Вы находитесь на странице: 1из 2

Рождественский лев - Переживания Александры (Саши)

Дрессировщик – победитель международных конкурсов и народный артист в


белой расшитой форме и в белых сапогах легко показывал свое превосходство
перед двумя львами и тремя львицами. Не смотря на всю энергичность
дрессировщика и его палочки, львы устало и сонно, нехотя, выполняли его
указания. С большим облегчением зрители дождались конца представления.
Львы с еще большим удовольствием покинули арену и ни дрессировщик, ни его
ассистенты не смогли заставить их выти на бис. Доезжая до дома на машине,
чтобы сбросить неудовлетворительное впечатление от циркового аттракциона,
папа и Саша стали торговаться на ночную сказку. Девочка уже считала себя
взрослой. Ее интересовали планшеты, смартфоны, и может быть еще другие
девичьи переживания. Но, как раньше, она захотела сказку на ночь. Вот отец
опустил усталое тело в кресло, пока дочка неожиданно быстро выполнила на
О`кей все свои приготовления на ночь. Здесь самое место отметить, что отец
зарабатывал писателем. Его рассказы были недлинными, но волнующими. Засев
у кровати дочки, рядом с кошкой Лушей, отец вполне профессионально
задумался над темой рассказа.

- А ты про льва, папочка. – как продолжение циркового вечера попросила


дочка. – Только не про сонного пожалуйста. Ты про страшного льва.
- Вот и хорошо, – отозвался отец. – Это грустная история.
- И страшная.
- Да конечно. Это грустная и страшная история.

В ленинградском цирке работал один бесстрашный дрессировщик. И хотя у


него был всего на всего один лев, зрители часто закрывали глаза, заметив,
как молодой и злой лев откровенно хотел сожрать своего господаря. Лев,
наверное, бы достиг свою цель, если не пришла война. Цирк уже
эвакуировали, но пока молодой лев упрямился, немцы перекрыли дорогу.
Так дрессировщик и лев остались в осажденном городе. С ними остался еще
цирковой служитель – униформист.

Всем надо было работать. И так в один осенний день в городе появилось
написанное от руки объявление „В цирке возобновляются представления
дрессировщика Аркадьева со львом“. Теперь зрителями были уставшие
солдаты, но лев опять начал добиваться своей целью. Дрессировщик, одет в
солдатскую шинель, гонял по арене разъяренного льва в немецкой каске.
Солдаты восторженно хлопали. Пришла зима и льву стало тяжелее. Тем
более, что город голодал. Кому, кроме дрессировщика, было до голодного
льва? Истощавший лев лежал в холодной клетке с закрытыми глазами. У
него не было сил рычать. Дрессировщик заходил к нему перед дежурством
на крыше и сочувственно печально разговаривал со своим соперником.
Глядя на них униформист однажды сказал:

- Ни он, ни мы протянем долго. Зверя вам жалко, а людей нет.

Дрессировщик посмотрел в глаза униформиста и отчаянно сказал:

- Делайте, что хотите.

После дежурства на крыше дрессировщик устало залез, не раздеваясь, в


постель и попробовал заснуть, хотя голод не давал ему покоя. Тут дверь
распахнулась и в ее рамке показалась фигура униформиста. В своем
обтянутом тонкой кожей скелете, он выглядел как тень.

Он держал в руках кастрюлю, от которой носился тонкий дымок вареного


мяса:

- Все думали, что он вас, а оказалось наоборот. – торжественно обявил


униформист.

Дрессировщик вспрыгнул с койки и закричал:

- Вон! Вон отсюда!

Так или иначе, льва доели другие голодные люди. И в этом есть доля
благородства, которое характерно только царям.

И надо сказать, что все это произошло в канун Нового года.

В следующем году Ленинградскую блокаду разорвут и немцы будут бежать.

Саша лежала тихо. Отцу тоже не хотелось нарушать молчание. Пусть


каждый думает о своем конце сказки.

А за окном стояла яркая луна.