Вы находитесь на странице: 1из 5

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

менная, стратификационная и ситуативная вариатив- тологии: монография: в 2 ч. / В.П. Коровушкин. – Черепо-


ность языка, социально-коммуникативная система, вец: ГОУ ВПО ЧГУ, 2005.
социально-языковая ситуация, билингвизм, диглос- 6. Коровушкин, В.П. Теоретические основы контра-
стивной социолексикологии: монография / В.П. Коровуш-
сия, социолингвистическая и лингвоэкологическая
кин. – Череповец: ГОУ ВПО ЧГУ, 2009.
норма; 7. Лихачев, Д.С. Избранные труды по русской и миро-
– формы существования языка: экзистенциальная вой культуре / Д.С. Лихачев. – СПб.: Изд-во СПбГУП,
форма языка, национальный язык, национальный 2006.
вариант полинационального языка, литературный 8. Миловатский, В.С. Об экологии слова / В.С. Мило-
язык, геолект (региолект, территориальный диалект, ватский. – М., 2001
полудиалект/локальный диалект, говор), смешанные 9. Пелипенко, Н.И. Социокультурный аспект понятия
экзистенциальные формы языка (койне, креольский «экологическое» / Н.И. Пелипенко // Язык в современных
язык, язык-пиджин и смежные языковые формы), общественных структурах (социальные варианты языка –
VI): материалы Междунар. науч. конференции. – Нижний
подъязык/субъязык, социолект, этносоциолект, этно- Новгород: НГЛУ, 2005. – С. 208 – 211.
социолокалект, лексикон маргинальной субкульту- 10. Савельева, Л.В. Языковая экология: русское слово в
ры, языковой субстандарт (внелитературный, терри- культурно-историческом освещении / Л.В. Савельева. –
ториальный, этнический, лексический – общенарод- Петрозаводск: Изд-во КГПУ, 1997.
ный лексический субстандарт, включающий в себя 11. Скворцов, Л.И. Экология слова, или Поговорим о
низкие коллоквиализмы, общий сленг и вульгариз- культуре русской речи / Л.И. Скворцов. – М., 1996.
мы; специальный лексический субстандарт, вклю- 12. Скворцов, Л.И. Язык, общение и культура (эколо-
чающий в себя социально-профессиональные и со- гия и язык) / Л.И. Скворцов // Русский язык в школе. –
циально-корпоративные жаргоны и социально-эзо- 1994. – № 1. – С. 81 – 86.
13. Сковородников, А.П. К становлению системы лин-
терические арго/кэнт [4] – [6]. гвоэкологической терминологии / А.П. Сковородников //
Речевое общение. – 2000. – Вып. 3. – С. 70 – 78.
14. Сковородников, А.П. Лингвистическая экология:
Список литературы проблемы становления / А.П. Сковородников // Филоло-
гические науки. – 1996. – № 6. – С. 29 – 40.
1. Гусейнов, А.А. Культурология Дмитрия Лихачева: 15. Сковородников, А.П. Об экологии русского язы-
комментарии к книге Д.С. Лихачева «Избранные труды по ка / А.П. Сковородников // Филологические науки. – 1992.
русской и мировой культуре» / А.А. Гусейнов, А.С. Запе- – № 2. – С. 35 – 46.
соцкий. – СПб.: Изд-во СПбГУП, 2006. 16. Сковородников, А.П. Экология современного рус-
2. Иванов, В.В. «Экономика – язык – культура»: ком- ского языка и роль СМИ в этом процессе / А.П. Сково-
ментарий лингвиста / В.В. Иванов // Общественные науки родников. – URL: www.gazeta.sfu-kras.ru/node/307.
и современность. – 2002. – № 1. – С. 1 – 48. 17. Grosse, R. Thesen zur marxistischen Soziolinguistik /
3. Иванова, Е.В. Цели, задачи и проблемы эколингви- R. Grosse, A. Neubert // Liguistischenarbeitsberichte. – Leip-
стики / Е.В. Иванова // Прагматический аспект коммуника- zig, 1970.
тивной лингвистики и стилистики: сб. науч. тр. – Челя- 18. Haugen, E. The Ecology of Language / E. Haugen //
бинск: Изд-во ИИУМЦ «Образование», 2007. – С. 41 – 47. Fill A., Mühlhäusler P. The Ecolinguistics Reader. Language,
4. Коровушкин, В.П. Английский лексический субстан- Ecology and Environment. – L.; N.Y., 2001.
дарт versus русское лексическое просторечие (опыт кон- 19. Haugen, E. The ecology of language: essays by Einer
трастивно-социолексикологического анализа): монография Haugen / E. Haugen. – Stanford: Stanford University Press,
/ В.П. Коровушкин. – Череповец: ГОУ ВПО ЧГУ, 2008. 1972.
5. Коровушкин, В.П. Основы контрастивной социолек-

