Вы находитесь на странице: 1из 65

http://var.3dn.

ru/

1
http://var.3dn.ru/

Сообщение о королевстве Конго


и окружающих странах,
записанное со слов и рассказов
португальца Дуарте Лопиша
Филиппо Пигафеттой,
в Риме, 1591 г.
Перевод – Aspar (aspar@feosky.net), 2012.
Выполнен по изданию: A Report of the Kingdom of Congo and the surrounding countries. London, Gilbert and Rivingston.
Transl. M. Hutchinson.

"Там лежит королевство Конго, великое и сильное, Уже ведомое нами по пути Христа, Где
течет Заир, прозрачная и длинная река, Поток, неведомый людям прежних лет"
(Камоэнс, Лузиады, V.13)

Содержание

КНИГА ПЕРВАЯ КНИГА ВТОРАЯ


Глава I. Путешествие из Лиссабона в королевство Конго. Глава I. О местоположении столицы королевства Конго.
Глава II. О климате королевства Конго и цвете кожи его обитателей. - Глава II. О начале христианства в Конго; и о том, каким образом
О ветрах, дожде и снеге на побережье страны. - О телосложении и португальцы забрали в свои руки торговлю с этой страной.
наружности людей этой страны. Глава III. О смерти короля дона Жуана, первого христианского
Глава III. О цвете кожи детей португальцев, чьи матери - уроженки короля. - О восшествии на престол его сына, дона Афонсу, и войне
Конго. против его брата. - О свершившихся чудесах и обращении этих людей в
Глава IV. Об окружности королевства Конго, и частях, на которое оно христианство.
подразделяется, и о его границах. Глава IV. Смерть короля дона Афонсу, и восшествие на престол дона
Глава V. О северной части королевства Конго, и о ее границах. Педро. - Первая колонизация острова Св.Фомы. - О епископе,
Глава VI. О восточной границе королевства Конго. отправленном туда, и о других значимых событиях, связанных с
Глава VII. О южной и западной границах королевства Конго. религией. - О смерти их королей вследствие заговора португальцев, и о
Глава VIII. О протяженности королевства Конго, находящегося под знати Конго. - Как королевская династия вымерла. - Изгнание
властью короля в наши дни, согласно вышеупомянутым четырем португальцев.
делениям. Глава V. Вторжение в королевство Конго народа, именуемого жага. -
Провинции королевства Конго. Их обычаи и оружие. - Захват столицы.
Животные королевства Конго. Глава VI. Король Португалии отправляет помощь и посла к королю
Глава IX. О провинции Сонго, в которой течет река Заир, и о Лоанго. Конго. - Последний отказывается уведомить короля Португалии о
Глава Х. О третьей провинции, называемой Сунди. рудниках, но в то же самое время отправляет послов в Испанию, чтобы
Глава XI. О четвертой провинции, называемой Панго. они доставили (королю Испании) образцы металлов из копей и
Глава XII. О пятой провинции, называемой Батта. попросили прислать священников. - События, которые последовали за
Глава XIII. О шестой и последней стране, называемой Памба. этим. - Клятва Дуарте Лопиша.
Глава VII. О дворе короля Конго. - Об одежде людей Конго до и после
того, как они стали христианами. - О королевском столе и манерах
двора.
Глава VIII. О странах, лежащих за королевством Конго по
направлению к мысу Доброй Надежды и реке Нил.
Глава IX. О королевстве Софала.
Глава Х. Об остальной части морского побережья до Красного моря. -
О королевстве Пресвитера Иоанна и его границах. - О знаменитой реке
Нил и ее истоках.
Посвящение первоначальной карты и т.д.

2
http://var.3dn.ru/

Предуведомление к русскому изданию

В рассказе Г.Ф. Лавкрафта «Картина в доме» имеются следующие строки (в переводе О.


Мичковского):

Когда я раскрыл ее на титульном листе, удивление мое значительно возросло, ибо


передо мной лежало не что иное, как редчайшее издание отчета Пигафетты
(Итальянский путешественник, участник и историк экспедиции Магеллана о землях
Конго, составленного им на латыни на основе записок мореплавателя Лопеса и
отпечатанного в 1598 году во Франкфурте. Я был немало наслышан об этом издании,
украшенном оригинальными иллюстрациями работы братьев де Брю, и на время
позабыл о своих тревогах, охваченный нетерпеливым желанием перелистать
страницы книги. Рисунки и впрямь оказались весьма любопытными. Делая их,
художники руководствовались довольно поверхностными описаниями и были
вынуждены восполнять недостающие детали за счет собственного воображения, в
результате чего негры, например, у них вышли светлокожими и с кавказскими
чертами лица. Вероятно, не скоро бы я закрыл эту книгу, не будь здесь одного, на
первый взгляд, пустякового обстоятельства, которое подействовало на меня
угнетающе и вновь пробудило прежнее ощущение беспокойства. Обстоятельство
это заключалось в том, что книга как бы по собственной воле снова и снова
pacкрывалась на одной и той же картинке под номером 12, где была изображена во
всех отвратительных подробностях лавка мясника у каннибалов Анзикейских племен.
Мне самому было стыдно, что я так нервничаю из-за какого-то пустяка, но рисунок
вывел таки меня из равновесия, особенно после того, как я прочел пояснительные
строки, в которых излагались некоторые особенности анзикейской кухни.

На самом деле де Брю не братья, а книгоиздатели – отец Теодор де Брю (1528-1598) и сын Джон
Теодор де Брю (1561-1621). Да и иллюстраций эта книга не содержит…
Тем не менее, она привлекает каждого, кто в той или иной мере интересуется Культом Альяха.
Привлекает не только в виду вышеприведённого отрывка из Лавкрафта, но и многочисленными
слухами, кои плодят «Мифы Ктулху», о том, что яко бы в этой книге содержатся описания
водных чудовищ.
Действительно, анзикейский каннибализм можно списать на справление ритуальных нужд,
вроде тех, что описаны в «Трапезе Храбрых», а пространные намёки на водных монстров можно
списать на присутствие в Африке Отродий Древних Богов.
Можно додумать и многое другое… Например, некоторые всерьёз считают, что из «Описания
королевства Конго» некие злыдни изъяли самые тайные кровожадные места, напрямую
заявляющие о причастности негров к Культу Альяха…
Но давайте не будем фантазировать, и прочтём в этой книге именно то, что в ней действительно
написано. Какой бы правда ни была, она всегда мила своей истинностью. И будет жаль, если кто-
то этого не оценит, ибо из достоверных исторических сведений подчас можно извлечь для
понимания и для практики Традиции Древних намного больше, чем из мифов и домыслов.

Девин,
член совета альянса «El Sosh Var!»
12 октября, 2013.

Предисловие

Последние 25 лет приподняли завесу, скрывавшую большую часть африканского континента.


Благодаря трудам многих путешественников, последовавших по стопам Ливингстона, Черный
Континент, о котором мы знали так же мало, как его жители знали о нас, выступил наконец из

3
http://var.3dn.ru/

окутывающей его тени. Мы многое узнали о физических характеристиках местности, и о


характере племен, с которыми вступали в контакт исследователи, но мы узнали также, что многое
из того, что представлялось для нас новым, мы, по сути, открывали повторно.
Карты XVI в. прекрасно иллюстрируют уровень знаний того времени. Если мы сравним их с
картами начала XIX столетия, то без труда увидим, как много этих знаний было утрачено, хотя
самые недавние исследования доказали, что они содержат много истинных сведений.
Перевод, который мы теперь предлагаем вниманию читателей, позволит получить
представление о той информации, которая имелась об Африке в Европе в XVI в., о и характере
людей, которые ее раздобыли. Но его значимость заключается не только в этом. Он может
поспособствовать исследованиям в области так долго остававшейся в пренебрежении части
истории; и, возможно, изыскания, проведенные в библиотеках Португалии и Испании, смогут
пролить еще больше света на состояние Центральной Африки в то время, и на природу
португальского управления ею; и, возможно, дадут некоторые ответы на вопросы о том, как было
организовано это управление, и как оно было утрачено. Такие вопросы не могут не вызвать
интерес в любой стране, которая имела или имеет владения в Африке. Если нам удастся узнать,
при помощи каких средств была установлена эта власть - либо вследствие преднамеренных
действий лиссабонского правительства, либо благодаря усилиям португальцев, осевших в глубине
страны, - такая информация будет весьма интересна. Кроме того, португальское владычество
исчезло и было полностью забыто, не оставив после себя никаких следов, кроме индейской
кукурузы и табачных плантаций. Мы бы с радостью приветствовали любую информацию,
позволившую судить о том, были ли бразды правления натянуты слишком туго и вследствие
этого лопнули, или же они попросту выпали из ослабевших рук правителей, которые слишком
небрежно относились к своим обязанностям.
Отчеты о путешествиях Дуарте Лопиша в передаче Пигафетты вносят ценный вклад в
расширение наших сведений о знаниях, существовавших тогда в Европе. Они также представляют
дальнейшую информацию об активности, проявляемой Ватиканом и Лиссабонским двором по
части отправки миссионерских экспедиций в Африку; но они не сообщает нам ничего, то могло
бы объяснить, почему во внутренних частях страны в наши дни не осталось никаких следов этих
подвижнических усилий.
Перевод, и сопутствующие примечания, позволяют мне избежать ссылок на кропотливые
изыскания и длительные исследования, которых они потребовали. Эта работа была выполнена по
доброй воле, и найдет свою награду, если пополнит собрание материалов по истории Африки,
которые пока еще не были записаны.

Введение

Труд Филиппо Пигафетты впервые привлек мое внимание летом 1878 г. Я помогала своему
мужу в подготовке краткого труда об Африке, который он назвал "Затерянный континент и его
повторное открытие", и возникла необходимость изучить, по мере возможности, источники о
взаимоотношениях Африки с европейскими нациями. Работа м-ра Мэйджора - "Принц Генрих
Мореплаватель", "Земли Казембе" капитана Бёртона и перевод "Доктора Ласерды"; и перевод
"Хроники Мозамбика", сделанный капитаном Элтоном, показали нам ту важную роль, которую
сыграла Португалия в Тропической Африке. Но с нашим автором, Пигафеттой, мы тогда еще не
столкнулись.
Каждый изучающий африканскую библиографию, естественно, знаком с этой работой по
названию, но немногие в то время имели возможность самостоятельно ее проштудировать. Как
можно увидеть по указанию в библиографическом примечании, работа Пигафетты была очень
скоро после своего издания переведена на английский язык Абрахамом Хартвеллом, ректором
Тоддингтона, Бедс, и посвящена архиепископу Уайтгифту. Это причудливое посвящение я
привела на странице 23. Перевод Хартвелла лег в основу той же части "Пилигримов" Пёрчаса, и
"Сообщений об Африке" Джона Огильви. Еще более интересно то, как этим переводом
воспользовался Даниэль Дефо. Один писатель в "Журнале Макмиллана" в 1878 г. приводит отчет
о примечательных "Путешествиях капитана Сингльтона", и выражает свое удивление, что в этой

4
http://var.3dn.ru/

книге еще в 1791 г. были предвосхищены открытия Стэнли. Очевидно, не подозревая о


существовании нашей работы, он выдвинул предположение, что Даниэль Дефо был лично знаком
с каким-то португальским путешественником. Но для любого, кто прочитал оба произведения,
становится очевидным, что Дефо провел своего героя через сцены и окружил его событиями,
которые описал Лопиш на страницах отчета Пигафетты. В последнем издании "Британской
энциклопедии" утверждается, что в докладе, прочитанном в 1863 г. на заседании Бомбейского
филиала Азиатского Общества, д-р Бёрдвуд дал удивительное предвосхищение недавних
открытий в Африке, содержавшихся в повествовании капитана Сингльтона. Тем не менее, не
хотелось бы допустить, чтобы работа Пигафетты - как в итальянском оригинале, так и в переводе
Хартвелла, оставалась чрезвычайно редкой; и мы обязаны любезности Королевского
Географического общества за разрешение получить доступ к итальянскому экземпляру,
находящемуся в его владении. По мере работы над переводом было обнаружено так много
интересного, что, по просьбе сэра Г. Фауэлла Бакстона, было решено перевести всю работу для
личного использования. Тем не менее, мы подумали, что книга, с определенными объяснениями и
примечаниями, будет представлять интерес для широкого круга читателей, вследствие чего она и
приобрела свой настоящий вид. При ее подготовке к изданию нам пришлось уделить немало
времени для консультации и проверки источников, и переводчик просит читателя проявить
благосклонную терпеливость, поскольку до сих пор чувствует, что для подтверждения
достоверности всего ее содержания требуется более опытная и поднаторевшая рука. При
внимательном чтении работы и изучении приложенной к ней большой карты, составленной
Лопишем, стало очевидно, что определенная значительная часть информации была получена из
других источников, но в силу нашего недостаточного знакомства с документами на
португальском языке мы не смогли удовлетворительно выяснить, из каких именно. К счастью,
однако, в то самое время, когда мы занимались этим вопросом, необходимые нам материалы были
подготовлены более компетентными специалистами, и приведенные ниже извлечения из
"L`Hydrographie Africaine" м-ра Лузиано Кордейро показывают, кем были авторы, у которых
многое позаимствовал Лопиш.
Лионское Географическое Общество обратилось за информацией в Географическое Общество
Лиссабона. Ответ М. Кордейро приобрел форму очерка; он пишет следующее:
"Милостивый государь!
Географическое общество Лиссабона было приятно удивлено, узнав, что Географическое
Общество Лиона проявило интерес к трудам по исследованию земного шара, которые в течение
многих лет оставались забытыми в главной библиотеке вашего города.
На этом глобусе, согласно Вашему письму от 23 февраля 1878 г., и на которое наше Общество
поручило мне ответить, местоположение африканских озер приблизительно совпадает с тем, где,
как стало известно благодаря недавним географическим открытиям, они находятся в
действительности.
Будучи убежден, что португалец Дуарте Лопиш своими путешествиями по Центральной Африке
внес весомый вклад в предоставление доминиканцам, которые изготовили Лионский глобус (на
котором содержится дата - 1701 год), той информации, которая позволила им сделать его, вы
желали бы получить работы Дуарте Лопиша или, еще лучше, полный отчет о путешествиях
португальцев, которые в конце XVII в. разработали вплоть до определенного пункта теорию,
которая жива и по сей день, относительно гидрографической системы Африки и истоков Нила,
теорию, с которой раньше вела яростную борьбу по этому последнему пункту Французская и
другие академии.
Наше Общество с большим удовольствием попытается помочь Вам в Ваших интересных
исследованиях, а также предоставить в Ваше распоряжение всю историческую и географическую
информацию, которую можно получить по указанным Вами пунктам. Тем не менее я, к
сожалению, не в состоянии прислать Вам работы, или, лучше сказать, работу Дуарте Лопиша,
или, более точно, Филиппа Пигафетты, поскольку она является настолько редкой, что лично мне
известно о существовании всего двух экземпляров на португальском языке, да и те изданы с
сокращениями и принадлежат правительству...

5
http://var.3dn.ru/

Сбор полной информации, которую вы запросили, относительно португальских путешествий по


Африке до XVIII в., потребовал бы по необходимости очень больших трудов. Для того, чтобы
удовлетворить Ваше непосредственное желание по этому вопросу, я вынужден ограничиться,
следовательно, предоставлением Вам по пункту, занимающему Ваше внимание в данный момент,
тех подробностей, которые мне удалось собрать в кратчайшие сроки...
Несомненно, я могу приписать совершенному незнанию нашего языка и нашей географической
литературы, посвященной Африке, незаслуженное утверждение выдающегося географа,
монсеньора Петерманна, который говорил, что "труды португальцев по исследованию Африки -
пустое место, и их сведения неполные и неточные"... Вы, несомненно, знаете, милостивые
государи, что именно в Португалии в XIV в. началась длительная и трудная кампания открытий
Африки для науки, цивилизации и торговли, и что она проводилась с рвением, которое, возможно,
навсегда осталось непревзойденным. Если инфант дон Энрике стоял у истоков открытий, то
король дон Жуан II (1481-95) был подлинным инициатором исследований внутренней части
Африки. Один из его главных замыслов заключался в том, чтобы сделать известными глубинные
районы африканского континента, открыть путь через всю Африку до Индийского океана и
найти, фактически, в тех обширных пространствах то, что называли тогда империей Пресвитера
Иоанна. С этой целью были отправлены многочисленные экспедиции, так что португальцы
смогли открыть новые участки побережья и обосноваться там; и достойные доверия люди должны
были, по приказу этого блистательного монарха, остаться жить среди туземцев, чтобы установить
с ними дружественные отношения и проникнуть вглубь материка, руководствуясь их указаниями,
равно как собрать информацию о людях и местности тех краев. Наряду с этим замыслом, король
питал неослабное рвение к распространению христианской веры, и отдавал предпочтение тем
миссионерам, которые имели познания в области математики. Но еще до этого наша нация дала
современной африканской истории первого европейского исследователя - Жуана Фернандиша
(1445). Среди других экспедиций я особо упомяну Перо д`Эвору и Гонзало Эанниша в Тукераль и
Тимбукту, Мема Родригеша и Перо д`Астуниги в Тимбукту и к Темаме, королю фуллахов;
Родриго Ребелло, Перо Рейнело, Жуана Нолласа в первый раз, и затем, в 1534 г., в сопровождении
Барруша и Перо Фернандиша вглубь Сенегамбии, в страну, называемую Мани-Манта - Мани-
Мана, которую Лопиш помещает в верховьях Нигера; Родриго Рейнеля, Диого Бергеси и Гонзало
д`Антаса в Хуадем в Адраре; Лукаса-абиссинца, на восточном побережье, в страну Мосес,
которая предположительно находилась на границах Абиссинии, или Нубии; Жуана Лореншу,
Висенте Аннеси и Жуана Биспо и других в Сонгай и различные внутренние области страны
мандинго и фуллахов. И в этом месте я могу добавить, что мы располагаем очень старыми и
весьма интересными работами, относящимися к экспедициям через Сенегамбию и во внутренние
части Африки. Одна из них, написанная умным исследователем, капитаном Андре Алваришем
д`Алмейдой, датируется второй половиной XVI в...
Если бурные события правления Жуана II, и, позже, открытие Индии, отчасти ослабили интерес
к африканским открытиям, то, с другой стороны, увеличение количества португальских
поселений на этом материке дало толчок, под влиянием коммерческих и религиозных стимулов,
замечательным исследованиям, которые продолжались, почти без перерыва, до наших времен. Я
могу особо упомянуть путешествие Перо Гонзало де Силвейры вглубь Мономотапы, в 1560 г.;
Франсишку Баррето и Васко Фернандиша в Чикову и Маннику (1570-72); Лопиша вглубь Конго;
и Ребелло де Арагао в королевство Анголу, которое было одним из первых [португальских]
завоеваний. В XVI и XVII вв. другим важным источником информации о внутренних частях
Африки стало наше обширное мореплавание, и большое число кораблекрушений, которые
произошли на африканском побережье. Моряки, потерпевшие кораблекрушение, часто довольно
долго оставались среди туземцев, сопровождая их в дальних походах. Уже в 1521 г. король
Португалии отправил исследователя по имени Грегорио де Содра в Конго, поручив ему пересечь
континент до самой Абиссинии; и в 1526 г. португалец Бальтазар де Кастро, который некоторое
время жил в Анголе, довел до сведения короля Португалии новости из Конго об экспедиции,
снаряженной для открытия главного истока этой реки, и просил доверить ему руководство ей. В
1537 г. другой португалец, Мануэль Пашеку, который, очевидно, хорошо знал страну Конго,
написал об аналогичном проекте... Следует обратить внимание на две детали: 1) что с 1516 г.

6
http://var.3dn.ru/

король Конго стал вассалом Португалии; 2) что к моменту поселения португальцев в Конго и
Анголе первое из этих королевств простиралось на юг и восток значительно дальше, чем
территория, которая носит это название в настоящее время.
Давайте вернемся к нашему предмету и посмотрим, какое представление об основных элемента
гидрографии Африки сложилось в португальской географии XVI в., или же, какие воззрения на
эту тему можно извлечь из письменных источников.
На карте "L`Insularium Illustratum" Генриха Мартелла Германа, которая отображает
португальские открытия на западном побережье Африки вплоть до 1489 г., гидрография Нила
воспроизводит ту схему, которую дал ей Птолемей, но Рио Подеросо, которая впадает в
Атлантический океан, расширяясь у устья, около "pota de padron", исчезает оттуда и достигает
одного из центральных нильских озер. Эти озера питаются водными потоками с Лунных гор,
расположенных в середине континента.
На знаменитом портулане Хуана де ла Косы (1500) мы видим большое озеро к югу от экватора,
откуда берет свое начало Нил и течет прямо на север, не имея никакой связи с двумя меньшими
озерами к востоку и северо-востоку одно от другого. Дуарте Пашеку Перейра, который, как
считают, писал в 1505 г., и который отправился в Индию с Афонсу де Альбукерке, утверждает, в
интересном морском трактате, что исток Заира находится в неких горах в 50 лигах от побережья,
но что он становится полноводным вследствие впадения в него других рек. Он утверждает, что
Нил берет свое начало к югу от экватора, что он образует два озера около своего истока и
подразделяется на два рукава, которые, сливаясь снова, образуют остров Мероэ. Он утверждает,
также, относительно Нигера, что его русло длинное, а истоки неизвестны, но, как полагали, он
берет свое начало из озера Нила, около Томбукту.
В середине XVI в., когда португальская колонизации Африки существенно расширилась, на
карте Диого Омема (1558) Нил изображен вытекающим тремя главными рукавами из трех озер,
два из которых находятся в середине Эфиопии, между тропиком Козерога и экватором, и почти на
одной и той же параллели; третье - под экватором к северо-западу от других, и около побережья
Малинди, на границах империи Пресвитера Иоанна.
На одной из карт интересного атласа, составленного в 1563 г. португальцем Лазаро Луишем,
можно увидеть большое озеро, показанное на одно широте с королевством Куилоа, из которого
вытекает двумя рукавами река Куама, или Замбези, и течет в юго-восточном направлении; на юго-
востоке - река Манхифе, и на юг - другая, безымянная река, впадают в Ложную бухту.
На красивой кате мира Фернана Ваш Дорадо, вычерченной в Гоа в 1571 г., представлены те же
характерные детали, с некоторыми современными модификациями".
Следующая карта, на которую обращает внимание М.Кордейро, - это карта Дуарте Лопиша,
которая описана в Примечании. Затем он переходит к тексту географов.
"Один из старейших и наиболее интересных источников информации, которой мы располагаем
о Восточной Африке, - несомненно, происходит от Франсишку Алвариша, капеллана короля
Португалии и уроженца Коимбры, который отправился в Абиссинию в 1520 г. вместе с доном
Родриго де Лима. Еще до этого Перо де Ковильян проник дальше и, согласно Алваришу, даже
побывал у истоков Нила в королевстве Годжам. Некоторые португальцы, сопровождавшие
Алвариша, - Жорже д`Абреу, Диого Фернандиш, Афонсу Мендиш и Алваренга - сопровождали
Пресвитера Иоанна в экспедиции в королевство Адеа, и дошли почти до Могадошо...
Когда Барруш в 1552 г. опубликовал свои "Декады", наша империя уже простиралась вдоль
всего африканского побережья, от Гвинеи до устья Красного моря, и центры португальской
колонизации и исследований на Эфиопском континенте были уже многочисленными и весьма
активными. Связи с внутренними областями материка также поддерживались от побережья до
далеких глубинных районов, и в основе полученной таким образом напрямую или косвенным
путем информации неизбежно должны были лежать ценные сведения. При всех их различиях в
других вопросах, эти отчеты, по-видимому, сходились в одном общем пункте, и им было
существование большого внутреннего озера или, скорее, цепи больших озер, откуда брал свое
начало либо Нил, либо Заир, либо Замбези...
С юго-восточной стороны, представление о существовании большого внутреннего озера, с
несколькими реками, вытекающими из него и впадающими в море на побережье, можно

7
http://var.3dn.ru/

датировать первыми сношениями португальцев с туземцами, обитавшими вокруг залива, который,


в честь своего исследователя Лореншу Маркиша, получил имя этого мореплавателя, вместо бухты
Лагоа, которое сохранилось в английском языке под искаженным названием "бухта Алагоа". В
одном труде XVI в. мы находим утверждения о связи течения Верхнего Нила с Голубым Нилом,
и, также, о том, где берет начало этот последний (в озере Тана). Это - краткая история Мигеля де
Каштаньозы, который был участником знаменитой экспедиции дона Криштована да Гамы в
Абиссинию. Современник Каштаньозы, дон Жуан Бермудиш, который побывал в тех областях в
тот же самый период (1565), писал: "Мавританский король (Зейлы) живет в королевстве,
называемом Дембия, которое пересекает Нил, образуя там озеро в 30 лиг длиной и 5 Ґ шириной. В
этом озере есть несколько островов". Это - озеро Тана. По поводу его Бермудиш утверждает, что
"это озеро - не то, из которого вытекает Нил, поскольку река берет свое начало значительно
дальше, более чем в 200 милях выше Дамуте". Следует заметить, что Бермудиш жил в Дамуте,
занимаясь миссионерской деятельностью...
В 1578 г. в Африку отправился один португалец, который, благодаря своему развитому
интеллекту, своему упорству в опровержении ошибочных географических представлений его
времени, и энтузиазму, с которым он занимался изучением внутренних областей великого
континента, был не столько авантюристом, сколько настоящим исследователем, одержимым
желанием узнать и открыть таинственное сердце Африки. Этим португальцем был Дуарте Лопиш.
Его открытия, естественно, вызвали меньшее удивление в Португалии, чем в остальной Европе.
Незадолго до выхода в свет "Сообщения" Лопиша-Пигафетты, по Восточной Африке, например,
путешествовал Жуан душ Сантуш, и скорректировал некоторые материалы, содержавшиеся в нем.
В то же время остается фактом, что Лопиш, с присущим ему талантом наблюдателя, создал одну
из самых замечательных карт Африки. Все, кто видел эту карту, подлинное достижение
африканской картографии, воздавали должное ее гидрографии ее центральных областей,
превосходно изложенной в ее основных чертах...
Из сказанного выше очевидно, что основные представления португальской географии в XVI в.
можно подытожить следующим образом:
1. Все большие реки Африки - Заир, Замбези и Нил - вытекают из озер и имеют общее начало;
отсюда возникло предположение о том, что эти реки, или озера, из которых они вытекают,
связаны общей центральной водной артерией, текущей с севера на юг, подобно Луалабе на
современных картах.
2. Коррекция географии Птолемея: появление двух больших центральных озер, вытянутых с
севера на юг, вместо других озер на северо-востоке, на экваторе или рядом с ним; истоки главных
рукавов Нила и других также текут с севера на юг и запад, что объясняет образование Нигера, или
Касаи, или Кванго.
3. Удлинение течения Заира к экватору и в южном направлении, его первый исток в южном
озере, или его тождество с центральной рекой, текущей с юга на север (Луалаба).
4. Приблизительное положение бассейна Нила, исчезновение "Нила черных", или его связи с
египетским Нилом. Вглядевшись в карту Лопиша, всякий может сказать: "Это северное озеро, под
12® ю.ш., не что иное как Бембе (Бангвеулу); дальше на север расположено озеро Танганьика;
Кальве - Укереве; Абьями - Абьяд, или Белый Нил, как Барцена - Бахр Тана; и Абагни - Абави,
или Голубой Нил; Такуй, или Нил, который вытекает из одного из центральных озер и впадает в
другое, - Луапала или Луалаба, которая, как думал также Ливингстон, была основным руслом
великой египетской реки; озеро Чинонда, около Линзамы, - Чад, и т.д. Может ли всё это умалить,
в какой бы то ни было степени, славу великих исследователей? Ни в коей мере..."
Мы полагаем, что м-р Мэйджер, один из почетных секретарей Королевского Геогрфаического
общества, был первым, кто обратил внимание на работу Лопиша, в докладе, прочитанном им в
июне 1867 г.
Списка источников, на которые ссылается выше М.Кордейро, достаточно, чтобы показать, что
португальские путешественники проникли вглубь континента почти со всех направлений.
Карта Лопиша показывает, как результат их наблюдений, те общие характеристики, которые
стали нам известны только после современных путешествий.

8
http://var.3dn.ru/

Неполное научное знание об этих ранних путешественниках помешало, однако, установить


точное местоположение совершенных ими открытий, и ввело их в заблуждение относительно
гидрографии континента, который представлен на их картах, и привело многих ученых к
предположению, что их сведения были в основном продуктом их собственного воображения.
Общий обзор путешествий и открытий португальцев в Африке подтверждает мнение тех, кто
считает, что труды современных путешественников могут быть справедливо охарактеризованы
как "Повторное открытие забытого континента".

Маргарет Хатчинсон

Посвящение первого английского переводчика

Сиятельному и преподобному отцу в Господе Джону, Божьей милости лорду-архиепископу


Кентерберийскому, примасу и митрополиту всей Англии, и одному из лордов
достопочтеннейшего Тайного Совета Ее Величества.
Преподобный отец, мой единственный добрый и сиятельный господин: по мере своих скромных
возможностей я преподношу Вашей Милости этот бедный и невзыскательный подарок, "in
auspicium nascentis armi", который, как я надеюсь, будет способствовать здоровью и
благополучию Вашей Милости (благодарение Богу). Это описание определенной Области или
Королевства в Африке, именуемого Конго, чье название пока малоизвестно в наших частях
Европы, равно как редко упоминается в любой из книг, которые были опубликованы об этой
Третьей части Старого Света. И поскольку в этом сочинении описывается не только природа и
население Моки-Конго, которые являются туземными обитателями и жителями Конго, вместе со
всеми произведениями и торговлей этой страны, что представляет собой очень подходящее и
приятное чтение, но также и религия, которую они исповедовали, и те средства, которые
соблаговолил изыскать Бог, чтобы обратить их из язычества в христианство, то я подумал, что
было бы хорошо ознакомить с ним моих соотечественников-англичан, дабы оно послужило
примером для тех храбрых сынов Англии, которые одержимы жаждой золота и завоеваний диких
и варварских стран, чтобы они пытались осуществить эти деяния не ради Золота и Серебра, и не
ради других преходящих или земных благ, но для того, чтобы они первыми могли узреть
Царствие Небесное и спасти много тысяч душ, которые всеобщий враг человечества все еще
держит во тьме невежества; и тогда все прочие блага сами в изобилии придут к ним, как то
произошло с португальцами в этом повествовании. Оно было написано Филиппо Пигафеттой,
итальянцем, и очень хорошим математиком, со слов некоего португальца Лопиша, вместе с двумя
картами, одной - именно Конго, а другой - Африки в целом, от 34® севернее экватора вниз по
побережью до мыса Доброй Надежды на юге, и опять же вверх по побережью до восточного
берега большого острова Мадагаскар, иначе называемого островом Сан-Лореншу, до острова
Сокотора, и затем до Красного моря, и от Египта вглубь страны к югу до империи Пресвитера
Иоанна. Я умоляю Вашу Милость принять этот мой скромный дар, и я не перестану молить
Господа Всемогущего, насколько мне позволят мои слабые силы, чтобы он даровал Вам много
добрых лет жизни, под счастливым правлением нашей всемилостивой королевы Елизаветы: как
обязана говорить церковь Англии. Аминь. Из вашего славного дома в Ламбехите, 1 января 1597 г.

Нижайший слуга и доверенное лицо Вашей Милости, Абрахам Хартвелл.

Посвящение Филиппо Пигафетты

Светлейшему и преподобнейшему монсиньору Антонио Миллиоре, епископа Св.Марка и


командору ордена Святого Духа.
В великий день наказания и воздания, наш Спаситель, из всех деяний, которые, как ожидается,
совершит человек в этом мире, не потребует отчета о тех, которые относятся к милосердию,
благотворительности и защите нуждающихся. И, поистине, представляется, что сострадание к
немощным и обремененным и оказание им покровительства, - чувства, присущие людскому

9
http://var.3dn.ru/

сердцу, и свойственное даже нецивилизованным нациям. Кроме того, бедняков можно встретить
везде, так что для их пользы строятся госпитали и общественные приюты. Все прочие [города] в
трудах такого рода превосходит город Рим, где, несомненно, воздвигнуто большое число
благотворительных учреждений и приютов для нуждающихся, чем не только в любом другом
городе, но и в любой другой части мира. Самый выдающийся среди госпиталей - тот, что
называется Госпиталем Св.Духа, и командором которого блаженной памяти папа Сикст V сделал
Ваше Преподобие, после вашего возвращения из города Св.Марка [Венеции], епископом которого
он ранее вас назначил. Этот мудрейший князь увидел, что учреждение нуждается в
попечительстве со стороны того, кто, помимо своего высокого рождения, отличается
благоразумием, умеренностью и знанием мира; и который смог бы также, в духе строгой
прямоты, добиться восстановления порядка в тех благотворительных учреждениях, которые, из-за
прежней нерадивости, пришли в состояние упадка, и установил бы в них с того времени порядок
и дисциплину. Ваше преподобное сиятельство отлично справилось с этой работой. И поистине, в
том сказался перст Провидения, что Его Святейшество возложил на Вас эту обязанность, не
только по причине вышеупомянутых дел, но также и потом, что в последующие несколько лет,
особливо же в настоящем году, разразился настолько сильный голод, что люди падали по
обочинам дорог, ослабев от недостатка пищи. И они собирались в этом госпитале в таком
множестве, приходя туда со всех краев, что никогда со времен его основания, даже во времена
моровых поветрий, невозможно вспомнить такого, чтобы возникала необходимость запереть
крыльцо, ведущее на улицу, для того, чтобы освободить место для постелей больных, которых
было не менее 800 человек. Невероятно возросло и количество подброшенных младенцев, причем
даже тех, что родились в законном браке, их матери, которые были неспособны по причине
слабости вскармливать их грудью, тайно оставляли в доме милосердия, чтобы они не умерли от
голода. Некоторые из них впоследствии, когда созрели новые початки и настало время обильного
урожая, просили снова вернуть им младенцев. В эти тяжелые времена, когда многие скончались
от продолжительного истощения, вы лично навещали это великое множество больных и
страдающих от голода людей, заботясь о том, чтобы они каждый день не оставались без
попечения как души, так и тела; и молитвы, которых вы удостоились, немало укрепили вас в этих
опасных трудах. Ваша предусмотрительность не только обеспечила продовольствием обширное
население, которому, вследствие того, что окрестности кишели бандитами, не хватало еды, но
также и самых жалких и страждущих в этой толпе просителей. Это был также акт
благотворительности, когда, незадолго до того, как произошли вышеописанные события, Ваше
Преподобное Сиятельство представило блаженной памяти Его Святейшеству Папе Сиксту V
португальского отшельника, и Его Святейшество приказал мне записать, сведя в определенные
главы, его рассказ об истории Королевства Конго, и тех дальних краев, где он жил в течение 12
лет, для того, чтобы он мог быть напечатан и доступен любому желающему. Если бы не этот акт
милосердия, мы бы лишились очень занимательно истории, и знали бы о ней очень мало.
Португалец рассказал всё это на своем языке, с которого я сам перевел [его рассказ] на
итальянский; так что не удивляйтесь, если вдруг окажется, что тут и там смысл слов будет
отличаться от того, который вкладывают в них авторы, [пишущие] на нашем языке. Его
разговорные выражения не всегда известны, и в его рассказе часто по мере изложения
встречаются слова, которые не принадлежат к литературной речи. Вкратце говоря, рассказ о
предметах, упомянутых в этих книгах, довольно шероховатый, и всё же будет представлять
немалый интерес для государственных деятелей, ученых профессоров, философов и географов.
Отшельник предоставит еще больше сведений после своего возвращения тем, кто может
испытывать в них потребность; тем временем мы должны удовлетвориться этим повествованием,
которое я посвящаю Вашей Милости, позаботившемуся и приложившему все старания, дабы оно
не пропало для нас. Из Рима, 7 августа 1591 года.

