Вы находитесь на странице: 1из 51

Автор текста

Ольга Алленова
Руководители проекта:
А. Астахов, К. Чеченев
Ответственны й редактор
Н . Надольская
Редактор Н . Борисовская
Верстка С. Новгородова, Е. Сыроквашена
Корр екторы: Ж. Борисова , А. Новгородова

В издании использованы материалы,


предоставленные М . Ме зенцевым

На обложке
Бедная Лиза. 1827
Гос ударственная Третьяковская галерея

На титульном листе:
Дмитрий Донско й на Куликовом поле. 1805
Фрагмент

ЛР No 064517
ISBN 5-7793-0231-6
УДК 75(470+571)(084.1)
ББК 85.143(2)я6
К42

Отпечатано в Италии
Тираж 5000

Издательство « Б елый город»


111399, Москва, ул. Металлургов , д. 56
тел. (095) 176-9109
Оптовые поставки - фирма « Паламед»
тел. (095) 176-6895, (812) 567-5054
Ро зничная продажа:
Торговы й дом « Библио-Глобус»

101861 ,Москва , ул . Мясн ицкая, 6


Торговый Дом Книги « Мос ква »

103009 Мос ква , ул. Тв ерская, д. 8


По вопросам приобретения книги

по издательским ценам обращайтесь по адресу:

111399, Москва , ул. Металлургов,д. 56


тел. (095) 176-9109
e-mail: palamed@aha.ru

© Белый город, 2000


Неаполитанский казус.
Происхождение. Академия.
Эрмитаж. Первые шедевры
реет Кипренский по многим по­
о
сти или гнева, это именно портрет,

зициям удерживает в русском где отчетливо читается индивидуаль­

искусстве титул первого: первый ро­ ная характер ность подсмотренных в

мантик, первый живописец и первый натуре черт лица. Написан он на де­


портретист собственно XIX столетия, ревянной доске без грунтовки так, что
первый мастер карандашного порт­ золотисто -теплый цвет дерева, про­
рета. Это первенство сопряжено свечивающий в тонких мазках полу­
с единственностью , неповторимостью тонов, дает портрету колористическое

и одновременно художественным со­ единство.

вершенством, которое и в его время , Давнюю историю с неаполитански­


и долго потом оставалось непревзой ­ ми экспертами отчасти можно понять

денным. и сегодня, если представить, что от

В пору второго пребывания в Ита­ Кипренского до нас дошла только од­


лии, уже на закате творчества с Ки­ на эта картина. Вывест и ее художест­
пренским произошел интересный ка­ венный язык эволюционным путем из
зус, отраженный в его переписке. портретной традиции XVIII века невоз­
В 1830 году среди прочих своих ра ­ можно, картину и впрямь можно при­

бот он показал на выставке в Неапо ­ нять за работу века XVII . Для Евро­
ле Портр ет отца художника пы это был век корифеев живописи.
Адама Карловича Швальбе- произ­ Европейские романтики тоже огля­
ведение, которое постоянно было при дывались, например, на караваджизм,

нем. Вдруг от президента неаполитан­ но для них это было, что называется,
Автопортрет. 1828
ской Академии художеств Антонио «свое». Кипренскому же было труд­
Рисунок
Никколлини художник получил сле­ Гос ударственная Третьяковская галерея , нее создать ситуацию прямого собесе­
дующее известие: профессора Акаде ­ Москва
дования с портретизмом и живопис­

мии решили, что Кипренский выдает Первый успех молодого художни­ ностью XVII века, для этого нужна
за свою работу портрет, писанный , по ка надолго удержался в памяти совре ­ была дерзость, уверенность в своих
их мнению, Рубенсом или Ван Дей­ менников. Так , уже после его смерти силах. Ее он получил как пришедший
ком, а один знаток, по словам самого первый биограф Кипренского Нестор в портретное дело из класса истори­

Кипренского, «.. .в Ре мбрандты пожа­ Кукольник, собиравший сведения ческой живописи. Именно из этого
ловал, и <заявил , что> ... в Неаполе не о художнике, привел такой э пизод: класса он вынес навыки самостоятель­

позволят они себя наглым образом об­ «Один приятель наш сказал ему в Ри­ ного сочинения композиции, владе ­

манывать иностранцу». Ра зумеется, ме: "а что, Орест Адамович? я думаю, ние перспективой и сложными ракур­
недоразумение было рассеяно ... вы ничего лучше не написали, как сво­ сами. И , самое главное, с ним был
А начиналась эта история в июле его отца". Он подумал и вполголоса от­ источник творческой веры на пути
1804 года, когда петербургская Акаде­ вечал: " Я и сам то же думаю"». в обход канонов XVIII века. Этим ис­
мия художеств по традиции открыла Портр ет отца стал «визитной кар­ точником был Эрмитаж с его прекрас­
свои двери для публики. Журнал Се­ точкой» творчества Кипренского в гла­ ными образцами живописи мастеров
верный вестник перечислял вь; став ­ зах современников . Про такие вещи XVII века. Кипренский откровенно
ленные здесь «новые произведения говорят, что они - вехи на пути худож­ вступил в состязание с «королями жи­

здешних художников», в том числе ника. Портретная задача решается вописи» - Рембрандтом , чья картина
работы Ореста Кипренского. Из на­ как создание картины, и ее «сюжет» - Ян Собесский несомненно подсказа­
званных работ Кипренского «особли­ это человеческий характер. С очевид­ ла композицию, Рубенсом, чьи напи­
во портрет отца заслужил лестную ностью - характер властный, крутой, санные на дереве эскизы и портреты

похвалу от знатоков ... » непреклонный. Но это не этюд яро- являли примеры свободы и широты

4
Неапотнански й ка з ус . Про и схо ждение. Академия . Эрм и таж . Первые шедевры

тонкослойной техники, приближен­ образительным учеником выступил Портрет отца художника Адама
Карловича Швальбе. 1804
ной к исполнению alla prima - в один Кипренский в этом раннем своем про­
Государствен н ый Русский музей ,
прием. Именно их благодарным и со- изведении - портрете отца. Са н кт-Петербург

5
Орест Кипренский

и невесте». Дьяконову принадлежа­


"-·- ла мыза Н ежинская около Копорья
Ораниенбаумского уезда Санкт- П е­
тербургской губернии. Именно там
Кипренский провел свое раннее дет­
ство, пока не был отдан для учебы
в Академию художеств . Это произош­
ло в 1788 году.
Большинство исследователей скло­
няется к предположению, что Кипрен­
ский был незаконным сыном Алексея
Степановича Дьяконова. Как бы то
ни было, вряд ли можно раскрыть
«тайну» происхождения художника,
для этого у биографов недостаточно
документальных данных. Например ,
почему мальчику дали не фамилию
Швальбе, а явно сочиненную - Ки­
прейский , затем превратившуюся
в Кипренский. Какие житейские об­
стоятельства скрываются за всей этой
историей, вряд ли когда - ниб дь п ро­
Вид из окна на усадебный двор мызы Итак, отец художника . Согласно яснится.
Нежинской близ Копорья. 1807
архивным изысканиям, будущий ху­ П уть будущего выдающегося пор ­
Рисунок
Государственный Русский музей , дожник родился 13 марта 1782 года, третиста, живописца и рисовальщи­
Санкт-Петербург
о чем сделана запись в метрической ка начинается с того момента, когда

книге Преображенской церкви горо­ маленького Ореста отвезли в П етер­


да Копорье. Он был незаконнорож ­ бург и поместили в Академию худо ­
Исцеление Товита. 1800
денным , внебрачным ребенком. Его жеств, в ее В оспитательное учили­
Эскиз компози ц ии
Государственная Трет ь яковская галерея , матерью была крепостная Анна Гав ­ ще. В 1797 году Кипренский был
Моск в а рилова. Через год после рождения сы­ переведен из училища в высшие клас­

на она сочеталась браком с Адамом сы Академии. Его, как весьма способ­


Ш вальбе, тоже крепостным челове ­ ного, зачислили в класс историче ­

Полулежащий натурщик. 1802 ком, принадлежавшим помещику Дья­ ской живописи. В академической
Рисунок
конову, который состоял при заклю­ иерархии именно этот род живописи
Государственная Трет ьяковская галерея ,
Москва чении брака « поручителем по женихе занимал высшую ступень . Помимо

6
Неаполитанский казус . Происхождение . Академия . Эрмитаж . Первые шедевры

Стоящий натурщик
(на фоне красной
драпировки ) . 1802
Государстве н ный
Русский музей ,
Сон кт-Петербург

7
Орест Кнпренскнн

8
Неаполитански й казус . Происхождение . Академия . Эрмитаж . Первые шедевры

прочего, специализация в области ис­


торической живописи открывала бо­
лее надежный способ успешного про­
движения по ступеням академической
карьеры . А потому уже сейчас, пред­
варяя дальнейшее, можно заметить,
что предпочтение ей стези свободно­
го художника - портретиста, как это

произошло у Кипренского, - случай


чрезвычайно редкий , если не единст­
венный. И все же портрет Швальбе
вышел из Эрмитажа и исторического
класса. В этом произведении просма­
тривается и будущая стилизаторская
программа Кипренского , демонстри­
руется не имитация внешних форм,
а умение постигнуть стилевые осо­

бенности образца в связи «формы»


и «содержания».

В 1803 году Кипренский был ос­


тавлен при Академии в качестве пен­
сионера. Сегодня мы назвали бы это
аспирантурой. Через два года он уча ­
ствовал в конкурсе на большую золо­
тую медаль, выполнив программу

«Дмитрий Донской по одержании по­


беды над Мамае м». В картине Дмит ­
рий Донской на Куликовом поле изо­
бражен момент , когда изнемогающему
от ран князю Дмитрию приносят весть
о победе . Кипренский получил боль­
шую золотую медаль и был назначен
к отправлению за границу. Но в Евро­
пе шла война, и в январе 1807 года
Академия приняла решение об отме­
не заграничной поездки «ПО нынеш­
ним обстоятельствам Европы », как
сказано в определении Совета, и за ­
мене ее трехлетним пребыванием при
Академии .
Этот период, то есть время пенси ­
онерства с 1803 до отъезда в Москву
в 1809 году, можно считать временем
становления художника. Действитель­
но, Кипренский добился высшей на­
грады Академии, изучал классиче­
скую живопись в Эрмитаже . В эти же
годы он сформировался и стал изве­
стным как портретист.