УДК 83.3

Е.М. Таборисская

«ДОМИК В КОЛОМНЕ» А.С. ПУШКИНА И «БЕППО» ДЖ. Г. БАЙРОНА


(К ПРОБЛЕМЕ ЖАНРА ШУТЛИВОЙ ПОЭМЫ В ОКТАВАХ)

В статье выявляется соотношение плана автора и плана героев, анализируется построение сюжета и определяется роль
разных жанрово-тематических элементов в результирующем жанре шутливой поэмы в октавах.

Жанр, сюжет, план автора, план героя, шутливая поэма в октавах.

The paper considers the correlation between the author’s concept and heroes’ design, analyzes the plot structure and determines
the role of various genre and theme elements in the resulting genre of jocular poem in the octaves.

Genre, plot, author’ conept, hero’s design, jocular poem in octaves.

64 Вестник Череповецкого государственного университета 1/2011


ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Шутливая поэма Пушкина «Домик в Коломне» лы1. Мысль Петровского можно дополнить следую-
была написана в первую болдинскую осень (1830 г.), щим соображением: в самом жанре анекдота сюжет
ту самую, когда был закончен «Евгений Онегин». существует, во-первых, как единичная развертка
В плане поэтики это произведение очень сложное, конкретного текста, во-вторых, как некоторый ре-
даже замысловатое. В нем интегрирующий жанр поэ- конструируемый протосюжет, общий для ряда анек-
мы в октавах объял и объединил и своеобразный дотов.
стиховедческий трактат об октаве, и полемические В структуре «Домика в Коломне» отчетливо чи-
выпады, и пародийную трактовку батальной темы, тается новелла о старушке, Параше и новой кухарке.
прежде всего связанной с традицией похвальных од Эта линия восходит к анекдоту о переодетом мужчи-
на победы, и принципиально новое для поэзии пуш- не. Л.И. Вольперт убедительно показывает особен-
кинской поры обращение к жизни городских низов. ности интерпретации единого протосюжета в «Фоб-
«Домик в Коломне» – вторая комическая поэма ласе» Луве де Кувре и в «Домике в Коломне» [2].
Пушкина, созданная через пять лет после «Графа Однако если Л.И. Вольперт занимает различная ин-
Нулина», – существенно отличается от первого опы- терпретация одной и той же анекдотической ситуа-
та. Граф «Нулин» – произведение легкое, искристое, ции в поэме Пушкина и романе Луве де Кувре, то
как шампанское, внутренне единое. Это история по- здесь будет уместно обратиться к проблеме более
срамления любвеобильного графа, получившего по- отвлеченной, связанной с местом и ролью анекдоти-
щечину от молодой помещицы Натальи Павловны, ческого сюжета в двух поэмах в октавах: «Домика в
хранящей неукоснительную верность другу сердца Коломне» и «Беппо» Дж.Г. Байрона.
Лидину. В «Графе Нулине» первенствует и властвует Вопрос о специфике использования и осмысле-
динамика сюжета: пребывание графа в доме Натальи ния анекдотического протосюжета в художествен-
Павловны занимает практически весь текст. Автор- ной структуре иного литературного жанра кажется
достойным рассмотрения как в плане уяснения кон-
ский план в этом лироэпическом произведении сво-
кретной поэтики того или другого произведения, так
дится к единственному лирическому отступлению:
и в плане определения общих закономерностей бы-
«Кто долго жил в глуши печальной…».