Нижайший слуга Вашего сиятельства,


Филиппо Пигафетта.

10
http://var.3dn.ru/

КНИГА I

Глава 1.
Путешествие из Лиссабона в королевство Конго.

В 1578 г., когда дон Себастьян, король Португалии, отплыл для завоевания королевства
Марокко, Дуарте Лопиш, уроженец Бенавента, который находится на расстоянии 24 миль от
Лиссабона, около южного берега Тежу, также отплыл в апреле месяце в порт Лоанда, в
королевстве Конго, сев на судно под названием "Сан-Антонио", принадлежавшее его дяде,
которое было нагружено различными товарами, предназначавшимися для сбыта в этом
королевстве. Его сопровождала "патагио" (т.е. небольшая лодка), которой он постоянно оказывал
помощь, ведя ее за собой по ночам при помощи фонарей, чтобы она не сбилась с курса, которым
шло его судно. Он прибыл на остров Мадейра, принадлежавший королю Португалии, который
находится почти в 600 милях от Лиссабона, и сделал там 15-дневную остановку, чтобы запастись
провизией и вином, а также различными сладостями, которые производят там в большом
количестве и отличного качества. На этом острове производят много вина, возможно, лучшего в
мире, которое ввозят отсюда в различные страны, но особенно в Англию. Оставив Мадейру и
пройдя мимо Канарских островов, которые все принадлежат Кастилии, он зашел в гавань на
одном из островов Зеленого мыса, называемом Сан-Антонио, о существовании которой не
подозревал до тех пор, пока не прибыл в нее. Отсюда он отплыл на другой остров, называемый
Сан-Джакопо (Сантьягу), который является главным среди всех остальных [островов] и
управляется епископом и губернатором, которые живут здесь; и здесь он запасся
продовольствием. В этой истории мы не станем рассказывать ни о количестве Канарских
островов, которых [насчитывается] 7, ни об Островах Зеленого Мыса, ни задерживаться на
описании их местоположения, поскольку в сочинениях, представляющих полное описание тех
областей, нет недостатка. Мы желали достичь королевства Конго, и это судно совершало заходы
на упомянутые острова только во время плавания. Я просто добавлю, что еще Птолемей на своих
географических картах изображал этот Зеленый мыс как крайний западный выступ [африканского
материка], вместе с мысом, который он назвал Геспериум Кориу, и мысом Макария, или Островов
Блаженных, которые мы называем Счастливыми Островами. Португальцы ведут здесь торговлю
различными товарами, такими, как бусы из цветного стекла и другими безделушками, которые
находят спрос у людей тех краев, помимо голландских тканей, шапок и ножей, а взамен привозят
обратно рабов, воск, мёд и различные продукты, а также льняные ткани разной расцветки. За
этими местами, и прямо напротив них, на материке, - страна и реки Гвинеи и Зеленого мыса, и
Сьерра-Леоне, или Львиных Гор, получивших такое название из-за своего огромного размера.
От вышеупомянутого острова Сантьягу они взяли курс к Бразилии, чтобы поймать [попутный]
ветер, в то же самое время наблюдая за погодой, преобладавшей в те времена года, чтобы
завершить плавание. Есть два пути от острова Сантьягу до Лоанды, порта королевства Конго:
один идет вдоль побережья Африки, а другой далеко углубляется в морские просторы. Плывя с
ветром "трамонтана", который дует в те месяцы, и который португальцы, испанцы, французы и
все моряки Северного моря обычно называют северным ветром, и направив курс корабля на юг и
юго-запад, оставив в стороне королевство Ангола, чтобы вернуться позже, мы достигнем 27® или
29® ю.ш. [буквально: "за экваториальной линией"] в направлении, противоположном нашему
полюсу, который в этой истории именуется антарктическим, т.е. находящимся напротив
Арктического, нашего севера, на этой широте напротив полюса мореплаватели сталкиваются с
ветрами, известными как "Generali", или господствующие ветра. Они дуют в течение почти всего
лета, и называются ими северо-восточными, у нас же в Италии они представляют собой нечто
среднее между северо-восточным и восточным (ветром) в весеннюю пору. Венецианцам они
известны как восточные, а грека и римлянам как "этерии", или дующие в определенные времена
года.
Доплыв до 29® ю.ш., [мореплаватели] приобретают большое преимущество; поскольку, едва
только уловив господствующие в тех широтах ветра, они поворачивают паруса и направляют
судно прямым курсом в Анголу. Часто, однако, они пропускают подходящую возможность, не

11
http://var.3dn.ru/

сумев поймать эти ветра. Лучше всего следовать этим куром загодя и ждать появления сильного
ветра, повернув впоследствии, чтобы таким путем достичь нужной гавани. Достойно упоминания,
однако, что эти ветра постоянно дуют с севера до 29® ю.ш., после чего им на смену приходят еще
более яростные ветра, которые могут отбросить [судно] назад, что происходит 6 месяцев в году.
Итак, в вышеупомянутом плавании, судно "Сан-Антонио", повстречав эти господствующие
ветра, взяло курс на север и северо-запада к королевству Конго, и, подгоняемое попутным ветром,
прибыло 12 суток спустя к острову Св.Елены, не стремясь к этому и даже не помышляя об этом.
Этот остров, получивший такое название в силу того, что был впервые открыт португальцами 3
мая, в день Св.Елены, расположен на 16® ю.ш., имеет 9 миль в окружности, будучи таким же
маленьким, как и гористым, и далеко отстоит от материка. С моря его горы можно заметить с
расстояния 30 миль, и это - истинное чудо природы, воздвигшей в таком обширном и бурном
океане такой маленький и одинокий остров, и предоставившей безопасную якорную стоянку для
кораблей, возвращающихся из Индии, когда у них во время плавания подходят к концу запасы
[питьевой] воды. Он также изобилует продовольствием.
В лесах острова растет много эбенового дерева, которое используют моряки, когда
высаживаются на острове. Они также оставляют свои имена, вырезая их на коре, и буквы
увеличиваются в размере по мере роста деревьев. Здесь растут без всякого ухода прекрасные
съедобные плоды, но португальцы завезли туда виноградную лозу. В частности, около маленькой
церкви и приюта для моряков растут рощи диких апельсинов, цитронов, лимонов и крупных фиг,
а также особенный сорт яблонь, которые весь год приносят зрелые и незрелые плоды, подобно
апельсиновому дереву. Они похожи на гранат, с его большими красными семенами и сочной
мякотью. Эти плоды, которые созревают на протяжении всего года, подобны различным фруктам
острова Корфу, описанным Гомером. На острове в изобилии водятся дикие козы, козлята и
кабаны, не говоря уже о прочих четвероногих животных. Есть здесь также куропатки, дикие куры,
голуби, и много видов больших и малых птиц. Как животные, так и птицы легко даются в руки,
поскольку не имеют страха перед человеком. Таким образом, их постоянно ловят и убивают, и
затем солят солью, отложения которой образуются волнами моря в естественных пещерах в
различных частях острова. Так их мясо хранится для моряков, которые высаживаются там.
Почва этого острова рыхлая, как красный пепел, но она богатая и плодородная, и т.к. почва под
ногами столь же мягкая, как песок, деревья [так сильно] качаются, словно их трясет человек. Но
стоит приложить немного усилий, как после дождей плодовые культуры снова пускают побеги из
прежних семян. В этой плодородной почве изобильно растут цветная капуста, петрушка, салат,
тыква, горох, фасоль и различные бобовые, сами собой размножаясь и не требуя никакого
возделывания. Каждый корабль привозит на остров фрукты и травы, которые, пустив корень, с
помощью милостивой природы приносят плоды сторицей, сохраняя их для нужд моряков. На
этом острове есть маленькая речка с хорошей водой, а также безопасная якорная стоянка для
кораблей. Около главного порта острова есть маленькая церковь, где хранятся украшения для
алтаря, а также облачения священников, и другие вещи, потребные для служения мессы. Когда
корабли проходят этим путем, священники сходят на берег, чтобы отслужить мессу во славу
Господа.
Здесь есть также убежище, где всегда живут определенные португальцы - двое, или трое, или
всего лишь один; они остаются на острове либо по причине болезни, либо из-за совершенных ими
злодеяний. Некоторые даже добровольно ведут на этом уединенном месте жизнь отшельников в
виде покаяния за свои грехи.
Вокруг острова изобилие рыбы, море буквально кишит ею, так что стоит только забросить в
воду крючок, как постоянно можно вытаскивать большой улов.
Спросив, почему португальцы не позаботились о том, чтобы укрепить остров, раз он так хорошо
подходит для моряков, и как будто самим Божественным Провидением помещен там ради блага
португальских мореплавателей, как о том сообщает Граната в "Символе веры", написанном им на
испанском и переведенном мной на итальянский, я получил ответ, что в этом нет никакого
смысла, поскольку остров лежит в стороне от пути, ведущего в Индию и очень труднодоступен,
но когда корабли возвращаются из Индии, он лежит прямо у них на пути и его легко можно
увидеть; так что он не стоит того, чтобы тратить время и деньги и держать там солдат без всякой

12
http://var.3dn.ru/

пользы, поскольку никто, кроме португальских кораблей, не торгует с ним. На мое возражение,
что англичане в течение двух столетий, несмотря на это, проникали в эти моря, - одну
экспедицию возглавил Дрейк, а другую, в этом, 1588-м году, другой пират, даже более дерзкий,
чем он, по имени Кавендиш, который вернулся с богатой добычей, - они ответили, что такое
предприятие нельзя осуществить в столь отдаленных морях, т.к. все строительные материалы
пришлось бы завозить из Европы.
В завершение, кроме всех вышеупомянутых преимуществ, [отметим], что климат этого острова
- умеренный, и воздух - чистый и здоровый; ветра мягкие, и когда люди достигают его, больные и
полумертвые от морских трудов, они быстро идут на поправку и к ним возвращаются прежние
силы.
От острова Св.Елены они отплыли с той же самой погодой, и через 17 дней, с немного
ослабевшим ветром, пришли в порт Лоанда, в провинции Конго. Этот порт - безопасный и очень
большой, находится на острове того же самого названия, о котором мы впоследствии вкратце
поговорим. Как мы уже сказали, от Зеленого Мыса до Лоанды есть два пути. Один из них, уже
описанный, хотя и не использовался впоследствии, был впервые пройден тем самым судном, на
котором плыл Дуарте Лопиш, и управляемым Франсишку Мартиншем, королевским кормчим,
который хорошо знал эти моря и был первым, кто прошел этим путем. Другой путь лежит мимо
побережья материка. Плывя от острова Сантьягу, и далее к мысу Делле Пальме (мыс Пальмас),
они достигают острова Св.Фомы, названного так потому, что он был открыт в день этого святого.
Он лежит на самой линии экватора и в 180 милях от материка, прямо напротив реки Габан или
Плаща (р.Габон), которая имеет такую форму, и чей порт замкнут островом, лежащим в устье
реки. Португальцы приходят к этой реке на маленьких лодках с острова Св.Фомы, привозя те же
самые товары, которые они доставляют на побережье Гвинеи и получая взамен слоновую кость,
воск, мёд, пальмовое масло и негров-рабов. Около острова Св.Фомы, к северу, лежит другой,
называемый Иль Принсипе (остров Принца), на расстоянии 105 миль от материка, где есть те же
самые продукты и ведется та же самая торговля, что и на острове Св.Фомы, но меньший по
размеру. Остров Св.Фомы имеет примерно круглую форму, 60 миль в ширину и 180 в
окружности. Он очень богат и ведет большую торговлю; португальцы завладели им, когда начали
завоевание Индии. Он имеет много портов, но главный, куда заходит большинство судов, - рядом
с городом.
На острове производится много сахара и почти все виды продуктов. В городе есть несколько
церквей, и здесь живет епископ, с многочисленными священниками и капелланами. Около порта,
прикрывая его огнем своих оружий, находится замок с гарнизоном и пушками, и в этой гавани
могут поместиться много кораблей. Это покажется странным, что когда португальцы впервые
прибыли сюда, они не обнаружили здесь никакого сахарного тростника, пока не завезли его
вместе с имбирем, который также прижился здесь и обильно разросся. Почва [на острове] сырая и
благоприятствует росту сахарного тростника, который цветет и созревает без всякого другого
полива, кроме росы, которая выпадает утром, подобно дождю, и увлажняет землю. На острове
имеется более 70 строений, или скорее прессов, для производства сахара; и вокруг каждой
постройки есть несколько домов, образующих деревню, где проживают почти 300 человек,
занимающихся этой работой. Каждый год отсюда уходят около 40 больших судов, нагруженных
сахаром. Правда, с некоторых времен на острове завелись черви, подобные некой чуме, которые
уничтожают корни сахарного тростника, так что теперь из прежних 40 судов за сахаром приходят
только 5 или 6, - вот почему он так дорого стоит в этих странах.
Остров Св.Фомы ведет торговлю с обитателями материка, которые часто приходят устьям рек.
Первая из этих рек та, что называется по имени Фернана де Поо, который первым открыл ее, и
лежит на 5® с.ш. Напротив ее устья, в 36 милях от него, находится остров того же названия.
Вторая река - Бора, или Илистая, третья - дель Кампо, четвертая - Св.Бенедетто, пятая - река
Ангра, в устье которой находится остров под названием Кориско, что означает "гром"; и на всех
этих реках ведется торговля теми же самыми товарами, о которых упоминалось выше.
Но вернемся к путешествию от [острова] Св.Фомы. плывя дальше на юг, мы приходим к мысу
Луко Гонзале (мыс Лопес), который находится на 1® ю.ш., по направлению к антарктическому
полюсу, и в 105 милях от вышеупомянутого острова. Отсюда корабли плывут с попутным ветром,

13
http://var.3dn.ru/

дующим со стороны суши, постоянно держась вблизи берега, и, каждый день становясь на якорь в
защищенной якорной стоянке, или за неким мысом, или в неком порту, они приходят к устью
величайшей реки в Конго, называемо на местном языке Заир, что, насколько мне известно,
означает то же самое, что и "Sapio" на латыни. От этого места до порта Лоанда расстояние в 180
миль. Таковы два морских пути от острова Сантьягу (одного из тех островов Зеленого Мыса, что
уже были упомянутые выше), и первым из них начали часто пользоваться лишь совсем недавно.

Глава II.
О королевстве Конго и его жителях.

Настало время поговорить о королевстве Конго и всём, что имеет к нему отношение. Центр
королевства Конго расположен в 7 2/3® южнее экватора по направлению к антарктическому
полюсу, в том месте, где лежит город Конго; так что древние считали эту область необитаемой и
называли тропическим поясом, т.е. поясом земли, выжженным жаром солнца. Это, однако,
заблуждение, поскольку расположение [этой страны] - хорошее, климат - настолько умеренный,
что в это с трудом верится, и зима очень похожа на осень в Риме. Жители ее не носят мехов и не
меняют своей одежды, и не топят печей, ибо в горах не более холодно, чем на равнине. Зимой
здесь обычно теплее, чем летом, из-за продолжительных дождей; и особенно примерно за два часа
до и два часа после полудня жара стоит почти невыносимая.
Мужчины и женщины - черные, у некоторых цвет [кожи] приближается к оливковому, с
черными курчавыми волосами, а у других - c красными. Зрачки глаз различных оттенков - у
некоторых черные, у других - цвета моря. Их губы не такие толстые, как у негров, и они
различаются наружностью, подобно людям в наших широтах, поскольку одни - дородные, другие
- худощавые, и они полностью отличаются от негров Нубии и Гвинеи, которые [все] уродливы.
День [в их стране почти равен] ночи, меняясь в течение года только на четверть часа. Зима в этой
стране, говоря в общем, начинается в то же самое время, что и наша весна, т.е. когда Солнце
входит в северные знаки [зодиакального круга], в течение месяца марта; и когда начинается наша
зима, и Солнце входит в южные знаки, в месяце сентябре, тогда у них начинается лето. Зимой у
них в течение 5 месяцев почти непрерывно льет дождь, т.е. в апреле, мае, июне, июле и августе, с
несколькими днями сильнейших ливней, одни только капли которых так велики, что превосходят
всякое воображение; и это означает, что земля освежается после сухого сезона, когда в течение 6
месяцев не выпадает ни капли дождя. И когда вся земля пропитывается влагой, тогда реки
выходят из берегов опять-таки превыше всякого вероятия, и их потоки заливают все землю.
Ветра, которые дуют в тех областях в течение вышеупомянутых месяцев, являются теми же
самыми, которые Цезарь называл греческим словом "этесии", т.е. появляющиеся ежегодно. Эти
ветра отмечены в розе ветров как дующие в северо-западном, а также в юго-западном
направлении. Они сгоняют облака к вершинам высоких гор, где, сталкиваясь с большой силой,
они, естественно, изливаются дождем, из чего видно, что облака собираются весьма высоко в то
время, когда там обычно идут дожди. Следовательно, происходит разлив тех рек, которые берут
свое начало в Эфиопии, особенно Нила и других, которые впадают в восточный и западный
океаны. И в королевствах Конго и Гвинеи, через которые течет Нил (называемы так древними, но
в настоящее время известный как Сенегал), эти реки разливаются в то же самое время, что и Нил,
и несут свои воды на запад, вправо от островов Зеленого мыса. Нил течет в северном направлении
от острова Мероэ, в Египет, орошая те области, где преобладают засушливость и бесплодие.
Поэтому, т.к. дожди идут в Конго и Эфиопии в определенное время года, разлив рек не в
диковинку и не представляет собой ничего чрезвычайного. Но в дальних и засушливых областях,
таких как Египет, где (за исключением Александрии и ее округи) никогда не бывает дождей,
почитают за чудо, что из удаленных областей в строго определенное время обязательно несется
такая огромная масса мутной воды, таким образом орошая землю и давая пищу человеку и
дикому зверю. Ввиду этого, древние окружали Нил благоговением, называя его, как говорится в
четвертой книге Птолемея, "?????? ?????????", или благим богом. Даже в наши дни есть
христиане, считающие это чудом, ведь без его воды люди страдали бы от голода, ибо (как сказано
у святого Иоанна Златоуста) их жизнь целиком зависит от разлива реки.

14
http://var.3dn.ru/

Так что эти ветра "этесии", известные португальцам как "Generali", и которые дуют в течение
нашего лета, а в тех странах - зимой, пригоняют облака на те очень высокие горы, где они снова
проливаются дождем. По причине этих дождей зима там (как было сказано) - менее холодная,
ведь вода в тех жарких областях сохраняет тепло.
В этом же, кроме того, заключается причина разлива Нила и других рек под теми небесами,
относительно которых, однако, древние пребывали в столь глубоком неведении, что сочинили на
эту тему много небылиц. Но во время их лета, которое соответствует нашей зиме, ветра дуют в
направлении, диаметрально противоположном вышеупомянутому, т.е. с юго-запад на северо-
восток согласно компасу. Несомненно, они должны быть чрезвычайно холодными, приходя от
противоположного антарктического полюса, но в то же самое время они приносят в те края
прохладные бризы, как то делают наши ветра летом в нашей стране.
И хотя там эти ветра умеряют тепло атмосферы, в то же время они приносят потоки дождя. Всё
это происходит вследствие определенного природного положения земли, которое обусловлено
небесами и климатом, подчиняясь провидению Господа, который сотворил небеса и упорядочил
ход движения солнца и других планет таким образом, что каждая страна в мире получает свою
долю их света, в равно пропорции, как холода, так и жары, круглый год. Это бесспорно также, что
в пределах Эфиопии и Конго жара был абы непереносимой, если бы эти ветра не делали [воздух]
таким свежим и прохладным, что по ночам приходится закутываться в два покрывала.
Те же самые блага получают люди, живущие на острове Кандия, и на островах Архипелага,
Кипре, в Малой Азии, Сирии, и Египте, которым эти ветра даруют прохладу, так что их с полным
правом можно назвать, как они именуются на греческом, "???????", т.е. "несущие жизнь".
Следует также упомянуть, что в горах Эфиопии, Конго и прилегающих областях никогда не
выпадает снег, даже на вершинах [гор], за исключением [тех, что находятся ближе] к мысу
Доброй Надежды, и на определенных горах, известных среди португальцев под названием
Сьерра-Невада, или Снежные горы. В королевстве Конго нет ни снега, ни льда, хотя там они
должны цениться дороже золота, чтобы подмешивать их в различные напитки.
Так что тамошние реки разливаются не от таяния снегов, но от дождей, непрерывно идущих в
течение 5 месяцев - апреля, мая, июня, июля и августа. Эти дожди начинаются иногда на 15 дней
раньше, а в других [случаях] на 15 дней позже,- вот почему разлив Нила, которого с таким
нетерпением ждут люди в Египте, порой запаздывает или же наступает преждевременно.

Глава III.
О цвете кожи детей португальцев, чьи матери - уроженки Конго.

Древние считали, что кожа становится черной из-за жара лучей солнца, т.к. чем ближе люди
живут к жарким южным странам, тем они более смуглые, и наоборот, ближе к северу они
становятся белее, как французы, немцы, англичане и другие. Несмотря на это, факт заключается в
том, что под экватором можно встретить людей с кожей светлого цвета, как, например, в
королевствах Мелинда и Момбаса, и на острове Св.Фомы. Последний обладает тем же самым
климатом, что и те места, и был впервые заселен португальцами, оставаясь прежде необитаемым.
В течение более чем 100 лет их потомки не только были светлокожими, но становились таковыми
всё больше и больше. Относительно того, что дети португальцев, чьи матери были уроженками
Конго, имеют ту же наружность, Дуарте Лопиш приводит свое мнение, что черная кожа - не
результат влияния солнца, но зависит от происхождения [букв.: "крови"], и, несомненно, его
мнение подтверждает Птолемей, который на своей карте Ливии изображает эфиопов белыми, и на
своем языке называет их "???????????", или "белые эфиопы". Более того, он упоминает также
белых слонов, водящихся в тех краях.

Глава IV.
Об окружности королевства Конго, и частях, на которое оно подразделяется, и о его
границах.

15
http://var.3dn.ru/

Королевство Конго делится на четыре части: западную, омываемую океаном, северную,


восточную и южную. Его граница с морского побережья начинается в бухте под названием "Сено
дела Вачче", на 13® ю.ш., и, следуя вдоль линии побережья, достигает 4® широты, около линии
экватора, [простираясь] на расстояние в 630 миль. Эта бухта представляет собой средних
размеров гавань, способную вместить несколько кораблей. Она получила свое название из-за того,
что вокруг этой области пасутся стада коз; земля здесь плодородная и производит множество
продуктов. Здесь встречаются и прилюдно продаются несколько видов драгоценных металлов,
особенно серебро, и это королевство подчиняется королю Анголы.
Далее до русла реки Бенгуэла, где правит вассал короля Анголы, и вокруг вышеупомянутой
реки простирается область, похожая на вышеупомянутую страну. Немного далее - река Сонга,
которая получила такое название от португальцев потому, что на расстоянии 25 миль река
остается предельно однообразной. Затем следует река Коанза, она вытекает из маленького озера,
образованного некой рекой, текущей из большого и первого озера, которое дает начало Нилу и о
котором мы расскажем в другой части этой книги. Эта река в своем устье достигает 2-х миль в
ширину и судоходна для маленьких лодок вверх по течению на 100 миль, но не имеет гавани.
Следует заметить, то вся эта страна, которая обычно находится в подданстве у короля Конго,
теперь находится под абсолютной властью губернатора провинции, которую мы описали,
который претендует на то, что является союзником, а не вассалом короля, но которому он время
от времени посылает подарки под видом дани. Порт Лоанда, стоящий на реке Коанза, на широте
10®, как говорилось, образован островом под названием Лоанда, что означает на туземном языке
плоскую и лишенную гор страну, т.к. он едва выступает над водой, и сформирован из отложений
песка и грязи, которые нанесли море и река Коанза, сливающиеся здесь. Он имеет почти 20 миль в
длину, и самое больше милю в ширину, а в некоторых местах его ширина равняется только
выстрелу из лука. Любопытная вещь - если раскопать песок у подножия ствола двух или трех
пальмовых деревьев, растущих на острове, то можно найти пресную воду, самую приятную на
вкус во всей стране. Более того, когда наступает отлив, эта вода становится солоноватой, но с
приливом вновь превращается в пресную. Подобным свойством обладает одно место на острове
Кадис в Испании, согласно свидетельству Страбона.
Этот остров поставляет деньги, находящиеся в обращении у короля Конго и соседних народов;
поскольку у его берегов женщины ныряют под воду, на глубину двух ярдов и более, и,
зачерпывая своими корзинами [придонный] песок, они вместе с ним поднимают со дна
определенные маленькие раковины, называемые "лумаче", а затем сортируют их, отделяя самцов
от самок, потому что последние больше ценятся за свой цвет и блеск. Эти "лумаче" находят вдоль
всего побережья Конго, но те, что происходят из Лоанды, - самые лучшие, прозрачные, и по цвету
несколько напоминают хризолит; есть и другие их сорта, но они не так высоко ценятся. Следует
упомянуть, что золото, серебро и другие металлы не ценятся и не используются в качестве денег в
этих странах; и как это бывает, когда золото и серебро имеется в изобилии, либо в слитках, либо в
виде монет, то что-либо купить можно только на "лумаче". На этом острове - 7 или 8 городов,
известные на местном языке как "либата". Главный их них называется Иль-Санто-Спирито, в нем
живет губернатор, которого присылают из Конго отправлять правосудие и наживать состояние
благодаря добыче этих "лумаче". Здесь также есть козы, овцы и дикие кабаны, которые, хотя и
были вначале приручены, но потом одичали, и живут в лесах. Здесь растет большое дерево,
называемое "энзанда"; оно всегда зеленое, и наделено замечательными свойствами, начиная со
своих веток, которые, разрастаясь вверх, выбрасывают побеги, похожие на нити, и они, внедряясь
в землю и пуская в ней корень, порождают другие деревья подобным же способом. Под наружной
корой этого дерева можно найти субстанцию, из которой, когда ее очистят и подготовят к
использованию, делают одежду для беднейших людей. На этом острове делают лодки из
связанных вместе стволов пальмовых деревьев. Они имеют нос и корму, вёсла и паруса, и
туземцы используют их для ловли рыбы, которой кишат прибрежные воды; они также плавают на
них на материк. В той части острова, что обращена к материку, на определенных отмелях около
берега растут деревья, которые видны во время отлива; за их корни цепляются устрицы,
представляющие очень хорошую пищу. Они величиной с руку человека и хорошо известны
туземцам, которые называют их "амбизиаматаре", т.е. "скальные рыбы". Из раковин устриц, если

16
http://var.3dn.ru/

их сжечь, получается очень хорошая глина, используемая в качестве строительного материала; и


из коры дерева, называемого "мангхи", которая напоминает корку, и выдубленных бычьих шкур
делают подошвы для обуви. Вкратце говоря, на остове не растет ни зерно, ни лоза, но
продовольствие привозят из определенных краев и обменивают на эти "лумаче"; хотя в других
частях [страны] оно обменивается на металлы, но здесь - на "лумаче". Так что из этого можно
понять, как не только в королевстве Конго, но в Эфиопии, Африке, Китая и в некоторых частях
Индии находятся в обращении совершенно иные деньги, чем те, что чеканят из золота, серебра,
меди или сплавов [этих металлов]. Ведь в Эфиопии деньгами является перец, в Тимбукту, что
около реки Нигер, называемой [также] Сенегал, в ходу раковины, среди азенагов деньгами служат
черепки фарфора, а в королевстве Бенгал в качестве денег имеют равное хождение свиньи и
металлы. В Китае вместо денег используются определенные раковины моллюсков, также
называемые "Porcelette", а в других местах - бумага с оттиском королевской печати, и кора
шелковицы. Итак, мы видим, что далеко не везде металл является стандартной мерой стоимости,
на которую можно приобрести товары, как то имеет место в Европе и некоторых других частях
[света].
Этот остров, в своей самой узкой части, лежит рядом с материком, и люди иногда перебираются
через протоку вплавь. Несколько маленьких островов, расположенных в этой протоке, выступают
из воды во время отлива и снова скрываются с приливом. На них растут большие деревья, и
именно в их корнях находят упомянутые выше устрицы.
Около этого острова и побережья часто видят множество черных китов. Они бьются друг с
другом, и волны выбрасывают на берег туши мертвых китов, похожие на причудливой формы
суда. Туземцы тогда выходят в море на лодках, чтобы увезти их и вытопить из них жир, который
они смешивают со смолой и используют для [обмазки] своих судов. Спины у этих созданий
обрастают большим количеством моллюсков, похожих на улиток и волнистых рожков, и дон
Лопиш утверждает, что видел это своими глазами, добавив, что он не верит, будто бы они
производят янтарь, поскольку вдоль всего побережья Кого, где обитает так много из них, не
встречается ни "ambergriz", ни любой другой янтарь, и если бы эти создания действительно
производили янтарь, то он, конечно, был бы обнаружен на тех берегах.
Вход в главный порт находится с северной стороны, имеет полмили в ширину и большую
глубину. На материке, с правой стороны, расположен город Сан-Пауло (Сан-Пауло-де-Лоанда),
полностью населенный португальцами с их жёнами, которых они привезли из Испании. Он не
имеет, однако, никаких укреплений.
Вся эта протока кишит рыбой, особенно сардинами и анчоусами; и зимой их так много, что они
даже выпрыгивают [из воды] на сушу. Есть также морские языки, осетры, усачи и превосходная
рыба всех других пород, включая великое изобилие больших крабов, и таких съедобных, что они
составляют основную часть рациона большинства людей, живущих на тех берегах.
Река Бенго, большая и судоходная на 25 миль вверх [по течению], сливается с этим каналом и,
вместе с рекой Коанза, о которой мы говорили выше, образует остров Лоанда, намыв своими
водами песчаную отмель, и так и возник этот остров. Далее в водах другой и большей реки,
называемой Данде, могут плавать суда [водоизмещением] в 100 тонн; и за ней находится река
Лемба, которая не имеет гавани и в которую не заходит ни одно судно. Очень близко с ней течет
река Озони, которая вытекает из того же озера, что и Нил, и имеет порт. Затем следует река,
называемая Лозе, без порта; и другая, бОльшая, с гаванью, именуемая Амбриз, текущая в 4 милях
от столиц Конго. Последняя из них - река Лелунда, славящаяся своей форелью. Она омывает
подножие горы, на которой стоит столица Конго, называемая португальцами Отейро. Река
Лелунда вытекает из того же маленького озера, что и Коанза, и через другую реку, впадающую в
нее, которая вытекает из большого озера, можно перейти в сухой сезон вброд. Затем следует
большая река Заир (Конго), величайшая в королевстве Конго. Она берет свое начало в трех
озерах: один из ее истоков вытекает из того же большого озера, что и Нил, второй - из озера,
меньшего, чем вышеупомянутое, и третий - из большого озера, второго, которого образует Нил [в
своем течении]. Безусловно, она принимает в себя не малые притоки, раз ее устье достигает 28
миль в ширину. Когда она разливается в полную силу, то вода в море становится пресной на
расстоянии 40 ил 50, а иногда даже 80 миль [от ее устья], благодаря чему путешественники могут

17
http://var.3dn.ru/

пополнить запасы питьевой воды, узнавая место по его мутному оттенку. Она судоходна для
больших лодок на протяжении 25 миль, после чего достигает сужения между скалами, где вода
обрушивается вниз с таким грохотом, что звук ее падения слышен на расстоянии почти 8 миль.
Португальцы называют это место "Качивера", т.е. "падение" или "катаракта", т.к. оно похоже на
катаракту Нила. Между устьем реки и водопадом много больших островов, усеянных густо
населенными городами, правители которых подчиняются королю Конго. Когда эти сеньоры
враждуют друг с другом, то устраивают междоусобные сражения. Они используют для сражений
свои лодки, которые выдолблены из стволов очень большого дерева, называемого "лунго". Их
самые крупные суда выдолблены из стволов дерева, называемого "ликондо", которые настолько
огромны, что 6 человек не могут обхватить их свои руками, и такие длинные, что одна из них
вмещает 200 человек. Они гребут на этих лодках вёслами, которые не привязывают к уключинам,
но держат руками, и этими вёслами они быстро рассекают воду. У каждого гребца есть весло и
лук, и когда они вступают в сражение, они откладывают вёсла и берутся за луки, но не имеют
другого способа поворачивать и управлять своими лодками, кроме как при помощи этих вёсел.
Первый из этих островов, он же самый меньший из них - это "l`Isola de Cavalli" ("Остров Коней"),
[названный так] потому, что здесь встречаются некоторые из тех животных, которых греки
называли гиппопотамами, т.е. речными лошадьми. В маленьком городе на этом острове живут
португальцы, поддерживая связь с материком на лодках, переправляясь на них на южный берег
реки, в место, называемое портом Пинда, где становятся на якорь все проходящие суда.
В этой реке водятся различные твари, и среди них крокодилы, которых туземцы называют
кайманами, а также вышеупомянутые речные лошади и подобные им, имеющие как бы две руки и
хвост, похожий на маленький круглый щит. Их называют "амбизе-ангуло", т.е. рыбы-свиньи, т.к.
их жир напоминает свиной, а мясо обладает очень приятным вкусом, и из него топят сало; оно не
напоминает на вкус рыбу, хотя это создание живет в воде. Эта свинья никогда не покидает
пресной воды, но питается травой, растущей по берегам, имея пасть, похожую на морду вола.
Некоторые из этих рыб весят до 500 фунтов. Рыбаки выслеживают их в своих лодках, примечая,
где они кормятся, затем бьют их крючьями и гарпунами, и когда они испустят дух, вытаскивают
их из воды. Когда [тушу] разрубят на части, они отправляют ее королю, под угрозой смерти
всякому, кто не сделает этого. То же самое происходит, когда наловят форели и линя, а также
рыбы другого вида, называемого "кагонго", которая напоминает лосося, хотя ее цвет не красный.
Эта рыба такая жирная, что стоит положить ее на огонь, как она сразу поджаривается и
становится годной [в пищу]. Здесь встречается еще одна рыба, называемая "королевской", весь
улов которой отправляют королю; если же кто-нибудь не сделает этого, ему грозит очень суровое
наказание. К этим рыбам можно добавить названия многих других, но в этом нет необходимости.
За рекой Конго [течет] другая, называемая португальцами "ла Байя де лос Алмадас", т.е. "залив
лодок", потому что там строится большое количество лодок, ибо густые леса, [растущие в
окрестностях], поставляют отличные деревья, которые туземцы используют для этой надобности.
В устье этой бухты - 3 острова: большой - в середине канала, который служит гаванью для
маленьких судов, и два меньших, ни один из которых не населен. Еще дальше мы приходим к
маленькой реке, называемой "де лас Барерас Рофлас", т.к. она течет между горными скалами ярко-
красного цвета. Здесь возвышается очень высокая горная цепь, которая тянется вглубь страны и
называется португальцами "ла Сьерра Комилида", что означает "длинная гора". Следуя далее, мы
приходим к двум бухтам, по форме похожим на очки, где есть хорошая гавань, называемая "Байя
д`Алвару Гонзалвиш", т.е. "бухта Алвару Гонзалвиша". От этого пункта гОры и берега не
заслуживают упоминания, они тянутся до мыса, который португальцы называют мысом Катарины
(мыс Св.Екатерины), который является границей королевства Конго и находится в 2,5® южнее
экватора, или на расстоянии 150 итальянских миль от него.

