Вы находитесь на странице: 1из 433

математическая

логика
и основания
математики

А. А. Марков
Н. М. Нагорный

ТЕОРИЯ
АЛГОРИФМОВ

МОСКВА «НАУКА»
ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ
ФИЗИКО-МАТЕМАТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1984
22.12
cS ЕаЩ
М 26
УДК 517

Марков А. А., Нагорный Н. М. Теория алгорифмов.—ЛК:


Наука. Главная редакция физико-математической литературы, 1984.—
432 с.
В книге на основе понятия нормального алгорифма излагается общая
теория алгорифмов и некоторые ее применения. Значительное внимание
уделяется логическим и, в частности, семантическим аспектам этой
теории.
Для математиков, интересующихся основаниями математики, матема­
тической логикой и теорией алгорифмов.

н. LM, Горышга
Андрей Андреевич Марков
МГУ
Николай Макарович Нагорный
ТЕОРИЯ АЛГОРИФМОВ

Редакторы Б. А. Кушнер, В. В. Донченко


Техн, редактор В. Н. Кондакова
Корректоры О. А. Сигал, И. Д. Кришталь

ИБ № 12125

Сдано в набор 30.03.84. Подписано к печати 30.07.84.


Формат 84Х108»/м. Бумага тип. № 1. Литературная гарнитура.
Высокая печать. Усл. печ. л. 22,79. Уел. кр.-отт. 22,77.
Уч.-изд. л. 24,08. Тираж 7000 экз. Заказ№2864. ЦенаЗ р. 30 к.

Издательство «Наука»
Главная редакция физико-математической литературы
1 17071 Москва В-71, Ленинский проспект. 15

Набрано в Ордена Октябрьской Революции


и ордена Трудового Красного Знамени
Первой Образцовой типографии имени А. А. Жданова
Союэполиграфпрома при Государственном комитете СССР
по делам издательств, полиграфии и книжной торговли.
113054 Москва, Вановая, 28

Отпечатано во 2-й типографии издательства «Наука»


121099 Москва, Шубннскнй пер., 10. Зак. 582

© Издательство «Наука».
1702020000—144 Главная редакция
М 053 (02)—84“ 40 ”84 физико-математической
литературы, 1 9«4
ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие....................................................................................................
Важнейшие обозначения.............................................................................
Глава I
Введение. Основные принципы конструктивной семантики . . . .
§ 1. Конструктивные процессы и конструктивные объекты . .
§ 2. Слова...............................................................................................
§ 3. Языки. Высказывания...............................................................
§ 4. Абстракция потенциальной осуществимости....................
§ 5. Абстракция отождествления......................................................
§ 6. Существование конструктивного объекта.............................
§ 7. Дизъюнкции...................................................................................
§ 8. Проблема построения конструк!ивной математической ло­
гики .................................................................................................
§ 9. Высказывания общности...........................................................
§ 10. Переменные. Предикаты...........................................................
§11. Прямое отрицание. Разрешимые высказывания................
§12. Полуразрешимые высказывания. Усиленное отрицание . .
§ 13. Материальная импликация.......................................................
§ 14. Усиленная импликация..............................................................
§ 15. Дедуктивная импликация........................................................
§ 16. Идея ступенчатой семантической системы . . . . .

Глава II
Семиотика линейно расположенных конструктивных объектов . .
§ 17. Слова (продолжение §2).......................................................
§ 18. Начала и концы слов.........................................................
§ 19. Длина слова. Проекция слова на алфавит....................
§ 20. Умножение слова на натуральное число........................
§21. Теорема о наименьшем числе.............................................
§22. Пары слов................................................................................
§23. Вхождения................................................................................
§ 24. Системы слов..............................................................................
§25. Схемы...........................................................................................
1•
ОГЛАВЛЕНИЕ
4
Глава III
Нормальные алгорифмы: определение и примеры............................ 135
§26. Алгорифмы..................................................................................... 135
§27. Нормальные алгорифмы. Принцип нормализации . . . . 138
§ 28.Присоединяющие алгорифмы................................................... 146
§ 29.Сокращающие алгорифмы........................................................ 149
§ 30.Разветвляющий алгорифм.......................................................... 153
§31. Удваивающий алгорифм........................................................... 157
§ 32.Обращающий алгорифм.............................................................. 166
§ 33.Алгорифмы побуквенного кодирования и двойного проекти­
рования ........................................................................................... 171
§34. Некоторые арифметические алгорифмы............................... 180

Глава IV
Сочетания нормальных алгорифмов........................................................... 187
§35. Распространения алгорифма.................................................... 187
§36. Замыкание алгорифма................................................................. 196
§37. Композиция алгорифмов........................................................... 19
§ 38. Объединение алгорифмов........................................................... 219
§39. Разветвление алгорифмов........................................................... 224
§ 40. Повторение алгорифма............................................................... 230
§41. Перевод алгорифма.................................................................... 254

Глава V
Универсальный алгорифм............................................................................ 280
§42. Формулировка теоремы об универсальном алгорифме . . 280
§ 43. Случай двухбуквенного алфавита........................................... 282
§ 44. Доказательство теоремы об универсальном алгорифме . . 291
§45. Видоизменение теоремы об универсальном алгорифме . . 296

Глава VI
Основные теоремы невозможности алгорифмов..................................... 299
§ 46. Понятие о массовой алгорифмической проблеме................ 299
§47. Самоприменимые и несамоприменимые алгорифмы . . . 302
§48. Проблема распознавания применимости алгорифма к ис­
ходному данному.......................................................................... 308
§49. Теоретико-множественный комментарий к §§ 47 и 48 . . . 312
§50. Конструктивный комментарий к §§ 47 и 48....................... 313
§51. Проблема распознавания аннулирования............................ 315
§52. Сложностной подход к проблеме распознавания примени­
мости ............................................................................................. 317
§ 53. Непополнимый алгорифм.......................................................... 323

Глава VII
Вычислимые вербальные функции......................................................... 330
§ 54. Вычислимые вербальныефункции.......................................... 330
§55. Теорема о неподвижной точке................................................. 335
§ 56. Распознавание инвариантных свойств вычислимых вер­
бальных функций ..................................................................... 338
ОГЛАВЛЕНИИ

Глава VIII
Проблема тождества для полугрупп (проблема Туэ)............................
§ 57. Ассоциативные исчисления.......................................................
§ 58. Построение ассоциативного исчисления с неразрешимой
проблемой эквивалентности.......................................................
§ 59. Проблема эквивалентности пустому слову ........................
§ 60. Метод вычислимых инвариантов..............................................
§61. Проблемы распознавания свойств ассоциативных исчисле­
ний ....................................................................................................

Глава IX
Алгорифмы и математический анализ.....................................................
§ 62. Конструктивные действительные числа и конструктивные
действительные функции...........................................................
§ 63. Пример Шлеккера......................................................................
§ 64. Проблема распознавания равенства действительных чисел
§ 65. Распознавание мажорирования. Арифметические дейст­
вия. Кусочное задание функций...............................................
§ 66. Теорема Коши о нуле знакопеременной непрерывной функ­
ции ....................................................................................................
§ 67. Принцип конструктивного подбора.......................................
§ 68. Теорема Коши о нуле знакопеременной непрерывной функ­
ции (продолжение § 66)...............................................................

Литература........................................................................................................
Именной указатель......................................................................................
Предметный указатель .............................................................................
ПРЕДИСЛОВИЕ
Настоящая книга выходит в свет, когда ее главного автора,
одного из крупнейших математиков нашего времени Андрея
Андреевича Маркова (1903—1979) уже нет в живых. По долгу
памяти мне, его ученику и соавтору, следовало бы предпослать
ей строки, в которых читателю хотя бы вкратце было рассказано
о выдающемся вкладе, который А. А. Марков внес в развитие
теории алгорифмов и в создание конструктивной математики.
Кроме того, я, вероятно, должен был бы рассказать о его обще­
математических взглядах, его творческой манере, о неповто­
римом своеобразии самой его личности.
Однако сделать это нелегко. Тем более — в рамках пре­
дисловия к книге. Нелегко уже хотя бы потому, что невозмож­
но просто и однозначно отнести деятельность А. А. Маркова
к какой-нибудь одной конкретной области науки. Так, будучи
математиком, он в последний, математико-логический период
своей деятельности, длившийся более тридцати лет, создал соб­
ственную концепцию конструктивизма — концепцию, заняв­
шую ныне прочное место в основаниях математики и породив­
шую обширную научную проблематику. Его взгляды, продол­
жившие и развившие на современной основе идеи таких блестя­
щих мыслителей, как Л. Э. Я. Брауэр и Г. Вейль, подняли
на новую ступень дискуссию об эффективности применяемых
в математике средств и позволяют с полным правом охаракте­
ризовать его как глубокого, оригинально мыслящего филосо­
фа и логика.
В математике тоже невозможно связать деятельность
А. А. Маркова с какой-нибудь одной научной дисциплиной.
У него можно встретить почти одновременно опубликованные
работы по аксиоматической теории множеств и по теории пла­
стичности. Занимаясь тончайшими проблемами конструктивной
семантики, он в то же самое время создавал язык для описания
работы вычислительных машин. Он с пристальным вниманием
следил за развитием теоретической кибернетики и внес в этот
раздел науки существенный вклад. Он проявлял также живой
ПРЕДИСЛОВИЕ 7
интерес к работам по математической экономике и по матема­
тической лингвистике, к математической проблематике биоло­
гии. Круг занимавших его вопросов был настолько широк, что
упоминания о его результатах можно встретить даже в учебни­
ках по геофизике *).
Сегодня большой известностью пользуются ставшие уже
классическими работы А. А. Маркова его последнего перио­
да — периода занятий основаниями математики, теорией ал­
горифмов и математической логикой. Но математики старше­
го поколения особенно высоко ценят его работы 1940—1946 гг.
по свободным топологическим группам. Так, П. С. Александ­
ров неоднократно отзывался о них как о лучшем достижении
А. А. Маркова в математике. Еще раньше, в начале 30-х годов,
А. А. Марков опубликовал серию глубоких работ по общей тео­
рии динамических систем. Именно он,— что теперь, к сожале­
нию, знают лишь немногие,— впервые дал независящее от
дифференциальных уравнений общее определение динамиче­
).
ской системы **
А. А. Марков оставил непреходящий след во многих об­
ластях математики. Но первые опубликованные им циклы
работ непосредственно к математике не относились — это были
работы по теоретической физике и по небесной механике ***
).
Кроме того, в ранние студенческие годы, когда А. А. Марков
намеревался стать химиком, им были выполнены и опублико­
ваны работы по химии.
Обладая огромным собственным научным опытом, А. А. Мар­
ков располагал обширными познаниями в самых разнообраз­
ных областях науки. По складу своего ума и по характеру науч­
ной деятельности он был, как об этом говорил в своей прощаль­
ной речи Н. А. Шанин, естествоиспытателем, и его подход
к математике был подходом естествоиспытателя, стремящегося
придать развитию теории такое направление, при котором ее
результаты имели бы возможно более реальный и ощутимый
смысл. В значительной мере этим и объясняется резкое неприя­
тие А. А. Марковым теории множеств в качестве основы для
*) БурсианВ. Р. Теория электромагнитных полей, применяе­
мых в электроразведке. T.I.— 2-е изд.— Л.: Недра, 1972. (См. с. 176, где
излагается рассмотренный А. А. Марковым важнейший частный случай
задачи о точечном электроде в слоистой среде.)
**) См. Ю. В. Линник и Н. А. Шанин [1].
***) По образованиюА. А. Марков—физик. В 1924 г. он окончил физи­
ческое отделение физико-математического факультета Лениградского уни­
верситета, после чего непродолжительное время работал в Государствен­
ном физико-техническом институте. С 1925 по 1928 г. он был аспирантом,
а затем до 1935 г.— научным сотрудником Астрономического института.
ПРЕДИСЛОВИЕ
8
построения математики, его стремление строить математику
конструктивно.
Нелегко в немногих словах объяснить и то, каким образом
при тщательно подчеркиваемой неспешности, обстоятельности,
выглядевшей иногда почти медлительностью, при его манере
все делать самому, не прибегая к посторонней помощи даже в
мелочах, А. А. Маркову удалось оставить такое огромное науч­
ное наследие. Непросто рассказать и об истоках тех эстети­
ческих и стилистических норм, которых А. А. Марков при­
держивался в своих работах и соблюдения которых он требо­
вал и от своих учеников.
Было бы интересно — хотя и непросто — рассказать о не­
обычной манере поведения А. А. Маркова, о его наблюдатель­
ности, тонком остроумии, о его неожиданных, порой парадок­
сальных, но неизменно метких и точных суждениях, которые
часто бывали облечены в острую, незабываемую по своей арти­
стичности форму.
Сын великого русского математика академика Андрея Ан­
дреевича Маркова (1856—1922) А. А. Марков-младший по
своему рождению принадлежал к высшему слою российской
интеллигенции, давшей нашей стране многих замечательных
людей. Лучшие традиции этой среды — вера в высокую мис­
сию культуры, самоотверженная любовь к науке, четкость мо­
ральных принципов, ясная иерархия жизненных ценностей —
нашли отчетливое выражение в характере и даже во внешнем
облике А. А. Маркова, удивительно благородного, стойкого
и в высшем смысле слова демократичного, каким его знали и
любили его ученики и все, кто был к нему в той или иной мере
близок.
Более полный рассказ об А. А. Маркове требует того, что­
бы к нему обратиться отдельно, и потому он должен быть отло­
жен на будущее. Наилучший же доступный мне в настоящее
время способ почтить память моего учителя состоит в том, что­
бы постараться с наибольшей тщательностью довести до конца
начатый им труд.
* * *
Одним из самых существенных факторов, определяющих
значение математики и место ее в современной науке, является
точность и высокая степень универсальности изобразительных
средств, которыми она располагает. Эти средства позволяют
строить уточненные модели самых разнообразных по своей
природе фундаментальных научных понятий, в том числе и
математических. Такие модели, будучи однажды построены,
ПРЕДИСЛОВИЕ 9
затем становятся доступными рассмотрению с помощью точ­
ных средств, и в изучении описываемых ими понятий, как пра­
вило, наступает заметный прогресс.
Разработка такого рода уточненной модели была произве­
дена во второй половине 30-х годов нашего столетия и для од­
ного из важнейших и употребительнейших понятий математи­
ки — а теперь и не только ее одной — понятия «алгорифма» *).
В математическом обиходе под алгорифмом принято пони­
мать «точное предписание, определяющее вычислительный
процесс, ведущий от варьируемых исходных данных к искомо­
му результату» (А. А. М а р ко в [2], с. 3). При этом выраже­
ние «вычислительный процесс» должно, конечно, трактовать­
ся в широком смысле слова, а именно, как дискретный процесс
преобразования знаковых комплексов определенных типов.
В качестве типичного примера алгорифма в литературе
обычно приводят пользующийся всеобщей известностью алго­
рифм Евклида для разыскания наибольшего общего делителя
двух натуральных чисел. Алгорифмами являются также из­
вестные еще из начальной школы правила арифметических
действий над целыми числами, записанными в десятичной сис­
теме. Читатель сам вспомнит другие встречавшиеся в его прак­
тике примеры **).
Используя понятие алгорифма, математика до определен­
ного времени может довольствоваться несколько расплывчатой,
неуточненной формулировкой этого понятия, подобной той,
которая была приведена выше. Во всяком случае, так дело
может обстоять до тех пор, пока речь будет идти о построении
конкретных алгорифмов для решения таких-то и таких-то кон­
кретных задач. Но как только мы, придя к предположению о
возможной неразрешимости какой-либо интересующей нас
алгорифмической проблемы ***), начнем пытаться доказывать,
*) В сходном смысле в математике употребляются также термины
«предписание», «метод», «способ» и т. п. Многие авторы пользуются озна­
чающим то же самое понятие словом «алгоритм».
**) Иногда, впрочем, в литературе к алгорифмам относят (чаще всего
просто по недоразумению) и такие вычислительные рекомендации, которые
прй ближайшем рассмотрении алгорифмами не оказываются. Типичным
примером может служить знаменитый «метод деления отрезка пополам»,
обычно применяемый в доказательстве теоремы Коши о нуле знакоперемен­
ной непрерывной функции. Причины, по которым этот метод алгорифмом
считаться не может, излагаются нами в § 64. Тем не менее он все-таки имеет
некоторое алгорифмическое содержание, которое и выясняется нами в §68.2.
***) Неразрешимыми, как мы теперь знаем, оказались такие знамени­
тые алгорифмические проблемы, как проблема разрешимости для исчисле­
ния предикатов, проблема тождества для полугрупп и для групп, проб­
лема гомеоморфии полиэдров, 10-я проблема Гильберта. Гипотеза о неразре-
10 ПРЕДИСЛОВИЕ

что она действительно имеет место, мы в общем случае сразу же


столкнемся с необходимостью уточнения понятия алгорифма,
его стандартизации. В самом деле, чтобы иметь возможность
доказывать несуществование алгорифма, решающего задачу,
для решения которой алгорифм a priori мог бы существовать * ),
мы должны точно уяснить себе тип объекта, предположение
о существовании которого будет опровергаться.
Попытка осознания этой ситуации, с одной стороны, и ши­
рокие исследования в области оснований математики и матема­
тической логики — с другой, привели к тому, что к середине
30-х годов проблема уточнения общего понятия алгорифма
стала „носиться в воздухе" и в 1936 г. были практически одно­
временно (и независимо друг от друга) опубликованы работы
А. Ч ё р ч а [1], С. К. Кл и ни [1] **
), А. М. Т ь ю р и н г а [1]
и Э. Л. Поста [11, в которых эта проблема была решена.
В техническом отношении полученные решения были различ­
ными: Х-конверсии Чёрча, рекурсивные функции Эрбрана —
Гёделя—Клини и машины Тьюринга *** ) внешне не походили
друг на друга. Но вскоре была установлена взаимная модели­
руемость этих понятий, и А. Чёрчем было высказано и обосно­
вано положение о том, что найденное уточнение является адек­
ватным, т. е. что оно правильно отражает сущность понятия
эффективной вычислимости. Впоследствии это положение было
С. К. Клини названо — в честь его автора — «тезисом Чёр­
).
ча» **** От этого момента и можно отсчитывать возраст тео­
рии алгорифмов как точной математической дисциплины.
Произведенное уточнение дало немедленный эффект: уже
в том же 1936 г. А. Ч ё р ч е м [2] была доказана неразреши­
мость знаменитой Entscheidungsproblem — проблемы разре­
шимости данной конкретной алгорифмической проблемы может возникнуть
в результате систематических неудач при настойчивых попытках найти
решающий ее алгорифм, что в перечисленных случаях и имело место факти­
чески. Однако иногда ее неразрешимость может быть предугадана на осно­
ве общих соображений (см., например, § 64.1).
♦) Тем самым мы подчеркиваем, что речь идет не о задачах типа
«построить алгорифм, который по любым трем точкам на плоскости указы­
вал бы проходящую через них прямую». Неразрешимость такого рода задач,
конечно, может быть установлена и без уточнения понятия алгорифма.
В приведенном примере она вытекает из существования трех точек, не ле­
жащих на одной прямой.
**) Клини основывался при этом на более ранних идеях Ж- Эрбра­
на и К. Гёделя.
*»*) Финитные комбинаторные процессы Поста имеют большое сход­
ство с машинами Тьюринга, хотя и были определены независимо от них.
*♦••) Интересное изложение истории этого вопроса можно найти у
С. К. Клини в [6].
ПРЕДИСЛОВИЕ 11
шимости для классического исчисления предикатов, которую
в то время Д. Гильберт считал главной проблемой математи­
ческой логики.
В 1947 г. А. А. М а р ко вым [5], [6] и Э. Л. П о с т о м
[2] независимо друг от друга была установлена неразрешимость
проблемы Туэ — проблемы тождества для полугрупп. Тем са­
мым был указан первый пример неразрешимой алгорифмиче­
ской проблемы собственно математического (не математико-ло­
гического) характера.
В 1945 г. С. К. К л и н и [3], используя уточненное понятие
алгорифма, дал интерпретацию интуиционистской арифмети­
ки, чем радикально продвинул разработку основ конструк­
тивной семантики. Эта работа Клини внесла существенный
вклад в развитие конструктивной логики. А. А. Марков от­
мечал, что она оказала сильное влияние на эволюцию его взгля­
дов на проблемы обоснования математики ***) ).
С первых же шагов теории алгорифмов (Т ь ю р и н г [11.
[2]) начались исследования, направленные на выяснение степе­
ни эффективности ряда фундаментальных понятий и конструк­
ций математического анализа. С течением времени эти иссле­
дования привели с созданию так называемого «конструктив­
ного математического анализа», который в своем построена
основывается не на отягощенных известными трудностями тра­
диционных концепциях теории множеств, а на значительно бо
лее отчетливой (по крайней мере в принципиальном отношении'
основе — на уточненном понятии алгорифма и на конструктив
ном понимании математических суждений ♦♦).
С тех пор с понятием алгорифма в математике оказалиа
связанными многие замечательные достижения. Наряду с полу
ченными конкретными результатами были выработаны такж<
некоторые важные общие представления. В частности, подтвер
жденная Ю. В. Матиясевичем[2] гипотеза М. Девис;
о совпадении рекурсивно перечислимых множеств с диофанто
выми вскрыла особое положение, которое в математике зани
мают полиномы, то есть, по существу говоря, первоначальны!
арифметические действия — сложение и умножение. Особен
но возросла роль понятия алгорифма в связи с появлениеь
электронных вычислительных машин и развитием вычисли
тельной математики. Сознавая, однако, невозможность сколь

*) Подробный анализ этих взглядов читатель найдет в юбилейно


статье Н. М. Н а г о р н о г о и Н. А. III а н и н а [1].
**) Ряд результатов и характерных для конструктивного анализа пс
становок задач излагается в специальной — девятой — главе нашей книги
12 ПРЕДИСЛОВИЕ

) относящейся к этому понятию


ко-нибудь полного охвата ***)
проблематики, мы решили ограничиться в нашей книге изло­
жением лишь некоторых, наиболее важных фактов общей тео­
рии алгорифмов, сопроводив его рядом приложений этой теории
к конкретным математическим ситуациям. Значительное вни­
мание при этом мы уделяем логическому анализу применяемых
средств.
* * *

В качестве основы изложения в данной книге приняты нор­


мальные алгорифмы Маркова
**
). Они представляют собой уточ­
нение общего понятия алгорифма, найденное А. А. Марковым
в ходе поисков возможно более простого изложения его уже
упоминавшегося решения проблемы Туэ. Математик, знако­
мящийся с опубликованным А. А. Марковым решением и не
вполне осведомленный относительно того, каким образом оно
было получено, часто бывает удивлен сравнительной просто­
той, с которой этот результат достигается. Однако ощущение
это обманчиво. Не следует забывать, что прозрачность и изя­
щество чрезвычайно глубокого по замыслу доказательства тео­
ремы о представлении нормальных алгорифмов ассоциативны­
ми исчислениями *****•*)
), играющей в рассматриваемом круге
вопросов центральную роль, явились следствием блестяще
выбранного определения нормального алгорифма и что дока­
зательство ее первоначального варианта, основанное на исчис­
лении ^--конверсий, было куда более громоздким и сложным.
Как это и естественно было предполагать, нормальные ал­
горифмы оказались эквивалентными рекусивным функциям
(см. В. К. Детловс [11), а потому и другим ранее произве­
денным уточнениям.
В развернутом виде теория нормальных алгорифмов впер­
вые была изложена А. А. Марковым в его теперь уже ставшей
классической монографии [2] ***
♦). Понятие нормального алго­
рифма, обладающее многими достоинствами как принципиаль­
*) Читателю можно рекомендовать обзор В. А. Успен­
ского и А. Л. Семенова [2], являющийся переработанной версией
их же обзора [1].
**) Другие уточнения понятия алгорифма нами не рассматриваются.
Читатель может познакомиться с ними по книгам Д. Гильберта и
П. Бернайса [1], [2], С. К. Клини [5], А. И. Мальцева [1],
Ю. И. Манина [1], Э. Мендельсона [1], Р. П е т е р [1], X. Род­
жер с а [1], В. АЛУ.'с'п ейского [2], [3].
***) В нашей книге это — теорема § 58.1.1.
**•*) Определение нормального алгорифма, примеры и краткий
очерк общей теории были опубликованы ранее в его статье [1].
ПРЕДИСЛОВИЕ 13
ного, так и методического характера, оказалось плодотворным
и удобным. Выдержав испытание временем и доказав свою
жизнеспособность, оно — наряду с понятиями рекурсивной
функции и машины Тьюринга — прочно вошло в научный оби­
ход современной теории алгорифмов. В частности, оно стало
основным рабочим инструментом большой научной школы,
созданной и возглавлявшейся А. А. Марковым.
Вскоре после опубликования монография [21 была пере­
ведена на английский (дважды) и китайский языки. Однако
русское ее издание, вышедшее небольшим тиражом, давно
стало библиографической редкостью, и в практически доступ­
ной читателю научной и учебной литературе на русском языке
теория нормальных алгорифмов в настоящее время имеется
лишь в конспективном изложении, неизбежно не затрагиваю­
щем многих важных обстоятельств. Таким образом, потреб­
ность в новой книге по теории нормальных алгорифмов стала
ощущаться уже давно. Она еще более возросла, когда возник­
ла необходимость отразить некоторые новые появившиеся в
этой теории подходы и результаты. Кроме того, со временем
потребовалось перевести на язык нормальных алгорифмов ряд
классических фактов общей теории, не нашедших в свое время
отражения в монографии 12].
Проект написания книги, которая бы удовлетворяла эту
потребность, обсуждался А. А. Марковым неоднократно,
особенно в период его занятий ступенчатой семантической си­
стемой, которую теперь часто называют «башней Маркова».
Критически анализируя общие проблемы возможного устройст­
ва конструктивной математики, А. А. Марков настойчиво под­
черкивал свою неудовлетворенность тем обстоятельством, что
конструктивная логика, с одной стороны, и конкретные теории
конструктивной математики — с другой, обычно излагаются
раздельно, в известном отрыве друг от друга. Он указывал на
необходимость поиска таких путей изложения, когда теория
алгорифмов, конструктивная логика и продвинутые разделы
конструктивной математики (на первых порах конкретно имел­
ся в виду конструктивный математический анализ) излагались
бы в рамках единой теории, основанной на едином языке и на
единой семантике этого языка. Собственно говоря, башня
Маркова и была задумана как основа такой теории, объединяю­
щая теорию алгорифмов с конструктивной логикой.
Изложению башни, естественно, должно было предшество­
вать изложение соответствующим образом обработанной „об­
*'
щедоступной теории нормальных алгорифмов. Будучи на­
писано, оно затем могло бы быть использовано и для других
ПРЕДИСЛОВИЕ
' 14
■ целей (дальнейший Материал можно было бы выбирать в зави­
симости от собственных склонностей, запланированного объе­
ма книги и т. Д.).
А. А. Марков трижды начинал работу над книгой, но тяже-
j лая болезнь не позволила ему в полной мере осуществить свой
: замысел.
Один из вариантов рукописи был продвинут А. А. Марко-
г вым достаточно далеко. Своим глубоким замыслом и последо-
t вательностью, которой этот замысел реализуется, он произ-
L водит поразительное впечатление. Поражает сложная и вместе
L с тем прозрачная идея башни. Поражает неожиданное стремле-
Г ние А. А. Маркова сблизить — оставаясь в рамках конструк-
} тивной концепции — свою точку зрения со взглядами
£ Л. Э. Я. Брауэра. Поражает блистательно, с подлинным ху-
£ дожественным мастерством выдержанный индуктивный стиль
I изложения (об этом впоследствии мы скажем более подробно).
Г Этот вариант и положен мною в основу книги. Разумеется,
ч он допускал различные продолжения. Конкретные очертания
: книга, к сожалению, приобрела уже тогда, когда А. А. Марко-
> ва не было в живых. Окончательное решение относительно ее
, плана пришлось принять с учетом оставшихся рукописей,
' устных замечаний А. А. Маркова по поводу назначения и стиля
: планировавшейся книги и соображений, высказывавшихся им
i в связи с курсом теории алгорифмов, который я по его инициа-
; тиве и пользуясь его советами более двадцати раз читал в МГУ
1 Н вМФТИ *). я опирался также на ряд опубликованных работ
' ’ ж Маркова, и, разумеется, в первую очередь на его моно­
графию [2], с которой у данной книги много общего в строе­
нии. Название этой монографии я, чтобы подчеркнуть преемст­
венность, решил сохранить и за вновь написанной книгой.
Каждому, кто изучал работы А. А. Маркова, известна их
строгая продуманность и тщательность, с которой он подходил
кнх написанию, и в этом смысле книга, если бы она вышла при
его жизни, во многом оказалась бы иной, чем она предстает
перед читателем теперь. Можно, однако, надеяться, что и в та­
ком ее варианте она тоже не вызвала бы с его стороны слишком
серьезных нареканий.
* * *
Теперь следует сказать о некоторых существенных отли­
чиях данной книги от монографии [2].
Одно из них заключается в том, что в ней уделяется значи-
тельно большее, чем в [2], внимание логическому аспекту из-
*) Материал этих Лекци^ частйЧЦо использован при написании книги.
ПРЕДИСЛОВИЕ 15
ложения. В частности, в книгу введен ряд специальных пара­
графов (§§ 1—16 *), 50, 67), посвященных чисто семантической
стороне вопроса. Особенное внимание уделяется семантике
импликации и отрицания — связок, понимание которых, как
читатель будет иметь возможность убедиться, вызывает дейст­
вительные трудности. Поскольку, однако, семантика в данной
книге играет подчиненную роль, число семантических разъяс­
нений по мере удаления от начала книги (и, значит, по мере
возрастания опытности читателя) мы постепенно сводим „на
нет“, оставляя рутинные детали читателю.
Параграф 67 посвящен рассмотрению чрезвычайно важного
логического принципа конструктивной математики — так на­
зываемого «принципа конструктивного подбора». Принцип этот,
впервые отмеченный и обоснованный А. А. Марковым (см.
например, [7]), специфичен для его конструктивизма. В оценке
допустимости этого принципа между представителями различ­
ных направлений в основаниях математики имеются опреде­
ленные расхождения. Поэтому мы помещаем его в книге
там, где он впервые фактически потребовался (предшеству­
ющее изложение, таким образом, от этого принципа не
зависит).
Отдельные замечания и комментарии (§ 37.5, § 47.2, § 54.1.3°,
§ 56.2.5°, §64.1, §64.5—64.7и др.), по своему характеру отно­
сящиеся к проблемам логики и оснований математики, включе­
ны мною в текст основного материала.
Особо следует сказать о теоретико-множественных коммен­
тариях в тексте книги (§ 49 и далее), которые я ввел в изложе­
ние под личную ответственность, понимая их полезность для
определенной категории читателей. Позиция А. А. Маркова
состояла в последовательном неупотреблении теоретико-мно­
жественных представлений, и, вероятно, он не согласился бы
с введением этих комментариев, чтобы у читателя не возникло
мысли о их существенности. Поступая указанным образом, я
специально подчеркиваю, что эти комментарии носят чисто
эвристический характер, что в основную ткань изложения они
не входят (и могут быть пропущены при чтении) и что никако­
го отступления от принципиальной позиции А. А. Маркова
здесь, таким образом, не происходит.
Еще одной важной особенностью книги является принятый
в ней индуктивный стиль изложения. Внимательный читатель
заметит полное отсутствие в книге многоточий и оборотов типа

*) Параграфы 1 и 4—16 в основном следуют тексту брошюры


А. А. М а р к о в а [4].
16 ПРЕДИСЛОВИЕ

«и т. д.», столь характерных для математической литературы.


С другой стороны, обращает на себя внимание наличие большо­
го количества индуктивных определений и доказательств по
индукции. Такой характер изложения был запланирован
А. А. Марковым с целью подчеркнуть особую роль метода
индукции в элементарной семиотике. Последовательно прово­
дя этот замысел в жизнь, я счел правильным и целесообразным
распространить его и на самые первоначальные понятия семио­
тики —на понятие слова, на отношения графического равенства
и различия, а также на операцию соединения слов. В сочета­
нии с проведенным исследованием соотношения между правым
и левым методами индукции (см. § 17.3) это привело к удобной
и единообразной системе изложения элементарной семиотики,
исключающей ряд методических осложнений, возникающих,
например, при противоположно направленных индукциях
в построении, с одной стороны, и в рассуждении об этом
построении — с другой. Тому, кто сталкивался с необходи­
мостью тщательного изложения теории слов, эти трудности
хорошо известны. Кроме того, при таком подходе становится
особенно естественной семантическая мотивация принципа
индукции.
Роль индукции хорошо также видна в доказательствах пра­
вильности работы ряда приведенных в книге конкретных нор­
мальных алгорифмов (см. §§ 28—34). Эти доказательства про­
ведены с большой степенью детализации. Но считать их чрез­
мерно подробными было бы поверхностным: суть их не только
в том, чтобы убедить читателя (который сам по себе может ока­
заться склонным к торопливости и доверчивости), а еще и в том,
чтобы провести, как теперь говорят, «верификацию» по опре­
деленным правилам — фактически в виде вывода в рамках
некоторого исчисления. При минимальных навыках такие
выводы могут быть получены на основе наших доказательств
без особых усилий.
В монографии [2] из-за наличия переменных индексов и
многоточий ситуация менее прозрачна, но, несомненно, идея
верификации присутствует уже и в ней, так что эта моногра­
фия может, по-видимому, считаться первой в литературе ра­
ботой, где проблема верификации разрабатывается хотя и в
частном случае, но отчетливо и в достаточно подробном виде.
Особенно поучительными с точки зрения проблемы верифи­
кации в нашей книге представляются §§ 31 и 32. Приведенные
в них доказательства правильности работы удваивающего и
обращающего нормальных алгорифмов, стилистически по срав­
нению с монографией [2] более выдержанные, демонстрируют,
ПРЕДИСЛОВИЕ 17
в частности, любопытную специфику применения метода ин­
дукции (см. замечание в конце п. 2 § 31).
Что касается изменений в техническом аппарате общей тео­
рии нормальных алгорифмов, то для данной книги написаны но­
вые доказательства теорем о разветвлении (§ 39) и о повторении
(§40). Теорема о приведении (§ 41.7.1) и ее усиление (§41.8.1)
доказаны для отношения сильной эквивалентности алгориф­
мов, которое в монографии [2] не рассматривалось. Заново,
с учетом достижений Д. А. Остроухова и В. Г. Жарова, напи­
сана глава об универсальном алгорифме. Здесь мне существен­
ную помощь оказал мой ученик Виктор Гаврилович Жаров,
которому я считаю своим приятным долгом выразить мою приз­
нательность. Несколько расширен мною раздел, касающийся
принципа нормализации.
Материал, отвечающий гл. V монографии [2], пополнен
мною §§ 49—50 и 52—56. Внесенные добавления содержат ряд
комментариев и необходимых дополнений к тем основным тео­
ремам о невозможности алгорифмов, которые в свое время были
изложены в гл. V монографии [2].
Гл. IX посвящена рассмотрению ряда вопросов конструк­
тивного анализа, интенсивное развитие которого А. А. Марков
предсказывал еще в период создания монографии [2]. Это пред­
сказание, как мы теперь знаем, впоследствии полностью оправ­
далось. К сожалению, за недостатком места изложение в этой
главе мне пришлось сделать несколько фрагментарным и го­
раздо более беглым, чем в остальных.
По той же причине сжат почти до минимума материал гл. VI
монографии [2]. Я довел изложение лишь до примера ассоциа­
тивного исчисления с неразрешимой проблемой эквивалентно­
сти пустому слову и добавил к нему разработанный А. А. Мар­
ковым метод вычислимых инвариантов. Проблема распозна­
вания инвариантных свойств ассоциативных исчислений из­
ложена в конспективном виде.
К сожалению, в книге не нашел отражения один из самых
замечательных результатов А. А. Маркова, в свое время от­
меченный Академией наук СССР премией им. П. Л. Чебыше­
ва,— доказательство неразрешимости проблемы гомеоморфии
полиэдров. Однако восполнение этого пробела потребовало бы
значительно большего места и времени, чем имелось в моем
распоряжении.
* * *
Задача систематического изложения теории алгорифмов
перед любым берущимся за ее решение
IM. А.М. Горьогв
МГУ
ПРЕДИСЛОВИЕ
18
ных проблем и принципиального, и методического характера.
Не вдаваясь в подробный разбор всей возникающей здесь проб­
лематики, мы все же отметим, что ему придется так или иначе
решить вопрос о том, в каких терминах будут излагаться основ­
ные понятия теории алгорифмов, будет ли при этом вовлекать­
ся в рассмотрение аппарат теории множеств, а также какие он
будет допускать способы умозаключений. После серьезного
анализа традиционных теоретико-множественных основ ма­
тематики, которому они подверглись со времен Л. Э. Я. Брауэ­
ра и Д. Гильберта, и после критики, которой в связи с этим
подвеглась традиционная аристотелевская логика, такого рода
способ подхода к решению упомянутой задачи представляется
отнюдь не праздным. Трудности, связанные с использованием
теоретико-множественных представлений, хорошо известны.
Мы знаем, что, несмотря на всю проделанную специалистами
работу, так называемая „наивная" теория множеств не может
считаться избавленной от угрозы появления дальнейших па­
радоксов. Трудно игнорировать и то обстоятельство, что по­
пытка уточнения этой теории путем ее аксиоматизации также
не может считаться удавшейся из-за отсутствия доказательства
непротиворечивости предложенных систем аксиом. И как бы
ни были неприятны эти факты, главная трудность теории мно­
жеств кроется даже не в них, а в более простом и фундаменталь­
ном обстоятельстве: неясен субстрат самого понятия множе­
ства. Не имея возможности получить четкий ответ на вопрос
о том, что же такое множество, математик вынужден довольст­
воваться тем, что ему это понятие разъясняют на примерах.
Но, разумеется, никто не удовольствовался бы арифметикой,
в которой натуральные числа тоже вводились бы только на
примерах!
Поднятые вопросы приобретают дополнительное значение
в связи с тем, что понятие алгорифма занимает одно из самых
центральных мест в исследованиях по основаниям матема­
тики. Поэтому при выборе средств, с помощью которых стро­
ится теория алгорифмов, естественно проявлять максимальную
сдержанность. Принимая сказанное во внимание, мы еще более
тщательно, чем в монографии [2], следим за тем, чтобы наше из­
ложение не содержало теоретико-множественных вкраплений
и оставалось в рамках конструктивных процессов и конструк­
тивно приемлемых способов рассуждений. Вместе с тем мы так­
же следим и за тем, чтобы у нас не применялись специфически
конструктивные, не приемлемые с теоретико-множественной
точки зрения способы умозаключений, так что в итоге мы оста­
емся работающими „на нейтральной почве".
ПРЕДИСЛОВИЕ 19
Такой подход к построению теории алгорифмов делает ее
не зависящей от традиционной теории множеств, или даже луч­
ше сказать — от традиционного учения о множествах (Mengen-
)).
lehre
* И, может быть, со временем это обстоятельство, а так­
же накапливающийся в процессе реализации такого подхода
опыт будут содействовать перерастанию упомянутого учения
в настоящую теорию множеств (Mengentheorie) с точным, а не
вводимым на примерах определением своего основного поня­
тия. Во всяком случае, уже на данном этапе развития основа­
ний математики возникло понимание того, как может быть точ­
но определено хотя и стандартизованное, но все-таки достаточ­
но гибкое понятие множества: множествами мы можем усло­
виться считать однопараметрические условия, формулируемые
в рамках какого-либо точного языка, имеющего точную семан­
тику **). Если не смотреть на теорию множеств как на некую
самоцель, то, несколько пофантазировав, можно себе предста­
вить, что со временем удастся создать достаточную для потреб­
ностей математики стандартизованную, но зато точную теорию
множеств, как в свое время удалось построить стандартизо­
ванную, но точную теорию алгорифмов. Возможно, что такой
теории множеств удастся сохранить методические достоинства,
присущие этой теории в ее современном состоянии,— они не­
сомненны и их никто и никогда не отрицал.
* ♦ *

Тематически книга распадается на девять глав. Главы со­


стоят из параграфов. Параграфы делятся на пункты, которые
иногда имеют подпункты. Нумерация параграфов в книге
сквозная.
В книге принята система ссылок, аналогичная той, которая
использовалась в монографии [2]. В каждом пункте (подпунк­
те) отдельно нумеруются предложения и отдельно — формулы.
Номера формул выписываются слева от них в круглых скоб­
ках. При номере утверждения повторяется отделяемый точ­
кой номер пункта (подпункта).
Полная ссылка на утверждение состоит из указания па­
раграфа, номера пункта (а также подпункта, если он имеется)

*) Классики теории множеств отчетливее, чем в наше время, понимали,


что развиваемая ими система взглядов не есть простая совокупность опре­
делений, лемм, теорем и т. д., а что она представляет собой определенное
миропонимание, учение. Знаменитая книга Ф. Хаусдорфа, переведенная
на русский язык под названием «Теория множеств», в подлиннике называ­
ется именно «Mengenlehre». Этим же термином пользовался и сам Г. Каитор.
*♦) Об этом см., например, Н. А", Щ а Н И н [1], § 7.
20 ПРЕДИСЛОВИЕ

и номера утверждения, которые отделяются друг от друга точ­


ками, а вся ссылка заключается в прямые скобки. Например,
1§ 18.9.3] означает ссылку на утверждение 3 пункта 9 парагра­
фа 18; при ссылке на утверждение того же параграфа номер па­
раграфа опускается. Аналогично делаются ссылки на пара­
графы, пункты и на формулы, с той лишь разницей, что точка
перед заключенным в скобки номером формулы не ставится
и что при ссылке на формулу того же пункта (подпункта) опу­
скается его номер. Несколько одновременно делаемых ссылок
отделяются друг от друга запятыми и заключаются в общие
прямые скобки.
Литературные источники нумеруются для каждого автора
(или группы авторов) отдельно.