тования сюжета. Следует более пристально проана-
С «Домиком в Коломне» раннюю поэму роднит,
лизировать структуру и функции новеллы, построен-
пожалуй, лишь анекдотический сюжет. В «Графе ной на анекдотическом сюжете, в контексте шутли-
Нулине» это позорно закончившаяся ночная эскапа- вых поэм в октавах Байрона и Пушкина.
да графа, пробравшегося в спальню хозяйки, в «До- Выбор поэмы английского романтика как мате-
мике в Коломне» – пребывание в жилище почтенной риала для сопоставления с пушкинской петербург-
чиновничьей вдовы переодетого мужчины. Но если ской повестью был продиктован несколькими при-
«Графа Нулина» исследователи склонны рассматри- чинами. Шутливая венецианская повесть, созданная
вать как пушкинскую пародийно-полемическую вер- Байроном в 1817 г. (за 13 лет до появления «Домика
сию событий, изображенных Шекспиром в «Лукре- в Коломне»), восходит в жанровом отношении к
ции», то «Домик в Коломне» – произведение прин- ироикомическим поэмам в октавах, жанр которых
ципиально полемическое, и объекты, оспариваемые был виртуозно разработан в творчестве Л. Ариосто и
автором в этой поэме, разнообразны и новы для рус- других итальянских мастеров. Опыт Байрона был
ской литературы. историко-литературным звеном, связующим италь-
Выбор сложной и новой формы – октавы – стано- янскую традицию и поэму Пушкина. Русский поэт
вится демонстрацией творческой зрелости, могуще- был хорошо знаком с «Беппо»: это создание Байро-
ства сил и поэтического мастерства Пушкина, созна- на, как и «Дон-Жуан», несомненно, оказало воздей-
ния исчерпанности того уровня освоения и осмысле- ствие на Пушкина в период работы над «Евгением
ния жизни в русской поэзии 1820-х гг., проявления- Онегиным», проявившееся, прежде всего, в манере
ми которых были четырехстопный ямб и романтиче- повествования – непринужденной беседе с читате-
ская поэма, принесшие молодому Пушкину безого- лем.
ворочную славу первого русского поэта. Не следует, однако, преувеличивать степень не-
Рассмотрение «объективного» пласта в художе- посредственного влияния «Беппо» на творчество
ственной структуре поэмы предполагает, прежде Пушкина, в частности на создание «Домика в Ко-
всего, взгляд на своеобразие сюжета. Характерной ломне». Венецианская повесть для Байрона была
чертой «Домика в Коломне» является своеобразная своеобразным этюдом к роману в стихах. В «Беппо»
«ступенчатость» в построении динамического аспек- английский поэт отыскал и соотношение между пла-
та словесного текста. В какой-то степени роль от- ном героев и планом авторского «я», и богатейшую
дельных элементов и характер сопряжения между ироническую палитру, определившую эмоциональ-
ними позволяет уяснить обращение к статье М.A. ный строй повествования, и строфику, перенесенные
Петровского «Морфология новеллы» [4]. Зерном
новеллы, как полагает исследователь, ее сюжетным 1
Близкая мысль о структурной значимости анекдота в
ядром является анекдот, который получает расшири- произведениях Пушкина принадлежат В.Г. Одинокову. –
тельную «экстенсивную» обработку и перерастает в Одиноков В.Г. «И даль свободного романа…» – Новоси-
актуализированный (неповторимый) сюжет новел- бирск, 1983.

