Вы находитесь на странице: 1из 14

Исповедь озабоченного.

Детство
У каждого человека есть желания, которые
он не сообщает другим, и желания, в которых
он не сознается даже себе самому.
Зигмунд Фрейд

У каждого человека есть свои тайны. Приходит время и обстоятельства, которые


располагают к раскрытию этих тайн. Следующий рассказ написан со слов и от
имени случайного попутчика. Написан по памяти, поэтому может быть неточен и
приукрашен. Но суть сохранена. Фотографии подобраны в Интернете для лучшего
понимания рассказа и непосредственного отношения к героям не имеют.
Вот его рассказ.

Мои первые интимные воспоминания связаны с моей мамой,


В детстве я иногда спал с мамой. Вот однажды утром, проснувшись раньше мамы,
я решил забраться под простынь. Было уже светло и под простыней все было видно.
Я увидел ноги мамы, а ее ночнушка задралась до пояса. И между ног, там, где у меня
была пися, я увидел холмик, на котором было много темных волосиков
Я удивился, потрогал рукой. Да, это были волосики, я не ошибся. Но был крайне
удивлен. Мама к тому времени зашевелилась, наверное, проснулась. Но мне ничего
не сказала. Я спросил: «Ты что, мама, писаешь через эти волосики?» Не помню
сейчас, что она мне ответила. Увиденное врезалось мне в память. С этого времени
меня заинтересовал вопрос, как же писают девочки. Как писают мальчики мне,
естественно, было известно.
Еще большую сумятицу в моей голове произвела картина, невольным свидетелем
которой я стал. Моей бабушке, которую прижало на улице, пришлось пописать стоя.
Я понял, что она без трусов!? Наверное, в те времена это было обычным делом.

Я потом часто встречал изображения волосатой женской промежности. И это мне


всегда напоминало увиденное в детстве. У Густава Курбе есть картина, которая
называется «Происхождение мира». Я бы назвал это «вратами в этот мир», которые
проходят все, кроме Адама, Евы и тех, кто прошел кесарево. Вот уж вид, который
весьма таинственный, завораживающий и символичный.
С тех пор меня стало интересовать женское тело. Хотелось подсмотреть, увидеть
больше. Хотя, я думаю, эти желания присущи большинству мальчиков.
к

Иногда я сразу не мог заснуть. А спали мы все в одной комнате. До меня


доносились странные ритмичные звуки, которые шли от кровати родителей. Что
там происходило? Иногда к этим звукам добавлялись стоны. Особенно, перед тем
как эти звуки прекращались. Теряясь в догадках, я пытался представить себе то, что
там происходило..

Мы жили в общежитии, где жили старшие школьники.. Туалет был общий. На


нашем этаже располагался женский. Ну и я, конечно, в него ходил. Там были
кабинки с деревянными перегородками. Конечно, все звуки были слышны. По ним
можно было определить, что же там происходит. А иногда кто-то проделывал
отверстия в стенках, через которые можно было кое-что увидеть, а остальную
картину рисовало воображение. Как поднимались подолы юбок и платьев,
снимались трусики, текла моча. Иногда девки подтирались или подмывались.
Изредка, заскочив в туалет, я заставал девчонок, голых до пояса, которые
обмывали свои растущие грудки. Бывало, они возмущались, но никто мне не
запрещал пользоваться туалетом. Все продолжалось и дальше, когда я учился в
школе до 8 класса.
Однажды,
зайдя в
туалет, я
увидел
группу
девочек,

толпящихся у открытого окна и смотрящих вниз (туалет был на втором этаже).


Посмотрел и я. В подъезде дома напротив стоял мужчина в распахнутом плаще, под
которым он был голый, и показывал девочкам свой большой торчащий член,
который был в состоянии эрекции. Девочки хихикали, но продолжали смотреть.