Н. А. Шанин и Б. А. Кушнер внимательно прочли рукопись


книги и сделали большое количество критических замечаний,
в основном мною учтенных и способствовавших устранению
многих недочетов изложения. Я имел с ними продолжительные
беседы, в результате которых у меня устоялось окончательное
мнение по ряду важных для книги вопросов. Я сердечно
благодарю Николая Александровича и Бориса Абрамовича за
их дружескую помощь.
Мне хотелось бы особо подчеркнуть, что фактическое воз­
действие Н. А. Шанина на окончательную редакцию книги
носит гораздо более значительный характер, чем это следует
из сказанного выше. В свое время Н. А. Шанин принимал не­
посредственное участие в формировании многих представлений,
нашедших отражение в книге. Что же касается меня как одно­
го из ее авторов, то, начиная еще с тех пор, когда я был студен­
том, я многое узнал от Николая Александровича и многому у
него научился. В том или ином виде это нашло отражение в
части текста, написанной мною.
Отдельные части рукописи прочли и сделали существенные
замечания В. И. Хомич и И. Д. Заславский. Я дружески бла­
годарю их за это.
Ряд деталей общего плана книги я обсуждал с С. И. Адя-
ном, В. К. Детловсом, А. Г. Драгалиным и Б. А. Кушне­
ром. Всем им я выражаю глубокую признательность за их
советы, которые оказались для меня в высшей степени полез­
ными.
Особого упоминания и благодарности заслуживает деятель­
ная инициатива Сергея Ивановича Адяна, которая немало
ПРЕДИСЛОВИЕ 21

способствовала тому, что книга была дописана до конца и опуб­


ликована.
Работа над книгой совпала для меня с завершением работы
над переводом «Оснований математики» — великого труда
Гильберта и Бернайса. Два эти дела, переплетаясь во времени
и по существу, взаимодействовали между собой и оказали друг
на друга благотворное влияние. В целом это составило боль­
шой период моей жизни. Семье, близким друзьям, коллегам
по работе и всем остальным, кто в это время оказывал мне под­
держку, я выражаю мою горячую и глубокую благодарность.

Н. М. Нагорный
ВАЖНЕЙШИЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ

Л 25 ЗГ:Р“1 119, 139


P3ZQ 29 3l:P}==Q 126, 139
P^Q 29 3I:P!=-Q 128, 139
[Р, QJ 66
5X:PS=Q1 128, 139
7’^S 31 3t:P=>Q 128, 139
(Р —Q) 84 140
ЭЦР)
(P^-Q) 84 191 (P) 129, 139
[РА 88 (Э1.Р) 131, 139
[Рд 86
эГ 197
*
[Р 291
[pv (ЭД о®) 217
69 224
(Э1~®)
[Р- 200
(№15) 230
[Х° 111
(ЭГО®) 244
[УД 111 281
Q
*
7?
P 97 297
я3
S(P.Q.P) 105
%р 334
АСБ 73
%:P_LQ 345
(A U Б) 73
(А\Б) 73 SC:Pj] Q 346
A# 282 PHQ 353
Ai 305 Pj=Q 353
Аг 308 P1=Q 353
51-.PHQ 119, [CB 372
ЗГ:Р|—<2 119, rrn 372
ГЛАВА I

ВВЕДЕНИЕ. ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ


КОНСТРУКТИВНОЙ СЕМАНТИКИ

§ 1. Конструктивные процессы и конструктивные объекты

1. Простым примером конструктивного процесса является


построение ряда вертикальных черточек
ППН
путем писания одной такой черточки, приписывания к ней
справа ее копии — другой черточки, приписывания к полу­
ченным черточкам еще одной черточки, затем еще одной чер­
точки, затем еще одной и еще одной. Результатом этого кон­
структивного процесса является конструктивный объект,
изображенный шестью строками выше. Сам этот конструктив­
ный объект представляет собой материальное тело, состоящее
из бумаги и засохших чернил, а приведенный выше рисунок
есть состоящая из бумаги и засохшей типографской краски
копия этого конструктивного объекта. Она тоже есть конст­
руктивный объект, поскольку изготовление копии можно
считать конструктивным актом.
Ряды вертикальных черточек вроде нашего рисунка,
включая и „пустой" ряд, в состав которого не входит ни одна
черточка (его можно представить себе в виде чистого листа
бумаги), мы будем называть натуральными числами.
Введенные таким образом натуральные числа суть конст­
руктивные объекты.
Натуральное число, представленное нашим рисунком, назы­
вается «шесть» и иногда изображается арабской цифрой «6».
Натуральное число, представленное пустым рядом черточек,
называется «нулем» и изображается цифрой «О».
2. Натуральные числа строятся из одинаковых элементар­
ных знаков — вертикальных черточек. Вместо них можно
аналогичным образом использовать элементарные знаки не­
скольких типов. Конструктивный процесс будет тогда состоять
в написании некоторого элементарного знака, в приписыва­
нии к нему справа другого элементарного знака, затем еще
одного и т. д. до конца процесса. Результирующий конструк­
тивный объект будет в этом случае рядом элементарных зна­
ков. Как и в предыдущем случае, будет удобно включить в
24 ВВЕДЕНИЕ [ГЛ. 1

рассмотрение „пустой" ряд знаков, г. е. ряд, не содержащий в


своем составе ни одного знака.
Элементарные знаки, участвующие в такого рода построе­
ниях, мы будем называть буквами.
Такое определение буквы, конечно, не может претендовать
на точность. Но своеобразие нашей ситуации как раз и будет
заключаться в том, что мы не станем определять это понятие
каким-либо традиционным способом, например «через ближай­
ший род и видовое отличие». Просто всякий раз, начиная то
или иное конкретное рассмотрение, мы будем договариваться
считать такие-то и такие-то знаки элементарными, имея в
виду, что остальные требующиеся нам выражения будут
строиться из них как из составных частей. Соответствующие
соглашения обычно достигаются без труда. Что же касается
вопроса «что такое буква вообще?», то ответа на него, пригод­
ного на все могущие представиться воображению случаи, мы
за ненадобностью не предлагаем.
Ситуация несколько смягчается тем обстоятельством, что
на самом деле можно обойтись использованием всего лишь
двух различных букв, кодируя остальные с их помощью. Впос­
ледствии читатель убедится в этом, ознакомившись с материа­
лом, изложенным в пп. 1—4 § 41. Однако по чисто техническим
соображениям удобства мы бы не хотели заниматься этим с
самого начала.
Для осуществления конкретного конструктивного процесса
может потребоваться заранее не оцениваемое количество
экземпляров одной и той же буквы. Ввиду этого обстоятель­
ства мы уславливаемся считать, что в начале всякого рас­
смотрения у нас будут фиксироваться некоторые „эталоны"
участвующих в нем букв и что с этих эталонов по мере надоб­
ности будут сниматься копии. Снятие копии мы всякий раз
будем считать конструктивным актом.
Обыкновенно в качестве букв используются буквы каких-
нибудь распространенных алфавитов (латинского, греческого,
русского и т. п.), а также знаки научной символики. По-ви­
димому, не встретило бы возражений предложение считать
буквами знаки
|, а, Ь, -к, □, (,), +, #, щ
(здесь запятая отделяет буквы одну от другой и сама буквой не
считается; круглые скобки, напротив, выступают в роли букв).
При выборе букв мы всегда будем следить за тем, чтобы,
рассматривая любые две из них, можно было с уверенностью
констатировать, что они одинаковы или различны. Разумеется,
§11 КОНСТРУКТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ И ОБЪЕКТЫ 25

одинаковость и различие букв тоже условны и тоже зависят


от принятых на этот счет соглашений. Тем не менее в дальней­
шем мы, несколько идеализируя обстоятельства, будем счи­
тать эти условия строго выполненными.
3. Используя буквы, мы, как правило, имеем дело с конеч­
ным (и даже не очень большим) их набором. Этот набор может
быть задан в виде некоторого, специальным образом устроен­
ного списка, который мы будем называть алфавитом. Можно,
например, условиться писать буквы алфавита „в строку,
**
отделяя их друг от друга запятой и заключая всю запись в це­
лом в какие-нибудь специально для этого выделенные скобки —
например, фигурные.
Примером алфавита мог бы служить следующий, уже
рассматривавшийся нами список букв:
{|, а, Ь, *
, □, (,), +, #, щ}.
4. Буквы, входящие в состав какого-либо алфавита, мы
будем называть буквами этого алфавита. Ряды букв данного
алфавита мы будем называть словами в этом алфавите. В част­
ности, пустой ряд букв мы будем называть пустым словом и
будем обозначать его заглавной буквой Л греческого алфавита.
Пустое слово есть слово в любом алфавите.
Мы специально подчеркиваем, что слова в алфавитах, вво­
димые нами как конструктивные объекты, т. е. как результаты
некоторых построений, только так и будут трактоваться в
дальнейшем. Мы не будем позволять себе — считая их слишком
сильными — таких актов воображения, когда процесс построе­
ния всех слов в данном алфавите (принципиально незавершае-
мый!) считается, тем не менее, протекшим „до конца
,
** завершив­
шимся, в результате чего возникает новый объект рассмотре­
ния — множество всех слов в данном алфавите, так что слова в
данном алфавите суть элементы этого множества. Это шло бы
вразрез с нашей основной целью — изложить теорию алгориф­
мов в терминах конструктивных процессов.
5. В обыденной жизни словами данного языка принято на­
зывать „осмысленные
** ряды букв этого языка. В нашем опре­
делении какое-либо требование осмысленности отсутствует.
Так, ряд букв русского алфавита
папагиглемма,
пока не являющийся словом русского языка, является словом
в русском алфавите в смысле нашего определения.
6. Натуральные числа, как мы убедились, могут быть
охарактеризованы как слова в алфавите, единственной бук­
вой которого является вертикальная черточка |. Присоединяя
26 ВВЕДЕНИЕ [ГЛ. I

к этому алфавиту в качестве дальнейших букв горизонтальную


черточку «—» и наклонную черточку «/», мы получаем возмож­
ность естественно строить рациональные числа как слова в
трехбуквенном алфавите
п.-. /}•
Действительно, целые числа могут быть получены путем до­
бавления к натуральным числам слов вида
-N,
где N — натуральное число, отличное от Л, а рациональные —
путем добавления к целым числам слов вида
M/N,
где Л4 — целое число, а N — натуральное, отличное от Л.
Определенные таким образом рациональные числа суть
конструктивные объекты.
7. Как конструктивные объекты могут быть также опре­
делены полиномы с рациональными коэффициентами, матрицы,
элементами которых являются такие полиномы, разного рода
уравнения и системы уравнений, разнообразные таблицы и
схемы.
Большое разнообразие конструктивных объектов и порож­
дающих их конструктивных процессов может вызвать желание
иметь общие определения тех и других. Тем не менее в таких
определениях нет действительной надобности, так как каждая
математическая теория имеет дело не с конструктивными
объектами вообще, а с конструктивными объектами некоторого
определенного вида, например со словами в некотором алфа­
вите. Этот вид во всех случаях, с которыми приходится иметь
дело, может быть точно охарактеризован, равно как и тип
конструктивных процессов, порождающих такие объекты.
Таким же образом будем поступать и мы: говоря о конст­
руктивных объектах, мы будем подразумевать конструктив­
ные объекты определенного точно охарактеризованного типа.
Прилагательное «конструктивный» мы при этом часто будем
опускать.

§ 2. Слова
1. Линейность расположения знаков в конструктивных
объектах, с которыми мы имеем дело в математике, может на­
рушаться. Такие нарушения возникают уже тогда, когда мы
начинаем пользоваться индексами и показателями степени.
S 2] СЛОВА 27
Еще большие отклонения от линейности возникают при записи
матриц в виде таблиц. Тем не менее все такие нарушения обыч­
но удается устранить без всякого изменения существа дела.
Так, например, составленную из слов Р, Q, R, S, Т, U
систему слов
(Р, Q, Р, S, Т, U)
можно условиться записывать в виде слова
aPaQaRaSaTaUa,
а таблицу

О
в виде слова pPaQPPaSfJTat/fi, где аир обозначают какие-
нибудь две различные, ранее не использовавшиеся буквы.
Такое присоединение „новых" букв к алфавиту дает возмож­
ность записывать в строку более сложные фигуры, составлен­
ные из объектов, уже записываемых словами в этом алфавите.
Приемы подобного рода дают возможность переходить к
изображению рассматриваемых объектов словами. Поэтому
мы не сделаем существенного ограничения общности, если ус­
ловимся для дальнейшего считать, что слова в алфавитах яв­
ляются конструктивными объектами общего вида.
2. Учитывая эту особую роль слов, мы остановимся на их
определении несколько более подробно.
Прежде всего, процесс порождения слов представляется
целесообразным организовать так, чтобы случай пустого
слова оказался включенным в общую схему. Для этого мы будем
считать, что первый шаг построения слова всегда состоит в
написанйи пустого слова (не пишется ничего; берется чистый
лист бумаги), затем к нему справа приписывается первая
буква слова (собственно говоря, пишется сама эта буква),
затем к полученному приписывается (справа) очередная
буква и т. д. до конца процесса.
Кроме того, определению слова следует, конечно, придать
„рабочий" характер, который в дальнейшем обеспечивал бы
удобное его использование в разного рода формулировках и
конструкциях.
С учетом сказанного мы сформулируем это определение в
следующем виде, в котором и будем использовать его впредь.
Пусть А — какой-либо алфавит. Словами в алфавите А
мы будем называть конструктивные объекты, получающиеся в
28 ВВЕДЕНИЕ [ГЛ. I

результате развертывания конструктивных процессов, веду­


щихся на основании следующих правил:
а) пустое слово Л мы считаем словом в алфавите А;
б) если конструктивный объект Р уже оказался словом в
алфавите А, то словом в алфавите А мы считаем также и
конструктивный объект где £ — любая буква алфа­
вита А
(здесь означает объект, получающийся в результате при­
писывания к Р справа буквы g; в частности, Л£ означает £),
Слова, получающиеся в результате процессов, заканчи­
вающихся применением правила б), мы называем непустыми.
В дальнейшем мы убедимся, что всякое непустое слово в А
единственным образом представляется в виде Р$, где Р —
слово, а £ — буква.
3. Определения, подобные только что сформулированно­
му, принято называть индуктивными. Как правило, индук­
тивное определение используется для задания какого-либо
типа конструктивных объектов. Обычно оно имеет следую­
щую структуру: одни пункты определения объявляют объек­
тами данного типа такие-то и такие-то конкретные конструк­
тивные объекты (в нашем случае это пункт а)), а в остальных
пунктах говорится о том, как п® уже имеющимся объектам
данного типа строить новые (в нашем случае это пункт б)).
Часто применяется другой, немного отличающийся от дан­
ного, способ описания конструктивных процессов. Мы имеем
в виду способ, в основе которого лежит понятие исчисления.
В современной математике это понятие является одним из
важнейших, и подобно тому, как уточненное понятие алгориф­
ма используется для стандартизации представления о пред­
писании, понятие исчисления, будучи надлежащим образом
уточнено, может быть использовано для стандартизации имею­
щегося у нас неточного, расплывчатого представления о
разрешении. Не вдаваясь в детали этого уточнения, мы отметим
лишь, что обычно конкретное исчисление бывает устроено
следующим образом. Фиксируются некоторые конструктивные
объекты — аксиомы этого исчисления. Указываются правила
вывода, позволяющие по уже полученным объектам строить
некоторые новые. Разрешается, исходя из аксиом и пользуясь
правилами вывода, осуществлять выводы. Выводом в данном
исчислении называется упорядоченный список объектов, каж»
дый член которого либо является одной из аксиом исчисления,
либо получается из какого-либо числа предшествующих членов
по одному из правил вывода. Вывод, имеющий данный объект
в качестве своего последнего члена, называется выводом этого
СЛОВА 29
объекта. Объект считается выводимым в данном исчислении,
если может быть построен его вывод в этом исчислении.
Вывод данного объекта может рассматриваться как ёго
построение. Поскольку любой начальный отрезок вывода
также является выводом, всякий вывод наряду с построением
воего „основного" объекта (заключительного члена вывода)
содержит в себе построения всех использовавшихся в нем
по ходу дела „вспомогательных" объектов.
Иногда возникает потребность в рассмотрении так назы­
ваемых выводов с анализом, т. е. выводов, содержащих допол­
нительные сведения о „происхождении" своих членов. Если
какой-либо член вывода берется в качестве аксиомы исчисле
ния, то в анализе указывается, в качестве какой именно.
В противном случае указывается правило вывода и предшест­
вующие члены, к которым оно применяется. Условившись
писать выводы „в столбик", мы можем записывать выводы с
анализом „в два столбика", приводя против каждого члена
вывода требующиеся пояснения.
В ряде случаев бывает удобно рассматривать выводы с теми
или иными ограничениями. Так, оформляя в виде исчисления
данное нами определение слов, естественно рассматривать
такие выводы, в которых аксиома (пустое слово) встречается
только один раз (и, значит, на первом месте), а все остальные
члены вывода получаются применением правила вывода (пере­
ход от Р к Р%) к непосредственно предшествующим. Выводы,
обладающие этим свойством, как раз и описывают построения,
развертывающиеся согласно нашему первоначальному индук­
тивному определению.
4. Сравнивая между собой слова в каком-либо фиксирован­
ном алфавите А, мы можем встретиться с двумя словами, состав­
ленными из одинаковых букв, одинаковым образом располо­
женных. Но может случиться и так, что одно из сравнивае­
мых слов окажется длиннее другого или что при равной длине
эти слова будут различаться на некоторых местах буквами.
В первом случае мы будем называть слова графически равны­
ми, а во втором — графически различными. С целью уточнения
этих определений мы введем два бинарных отношения между
словами в А — отношение 2а графического равенства слов в А
и отношение ^а графического различия слов в А, считая,
что:
Р.1. Высказывание
А$аА
является истинным.
30 ВВЕДЕНИЕ [гл. i
Р.2. Высказывания
Р1^АЛ, А31аР£,
где Р—слово в А, а £—буква этого алфавита, являются
ложными.
Р.З. Высказывание
Сл.
где Р и Q—слова в А, а £ и г) — буквы этого алфавита,
является истинным, если буквы £ и ц одинаковы и выска­
зывание Pm.aQ истинно, и ложным, если £ и г] различны
или высказывание Р Q ложно.
Р.4. Высказывание

является истинным, если высказывание ложно, и,


наоборот, ложным, если это последнее истинно.
Нетрудно понять, что отношения эти можно было бы
определить и независимо друг от друга, но технически
удобнее сначала определить отношение SA, а затем отно­
шение /£А выразить через него.
В случае, если ясно или безразлично, о каком алфави­
те А идет речь, индекс А у знаков $А и будет опу­
скаться.
Заметим, что в силу п. Р.З вопрос о графическом равен­
стве двух непустых слов сводится к аналогичному вопросу
для слов меньшей длины, так что у нас в наличии имеется
способ, позволяющий для любых двух слов Р и Q в алфа­
вите А выяснить, какое из высказываний v

P^aQ, P£aQ
является истинным.
5. Важную роль в дальнейшем изложении будет играть
операция соединения слов. Ее применение к словам Р и Q в
алфавите А будет состоять в приписывании справа к слову,
графически равному Р, слова, графически равного Q, в резуль­
тате чего получается слово, называемое соединением слов Р
и Q. Соединение слов Р и Q мы временно будем обозначать
символом IP, Q]a. Впоследствии, когда для этой операции
будет установлен сочетательный закон, мы заменим обозначе­
ние [Р, Q]a более простым. Мы дадим сейчас удобное для
использования (и несколько более точное) определение этой
операции, учитывающее индуктивный характер определения
5 21 СЛОВА ,3J
слов. Именно, зафиксировав алфавит А, мы для любых двух
слов Р и Q в А и для любой буквы £ этого алфавита по­
ложим
[Р, Л]А^Р,
[Л [Л
(знак === здесь означает равенство по определению). Из этого
определения операции соединения мы и будем исходить в
дальнейшем.
Первое равенство позволяет найти соединение слова Р и
пустого слова при любом Р. Второе однозначным образом
сводит нахождение соединения слова Р со словом Qg к нахож­
дению соединения слова Р с „предшествующим" Q? словом Q.
Таким образом, соединение Р и Q может быть построено при
любых Р и Q.
Как и выше, условимся в случаях, не вызывающих сомне­
ний, опускать индекс у знака операции.
6. Внимательный читатель уже заметил, что в пп. 4 и 5
мы существенным образом пользуемся некоторой исходной
элементарной операцией — операцией правого присоединения
буквы к слову. В дальнейшем [§ 17.31 роль этой операции будет
проанализирована более подробно.
7. Алфавиты мы определили выше [§ 1.3] как наборы зна­
ков, которые мы соглашаемся считать буквами. Такой набор
удобно изображать словом, составленным из букв алфавита,
взятых в определенном порядке, например в порядке их следо­
вания. В дальнейшем мы часто будем поступать именно таким
образом.
Тем не менее порядок букв в алфавите нас, как правило,
интересовать не будет. Имея это в виду, мы два алфавита,
состоящие из одних и тех же букв, будем называть равносо-
ставленными и все наши рассмотрения, связанные с алфави­
тами, будем проводить с точностью до равносоставленности
фигурирующих в них алфавитов.
8. Мы ввели ряд основных понятий семиотики объектов,
имеющих линейную структуру,— теории слов. Эта теория
рассматривает слова как знаковые комплексы, взятые сами по
себе, безотносительно к тому, что эти комплексы означают
(как правило, в математике знаки что-нибудь да означают).
Сейчас мы прервем изложение теории слов до § 17 и займемся
обсуждением ряда принципиальных вопросов, которым в
дальнейшем предстоит играть чрезвычайно важную
роль.
ВВЕДЕНИЕ [ГЛ. 1 §3] ЯЗЫКИ. ВЫСКАЗЫВАНИЯ 33
32
§ 3. Языки. Высказывания оно неверно (ложно), если то, о чем оно повествует, не имеет
места.
1. Мы передаем друг другу информацию, пользуясь опре­ Семантические соглашения образуют семантику данного
деленным „языком
.
** Язык — это способ передачи информации. языка. Сам этот язык можно рассматривать как состоящий из
Филологи, говоря о языке, большей частью имеют в виду двух частей — синтаксиса и семантики.
язык устный — речь. Мы же в этой книге под языком будем Рассмотренная схема построения искусственного языка не
понимать графический способ передачи информации — пись­ исчерпывает всех случаев. Имеются «повествовательные» ис­
менность. При таком способе информация передается в виде кусственные языки, построенные по более сложным схемам.
набора слов в некотором определенном алфавите — в виде Например, построение грамматической категории конструк­
текста. тивных объектов, называемых высказываниями, может осу­
Таким образом, язык является способом передачи инфор­ ществляться одновременно с построениями некоторых других
мации с помощью конструктивных объектов. категорий объектов. Характерным для всех этих языков
2. Информация на данном языке, передаваемая отправите­ является наличие четкого определения высказывания, незави­
лем адресату, должна быть понята последним, желательно симого от понимания высказываний. Во всех языках этого рода
однозначно. Этому обычно служит членение текста на куски, высказывания оказываются конструктивными объектами.
называемые «высказываниями». 4. Значительно хуже обстоит дело с высказываниями в так
Понятие «высказывания» определяется в каждом языке по- **
называемых „естественных языках. Такой язык может иметь
своему. ,
**
„грамматику пытающуюся навести порядок в речи и письме.
3. Проще всего обстоит дело с этим понятием в некоторых Эта грамматика тоже имеет свой синтаксис и свою семанти­
искусственных языках. В таких языках точно формулируются ку, однако и тот и другая обычно бывают очень запутанными и
правила построения высказываний. Некоторые из этих пра­ неточными. Семантика часто вмешивается в синтаксис, что
вил непосредственно квалифицируют определенные слова как далеко не способствует ясности понятий.
высказывания. Другие правила дают возможность строить Мы вынуждены, тем не менее, пользоваться естественными
новые высказывания из уже построенных. Высказываниями языками, которым нас учат с детства. В частности, в этой книге
считаются те и только те объекты, которые могут быть построе­ мы пользуемся русским языком, лишь несколько расширен­
ны по данным правилам. Правила построения высказываний ным специальными обозначениями и терминами. Мы применя­
образуют синтаксис рассматриваемого искусственного языка. ем и изучаем некоторые высказывания этого языка. Здесь
На основе синтаксиса определяется далее наше понимание термин «высказывание» применяется в не очень точном смысле.
высказываний. Мы ведь хотим, чтобы высказывания что-то Слово «высказывание» — это синоним слова «утверждение».
выражали, чтобы они о чем-то повествовали. (Мы сейчас Высказывание о чём-то повествует. Оно бывает истинным, а
исключаем из рассмотрения высказывания повелительные и бывает и ложным. Впрочем, понятие высказывания рус­
вопросительные. Они не рассматриваются нами как высказы­ ского языка, вероятно, может быть определено посредством
вания.) Это достигается путем определенных соглашений о по­ более или менее точного синтаксиса, после чего посредством
нимании высказываний — путем так называемых семантиче­ более или менее точных семантических соглашений может быть
ских соглашений. определено наше понимание высказываний. Таким образом,
Выяснив с помощью семантических соглашений, о чем по- „естественные
** языки можно, по-видимому, рассматривать
ветствует данное высказывание, мы можем поставить вопрос о как плохие „искусственные
** языки *).
его истинности, вопрос о том, действительно ли имеет место 5. К счастью, для построения теории алгорифмов естест­
то, о чем высказывание повествует. Этот вопрос может решить­ венный язык нам понадобится не в полном его объеме. Доста­
ся по-разному, а может и не решиться вовсе при современном точно будет воспользоваться сравнительно узким, ограничен-
состоянии наших знаний. Высказывание верно (истинно),
если то, о чем оно повествует, действительно имеет место *); *) Кавычки здесь оправданы тем, что „естественные" языки искусствен­
ны: ведь их грамматику тоже кто-то придумал, т. е. создал искусственно.
•) Сказанное, разумеется, требует уточнений. Эти уточнения в разных С другой стороны, многие искусственные специализированные языки воз­
ситуациях могут выглядеть по-разному. никли довольно естественно ради нужд практики.
2 А. А. Марков, Н. М. НагорныП
34 ВВЕДЕНИЕ [ГЛ. 1

ным фрагментом этого языка, имеющим благодаря своей огра­


ниченности относительно четкую логическую структуру, что
в свою очередь позволит нам разработать относительно четкие
принципы понимания высказываний, формулируемых сред­
ствами этого фрагмента. Принципы эти будут разрабатываться
с учетом особой, конструктивной природы рассматриваемых
объектов.
При желании этот фрагмент можно было бы превратить в
искусственный язык с точным синтаксисом и точной семанти­
кой. Фактически такая работа даже была проделана и резуль­
таты ее изложены А. А. Марковым в [18] — [27]. Однако обу­
чение читателя этому языку потребовало бы значительных
усилий, и мы откладываем его на будущее.

§ 4. Абстракция потенциальной осуществимости


1. Осуществляя конструктивные процессы, мы часто натал­
киваемся на препятствия, связанные с нехваткой времени,
места и материала. Эти препятствия обычно удается так или
иначе обойти. Однако наши конструктивные возможности
действительно ограничены, и нет оснований полагать, что
обусловленные их ограниченностью препятствия всегда будут
устранимы. Скорее наоборот, современные физика и космоло­
гия как будто свидетельствуют о принципиальной неустрани­
мое™ таких препятствий.
Тем не менее мы в дальнейшем не будем считаться с этими
препятствиями в наших рассуждениях о конструктивных про­
цессах и конструктивных объектах. Мы будем рассуждать так,
как если бы этих препятствий не существовало, т. е. как если
бы в каждый момент в нашем распоряжении были и простран­
ство, и время, и материал, потребные для осуществления
очередного шага рассматриваемого конструктивного процесса.
Поступая так, мы будем отвлекаться от ограниченности
наших возможностей в пространстве, времени и материале. Это
отвлечение принято называть абстракцией потенциальной
осуществимости.
2. Абстракция потенциальной осуществимости позволяет
нам рассуждать о сколь угодно длинных конструктивных
процессах и сколь угодно больших конструктивных объектах.
Их осуществимость потенциальна: они были бы осуществимы
практически, располагай мы достаточными пространством,
временем и материалом. Привлекая абстракцию потенциаль­
ной осуществимости, мы считаем верным следующее высказы­
вание:
S6] АБСТРАКЦИЯ ОТОЖДЕСТВЛЕНИЯ 35
2.1. Ко всякому слову в данном алфавите может быть при­
писана справа (слева) любая буква этого алфавита, и это дает
другое слово в том же алфавите.
В частности,
2.2. Ко всякому натуральному числу может быть прибав­
лена единица, и это дает другое натуральное число.
3. Применения абстракции потенциальной осуществимо­
сти в дальнейшем большей частью будут неявными. Имея в
виду потенциальную осуществимость процесса или объекта,
мы обычно будем просто говорить, что этот процесс или объект
осуществим, опуская слово «потенциально».
4. Абстракция потенциальной осуществимости, как и вся­
кая абстракция, вносит туда, куда она привлекается, элемент
фантазии. Он неизбежно присутствует во всякой абстрактной
науке, в том числе и в математике. Классическая *) математика
привлекает абстракции, идущие гораздо дальше абстракций
конструктивной математики. В частности, она пользуется аб­
стракцией актуальной бесконечности, т. е. позволяет себе рас­
суждать о „бесконечных множествах" как о законченных некон­
структивных „объектах". Различие между „классиками" и
„конструктивистами" состоит в том, что они привлекают раз­
ные абстракции, т. е. фантазируют по-разному.

§ 5. Абстракция отождествления
1. При рассмотрении двух букв какого-нибудь алфавита мы
констатируем, что они одинаковы или что они различны.
Например, мы видим, что пятая и седьмая буквы слова «кон­
статируем» одинаковы, а первая и последняя буквы этого
слова различны. Одинаковость и различие букв мы определяем
при этом „на глаз".
Для приемлемого алфавита распознавание одинаковости
или различия букв проходит легко. Для этого требуется лишь,
чтобы различия неодинаковых букв значительно превосходили
мелкие различия букв одинаковых.
2. Рассуждая о буквах какого-нибудь алфавита, мы обычно
привлекаем абстракцию отождествления, т. е. позволяем
себе говорить о двух одинаковых буквах как об одной и той
же букве. Например, мы можем сказать, что буква «т» дважды
входит в слово «констатируем», вместо того чтобы сказать, что
в это слово входят две буквы, одинаковые с буквой «т».

*) Так для краткости мы называем математику, основывающуюся в сво­


ем построении на теоретико-множественных представлениях.
2*
36 ВВЕДЕНИЕ [ГЛ. 1

3. Абстракция отождествления применима, разумеется, не


только к буквам какого-нибудь алфавита, но и к конструктив­
ным объектам других видов, лишь бы только можно было
осмысленно говорить о какой-то одинаковости этих объектов и
лишь бы было естественно рассматривать эти объекты с точ­
ностью до одинаковости, т. е. пренебрегая различиями между
одинаковыми объектами. В частности, эта абстракция приме­
нима при рассмотрении слов в данном алфавите, так как
одинаковость слов определяется естественным образом как
их графическое равенство.
Обычно мы будем применять абстракцию отождествления к
буквам и к словам, не оговаривая этого. Наоборот, мы будем
отмечать те случаи, когда эта абстракция не применяется к
буквам или к словам.
4. Применяя в дальнейшем абстракцию отождествления,
мы будем рассматривать ее только как удобный способ выра­
жения, сокращающий формулировки. По этим сокращенным
формулировкам всегда без труда могут быть восстановлены
более длинные формулировки, обходящиеся без абстракции
отождествления.
Привлекая абстракцию отождествления, можно утверж­
дать, что число «шесть» единственно.
5. Построением конструктивного объекта мы называем
всякий конструктивный процесс, результат которого одина­
ков с этим объектом.
Рассматриваемые конструктивные процессы мы всегда
будем считать состоящими из последовательных элементарных
конструктивных актов — шагов процесса. В качестве шага
конструктивного процесса может при этом фигурировать не
только написание нового элементарного знака, но и уничтоже­
ние старого знака (например, путем стирания с доски). Шаг
может также состоять в сравнении каких-нибудь двух ранее
осуществленных элементарных знаков на предмет установления
их одинаковости или различия. Результатом такого шага
может быть осуществление третьего элементарного знака в
зависимости от того, одинаковы или различны два сравни­
ваемых.

§ 6. Существование конструктивного объекта


Результаты, связанные с нашей способностью осуществ­
лять конструктивные процессы, в математике часто формули­
руются в виде теорем существования, утверждающих сущест­
вование объектов, удовлетворяющих таким-то требованиям.
§7] ДИЗЪЮНКЦИИ 37
В конструктивной математике под этим подразумевается, что
построение таких объектов потенциально осуществимо, т, е.
что мы владеем способом их построения.
Это конструктивное понимание теорем существования
расходится с тем, как их понимают в классической математике.
Правда, „классики11 не любят объяснять свое понимание таких
теорем. Однако из того, как они обходятся со словом «сущест­
вует», следует, что их понимание этого слова отлично от кон­
структивного. Они, например, считают возможным утверж­
дать существование конструктивного объекта, удовлетворяю­
щего данному требованию, уже тогда, когда им удается путем
«приведения к нелепости» опровергнуть предположение о
том, что ни один объект не удовлетворяет этому требованию.
Способ построения искомого объекта может при этом и не
быть известен. Таким образом, конструктивное понимание
высказываний о существовании отлично от классического.

§ 7. Дизъюнкции
1. Конструктивная математика отличается от классической
также пониманием дизъюнкций, т. е. высказываний, образуе­
мых из двух высказываний, соединяемых союзом «или», как,
например:
«существует простое число, меньшее двух, или
существует простое число, большее двух».
Высказывания, соединяемые союзом «или» при построении
дизъюнкции, называются первым и соответственно вторым
членами этой дизъюнкции.
В конструктивной математике дизъюнкция понимается как
осуществимость указания ее верного члена, т. е. как потен­
циальная осуществимость конструктивного процесса, дающего
один из членов дизъюнкции, который будет верным. Так, в
приведенном примере второй член дизъюнкции может быть
указан как верный, и потому данная дизъюнкция верна.
2. Описанное только что конструктивное понимание дизъ­
юнкций отлично от их понимания в классической математике.
Правда, „классики" не объясняют свое понимание дизъюнк­
ций. Однако они считают дизъюнкцию верной уже тогда,
когда им удается опровергнуть предположение о том, что ни
один из ее членов не верен. Умения находить верный член
дизъюнкции при этом не требуется.
3. Аналогично двучленным дизъюнкциям могут строиться
и пониматься дизъюнкции трехчленные, четырехчленные и
38 ВВЕДЕНИЕ [ГЛ. 1

т. д. Например, четырехчленная дизъюнкция строится из четы­


рех высказываний, соединяемых тремя союзами «или». Эти
высказывания называются членами дизъюнкции. Такая дизъ­
юнкция тоже понимается как осуществимость указания ее
верного члена.
В случае, когда в нашем распоряжении имеется список
всех конструктивных объектов интересующего нас вида,
причем этот список содержит более одного названия, высказы­
вание о существовании конструктивного объекта, удовлетво­
ряющего данному требованию, оказывается, как нетрудно
видеть, равнозначным многочленной дизъюнкции, каждый член
которой утверждает, что один из объектов списка удовлетво­
ряет выдвинутому требованию, причем все объекты .списка
фигурируют в этом смысле в дизъюнкции.

§ 8. Проблема построения конструктивной


математической логики
1. Из сказанного в §§ 6 и 7 следует, что конструктивная
математика нуждается в особой логике, отличной от логики
классической математики. В самом деле, по крайней мере две
из обычных шести логических связок «и», «или», «если..., то»,
), «при всяком», «существует... такой, что»
«неверно, что» *
понимаются в конструктивной математике иначе, чем в клас­
сической. Другое понимание логических связок, естественно,
требует и другого обращения с ними, других правил действия,
одним словом, другой логики.
2. В идее неединственности логики, разумеется, нет ничего
удивительного. В самом деле, с какой стати все наши рассуж­
дения, о чем бы мы ни рассуждали, должны управляться од­
ними и теми же законами? Для этого нет никаких оснований.
Впервые настойчиво подчеркивать эту идею стал один из
крупнейших математиков нашего века Л. Э. Я. Брауэр, который
в противовес теоретико-множественной концепции Кантора
предложил свой особый подход к построению математики,
названный им «интуиционистским». Брауэр убедительно пока­
зал, что для построения интуиционистской математики требу­
ется особая, интуиционистская логика, отличная от класси­
ческой. Об этом подробно пишет А. Гейтинг в гл. I книги [11.
3. Задачу построения конструктивной математической
логики (т. е. логики конструктивной математики) мы будем
*) Точнее было бы говорить о связке «ие». Однако систематическое
использование этого оборота приводит к неудобочитаемым речевым кон­
струкциям.
$9] ВЫСКАЗЫВАНИЯ ОБЩНОСТИ 39
пытаться решить путем надлежащего истолкования традицион­
ных логических словосочетаний, т. е. высказываний, образуе­
мых с их помощью. Это истолкование должно соответствовать
цели конструктивной математики — изучению конструктивных
процессов и конструктивных объектов.
Этой задачей для связок «или» и «существует... такой, что»
мы уже занимались в §§ 6 и 7. Связка «и» не представляет в
этом отношении никаких трудностей. Самое обычное ее пони­
мание пригодно для конструктивной математики.
Высказывания, образуемые из двух высказываний, соеди­
няемых союзом «и», называются конъюнкциями. Два высказы­
вания, соединяемые союзом «и» при построении конъюнкции,
называются первым и вторым членами этой конъюнкции.
Конъюнкцию мы будем понимать как утверждение об истин­
ности обоих ее членов.
Аналогично трактуются многочленные конъюнкции.
Остается указать приемлемые конструктивные истолкова­
ния для остальных трех связок: «при всяком», «если..., то» и
«неверно, что».

§ 9. Высказывания общности
1. В математике большую роль играют высказывания общ­
ности, т. е. высказывания, начинающиеся словами «всякий»,
«всякая», «для всякого», «каков бы ни был» и т. п. Каким мо­
жет быть их конструктивное понимание?
2. Проблема решается просто, когда имеется список всех
объектов того вида, к которому относится высказывание общ­
ности. В этом случае высказывание о том, что всякий объект
этого вида удовлетворяет данному требованию, можно пони­
мать как многочленную конъюнкцию, каждый член которой
утверждает это об одном объекте списка, причем все объекты
списка фигурируют в этом смысле в конъюнкции.
При этом молчаливо предполагается, что список объектов
рассматриваемого вида содержит более одного названия.
Если же этот список содержит лишь одно название, то, разу­
меется, мы будем понимать наше высказывание общности как
высказывание:
«единственный объект, названный в списке, удовлетворя­
ет данному требованию».
Наконец, желательно условиться определенным образом
понимать высказывания общности об объектах данного вида и
в том случае, когда их список пуст, т. е. когда нет объектов
40 ВВЕДЕНИЕ [ГЛ. I

этого вида. Мы будем тогда понимать наше высказывание


общности как тривиальную истину Л 32 Л (независимо от
того, в чем состоит требование, которому должен удовлетво­
рять объект).
При таком понимании высказываний общности в тех слу­
чаях, когда имеется список объектов рассматриваемого вида,
имеет место следующее. При добавлении к этому виду одного
нового объекта высказывание о том, что всякий объект расши­
ренного вида удовлетворяет поставленному требованию,
оказывается равносильным конъюнкции прежнего высказы­
вания общности (относящегося к первоначальному виду) и
высказывания о том, что добавленный объект удовлетворяет
этому требованию.
3. Все сказанное в п. 2 относилось к случаю, когда имеется
список объектов рассматриваемого вида. Такого списка может,
однако, не быть, и он даже может быть неосуществим из-за
того, что этих объектов „слишком много".
К счастью, имеется иная возможность конструктивного
понимания общих высказываний. Для некоторых объектов
рассматриваемого вида может быть установлено путем над­
лежащих рассуждений, что эти объекты удовлетворяют постав­
ленному требованию. Эти рассуждения могут иметь такой
характер, что будет ясна возможность провести аналогичные
рассуждения для любого другого объекта рассматриваемого
вида. Тогда у нас сложится убеждение в том, что, какой бы
нам ни был предъявлен объект этого вида, мы сумеем доказать
(сделать очевидным путем рассуждений), что этот объект удов­
летворяет предъявленному требованию. Именно эту ситуацию
мы и констатируем, говоря, что всякий объект данного вида
удовлетворяет данному требованию.
Итак, мы пришли к следующему пониманию высказываний
о том, что всякий конструктивный объект данного вида удов­
летворяет данному требованию. Это высказывание констати­
рует нашу способность доказать для любого данного нам объек­
та рассматриваемого вида, что этот объект удовлетворяет
предъявленному требованию.
Источником нашей уверенности в том, что мы сумеем про­
вести требуемое доказательство, каков бы ни был предъяв­
ляемый нам объект, может быть наш ограниченный опыт по
таким доказательствам, если нам в результате этого опыта ста­
нет ясно, как действовать в любом случае. Эту нашу способ­
ность убеждаться в инстинности общих высказываний на
основании ограниченного опыта мы будем в дальнейшем назы­
вать интуицией общности.
§9] ВЫСКАЗЫВАНИЯ ОБЩНОСТИ 41
4. В случае, когда утверждается, что данному требованию
удовлетворяет любое слово в некотором алфавите А, можно
широко пользоваться методом, основанным на особом, индук­
тивном характере определения слов. Он заключается в следую­
щем. Сначала мы показываем, что
1) пустое слово Л удовлетворяет данному требованию.
'Затем показываем, что
2) если какое-нибудь слово Р в А удовлетворяет данному
требованию, то, какова бы ни была буква | алфавита А,
слово Рс также удовлетворяет этому требованию.
Тогда можно утверждать, что всякое слово в А удовлетворяет
поставленному требованию.
В самом деле, прослеживая процесс построения какого-
нибудь слова, мы видим, что на каждом шаге этого процесса
строится некоторое слово, удовлетворяющее поставленному
требованию. В частности, это относится и к последнему шагу,
когда получается интересующее нас слово.
Этот метод мы будем называть методом правой индукции по
построению слова или просто правой индукцией.
5. Правая индукция в случае, когда алфавит А состоит
из одной буквы |, представляет собой обычный арифметический
«метод полной индукции». В этом случае слова в алфавите А
суть натуральные числа, число нуль совпадает с пустым
словом, а сам метод состоит в следующем.
Пусть мы хотим доказать, что всякое натуральное число
удовлетворяет некоторому условию F с натуральной перемен­
ной N. Для этого мы доказываем, что:
1) нуль удовлетворяет F,
2) для всякого N имеет место импликация: если N удов­
летворяет F, то и А| удовлетворяет F.
Тогда всякое натуральное число удовлетворяет F.
В качестве примера на применение этого метода мы докажем
с его помощью высказывание
(1) «каково бы ни было натуральное число N, имеет место
графическое равенство
[|, и».
В самом деле, при N °-N
[|, A]S|**)
гА|
г[Л, л]
г[Л, Л|,
____________ * [Л, |],
*) См. первый абзац п. 5 § 2.
42 ВВЕДЕНИЕ (ГЛ. I

(2) [|, А]$[Л, |].