Дмитрий Донской на Куликовом


поле . 1805
Государственный Русский музей ,
Санкт-Петербург

9
Орес т Кипрен с ки й

Шедевром в ряду ранних портретов т и не прочитывается контур головы творческой проблемы - ведь откры ­
1808- 1809 годов является Портрет и плеч . Н а обыгрывании контрастов тие внутреннего мира есть основное

Александра Челищева. В августе строится все изображение - белый, событие детства на пороге встречи
1812 года четырнадцатилетний Чели­ красный и синий образуют звучный с юностью. Мы отчетливо ощущаем,
щев был выпущен в чине прапорщи ­ аккорд, темные глаза на ярком лице, что человек в портрете находится на­

ка из Пажеского корпуса в действую­ и, наконец, самый главный кон­ едине со своими мыслями и чувства­

щую армию и принял боевое крещение траст - любовно переданные черты ми, то есть здесь изображено мгнове­
в знаменитом и жестоком сражении совершенно детского лица и «взрос­ ние, которое относится к минутам

под Малоярославцем, когда город во­ лого», умного и серьезного выраже­ потаенным , принципиально не имею ­

семь раз переходил из рук в руки. ния. Само лицо спокойно, но щим зрителя, это предельное во п ло­

Так же , как в портрете Ш вальбе , живопись в буквальном смысле жи­ щение интимности в портретном ис ­

здесь использована деревянная дос­ вописует ситуацию внезапного озаре­ кусстве . Отношение модель - зритель
ка без грунта . Но еще смелее кон­ ния . Тему портрета можно было бы у Кипренского таково, что оно уста ­
траст света и тени: ярко выделено определить как пробуждение в чело­ навл ивает атмосферу доверия и дру ­
светом ЛИЦО, а В гл убокой тени ПОЧ- веческом существе самосознающей жеского участия. Это и было глав ­
личности. Собственно , внутренний ным худ ожественным открытием

Юпитер и Меркурий, посещающие в виде мир - это универсальная для Кипрен­ Кипренского . Это была его челове ­
странников Филемона и Бавкиду. 1802
Государственный художественный музей
ского тема, но в детском портрете ческая и художественная норма . Сте­
Латвии , Рига она приобретает статус центральной пенью близости или удаленности от
этой нормы и зме рялось впоследст­
вии как собственное самочувствие
художника перед моделями, так и са­

мочувствие моделей , предстоящих


взору художника.

Исследователями обраща л ось


внимание на обстоятельство если не
странное, то по крайней мере неорди­
нарное для выпускника и стипенди ­

ата исторического класса. А имен­


но: «К исторической картине за все
время пенсионерства он так и не при­

ст уп ил . Кипренский как будто н е хо­


чет продвижения по академической
лестнице, не ищет званий и отличий .
Его не прельщает академическая ка ­
рьера и связанные с нею обязанно ­
сти ... Кипренский не может жить
в оковах должности. Он намеренно
или инстинктивно избегает все г о,
что гро з ит ему несвободой». П олу ­
чив высшую награду по своей, так
сказать , прямой художественной спе­
циа л изации - исторической живо­
писи, он как будто исчер п ал свой ин ­
терес к этой области . П олучается,
что итог его п енсионерских г одов -
это портрет Ч елищева, ш едевр , за
который можно только благодарить
Академию.

Портрет Александра Александровича


Челищева . 1808 - начало 1809
Государств е нн ая Третья ко в ска я га л ере я ,
Москва

10
Неаполитанский казус . Происхождение . Академия . Эрмитаж . Первые шедевры

11
Портрет графини Екатерины Петровны Ростопчиной . 1809. Государственная Третьяковская галерея , Москва

12
1809-1812.
Москва, Тверь. Успех

о
пределением Совета Академии последовала отставка, и Ростопчин Портре ты Ростопчиных - это под­
от 27 февраля 1809 года Кипрен­ поселился в Москве как частное ли ­ черкнуто домашние портреты, Рос­
ский командировался в Москву. Един­ цо. Совсем еще не старый человек, топчин изображен без орденских зна ­
ственными документальными свиде­ он вошел в круг тех отставных екате­ ков. Простота композиционного
тельствами о его пребывании там рининских вельмож, которые всем сочинения граничит с аскетичностью.

являются упоминания о нем в пись­ своим существованием воплощали Художник избегает картинной эф­
мах графа Ф .В . Ростопчина . Федор дух своеобразной оппозиционности фектности ради сосредоточенного со­
В асильевич Ростопчин ( 1763-1826) и независимости. Именно они прида­ зерцания. Парность портретов утверж­
начал свою карьеру при Екатерине, вали Москве начала XIX века своеоб­ дается традиционным приемом

при восшествии на престол Павла I разную физиономию вельможно­ композиционной зеркальности в об ­


стал одним из влиятельнейших вель­ барственного, сибаритского «фрон­ ращенности друг другу. Но интерес ­
мож. Н о за месяц до гибели Павла дерства» в сочетании с чудаковато­ но, как тонко дифференцировано ху­
стью. В 1810 году Александр I пожа­ дожником психологическое состояние

ловал Ростопчина званием изображенных: оба они, как видно,


Портрет князя Ивана Алексеевича
Гагарина. 1811 обер-камергера своего двора, но тот застигнуты в момент, когда в непри ­
Государственный Русский музей,
Санкт-Петербург продолжал жить в Москве. В 1812 нужденной беседе возникает пауза,
Портрет графа Федора Васильевича году Ростопчин был назначен глав ­ о которой говорится: «тихий ангел
Ростоnчина. i 809 нокомандующим Москвы и на этом пролетел». И именно этой одинако ­
Государственная Третьяковская галерея ,
Моск в о посту вошел в анналы истории. востью момента обнаруживается

13
Орес т К и пренс кий

Портрет Василия Денисовича и ее супруг отмечал в одном из писем, третной концепции Кипренского, от­
Давыдова . 1809. Рисунок
Государственная Третьяковская галерея,
что они ясно и хо рошо написаны. Но личающая все его работы от произве­
Москва у нее была еще одна забота - рели ­ дений живописцев XVIII века . Худож­
Портрет Алексея Владимировича гия. В Ростопчиной , воспитанной ник берет любимый и богато
Давыдова . 1809. Рисунок
Государственный музей А.С. Пушкина ,
в вольтерьянский век, при ее серьез­ разработанный XVIII веком тип так
Москва ности и интересам к духовной сфере называемого парадного портрета

религиозное вольнодумство прич уд­ и расставляет свои акценты. Непре ­


индивидуальность, то, как неодина­ ливо соединилось с религиозным ми­ менный для парадного портрета мо­
ково переживается ими это событие, стицизмом. Она легко стала добычей мент торжественного предстояния

как по-ра зному в каждом из супругов иезуитов , тайно перейдя в католиче­ преображен в ситуацию одинокого
проис ходи т это причащение к одно­ скую вер у. Ра зумеется, семейное со­ ожидания; поза и очерк фигуры вы­
временно объединяющему и разъеди­ гласие было нарушено - положение дают выправку и стать человека, при­

няющему молчанию. главнокоманду ющего первопрестоль ­ выкшего ловить восторженные взгля­

Екатерина Петровна Ростопчина ной при жене католичке было не сов­ ды: он словно покрыт «Глянцем

(1775-1859) была под стать своему сем удобным. В старости Ростопчина , обожания», которым пользовалось во­
мужу в своеобычности характера и ин­ устраненная мужем от воспитания сы­ енное сословие в эпоху наполеонов ­

дивидуальности. Совре менники отме­ на Андрея , жила затворни цей в Моск­ ских войн. В полумрак ночного уеди­
чали прекрасное образование Ростоп ­ ве или подмосковном имении Вороно­ нения как бы привнесена атмосфера
чиной: она з нала несколько языков, во . Едва ли Кипр енский мог знать обо бала, но герой предается мечтам и при­
в том числе латы нь и греческий. Не всех этих обстоятельствах, и все же хотливому течению своих мыслей. Как
любила светских удовольствий; буду­ в портрете Ростопчиной худож ником никто, Кипренский умел писать обра­
чи с шестнадцати лет фрейлиной, она у гадана эта ее склонность к мистиче­ щенный внутрь взгляд человека, слов­
ск уч ала и мало танцевала на придвор­ ской экзальтации. но прислушивающегося к чему-то вну-

ных балах . В 1794 году вышла замуж Портр е т лейб-гусарско го пол­


за Ростопчина. Для своих детей Е ка ­ ковника Ев графа Владимировича Портрет лейб - гусарского полковника
Евграфа Владимировича Давыдова. 1809
терина Петровна составила краткую Давыдова (1809) - из ряда шедевров Государственный Русский музей,
российск ую историю и географию, мастера. Здесь очевидна новизна пор- Санкт-Петербург

14
1809-1В12. Москва, Тверь. Успех

15
Орест Кипрен с ки й

ино Веневского уезда Тульской губер­


нии. Там он выпол нил графические
портреты владельца села Алексея Вла­
димировича Давыдова, Василия Де­
нисовича Давыдова и портрет Мате­
ри с ребенком (госпожи Прейс ?) .
Здесь з ритель как бы допущен к заду­
шевной домашней беседе , в круг дру­
жеских и почти родственных отноше­

ний - такова мера естественности


поведения моделей . Поэтизация уса­
дебной , домашней жизни входила
в круг излюбленных тем ранней ро ­
мантической лирики . Строки Констан­
тина Батюшкова как бы формулируют
программу этого рода поэтических ме­

дитаций : « Блажен стократ , кто с сель­


скими богами , Спокойный домосед,
земной вкушает рай".»
С весны 181 1 Кипренский в Тве­
ри . Ростопчин рекомендовал его так
называемому тверскому двору - ве­

ликой княгине Екатерине П авловне


и ее супругу, принцу Георгу Ольден­
бургскому, который, став в 1809 году
генерал-губернатором Ярославской,
Тверской и Новгородской губерний,
обосновался в Твери.
Кипренский написал портрет Оль­
денбургского на маленькой дощечке .
Хотя он отделан в деталях, однако

Мать с ребенком (Портрет rосnожи бы л о у станов л ено , что в 1809 году


Прейс?). 1809. Рисунок
в гварде й ском гусарском полку толь­
Государственная Третьяковская галерея ,
Москва ко Евграф Давыдов был полковником ,
а Денис был в меньшем чине. Надо
три себя. Рассматривание этой по-сво­ ска з ать , что как военный герой Ев­
ем у элегантной картины позволяет граф Владимирович был прославлен не
живее , чем исторические коммента­ меньше своего двоюродного брата Де ­
рии, понять , как в тех людя х бы л и по­ ниса Васильевича . Он был участни­
разительно сплавлены военная до ­ ком многих драматических эпизодов

блесть , светское изящество и «дум наполеоновской эпопеи , начиная с тра­


высокое стремленье ». гического Аустерлица , вплоть до гран ­
Высоко оцененный современника ­ дио зной « битвы народов » под Лейп­
ми и хорошо им известный , этот пор ­ цигом в 1813 году , откуда он вышел
трет сделался жертвой музе й ного не­ с тяжел е й шими увечьями .
доразу мения: уже после смерти автора В том же 1809 году Кипренский
портрета было забыто имя из ображен­ го с тил в имении Давыдовых Аксинь-
ного , и целое стол етие в нем видел и
П ортрет музыканта . 1809. Рисунок
изображение поэта-партизана Дени­
Государственный Русский музей ,
са Давыдова. Сравнительно недавно Санкт-Петербург

16
1809-1812 . Москва, Тверь. Успех

ков. Формулировка Толстого превра ­


щает исторический факт в картинку из
жизни, а это, собственно, и есть то,
что мы видим у Кипренского. Как и в
ранних портретах , таких, как портре­

ты Швальбе, Челищева, Ростопчиной,


здесь художественный эффект порт­
ретности достигается не только порт­

ретированием лица, но и преследова­

нием цели изобразить некоторое


событие. Его модели по-разному, но
все открыты в « жизни даль» с возмож­

ностью непредсказуемых метаморфоз


и превратностей - кто с «томленьем
упования», кто « С нетерпеливой ду­
шой » . Или, как здесь, - с уязвленно­
стью, обидой и сарказмом. И если ис ­
кать, как определить случившееся , то

лучшей формулы , чем «герцог Оль­


де нбургский обижен », не сыскать. Но
эта « обида» , принадлежит к событиям
такого рода , которые определяют ха­

рактер, судьбу и роль в истории .


