуна связан
с представлениями о его маргинальном положении в обществе.

136
Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН
http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/5-88431-126-6/
© МАЭ РАН
Знахари, наоборот, нередко семейные люди, зачастую знахар+
ками становились для того, чтобы лечить многочисленных детей,
внуков. Их характеризует общительность, открытость, приветли+
вость, доброжелательность.
Колдун груб с окружающими, склонен к ссорам, часто ругает+
ся с односельчанами + «собачится». В народных представлениях,
грубость + не только невежливость, дерзость, но и враждебность,
причинение обиды, вреда, ущерба; ссора + это взаимное проявле+
ние враждебности, чаще всего связанного с коварством колдуна.
Эти же черты колдуна проявляются и на уровне внутрисемейных
отношений. Нередко колдунья бьет мужа и детей, когда она с ними
наедине, но в присутствии посторонних она ведет себя сдержано и
ласково.
Как показывают наши полевые исследования, в современ+
ной русской деревне нередко именно личностные черты – злоб+
ность, склонность к конфликтам и ссорам, грубость, двулич+
ность – служат поводом для обвинения в колдовстве какой+либо
местной жительницы.
Колдуна нередко характеризуют как хитрого человека. Хит+
рость + сложное понятие: это и уловка, и обман, и умение делать
что+то, а также «тайное» знание, архаическая основа представ+
лений об обмане + «волшебная, колдовская сила». О знахаре
говорят как о «простом» человеке (в значении «простодуш+
ный», «искренний»).
Колдун кичится тем, что он обладает «тайным» знанием, он
держится с окружающими высокомерно, надменно, спесиво; так,
в судебном деле XVIII в., по Мезенскому: «Люди они (братья Сал+
мины – колдуны. + Н.М.) были зажиточные, но очень гордые, одно+
сельчане их не любили»5; «На своих земляков смотрел (колдун. +
Н.М.) свысока, те в свою очередь его не любили»6. По народным
представлениям, гордость, точнее гордыня + самовозвышение пу+
тем унижения окружающих, связана с представлениями о нечи+
стой силе: «В убогой гордости дьяволу утеха», «Во всякой гордос+
ти черту много радости»7.
Колдун нередко использует свои знания в корыстных целях и
требует за это плату. Знахаря, наоборот, отличает добросовестное
отношение к профессиональным навыкам. Он нередко лечит бес+
корыстно, он считает, что помогать + это его долг. Нередко тот
знахарь, который передает свои знания, оставляет наказ: «Ты ни+
когда не отказывайся». Знахарь и повитуха обычно приходили на
помощь безотлагательно, в любое время, днем и ночью. Колдун
зачастую отказывается помогать окружающим, когда к нему об+
ращаются с какой+либо просьбой (например, отыскать вора или