Вестник Череповецкого государственного университета 1/2011 65


ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

затем в роман в стихах. Пушкинский «Домик в Ко- новеллистическому сюжету явно «внесценическо-
ломне» – не подступ к роману, а скорее, постскрип- му». Вполне понятно, что при таком распределении
тум к «Евгению Онегину». Художественная структу- материала художественная задача отнюдь не исчер-
ра пушкинской поэмы в октавах не подготавливает пывается раскрытием мира, который предстает в
роман в стихах, как это было у Байрона, а определя- «новеллах», включенных авторами в контексты их
ется уже состоявшейся структурой романа. поэм. Авторское «я» существенно теснит изображе-
Обратимся к более подробному рассмотрению ние героев.
общих и специфических моментов в сюжетной Чтобы восстановить пропорции между объектив-
структуре «Беппо» и «Домика в Коломне». В обеих ным (геройным) аспектом поэмы и ее субъективным
поэмах сюжет трехступенчат. Глубинную его основу (авторским) планом, и Байрон, и Пушкин придают
составляет анекдотический протосюжет: мужчина, новеллистическим сюжетам оттенок «документаль-
переодетый в женское платье, – у Пушкина; муж, ности»2.
застающий жену с любовником, – у Байрона. Анек- Байрон останавливается на пересказе истории,
дотические протосюжеты актуализируются в сюже- очевидцем которой повествователь («я») не был, но
тах новеллистических: в истории о возвращении которая некогда произошла и «вошла в предание»:
Беппо и в рассказе о коломенской мнимой кухарке.
Третья ступень сюжета – в обоих случаях сам про- Лет тому не мало,
цесс рассказывания забавной истории; по существу Да и не много – сорок-пятьдесят –
именно рассказывание новеллы и составляет «боль- Явилась посмотреть на маскарад
Одна синьора…
шой» (или актуализированный) сюжет обеих поэм в
октавах, причем в большом сюжете момент препод- Случай из жизни, анекдот былых времен в
несения истории о героях не менее, если не более «Беппо» возникает спонтанно, по ассоциации. Рас-
важен, чем содержание и смысл того, что происхо- сказчик находится в Италии, скоро карнавал, поэто-
дило с действующими лицами. му он готов поделиться с собеседником (читателем)
В «новеллах», включенных в тексты «Беппо» и своими знаниями об этом празднике, его обычаях,
«Домика в Коломне», чрезвычайно существен эле- месте маскарада в системе карнавальных увеселений,
мент комизма, основанный на несовпадении драма- рассказать о прелести венецианок, а «кстати» вы-
тически острой ситуации (появление мужа, застаю- плывает анекдот, героиня которого – венецианка
щего супругу с любовником, – у Байрона; пребыва- Лаура, а место и время действия – карнавал. Сама
ние мужчины в доме почтенной вдовы и ее невинной ссылка на предание3, как и атмосфера «взаправдаш-
дочери – у Пушкина) и неожиданном снятии драма- ней» Италии, в которой в момент повествования на-
тизма в развязках обоих произведений: Маврушка ходится рассказчик, отождествляемый читателями с
исчезла, «не успев наделать важных бед»; Беппо «С Байроном, придают особенную достоверность исто-
женой, по слухам, ссорился немало, // Но графу стал рии о возвращении Беппо. Лаура, её муж, граф вос-
он другом навсегда» [1, с. 110]. И характер драма- принимаются не как герои литературного произведе-
тизма, и особенности развязки в обеих поэмах опре- ния, а как фигуры, одновременно принадлежащие
деляются спецификой жанра анекдота. условной реальности предания и безусловной реаль-
Однако ни общность макроструктуры сюжета, ни ности Венеции, давшей толчок к появлению самого
близость комической тональности, в которой вос- предания.
созданы драматические коллизии и их разрешение в У Пушкина отношение между авторским и ге-
новеллах, не исчерпывают структурного сходства ройным планами еще более осложнено. Авторское
«Беппо» и «Домика в Коломне». Если посмотреть на «я» в «Домике в Коломне» дублирует структуру «я»
количество строф, повествующих о персонажах, и в «Евгении Онегине». Оно предстает триединым:
октав, отвлекающих внимание читателя от событий, 1) «я» творит особый поэтический мир в глазах
непосредственно связанных с героями, возникает читателя: (в «Онегине»: «И даль свободного романа
следующее отношение: и у Байрона, и у Пушкина /Я сквозь магический кристалл/ Еще не ясно разли-
героям отведено чуть больше половины текста (в чал….»; в «Домике в Коломне»: «Я хотел / Давным-
«Беппо», имеется в виду английский оригинал, 54 давно приняться за октаву…<…> Итак, начнем…»);
октавы из 99, в «Домике в Коломне» 23 из 40)1. В
пушкинской поэме соразмерность объемов текста,
отданных героям и автору, еще ощутимее, если
2
учесть, что в двух строфах (XXI и XXIV) Параша Имеется в виду не ориентация автора на какие-либо
лишь упомянута, основной же текст обоих восьми- внехудожественные источники, а акцентирование внелите-
стиший посвящен графине – лицу, по отношению к ратурности, «всамделишности» тех событий, которые со-
ставляют объективный пласт произведения.
3
В этом контексте характерно появление откровенно
1 условного имени героини:
В первоначальном варианте «Домика в Коломне»
вводная часть содержит еще 14 строф, связанных с раз- Мне бы надлежало
мышлениями об октаве и о литературной жизни пушкин- Знать имя, но увы, лишь наугад
ского времени, что заметно смещало равновесие между И то, чтоб ладить с рифмой и цензурой,
планом автора и планом героев. Могу назвать красавицу Лаурой [1, с. 191].