Глава V.
О северной части королевства Конго, и о ее границах.

Итак, другая граница королевства Конго начинается на северной стороне у мыса Катарина и
завершается на востоке у слияния рек Вумба и Заир, на расстоянии более 600 миль [от мыса

18
http://var.3dn.ru/

Катарина]. За этой границей, к северу от нее, и под линией экватора, вдоль морского побережья и
на расстоянии приблизительно 200 миль вглубь страны, включая вышеупомянутый залив Лопе
Гонзалвиша, живут люди называемые "брамас" которые населяют территорию известную теперь
как королевство Лоанго, а их король называется "манилоанго", что значит "король Лоанго". Эта
страна изобилует слонами и их бивни обмениваются на железо, из которого люди делают себе
наконечники стрел, серпообразные мечи и подобное оружие. Здесь также ткут ткань из листьев
пальмового дерева, о которой мы поговорим позже в нашей истории. Король Лоанго - союзник
короля Конго, но, как говорят, прежде был его вассалом. Люди соблюдают обряд обрезания,
подобно евреям, что в обычае у всех язычников в тех странах. Между собой они дружны, но
временами воюют с соседними племенами, подражая во всех отношениях людям Конго. Их
оружие - длинные щиты, которые почти полностью прикрывают тело и сделаны из жесткой
шкуры определенного животного, называемого "эмпачас", которое меньше вола по размеру,
имеет рога, похожие на козлиные, и до сих пор водится в Германии, где его называют "дант". Из
этих краёв и из Конго шкуры привозят в Португалию, а оттуда - во Фландрию, где их выделывают
и делают из них кожане камзолы, нагрудники и кирасы, которым также дают название "дант". В
качеств наступательного оружия эти люди используют длинные железные копья, похожие на
протазан или древний римский пилум. Эти копья делают такой длины, чтобы их было удобно
метать, и для придания большей поражающей силы посредине древка имеется деревянный
выступ, за который его держат. Они также носят кинжалы или железные ножи, формой
напоминающие железный дротик.
За королевством Лоанго живут люди, называемые "анзикес", о которых рассказывают поистине
удивительные истории, и почти невероятные по их ужасному содержанию, уверяя, что они едят
человеческое мясо и даже, если возникает необходимость, своих собственных родственников.
Эта страна граничит на западном побережье с областью, населенной народом "амбус", на севере
- с Нубийской пустыней и определенными африканскими племенами, и на востоке - с большим
озером, в котором берет свой исток в области Анзика река Конго, отделяя эту страну от
королевств Конго. На реке Заир, (как уже говорилось), много островов, разбросанных начиная от
озера и далее вниз по течению; некоторые из них находятся под властью анзике, которые по этой
реке ведут торговлю с людьми Конго.
В сказанном королевстве Анзике есть несколько медных рудников и большое количество
красного и серого сандалового дерева. Красное называется "тавилла", а серое, наиболее ценное, -
"гиконго". Из него делают порошок, который источает восхитительный аромат. Также туземцы
готовят из него лекарство, смешивая порошок с пальмовым маслом, и намазывают им всё тело,
чтобы сохранить свое здоровье. Они натирают им венозные жилы и используют как средство от
французской болезни, называемой на местном языке "читангас". Португальцы, однако, разводят
его уксусом для своих нужд. Некоторые убеждены, что это серое сандаловое дерево - не что иное,
как "Lignum Aquila", которое растет в Индии, и Дуарте Лопиш утверждает, что португальцы
доказали это, положив его на горящие угли, и, вдыхая запах, чувствовали головную боль.
Ценность этого дерева заключается только в сердцевине и самой внутренней части, всё прочее
ничего не стоит.
Анзиче делают льняные ткани из [коры"орое меньше вола по раимеру, имеет рога, похожие на
козлитные, и до сих прор водитяс в Германии, где его называ] пальмовых деревьев,
различающихся по форме и цвету; а также шелковые ткани, о которых мы поговорим позже. Они
подчиняются королю, под властью которого находятся несколько князей, и являются людьми
деятельными, воинственными и храбрыми в бою, сражаясь пешими. Их оружие отличается от
оружия всех окружающих народов и состоит из коротких деревянных луков, обтянутых змеиной
кожей разного цвета, такой замечательной работы, что кажется, будто они сделаны из единого
куска дерева, и это сделано для того, чтобы увеличить силу [натяжения] лука и дать
[возможность] крепче его держать. Тетивы делают из маленьких деревянных прутьев, похожих на
тростник, но таких же твердых и гибких, как те, которые португальские рыцари используют для
того, чтобы погонять своих лошадей. Эти тростники, красные, а некоторые - черные, растут в
стране Анзичи, а также в королевстве Бенгал, через которое течет река Ганг. Их стрелы - короткие
и тонике, сделаны из жесткого дерева, их носят в одной руке вместе с луком. Эти люди стреляют

19
http://var.3dn.ru/

с такой ловкостью, что могут выпустить 28 и больше стрел прежде, чем первая упадет на землю; и
говорят, что их самые умелые лучники иногда могут подстрелить птицу на лету. Кроме этого
оружия они используют также разновидность секиры любопытной формы, ручка которой
вполовину короче лезвия. На нижнем конце [рукояти] имеется выступ, предназначенный для того,
чтобы прочно держать ее в руке, также обтянутый вышеупомянутой змеиной кожей. Навершие
[секиры] ярко сверкает, будучи оббито медными гвоздями, и с одного конца у него есть острый
край, как у топорика, а форме полукруга, с другого - молот. В сражении они защищают себя этим
оружием от неприятельских стрел вместо щитов, и вращают им перед собой с такой быстротой,
что отражают летящие в них дротики. Они также имеют короткие кинжалы, в ножнах, обтянутых
змеиной кожей, и по виду похожие на ножи с черенком, которые они носят на перевязи,
переброшенной через плечо. Их пояса - различного типа, но воины используют те, что сделаны из
слоновьих шкур, в 3 пальца шириной и 2 толщиной. Их трудно изготовить, потому что для того,
чтобы придать им нужную форму и пропустить через пряжку, кожу нужно подвергать сильному
нагреву. Эти люди - замечательно деятельные и проворные, они скачут вверх и вниз по горам,
подобно козам, очень смелые, не знающие страха смерти, простодушные, чистосердечные и
преданные, и португальцы, сказать поп правде, испытывают к ним больше доверия, чем к любым
другим племенам. Так что Дуарте Лопиш нашел [у них] хороший прием. Если бы они эти анзиче
стали христианами (будучи настолько простодушными, искренними, богобоязненными и
простыми нравом, [бесстрашно] идущими на смерть ради мирской славы и готовыми накормить
своих князей собственным мясом, если бы князь того пожелал), насколько больше бы их сердца
были охвачены желанием принять мученичество ради нашего Спасителя, Иисуса Христа, и
ревностно защищать нашу веру и религию, как на словах, так и на деле, подавая собой пример
другим язычникам.
Дуарте Лопиш также поведал нам относительно этих людей, что они такие жестокие, что не
ведут торговлю, за исключением тех случаев, когда они приходят в королевство Конго, приводя
рабов из собственных племен и из Нубии, с границ своей страны, и принося, кроме того, для
обмена такие вещи, как набивные ткани и слоновую кость. Они уносят обратно соль и "лумаче",
используемые вместо денег, а также "лумаче" крупного сорта, которые находят на острове
Св.Фомы и из которых они делают свои украшения и бусы, а также товары, привозимые из
Португалии, включая шелк, льняные ткани, стекло и т.п. Они практикуют обряд обрезания, и один
из их обычаев состоит в том, что они наносят ножом различные отметины на лицо каждому
ребенку, мужского и женского пола; знатные и простолюдины носят [на лице] те же самые знаки,
о чем мы расскажем более подробно в должном порядке.
Они имеют пристрастие к человеческому мясу, как мы - к мясу животных, съедая даже [тела]
врагов, которых убили в битве, и продают своих рабов, если могут получить за них хорошую
цену; если же нет, они отдают их мяснику, который разрубает их на куски, и тогда они покупают
их, чтобы изжарить или отварить. Это примечательный факт в истории этих людей, что любой
человек, уставший от жизни или желающий доказать свою храбрость и отвагу, считает большой
честью обречь себя на такого рода смерть, которая доказала бы его презрение к жизни. Таким
образом, они предлагают себя на убой, и как верные вассалы князя, добровольно желают
сослужить ему службу, не только позволяя убить себя и съесть, но также убить и съесть,
предварительно откормив, своих рабов. Известно, что во многих странах едят человеческое мясо,
как в Западных Индиях, Бразилии, и прочих, но пожирать плоть собственных врагов, друзей,
подданных и даже родственников - вещь, неслыханная нигде, кроме как среди племен анзиче.
Обычная одежда этих людей такова: мужчины низших классов ходят обнаженными выше пояса,
с непокрытой головой, но волосы у них - длинные и курчавые. Благородные носят одежду из
шелка и других [тканей], а на голове - маленькие красные и черные шапки, также бархатные
береты, завезенные из Португалии, и другие [головные уборы], обычные в этой стране, и все
стараются принарядиться так хорошо, как только могут. Женщины полностью закутаны с головы
до ног подобно африканцам, самые бедные из них носят одежду, прикрывающую тело только
ниже пояса. Благородные дамы и те, кто могут себе это позволить, носят определенные мантии,
которые оборачивают вокруг головы, оставляя лицо открытым. Они также носят обувь и имеют
очень легкую походку; они обладают прекрасным телосложением и приятной внешностью.

20
http://var.3dn.ru/

Бедные ходят босиком. Их язык отличается от языка Конго, и анзиче всегда с легкостью
осваивают язык Конго, потому что он чистый и благозвучный, но жители Конго находят очень
трудным выучить язык анзиче. Спросив о религии этих людей, я получил ответ, что они -
язычники, но ничего больше об этом предмете не смог узнать.

Глава VI.
О восточной границе королевства Конго.

Восточная граница королевства Конго начинается, как было сказано, у слияния рек Вумба и
Заир, и линия, проведенная [отсюда] к югу, на одинаковом расстоянии от реки Нил, которая
находится по левую сторону от нее, упирается в высокие и необитаемые вершины гор,
называемые Хрустальными, где находят большое количество горного хрусталя всех видов.
Следуя дальше, она [линия границы] проходит по вершинам, называемым Солнечными горами;
ибо они, хотя и столь высокие, никогда не покрываются снегом и совершенно лишены
растительностью. Слева тянутся Селитряные горы, названные так потому, что на них находят этот
минерал; и после пересечения реки Барбелы, которая вытекает из первого озера, древние пределы
королевства Конго на востоке завершаются. Таким образом, восточная граница этого королевства
тянется от слияния вышеупомянутой реки Вумба с Заиром до озера Агелунда и страны Матамба
на расстоянии 600 миль. От этой линии, которая проедена вдоль восточной границы Конго к реке
Нил, и к двум озерам, о которых мы уже упоминали раньше, на 150 миль простирается
густонаселенная страна с горами, изобилующими различными металлами, и где из пальмового
дерева делают различные виды ткани. В этом места нашей истории необходимо рассказать о
замечательном способе, посредством которого люди этой и смежных стран делают различные
ткани, такие как бархат с ворсом и без, парча, сатин, тафта, дамаскин и подобные им. Ни одну из
них не делают из шелка, поскольку они не знают [искусства разведения] шелковичных червей, и
если и носят шелковые одежды, то привезенные из других краев. Но они ткут свои ткани из
листьев пальм, срезая у них верхушку, чтобы они стали более кустистыми, и подрезая их, и
поливая каждый год, так что с каждым сезоном они становятся все более нежными.
Из этих листьев, когда они подготовят их по своему обычаю, получают очень тонкие и мягкие
на ощупь нити. Самые длинные из них ценятся наиболее высоко, т.к. из них ткут большие отрезы
ткани, из которых [затем] делают различные предметы [одежды], причем материал с обеих сторон
и похож на бархат. Их них также делают дамаскины и парчу, которая называется "высшей" и
"низшей" и считается более ценной, чем наша парча. Только королю и тем, кому он пожелает
даровать такую привилегию, разрешается носить эту ткань. Самые большие куски используются
для выделки парчи, т.к. они имеют 4 или 5 пядей в длину и 3 или 4 в ширину. Они называются
"инкоримбас", это слово обозначает название страны, где они выращиваются, лежащей около
реки Вумба. Бархат такой же ширины и длины, как вышеуказанный, называется "энзачас",
дамаскин - "ингулас", сатин - "марикас", тафта - "тангас", а другой [ее вид] - "энгомбос".
Самые большие куски [материи] делают из легких нитей анзичи, некоторые из них достигают 5
пядей в длину и столько же в ширину. Каждый, кто может, одевается в одежду из этих тканей,
потому что она не пропускает воду и очень легкая. Португальцы также используют ее для
палаток, потому что она замечательно служит [защитой] как против дождя, так и против ветра.
Вышеупомянутая граница замыкает королевство Конго, лежащее к западу от нее, а параллельно
ей, к востоку, на расстоянии 150 миль, течет Нил, окружая страну, изобилующую
вышеперечисленными продуктами, владения многочисленных сеньоров, некоторые из которых
подчиняются Пресвитеру Иоанну, а другие - великому королю Моэнемуги. Об этой стране мы не
будем больше ничего рассказывать, за исключением того, что, как говорят, люди, живущие к
западу от Нила, ведут торговлю с королевством Конго и вдоль его морского побережья; а те, что
живут на ее восточной окраине, проходят через королевство Моэнемуги вплоть до заливов
Момбасы и Мозамбика.

Глава VII.
О южной и западной границах королевства Конго.

21
http://var.3dn.ru/

Эта восточная граница заканчивается, как уже было сказано, у подножия высокой горы,
называемой "dell` Argento" [Серебряные горы], и здесь начинается четвертая и последняя граница
королевства Кого с южными странами, доходящая от вышеупомянутой горы до "Иль Гольфо дела
Вачче" на западе, на расстоянии 450 миль. Эта линия проходит через середину королевства
Ангола, оставляя с левой стороны Серебряные горы. За ними, по направлению к югу, лежит
большое королевство Матама, независимое и могущественное, иногда дружественное Анголе, а в
иных случаях враждебное ей.
Король Матамы - язычник, и его королевство простирается от вышеупомянутых границ до реки
Бавагал на юге, и доходит почти до подножия хребта, который обычно называют Лунными
горами. На востоке его владения граничат с западным берегом реки Багамудри и пересекают реку
Коари. Страна изобилует месторождениями горного хрусталя и различных минералов, и всеми
видами продовольствия, поскольку обладает хорошим климатом. Несмотря на то, что люди
[королевства Матама] ведут оживленную торговлю с соседними племенами, короли Матамы и
Анголы очень часто воюют друг с другом, как мы раньше упоминали.
Эта река Багамудри отделяет королевство Матама от королевства Монемата, которое лежит к
востоку, и которое Жуан де Барруш полностью описал в пятой главе его десятой книги.
Ближе к морскому побережью [расположены владения] многих сеньоров, которые, хотя и
являются [особами] низшего ранга, самовластно присвоили себе королевский титул. Вдоль этих
берегов встречается довольно мало важных гаваней. Поскольку мы часто упоминали королевство
Анголу, сейчас настало время поговорить о нем более подробно, ибо, хотя прежде им управлял
губернатор от имени короля Конго, этот губернатор, после того, как король стал христианином,
объявил себя полновластным правителем. Узурпировав все страны, которыми раньше он всего
лишь управлял, и завоевав несколько окружающих провинций, он является теперь очень великим
и богатым князем, и едва ли менее могущественным, чем сам король Конго, которому он платит
дань по собственному усмотрению.
Следует сказать, что после того, как дон Жуан II Португальский насадил христианскую веру в
королевстве Конго, и король стал христианином, сеньор Конго был всегда дружески расположен
к нему и в некотором роде даже являлся его вассалом, и их люди вели совместную торговлю. Он
каждый год платил дань королю Конго, и в порту Лоанда шла торговля между португальцами и
людьми Анголы с разрешения короля Конго. Покупаемые здесь и обмениваемые на другие
товары рабы все отправлялись на остров Св.Фомы, где велась совместная торговля ими, и корабли
вначале приходили на этот остров, а затем направлялись в Лоанду. Торговля становилась
успешной, и они [португальцы] начали посылать корабли из Лиссабона в Анголу, и также
губернатор, по имени Пауло Диаш де Новаиш, которому досталась эта привилегия благодаря
тому, что его предки первыми начали эту торговлю. Этому Пауло Диашу дон Себастьян, король
Португалии, даровал полномочия завоевать 33 лиги этой страны, начиная от реки Коанза, и
продвигаясь далее вглубь, где он должен был захватить всё, что только мог приобрести для себя и
своих наследников. С ним отправилось много других кораблей, открыв таким образом выгодную
торговлю с Анголой, центром которой, однако, всегда оставался порт Лоанда, где
вышеупомянутые суда принимали на борт груз. Постепенно он [Диаш] проник вглубь материка,
построив факторию в деревне под названием Анзелле, в миле от реки Коанза, т.к. она была более
удобной и находилась рядом с ангольскими торговыми путями. Объем торговли значительно
вырос, и португальцы и люди Конго свободно привозили свои товары на продажу и обмен в
Кабазо, место, где жил сеньор Анголы, находившееся на расстоянии около 150 миль от моря.
Вышеупомянутый сеньор приказал перебить всех торговцев и отобрать их товары, утверждая, что
они пришли в качестве шпионов, и чтобы захватить это место. Полагают, однако, что он сделал
это из-за того, чтобы завладеть их товарами, поскольку эти люди были одеты как воины, но не как
торговцы. И это случилось в том же самом году, когда король дон Себастьян был разгромлен в
Берберии. Из-за этого Пауло Диаш взялся за оружие против короля Анголы, и с теми людьми,
кого он мог собрать среди португальцев, которых он обнаружил в тех краях, и с двумя галерами, и
со своими кораблями, которые стояли у него на реке Коанза, он стал продвигаться еще дальше
вглубь страны, [лежащей] по обоим берегам реки, побеждая и подчиняя многочисленных

22
http://var.3dn.ru/

сеньоров как силой оружия, так и замиряясь и покоряя их. Но король Анголы, увидев, что его
вассалы подчиняются Пауло Диашу, и последний захватывает его владения, собрал большую
армию, чтобы разгромить его. Поэтому Пауло Диаш обратился за помощью к королю Конго, и тот
ее предоставил, отправив на соединение с ним армию из 60000 человек под командованием своего
кузена, дона Себастьяна Манибамба, а также капитана со 120 португальскими солдатами, которые
находились тогда в его стране, и которым он заплатил за [участие в] этой кампании. Эта армия
намеревалась объединиться с армией Пауло Диаша, для того, чтобы они затем могли вместе дать
бой королю Анголы, но придя к реке Бенго, в том месте, где они собирались переправиться через
нее на другой берег, в 12 милях от Лоанды, и где они рассчитывали найти лодки, чтобы
переправить солдат, они обнаружили, что эти лодки были уведены прочь отсюда, и поскольку при
переправе такого множества людей через реку было бы потеряно много времени, армия
направилась [сухопутной] дорогой по противоположному берегу реки, где на некотором
расстоянии впереди себя они обнаружили ангольцев, стоявших там, чтобы помешать им войти в
страну. Порядок сражения мокиконги (ибо так называются уроженцы Конго, как уроженцы
Испании именуются испанцами) и людей Анголы - почти одинаков; поскольку как те, так и
другие сражаются пешими, разделив свою армию на несколько отрядов и собираясь вместе на
поле битвы, где бы оно не находилось, и в пути, о чем мы уже упоминали, они несут свои знамена
и цвета.
Во время битвы капитан-генерал войска управляет им, давая указание совершить тот или иной
маневр при помощи звука музыкальных инструментов или жестов рук, и прислушиваясь к шуму
схватки, он даёт команду войскам атаковать или отступить, или двинуться вперед, или отойти
влево или вправо, или совершить любой другой военный маневр. Приказы генерала доводятся до
воинов при помощи этих музыкальных инструментов, подобно тому, как у нас для той же цели
служат барабаны и трубы. Они используют на войне три главных типа музыкальных
инструментов. Один представляет собой большой барабан цилиндрической формы, сделанный из
цельного куска дерева и обтянутый кожей, в который барабанщики бьют маленькими палочками
из слоновой кости. Другой инструмент сделан в виде пирамиды, но перевернутой сверху вниз, т.к.
у него заостренное дно и широкий верх. Этот инструмент сделан из тонких железных пластин,
полый внутри и похож на колокол, перевернутый верхом вниз. Они бьют в него деревянными
жезлами, непрерывно производя такой хриплый и воинственный звук, как только возможно; даже,
иногда, раскалывая его [от усердия], чтобы увеличить ужасающую силу звука. Третий инструмент
сделан из слоновьих бивней, как больших, так и малых, полых внутри, в которые они дуют через
[проделанное] в середине отверстие, подобно флейте, и не с верха, и они сделаны так, что издают
звуки, похожие на звуки корнета, создавая военную и подходящую музыку, которая вселяет в
солдат смелость. Эти три военных инструмента бывают большие и малые, большие носят вместе с
капитан-генералом, так что он может подать сигнал всему лагерю, отдельному корпусу, и даже
каждому капитану отряда, у которого имеются меньшие инструменты, и ударяя в барабаны
своими руками. Услышав звук большого барабана, или корнета, или третьего инструмента,
каждая часть армии отвечает собственными инструментами, чтобы показать, что сигналы были
поняты, младшие офицеры делают то же самое. На этих музыкальных инструментах играют не
только в повседневной жизни, но и в ходе сражения; поскольку, во время рукопашной схватки,
смельчаки идут с этими инструментами впереди солдат, пляской и барабанным боем вдохновляя
их, и в то же самое время различными сигнальными звуками предупреждая их о любой грозящей
опасности.
Военная одежда сеньоров мокиконги выглядит следующим образом: на голове они носят
плюмажи из петушиных, страусовых, павлиньих и других перьев, которые делают мужчин на вид
более рослыми и страшными. Они полностью обнажены выше пояса и носят на шее железные
цепи с кольцами размером с мизинец взрослого мужчины, которые они носят как бы для военной
помпы. Ниже пояса они носят короткие штаны или ткани или тонкого ситца, и поверх них
подобие юбки, завернув назад поля и подоткнув их за пояс. Этот пояс, как мы говорили,
восхитительно сработан, и к нему привешены колокольчики, похожие на вышеупомянутые
инструменты, и сделано это с той целью, чтобы, когда они сражались с врагами, бряцанье
колокольчиков придавало им смелости. Их башмаки - такие же, как и те, что носят португальцы.

23
http://var.3dn.ru/

Мы уже описывали их оружие, которое состоит из луков, стрел, мечей, кинжалов и дротиков; оно
распределено таким образом, чтобы тот, кто вооружен луком, имел также кинжал, но не дротик,
поскольку два последних [предмета вооружения] неудобно носить вместе, но только меч и щит.
Простые солдаты ходят полуголые выше пояса, и в остальном имеют луки, стрелы и кинжалы.
Они первыми начинают бой стычками, выступая вперед отдельными отрядами и вызывая врага на
бой, быстро крутясь на месте, чтобы увернуться от вражеских ударов. Молодые люди также, как
сказано, стремительно выбегают вперед, стуча в барабаны, как будто для того, чтобы вдохновить
своих товарищей; и кода капитан-генералу покажется, что они уже устали, он отзывает их назад
сигналом одного из музыкальных инструментов. Когда они, таким образом, покидают поле боя,
то совершают поворот кругом и уступают свое место другим, так что таким образом в сражении,
поочередно чередуясь, принимают участие все силы армии.
В этой битве соперничающие армии прибегали к различным маневрам, и вначале победа
склонялась на сторону людей Конго; но впоследствии, т.к. обе стороны понесли большие потери,
и т.к. из-за нехватки припасов люди стали болеть и умирать, лагерь короля Конго распался и все
вернулись домой. Пауло Диаш, будучи, таким образом, не в состоянии присоединиться к своим
союзникам, двинулся вперед и, переправившись через реку, пробился в Луиолу, сильную
естественную крепость, где он мог оказать сопротивление королю Анголы. Луиола так сильно
укреплена благодаря тому, что реки Коанза и Луиола, сливаясь в одно русло на расстоянии 105
миль от побережья, и снова сближаясь одна с другой на расстоянии выстрела из лука от места их
слияния, образуют между ними некое подобие островной крепости. На этом острове, у слияния
двух рек, возывшался холм, который Пауло Диаш занял и укрепил, чтобы сделать его лучше
защищенным. Прежде он был необитаем, но теперь стал маленьким краем, населенным
португальцами. От Луиолы река судоходна вплоть до моря для небольших лодок; и всякий может
пройти, без риска, 105 миль посуху. Около этого [острова] - горы Камбамбе, недра которых
богаты серебром, и которыми Пауло Диаш всегда пытался завладеть для себя. Именно из-за этих
гор между ним и людьми Анголы произошла распря, т.к. последние, зная о том, сколь большое
значение придают этим горам португальцами, делали всё, что в их силах, чтобы помешать им
добраться до них. Они сражались друг против друга также в других местах, т.к. португальцы,
завладев судоходством по реке Коанза, непрерывно совершали вторжения в страны,
принадлежавшие королю Анголы.
Оружие, используемое этими людьми, - луки 6 пядей длиной, с тетивами, сделанными из
древесной коры, и стрелы из легкого дерева, толщиной меньше мизинца человека, также 6 пядей в
длину, с железным наконечником, сделанным наподобие крючка, и с перьями птиц на верхушке.
Они носят по 6 или 7 этих стрел в одной руке с луком, без всякого колчана. Рукояти их кинжалов
похожи на рукояти ножей; и они носят их на левом боку на перевязи, и сражаются ими
преимущественно в рукопашной схватке.
Во время военных действий они прибегают к различным хитростям и уловкам, например,
вступая в сражения с португальцами, они, стремясь добиться преимущества над врагом, атаковали
их по ночам, или в дождливую погоду, когда пушки и бомбы из-за подмокшего пороха
становились бесполезными, и разделяли свои войска на несколько отрядов. Король лично не
ходит на войну, но отправляет своих капитанов. Эти люди сразу же обращаются в бегство, как
только они увидят, что их капитана убили, и их никакими доводами невозможно убедить
остановиться, чтобы удержать [достигнутое] преимущество. Все их солдаты пехотинцы;
кавалерии у них нет. Когда капитаны не желают идти пешком, их несут рабы одним из трех
способов, о которых мы поговорим в дальнейшем. Эти люди идут на бой огромными толпами и в
полном беспорядке, не оставляя позади никого, кто пригоден для участия в сражении. Они не
заготавливают впрок никаких запасов продовольствия для лагеря, и те, которые берут с собой
какие-либо припасы, взваливают их на плечи своих рабов. Несмотря на это, у них есть много
животных, которых они одомашнили и используют в качестве тягловой силы и для переноски
тяжестей, о которых мы подробнее поговорим в другой части этой истории. Таким образом,
нередко случается так, что когда целая армия приходит на определенное место, ее запасы
продовольствия иссякают и никакой еды не остается, и в тот самый момент, когда они имеют

24
http://var.3dn.ru/

самую срочную нужду в продолжении экспедиции, они вынуждены возвращаться обратно в свою
страну, превозмогаемые голодом.
Эти люди очень суеверные, и если случайно с левой стороны от них пролетит птица или же
закричит определенным способом, они принимают это за предсказание опасности или неудачи,
или [знак], что им не следует двигаться дальше, и они сразу поворачивают обратно, следуя
обычаю, которого придерживались также римляне в ранние времена и другие языческие народы в
наши дни. И если покажется странным, что горсточка португальских солдат, которые
сопровождали Пауло Диаша, вместе с другими представителями той же нации, которые
занимались торговлей в этом королевстве и пришли ему на помощь в количестве самое большее
300 человек, и которые, вместе с их рабами, и недовольными, и беглецами, которые бежали из
Анголы, чтобы присоединиться к нему, никогда не превышали по численности 15000 человек,
могли оказать такое достойное сопротивление этим бесчисленным полчищам негров, подданных
короля Анголы, которых насчитывалось, как говорят, до миллиона душ, - я отвечу, что это не
представляло особых трудностей, учитывая, что негры были почти нагими, не имели никакого
оборонительного оружия, а наступательное состояло только из луков и кинжалов, как уже было
сказано; тогда как наши люди, пусть и немногочисленные, были облачены в простеганные
камзолы, подбитые двумя слоями хлопка, которые защищали их от рук до коленей, а головы у них
были покрыты шляпами из того же самого материала, который обеспечивает достаточную защиту
против стрел и кинжалов. Кроме того, они сражались длинными мечами, а некоторые из них были
верхом на лошадях и имели пики. Один всадник стоит [в бою] сотни негров, которые очень боятся
всадников, и, превыше всего, тех, кто стреляет из ружей и пушек, которые нагоняют на них
предельный ужас. Так что несколько человек, если они хорошо вооружены и занимают удобную
позицию, легко могут нанести поражение большим полчищам.
Королевство Ангола настолько густо заселено, что в это трудно поверить, поскольку мужчины,
живущие в нем, берут столько жён, сколько пожелают, и люди без конца размножаются, что не в
обычае в Конго, поскольку там они живут по-христиански. Так что Дуарте Лопиш утверждает и
верит, что королевство Ангола может выставить почти миллион боеспособных мужчин,
поскольку каждый мужчина имеет много жён, а от них рождается много сыновей, и все они
добровольно идут на бой, служа своему князю.
Страна особенно богата серебряными и медными рудниками, и ней есть большее изобилие
различных металлов, чем в любой другой стране в мире. Она также изобилует всевозможными
продуктами, в ней есть различные животные и, особенно, стада крупного рогатого скота. Правда,
эти люди предпочитают всякой другой пище собачье мясо, и из-за этого они откармливают этих
животных [собак], затем рубят на куски и продают на мясных рынках. Утверждают, что очень
крупная собака, похожая на быка, продается в обмен на 22 рабов, которые стоят по 10 дукатов
каждый, т.е. в целом 220 дукатов; так высоко ценятся эти животные. Деньги, которые находятся в
обращении в Анголе, отличаются от "лумаче" Конго, поскольку они представляют собой
стеклянные бусы размером с орех, и меньше, различной формы и цвета, которые делают в
Венеции. Они используются не только как деньги, но и в виде украшений, которые как мужчины,
так и женщины носят на шее и на руках и называют их на своем языке "анзолос", но когда они
имеют форму чёток - "мизанга".
Король Анголы - язычник, полонящийся идолам, как и все его подданные. Это истина, что он
изъявлял желание стать христианином по примеру короля Конго, но т.к. вплоть до настоящего
времени невозможно было отправить священников, чтобы разъяснить ему догматы христианской
религии, то он остается коснеть в заблуждении. Вышеупомянутый Дуарте Лопиш сообщал, что в
его бытность [в Конго] этот король направил послов к королю Конго, прося прислать
священников, чтобы обучить его христианской вере, но т.к. ни одного священника при нём не
оказалось, он не смог выполнить его просьбу. Эти два короля теперь заключили мирный договор,
[по которому] король Анголы получил прощение за нападение и резню, совершенную им среди
людей Конго и португальцев в Кабазо.
Язык, [на котором говорят] в Анголе, тот же самый, что и в Конго, поскольку, как мы уже
говорили, всё это одно королевство, и оба языка отличаются между собой не более, чем это
бывает в соседних странах. Ибо португальцы и кастильцы, венецианцы и калабрийцы говорят на

25
http://var.3dn.ru/

столь различных диалектах и слова приобретают такую разную форму (хотя все обладают
одинаковым значением), что они понимают друг друга только с великим трудом.
Мы уже говорили, что Иль Сено делле Вачче делит королевство Анголу пополам, и одна
половина его только что была описана. Теперь мы опишем вторую половину, которая постирается
от Иль Сено делле Вачче на юг. От Иль Сено делле Вачче до мыса, именуемого Черным мыс (мыс
Негро), если следовать вдоль побережья, на расстоянии 200 миль идет страна, подобна описанной
выше, которой правят сеньоры, подданные короля Анголы. Линия, проведенная к востоку от
Черного мыса, рассекает горы, называемые Монти-Фредди, которые в определенных частях,
севернее линии экватора, известных португальцам как Монти-Невофи, и эта линия заканчивается
у подножия других гор, называемых "дель Кристалло" (Хрустальными). В этих [горах] Монти-
Невофи берут свое начало воды, [питающие] озеро Думбеа Зочче. Вышеупомянутая линия
тянется от Хрустальных гор к северу, через Монте-дель-Аргенто, вплоть до Маломбы, где, как мы
сказали, река Коари делит надвое королевство Конго. Таково королевство, в котором властвует
король Анголы, о котором мы больше не станем ничего говорить, равно как и о чем-либо,
относящемся к королю или его двору.