137
Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН
http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/5-88431-126-6/
© МАЭ РАН
найти пропавшее животное), или делает это неохотно, заставляет
упрашивать себя, «ломается».
Колдун часто характеризуется как бессовестный, тогда как
знахарь совестлив. По народным представлениям, совесть + вмес+
тилище нравственных чувств, первоначальное значение этого сло+
ва + «совместное знание», позднее + «сознание».
Одна из важнейших потребностей колдуна + потребность влас+
ти. Зачастую человек становился колдуном, чтобы получить власть
над окружающими. Распространенный мотив мифологических
рассказов + демонстрация колдуном своей силы. Демонстратив+
ный характер деятельности колдуна связан с тем, что он стремит+
ся к славе, почету и уважению, чтобы занять более высокое место
в на иерархической лестнице в сельском сообществе. Например,
колдун превращается в щуку и гонит рыбу в сети односельчан:
«Делал это, чтоб, значит, его уважали»8.
Требовать оказания почета и уважения («ему в чести надо быть»)
колдуну позволяло обладание «тайным знанием». Отношения кол+
дуна с крестьянами напоминают вассальные, при которых честь
воздается снизу вверх. Честь (от «часть») по отношению к колдуну
имеет значение и материального дара, и духовной ценности, побе+
ды. Слово «уважение» восходит к польскому uwazac – «быть вни+
мательным, наблюдать». Иначе говоря, колдун требует правиль+
ной оценки его достоинств и знаний со стороны окружающих,
при этом честь + оценка достоинств колдуна окружающими на фоне
других субъектов, тогда как уважение + это оценка его самого.
Колдун самолюбив и тщеславен, он высоко оценивает свои спо+
собности, считает, что ему подвластно все на свете; так, он уверяет,
что может оживить мертвого: «Захочу + и мертвого подниму этой
водой... только у вас состояния не хватит со мной расплатиться»9.
Колдун хвастлив: «Степка Колдунчик хвастался, что с чертями
знается»10; колдун Григорий после того, как кого+то испортит,
«хвалится», обещает «испортить насмерть»11. Народное отношение
к хвастовству ироничное: «Хвастливое слово гнило». Знахарь, на+
оборот, скромен в оценке результатов своей деятельности, нередко
признает, что его действия не принесут результата: «крепко сде+
лано, мне не отладить».
Некоторые черты характера проявляются в отношении к ве+
щам, собственности. Колдун жаден, все время что+то просит и не
хочет отдавать, «что возьмет, не отберешь»: у него «к рукам при+
липает». Жадную колдунью характеризуют так: «Бей по рукам,
не выпадет». С жадностью колдуна связано поверье о том, что с
вещью можно отдать счастье, достаток, здоровье.
Колдун нечистоплотен, он нередко живет в грязной темной
затхлой избе, тогда как знахарь + в чистой светлой, пахнущей ду+
шистыми травами.
138
Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН
http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/5-88431-126-6/
© МАЭ РАН
Колдун склонен к излишествам; так, он злоупотребляет алко+
голем, ему нередко платят водкой за услуги, на свадьбах его поят
допьяна, то есть водка выступает в качестве дара. В народном со+
знании пьянство связывается с деятельностью нечистой силы: «до+
питься до чертиков», «вина напиться + бесу предаться», «в пьяном
бес волен». У колдуна нередко много любовниц. В начале 90+х гг.
в одной из деревень на Пинеге нам рассказывали о бывшем пред+
седателе колхоза, которого считали колдуном (нам показали его:
и в 70 лет это был властный жесткий эффектный старик). Его
сексуальным домогательствам подвергались многие колхозницы.
Показывали и одну из жертв, посмевшую отвергнуть его, после
чего, как считают односельчане, он наслал на нее порчу: у жен+
щины отсохла рука.
Колдуна характеризуют как храброго человека: «не робкого
десятка». Его храбрость проявляется во время прохождения обря+
да инициации, когда он впервые сталкивается с мифологически+
ми персонажами + помощниками, и в соперничестве с другими
колдунами. Однако отношение к храбрости колдуна неоднознач+
ное, по поверьям, «ему черти помогают». Храбрость колдуна +
неоправданное, бесшабашное поведение: «Ему сам черт не брат».
Вместе с тем окружающие восхищаются отсутствием страха у
колдуна перед властями. Колдун может смеяться над представи+
телями власти, когда они пытаются запретить ему заниматься
магическими практиками. Обычно это выражается в том, что с
официальными лицами происходят чудесные вещи; например, во
время экспедиции в Карелию в 2004 г. нам рассказывали о мест+
ном колдуне, которого в 50+е гг. пыталась арестовать милиция. С
представителями власти происходили чудесные вещи, например,
улетало оружие и портупея, им показывались мертвецы; и они,
посрамленные, испытывая страх и стыд, отправились восвояси. По+
вествовали информаторы об этом, не скрывая уважения перед храб+
ростью колдуна.
В соответствии с представлениями христианской религии мно+
гие особенности личности колдуна являются страстями, порока+
ми. Так, к телесным страстям, по мнению богословов, относятся
блуд, распутство, обида, пресыщение и пр.; к душевным страстям
+ гнев, досада, дерзость; к мыслительным + неверие, злость, ковар+
ство, презрение, хвастовство, притворство и др.
По народным представлениям, хорошее – это соответствую+
щее норме, добро – «как то, к чему все стремится». Хорошее
значит соответствующее идеализированной модели макро+ или
микромира, осознаваемой как цель бытия человека, а следова+
тельно, и его деятельности; плохое значит не соответствующее
этой модели по одному из присущих ей параметров»12. Многие

139
Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН
http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/5-88431-126-6/
© МАЭ РАН
черты личности знахаря воспринимаются как соответствующие
идеальной норме традиционного общества, а колдуна – как не
соответствующие ей.
***
1
Мазалова Н.Е. Традиционные представления о добре и зле и маги+
ческие практики русских «знающих» // Радловские чтения–2004. СПб.,
2004.
2
Wright C. von. The varieties of goodness. N.Y.; L., 1963. Р. 43.
3
АМАЭ. Ф. К+1. Оп. 2. № 1560. Л. 35. Архангельская обл., Шен+
курский р+н.
4
Никитина Н.А. К вопросу о русских колдунах // Русское колдов+
ство, ведовство, знахарство. СПб., 1994. С. 183.
5
Беляев И.С. Икотницы и кликуши: К истории русских суеверий /
/ Русская старина. 1905. Т. 122. С. 146.
6
Там же. С. 153.
7
Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. СПб.;
М., 1912. Т. 1. Стлб. 933.
8
Добровольская В.Е. Народные представления о колдунах в неска+
зочной прозе // Мужской сборник. Вып. 1. Мужчина в традиционной
культуре. М., 2001. С. 99.
9
Попов Г. Русская народно+бытовая медицина. СПб., 1903. С. 84.
10
АМАЭ. Ф. К+1. Оп. 2. № 1560. Л. 35. Архангельская обл., Шен+
курский р+н.
11
Весин Л. Народный самосуд над колдунами // Северный вестник.
1892. № 9. Отд. 2. С. 71.
12
Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. М.: Языки русской куль+
туры, 1998. С. 181.

Н.В. Майкова

Стебли и лубяное волокно растений


в традиционном японском текстиле

Богатая флора японского архипелага с древности обеспечивала


японцев всем необходимым для жизни + пищей, домом (включая
ширмы для организации пространства помещения, циновки, ку+
хонную утварь, мебель и предметы быта), одеждой и обувью, ору+
диями труда (рыболовными и сельскохозяйственными), средства+
ми передвижения, лекарствами и пр.
В японском текстиле используется большое количество расте+
ний, стебли которых содержат лубяные волокна. Некоторые виды
(коноплю, рами, ситник) культивируют специально с целью полу+
чения волокон. В ряде случаев растение выращивают для других
целей (например, рис – основа питания), но в текстиле находят
применение побочные продукты его обработки (стебли и пр.). Кро+

140
Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН
http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/5-88431-126-6/
© МАЭ РАН