(В данном случае нес у щественно,
что речь идет не о « нашем » принце,

а о его отце, у которого Наполеон от­


ня л герцогство Ольденбургское, важ­
но именно это совпадение образа
в портрете Кипренского и толстовской
формулы . )
В марте 1812 года Ольденбургский
выехал из Твери в Вильно , где, как
известно , в июне царь и весь собрав­
шийся в Вильно двор и военный штаб
встретили начало войны . Кипренский
воспринимается как своего рода этюд, Портрет принца Георгия Петровича же отправился в Петербург , откуда
Ольденбургского. 1811
но этюд - как точная фиксация психо­
Екатерининский дворец-музей , Пушкин
в это время уходили войска.
логического явления. Даже ничего не
зная о судьбе принца , которого вихри могли произойти такие грандиозные
истории забросили в русский провин­ и страшные события от того, что «На­
циальный город, можно понять, дога­ полеон был властолюбив, Александр
даться, какие тут заключены страсти. тверд." и герцог Ольденбургский оби ­
Их выдает лицо, по которому можно жен». Последняя фраза уводит чита­
судить, что перед нами человек , сне­ теля в область частных, психологиче­
даемый честолюбием, как будто жду­ ских обстоятельств отдельного
щий своего часа. Художник застал мо­ человека, но именно это и нужно Тол­
мент политической драмы, о которой стому, чтобы убедить нас в том, что ис­
говорил Лев Толстой , рассуждая тория складывается из бесчисленного
в Войне и мире о причинах войны 1812 множества поступков и действий мил­
года. Толстого , конечно, не удовлетво­ лионов этих самых единичных челове-

ряли объяснения историков. Он пре ­


парировал их объяснения так, что при ­ Портрет Николая Семеновича
Мосолова . 1811
чины и следствия сделались
Государственная Третьяковская галерея ,
несоизмеримы, и непонятно , как Москва

17
Портретный рисунок

к
ипренс;<ий, как говорилось , под­ в Приютине под Петерб у рго м . Эти пр им ер , в строке Пушкина: «... Же­
линныи создатель карандашно­ быстрые, сделанные « В один кры л а ­ лай мне здравия , калмык! » - из по­
го портрета в русском искусстве . тый миг » портреты, почти наброски, с л ания Никите Всеволожскому ,
Масштаб его и как портретиста, и как передавая атмосферу теплого, дру­ у которого на домашних вечерах

рисовальщика, мастера графической жеского общения , вместе с тем ино­ в м ол одежно- м ужском обществе, ес­
формы и стиля , уникален. Только гда так остры , характерны и живы , ли кто - то произносил непечатное

к концу XIX века у Репина, затем что нередко их портретные качества с л о в о , с лу га х озяина - мальчик-кал­

у Серова , отчасти у Врубеля произой­ предпочтительнее целого « бол ьшого » м ы к подноси л ему бокал со слова­
дет новый в злет этого жанра. Но и на портрета , сде л анного другими ху ­ м и: « Здравия желаю! ». Вглядываясь
этом фоне по богатству стилистиче­ дожниками. Таков Портрет Але к­ в п о ртр е т , так и чувствуешь , с л ы­

ских модификаций, разнообразию сея Никол аевича Ол енина , на ко­ шишь, ка к барыня говорит худож­
лиц, остроте индивидуально и соци­ тором Кипренский поставил число: нику : « Нарисуй мою девчонку », а ма­
ально характерного Кипренский ос­ ноября 30 1813. ж орный колорит красной пастели
тается непревзойденным. Или Калмычка Баяуста . Обы­ в цв е те « национального » наряда , по­

Атмосфера графических портре­ чай держать в доме арапов , карликов вадка раскованной, обаятельно-лука­
тов Кипренского заставляет забыть шел еще от допетровского времени , вой « шутихи », явно любимицы в до­
об отношениях «художник - заказ­ оттуда же и мода на калмыков. Ба­ м е , ч у ть см у щенной под в з гл я до м
чик » ; невольно воображается, что яуста, как следует из надписи на

художник сам выбирал, кого портре­ обороте портрета, отбивала в церк­ Портрет Алексея Николаевича
Оленина . 1813. Рисунок
тировать. Но не будем забывать, что ви земные поклоны вместо своей ба­
Государственный Русский музей ,
сама по себе эта атмосфера есть род рыни, А.С. Олениной. Или другой Санкт-Петербург

художественной иллюзии, создан­


ной выдающимся мастером .
Круг моделей художника, как
говорилось, замечательно широк .

Можно при этом отметить , что


Кипренский « отрисовывает » подчас
вереницы лиц , связанных семейст ­
венными или дружескими у з ами .

Это относится, например, к дому


и кружку Алексея Николаевича
Оленина. Здесь гости чувств у ют
себя как дома:
М еж т ем , как з ам е ча е т
Ки пр е н с к ий ли ца их

И кис т и ю <tудес но й,

С беспеч нос тью пр елес тно й,


Ван ди к о в уч е ник
В оди н кр ыл аты й м иг
Он п ише т их портр е ты .. .

Так писал Батюшков, воссозда­


вая атмосферу оленинской дачи

Калмычка Баяуста. Около 1 81 3 . Рисунок


Государственная Третьяковская галерея ,
Москва

19
Орест Кипре н с кий

живописца , убеждают, что


Кипренский с непреложност ь ю
постоянно бодрствующего художе ­
ственного инстинкта , без всяких за ­
бот и деклараций о том , что и «про ­
стой » человек «чувствовать умеет»,
непринужденно и артистично

чертит портрет , предвкушая возгла ­

сы - « ах , как похоже! ну , просто


живая ... »
Именно в графических портре­
та х особенно разнообразно пред­
ставлена тема юности , совершенно

Портрет Елизаветы Марковны


Олениной . 1 81 3 . Р исунок
Государст ве н ный Русский музей ,
Санкт- Петербург

иначе прозвучавшая у Кипренского. Портрет Александра Павловича


Бакунина . 1813. Р ису н ок
В романтизме детство и юность при ­ Государственная Тр еть яко в ская гал е р ея ,
обрели статус самостоятельных ми ­ Моск в а

ров, независимых и не обязанных,


как то было в XVIII веке, соизме­ де сятых к двадцатым годам, спокой ­
ря т ь себя с «взрослостью» как н ор­ нее и беспристрастнее становился
мой. Это было одно из открытий взгляд на модель , соот н оси т ель н о

и завоеваний романтизма . У Ки­ тому , как остывал в самом художни ­

пренского в этой теме первенству ­ ке энтузиазм молодости , но неиз ­

ет портрет Ч елищева. Открытость менно сохра н ялись пленительные

« всем впечатленьям бытия» в случае приметы отзывчивости, восприим ­

детской и юношеской модели есть чивости юношеской натур ы , начи ­


сама сущность , смысл существова ­ ная с портрета Н аташи Кочубей ,
ния . Менялся стиль рисования от кончая Портретом неизвестного
(Из семьи Орловых-Давыдовых)
Портрет Никиты Ми х айл овича 1828 года.
Муравьева . 1 81 3 . Р ису н ок
В портретах Александра Б акуни ­
Государств енный Л итерату р ный музей ,
Москва на и Натальи Кочубей (оба - 1813)

20
Портретны й рнсунок

мешковатом му ндирчике помещена лейтмотив портретного искусства


в затесненном пространстве м ежду Ки п ренс кого . Кочубей (1800- 1854)
кромкой стола , на котор ую опирает­ была дочерью высокопоставленного
ся р ук а , и резной спинкой ДОВОЛЬНО сановника , чья семья в 1813 - 1815
громоздкого резного кресла. Б езо ­ годы проводила лето в Ц арском
шибочно просто и вместе с те м Селе ; мы знаем также, что Н аташа
тонко передана здесь угловатая Кочубей - « Н аталья » в так называ­
стесненность , скованность , с тес­ емом «д онжуанском » с п иске

нительность юнца , столь уз навае ­ П у шкина - была (по известному


мо- ти п ичная и свойственная вообще свидетельств у Модеста Корфа,
подростковому возраст у, причем сверстника П ушкина по Ц арско­
мальчишеской половине в большей сельском у лицею) « первым предме ­
степени, чем девической. том любви П у ш кина ». И удивитель ­
В противовес этому в портрете ным образом п ор т рет Ки п ренского
Н ата ш и Кочубей все полно движе­ уверяет нас в том, ч т о мы видим ее

ния. Она словно обернул ась на не ­ именно тако й, какой ею был


кий голос, з ов - это л юбимая ми ­ по-мальчишески увлечен П у ш кин
зансцена, своего рода пластический в свои ранние лицейские годы.

Портрет н е известного (и з семьи Орловых­


Давыдовых?). 1 828. Р ису н ок
Государственная Т ретьяко в ская галерея ,
Моск в а

герои на ход ятся почти в той же


ситуации быстрой отзывчивости на
внезапное событие, как Бая уста, ко ­
нечно , без ее плебейских ужимок.
В движении и повадках они -
воспитанные дети, с хорошими ма ­

нерами в крови. П одростковая меч­


тательность Б акунина , и рядо м -
подвижная грация Кочубей. Оба
портрета - пример уже определив ­

шегося сти л я рисования: неболь­


шой формат , легкая п одцветка пас­
телью при гу стой штриховке фона .
В мастере-рисовальщике сказыва ­
ется живописец, понимающий фон
не как замыкающую п лоскость ,

а как простра н ственную среду. Он


рас п олагает светл ую фигуру на тем ­
ном и л и темный силуэт на свет лом
фоне , обозначающем светоносное
пространство , а главное, своего ро­

да резонирующую - гулкую , напол ­

ненную отзвуками извне - среду

вокру г человеческой фигуры.