Пусть теперь N—произвольное натуральное число, и пусть
имеет место равенство
(3) [|. N]^[N, |].
Тогда
[|. 'HWl, АГ]|
*
*[
. Ill [(3)]
Л]||
э:^||
4П IL
(4) е‘ [I, лгцзчлч, ц.
Следовательно, если имеет место равенство (3), то имеет место
и равенство (4). В сочетании с равенством (2) это позволяет
нам заключить об истинности высказывания (1).
В качестве еще одного примера мы установим истинность
высказывания
(5) «каково бы ни было натуральное число N, имеет место
графическое равенство
[I. И, II] г [[I, П |]>.
При этом мы воспользуемся истинностью высказывания (1).
Действительно, при №Л
[I. [Л, |]]S[|, [Л, Л]и
341. Л|]
*[|, |]
ЗЧ[|, Л], I],

(6) ’ [|, [л, |]]г[[|, л], |].


Пусть теперь N—произвольное натуральное число, и пусть
имеет место равенство
(?) [I. [W. ШЗЕЦ1. N], |].
Тогда
[I. И1. Ш*
[|. [ЛГ|, Л]|]
*[|, N||]
*11.
*[ |] [(!)]
*[[П Л]|, |]
^[И1. IL II
*[[1. лг|], |] [(1)],
S 91 ВЫСКАЗЫВАНИЯ ОБЩНОСТИ 43

т. е.
(8) |],
[|, И1, |]]Х[[|, * |].
Снова, принимая во внимание (6) и учитывая, что из (7) выте­
кает (8), мы, пользуясь правой индукцией, заключаем, что
высказывание (5) истинно.
6. Только что изложенный метод правой индукции требу­
ет некоторых пояснений.
Прежде всего, мы должны объяснить, какой смысл мы вкла­
дываем в термин «требование, предъявляемое к слову». Остав­
ляя детальное обсуждение этого вопроса на будущее, мы в сле­
дующем параграфе дадим разъяснения, достаточные для
первоначального понимания.
Кроме того, как мы убедимся в дальнейшем в § 13, специаль­
ного анализа требует пункт 2) нашего метода, трактующий об
индукционном шаге. В каком смысле должен пониматься фи­
гурирующий в этом пункте словооборот «если ..., то» (импли­
кация)? Не должен ли он в разных ситуациях пониматься по-
разному? Откладывая обсуждение данной проблемы до §§ 13 —
15, мы отметим, что в обосновании нашего метода было исполь­
зовано следующее свойство импликации:
6.1. Возможность, исходя из истинности двух высказываний
А
и
«если А, то В»,
заключить об истинности высказывания
В
(так называемое «правило modus ponens»).
7. Метод полной индукции мы будем применять и в других,
часто употребляемых в математике формах. Например, чтобы
показать, что всякое натуральное число N удовлетворяет
условию F, мы иногда будем доказывать, что при произволь­
ном натуральном N верна следующая импликация:
«если все числа, меньшие N, удовлетворяют F, то N
также удовлетворяет F».
Доказав эту импликацию, мы будем вправе считать доказан­
ным и интересующее нас утверждение,'что всякое натуральное
М удовлетворяет F.
Обоснование этой формы метода полной индукции обычное.
Здесь нам потребуется свойство импликации, заключающееся
в том, что
44 ВВЕДЕНИЕ [ГЛ. I

7.1. Всякая импликация с ложной посылкой является истин­


ной.
Проводя конкретные доказательства по индукции, мы для
начала, как правило, будем указывать, в каком именно смысле
в данном рассуждении употребляется импликация. Однако по
мере того, как у читателя будет накапливаться опыт, мы все
более и более будем перекладывать эту работу на него, не ого­
варивая этого особо. ...
8. У нас нет достаточных оснований считать метод индукции
исчерпывающим. Отметим., однако, что с его помощью удается
установить практически все интересующие нас высказывания
общности, встречающиеся в элементарной теории слов.

§ 10. Переменные. Предикаты


1, Рассмотрению двух оставшихся логических связок «не­
верно, что» и «если..., то» целесообразно предпослать несколько
слов о «переменных» и «предикатах».
Как известно, в математике удобно пользоваться буквен­
ными обозначениями. Мы также будем их применять.
Некоторые, выделяемые в тексте буквы будут обозначать
произвольные конструктивные объекты определенного вида;
какого именно — это должно быть ясно из контекста. При этом
обычно такая буква на всем протяжении некоторого текста
будет сохранять свою индивидуальность в том смысле, что во
всех ее появлениях она будет обозначать один и тот же объект
(тогда как различные такие буквы могут обозначать как один и
тот же объект, так и различные объекты). Так используемые
буквы мы называем свободными переменными. Применение
свободных переменных является некоторым расширением обы­
денного языка.
Когда свободная переменная будет употребляться для обоз­
начения произвольного объекта данного вида, сами объекты
этого вида будут называться допустимыми значениями этой
свободной переменной.
В частности, допустимыми значениями свободной перемен­
ной могут быть высказывания какого-нибудь фиксированного
языка. Такие свободные переменные мы будем называть
пропозициональными.
Допустимыми значениями свободной переменной могут
быть слова в данном алфавите А. Такие свободные переменнее
мы будем называть вербальными переменными в алфавите А..
Вербальные переменные в алфавите | мы будем называть
натуральными.
§ 10] ПЕРЕМЕННЫЕ. ПРЕДИКАТЫ 45
Допустимыми значениями свободной переменной могут быть
буквы данного алфавита. Такие свободные переменные будут
называться литеральными.
В дальнейшем, как правило, заглавные латинские буквы Л,
В, С будут фигурировать в качестве пропозициональных
свободных переменных; заглавные латинские буквы М, N —
в качестве натуральных свободных переменных; заглавные
латинские буквы Р, Q, R — в качестве вербальных свобод­
ных переменных; строчные греческие буквы £, г), £ — в каче­
стве литеральных свободных переменных.
2. Применение свободных переменных порождает такие
тексты, как
(1) «N нечетно»,
(2) ),
«А4 совершенно»
*
(3) «А4 меньше, чем jV».
Заменив в них натуральные свободные переменные их
допустимыми значениями — натуральными числами,— Ьолу-
чим, в частности, высказывания
(4) «| 11 нечетно»,
(5) «111111 совершенно»,
(6) «| 11111 меньше, чем 111».
Тексты, дающие высказывания в результате замены сво­
бодных переменных их допустимыми значениями, называются
предикатами.
Тексты (1), (2) и (3) могут служить примерами предикатов.
В зависимости от того, сколько различных свободных пере­
менных входит в предикат, различают предикаты одноместные,
двуместные, трехместные и т. д.
Предикаты (1) и (2) одноместны, а предикат (3) двуместен.
Предикаты, все переменные которых суть вербальные и
литеральные переменные в алфавите А, мы будем называть вер­
бальными предикатами в алфавите А.
Имея одноместный предикат, мы можем заменить в нем
все (одинаковые) свободные переменные их одинаковыми
допустимыми значениями, что даст высказывание.
*) Читатель, вероятно, помнит, что совершенным называется натураль­
ное число, равное сумме своих делителей, отличных от него самого. Напри­
мер, число 6 совершенно, так как делителями его являются числа 1, 2, 3
и 6, причем 6= 1+2+3. К настоящему времени найдено 24 совершенных
числа. Все они оказались четными. Десятичная запись большего из них
содержит свыше 12 тысяч знаков. Существуют ли нечетные совершенные
числа, в настоящее время неизвестно.
46 ВВЕДЕНИЕ [ГЛ. I

Например, взяв одноместный предикат (2) и заменив в нем


натуральную переменную натуральными числами |, ||, ||| и
т. д., мы получим высказывания
«| совершенно»,
«| | совершенно»,
«||| совершенно»...
Некоторые из них оказываются верными, как, например,
высказывание
*111111 совершенно».
Таким образом, данный одноместный предикат выделяет
среди натуральных чисел некоторые натуральные числа и
может быть рассматриваем как требование, предъявляемое к
натуральному числу. Числа, удовлетворяющие этому требо­
ванию, в данном случае — совершенные числа.
Ясно, что одноместные предикаты вообще можно рассмат­
ривать как требования, предъявляемые к конструктивному
объекту данного вида.
Аналогичным образом двуместный предикат можно рас­
сматривать как требование, предъявляемое к паре объектов
данных видов; трехместный предикат — как требование,
предъявляемое к тройке объектов данных видов, ит. д.
Свободными предикатными переменными в данном алфавите
мы будем называть свободные переменные, допустимыми
значениями которых являются вербальные предикаты в данном
алфавите. В дальнейшем заглавные латинские буквы F и G,
как правило, будут применяться в качестве свободных преди­
катных переменных.
3. Для формулировки высказываний общности и высказы­
ваний о существовании применяются переменные иного рода—
так называемые связанные переменные. Например, чтобы выра­
зить тот факт, что прибавление единицы к натуральному
числу всегда дает число, отличное от взятого, мы пишем
(1) «каково бы ни было N, N * £ N+1»;
чтобы выразить, что существует совершенное число, мы пишем
(2) «существует N такое, что N совершенно».
Оба эти текста суть высказывания, но они не являются преди­
катами со свободной переменной N. Заменив в этих текстах
букву N каким-нибудь натуральным числом, мы получили бы
не высказывание, а бессмысленный текст такой, как
«каково бы ни было 5, 5=?^5+1»,
«существует 6 такое, что 6 совершенно».
Ill] ПРЯМОЕ ОТРИЦАНИЕ 47
В текстах (1) и (2) буква N называется связанной перемен­
ной.
Связанные переменные появляются в высказываниях общ­
ности и в высказываниях о существовании. Первые могут иметь
вид
(3) «каково бы ни было X, имеет место F»,
где F — вербальный предикат со свободной переменной X;
вторые могут иметь вид
(4) «существует X такое, что F»
с таким же F.
Высказывание (3) утверждает, что всякое допустимое зна­
чение переменной X удовлетворяет предикату F; высказыва­
ние (4) утверждает, что может быть построено допустимое
значение переменной X, удовлетворяющее F.
Переменная X свободна в предикате F, но все ее появления
в высказываниях (3) и (4) связаны.
С применением связанных переменных высказывание
«существует нечетное совершенное число»
может быть формулировано так:
(5) «существует N такое, что N нечетно и N совершенно»;
высказывание же
«всякое натуральное число четно или несовершенно»
может быть формулировано так:
(6) «каково бы ни было N, N четно или N несовершенно».

§ 11. Прямое отрицание. Разрешимые высказывания


1. Изучая нашу способность осуществлять конструктив­
ные процессы, мы формулируем результаты этого изучения в
виде некоторых высказываний, утверждающих, что мы в на­
стоящее время умеем строить такие-то объекты, что мы владеем
гакими-то общими методами и т. п. Естественно спросить, как
могут выглядеть отрицания высказываний этого рода. Ведь эти
отрицания тоже будут что-то говорить о наших конструктив­
ных способностях.
Наивный ответ гласит, что отрицанием высказывания
(1) «в настоящее время мы умеем строить объект, удовлет­
воряющий требованию...»
48 ВВЕДЕНИЕ [ГЛ. I

является высказывание
(2) «в настоящее время мы не умеем строить объект, удов­
летворяющий требованию...»;
что отрицанием высказывания
(3) «в настоящее время мы владеем общим методом для...»
является высказывание
(4) «в настоящее время мы не владеем общим методом для...».
Этот ответ приходится, однако, отвергнуть по той причине, что
высказывания вида (2) и (4) вполне могут оказаться верными
сегодня и ложными завтра. Сегодня мы действительно можем
не уметь решать данную конструктивную задачу, а завтра
научимся. Между тем к математическим истинам уместно
предъявлять требование сохранности: установленная в дан­
ный момент истина должна оставаться таковой завтра, после­
завтра и т. д. Этому требованию удовлетворяют верные вы­
сказывания видов (1) и (3) *), тогда как о верных высказыва­
ниях видов (2) и (4) этого, вообще говоря, нельзя сказать.
Поэтому верные высказывания видов (2) и (4) не всегда можно
считать математическими **).
Мы видим, таким образом, что наивная трактовка отрицания
может вывести нас за пределы математики. Желая оставаться
в этих пределах, мы должны позаботиться о надлежащем
положительном понимании отрицания, т. е. о таком его по­
нимании, при котором отрицание высказывания тоже свиде­
тельствовало бы о какой-то нашей способности. При этом мы,
естественно, будем требовать, чтобы отрицание высказывания
всегда оказывалось несовместимым с ним, т. е. чтобы конъюнк­
ция высказывания со своим отрицанием была ложной.
2. Проблема положительного понимания отрицания в не­
которых случаях решается просто. Например, так обстоит
дело с высказываниями об одинаковости и различии букв
данного алфавита. Отрицать, что £ и ц одинаковы, это зна­
чит утверждать, что ? и т] различны; отрицать, что £ и т]
различны, это значит утверждать, что £ и т] одинаковы. Оба
эти высказывания повествуют о нашей способности осуществить
некоторые конструктивные акты. Требование несовместимости
*) Придирчивый читатель усмотрит здесь излишний оптимизм. Ведь
бывало, что люди разучивались что-то делать. Пусть читатель вообразит
себе, что против такого забвения достигнутого приняты эффективные меры.
**) В § 12.1 читатель найдет некоторую конкретизацию этих рассмот­
рений.
§11] ПРЯМОЕ ОТРИЦАНИЕ 49
высказывания со своим отрицанием здесь, очевидно, соблю­
дено. Кроме того, соблюден закон исключенного третьего, т. е.
верна дизъюнкция, второй член которой есть данное высказы­
вание, а первый — его отрицание. Эта дизъюнкция должна,
разумеется, пониматься конструктивно. Она означает, что мы
в состоянии указать, какое из высказываний — данное либо
его отрицание является истинным. Таким образом, мы в со­
стоянии выяснить, верно ли данное высказывание.
Вообще, в том случае, когда высказывания А и В таковы,
что их конъюнкция ложна, а дизъюнкция истинна, мы будем
говорить, что В есть прямое отрицание А. Мы будем гово­
рить о высказывании А, что оно разрешимо, когда нам уда­
лось подобрать к нему прямое отрицание.
В случае разрешимости высказывания А у нас имеется
способ распознавать, верно ли А. Мы распознаем это при
установлении истинности дизъюнкции
«Л или В»,
где В — прямое отрицание А.
3. Легко доказываются следующие теоремы о разрешимых
высказываниях и их прямых отрицаниях:
3.1. Конъюнкция двух разрешимых высказываний есть раз­
решимое высказывание. Дизъюнкция прямых отрицаний двух
высказываний есть прямое отрицание их конъюнкции.
3.2. Дизъюнкция двух разрешимых высказываний есть раз­
решимое высказывание. Конъюнкция прямых отрицаний двух
разрешимых высказываний есть прямое отрицание их дизъюнк­
ции.
3.3. Прямое отрицание всякого разрешимого высказывания
есть разрешимое высказывание. Всякое разрешимое высказывание
есть прямое отрицание своего прямого отрицания.
4. Хорошим примером разрешимого высказывания явля­
ется высказывание, получаемое из предиката § 10.2 (2) путем
замены натуральной переменной каким-либо натуральным
числом. Прямым отрицанием этого высказывания является
высказывание, получаемое из предиката
(1) «А4 несовершенно»

путем замены натуральной переменной тем же натуральным


числом. Несовместимость этих двух высказываний очевидна,
а их дизъюнкция основана на том, что у нас имеется способ
распознать, является ли данное натуральное число совершен­
ным: для этого надо составить список всех его собственных
50 ВВЕДЕНИЕ (ГЛ. I

делителей (что, очевидно, возможно), взять их сумму и срав­


нить с данным натуральным числом.
Будем говорить об одноместном предикате G со свободной
переменной X, что он есть прямое отрицание одноместного
предиката F с той же переменной, если при замене X любым
допустимым значением этой переменной из F и G возникают
высказывания, являющиеся взаимными прямыми отрицаниями.
Предикат (1) есть прямое отрицание предиката § 10.2 (2).
Предикат
(2) «А4 четно или М несовершенно»
<
есть прямое отрицание предиката
(3) «М нечетно и М совершенно»
13.1J.
Мы будем говорить, что одноместный предикат F разрешим,
если имеется его прямое отрицание.
Предикаты (1) — (3) и § 10.2 (2) разрешимы.
Допустим, что одноместный предикат F со свободной пере­
менной X разрешим и что G есть его прямое отрицание. Тогда
верно высказывание
«при всяком X имеет место F или G».
Оно означает, что мы способны доказать любую дизъюнкцию
«Л или В»,
где А и В получаются соответственно из F и G путем замены
переменной X любым допустимым значением этой перемен­
ной. Но доказательство этой дизъюнкции дает способ распоз­
навать одно из высказываний А и В как верное. При этом в
силу несовместимости А и В высказывание А будет верным
лишь в том случае, когда именно оно будет распознано как
верное. Таким образом, в случае разрешимости предиката F
со свободной переменной X мы владеем общим методом, рас­
познающим для любого допустимого значения свободной пере­
менной X, верен ли результат замены в F переменной X этим
ее допустимым значением.
5. Ясно, что разрешимое высказывание ложно, если нам
удалось построить верное прямое отрицание этого высказы­
вания.
Легко доказываются следующие теоремы:
5.1. Всякое верное высказывание разрешимо. Всякое ложное
высказывание есть его прямое отрицание.

i.-. sill ПРЯМОЕ ОТРИЦАНИЕ 51
. 5.2. Всякое ложное высказывание разрешимо. Всякое
верное высказывание есть его прямое отрицание.
5.3. Всякое разрешимое высказывание верно или ложно.
, 6. Теоремы 5.1—5.3 показывают, что во всяком достаточно
богатом языке разрешимое высказывание имеет очень много
прямых отрицаний. Иногда бывает желательно иметь простой
формальный способ, строящий по любому данному разреши­
мому высказыванию данного языка одно из его прямых от­
рицаний. Во многих случаях такой способ действительно име­
ется.
7. Примерами разрешимых предикатов являются двумест­
ные предикаты одинаковости букв данного алфавита и графи­
ческого равенства слов в данном алфавите. Применяя знак ЗЕ
для выражения графического равенства слов (и, в частности,
букв), мы можем записать эти предикаты в виде
1
*
5
и
P3EQ,
где допустимыми значениями литеральных переменных £ и т]
являются буквы данного алфавита, а допустимыми значениями
вербальных переменных Р и Q являются слова в нем.
Их прямыми отрицаниями являются двуместные предикаты
графического различия букв и слов. С применением знака
различия они записываются в виде

и
P^Q.
Для предикатов графического равенства и различия имеют
место законы исключенного третьего:
7.1. Каковы бы ни были буквы | и т] алфавита А, верна
дизъюнкция
«|ЗЕт| или
7.2. Каковы бы ни были слова Р и Q в алфавите А, верна
дизъюнкция
«РЗЕ Q или Р^. Q».
Верны также следующие высказывания.
7.3. Каковы бы ни были буквы | и т) алфавита А, ложна
конъюнкция
«^11] и ^Т]».
52 ВВЕДЕНИЕ [ГЛ. I

7.4. Каковы бы ни были слова Р и Q в алфавите А,


ложна конъюнкция
«.PrQ и Pt£Q».
Высказывания 7.1—7.4 выражают тот факт, что преди­
каты и являются прямыми отрицаниями друг
друга, равно как и предикаты РS Q и P^FQ.

§ 12. Полуразрешимые высказывания. Усиленное


отрицание
1. Рассмотрим теперь высказывание о существовании слова
в данном алфавите, удовлетворяющего данному требованию,
выраженному разрешимым- предикатом, т. е. высказывание
вида
(1) «существует X такое, что А»,
где X — свободная вербальная переменная, a F — разреши­
мый одноместный предикат с этой переменной.
Высказывания этого вида мы будем называть полуразреши­
мыми.
Примером полуразрешимого высказывания является вы­
сказывание § 10.3(5):
(2) «существует N такое, что N нечетно и совершенно» *
).
Если бы в нашем распоряжении было его прямое отрицание,
то мы имели бы способ, с помощью которого можно было вы­
яснить, верно ли это высказывание. Однако такого способа у
нас нет. В настоящее время мы не только не знаем, существует
ли нечетное совершенное число, но даже не знаем, каким обра­
зом мы могли бы это узнать. Это означает, что в настоящее
время мы не умеем строить прямое отрицание этого высказы­
вания и, значит, не можем утверждать, что оно существует.
Какой же смысл можно придать отрицанию рассматривае­
мого высказывания (2)?
Вспомним, какой смысл имеет само это высказывание.
Оно означает, что мы в настоящее время владеем способом
построения нечетного и совершенного натурального числа.
Казалось бы, что отрицание этого высказывания должно по­
ниматься как высказывание
(3) «в настоящее время мы не владеем способом построе­
ния нечетного и совершенного натурального числа».
*) Вопрос об истинности этого высказывания представляет собой одну
из самых древних математических проблем.
S 12] УСИЛЕННОЕ ОТРИЦАНИЕ 53
Так понимаемое отрицание нашего высказывания (2) верно в
момент, когда пишутся эти строки: в настоящее время (1984 г.)
мы действительно не умеем строить нечетное и совершенное
натуральное число. Однако у нас нет гарантии того, что через
некоторое время, например к 2084 г., не будет найден способ
построения такого числа, и тогда высказывание (3) перестанет
быть верным. Таким образом,- предлагаемое понимание отрица­
ния высказывания (2) заставило бы нас заниматься высказы­
ваниями, верными в данный момент, но. не гарантированными
от последующего опровержения. Такого рода высказывания
едва ли следует относить к математике. Оставаясь же в обла­
сти математики, мы вынуждены отвергнуть понимание отри­
цания высказывания (2) как высказывания (3).
Заметим теперь, что высказывание (3) было бы гарантиро­
вано от опровержения, если бы было доказано высказывание
§ Ю.З (6):
(4) «каково бы. ни было N, N четно или несовершенно»,

В самом деле, тогда при подстановке любого натурального


числа вместо свободной натуральной переменной в предикат
§11.4 (2) получилось бы верное высказывание, и так как этот
предикат есть прямое отрицание предиката § 11.4 (3), то при
подстановке любого натурального числа вместо свободной
переменной в предикат § 11.4 (3) получилось бы ложное вы­
сказывание. В этом случае мы никогда не имели бы способа
построения нечетного и соверщенного натурального числа.
Эго наводит на мысль считать отрицанием высказывания
(2) высказывание (4), гарантирующее истинность высказыва­
ния (3) „на веки вечные" и само оказывающееся истинным на
веки вечные, коль скоро его истинность будет установлена.
Именно так мы и предлагаем понимать отрицание высказы­
вания (2).
Рассмотрения, аналогичные только что проведенным, оче­
видно, могут быть проведены для любого полуразрешимого
высказывания. Они наводят нас на мысль рассматривать в ка­
честве отрицания полуразрешимого высказывания (1) выска­
зывание
(5) «при всяком X имеет место G»,
где G—прямое отрицание F.
Мы будем называть высказывание (5) усиленным- отрица­
нием высказывания (1). В частности, высказывание^) есть
усиленное отрицание высказывания (2).
54 ВВЕДЕНИЕ (ГЛ. I

2. Для так определенного усиленного отрицания полураз­


решимого высказывания естественно возникает вопрос о зако­
не исключенного третьего, т. е. вопрос, всегда ли верна дизъ­
юнкция
(1) «Л или В»,
где А — полуразрешимое высказывание, а В — его усиленное
отрицание. Для положительного ответа на этот вопрос у нас
нет никаких оснований. Нетрудно видеть, что в случае истин­
ности дизъюнкции (1) В есть прямое отрицание А, так как А
и В, очевидно, несовместимы. В этом случае А разрешимо.
Мы же видели, что разрешимость высказывания 1(2) не уста­
новлена. Установление истинности дизъюнкции (1) в том слу­
чае, когда роль А играет высказывание 1(2), утверждающее
существование нечетного совершенного натурального числа,
пока представляет собой нерешенную проблему *).
3. Термин «полуразрешимое высказывание» оправды­
вается следующим соображением. Имеется общий метод, уста­
навливающий истинность всякого верного полуразрешимого
высказывания (1). Он состоит в последовательном система­
тическом переборе слов в данном алфавите, причем для каж­
дого из них выясняется с помощью общего метода, указанного
в § 11.4, верно ли высказывание, получаемое из F путем
замены X этим словом. В случае, когда высказывание (1)
верно, т. е. когда может быть построено слово, для которого
результат замены верен, мы в ходе перебора натолкнемся на
такое слово и тогда оборвем процесс.

§ 13. Материальная импликация


1. Импликациями называются высказывания, образуемые
из двух высказываний, соединяемых связкой «если..., то»,
причем первое высказывание, называемое посылкой имплика­
ции, ставится между «если» и «то», а второе, называемое заклю­
чением импликации, ставится после «то». Примером имплика­
ции может служить высказывание
(1) «если существует нечетное и совершенное натуральное
число, то существует нечетное и совершенное натураль­
ное число, большее десяти».
2. Наивное объяснение смысла импликации состоит в
следующем.
*) Для сравнения см. Д. Гильберт и П. Б е р н а й с [1], гл. II,
§3.1.
513] МАТЕРИАЛЬНАЯ ИМПЛИКАЦИЯ 55
Всякая импликация утверждает, что, признав посылку
верной, мы должны будем признать верным заключение.
Это объяснение порождает следующие вопросы. Как можно
предполагать посылку верной (а вдруг она неверна, что, на­
пример, пока не исключено для импликации 1 (1))? Какая сила
заставит нас признать верным заключение (а вдруг оно нам
настолько не по вкусу, что мы уж лучше возьмем назад наше
признание посылки, чем согласимся с заключением)? Не можем
ли мы все же как-то сопротивляться этой силе? Так как отве­
тить на эти вопросы нелегко, то приходится признать данное
объяснение смысла импликации недостаточным.
3. В классической математической логике принято следую­
щее объяснение смысла импликации: импликация утверждает
то же, что дизъюнкция, первый член которой есть отрицание
посылки импликации, а второй — ее заключение. Например,
импликация 1(1) при этой трактовке понимается как дизъюнк­
ция
«неверно, что существует нечетное и совершенное нату­
ральное число,
нли
существует нечетное и совершенное натуральное число,
большее десяти».
Понимание импликации сводится, таким образом, к понима­
нию дизъюнкции и отрицания. О конструктивном понимании
дизъюнкции говорилось выше [§ 71. Что же касается отрица­
ния, то мы рассмотрели две его трактовки, успешно приме­
няемые в соответствующих случаях [§§ 11 и 12]. Какое же
понимание отрицания следует избрать, если мы остановимся
на только что указанной трактовке импликации?
В случае, когда посылка импликации есть полуразрешимое
высказывание, представляется естественным понимать ее от­
рицание как усиленное. Но тогда пришлось бы понимать
импликацию
(1) «если существует нечетное и совершенное натуральное
число, то существует нечетное и совершенное натураль­
ное число»
как дизъюнкцию
(2) «при всяком N N четно или N несовершенно
или
существует W такое, что N нечетно и N совершенно»
56 ВВЕДЕНИЕ [ГЛ. 1

[§ 12.1, § 11.4], истинность которой пока не установлена. Та­


ким образом, ,нам пришлось бы считать неустановленной ис­
тинность импликации (1), у которой заключение совпадает
с посылкой. Так как это слишком резко расходится с обы­
денным употреблением связки «если..., то», то мы не можем
признать данную трактовку импликации универсально при­
годной.
Имеются, однако, случаи, когда рассматриваемое сведение
импликации к отрицанию и дизъюнкции не ведет к резкому
расхождению с обыденным словоупотреблением и когда это
сведение представляется естественным. Это случаи импли­
кации с разрешимой посылкой.
Мы и будем в этих случаях понимать импликацию как
дизъюнкцию, первый член которой есть прямое отрицание
посылки импликации, а второй — ее заключение. Так по­
нимаемую импликацию мы будем называть материальной им­
пликацией.
Итак, материальной импликацией с посылкой А и заклю­
чением В, где А — разрешимое высказывание, мы называем
импликацию
«если А, то В»,
понимаемую как дизъюнкция
«С или В»,
где С — прямое отрицание А.
Согласно этому определению материальная импликация
всегда имеет разрешимую посылку.
4. Для материальной импликации действуют, как нетрудно
видеть, правило modus ponens и правило силлогизма:
4.1. Имея верную материальную импликацию с верной по­
сылкой, мы можем заключить об истинности заключения этой
импликации.
4.2. Имея верные материальные импликации:
«если А, то В»,
и • ,
«если В, то С»,
можно заключить об истинности материальной импликации
«если А, то С».
Легко доказываются также следующие теоремы о мате­
риальных импликациях:
§ 13] МАТЕРИАЛЬНАЯ ИМПЛИКАЦИЯ 57
4.3. Имея верное высказывание А и разрешимое высказыва­
ние В, можно заключить об истинности материальных им­
пликаций .
«если В, то Л и В»,
и
«если В, то В и Л».
4.4. Имея верные материальные импликации
(1) «если А, то В»,
и
(2) «если С, то D»,
можно заключить об истинности материальных импликаций
«если Л и С, то В и £>»,
и
«если Л или С, то В или D».
4.5. Имея верную материальную импликацию (1), где В
разрешимо, можно заключить об истинности материальной
импликации (2), где С — прямое отрицание В, a D — прямое
отрицание А.
4.6. Верна материальная импликация
«если А, то Л»,
где А — любое разрешимое высказывание.
Непосредственно из определения материальной имплика­
ции вытекает истинность следующих утверждений:
4.7. Всякая материальная импликация с истинным за­
ключением верна.
4.8. Всякая материальная импликация с ложной посылкой
верна.
5. Ввиду неединственности прямого отрицания [§11.6]
материальная импликация с данными посылкой и заключе­
нием также не единственна. В языках, в которых синтакси­
чески выделено стандартное прямое отрицание, материальная
импликация также может быть синтаксически стандартизо­
вана.
6. Следующее очевидное достаточное условие разреши­
мости материальной импликации будет использовано в даль­
нейшем:
6.1. Для разрешимости материальной импликации до­
статочно, чтобы ее заключение было разрешимо.
58 ВВЕДЕНИЕ [ГЛ. I

Докажем следующее предложение, также используемое


в дальнейшем:
6.2. Для установления истинности материальной импли­
кации достаточно доказать истинность ее заключения в пред­
положении истинности ее посылки.
В самом деле, пусть мы умеем доказывать истинность
заключения В материальной импликации 4 (1) в предполо­
жении, что истинна ее посылка А. А — разрешимое выска­
зывание, т. е. мы владеем методом распознавания истинности
или ложности А. Применим этот метод. Если в результате
окажется, что А истинно, то мы сумеем доказать истинность
В. Если же окажется, что А ложно, то истинным будет от­
рицание А. Таким образом, мы всегда найдем верный член
дйзъюнкции
«отрицание А или В»,
т. е. установим истинность материальной импликации 4 (1).

§ 14. Усиленная импликация

1. Рассмотрим теперь импликации с полуразрешимой по­


сылкой, т. е. высказывания вида
(1) «если существует X такое, что F, то Л»,
где F — разрешимый предикат со свободной переменной X,
а Л — высказывание.
Как понимать такие импликации?
Посылка импликации (1) означает, что в настоящее время
мы владеем способом построения слова в рассматриваемом
алфавите, удовлетворяющего предикату F. Попробуем ис­
толковать импликацию (1) в духе материальной импликации
как дизъюнкцию
(2) «в настоящее время мы не владеем способом построения
слова в данном алфавите, удовлетворяющего предикату
F, или Л».
Обнаруживается, что эта дизъюнкция может быть верной
в данный момент, но не застрахованной от опровержения в
дальнейшем. Так будет, когда Л ложно и мы не будем уметь
строить искомое слово сейчас, но сумеем впоследствии. Как
мы уже отмечали, высказывания этого рода едва ли стоит
относить к математике. Таким образом, истолкование импли­
кации (1) как дизъюнкции (2) приходится отвергнуть.
f 14] УСИЛЕННАЯ ИМПЛИКАЦИЯ 59
Заметим, однако, что высказывание (2) было бы застрахо­
вано ох опровержения, если бы было доказано высказывание
(3) «при всяком X, еслр F, то Л»,
где импликация, возникающая из текста
G) «если F, то Л»
после замены переменной X любым словом в нашем алфавите,
? должна пониматься как материальная.
В самом деле, допустим, что высказывание (3) доказано.
; Это значит, что мы умеем доказывать всякую материальную
импликацию, получаемую из (4) заменой переменной X про­
извольным словом в нашем алфавите. Выясним, известен ли
в настоящее время метод построения слова, удовлетворяюще-
го предикату F. Если нет, го будет верен первый член дизъюнк-
ции (2). Если же искомый метод будет известен, то применим
его для построения искомого слова. Подставим это слово вме-
' сто X в предикат F, что даст верное высказывание В. Верна
* и материальная импликация
; «если В, то Л»,
Т возникающая из текста (4) в результате замены переменной X
I найденным словом. Следовательно, в данном случае верно А
| [§ 13.4.11. Таким образом, у нас есть способ, указывающий
верный член дизъюнкции (2), т. е. эта дизъюнкция верна. Этим
доказано, что установление истинности высказывания (3)
s, обеспечивает истинность высказывания (2) на все времена.
I Само высказывание (3) при этом не „портится" с течением
f времени.
£ Все это наводит нас на мысль рассматривать именно вы­
сказывание (3) как истолкование импликации (1). Так по­
эт; нимаемую импликацию (1) мы будем называть усиленной им-
§ пликацией с посылкой
| «существует X такое, что F»
I
I и заключением Л.
Согласно этому определению усиленная импликация всег-
5 да имеет полуразрешимую посылку.
< 2. Для усиленной импликации действует правило modus
ponens:
2.1. Имея верную усиленную импликацию с верной посылкой,
i мы можем заключить об истинности заключения этой импли­
кации.
ь
60 ВВЕДЕНИЕ [ГЛ. 1

В самом деле, истинность усиленной импликации (1) озна­


чает истинность высказывания (3). Предполагая истиннр.й
также посылку этой импликации и рассуждая, как выше,
убеждаемся в истинности заключения усиленной имплика­
ции (1).
Нетрудно видеть, что для усиленной импликации дейст­
вует правило силлогизма, т. е. что имеем теорему:
2.2. Имея верные усиленные импликации «если А, то В»
и «если В, то С», можно заключить об истинности усиленной
импликации «если А, то С».
3. Высказывание может одновременно быть материальной
импликацией и усиленной импликацией. Так обстоит дело
в том и только в том случае, когда оно имеет вид:
«если существует X такое, что F, то Л»,
где предикат F разрешим и таков, что высказывание «сущест­
вует Xтакое, что F»также разрешимо. В этом случае возникает
два понимания данного высказывания: первое понимание,
когда высказывание понимается как материальная имплика­
ция; второе понимание, когда оно понимается как усиленная
импликация. К счастью, эти два высказывания согласованы
друг с другом в следующем смысле: коль скоро рассматри­
ваемое высказывание верно при одном его понимании, оно
верно и при другом понимании. Докажем это.
Обозначим через В высказывание
«если существует X такое, что F, то Л».
Пусть В оказалось верным при его рассмотрении как ма­
териальной импликации. Пусть X — какое-нибудь допусти­
мое значение фигурирующей здесь переменной. Выясним,
удовлетворяет ли оно предикату F, что возможно ввиду раз­
решимости этого предиката.
Если окажется, что X удовлетворяет F, то существует X
такое, что F, и в силу истинности материальной импликации
В верно Л [§ 13.4.1], и потому верна материальная импли­
кация
«если X удовлетворяет F, то Л».
Эта материальная импликация верна и в том случае, когда X
не удовлетворяет F, так как ее посылка в этом случае ложна.
Таким образом, каково бы ни было X, верна материальная
импликация
«если F, то Л».
§ 151 ДЕДУКТИВНАЯ ИМПЛИКАЦИЯ 6.1

Это означает, что В верно при его рассмотрении как усилен­


ной импликации.
Допустим с другой стороны, что высказывание В верно
при его рассмотрении как усиленной импликации, т. е. что
верно высказывание
«каково бы ни было X, если F, то Л».
Выясним, верно ли разрешимое высказывание
(1) «существует X такое, что F».
Если оно окажется верным, то, взяв X так, чтобы F удовлет­
ворялось, мы увидим, что верны оба высказывания: F и
«если F, то Л».
Поэтому в данном случае верно Л [§ 13.4.1] и верно высказы­
вание В, рассматриваемое как материальная импликация.
Оно верно в этом смысле и в том случае, когда высказыва­
ние (1), являющееся посылкой высказывания В, ложно. Та­
ким образом, высказывание В верно при его рассмотрении
как материальной импликации, что и требовалось доказать.

§ 15. Дедуктивная импликация


I. Рассмотренные случаи импликаций — импликации с
разрешимыми и полуразрешимыми посылками,— очевидно,
не исчерпывают всех возможностей. Поэтому уместно продол­
жать поиск возможных трактовок импликации.
Обычное объяснение смысла импликации, упомянутое
в § 13.2, показалось нам недостаточно ясным из-за того, что
оно было связано с предложением „предположить" нечто вер­
ным и тогда „быть вынужденными" признать верным нечто
другое. Нельзя ли, однако, все это уточнить? Нельзя ли счи­
тать, что' импликация
«если А, то В»
выражает возможность вывести В из А по определенным фик­
сированным формальным и вместе с тем разумным правилам?
Тогда при установлении истинности импликации нам не нужно
было бы заботиться ни о смысле, ни об истинности ее посылки
и ее заключения. Конечно, для этого было бы необходимо,
чтобы посылки и заключения рассматриваемых импликаций
формулировались на некотором формальном языке, имеющем
точный синтаксис. Естественно также требовать, чтобы этот
язык имел четкую семантику, т. е. чтобы осмысленные
62 ВВЕДЕНИЕ [ГЛ. 1

выражения этого языка — их можно называть высказыва­


ниями или формулами — имели ясно определенный смысл.
Разумеется, следует разрешить привлекать в процессе
вывода В из Л любые верные высказывания данного языка
в соответствии с обычной практикой математического рас­
суждения. Это, однако, равносильно тому, что всякое верное
высказывание данного языка будет считаться выводимым
из А. Таким образом, в числе правил вывода естественно
иметь правило
всякое верное высказывание (данного языка) считается
выводимым из А.
Естественно также иметь правило
А считается выводимым из А.
Другие правила вывода могут иметь вид
(1) в случае, когда С выводимо из А, а Е так-то и так-то
связано с С, Е считается выводимым из А,
или
(2) в случае, когда С uD выводимы из А, а Е так-то и так-то
связано с С и D, Е считается выводимым из А,
или еще более сложный аналогичный вид. Здесь под связями
между высказываниями подразумеваются чисто формальные
синтаксические связи, для обнаружения которых надо лишь
исследовать эти высказывания как некоторые тексты, не апел­
лируя к их смыслу.
Правила вывода могут, однако, иметь и следующий более
сложный вид:
(3) в случае, когда из А выводимо всякое высказывание тако­
го-то вида ©, считается выводимым из А и высказы­
вание Е, так-то и так-то связанное с высказываниями
вида <$.
Для применения правил этого вида бывает необходимо знать,
что всякое высказывание данного вида выводимо из А. Уве­
ренность в этом как в истинности высказывания общности мы
можем приобрести, например, на основании ограниченного
опыта вывода некоторых высказываний этого вида (ср. §9]
с помощью других правил вывода.
Правила вывода характеризуют вывод из А как процесс.
Они дают возможность получать все новые высказывания,
выводимые из А, Порядок применения правил вывода, ко­
J $ 151 ДЕДУКТИВНАЯ ИМПЛИКАЦИЯ 63
нечно, зависит от нас. Поэтому процесс вывода из А не оп­
ределен однозначно. На некоторых стадиях этого процесса
может потребоваться наша уверенность в осуществимости
любого из некоторых других процессов вывода из А. Эта уве­
ренность может быть основана на нашей интуиции общности.
2. Выше мы потребовали, чтобы правила вывода были
„разумными". Этому требованию целесообразно придать сле­
дующий смысл. Каждое из правил вывода должно быть та­
ким, что, будучи применено к верным формулам, оно дает
верные формулы.
Например, во всяком правиле вида 1 (1) связь между С и
Е должна гарантировать истинность Е в случае истинности С;
во всяком правиле вида 1 (2) связь между D, С и Е должна
гарантировать истинность Е в случае истинности D и С; во
всяком правиле вида 1 (3) связь между ® и Е должна гаран­
тировать истинность Е в случае истинности всякого выска-
5; зывания вида
; При соблюдении этого требования разумности (или се-
£ мантической пригодности) всякое высказывание, выводимое
j из истинного высказывания, будет истинным.
3. Имея формальный язык, на котором формулируются
| рассматриваемые высказывания, и достаточно мощную сис­
тему семантически пригодных правил вывода, мы можем сле­
дующим образом определить смысл импликации: импликация
выражает выводимость своего заключения из своей посылки
при данной совокупности правил вывода. Так понимаемую
% импликацию мы будем называть дедуктивной импликацией * ).
I Недостаток определения дедуктивной импликации можно
усмотреть в том, что оно связано с определенной системой
правил вывода и зависимо от этой системы. Однако некоторые
рассмотренные первым из авторов ({151, {211) системы правил
вывода являются в этом отношении естественными. Основан­
ные на них понятия дедуктивной импликации, во всяком
случае, заслуживают внимания.

4. Через дедуктивную импликацию может быть определе­


но еще одно понимание
*) Возникающие отрицания.
здесь трудности Это понимание
обсуждаются соответст­
Д. Гильбертом
иП. Бернайсом
вует [2J. См., в частности,
тому, что в математике принято с.называть
437, 438. «приведением
к нелепости». Имея надлежащий формальный язык и семан­
64 ВВЕДЕНИЕ [ГЛ. I

выведение определенного высказывания — „стандартной не­


лепости" — из А. Какое именно высказывание считается при
этом стандартной нелепостью, бывает при этом довольно без­
различно. Важно лишь, чтобы его ложность была очевидна.
Отрицание высказывания А (формулированного на дан­
ном языке) будет тогда пониматься как дедуктивная импли­
кация
«если А, то J»,
где через Л обозначена стандартная нелепость. Так понимае­
мое отрицание мы будем называть редукционным отрица­
нием (от латинского reductio ad absurdurn).
Поскольку редукционное отрицание определено через де­
дуктивную импликацию, многое из сказанного выше о дедук­
тивной импликации может быть сказано и о редукционном
отрицании.
Установление истинности редукционного отрицания ка­
кого-нибудь высказывания не требует вникания в смысл этого
высказывания. Высказывание, для которого установлена ис­
тинность редукционного отрицания, ложно. Конечно, пони­
мание редукционного отрицания зависит от избранной сис­
темы правил вывода. Но это не мешает нам интересоваться
редукционным отрицанием, соответствующим определенной
естественной системе правил вывода.