Глава VIII.
О протяженности королевства Конго, находящегося под властью короля в наши дни,
согласно вышеупомянутым четырем делениям.

Начиная от реки Коанза и отложив расстояние в 375 миль по направлению к линии экватор, мы
находим реку, называемую Лас Барерас Вермельяс (las Bareras vermеglias), [получившую такое
название] из-за обломков определенных скал, которые, будучи размыты морем, падают в нее,
придавая ей такой оттенок. Отсюда, по прямой линии, королю [Конго] принадлежат 450 миль
территории, и эта линия, будучи проведена дальше к югу, пересекает Хрустальные горы (не те,
что находятся в Анголе, но другие) и Селитряные горы, и, пересекая реку Вербелу, у подножия
Серебряных гор, завершается на расстоянии 500 миль, у озера Агелунда. Четвертая линия следует
по течению реки Коанза, которая вытекает из вышеупомянутого озера, на расстоянии 360 миль,
так что вся протяженность королевства, которым управляет в настоящее время король Конго дон
Алвару, составляет 1685 миль. Но путь, которым можно пересечь эту страну, начинается в устье
реки Заир, в месте, известном португальцам как Падраон и, оставляя справа королевство Конго и
проходя через Солнечные и Хрустальные горы, заканчивается на расстоянии 600 миль и в 150
милях от Нила. Это истина, что раньше предки этого принца управляли многими соседними
странами, которые впоследствии от них отпали, хотя они еще сохраняют в своей титулатуре
названия тех областей, которые теперь находятся под властью других [правителей], как,
например, титул [нынешнего короля Конго] звучит так: "Дон Алвару, король Конго, и Абундос, и
Матамы, и Куизамы, и Анголы, и Ангои, и Каконго, и семи королевств Конгере, Амолаза, и
Пангелунгос, и сеньор реки Заир, и Анзикос, и Анзикуана, и Лоанго, и т.д.".
Провинции королевства Конго.
Это королевство подразделяется на 6 провинций, называемых Бамба, Соньо, Сунди, Панго,
Батта и Пемба. Провинция Бамба, самая большая и богатая [из всех], которой управляет дон
Себастьян Манибамба, кузен короля дона Алвару, недавно скончавшегося, расположена на
морском побережье, простираясь от реки Амбизе до реки Коанза на юге. Под властью этого
принца находится много сеньоров, главные из которых - это дон Антонио Манибамба, наместник
и брат дона Себастьяна, и другие, Мани Ламба, и Мани Данди, Мани Бенго и Мани Лоанда,
губернатор острова Лоанда; и Мани Коримба, Мани Коанза и Мани Кассанзи. Все они правят на
морском побережье; но в глубине страны, где земля принадлежит Анголе, правителями стали
амбундос, которые, живя на границах Анголы, также являются подданными указанного
Манибамбы, и это - Ангази, Чингенго, Мотолло, Чабонда и много других более низкого ранга.
Заметим, что это слово "мани" означает "сеньор", а вторая полвина [титула] указывает на страну,
находящуюся под его правлением; так, например, Мани Бамба означает сеньора страны Бамба, а
Мани Коримба, которая является частью Бамбы, - сеньора Коримбы, и так далее. Эта провинция
Бамба граничит с Анголой на юге, а на востоке, по направлению к озеру Агелунда, лежит Чеззама,

26
http://var.3dn.ru/

страна, в которой люди живут в народоправии, и подразделяющаяся на много сеньорий, которые


не подчиняются ни кролю Конго, ни королю Анголы. В конце концов, после того, как они оказали
упорное сопротивление Пауло Диашу, эти сеньоры Чеззамы стали его вассалами, чтобы сбросить
с себя ярмо короля Анголы; и Диаш заручился их поддержкой против упомянутого короля.
Возвращаясь к стране Бамба, следует сказать, что она является главной [провинцией] королевства
Конго; это ее ключ, щит, меч и защита, и преграда против неприятеля. Так что она способна
подавлять любое восстание в тех краях, имея смелых людей, всегда готовых к войне, защищая
[Конго] от врагов из Анголы, и помогая королю в подавлении волнений, происходящих в других
странах. При необходимости она может выставить 400000 вооруженных мужчин, и хотя является
только одной из шести частей королевства, но лучшей и величайшей [из них]. Главный город этой
провинции лежит на равнине между реками Лозе и Амбризе и называется Панза, - название,
общее для всех территорий. Здесь живет губернатор, и он [город] отстоит на 100 миль от
побережья. В этой провинции берут свое начало горы, протянувшиеся в королевство Ангола, где
есть серебряные рудники и месторождения всех других металлов. Она очень богатая, поскольку
вдоль ее морского побережья находят [раковины] "лумаче", которые используются в королевстве
Конго вместо денег. Здесь также ведется большая торговля рабами, которых привозят из Анголы,
поскольку португальцы каждый год приобретают более 5000 негров, а затем увозят их на продажу
в различные края. Люди этой провинции - самые смелые во всем королевстве, и вооружены
длинными и большими мечами, похожими на славянские мечи, которые вывозят из Португалии.
Среди них есть такие мускулистые люди, что они могут надвое разрубить раба или снести голову
быку одним ударом такого меча, и более того (вещь, которая может показаться невероятной),
один из этих храбрецов может держать в руке сосуд, вмещающий четвертую часть бочки с вином,
до тех пор, пока сосуд не опустеет [т.е. вино не вытечет]. Они пользуются луками и стрелами, в
обращении с которыми проявляют большую ловкость и сноровку; и кроме этого оружия, у них
есть длинные щиты, сделанные из шкур дикого тура, о котором мы уже рассказывали выше, что
его используют анзиче.

Животные, которые водятся в провинции Памба.

Животные, которые водятся в этой области, это, прежде всего, слоны, которые в большом
количестве встречаются во всем королевстве Конго, но, в основном, в Памбе, т.к. там большее
изобилие лесов, пастбищ и воды, чем в любой другой части этой страны, поскольку через нее
протекает много рек, и таким образом эти огромные создания не испытывают недостатка в пище.
Лопиш утверждал, что часто измерял ступни слона и находил их равными 4 пядям в ширину. Из
чего всякий может (описав круг такого размера) представить размер всего тела этого животного.
Ступня слона называется "мало манзао", т.е. "нога слона". Когда в наши дни в Португалии,
Италии или Германии мы видим слонов значительно меньшего размера, чем те, о которых мы
упомянули, то единственно по той причине, что они еще молодые и были увезены в те страны еще
детенышами, чтобы их легче было приручить. Считается, что в тех областях [т.е. в Конго] они
живут по 150 лет, и перестают расти только в среднем возрасте. В поддержку этого утверждения
Лопиш добавляет, что ему приходилось видеть клыки, не бивни, как некоторые думают, которые
весили 200 фунтов 12 унций. На языке Конго они называются "мене манзао", или "слоновая
кость". Молодой слон известен как "моана монзао", или "сын слона". Их уши крупнее, чем самый
большой турецкий щит, имеют 6 пядей в длину и похожи по форме на яйцо, и более узкие и более
заостренные к плечам; ими, а также своим хвостом и хоботом, они отгоняют мух. Утверждают,
что когда они не могут достать [ими] своих мучителей, то начинают чесаться и так убивают их.
Их хвосты поросли длинными мягкими волосами, перемежающимися с черными и более
блестящими, у старых животных они более жесткие и красивые, и наиболее высоко ценятся теми
людьми, как знатными мужчинами, так и женщинами, в Анголе и прилегающей стране Амбундо,
которые носят их в качестве нашейных украшений, и используют их не только из-за их красоты,
но также и потому, что они принадлежат таким большим животным. Они очень толстые, похожие
на веревку, и их невозможно разорвать, даже напрягая все силы, наоборот, при попытке сделать
это можно травмировать руки. Для того, чтобы приобрести их, многие [туземцы] устраивают

27
http://var.3dn.ru/

засады на слонов, и когда те пробираются по узким и извилистым тропам, они идут следом за
ними, и [незаметно подкравшись], острым ножом отрезают им хвосты. Один такой хвост равен по
стоимости двум или трем рабам. [Что же касается слонов], то эти животные не могут повернуться,
чтобы отомстить своим обидчикам, в тех узких проходах, и не могут достать неприятеля своим
хоботом. Некоторые [туземцы], ловкие и смелые, нападают на слонов украдкой, сзади, когда они
пасутся, и стараются одним ударом отрубить им хвост, уворачиваясь от слона благодаря тому, что
кружатся вокруг него, - поскольку, несмотря на то, что эти животные такие огромные, они могут
очень быстро бегать по прямой линии и несутся крупными шагами, хоть они и медлительные. На
открытой равнине они бегают быстрее, чем самый резвый конь, но, поворачиваясь, они теряют
время, и охотники, пользуясь этим, успевают скрыться. Многие, тем не менее, бывают пойманы и
убиты слонами, когда они гонятся за ними по прямой дороге.
Древние, которые плохо разбирались в этом вопросе, считали, то слоны не могут лечь на землю,
но [спят], прислонившись к деревьям, и когда охотники подрубают их, то слоны падают вместе с
ними, становясь легкой добычей для охотников, которые ловят их, когда они лежат на земле. Но
Дуарте Лопиш утверждал, что они не только лежат на земле, но также становятся на колени и
поднимаются на задние ноги, упираясь ступнями передних в стволы деревьев, чтобы поесть
листву, и наклоняются, чтобы попить воды, которую часто можно найти в их логовищах. Их
суставы похожи на суставы других животных, хотя и отличаются в некотором отношении,
поскольку от ступней до плеч у них имеется всего два сустава. Когда они пасутся, они валят
большие деревья, упираясь в них плечами и спиной, но маленькие деревья они зажимают своими
бивнями, выворачивают их [из земли] и оттаскивают, чтобы полакомиться их листвой. Иногда
случается, что один из их бивней ломается, и можно встретить много [слонов], бродящих по
открытой равнине, у которых сломаны бивни. Они пережевывают пищу короткими зубами,
которые не видны, в отличие от двух длинных бивней, и отправляют пищу в пасть своим хоботом,
действуя им как рукой, конец которой выглядит подобно пальцу; им (хоботом) они могут
поднимать самые маленькие вещи, такие, как орехи, солому и пшеницу, и класть их в рот, как я,
Филиппо, сам видел в Лиссабоне.
Поскольку молодой слон растет медленно, слониха не может постоянно кормить его молоком, и
вскоре он учится находить себе пищу самостоятельно. Мать-природа распорядилась так, что эти
животные могут производить на свет потомство только раз в семь лет. Их кожа невероятно
жесткая, имеет 4 пальца в толщину, и ее невозможно пробить даже из ружья. Лопиш сообщает,
что он однажды выстрелил [в слона] из маленького ружья, называемого "петрераа", и попал в
него, но не ранил; слон унесся сломя голову, пробегал три дня, в состоянии предсмертно агонии
натолкнулся в пути на нескольких рабов, и, одержимый бешенством, он набросился на них и
убил. Туземцы не знают, как укрощать этих животных, такому множеству которых они с
легкостью могли бы найти полезное применение для перевозки товаров и многих других дел в
хозяйстве. Они ловят их, заманивая в глубокие рвы в тех местностях, где они обычно пасутся. Эти
рвы узкие внизу и широкие сверху, так что животные, попав в них, не могут выбраться
самостоятельно, и, прыгая вверх, снова падают [на дно рва]. Сверху эти рвы замаскированы
землей, травой и листьями, которые совершенно скрывают их от глаз, и животные, ступая на них,
попадают в ловушку. Лопиш утверждал, что он свои глазами видел в Коанзе один очень
примечательный случай, именно, молодой слон, следуя за матерью, провалился в яму, из которой
он не мог выбраться, хотя и прилагал для этого все возможные усилия, так что он так и умер там,
и слониха-мать засыпала его травой, ветвями и молодыми побегами деревьев, заполнив яму до
самого верха, чтобы охотники не могли вознаградить себя его поимкой, и предпочтя скорее убить
его, чем позволить попасть живым в их руки. Эта заботливая мать-слониха, не боясь толпы,
которая окружила яму с различным оружием [в руках], и направленных против нее шумных
криков против нее, уверенная в своих силах, с утра до ночи старалась отогнать [охотников], и,
потерпев неудачу, поступила так, как мы сказали. Слон - добродушное по природе животное, и,
сознавая свою силу, не знает страха, не причиняя никому вреда, если его самого не тревожить, и
близко подходит к человеческому жилью, не питая никаких дурных намерений. Они не бросаются
на людей, разве что их раздразнят, только иногда они могут осторожно подбросить в воздух
своим хоботом любого, кого повстречают на пути. Они приходят в восторг при виде воды, и чаще

28
http://var.3dn.ru/

всего их можно увидеть на реках и озерах, куда они имеют привычку заходить около полудня, и
пьют и освежаются, купаясь и наполовину погружаясь в воду, и обливая себе водой, которую они
набирают в хобот. Из-за большого количества пастбищ и бродов в королевстве Конго там
встречается большое количество этих созданий. Дуарте Лопиш утверждал, что видел, как они
проходят от Касанже к Лоанде через маленькую зеленую долину по 100 животных за раз (держась
стадами, подобно коровам, верблюдам и похожим животным, а не поодиночке, в отличие от львов
и других диких зверей), большие и малые, и последние следуют за своими матерями, а впереди
идут молодые слоны. Изобилие слоновой кости, которую вывозят оттуда, объясняется тем, что
там водится множество слонов; и, кроме того, слоновая кость не считалась ценной до тех пор,
пока португальцы не начали торговать ею в тех областях. Поскольку за минувшие столетия
скопилось огромное количество слоновой кости, то даже в наше время она стоит дешево.
Неизвестно, есть ли в тех странах какие-либо другие животные, такие же крупные, как лон, или
водятся ли здесь похожие на слонов (по размеру) носороги, называемые в Индии "база". Но
хорошо известно, что рога, которые растут на носу этого животного, привозят из страны Анзичи,
и существенно ценятся там, используясь для (лечения) разных болезней, так что возможно, что
некоторые из них встречаются в тех краях. Львы в стране Анзичи похожи на тех, что водятся в
других частях света, но их не увидишь в Бамбе, где, однако, встречаются, большое количество
тигров, того же самого вида, которых Дуарте Лопиш видел во Флоренции, - это подтверждает, что
они являются тиграми. Он рассказал также о любопытных привычке, существующей среди них, -
что они не причиняют вреда белым людям, но нападают только на черных, и даже убивают и
пожирают чернокожих, когда те спят, обходят белых стороной. Если они не могут утолить свой
голод в дикой природе, они бесстрашно таскают с самих дворов домов любых животных, которых
находят там, не щадя никого. На языке Конго они называются "энгои". Эти звери столь же
свирепые, как львы, и рёв их похож на львиный рык, и они похожи на них во всех отношениях, за
исключением шкуры - у тигров она пятнистая, тогда как у львов везде одного цвета. Тигров ловят
и убивают разными способами, иногда подмешивая им в пищу яд. Также расставляют ловушки, в
которых оставляют ребенка, и когда голодный зверь появляется там, привлеченный видом
добычи, он внезапно проваливается в одну из этих ловушек и, пытаясь освободиться, еще больше
запутывается, и так попадет в руки к охотникам. Другой способ ловли заключается в том, чтобы
напасть на него со стрелами, копьями и огнестрельным оружием. Тигры являются врагами для
негров, для овец и даже для крупного рогатого скота. Несмотря на это, Дуарте Лопиш сообщал об
одном (детеныше), пойманном им самим в возрасте 15 дней от роду, и вскормленным козьим
молоком. Когда же зверь вырос, он ходил за ним по пятам, как собака, совсем смирный, но не
позволял никому прикасаться к себе, кроме хозяина. Несмотря на это, это создание издавало рёв,
и его глаза страшно сверкали. По прошествии времени он загрыз его (Лопиша) любимую собаку,
а также ручную зебру, принадлежавшую его хозяину, который, найдя тигра опасным животным,
пристрелил его. Он добавляет, что в этих краях усы тигра считаются чрезвычайно ядовитыми, и
если их подмешать в пищу, то приводят к смерти, словно от безумия. По этой причине того, кто
приносит шкуру этого зверя без усов, король приказывает подвергнуть наказанию.
В этой стране встречается другое животное, называемое зеброй. Она распространена также в
некоторых частях Барбарии и Африки, и хотя во всех отношениях похожа на мула, всё же не
является им, поскольку приносит мужское потомство. Она имеет очень специфический окрас
шкуры, и отличается от всех других созданий, - именно, от спины до живота у нее идут,
чередуясь, полосы трех цветов - черного, белого и темно-коричневого. Самые большие полосы
имеют 3 пальца в ширину и охватывают всё тело (зебры), каждая имеет свой собственный цвет.
Шея и голова, а также уши и ноги "расписаны" подобным же образом; причем после белой
полосы неизменно следует черная, а за ней темно-коричневая, и эта закономерность цвета всегда
соблюдается. Грива (у зебры) не длинная. Хвост, подобно хвосту мула, - очень лоснящийся и
хороший на вид. Ноги и копыта - также похожи на ноги и копыта мула. Это животное напоминает
коня своей резвостью, поскольку оно настолько быстро бегает, что в Португалии и Кастилии до
сих пор, желая подчеркнуть скорость бега, говорят: "быстрый как зебра". Эти животные каждый
год приносят потомство и встречаются в большом количестве, совсем дикие. Приручив, их можно
было бы использовать для верховой езды, для перевозки грузов, а также как хороших боевых

29
http://var.3dn.ru/

лошадей, и для многих других целей. Из всего этого мы видим, что мать-природа не обделила ни
одну страну животными, подходящими для нужд и удобства человека, пищей и климатом, чтобы
люди ни в чем не испытывали недостатка для жизни. Ни в одной из частей королевства Конго,
однако, нет коней, (туземцы) не знают, как запрягать быков в ярмо или надевать упряжь для
перевозки или переноски тяжестей, или как приучить зебр к узде и седлу, или, по правде сказать,
как перевозить свой товар с одного места на другое, навьючив на этих животных, поэтому и
поневоле приходится использовать для этой цели мужчин-носильщиков. И так, лёжа в подобии
носилок, или сидя в них, и защищаясь от солнца зонтиками, людей носят их рабы, или же
мужчины, которых можно нанять на разных станциях. Если кто-либо желает путешествовать
быстро, он должен взять много рабов, и когда те, кто несут (их) первыми, устают, то их место
занимают другие, таким образом непрерывно чередуясь, подобно тому, как татары и персы
меняют на скаку своих коней. Эти люди идут очень быстро, привычные к своему бремени, и,
постоянно меняясь, соперничают с почтовыми лошадьми. Далее мы расскажем о том, каким
образом носят носилки, в которых путешествуют эти люди, а также об одежде мужчин и женщин,
солдат, военных инструментах и пальмовом дереве.
Другие животные, которые водятся в этих краях, имеют высоту в холке примерно на 4 фута
меньше, чем быки, шкуру красного цвета, и рога, похожие на козлиные, черные, витые и
блестящие, из которых делают красивые украшения, подобные тем, что делают из рогов буйвола.
Формой головы и шерстью они похожи на волов, и их шкуры высоко ценятся, вывозятся в
Португалию, а отсюда - в Германию, где их подвергают обработке и называют "Дантс". Король
Конго желал иметь ремесленников, владеющих искусством выделки и очистки этих шкур, чтобы
делать из них защитное вооружение. Несмотря на это, эти люди используют их в качестве щитов,
отражающих удары различного оружия, особенно против стрел. Этих животных убивают как из
ружей, так и из луков, но если они учуют подкрадывающегося к ним охотника, они
набрасываются на него и, будучи свирепыми и храбрыми, наносят ему раны своими рогами и
мордой, будучи неспособны сделать это рогами, и оставляют его полумертвым, если не
действительно мертвым. По пустыням королевства Анзикана бродят бесчисленные стада диких
буйволов, а также диких ослов, которых греки называют онаграми. Кроме того, встречаются
также другие животные, которые называются "эленаланга", похожие по своей величине и
строению тела на волов, за исключением того, что они держат голову и шею над туловищем. Их
рога - широкие и кривые, в 3 пяди длиной, и ветвятся отростками, но имеют острые концы; и из
них делают прекрасной формы рога для питья. Хотя эти создания живут в лесах, они почти
безобидные. Из шкур, содранных с их шей, тачают подошв для обуви, а их мясо используют в
пищу. Их можно было бы приучить к плугу, а также использовать для других работ в домашнем
хозяйстве. Здесь также пасутся большие стада коз и ручных быков. Есть также свиньи, кабаны, и
большие стада овец и коз. Дон Лопиш утверждает, то эти овцы и козы рожают за раз по 2, 3 или 4
ягненка или козленка, но никогда не приносят только одного. Бывает так, что у скотоводов есть
целые стада животных, которых всех принесла одна-единственная матка, и Лопиш убедился, что
это правда, поскольку сам держал несколько их голов в своем жилище.
Волки также обитают в тех областях, где есть изобилие пальмового масла; они любят пальмовое
масло превыше всего, и издали чуют его запах, поскольку обладают столь же тонким обонянием,
которое Вергилий приписывал собакам (...........). масло это, как было сказано, добывают из
пальмового дерева, и оно густое и твердое, подобно сливочному маслу; и замечательно, как эти
волки могут схватить горлянку, полную этого масла, своими зубами, и унести ее прочь, подобно
тому, как у нас волки таскают овец, закинув на плечо. Здесь также изобилуют лисы, которые,
подобно тем, что водятся в нагих краях, охотятся на птиц. В провинции Пемба есть бесчисленная
четвероногая дичь, такая, как олени, лани, косули и газели, и Лопиш говорил, что видел огромные
стад последних, а также множество кроликов и зайцев, поскольку там нет охотников, которые бы
убивали их.
В этой же самой провинции есть много диких кошек, называемых португальцами "альгазия", и
люди приручают некоторых из них ради выделяемой ими благовонной эссенции, которая им
очень нравится. Это было еще до того, как португальцы завели торговлю в тех краях. В
Манибатте ловят большое количество соболей, которые имеют очень красивый серый мех. Они

30
http://var.3dn.ru/

называются "инкире", и никому не разрешается пользоваться шкурками этих зверей, кроме как с
разрешения князя провинции, и они ценятся так высоко, что (по стоимости) одна шкурка
равняется цене раба. Ближе к области Анзикана также ловят куниц и шьют из их шкурок одежду,
о которой мы поговорим в надлежащее время.
Обезьяны и подобные животные различного вида, как большие, так и малые, встречаются в
стране Сонго, которая лежит у реки Заир. Некоторые эти создания очень забавные, и тамошние
сеньоры держат их при себе для развлечения, но особенно для охотничьих забав; и хотя они не
отличаются особой силой, зато мастерски подражают всем действиям и манерам людей. Во всех
вышеупомянутых областях эти животные встречаются в большем или меньшем количестве.
Большие и малые змеи здесь полностью отличаются от тех, что водятся в наших странах,
будучи огромными и ужасными на вид, и некоторые из них имеют 25 пядей в длину и 5 в ширину.
Желудок и пасть у этих созданий столь велики, что они могут целиком заглотить оленя или любое
другое животное равного размера. Они называются **********, т.е. "большая водяная змея", и
выходят (из воды) на сушу, чтобы добыть себе еду, а затем возвращаются в реку, живя в обеих
стихиях одинаково. Они цепляются за ветви деревьев и, лежа на них, подстерегают животных,
которые приходят, чтобы попастись рядом, и кода они оказываются достаточно близко, чтобы они
(змеи) могли наброситься на них, они стремительно бросаются вниз и хватают животное своим
хвостом, сдавливая и удушая его насмерть, после чего затаскивают его на некое отдельно стоящее
дерево или в другое место, где медленно поглощают его, даже вместе со шкурой, рогами и
костями. Таким образом насытившись, они впадают в состояние оцепенения, и тогда их может
убить даже ребенок; съеденной туши животного им хватает на 5 или на 6 дней, а затем они сновав
отправляются на поиски жертвы. Они сбрасывают свою кожу в определенное время года, а иногда
даже после того, как наедятся до отвала; эти кожи впоследствии находят и подбирают как
образцы, позволяющие судить о размере этих созданий. Туземцы-язычники высоко ценят этих
змей за их мясо, предпочитая его даже мясу домашней птицы и другим подобным деликатесным
сортам, и они едят их жареными, находя их в большом количестве лежащими в зажаренном виде
на земле (после того), как они выжигают (участки земли под пал) в своих дебрях.
Кроме того, там есть также ехидны, хорошо известные благодаря тому, что они настолько
ядовитее, что любо укушенный ими (человек) умирает через 24 часа, хотя негры знают
определенную траву, которая излечивает от их укусов. Есть и некие другие твари, размером с
барана, которые имеют крылья и хвост, подобно драконам, и длинную (вытянутую) морду с
разными рядами зубов, и которые питаются сырым мясом. Их кожа похожа на чешую лазурно-
синего и зеленого цвета, и у них есть две лапы. Туземцы-язычники поклоняются им как богам, и
даже в наши дни эти люди берегут их, как некую диковинку. Чтобы сделать их еще более
ценными, знатные люди держат их у себя, чтобы получить от тех, кто придет поклоняться им,
дары и подношения. В скалах здесь обитают четвероногие хамелеоны размером с ящерицу и
подобных ей созданий, с маленькими острыми глазами и хвостом, похожим на пилу. Они по
большей части имеют темно-голубой и зеленый окрас, и даже когда смотришь на них, можно
видеть, как их кожа быстро меняет свой цвет. Они живут в основном на высоких скалах и
деревьях, дыша воздухом, который заменяет им пищу. Другие ядовитые змеи, встречающиеся
здесь, имеют на конце хвоста подобие шара, напоминающего погремушку, которая трещит, как
если бы природа специально снабдила их ей, чтобы предупредить об опасности тех, кто подойдет
к ним на близкое расстояние. Эти "погремушки" и головы этих змей - средство от лихорадки и
сердечной дрожи. Таковы те создания, которые встречаются в этих областях, помимо других,
которые водятся в прочих странах.
Теперь остается поговорить о птицах, и прежде всего о страусах, поскольку они превосходят
всех прочих птиц своим размером. Они встречаются в тех частях (провинций) Сунди и Батта,
которые граничат с Музомби; их птицы вылупляются из яиц, нагретых солнцем. Их перья
используются в качестве штандартов и знамен в битвах, а в сочетании с перьями павлина идут на
изготовление зонтов от солнца. И поскольку мы упомянули павлинов, я могу сказать, что в тех
частях Анголы павлинов держат в особом лесу, огороженном стенами, поскольку король не
позволяет никому, кроме самого себя, иметь этих птиц, по той причине, что из их перьев делают
вышеупомянутые королевские штандарты. В древних историях об Александре Великом можно

31
http://var.3dn.ru/

прочесть, что эта птица очень высоко ценилась, когда ее впервые привезли в Европу. Здесь есть
также петухи, называемые "индийскими" (индюки), куры, гуси и утки различных пород, как дики,
так и одомашненные, и куропатки в таком количестве, что дети ловят их в силки. Есть также
другие птицы, похожие на фазанов, называемые "галлигиолес", голуби, голубки, и большое
количество тех птиц, что называются "клюющими фиги". Хищные птицы, такие как королевские
орлы, соколы, ястребы, ястребы-перепелятники и другие, которые водятся здесь, не используются
для соколиной охоты. Водоплавающие птицы, такие как большие белые пеликаны, называемые
так португальцами, ныряют под воду, их горло такое большое, что они могут целиком проглотить
рыбу, а желудки такие крепкие и такие горячие от природы, что в них легко помещаются до 50
рыбин. Их шкуры такие теплые, что туземцы используют их в качестве покрывал и высоко ценят.
На (речных) бродах здесь можно увидеть множество белых цапель и серых выпей, называемых
"королевскими птицами". Есть также некие птицы, похожие на журавлей с красными клювами,
красными ногами и размером с лебедей; их перья по большей части красные, остальные - белые, а
некоторые имеют окраску темного цвета. Эти птицы, называемые туземцами фламинго, каковых
они очень напоминают, очень красивы; их мясо съедобно.
Здесь изобилуют большие серые попугаи, которые хорошо подражают человеческой речи, а
также маленькие, зеленые, которые совсем не умеют говорить. Есть также определенные
маленькие птицы, называемые ".....", (по размеру) больше, чем канарейки, с красными перьями и
клювами, другие - зеленого окраса, с черными ногами и клювами. Некоторые - все белые, другие -
серые или даже полностью черные. Эти последние поют более красиво, чем прочие, и словно бы
переговариваются (друг с другом) в песнях. Есть там и другие, которые поют по-разному, но все
так мелодично, что сеньоры этой страны держат этих птиц в клетках и высоко ценят за их пение.

Глава IX.
О провинции Сонго, в которой течет река Заир, и о Лоанго.

Эта провинция расположена в 7,5® к северу от реки Амбризе, и ее граница после пересечения
рек Лелунда и Заир завершается у Красных Скал, которые находятся на границах королевства
Лоанго. В центре это провинции находится территория того же самого названия, именуемая
Сонго, где живет губернатор страны. Сеньоры, управляющие это страной, называются "мани-
сонго", или сеньоры Сонго, и обычно (являются особами) королевской крови. Тот, кто теперь
правит там, носит имя дон Диего Мани-Сонго, и под его властью находятся несколько меньших
сеньоров и провинций, которые в старые времена были свободны, подобно людям Момбалы,
которые живут вблизи города Конго, но теперь подчиняются ему. На другом берегу реки Заир, к
северу, - провинция Пальмар, которая получила свое название от большого количества растущих
там пальмовых деревьев. Другая сеньория граничит с владениями короля Лоанго, который прежде
был вассалом короля Конго, но с течением времени стал независим, и теперь претендует на то,
что является другом этого короля, но не его вассалом. Люде этой страны прежде называли
"брамас", и теперь они живут в глубине страны, по направлению к востоку, под линией экватора,
вплоть до границы Анзиканы, (населяя земли) вдоль гор, которые отделяют их от анзичи на
севере. Люди Лоанго называют этих анзичи "конгреамолал", поскольку прежде они были
подданными Конго.
В Лоанго встречается много слонов, а также слоновой кости. Слоновую кость они меняют на
железо, и даже гвоздь от корабля здесь можно обменять на целый слоновой бивень. Это
происходит либо потому, то здесь нет никаких [месторождений] железа, либо потому, что
[туземцы] не умеют его обрабатывать. Эти люди используют его (железо) в виде наконечников
для стрел, и для другого оружия, как мы говорили выше, описывая брамас. Они делают также
ткани из пальмового дерева, такие, как мы описывали выше, но более тонкие и красивые. Здесь
изобилует рогатый скот и другие самые разнообразные животные.
Туземцы являются язычниками, и их одежда похожа на ту, что носят в Конго. Они ведут войны
со своими врагами, живущими по соседству, - туземцами Анзиканы; и в сражениях с ними они
обычно просят помощи у Конго, таким образом отчасти сохраняя свою независимость. Они
поклоняются чему угодно, их главное божество - солнце, воплощение мужского начала, и луна -

32
http://var.3dn.ru/

[воплощение] женского. В остальном каждый выбирает свой собственный идол, которому он


поклоняется по своему желанию. Эти люди должны охотно принять христианскую веру,
поскольку многие из них, которые живут на границах с Конго, уже обратились в христианство, а
остальные только из-за нехватки священников и другие (лиц духовного сана), которые научили
бы их истинной вере, продолжают коснеть в заблуждении.

Глава Х.
О третьей провинции, называемой Сунди.