Александр Б аку н ин, лицейский
сверстник П у шкина , изображен
в синей лицейской форме . Его фи­
гурка в тесном и одновременно

Портрет Нотальи Викторовны


Кочубей . 1 81 3 . Р ису н ок
Музей А.С. П у ш кина , Са н кт-П етербу р г

21
Война и мир.
Воины и люди в военных
мундирах

и
зображения людей поколения , в Бородинском сражении , а его брат выступил на войну и в октябре участ­
пережившего грозу 1812 года , Н иколай там же был убит. В одном из вовал в сражении под П олоцком, где
заставляют нас внимательно вгл яд ы­ писем Батюшков упоминает, что Петр был ранен. Этот рисунок - знак памя­
ваться в лица п ортретов, особенно во­ навестил его по дороге в П етербург ти о необычном эпизоде в его биогра­
енных . Н адо признать , что Кипрен­ и что он приехал « издалече , то есть фии , когда он, глубоко мирный, штат­
ский как будто не берется специально из царства мертвых». Портрет и вправ­ ский человек, счел своим долгом
разрабатывать « тему войны 1812 го­ ду имеет какой-то «Траурный» тон , ко­ взяться за оружие. В лице Томилова
да» и уж тем более создавать галерею лорит, в нем разлита грусть и печаль. прочитывается и строгость, и легкое

героев . Н а портретах мы видим лю ­ Милитаристский пафос совершенно лукавство, он не хочет скрывать ес ­

дей военного звания погр уж енными несовместим с такими лицами. Дека ­ тественной гордости за полученную
в неотделенный от обыденности по­ бристы говорили, что о н и дет и две ­ боевую награду - Георгиевский крест,
ток текущего времени, которому надцатого года. В глядываясь в подоб ­ но не скрыт от нас и оттенок доволь ­

причастен всякий человек ; следует ные лица, мы понимаем, откуда их ства, с которым он готов вернуться

обратить внимание на привычку ху­ решительность и серьезность и как к радостям мирной жизни. В красоте
дожника ставить даты на рисунках они с «тайной думой на челе» возвра­ и виртуозности рисунка вдруг просту­

с обозначением не только года, но щались из военных походов ... пает древний архетип: музы славят
и чисел месяца. Собственно военных у Кипренско ­ героя, искусство мастера увенчивает

В Портрете Петра Алексеевича го изображено не так уж и много . Толь­ победителя, но скромен герой, и искус­
Оленина художник возвращается ко Ефим Игнатьевич Чаплиц представ­ ство чуждается шумных аллегорий
к той «живописной» манере, которая ляет слой прославленных боевых и патетической выспренности.
знакома нам по графическим портре­ генералов, чьи портреты п отом укра ­

там 1809 года . Оленин приехал домой сили Военную галерею в Зимнем двор­ Портрет Петра Алексеевича ~
после ранения в голову , полученного це . Воевавший еще при Суворове, Чап­ Оленина. 181 З. Р ису н ок
Госуда р стве нн ая Т рет ьяковская га л ерея,
л и ц был известен в армии своей Моск в а
Портрет Ефима Иrнатьевича
храбростью, будучи в то же время Портрет Алексея Романовича Томилова
Чаплица. 18 12. Р ису н ок (в форме ополченца) . 181 З . Р ису н ок
Госуда р стве нна я Тр еть яковская галерея ,
«В высшей степени скромным и сове­
Госуда рст в е нны й Русский музей,
Москва ет ливым человеком». Портрет Ч апли­ Санкт- П етербург

ца не датирован художником. Соглас­


но новейшим исследованиям, он
исполнен не позднее весны 1812 года,
то есть до начала войны, но, разуме ­
ется, вовсе не этим, то есть отсутст ­

вием войны непосредственно за поро­


гом, объясняется та атмосфера
домашней непринужденности, кото ­
рая столь пленительна в рисунках та­

кого рода. Мы ощущаем ее и в Порт ­


рете Алексея Романовича Томилова
(18 13) , хотя он исполнен, когда учас ­
тие в военных действиях самого Томи­
лова было уже позади. Старый знако­
мый Кипренского, он п озирует ему
в мундире ополченца и лохматой бур­
ке. С отрядом своих крестьян Томилов
в составе П етербургского ополчения

22
Война и мир . Воины и люди в военных мундирах

23
Портрет Дарьи Николаевны Хво стовой. 18 14
Государственная Третьяковскоя галерея , Москва

24
Петербург. Перед отъездом
в Италию (1812-1816)

с
разу же по возвращении в Петер­
бург Кипренский представил
в Академию произведения, исполнен­
ные за последние годы, в том числе

портреты Евграфа Давыдова, Ивана


Гагарина , Георга Ольденбургского,
карандашные портреты. В Академии,
видимо, были удовлетворены его ра ­
ботами и предложили баллотировать­
ся на звание академика, минуя пре ­

дыдущее звание «назначенного»

в академики. Академиком Кипрен­


ский стал в сентябре 1812 года.
Именно в этот период искусство
Кипренского достигло зрелости. Он
пользовался признанием и был при­
нят в самых различных кругах.

В 1814 году по заказу императрицы


Марии Ф едоровны он написал пор­
треты ее сыновей, великих князей
Нико лая и Ми хаила Па вловичей.
В журнале Сын отечества появи­
лась статья Батюшкова Про гулка
в Академию художеств, где о Ки­
пренском говорилось как о «люби­
мом живописце нашей публики».
Но тогда же проявились и первые
признаки перехода в другой «творче ­
ский возраст». Со всей определенно­
стью - в портретах четы Хвостовых,
особенно в Портрет е Дарьи Нико­
лаевны Хвостовой (1814) , который
принадлежит к числу живописных ше­

девр о в мастера. Непривычна для


прежних портретов прямая обращен­
ность к зрителю, словно приглашение зу, отчего эта композиция приобрета­ Портрет Василия Семеновича
Хвостова. 1 814
к откровенной беседе. В самой живо ­ ет характер замкнутой, интерьерной
Государственная Третьяковская галерея ,
писи Кипренского здесь явился другой статики; буднично-домашнее лицо с Москва

характер приметливости взгляда, красноватыми щеками и носом. В изо­ ния к подробностям, которые прежде
«вкус к фактическом у»: блеск брон­ бражении все эти акценты предстают были бы сочтены неуместным проза­
зы на спинке кресла, передающий его в режиме «чуть-чуть » и лишены неде­ измом. Все они весьма последователь­
материальную весомость; меховая ликатности, возникающей в их сло­ но клонятся к одному: стилем факти­
опушка платья около лица и окутыва­ весном описании, и все же их доста­ ческой констатации они как бы
ющая руку «уют ными » складками точно, чтобы переменить «фокус рассеивают свойственный молодости
шаль , утяжеляющая композицию вни- зрения», меру пристальности внима- «поэтический туман», и вместе с ним

25
Орест Кипренский

26
( ш 1r rнZПts
Петербург. Перед отъе здом в Итал и ю ( 1812-1816}

тории нашей культуры , и требуется


усилие, чтобы отвлечься от его исто­
рической репутации - страшный враг
Пушкина, «реакционер» и охранитель,
проводник николаевской идеологии
и автор формулы « православие, само ­
державие, народность » . Но эта часть
биографии у него впереди, а сейчас
он в начале своей карьеры.
П о зак азу Уварова Кипренский
в 1816 году написал портрет поэта
Ва силия Андреевича Жуковского.
Жуковский и Уваров - друзья и од­
нокашники по обучению в Москов­
ском университетском пансионе, оба
члены « Ар зам аса », заседания которо­
го часто устраивались в доме Уваро­
ва. В « Общество безвестных арза ­
масских л итераторов » входили

Жуковский, Батюшков , Ни колай


Карамзин, Павел Вя земский, Васи ­
лий П ушкин и его юный племянник
Александр П ушкин.
Выполняя заказ Уварова, Кипрен­
ский должен был создать в портрете
Жуковского нечто вроде эмблемы ро­
мантической поэзии. Условный « Осси ­
ановский » пейзаж со «средневеко ­
вым » замком и «ночным» колоритом

призван соединить погр уженного в ме­

ланхолическую мечтательность поэта

Портрет Василия Андреевича Если Давыдов показан покинув­ и образы его поэзии.
Жуковского . 1 816
шим «раут тесный», то уединение Ува­
Государственная Третьяков ская галерея ,
Портрет Константина Николаевича
Москва рова похоже на одиночество в толпе:
Батюшкова. 1815. Рисунок
он стоит у колонны и наблюдает - Государственный Литературный музей , Москва
исчезает та « очарованная даль», в ко­ хрестоматийная для романтического
торую были открыты, куда были уст­ героя иконография. Поза небрежно­
ремлены очи и души героев , да и са­ расслабленна, фиксируются лишь две
мого Кипренского , прежде. «опорные точки »: локоть опирается

Портр ет С ергея Семеновича на стол, подбородок - на белый гал­


Уварова (1816) - такое же про­ стук, обматывающий шею. Кстати, из
граммное произведение внутри груп­ истории моды известно, что в России
пы вещей , созданных после возвра­ сначала распространились цветные

щения из Твери , как портрет фраки. Черны е в первое время проч­


Давыдова в московский период. Од­ но ассоциировались с трауром, и по­

нако Уваров - герой времени, когда пытки модников ввести черный фрак
отшумели военные грозы. Г усар . не встречали понимания. Так что и в
и денди - два типичных, зафиксиро­ одежде здесь есть романтический вы­
ванных культурной памятью образа зов - траурны й фрак, томный облик.
александровского времени . У Кипренского мы видим типично ­
го «романтического юношу», хотя Ува ­
Портрет Сергея Семеновича рову на портрете тридцать лет, а это
Уварова . 1 816
по меркам того времени уже возраст
Государственная Третьяковская галерея,
Москва степенности. Имя его известно вис-

27
Италия.
В кругу «старых мастеров»

в
мае 1816 года Кипренский уехал за оробел: «При виде творений Гениев итальянизирующего жанра, который
границу на средства, предостав­ рождается смелость, которая в одно во второй трети XIX века получил ши ­
ленные императрицей Елизаветой мгновенье заменяет несколько лет рокое распространение. Этот жанр
Алексеевной. В Рим он прибыл в ян­ опытности», - признавался он в од­ эксплуатировал ходовые понятия об
варе 1817 года. Снова, как в годы ном из писем. В первый же год свое­ Италии и итальянской жизни, сущест­
молодости, когда он бродил по залам го пребывания в Риме Кипренский на ­ венной особенностью которых было
Эрмитажа, Кипренский попал в гран­ писал картину Молодой садовник представление о «простых жителях

диозный музей, сокровищницу евро­ и отослал ее в Петербург как отчет пе­ Италии» как «детях природы», слов­
пейского ис1<усства; только теперь ред императрицей. Художник нахо­ но сошедших с картин старых масте­

этим музеем оказались для него, как дился на уровне заявленной задачи - ров. Смена художественной ориента­
и для многих его собратьев по ремес­ соревнуясь со старыми итальянскими ции, произошедшая в Италии,
лу, Рим и Италия в целом. Но он не мастерами (в картине можно заметить отчетливо дает о себе знать, напри­
влияние ранней живописи Каравад­ мер, в Портрете Софьи Степанов­
Девочка в маковом венке с г воздикой жо) , он демонстрирует формальное ны Щербатовой ( 18 19). Если в ран­
в руке (Мариучча) . 1819 мастерство и понимание особенностей них графических портретах, таких,
Госудорственноя Третьяковскоя галерея ,
Москва так называемого итальянского или как портреты Кочубей или Муравье­
ва, покоряет обаяние нравственного
свойства, оставляющее далеко поза ­
ди изощренность исполнительского

мастерства, и мы говорим себе: «Ка­


кой прекрасный человек!», то теперь
подразумевается иной род восхище­
ния: «какой прекрасный рисунок!».
Идеалом становится само мастерст­
во. Портрет очевидно срежиссирован,
сложная поза имеет умышленно по­