§ 16. Идея ступенчатой семантической системы


1. Трактовка импликации как дедуктивной вынуждает
нас строить для конструктивной математической логики спе­
циальные формальные языки. При этом недостаточно одного
такого языка.
В самом деле, имея формальный язык, пригодный для по­
строения высказываний определенного вида, мы сможем ока­
заться в состоянии ввести, как описано выше, дедуктивные
импликации с посылками и заключениями этого вида. Од­
нако сами эти дедуктивные импликации уже не будут вы­
ражаться формулами этого языка. Мы же, естественно, поже­
лаем рассматривать эти дедуктивные импликации тоже как
высказывания, которые можно комбинировать с помощью
логических связок. В частности, мы можем пожелать рассмат­
ривать импликации, посылками и заключениями которых бу­
дут уже построенные дедуктивные импликации. Если мы и
такие импликации пожелаем трактовать как дедуктивные,
то нам, очевидно, понадобится новый формальный язык, спо-
§ 16] ИДЕЯ СТУПЕНЧАТОЙ СЕМАНТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ 65

собный выразить дедуктивные импликации, связывающие


высказывания нашего прежнего языка.
Это приводит нас к следующей идее ступенчатого построе­
ния конструктивной математической логики.
Нужные нам формальные языки строятся друг за другом
путем последовательных расширений. Применение логиче­
ской связки к формулам какого-либо из этих языков не всегда
дает формулу этого же языка, но всегда — формулу языка
следующей ступени.
Осуществление этого плана вкратце описано в заметках
А. А. Маркова [18J — [24]. Очень существенную роль
играет в нем понятие нормального алгорифма и другие поня­
тия, связанные с рассмотрением слов в данном алфавите.
В этой монографии, могущей служить введением по отноше­
нию к данному плану, мы, в частности, изложим и этот ввод­
ный материал. Он в значительной степени покрывается моно­
графией А. А. Маркова [2]. Однако изложение является
теперь более строгим и систематическим, а также более при­
способленным к построению ступенчатой семантической сис­
темы конструктивной логики.
В начале книги мы будем стараться тщательно анализи­
ровать смысл применяемых импликаций и отрицаний. По мере
того, как у читателя будет накапливаться опыт, мы, чтобы
не загромождать изложение, будем уменьшать число семанти­
ческих разъяснений. В каждом отдельном случае, однако, чи­
татель, если он того пожелает, извлечет из доказательства
интересующие его детали. Иногда читатель, вероятно, захочет
остановиться на соображениях „здравого смысла11. Мы не
будем мешать ему в этом, так как в конце концов семантика
должна уточнять здравый смысл, но не отменять его, а те
места, где здравый смысл может подвести, мы более или ме­
нее полно „оградили11 соответствующими разъяснениями.

3 А. А. Марков, Н. М. Нагорный
ГЛАВА II

СЕМИОТИКА ЛИНЕЙНО РАСПОЛОЖЕННЫХ


КОНСТРУКТИВНЫХ ОБЪЕКТОВ

§ 17. Слова (продолжение § 2)


1. На протяжении §§ 17—21 мы будем считать фиксиро­
ванным некоторый алфавит А *). Слова в нем мы будем назы­
вать просто словами, а его буквы — просто буквами. Слова
мы будем обозначать вербальными переменными Р, Q, R, S,
буквы — литеральными переменными g, т], £.
2. В § 2.5 мы ввели операцию соединения слов. Результат
применения этой операции к словам Р и Q мы условились
обозначать посредством [Р, QJ. Естественно ожидать, что
введенная операция подчиняется сочетательному закону, т. е.
что для любых слов Р, Q и R выполняется графическое j -
венство
(1) [Р, [Q, Р]]^[[Р, Q], Р].
Покажем, что это действительно так.
С этой целью зафиксируем слова Р и Q, рассмотрим свой­
ство слов R «удовлетворять графическому равенству (1)» и
правой индукцией по R [§ 9.41 установим, что этим свойством
обладает любое слово R.
Действительно, пустое слово А им обладает, так как
[Р, [Q, А]]<£[Р, Q]
Щ[Р, Q], А].
Пусть теперь R — произвольное слово, удовлетворяющее ра­
венству (1), и пусть — произвольная буква. Тогда
[Р, [Q, Pg]]2[P, [Q, PR]
S[P, [Q, P]R
S[[P, Q], P]g [(1)]
з=[[Р, Q], pg],
t. e.
(2) _____________ [P, [Q, Pg]]s[[P, Q], Pg].
*) В качестве переменных для обозначения алфавитов мы будем поль­
зоваться прямыми прописными буквами русского алфавита А, Б, В и т. п.,
прибегая, когда это будет удобно, к индексам.
S 171 СЛОВА (ПРОДОЛЖЕНИЕ §2) 67

Таким образом, пустое слово обладает указанным свойст­


вом, и если им обладает какое-либо слово R, то, какова бы
ни была буква £, им обладает и слово Значит, указанным
свойством обладает любое слово 7?, и потому при любых Р, Q
и R имеет место равенство (1), что и требовалось доказать.
Заметим, что предикат графического равенства разрешим
[§ 11.7], и поэтому импликация «если (1), то (2)» при любых
Р, Q, R и £ может пониматься как материальная.
Принимая во внимание установленный сочетательный за­
кон, мы теперь — как обычно — будем писать PQ вместо
[У5, Q], PQR вместо IP, [Q, 7?11 и т. д.
Очевидно, что PQR есть слово, получаемое написанием
подряд слова, (графически) равного Р, слова, равного Q,
и слова, равного R. Слово PQR мы будем называть соедине­
нием слов Р, Q и /?, слово PQRS — соединением Р, Q, R и
S и т. д.
Мы видим, таким образом, что сочетательный закон сло­
жения натуральных чисел является частным случаем общего
сочетательного закона соединения слов.
3. Формулируя наше определение слов в данном алфавите
[§ 2.21, мы существенным образом пользовались наличием
в нашем распоряжении некоторой исходной элементарной
операции — операции «правого присоединения» букв этого
алфавита к словам. Ее наличие давало нам возможность раз­
вертывать конструктивные процессы построения слов в на­
правлении «слева направо». Метод правой индукции обосно­
вывался нами со ссылкой на такой именно способ порожде­
ния. Естественно спросить: что будет, если операцию правого
присоединения заменить аналогичной операцией «левого при­
соединения» или пользоваться обеими этими операциями
совместно, чередуя их применение произвольным образом?
Что будет, если метод правой индукции дополнить (или заме­
нить) аналогичным ему «методом левой индукции»?
3.1. Чтобы ответить на первый из поставленных вопросов,
мы рассмотрим одно связанное с алфавитом А исчисление Sa-
Объекты, выводимые в этом исчислении, мы будем называть
лп-словами в алфавите А. В качестве единственной аксиомы Sa
мы возьмем „пустое“ лп-слово, которое тоже будем обозна­
чать А. Правил вывода у нас будет два:
П) от лп-слова U разрешается перейти к лп-слову t/S;
Л) от лп-слова U разрешается перейти к лп-слову ££/
(здесь В — произвольная буква алфавита А, а (Д и озна­
чают соответственно результаты приписывания к лп-слову V
буквы | справа и слева).
*
з
68 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

Вывод с анализом в SA мы будем называть нормальным,


если аксиома встречается в нем только однажды (на первом
месте) и если всякое являющееся его членом лп-слово выво­
дится из непосредственно предшествующего. Вывод с анали­
зом в Sa мы будем называть правосторонним, если в его
анализе нет ссылок на правило Л).
Индукцией подлине вывода легко показать, что члены лю­
бого правостороннего нормального вывода в Sa являются
словами в А.
Пусть % — произвольная буква. Рассмотрим операцию
cpg над правосторонними нормальными выводами, определен­
ную следующим образом. Взяв произвольный вывод W ука­
занного типа, мы к каждому его члену слева припишем бук­
ву g и над полученным таким образом списком слов напишем
пустое слово Л. Обозначим полученный список через W'.
Индукцией по его длине легко показать, что он является вы­
водом в Sa и что переход от любого его члена к непосредст­
венно следующему может быть осуществлен по правилу П).
Кроме того, аксиома встречается в W’ только один раз. Сле­
довательно, придав W' соответствующий анализ, мы можем
превратить его в правосторонний нормальный вывод. Этот
вывод мы и возьмем в качестве cpg(W/).
Легко видеть, что если заключительный член W есть Р,
то заключительным членом cpg(U^) будет
Имеет место следующее утверждение:
3.1.1. Для всякого вывода в SA может быть пост­
роен некоторый правосторонний нормальный вывод в Sa с тем
же самым заключительным членом.
Действительно, взяв произвольный вывод W в Sa, уст­
роив какой-либо его анализ и двигаясь в соответствии с этим
анализом от заключительного члена вывода вспять, мы по­
лучим некоторый нормальный вывод Wi с тем же самым за­
ключительным членом. Если при этом окажется, что в ана­
лизе вывода отсутствуют ссылки на правило Л), то этот
вывод и будет искомым. Если же такие ссылки будут иметься,
то мы возьмем начальный отрезок вывода Wi до первой из
них (включительно). Этот отрезок будет иметь вид
W2 '
%Р (по правилу Л) из предыдущей формулы),
где W2 — правосторонний нормальный вывод, а £ — буква,
присоединяемая по правилу Л) к заключительному члену
вывода W2, который, таким образом, есть Р. Применим к W2
операцию <р^. Согласно сделанному выше замечанию заклю­
§ 171 СЛОВА (ПРОДОЛЖЕНИЕ §2) 69

чительным членом правостороннего нормального вывода


(pgCW'J будет £Р, и, заменив рассматриваемый начальный от­
резок вывода Wi выводом q)g(UZ2), мы уменьшим число ссы­
лок на правило Л) в выводе Wt на единицу. Повторяя указан­
ную процедуру нужное число раз, мы придем к правосторон­
нему нормальному выводу W3 в Sa с заключительным членом,
совпадающим с заключительным членом вывода Wi, а тем са­
мым — и W, что и требовалось доказать.
Принимая во внимание, что объекты, выводимые право­
сторонними нормальными выводами, суть слова, мы можем
утверждать, что
3.1.2. Всякое лп-слово является словом.
3.2. Как уже отмечалось, наряду с методом правой индук­
ции может быть сформулирован аналогичный ему метод левой
индукции по построению слов, состоящий в следующем. Пусть
мы хотим доказать, что всякое слово в алфавите А удовлетво­
ряет некоторому предикату F. Для этого мы доказываем, что:
1) Л удовлетворяет F
и
2) каково бы ни было слово Р, если Р удовлетворяет F,
то и всякое слово £,Р, где £ — какая-нибудь буква, удов­
летворяет F.
В ряде случаев бывает удобно пользоваться именно этим
методом левой индукции.
Представляет известный интерес вопрос о взаимоотноше­
нии методов правой и левой индукции. Можно ли, например,
всякое доказательство, проведенное с использованием ме­
тода левой индукции, заменить соответствующим доказатель­
ством, использующим одну только правую индукцию? Ответ
на этот вопрос оказывается утвердительным. Однако для
получения его нам предварительно требуется рассмотреть
одну операцию над словами — операцию их обращения.
Результат применения этой операции к слову Р мы будем
обозначать посредством [Р^. Значения этой операции мы за­
дадим следующими определяющими равенствами:
[Л- ^Л,
[РГ^=ЦР^
(здесь означает знак равенства по определению, а Р и
5 — произвольное слово и произвольную букву алфавита А
соответственно).
Замечание. Такого рода определения операций в ма­
тематике называются рекурсивными. Первое из определяющих
равенств позволяет найти обращение пустого слова. Второе
СЕМИОТИКА [ГЛ. II
70
однозначным образом сводит нахождение обращения непус­
того слова Р% к нахождению обращения „предшествующего"
ему слова Р, так что оба равенства в совокупности естествен­
ным образом дают нам способ, детерминированный процесс,
позволяющий по любому слову Р в А получать такое слово
[Р^ в А, что будут выполняться равенства
[Л- 2А

[P^S^[P^
(здесь Р означает произвольное слово в А, а ? — произволь­
ную букву этого алфавита).
Позже, когда мы в § 26 познакомимся с понятием вербаль­
ного алгорифма, мы поймем, что этот способ представляет
собой некоторый вербальный алгорифм в алфавите А. Чита­
тель, знакомый с рекурсивными функциями, увидит в нашем
определении простой пример «вербальной» примитивной ре­
курсии.
Определение, аналогичное только что приведенному, уже
встречалось выше (см. § 2.5). В дальнейшем мы встретимся
с другими рекурсивно определяемыми операциями. При этом
всякий раз мы будем иметь в виду только что сделанное разъ­
яснение.
Имеют место следующие утверждения:
3.2.1.
3.2.2. [PQ^SfQ^P^.
3.2.3. [[р^гр.
Действительно,
[^г[ЛГ
^s[A"

Тем самым 3.2.1 доказано.


3.2.2 мы докажем следующим образом: зафиксируем Р
и правой индукцией по Q покажем, что для любого Q вы­
полняется графическое равенство [PQ^ [Р^. Действи­
тельно, оно выполняется при QjEA:
§ 17] СЛОВА (ПРОДОЛЖЕНИЕ §2} 71
Пусть теперь Q—любое, и пусть выполняется указанное
равенство. Тогда для любой буквы £

что и требовалось доказать.


3.2.3 мы также докажем, пользуясь методом правой ин­
дукции. В самом деле, при Р А равенство [[P^VSP соблю­
дается:
[[A^3Z[A^
SA.

Пусть оно соблюдается при каком-либо Р. Тогда для любой


буквы £

[3.2.2]
[3.2.3, 3.2.1],
что и требовалось доказать.
Пусть теперь F — какое-либо свойство слов, и пусть ме­
тодом левой индукции мы доказали, что любое слово обладает
этим свойством. Покажем, что это утверждение может быть
доказано методом правой индукции, примененным к некото­
рому другому свойству слов.
В самом деле, рассмотрим свойство G, определенное сле­
дующим образом:
G (Pp==F ([Р“).

Тогда, так как [[РиидР, наличие F у Р равносильно на­


личию G у [Р< Кроме того, так как [AUSA, наличие F
у А равносильно наличию G у А.
По предположению, мы доказали, что для любого слова Р
имеет место импликация
«если Р обладает свойством F, то им обладает и вся­
кое слово %Р, где g — какая-нибудь буква».
Следовательно, для любого Р имеет место импликация
«если [Pv обладает свойством F, то им обладает и вся­
кое слово £[-Р'“", где | —какая-нибудь буква (т. е. вся­
кое слово
72 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

А тогда для любого Р верна импликация


«если Р обладает свойством G, то им обладает и вся­
кое Р£„ где g — какая-нибудь буква».
Так как Л обладает свойством G, то, пользуясь методом
правой индукции, мы заключаем, что любое слово Р обла­
дает свойством G, а значит, им обладает и слово [Р^, что
равносильно наличию у Р свойства F, что и требовалось •
доказать.
Таким образом, метод левой индукции сводится к методу
правой индукции.
4. Непосредственно из определения графического равен­
ства слов [§ 2.4] вытекает следующее предложение:
4.1. Если PgLEQip то P^Q и £3^.
Верно также и аналогичное предложение
4.2. Если gT’SZriQ, то P'SLQ и £3: т|.
Действительно, пусть gP31i]Q. Тогда Но
тогда г [Q'-T] [3.2.2, 3.2.1] и, значит, [P'J 'S. [Q^ и g S ц.
Но из [Р'"'з; [Q^ следует, что [[P^31[[QW и, значит, P^Q
[3.2.3], что и требовалось доказать.
Таким образом, всякое непустое слово допускает единст­
венное представление в виде Рс. и единственное представле­
ние в виде £Р. Букву £ в единственном представлении непус­
того слова Q в виде Р£ мы будем называть последней буквой
слова Q; букву £ в единственном представлении непустого
слова Q в виде %Р мы будем называть первой буквой слова Q.
4.3. Всякое непустое слово имеет единственную первую
букву и единственную последнюю букву.
5. Высказывание PP^QP разрешимо [§ 11.7]. Докажем
материальную импликацию
5.1. Если РР 3Z Q7?, то P3LQ.
Фиксируем слова Р и Q. О слове Р условимся говорить,
что оно сокращаемо справа, если верна материальная импли­
кация
(1) «если PPslQP, то PSQ».
Покажем, что всякое слово сокращаемо справа.
Слово Л обладает этим свойством [§ 13.4.6, § 2.5]. Дока­
жем материальную импликацию
(2) «если Р сокращаемо справа, то и сокращаемо спра­
ва».
Действительно, предположим, что Р сокращаемо справа,
т. е. что верна материальная импликация (1). Имеем верную
материальную импликацию
§ 17] СЛОВА (ПРОДОЛЖЕНИЕ § 2) 73

(3) «если то PR^QR» [4.1].


Поэтому верна материальная импликация
«если PRl^QRl, то ASQ» [(3), (1), § 13.4.2],
означающая, что RZ, сокращаемо. Тем самым мы доказали
истинность материальной импликации (2). Применяя метод
правой индукции, убеждаемся в истинности теоремы 5.1.
Аналогично, верна материальная импликация
5.2. Если RPslRQ, то PslQ.
В самом деле, пусть RP'SlRQ. Тогда S[7?Q^, т. е.
|pv [£<, [3.2.2]. Но тогда [A^S|Q^ [5.1] и, зна­
чит, [[/’<'<'S[[Q<'4-', т. е. P^Q [3.2.3], что и требовалось
доказать.
Теоремы 5.1 и 5.2 мы называем законами сокращения.
6. Следующие теоремы очевидны:
6.1. PgQ^A.
6.2. Если Р^Л, то PR^A и RP^lA [6.1].
6.3. Если PR'S. А, то PSA и RSA [6.2].
7. Наконец, еще следует ввести несколько полезных для
дальнейшего понятий, относящихся к алфавитам.
Прежде всего, мы условимся говорить, что алфавит Б
является расширением алфавита А, если всякая буква А яв­
ляется также и буквой Б. В этом случае мы иногда будем
пользоваться записью Ас: Б.
Введем, кроме того, разность алфавитов А и Б, которую
будем обозначать посредством (А\Б). Определение (А\Б)
мы сформулируем индуктивно. Пусть А и Б — какие-либо
алфавиты, а | —■ буква, не являющаяся буквой алфавита А.
Тогда положим
(А\Б)^А,
(А\Б), если £ есть буква Б,
(А\Б) £, если g не есть буква Б.
Нетрудно показать, что (А\Б) состоит из тех и только
тех букв, которые являются буквами А и не являются бук­
вами Б.
После этого можно ввести объединение (А и Б) алфавитов
А и Б, положив
(АиБ>А(Б\А).
Легко проверить, что (А и Б) состоит из тех и только тех букв,
которые являются буквами хотя бы одного из алфавитов А
и Б.
74 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

Знаки с, \ и (J содержат в себе намек на имеющуюся


теоретико-множественную аналогию. Однако понимать их
мы должны, конечно, в соответствии с только что сформули­
рованными определениями, без всякого апеллирования к тео­
рии множеств.

§ 18. Начала и концы слов


1. Мы говорим, что слово Р есть начало слова Q, если ■
существует слово X такое, что Q32PX; мы говорим, что
слово Р есть конец слова Q, если существует слово X такое,
что Q ^ХР.
Имеем согласно этим определениям:
1.1. Двуместные предикаты
«Р— начало Q»
и
«Р — конец Q»
полуразрешимы.
Докажем усиленную импликацию
1.2. Если Q—начало Р%, то Q—начало Р или Q^Pc.
Ввиду 1.1 высказывание 1.2 можно действительно рас­
сматривать как усиленную импликацию, т. е. как высказы­
вание общности:
«при всяком X, если PgSlQX, то Q—начало Р или

Для его доказательства достаточно уметь доказывать для


любых слов Р, Q и R и любой буквы £ материальную
импликацию
(1) «если PZ^QR, то Q—начало Р или
[§ 14.1, § 9.3].
Предположим, что
(2) PI&QR.
Имеем R^A или R^A [§ 11.7.2].
Если R^A, то имеются S и т] такие, что
(3)
Мы имеем тогда
[(2), (3)]
и потому PS.QS [§ 17.4.1]. Таким образом, в данном слу­
чае Q есть начало Р.
\
= 18] НАЧАЛА КОНЦЫ СЛОВ 75

Если же R 3 Л, то Q31P^[(2)J.
Таким образом, в обоих случаях имеет место дизъюнкция
(4) «<?—начало Р илй QSIPg».
Мы доказали ее, предполагая верным равенство (2). Следо­
вательно, имеет место материальная импликация (1) [§ 13.6.2],
что и требовалось доказать.
2. Истинность следующих утверждений легко усматри­
вается:
2.1. Всякое слово есть начало и конец самого себя.
2.2. Пустое слово есть начало и конец всякого слова.
2.3. Пустое слово есть единственное начало (единствен­
ный конец) пустого слова [2.1, 2.2, § 17.6.3].
2.4. Всякое начало слова Р есть начало слова PQ; всякий
конец слова Р есть конец слова QP.
Последнее следует из сочетательного закона соединения
слов.
2.5. Слово Q тогда и только тогда есть начало слова Р^,,
когда имеет место дизъюнкция 1(4) [1.2, 2.4, 2.1].
В силу 2.5 при наличии списка всех начал слова Р мы,
присоединяя к этому списку слово Р%, получаем список всех
начал слова Пользуясь этим и принимая во внимание,
что список слов, единственным элементом которого является
А, есть список всех начал слова А [2.3], убеждаемся в воз­
можности построения списка начал любого слова, т. е. в ис­
тинности утверждения
2.6. Для всякого слова может быть построен список всех
его начал.
Аналогично доказывается
2.7. Для всякого слова может быть составлен список всех
его концов.
В силу 2.6 имеем
2.8. Двуместный предикат
«Р — начало Q»
разрешим.
В самом деле, чтобы узнать, является ли слово Р началом
слова Q, достаточно, построив список всех начал слова Q,
сравнить Р с каждым элементом этого списка, выясняя сов­
падение слова Р с этим элементом.
Аналогично утверждению 2.8 может быть доказано ут­
верждение
2.9. Двуместный предикат
«Р — конец Q»
разрешим.
76 СЕМИОТИКА (ГЛ. II

3. Теперь можно строить и доказывать материальные им­


пликации, посылками которых являются высказывания ви­
дов: «X — начало У», «X — конец У» и конъюнкции выска­
зываний этих видов.
3.1. Если X — начало У, a Y — ночало Z, то X —• на­
чало Z.
3.2. Если X — конец У, а У — конец Z, то X — конец Z.
3.3. Если X — начало (конец) У, aY — начало (конец) X, •
то XS У.
Теоремы 3.1 и 3.2 доказываются на основе определения
предикатов «X — начало У» и «X — конец У» с помощью
сочетательного закона соединения слов. Докажем первую из
материальных импликаций 3.3 (ту, которая относится к на­
чалам). Предположим, что X — начало У, а У — начало X.
Тогда осуществимы слова Р и Q такие, что
(1) Y±XP
и
(2) X^YQ.
Имеем
(3) Y^YQP [(1). (2)],
(4) AslQP [(3), § 17.5.2],
(5) Q^A [(4), § 17.6.3],
xsy [(2), (5)].
Это равенство доказано в предположении, что X — начало У,
а У — начало X. Следовательно, имеет место материальная
импликация
«если X — начало У, а У — начало X, то X щ У».
Аналогично доказывается вторая часть теоремы 3.3 (от­
носящаяся к концам).
Докажем теорему
3.4. Если X и У — начала Z, то X — начало У или У —•
начало X.
Условимся на протяжении данного доказательства го­
ворить, что Z стройно, если, каковы бы ни были его начала
X и У, одно из них является началом другого. Требуется до­
казать, что всякое слово стройно. Пустое слово Л стройно
[2.3, 2.11. Пусть Z — стройное слово, £— буква. Докажем,
что слово Z£ стройно. Пусть X и У — начала Zg. Тогда имеют
место дизъюнкции:
(6) «X — начало Z или XSZg»,
(7) «У—начало Z или У 21 Z£».
§181 НАЧАЛА КОНЦЫ СЛОВ 77

Если имеют место первые членк обеих дизъюнкций (6) и (7),


то X — начало Y или Y — началЬ^Х, так как слово Z стройно.
Если имеет место второй член дизъюнкции (6), то У — на­
чало X, так как Y — начало Z£. Наконец, если имеет место
второй член дизъюнкции (7), то X — начало Y, так как X —
начало Zg. Таким образом, во всех слуйа^х X — начало Y
или Y — начало X, что и требовалось доказать.
Мы называем теорему 3.4 теоремой о двух началах.
Аналогично имеем теорему о двух концах
3.5. Если X uY — концы Z, то X — конец Y или Y —
конец X.
4. Будем говорить, что X есть собственное начало Y, если
X — начало Y и Х^У; будем говорить, что X есть собствен­
ный конец Y, если X — конец Y и Х^У.
4.1. X тогда и только тогда является началом Y, когда
X—собственное начало Y или ХзУ [§ 11.7.2].
4.2. X тогда и только тогда является концом Y, когда
X—собственный конец Y или X^Y [§ 11.7.2].
Докажем следующую лемму, понимая отрицание в ней
как усиленное:
4.3. Р% не есть начало Р.
В самом деле, утверждение леммы означает, что не сущест­
вует слова X такого, что
(1) РъР^Х.
Предикат графического равенства разрешим, и его прямым
отрицанием является предикат графического различия [§ 11.7].
Поэтому усиленным отрицанием нашего утверждения яв­
ляется высказывание: каково бы ни было X,
(2) Р^Р^Х.
Докажем его.
Действительно, пусть Р, g, X произвольны, и пусть (1)
истинно. Тогда
Х^Х [§ 17.5.1],
что неверно в силу определения графического равенства
[§ 2.4]. Следовательно, (1) ложно, и потому, в силу опре­
деления графического различия [§ 2.4], (2) истинно, что
и требовалось доказать.
Теперь докажем теорему
4.4. X тогда и только тогда является собственным
началом Р%, когда X — начало Р.
78 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

Пусть X—собственное нйчало слова PZ,. Тогда X— на­


чало PZ и X^Pg. Поэтому7X— начало Р или XSPSj. Вто­
рой член последней дизъюнкции отпадает, и потому X — на­
чало Р.
Допустим теперь/с другой стороны, что X — начало Р.
Тогда Х^Р^ [4.3}.' Вместе с тем X — начало Р£ [2.4]. Таким
образом, X—собственное начало Р£.
Имеют место следующие модификации теоремы о двух на- ’
чалах:
4.5. Если X и Y — начала Z, то X — начало Y или Y —
собственное начало X (3.4, 4.1, 2.1].
4.6. Если X и — начала Z, то X — начало Y или —
начало X (4.5, 4.4].
Аналогично теоремам 4.3—4.6 могут быть доказаны сле­
дующие четыре теоремы:
4.7. Слово %Р не является концом слова Р.
4.8. Слово X тогда и только тогда является собственным
концом £Р, когда X — конец Р.
4.9. Если X и Y — концы Z, то X — конец Y или Y —
собственный конец X.
4.10. Если X и %Y — концы Z, то X — конец Y или £У —
конец X.
4.11. PQ — начало PR тогда и только тогда, когда Q —
начало R.
В следующих двух теоремах речь идет о началах соеди­
нения двух слов.
4.12. Всякое начало слова PQ либо является началом Р,
либо имеет вид PR, где R — непустое начало Q (4.5, 4.11].
4.13. Всякое начало слова PQ либо является собственным
началом слова Р, либо имеет вид PR, где R — начало Q [4.5,
4.11].
Аналогичные высказывания могут быть доказаны для кон­
цов соединения двух слов.
4.14. Пустое слово является единственным собственным
началом однобуквенного слова [4.4, 2.3, 2.2].
4.15. Всякое непустое начало слова £Р имеет вид £Q, где
Q — начало Р [4.13, 4.141.
Очевидно имеем следующие два верных высказывания:
4.16. Слово Р является началом слова PQ.
4.17. Никакое слово не является собственным началом са­
мого себя.
Ледко доказывается
4.1В. Если Р — собственное начало Q, a Q — начало R,
то Р — собственное начало R [§17.6.2, §17.5.2].
5 181 НАЧАЛА 4l КОНЦЫ СЛОЕ 79

4.19. Если Q — начало Р, то Р не является собственным


началом Q 14.18, 4.17]. \.
5. Просматривая списки начал двух слов, мы сможем вы­
яснить, имеют ли эти слова непустое общее начало. Мы будем
говорить, что слова Р и Q взаимно просты слева, если не су­
ществует непустого слова, являющегося началом как Р, так
и Q. ч
5.1. Предикат
«X и Y взаимно просты слева»
разрешим.
Вместо «X и Y взаимно просты слева» мы будем иногда
говорить «X взаимно просто с Y слева».
5.2. Пустое слово взаимно просто слева со всяким словом
[2.3].
5.3. Если £^1], то %Р взаимно просто с т]Q [4.15, § 17.4.2].
5.4. Если т0 не является взаимно простым
слева с t]Q.
Это непосредственно следует из определения взаимной
простоты слева.
5.5. Если X взаимно просто слева с Y uYf_A,moX
взаимно просто слева с [5.2, 5.4, 5.3].
Докажем теорему
5.6. Каковы бы ни были слова Р и Q, могут быть по­
строены слова R, S и Т такие, что
(1) P&RS,
(2) Q3LRT
и что S взаимно просто слева с Т.
Фиксируем слово Р. Будем говорить (на время этого до­
казательства), что слово Q правильно, если осуществимы
слова R, S и Т, удовлетворяющие условиям (1) и (2) и такие,
что S взаимно просто слева с Т. Требуется доказать, что вся­
кое слово (в рассматриваемом алфавите) правильно.
Пустое слово А правильно, так как, полагая по определе­
нию
Я^А,

Т^Л,
мы видим, что условия, налагаемые на R, S и Т, выпол
няются при Q2A [5.2].
Допустим, что слово Q правильно, и докажем, что тогда
правильным будет и всякое слово Q£, где g—какая-нибудь
буква.
80 СЕМИОцХЛ [гл. II

По определению правильности могут быть построены


слова R, S и Т, удовлетворяющие условиям (1) и (2)
и такие, что S взаимно/Просто слева с Т. Если окажется,
что Т^Л, то S взаи^Ь0 просто с.лева с Т% [5.5], и, пола-
гая по определению
(3)
(4)
(5) 7\-П,
мы видим, что
(6) р гад [(I), (3), (4)],
(7) Ql^R.T, [(2), (3), (5)]
и что S± взаимно просто слева с Т\. Таким образом, в дан­
ном случае слово правильно [(6), (7)]. Пусть теперь
(8) TSLA.
Имеем тогда
(9) Q^R [(2), (8)].
Если SsA, то S взаимно просто слева с £ [5.2], и, пола­
гая по определению
(Ю) Rt=^R,
(Н)
(12) Л-L
мы видим, что имеют место равенства (6) и (7) [(1), (10),
(11), (2), (8), (12)] и что Sj взаимно просто слева с Т\.
Таким образом, и в этом случае слово правильно.
Наконец, если S^A, то существуют т] и V такие, что
(13)
Если здесь г] £, то имеем
(14) Q3LR
и, полагая по определению
(15)
(16)
(17) 7\^A,
мы видим, что соблюдаются условия (6) и (7) [(1), (14),
(13), (15), (14), (17)] и что Sj взаимно просто слева с Т1
[(17), 5.2]. Следовательно, правильно.
§ 181 НАЧАЛА КОНЦЫ СЛОВ 81

Если же то также имеем (14) и, полагая по опре­


делению
(18)
(19) \
(20) Т^,
мы видим, что соблюдаются условия (6) и (7X1(1), (14), (13),
(18) — (20)1 и что Si взаимно просто слева с 7\ [(19), (20),
5.3]. Следовательно, Qj правильно, и теорема 5.6 доказана.
5.7. Если соблюдены условия (1) и (2) и S взаимно просто
слева с Т, то всякое общее начало слов Р и Q есть начало сло­
ва R [4.12, § 17.5.21.
5.8. Каковы бы ни были слова Р и Q, существует единствен­
ная тройка слов R, S и Т, удовлетворяющая условиям (1) и
(2) и такая, что S взаимно просто слева с Т [5.7, 3.4, § 17.5.2].
Каковы бы ни были слова Р и Q, слово R в единственной
тройке слов R, S и Т, удовлетворяющей условиям (1) и (2)
и такой, что S взаимно просто слева с Т, мы будем называть
наибольшим общим началом слов Р и Q.
5.9. Каковы бы ни были слова Р и Q, существует единствен­
ное наибольшее общее начало этих слов [5.8].
5.10. Всякое общее начало слов Р и Q есть начало их наи­
большего общего начала [5.7].
5.11. Всякое начало наибольшего общего начала двух слов
есть их общее начало [2.4].
5.12. Слово R тогда и только тогда есть общее начало
слов Р и Q, когда оно есть начало их наибольшего общего на­
чала [5.10, 5.11].
6. Рассмотрим теперь тот случай, когда наш алфавит со­
стоит из буквы |. Слова в этом алфавите суть натуральные
числа [§ 1.11.
Будем говорить, что натуральное число М мажорируется
натуральным числом N, если М есть начало 7V; будем гово­
рить, что натуральное число М меньше натурального числа
N, если М есть собственное начало N. В дальнейшем запись
M^N
будет означать, что М мажорируется N, а запись
M<N
будет означать, что М меньше N.
Следующие высказывания являются частными случаями
высказываний предыдущих пунктов (буквы М, N, К, L, И
употребляются как натуральные переменные).
82 СЕМИОТИКА [ГЛ. и

6.1. м^м.
6.2. А^М.
6.3. Если Л4«СЛ, то Л/°-Л.
6.4. Если M^N, то M^NL *).
6.5. М N | тогда и только тогда, когда
M^.N или Л4$М|.
6.6. Если М^Н, а N <Л, то M<L.
6.7. Если М^Н, a N^M, то MSN.
6.8. Ms^N тогда и только тогда, когда М < N или
MSN.
6.9. М < N | тогда и только тогда, когда M^N.
6.10. MN^ML тогда и только тогда, когда N^L.
6.11. Если М < |, то Ms А.
• 6.12. Неверно, что М<М [4.17J.
6.13. Если N^M, то неверно, что Л4<тУ[4.19].
6.14. Если M<N, а N то M<L [4.18].
Следующие два высказывания касаются взаимной про­
стоты слева натуральных чисел.
6.15. Если М^А и Njt.A, то М и N не являются
взаимно простыми слева [5.4].
6.16. Если М и N взаимно просты слева, то Ms А или
№Л.
Очевидна лемма
6.17. Всякое начало натурального числа является натураль­
ным числом, всякий конец натурального числа является нату­
ральным числом.
Теперь легко доказывается
6.18. M^N или N^M [5.6, 6.17, 6.16].
Доказывается далее
6.19. Л4<М или N<M или M3IAU6.18, 6.8].
В дальнейшем мы будем также пользоваться тем фактом,
что
6.20. M^MN 14.161.
7. Мы будем иногда применять следующий метод индук­
ции по началам слова.
Чтобы доказать, что всякое начало слова Р удовлетворяет
одноместному вербальному предикату F, мы доказываем, что
1) Л удовлетворяет F,
2) для всякого слова X и всякой буквы | имеет место им­
пликация
*) Обращаем внимание читателя на то, что NL означает здесь соедине­
ние слов N и L, т. е. по существу сумму натуральных чисел N и L. Относи­
тельно умножения натуральных чисел см. § 20.
$ 181 НАЧАЛА И^ОНЦЫ СЛОВ 83

«если Xg — начало Р и X удовлетворяет г, то Ag удов-


летворяет Л».
Тогда всякое начало слова Р удовлетворяет F.
В самом деле, построим одноместный вербальный преди­
кат G
(1) «если X — начало Р, то X удовлетворяет Л».
А удовлетворяет G, так как А удовлетворяет F.
Пусть X удовлетворяет G, £ — буква. Пусть Х£ — на­
чало Р. Тогда X — начало Р [3.1]. Так как X удовлетворяет
G, то X удовлетворяет F. А поэтому, согласно второму свой­
ству предиката F, слово Х% удовлетворяет F. К этому заклю­
чению мы пришли, предположив, что Х% есть начало Р. Сле­
довательно, имеет место импликация
«если Х% — начало Р, то удовлетворяет F».
Она означает, что Х% удовлетворяет G. Мы пришли к этому
заключению, предположив, что X удовлетворяет G. Следо­
вательно, верна импликация
«если X удовлетворяет G, то Х£ удовлетворяет G»
[§ 13.6.2].
Здесь X — любое слово в рассматриваемом алфавите, £ —
любая его буква. Применяя метод правой индукции по пост­
роению слова, убеждаемся в том, что всякое слово (в рассмат­
риваемом алфавите) удовлетворяет предикату G. Но это и
означает, что всякое начало слова Р удовлетворяет преди­
кату F [(1)].
В частном случае, когда рассматриваемый алфавит состоит
из одной буквы |, метод индукции по началам слова перехо­
дит в следующий метод ограниченной арифметической ин­
дукции.
Чтобы доказать, что всякое натуральное число, мажори­
руемое натуральным числом N, удовлетворяет одноместному
арифметическому предикату F, мы доказываем, что:
1) А удовлетворяет F,
2) для всякого натурального числа М имеет место импли­
кация
«если Л1|^А и М удовлетворяет F, то 7И| удовле­
творяет F».
Тогда всякое натуральное число, мажорируемое числом X,
удовлетворяет предикату F.
84 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

8. Если слово X является началом слова Z, то слово Y


такое, что XY^Z, единственно [§ 17.5.2]. Это единствен­
ное слово мы будем называть концевым дополнением слова X
в слове Z и обозначать
(1) (X-Z).
Согласно этому определению имеем:
8.1. Если X—начало Z, то концевое дополнение X в Z
есть конец Z.
8.2. Выражение (1) осмыслено тогда и только тогда,
когда X—начало Z.
8.3. (Х^ХГ)ГГ.
8.4. Если X—начало Z, то
(2) X(X^Z)SZ.
Докажем
8.5. Если Xz—начало Z, то
(3) (Х-Z) о g(Xg-Z).
В самом деле, тогда X—начало Z [3.1], и мы имеем
равенство (2) и аналогичное равенство
(4) Xg(^-Z)o:Z.
В силу равенств (2) и (4) имеет место равенство (3) [§ 17.5.2]
Легко доказываются следующие высказывания:
8.6. (A--Z)3LZ.
8.7. (Z —Z)°ZA.
8.8. Если X—начало Z, то
(X — ZK) Г (X Z) Y.
9. Если слово X является концом слова Z, то слово Y
такое, что KXSZ, единственно [§ 17.5.1]. Это единствен­
ное слово мы будем называть начальным дополнением слова
X в слове Z и обозначать
(5) (X-rZ).
Имеем
9.1. Если X—конец Z, то начальное дополнение X в Z
есть начало Z.
9.2. Выражение (5) осмыслено тогда и только тогда,
когда X—конец Z.
9.3. (Х^ГХ)гУ.
9.4. Если X—конец Z, то
(X-,Z)X°1Z.
$ 18] НАЧАЛА И КОНЦЫ СЛОВ 85

9.5. Если %Х—конец Z, то ч


(X-^Z)S(X£^Z)?.

9.6. (A-Z)SZ.
9.7. (Z-^Z)SA.
9.8. Если X—конец Z, то
' (X-rKZ)sy(X-^Z).

10. Для натуральных чисел мы введем операцию вычита­


ния как частный случай образования концевого дополне­
ния. А именно, мы положим при M^N

Имеем
10.1. Если M^.N, то (N—М) есть натуральное число [8.1].
10.2. Выражение (X—М) осмыслено тогда и только
тогда, когда Mt^N [8.2].
10.3. (AfA—Al) SA [8.3].
10.4. Если М^.Х, то
M(X — M)°LX [8.4].

10.5. Если М | X, то
(X—М) S((A—А4|) [8.5].

10.6. (A—А)£А [8.6].


10.7. (A —A)sA [8.7].
10.8. Если М^.Х, то
(XL—M)^(X--M)L [8.8].
10.9. A|S|A [§9.5(1)].
10.10. Если М^Х, то М(Х—М)°-(Х—М)М.
Доказательство. На время этого доказательства
будем говорить, что А правильно, если для всякого М та­
кого, что М. А, имеет место равенство
(1) А4(А—М) °:(А—Af)M.
Требуется доказать, что всякое натуральное число пра­
вильно.
А правильно [6.3, 10.7].
Допустим, что А правильно, и докажем правильность AJ.
86 СЕМИОТИКА 1ГЛ. 11

Пусть М N |. Тогда М М или М ~S. N | [6.5J. Если


А4 /V, то имеет место равенство (1), в силу которого имеем
[10.8]
з:(ЛГ—М)М| [(1)]
2Е(#-Л1)|М [10.9]
г(Л/|—М)М [10.8].
Таким образом, при имеет место равенство

Оно имеет место и при A4s/V| [10.7]. Следовательно,


натуральное число 1V| правильно. Мы тем самым доказали
(материальную) импликацию
«если М правильно, то Л71 правильно» [§ 13.6.2].
Применяя теперь метод арифметической индукции, убеждаем­
ся в истинности высказывания 10.10.
Теперь докажем коммутативность сложения натураль­
ных чисел.
10.11. MN1S1NM.
Л4№М(МЛГ—М) [10.3]
7L(MN—M)M [6.20, 10.10]
&NM [10.3].
11. Во многих случаях, особенно когда натуральные и
рациональные числа будут выступать не в качестве основных
объектов рассмотрения, а в качестве их числовых характе­
ристик, мы будем пользоваться общепринятой арифметиче­
ской символикой, употребляя знак «=» для обозначения ра­
венства чисел, знаки «+» и «—» для обозначения операций
сложения и вычитания и т. п. В тех случаях, когда это не
будет вызывать каких-либо коллизий, мы специальных ого­
ворок делать не будем.

§ 19. Длина слова. Проекция слова на алфавит


1. Длина [Xй слова X может быть индуктивно опре­
делена *) равенствами
(1) [Л^Л,
(2) [X^ = [xq.
Методом индукции доказываются высказывания
*) См. замечание в § 17.3.2 (с. 69—70).
$ 19] ДЛИНА СЛОВА. ПРОЕКЦИЯ СЛОВА НА АЛФАВИТ 87

' 1.1. Длина всякого слова есть натуральное число.