У некоторых семей, которые тоже жили в этом общежитии, были дети. Была одна
девочка, немного младше меня, а другая – немного старше. И мы, конечно, играли в
разные игры. Однажды старшая из них предложила показать друг другу свои
письки, При этом я должен был сделать это первым. На первом этаже, там, где были
складские помещения, стояли большие ящики. На один из них я лег, и моя
подружка, приспустив мои штаны и трусики, выпустила моего писюна на волю. К
моему и ее удивлению, он, хотя и был небольшим, но вскочил и торчал вертикально.
Она спросила, что это такое, что с ним. Я сказа, что не знаю. Потрогав его и немного
с ним поиграв, она спрятала его обратно. Теперь твоя очередь, сказал я. Но не тут-то
было. Она меня просто обманула и ничего показывать не собиралась. Я был
расстроен, огорчен и обиделся на нее. А мне так хотелось посмотреть.
А вот с меньшей девочкой мы играли в больницу, по очереди были доктором и
делали «уколы». Для этого мы оголяли часть попки и имитировали укол. При этом я
старался прикоснуться к попке, а колготки и трусики старался спустить каждый раз
пониже, пытаясь побольше увидеть, и компенсировать то, чего не удалось увидеть у
старшей. Но так как она обычно лежала на животе, мне не удавалось достичь
желаемого. Изредка я, как доктор, говорил, что надо проверить животик. Она
переворачивалась на спину, я задирал повыше платье, приспускал трусики и
осматривал животик, ощупывая его. Но увидеть полностью заветное место не
удавалось, разве что потрогать пальцем. Вот такое расстройство. Вообще, эта
маленькая была странной девочкой. Она долгое время имела привычку сосать
большой палец. А еще без стеснения, даже на улице, запускала свою руку под платье
в трусики и чесала или теребила свою письку. Иногда на улице за это ей делали
замечание даже незнакомые люди.

С некоторых пор мне стали сниться эротические сны. Снились мне девочки из
моего класса. Во сне я совал свой пальчик им под трусики. Мой член приходил в
состояние эрекции. Меня это пугало. Но еще больше я пугался, когда были
поллюции. Маме приходилось меня успокаивать.

Там, где мы жили, жил один старый больной человек. Он служил привратником.
У него была привычка трогать, щекотать, а может ощупывать проходивших рядом
детей, особенно, девочек. Кстати, пользовался он тоже нашим туалетом. Подозреваю,
что отверстия в перегородках между кабинками туалета, это его работа, а может, я не
прав. Но тогда меня не интересовало, кто их сделал.
Вспоминается, так примерно в классе шестом мне в руки попалось напечатанное
на машинке «Возмездие», приписываемое А.Толстому. Это первое произведение
подобного жанра, которое я прочитал и был просто шокирован. Вот некоторые
отрывки.

«И только тут я понял, что женщина отдалась мне: ее голова и туловище все еще в
бессилии лежали на диване, она закрыла лицо руками и была совершенно неподвижна, и
уже никакая дерзость не могла встретить отпора. Ноги ее беспомощно свесились на
пол, и глаза резала белизна ее кожи, между чулками и шелковой батистовой юбкой. Мое
тело думало за меня. Тяжелая, густая кровь налила все мои члены, стеснило дыхание. Я
чувствовал, как невыносимыми тисками мешает мне затянутый на все пуговицы
военный мундир, и как будто постороннее, независимое от меня тело с силой и
упругостью стальной пружины просится на свободу.
Рука моя уже без дрожи прошла расстояние, отделяющее полосу открытого тела до
места прекрасного и пленительного.
Мои пальцы нащупали сквозь тонкое белье гладкий, как совсем у юной девушки живот,
коснулись нежного, упругого холмика, которым он заканчивается. Я предчувствовал
уже, как через несколько мгновений утону в этом покорном, свежем, как спелое яблоко
теле... Думая, что сбилась слишком длинная рубашка, я резким движением сдернул ее
кверху и сейчас же, ощутив покров ткани, почувствовал шелковистость мягких курчавых
волос. Мои пальцы коснулись покрытой батистом ложбинки, прижались к ней,
скользнули в ее глубину, которая раздавалась с покорной нежностью, как будто я
дотронулся до скрытого, невидимого замка. Ноги тотчас же вздрогнули, согнулись в
коленях и разошлись, сжатые до сих пор
Курчавые завитки необыкновенно приятных шелковистых волос были открыты, мои
пальцы свободно касались таинственного возвышения, я легко скользнул в эту темную
влажную глубину, но увы…. Это была лишь рука… Я
целовал, сосал сосок тонко, остро и исступленно, с жадностью втянув в рот упругую,
похожую на большое яблоко грудь и почувствовал, как груди ее набухают, делаются
полными от томящего ее желания…
"Да не губы…. Неужели вы не понимаете! Поцелуйте меня там, внизу…
Мои руки в судорожном объятии обняли ее чудесные бедра, и я утонул в поцелуе
бесконечном, сладостном, заставившем забыть меня все на свете. Стыда больше не
было. Губы впивали в себя податливое тело и сами тонули в непрерывном лобзании,
томительном и восхитительном. Тело женщины извивалось, как змея и влажный жаркий
тайник приникал при бесчисленных поворотах к губам, как будто живое существо,
редкий цветок, неведомый мне в мои 28 лет.
Он вздрогнул, качнулся, как от слабости, и вдруг поднялся во весь рост…»