становочный характер, темп нанесе­


ния штриха, в котором прежде мате ­

риализовался процесс созидания

изображения, здесь исчезает, скрыва­


ется в незаметных, неуловимых града ­

циях нажима карандаша. В живопис ­


ных портретах итальянские влияния

сказались в Автопортрете ( 1820)


и лучшем портрете этого времени -
Портрете князя Александра Ми­
хайловича Голицына (около 1819).
Путешествующий русский вельможа,
пополнивший ряды охотников за худо­
жественными впечатлениями, Голи-
. цын прибыл в Рим из Неаполя,
где заказал Сильвестру Щ едрину

Молодой садовник . 1817


Государственный Русский музей,
Санкт-Петербург

28
Италия . В круrу « старых мастеров»

29
Орест Кипренский

30
с кш r сн~ [1~
Итал и я . В к ругу « старых м астеров »

неаполитанский вид, а в Риме встре­ под арочными сводами Вечного горо­


тился с Кипренским . Здесь легко узна­ да вечных красот, которые принадле­

ваема весьма банальная в жизни ситу­ жат всем - и никому. Это, пожалуй,
ация - путешественник на некой самое проникновенное в русском ис­

смотровой площадке с видом на Рим. кусстве воплощение хрестоматийно


Зритель в таком контексте - это кто­ романтической темы: одиночество
либо из бесчисленных зевак, приехав­ человека - странника, затерян ного

ших созерцать знаменитые панорамы . в чуждом мире. Эта тема будет позд­
Но ведь и сам изображенный в порт­ нее резонировать в уффицианском Ав­
рете персонаж - тоже один из них! топортрете, в портрете Авдулиной
Однако самоощущение его таково, и далее вплоть до портрета П ушкина.
и представлен он с этим дистанциру­

ющимся от зрителя взглядом так , что

внутри этой ординарной «туристиче­ Портрет вели кого князя Михаила


ской мизансцены» возникает тоже уз­ Павловича. 1819. Рисунок
Государственная Т ретьяковская галерея ,
наваемая, но принадлежащая к тон­
Москва
ким психологическим материям Портрет Софьи Степановны
Щербатовой . 1819
коллизия, представляющая собой дру­
Государственная Т ретьяковская галерея ,
гой поворот темы - «одиночество Москва

в толпе». Коллизия, которая имеется


в виду, вполне знакома:

По прихоти своей скитаться здесь и там,


Дивясь божественной природы красотам,

И пред созданьями искусств


и вдохновенья
Трепеща радостно в востор гах умиленья,
Вот счдстье! вот права .. ,

- написал Пушкин в одном из позд­


них стихотворений. Но таковые «вос­
торги умиленья» - дело глубоко ин­
тимное, уединенное. Чрезвычайно
ординарная ситуация представлена

в психологическом измерении - как

совершенно неординарная и уникаль­

ная, а персонаж из «Туристических

полчищ» , слоняющихся по вечному

городу, - как единственный и непо­


вторимый в своей человеческой особ­
ливости. Сценарий этого портрета ис­
полнен, сыгран так, что это исполнение

оказывается в разительном противоре­

чии с жизненным содержанием этого

сценария. Как если бы нам показали


актера, который в ходе всем извест­
ной, заученной популярной пьесы
вдруг позабылся и задумался о чем-то
своем, человеческом , не имеющем от­

ношения к текст у роли. Иначе гово­


ря, человек единственен, отделен,

одинок перед лицом рисующихся

Портрет князя Александра Ми х айловича


Голицына. Около 1819
Государственная Третьяковская галерея ,
Москва

31
Париж

-
в
марте 1822 года Кипренский при­ заменена более сложным ракурсом ар турецкая шаль цвета старого

ехал в П ариж и создал здесь Пор­ правой руки, держащей веер. Инте­ золота и такого же цвета, но клет­

трет Екатерины Сергеевны Авду­ ресно заметить, что длинные рукава чатая ле нта: ею обычно повязывали
линой - своего рода резюме у Авдулиной закрывают за пястья , голову, чтобы удерживать длинные
затеянного в итальянский период ди­ видимые у Моны Лизы, а это ведь та локоны, которым надлежало кокет­

алога со старыми мастерами. Он пе­ точка гибкости, отсутствие которой ливо выбиваться из-под чепчика, но
ренасыщен музейными ассоциация­ придает абрису рук Авдулиной тре­ которые здесь почти не видны.

ми. В нем уже не раз отмечались вожащую взгляд странность . Совре­ Авдулина была внучкой Саввы
переклички с луврской Джокондой менному глазу покажется странным Яковлева , заводчика и миллионера
Леонардо, другие итальянизмы, в ча­ и модный чепец. Такие рюши и обор­ екатерининского времени, нажив­

стности, определенное сходство ки , идущие вдоль завязок, можно шего огромное состояние. В 1808 го­
с Портр етом Элеоноры Гон заго увидеть на многих женских портре­ ду она вышла замуж за генерала

Тициана из галереи У ффици , откуда тах тех лет (у Кипренского, напри­ А.Н. Авдулина.
позаимствован способ, каким введен мер , в портрете Щербатовой или Из Парижа Кипренский уезжал
в изображение «мотив окна». Но это в выполненной в Париже литогра­ вместе с князем А.Я. Лобановым ­
также и автореминисценция - ком­ фии, изображающей Ростопчину, ко­ Ростовским, богатым барином и кол­
позиция зеркально повторяет порт­ торая обожала чепчики). Этот про­ лекционером. Точнее - Лобанов-Рос­
рет Ростопчиной 1809 года . Сравне­ зрачный тюль с белыми мушками, товский, пригласивший с собой
ние с ренессансными образцами дрожащий около болезненно-нежно­ художника, сделал остановку в Ма­
позволяет акцентировать здесь го лица - еще одна рамка, еще одна риенбаде, где несомненно по иници­
и некий маньеристический, «готизи ­ невесомая граница, отделяющая че­ ативе князя Кипренский нарисовал
рующий» оттенок. Ощутима «стрель­ ловека от свинцово-сизых туч за ок­ портрет Гете . Рисунок не сохранил­
чатость» композиционного треуголь­ но м. Все «устройство» этой компози­ ся, но он известен по литографии.
ника . Округлость и плавность линий ции указывает на ее аллегорическое Гете сделал отметку в своем днев­
сочетается с при хотливостью: так , происхождение. Но это какая-то ко­ нике обо всех сеансах по зирова ния
мягкая парабола окутывающей п ле ­ свенная аллегория - художник уму­ и темах беседы с русским художни­
чо шали по линии отгиба каким-то дрился сохранить портретный харак­ ком: «О современном римском искус­

сейсмическим эхом откликается тер изображения, присовокупив стве и художниках, особенно


в трилистнике наверху; каждая ли­ к нему универсализирующую содер­ о немецких, а также о Париже и та­
ния как будто повторена в прихотли­ жание тему memento mori п утем со­ мошних обстоятельствах». А в од­
вой вариации. Особенно замет на поставления преходяще-хрупкого ном из писем отметил даже, что Ки­
рифмовка в наклоне фигуры с накло­ и мизерного (опадающий цветок пренский «правильно мыслил и ловко
но м веточки в стакане. Опущенны й в стакане) с беспредельно грандиоз­ работал» и ему «удалось всех удов­
сложенный веер как будто пока зыва ­ ным (грозовое небо за окном). летворитЬ». Затем путешественни­
ет траекторию падения цветка из со­ JКивописная манера, сплавляю­ ки через Дрезден и Берлин направи­
цветия. Линия оконного проема пре­ щая мазки кисти и сглаживающая лись в Россию - и с августа 1823
рвана находящим на нее сквозистым фактуру, одновременно позволяет года Кипренский в Петербурге .
силуэтом кружевного чепчика, а пря­ любоваться стильностью и элегант­
мой угол окна скрыт мягким буфом ностью ампирного костюма. Из Ки­
рукава. пренского вышел бы отличный ку­
Мастерски владея изображени­ тюрье . Совершенно «простое», почти
ем рук, Кипренский откровенно всту­ ничем не украшенное темное платье

пил в соревнование с классикой . Ес­ с большим вырезом, и две нитки не­ Портрет Екатерины Сергеевны
Авдулиной. 1822
тественна я грация покоя чуть вероятно крупного жемчуга на ого­
Государственный Русский музей,
расслабленных рук Моны Лизы здесь ленной шее . Непре менный аксессу- Санкт-Петербург

32
Па иж

33
Петербург. 1823- 1828

мет обстановки. Это потом, уже ки Баратынского к своим девичес ­


в
биографи~еском отношении обо­
значенны и период - это опять у Брю ллова , эти марионетки «ожи­ ким чувствованиям. А в это время
положение свободного художника: вуr» и будут с аристократической художник видит прелестную кокет­

Кипренский не служит в Академии , непринужденностью естественно су­ ку, и кажется, что он и за ней , и за
«ничем не отличен от двора», то есть, ществовать среди пышности, блес­ самим собой наблюдает, как если бы
как и вообще портретисты , сущест ­ ка и роскоши. И наряду с этим кра­ он сам был или на его месте был бы
вует заказами. сот а и гармония интерьеров старик-любезник, любующийся юной
Портрет графа Дмитрия Ни­ архитектуры классицизма, дворцов девушкой с оттенком нежности к ее
колаевича Шереметева привлекал и двор янски х усадеб станут предме ­ вере во всесилие своей красоты .
внимание большого количества посе­ том и темой живописного интерьер ­ Раннее искусство Кипренского
тителей академической выставки ного жанра в творчестве венециа ­ имеет тонус молодости и солидарно­

1824 года, в частности и тем , что новской школы. Кипренский уловил сти с юными моделями. А теперь -
здесь видели одного из самых бога ­ новые веяния и тенденции. Но в этом охлажденная проницательность, рас­

тых людей России , к том у же еще первом портрете , открывающем пе ­ пространяющаяся и на очарование

и показанного на фоне комнат собст­ риод , именуемый «поздний Кипрен ­ юности. Это - обретение возраста,
венного дома так , как будто он встре­ ский», мы можем видеть уже эле ­ умудренного опытом и разочаровани­

чает зрителей, как гостей. Действи ­ менты рассудочности, мастерства на ями. Но возраста самого поколения ,
тельно , традиционный тип парадного грани ремесленной ловкости. прощавшегося в конце 1 820-х годов
позирования в окружении принци­ Нечто подобное - в рисунках то ­ с волнениями и идеалами своей мо­
пиально условных драпировок, ат ­ го же времени. Например , в графи­ лодости и всту п ав ш его в осень и зи­

рибутов богатства, знатности и при­ ческом Портрете графа Сергея Пе­ му последекабристского, николаев ­
вилегированности Кипренский тровича Бутурлина (1824). Уже ского времени.