66 Вестник Череповецкого государственного университета 1/2011


ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

2) то же «я» повествует обо всем, что происходит нично-печальны. Что толку раскрывать помыслы,
в произведении, как о некой условной по отношению чувствуя себя всемогущим властелином-созидате-
к читателю, но безусловной по отношению к дейст- лем, защищенным броней иронии, и довольствовать-
вующим лицам реальности; ся вниманием утилитарно настроенной публики, во
3) «я» существует в созданной им творческой ре- что бы то ни стало желающей проникнуть в «тайны»
альности на правах персонажа. скрытой от нее морали произведения (мораль должна
Усложненность структуры авторского «я» как бы быть удобопонятной, т.е. лобовой) и не способной
размывает границу между объективным и сотворен- увидеть поэтическое богатство, развернутое перед
ным мирами: герои произведения иллюзорно вдви- ней. Концовка «Домика в Коломне» заставляет ду-
гаются в подлинную, внехудожественную жизнь [3, мать о перекличке со стихотворением «Поэт и тол-
с. 80 – 81]. па» (1829).
Параша, её мать, кухарка Фекла, сменившая её В «Беппо» Байрон постоянно уходит от рассказа
Маврушка, – обитатели того же Петербурга, что и о героях венецианской истории, чтобы вновь и вновь
поэт, овладевший октавой, имя которого стоит на обратиться к мысли об Англии и Италии1, которые
титульном листе поэмы. Сообщен «реальный адрес» предстают в оценке английского поэта как антиподы:
центральных событий – Коломна, у Покрова, куда с Англией Байрон связывает представления об ис-
«Дни три тому ходил я вместе / С одним знакомым куственном, фальшивом, антипоэтическом, с Итали-
перед вечерком». ей – представления о естественном, истинном, орга-
Временная дистанция между событиями, разы- нически поэтичном. Открытая противопоставлен-
гравшимися в домике вдовы, и печальной вечерней ность Италии Англии, несомненно, обостряет кон-
прогулкой поэта выбрана оптимально: семи-восьми траст – прием, столь характерный и для романтиче-
лет достаточно, чтобы Параша вышла замуж и пере- ского понимания мира, и для романтической поэти-
ехала, матушка ее умерла, а на месте домика в три ки. Однако Байрон не стремится к его прямолиней-
окна как знак неотвратимого хода времени вырос ному выражению. Оценка Англии дается нередко в
«высокий дом», вызывающий у поэта раздражение и форме признания в любви к Альбиону, его обычаям
досаду. Прогулка к Покрову рождает воспоминания и порядкам. Ирония, сквозящая в «патриотических»
о прошлом и служит вводной мотивировкой к пове- октавах, отлично гармонирует с шутливостью рас-
ствованию о мнимой кухарке. сказа о героях и дополняется порывами искреннего
И в «Беппо», и в «Домике в Коломне» рассказ о восхищения в некоторых строфах об Италии. Лич-