Провинция Сунди ближе всех расположена к городу Конго, называемому Сан-Сальвадор, хотя и
за его пределами, на расстоянии 40 миль от него. Она простирается до реки Заир и охватывает
даже противоположный берег этой реки вплоть до Кадуты, или водопада, о котором мы уже
говорили выше. Она простирается как вдоль обоих берегов реи, гранича на севере с Анзикой, так
и к югу вдоль вышеупомянутой реки вплоть до ее слияния с рекой Банкаре, и вдоль ее берегов
вплоть до подножия Хрустальных Гор. Главный город ее находится на границе с провинцией
Панго, где живет губернатор провинции, носящий то же самое имя, т.е. Сунди; и он (город) лежит
в дне пути к югу от водопадов на реке. Эта провинция - самая главная, она образует почти
патримоний (королевский домен) всего королевства Конго, и поэтому ею всегда управляет
старший сын короля и принц, который занимает первое место в порядке наследования трона, как
это пошло со времен первого христианского короля, дона Жуана, чей старший сын, дон Афонсу,
перед тем, как наследовать своему отцу, управлял здесь. Все последующие короли
придерживались того же самого обычая, отдавая эту провинцию в управление принцу, который
был следующим по старшинству, и подобным образом нынешний король дон Алвару был сам
прежде ее губернатором и именовался Мани-сунди. Стоит отметить здесь, что в королевстве
Конго никто, имея собственность, не может оставить ее своим наследникам. Всё принадлежит
королю, и он распределяет власть, богатство и территории тому, кому пожелает, и его
собственные сыновья подчиняются тому же закону. Вследствие указанного закона, если кто-либо
уклонится от внесения ежегодной дани, король отнимает у него губернаторские полномочия и
отдает их другому, как случилось с ныне царствующим королем, когда Дуарте Лопиш находился
при его дворе; пожелав, в бытность свою губернатором, проявить больше самостоятельности в
своих действиях, и даже различными благодеяниями привлечь на свою сторону своих вассалов,
которые тяготились возложенным на них бременем, он был за это неповиновение смещен с поста
губернатора и попал в немилость к королю, что известно на языке тех людей как "тамбонадо", о
чем мы более подробно расскажем в других частях этой книги. Под властью губернатора Сунди
находится много сеньоров. Люди (этой провинции) ведут торговлю с прилегающими странами,
продавая и меняя соль и различные виды тканей, привезенные из Индии и Португалии, и
используя "лумаче" вместо денег. Они получают взамен ткани, сделанные из пальмового луба,
слоновую кость, соболей, и ремни, сделанные из пальмовых листьев красивой выделки, и высоко
ценящиеся в тех краях. (В Сунди) обнаружено большое количество (горного) хрусталя, а также
некоторые металлы; но железо ценится превыше всего, и из него люди делают ножи,
огнестрельное оружие, мечи и подобные орудия, находящие применение в повседневной жизни.

Глава XI.
О четвертой провинции, называемой Панго.

Страна Панго прежде была независимым королевством. На севере она граничит с Сунди, на юге
- с Баттой, на западе - с Конго, и на востоке - с Солнечными горами. Главный город, который
является резиденции губернатора, носит то же самое название и расположен на западном берегу
реки Барбела. Первоначально она называлась Пангелунгос, но со временем это название
исказилось в Панго. Река Барбела течет посредине ее, эта река берет свое начало в большом озере,
из которого втекает Нил, а также в другом озере, меньшем по размеру, называемом Агелунда, и
впадает в Заир. Хотя эта провинция самая маленькая из всех, но, несмотря на это, приносит
немалую дань. Она была завоевана после Сунди и стала подвластной принцу Конго, и теперь все

33
http://var.3dn.ru/

ее жители имеют тот же язык и одежд. Нынешний губернатор носит имя дон Франсишку
Манипанго и принадлежит к старейшей знати из вождей Конго. Он всегда присутствует на
(заседаниях) государственного совета, будучи уже человеком старым и славящимся большим
благоразумием; он управлял этим королевством (т.е. провинцией) в течение 50 лет без всяких
волнений и ни разу не был отозван королем. Торговля в этой провинции напоминает ту, что
ведется в Сунди.

Глава XII.
О пятой провинции, называемой Батта.

Эта страна граничит на севере с провинцией Панго, на востоке ее граница пересекает реку
Барбела и доходит до Солнечных гор и до подножия Селитряного хребта, и к югу от упомянутых
гор она следует от слияния рек Барбела и Какинго до Монте-Бручитато (?????). В этих пределах
лежит Батта и ее главный город, резиденция губернатора, подобным же образом называющийся
Батта. Это королевство прежде было могущественным и великим, и добровольно присоединилось
к королевству Конго без всякий войны, несомненно, чтобы избежать раздоров среди вождей, и
пользуется бОльшими преимуществами и свободой, чем любая другая провинция в королевстве
Конго. Управление Баттой, по этой причине, всегда предоставляется одному из потомков
королевского рода этой страны, согласно желанию короля, не предпочитающего одного другому,
за исключением обязательной принадлежности к старому королевскому роду. Ни старший, ни
второй сын не наследуют этого поста, но король Конго жалует его, как мы сказал, по своему
желанию, для того, чтобы предотвратить узурпацию или восстание. Этот губернатор по своему
рангу стоит ближе к королю, чем все прочие (губернаторы), являясь вторым лицом в королевстве,
и никто не может отменить его указов, как могут отменить указы других, и если королевская
династия пресечется, то наследование переходит к нему, и он носит титул дон Педро Манибатта.
Иногда он ест за королевским столом, но сидя ниже (короля), что является привилегией, не
предоставляемой ни одному другому губернатору в Конго, даже королевским сыновьям. Его двор
и свита немногим уступают в пышности королевским, поскольку, когда он совершает публичный
выезд по какому-нибудь случаю, то впереди него идут люди с трубами, барабанами и другими
военными музыкальными инструментами. Португальцы обычно называют его "принц Батта",
потому что, как говорилось, если король Конго не оставит наследников, то королевство должно
перейти к одному из (лиц) его крови. Соседние языческие племена всегда воюют с ним, и он
может выставить 70 или 80 тысяч (вооруженных) людей. Поскольку он ведет непрерывные войны
с соседними племенами, ему позволено держать туземных мушкетеров, - но король не разрешает
ни одному другому губернатору, даже своим сыновьям, применять туземные войска, но только
португальских солдат. И Дуарте Лопиш утверждает, что когда он однажды спросил короля,
почему он не разрешает губернаторам иметь туземных фузилеров, то получил ответ, что если они
поднимут восстание и выступят против него с 1000 или 2000 вооруженных людей, то у него не
хватит сил подавить его. И т.к. мы уже упомянули, что король разрешает использовать туземные
войска только принцу Батты, уместно добавить, что это соображение продиктовано
необходимостью, т.к. к востоку от Батты, за Солнечными и Селитряными горами на западном и
восточном берегах Нила, и на границах королевства Моэне Муге, живут люди, которых в Конго
называют "жага", но известные в свое стране под именем "агаг". Они очень дикие и свирепые
люди, одержимые страстью к войне и разбою, постоянно совершают набеги на соседние страны, а
иногда - на провинцию Батта, так что не удивительно, то население последней страны всегда
пребывает начеку и держит вооруженных солдат для самозащиты. Под властью принца Батты
находитяс много сеньоров, и туземцы называются "монсобос", их язык понимают в Конго. Это
более грубое племя, чем мокиконги, и происходящие из них рабы бывают крайне непокорными.
Торговля здесь та же самая, что и среди людей, о которых мы уже говорили, но доход, который
король извлекает от Батты, в два раза превышает тот, что поступает от всех вышеупомянутых
провинций.

Глава XIII.

34
http://var.3dn.ru/

О шестой и последней стране, называемой Памба.

Провинция Пемба расположена в самом центре королевства Конго, будучи со всех сторон
окружена границами провинций, описанных выше. Ее губернатор - дон Антонио Манипемба,
второй сын покойного короля Алвару и брат царствующего суеверна. Отец так сильно любил
дона Антонио, что назначил его губернатором указанной провинции, не зная, какой еще более
ценный дар он мог бы ему сделать, за исключением самого королевства, которое он желал ему
передать, поскольку он был ему ближе к сердцу, чем старший сын; но это противоречило
королевскому закону, и он не мог этого сделать. Эта провинция - центр королевства Конго и
колыбель древних королевств, и вследствие того, что она является главой других княжеств, в
самом центре ее находится столица, о которой мы позже дадим более полные сведения.
Упомянутый губернатор названной провинции Пемба живет на территории того же имени,
расположенной у подножия Монте-Бручиато (????) и простирающейся вдоль реки Козе, которая
вытекает из озера и течет через округ Бамба в море. Придворные, сеньоры и вассалы короля
Конго имеют владения в этой провинции, для того, чтобы быть рядом с королевским двором, а
также для того, чтобы с бОльшим удобством снабжать двор продовольствием и одеждой.
Некоторые из этих сеньоров, и особенно те, что живут в областях, граничащих с (провинцией)
Бамба, обязаны сражаться и защищать себя от их ближайших соседей, людей чиззама, которые,
как говорят, восстали против короля Конго и претендуют на то, чтобы быть независимыми.
Здесь мы заканчиваем Первую книгу, которая состоит из общего описания королевства Конго и
его границ, и, в частности, провинций, (расположенных) в его пределах. Нам остается перейти
дальше ко Второй (книге), в которой мы поведаем о местоположении города Конго, и его
территории; а также о принце, на чьем крещении присутствовал король, и о его обычаях и дворе,
и других вещах, относящихся к гражданскому и военному правительству этих людей. Позже мы
опишем окружающие королевства и области, простирающиеся на юг до мыса Доброй Надежды, и
даже за рекой (???????) и страны Индийского океана, вкратце коснувшись истоков Нила и причин
его замечательного разлива, который невежды почитают за чудо.

КНИГА II

Глава I.
О местоположении столицы королевства Конго.

Хотя столица королевства Конго в известной мере входит в область Памба, но, несмотря на это,
поскольку власть над ней и окружающая ее территория, которая простирается приблизительно на
20 миль, принадлежат самому королю, позвольте нам описать ее отдельно.
Этот город называется Сан-Сальвадор и прежде был известен на туземном наречии как Банза,
что обычно означает двор, где пребывает король или губернатор, и расположен на расстоянии 150
миль от моря на большой и высокой горе, почти полностью сложенной из скальной породы, в
которой, однако, встречаются железные руды, из которой построены большие дома. На вершине
этой горы находится равнина, полностью обработанная и возделанная, и усеянная деревьями и
поселениями, имеющая почти 10 миль в окружности, где проживают более 100000 человек. Земля
ее плодородная, и воздух здоровый, свежий и чистый, и есть источники с умеренно хорошей
водой, но ни в коей мере не вредной. Здесь также водится множество самых разных животных.
Вершина горы возвышается отдельно от всех других, и поэтому португальцы назвали ее "oteiro",
что означает "vedette" и одиночную возвышенность, откуда открывается вид на всю окрестную
страну. Истина, что только ее восточный склон, обращенный к реке, крутой и даже почти
отвесный.
Ранние сеньоры (этой) страны основали свою резиденцию на указанной вершине по двум
причинам: во-первых, потому, что она лежит почти в самой середине королевства, откуда можно
быстро послать помощь в любую его часть; и, во-вторых, потому, что эта природная
возвышенность обладает хорошим воздухом, защищенным местоположением, и отсюда нельзя
никого увести силой. С северо-западной стороны, обращенной к морю, которое, как было сказано,

35
http://var.3dn.ru/

находится на расстоянии 150 миль, на вершину горы ведет дорога протяженностью в 5 миль, если
считать со всеми ее изгибами, широкая и хорошо построенная. С восточной стороны вдоль
подножия горы течет река, к которой женщин спускаются по тропе в милю длиной, чтобы стирать
одежду. В некоторых местах (горы) есть засаженные и обработанные долины, и ни один участок
не остается невозделанным, поскольку именно здесь находится королевский двор. Город
находится в юго-восточном углу этой вершины и окружен стенами. Король дон Афонсу, первый
из [обратившихся] в христианство [монархов], предоставил португальцам [для проживания]
отдельный участок земли, огороженный стенами, и обнес свой дворец стеной подобным же
образом, а также другие королевские здания. Между двумя окруженными стенами участками
было оставлено свободное пространство, на котором [теперь] стоит кафедральный собор, а перед
ним - площадь, ворота домов знати и португальцев, построенные прямо напротив фасада
упомянутого собора, и там, где начинается площадь, живут определенные знатные придворные.
За церковью площадь заканчивается, [переходя в] узкую улицу, которая имеет собственные
ворота, за пределами которых есть несколько домов, обращенных фасадами на восток. За этими
стенами, которые окружают королевскую резиденцию и португальский квартал, есть несколько
построек, принадлежавших знатным вельможам, каждый из которых занял место, наиболее
подходящее ему рядом с (королевским) двором. Так что возможно определить размер этого
города, вся местность за пределами двух линий стен покрыта домами и дворцами, у каждого
знатного человека есть свои дома и земли, обнесенные стеной, подобно [самОму] городу.
Португальский квартал занимает пространство около мили в окружности, а другие постройки,
такие, как королевские дома, примерно такую же площадь. Стены большой толщины; ворота не
запираются на ночь и не расставляются караулы. На этой высоко равнине нет недостатка в
источниках с водой, но двор и португальцы берут воду из постоянно бьющего ключа на северной
стороне, к которому они спускаются на расстояние ружейного выстрела вниз по холму и приносят
воду в город в деревянных и глиняных сосудах, а также в выдолбленных тыквах-горлянках и на
плечах рабов. Вся равнина отличается плодородием и возделана, среди нее раскинулись зеленые
луга и растут большие деревья, и она приносит урожай зерновых культур различных видов. Самое
лучшее зерно называется "луко", оно похоже на семена горчицы, но крупнее. Его перетирают в
ручных мельницах и получают белую муку, из которой пекут отличный хлеб, не уступающий по
вкусу пшеничному, хотя последний используется только при служении мессы.
Эти различные сорта зерна в изобилии распространились по всему королевству Конго в
сравнительно недавнем прошлом, их семена были привезены из той части [бассейна] реки Нил,
где она впадает во второе озеро. Здесь есть также отличное белое зерно, называемое "маза ди
Конго", т.е. "зерно Конго", и маис, который так мало ценится, что его скармливают свиньям, и
рис, который также не в почете [у туземцев]. Маис известен как "маза манпуто", т.е.
"португальское зерно".
Здесь такое множество различных деревьев, что приносимых ими плодов достаточно для того,
чтобы прокормит почти всё население. Среди них - цитроны, лимоны, и, превыше всего, -
ароматные апельсиновые деревья, плоды которых ни сладкие, ни кислые, но употребляются в
пищу без вреда. Вышеупомянутый Дуарте Лопиш говорил, (показывая плодородие страны), что
видел семечко цитрона, оставшееся в кожуре этого плода, из которого за четыре дня пророс
маленький стебель. Есть также другие фрукты, называемые бананами, которые, как
предполагают, есть то же самое, что и "Mufes" Египта и Сирии, но в тех странах они вырастают
размером с дерево и их обрезают каждый год, чтобы они еще больше плодоносили. Они обладают
прелестным душистым запахом и очень питательные. Подобным образом на тех равнинах растут
различные виды пальм - финиковая пальма и индийский орех, называемый кокосом, т.к.
последний напоминает собой голову обезьяны, и в Испании есть обычай пугать детей, упоминая
слово "коккола". Здесь растет и другая пальма, похожая на вышеупомянутую, от которой
получают масло, вино, уксус, фрукты и хлеб. Масло делается из мякоти плода, по цвету и виду
оно напоминает сливочное, но имеет зеленоватый оттенок; и на этом масле люди готовят пищу.
Они также употребляют его как сливочное масло и смазывают им тело. Они выжимают
растительное масло из этих плодов тем же способом, как его выжимают из маслин, и затем
сохраняют его, прокипятив. Хлеб делают из зёрен упомянутого плода, которые похожи на

36
http://var.3dn.ru/

миндаль, но более жесткие, и внутри них находятся костянки, хорошие для пищи, полезные и
питательные. Этот плод, вместе с мякотью, полностью зеленый, и его едят либо в сыром, либо в
жареном виде. Вино находят в дупле на вершине дерева, где оно скапливается в некоем подобии
корыта, и из него получают ликер, похожий на молоко, который в течение нескольких дней
бывает сладкий, но затем становится кислым, и стечением времени горьким, и используется в
салатах. Когда эту жидкость выпьешь в свежем виде, она оказывает лечебное действие, и,
вследствие этого, люди этих стран не страдают от камней [в почках]. Она вызывает опьянение у
всякого, кто пьет ее в неумеренном количестве, но, с другой стороны, очень питательна. Деревья
другого вида здесь приносят плод, называемый "кола", размером с ананас, внутри которого
находятся другие фрукты, похожие на каштан, содержащие четыре отдельных [доли] мякоти
красного цвета и цвета гвоздики. Их кладут в рот и, разжевав и проглотив, утоляют жажду, и на
вкус они напоминают воду. Они очищают и укрепляют желудок, и кроме всего, ценятся за то, что
помогает при заболеваниях печени. Говорят, что если печень домашней птицы или любой
подобной птицы обрызгать соком этого плода, она становится снова свежей, даже если уже
начала разлагаться. Этот плод употребляют повсеместно, и его такое множество, что он очень
дёшев. Здесь есть и другие дикорастущие пальмы, также приносящие съедобные плоды; из их
листьев ткут циновки и делают полотнища для домов, а также [плетут] корзины и подобные
предметы повседневного обихода. Деревья, называемые "огхегхе", приносят [плоды, похожие на]
бледно-желтые сливы, хорошие цветы и очень ароматную эссенцию. У этих деревьев срезают
ветки и высаживают их в землю таким образом, что они вновь пускают корень и вырастают очень
большими, образуя тем самым изящные живые изгороди вокруг домов. На них развешивают
тканые циновки, которые, образуя замкнутый двор, служат в качестве защиты от солнечных
лучей. В середине этих дворов - деревянные дома, крытые соломой, имеющие только один этаж,
разделенные на удобные комнаты, увешанные коврами тонкой ручной работы, и украшенные
различными способами. Здесь следует заметить, что эти люди строят свои дома в указанной
пастушеской манере не из-за нехватки материалов, поскольку в горах Конго есть карьеры, где
добывается камень различных ценных пород, из которого можно было бы вырезать колонны,
архитравы, капители и другие большие блоки для постройки чего угодно. На самом деле, здесь
есть некоторые глыбы такого огромного размера, что похожи по форме на обелиск, стоящий
теперь перед Ла-Порте-дель-Пополо. Кроме этого, есть горы, в которых можно найти порфир,
яшму, белый и цветной мрамор, который в Риме известен под названием нумидийского,
африканского и эфиопского, некоторые колонны, (сделанные) из которого, есть в Грегорианской
часовне. Встречается здесь и другие [сорта] мрамора, и среди них мрамор с вкраплениями
яхонтов, т.е. драгоценных камней, образующих прожилки на поверхности материнского камня, и
этот [мрамор], если его отломить и разбить на маленькие куски, становится похож на [плоды]
гранатов. Из этого мрамора могут быть сделаны колонны, обелиски и тому подобные
произведения искусства, которые сверкают, как будто они усыпаны прекрасными
драгоценностями. Кроме этого, есть и другие драгоценные камни, похожие по внешнему виду на
металл, (разных цветов): некоторые - зеленые и сверкающие, другие - цвета меди, из которого
можно сделать статуи и другие очень красивые предметы. Так что в материале здесь нет
недостатка, поскольку горы изобилуют вышеупомянутым камнем, и другими [породами] также, и,
возможно, здесь их больше, чем Вов сем остальном мире. Есть также глина, древесина, вьючные и
гужевые животные для перевозки, и каждый второй материал для строительных нужд. Но
архитекторы, каменщики, плотники и все подобные работники отсутствуют, и для возведения
церквей, стен и других построек в этих странах мастеров привозят из Португалии. На берегах
реки Конго в таком изобилии растут тамаринды, каффии и кедры, что из них можно построить
бесчисленное множество судов, и эти и другие большие и высокие деревья используются также
для постройки домов. В садах произрастает много видов овощей и фруктов, таких, как дыни,
тыквы, огурцы, цветная капуста и много других подобного рода, которые неизвестны в Европе.

Глава II.
О начале христианства в Конго; и о том, каким образом португальцы забрали в свои руки
торговлю с этой страной.

37
http://var.3dn.ru/

Король дон Жуан II, желая открыть Восточные Индии, отправил несколько кораблей вдоль
побережья Африки, которые, открыв острова Зеленого Мыса и остров Св.Фомы и следуя всё
время вдоль побережья, достигли уже описанной выше реки Заир, где туземцы оказались
дружелюбными и цивилизованными, и завязали с ними выгодную торговлю. Позже он отправил
другие корабли, также для ведения торговли с Конго, и обнаружив, что торговля приносит
прибыль, а [местные] люди настроены дружелюбно, несколько португальцы остались там, чтобы
выучить там и торговать, и среди них был священник из Меслы. Португальцы, встретившись с
сеньором Соньо, дядей короля, учтивым человеком, который в то время жил в порту Праза, в
устье Заира, принял их за богов, спустившихся на землю, и окружив соответствующими
почестями. Но португальцы объяснили ему, что они были такими же смертными людьми, как и он
сам, и христианами, и, увидев, что люди так высоко почитают их, священник и остальные начали
беседовать с принцем о христианской вере и раскрыли ему глаза на заблуждения язычества, и
понемногу ознакомили его с нашей религией, так что принц, весьма довольный тем, что
рассказало ему португальцы, обратился в христианство. Охваченный рвением к вере, принц
Соньо отправился ко двору, чтобы рассказать королю о христианском вероучении португальцев и
поощрить его к принятию христианской веры. Затем король послал за священником, чтобы он мог
лично от него услышать то, о чем поведал ему принц, и он также, когда услышал [проповеди
священника], изъявил желание сделаться христианином. В это время то судно вернулось в
Португалию, и король Конго отправил с ним послание к королю дону Жуану II, прося прислать к
нему священников для распространения христианства, и священник также со своей стороны
написал об этом, по просьбе короля [Конго], подробно изложив всё случившееся. Так король
отправил к нему священников, убранство для церквей, кресты, образы [святых] и всё прочее, что
было нужно для церковной службы. Тем временем принц Соньо каждый день и ночь вёл беседы
со священником, которому он предоставил место в своем доме и за своим столом, дабы обучиться
самому и обучить людей христианской религии, покровительствуя христианству всеми
средствами, бывшими в его распоряжении, так, чтобы оно смогло разрастись и укорениться в этой
стране; население и король горели желанием очиститься от своих отвратительных суеверий и
ожидали [прибытия] португальцев кораблей, запасшись всем, что требовалось для крещения.
Наконец, в 1491 году от Рождества Христова, долгожданные корабли прибыли и бросили якорь в
устье Заира. Принц Соньо, выказав большую радость, встретил их со всей своей свитой, и
приветствовал их, и отвел [прибывших португальцев] в свой дом. На следующий день этот принц
по совету священника, который оставался там, начал строить церковь из древесных стволов и
ветвей; он лично, со своими слугами, отправился в лес, чтобы нарубить деревьев и перенести их
на место будущей церкви, в которой были воздвигнуты три алтаря, в честь Святой Троицы, и где
он сам принял крещение вместе со своим сыном-младенцем, получив имя Эммануэля, в честь
нашего Спасителя, а его сын - Антонио, в честь святого покровителя Лиссабона.
Теперь, если кто-нибудь захочет узнать, какие имена носили люди тех стран перед обращением
в христианство, то, хотя это и покажется невероятным, но следует сказать, что ни мужчины, ни
женщины не носили личных имен, таких, какие есть у разумных существ, но принимали те, что
принадлежат растениям, камням, птицам и зверям. Сеньоры носили имена провинций, которыми
управляли. Так, например, вышеупомянутый сеньор, первый, кто обратился в христианство,
именовался Мани Соньо, т.е. сеньор Соньо, хотя после крещении стал известен под именем
Эммануил; но теперь почти все носят христианские имена, позаимствованные у португальцев.
После того, как была отслужена торжественная месса, один из священников, которые прибыли
из Португалии, взошел на кафедру и произнес короткую проповедь на португальском языке,
посвященную основанным догматам новой религии и веры, которую они приняли, каковую
проповедь другой священник, который оставался там и выучил их язык, перевел даже более
пространно даже знатных лиц, собравшихся в церкви. Люди, благодаря обращению их принца,
собрались в таком множестве, что принц, будучи не в состоянии войти в церковь, вышел наружу к
ним и повторил то, о чем говорил священник, прося их с большим воодушевлением принять
вместе с ним христианскую веру.

38
http://var.3dn.ru/

После этого все португальцы отправились ко двору, чтобы окрестить короля, который выразил
горячее желание совершить этот обряд, и принц Соньо приказал многим собственным знатным
лицам сопровождать их, трубя в трубы, распевая песни и оказывая другие почести; он также
приказал, чтобы проживавшие вдоль дорог люди снабжали их съестными припасами. Столь
велико было множество тех, кто желал увидеть португальских христиан, что казалось, будто вся
полна была полна людьми, которые окружили их добротой, пели, били в кимвалы, играли на
трубах и других местных музыкальных инструментах. Приятно добавить, что на протяжении 150
миль от морского побережья до Сан-Сальвадора все дороги были расчищены и подметены, и
[туземцы] обеспечивали португальцев продовольствием и другими припасами. В тех странах
существует обычай, что когда король и его вельможи совершают выезд, все дороги чистят и
приводят в хорошее состояние, но в тот раз это было сделано специально для португальцев,
чествуемых как героев, которые принесли королю дар веры, ради спасения его души, дав ему
возможность увидеть Господний свет и обрести вечное спасение. После трех дней пути они
встретили эскорт короля, который преподнес им всевозможные угощения для восстановления сил
и воздали им большие почести, как сделали и другие знатные лица, посланные королем, чтобы
встретить христиан, которые несли им такое благословение. В трех милях от города весь двор
вышел встречать португальцев с большой помпой, и с музыкой и песнями, как то принято в тех
странах во время пышных торжеств; и толпа была столь велика, что не осталось ни одного дерева
или возвышенного места, которое бы не было заполнено людьми, сбежавшимися, чтобы увидеть
этих чужестранцев, которые принесли новую и дающую [вечную] жизнь религию. Король ожидал
их в воротах своего дворца, сидя на троне, [поставленном] на высокой платформе, и публично дал
им прием, ибо таков древний обычай у королей тех стран, когда прибывают послы, или когда
приносят дань, или при любом другом случае, относящемся к персоне монарха.
Прежде всего, посол объяснил, в чем заключается его миссия, [с которой он прибыл] от короля
Португалии, используя в качестве переводчика вышеупомянутого священника, который бы
главным орудием обращения тех людей. После этого король поднялся с трона и
продемонстрировал как на словах, так и выражением лица ту великую радость, которую он
испытал от прибытия христиан, и снова опустился на место, в присутствии своих людей. Эти
последние, сразу после речи короля также выразили песнями и музыкой свое удовлетворение от
[прибытия] посольства, и, в знак своей покорности, трижды простерлись ниц на земле и снова
поднялись на ноги, согласно обычаю тех стран, хваля и одобряя всё, что бы ни сделал король, и
сердечно приняв Евангелие, которое было послано им от Бога, рукой этих чужестранцев.
Впоследствии он осмотрел все подарки, присланные королем Португалии, и ризы священников,
покровы для алтаря, кресты, картины [с изображением] святых, и знамена. Затем король удалился
и отвел послам отдельные покои во дворце, а остальные были расселены в домах разных знатных
особ, и получили всё необходимое для удобства.
На следующий день король частным образом призвал к себе всех португальцев, и они
обсуждали, каким образом осуществить крещение короля и как обратить в христианскую веру
всех его подданных. После многих разговоров было решено, во-первых, построить церковь, чтоб
отпраздновать с большой пышностью обряд крещения, а тем временем наставить короля и
придворных в истинах христианской религии. Король приказал заготовить большое количество
разнообразных [строительных] материалов - древесины, камня, глины и кирпичей, которые
просили рабочие и строители, прибывшие из Португалии, чтобы выполнить эту работу. Но
дьявол, который никогда не упускал случая испортить доброе дело, посеял распри, и стал чинить
помехи и строить козни против роста христианства, которое угрожало, воздвигнув кресты и
просветив людей светом евангельской веры, сокрушить власть дьявола в этом королевстве, ибо по
его наущению анзичи, а также люди Анзиканы, живущие по обоим берегам реки Заир, начиная от
описанных выше водопадов и по направлению к озеру, принадлежащему королю Конго, подняли
в это время восстание. Следует сказать, что эта великая река, сужаясь в районе этих водопадов,
затем вновь разливается, образуя большой и глубокий канал, в самой широкой части которого из
воды поднимаются большие и малые острова, на одном из которых проживает около 30000 душ.
На этих островах, и в местах, прилегающих к реке, люди восстали и выступили против власти
короля, убив назначенных им губернаторов; так что, пока длилось это восстание, распространение

39
http://var.3dn.ru/

христианства приостановилось. Король затем отправил своего старшего сына, по имени


Манисунди, который был губернатором этой области [т.е. Сунди], на подавление восстания, но
поскольку ему всё же пришлось выступить туда лично, ибо мятеж всё разрастался, он пожелал
сразу принять крещение, и поэтому работы по сооружению каменной церкви прекратились, и
вместо нее на скорую руку выстроили деревянную. Вместе с португальцами, король лично
распоряжался ее строительством, и в ней он совершил обряд святого крещения, приняв имя дон
Жуан, а королева - имя Леоноры, в честь короля и королевы Португалии, и эта церковь была
посвящена Спасителю. Это восстание вспыхнуло среди вышеупомянутых людей, а не тех, кто
жил на островах Великого Озера, как сказано впервой книге "Истории Индии", недавно
написанной на латыни; ибо это озеро находится на расстоянии почти 200 миль от границы Конго,
и о нем в те дни почти ничего не было известно (и очень немногое известно сейчас), кроме как по
слухам. Кроме того, в той истории, вследствие недостатка письменных известий, эти восставшие
люди названы "мундиквети", тогда как португальцы правильно называют их анзиквети.
Следуя примеру короля, многие знатные люди крестились в то же самое время, то и он, усвоив
вначале некоторые принципы христианской веры. После этого король лично выступил [в поход],
дабы сокрушить мятежников, против которых уже сражались принц, его сын, и Манибатта. По
прибытии короля враги покорились, и король с триумфом вернулся с город Конго, в
сопровождении своего сына, который вскоре также стал христианином, приняв имя Афонсу, в
честь принца Португалии; и с ним много кавалеров и дворян, и других подданных его провинции
приняли христианство. Но враг христианской веры не прекращал своих злобных попыток
воспрепятствовать распространению христианства, и, видя, что войной он ничего в этом
отношении не добился, внушил второму сыну короля не принимать новую религию, которую
приняли его отец, мать, брат и другие знатные лица. Таким образом, он ожесточил [букв. "влил
деготь в"] его сердце и сердца других знатных лиц, которые разделяли его взгляды и которые
более склонялись к плотским грехам, чем к любым добродетелям, противясь воле Евангелия, и
начали теперь проповедовать, что человек должен иметь больше одной жены; ведь этот закон тем
людям, привыкшим брать себе столько жён, сколько им будет угодно, было более трудно
принять, чем любой другой.
Таким образом два брата разделились, придерживаясь каждый собственных убеждений.
Старший, дон Афонсу, с большим энтузиазмом защищал христианскую веру, изгнав прочь из
своей провинции всех идолов; но его брат, носивший имя Панго и управлявший этой провинцией,
значительно противостоял ему и начал настраивать против него знатных лиц, некоторые из
которых уже были крещены, и чьи жёны, видя, что они разлучены со своими мужьями из-за
христианских законов, дурно отзывались о новой религии и плели интриги вокруг дона Афонсу,
пытаясь избавиться от него и таким образом остановить дальнейшее распространение
христианской веры. Все они, вместе с Панго, дали понять королю, что Афонсу покровительствует
христианской религии ради того, чтобы узурпировать его власть, и, подняв восстание, отпасть со
своей провинцией от королевства. Король прислушался к этим наговорам и лишил принца
провинции, которой он управлял. Но Божественное Провидение, хранившее его ради благой цели,
упрочило его дело при помощи определенных людей, которые просили короля не гневаться на
него до тех пор, пока он изучит вначале доказательства вины принца. Особенно усердно убеждал
его сделать это Манисоньо, который, как мы уже говорили, первым стал христианином и принял
имя Эммануэля, и который случайно находился в то время при дворе. Своими разумными
доводами, (и будучи также старейшим придворным и сеньором того времени, пользовавшимся
значительной любовью со стороны короля и народа) он убедил короля отменить приговор,
[вынесенный им] против дона Афонсу. Король, расследовав впоследствии действия своего сына и
обнаружив, что выдвинутые против него обвинения были лживыми и злонамеренными, верну ему
губернаторскую власть над его провинцией, приказав, однако, не устраивать слишком суровых
гонений против язычников, возвышая христианскую религию. Но он, полный любви и
Божественного духа, не прекращал распространять евангельскую веру и выполнять Божьи
заповеди.
Поэтому и враги его не перестали осыпать его перед королем всевозможными наветами, чтобы
уничтожить всё то доброе, что сделал принц, особенно благодаря тому, что Манисоньо теперь

40
http://var.3dn.ru/

находился далеко [от двора], управляя своей провинцией. И поскольку там [при дворе] не
осталось никого, кто мог бы отстаивать христианские законы, король начал сомневаться в вере,
которую перед тем так горячо принял, и снова призвал принца ко двору, дабы он предоставил
отчет о доходах, поступивших от провинции, которой он управлял, предполагая после этого
сместить его с поста губернатора. Но принц, предупрежденный своим добрым ангелом о той
ловушке, которую приготовил для него враг Бога, задержал свой отъезд, пока его отец, уже
старый и немощный, не скончался. Его мать, однако, которая всегда оставалась предана
католической вере, и сильно любила старшего сына, держала смерть короля в тайне в течение
трех дней, и, при помощи вперенных друзей, выяснила, что король не оставил никаких
распоряжений относительно того, кто должен стать его наследником. Тогда она, при помощи
скороходов (которые, дежуря на удобном расстоянии один от другого, как на посту, всегда готовы
доставить приказы короля по всему королевству) тайно оповестила сына о смерти его отца и о
том, что она будет скрывать это до его прибытия, прося его приехать без задержки, со всей
возможной быстротой, ко двору. И вот (посредством тех же самых постов, следуя на носилках,
которые несли днем и ночью, сменяясь, рабы), за один день и две ночи он с изумительной
скоростью преодолел расстояние в 200 миль и внезапно [для всех] оказался в городе.

Глава III.
О смерти короля дона Жуана, первого христианского короля. - О восшествии на престол его
сына, дона Афонсу, и войне против его брата. - О свершившихся чудесах и обращении этих
людей в христианство.