1.2. [ХУЙ3£[ХЙ[ГЙ.
1.3. ]XYZd'5.[X°[Yd[Zd [1.2].
1.4. Если X—начало Y, то [Xd^[Yd [1-2].
1.5. Если Х^А, то [Xй А [(2)].
1.6. [Х32Л тогда и только тогда, когда ХгЛ [(1),
1.5].
1.7. Если X—собственное начало Y, то [Xй < [Vй [1.2,
1.6, § 17.5.2].
2. Методом ограниченной арифметической индукции не-
* трудно доказать высказывание
2.1. Каковы бы ни были слово X и натуральное число М,
мажорируемое длиной слова X, существует начало Y слова
X такое, что
(1) [гам.
Докажем также
F 2.2. Каковы бы ни были слово X и натуральное число М,
t меньшее [Xй, существует собственное начало Y слова X
» такое, что
I [К3г,м.
X В самом деле, при этих условиях М [Xй [§ 18.6.8], и
£ потому существует начало Y слова X, удовлетворяющее
I условию (1) [2.1]. Так как М < [Xй , имеем
I [Ий < [X».
i и потому, согласно определению собственного начала,
[ГЙ^[ХЙ
и, следовательно, У^Х. Таким образом, Y—собственное
начало X, что и оставалось доказать.
Докажем
2.3. Если XS1YXZ, moYlAuZZA.
Пусть X 3 YXZ. Тогда
[Хй£[Гй[Хй[гй [1.3]
з?[хй[Уй[гй [§ i8.io.il],

откуда последовательно
[Уй[гй2А [§ 17.5.2],
[У"лЛ [§ 17.6.3],
[ZdSA [§ 17.6.3],
Угл [1-6],
Z2A [1-6].
88 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

Имеем далее
2.4. Если. Х;£Д, то ХУ не есть начало Y [2.3].
3. Проекцией слова Р в алфавите А на алфавит Б мы
будем называть слово, получаемое из Р выбрасыванием
всех букв, не являющихся буквами алфавита Б. Проекцию
слова Р на алфавит Б мы будем обозначать символом
[РБ.
Более точно:
[Ав^А,
j [РБ£, если g—буква алфавита Б,
{ [У36, если £ не есть буква алфавита Б.
Эти равенства и будут служить индуктивным определением *)
проекции слова на алфавит. С их помощью легко доказы­
ваются два следующих высказывания:
3.1. Проекция слова в алфавите А на алфавит Б есть
слово в проекции алфавита )А
** на алфавит Б.
3.2. [PQBS[PB[QB.
4. Длина проекции слова Р на алфавит Б выражается
следующим образом:

При любом Р значение этого выражения может быть най­


дено.
Имеем высказывания:
4.1. [[PQB'3S[[PB'3 [[QBd [1.2, 3.2J.
4.2. Если Q°1RPS, то [[Рвз<[[QBa [4.1ф
4.3. Если I—буква алфавита Б, то [[^Бйл.|.
4.4. [[АМ2А.
4.5. Если алфавиты А и Б не имеют общих букв, то
[РБ$А
для всякого слова Р в алфавите А [3.1].

§ 20. Умножение слова на натуральное число


1. Определим индуктивно
)
* произведение (PxN) слова Р
в алфавите А на натуральное число N с помощью равенств
(1) (РхА)^А,
(2) (PxN\)^(Px.N)P.
*) См. замечание в § 17.3.2 (с. 69—70).
**) Алфавит А при этом рассматривается как слово (см. § 2.7).
Проекция его на алфавит Б снова является алфавитом.
§21] ТЕОРЕМА О НАИМЕНЬШЕМ ЧИСЛЕ 89

Легко доказываются следующие высказывания.


1.1. (Р X N) есть слово в рассматриваемом алфавите А
[индукция по N при фиксированном Р].
1.2. (PxMN)^-(PxM) (PxN) [(1), (2), индукция по N
при фиксированных Р и А4].
1.3. (MNxL)°l(MxL)(NxL) [(1), (2), § 18. 10.11, индук­
ция по L при фиксированных М и 7V],
1.4. ((РхМ)х N) 2 (Px(MxN)) [(1), (2), 1.2, индукция по
N при фиксированных Р и Л4].
1.5. (Ах N)^A [индукция по Af, (1),(2)].
1.6. (|хЛГ)$ЛГ [индукция по Af, (1),(2)J.
1.7. [(ZxN)d^N [(2), § 19.1(2), индукция по А/].
1.8. (MxN)'S.(NxM) [индукция по N при фиксирован­
ном М, 1.5, (2), 1.6, 1.3].
2.В дальнейшем вместо (£>xN), где £—буква, a Af —
натуральное число, мы часто будем употреблять запись %>N.

§ 21. Теорема о наименьшем числе


1. Докажем следующую лемму:
1.1. Всякое слово в алфавите 0| имеет вид RS, где R—
слово в алфавите 0, a S либо пусто, либо имеет началом
черточку |.
Пусть W — слово в алфавите 01. Построим слово V,
определив его следующим образом:
(1) У—(0Х[Гй).
V есть слово в однобуквенном алфавите 0 [§ 20.1.1]. При
этом
(2) [У^[ГЙ [(1), § 20.1.7].
Согласно теореме § 18.5.6 построим слова R, S и Т в алфа­
вите 0] такие, что
| (3) W±RS,
$ (4) V^RT
9, и что S и Т взаимно просты слева.
I Так как V—слово в алфавите 0, R и Т также суть
I слова в этом алфавите [(4)]. Имеем [Pd[S3^[P3[Ta [(2)—
t (4), § 19.1.2], откуда
| (5) [5й Г [Г
* [§ 17.5.2].

ж Если Тз:Л, то SSA [§ 19.1.6,(5)] и осуществляется


• первая из возможностей, предусмотренных в лемме 1.1.
90 СЕМИОТИКА (ГЛ. II

Если же Т^А, то S^A [§ 19.1.6,(5).] В этом случае не­


пустое слово Т в алфавите 0 имеет началом букву 0, а не­
пустое слово 3 в алфавите 0| имеет началом букву, отлич­
ную от 0, ввиду взаимной простоты слева слов S и Т
[§ 18.5.4]. Таким образом, в данном случае 3 имеет нача­
лом букву | и осуществляется вторая из возможностей,
указанных в лемме 1.1. Ввиду (3) и того, что 7? есть слово
в 0, лемма 1.1 доказана.
2. Пусть F — одноместный арифметический предикат, М.
— натуральное число. Будем говорить, что М есть наимень­
шее число, удовлетворяющее F, если М. удовлетворяет F, а
всякое натуральное число, меньшее М, не удовлетворяет F.
Докажем следующую теорему о наименьшем числе:
2.1. Каковы бы ни были разрешимый одноместный ариф­
метический предикат F и удовлетворяющее ему натуральное
число, может быть указано наименьшее число, удовлетворяю­
щее F.
Пусть F — разрешимый одноместный арифметический пре­
дикат, и пусть натуральное число N удовлетворяет F. По­
строим характеристический оператор предиката F, опреде­
лив его следующими равенствами:
[ |, если М удовлетворяет F,
(1)
| 0, если М не удовлетворяет F.
Здесь [М
* означает результат применения *) характеристи­
ческого оператора предиката F к числу М. Построим далее
развертку предиката F, определив ее следующими рекур­
):
сивными равенствами **
(2) [АЕ^А,
(3) [М |е ^[Ме [М
.
*
Здесь [Л1Е означает результат применения развертки преди­
ката F к натуральному числу М. Характеристический опе­
ратор предиката F, очевидно, применим ко всякому нату­
ральному числу и перерабатывает его в букву алфавита 01.
Развертка предиката F также применима ко всякому нату­
ральному числу и перерабатывает его в слово в алфа­
вите 0|.
*) Разрешимость предиката F позволяет при заданном М найти
значение этого результата.
**) Снова см. замечание в § 17.3.2 (с. 69—70). Учитывая опыт,
приобретенный читателем, мы в дальнейшем ограничим число ссылок
на это замечание.
в 21] ТЕОРЕМА О НАИМЕНЬШЕМ ЧИСЛЕ 91

Методом арифметической индукции легко доказывается


равенство
(4) [[Л^Ш
Докажем, что для всякого натурального М. и всякого начала
Т слова [А4Е имеет место равенство
(5) [[Тае г Т.
На время доказательства будем говорить, что натураль­
ное число М правильно, если равенство (5) имеет место для
всякого начала Т слова [А4е. Предикат «М правильно», оче­
видно, разрешим. Докажем, что всякое натуральное число
правильно.
Пустое слово А правильно [§ 18.2.3, § 19.1 (1),(2)]. До­
пустим, что слово М правильно, и докажем, что тогда и
слово М | правильно.
Пусть Т — какое-нибудь начало слова [М |Е, т. е. слова
[Л4Е[А4Х. Так как слово [Мх однобуквенно, слово Т либо
является началом слова [МЕ, либо совпадает с [Л1Е [Л4Х
[§ 18.1.2]. В первом случае равенство (5) имеет место, так
как М правильно. Во втором случае это равенство также
имеет место, так как в этом случае
[Таг[[МЕ<?[[М
* а [§ 19.1.2]
[(4),(1)],
и потому
[[7^Г[Л1|Е
32[Л1Е[Л1
* [(3)]
з:Т.
Применяя метод арифметической индукции, заключаем,
что всякое натуральное число правильно.
Завершим теперь доказательство теоремы 2.1.
Так как И Iе есть слово в алфавите 0|, к нему приме­
нима лемма 1.1, в силу которой существуют слова R и S
такие, что
(6) [W|e3l7?S,
причем R есть слово в алфавите 0, a S либо пусто, либо
имеет началом букву |.
Покажем, что длина слова R есть искомое наименьшее
число, удовлетворяющее предикату F. Так как N удовлет-
92 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

воряет предикату F, имеем


(7) * $ |.
И
Значит,
(8) [(6),(3)]
3=[^1 [(7)].
Следовательно, не есть слово в алфавите 0 в отличие
от R. Поэтому
S А
и, согласно альтернативе для S (SSA или S имеет нача­
лом |), S имеет началом |, т. е. существует слово U та­
кое, что
(9) Szr|[/.
Имеем поэтому
Ple Р [(6), (ЭД
Таким образом, 7?| есть начало [А|Е. По доказанному выше
отсюда следует, что
(10) № 31 Я |.
С другой стороны,
[[/? |^31[[^ |е [§ 19.1.2]
(И) 31 [[/?<>E [[/?<
* [(3)].
Таким образом,
(12) Я|21[[ЯЙЕ[[^ [(Ю), (И)]-
Здесь [[7?ах—однобуквенное слово. Следовательно,
[[Ял^| [§ 17.4.1],
а это означает, что натуральное число удовлетворяет
предикату F [(1)]. Остается доказать, что никакое меньшее
число не удовлетворяет F.
Пусть натуральное число L таково, что
L < [ЯФ
Тогда существует собственное начало Y слова R такое, что
(13)
[§ 19.2.2]. Существует Т такое, что
(14) R1LYT.
§221 ПАРЫ СЛОВ 93

Т^Х, так как Y^lR. Y и Т суть слова в алфавите О,


так как R—слово в этом алфавите. Так как Т^А, суще­
ствует слово U такое, что
(15) TS0U.
Имеем
[N\eSRS [(6)]
SYTS [(14)]
S YQUS [(15)].
Таким образом, /0 есть начало слова [А|е. Поэтому
Г0г[[У0ЙЕ
^[[П£ [§ 19.1(2)]
*
[рт
Г[[Г< [(3)].
Здесь [[Kdx—однобуквенное слово. Следовательно,
[[K^SO [§ 17.4.1],
т. е.
[УдО [(13)].
Это означает, что L не удовлетворяет предикату F, что и
требовалось доказать.

§ 22. Пары слов


1. В этом параграфе мы будем по-прежнему считать фик­
сированным алфавит А и, если не оговорено противное, бу­
дем подразумевать под «словами» слова в алфавите А. Кроме
того, мы фиксируем букву а — произвольную букву, не яв­
ляющуюся буквой алфавита А. Буквы Р, Q, R и S мы будем
применять как вербальные переменные в алфавите А, а бук­
вы X и У — как вербальные переменные в алфавите Аа.
Докажем высказывание
1.1. Если PaXSQaY, mo PSQ и X S Y.
Пусть PaXSQaY. Тогда Ра и Q суть начала одного
и того же слова, и потому Ра есть начало Q или Q есть
начало Р [§ 18.4.6]. Но Ра не есть начало Q, так как Q,
будучи словом в алфавите А, не содержит букву а. Таким
образом, Q есть начало Р. Аналогично усматриваем, что Р
есть начало Q. Следовательно, PSQ. Отсюда далее следует,
что XSY [§ 17.5.2].
Аналогично доказывается
1.2. Если XaRSYaS, то RsS и XSY.
94 СЕМИОТИКА [ГЛ. П

Из высказывания 1.1 следует высказывание


1.3. Если PaR S QaS, то P^Q и R^S.
2. Слово PaR в алфавите Аа мы будем называть парой
слов Р и R в алфавите А. Слово Р будем называть первым эле­
ментом пары PaR, а слово R — вторым элементом этой па­
ры. В силу 1.3 и определения пары имеем
2.1. Две пары слов совпадают тогда и только тогда, когда
совпадают их первые элементы и совпадают их вторые эле­
менты.
3. В нашем определении пары слов буква а играет роль
«знака препинания», отделяющего первый элемент пары от
второго. Разумеется, эту роль можно поручить и какой-
нибудь другой букве е, лишь бы она не входила в алфавит А.
Поступая таким образом, мы будем специально подчеркивать
выделенный характер е и говорить не просто о парах, а об
е-парах слов в алфавите А.

§ 23. Вхождения
1. Мы говорим, что слово Р входит в слово Q, если
существует пара слов такая, что R — первый элемент этой
пары, S—второй и что
Q °LRPS.
Мы говорим тогда также, что слово Q содержит слово Р.
1.1. Двуместный вербальный предикат
(1) «Р входит в Q»
полуразрешим.
Это очевидно из определения данного предиката.
Ввиду 1.1 импликации с посылками вида (1) могут быть
рассматриваемы как усиленные.
Докажем усиленную импликацию
1.2. Если Р входит в Q, то существует U такое, что Р
есть начало U, a U — конец Q.
Фиксируем Р и Q. В развернутом виде импликация 1.2
выглядит следующим образом:
1.2.1. Если существует пара слов RaS такая, что
Q&RPS, то существует U такое, что Р есть начало U, a U—
конец Q.
В силу нашего соглашения о понимании усиленных импли­
каций высказывание 1.2.1 означает то же, что и высказывание
1.2.2. Какова бы ни была пара слов RaS, если QalRPS, то
существует U такое, что Р — начало U, a U — конец Q.
§231 ВХОЖДЕНИЯ 95

Высказывание 1.2.2 нам и надо доказать. Для этого нам


надо уметь для любой пары слов RaS устанавливать истин­
ность материальной импликации
«если Q^RPS, то существует U такое, что Р—нача­
ло U, a U—конец Q».
Такое U мы действительно умеем строить: достаточно поло­
жить U PS.
Докажем обратную усиленную импликацию
1.3. Если существует U такое, что Р — начало U, a U —
конец Q, то Р входит в Q.
Фиксируем Р и Q. Нетрудно видеть, что импликация 1.3
означает то же, что и высказывание
1.3.1. Каково бы ни было U, если Р — начало U, a U —
конец Q, то Р входит в Q.
Для доказательства этого высказывания надо уметь для
любого U доказывать истинность материальной импликации
1.3.2. Если Р — начало U,aU — конец Q, то Р входите Q.
Предположим, что истинна посылка импликации 1.3.2.
Тогда существуют слова R и S такие, что
UjlPS
и
Q&RU.
Отсюда Q^RPS, и из слов R u S, разумеется, можно
образовать пару RaS. Таким образом, Р входит в Q. Мате­
риальная импликация 1.3.2, таким образом, доказана и
вместе с ней доказана теорема 1.3.
Теоремы 1.2 и 1.3 могут быть переформулированы так:
1.4. Если Р входит в Q, то Р есть начало некоторого кон­
ца Q.
1.5. Если Р есть начало некоторого конца слова Q, то Р
входит в Q.
Эти теоремы дают возможность следующим образом соста­
вить список всех слов, входящих в данное слово Q.
Составляем список всех концов слова Q [§ 18.2.7]. Для
каждого элемента этого списка (т. е. для каждого конца сло­
ва Q) составляем список всех его начал [§ 18.2.6]. Объединяем
последние списки, что дает искомый список всех слов, входя­
щих в Q. В самом деле, всякое слово, входящее в Q, является
элементом результирующего списка [1.4] и всякий элемент
результирующего списка входит в Q [1.5].
Располагая списком всех слов, входящих в данное слово Q,
мы сможем для всякого слова Р выяснить, входит ли оно в Q.
96 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

Для этого нам достаточно сравнить Р с каждым элементом


списка [§ 11.7.21. Если сравнение даст положительный резуль­
тат для некоторого элемента списка, то Р входит в Q. Если же
для всякого элемента сравнение даст отрицательный резуль­
тат, то Р не входит в Q.
В силу этого имеем
1.6. Двуместный вербальный предикат
«Р входит в Q»
разрешим.
Ввиду этого импликации 1.4 и 1.5 можно рассматривать как
материальные. Так как они взаимно обратны, их можно объе­
динить, что дает
1.7. Слово Р тогда и только тогда входит в слово Q, когда Р
есть начало некоторого конца Q.
Аналогично доказывается
1.8. Слово Р тогда и только тогда входит в слово Q, когда Р
есть конец некоторого начала Q.
2. Легко доказываются следующие два высказывания:
2.1. Всякое начало и всякий конец слова Р входят в Р.
В частности, во всякое слово входит оно само и пустое слово.
2.2. Если Р входит в Q, a Q входит в R, то Р входит в R.
Докажем высказывание
2.3. Если Р входит в Q, a Q входит в Р, то PsLQ.
Пусть Р входит в Q, a Q входит в Р. Тогда сущест­
вуют пары RaS и TaU такие, что
(1) QsxRPS
и
(2) PS.TQU.
Имеем
(3) Р г TRPSU [(2), (1)],
[Рд ъ [TRd [Ра [Si/-? [(3), §19.1.3]
(4) Г [/«[77?а [АТ/5 [§ 18.10.11],
(5) A °l [TRd[SUd [§ 17.5.2,(4)],
(6) [TR d ^A [(5), § 17.6.3],
(7) [SU<>3l A [(5), § 17.6.3],
(8) TR^A [(6), § 19.1.6],
(9) SU SA [(7), §19.1.6],
(Ю) R°LA [(8), § 17.6.3],
(И) SS.A [(9), § 17.6.3],
PS1Q [(1), (Ю), (П)],
что и требовалось доказать.
5 23J ВХОЖДЕНИЯ 97

3. Будем называть вхождениями (точнее, ^-вхождениями


в алфавите А) слова вида P S,
* где Р, Р и 5—слова
в алфавите А, а *—буква, не принадлежащая А.
3.1. Если вхождения R S
*
P и TV
U
* совпадают,
то R1LT, P&.U и S31JZ.
Это легко доказывается с помощью § 22.1.2. Теорема 3.1
утверждает, что всякое вхождение представляется в виде
*
S
P единственным образом. Слово R называется левым
крылом вхождения R S,
P
* слово Р—основой, этого вхож­
дения, слово S—правым крылом этого вхождения.
В силу 3.1 и определения вхождения имеем';
3.2. Вхождения X и Y тогда и только тогда совпадают,
когда совпадают их левые крылья, совпадают их основы и
совпадают их правые крылья.
Вхождения с основой Р мы будем называть вхождениями
слова Р; вхождения P S
* такие, что RPS&Q, мы
будем называть вхождениями в слово Q; вхождения слова Р,
являющиеся вхождениями в слово Q, будем называть вхож­
дениями слова Р в слово Q.
Имеем очевидно
3.3. Трехместный предикат
«X есть вхождение Р в Q»
разрешим.
Имеет место материальная импликация
3.4. Если Р входит в Q, то существует вхождение X
слова Р в слово Q.
В самом деле, тогда существует пара RaS такая, что
Q1S.RPS, и, полагая X^--R
S,
*
P мы видим, что X есть
вхождение Р в Q.
Обратная импликация
«если существует вхождение Р в Q, то Р входит в Q»
может быть рассматриваема как усиленная [3.31. Эта усилен­
ная импликация утверждает то же, что и высказывание общ­
ности:
«каково бы ни было X, если X — вхождение слова Р
в слово Q, то Р входит в Q».
Последнее, очевидно, верно. Таким образом, имеем
3.5. Если существует вхождение слова Р в слово Q, то Р вхо­
дит в Q.
Ввиду 3.4, 3.5, а также правила modus ponens для матери­
альной импликации [§ 13.4.1 ] и для усиленной импликации
4 А. А. Марков, Н. М. Нагорный
98 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

[§ 14.2.1], мы можем использовать имеющийся метод распозна­


вания истинности предиката
«Р входит в Q»
для построения метода распознавания истинности предиката
«существует вхождение Р в Q».
Таким образом, имеем
3.6. Двуместный предикат
«существует вхождение Р в Q»
разрешим.
Это дает возможность рассматривать импликацию 3.5 как
материальную. Объединяя ее с материальной импликацией 3.4,
получаем
3.7. Слово Р тогда и только тогда входит в слово Q, когда
существует вхождение Р в Q.
Легко доказывается высказывание
3.8. Если R есть левое крыло некоторого вхождения слова Р
в слово Q, то RP есть начало Q.
Это высказывание мы понимаем как равнозначное следую­
щей усиленной импликации:
3.9. Если существует X такое, что X есть вхождение
слова Р в слово Q и R есть левое крыло X, то RP есть на­
чало Q.
В качестве таковой 3.9 без труда доказывается.
Также легко доказывается
3.10. Если RP есть начало Q, то R есть левое крыло некото­
рого вхождения слова Р в слово Q.
Эту импликацию мы можем понимать и как материальную
[§ 18.2.8] и как усиленную. Она верна при обоих пониманиях
[§ 14.3].
Объединяя материальные импликации 3.8 и 3.10, полу­
чаем
3.11. Слово R тогда и только тогда является левым крылом
некоторого вхождения слова Р в слово Q, когда RP является на­
чалом слова Q.
Аналогично получаем
3.12. Слово S тогда и только тогда является правым крылом
некоторого вхождения слова Р в слово Q, когда PS является кон­
цом Q.
4. Вхождение с пустым левым крылом мы будем называть
начальным вхождением. Вхождение с пустым правым крылом
мы называем концевым вхождением.
§23] ВХОЖДЕНИЯ 99

Следующие высказывания легко доказываются:


4.1. Начальное вхождение слова Р в слово Q существует тогда
и только тогда, когда Р есть начало Q; концевое вхождение слова
Р в слово Q существует тогда и только тогда, когда Р есть конец
Q. В случае существования начального вхождения слова Р в слово
Q такое вхождение Р в Q единственно и имеет вид
*P
*
(P'-Q).
В случае существования концевого вхождения слова Р в слово
Q такое вхождение Р в Q единственно и имеет вид
*
(P-^Q)
P
.

Р
4.2. ** есть начальное вхождение пустого слова в Р;
Р
** есть концевое вхождение пустого слова в Р.
5. Нас теперь будут интересовать различные вхождения
слова Р в слово Q, где Р и Q фиксированы. Для краткости мы
в данном пункте будем называть их просто «вхождениями»,
не упоминая Р и Q.
5.1. Вхождения X и Y тогда и только тогда совпадают,
когда совпадают их левые (правые) крылья [§ 17.5.2, 3.2,
§ 17.5.1].
Будем говорить, что вхождение X предшествует вхожде­
нию Y, если левое крыло X есть собственное начало левого
крыла Y.
5.2. Для вхождений X и Y имеет место одно из трех-.
X предшествует Y, Y предшествует X, [§18.4.5,
§ 18.4.1].
5.3. Вхождение не предшествует самому себе [§ 18.4.17].
г 5.4. Если вхождение X предшествует вхождению Y, а ¥
предшествует вхождению Z, то X предшествует Z [§ 18.4.18].
Докажем высказывание
5.5. Три возможности, указанные для вхождений X и Y
в теореме 5.2, исключают другдруга. Иначе говоря, невозможно,
чтобы X предшествовало Y и Y предшествовало X; невозможно,
чтобы X предшествовало Y и совпадало с Y; невозможно, чтобы
Y предшествовало X и совпадало с X.
Действительно, второй и третий случаи сразу отпадают
согласно 5.3. Если бы имел место первый случай, то вхождение
X предшествовало бы самому себе [5.4], что невозможно в си­
лу 5.3.
Докажем высказывание
5.6. Если вхождение X предшествует вхождению Y, то
правое крыло Y есть собственный конец правого крыла X.
4*
100 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

Пусть R, S, Т и U означают соответственно левое крыло'Х,


правоекрыло X, левое крыло Y иправое крыло Y. Имеем
(1) RPSoiQ,
(2) TPU'S.Q.

Так как Xпредшествует Y, R естьсобственное начало Т


и существует слово V такое, что
(3) T3LRV,
(4) V#A,
так как Т ^R [(3)]. Имеем
(5) RPStlRVPU [(1)-(3)],
(6) PS^VPU [(5), § 17.5.2].
Если бы слово S было концом U, то имелось бы слово
W такое, что
(7) U1LWS,
и мы имели бы
(8) P&VPW [(5), (6), §17.5.1],

откуда VsA [(8), § 19.2.3] вопреки (4).


Таким образом, S не есть конец U, и потому в силу того, что
S и U суть концы одного и того же слова [(6)], U есть собствен­
ный конец S [§18.4.91, что и требовалось доказать.
Аналогично доказывается
5.7. Если правое крыло вхождения Y есть собственный конец
правого крыла вхождения X, то X предшествует Y.
В силу 5.6 и 5.7 имеем
5.8. Вхождение X тогда и только тогда предшествует
вхождению Y, когда правое крыло вхождения Y есть собствен­
ный конец правого крыла вхождения X.
Будем называть глубиной вхождения X длину левого крыла
вхождения X.
5.9. Если вхождение X предшествует вхождению Y, то глу­
бина X меньше глубины Y [§ 19.1.7].
5.10. Если глубина вхождения X меньше глубины вхожде­
ния Y, то X предшествует Y [5.2, 5.9, § 18.8.7, § 18.8.8,
§ 18.8.12].
5.11. Если глубины вхождений X и Y совпадают, то XSV
[5.2, 5.9].
$231 ВХОЖДЕНИЯ 101
6. Вхождение слова Р в слово Q, предшествующее всякому
другому вхождению Р в Q, мы называем первым вхождением
слова Р в слово Q.
Имеем очевидно
6.1. Если слово Р является началом слова Q, то началь­
ное вхождение Р в Q [4.1] является первым вхождением Р
в Q.
6.2. Вхождение ** Р есть первое вхождение пустого
слова в Р [4.2, 6.1].
Докажем следующую теорему существования первого
вхождения:
6.3. Если слово Р входит в слово Q, то существует первое
вхождение слова Р в слово Q.
Пусть Р входит в Q. Тогда имеется вхождение X слова Р
в слово Q [3.4]. Обозначим буквой N глубину X. Построим
следующий одноместный арифметический *) предикат F со
свободной натуральной переменной М:
«существует вхождение Р в Q с глубиной Л4»
или, что то же самое,
«Л4 есть глубина некоторого вхождения Р в Q».
Предикат F, как легко видно, разрешим. Натуральное чис­
ло N ему удовлетворяет. Поэтому к F и X применима теорема о
наименьшем числе [§21.2.1], согласно которой может быть
построено наименьшее число, удовлетворяющее F. Пусть это
будет L. Число L удовлетворяет F, тогда как всякое число,
меньшее L, не удовлетворяет F. Так как L удовлетворяет F,
имеется вхождение Y слова Р в Q с глубиной L. Покажем, что
Y есть искомое первое вхождение Р в Q.
Пусть Z — какое-нибудь вхождение Р в Q, отличное от Y.
Согласно построению предиката F глубина Z удовлетворяет F.
Поэтому глубина Z не меньше L, т. е. глубины Y. Глубина Z
отлична от глубины Y, так как Z~£Y [5.11]. Следовательно,
глубина Y меньше глубины Z [§ 18.6.8]. Поэтому Y предшест­
вует Z [5.10].
Таким образом, Y предшествует всякому другому вхожде­
нию слова Р в Q, т. е. Y есть первое вхождение Р в Q, что и
требовалось доказать.

*) Арифметическими мы называем предикаты с натуральными свобод­


ными переменными. Допустимыми значениями таких переменных являются
натуральные числа. См. § 10.1.
102 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

Истинность следующего высказывания почти очевидна:


6.4. Если слово Р входит в слово Q, то первое вхождение сло­
ва Р в Q единственно [5.5].
7. Легко доказывается следующее высказывание:
7.1. Если X —вхождение слова Р в слово Q, то RX есть
вхождение слова Р в слово RQ и XR есть вхождение слова Р
в слово QR.
Согласно 7.1, если X и Y — вхождения слова Р в слово Q,
то RX и RY тоже суть вхождения слова Р в одно и то же слово
RQ. Поэтому можно говорить о предшествовании вхождения
RX вхождению RY. Можно также говорить о предшествовании
вхождения XR вхождению YR. Легко доказываются следую­
щие высказывания:
. 7.2. Если X и Y —■ вхождения слова Р в слово Q, то RX
тогда и только тогда предшествует RY, когда X предшест­
вует Y.
7.3. Если X и Y — вхождения слова Р в слово Q, то XR
тогда и только тогда предшествует YR, когда X предшест­
вует Y.
Докажем высказывание
7.4. Если X — первое вхождение слова Р в слово Q, то XR
есть первое вхождение слова Р в QR.
Пусть X есть первое вхождение слова Р в слово Q. Обо­
значая через S левое крыло X, через Т правое крыло X,
имеем
(1)
(2) TR.
XR±S
P
*
XR есть вхождение слова Р в слово QR [7.1]. Покажем,
что XR предшествует всякому другому вхождению Р
В QR.
Пусть У—вхождение Р в QR, и пусть
(3) Y^XR.
Требуется доказать, что XR предшествует Y. Обозначая
через U левое крыло У, через V—правое крыло У, имеем
(4) Р
*
У.
У^1/
Так как X — вхождение в Q, а У—вхождение в QR, имеем
(5) SPTjlQ [(1)],
(6) UPV1LQR [(2)],
(7) UPV 2 SPTR [(5), (6)].
§231 ВХОЖДЕНИЯ 103

Если бы мы имели U ~S.S, то имели бы также VslTR,


[(7), § 17.5.2], и вхождения XR и Y совпадали бы [(2), (4)]
вопреки (3). Следовательно,
(8) U X S.
Покажем, что U не -может быть собственным началом S.
Допустим, что U—собственное начало S. Тогда имеется
слово W такое, что
(9) S1LUW.
В силу (8)
(10) [(9)].
Имеем
(11) PV1LWPTR [(7), (9)].
В силу (10) и § 19.2.3 WP не есть начало Р. Поэтому Р
есть начало WP [(11), § 18.3.4] и существует слово К
такое, что
(12) WP1LPK.
Имеем
Q1LUPKT [(5), (9), (12)].
Таким образом,
(13)
есть вхождение слова Р в слово Q. Левое крыло этого вхожде­
ния есть собственное начало левого крыла вхождения X.
Следовательно, вхождение (13) предшествует вхождению X.
Это противоречит тому, что X — первое вхождение Р в Q.
К этому противоречию мы пришли, предположив, что U —
собственное начало S. Следовательно, U не есть собственное
начало S’. Поэтому S есть начало U [§ 18.4.5, (7)]. В силу (8)
S есть даже собственное начало U. Поэтому вхождение XR
предшествует вхождению Y, что и требовалось доказать.
Докажем высказывание
7.5. Если X — первое вхождение слова Р в слово Q и Р не
есть начало слова SQ, то SX есть первое вхождение слова Р в сло­
во ±Q-
Обозначая через U левое крыло X, через V — правое кры­
ло X, имеем
(14) х х и * р * v.
104 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

|Х есть вхождение слова Р в слово 17.1]. Требуется дока­


зать, что IX предшествует всякому отличному от вхожде­
нию слова Р в слово SQ.
Пусть Y — вхождение слова Р в слово 1-Х, и пусть
(15) У^1Х.
Обозначая через R левое крыло Y, через S—правое крыло Y,
имеем
(16) Y^R
P
S
*
и
(17) RPS^IQ.
Если бы слово R было пустым, слово Р было бы началом
слова вопреки предположению. Таким образом, R^ А
и существуют слово Т и буква т| такие, что
(18) R г\Т.
Имеем
(19) ^TPS^IQ [(17), (18)],
и потому
(20) П-М [(19)],
(21) TPS1LQ [(19)],
(22) R^T [(18), (20)].
Таким образом, Т * Р * S есть вхождение слова Р в слово Q
[(21)]. Имеем
(23) V
%X3lIU
P
* [(14)],
(24) P
Y^%T
S
* [(16), (22)].
Отсюда
(25) [(23), (24), (15), 5.1],
(26) U^T [(25)],
Sj£X
P
T
* [(14), (26), 5.1].
Таким образом, есть вхождение слова Р в слово Q,
отличное от первого вхождения X слова Р в слово Q. Сле­
довательно, X предшествует T *
S.
P Поэтому £Х пред­
шествует [7.2], т. е. gX предшествует Y [(24)],
что и требовалось доказать.
Из”соответствующих определений легко следуют высказы­
вания:
1
ВХОЖДЕНИЯ 105

7.6. Если слово Р входит в слово Q, то левое крыло первого


вхождения слова Р в слово Q есть начало левого крыла всякого
вхождения Р в Q.
7.7. Если слово Р входит в слово Q, то правое крыло всякого
вхождения слова Р в слово Q есть конец правого крыла первого
вхождения Р в Q.
С помощью высказывания 3.11 легко доказывается
7.8. Слово R тогда и только тогда является левым крылом
первого вхождения слова Р в слово Q, когда соблюдаются условия:
а) RP есть начало Q;
б) каково бы ни было начало S слова Q такое, что SP также
есть начало Q, R есть начало S.
Аналогично с помощью 3.12 доказывается высказывание
7.9. Слово Т тогда и только тогда является правым крылом
первого вхождения слова Р в слово Q, когда соблюдаются условия:
а) РТ есть конец Q;
б) каков бы ни был конец U слова Q такой, что PU также
есть конец Q, U есть конец Т.
Легко доказывается высказывание
7.10. Если Р^.Х и Р входит в Q, то Р не входит
в левое крыло своего первого вхождения в Q.
8. Слово PSR мы будем называть результатом подста­
новки слова S вместо вхождения Р * Q * R.
Очевидно имеем
8.1. Для всякого вхождения X и слова S имеется однозначно
определенный результат подстановки слова S вместо X. Он
является словом в рассматриваемом алфавите.
Имеем далее
8.2. Если слово Q входит в слово Т, то имеется однозначно
определенный результат подстановки слова S вместо первого
вхождения слова Q в слово Т. Он тогда является словом в рас­
сматриваемом алфавите [6.3, 6.4, 8.1].
Результат подстановки слова S вместо первого вхождения
слова Q в слово Т мы будем обозначать символом
2 (S, Q, Т).
Таким образом, имеем
8.3. Выражение S (S, Q, Т) осмысленно тогда и только
тогда, когда слово Q входит в слово Т. В этом случае оно озна­
чает некоторое слово в рассматриваемом алфавите.
Из определения результата подстановки слова вместо вхож­
дения следует высказывание
8.4. Равенство
Q, Т)
106 СЕМИОТИКА [гл. и
имеет место тогда и только тогда, когда имеются начало U
слова W и конец V слова W такие, что:
а) U есть левое крыло первого вхождения Q в Т\
б) V есть правое крыло первого вхождения Q в Т;
в) W3LUSV.
Имеем, как легко видеть,
8.5. S(S, Л, T)slST.

§ 24. Системы слов

1. В этом параграфе мы будем иметь дело с алфавитом А и


двумя различными буквами * и у, не входящими в А. Под
«словами» будем понимать слова в алфавите А, если не оговоре­
но иное; под «вхождениями» — ^-вхождения в алфавите А.
Слова в алфавите Ау, начинающиеся буквой у и оканчиваю­
щиеся этой буквой, мы будем называть у-системами в алфавите
А или, короче,— системами.
Буквы Р, Q, R, S будут применяться как вербальные пере­
менные в алфавите А; буквы X, Y, Z — как вербальные пере­
менные в алфавите Ау.
Следующие высказывания очевидны:
1.1. Если X — система, то ХРу и уРХ суть системы.
1.2. Если X — система, то всякий конец X, начинающийся
буквой у, есть система и всякое начало X, оканчивающееся бук­
вой у, есть система.
1.3. Вербальный предикат в алфавите Ху «X — система»
разрешим.
Легко доказывается высказывание
1.4. Одноместный вербальный предикат в алфавите Ху
со свободной переменной Y «существуют система X и слово Р
в алфавите А такие, что Y 2 ХРу» разрешим.
Докажем высказывание
1.5. Всякая система, отличная от у, представима как
уРХ, где Р —слово в алфавите X, X — система.
Пусть Y—система и Y ^у. Покажем, что Y можно пред­
ставить в виде уРХ. По определению у есть начало системы Y,
и потому
(1) Y Г у (у-У) [§ 18.8.4],
где (у Y) -£Х, так как Y ^у [(1)]. Поэтому (у Y) имеет
последнюю букву [§ 17.4.3]. Ввиду (1) она является также
последней буквой системы Y, т. е. буквой у. Таким образом,
у входит в (у У), и потому существует первое вхождение
§241 СИСТЕМЫ СЛОВ 107

буквы у в слово (у
-
* Y) [§ 23.6.3]. Это вхождение имеет вид
(2) *
W,
P
y
где Р и W — слова в алфавите Ау. Ввиду того, что вхож­
дение (2) является первым вхождением у в (у -К),
* у не
входит в Р [§ 23.7.10]. Таким образом, Р есть слово в ал­
фавите А. Ввиду того, что (2) есть вхождение в (y^-Y),
имеем
(3) -Y)±PyW,
(y
*
и потому
Y^yPyW [(1), (3)]
ХуРХ,
где Х=^у!17. Будучи концом системы У, начинающимся бук­
вой у [(3)], X есть система [1.2], что и оставалось доказать.
Докажем следующую теорему:
1.6. Пусть F — одноместный вербальный предикат в алфа­
вите Ау. Пусть у удовлетворяет F, и пусть соблюдается сле­
дующее условие: «каковы бы ни были система X и слово Р в ал­
фавите А, имеет место импликация
если X удовлетворяет F, то уРХ удовлетворяет Е».
Тогда всякая система удовлетворяет F.
Пусть G означает следующий одноместный арифметический
предикат со свободной натуральной переменной X: «всякая
система, длина которой не превышает N, удовлетворяет F».
Число А удовлетворяет G, так как не существует систем длины,
не превышающей А [1.5]. Пусть натуральное число N удовле­
творяет G. Покажем, что Х| тоже удовлетворяет G.
Пусть X—система и [Xй ^Af|. Покажем, что X удов­
летворяет F. Если XSy.TO X удовлетворяет F по условию
теоремы. Пусть Х^у. Тогда существуют слово Р в алфа­
вите А и система Y такие, что
(4) ХЗГуЕУ [1.5].
Ввиду (4) [Кй < [Xй [§ 19.1.2], и потому [Yd^N. Так как
N удовлетворяет предикату G, Y удовлетворяет F. Поэтому
по условию теоремы и ввиду (4) X также удовлетворяет F.
Это мы доказали для всякой системы X, длина которой не
превышает X]. Следовательно, Х| удовлетворяет предикату G.
Итак, каково бы ни было натуральное число N, имеет место
импликация «если N удовлетворяет G, то Х| удовлетво­
ряет G». Таким образом, всякое натуральное число удовлет-
108 СЕМИОТИКА [ГЛ- II

воряет G. Отсюда легко следует, что всякая система удов­


летворяет предикату F, что и требовалось доказать.
С помощью теоремы 1.6 легко доказывается высказывание
1.7. Всякая система, отличная от у, представляется в виде
ХРу, где X — система, а Р — слово в алфавите X.
После этого аналогично 1.6 может быть доказана теорема
1.8. Пусть F — одноместный вербальный предикат в ал­
фавите Ау. Пусть у удовлетворяет F, и пусть соблюдается сле­
дующее условие: «каковы бы ни были система X и слово Р в ал­
фавите А, имеет место импликация
если X удовлетворяет F, то ХРу удовлетворяет А».
Тогда всякая система удовлетворяет F.
2. Будем называть атомами слова вида уРу, где Р — слово
в алфавите А. Будем называть элементами вхождения атомов
в системы. Будем называть элементами системы X вхождения
атомов в систему X.
Верно высказывание
2.1. Всякий элемент является вхождением однозначно опре­
деленного атома в однозначно определенную систему [§ 23.5.11.
Докажем следующую теорему:
2.2. Всякий элемент системы уРХ, где Р — еловое алфави­
те А, а X — система, имеет один из видов:
а) *
(ууРу “- X);
б) yPlF, где W—элемент системы X.
Пусть V—элемент системы уРХ, т. е. вхождение в уРХ
некоторого атома yQy, где Q—слово в алфавите А. Обозна­
чая крылья этого вхождения буквами Y и Z, имеем
(1) *
VsK
Z ,
yQy
(2) YyQyZ^yPX.
Так как у — начало системы X, имеем
(3) №Т(?-Х).
Рассмотрим два возможных случая: случай 1), когда
FSA, и случай 2), когда К^А.
В случае 1) имеем
(4) QyZsPy(y-X) [(2), § 17.5.2, (3)],
где Р и Q—слова в алфавите А, не содержащем буквы у.
Поэтому
(5) QSP
й S241 СИСТЕМЫ СЛОВ 109
<-
$ И
1(6) Z о (■(= - X )
[(4), § 22.1.1] и, следовательно,
*
Vo: vpv*( v-X) [(1), (5), (6)].
Таким образом, в случае 1) V имеет вид а).
Рассмотрим теперь случай 2). В этом случае Y имеет
началом букву у, ввиду чего
(7)
Имеем
(8) (y^-Y)yQyZ^PX [(2), (7), § 17.5.2].
*
-(у
У) у не есть начало слова Р в алфавите А. Так как
(у■‘-У)у и Р суть начала одного и того же слова [(8)],
-У)
Р есть начало слова (у
* [§ 18.4.6], и мы имеем
(9) р(р^.(т-у))г(т^у) [§18.8.4].