героях не поглощает целиком ни внимания расска- ное, открытое отношение «я» к антитезе Италия –
зывающего, ни внимания читателя. Герои вторичны Англия контрастирует со своеобразным «самоустра-
по отношению к тому, кто о них повествует. Их мир нением» рассказчика в повествовательных фрагмен-
оказывается включенным в мир «я», мир сознания, тах «Беппо» (например, в финальном появлении
отражающего, оценивающего и преображающего главного героя в доме жены).
действительность. В поэмах Байрона и Пушкина ин- В поэме создается еще один контраст – большого
терес к себе – рассказчику-поэту – составляет внут- «лирического» и малого «новеллистического» кон-
ренний нерв. Оба автора обращаются к читателю- текстов. Первый из них практически не ограничен
собеседнику, стремясь не только сообщить ему за- во времени, пространстве и выборе объектов и сю-
бавный случай, но и раскрыть богатство своего по- жетно открыт. Второй, закрепленный рамками собы-
этического видения, блеснуть искусством остроум- тия, происшедшего с определенными лицами в опре-
ной, свободной беседы, наблюдательностью, умени- деленном месте и в определенное время, сюжетно
ем подчинить своей творческой воле любой матери- завершен. Взаимодействие этих контекстов придает
ал. Если принять версию, что раскрытие «я» не ме- поэме Байрона особую многомерность. Вокруг анек-
нее важно в контексте шутливых поэм, чем повест- дота полустолетней давности развернут узор живых,
вование о героях, особый смысл приобретут концов- современных проблем: непритязательный рассказ о
ки «Беппо» и «Домика в Коломне». вернувшемся муже вызывает к жизни вопросы поли-
У Байрона: тики, свободы, просвещения, искусства. Легкий тон
беседы, где отвлечения от рассказа еще более зани-
Листок дописан, и рука устала. мательны, чем сам рассказ, улыбка, переходящая в
Пора кончать. Вы скажете: о да! язвительную насмешку, стирают грань между «но-
Давно пора, рассказ и так уж длинен. веллой» и «отступлениями», сливая «малое» и
Я знаю сам, но я ли в том повинен [1, с. 211].
«большое» сюжетные пространства в единое про-
странство поэмы.
Рассказ завершен не потому, что исчерпан мате-
И все же поэма Байрона по сравнению с «Доми-
риал (последний исчерпан лишь в контексте новел-
ком в Коломне» внутренне более однородна. При
лы, богатство же жизненных наблюдений, раздумий,
всем разнообразии тем, побуждающих авторское «я»
ассоциаций поэта по-прежнему неисчерпаемо), а
делиться мнением с собеседниками – читателями,
потому, что автору хочется поставить точку.
У Пушкина: «…Больше ничего / Не выжмешь из
1
рассказа моего». Финальные строки «Домика в Ко- В отступлении о гареме место Италии занимает Тур-
ломне» одновременно ядовито-насмешливы и иро- ция.