Теперь, одновременно со смертью короля, было объявлено о вступлении на трон дона Афонсу.
Он проводил [тело] своего отца в могилу, в сопровождении придворных и португальцев, которые,
наряду с пышными похоронами, прежде невиданными в этой стране, совершили христианские
обряды и отслужили молебен за умершего. Но те, кто до этого противостояли новому королю, не
чувствуя себя в безопасности при дворе, присоединились к Панго, который жил в управляемой им
провинции, и который, пока его отец был жив, вел войну с мозомби и другими мятежными
племенами. Услышав о смерти своего отца и том, что его брат уже занял трон, Панго заключил
мир с врагами. Затем он собрал большое войско и выступил во всеоружии против брата, ведя за
собой большую часть своих подданных, числом почти 200000 человек. Король Афонсу ожидал
его в столице лишь с немногими людьми, которые были дружественными к нему, опираясь на
поддержку доброго старца, принца Соньо, который находился на его стороне, по причине святой
религии Христа и вассальной службы, которую был обязан нести. Он, составив список друзей,
которые готовы были защищать город, обнаружил, что их число не превышало 10000 человек,
среди которых было почти 100 христиан, помимо нескольких случайно оказавшихся там
португальцев. Эти люди очень слабо были готовы к сражению, и, не имея [должной] решимости,
оказались колеблющимися и робкими, [испугавшись] большой армии, которую вел с собой Панго.
Но король, стойкий и непоколебимый в своей вере, и [надеясь на] помощь от Неба, вдохновлял
своих людей, вместе со старым вождем, который неустанно трудился и ободрял тех, кто боялся
вражеского нашествия, заверяя их, что Бог не оставит их в беде. И вот, пока они ожидали
приближения своих противников, последние рассыпались вокруг города, чтобы взять его в осаду,
и с таким ревом труб и суматохой, и криками, и наводящими ужас угрозами, что несколько
человек, находящихся внутри города, как христиан, так и язычников, утратив мужество, пришли к
королю и сказали ему, что у них нет сил для сопротивления такой могучей армии, и что им
представляется лучшим заключить мир и отвергнуть новую, столь недавно принятую религию,
вместо того, чтобы попасть в руки их жестоких врагов. Но король, полный религиозного
энтузиазма, упрекнул их за их за их вероломство, назвав их трусами и маловерами, и сказав, что
если они желают перейти к врагу, то он предоставляет им полную свободу действий; несмотря на
это, он, с теми немногими, кто сохранил ему верность, будет уповать на помощь Бога, зная, что
против такой неисчислимой армии вся помощь от людей будет напрасной; и, не призывая их
сражаться с ним или рисковать своими жизнями, он только попросил их остаться и увидеть то,
что случится. Но они, по-прежнему пребывая в унынии, решили покинуть короля и, собравшись

41
http://var.3dn.ru/

вместе, выйти за пределы города, где встретили доброго старого принца Соньо, который, с
несколькими своими людьми, оправился произвести разведку вражеского лагеря и запастись
необходимым продовольствием. Они повторили ему то же самое, что перед этим королю, заявив,
что было бы безумием подвергать опасности свои жизни, пытаясь сопротивляться с такой
горсткой людей такому великому множеству, и что, несомненно, будет лучше сдаться и тем
спасти свои жизни. На это отвечал, со смелостью христианина, что они не должны так резко
терять надежду, но поступить так, как сказал им король, и уповать на Иисуса Христа, Спасителя
Мира, в которого они уверовали так недавно со столь пылким энтузиазмом, и который,
несомненно, поможет им; и он убеждал их не отрекаться от святой веры, которую они приняли с
большим жаром, напоминая им, что им предстоит сражаться не с чужестранцами, не с
обитателями далеких земель, но со своими собственными родичами и земляками, так что они не
должны упустить ни единой возможности [достичь] примирения и дружбы.
Он также сказал им: "Посмотрите, мне уже сто лет, и всё же я взялся за оружие во имя религии,
которую исповедую, и во имя вассальной клятвы и чести, которыми я обязан моему королю, и
спрашиваю вас, находящихся в расцвете сил, почему вы проявляете столько робости и так мало
верности вашему законному суверену? Наконец, если вы не желаете сражаться сами, то побудите
к этому ваших вассалов, и не обескураживайте их, но позвольте им дождаться первой атаки врага,
и у нас после этого будет достаточно времени, чтобы обдумать планы нашего спасения".
Этими словами он успокоил этих людей и вновь вернул им присутствие духа, и они вернулись
вместе с ним [в город], чтобы разыскать короля, который был в церкви, молясь и прося помощи у
Бога. Они стали ждать, пока он не появится, а затем пали на колени перед ним, испрашивая
прощение за свою слабость и малодушное желание покинуть своего принца в этот час крайней
опасности, [сказав] также, что они непоколебимо решили защищать его и законы, которые они
получили, и что они будут сражаться вместе с ним до самой смерти. Но король, который видел,
что эта помощь ниспослана силой Бога, молча вознес благодарность в своем сердце, в то же самое
время дав обет пожертвовать собой ради поддержки своей веры. Затем, с улыбающимся
выражением лица, он встал и сказал: "Я верю, о Господь, что Твое величие бесконечно, и что Ты
можешь сделать всё, что угодно, сотворив многое из малого, и малое из многого, когда это угодно
Тебе, и я не сомневаюсь, что Ты можешь укрепить меня в моей слабости Твоей непреодолимой
силой, так что благодаря Твоему покровительству я даже с этими немногими слабыми душами
смогу одержать победу не только над этой армией, но даже и над намного большей, если бы это
понадобилось. Им я обещаю, (О мой Бог), помимо сего того, что я уже сказал, возвеличить Твою
истинную веру, Твое святое имя и учение о Твоем спасении во все дни своей жизни". В
доказательство своей глубокой преданности [христианской] вере он сразу приказал установить
крест посредине площади напротив церкви. Он [крест] был сделан священником и достигал 80
локтей в высоту, с перекладиной соответствующей ширины. Тогда Всевышний, увидев силу веры,
побудившей доброго короля принести такую клятву, ниспослал ему небесное видение в виде
яркого и красивого света, увидев которое, он [король] в слезах пал на колени, воздев свои глаз и
руки к небу, не в состоянии вымолвить ни слова из-за обильных рыданий, по показывая знаками,
что его дух был в состоянии восторга от того, что он увидел. Все присутствующие сделали то же
самое и почти на час лишились зрения по причине ослепительной яркости сияния; затем,
постепенно подняв свои глаза к небу, они увидели несколько пламенеющих мечей, появившихся
на нём, которые на протяжении часа оставались, сияя, на месте, внутри круга, но те, кто видел это,
не могли ни понять [что означало видение], ни описать его. Эти мечи король принял в качестве
своего герба, как можно увидеть на королевской печати, используемой с того дня и посейчас, и
даже ныне живущим и правящим королем. Сам крест, установленный там по обету, и из-за
случившегося чуда, до сих пор можно увидеть на том же самом мете перед церковью,
получившей свое название от него - Церковь Святого Креста.
Этот крест (ибо старый, значительно пострадавший от разрушительного действия времени,
упал) покойный король, дон Афонсу, отец ныне царствующего, восстановил в прежнем виде в
память об этом чуде. Видение произвело сильное впечатление на умы горожан, которые до этого
были охвачены смятением, и посеяло ужас среди противоположной стороны, когда они услышали
о нем. Несмотря на это, Панго велел передать королю и всем, кто был с ним, что если они

42
http://var.3dn.ru/

немедленно не сложат оружия, не покинут города и не признают его королем, дав в этом клятву, а
также не отрекутся от ново религии, то все они будут перебиты, но если они подчинятся его
требованиям, то получат прощение. На это сеньоры, которые держали сторону короля, ответили,
что они готовы отдать жизни в защиту своего принца и христианской религии. Король особенно
велел передать, что он испугался его [Панго] угроз, но в то же самое время искренне опечален,
видя, что его брат блуждает во тьме, и далек от пути, [ведущего к] свету; добавив, что
королевство принадлежит ему по праву, что он не узурпировал его, и закон, который он принял,
определенно исходит от Бога, Который защитит и поможет им. Он умолял его отвергнуть свою
ложную веру, внушенную дьяволом, и креститься, став сыном Божьим и обретя вечное спасение.
Затем король приказал вынести из своего дома драгоценности и богатые одежды и, желая
поощрить тех сеньоров, которые находились на его стороне, раздал им все эти вещи, тем самым
настолько ублажив их, что они решили следовать королевским повелениям с удвоенной
смелостью. В ту самую ночь почти половина простолюдинов, носивших оружие, восстала и
бежала в лагерь Панго, дав понять ему, что король и все, кто был с ним, утратили мужество и уже
думали [только] о собственном спасении, но что они могут бежать [из города] только по той
дороге, которая вела к река, протекавшей, как мы сказали, в миле от города.
В конце этой дороги, между рекой и горой, с правой стороны было маленькое болото, в 2 фута
глубиной; и слева были горы, и гарнизон Панго, который, взяв в осаду вышеупомянутую гору, не
оставил никакого другого выхода, кроме пути, проходившего через это болото, которое тянулось
на расстоянии ружейного выстрела, и выводило непосредственно к реке. Панго, доверяя всему
тому, что ему сказали, сразу послал [своих людей] преградить этот проход острыми кольями,
прочно укрепив их в дне болота и полностью погрузив их в воду, чтобы неприятель, убегая в
ночной тьме, внезапно наткнулся на них и был вынужден повернуть вспять. В ту же самую ночь
Панго и его армия с нетерпением ожидали рассвета, чтобы атаковать город, обдумывая, как это
лучше сделать. Но дон Афонсу, исповедавшись и причастившись святых даров вместе со своими
верными союзниками, ожидал противника, который, заранее торжествуя победу, уже распределил
среди главных предводителей своей армии имущество тех, кто оставался в городе, и различные
должности в [правительстве] королевства. Рано утром Панго с яростным рвением устремился на
приступ с той стороны города, которая была обращена на север, где большая равнина,
прорезанная узким ущельем, превращалась в чашеобразную впадину, почти круглую и
окруженную холмами, с выходом на расстоянии ружейного выстрела от того места, на котором
находится город, представляющего собой плато 2 мили в окружности, где, как уже говорилось,
стоит город, церковь, резиденции знати и королевский двор. Здесь дон Афонсу и отряд верных
ему людей преградили дорогу язычникам во главе с его братом; но прежде, чем последний
столкнулся лицом к лицу с королем, всё его войско внезапно подалось назад и обратилось в
бегство. Видя себя побежденным, Панго был сильно изумлен и сам не мог понять причины своего
поражения. Несмотря на это, на следующий день он возобновила так на том же самом месте, и
снова был отражен подобным же образом, но спасся бегством, ясно поняв, что потерпел
поражение не из-за доблести своего врага, но вследствие чуда. Следовательно, люди в городе
стали насмехаться над язычниками и, воодушевленные такой победой, больше не испытывали
страха, но рьяно атаковали своих соперников, которые рассказали им, что они взяли верх не
благодаря своей доблести, но обязаны победой присутствию дамы в белом, исходившее от
которой непереносимое сияние ослепило врагов, тогда как рыцарь, ехавший верхом на белой
лошади, с кранным крестом на груди, сразился с ними и обратил в бегство. Услышав это, король
велел передать брату, что это были Дева Мария, мать Бога, веру в Которого он воспринял, и
Святой Иаков, которого Бог послал к нему на помощь, и если он [Панго] станет христианином, то
и у него будут такие небесные покровители. Никоим образом не убежденный этими доводами,
Панго всю ночь занимался приготовлениями к нападению на город с двух позиций: часть своей
армии он намеревался послать через узкий проход, о котором мы уже говорили, а другую
направить со стороны реки, где не было никакой охраны, и через которую он собирался
переправиться с другим отрядом своих людей, возглавив его лично. Первая часть [его армии]
устремилась на приступ, и была отброшена, и Панго, надеясь пробиться с другой стороны, тогда
как его враг защищал проход, попал в ловушку, поскольку те, кто находились в городе, услышав,

43
http://var.3dn.ru/

что Панго идет по этому пути, устремились туда, чтобы отразить его и его воинов. Они сражались
против него с такой яростью, что он, охваченный испугом, бросился сломя голову в засаду,
прикрытую копьями, которую он устроил для христиан, и там, почти обезумев от боли, поскольку
острия кольев, смазанных ядом, вонзились в его тело, он закончил свою жизнь.
С этой победой и смертью своего брата король избавился от дальнейшего сопротивления, и,
зная, что его сторонники рассеялись и боялись показаться ему на глаза, он, как подобает доброму
принцу, велел передать им, что он простил их прежние дурные поступки и, если они вернутся к
нему, то встретят милостивый прием. Все они подчинились, кроме капитан-генерала, по имени
Манибунда, который, опасаясь предстать перед королем из-за своего предательства, наконец все
же получил прощение и в знак своего покаяния принял участие в постройке церкви. Впоследствии
он стал таким глубоко верующим и смиренным христианином, что король пожелал освободить
его от покаяния, но Манибунда решил продолжать свои труды до тех пор, пока строение не будет
полностью закончено. В королевств воцарился мир, и король приказал достроить главную
церковь, получившую название Св.Креста в память о кресте, установленном там, и потому, что ее
основание было заложено в праздник Св.Креста. Он приказал, кроме того, что мужчины должны
принести камни, а женщины - песок, который они набрали со дна реки. Первым, кто принес камни
на своих плечах и положил их в основание [церкви], был сам король, а королева сделал то же
самое с песком, подав пример сеньорам и дамам двора и вдохновляя людей в этой святой работе.
Таким образом, строение, над которым усердно трудились рабочие всех ремесел, было быстро
воздвигнуто, и [в нем] с большой пышностью были отслужены мессы и литургии. Многие [люди]
обратились в христианство, и столь большое количество знатных лиц и других пожелали принять
крещение, что обнаружилась нехватка священников для совершения этого таинства. После этих
событий король отправил [обратно] посла короля Португалии, которому пришлось задержаться
при дворе из-за описанных неурядиц, и с ним другого, своего посла, по имени дон Родриго, и
некоторых собственных родичей и родичей этого посла в Португалию, чтобы они могли изучить
христианскую доктрину, а также [португальский] язык и представить королю [Португалию]
донесение о произошедших событиях. Кроме этого, он собрал губернаторов различных
провинций на месте, специально подготовленном для их встречи, и прилюдно сказал им, что кто
бы ни владел идолами или чем-либо еще, противным христианской религии, должны отдать их
его представителям, уполномоченным забрать их, и что все, кто укроет их [идолов], будут
преданы сожжению [на костре] и не получат прощения. Эта угроза сразу была приведена в
исполнение, и менее чем за месяц ко двору были доставлены все идолы, гадательные книги и
колдовские письмена, которым поклонялись как богам. И, поистине, было собрано огромное
множество вещей, поскольку каждый человек поклонялся тому, что наиболее отвечало его вкусу,
не придерживаясь никакого здравого смыла или разума, так что там были многочисленные
демоны [т.е. идолы] причудливых и ужасных форм. Многие относились с большим потением к
крылатым драконам, которых они растили и кормили в своих домах, давая им в пищу самые
дорогие яства; другие [поклонялись] змеям ужасных форм, большим козлам, тиграм и различным
чудовищным животным; и чем больше уродливыми и безобразными они были, тем больше
воздавали им почестей, рассматривая как священных нечистых птиц, таких как летучие мыши,
сипухи и тому подобное. Вкратце говоря, они почитали в качестве богов змей, зверей, птиц,
растения, деревья и камни различных пород и видов, вырезая также из дерева и камня
изображения вышеупомянутых существ. И они поклонялись не только живым животным, но
также их чучелам, набитым соломой.
Поклонялись они им различными способами, но всегда в духе смиренности, иногда падая перед
ними на колени и набивая рот комьями земли, обмазывая лицо грязью и творя молитву идолам
словами и жестами, и преподнося им священные вещи, лучшие, которыми они владели. У них
были также свои колдуны, которые внушали этим простодушным людям, что идолы
разговаривают с ними и так глубоко обманывали их, то если любой больной представал перед
ними и выздоравливал, то колуны приписывали его исцеление идолам, но если его недуг не
проходил, то они говорили, что идолы гневаются [на больного]. Такого рода религию
исповедовали люди Конго до того, как они приняли крещение и познали живого Бога. Теперь же
король, собрав из других домов в городе всех этих ложных богов, приказал, чтобы на то самое

44
http://var.3dn.ru/

место, где незадолго перед тем он дал сражение и разгромил людей своего брата, каждый принес
кусок дерева, пока там не была сложена большая поленица, и бросить на нее идолов и все другие
вещи, которым они прежде поклонялись как священным, дабы все они сгорели дотла.
Затем он собрал всех своих людей вместе и вместо идолов дал им кресты и образы святых,
которые он получил из Португалии, и приказал, чтобы каждый из его сеньоров воздвиг кресты и
построил церковь в городе [т.е. столице] провинции, которой они правили, следуя его примеру.
После этого он объявил им и народу, что отправил послов в Португалию, чтобы привезти
священников, которые обучат их вере и будут отправлять церковные таинства и показывать путь
к спасению; а также, чтоб привезти образы Бога, Девы Марии и святых, чтоб раздать их народу, и
что они должны тем временем оставаться стойкими в вере. Она [вера] уже, однако, пустила столь
глубокие корни в их сердцах, что они больше не думали об идолах и ложных богах, которых они
оставили. Он приказал им также построить три церкви, одна из которых была посвящена
Спасителю, в благодарность за ниспосланную победу, и в которой были похоронены
[последующие] короли Конго; и от нее столица, как же говорилось, получила название Сан-
Сальвадор. Другая церковь, посвященная Деве Марии, была названа "Богородицей помощи", в
память о помощи, оказанной против врага. Третья была посвящена Св.Иакову, в честь и память
чуда, сотворенного этим святым, который сражался на стороне христиан, появившись среди них
верхом на коне.
Тем временем прибыли португальские корабли, привезя многочисленных учителей Св.Писания,
с монахами и священниками орденов Св.Франциска, Св.Доминика и Св.Августина. все они с
большим состраданием и рвением занялись распространением католической веры, которую
одинаково воспринял каждый [житель] королевства. С самим священниками обращались с
большим почтением, словно со святыми, и люди поклонялись им, стоя на колени, целуя им руки и
прося у них благословения всякий раз, когда встречали их.
Эти священники по прибытии в провинции стали наставлять людей в христианской вере и,
захватив с собой некоторых туземцев, обучили их божественной доктрине, так, чтобы они могли
передать ее людям племен, откуда они были родом, на своем языке. Таким образом, с течением
времени, католическая вера укоренилась в тех областях и продолжает существовать вплоть до
нынешних времен, хотя она претерпела немалый ущерб, который мы опишем позже.

Глава IV.
Смерть короля дона Афонсу, и восшествие на престол дона Педро. - Первая колонизация
острова Св.Фомы. - О епископе, отправленном туда, и о других значимых событиях,
связанных с религией. - О смерти их королей вследствие заговора португальцев, и о знати
Конго. - Как королевская династия вымерла. - Изгнание португальцев.

Пока все эти дела продвигались ради служения Богу, и христианство бурно разрасталось и
ширилось, Богу было угодно призвать к Себе короля дона Афонсу, который при своей кончине
обнаружил признаки праведности его прежней жизни, поскольку он умер, полный веры, объявив,
что его час пробил, и отзываясь о христианской религии с такой большой любовью и доверием,
что не оставалось сомнения, что крест и истинная вера нашего Спасителя Иисуса Христа
запечатлелись в его сердце. Кроме того, он посоветовал дону Педро, своему сыну и наследнику,
[следовать] христианской доктрине, которую он, по примеру своего отца, старался защищать и
поддерживать. Во время этого короля в те края начало приходить большое количество кораблей, и
португальцы, по приказу короля Португалии, заняли остров Св.Фомы, поскольку прежде вся его
внутренняя часть была необитаемой, и только на побережье жили несколько моряков, которые
прибыли туда из соседних стран. С течением времени португальцы и другие люди, которые
прибывали туда с разрешения короля, плотно заселили остров и завели большую торговлю,
поскольку его земля, как было сказано, хорошо подходила для возделывания, и король послал
епископа, чтобы управлять христианами, живущими на острове, а также теми, что жили в Конго.
Когда он (епископ) прибыл в королевство Конго, то замечательно было видеть, с какой радостью
его встречали король и его подданные, поскольку на всем пути от моря до города, на расстоянии
150 миль, все дороги были выровнены и выметены и устланы циновками. Люди получили особые

45
http://var.3dn.ru/

приказы, в определенных назначенных им местах, подготовить дороги таким образом, чтобы


епископ шел, ни разу не ступив на голую землю. Но наиболее любопытное зрелище представляло
собой неисчислимое множество людей, мужчин и женщин, которые забирались даже на деревья и
другие высокие места, откуда они могли увидеть епископа, на которого они взирали как на
святого человека, посланного к ним от Бога. Некоторые преподносили ему овец и коз, другие -
домашних и диких птиц, рыбу и различную снедь в таких количествах, что бОльшую ее часть
поневоле приходилось оставлять несъеденной. Подобным способом эти новообращенные
христиане демонстрировали свой пыл и преданность [вере].
Сверх того, следует упомянуть о том, что когда епископ проезжал мимо множества мужчин,
женщин и детей самого разного возраста, а также старцев от 80 лет и выше, они выходили
навстречу ему, со всеми признаками истинной веры, чтобы испросить воды святого крещения.
Они не отпускали епископа, пока он не давал им того, что они просили; так что для того, чтобы
удовлетворить их, он делал частые остановки в пути, и был вынужден везти [с собой] воду в
определенных сосудах, а также соль и другие вещи, необходимые для обряда. Чтобы не вдаваться
в подробности обо всех почестях, воздаваемых епископу, где бы он не проходил, или всеобщей
бурной радости, также выказываемой по его прибытии в каждом селении, нам следует только
сказать, что епископ, прибыв наконец в город Сан-Сальвадор, был встречен священниками,
королем и всем двором, вместе с которыми он торжественной процессией направился в церковь, и
после вознесения благодарственных молитв Богу его препроводили в дом, предоставленный ему
королем. Он начал с того, что привел в порядок и заново устроил саму церковь, и дал хорошие
правила священникам и монахам, которые жили там. Он также переименовал упомянутую
церковь в кафедральный собор Святого Креста, в клире которой в то время состояли около 28
каноников, различные капелланы, капельмейстер и хористы, кроме того, что она была снабжена
колоколами, оргАном и всем необходимым для церковной службы. Но этот епископ, трудясь в
вертограде Божьем и в Конго, и на острове Св.Фомы, разъезжая между обеими [местами] на
корабле за 20 дней, и всегда оставляя в свое отсутствие викариев, в конце концов скончался и был
похоронен на острове Св.Фомы.
Ему наследовал в Конго негритянский епископ, потомок королевского рода, которого король до
Афонсу отправил вначале в Португалию, а затем в Рим, где он выучил латынь и догматы
христианства; и, вернувшись в Конго и сойдя на берег, он отправился занять епископскую
кафедру в Сан-Сальвадор, но умер в пути. С тех пор прошло много лет, прежде чем в королевство
был назначен [новый] епископ, и вышеупомянутый король [за это время] скончался, и поскольку
он не оставил сыновей, ему наследовал брат, дон Франсишку, который прожил очень малою.
Пятым королем, и также ближайшим родственником покойного, стал король дон Диего, человек
возвышенного ума, умный, толковый, рассудительный, и, превыше всего, верный христианин. Он
был также великим воином, так что за несколько лет завоевал многие соседние страны. Этот
король был весьма привязан к португальцам, переняв их одежды и оставив собственный туземный
наряд. Как в отношении своего одеяния, так и по части убранства своего дворца он был
великолепным; он был также обходительным и учтивым, дружески обращаясь как со своими
подданными, так и с португальцами. Он платил большие деньги за всё, что только желал, будучи
убежден, однако, что дорогостоящие вещи подобает носить только королям, и, надев платье два
или три раза, он отдавал его своим слугам. Вследствие чего португальцы, увидев, что король
ценит одежды с золотым шитьем, гобелены и подобные дорогие материи, привозили их ему из
Португалии; и с этого времени обитатели этого королевства начали высоко ценить гобелены,
шитые золотом, и шелковые одежды, и тому подобные изысканные предметы роскоши.
В правление этого короля [прибыл] третий епископ острова Св.Фомы и Конго, который был
принят со всеми обычными церемониями, как по пути (в столицу), так и при дворе Сан-
Сальвадора. Но враг христианской веры, встревоженный счастливым шествием католической
религии, начал сеять семена распрей между монахами и священниками и их епископом,
проистекавшие из той долговременной свободы, которой они наслаждались без пастырского
надзора, поскольку каждый считал себя не только не хуже епископа, но даже лучше его, и
оказывал неповиновение своему прелату, тем самым вызвав возмутительный скандал и подавая
[жителям Конго] дурной пример. Но король, как и подобает истинному католику, всегда

46
http://var.3dn.ru/

принимал сторону епископа, и, желая положить конец этим раздорам, выслал нескольких
священников в Португалию, а других - на остров Св.Фомы. некоторые также уехали с
собственного согласия, взяв с собой свое имущество. Так что христианская вера, вместо того,
чтобы расти, скорее умалилась, и это произошло из-за заблуждений тех, кто ее исповедовал. Но
враг Божий не остановился на этом, поскольку он также раздувал несогласие между подданными
и их правителями, и после смерти короля три принца в одно и то же время выдвинули свои
притязания на трон. Первым из них был родной сын короля, который не был любим многими
людьми, поскольку они желали [видеть королем] другого; поэтому он сразу же был убит.
Остались два других [принца] королевской крови, одного из которых воцарили его приверженцы,
с согласия большей части населения и против желания португальцев и определенных сеньоров,
которые намеривались возвести на трон другого [претендента]. Вследствие его вышеупомянутые
сеньоры, вместе с португальцами, пришли в церковь, чтобы убить новоизбранного короля, думая,
что если они сделают это, то прочие по необходимости должны будут покориться. В то же самое
время противоположная партия убила короля, избранного португальцами, также убежденная, что
с его смертью они смогут без труда подчинить королевство своему ставленнику, потому что
теперь не останется никого, кому мог бы по закону принадлежать королевский скипетр. Итак, в
одно и то же время, но в разных местах, оба короля были убиты. Среди этих заговоров и резни,
люди, видя, что они оказались без единого законного наследника королевского венца, и
проклиная португальцев за все случившиеся злодеяния, обратили [оружие] против них и перебили
всех, кого только смогли найти, не причинив, однако, ни малейшего вреда священникам, где бы те
не жили.
Поскольку не осталось ни одного лица королевской крови, которому по праву принадлежала бы
власть, [королем] был избран брат покойного короля дона Диего, по имени дон Энрике. Он,
отправившись на войну против анзичи, оставил наместником с титулом "король дон Алвару"
молодого человека 25 лет, который был сыном его жены от прежнего мужа. Этот самый дон
Энрике умер вскоре после окончания войны, и вышеупомянутый дон Алвару был с общего
согласия избран королем Конго, которому все принесли клятву на верность. Со смертью дона
Энрике род древних королей Конго угас.
Но поскольку дон Алвару был справедливым, мудрым и милосердным правителем, то вскоре
после этого смуты, охватившие королевство, подошли к концу. Он собрал вместе всех
португальцев, которые рассеялись по соседним провинциям во дни прежних восстаний, как
священников, так и мирян, и благодаря этому много способствовал упрочению католической
веры, поскольку он оправдал их и ясно доказал [народу], что португальцы не были причастны к
прошлым трудностям. Приняв также решение написать полное сообщение обо всем случившемся
королю Португалии и епископу Св,Фомы, он отправил с этими письмами определенных людей.
Епископ, который боялся отправиться в королевство Конго в разгар прошлого восстания, после
получения этих вестей сразу отплыл в эту страну, где использовал свой авторитет для
прекращения раздоров, в то же самое время дав наставления по проведению церковных служб и
утвердив в сане священников. Вскоре после этого он вернулся в свою епархию Св.Фомы и там
скончался, сраженный болезнью, и таким образом те края в третий раз остались без епископа.
Вследствие отсутствия епископа король, его знать и простонародье несколько охладели к
христианской вере, и стали предаваться плотским грехам. Самого короля подтолкнули к этому
несколько молодых люде одного с ним возраста, с которыми он близко общался, и особенно один
из представителей знати, который приходился ему родственником, по имени дон Франсишку
Булламатаре, что означает "ловящий камень". Этот человек пользовался большой свободой по
причине своей принадлежности к верхушке знати, и некоторое время держался в стороне от
христианских предписаний, прилюдно заявляя, что для мужчин иметь не более одной жены -
глупость, и что лучше вернуться в этом деле к их прежним обычаям; и так дьявол, при посредстве
этого человека, открыл двери для разрушения храма христианства в этом королевстве, которое
укрепилось в нем ценой столь больших трудов. Все эти молодые люди так далеко отошли от
праведного пути, что, идя от греха ко греху, они почти полностью оставили истинную веру.
Тем временем вышеназванный дон Франсишку умер и, будучи весьма знатным лицом, был
похоронен в церкви Святого Креста, хотя было очевидно, что он не отрекся от ложной религии.

47
http://var.3dn.ru/

Но случилось так (словно бы чудом, и как знамение, чтобы укрепить праведных в их святой вере
и устрашить заблудших), что ночью злые духи совали часть кроли с церкви Святого Креста, где
был погребен этот человек, и, с ужасными звуками, слышавшимися по всему городу, вытащили
его тело из могилы и унесли прочь. Утром ворота церкви были обнаружены запертыми, но крыша
была сорванной, а могила этого человека - пустой.
Этим знамением король получил предупреждение о глубокой ошибке, которую совершил он и
его приближенные. Несмотря на это, в королевстве так и не было епископа, и хотя король твердо
придерживался христианской веры, все же, пока он был еще молодым и неженатым, он
предавался удовольствиям греховной плоти, пока Бог не покарал его другим суровым
вразумлением.

Глава V.
Вторжение в королевство Конго народа, именуемого жага. - Их обычаи и оружие. - Захват
столицы.

В, где был погребен этот человек, и, с ужаснми звуками, слышавшимяис по сему гроду,
вытащили его тело из могиыл и то время королевство Конго начали опустошать некие люди, по
образу жизни схожие с арабами или древними номадами, которые назывались жага и обитали
около первого озера реки Нил, в провинции империи Моэнемуги. Они - жестокая и убийственная
раса, высоко роста и ужасной внешности, питаются человеческим мясом, но очень храбрые и
стойкие в битве. Их оружие - дубины, дротики и кинжалы. В своих обычаях и повседневной
жизни они очень дикие, и ходят полностью обнаженными. У этих людей нет короля, и они живут
в хижинах в лесах, на манер пастухов. Они переходили из одной местности в другую, предавая
огню, мечу и разграблению все части страны, которые лежали на их пути, пока не достигли
[королевства] Конго, в которое они вторглись через провинцию Батта. Отбросив тех, кто первыми
[попытался] дать им отпор, они затем повернули к городу Конго, где находился король, который
лишился присутствия духа после победы, одержанной его врагом в Батте. Несмотря на это, он
вышел против них с теми солдатами, которые него были [в наличии], и на той же самой равнине,
где в прежние годы Панго сражался с королем доном Афонсу, этот король дал бой своим
противникам. В этом сражении король, будучи частично разгромлен, отступил в город, где, не
чувствуя себя в безопасности, но оставленный Богом по причине его грехов, поскольку его
недоставало такой же веры в Него, какую питал дон Афонсу, он принял решение оставить город
на милость своего врага. Затем он бежал на некий остров на реке Заир, называвшийся "островом
Коней", в сопровождении португальского священника и главных вельмож королевства. Племена
жага таким образом завладели столицей и, по сути, всем королевством, а жители бежали в
поисках спасения в горы и пустынные места, тогда как враги предали сожжению город и церковь,
уничтожая всё перед собой и истребляя без милосердия всех, кто попадался им на пути, так что,
разделившись на несколько армий, они стали повелителями этой провинции и всей страны.
От этих преследований пострадали все живущие в королевстве: король, население, португальцы
и их священники, каждый в соответствии со своим рангом; так что бедняки, бродящие по стране,
умирали от нехватки продовольствия и других необходимых для жизни вещей. Равным образом и
сам король, и его приближенные, которые нашли убежище на вышеупомянутом острове,
поскольку он был невелик, а людей много, так сильно страдали от нехватки пищи, что бОльшая
их часть умерла от голода и истощения. Цена за малую толику продовольствия сравнялась с
ценой на раба, которого продавали по меньшей мере за 10 крон. Таким образом, под давлением
нужды отец продавал своего сына, а брат - брата, и каждый пускался на ужасные преступления
ради того, чтобы достать еду.
Тех, которых продавали [в рабство], чтобы утолить голод других, покупали португальские
торговцы, которые прибывали с острова Св.Фомы с продовольствием, и продавцы говорили, что
они [продаваемые в рабство] были рабами, а эти последние, желать избежать дальнейших невзгод,
подтверждали этот рассказ. Таким образом, на острове Св.Фомы и в Португалии теперь можно
встретить большое количество рабов, уроженцев Конго, которые были проданы в эту годину
испытаний, и среди них даже лиц королевской крови и других представителей высшей знати,.

48
http://var.3dn.ru/

Король ясно понимал, что такие великие невзгоды обрушились на них по причине его грехов, и
хотя ему не приходилось испытывать муки голода, в то же время он не избежал страшного
заболевания водянкой, заразившись ею из-за плохого воздуха и пищи и заболоченности острова, и
этот недуг оставался с ним до самой смерти. Сокрушенный до глубины сердца этими бедствиями,
король обратился к Богу, испрашивая прощения за свои недостойные деяния и каясь в своих
грехах. По совету португальцев он отправил послов просить помощи у короля Португалии,
которому они должны были поведать обо всех этих последних бедствиях. Это случилось в начале
правления короля дона Себастьяна, который с большой добротой немедленно прислал на помощь
капитана по имени Франсишку де Гувеа, который участвовал в различных войнах в Индии и
Африке. Он привез с собой 600 солдат, а кроме того, большое число авантюристов благородного
происхождения, которые (по собственному желанию) примкнули к экспедиции.