соединил с изображением реально ­ знакомое нам виртуозное рисование: В Портрете князя Никиты Пе ­
го интерьера реально существующе­ ни одного неточного или лишнего тровича Трубецкого ( 1826), как и в
го дворца. Пра вда, надо признать , штриха , все изумительно красиво, названных выше, мы не найдем того
что в этом соединении герой порт ­ элегантно и при этом просто. Каждая воодушевления, которым преиспол-

рета оказывается как -то странно прядь волос заботливо уложена , мун ­
похож на марионетку - вещь, пред- дир сидит как влитой . И какая вы­
правка, манера держаться! Как тон­
>"•....\..К•
'..1 rъ1...,. ко усвоена этим, в сущности, юнцом
111-; :~
маска холодного высокомерия и не­

доступности!
Юная Анет Оленина ( 1828) ду ­
мает , что она может не пустить се­

бе в душу, она пишет о себе в днев ­


нике словами поэта: «... в мятежном

пламени страстей как страшно ты


перегорела!», наивно применяя стро -

Портрет графа Сергея Петровича


Бутурлина. 1824. Рису нок
Гос ударственная Третьяковская галерея ,
Москва
Портрет Анны Алексеевны
Олениной. 1828. Рисуно к
Государствен на я Третьяковская галерея ,
Москва

34
Петербург. 1823-1828

Портрет графа Дмитрия Николаевича Шереметева. 1824. Госуда рственны й Исто р ический музей , Москва

35
Орест Кипренский

нены ранние портреты. Достаточно грозила каторга , а может быть, цветочками, забором из жердей
сравнить их, например , с портретом и смерть, безмятежность этого юно ­ и еле видимыми на фоне « селяна ­
Е вгр афа Давыдова . Даже мастерская ши выглядит почти безнравствен ­ ми» за косьбой. П оза Ш ишмарева
передача фактуры серебряного ши­ ной ». Н аглухо застегнутый, закован­ повторяет позу Давыдова. Этот по­
тья на мундире и вообще предмет­ ный в латы, этот молодой человек втор воспринимается как значимое

ности - все как бы «оледенело». П ор­ принадлежит уже николаевской « фа­ самоцитирование. П ортрет Ш ишма­
трет писался в год следствия и суда садн ой империи». Внутри творчест ­ рева наряду с портретом Давыдова ,
над декабристами. Изображенный ва Кипренского появление таких мо ­ «окликаеr» также и портрет Уваро ­
здесь князь Никита П етрович при ­ делей и есть его ответ на вопрос, ва, и Голицына, и Т рубецкого, то
ходился младшим сводным братом отразилось ли в его искусстве изме ­ есть все те , где сюжет изображения
Сергею П етровичу Т рубецко му, не ­ нение общественного климата после образует сама ситуация картинно ­
состоявшемуся «диктатору» восста­ восстания декабристов и воцарения го позирования. Р ядом с портретом
ния 14 декабря 1825 года. Оди н из ис­ Н иколая 1. Именно Кипренский при ­ Трубецкого Ш ишмарев - подчерк ­
сл едо ва теле й по этому поводу учил нас, так сказать , слышать бие ­ нуто, даже вызывающе, демонстра ­

замечает, что « В дни, когда тому ние сердца, дыхание людей алексан­ тивно штатский, сельский , домашне­
дровской эпохи, ощущать их идиллический.

Портрет Карла Ивановича открытость миру - и вдруг нам пред­

Альбрехта. 1827 лагают общаться с этакими «рыца­


Государстве нн ый Русский музей ,
Санкт- Петербург рями беспечального образа».
Портрет Афанасия Федоровича А рядом - Афанасий Ш ишмарев Портрет князя Никиты Петровича ~
Шишмарева. 1826 Трубецкого. 1826
позирует на фоне деревенского пей­
Госуда рс тв е нн ая Т р ет ь я ковская галерея , Государственная Третьяко в ская галерея,
Моск в а зажа, довольно скупо обозначенного Москва

36
Петербург . 1823-1828

37
Портрет Пушкина

эткой музы (лира в ее руках - атри­ Стоит отметить, что «веселый»


в
ызванный из Михайловского, из
ссылки в сентябре 1826 года, бут Эрато, музы лирической поэзии) . Пушкин 1820-х годов, хотя и ссыль­
Пушкин явился перед Николаем 1 Эти черты классицистической нормы ный, но увенчанный славой и попу­
в Москве, был «прощен» и получил соединены с таким внешне сугубо ро­ лярностью, отличается от Пушкина
разрешение проживать в столицах. мантическим предметом , как ткань 1830-х, подвергаемого злорадным уп­
В первые месяцы 1827 года в Моск­ накидки - шотландская клетка во­ рекам в потере читательского инте­

ве его портрет написал Василий шла в моду в связи с увлечением ро­ реса, уже вступившего в тот кру_г,

Тропинин. В конце мая он приехал манами Вальтера Скотта . Но она не­ где разыгралась трагедия его гибе­
в Петербург, где не был семь лет, обходима здесь и для оживления ли. Этот поздний Пушкин , естест­
а первого сентября в Академии худо­ цветовой монохромности, и для выяв­ венно, - за пределами даты, обозна­
жеств открылась выставка, на кото­ ления, по контрасту, изгиба упругой, ченной на портрете Кипренского.
рой можно было видеть портрет Пуш­ словно оковывающей силуэт линии. Однако трудно отделаться от чувст­
ки на работы Кипренского. Его Кроме того, пестрая игра цвета требо­ ва, что здесь перед нами - весь Пуш­
заказал для себя Антон Дельвиг, бли­ валась, чтобы уравновесить светле­ кин: образ этого портрета вполне
жайший лицейский друг Пушкина. ющую на черном кисть руки, восхи­ адекватен тому представлению о зре­

Тропинину замечательно удалось тительно написанную, прямо лом и позднем Пушкине, каким оно
передать не столько «поэтический отсылающую к пушкинской строке возникает из воспоминаний совре­
пыл», не то, как «мысли в голове вол­ о «красе ногтей». менников, да и, собственно, из са­
нуются в отваге», сколько предше­ Тщательность письма как бы пре­ мого творчества поэта. Смесь сосре­
ствующее «лирическое забытье»: достерегает нас от небрежности рас­ доточенной строгости с чуть
И забываю мир - и в сл адкой тишине сеянного внимания, призывая к чут­ заметным налетом тревожности не

Я сл адко усыплен моим воображеньем . кой пристальности, с которой мы, просто придает образу портрета пси­
Кипренский «изобразил Пушкина повторяя взгляд художника, долж­ хологическую глубину, но и допуска­
каким-то денди , а не поэтом», - заме­ ны всмотреться в черты Пушкина . ет возможность странного времен ­

тил Тарас Шевченко в своей повести Автору этих строк довелось , во вре­ ного сдвига при восприятии

Художник . Хотя это суждение не сов­ мя подготовки выставки Кипренско­ портрета, когда становится возмож­

сем справедливо, здесь уловлен, так го, изучать живописную фактуру ным отождествление запечатленно­

сказать, петербургский тон в облике портрета, разглядывая ее в микро­ го в потоке времени облика поэта
и повадке Пушкина на портрете Ки­ скоп . Тонкослойная живопись с ма­ с вневременным понятием «Пуш­
пренского - это не домашний, а свет­ стерски точными касаниями кисти кин». Уже одно то, что создание
ский облик поэта. Все построено, как особенно сильное впечатление про­ Кипренского оказалось способным
обычно у Кипренского, на тончайших изводит тем , как выписаны глаза. выдержать натиск ревнивого любо­
нюансах: по видимости простой ком­ Художник уловил неповторимый пытства потомков, есть удостоверен­

позиционный прием - как бы «пус­ цвет глаз, светлых (современники ное временем свидетельство мудро­

тынное» пространство вокруг уподоб­ говорили даже о голубых глазах го мастерства, одновременно

ленного скульптурному бюсту объема Пушкина) , но могущих быть и хо­ с высокой человеческой отзывчиво­
с замыкающим контуром - создает лодного, и золотистого теплого от­ стью и полнотой художественной от­
атмосферу одиночества вместе с ощу­ тенка. Схвачен и эффект ярких бел­ ветственности, каковой, судя по все­
щением воинственной собранности , ков, заставляющих не столько му, сам себя облек Кипренский ,
сосредоточенности . Скульптурным видеть, сколько ощущать смуглоту создавая этот портрет.

ассоциациям способствует темный лица . Свидетельства о безусловном Пушкину портрет очень нравил­
бронзово-оливковый колорит и мягкое сходстве портрета вполне авторитет­ ся. Вослед написанию портрета по­
золотистое мерцание фона, оттеняю­ ны. Отец поэта признавал, что «луч­ эт сочинил стихотворное послание

щее словно прочеканенный силуэт; ший портрет сына моего суть тот, Кипренскому . Хотя и потрясенный
не говоря уже о рифмовке со стату- который написан Кипренским» . «ужасным известием» о смерти

38
Портрет Пушк и на

Дельвига (январь 183 1), он через портрет обитал в его доме , з ате м Портрет Александра Сергеевича
Пушкина. 1827
П летнева приобрел портрет в семье, пока вн у к поэта не пер еда л
Государственная Третьяковская галерея ,
у вдовы Дельвига на деньги из гоно­ его в 19 16 го ду в Т ретьяковск у ю Москва

рара за Б ориса Годунова . С тех пор галерею.

39
Автопортреты

в
1911 году была организована вы­
ставка «Ки пренский в частных
собраниях» и издан ее иллюстриро­
ванный каталог . Тогдашним иссле­
дователям представлялось , что твор­

ческое « Я » и его чрезвычайный


и полномочный представитель в ис ­
кусстве - автопортрет есть центр ро­

мантической вселенной. Легко ве­


рилось, что у Кипренского чуть ли
не пятнадцать автопортретов . Атри­
буции подавляющего большинства
из них впоследствии не подтверди­

лись. Сегодня мы располагаем двумя


безусловными живописными авто­
портретами Кипренско го. Место
каждого из них в общей панораме
его творчества знаменательно и сим­

волично .