Поэтому
(Ю) (P^(y_Y))vQyZ&X [(8), (9), § 17.5.2].
Полагая
(И) yQy
U7^(P-(y-y))
Z
* ,

мы видим, что W есть вхождение атома •yQy в систему X


[(10), (11)] и, следовательно, элемент системы X. Вместе
с тем
V$y(v* Z
yQy
-K) [(1), (7)]
yQy
SyP(P-(y-y))
Z
* [(9)]
SlyPW [(11)].
Таким образом, в случае 2) V имеет вид б) и доказатель­
ство теоремы 2.2 завершено.
Аналогично имеем
2.3. Всякий элемент системы ХРу, где X—система,
а Р —слово в алфавите А, имеет один из видов:
а) (у —г X) * у Ру *
,
б) WPy, где W — элемент системы X.
Докажем теорему
2.4. Всякая система, отличная от у, начинается атомом.
по СЕМИОТИКА [ГЛ. II

Пусть X—система и Х^у. Тогда могут быть указаны


слово Р в алфавите А и система Z такие, что
XSyPZ [1.5].
Система Z имеет началом букву у, и потому
Zo:y(y-Z) [§ 18.8.4].
Следовательно,
XSyPy (y-'-Z),
причем уРу есть атом. Теорема тем самым доказана.
Аналогично доказывается высказывание
2.5. Всякая система, отличная от у, оканчивается атомом
[1.7].
3. Будем называть членами системы X слова Р (в алфавите
А) такие, что атом у Ру входит в X.
Будем говорить, что Р — первый член системы X, если
у Ру есть начало X; будем говорить, что Р — последний член
системы X, если уРу — конец X. Будем говорить, что система
X соединяет слово Р со словом Q, если Р — первый член X, а
Q — последний член X.
Имеем следующие верные высказывания:
3.1. Всякая система, отличная от у, имеет единственный
первый член и единственный последний член [2.4, 2.5, § 24.1.1,
§ 17.5.1, § 17.5.2].
3.2. Первый и последний члены системы, отличной от у,
суть ее члены.
3.3. Если X — система, то Р есть первый член системы
уРХ и последний член системы ХРу.
3.4. Если X — система, то всякий ее член есть член как
системы уРХ, так и системы ХРу.
3.5. Если X — система, то всякий член системы уРХ
либо совпадает с Р, либо есть член системы X [2.2, § 23.3.2,
§23.7.1, §17.5.1, §17.5.2].
3.6. Если X — система, то всякий член системы ХРу либо
совпадает с Р, либо есть член системы X [2.3, § 23.3.2, § 23.7.1,
§ 17.5.1, § 17.5.2].
Систему у естественно называть пустой-, никакое слово не
является ее членом. Разумеется, следует отличать пустую сис­
тему от пустого слова.
4. Какова бы ни была система X, имеет место неравен­
ство [[Х?а | *), и потому осмысленно выражение ([[Xv5—|)*
Число, являющееся его значением, мы будем называть объ­
*) [Xv здесь означает проекцию слова X на однобуквенный алфавит у.
§24] СИСТЕМЫ СЛОВ

емом системы X. Объем системы X мы будем обозначать


символом
[Х°.
Согласно определению имеем
(1) .[X°s([[Xv
_
* |)
и, следовательно,
[Х<>|2[[Х^ [(1)].
Здесь X — любая система.
4.1. Если система X отлична от у, то А < [Х° [2.4,
§ 19.4.1, § 19.4.3].
4.2. [y°S|.
5. Каждому элементу Y припишем в качестве его номера
натуральное число [[Zvd |, где Z—левое крыло Y. Номер
элемента Y будем обозначать символом
[Уд.
5.1. Номер всякого элемента X есть положительное нату­
ральное число.
Это непосредственно следует из определения номера эле­
мента.
5.2. Номер всякого элемента системы X мажорируется объе­
мом системы X.
Пусть Y — элемент системы X. Докажем, что
(1) [УД^[Х°.
Y есть вхождение в X однозначно определенного атома
уРу, где Р—слово в алфавите А [2.1]. Обозначим буквой Z
левое крыло Y. Имеем по определению номера элемента
(2) [Кдзг[[г
* ’|.
Слово Zy Ру является началом системы X [§ 23.3.8]. Поэтому
[[Zy Ру
* 0 < [[Xv* [§ 19.4.2],
откуда
(3) [[Z7* || *
[[XV [§ 19.4.1, § 19.4.3].
Следовательно,
(4) *
|C[X°
[[ZV [(3), 4(1), § 17.5.1],
т. е. имеем (1) [(4), (2)], что и требовалось доказать.
Докажем следующую теорему:
112 СЕМИОТИКА [ГЛ. И

5.3. Каковы бы ни были система X и натуральное число N


такое, что
(5)
может быть указан элемент Y системы X такой, что
(6)
Доказательство проведем методом ограниченной арифме­
тической индукции. Фиксируем систему X и рассмотрим
следующий одноместный арифметический предикат F со сво­
бодной переменной М:
(7) «может быть указан элемент Y системы X такой, что
[Уд Г М |».
■ Если Х^у, то [[Х7с* 2| и [Х°з:А [4(1)]. Тогда не су­
ществует натуральных чисел N, удовлетворяющих усло­
вию (5), и тривиально верно, что для всякого такого N
может быть указан элемент Y системы X, удовлетворяющий
условию (6) [§ 9.3]. В дальнейшем мы будем считать, что
Х^у. Тогда л начинается атомом [2.4], т. е. имеется слово Р
в алфавите А такое, что атом уРу есть начало X. Имеется
слово Z в алфавите Ау такое, что
(8) X&yPyZ.
Положим
(9) Y^
Z
* .
yPy
Ввиду (8) и (9) Y есть вхождение атома в систему X, т. е.
элемент этой системы. Левое крыло этого элемента пусто
и потому, согласно определению номера элемента,
[УДХ[[А^|
з:А| [§ 19.4.4].
Таким образом, натуральное число А удовлетворяет преди­
кату F.
Ввиду (8) имеем [[Xvd 11, и потому [Х° > | [4(1)],
а (ГХ°—|) есть натуральное число.
Пусть М—число, меньшее ([Х°—|). Докажем импли­
кацию
(10) «если М удовлетворяет F, то М | удовлетворяет Е».
Пусть М удовлетворяет F. Может быть указан элемент U
системы X такой, что
(Н) [ДА$Л1|.
5 24] СИСТЕМЫ СЛОВ 113

U есть вхождение однозначно определенного атома yQy в X.


Здесь Q—слово в алфавите А. Обозначая буквами V и W
левое и правое крылья вхождения U, имеем
(12)
Так как V—левое крыло U, имеем по определению номера
элемента
(13) [С/Д31[[У^|.
Имеем далее
(14) [(13), (11), § 17.5.1],
(15) [ртгм ||[[Г^ [(12), § 19.4.1, (14), § 19.4.3,
§ 19.4.5],
(16) *
[Х°гм |[[Г ’ [(15), § 18.10.11, 4(1), § 17.5.1].
Так как, по предположению, Л4 < ([Х°—|), имеем М | < [Х°.
Следовательно,
[[Г^А [(16), § 18.6.12],
и потому
Г^А [§ 19.4.4]
и
(П) уГХт [§ 17.5.2].
ylF является концом системы X [(12)] и, следовательно,
системой [1.2]. В силу (17) yW начинается атомом, т. е.
имеется слово R в алфавите А такое, что есть начало
слова yW [2.4]. Имеем
(18) yW'olyRy (yRy *
-yW) [§ 18.8.4],
(19) X^VyQyRy(yRy
*
-yW) [(12), (18)].
Положим по определению
(20) T^VyQ
yyRy
(
* Ry ‘-yW).
Т есть вхождение атома yRy в систему X [(19), (20)], т. е.
элемент системы X. Левым крылом Т является слово VyQ,
для которого имеем
[[yT*
:E[V
Q ’| [§ 19.4.1, § 19.4.3, § 19.4.5]
<ЕМ| [(14)].
Отсюда по определению номера элемента
[Ta3l[[V7Qv5|
3ZM ||.
114 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

Таким образом, число М. | удовлетворяет предикату F. Им­


пликация (10) тем самым доказана [§ 13.6.2].
Применяя метод ограниченной арифметической индукции,
мы видим, что каждое натуральное число М такое, что

удовлетворяет предикату F.
Если же число N удовлетворяет условию (5), то
(N-1) <([Х°-1).
и потому (N—|) удовлетворяет предикату F. Это означает,
что существует элемент системы X с номером N, что и тре­
бовалось доказать.
5.4. Если Y и U — элементы одной и той же системы
и '[Гд S [£/д, то YZU.
Действительно, пусть Y и U—элементы системы X,
и пусть
(21) [Удз:[(/д.
Y и V суть вхождения некоторых атомов уРу и yQy соот­
ветственно в X. Р и Q являются здесь словами в алфавите А.
Обозначая левое и правое крылья U через V и Т, левое
и правое крылья Y через Z и W, имеем
(22) W ,
YS.z
*
yPy
(23) U* 4LV
yQy
T ,
(24) X^ZyPyW,
(25) XsLVyQyT,
(26) [Г4 S [[Z^ I,
(27) [t/4S[[E^|(
(28) [[Z^o:[[l/v9 [(21)—(27)].

Если бы слово Vy было началом слова Z, то мы имели бы


[рУэ С [[Zvd [§ 19.4.2],
т. е.
(29) [[E^|^[[Zva [§ 19 4д, § J9.4.3],
откуда
[[Р’в| <[[/
>
* [(28), (29)]
и, следовательно,
|<Л [§ 17.5.2],
§24] СИСТЕМЫ СЛОВ 115
что абсурдно. Таким образом, слово Vy не есть начало
слова Z. А так как Уу и Z суть начала одного и того же
слова X, то Z есть начало У [§ 18.4.6].
Аналогичным образом доказывается, что V—начало Z
Следовательно,
(30) z^v [§ 18.3.3].
Имеем далее
(31) Zy PyW 31 Vy QyT [(24), (25)],
(32) PyW 'SLQyT [(31), (30), § 17.5.2],
(33) P^Q [(32), § 22.1.1],
(34) W^T [(32), § 22.1.1],
YoiU [(22), (23), (30), (33), (34)],
что и требовалось доказать.
6. Мы будем говорить, что элемент Y предшествует
элементу Z, если Y и Z суть элементы одной и той же си­
стемы и левое крыло Y есть собственное начало левого
крыла Z.
6.1. Никакой элемент не предшествует самому себе
[§ 18.4.17].
6.2. Если элемент Y предшествует элементу Z, то
[ГА [Za.
В самом деле, пусть элемент Y предшествует элементу Z
(Y и Z суть элементы одной и той же системы). Обозначим
буквой I/ левое крыло Y, буквой У—левое крылоИ. U есть
собственное начало V, так как Y предшествует Z. Поэтому
U ^ЕУ и, следовательно, Y ^Z. Так как U—начало V, имеем
[§ 19.4.2],
и потому, согласно определению номера элемента,
(1) [KA<[ZA [§ 18.6.10, § 18.10.11].
Если бы имело место равенство [KA21[ZA, то мы имели бы
равенство KSZ [5.4], а мы видели, что Y ~]LZ. Таким образом,
[Г4 [Za
и, следовательно,
(2) [Г4 < [Z4,
что и требовалось доказать.
6.3. Если Y и Z — элементы одной и той же системы
и [Г4 < [Z4, то Y предшествует Z.
116 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

Действительно, пусть Y hZ—элементы системы X, и пусть


имеет место (2). Y и Z являются тогда вхождениями в X.
Обозначим через U левое крыло вхождения Y, через V —
левое крыло вхождения Z. U и V являются началами слова X
[§ 23.3.8], в силу чего V есть начало U или U есть собст­
венное начало V [§ 18.4.5]. Но если бы V было началом U,
то мы имели бы
[ртд|<[[С/?э| [§ 19.4.2, § 18.6.10, § 18.10.11],
т. е.
[ZA <С [Уд,
что несовместимо с (2) [§ 18.6.13]. Следовательно, V не есть
начало U, и потому U есть собственное начало V. Это озна­
чает, что Y предшествует Z. Это и требовалось доказать.
6.4. Элемент Y тогда и только тогда предшествует
элементу Z, когда Y и Z суть элементы одной и той же
системы и [Уд < [ZA [6.2, 6.3].
6.5. Если элемент Y предшествует элементу Z, то Z не
предшествует Y [6.4].
7. Следующее высказывание непосредственно вытекает
из определения элемента:
7.1. Всякий элемент есть слово вида
(1) * 7Py
r *
Z.
Имеем также
7.2. Всякий элемент представляется в виде (1) единствен­
ным образом [§ 22.1.1, § 22.1.2].
В силу 7.1 и 7.2 законно следующее определение:
Слово Р в представлении (1) элемента X мы называем
ядром элемента X.
Следующее высказывание легко следует из определений.
7.3. Слово Р тогда и только тогда есть ядро некоторого
элемента системы X, когда Р есть член X.
8. Пусть X—система, a W—натуральное число такое,
что | [Х°. N-м членом системы X мы будем называть
ядро такого элемента Y системы X, что [^2^.
Если | < X < [Х°, то Х-й член системы Х *
мы будем на­
зывать внутренним членом X.

§ 25. Схемы
1. В этом параграфе А означает некоторый алфавит,
а, р, у и *—некоторые попарно различные буквы, не вхо­
дящие в А. Мы введем в рассмотрение алфавит Б, положив
5 251 СХЕМЫ 117

по определению
Б^ Аар.
Буквы Р и Q будут применяться как вербальные переменные
в алфавите А; буквы X, Y и Z — как вербальные переменные
в алфавите Бу; буквы Т, U, V, W — как вербальные перемен­
ные в алфавите Б.
Буквой у мы будем пользоваться для построения у-систем
в алфавите Б. Как и в § 24, мы будем называть их просто
системами. Буквой * мы будем пользоваться для построения
♦-вхождений в алфавите Бу, которые мы будем называть про­
сто вхождениями.
2. Слова вида P^,Q, где £ — буква алфавита ар, мы будем
называть формулами подстановок (в алфавите А); слова вида
Pa,Q — простыми формулами подстановок, слова вида PPQ —
заключительными формулами подстановок.
Очевидным образом имеем
2.1. Всякая формула подстановки является простой или
заключительной.
2.2. Никакая простая формула подстановки не является
заключительной.
2.3. Всякая формула подстановки единственным образом
представляется в виде P&Q, где £ — буква алфавита аР
[§ 22.1.3].
Слово Р будет называться левой частью формулы подста­
новки слово Q — правой частью этой формулы подста­
новки.
Имеем
2.4. Левая и правая части всякой формулы подстановки
суть слова в алфавите А.
Нетрудно видеть, что следующие вербальные предикаты
разрешимы: «X есть формула подстановки», «X есть простая
формула подстановки», «X есть заключительная формула под­
становки», «X есть формула подстановки и Р — левая часть X»,
«X есть формула подстановки и Q — правая часть X».
13. Мы будем говорить, что формула подстановки F дейст­
вует на слово Р, если левая часть F входит в Р. В этом случае
мы будем под результатом действия F на Р подразумевать ре­
зультат подстановки правой части формулы подстановки F
вместо первого вхождения ее левой части в слово Р.
Имеем
3.1. Результат действия формулы подстановки F на слово
Р определен тогда и только тогда, когда F действует на Р. Он
является тогда словом в алфавите А [§ 23.8.2].
118 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

4. Мы будем говорить о у-системе X в алфавите Б, что она


есть схема (точнее —у-схема в алфавите Б), если все ее члены
суть формулы подстановок.
Нетрудно видеть, что вербальный предикат «X — схема»
разрешим.
Мы будем говорить, что схема X действует на слово Р,
если хотя бы один член схемы X действует на Р. Это определе­
ние осмысленно ввиду того, что члены схемы X суть формулы
подстановок.
Мы будем говорить, что элемент Y действует на слово Р,
если ядро этого элемента действует на Р. В этом случае резуль­
тат действия ядра Y на Р мы будем считать результатом
действия Y на Р.
4.1. Если схема X действует на слово Р, то имеется единст­
венный элемент схемы X, действующий на Р и предшествую­
щий всякому другому элементу схемы X, действующему на Р.
Действительно, допустим, что схема X действует на слово
Р. Построим одноместный арифметический предикат G
«М есть номер некоторого элемента схемы X, действую­
щего на Р»,
где X и Р фиксированы, а N—свободная натуральная пе­
ременная. Этот предикат очевидно разрешим. Поскольку
X действует на Р, имеется член Q схемы X, действующий
на Р. Q является ядром некоторого элемента Y схемы X
'§ 24.7.3]. [Уд есть положительное натуральное число
§ 24.5.1]. Y действует на Р, так как ядро Q элемента Y
действует на Р. Таким образом, [Кд удовлетворяет преди­
кату G.
По теореме о наименьшем числе может быть указано
наименьшее число, удовлетворяющее G. Пусть это будет М.
Так как М удовлетворяет G, М является номером некото­
рого элемента Z схемы X, действующего на Р. Покажем,
что Z предшествует всякому другому элементу схемы X,
действующему на Р.
В самом деле, пусть W—элемент схемы X, действующий
на Р, и пусть Имеем [Гд^[гд [§ 24.5.4], т. е.
[Ц7Д^Л4. [№д есть номер элемента схемы X, действую­
щего на Р, т. е. [И7Д удовлетворяет предикату G. А так
как М есть наименьшее число, удовлетворяющее G, и
[Ц7Л^Д4, имеем М < [№Л, т. е. [ZA < [№д. Следовательно,
Z предшествует W [§ 24.6.3]. Таким образом, Z предшест­
вует всякому другому элементу схемы X, действующему
на Р.
§251 СХЕМЫ 119

Единственность элемента схемы X, действующего на Р и


предшествующего всякому другому элементу схемы X, дейст­
вующему на Р, вытекает из высказывания § 24.6.5.
Мы будем говорить, что элемент Y активен на слове Р
в схеме X, если Y — элемент схемы X, Y действует на Р и
предшествует всякому другому элементу схемы X, действую­
щему на Р.
Следующее высказывание является перефразировкой вы­
сказывания 4.1:
4.2. Если схема X действует на слово Р, то имеется единст­
венный элемент, активный на Р в X.
Результатом действия схемы X на слово Р мы будем счи­
тать результат действия на Р элемента, активного на Р в X.
Легко доказывается высказывание
4.3. Результат действия схемы X на слово Р определен тог­
да и только тогда, когда X действует на Р. Он тогда является
словом в алфавите А.
Мы будем говорить, что схема X переводит слово Р в слово
Q, если Q есть результат действия схемы X на слово Р. В даль­
нейшем запись
(1) X:P^-Q
будет означать, что X есть схема и X переводит слово Р
в слово Q. Как нетрудно видеть, трехместный вербальный
предикат (1) разрешим.
Очевидно следующее высказывание:
4.4. Если Х-. PH- Q « X- Р Vr Р, то
Мы будем говорить, что схема X просто переводит слово
Р в слово Q, если X переводит Р в Q и ядро элемента,
активного на Р в X, есть простая формула подстановки;
мы будем говорить, что схема X заключительно переводит
слово Р в слово Q., если X переводит Р в Q и ядро элемен­
та, активного на Р в X, есть заключительная формула
подстановки.
В дальнейшем
X: PhQ
будет означать, что X просто переводит Р в Q;
X: Р ]—.Q
будет означать, что X заключительно переводит Р в Q.
Ввиду того, что ядро всякого элемента схемы X есть
ее член и, следовательно, является формулой подстановки,
имеем
120 СЕМИОТИКА [ГЛ. И

4.5. Если X: Р ft- Q, то X: Р\- Q или X: Р Н • Q [2.1].


Имеем также
4.6. Если X: PI-Q, то неверно, что X: P\—-Q. [2.2].
В дальнейшем запись
(2) Х-. Pl
будет означать, что схема X не действует на слово Р.
4.7. Каковы бы ни были схема X и слово Р, имеет
место одно и только одно из следующих трех утверждений:
а) существует единственное слово Q такое, что
X: Р\— Q',
б) существует единственное слово Q такое, что
X: PH-Q;
в) X: Р-].
Имеем далее
4.8. Если Y—единственный действующий на Р член
схемы X, то Y активен на Р в X.
5. Будем говорить о у-системе X в алфавите А, что
она есть переводная система схемы Z, если для любых Р
и Q имеет место материальная импликация
«если yPyQy входит в X, то Z: Р [— Q».
Нетрудно видеть, что предикат «X—переводная система
схемы Z» разрешим.
Тривиально верно высказывание
5.1. уРу является переводной системой схемы Z, соеди­
няющей Р с Р [§ 24.3].
Легко доказывается
5.2. Если Z: —Q, то yPyQy—переводная система
схемы Z, соединяющая Р с Q.
Докажем теорему
5.3. Если переводная система X схемы Z соединяет Р
с Q, а переводная система Y схемы Z соединяет Q с R, то
переводная система
(1) (yQy -г X) yQy (yQy Y)
схемы Z соединяет Р с R.
Действительно, пусть соблюдены условия теоремы. Тогда
Р есть первый член X, Q—последний член X и первый
член Y, R — последний член Y. Это означает, что у Ру есть
начало X, yQy—конец X и начало Y, yRy—конец Y.
Ввиду этого осмыслены начальное дополнение (yQy—гХ)
-Y).
и концевое дополнение (yQy
* Они, как и системы X
§ 25] СХЕМЫ 121

и Y, являются словами в алфавите Ау. Кроме того, имеем


(2) (yQy -г X) у<?т Г X [§ 18.9.4],
(3) yQy (yQy-К)SУ [§18.8.4],
в силу чего X есть начало, a Y—конец слова (1). Поэтому
слово уРу есть начало слова (1), а слово уРу—конец
слова (1). Отсюда следует, что буква у есть как начало,
так и конец слова (1). Следовательно, слово (I) является
у-системой в алфавите А, Р есть первый член этой у-си-
стемы, a R— ее последний член. Иначе говоря, у-система (1)
соединяет Р с R. Остается доказать, что эта система яв­
ляется переводной системой схемы Z, т. е. что для всяких
слов S и Т в алфавите А таких, что слово ySyTy входит
в слово (1), имеем Z: S(— Т.
Итак, пусть ySyTy входит в слово (1), причем S и Т
суть слова в алфавите А. Имеем
(yQy Я) yQv (?Qy — У) S t/ySyPyV,
где U и V—слова в алфавите Ау.
Слова UySyTy и X суть начала одного и того же
слова [(2)]. Поэтому UySyTy есть начало X или X есть
собственное начало UySyTy [§ 17.4.5].
В первом случае X 31 UySyTyV', где V—слово в Ау.
Но тогда ySyTy входит в переводную систему X схемы Z,
и потому Z: S f— Т.
Во втором случае UySyTy^XV", где V"—непустое слово
в Ау. Следовательно, слова X и UySy суть начала одного
и того же слова, и потому X есть начало UySy или UySy
есть собственное начало X. Кроме того, в этом случае
У"31У'"у, где V"—некоторое слово в Ау, и, значит,
UySyT’S.XV"’.
Допустим, что UySy есть собственное начало X. Тогда
X^-UySyU’, где U'— непустое слово в Ау. Так как послед­
ней буквой системы X является у, то U' 31 U"y, где U" —
слово в Ау. Таким образом, X^UySyVy, и потому
UySyT ^UySyU”yV"'. Отсюда Т 31 U"yV"', что невозможно,
так как Т—слово в А.
Следовательно, X есть начало UySy, и потому
(4) UySyT£XW
для некоторого W. Следовательно, UySyTyVsL XWTyV. Но
UySyTyV есть наша система (1). Значит,
(yQy -г X) yQy (yQy — Y) 31 ХЧГТуУ.
122 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

Ввиду (2) это равенство может быть записано следующим


образом:
X(yQy^Y)^XWTyV,
и потому
(5) (yQy^-Y)^WTyV [§ 17.5.2].

ySy и W суть концы одного и того же слова [(4)]. Поэтому


ySy есть конец W или W—конец Sy.
В первом случае имеется слово Q в алфавите Ау такое,
что
(6)
Имеем тогда
YsLyQyWTyV [(3), (5)]
S. yQyQySyT yV [(6)]

и, таким образом, ySyTy входит в переводную систему Y


схемы Z. Поэтому имеем в данном случае Z: S [— Т.
Рассмотрим второй случай, когда W—конец Sy.
Если W7 А, то
(7) X S UySy [(4)]

(8) (yQy-У) Е7’уЕ [(5)].


Поэтому имеем
(9) UySylL(yQy-rX)yQy [(7), (2)],
и потому
(10) SEQ [(9), §17.5.1, § 22.1.2].

Имеем, следовательно,
yrySy(yQy-E) [(3), (10)]
o-ySyTyV [(3)].

Таким образом, в данном случае слово ySyTy входит в пе­


реводную систему Y схемы Z, в силу чего Z: S\—T.
Пусть теперь W Л. Тогда ввиду (4) у есть последняя
буква слова W, т. е. имеется слово 0 в алфавите Ау та­
кое, что
(11) W °2 0у.
§25] СХЕМЫ 123

Имеем
(12) UySsLXQ [(4), (И)]
3!(у-Х)у0 [§ 18.9.4],
ввиду чего у0 есть конец S или S есть конец 0 [§ 18.4.10].
Но у0 не есть конец слова S в алфавите А. Таким обра­
зом, S есть конец 0, т. е. имеется слово Г в алфавите Ау
такое, что
(13) 0IorS.
Имеем
Uy^XT [(12), (13), § 17.5.1],
в силу чего слово Г пусто или имеет последнюю букву у.
Имеем далее
(VQy- Y)sLQyTyV [(5), (И)]
ETSyTyV [(13)]
и, следовательно,
(14) Y °LyQyTSyTyV [(3)].

В силу равенства (14) слово ySyTy входит в У в обоих


возможных здесь случаях: когда ГдЛ и когда у—послед­
няя буква слова Г. Следовательно, Z: S\—T и в данном
случае. Теорема 5.3 доказана.
Докажем теорему
5.4. Если первые члены переводных систем X и Y схемы
Z существуют и совпадают, то X есть начало Y или Y — на­
чало X.
Пусть выполнено условие теоремы, и пусть Р — общий пер­
вый член переводных систем X и У схемы Z. Тогда уРу есть
общее начало систем X и У. Пусть W — единственное наиболь­
шее общее начало систем X и У, которое существует согласно
§ 18.5.9. Пусть U и V —• взаимно простые слева слова в алфа­
вите Ау такие, что
(15) X±WU
и
(16) Y^WV.

Они существуют согласно § 18.5.8 и определению наиболь­


шего общего начала. Слово уРу есть начало W [§ 18.5.10].
у входит в W, и потому существует последнее вхождение
у в W. Пусть это будет вхождение 2у
*
А, где 2 и А —
124 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

слова в алфавите Ау. Имеем


(17) 2yAs№.
При этом у не входит в А, так как 2 у
*
А —последнее
вхождение буквы у в слово IT. Следовательно, А есть слово
в алфавите А.
Если (7SA, то X есть начало Y [(15), (16)] и доказы­
вать больше нечего; если И$А, то Y есть начало X
[(15, (16)]. Остается предположить, что
(18)
и
(19) Vt£X.
Однако это предположение мы приведем к абсурду.
Так как системы X и Y оканчиваются буквой у, слова
U и V также оканчиваются ею [(15), (16), (18), (19)]. Таким
образом, буква у входит как в 67, так и в V. Поэтому
имеются первые вхождения буквы у в слова V и V [§ 23.6.3].
Пусть это будут вхождения йГ
у
* —первое вхождение
S
буквы у в слово 67 и 0
y
* — первое вхождение буквы у
в слово V. Имеем
(20) ЙуГ3167
и
(21) eyssy.
Буква у не входит ни в й, ни в 0, которые, таким обра­
зом, являются словами в алфавите А. Имеем
(22) X З^уАЙуГ [(15), (17), (20)],
(23) Y о 2уА0уЗ [(16), (17), (21)].
Здесь Ай и А0 суть слова в алфавите А.
Если 21 А, то имеем
(24) уА2Г [(17)],
№уАЙуГ [(22)],
У^уА0Н [(23)].
Отсюда ввиду того, что Ай и А0 суть слова в алфавите А,
следует, что АЙ есть первый член системы X, тогда как
А0 есть первый член системы Y. Но первые члены этих
систем совпадают, в силу чего АЙ1ЕА0, и, следовательно,
уАйу является общим началом систем X и Y. Поэтому
уАйу есть начало наибольшего общего начала W этих
* 2Б] СХЕМЫ 125

систем. Таким образом, в случае, когда’ЕSA, yAQy есть


начало у А [(24)] и, следовательно, Пу есть начало Л, что
абсурдно.
Пусть, наконец, 2^:Л. Так как у является первой
буквой системы X, эта же буква является первой буквой
непустого слова 2 [(22)-], а потому и первой буквой слова 2у.
При этом, как мы знаем, 2 является словом в алфавите Ау.
Отсюда следует, что слово 2у является системой. При этом
2у^:у, так как 2^: Л. Система 2у оканчивается атомом,
т. е. существуют слово К в алфавите Ау и слово Q в алфа­
вите А такие, что
(25) Sy2Z/CyQy.
Имеем
(26) XSXyQyAQyT [(22), (25)],
(27) УЖАуОуАбуЗ [(23), (25)].
Таким образом, слово yQyAHy входит в переводную си­
стему X схемы Z, а слово yQyA0y входит в переводную
систему Y схемы Z. Здесь Q, АП и А0—слова в алфавите А.
Имеем поэтому
Z:
и
Z: Q А0,
откуда AQ21A0 [4.7]. Следовательно, слово XyQyAHy яв­
ляется общим началом систем X и Y. Оно является поэтому
началом их наибольшего общего начала W, т. е. слова
AyQyA [(17), (25)]. Отсюда следует, что Пу есть начало Л,
что абсурдно.
Теорема доказана.
Имеем
5.5. Всякая у-система в алфавите А, входящая в пере­
водную систему схемы Z, есть переводная система схемы Z
[§ 23.2.2].
Докажем высказывание
5.6. Если X—переводная система схемы Z, соединяющая
Q с В, и Z: Q"], то №yQy и Q^R.
Пусть имеет место посылка материальной импликации
5.6. Тогда Q—первый член системы X, a R—ее последний
член. yQy есть начало X, т. е. имеется слово U в алфавите
Ау такое, что
(28) XsiyQyt/.
126 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

yU есть конец системы X [(28)], начинающийся буквой у


и потому являющийся системой [§ 24,1.2]. Если U то
у(/^у и система yU имеет первый член [§ 24.3.1]. Пусть
это будет слово S в алфавите А. Имеем
(29) yUSySyV,
где V—некоторое слово в алфавите Ау. Тогда
X SyQySyV [(28), (29)]
и, таким образом, слово yQySy, где Q и S—слова в алфа­
вите А, входит в переводную систему X схемы Z. Следо­
вательно,
Z: Q |— S
вопреки нашему предположению о том, что Z:Q~] [4.7].
К этому противоречию мы пришли, предполагая, что t/^A.
Следовательно, U S Л, и потому X ЗЕ yQy [(28)]. Отсюда
следует, что Q—последний член системы X. А так как
единственным последним членом этой системы является /?
[§ 24.3.1], имеем QS7?, что и оставалось доказать.
Аналогично доказывается высказывание
5.7. Если X—переводная система схемы Z, соединяющая
Q с R, и Z\ Q^-’P, то XSyQy и Q^R.
6. Мы будем говорить, что схема Z просто преобразует
слово Р в слово Q, если существует переводная система
схемы Z, соединяющая Р с Q. Запись
(1)
будет означать, что схема Z просто преобразует слово Р
в слово Q.
Как нетрудно видеть, высказывание (1) при любых
данных Z, Р и Q является полуразрешимым.
Имеют место следующие высказывания, в которых Z —
схема, а Р и Q—слова в алфавите А:
6.1. Z: Р^Р [5.1].
6.2. Если Z: Р\—Q, то Z: Pf=Q [5.2].
6.3. Если Z: P\=Q и Z: Q\=R, то Z: P\=R [5.3,
§ U.3],
6.4. Если Z: P\=Q, то если Z: Q\—R, то Z: P\=R
[6.2, 6.3].
6.5. Если X—переводная система схемы Z, соединяющая
слово Р со словом Q, a Y—переводная система схемы Z,
соединяющая слово Р со словом R, то Z. Q^=R или
Z-. R^=Q.
§251 СХЕМЫ 127

Действительно, пусть X — переводная система схемы Z,


соединяющая слово Р со словом Q, и пусть Y — переводная
система, соединяющая слово Р со словом R. Тогда Р есть пер­
вый член как X, так и Y, Q — последний член X, a R — по­
следний член Y. Ввиду того, что первые члены переводных
систем X и Y совпадают, X есть начало Y или Y — начало X
[5.41. Допустим, что X — начало Y. Тогда
(2) [§ 18.8.4].
yQy есть конец X, и потому
(3) X $ (yQy -тХ) yQy [§ 18.9.4].
Имеем поэтому
(4) yS(y(2v_X)yQy(X-y) [(2), (3)].
Таким образом, yQy (X *— Y) есть конец Y. у7?у также есть
конец Y, так как R — последний член Y. Поэтому yRy есть
конец yQy (X *— Y) или yQy (X Y) есть конец Ry [§ 17.4.10].
Последнее, однако, невозможно, так как [[yQy (X Y)?d ||,
a [[Ryv5S|. Следовательно, уРу—конец yQy (Xх-У).
у есть конец слова у (X х- Y) как при X з: У, так и при
X Y. Поэтому слово yQy (Xх-/) в алфавите Ау есть
у-система в алфавите А. А так как эта система входит
в переводную систему Y схемы Z [(4)], она сама есть пере­
водная система схемы Z. Ее первым членом является Q,
а последним—R, т. е. она соединяет Q с R. Таким образом,
имеем в данном случае Z: Q\=R.
Аналогично усматриваем, что в случае, когда Y есть
начало X, будет Z: R\=Q. Таким образом, имеем Z: Q\=R
или Z: R\=Qt что и требовалось доказать.
Используя обозначение (1), высказывание 6.5 можно
сформулировать следующим образом:
6.6. Если Z: P[==Q и Z: P\=R, то Z: Q |= R или
Z: R'~Q.
Имеем
6.7. Если Z: Q[=R, то если Z: Q , то Q^R.
Это высказывание мы рассматриваем как усиленную
имиликацию с полуразрешимой посылкой «Z: Q |= R» и раз­
решимым заключением. Раскрывая смысл этой усиленной
импликации согласно § 14.1, убеждаемся в ее истинности
[5.6].
Аналогичным образом имеем
6.8. Если Z: Q[=R, то если Z: Q\--P, то Q^-R
[§ 14.1, 5.7].
128 СЕМИОТИКА [ГЛ. И

7. Мы говорим, что Z естественно преобразует Р в Q,


и пишем
Z: PHQT
если Z: P\=Q и Z: Q“|.
Мы говорим, что Z заключительно преобразует Р в Q,
и пишем
Z: PH-Q.
если существует слово R такое, что Z: P\=R и Z: R\—>Q.
7.1. Если Z: P^=-Q, то существует единственное
слово R такое, что Z: P\=R и Z: R\--Q.
Действительно, пусть слова R и S таковы, что
Z- P^R и Z:
а, с другой стороны,
Z: и Z: S|—Q.
Тогда Z: или Z: [6.6]. Пусть, например,
Z: #[=£. Но по предположению также Z: 7?|— -Q, так что
RS.S [6.8]. Случай Z: S\=R трактуется аналогично.
Будем говорить, что R есть предпоследнее слово для Р
и Q, если Z: P^=R и Z: >Q.
Мы говорим, что Z перерабатывает Р в Q, и пишем
Z- P^Q,
если Z: P^Q-] или Z: P|=.Q.
7.2. Если Z. P\=Q~\ и Z: P t=^R, то Z: R|= Q "]
[6.6, 6.7, 6.1].
Условимся писать
Z: P\=Q\— 'R
вместо
Z: P\=Q и Z:Q|—-R.
Докажем
7.3. Неверно, что
(1) Z: PHQ1 « 2: P\=.R.
Предположим, что оба высказывания (1) верны. Тогда
верны следующие высказывания:
(2) Z-. P\=Q,
(3) Z; Q~l
S 25] СХЕМЫ 129
и существует S такое, что
(4) Z: Pp=S
и что
(5) Z:
Фиксируем такое S.
Имеем Z: S\=Q или Z . Q\=S [(2), (4), 6.6]. Если
Z: S|=Q, то ввиду (5) SSQ [6.8]. Если Z: Q|=S, то
ввиду (3) также SSQ [6.7]- Итак, S^Q. Но тогда Z: Q "]
и Z: Q -R, что невозможно [4.7]. Теорема доказана.
Мы будем говорить, что схема Z применима к слову Р,
и писать
!Z(P),
если существует слово Q такое, что Z: P^>Q.
Докажем
7.4. Если IZ(P), то существует единственное слово Q
такое, что Z: P=>Q.
Существование Q такого, что Z: P=>Q, следует из оп­
ределения !Z (Р). Покажем, что такое Q единственно. Дей­
ствительно, пусть Z: Р => Q ги Z: Р=} R. Тогда ввиду 7.3
Z: P\=Q 1 и Z: P\=R “J
или
Z: />[=.() и Z: P]=-R.
В первом случае Z: P\=Q и Z: P]=R. Следовательно,
Z: Q\=R или Z: R [= Q [6.6]. Но Z: Q и Z: R"], так что
QirR [6.7].
Во втором случае Z: P|=S|— -Q и Z: Р\=Т Н-R для
некоторых S и Т. Но тогда Z: S }= Т или Z: Т |== S [6.6]. Если
Z: то, так как Z: S -Q, S~S.T [6.8]. То же самое
равенство получается и тогда, когда Z: T\=S. Следова­
тельно, Z: S |— -Q и Z: S |— -R. Но отсюда следует, что QSR
[4.4]. Теорема доказана.
8. Докажем следующее высказывание:
8.1. Если Z- Pk=Q, mo существует единственная пере­
водная система X схемы Z, соединяющая Р с Q и такая,
что X есть начало любой переводной системы схемы Z, со­
единяющей Р с Q.
Действительно, пусть Z: P|=Q. Тогда существует пере­
водная система схемы Z, соединяющая Р с Q [6]. Предикат
«X есть переводная система схемы Z, соединяющая Р с Q»
разрешим. Поэтому в силу теоремы о наименьшем числе
5 А. А. Маркова Н. М. Нагорный
130 СЕМИОТИКА [ГЛ. II

[§ 21.2.1] существует переводная система X схемы Z, соеди­


няющая Р с Q, с наименьшей длиной. Пусть теперь U —
произвольная переводная система схемы Z, соединяющая Р
с Q. Первые члены систем X и U совпадают. Поэтому X
есть начало U или U есть начало X [5.4]. В силу выбора X
U не может быть собственным началом X. Поэтому X яв­
ляется началом U, что и требовалось доказать.
Пусть Z: P\=Q. Переводную систему X, о которой гово­
рится в 8.1, мы будем называть естественной переводной
системой, соединяющей Р с Q.
Докажем
8.2. Если Z: P^=Q"| и X—переводная система схемы Z,
соединяющая Р с Q, то X—естественная переводная си­
стема схемы Z, соединяющая Р с Q.
Действительно, пусть Z: P^=Q~], и пусть X—перевод­
ная система схемы Z, соединяющая Р с Q. Тогда, в част­
ности, Z: P\=Q и, значит, можно построить естественную
переводную систему Y схемы Z, соединяющую Р с Q [8.1].
Покажем, что № У.
В самом деле, У соединяет Р с Q, и, значит, Y3UyQy
для некоторого U. Кроме того, Y—начало X, и потому
X 3YV для некоторого V в алфавите Ау. Предположим,
что У^А. Тогда, так как X—система, последней буквой V
является у, и, значит, у входит в V. Пусть —
первое вхождение у в V. Тогда R— слово в А и V31RyW.
Отсюда X 31 UyQyRyW, и, значит, в X входит слово yQyRy,
где Q и R — слова в А. Так как X—переводная система
схемы Z, Z: Q f- R [5], что противоречит Z: Q [4.7]. Сле­
довательно, У 32 А и X3.Y, что и требовалось доказать.
Аналогично 8.2 может быть доказано высказывание
8.3. Если Z: P\=R |— -QuX—переводная система схе мы Z,
соединяющая Р с R, то X—естественная переводная система
схемы Z, соединяющая Р с R.
Мы будем говорить, что схема Z просто преобразует Р
в Q за N шагов, если Z: P\=Q и объем естественной пере­
водной системы, соединяющей Р с Q, равен М|.
Мы будем говорить, что схема Z естественно преобра­
зует Р в Q за N шагов, если Z: Pf=Q“] и Z просто пре­
образует Р в Q за N шагов.
Мы будем говорить, что схема Z заключительно преоб­
разует Р в Q за N шагов, если Z: Р = и Z за (N—J)
шаг просто преобразует Р в то единственное [7.1] слово R,
для которого Z: P(==7?|-»Q.
§25] СХЕМЫ 131

Мы будем говорить, что схема Z перерабатывает Р в Q


за N шагов, если Z естественно преобразует Р в Q за N
шагов или Z заключительно преобразует Р в Q за N шагов.
Легко могут быть доказаны следующие четыре утверж­
дения:
8.4. Если Z: P^=Q, то число N такое, что Z просто
преобразует Р в Q за N шагов, единственно [8.1].
8.5. Если Z: P^=Q~\, то число N такое, что Z естест­
венно преобразует Р в Q, единственно [8.4].
8.6. Если Z\ P<f=’Q, то число N такое, что Z заклю­
чительно преобразует Р в Q за N шагов, единственно [7.1,
8.4].
8.7. Если Z: P=$>Q, то число N такое, что Z перера­
батывает Р в Q за N шагов, единственно [7.1, 7.3, 8.5, 8.6].
Пусть \Z(P). Символом (Z :P) мы будем обозначать то
однозначно определенное натуральное число N, за которое
Z перерабатывает Р в некоторое слово Q. Число (Z: Р) мы
будем называть числом шагов работы схемы Z над словом Р.
Докажем следующие два высказывания:
8.8. Если Z: Р~], то Z перерабатывает Р в Р за нуль
шагов.
Действительно, пусть X—переводная система схемы Z,
соединяющая Р с каким-либо словом R. Тогда RsLP и
Хя.уРу [5.6]. X —естественная переводная система схемы Z,
соединяющая Р с Р, и объем X равен единице. Так как
Z: Р~\, Z естественно преобразует и, значит, перерабаты­
вает Р в Р за нуль шагов, что и требовалось доказать.
8.9. Если Z: Р |— Q и Z: Q=$>R, то Z: P=i>R и (Z'.P)~5.
S(Z:Q)|.
Действительно, пусть выполнена посылка этой импли­
кации. Тогда, в частности, Z: P[=Q. Кроме того, Z: Q=$>R.
Следовательно, Z: или Z: В первом случае
Z: Р [= R , причем если X—переводная система схемы Z,
соединяющая Q с R, то уРХ—переводная система Z, соеди­
няющая Р с R. Системы X и уРХ суть естественные пере­
водные системы, соединяющие Q и Р соответственно с R
[8.2]. Поэтому
(Z:P) Ж [уРХ° г I [Х° ЗЕ | (Z: Q) ЗЕ (Z:Q)|.
Случай Z: Qf=.R трактуется аналогично со ссылкой на 8.3.
Утверждение 8.9 доказано.
9. Мы будем иногда применять следующий метод индук­
ции по переводной системе. Пусть Z—схема и F — некото­
рый одноместный вербальный предикат в алфавите Ау. Чтобы