Глава VI.
Король Португалии отправляет помощь и посла к королю Конго. - Последний отказывается
уведомить короля Португалии о рудниках, но в то же самое время отправляет послов в
Испанию, чтобы они доставили (королю Испании) образцы металлов из копей и попросили
прислать священников. - События, которые последовали за этим. - Клятва Дуарте Лопиша.

Капитан имел при себе приказы короля, [в которых говорилось], что остров Св.Фомы должен
обеспечить его кораблями, продовольствием и всем необходимым для этого предприятия. Прибыв
с этим снаряжением на остров Коней, где все еще находился король, португальцы забрали его с
собой и, собрав воедино всех вооруженных людей в королевстве, они выступили против
неприятеля со всей возможной поспешностью, и [раз за разом] вступая с ним в сражения на
открытой местности, спустя полтора года вернули короля на трон; но они побеждали скорее
благодаря грохоту и мощи пушек, чем своей численности, наведя ужас на жага своим
огнестрельным оружием.
Таким образом, несмотря на их сопротивление, эти противники были изгнаны из королевства
Конго, и лишь немногие вернулись в свои дома. Португальский капитан, оставшись в течение
четверти года [в стране], чтобы проследить за тем, как король вернет себе свои владения,
вернулся в Португалию, привезя с собой письма короля Конго, [в которых содержалась] просьба
[прислать] священников, чтобы упрочить христианскую религию, но несколько португальцев,
которые сопровождали капитана в этой экспедиции, остались там [в Конго], где они живут и
поныне, приобретя большие богатства и владения. Снова вернув свое королевство, в котором
воцарился мир, король стал добрым христианином и вступил в брак с донной Катариной, которая
еще жива, и от которой он имел четырех дочерей, а от одной из принадлежавших ему рабынь -
двух сыновей и дочь. Женщины в тех странах не наследуют трон, и он перешел к старшему сыну,
также носившему имя дон Алвару, который правит и по сей день. Когда вышеупомянутый
капитан находился в Конго, король дон Себастьян, услышав о том, что в этой стране есть
месторождения золота, серебра и других драгоценных металлов, послал двух опытных
рудознатцев, которые работали в Галисии, для той же самой цели на запад [Конго], чтобы они
нашли эти месторождения и начали их разрабатывать.
Но один португалец по имени Франсишку Барубто, близкий друг и советник короля, убедил его
не позволять открыть эти месторождения, внушив ему, то если это случится, то он постепенно
утратит свою независимую власть в королевстве. По этой причине [король] приказал вести этих
изыскателей такими путями, где, как он знал, они не найду никаких месторождений. И поскольку
король запретил добычу металлов в королевстве Конго, и такие вещи существенно ценились в
Европе, то всякая дальнейшая большая торговля с этими странами прекратилась; португальские
купцы больше не стремились осесть там, а вслед за ними оттуда уехали и несколько священников.
Дело в том, что этим причинам, и по другим, о которых мы уже сказали, христианская религия
стала в Конго едва теплиться, пока наконец полностью не угасла. Но король дон Алвару, как мы
сказали, после столь многих трудностей, посланных ему Богом в наказание за его грехи по части
религии, осознал свои ошибки и стал добрым христианином. Он также очень дружественно
относился к португальцами, называя их своими сыновьями и выполняя все их просьбы. Кроме

49
http://var.3dn.ru/

того, он никогда не утрачивал надежды получить священников и других (лиц), сведущих в


Священных Писаниях, отправил снова послов в Португалию, чтобы попросить такой помощи,
которая способствовала бы упрочению католической веры, которая, из-за недостатка
священников, могущих учить людей и совершать таинства, пришла в королевстве почти в полное
забвение. И это произошло не по причине какого-либо заблуждения со стороны [простых] людей,
потому что они чудесным образом очень благосклонно относились к святой вере.
Вышеупомянутый капитан, прибыв в Португалию, и представив эти просьбы королю, не
получил никакого другого ответа, кроме обещания короля, который был еще молодым человеком,
сделать то, о чем он просил, но не приложив никаких усилий по отправке священников или
учителей в Конго.
Поэтому король Конго отправил другого посла, своего родственника, по имени дон Себастьян
Алвариш, вместе с португальцами, чтобы попросить [прислать] священников, а также чтобы
собрать вместе всех уроженцев Конго, которые, как мы уже рассказали, были проданы в рабство
под давлением нужды и отвезены на остров Св.Фомы и в Португалию. Некоторые из них, однако,
по собственной доброй воле остались в рабстве, но множество [других] было выкуплено и
возвращено на родину, и этими средствами, и особенно при помощи многих сеньоров и знатных
лиц, оказавшихся среди них, король смог восстановить христианскую религию, которая понесла
большие потери, а также использовать их в качестве ценных советников и государственных
министров в своем королевстве, поскольку за время своего длительного пребывания в неволе они
приобрели немалый опыт [по части] мирских дел. Король Португалии любезно заверил
вышеупомянутого посла, что отправит в Конго священников, но вернулся он, не привезя с собой
ни одного из них. Три года спустя король дон Себастьян отправил епископа, по имени дон
Антонио де Гилова, в основном на остров Св.Фомы, но также дал ему разрешение посетить
королевство Конго. По прибытии на остров Св.Фомы он обнаружил, что губернатор противится
ему, и потому отплыл в Конго. Здесь он также подвергся преследованию со стороны
вышеупомянутого губернатора и его друзей, [живших] в Конго, которые дали понять королю, что
епископ был человеком амбициозным и надменным, и очень упрямым и, следовательно,
недоброжелательно настроенным по отношению к нему и его двору. Под влиянием этих
наговоров король вначале запретил епископ въезд в свое королевство; несмотря на это,
впоследствии он [изменил свое решение и] принял его с большими почестями, отправив одного из
своих сыновей встретить его и препроводить в город. Там он [епископ] пробыл почти 8 месяцев, а
затем уехал, оставив двух монахов и четырех священников; это произошло еще до того, как
король Португалии отплыл в Африку. Этот король (имеется в виду дон Себастьян. – прим.
переводчика) потерпел в Африке поражение, и епископ уехал, а король Конго написал дону Энрике,
кардиналу, вступившем теперь на трон Португалии, прося как можно скорее отправить к нему
священников, но не получил никакого ответа, поскольку кардинал вскоре скончался.
Дону Энрике наследовал дон Фелипе, король Португалии, который послал объявить о своем
вступлении на престол губернатору острова Св.Фомы, направив ему также письма для короля
Конго с той же целью. Вслед за этим губернатор отправил Себастьяна да Косту, облеченного
полномочиями посла, чтобы доставить королевские письма королю Конго. Получив письма, и
решив все не терпящие отлагательств государственные дела, король Конго отправил его
[португальского посла] ко двору короля дон Фелипе, с ответом на его письма, в то же самое время
предложив показать ему месторождения металлов, сокрытые им в свое время от королей
Португалии, его предшественников, а также отправил различные образцы этих металлов. Он
особенно добавил просьбу, чтобы король послал к нему большое количество священников, и
приложил подробное описание того жалкого состояния, до которого дошли его люди, оставшиеся
верными христианской религии, по причине прошлых смут в стране. Этот посол Коста по пути
скончался, а его судно потерпело крушение у берегов Португалии; об этих новостях узнали (ибо
все люди, [находившиеся на борту] утонули) из писем, обнаруженных в сундуке, выброшенном
волнами на берег, в которых также содержались сведения о его посольстве к королю.
Услышав, что произошло с Костой, король Конго, не прекращая своих благочестивых попыток
сохранить христианскую религию в своем королевстве, решил отправить в Испанию другого
посла; и после различных помех, - ибо несколько сеньоров его двора соперничали за эту честь, -

50
http://var.3dn.ru/

король, не желая наносить обиду никому из них, остановил наконец свой выбор на Дуарте
Лопише, португальца, от которого Пигафетта услышал настоящий рассказ и запечатлел его в
письменном виде.
Этот Лопиш в течение некоторого времени жил в тех краях, хорошо знал людские обычаи и,
оказавшись тогда при дворе, был обласкан королем, который дал ему в письменном виде
подробные инструкции в отношении его миссии к Его Католическому Величеству в Испании и к
Его Святейшеству Папе в Риме. Он также снабдил его верительными грамотами и полномочиями
к обоим, равно как пропускными свидетельствами и всем прочим, необходимым в его положении,
особенно рекомендациями ко всем другим христианским принцам, и прося их удостоить его
обращения, подобающего послу.
Цель его посольства заключалась в том, что он должен был привезти письма к королю дону
Фелипе и рассказать ему во всех подробностях о том плачевном состоянии, до которого дошло
королевство Конго вследствие последних войн и от нехватки священников, и попросить Его
Величество прислать достаточное число исповедников и монахов, чтобы упрочить Евангелие в
тех отдаленных областях, где люди лишь недавно обратились в христианскую веру. Кроме того,
он должен был преподнести [королю Филиппу] различные образцы металлов и другие вещи, и
предложить ему от имени короля Конго [открыть] свободную торговлю ими, хотя его
предшественники не получили дозволения на это.
Дуарте также должен был от имени короля Конго облобызать стопы Папы и вручить свои
верительные грамоты. В то же самое время он должен был перечислить все великие бедствия и
утраты, которые претерпели его люди за приверженность христианской вере, и препоручить эти
души Его Святейшеству, моля его, как верховного главу всех христиан, проявить сострадание к
столь многим верующим, которые, из-за недостатка священников, могущих обучать их
христианской вере и совершать таинства, постепенно идут к вечной погибели.
Получив свои послания, Дуарте оставил двор и провел почти 8 месяцев, выполняя различные
королевские поручения в тех краях, но наконец, в январе, когда в Конго стояло лето, он сел на
определенное судно водоизмещением в 100 тонн, которое направлялось со своим грузом в
Лиссабон. Плывя вдоль берега, он достиг океана там, где лежат острова Зеленого Мыса, и здесь в
носовой части судна, которое было ветхим, открылась течь. Поэтому, ибо ветер был встречным, и
они были не в состоянии достичь вышеупомянутых островов или африканского материка, и еще
меньше того - продолжать свое плавание, держа корабль к ветру, и из-за того, что в трюм судна
уже просочилось слишком много волы, кормчий счел за лучшее лечь на другой галс, чтобы ветер
дул с кормы, и взять курс к якорным стоянкам на островах Новой Испании. Вкратце говоря, после
страшных испытаний и подвергаясь угрозе голодной смерти из-за отсутствия провизии, они с
большим трудами достигли острова Кубагуа, который лежит напротив острова Св.Маргариты, где
ловят жемчуг. Отсюда, с трудом отремонтировав корабль и сделав запасы провизии, они отплыли
кратчайшим путем к материку, войдя в гавань Куманы, или, как ее называют, Королевства Новая
Гранада в Западных Индиях. Это изношенное судно благополучно достигло города и сразу пошло
ко дну, но пассажиры, однако, спались, хотя и едва живые после тех лишений, которые им
пришлось перенести от голода и жажды, и, кроме прочего, от свирепых штормов этого буерного
океана.
В то время, когда вышеупомянутый посол пытался восстановить здоровье, тот флот, который
каждый год отправляется от тех берегов в Кастилию, уже отплыл, так что ему поневоле пришлось
дожидаться следующего флота, и провести там целый год, ничего кроме этого не делая. Между
тем король Конго, не получив никаких вестей от Дуарте и не зная, что неблагоприятная погода
забросила его в Западные Индии, и полагая его мертвым, все же не охладевал к своей цели
восстановить христианство в своем королевстве. Поэтому он отправил другого посла, по имени
дон Педро Антонио, который был вторым человеком в королевстве, с тем же самым поручением.
Его сопровождал Гаспаро Диас, предводитель португальцев, [живших в Конго], и богатейший и
старейший жители в королевстве; так что [король Конго] решил использовать все возможности,
чтобы побудить короля Испании дать ответ на его просьбы. Послы получили специальный
приказ, если найдут Дуарте Лопиша, расспросить его о том, как прошли порученные ему
переговоры. Но эта экспедиция имела печальный конец, поскольку корабль, на котором они

51
http://var.3dn.ru/

плыли, был захвачен англичанами, которые отвели его на буксире к побережью Англии, и
впоследствии затопили. Дон Педро Антонио и его сын утонули, но несколько [моряков] спаслись,
и среди них Гашпаро Диас, который высадился в Испании, когда Лопиш уже прибыл ко двору со
своим посольством. Тогда Гашпаро написал Дуарте, чтобы рассказать ему о том, что он желает
вернуться в Конго, не являясь ко двору, то ли по причине смерти короля-кардинала, то ли по
какой другой причине, никто в точности не может сказать, но именно так он и поступил.
В то время, когда наш Дуарте Лопиш находился в Западных Индиях, где климат во всех
отношениях напоминает климат Конго, он обратил внимание, что [живущие] в тех краях люди
отличаются по цвету кожи от обитателей Конго. Ведь в Конго люди обычно черные, но в
Западных Индиях - почти белые, т.е. [имеют цвет кожи] между белым и черным, и испанцы
называют их мулатами. Это ясно показывает, что кожа приобретает [черный] цвет не вследствие
солнечного жара, а по некоторым естественным причинам, чего вплоть до сегодняшнего дня
никогда полностью не понимали ни древние, ни современные авторы.
Восстановив здоровье, Дуарте отплыл в порт города Сан-Доменико, на острове Эспаньола,
чтобы сесть на борт первого же корабля, идущего в Кастилию. Среди кораблей, готовых
присоединиться к [ежегодному] флоту, ему повезло найти португальское судно, поскольку,
следуя этим курсом, оно шло бы в большей безопасности.
Ветер был благоприятным, и все суда, держась вместе, прибыли на Тершейру, один из островов,
называемых Азорскими, что означает "ястребиные", и отсюда отплыл в Сан-Лукар-де-Баррамеда,
гавань на входе в реку Гвадалквивир, и затем в Севилью. Затем Дуарте Лопиш направился в
Португалию, чтобы повидать свою семью и, запасшись всеми необходимыми вещами, наконец
прибыл в Мадрид, где в то время случилось пребывать двору. Здесь он удостоился
доброжелательного приема у Его Католического Величества, которому он изложил цели своей
миссии. Но затем возникло много трудностей, и различные происшествия противодействовали и
препятствовали осуществлению дел, которые он должен был выполнить от имени короля Конго.
Поскольку вскоре после его прибытия он получил печальные новости о смерти короля Конго,
который отправил его [в посольство], и, помимо этого, король Фелипе был занят
[приготовлениями к] завоеванию Англии, его переговоры не сдвигались с места, но только раз за
разом откладывались, и он не мог никакими средствами получить аудиенцию, пока наконец ему
не дали понять, то в настоящее время он не может рассчитывать на [то, что король уделит ему]
внимание.
Теперь же этот самый Дуарте, подавленный таким множеством препятствий, и вспомнив о
пережитых им раньше опасностях и мучительных испытаниях, перенесенных в течение
длительного и страшного путешествия, и видя, что в своих переговорах он в одно время
продвигаются вперед, но в другое - возвращается вспять, почувствовал также, то в этом мире не
на что уповать, за исключением Бога Всемогущего. При мысли о том, то он оказался не в
состоянии помочь людям Конго в их бедственном положении, он постоянно терзался душевными
страданиями, более чем достаточно зная, какая опасность вечной погибели им грозит, и тяжелое
бремя ежедневных расходов, которые приходилось нести ему самому и его семье при дворе, было
другим источником переживаний. Вкратце говоря, у него не было надежды когда-либо довести до
успешного завершения делА, которые доверил ему король Конго, и поэтому он избрал образ
действий, который был настолько же выгоден ему самому, насколько целителен для его души.
Поскольку Добрый Ангел коснулся его сердца, [он], проявив смелость, оставил меч и принял
крест, отрекшись от мира и его ложного величия. Облачившись в серую монашескую рясу, он
покинул Мадрид и направился в Рим, чтобы изложить перед папой Сикстом V предмет своего
посольства, поскольку он не хотел пренебрегать желаниями короля, который послал его, хотя тот
и перешел уже в лучшую жизнь. Его Святейшество оказал ему милостивый прием, и он описал
ему жалкое стояние народа Конго, затронув [вопросы] поклонения и служения Господу, из-за
нехватки священников, которые могли бы учить их церковной доктрине и совершать церковные
таинства; ведь бесчисленное множество людей каждый день приходило, [желая] принять
крещение, получить наставление в вере, исповедоваться и получит отпущение грехов. Кроме того,
Лопиш в дополнение к принесенной им клятве решил использовать богатство, которым
благословил его Бог в Конго (и каковое было весьма немалым) для постройки дома, где могли бы

52
http://var.3dn.ru/

жить ради служения Богу определенные ученые мужи и разные священники, чтобы обучать
молодежь тех стран другим языкам, свободным искусствам, доктрине Евангелия и таинствам
нашего Спасителя. Из какового дома, как из святой школы, могли бы время от времени выходить
ученые люди, хорошо разбирающиеся в божественных законах, которые затем на своем языке
разносили бы дальше семена христианской веры, теперь почти позабытой и увядшей в те краях,
тем самым собрав плоды благословений и воскресив души христианской верой. Также он хотел
построить госпиталь, который послужил бы приютом для нищих во Христе, которые, пребывая из
дальних стран, останавливались бы в нем, дабы исцелиться от недугов.
С этой целью он отправился в Рим, а также чтобы получить от Его Святейшества разрешение
построить эту школу и госпиталь, в то же самое время упрашивая его даровать юбилейные
индульгенции и другие особые милости, необходимые для тех добрых и христианских трудов в
тех краях, столь отдаленных от христианства.
Он представился Папе и вручил свои верительные грамоты, а также полностью изложил суть
своей миссии, и был любезно выслушан. Но папа дал ему понять, что королевство Конго
принадлежит королю Испании, и поэтому он должен обсудить свое дело с ним.

Глава VII.
О дворе короля Конго. - Об одежде людей Конго до и после того, как они стали христианами.
- О королевском столе и манерах двора.

До сих пор мы ясно показали, как христианская религия распространилась в Конго, и ту


последовательную череду бедствий, которые ей пришлось перенести. Теперь пора описать также
манеры и обычаи двора этого королевства. В старые времена король и его придворные, как мы
уже говорили выше, носили одежду, сделанную из [волокон] пальмового дерева, которые
закрывали нижнюю часть тела, начиная от пояса, и придерживались поясом из итого же самого
материала, красивой работы. Спереди они также носили в виде украшения тонко выделанные
шкуры виверр, куниц и соболей, по внешнему виду похожие на фартук, и также, напоказ, накидку
на плечах. Затем они обматывались в круглый отрез ткани, нечто вроде стихаря, ниспадающего до
колен и сделанного подобно сети, из волокон прекрасной пальмовой ткани, со свивающими с сети
кисточками. Эти стихари, которые называются "инкутто", они перебрасывают назад через правое
плечо, оставляя руку свободной, и на том же самом плече носили хвост зебры, прикрепленный к
рукоятке, согласно древнему обычаю тех краев. Они носили очень маленькие жёлтые и красные
шапочки, квадратные сверху, которые почти не закрывали голову и использовались больше для
вида, чем для защиты от солнца или жары. Большинство этих людей ходило босиком, но король и
некоторые знатные особы носили сандалии на манер древних, похожие на те, что можно увидеть
на римских статуях, и они также были сделаны из [волокон] пальмы. Бедняки и простолюдины
носили такую же одежду, прикрывающую нижнюю часть тела, но [сделанную] из более грубой
ткани, оставляя всё прочее тело обнаженным. Женщины носили три вида фартуков: один -
длинный, доходящий от талии до пят, другой - короче, и третий - еще короче; каждый фартук был
по краям обшит бахромой. Другая одежда была похода на камзол, и доходила до пояса. У них есть
также накидки для плеч, все они делаются из ткани, (сотканной из волокон) пальмы. Женщины,
выходя из дома, оставляли лицо открытыми и носили такие же головные уборы, что и мужчины.
Простонародье одевалось подобным же образом, но в значительно более грубые ткани. Рабы и
чернь носили одежду, закрывающую только нижнюю часть тела, оставляя прочее полностью
обнаженным.
Но с тех пор, как это королевство приняло христианскую веру, придворная знать начала
одеваться по португальской моде, нося плащи, шляпы, бархатные камзолы и шелковые одеяния,
каждый в соответствии со своими средствами. Они также носят капюшоны и шляпы, бархатные и
кожаные туфли, башмаки и привешенные к боку рапиры. Те, кто не настолько богат, чтобы
подражать португальцам, сохранили свое прежнее платье.
Женщины также переняли португальскую моду и стали носить на голове вуали и поверх них
черные бархатные шляпы, украшенные драгоценностями, и золотые цепи на шее; но это
относится только к придворным дамам, поскольку бедные женщины остались при своей прежней

53
http://var.3dn.ru/

одежде. После того, как король обратился в христианство, его двор был устроен в некоторой
степени по подобию двора короля Португалии, особенно в отношении того, как ему
прислуживают за столом. Когда король ест на людях, то ставится трон с тремя ступеньками,
устланный индийскими коврами, и вслед за тем выносится и ставится стол и кресло, обтянутое
малиновым бархатом и обитое золотыми шишечками. Он всегда ест в одиночестве, а принцы
стоят вокруг с обнаженными головами. Его столовая посуда сделана из золота и серебра, как та,
что предназначена для еды, так и для питья.
Он держит гвардию из анзичи и других племен, которые несут стражу вокруг его дворца,
вооруженные уже упомянутым оружием, и когда он совершает торжественный выезд, то
раздается барабанный бой, который можно услышать за 5 или 6 миль, оповещая о том, что король
покинул свой дворец. Его сопровождают все его сеньоры, а также португальцы, к которым он
питает большое доверие, но он редко выезжает из дворца. Только дважды в неделю он дает
публичную аудиенцию, да и тогда не произносит ни слова, а [за него] говорят вельможи. Никто не
владеет имуществом или землями, но всё принадлежит короне, и у них нет тяжб, за исключением
нескольких слов, потому что они не умеют писать на конголезском языке. К преступникам
относятся мягко, очень редко приговаривая кого-либо к смертно казни, и преступление,
совершенное мокиконги (ибо так народ Конго называет себя на своем языке) против португальца,
рассматривается согласно португальским законам. Когда кто-нибудь из них совершит тяжелое
преступление, король приговаривает преступника к ссылке на некий отдаленный остров, считая
более суровым наказанием оторвать человека от его сородичей и заставить до конца своих дней
нести покаяние за свои грехи, чем сразу казнить. И если случится, что любой наказанный таким
образом проживет 10 или 12 лет, король обычно прощает их, если они достойны этого, и даже
берет их на государственную службу, как людей, которые получили суровый урок и которых
перенесенные испытания научили смирению. В спорах по гражданским вопросам установлено,
что если какой-либо португалец имеет разногласия с мокиконго, он должен обратиться [со своим
иском] к судье Конго, но если мокиконго имеет претензии к португальцу, то этот вопрос должны
рассматривать [сообща] португальский консул и судья, поскольку король пожаловал эту
должность одному из представителей собственного народа. Ни одна сделка не скрепляется в
письменной форме, ни между самими этими людьми, ни с португальцами, и они не имеют
никаких юридических документов, но все сделки заключают только устно. Они не сохранили
никакой истории о своих древних королях, ни каких-либо памятных событий прошлых эпох,
поскольку не знают письменности. Они обычно считают времена годы по движению луны, не
зная продолжительности суток, и обычно говорят, что такое-то событие случилось во время
такого-то [короля]. Они исчисляют расстояние не в милях или тому подобных единицах длины,
но по количеству дней пути мужчин, идущих с грузом или налегке, от одного места до другого.
Касаясь их браков или других праздников, [следует сказать], что они празднуют их, распевая
любовные баллады и играя на лютнях любопытного образца. Эти лютни полые внутри и верхней
частью похожи на те, то используются среди нас, но плоскую сторону, которую мы делаем из
дерева, они обтягивают кожей, такой же тонкой, как пузырь. Струны сделаны из очень прочных и
блестящих волос, вырванных их слоновьего хвоста, а также их пальмовых волокон, которые
натянуты от низа до верха грифа, привязывая каждую [струну] к отдельному колку, более
короткому или более длинному, и закрепляют вдоль шейки инструмента. С этих струн свисают
очень тонкие железные или серебряные пластинки, предназначенные для того, чтобы
регулировать звучание инструмента, которые издают различные звуки в зависимости от того,
[сильно или слабо] ударяют по струнам, и способны [издавать] очень громкие тона. Музыканты
очень умело играют на лютне, перебирая ее струны пальцами, не имея никакого ключа [для
натяжения струн], как у арфы, но я не знаю, можно ли назвать звуки, которые они извлекают,
мелодией, - скорее, они просто играют так, как им нравится. Кроме того, (что на редкость
замечательно) посредством этого инструмента они передают всё, что другие люди выражают
словами, что приходит им на ум, и, просто касаясь струн, позволяют другим узнать свои мысли.
Они также танцуют и вместе хлопают в ладоши, когда звучит музыка. При дворе короля также
играют с большим искусством на рожках и флейтах, тогда как люди танцуют на манер мавров,

54
http://var.3dn.ru/

величаво и с достоинством. Простонародье использует маленькие трещотки и рожки, и подобные


инструменты, которые издают более грубые и резкие звуки, чем те, что использует знать.
В этом королевстве желают множество лекарств из трав, деревьев, растительного масла, воды и
камней, использованию которых научила людей мать-природа. Самой распространенной
болезнью является лихорадка, она преобладает больше зимой, чем летом, [поскольку] дожди
приносят [с собой] как жару, так и сырость. Кроме того, есть здесь также то, что мы называем
французской болезнью, известной на языке Конго как "читангас", но в их краях она не такая
опасна и не столь трудноизлечимая, как у нас. Лихорадку они лечат при помощи порошка из
красного и серого сандалового дерева, т.е. "lignum Aquila" (орлиное дерево). Этот порошок
смешивают с пальмовым маслом, и, после того, как им дважды или трижды намажут больного
человека с головы до ног, он выздоравливает. Для излечения от головной боли они прикладывают
к вискам определенные небольшие рога, вначале немного проколов кожу, а затем пускают кровь,
пока не наберут ее полный рог, используя те же самые средства для отворения жил из любой
другой части тела, когда она болит, в качестве лечения. Этот способ кровопускания практикуется
также в Египте.
Болезнь, известную как "читангас", они лечат той же самой мазью из сандалового дерева, -
красное называется "тавилла", а серое - "чиконго". Серое ценится больше всего, и даже за
небольшое его количество отдают раба. Слабительное они делают из древесной коры, растертой в
порошок и взятой в малых дозах. Раны лечат соком трав, и прикладывают [к ране] сами травы, и
Лопиш рассказывал, что видел раба, получившего семь смертельных ран от стрел и полностью
излечившегося соком определенных трав, хорошо известных в этой стране.
Таким образом, у людей нет необходимости обращаться к различным врачам за хирургическим
вмешательством, настойками, примочками, копией и тому подобными лекарствами, они просто
лечат и исцеляют себя сами, пользуясь природными травами, которые растут в их собственной
стране. Но даже в них они не имеют особой нужды, поскольку, живя в умеренном климате и не
объедаясь той пищей, которой утоляют голод, ни злоупотребляя вином, они не страдают от
болезней, которые обычно проистекают вследствие излишеств в еде и питье.

Глава VIII.
О странах, лежащих за королевством Конго по направлению к мысу Доброй Надежды и
реке Нил.

Описав королевств Конго, характерные черты его положения, людей, которые его населяют, и
соседние племена, нам остается кратко поговорить об остальной части прибрежной линии
Африки, по направлению к мысу Доброй Надежды, [вдоль которой] проходит путь в Индию, до
самого Красного моря. Затем, описав внутренние области страны, мы упомянем реку Нил и
Пресвитера Иоанна и его королевство, чтобы, насколько возможно, дать некоторые сведения об
областях, до сих пор очень мало известных. За королевством Конго, как мы уже упоминали,
находится страна короля Анголы, дальше по направлению к мысу Доброй Надежды - страна
короля Матамы и подвластные ему провинции, называемые Кинбебе. Это королевство, как мы
сказали, простирается от первого озера [на реке Нил] и границ Анголы до реки Бравагул, которая
берет начало в Лунных Горах, и сливается с рекой Маньике, которая также вытекает из первого
озера. Вышеупомянутые горы находятся к югу от Тропика Козерога, а за тропиком лежат страна и
границы мыса Доброй Надежды, которые находятся под властью не одного короля, но нескольких
принцев. В глубине материка меду этим мысом и тропиком, - Лунные Горы, столь сильно
прославленные древними, которые верили, что в них можно найти истоки Нила, что, однако,
является заблуждением, как показывает положение земли и о чем мы уже говорили. В этой стране
есть несколько высоких, труднодоступных и непригодных для жилья гор, где немногие люди,
живут подобно арабам, на равнине в маленьких хижинах и одеваясь в шкуры животных, дикое и
грубое племя, не знающее приличий и не допускающее к себе никаких чужеземцев. Они
пользуются луками и телами, а их пища - это плоды земли и мясо их домашнего скота. Среди этих
Лунных гор лежит озеро, называемое Гале, западная сторона которого весьма мала, и из него
вытекает река Камиффа, которую португальцы называют Светлой рекой, впадающая в море у

55
http://var.3dn.ru/

мыса Доброй Надежды, около Ложного мыса. Он именуется так потому, что все корабли, идущие
из Индии, вначале видят большой мыс, называемый Агульяш, а затем другой, меньший,
называемый Ложным, скрытый от глаз за настоящим и большим. Между этими двумя мысами -
расстояние в 100 миль, показывающее величину этого знаменитого мыса, который, разделяясь на
два выступа, похожих на рога, образует залив, и здесь португальские моряки часто пополняют
запасы воды из реки, которую они назвали Сладкой. Люди, живущие на побережье между двумя
мысами, чернокожие, хотя [эта местность] находится на 35® южной широты, и люди, живущие
высоко в более холодных Лунных горах, также чернокожие, - любопытный факт, над которым
есть о чем поразмыслить как тем, кто изучает тайны природы, так и философам, которые строят
догадки, обусловлен ли черный цвет [кожи] жаром солнца или некоторой другой причиной,
которую я пока не могу определить. Поскольку этот мыс является самым большим и выступает в
море дальше, чем любой другой в мире, и его трудно обогнуть, (как и все мысы), океан здесь
также ужасно бурный, из-за дующих там ветров, в результате чего много крупных португальских
кораблей терпят крушение в тех водах; кроме того, он был неизвестен, даже понаслышке,
древним гидрографам, и спустя некоторое время после его открытия флотами короля Португалии
он показался им подходящим местом для проведения [астрономических] измерений и получения
информации, благодаря которой они могли определить продолжительность перехода от
Португалии к Индии; прибрежная линия вокруг мыса Доброй Надежды тянется почти на 6000
миль, и мы сейчас будем говорить о нем.
Знайте, что от реки Фернандо-По, откуда начинается вышеупомянутый мыс, вдаваясь в море
вплоть до мыса Агульяш, его прибрежная линия тянется с севера на юг более ем на 2200 миль, а с
другой стороны того же самого мыса, вплоть до мыса Гвардафуй, [находящегося] напротив
острова Сокотра, она идет более чем на 3300 миль с юга на север, и расстояние от Лиссабона
вдоль побережья Африки и мыса Доброй Надежды до королевства Гоа составляет более 15000
миль. Отсюда, до Малакки и Китая, и даже дальше, остаются длинные переходы [по морю], так
что никто не предпринимал более далеких и рискованных морских рейсов, [плавая] как на
больших, так и на малых судах, чем португальцы.
Мыс Доброй Надежды получил такое название потому, что все, кто проходит мимо него, как
плывя туда [из Европы в Индию], так и обратно, главным образом озабочены тем, как бы его
обогнуть; и когда им удается это сделать, опасность считается оставшейся позади, и из-за этого
стремления он и назван мысом Доброй Надежды.
Пока же вернемся к нашему предмету и поговорим о побережье Африки. За мысом Агульяш
есть также много безопасных портов и гаваней, главная из которых - бухта Формосо. Затем
находится Озерная бухта, где море образует залив, в котором есть острова и гавани. За ней в море
впадает река Св.Христофора, и в ее устье лежат три маленьких острова. Отсюда береговая линия
тянется вдоль побережья страны, названной португальцами Земля Рождества, по причине того,
что они впервые открыли ее в этот праздник, - вплоть до мыса Печиер. Между этим мысом и
рекой Маньике лежит королевство Буттуа, которое простирается от подножия Лунных гор в
северном направлении до реки Маньике и страны Мономотапа; в западном направлении - от реки
Бавагул и к морю вдоль берегов реки Маньике. В этом королевстве есть несколько золотых
рудников, и люди похожи на население Мономотапы, как мы покажем ниже. И пройдя вдоль
морского побережья, мы приходим к реке Маньике, [протекающей] на границе королевства
Софала и империи Мономотапа.

Глава IX.
О королевстве Софала.