Можете представить, какое впечатление произвело чтение этого рассказа на


подростка. Потом таких произведений было огромное количество, особенно после
того, как появился Интернет. Ну да это уже другая тема.
Когда я был под впечатлением новых знаний от чтения, примерно в это же время,
со мной произошел запомнившийся случай. У нас в школе организовывали в
спортзале танцы. Однажды я пошел туда. Людей было мало, мало, кто танцевал.
Одна девочка, из класса на год младшего, была в очень красивом, почти бальном,
платье, и порхала там как бабочка. Я увидел, как одна из девчонок нашего класса
подошла к ней и о чем-то поговорила. После этого эта «бабочка» направилась прямо
ко мне и пригласила меня на танец. Я смутился , будучи в то время очень
стеснительным, и отказался, сказав, что я не танцую. Потом, вспоминая, я много раз
жалел, что так поступил. Что тут поделаешь. В то время никакого опыта подобного
общения у меня не было.
Можно вспомнить невинные забавы с девочками в «ручеек», когда можно
выбрать девочку, которая нравится и этим выразить свои чувства, а также
подержать ее за руку.
Иногда я был свидетелем такой картины. Группка наших уличных ребят
поджидали возвращающихся из школы девочек ( 9-10 кл.) и в нашем проходном
дворе прижимали попавшуюся девочку к стенке, ощупывали ее, в том числе и между
ногами через юбку или под юбкой. Она, бедная, извивалась, пыталась вырваться, а
иногда звать на помощь.. Вот такие были забавы. Сейчас это, особенно, в японском
порно, называется MOLESTED (приставать) или GROPED (ощупывать).
Наблюдение за этим было весьма возбуждающим.
А еще помнится, что когда мы бывали на море, мой взгляд обращался на женщин
в купальниках. Особенно завораживали выпуклые лобки и волосы, которые
выглядывали из-под трусиков купальника.
В детстве, обычно, я лето в деревне в кругу родственников. Как-то одним летом
мой кузен, хотя и немного младше меня, стал проявлять интерес к моему половому
органу. Иногда днем мы с ним отдыхали (спали) в сарае на кровати. И вот вроде бы
во сне он стал добираться до моего писюна. Мне было интересно, что будет дальше, и
поэтому я не реагировал и не препятствовал ему. Добравшись, он взял его в руку и
начал немного дрочить. Мой член проснулся и естественно прореагировал. Честно
говоря, я такого не ожидал. Но ощущения были новыми и, можно сказать,
приятными. Я решил сделать то же самое, чтобы кузен понял, к чему приводят его
действия. Его член был поменьше, но реагировал аналогично. Тогда я начал
дрочить ему более интенсивно. После этого он молча отстранился от меня.
Аналогичные эксперименты повторились еще несколько раз При чем, все это
происходило без слов, объяснений и до оргазма не доходило. В дальнейшем мы
никогда это не повторяли и об этом не вспоминали. Я думаю, что в этом было просто
любопытство и к гомосексуальным склонностям не привело.

На этом мой попутчик свой рассказ закончил. В заключение он сказал, что


источником и причиной своих склонностей к вуайеризму (подсматриванию),
эксаудиризму (подслушиванию) и порнографомании считает свое детство.