132 СЕМИОТИКА [ГЛ. И

доказать, что всякая переводная система X схемы Z удо­


влетворяет предикату F, мы доказываем, что:
1) всякая переводная система схемы Z, имеющая вид
уРу, удовлетворяет F;
2) для всякой переводной системы X схемы Z и всяког о
слова Q имеет место следующая импликация:
«если X удовлетворяет F, Р—последний член X и
Z; Р Н Q, то система XQy удовлетворяет Р».
Тогда всякая переводная система X схемы Z, отличная от у,
удовлетворяет F.
В самом деле, пусть нам даны схема Z и предикат F.
Пусть выполняются посылки 1) и 2). Построим одномест­
ный вербальный предикат G в алфавите Ау:
«всякое начало X слова У, являющееся переводной
системой схемы Z и отличное от у, удовлетворяет Р».
Докажем, что всякое слово Y в алфавите Ау удовлетворяет G.
Для этого мы воспользуемся методом правой индукции
по построению слова Y.
Прежде всего, пустое слово Л удовлетворяет G, так как
всякое начало X пустого слова не является переводной си­
стемой. Пусть затем слово Y удовлетворяет G, a g—какая-
либо буква алфавита Ау. Покажем, что Kg тоже удовлет­
воряет G. Пусть X — начало слова Kg, являющееся пере­
водной системой Z, и пусть X^ty. Тогда XSXxQy, где Хх
является переводной системой, a Q—слово в А. Покажем,
что X удовлетворяет Р. Если XjSy, то это вытекает из
посылки 1) метода индукции по переводной системе. Пусть
Хх^у. Тогда Х^Х^Ру, где Ха само является переводной
системой. Далее, X есть начало Kg. Значит, X есть начало Y
или X 2 Eg. Если X есть начало Y, то X удовлетворяет Р,
так как Y удовлетворяет G. Рассмотрим случай, когда
X22Eg. Тогда Xj^QySKg. Отсюда g 32 у и XxQ есть начало Y.
Поэтому Xi есть начало Y. Хх есть переводная система,
отличная от у. Так как Y удовлетворяет G, то Хх удовлет­
воряет Р. XiX2PyQy и X—переводная система. Значит,
Z: Р)— Q. В силу посылки 2) слово XxQy также удовлетво­
ряет р, т. е. X удовлетворяет Р. Тем самым Eg удовлетво­
ряет G. Следовательно, любое Y удовлетворяет G.
Теперь уже нетрудно показать, что имеет место утвержде­
ние, сформулированное в заключении описываемого нами мето­
да индукции по переводной системе. В самом деле, пусть X —
переводная система схемы Z, отличная от у. Тогда X удовле­
§25] СХЕМЫ 133

творяет G и, следовательно, всякое отличное от у начало X,


являющееся переводной системой схемы Z, удовлетворяет F.
В частности, в качестве этого начала можно взять и само слово
X. Таким образом, изложенный нами метод обоснован.
10. Другой вариант индукции, который в дальнейшем бу­
дет нам полезен,— это метод индукции по шагам работы схемы
Z. Он заключается в следующем. Пусть Z — схема, F — неко­
торый одноместный вербальный предикат в алфавите А и Р —
слово в алфавите А. Мы доказываем, что:
1') Р удовлетворяет F;
2') для любых двух слов 7? и Sb алфавите А таких,
что Z: P\=R и Z: R |— S, имеет место импликация
«если R удовлетворяет F, то и S удовлетворяет Е».
Тогда всякое слово R такое, что Z: P}=R, удовлетворяет F.
В самом деле, пусть заданы Z, F и Р, для которых
выполняются посылки Г) и 2'). Построим следующий одно­
местный вербальный предикат G со свободной переменной X
для слов в алфавите Ау:
«если X — переводная система схемы Z, начинающаяся
словом уРу и оканчивающаяся словом ySy, где S —
слово в алфавите А, то S удовлетворяет F».
Мы докажем, что всякая переводная система X схемы Z,
отличная от у, удовлетворяет G. С этой целью восполь­
зуемся методом индукции, изложенным в п. 9. Если X имеет
вид уРу, то X удовлетворяет G, так как Р удовлетворяет F
в силу условия 1'). Далее, если Xo-X^yRy, X удовлетво­
ряет G и Z: R S, то XSy удовлетворяет G. Действительно,
если X начинается словом уРу, то R удовлетворяет F, так
как X удовлетворяет G. А тогдаS удовлетворяет F в силу 2').
Это и означает, что XSy удовлетворяет G.
Теперь докажем утверждение, сформулированное в за­
ключении описываемого нами метода индукции по шагам
работы схемы. Пусть Z; P|=R. Тогда существует перевод­
ная система X схемы Z, соединяющая Р с R. X начинается
словом уРу и оканчивается словом yRy. Так как X удо­
влетворяет G, то R удовлетворяет F.
11. Рассмотрим простой пример.
Пусть Q — какое-нибудь слово в алфавите А. Слово (3Q
является тогда заключительной формулой подстановки с пус­
той левой частью и с правой частью Q. yPQy является системой
с единственным членом PQ, т. е. схемой. Пусть Р — какое-
нибудь слово в алфавите А. Формула действует на Р, так
как пустое слово входит в Р. Результатом действия PQ на Р
134 СЕМИОТИКА [ГЛ. и

является результат подстановки слова Q вместо первого


вхождения пустого слова в Р, т. е. слово QP. Поэтому
V₽Q₽: PI--QP-
и, следовательно,
11.1. yPQy: P=i>QP.
(Здесь Р и Q — любые слова в алфавите А.)
Аналогично, слово aQ является простой формулой подста­
новки с пустой левой частью и с правой частью Q. yaQy являет­
ся схемой. Пусть снова Р — слово в алфавите А. Формула aQ
действует на Р, так как пустое слово входит в Р. Результатом
действия и на этот раз является слово QP. Но теперь
11.2. yaQy: P[-QP,
так как формула aQ является—в отличие от ₽Q—простой.
Докажем
11.3. Если yaQy. Pf=R, то существует натуральное
число N такое, что R31(Qx N)P.
Воспользуемся методом индукции по шагам работы схемы
[Ю]. в качестве F возьмем разрешимый предикат
«существует натуральное число N такое, что
RlsL(QxN) Р».
Легко видеть, что Р удовлетворяет F (при №А). Пусть,
далее, yaQy: P\=R, yaQy; R[-S и R'S.(QxM)P. Тогда
SsLQR [11.2], и, значит, SSQ(QxM)PS(QXAl|)Р [§ 20],
т. е. S также удовлетворяет F, что и требовалось доказать.
11.4. Схема yaQy не применима ни к какому слову Р в
алфавите А.
Действительно, пусть Р—произвольное слово в А и пусть
lyaQy(P). Тогда для некоторого R yaQy: Р=5>Р, т. е.
yaQy: Р^=Р"| или yaQy: P\==‘R. В первом случае уаОу:
Р |= R и yaQy: R “|, что невозможно, так как схема yaQy
действует на любое слово R в А [11.2]. Во втором случае
существует слово S такое, что yaQy: P[=S|— -R. Но
yaQy: S |— -R невозможно, так как схема yaQy не содер­
жит заключительных формул подстановок. Итак, предполо­
жение, что lyaQy(P), ведет к противоречию, что и требо­
валось доказать.
Замечание. Это утверждение доказано нами методом
«приведения к нелепости» и, стало быть, фигурирующее в нем
отрицание мы должны понимать как редукционное (см. § 15.4).
Однако мы могли бы понимать его и как усиленное (см. § 12.1).
Мы предлагаем читателю самому привести доказательство,
которое соответствовало бы такому подходу к пониманию
формулировки нашей теоремы.
ГЛАВА III

НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ: ОПРЕДЕЛЕНИЕ


И ПРИМЕРЫ

§ 26. Алгорифмы
1. Существенную роль в дальнейшем играют алгорифмы.
Понятию алгорифма может быть дано следующее предвари­
тельное определение, которое в дальнейшем будет уточнено:
ФИ Алгорифм есть предписание, однозначно определяющее
ход некоторых конструктивных процессов.
2. Слово «предписание» в определении алгорифма указы­
вает на наличие некоторого адресата — субъекта, о котором
предполагается, что он будет выполнять это предписание.
В частности, это может быть человек или какая-нибудь его
хорошая модель. Выполняя предписание, его адресат будет
осуществлять некоторый процесс, однозначно определенный
этим предписанием. Этот процесс будет идти в некоторой систе­
ме (например, в системе: «доска, мел, тряпка»), состояние кото­
рой будет в ходе процесса изменяться. Все эти изменения долж­
ны полностью определяться предписанием и осуществляться
адресатом-исполнителем, который, разумеется, должен пони­
мать предписание. Иногда предписание может потребовать
окончания процесса.
3. В нашем определении алгорифма о процессах говорится
во множественном числе. Алгорифм может, вообще говоря,
определять много процессов, отличающихся друг от друга
начальным состоянием системы. (В частном случае, однако,
алгорифм может фиксировать начальное состояние, и тогда мы
будем иметь только один процесс.)
4. Слово «однозначно» в определении алгорифма не должно
пониматься слишком буквально. Для состояний системы мо­
жет быть установлено то или иное отношение одинаковости.
Например, для системы «доска, мел, тряпка» состояниями мо­
гут считаться слова, написанные мелом на доске. В этом случае
будет естественно считать состояния одинаковыми, если оди­
наковы соответствующие слова.
1 Процесс, определяемый алгорифмом при задании началь-
г ного состояния •системы, должен определяться однозначно
лишь „с точностью до одинаковости" получаемых в его ходе со­
I
136. НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ 1ГЛ. Ill

стояний. Потребовать, чтобы этот процесс был единственным,


мы можем, лишь условившись естественным образом применять
абстракцию отождествления [см. § 5] к состояниям нашей сис­
темы и процессам, протекающим в ней.
5. Для формулировки и понимания алгорифма необходим
тот или иной язык — язык данного алгорифма. Естественно
потребовать, чтобы на этом языке можно было назвать любое
состояние системы, с которой имеет дело алгорифм. Состояние
должно при этом однозначно определяться своим названием.
Не будет существенным ограничением общности, если мы
условимся ечитать язык алгорифма письменным и линейным.
Это означает, что язык имеет алфавит, состоящий из элемен­
тарных знаков — букв, причем выражения данного языка (вы­
сказывания, названия, предписания и т. п.) являются «слова­
ми», т. е. линейными рядами букв. Процесс осуществления
алгорифма может быть тогда промоделирован некоторым дру­
гим процессом, имеющим дело со словами — с названиями со­
стояний.
Таким образом мы сводим рассмотрение алгорифмов к рас­
смотрению вербальных алгорифмов. Так мы будем называть
алгорифмы, работающие над словами в каком-нибудь данном
алфавите.
Процесс работы вербального алгорифма в алфавите А со­
стоит в последовательном порождении слов в алфавите А со­
гласно сформулированному предписанию. Перед началом этого
процесса выбирается некоторое исходное слово в алфавите А.
Процесс может закончиться порождением некоторого слова,
которое мы объявляем тогда результатом работы нашего ал­
горифма над исходным словом. Мы будем также говорить, что
наш алгорифм перерабатывает исходное слово в результат своей
работы над ним. Мы будем говорить, что алгорифм применим
к данному слову, если процесс его работы над этим словом
заканчивается, т. е. если имеется результат его работы над
данным словом как исходным.
В дальнейшем
(1) W)
будет означать, что алгорифм 31 применим к слову Р;
(2) SI: P^Q
будет означать, что алгорифм 31 перерабатывает слово Р
в слово Q.
Очевиден следующий закон единственности результата
работы алгорифма:
§261 АЛГОРИФМЫ 137
5.1. Если 31: P=>Q, то если 31: Р=>Р, то Q1S.R.
5.2. 131 (Р) тогда и только тогда, когда существует Q
такое, что 31: P=i>Q.
По определению алгорифм 31 в алфавите А при задании
исходного слова Р в алфавите А последовательно порож­
дает слова в алфавите А. При определении предикатов 131 (Р)
и 31: P=^Q мы молчаливо предполагали, что Р—слово
в алфавите А. В наших дальнейших рассмотрениях будут
встречаться другие алфавиты и слова в них. Условимся
в таких случаях считать алгорифм 31 в алфавите А непри­
менимым к слову Р, если Р не есть слово в алфавите А,
т. е. если в Р входит буква, не входящая в А. Таким об­
разом, мы в этом случае будем считать высказывание 13t (Р)
ложным. Высказывание 31: P^=>Q мы также будем считать
тогда ложным, каково бы ни было Q.
6. Рассматривая какой-либо алгорифм 31 в алфавите А,
мы часто будем интересоваться только результатами его
работы над словами в более узком алфавите Б, составляю­
щем часть алфавита А.
Мы будем говорить, что вербальный алгорифм 31 в ал­
фавите А есть алгорифм над алфавитом Б, если А есть
расширение Б, т. е. если всякая буква алфавита Б является
также и буквой алфавита А.
Пусть Б — алфавит, а S3 и Q—вербальные алгорифмы
над алфавитом Б.
Мы будем говорить, что S3 и 6 эквивалентны относи­
тельно Б, если для любых слов Р и Q в алфавите Б имеют
место импликации:
а) если S3: P=i>Q, то 6: P=$Q,
и
б) если 6: P=$>Q, то S3: P=S>Q.
Будем говорить, что S3 и сильно эквивалентны отно­
сительно Б, если они эквивалентны относительно Б, а,
кроме того, для любого слова Р в алфавите Б имеют место
импликации
в) если !53 (Р), то 1(£(Р),
и
г) если !@(Р), то 123 (Р).
Будем говорить, что S3 и (£ вполне эквивалентны отно­
сительно Б, если они сильно эквивалентны относительно Б,
а, кроме того, для любого слова Р в алфавите Б соблю­
даются следующие условия:
138 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. III

д) каково бы ни было слово Q в алфавите алгорифма 23,


имеет место импликация
если 33: P=3>Q, то (£: P=i>Q,
и
е) каково бы ни было слово Q в алфавите алгорифма
имеет место импликация
если 6: P=J>Q, то 33: P=4>Q.
Из определений видно, что сформулированные нами от­
ношения эквивалентности перечислены в порядке их после­
довательного усиления.

§ 27. Нормальные алгорифмы. Принцип нормализации

1. Введенное только что понятие алгорифма в данном алфа­


вите не является достаточно четким, чтобы дать возможность
рассматривать алгорифмы как объекты математической тео­
рии. Оно для этого подлежит уточнению, к которому мы сейчас
и перейдем.
Прежде всего, «общепонятность» предписания нельзя рас­
сматривать как вполне четкую характеристику. Постепенный
переход от понятного предписания к совсем непонятному
путем все большего и большего усложнения, очевидно, вполне
возможен. Естественна поэтому мысль о той или иной регла­
ментации предписания путем его расчленения на правила опре­
деленного стандартного типа, общепонятность которых не вы­
зывала бы никаких сомнений. Процесс применения алгорифма
будет тогда состоять из отдельных элементарных шагов, каж­
дый из которых будет выполняться согласно одному из этих
правил.
Естественно добиваться возможно большей простоты этих
шагов и правил.
Процессы, ход которых определяется предписанием, раз­
нообразны. Выяснилось, однако, что если интересоваться ал­
горифмами лишь с точностью до эквивалентности, то их плохо
обозримое разнообразие, по-видимому, сводится к более про­
стой идее.
2. Мы введем в рассмотрение вербальные алгорифмы
специального типа—так называемые нормальные алгорифмы.
Всякий нормальный алгорифм 51 будет задаваться указа­
нием следующих трех объектов: некоторого алфавита А,
некоторого трехбуквенного алфавита офу, не имеющего
букв, общих с алфавитом А, и некоторой у-схемы Z в ал­
<271 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ 139
фавите АаР [§ 25]. Алфавит А мы будем называть алфави­
том нормального алгорифма 31. Схему Z мы будем назы-
^вать схемой этого алгорифма. Разумеется, введя какую-ни­
будь новую букву б, играющую роль разделительного знака,
мы могли бы записать эту тройку в виде б-системы 6A6aPy6Z6,
так что в конечном счете всякий нормальный алгорифм
определяется указанием одного-единственного слова.
Формулы подстановок [§ 25.2], являющиеся членами Z,
мы будем называть формулами подстановок алгорифма 31
(они, как мы помним, бывают простые и заключительные).
Исходными данными для работы алгорифма 31 будут слу­
жить слова в алфавите А. Применить алгорифм 31 к слову Р
в алфавите А означает применить к Р схему алгорифма 31,
т. е. схему Z. Таков наш замысел. Детали определения мы
оставляем до п. 4.
3. Алфавит аРу, как мы видим, играет здесь вспомогатель­
ную роль. Его буквы являются как бы „знаками препинания”
в схеме: у отделяет друг от друга формулы подстановок, a a
и Р отделяют левые части этих формул от их правых частей, од­
новременно указывая на тип формулы подстановки (а у про­
стых формул, р у заключительных). Буквы эти можно раз и
навсегда каким-либо образом зафиксировать, потребовав,
чтобы в дальнейшем рассматривались только алфавиты А, не
содержащие этих букв. Тогда всякий нормальный алгорифм,
по существу, будет определяться указанием двух объектов:
алфавита, в котором он действует, и некоторой схемы ■— схемы
этого алгорифма.
Нормальный алгорифм, алфавитом которого является ал­
фавит А, мы будем называть нормальным алгорифмом, в алфави­
те А.. Таким образом, при фиксированном алфавите А всякий
нормальный алгорифм в А будет определяться указанием од­
ной лишь его схемы. Это обстоятельство позволяет нам в из­
вестном смысле отождествить нормальные алгорифмы с опре­
деляющими их схемами и перенести на нормальные алгорифмы
всю терминологию и все обозначения, разработанные для схем
в § 25. Так, например, если 31 — нормальный алгорифм,
определяемый схемой Z, то записи
3l:PHQ> 5(: Р(=•<?. St: Р"|, Я: P=t>Q,
М(Р), (31 :Р)

будут означать то же самое, что и записи


Z:P\=Q, Z: P\=-Q, Z: Р"|, Z: P=£Q,
ЩР), (Z'.P)
140 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. III

соответственно. Сходным образом будут пониматься и другие


аналогичные записи. В разного рода словесных формулиров­
ках мы вместо «схем» часто будем говорить о «нормальных ал­
горифмах», всякий раз производя необходимые грамматиче­
ские согласования. Сказанное касается и методов индукции,
обоснованных в пп. 9 и 10 § 25. В дальнейшем ссылки на § 25
следует понимать с учетом данного замечания.
4. Теперь дадим подробное определение нормального алго­
рифма.
Всякий нормальный алгорифм представляет собой предпи­
сание, однозначно определяемое объектами, указанными в п. 1,
и в свою очередь однозначно определяющее течение некоторых
конструктивных процессов специального типа. При фиксации
нормального алгорифма 91 каждый из этих процессов опреде­
ляется выбором начального слова, в качестве которого'может
быть взято любое слово Р в алфавите А.
На первом шаге процесса, определяемого нормальным
алгорифмом 91 в алфавите А и словом Р в этом 'алфавите,
берется само слово Р. Если на некотором шаге процесса
было взято слово Q и если 91: Q I— R для некоторого R,
то на следующем шаге берется слово R и процесс продол­
жается. Если же 91: Q-] или 91: для некоторого"S,
то процесс обрывается и в первом случае результатом его
91 (Р) считается слово Q, а во втором—слово S. Описанный
процесс мы будем кратко называть процессом применения 9[
к Р).
* Читатель без труда убедится, что справедливы сле­
дующие два высказывания:
4.1. Процесс применения 9[ к Р обрывается тогда и
только тогда, когда l9t(P) Г§ 25.7].
4.2. Если !91(Р), то 91: Р=?>9Г(Р) [§ 25.7.4].
5. В дальнейшем мы, как правило, будем пользоваться
другим, нелинейным способом записи схем нормальных алго­
рифмов. Способ этот закрепился в литературе и имеет опреде­
ленные методические преимущества. Состоит он в следующем.
Формулы подстановок, составляющие схему нормального алго­
*) Некоторые естественные обобщения определения нормального ал­
горифма были рассмотрены в работе Н. М. Н а г о р н о г о [3]. Одно из
них заключается в том, что алгорифм определяется несколькими схемами
и на каждом шаге процесса применения вырабатывается указание того,
какая из схем должна быть применена на следующем шаге. В другом обоб­
щении таких схем „бесконечно много" — они порождаются некоторым
нормальным алгорифмом. В третьем „бесконечны" (в указанном смысле
слова) и сами схемы.’В этой же работе было показано, что эти „обобщения"
определений не приводят к расширению соответствующих понятий: каждый
из „обобщенных" алгорифмов моделируется некоторым нормальным.
§27] НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ 141
рифма, выписываются „в столбик": сначала пишется первая
формула подстановки (ядро первого элемента схемы [§ 24.7,
§ 24.51), под ней — вторая и т. д. вплоть до последней. Затем а
в простых формулах подстановок и ₽ в заключительных заме­
няются соответственно буквами и -> • (при этом мы, конечно,
должны условиться, что эти буквы не входят в алфавит алго­
рифма). Для большей отчетливости формулы, образующие схе­
му, объединяются слева фигурной скобкой. В целях единообра­
зия скобку мы будем ставить даже тогда, когда формула
подстановки будет всего одна.
Так, схема
yababayaccu:aya$yaay
в алфавите abc, состоящая из четырех формул подстановок
ababa, асаса, «Р, а.а,
идущих в указанном порядке, при этом запишется в виде
ab'-+ Ьа
ас —► са
а—+>
—> а.
Мы хотели бы подчеркнуть, что такой способ записи схем
нормальных алгорифмов не представляет собой самостоятель­
ного их определения, а является лишь средством, делающим
обращение с ними наглядным и удобным. Читатель должен
помнить, что у-схемы в алфавите Аоф суть слова в алфавите
АаРу [§ 25] и все высказывания о них должны пониматься как
высказывания о словах определенного типа.
6. Как мы увидим далее, понятие нормального алгорифма
обладает большой степенью общности. Ввиду этого естественно
возникает вопрос: в какой мере точное понятие нормального
алгорифма соответствует более общему, но менее точному по­
нятию вербального алгорифма в некотором алфавите [§ 25]?
Этот несколько неопределенно поставленный вопрос должен
быть уточнен. Какого соответствия можно здесь ожидать?
Конечно, алгорифмы вообще значительно разнообразнее нор­
мальных алгорифмов. Естественно, однако, спросить, нельзя
ли заменить всякий вербальный алгорифм в алфавите А нор­
мальным алгорифмом, вполне эквивалентным ему относительно
А [§ 25.5]. Мы полагаем, что на этот вопрос следует ответить
утвердительно, и формулируем следующий принцип
нормализации алгорифмов:
142 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [гл. Ill

Всякий вербальный алгорифм в алфавите А вполне эквива­


лентен относительно А некоторому нормальному алгорифму
над А.
Условимся говорить о вербальном алгорифме в алфавите А,
что он нормализуем, если он вполне эквивалентен относитель­
но А некоторому нормальному алгорифму над А. Принцип нор­
мализации можно тогда формулировать следующим образом:
Всякий вербальный алгорифм нормализуем.
Формулированный сейчас принцип нормализации требует
пояснений.
Прежде всего, это не есть математическая теорема, подлежа­
щая доказательству. Такого характера принцип нормализации
не имеет уже потому, что одно из понятий, о которых идет речь
в этом принципе,— общее понятие вербального алгорифма —
не является точным математическим понятием. Принцип имен­
но и выражает уточнение этого понятия в понятии нормального
алгорифма.
Содержание принципа, однако, не ограничивается простым
уточнением понятия вербального алгорифма. Принцип утверж­
дает также пригодность этого уточнения. Хотя общее понятие
алгорифма и не является достаточно четким, тем не менее это —
сложившееся и употребляемое понятие. Обычно не вызывает
затруднений решение вопроса о том, считать ли алгорифмом
такое-то конкретное предписание. Принцип утверждает, что
всякий раз, когда такого рода вопрос будет решаться положи­
тельно — «да, это есть вербальный алгорифм в данном алфа­
вите»,— будет возможно нормализовать предписание, т. е. за­
менить его эквивалентным относительно этого алфавита нор­
мальным алгорифмом. Формулируя принцип нормализации,
мы тем самым делаем большой ряд предсказаний о нормализуе-
мости алгорифмов, построение которых осуществится в буду­
щем.
В этом отношении принцип нормализации подобен физиче­
скому закону. Всякий физический закон тоже ведь является
основанием для огромного ряда предсказаний о будущих явле­
ниях. Например, закон сохранения энергии предсказывает
сохранение общего количества энергии во всякой замкнутой
физической системе. В отрицательной форме он утверждает
невозможность изобретения perpetuum mobile — физической
системы, неограниченно производящей работу без притока
энергии извне. Аналогично этому принцип нормализации
предсказывает нормализуемость всякого вербального алго­
рифма, который будет изобретен, и, значит, невозможность
изобретения ненормализуемого вербального алгорифма.
\
§27] НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ 143
На чем же может быть основана уверенность в справедливо­
сти принципа нормализации алгорифмов, т. е. в правильности
тех предсказаний, которые делаются на его основании? В не­
малой степени на том же самом, на чем основана наша уверен­
ность в правильности известных нам физических законов,—
на опыте.
А опыт, подтверждающий принцип нормализации, огромен.
Ведь математикой люди занимаются довольно долго — не ме­
нее 4000 лет. За это время было придумано немало различных
алгорифмов. И среди них не известно ни одного ненормализуе-
мого. Как-никак, а это веский довод в пользу принципа нор­
мализации. Не менее веский, чем, скажем, опытное подтверж­
дение закона сохранения энергии.
Другим важным доводом в пользу принципа нормализации
является следующий.
Известно много способов сочетания алгорифмов — построе­
ния новых алгорифмов по нескольким заданным. Все эти спо­
собы дают нормализуемые алгорифмы, если исходные алго­
рифмы были нормализуемы. В отношении важнейших способов
сочетания этот факт будет установлен в дальнейших парагра­
фах. Он показывает, что для построения ненормализуемого вер­
бального алгорифма — если такое построение вопреки прин­
ципу нормализации все-таки возможно — необходимо привле­
чение каких-то совсем новых конструктивных средств таких,
какие и не представляются современному математику.
В настоящее время нет, однако, никаких признаков, позво­
ляющих ожидать изобретения таких средств. А, как известно,
в истории не бывает скачков, не подготовленных предшествую­
щим развитием.
Следует принять во внимание и аргументы исторического
плана. В тридцатых годах нашего столетия появились осново­
полагающие работы К. Г ё д е л я [11, А. Ч ё р ч а [1],
С. К. Клини [1], [2], А. М. Тьюринга [11, [21 и
Э. Л. Поста [1], в которых были точно определены некото­
рые специальные виды алгорифмов. Для каждого из этих видов
возникла уверенность в том, что он с точностью до эквивалент­
ности исчерпывает все алгорифмы. Иначе говоря, математики
прониклись убеждением в том, что всякий алгорифм эквивален­
тен некоторому алгорифму данного вида. Эта идея стандарти­
зации алгорифмов лежит в основе их современной теории. Вско­
ре после того, как были выработаны первые стандартные поня­
тия алгорифма, удалось установить, что все предложенные
стандартизации эквивалентны друг другу, и когда в дальней-
144 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. III

шем были предложены некоторые новые стандартизации * ),


они также оказались эквивалентными ранее определенным.
Поэтому при рассмотрении алгорифмов „с точностью до экви­
валентности" безразлично, какой именно их стандартизацией
пользоваться. Мы будем использовать наиболее знакомые нам
«нормальные алгорифмы». Эквивалентность их рекурсивным
функциям, а тем самым и другим стандартизациям, была уста­
новлена В. К. Детловсом (см. [11; подробное изложение
в 121).
В литературе принцип, утверждающий пригодность неко­
торых конкретных уточнений понятия алгорифма, называется
тезисом Чёрча — в честь выдающегося американского мате­
матика Алонзо Чёрча, впервые провозгласившего этот принцип
(применительно к ^.-определимым функциям; см. его работу
[1J). Принцип нормализации фактически представляет собой
вариант тезиса Чёрча, относящийся к нормальным алгориф­
мам.
Особого внимания заслуживает вариант тезиса Чёрча, от­
носящийся к машинам Тьюринга. В силу специфики определе­
ния машины Тьюринга он обладает высшей степенью убеди­
тельности. В самом деле, читатель, знакомый с этим понятием,
согласится, что в существенном работа машины Тьюринга адек­
ватно описывает поведение математика-вычислителя, занятого
выполнением данного ему предписания: находясь в определен­
ном „умонастроении" и концентрируя свое внимание на опреде­
ленной текстовой информации, вычислитель предписанным ему
образом изменяет эту информацию, „смещает" центр своего
внимания и переходит в новое „умонастроение". То же самое
способна делать и машина Тьюринга. То обстоятельство, что
ее шаги носят гораздо более локальный характер, чем действия
реального вычислителя, на самом деле не слишком существен­
но: каждый „интегральный" шаг работы вычислителя может
быть промоделирован серией „локальных" шагов машины Тью­
ринга. Приведенные соображения — с учетом эквивалентно­
сти машин Тьюринга другим известным стандартизациям по­
нятия алгорифма — являются, быть может, самым сильным
аргументом в пользу тезиса Чёрча, а значит, и принципа нор­
мализации.
Принимая, однако, во внимание, что читатель может не
разделять уверенности авторов в правильности принципа нор­
*) Наиболее общий подход к уточнению понятия алгорифма предложил
А. Н. Колмогоров [1]. Относительно конкретизаций этого подхода
см. А. Н. Колмогоров и В. А. Успенский [1], а также
А. Шёнхаге [1], [2].
§27] НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ 145
мализации, авторы отнюдь не собираются навязывать читателю
этот принцип. Поэтому в дальнейшем всякие применения
принципа нормализации будут делаться явно.
Каковы же возможные применения принципа нормализа­
ции?
Во-первых, он может быть использован для угадывания
правильных формулировок тех или иных математических
высказываний. Допустим, например, что имеется задача, для
решения которой требуется построить алгорифм. Пусть эта
задача „устойчива" в том смысле, что всякий алгорифм, экви­
валентный решающему ее, также ее решает. Предположим, что
мы нашли какой-либо алгорифм, решающий эту задачу. Тогда
с уверенностью можно утверждать, что существует и решаю­
щий анормальный алгорифм. Проблема сводится лишь к тому,
чтобы фактически построить его. Зная принцип нормализации,
мы не станем пытаться доказывать, что нормального алгорифма,
решающего эту задачу, не существует. -эц
Во-вторых, в аналогичной ситуации мы, может быть, суме­
ем доказать теорему о том, что не существует нормального ал­
горифма, решающего такую „устойчивую" задачу. Скептически
настроенному оппоненту, считающему этот результат „слиш­
ком узким и техническим", мы сможем тогда объяснить, что
искать какой-либо другой (ненормализуемый) алгорифм, ре­
шающий эту задачу, бесперспективно (хотя, разумеется, мы и
не сможем доказать этого математически).
В-третьих, принцип нормализации может быть использован
для выработки точных определений тех математических
понятий, которые в той или иной форме учитывают различные
соображения эффективности (вычислимости, или, как мы
предпочитаем говорить, конструктивности). Обычно в таких
определениях естественно возникают ограничения, требующие
наличия определенных алгорифмов. Учитывая принцип нор­
мализации, мы говорим тогда о нормальных алгорифмах, в ре­
зультате чего определение приобретает характер точной ма­
тематической формулировки.
В приведенной выше формулировке принципа нормализа­
ции фигурировало понятие полной эквивалентности алгориф­
мов. Естественно спросить, что получится, если заменить это
понятие в формулировке принципа понятием эквивалентности.
На первый взгляд может показаться, что получится некоторый
новый принцип, утверждающий нечто меньшее, чем принцип
нормализации, а именно:
Всякий вербальный алгорифм в алфавите А эквивалентен
относительно А некоторому нормальному алгорифму над А.
146 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. III

Мы увидим, однако, вскоре [§ 37.6], что этот „ослабленный"1


принцип нормализации в действительности является лишь
другой формулировкой того же самого принципа. Принцип
нормализации мы имеем один *).

§ 28. Присоединяющие алгорифмы


1. Возьмем алфавит А такой, что буквы —► и —► • не
входят в А. Пусть Q — какое-либо фиксированное слово
в А. Обозначим символом ?1д, q нормальный алгорифм в А
со схемой
{—Q.
В линейной записи эта схема имеет вид yPQy.
Ранее [§ 25.11.1] мы показали, что
1.1. Для всякого слова Р в алфавите А
SIa,q(P)SQP.
2. Пусть А—алфавит, состоящий из букв а, Ь и с; пусть
е—буква, не входящая в А; пусть Q—какое-либо фикси­
рованное слово в А. Обозначим символом ЗЗд, q нормальный
алгорифм в алфавите Ае со схемой
еа —>ае
еЬ —> Ье
ЕС —+се
Е —Q
—►8.

В линейной записи эта схема имеет вид


ysaaasyebabeyecacsyefi Q уаеу.
До конца параграфа Р, R и S будут означать любые
слова в алфавите А, а £—любую букву этого алфавита.
Докажем
2.1. Sa.q: Р\—еР.
Действительно, левая часть последней формулы подста­
новки (пустое слово) входит в Р, тогда как левые части
всех предшествующих формул в Р не входят из-за присут­
ствия в них буквы е. Следовательно, алгорифм ®a,q дейст­
вует на Р [§ 25.4], причем формулой подстановки, активной
на слове Р, является последняя формула схемы. Результатом
*) В точности такая же ситуация сложится и в том случае, если мы
полную эквивалентность заменим сильной.
» 28] ПРИСОЕДИНЯЮЩИЕ АЛГОРИФМЫ 147
действия алгорифма 93а, q на слово Р является результат
действия на Р активной формулы, т. е. результат под­
становки в Р правой части этой формулы (слова е) вместо
первого вхождения * * Р ее левой части [§ 23.6.2], т. е. слово
вР [§ 23.8.5], и, так как активная на Р формула’подста­
новки—простая,
®a,q: Р|-еР,
что и требовалось доказать.
2.2. 93а. q- P^R Н P&R.
* В самом деле, алгорифм 93а, q действует на слово Pb^R,
так как на это слово действуют две формулы подстановки
его схемы: одна из первых трех, имеющая вид eg —ge, и
последняя. Ясно, что активной на слове PbZR будет фор­
мула eg —► ge, так как она предшествует последней фор­
муле схемы. Имеется единственное вхождение * P
eg
X левой части формулы eg -+ ge в слово PegP. Следовательно,
X оно и будет первым. Результат подстановки правой части
активной формулы, т. е. слова ge, вместо этого вхождения
есть слово Pge/? и, так как активная формула подстановки
. првстая,
93а, q: PelR I- PUR,
что и требовалось доказать.
2.3. 93а, q: bPS[=PbS.
Докажем это методом правой индукции по Р.
При Р^Л утверждение 2.3 верно тривиальным образом.
Пусть теперь утверждение 2.3 верно для какого-либо Р
при любом S. Тогда, в частности, для любой буквы g имеем
93а, q: ePIS\=PbIS.
Но в’силу 2.2
93а, <?: Pegs l-PgeS,
и потому
93а, Q:ePgS|=Pg8S,
что и оставалось доказать.
Полагая в 2.3 S32A, получаем
2.4. 93а, <?:еР[=Ре.
Согласно схеме алгорифма 93д q имеем
2.5. 93а, q:Pb\--PQ. '
Таким образом,
2.6. 93а, q:PH-^<2 [2.1, 2.4, 2.5]
и, следовательно,
!48 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. III

2.7. 23д, q(P)^PQ.


3. Схему 2(1) нормального алгорифма ЗЗд, q, первые три
формулы подстановки которой имеют „общий вид" е|—
где £—произвольная буква А, удобно записывать в следую­
щем сокращенном виде:

(2)

дополнительно указывая, что £ пробегает алфавит А. При


расшифровке этой записи мы придаем £ последовательно зна­
чения а, Ь, с, соблюдая — для конкретности — порядок букв
в А (что, впрочем, в данном случае не играет особой роли).
Аналогичную сокращенную запись мы будем употреблять и в
других случаях, делая по мере надобности необходимые пояс­
нения.
Просмотрев доказательства утверждений 2.1—2.7, читатель
без труда убедится, что трехбуквенность алфавита А в них
никак не используется. Алфавит А здесь можно считать произ­
вольным. Мы так и поступим, и будем считать, что алгорифм
ЗЗд, q окончательно определяется схемой (2), где А — про­
извольный алфавит. Утверждения 2.1—2.7 мы будем считать
доказанными именно для этого алгорифма.
4. Алгорифмы 21а. q и ®д, q естественно называть
присоединяющими алгорифмами', алгорифм 21а, q—левым
присоединяющим (слово Q) алгорифмом над алфавитом А,
алгорифм 23а, q—правым присоединяющим (слово Q) алго­
рифмом над алфавитом А. Частным случаем левого при­
соединяющего алгорифма над алфавитом А является
тождественный нормальный алгорифм За в алфавите А,
определяемый как 21а, а- Для него имеем
9д(Р)£Р

для любого слова Р в алфавите А [1.1].


5. Нормальный алгорифм 2А в алфавите А, определяе­
мый схемой

мы будем называть пустым нормальным алгорифмом в А..


Фактически мы уже показали [§ 25.11.4], что SA не при­
меним ни к какому слову в алфавите А.
J29] СОКРАЩАЮЩИЕ АЛГОРИФМЫ 149

§ 29. Сокращающие алгорифмы


1. Будем говорить о простой формуле подстановки, что она
сокращающая, если длина ее правой части меньше длины ее
левой части.
Будем говорить о нормальном алгорифме, что он сокращаю­
щий, если все его простые формулы подстановок сокращаю­
щие.
Следующая лемма очевидна:
1.1. Если 31—сокращающий алгорифм и 3l:P|— Q, то
[О < [Рд •
Имеем далее
1.2. Любой сокращающий алгорифм ЗХ в алфавите А
применим ко всякому слову Р в алфавите А, причем имеет
место неравенство
(1) (ЗХ:Р)<[Р5|.
Будем доказывать эту теорему методом индукции по
длине слова Р, фиксируя сокращающий алгорифм 31.
Алгорифм применим ко всякому слову длины А и для
всякого такого слова Р имеет место неравенство (1). В са­
мом деле, если [Ра °2А, то PiA. Никакая простая фор­
мула подстановки в этом случае не действует на Р, так как
ее левая часть непуста. Если алгорифм 31 действует на Р,
то формулой, активной на Р в 31, является заключитель­
ная формула подстановки. Тогда имеется слово Q такое,
что St: P\--Q, и мы имеем (ЗХ:Р)31| [§ 25.8], откуда сле­
дует, что алгорифм 31 применим к Р. Если же 31 не дейст­
вует на Р, то (ЗХ:Р)з:Л [§ 25.8.8]. В обоих случаях алго­
рифм 31 применим к Р и имеет место (1).
Предположим теперь, что для натурального числа N
доказано, что алгорифм 31 применим ко всякому слову в А
длины, не большей N, и что для всякого такого слова
имеет место неравенство (1). Пусть Р—слово в А длины N |.
Имеет место одно из трех: 1) 31:Р“]; 2) имеется слово Q
такое, что St: Р-* |— • Q; 3) имеется слово Q такое, что
31: PHQ.B первых двух случаях алгорифм 31 применим
к Р и (ЭХ: Р) «С I [§ 25.8]. В третьем случае [Q3 < [Ра
[1.2] и потому По индуктивному предположению
отсюда следует, что алгорифм 31 применим к Q и что (31: Q)
[Qa1. Следовательно, алгорифм31 применим к Р и (ЗХ: Р)31
31 (31: Q)| [§ 25.8.9]. Но [Q3 |^[Р5. Поэтому
(3l:P) °l(Sl:Q)|<[Qq|<[P4,
что и требовалось доказать.
150 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. Ill

2. Пусть А—алфавит и ©а—нормальный алгорифм


в алфавите А с сокращенно записанной схемой

где £ пробегает алфавит А.


Нормальный алгорифм 6А сокращающий. Имеем поэтому
2.1. Алгорифм 6д применим ко всякому слову в алфа­
вите А [1.2].
Далее, очевидно
2.2. Алгорифм 6А действует на всякое непустое слово
в алфавите А.
Докажем теперь, что
2.3. Алгорифм 6А перерабатывает всякое слово в алфа­
вите А в пустое слово.
Пусть Р—слово в алфавите А. Имеется слово Q в А
такое, что
(1) [2.1].
Имеем поэтому ®А : Р H’Q или ®а '• ?1= Q "1 ■ Первая воз­
можность отпадает, так как заключительных формул под­
становок в схеме (jA нет. Следовательно, ®А: Р|= Q .
Отсюда следует, что
(2) QSA [2.2].
Таким образом, 6А(Р) S А [(1), (2)], что и требовалось до­
казать.
Ввиду 2.3 мы будем называть алгорифм 6А аннулирую­
щим алгорифмом в А.
3. Фиксируем слово С в алфавите А и обозначим <SA, с
нормальный алгорифм в алфавите А со следующей сокра­
щенно записанной схемой:

где £ пробегает А. Алгорифм 6А, с сокращающий. Имеем


поэтому
3.1. Алгорифм 6А, с применим ко всякому слову в алфа­
вите А [1.2].
3.2. Алгорифм 6А, с действует на всякое слово в алфавите А;
если при этом слово Р в алфавите А непусто, то формула
подстановки, активная на Р в 6А> с, простая.
Из 3.2 следует
3.3. Невозможно естественное окончание процесса при­
менения алгорифма 6А, с-
§29] СОКРАЩАЮЩИЕ АЛГОРИФМЫ 151
3.4. Если 6А. с- то Я$А и Q^LC.
В самом деле, если R непусто, то в силу 3.2 алгорифм
6д, с просто переводит R в некоторое слово S, что невоз­
можно, так как по условию 6д, с:#|—Поэтому /?2Л.
Единственной формулой подстановки, действующей на Л,
является формула —>«С, ввиду чего 6д, с- Л[— -С. Таким
образом, Q3IC, что и требовалось доказать.
3.5. Алгорифм 6д, с перерабатывает всякое слово в ал­
фавите А в слово С.
Пусть Р—слово в алфавите А. Имеется слово Q в А
такое, что
(1) 6а, c(P)^Q [3.1].
Имеем 6д, с' P\=’Q или 6д, с: P^=Q"]. Вторая возмож­
ность отпадает [3.3]. Следовательно, 6д, с- P[=‘Q, и потому
имеется слово Я такое, что 6д, с- R\--Q. Отсюда следует,
что
(2) QSC [3.4].
Таким образом, 6д, с(Р)^С [(1), (2)], что и требовалось
доказать.
4. Фиксируем букву е алфавита А и обозначим Зд, 8
нормальный алгорифм в алфавите А со схемой
—»е
8— ,

где £ пробегает алфавит А. Алгорифм Зд, е—сокращающий.