Входом в это королевство служит река Маньике, которая вытекает из первого озера, из которого
также берет свое начало Нил, и впадает в море между мысом Печиера и так называемым мысом
Корриентес, расположенным на 23,5® [южной широты] под Тропиком Козерога. Около моря
сливаются в одно русло три знаменитых реки, и главная [из них], река Св.Христофора, была
названа так португальцами потому, что была открыта в день этого святого, хотя среди туземцев
известна как Нагоа. Вторая получила имя Лореншу Маркиша, который открыл ее. Эти две реки

56
http://var.3dn.ru/

берут исток в Лунных горах, которые пользовались у древних такой великой славой, а туземцами
называются Гороа. Как предполагают, в этих горах находятся истоки знаменитой реки Нил, но это
было заблуждением, ибо первое озеро не образовано водами, [стекающими] с этих гор, и на самом
деле оно находится очень далеко от них, и между ними и им лежит низменная равнина. Воды,
стекающие с них [Лунных гор], текут на восток и, вливаясь в другие большие реки, наполняют их,
так что те воды никак не могут дотечь до озера, о котором мы говорили выше, или же до Конго.
Кроме того, [река] Маньике, втекающая из первого озера, течет совершенно в другую сторону,
чем Нил, поскольку она устремляется к востоку и сливается с двумя вышеупомянутыми реками.
Третья река, Атрое, берет свой исток на том склоне гор, на котором находятся золоте рудники
Мономотапы, и в некоторых частях это реки в песке находят золотые россыпи. Эти три реки
впадают в большую Маньике около моря, и все четыре вместе сливаются в один поток, который
впадает в оре, образуя очень широкий эстуарий. От устья этой реки королевство Софала
простирается вдоль морского побережья до реки Куамы, которая получила свое название от
одноименного залива и лесов, принадлежащих магометанам и язычникам. Эта река известна
португальцам как "устье Куамы", поскольку, [впадая в море], она разделяется на 7 рукавов, с
внешней стороны от которых находится 5 островов. Много других [островов] лежат выше по
течению реки, и все он густо заселены язычниками. Эта река вытекает из того же самого озера и
истоков, что и Нил. Таким образом, королевство Софала лежит между двумя реками, Маньике и
Куамой, на морском побережье. Оно невелико по размерам и имеет лишь несколько селений и
городов, а столица его находится на острове, лежащем на реке, также называемой Софала, от
которой получила имя вся эта страна. Она населена магометанами, и сам король принадлежит к
этой вере. Он признает зависимость от португальской короны, чтобы не находиться в подданстве
у монарха Мономотапы. Ввиду этого, португальцы имеют крепость в устье реки Куамы, и ведут с
этими странами торговлю золотом, янтарем и слоновой костью, - все эти [товары] встречаются на
этом побережье, - а также рабами, отдавая взамен шелковые ткани и ситец, которые они привозят
из Камбея, где их ткут. Магометане, живущие теперь в этих областях, не местные уроженцы, но
еще до прихода в те края португальцев вели там торговлю, приходя на маленьких судах с
побережья Аравии Счастливой. Когда португальцы стали правителями страны, магометане,
которых они обнаружили там, остались, и в настоящее время они не являются ни язычниками, ни
последователями магометанской веры. От берегов, лежащих между двумя реками, Маньике и
Куамой, вглубь материка простирается королевство Мономотапа, которое изобилует золотыми
рудниками, - этот металл вывозят отсюда во все соседние провинции, в Софалу и другие части
Африки. Говорят, что из этих областей по морю привозили золото, которое использовалось для
[отделки] храма Соломона в Иерусалиме, - факт весьма вероятный, поскольку в тех странах
Мономотапы обнаружено несколько древних построек из камня, кирпича и дерева, и такой
замечательной работы, какую нигде не увидишь в окружающих провинциях.
Королевство Мономотапа обширное, и населено множеством язычников, чернокожих, среднего
роста, легких на ногу и в битвах сражаются с большой храбростью; их оружие - луки, стрелы и
легкие дротики. Имеется много королей, данников Мономотапы, которые постоянно восстают и
воюют против нее. Император содержит большие армии, которые в провинциях разделены на
легионы, на манер римлян, поскольку, как великому правителю, ему приходится вести
постоянные войны, чтобы поддержать свое владычество. Среди его воинов наиболее знамениты
своей храбростью женские легионы, которых император высоко ценит за их смелость, ибо они
являются основой (букв. "нервом") его военной силы. Эти женщины-воины, чье оружие - луки и
стрелы, выжигают себе левую грудь, чтобы она не мешала им при стрельбе, что было в обычае у
амазонок древности, которых так восхваляли писатели ранней баснословной истории. Они очень
быстрые и проворные во всех своих маневрах, и, кроме того, показывают большую смелость и
отвагу при сражениях. В сражении они прибегают к очень искусным военным приемам,
временами отступая, словно пускаясь в бегство, и обращаются вспять, но [затем] поворачиваются
и устремляются в атаку на врагов, осыпая их стрелами; и видя, что враг, торжествуя победу, уже
начинает рассеиваться, они внезапно поворачиваются и атакуют их, устраивая большую резню.
Так что благодаря их хитрости и уловкам, а также быстроте действий в битве, их очень боятся в
тех областях. Король дарует им определенные земли, где они живут одни, но в разное время

57
http://var.3dn.ru/

сходятся с мужчинами по своему выбору; и когда они у них рождаются дети, то мальчиков они
отсылают в дома их отцов, а девочек оставляют у себя и растят, [обучая] искусству войны.
Возвращаясь теперь к нашему предмету, которым является обзор морского побережья, мы
приходим, миновав реку Куама, к маленькому королевству Ангоче, [находящемуся] на море, и
получившему свое название по маленьким островам того же имени, расположенным прямо
напротив него и населенным теми же самыми людьми, как магометанами, так и язычниками, то и
Софала; торговцы, которые плавают маленьких лодках вдоль берегов, ведут торговлю теми же
самыми товарами, что и в Софале.
Немного дальше мы приходим в королевство Мозамбик, расположенное на 14,5® ю.ш., которое
получило свое название от трех островов, лежащих в устье реки Мегингате, где есть большой и
безопасный порт, способный принимать корабли любого размера. Королевство невелико, но
изобилует самым разным продовольствием, и здесь делают остановку все суда, идущие из
Португалии и Индии в эту страну. На одном из вышеупомянутых островов, называемом
Мозамбик, который является самым главным [из трех] и дал имя всем остальным, как и целому
королевству и вышеупомянутому порту, находится крепость с португальским гарнизоном, из
которой снабжаются продовольствием и от которой зависят все другие крепости на побережье.
Флоты, которые плывут из Португалии в Индию, если задерживаются во время перехода, то
зимуют в Мозамбике; и те, что направляются в Европу из Индии, обязательно заходят в Мозамбик
за провизией. Этот остров, когда португальцы открыли Индию, был первым, на котором они
получили какие-либо сведения об индийском наречии; и здесь же они нашли лоцмана, который
прокладывал их курс. Люди этого королевства - язычники, черные, нагие и очень грубые, но
превосходные стрелки из лука и отличнее рыбаки. Следуя дальше за линией побережья, мы
приходим к другому острову, называемому Килоа, небольшого по размеру, но исключительно
выгодно расположенному, поскольку климат здесь умеренный; на нем есть вечнозеленые деревья,
и здесь выращиваются всевозможные продовольственные культуры. Он лежит в устье реки Коаво,
которая, вытекая из того же озера, что и Нил, течет на протяжении 70 миль к морю, где
становится широкой и полноводной, и в своем устье образует большой остров, населенный
магометанами и язычниками. Западнее, у побережья, лежит остров Килоа. Последний населен
магометанами, которые почти белые и хорошо одеты в шелковые и хлопковые одежды. Их жёны
носят золотые украшения и драгоценности на руках и шее и имеют много серебряной посуды; они
менее темные, ем мужчины, и отличаются очень изящным телосложением. Дома хорошо
построены из камня, глины и дерева, и [их] архитектура также хороша. В садах произрастают
различные травы и фрукты. От этого острова получило свое название королевство, которое
простирается вдоль побережья от мыса Дельгадо, расположенного на 9® ю.ш. и вплоть до
вышеупомянутой реки Коабо.
В прежние времена королевство Килоа было главой всех окружающих провинций, а также тех,
[что находятся] около моря; и когда португальцы прибыли в страну, король был не только уверен
в том, что сможет защитить себя от них, но также изгонит их из мест, которые они уже захватили.
Однако, вышло наоборот, поскольку, дав сражение, король был наголову разгромлен и обращен в
бегство португальцами, которые завладели островом и получили благодаря этому большую
добычу и богатство. Они построили там крепость, которая, однако, впоследствии была разрушена
по приказу короля Португалии, который посчитал, что можно обойтись без нее, поскольку вдоль
побережья уже имелись другие.
Но мы не должны оставить без внимания остров Сан-Лореншу, названный так, потому что он
был открыт португальцами в день памяти этого мученика. Он имеет почти 1000 миль в длину, и
лежит прямо напротив побережья, которое мы описали, начиная от правого устья Маньике, на
26® ю.ш., и тянется на север, заканчиваясь у впадения в море реки Коава, в королевстве Килоа.
Этот остров образует пролив между ним и материком, который, на входе в него с западной
стороны, имеет 340 миль в ширину, становясь более узким в середине, [по направлению] к
острову Мозамбик, где ширина составляет 70 миль, а остальная часть расширяется до
значительной протяженности по направлению к Индии, и в нем есть несколько островов.
Корабли, плывущие из Испании в Индию, почти всегда, когда им не мешает штормовая погода,
проходят через этот пролив. Поистине, этот остров достоин лучшего населения, поскольку он

58
http://var.3dn.ru/

имеет много хороших и безопасных гаваней, и орошен многочисленными реками, так что эта
земля производит все виды продовольствия. Рис и другие зерновые; овощи, апельсины, лимоны и
различные фрукты, мясо всех сортов Ии домашняя птица, кабаны, олени и подобные животные, -
всё можно найти здесь, толь велико плодородие острова. Рыба [здесь] также отличная. Жители
[острова] - язычники, некоторые - магометане, кожа у них оливкового цвета, т.е. между
коричневым и белым. Они значительно преданы войне, их оружие - луки и стрелы, и дротики из
легкого дерева с железным наконечником в форме крюка. Эти последние они метают с большой
ловкостью. Они пользуются также мечами и имеют кожаные кирасы, сделанные из шкур
животных, которые защищают их от вражеских ударов. Этот остров разделен на владения
различных вождей, враждующих друг с другом и ведущих [между собой] непрерывные войны.
Здесь есть месторождения золота, серебра, меди, железа и других металлов, но эти варварские
люди не покидают пределов острова, плавая вдоль его берегов в пирогах, сделанных из ствола
единственного дерева, и, как правило, не разрешают чужестранцам подходить к острову для
торговли или для того, чтобы вступить с ними в какие-то сношения. Несмотря на это,
португальцы торгуют в некоторых из их гаваней, не сходя на берег, и вывозят янтарь, воск,
серебро, медь, рис и другие товары. В этом проливе лежит несколько больших и маленьких
островов, населенных магометанами. Главный [из них] - остров Св.Христофора, затем остров
Сан-Спирито, и другой, называемый Мальяльи; остальные - острова Коморо, Анзоаме, Майотто и
несколько других. Но, снова возвращаясь к морскому побережью и двигаясь дальше от Килоа, о
котором мы говорили, мы приходим в королевство Момбаза, расположенное на 3,5® ю.ш.,,
которое получило свое название от острова, населенного магометанами, и также называемого
Момбаза, где стоит красивый город, дома в котором по большей части высокие и украшены
скульптурами и росписью. Когда его король-магометанин оказал сопротивление португальцам, с
ним случилось то же самое, что и с королем Килоа, поскольку этот город также пал их жертвой, и
они обнаружили в нем изобилие золота, серебра и жемчуга, не говоря уже о хлопковых тканях,
материях с золотым и серебряным шитьем и других драгоценностях.
Это королевство, которое лежит между границами Килоа и Мелинди, населено язычниками и
магометанами, и является вассалом правителя Монемуги. Его еще дальше (на север) оно гранит с
королевством Мелинди, которое, [будучи] столь же небольшим, простирается вдоль морского
побережья до реки Читанги, на широте 2,5®, а по другую сторону этой реки заходит на 100 миль
вглубь страны до озера Калике. Около моря, и вдоль берегов этой реки, - обширная страна,
населенная язычниками и светлокожими магометанами, чьи дома построены на наш манер. Овцы
[здесь] - очень крупные, в два раза превышают по размеру тех, что [есть] в нашей стране, поэтому
они [туземцы] делят их на 5 частей, считаю курдюк, который весит 25 или 30 фунтов, за одну.
Женщиын здесь красивые и наряжаются по мавританской моде, с большим щегольством, нося
шелковые одеяния, а на шее, руках и ногах золотые и серебряные цепи. Выходя на улицу, они
закрывают [лицо] тонкой шелковой вуалью, так что если их кто и увидит, то не сможет узнать. На
это территории корабли находят хорошие гавани и якорные стоянки. Как правило, [местные]
люди - дружелюбны, правдивы и близко знакомы с чужестранцами, и в любое время привечают и
оказывают хороший прием португальцам, доверяя им, и никогда никоим образом не причиняют
им вреда. Около этих двух мысов Момбаза и Мелинде, в море находятся три острова, один
называется Монфия, другой - Занзибар, а третий - Пемба, все они населен только белокожими
магометанами. Эти острова очень плодородные, подобно тем, о которых уже шла речь выше,
люди не воинственные и более склонные к обработке земли, особенно по той причине, что здесь
выращивают сахар, который они вывозят на продажу на маленьких судах на материк, вместе с
другими продуктами этой земли.
За тремя вышеупомянутыми королевствами Килоа, Мелинда и Момбаза, и вглубь материка, к
западу, лежит большое королевство Моэнемуги, которое граничит с юга с Мозамбиком и
королевством Мономотапа, вплоть до реки Коава, на западе с рекой Нил, между двумя озерами, а
на севере с королевством Пресвитера Иоанна. Около морского побережья этот император
поддерживает дружбу с королями Килоа, Мелинди и Момбазы, дабы обеспечить торговлю с
побережьем, откуда в эту страну завозится большое количество хлопковых тканей, шелка и
других товаров, поступающих из разных стран и пользующихся там значительным спросом. Эти

59
http://var.3dn.ru/

люди особенно ценят маленькие бус из красного стекла, которые делают в королевстве Камбей, и
которые они носят, надев в несколько рядов себе на шею, подобно ожерельям, и используют
также в качестве денег, не ценя золото. Также они высоко ставят шелковые ткани, которыми они
закрывают тело ниже пояса; в обмен на эти вещи они отдают золото, серебро, медь и слоновую
кость.
Но, на другой стороне [империи Пресвитера Иоанна], обращенной к Мономотапе, непрерывно
идут такие кровавые войны, что трудно доподлинно выяснить, кто же входит из них победителем;
ибо в пределах этой области есть две соперничающие силы, величайшие и наиболее
воинственные в тех областях. Те, кто выходит биться со стороны Мономотапы, - это амазонки, о
которых мы говорили выше, а [те, кто выходит] со стороны Моэнемуги, - это жага, которых так
называют мокиконги, хотя на своем собственном наречии они известны как агаги, и о которых мы
рассказывали, как в прошлые времена они навели большой ужас на королевство Конго, будучи не
менее храбрыми и воинственными, че амазонки. Они черные и безобразные на вид, и на внешней
стороне губ и на веках выжигают раскаленным железом ряды отметин. У них есть также обычай
загибать внутрь свои веки, черная кожа которых [в сочетании] с белыми глазами придает
ужасающее и дьявольское выражение их лицам. Они высокого роста, но плохо сложены, и живут
подобно диким зверям и питаются человеческим мясом. В сражениях они выказывают большую
смелость, издают яростные крики, чтобы запугать своего врага. Их оружие - дротики, а
защищаются они при помощи кожаных щитов, которых целиком их закрывают. Иногда они
располагаются лагерем за этими щитами, вбив их в землю и образуя таким образом некое подобие
палисада; и, выступая на бой, прикрываются ими, в то же самое время устрашая врага метанием
дротиков. Таким военным уловками они досаждают врагу, вынуждая его попусту расходовать
свои стрелы против их щитов, и когда видят, что все их [стрелы] израсходованы, агаги с
удвоенным пылом возобновляют сражение, обращая в бегство и убивая всех противников. И эти
уловки они используют против своих врагов и против амазонок.
Но эти последние, как мы сказали, недурно обучены военным хитростям и берут верх благодаря
своей подвижности и опыту в битве, прекрасно зная, что если попадут в плен к противникам, то
будут съедены. Поэтому они сражаются с удвоенной храбростью, желая и одержать победу, и во
что бы то ни стало избавиться от той дикой и жестокой орды; несмотря на это, война приводит к
большому опустошению в рядах обеих сторон. Эти агаги живут как у истоков реки Нил, где она
течет в северном направлении из озера, и встречаются также на определенном расстоянии от
обоих берегов реки, так и на западном берегу Нила вплоть до второго озера, и на границах
королевства Пресвитера Иоанна. Раз уже речь зашла об этих агагах, уместно было бы добавить в
этой части истории то, что раньше было опущено. Между границами [королевств] Моэнемуги и
Пресвитера Иоанна [находятся владения] многих правителей низшего ранга, и [обитают]
светлокожие люди, которые являются подданными иногда одного, а иногда другого из этих двух
княжеств, и превосходят по своему росту остальных жителей тех стран.

Глава Х.
Об остальной части морского побережья до Красного моря. - О королевстве Пресвитера
Иоанна и его границах. - О знаменитой реке Нил и ее истоках.

Подводя итог нашему описания побережья, [следует сказать], что около королевства Мелинде, и
по направлению к мысу Гуарда Фуй есть несколько мест с хорошими гаванями, населенными
белокожими магометанами, и где ведут торговлю вышеупомянутыми товарами суда из различных
стран. А от второго озера, и на границах королевства Пресвитера ся также на определенном
расстоянии от обоих берегов реки, так и на за. Первое из этих мест называется Патее; второе -
Брава; третье - Магадошо; и четвертое - Аффион. Еще дальше находятся знаменитый мыс Гуарда
Фуй, который, из-за своего размера и [из-за того, что] значительно выдается в море, хорошо
известен морякам, следующим из Индии, Ормуза и Аравии Счастливой. Это - место, где
португальцы обычно каждый год поджидают и стерегут магометанские суда, которые плывут в те
края, нагруженные ценными товарами и не имея на борту лицензии; [ибо] португальцы,
сосредоточили в своих руках торговлю и производство специями и всеми прочими товарами,

60
http://var.3dn.ru/

которые они привозят из Индии; так что португальский флот каждый год захватывает много этих
торговых судов и получает большую добычу, подобно тому, как делают англичане и французы у
мыса Св.Винсента.
Обогнув упомянутый мыс Гуарда Фуй, дальше лежит много территорий и портов магометан, в
направлении Красного моря, первый из которых называется Метх, а следующий - Барбора, где
больше увидишь белокожих, но все люди черны. Затем следует Сейла, Далака, Малака и Карачин.
Это побережье на туземном языке называется Барагьям, населено черно расой, которые храбры
(в обращении) с оружием, и носят ткани, закрывающую нижнюю часть тел. Лучшие из них
набрасывают на плечи плащ с капюшоном, называемый "бернуссо", который представляет собой
то же самое, что и римский сагум. Эта область изобилует золотом, слоновой костью, металлами и
различным продовольствием. Затем следуют два устья, или входа, в то, что известно как Красный
залив или [Красное] море, между которыми расположен остров, называемый Бабэльмандел. Тот
[пролив], что расположен западнее, имеет 15 миль в ширину и достаточную глубину, чтобы в нем
могли стать на якорь большие корабли. Другой - небольшой, всего 65 миль в ширину и полон
отмелей и песчаных банок, так что весь вход [в Красное море] тянется на расстояние 30 миль.
Мыс на африканской стороне залива называется Росбель, а другой, [на побережье] Аравии
Счастливой, - Ара. Отсюда западное побережье вышеупомянутого залива идет до самого Суэца,
который является самым северным пунктом, и [расположен] на расстоянии 1000 миль от входа.
Весь этот залив с обеих сторон, около берегов, густо усеян маленькими островами и имеет очень
маленькую глубину воды, так что безопасно плавать по нему можно, только держась середины,
поскольку течения, с большой скоростью устремляющиеся в него из океана, вымыли посредине
пролива большую и чистую впадину, отбросив песок к берегам.
Поскольку мы теперь будем говорить об империи Пресвитера Иоанна, величайшего и
богатейшего принца во всей Африке, мы должны вкратце сообщить, что его земля в настоящее
время простирается от устья Красного моря до острова Сиене, который лежит под Тропиком Рака,
за исключением берегов Красного моря, которые, из-за лености, он потерял около 50 лет тому
назад, - их у него отняли турки. Так что границей его владений с северо-востока и востока по
большей части служит Красное море; на севере - Египет и пустыни Нубии; и на юге - страна
Моэнемуги. Округляя цифры, империя этого христианского короля имеет окружность около 4000
миль. Главный город, где он в основном пребывает и держит свой двор, называется Бельмалечи, и
представляет собой имперский трон многих провинций, которые сами управляются королями.
Территория богатая и изобилует золотом, серебром, драгоценными камнями и металлами всех
видов. Люди непохожи друг на друга - есть белые, черные и светло-коричневые, и [все они]
рослые и обладают приятным выражением лица. Придворные и знать предпочитают одеваться в
шелковые ткани, [носят] золото и драгоценности; и закон, существующий в отношении платья,
предписывает каждому одеваться в соответствии со своим рангом, а некоторым дозволяется
носить только едва выделанные шкуры. Эти люди в некотором роде христиане, с той оговоркой,
что они соблюдают некоторые обряды иудейского закона. Во время праздника Богородицы, в
августе, все короли и главные [представители] знати собираются в вышеупомянутом городе,
чтобы отметить его, [и] каждый привозит дань, которую он должен императору. Со всех частей
[империи] также приходят паломники, чтобы принять участие в этом празднике. Они совершают
торжественные процессии, и из церквей, откуда они начинают путь, вносят образ Богородицы в
натуральную величину, сделанный из чистого золота; глаза у упомянутого образа сделаны из двух
больших и великолепных рубинов, а вся остальная фигура украшена и усыпана драгоценностями
и позолоченными украшениями. Этот образ везут на золотой повозке замечательной работы.
В этой процессии Пресвитер Иоанн, сходным образом украсив себя драгоценностями и
подобными драгоценными и редкими вещами, и наряженный в шитую золотом ткань, появляется
на людях либо на золотой колеснице, либо на слоне. Так велико множество людей, которые
стекаются туда, желая увидеть этот образ, что многие погибают от давки в толпе. Этого короля
называют искаженным словом "Пресвитер Иоанн", но полное имя звучит как "Бель Гиан". "Бель"
означает "высший", "лучший" и "самый совершенный", а "Гиан" означает "принц" или "сеньор" и
принадлежит любому владеющему территорией или осуществляющему над ней юрисдикцию.
Следовательно, "Бель Гиан" значит "Главный принц", и это словосочетание прилагается только к

61
http://var.3dn.ru/

королю, который также носит родовое имя (cognomen) Давид, подобно тому, как императоры
принимали имя Цезаря.
Нам остается теперь поговорить о Ниле, который берет сое начало не в стране Бель Гиане, не в
Лунных горах, и не, как пишет Птолемей, в двух озерах, лежащих к востоку и западу друг от
друга, на расстоянии около 450 миль одно от другого. Поскольку на той широте, на которой
вышеуказанный автор помещает эти два озера, лежат также королевства Конго и Анголы на
западе, и империя Мономотапа и королевство Софала на востоке, и расстояние от моря до моря
[составляет] 1200 миль. Кроме того, в этой области, как убежден Лопиш, существует только одно
озеро, которое лежит на границах Анголы и Мономотапы и имеет 195 миль в диаметре. Люди
Анголы обладают сведениями о западном береге этого озера, а люди Софалы и Мономотапы - о
восточном. Вследствие чего у нас есть полный отчет о нем, и т.к. они не упоминают никаких
других озер, мы можем заключить, что других на той широте нет.
Это правда, что существуют два озера, но они расположены в направлении, совершенно
противоположном тому, о котором пишет Птолемей; поскольку он, как было сказано, помещает
их явно с запада на восток, а те, как мы теперь знаем, лежат почти на прямой линии с севера на
юг, на расстоянии почти 400 миль одно от другого. Некоторые в тех странах думают, что Нил,
вытекая из первого озера, затем течет под землей и появляется снова [на поверхности]. Другие
опровергают это, но Лопиш принимает как достоверный факт, что Нил не скрывается под землей,
но течет через пустыню и одинокие долины, где нет жителей, и поскольку берега его не населены,
то и возникла молва, что он течет под землей.
Нил, несомненно, втекает из первого озера, которое лежит на 12® ю.ш., и [очертаниями]
напоминает раковину, и окружено очень высокими горами, наибольшая и которых, называемая
Касатес, находится на востоке, и по обоим склонам гор встречаются залежи селитр и
месторождения серебра. Нил течет отсюда на протяжении 400 миль прямо на север и впадает в
другое очень большое озеро, которое туземцы называют морем. Оно больше первого, поскольку
имеет 220 миль в поперечнике, и лежит под экватором. Относительно этого второго озера очень
определенные сведения сообщают анзичи, которые [живут] около Конго, что есть люди, которые
плавают по озеру в больших кораблях, и имеют письменность, и используют меры и веса, каких
нет в Конго, и что их дома построены из камня и глины, а обычаи похожи на португальские.
Следовательно, можно предположить, что недалеко находится империя Пресвитера Иоанна. Из
этого второго озера Нил течет на протяжении 700 миль до острова Мероэ, и в него впадают
другие реки, главная из которых - река Колвес, получившая такое название, потому то она
вытекает из одноименного озера на границах Мелинде. Когда Нил достигает Мероэ, он
разделяется на два рукава и окружает возвышенную землю, называемую Мероэ, справа от
которой, на востоке, - река, называемая Абагни, которая берет начало в озере Бракина и
пересекает империю Пресвитера Иоанна, пока не достигнет вышеупомянутого острова. С
западной стороны текут другие реки, одна из которых - Сарабоэ. Итак, Нил, приняв эти реки и
окружив упомянутый остров, снова становится прежней большой рекой, протекающей через
Эфиопию (уже называемую Египтом) вплоть до катаракт, которые образованы сужающейся здесь
долиной с очень высокими берегами, и словно бы заключающей реку в узкий канал, из которого
вода низвергается с потрясающим грохотом около острова Сиене. Отсюда Нил, орошая Египет,
впадает в Средиземное море прямо напротив острова Кипр двумя главными рукавами, восточный
из которых в настоящее время называется Дамиата, а западный - Росетто. И поскольку мы
подошли к концу этой истории, посвященной Нилу, то будет уместно вкратце сказать о причинах
его разлива. Как мы говорили выше, главная причина разлива Нила, - обильные дожди, которые
идут в то время года, когда в тех странах начинается зима, а в наших крах стоит весна, что, в
целом говоря, приходится на начало апреля. Дождь идет там не такой, как в Европе, но гораздо
более сильный, и словно бы льет как из ведра вместо маленьких капель. Земля не может впитать
такую массу воду, и, поскольку она крутая и скалистая, вода с силой несется в реки, заставляя их
вздуваться и разливаться, и выходить из берегов превыше всякого вероятия, отчасти еще и
потому, что дожди непрерывно идут в течение пяти месяцев - апреля, мая, июня, июля и августа.
Самый сильный дождь, однако, идет в мае, июне и июле. Так получается, что в стране, имеющей
высокие горы, и вследствие разлива потоков, рек и озер, все эти воды устремляются в руслах

62
http://var.3dn.ru/

больших рек, переполняя их больше, чем любые другие в целом мире. Озера также образованы
ими, что видно на карте мыса Доброй Надежды и Конго и окружающих королевств, [где они
достигают] такого невероятного размера, что в тех краях их называют морями.
И таким образом мы видим, как Нил в упомянутые времена года устремляется через те страны к
северу, чтобы оросить Египет, а реки Заир и Нигер делают то же самое к западу и востоку. К югу -
другие очень большие реки, которые также разливаются в определенные времена года, подобно
Нил. Теперь это происходит каждый год, но особенно в Каире и Египте, где Нил начинает разлив
в начале июня и возвращается в прежнее русло до 20 сентября, как я сам видел.
Но причины такого разлива вплоть до настоящего времени оставались окутаны мраком, и хотя
почти все древние авторы, начиная с Гомера, были убеждены, что разлив Нила вызван дождями,
несмотря на это, они не заявляли об этом так недвусмысленно, как Дуарте Лопиш, лично бывший
тому свидетелем.
Некоторые, опять-таки, приписывают этот разлив дождям, идущим в Лунных горах, другие -
таянию снега в тех же горах, хотя Нил разливается не возле Лунных гор, но на большом
расстоянии к югу от них. Кроме того, зима в тех краях приносит с собой снег, а не жару, которая
могла бы растопить его.
Итак, я, прилежно расспросив Дуарте Лопиша относительно вышеупомянутых материалов, с
определенными заранее имевшимися намерениями, и он сам поведал также о других предметах,
как человек выдающихся способностей, каким он и является, и дал мне ответы, которые
изложены в этой работе, пока я не почувствовал убежденности, что любой [человек] будет
полностью удовлетворен этим, особенно любопытствующий, ученый, или тот, кто искушен в
мирских вопросах. Географ пожелал бы узнать больше, и физик, и рудознатец, и историограф, и
торговец, и матрос, и проповедник, и, возможно, другие, отличающиеся от них по части своих
призваний. Но Дуарте Лопиш дал обещание как можно быстрее вернуться из Рима в Конго, куда
он отплыл вскоре после того, как завершил этот рассказ, что произошло в мае 1589 г., и чтобы
привезти полную информацию, которой здесь недостает, относительно истоков Нила и других
предметов. Между тем, то, что осталось запечатлённым на этих страницах, никоим образом не
малозначимо; и если кто-либо найдет [в этом повествовании] что-либо полезное, или
удивительное, или нужное, или способное прогнать меланхолию, то позвольте целиком приписать
[заслугу] этого благороднейшему и преподобнейшему монсиньору Антонио Мильоре, епископу
Св.Марка и командору Ордена Св.Духа, который приказал опубликовать эту работу ради
общественного блага.

КОНЕЦ

Посвящение на карте Африки

Светлейшему и преподобнейшему монсиньору Антонио Миллиоре, епископу Св.Марка и


командору ордена Св.Духа.

Вплоть до настоящего времени не существовало никакого настолько правильного


представления Африки, мыса Доброй Надежды, озер, Нила и гор, откуда он течет, королевств
Пресвитера Иоанна и Конго, и окружающих стран, чем то, которое Дуарте Лопиш изобразил на
составленной им большой карте, и которую Ваша Милость повелела сделать в уменьшенном
масштабе. Еще я уверен в том, что ни в одной отпечатанной современной карте истинное
положение Египта к югу от Каира не показано так правильно, как на этой, которую (дважды
странствовав по этой земле) я тщательно начертил, насколько позволяло ограниченное место.
Места обозначены буквами на небольшой схеме, помещенной выше, посредством которой к
каждому из них могут быть отнесены названия.

Слуга Вашей Милости,

63
http://var.3dn.ru/

Филиппо Пигафетта.
Из Рима, 2-я неделя апреля, 1591.
Посвящение на карте Конго

Филиппо Пигафетта - светлейшему и преподобнейшему монсиньору Антонио Миллиоре,


епископу Св.Марка и командору ордена Св.Духа. Эти описания и карты предназначены главным
образом для того, чтобы показать расположение королевства Конго, которое из-за отсутствия
места не был изображено на общей карте Африки, привезенной из тех королевств Дуарте
Лопишем, и поэтому мы изобразили это королевство уменьшенном масштабе на отдельной карте,
на которой отчетливо видна столица (Конго) и другие владения, реки, горы, озёра, побережья,
гавани и границы страны абиссинцев. На неё нанесены также дополнительные градусы согласно
Птолемею, которые отсутствуют на другой карте, потому что португальские географы не
записывают их. Несмотря на это, она представляет собой чрезвычайно удачное изображение,
поскольку посредством их и градусов широты, без всяких других замеров, можно определить
расстояние между одним и другим пунктом. Мы начертали также герб и печать короля Конго,
принятые им после того видения, которое мы описали, ибо у тех королей и знати не в обычае
использовать европейские геральдические символы, или буквы, или письмена, или другие знаки
на своих мечах.

Из Рима, 1591.

Папа Сикст V, прославленный князь, родившийся ради всеобщего блага, изгнал воров из
владений Церкви. Он установил четыре отличнейших и замечательных обелиска, которые были
когда-либо воздвигнуты, на пьедесталах с крестами на вершине. Он освятил две колонны Траяна
и Антонина, и установил на них образы Св. Петра и Св. Павла. Он построил две церкви, и четыре
папских дворца, и Балкон Благословений, и Священный мост, и госпиталь для нищих, и
Ватиканскую Библиотеку, и замечательный Купол Св. Петра. Он провел в Рим воду, называемую
"Aqua Felix", по двадцатимильному акведуку, проведя ее в разные фонтаны, и цистерны, и
лаватории (каменные чаши для ритуального омовения рук. – прим. переводчика), на Эсквилинский,
Квиринальский, и Капитолийский холмы. Он украсил и восстановил знаменитые статуи,
изваянные Праксителем и Фидием. Он выделил двенадцать галер для охраны Римского побережья
и провел в порт Чивита Веккия воду по каналу 6 миль длиной. Он проложил пять широких улиц,
которые ведут к главным церквям древнего Рима, засыпав долины и сровняв холмы. Он перенес
останки папы Пия V из Собора Св.Петра в церковь Санта Мария Маджоре, в специально
отведенную для этого могилу. Он причислил к докторам церкви Св. Бонавентуру и Св. Дидако,
испанца, и члена ордена миноритов. Он добавил к церковным владениям три епархии, - Лоретто,
которую он укрепил валами, Монтальто в его собственной стране, и Сан-Северино. Он основал
Школу Наук в Фермо, и два колледжа - один в Болонье, названный "де Марчиани", и колледж Св.
Бонавентуры в Риме. Он воздвиг башню Бельведера, и восстановил церковь Св. Сабины. Он
построил сукновальню для торговли шерстью. Он собрал вместе сокровища Апостольского
престола на случай голода, чумы, и войны. Посему, как папа Сикст IV был удостоен имени
Ромула, так и Сиксту V, который на протяжении пяти лет совершил столь великие труды,
подобает имя Августа, который, обнаружив, что Рим был построен из кирпича, оставил его
мраморным. Он намеревался выполнить и другие работы, но Господу Богу угодно было призвать
его к лучшей жизни; поскольку он замышлял - и начал необходимые приготовления для этого -
продолжить дорогу Фламиния, перебросив мост через Тибр; и на основе сведений,
предоставленных этим сообщением, он желал установить связи с королевством Конго, и с
королем абиссинцев, называемым Пресвитером Иоанном, и при его содействии обратить всю
Африку в христианскую веру; и осуществить различные другие деяния, о которых мы не будем
упоминать здесь.

Филиппо Пигафетта,
Natalis bonifacius incidebat.

64
http://var.3dn.ru/

65