Вестник Череповецкого государственного университета 1/2011 67


ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

английский поэт ни одну из них не делает моментом композиционная структура), но и существенно ус-
сюжетно- или жанрообразующим. ложняет жанрово-тематический охват действитель-
Для Пушкина же явно важны предметы, каждый ности по сравнению с поэмой английского романти-
из которых имеет литературную традицию, опреде- ка. А взятые вместе произведения Байрона и Пушки-
ленный опыт изображения и художественной оцен- на могут быть осмыслены как особый этап в истории
ки. Кроме того, в «Домике в Коломне» появляется формирования жанрового диапазона поэмы в первой
так называемый свернутый сюжет. Четыре октавы в половине XIX в. Насколько продуктивной и востре-
самой середине поэмы (строфы XXI – XXIV) не бованной оказались поэмы в октавах в Англии и дру-
имеют никакого отношения к событиям, случившим- гих англоязычных странах, должны судить специа-
ся в доме Параши и её матушки. Графиня, гордо мо- листы. В России же к поэме в октавах обратился в
лящаяся у Покрова, принадлежит к совсем иному начале 1870-х гг. А.К. Толстой, но анализ его «Сна
кругу, чем фигуры коломенской истории. Она – ге- Попова» и «Портрета» выходит за рамки данной ста-
роиня иного сюжета, абсолютно не конкретизиро- тьи.
ванного в тексте поэмы. Пушкин, давая внешнюю,
нарочито мимолетную характеристику графини,
подчеркивает несовпадение «кажимости» и сути Список литературы
этой женщины: графиня, «хладный идеал тщесла-
вья», страдала. Контраст видимости и сущности и 1. Байрон, Дж.Г. Собр. соч.: в 4 т. / Дж.Г. Байрон. – М.,
1981. – Т. 3.
становится знаком неосуществленного сюжета. Поэт 2. Вольперт, Л.И. «Фоблас» Луве де Кувре в творчест-
представляет читателю возможность додумывать, ве Пушкина / Л.И. Вольперт // Проблемы пушкиноведения.
дорисовывать историю несчастной светской женщи- – Л., 1975. – С. 95 – 96.
ны1. На поверку поэма Пушкина не только демон- 3. Лотман, Ю.М. Роман в стихах Пушкина «Евгений
стрирует продуктивность приемов, введенных Бай- Онегин» / Ю.М. Лотман. – Тарту, 1975.
роном в «Беппо» (строфика, характер общения ав- 4. Петровский, М.А. Морфология новеллы / М.А. Пет-
торского «я» с читателем, трехступенчатая жанрово- ровский. – СПб., 1927.

УДК 070

М.В. Фомина

РЕГИОНАЛЬНОЕ РАДИО «В ПРОФИЛЬ»: К ПРОБЛЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЙ


СОДЕРЖАТЕЛЬНОЙ СПЕЦИФИКИ РЕГИОНАЛЬНОГО РАДИОВЕЩАНИЯ

В статье проводится формально-содержательный анализ программ региональных радиостанций, представленных на


международную профессиональную Премию Попова в области радиовещания в 2010 г. Отмечен проблемный характер
форматирования и программирования региональных станций, проведен содержательный анализ регионального радиокон-
тента, рассмотрены его некоторые специфические черты. Автор показывает, как программы, номинированные для участия
в престижных профессиональных конкурсах, могут быть использованы в качестве эмпирической базы изучения современ-
ного состояния отечественных медиа.

Формат, региональное радиовещание, профиль радиостанции, международная профессиональная Премия Попова в об-
ласти радиовещания, контент, информационная программа, новостное вещание, развлекательная программа.

The paper presents formal content analysis of regional radio stations programs contesting for the International Professional Radio
Broadcasting Popov Award in 2010, discusses the problematic character of formating and programming regional stations, carries out
regional radio content analysis, considers some specific features of the contents. The author shows how programs nominated for
prestigious contests may be used as an empirical basis for the modern Russian media studies.

Format, regional radio broadcasting, radio station profile, Popov Award, content, informational program, news broadcasting, en-
tertainment program.

Системное исследование современного состояния ется с критическим недостатком эмпирических дан-


регионального медиапространства 1России сталкива- ных содержательного (качественного) характера,
отражающих редакционную, программную политику
региональных радиостанций.
1
Как одна из гипотез реконструкции сюжета о графине Базовые количественные параметры региональ-
возможна отсылка к пушкинским фрагментам и прозаиче- ных вещателей: статистика региональных станций,
ским наброскам 1829 г. «Гости съезжались на дачу…», «На охват аудиторий, заявленная типология вещания,
углу маленькой площади». техническое состояние и т.д. – являются в целом

68 Вестник Череповецкого государственного университета 1/2011