Современники художника оста­


вили нам свидетельство о его Авто­
портрете , который они видели на
выставке в Эрмитаже 1823 года и на
выставке в Академии художеств 1824
года среди произведений , выполнен­
ных Кипренским за границей. Напи­
санный в Риме в 1820 году, этот ав­
топортрет был отослан Кипр енским
из Петерб урга во Флоренцию и в
1825 году был помещен в галерею ав­
топортретов музея У ффици. Кипрен­
ский был первым из русских худож­
ников , чей автопортрет был включен
в знаменитую коллекцию автопорт­ же ли цо , тем более , что взят одина­ Автопортрет. 1820
Галерея Уффици , Флоренция
ретов европейских мастеров. В Тре­ ковый поворот анфас . Приятель Ки­
тьяковской галерее экспонируется пренского скульптор Самуил Га ль­ что они близки по КОМПОЗИЦИИ , что
приобретенны й еще Павлом Тр етья ­ берг рассказывал , что Орест почти одинаково обыгрывается в них
ковым Автопортрет , написанный Адамович «был среднего росту , до­ эффект белого воротника, оттеняю­
в 1828, последнем году пребывания вольно строен и пригож, но еще бо­ щего цвет в лице , что в обоих живо ­
Кипренского в России . Он изобразил лее он любил far si bello <прихораши­ пись сплавленными мазками уподоб ­
себя с кистью в руке, одетым в поло­ ваться>: рядился , завивался, даже лена зеркальной поверхности , - все
сатый восточный халат, или архалук , румянился , учился петь и играть на это при з ывает обращать внимание
как его называли в те годы . гитаре и пел прескверно». на оттенки, нюансы , тонкости интер­

Сличая эти изображения , любой Автопортреты Кипренского спо­ п рет аци и однотипной изобрази­
человек скажет , что это одно и то собны сообщить много больше. То , тельной схемы. В уффицианском

40
Автопортреты

авто п ортрете поражает ясность, с ко­

торой формулируется его идея,


«с южеТ». Художник завороженно
глядится в зеркало, каким оказыва­

ется его искусство, ремесло , способ­


ное вызвать к жизни целый мир -
ми р, которым встретила его Италия
в творениях ее прославленных мас­

теров. Он видит себя в их свете, он


причастен этому цеху избранных.
Если по жанру - это портрет, то по
сюжету - это картина о том, как че­

ловек несет свой, дар, тала нт , свое


призвание. П оэтому - овал, еще раз
напоминающий о зеркале, почти мо­
нохромная гамма и изгнание развле­

кающего многоцветия; и эта засты ­

лость в лучах льющегося сверху

света, вызывающая ассоциаци и об


уподоблении полному сосуду. И, на­
конец, жест: указующий перст в со­
четании с оттенком удивления в ли­

це образует вечный возглас


самоидентификации , самопозна­
ния - «ЭТО я?!»
Именно в Италии , в Ри ме , в плот­
но окутавшей его атмосфере искус­
ства, куда Кипренс кий приехал не
робким учеником, а опытным и при­
знанным мастером, мог зародиться

подобный зам ысел, и, верный своей


стезе портретиста , он естественно

нашел подходящим для его воплоще­

ния автопортрет. П ортрет воплоща­


ет образцово-романтическое понима­
ние художника как избранного можно сказать, преуспевает. Он изо­ Автопортрет. 1828
Государственная Третьяковская галерея ,
носителя творческой энергии. С бы­ бразил себя за работой; может быть ,
Москва
товой точки зрения его поза может именно таким - щеголеватым , в сво­

быть названа манерной и выделан­ ей модной артистически-рабочей взгляда. Здесь же мы замечаем крае- ·
ной, а взгляд слишком напряженным , одежде, он представал перед теми, новатые и как бы слезящиеся гла­
чуть ли не иссту п лен ны м . Встрепе­ кто позировал ему; он вглядывается за , усталые, с напряженным , чуть

нувшееся чуткое внимание - лейтмо­ в противостоящ ую ему «натуру » ... беспокойным вопрошающим взгля­
тив всех ранних портретных образов Если и был справедлив упрек одно­ дом. В складке губ остановилась ка­
Кипренского , тогда как ответное по­ го современника в его адрес , что он кая -то заученно любезная полуулыб ­
нимающе- внимательное наблюдение злоупотребляет красными краска­ ка, кажущаяся жалкой. Это уже не
этого состояния образует сюжет его ми в поздних портретах, то вряд ли то упоенное самосозерцание, какое

уффицианского Автопортрета. этот упрек уместен здесь, когда мы мы видим на уффицианском портре­
П о прошествии восьми лет на по­ обнаруживаем красноту век. Ки ­ те, а исповедь утомленного, втайне
роге новой встречи со своей люби­ пренский очень редко пользовался от самого себя опасающегося при­
мой Италией, конечно, не ведая, что мелкими белильными бликами в пе ­ тупления зоркости труженика . П о ­
навсегда покидае т родину, Кипрен­ редаче влажности глаз, используя добные черты беспокойства и тре ­
ский написал новый автопортрет. этот прием в изображении глаз по ­ воги не проступали с такой
Он здесь дома, он неустанно трудит­ жилых людей. Обычно же он пред­ психологической определенностью
ся и, судя по количеству заказов , почитал мягкую бархатистость в прежних его портретах.

41
Последняя глава

и
так , летом 1828 года Кипрен­ генев , В асилий Жуковский, П етр ветстви и с уже проявившимися штам­

ский снова уе хал , а точнее , вер ­ В язе м ский. пами романтизма, Ворожею при све­
нул ся в И талию. Он жил в Н еапо ­ П оследний восьм илетний отрезок че (1 830) и С ивиллу Тибуртинскую
ле, Р име, посетил Ф л оренцию. биографии Кипренского мож н о в це ­ (1 830) , с мотивам и гадания , про р оче ­
В ремя от времени показыва л на вы­ л ом представить как постепенное твор­ ства . Изображение света о гня - све­
ставках новые картины , присовок у п ­ ческое угасание . Художник п родол ­ чи , лампады, лу ны - э т о как раз то ,

л яя к ним свои старые работы . Он жал работать, создавать произведения ,


вс т ре ч ался с путешествующими рус­ в которых он по - своему отзывался на
Портрет графини Марии Александровны
скими , которые отмечали эти встре­ новые вея н ия , неведомые искусству Потоцкой , сестры ее графини Софьи
Александровны Шуваловой с мандолиной
чи в своих дневниках и письма х. Это 1 800-1 8 10-х годов , поры его молодо­
в руках и эфиопянки. 1834-1836
Сергей Соболевский , Александр Тур- сти и расцвета . Он сочинил, в соот- Киевск и й музе й р усско го искусства

42
Последняя rлава

где человеческое сообщество показа­


но буквально «на переп утье», застиг­
нутым «боем исторических часов».
Летом 1836 года в русской коло­
нии пронесся слух, что Кипренский
собирается уезжать, и Иванов трога­
тельно хлопотал о прощальном обе­
де. Он знал о бедственном материаль­
ном положении Кипренского
и возмущался тем, что русская пуб­
лика до сих пор предпочитает иност­

ранны х портретистов. Обед не состо­


ялся. «Знаменит ый Кипренский
скончался. Стыд и срам, что заброси­
ли этого художника. Он первый вы­
нес имя русское в известность в Евро­
пе, а русские его во всю жизнь считали

за сумасшедшего , старались искать

в его поступках только одну безнрав­


ственность , прибавляя к ней , кому что
хотелось. Кипренский не был никог­
да ничем отличен (здесь Иванов име­
ет в виду официальные отличия типа
награждения орденом и т. п. - О .А. ) ,
ничем никогда не жалован от двора,

и все это потому только, что он был


слишком благороден и горд, чтобы ис­
кать этого». Конечно , в тоне этих слов
чего избегал классицизм, но предпо­ Неаполитанская девочка с плодами . 1831 есть нечто от надгробной речи (о мерт­
Государственный художественный музей
читали романтики. В 1830-е годы это вых - только хоро шее), но все преды­
Молдовы , Кишинев
стало частым мотивом, особенно по­ дущие высказывания Иванова свиде­
сле брюлловского Последнего дня лов, Федор Бр уни, Александр Иванов. тельств уют, что он так именно

Помпеи с его вулканным огнем, мол­ Они уже при жизни Кипренского и думал. Выходит , Иванов видел бла­
ниями и т. п. приступили к созданию исторической городство и гордость, сопрягая досто ­

Кипренский обратился к группо­ картины, к разрешению ставшей, так инства личности с достоинствами ис­

вому портрету, то смешивая его с жа­ сказать, велением времени задачи, от кусства , и его вовсе не смущали те

нровой сценой в Читателях газет которой в свое время «уклонился» Ки­


в Неаполе (1831) , где «физическое» пренский и которая учитывала бы за­
слушание отдает самопародией на воевания романтизма. В том числе
столь тонко разработанный в его ран­ и художественные открытия самого

них портретах мотив чуткого, внут­ Кипренского . Наследником Кипрен­


реннего, душевного прислушивания , ского в этом смысле оказался Алек­
одухотворяющего лица его портретов . сандр Иванов . Мир , где человек ощу­
В Портрете графини Марии Алек­ щает себя «На волнах исторического
сандровны Потоцкой, ее сестры гра­ потока», где испытывается его спо ­

фини Софьи Александровны Шува­ собность слышать ход времени, - это


ловой с мандолиной в руках мир портретов Кипренского; но не уз ­
и эфиопянки он прямо пытался кон­ наем ли мы нечто глубоко и сущест ­
курировать с парадными групповыми венно родственное этому в человече­

портретами Брюллова начала 1830-х ском мире главно й картины Иванова ,


годов.

Во второй половине 1820-х годов


Ворожея со свечой. 1830
на художественное поприще вы­
Государственный Русский музей ,
ходило новое поколение: Карл Брюл- Санкт- Петербург

43
Орест Кипренский

признаки упадка, которые теперь фик­ ляемо и поощряемо было, без преуве­ кина: « Бедная П олина очень слаба
сируем мы. Наверное , на фоне того, личения можно сказать, интеллекту­ и бледна. Отца жалко смотреть. Та к он
что было вокруг, он оставался для Ива­ альным цветом нации. Нарисованный убит. Они все едут за границу. Дай
нова безусловным авторитетом и сво­ графитным карандашом, он не имеет Бог , чтоб климат ей помог». Полина
его рода примером. Иванов вообще той выразительности воздушно -атмо­ Вя земск ая умерла в Риме 11 марта
был весьма благожелателен к своим сферного штриха, которая свойствен­ 1835, на рисунке художник поставил
коллегам, но из старших как художни ­ на черному итальянскому карандашу. дату- 17 марта и написал: «В знак па ­
ка и личность он уважал, по-видимо­ Если в нем и можно заметить сухость мяти». Да, в этом рисунке нет игры, ма­
му, только Кипренского . и протокольность линии, механич­ эстрии, можно сказать, что он прото­

Портр ет Петра Андреевича ность рисования , то восприятие наст­ колен. Но какая точность , и сколько
Вяземского ( 1835) - последний ри ­ роения, состояния модели сохраняет деликатности в том, как художник пря­

сунок, « последний привет», послед­ прежнюю отзывчивость. Только в обо­ чет взгляд, глаза - за стеклами очков.

ний знак от той уже минувшей эпохи , их - в художнике и его давнем знако ­ Ушедший в себя, замороженный, ско ­
когда искусство Кипренского вдохнов- мом - уже угас молодой энтузиазм, ванный горем - не таким ли стоял Вя­
это старые люди, переживающие жиз ­ земский и у гроба Пушкина? Есть что­
ненные драмы, которые неизвестны то символическое в этом последнем
Читатели газет в Неаполе . 1831
Государственная Третьяковская галерея , молодости. Дочь Вя земского была произведении Кипренского-рисоваль­
Москва больна злой чахоткой. В письме Пуш- щика, лето писца своего поколения .

44
Последняя глава

Кипренский гениален, пока он дать « осанку благородства». Но, кро­ Портрет доктора Мазарони. 1829
Государствен н ая Т ретьяковская галерея ,
в Р оссии , где и пока его окружала ме всего прочего , тогда он был молод.
Москва
умственная, интеллектуальная, да « Святая молодость, где жило упова ­ Портрет скульптора Бертеля
Торвальдсена. 1833
и проще, человеческая среда , имев ­ нье», как назвал это состояние Жу­
Государственный Русский музей ,
шая и умевшая с не п одражаемой гра ­ ковский в стихотворении того самого Санкт- П етербург
цией и достоинством нести и саблю- года, когда Кипренский написал его
портрет . Шум ан как-то сказал о Ш у­ врами великих. И все же такой приго ­
берте: « Он всегда был и будет избран­ вор - всего лишь мысли тельная абер­
ником молодости». Н о то же можно рация, следствие влюбленности в юно ­
сказать и о самом Шумане, и о всех во­ го Кипренского. Ибо не столько плох
обще романтиках. Р омантизм не обя­ итальянский Кипренс кий, сколько изу­
зательно « ис ку сство молодых», но мительно хорош молодой Кипренский .
в идее, в историко - художественном Мож но ли вменять худож ник у
«з амыс ле» - это искусство молодос ­ в обязанность быть вечно гениальным
ти. Н аблюдательный современни к от­ юношей? Задумаемся: каков был у не­
мечал, что, уехав в Италию , Кипрен ­ го реальный выбор, за пределами то­
ский якобы был погублен «горды ней го первого пятнадцатилетия нового

мастерства», соревновательности в по­ века, которое, без преувеличения ска­


гоне за х имерической славой «живо ­ зать, было в русском изобразитель­
го классика», заведомо творящего про­ ном искусстве «эпохой Кипренского »?
изведения, достойные на музейной Как на з ванны й выбор был реализован
стене выдерживать соседство с шеде- в искусстве? Если так поставить во­
прос , окажется, что Кипренски й пе­
Портрет князя Петра Андреевича
ребрал все направления , создав в каж­
Вяземского . 1835. Рису н ок
Музей А.С. Пушкина , Са н кт- Петербург дом из них совершенные, сти л ьные

45
Орест К и пренски й

вещи, порой шедевры . В простом пе ­ « симбио з а антизма с романтизмом», определяемый взлетами его мастер­
речислении это: вариант парадного который был постулирован как насущ­ ства. П ристальность , с какой мы вгля­
портрета в интерьере (портрет Шере­ ная художественная з адача в начале дываемся в произведения Кипренско­
метева, 1824); варианты итальянско­ 1 830-х годов ( Портрет А. С . Пушки­ го, воспитана самим же его

го жанра (Молодой садовник, 1817; на) . Н о всякий раз это одно-два про­ искусством, способным одарить т ой
Неаполи танская девочка с пл ода­ изведения. Тогда как его собственная же проникновенной отзывчивостью
ми, 1831); варианты этнографической миссия изначально была открывать неторопливо-внимательного зрителя.

экзотики и « бытового романизма » или воистин у новое, да к тому же еще ин ­

« бидермейера » - портрет А . Ф. Ш иш­ ди видуал ьно-неповторимое , как бы не


марева, 1827; Неаполи танские мал ь­ приспособленное дл я подражания
чики - рыбаки , 1829; Мал ьч и к л ац­ и эпигонства.

царони, 1831 , а также поздние В и зл ожении последних страниц


графические портреты: Портрет не­ творчес к ой биографии Кипренского ,
известной (с крестиком) , Портрет пожалуй , всяки й пишущий об этом
неи з вестно й (с косынкой на шее) худо жнике испытывал сознание не ­

(оба - 1829) ; варианты гр у ппового коего противоречия : мы применяем

портрета (Читатели газет в Неапо ­ к его позднему творчеству высочай ­ Портрет графини Софьи Александровны
ле, 183 1; Портрет М.А . Потоцкой, шие критерии, заданные той высотой , Голенищевой - Кутузовой. 1829. Р исунок
Государстве нн ый Русский музей ,
сестры ее С.А. Шувал овой и эфио­ на которой обретается его искусство Са н кт-Петербур г
пянки , середина 1 830-х годов) , обра­ лучшей п оры. Строго говоря, так Портрет неизвестной (с косынкой
на шее) . 1829. Рисунок
зец «снятия» классико-романтическо­ и должно быть : в искусстве любого
Государственный Русский музей ,
го конфликта или вариант того художн ика формируется свой эталон, Санкт- П етербур г

46
Хроника жизни Ореста Кипренскоrо ~~~~~~~~~~~~~

1782 1 3 марта - родился на мызе Нежинской близ Копорья Ораниенбаумского уезда


Санкт-Петербургской губернии .

1788 Поступил в Воспитательное училище Петербургской Академии художеств .

1797 Переведен в Академию в класс историчес к ой живописи.

1803 Окончил Академию художеств . Оставлен при Академии для усовершенствования .

1804 На выставке в Академии показаны эскизы , рисунки и портреты Кипренского ,

в том числе Портрет Адама Швальбе .

1805 Награжден большой золотой медалью Академии за картину Дмитрий Донской на Куликовом поле .

1809 Пребывание в Москве, где были созданы портреты Е . В . Давыдова,

Ф . В. Ростопчина и ЕЛ . Ростопчиной .

1811 Работа при дворе великой княгини Екатерины Павловны и принца Ольденбургского в Твери ;
карандашные портреты и пейзажные рисунки.

1812 Март - возвращение в Петербург;

сентябрь - получил звание академика .

1813 Лето - в Царском Селе написаны портреты императрицы Елизаветы Алексеевны ,

которая приняла решение послать Кипренского за границу, Н . Муравьева

и, возможно , А. Бакунина и Н . Кочубей .

В течение года работал над графическими портретами по заказам Олениных, Ланских и др .

1814 На выставке в Академии художеств экспонируется ряд портретов ,

в том числе написанные по заказу императрицы Марии Федоровны портреты ее сыновей ,

великих князей Николая и Михаила Павловичей .

В журнале Сын отечества опубликована статья К . Н . Батюшкова Прогулка в Академию художеств,

где отмечены произведения Кипренского, « любимого живописца нашей публики ».

Написаны портреты В . С. Хвостова и Д.Н . Хвостовой .

1815 Карандашные портреты К . Н . Батюшкова и Н. Муравьева .

Посещает дачу АН . Оленина Приютино под Петербургом .

1816 Портреты С.С. Уварова и В . А. Жуковского .

Май - отъезд за границу на средства императрицы Елизаветы Алексеевны .

Три месяца Кипренский провел в Женеве в доме Дювалей , в октябре прибыл в Рим.

1821 Закончил работу над картиной Анакреонова гробница .

1822 Март - участие в Салоне в залах Лувра в Париже .

1823 Август - приезд в Петербург.


1827 Сентябрь - на выставке в Академии художеств показаны 17 произведений Кипренского ,
среди которых портрет А.С.Пушкина .

1828 Лето - отъезд в Италию.


1829-1832 Живет и работает в Неаполе .
1832 Отъезд в Рим.
1836 Июль - женитьба на Анне-Марии Фалькаччи .

13 (24) октября - умер в Риме, похоронен в церкви Сант Андреа делле Фратте в Риме .

47
Содержание
4 Неаполитанский казус. Происхождение.
Академия. Эрмитаж. Первые шедевры
12 1809-1812. Москва, Тверь. Успех
18 Портретный рисунок
22 Война и мир. Воины и люди
в военных мундирах

24 Петербург. Перед отъездом


в Италию (1812-1816)
28 Италия. В кругу «старых мастеров»
32 Париж
34 Петербург. 1823-1828
38 Портрет Пушкина
40 Автопортреты
42 Последняя глава
47 Хроника жизни Ореста Кипренского

Указатель произведений О.А. Кипренского


Автопортрет. 1820 - 40 Портрет музыканта . 1809 - 16
Автопортрет. 1828 - 4 Портрет Н.М . Муравьева. 1813 - 20
Автопортрет. 1828 - 41 Портрет неизвестного
Вид из окна на усадебный двор мызы Нежинской (из семьи Орловых-Давыдовых?) . 1828 - 21
близ Копорья . 1807 - 6 Портрет неизвестной (с косынкой на шее) . 1829 - 46
Ворожея со свечой . 1830 - 42 Портрет А.Н. Оленина. 1813 - 19
Девочка в маковом венке с гво здикой в руке Портрет П . А. Оленина .181 3 - 23
(Мариучча) . 1819 - 28 Портрет А.А. Олениной. 1828 - 34
Дмитрий Донской на Куликовом поле . 1805 - 8-9 Портрет Е.М. Олениной. 1813 - 20
Исцеление Товита. 1800 - 6 Портрет принца Г.П . Ольденбургского. 1811 - 17
Калмычка Баяуста . Около 181 3 - 18 Портрет графини М .А. Потоцкой ,
Мать с ребенком (Портрет госпожи Прейс?) . 1809 - 16 сестры ее графини С . А. Шуваловой с мандолиной в руках
Молодой садовник. 1817 - 29 и эфиопянки. 1834- 1836 - 43
Неаполитанская девочка с плодами. 1831 - 43 Портрет А . С. Пушкина . 1827 - 39
Полулежащий натурщик. 1802 - 6 Портрет графа Ф . В . Ростопчина. 1809 - 13
Портрет Е . С. Авдулиной. 1822 - 33 Портрет графини Е.П. Ростопчиной . 1809 - 12
Портрет К . И . Альбрехта . 1827 - 36 Портрет А.Р. Томилова (в форме ополченца) . 1813 - 22
Портрет А.П . Бакунина. 1813 - 20 Портрет скульптора Б . Торвальдсена. 1833 - 45
Портрет К . Н . Батюшкова. 1815 - 27 Портрет князя Н.П. Трубецкого. 1826 - 37
Портрет графа С.П . Бутурлина. 1824 - 34 Портрет С.С. Уварова . 1816 - 26
Портрет князя П . А. Вяземского . 1835 - 45 Портрет В.С. Хвостова. 1814 - 25
Портрет князя И .А. Гагарина . 1811 - 13 Портрет Д.Н. Хвостовой. 1814 - 24
Портрет графини С.А. Голенищевой-Кутуз овой. 1829 - 46 Портрет Е . И . Чаплица . 1812 - 22
Портрет князя А.М. Голицына. Около 1819 - 30 Портрет А.А. Челищева. 1808 - начало 1809 - 11
Портрет А.В. Давыдова. 1809 - 14 Портрет отца художника А.К. Швальбе . 1804 - 5
Портрет В . Д. Давыдова. 1809 - 14 Портрет графа Д. Н . Шереметева . 1824 - 35
Портрет лейб-гусарского полковника Е . В. Давыдова . 1809 - 15 Портрет А.Ф . Шишмарева . 1826 - 36
Портрет В.А. Жуковского. 1816 - 27 Портрет С.С. Щербатовой. 1819 - 31
Портрет Н . В. Кочубей. 181 3 - 21 Стоящий натурщик (на фоне красной драпировки). 1802 - 7
Портрет доктора Мазарони . 1829 - 45 Читатели газет в Неаполе . 1831 - 44
Портрет великого князя Михаила Павловича . 1819 - 31 Юпитер и Меркурий , посещающие в виде странников
Портрет Н . С. Мосолова. 1811 - 17 Филемона и Бавкиду. 1802 - 1О
Орест
Кипренский

БЕЛый @ гоРОД
МОСКВА , 2000
Электронный вариант книги:

Скан, обработка, формат:

JLen~Its