Имеем поэтому
4.1. Алгорифм Зд, е применим ко всякому слову в алфа­
вите А [1.2].
В следующих леммах буквы X, Y, Р будут означать
слова в алфавите А.
Имеем
4.2. Зд, 8: Y “] тогда и только тогда, когда е не входит в Y.
Пусть Р — слово, не содержащее в. Будем говорить
о слове X, что оно есть левое P-слово, в следующих двух
случаях: 1) когда е входит в X и Р есть левое крыло пер­
вого вхождения е в X; 2) когда X3LP.
Легко доказывается следующая лемма:
4.3. Если X есть левое P-слово и Зд, е: X |— Y, то Y
есть левое Р-слово.
Отсюда индукцией по шагам работы Зд, е [§ 25.10, § 27.3]
получаем
152 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. III

4.4. Если X есть левое P-слово и За, е: т0 Y


есть левое Р-слово
Докажем теперь
4.5. Алгорифм За, е перерабатывает всякое левое P-слово в Р.
Пусть X есть левое Р-слово. Алгорифм Зд,е применим
к X [4.1]. Имеется слово Y в алфавите А такое, что
За, е(Х) S Y. Так как схема алгорифма За, е состоит из простых
формул подстановок, имеем За, е:Х|=У'~|, и потому Зд,Е:
X |== Y и За, в- Y “|. Следовательно, Y есть левое P-слово и
е не входит в Y [4.4, 4.2]. Поэтому У2Р, что и требова­
лось доказать.
Принимая во внимание определение левого P-слова, мы
можем переформулировать утверждение 4.5 следующим об­
разом:
4.6. Алгорифм За.е перерабатывает всякое еловое алфа­
вите А, не содержащее е, в это самое слово-, он перерабаты­
вает всякое слово X в алфавите А, содержащее е, в левое
крыло первого вхождения е в X.
Обозначим ©а, Е нормальный алгорифм в алфавите А со
схемой
{

где £ пробегает алфавит А.]


Последним вхождением слова Р в слово Q будем называть
такое вхождение К слова Р в слово Q, что всякое другое
вхождение Р в Q предшествует /С.
Аналогично 4.6 доказывается
4.7. Алгорифм ®д, £ перерабатывает всякое слово в ал­
фавите А, не содержащее е, в это самое слово-, он перера­
батывает всякое слово X в алфавите А, содержащее е, в пра­
вое крыло последнего вхождения е в X.
Пусть теперь е не является буквой алфавита А. Возь­
мем алфавит Ае и для него построим нормальные алгорифмы
ЗдЕ, в и ®Ае, в- Вспоминая определение е-пары слов в алфа­
вите А [§ 22.3], видим, что
4.8. Какова бы ни была е.-пара слов в алфавите А, алгорифм
ЗдЕ, в перерабатывает ее в первый элемент этой пары, а ал­
горифм ®Ае, е—во второй.
Ввиду 4.8 мы называем алгорифмы ЗдЕ, Е и ®д8, Е в ал­
фавите Ае отсекающими алгорифмами для алфавита А.
Пусть е и х—две различные буквы, не входящие в ал­
фавит А. Построим в алфавите Аех нормальный алгорифм
§301 РАЗВЕТВЛЯЮЩИЙ АЛГОРИФМ 153

Яд, в, х со схемой
[ >е
J xg —х

где | пробегает алфавит А. Алгорифм Яд, в, х сокращающий.


Поэтому он применим ко всякому слову в Аех. Читатель
без труда убедится, что
4.9. Каковы бы ни были слова Р, Q, Re алфавите А,
алгорифм Яд, е, х перерабатывает слово PeQkR в слово Q.
(Сначала е „съедает" Р, затем х „съедает" К, после этого е
и х „уходят" и работа Яд,е, х заканчивается естественным
обрывом с результатом Q.)
Ввиду 4.9 мы называем алгорифм Яд, е, -х высекающим
алгорифмом для алфавита А.

§ 30. Разветвляющий алгорифм


1. Пусть а не является буквой алфавита А. Пусть С, D
и Е—какие-либо фиксированные слова в А. Построим нор­
мальный алгорифм 31д, с, d, е в алфавите Аа
)
* с сокращенно
записанной схемой
,ga —> ag
ag —>a
a—► -E
(1) Cg —a
gC — a
C — -D
— a,
где g пробегает алфавит A.
Покажем, что он применим ко всякому слову в алфавите А,
причем
(2) 31а, с, d, е (С) S D
и
(3) ^л.с, d,e(P)^E
для всякого слова Р в А, графически отличного от С.
*) Ввиду перехода на нелинейный способ записи схем буквы а, 0 и у
высвобождаются, и мы в дальнейшем будем использовать их в качестве
букв алфавитов тех или иных нормальных алгорифмов.
154 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. III

Чтобы установить (2), мы заметим, что левые части


формул подстановок алгорифма 31а, с, в, е, соответствующие
первым пяти строкам схемы (1), в С не входят, так как
эти левые части либо содержат букву а, либо имеют длину,
на единицу большую длины слова С. Левая часть следую­
щей формулы подстановки С—► •£> входит в С. Таким обра­
зом, эта формула активна на слове С в схеме (1) и резуль­
тат ее действия—а тем самым и результат действия схе­
мы (1)—на слово С, как легко видеть, есть слово D, и так
как в данном случае активная формула подстановки является
заключительной, то
91а, с, В, Е- С|— -D,
откуда непосредственно следует (2).
Для установления истинности утверждения (3) мы до­
кажем следующие восемь лемм 1.1 —1.8. В них Р, Q и R
будут обозначать произвольные слова в алфавите А, а £ —
любую букву этого алфавита.
1.1. 31а, с, в, Е- Q&tR |— Qa£,R.
В самом деле, на слово Q&R действует в точности одна
из формул подстановок, представленных первой строкой
схемы (1): формула £а —►«£. Именно она и является в дан­
ном случае активной. Вхождение R является един­
ственным—а следовательно, и первым—вхождением ее ле­
вой части в слово QfeaR. Значит, результат действия схемы (1)
на слово Q&R есть Qa^R. А так как активная формула
простая, то
?1а, с. в, е- Q&R\-Q<x£R,
что и требовалось доказать.
Таким образом, лемма 1.1 говорит о том, что в резуль­
тате одного простого шага буква а в слове вида Q£aR
„продвигается" на одно место влево.
1.2. 51а, с, в, Е- QaR [=<xQ7?.
Это утверждение мы докажем правой индукцией по Q.
Для этого мы рассмотрим свойство F слова Q, выражаемое
условием
«каково бы ни было R, 31а, с, в, е- QaR\=aQR»,
и покажем, что любое Q обладает этим свойством.
В самом деле, пустое слово обладает свойством F [§ 25.6.1].
Пусть теперь Q обладает F, а £—какая-либо буква. Тогда
(4) 31а, с, в. е- Q&R Н QaZR [1.1].
$ 301 РАЗВЕТВЛЯЮЩИЙ АЛГОРИФМ 155
Но £R—слово в А, и потому по индукционному предполо­
жению
(5) 31а, с, d, Е- Qa^R^aQ^R.
Следовательно,
31а. с. d. в'- Q&RY=aQ&R [(4), (5), § 25.6.2, § 25.6.3]
и, значит, обладает свойством F. Таким образом, дейст­
вительно, любое Q обладает свойством F, а это и доказы­
вает наше утверждение.
1.3. 31а. с, в.е: <£Р\-аР.
В самом деле, ни одна из формул подстановок, пред­
ставленных первой строкой схемы (1), не действует на а^Р.
Вхождение * a|
Q есть единственное вхождение слова
вида а£ в а&Р. Таким образом, из рассмотрения схемы (1)
вытекает, что формула —>а является активной на а|Р
в схеме (1), и потому
31а, с, о, Е- <*£>Р |—каР,
что и требовалось доказать.
1.4. 31а, с, d, е‘. «Р^=а.
Докажем это утверждение левой индукцией поР[§ 17.3.2].
Для этого рассмотрим свойство G слова Р, выражаемое
условием
«31а. с, d. Е'. «Р|=а»,
и покажем, что этим свойством обладает любое слово Р.
Действительно, пустое слово им обладает [§ 25.6.1].
Пусть теперь Р обладает G, а £—какая-либо буква. Тогда
(6) 31а, с, d. е- agPRaP [1-3].
Но по индукционному предположению
(7) 31д, с, d, е' aP(=a,
и потому
31а. c.d.e-. agPHa [(6), (7)],
т. е. £Р обладает свойством G. Значит, любое Р обла­
дает этим свойством, а это и требовалось доказать.
1.5. 31а, с, d, Е- а\—‘Е.
В самом деле, формулы подстановок, представленные
первыми двумя строками схемы (1), не действуют на а,
а формула a—>•£ действует на это слово и, значит, она
является в данном случае активной. Вхождение * а
156 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. III

является первым вхождением левой части этой формулы


в слово а. Результат подстановки ее правой части вместо
этого вхождения есть Е, и так как эта формула является
заключительной, то
81д, С, D, Е'. —'Е,

что и требовалось доказать.


1.6. Если С входит в Р и Р:^С, то существуют такие
слова Q и R в А, что 21а, с, d, е: P\—QaR.
В самом деле, пусть Р — слово в А, отличное от С, и
пусть С входит в Р. Тогда в Р входит либо одно из слов
вида Ci, либо одно из слов вида &С. Иначе говоря, в Р
входит левая часть хотя бы одной из формул, представлен­
ных четвертой и пятой строками схемы (1). Левые же части
выше стоящих формул, содержащие а, не входят в Р. По­
этому на Р активна одна из формул, представленных чет­
вертой или пятой строками схемы (1). Эта формула имеет
вид S—+«, и требуется применить ее к первому вхождению
слова 5 (равного или iC) в Р. Пусть будет этим
вхождением. Тогда Q и R суть, как и Р, слова в А, а ре­
зультат подстановки правой части формулы есть слово Q<xR.
Так как активная формула простая, 21а, с, d, е- P\—QaR,
что и требовалось доказать.
1.7. Если С не входит в слово Р в алфавите А, то
SIa. с, D, е- Р |— аР-
В самом деле, в этом случае из левых частей формул
подстановок алгорифма 81а, с, d, е левая часть последней
формулы—пустое слово—входит в Р, все же остальные не
входят в Р, так как в них входит либо а, либо С. Следо­
вательно, требуется подставить правую часть последней
формулы, т. е. а, вместо первого вхождения пустого слова
в Р, что дает а.Р. Так как активная формула простая, то
81а, с. р. £'■ Р |— а.Р, что и требовалось доказать.
1.8. Если Р—слово в алфавите А, отличное от С, то
могут быть указаны такие слова Q и R в А, что
9(а, с, d, е' Р\— QccR.
В самом деле, если С входит в Р, то такие Q и R мо­
гут быть указаны согласно 1.6. Если же С не входит
в Р, то, согласно 1.7, в качестве Q можно взять А, а в ка­
честве R слово Р.
Мы можем теперь доказать равенство (3). В самом деле,
пусть Р—слово в А, отличное от С. Возьмем слова Q и
у
'-с

§31] УДВАИВАЮЩИЙ АЛГОРИФМ 157

R в А согласно 1.8 таким образом, что 31а, с. d, е'- Р\— QaR.


Имеем тогда
31а. с, d, Е- 7*1 — QaR
i=aQR [1.2]
[1-4]
[-.£ [1.5],
откуда 31А. с, d. е' Р\='Е, ипотому 31д, с, d,e(P)-2-E [§25.7],
!<■ что и требовалось доказать.
у Таким образом, работа алгорифма 31 а, с. d, е над словом Р
4 в А протекает следующим образом. Если P1SlC, то 31а, с, d, е
за один шаг переводит Р в D и на этом его работа закан­
чивается. Если же Р^С, то 31а, с, d.e „вводит
* 1 в перера-
• батываемое слово сигнализирующую об этом букву а [1.8],
(которая „выходит" затем в начало слова [1.2], „стирает"
его [1.4] и „превращается" в Е [1.5], после чего работа
31а. с, d, е прекращается.
РI
§ 31. Удваивающий алгорифм

1. Пусть а, |3 и у означают различные буквы, не при­


надлежащие алфавиту А. Построим нормальный алгоритм ^а
в алфавите Аару с сокращенно записанной схемой

i
—>■

(1) <

а —>•

где £ и т] пробегают алфавит А (при «-буквенном алфавите А


эта схема состоит из «2 4-^4-4 формул подстановок).
Покажем, что
(2) %А(Р)^РР
для всякого слова Р в А.
Для установления истинности утверждения (2) мы введем
две операции Ф и Т над словами в А, а затем докажем леммы
1.1—1.14, из которых это утверждение будет вытекать. В даль­
нейшем Р, Q, R, Сбудут обозначать произвольные слова в А,
а В, — любые буквы этого алфавита.
158 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. III

Положим (см. замечание в § 17.3.2)


(3) Ф(Л)^Д,
(4) Ф(Р£)^Ф(Р)|₽,
(5) ВД^Л,
(6) ¥(P£)^Y(P)gT.
Легко видеть, что
(7) Ф(^₽ [(4), (3)],
(8) WR? [(6), (5)].
Кроме того, правой индукцией по Q нетрудно показать, что
(9) Ф(Р0)гФ(Р)Ф(С) [(3), (4)]
и
(10) ^(PQ) °1T(P)T(Q) [(5), (6)].
Имеем
1.1. gA: Р Н аР.
В самом деле, левые части всех формул подстановок схемы
(1), кроме последней, не входят в Р, так как буквы а, ₽ и 7
не являются буквами алфавита А. Левая часть последней фор­
мулы а (пустое слово) входит в Р и, таким образом, эта фор­
мула является активной на Р. ** Р есть первое вхождение ле­
вой части этой формулы в слово Р. Вместо этого вхождения
требуется подставить правую часть активной формулы, т. е. а,
что и дает нам слово аР. Так как активная формула является
простой,
^А: РН«Р,

что и требовалось доказать.


1.2. ftA: Qa|—.Q,
Доказывается аналогично 1.1 рассмотрением схемы (1).
Формулой подстановки, активной в (1) на Qa, является
формула а —> •.
1.3. ftA: ®(P)Pa£QH®(P)P№Q.
Доказывается рассмотрением схемы (1). Легко видеть, что
ни одна из формул, представленных первой строкой схемы (1),
не действует на слово Ф (P)PagQ. Между тем среди формул,
представленных второй строкой, имеется формула
с левой частью, входящей вФ (P)PagQ. Эта формула и является
активной на данном слове. Единственное вхождение ее левой
части в рассматриваемое слово имеет вид Ф *
ag.
Q
(P)P Вместо
него подставляется правая часть формулы, т. е. слово £fl£a,
BI31J УДВАИВАЮЩИЙ АЛГОРИФМ 159
Й, так как активная формула является простой,
^А: Ф (Р) Pa^Q Н Ф (Р) (Жа(2,
'что и требовалось доказать.
1.4. %А: Ф (5) Н Ф (S) P^Pn^aQ■
Доказывается рассмотрением схемы (1). Активной на
?слове Ф(5)Рл£₽^£аФ является формула ^Р—>^Рд, пред­
ставленная первой строкой схемы (1).
1.5. ^А:
■ Мы докажем это утверждение левой индукцией по Р.
С этой целью мы введем свойство F слов Р, выражаемое
условием
«каковы бы ни были Q, Р, S и I,
^А: ФфЯР^аСНФфЯ^аС»,
и обычным индуктивным рассуждением покажем, что любое Р
обладает этим свойством.
Действительно, пустое слово Л обладает свойством F
[§25.6.1]. Допустим теперь, что им обладает слово Р, и по­
кажем, что тогда им обладает и слово т]Р, какова бы ни была
буква т). В самом деле, Рц есть слово в А, и потому по индук­
ционному предположению
(11) ^А: Ф (S) «И Н Ф (5) •
Но, согласно 1.4,
(12) ^А: Ф (S) /?т»а<2 Н Ф (5) PSP^^Q
и, следовательно,
Ф(5)7?цР№(2Н=Ф(5)^Рп^«<г [(H), (12)],
что и оставалось доказать.
1.6. Ф (J3) P&&Q 1= Ф (Р) &P&Q ■
Это утверждение представляет собой частный случай 1.5
при и S^P.
1.7. %А: aPQ\=<b(P)PaQ.
Докажем это утверждение правой индукцией по Р. С этой
целью рассмотрим свойство G слов Р, выражаемое условием
«каково бы ни было Q, &PQ ^=Ф(Р)Раф>,
и индуктивным рассуждением покажем, что этим свойством
обладает любое слово в А.
Действительно, пустое слово Л им обладает [(3), § 25.6.1].
Предположим теперь, что им обладает слово Р, и пусть £ —
160 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. III

произвольная буква. Тогда по индукционному предположению


(13) $А: aPtQY=O>(P)Pa£Q.
Но
(14) З'а: Ф(Р)А4С|-Ф(Р)Р№(2 [1-3],
и потому
f?A: аР^НФ(Р)^М Г(13), (14)]
НФ(Р)В₽Р^<? Г1.6]
sl®(PI)P&Q Г(4)]-
Следовательно, Р| обладает свойством G. Тем самым лем­
ма 1.7 доказана.
1.8. $А: аР\=Ф(Р)Ра.
Это утверждение представляет собой частный случай 1.7
при QSA.
1.9. $А: T(P)lfWQWbW^(<W
Доказывается рассмотрением схемы (1). Активна фор­
мула, представленная третьей строкой схемы.
1.10. »?А: Ф(Р<2) Р(?а!=ЧЧР)Ф((2) PQa.
Доказательство проведем правой индукцией по Р. Для
этого рассмотрим свойство Н слов Р, выражаемое условием
«каково бы ни было Q,
O(PQ)PQa^T(P)O(Q)PQa»,
и, рассуждая, как обычно в таких случаях, покажем, что
им обладает любое слово в А.
Действительно, пустое слово А этим свойством обладает
[(5), § 25.6.1]. Пусть теперь им обладает слово Р, и пусть
£—произвольная буква. Тогда
£А: Ф(РВ(?)Р?(?а^Т(Р)Ф(^)Р5(2а
SY(P)BP®(Q)PBQa Г(9), (7)]
РТ(Р)£ТФ((?)Р£Са Г1.9]
ST(P?)O(Q)P?Qa [(6)]
и, значит, Р% также обладает свойством Н. Таким образом,
действительно, любое слово в А обладает свойством И, что
и требовалось доказать.
1.11. ^А: Ф(Р)РаЛ=Ч(Р)Ра.
(Частный случай 1.10 при QSA.)
1.12. f?A: PgTY(Q)PgQabP^(Q)PgQa.
Доказывается рассмотрением схемы (1). Активная фор­
мула, представленная четвертой строкой схемы.
f 31] УДВАИВАЮЩИЙ АЛГОРИФМ 161
1.13. ^А: 4(PQ)PQa\=PW(Q)PQa.
Доказательство проведем правой индукцией по Р. Для
b этого рассмотрим свойство /С слов Р, выражаемое условием
| «каково бы ни было Q,
Ш $А: V (PQ) PQa \=PW(Q) PQa»,
i ® и обычным для таких случаев рассуждением покажем, что
; ж им обладает любое слово в А.
,Я» Действительно, пустое слово им обладает. Пусть теперь
г им обладает слово Р, и пусть |—любая буква. Тогда

!
[инд. предпол.]
3=А: W(PlQ)P^Qa^PV(lQ)PlQa
SP|?T(Q)P^Qa [1.12],
[(10), (8)]
HP&Y(Q)P&Qa
т. е. Р| также обладает свойством К- Значит, действительно,
любое слово в А обладает этим свойством, что и требова-
1 лось доказать.
1.14. ^А: W(P)Pa = PPa. _
(Частный случай 1.13
3=А: PhaP Теперь докажем утве
|=Ф(Р)Ра [1-1]
Н=У(Р)Ра [1-8]
[=РРа [1.П]
I--PP [1-14]
откуда $А: Р[=«РР и, следовательно, [1-2],
^a(P)3lPP,
что и требовалось доказать.
Таким образом, нормальный алгорифм $А может быть оха­
рактеризован как удваивающий алгорифм над алфавитом А.
2. Проведенное доказательство убедительно демонстрирует
действенность метода индукции. Однако неискушенному чита­
телю оно может показаться недостаточно прозрачным. Ввиду
этого целесообразно сопроводить его несколькими замечани­
ями.
Прежде^всего следует в общих чертах описать работу алго­
рифма ^А-'Она выглядит следующим образом. Вначале перед
исходным словом Р „возникает" буква а [1.1]. Затем она „бе­
жит" по слову Р слева направо, снимая с его букв „копии"
[1.31. Буквы-копии, „разбавленные" приклеившимися к ним
буквами р, бегут налево сквозь уже пройденную буквой а
6 А. А. Марков, Н. М. Нагорннй
162 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. Ill

часть слова Р [1.61 и, таким образом, перед Р накапливается


в виде слова Ф (Р) „копия
* 1 слова Р. Когда а добегает до конца
слова Р, результат, по существу, оказывается уже полученным
[1.81. Остается произвести лишь небольшую чистку: убрать
„лишние
** буквы р и а. Каждая р перед „уничтожением
**
превращается в у [1.111, затем все у „стираются
** [1.14] и, на­
конец, на заключительном шаге „стирается
** а [1.2]. Здесь не­
сколько парадоксальным выглядит промежуточное „переиме-
нование
** букв рву. Легко, однако, убедиться, что более про­
стой нормальный алгорифм ®А в алфавите Аар с сокращенно
записанной схемой

а£ |р£а
< Р-
а —<-•
—>■ а

и ц по-прежнему пробегают А) не эквивалентен $А отно­


сительно А и потому не может заменить $А. Пусть, в самом
деле, £ и % — разные буквы алфавита А. Тогда, как нетрудно
видеть, в применении к слову алгорифм @А работает
следующим образом:
®а: Йс1-а£х
Н Ж«Х
h ЖхРх«
h £Рх₽£Х«
г- £хР£х«
Н х₽Кх®
h ХКХ®
I- -хКх-
Таким образом, ®a(Sx)eX^X^SxCx^^a(?x)- По сравне­
нию с работой алгорифма $А здесь лишний раз пришлось
применить формулу £%Р —*- хРС, отчего в окончательном
результате произошла транспозиция первых двух букв.
В алгорифме ?VA таким лишним перестановкам препятствует
введение специального промежуточного этапа при устране­
нии вхождений р: сначала вместо этих вхождений .{под­
ставляются у.
Основными в нашем доказательстве являются леммы 1.1,
1.2, 1.8, 1.11 и 1.14. Из них первые две тривиальны. Три по­
следние первоначально доказываются в усиленном виде (лем­
$31] УДВАИВАЮЩИЙ АЛГОРИФМ 163
мы 1.7, 1.10 и 1.13), а затем ослабляются,— мы рекомендуем
читателю обратить внимание на этот прием. Леммы 1.3, 1.9 и
1.12 подготавливают индукционные шаги в 1.7, 1.10 и 1.13 со­
ответственно. Леммы 1.4—1.6 описывают механизм накопления
копии исходного слова.
3. Удваивающий нормальный алгорифм дает типичный
пример сведения перехода интегрального характера — удвое­
ния слова — к нескольким переходам локального характера —
подстановкам согласно схеме алгорифма. Число последних за­
висит при этом от удваиваемого слова. Можно подсчитать, что
у алгорифма оно равно
(fe+l) (fe+4)
2

где k — длина удваиваемого слова. Вопрос о нижней оценке


для числа шагов работы произвольного удваивающего нор­
мального алгорифма исследован Г. С. Цейтиным в [51.
Естественной мерой сложности нормального алгорифма яв­
ляется длина его схемы (в линейной записи [§ 25]), характери­
зующая „объем памяти", потребный для „запоминания" этого
алгорифма. Такой подход к оценке сложности нормальных
алгорифмов был впервые намечен А. А. Марковым *) в [16],
[17] и затем разработан им и его учениками.
Нетрудно подсчитать, что сложность $а, т. е. длина его
схемы, равна 8п2+8п+14, где п — число букв алфавита А.
Таким образом, она представляет собой квадратичную функ­
ции от п.
Оригинальная идея построения удваивающего алгорифма
с линейной сложностью была предложена Д. А. Остроуховым
в II] (см. также [2]). Сложность алгорифма, построенного по
его методу, равняется 10п+С. Отталкиваясь от этой идеи,
Д. А. Остроухов пришел к установлению очень важной общей
теоремы о линеаризации общих методов построения алгориф­
мов.
Впоследствии, путем чрезвычайно остроумного усовершен­
ствования конструкции Остроухова, В. Г. Жарову в [1] (см.
также [2]) удалось построить удваивающий алгорифм со слож­
ностью 5м+С1 и показать, что дальнейшее улучшение мульти­
пликативной константы при п здесь невозможно. Соответству­
ющее усиление получила при этом и общая теорема Остро­
ухова.

*) Аналогичный подход использован А. Н. Колмогоровым [2]


для определения сложности конечного конструктивного объекта.
6*
164 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. III

4. Удваивающий алгорифм мы построили как нормаль­


ный алгорифм в трехбуквенном расширении алфавита А. Впо­
следствии — в § 41 — мы покажем, что сравнительно простым
приемом число „вспомогательных" букв здесь может быть
уменьшено до двух (и — несколько сложнее — даже до еди­
ницы: см. § 41.8.1). Однако в случае непустого А совсем обой­
тись без них невозможно. Покажем это.
Пусть 81—нормальный алгорифм в алфавите А. Если
схема 81 содержит заключительные формулы подстановок,
то для каждой такой формулы U —мы вычислим раз­
ность [Va—[Ud и наибольшее из полученных таким обра­
зом чисел обозначим символом s(8l). Если же схема алго­
рифма 31 состоит только из простых формул подстановок,
то определим s (31) „как-нибудь", например будем считать,
что s (51) равняется нулю, s (31) представляет собой некоторую
сложностную характеристику алгорифма 31.
Пусть k — рациональное число. Нормальный алгорифм 81
в алфавите А мы будем называть k-растягивающим, если
для всякого слова Р в алфавите А такого, что 31 (Р) опре­
делено,
(1) [31 (Р)д > k-[Pd.
(Здесь и далее до конца параграфа > и = будут озна­
чать обычные отношения порядка и равенства для рацио­
нальных чисел.)
Имеет место следующее утверждение (Н. М. Нагор­
ный [2], теорема 3.1):
4.1. Пусть k—рациональное число, большее единицы,
и пусть 81—k-растягивающий нормальный алгорифм в алфа­
вите А. Если 31 применим к непустому слову Р, то
s(8t)>(£—1)-[Рд.

В самом деле, пусть k > 1 — рациональное число, и пусть


/г-растягивающий нормальный алгорифм 81 в алфавите А
применим к непустому слову Р. Тогда для некоторого
слова W имеем
(2) 81(Р)2ПГ.
Одно из двух: либо
(3) 81: Р|=№"|,
либо
(4) 81: P^=-W.
It

? 1311 УДВАИВАЮЩИЙ АЛГОРИФМ 165


Если имеет место (3), то
<5) 31 (Г) г W
? и, так как W—слово в А,
J (6) [W^k-[Wd [(5), (1)].
Но
[Wg^k-[Pd>0 [(2), (1)],
. и потому 1^г/г [(6)], чего, однако, быть не может, так как
по условию k > 1.
Итак, имеет место (4), и, значит, существует слово Q
в А такое, что
51:
и
(7) SI: QH-W.
Рассмотрим заключительную формулу
U-+.V,
активную на слове Q в схеме алгорифма 51. Существуют
такие слова R и S в алфавите А, что
(8) Q 1LRUS,
(9) rsRVS.
Так как [Vй—s (51), имеем
[^-[Q«<s(2l) [(9), (8)],
и потому
(10) [irdC[Q^4-s(5l).
С другой стороны,
21 (Q) ЗЕ Г [(7)],
и потому
(И) [Wd^k-[Qd [(!)]•
Следовательно,
[(И), (Ю)]
и
(12) »
166 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. III

так что
[№d< -^-4-s(3l) [(Ю), (U
k-s (31)
(13) e k~\ '
Но
31 (Р) s W [(2)],5
и потому
(14) \Wd^k-[Pd [(!)]>
что дает
/г-[Рй< kks(^ [(14), (13)]
и
(k— l).[Pd^s(3l),
что и требовалось доказать.
Из 4.1 вытекает, в частности, невозможность построения
в непустом алфавите А нормального алгорифма 31, удваиваю­
щего любое слово в А. В самом деле, такой алгорифм был бы
2-растягивающим, и, значит, для любого непустого слова Р
в А выполнялось бы неравенство [Pd^s(3I) [4.1], что очевид­
ным образом невозможно.

§ 32. Обращающий алгорифм

1. Построим нормальный алгорифм над алфавитом А, пере­


рабатывающий всякое слово в алфавите А в обращение этого
слова [§ 17.3.2]. Пусть аир означают две различные буквы,
не принадлежащие А. Зададим нормальный алгорифм
в алфавите АаР сокращенно записанной схемой
аа Ра
Ра

(1) ₽■—>■ •
аВп
а,

где В и 1] пробегают алфавит А.


S 321 ОБРАЩАЮЩИЙ АЛГОРИФМ 167
Этот алгорифм и является искомым обращающим алго­
рифмом над алфавитом А, т. е.
(2) §A(P)S[P-
для всякого слова Р в А.
Этот факт легко может быть доказан по образцу доказа­
тельства, проведенного в предыдущем параграфе. Поэтому мы
лишь наметим здесь доказательство вкратце, предоставляя
подробности читателю. Вообще, по мере того, как у читателя
будет накапливаться опыт, мы будем делать доказательства
менее подробными, не доходя, впрочем, в этом отношении до
крайностей.
Как и в предыдущем параграфе, Р, Q, Р будут обозначать
произвольные слова в А, а 5, ц — любые буквы этого алфавита.
Нам потребуется операция 6 над словами в А, которую мы
определим равенствами
(3) 0(A) ^=А,
(4) 0(Pg)^=0(P)ag.
Легко видеть, что
(5) 0©^ [(4), (3)].
Кроме того, правой индукцией по Q нетрудно показать, что
(6) 0(PQ) °:0(P)0(Q) [(3), (4)].
Имеем
1.1. #А: P0(Q)|-aP0(Q).
В самом деле, на слово P0(Q) действует только послед­
няя строка схемы (1).
1.2. <§А: Рр |— «Р.
В самом деле, первой действующей на РР формулой
в схеме (1) является формула р—►
1.3. #А: Qagi]PO (Р) Н QipgPO (Р).
В самом деле, формулы, представленные первыми
четырьмя строками схемы (1), не действуют на слово
Qagr]P0(P). Активна формула a£r|—> из пятой строки
схемы.
1.4. •<рА: agQPO (Р) Н QagP0 (Р).
Доказывается правой индукцией по Q с использованием 1.3,
1.5. £А: agQ0(P)HQ^0(P)-
Частный случай 1.4 при Р о. А.
1.6. £a:PQM0(P4-
Доказывается правой индукцией по Р с использованием
1.1 и 1.5.
168 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ (ГЛ. III

В самом деле, при РЗЕА имеет место графическое равен­


ство слов PQ и Q0 ([Р'“') и тем более нужное нам утвержде­
ние. Предположим, кроме того, что для какого-либо Р
PQ|=Q0([Pv)
имеет место при любом Q, и пусть £—произвольная буква.
Тогда
#А: P&QHW [инд. предпол.]
Н ([Pv) [1.1]
Н<М0([РЧ [1-5]
г Q0 (ЦР^) [(5), (6)]
3EQ9([P^) [§ 17.3.2],
т. е. в этом случае для любого Q
§А-
Таким образом, обе предпосылки применения метода пра­
вой индукции выполнены.
1.7. §А: P|=0([Pv).
Частный случай 1.6 при QSA.
1.8. Если Р^.А, то .^А: «0(Р) (— 00(Р).
В самом деле, пусть Р^А. Тогда PSgQ, 0(Р)2
310 (g) 0 (Q) 3Zag0 (Q) и a0(P)Saa§0(P). Легко видеть,
что
§А: aa£0(Q) Н ₽a£<9(Q)-
Но 0<xg0 (Q) ЗЕ00 (gQ) Я 00 (Р).
1.9. £а: 00(PQ)HP₽Q(Q).
Доказывается правой индукцией по Р.
В самом деле, при PSA имеет место графическое равен­
ство слов 00 (PQ) и Р00 (Q) и тем более нужное нам утверж­
дение. Пусть, кроме того, для какого-либо Р
£>а-. 00(PQ)HW(Q)
имеет место при любом Q, и пусть 5 — произвольная буква.
Т огда
£а; 00(PgQ)HPP©QQ) [инд. предпол.]
3EP0a£0(Q) [(6), (5)]
HPIWQ) [(1), строка 2]
HPgP0(Q) [(1), строка 3]
и, следовательно, в этом случае для любого Q
*
£а: 0e;(P&)H
W(Q).
«321 ОБРАЩАЮЩИЙ АЛГОРИФМ 169
Таким образом, обе предпосылки применения метода пра­
вой индукции выполнены.
1.10. ,£>А: 00(Р)Ь-Р₽ [1.9, Q3£A].
1.11. £А: А[=-Л.
Действительно,
•$>&' Л а
|— аа
I- 0«
Н0
Н-Л.
Теперь докажем утверждение (2). Пусть Р—произволь­
ное слово в А. Если Р пусто, то [Pv также пусто, и тогда
справедливость (2) вытекает из 1.11. Если же Р^Л., то
^А: ЛН©([^) [1-7]
Ь«О([РМ) [1.1]
Ь00([Р^) [1.8]
[ЕЮ]
Н -[^ [1-2],
откуда
^А: РН‘[^
и, следовательно,
^А(Р)г[Р-,
что и заканчивает наше доказательство.
2. Легко усмотреть, что работу алгорифма §А в примене­
нии к исходному слову Р в А можно описать следующим об­
разом.
Сначала перед Р возникает буква а. Она „приклеивается"
к первой букве слова и „протаскивает" ее направо сквозь все
буквы алфавита А. Затем перед получившимся таким образом
новым словом снова возникает а. Если слово Р еще не исчер­
палось, то а „приклеивается" ко второй его букве и тоже про­
носит ее сквозь все буквы алфавита А до ближайшей буквы а.
Этот цикл повторяется до полного исчерпания Р. Обращение
слова Р к этому времени оказывается фактически уже полу­
ченным [1.71, правда, в слегка закодированном виде.
Раскодирование (выбрасывание „лишних" вхождений а)
начинается с того, что перед обрабатываемым словом еще раз
возникает буква а. Теперь их оказывается рядом две, и первая
из них превращается в 0 [1.81. После этого 0 „бежит" по слову
слева направо, перепрыгивая через буквы алфавита А [(1),
170 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. III

строка 3] и стирая буквы а [(1), строка 2J. Добежав до конца


слова и тем самым закончив чистку, Р исчезает и на этом рабо­
та .f)A заканчивается.
(Фактически в нашем комментарии рассматривался общий
случай непустого слова Р. Случай пустого Р рассмотрен в лем­
ме 1.11.)
Сложность, т. е. длина схемы алгорифма ,§А, как нетрудно
подсчитать, равна 8п3+6п+18, где п — число букв алфави­
та А. Обращающий алгорифм, построенный по методике
Жарова *), имеет схему длины 5п+С (у Остроухова соответст­
венно 10n+Ci).
3. В схеме алгорифма ,§А используются две вспомогатель­
ные буквы — аир. Легко понять, что роль второй из них
можно поручить слову аа, взяв вместо схемы 1 (1) схему
ааа -->■ aa
aag -■* £aa
а.а - •
agi] -+ r]ag
—►a,
где g и г] пробегают алфавит А. Эта схема содержит всего одну
вспомогательную букву и также определяет обращающий ал­
горифм. Естественно возникает вопрос, нельзя ли здесь обой­
тись совсем без вспомогательных букв, т. е. нельзя ли постро­
ить такой нормальный алгорифм 31 в алфавите А, что для лю­
бого слова Р в А будет
91 (P)3E[PV.
Ответ на этот вопрос оказывается, вообще говоря, отрица­
тельным, как показывает следующее утверждение:
3.1. Если алфавит А содержит более одной буквы, то
не существует никакого нормального алгорифма 31 в А,
который для любого слова Р в А удовлетворял бы условию
31 (Р) г [Pv.
В самом деле, пусть 51—такой нормальный алгорифм.
Покажем, что
3.2. Если слово Р таково, что Р^[Р^, то 31: Р |— • [РЖ
Действительно, пусть Р;^[РЖ Тогда 51: Р(=[Р^“| или
51: Р|="[Р'-'. В первом случае, с одной стороны, 31 ([Р'Д S [Р^,
а с другой стороны, 31 ([Р'-') 2[[Р^Ж Но [[P^SP, и, таким

*) См. §31.3.
5 33] АЛГОРИФМЫ ПОБУКВЕННОГО КОДИРОВАНИЯ 171

образом, Р 31 [Р4'', что противоречит условию. Следовательно,


SI: и потому существует слово Q такое, что
SI: P^=Q и SI: Q h •[Р"' [§ 25.7]. Возьмем такое Q. 21: Qr=-[P^
и, значит, 2I(Q)31[P<>. С другой стороны, 21—обращающий
алгорифм, и поэтому 21 (Q) 3Z[Q4-'. Таким образом, [Р'-'31 [Q^,
и, значит, P31Q, откуда Si: Р|—что и требовалось
доказать.
Продолжим теперь доказательство утверждения 3.1.
Так как алфавит А содержит более одной буквы, то
имеются слова Р в А такие, что P^t[P^. Отсюда следует,
что в схеме 31 имеются заключительные формулы подста­
новок. Возьмем первую из них. Пусть это будет формула
U^-V.
Выберем в алфавите А две буквы £ и ц такие, что U не
начинается 5 и что 5Х1!- Рассмотрим слово ВС7т].
Легко видеть, что 31 т] [i7^, и потому [gi/rf-'
так что 21: ^7/т] (— •тЦТ/'-'?, причем активной на слове ££7г]
является именно формула U —>- *У, так как ее левая часть
входит в l,Uг], а все предшествующие формулы подстановок
простые.
Предположим, что U 31 А. Тогда gi7i]31gT] и 21: £i] |— • V^r|-
Отсюда т]В 3lV£t], и, значит, £311], что противоречит выбо­
ру £ и т]. Следовательно, U jLA.
Но если i/i^lA, * то£
(7 т]—первое вхождение слова U
в слово и потому 21: Следовательно,
т] [Z7^ 31 ^Ут], и, значит, £31т], что снова противоречит вы­
бору £ и т]. Следовательно, неверно, что U ^_А.
Таким образом, мы, с одной стороны, доказали, что
А, а с другой стороны, опровергли предположение о том,
что U^A. Значит, неверно, что для любого Р в А
St(P)3£[Pv, что и доказывает 3.1.
Заметим, что если алфавит А однобуквенный или пустой,
то тождественный нормальный алгорифм в А, определяемый
схемой

является обращающим.

§ 33. Алгорифмы побуквенного кодирования


и двойного проектирования
1. Поставим в соответствие каждой букве £ алфавита А
определенное слово в этом алфавите. Заменяя в произ­
вольном слове Р в А каждую букву | поставленным ей
172 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ (ГЛ. III

в соответствие словом мы получим слово в алфавите


А—результат замены букв £ словами в слове Р.
Результат замены букв £ словами в слове Р мы будем
обозначать символом Ф(Р). Более точное—„рабочее"—опре­
деление этой операции мы дадим посредством равенств
Ф(А) ^=А,
Ф(Р£)^Ф(Р)К6,
где Р означает произвольное слово в А, а £—любую букву
алфавита.
Легко видеть (это доказывается методом правой индук­
ции), что для любых слов Р и Q в алфавите А
Ф(Р<2)з:Ф(Р)Ф(<2).
Кроме того,
ФЙ)2ГК£.
Нетрудно построить нормальный алгорифм над алфави­
том А, выполняющий замену букв £ словами /Q, т. е. пере­
рабатывающий всякое слово Р в А в слово Ф(Р).
В самом деле, пусть а не принадлежит А. Зададим нор­
мальный алгорифм в Аа сокращенно записанной схемой

(1)

где £ пробегает А.
Покажем, что для любого Р в А
ЯА (Р)ЗЕФ(Р).
Из рассмотрения схемы (1) имеем
1.1. ЯА: Р^-аР.
1.2. ЯА: Ф(Р)а^НФ(Р5)а«.
1.3. ЙА: Ра|-«Р.
Далее, имеем
1.4. $А: aPQ )= Ф (Р) <xQ.
Доказывается правой индукцией по Р с использова­
нием 1.2.
1.5. ЯА: аРНФ(Р)а.
Частный случай 1.4 при QSA.
Из 1.1, 1.5 и 1.3 следует (2). Действительно,
ЯА: РН«Р [1.1]
(=Ф(Р)а [1.5]
I—ФР) [1.3].
5 33] АЛГОРИФМЫ ПОБУКВЕННОГО КОДИРОВАНИЯ 173

т. е.
$?А:
откуда
Яа(Р)зеФ(Р),
что и требовалось доказать.
Рассмотрим случай, когда | есть буква алфавита А и
любой букве В этого алфавита в качестве Kg сопоставляется
слово |. Очевидно, что в этом случае для любого слова Р в А
йА(Р)г[Р^.
Тот же результат дает более простой нормальный алго­
рифм в А, определяемый сокращенно записанной схемой
{В-1.
в которой | пробегает алфавит А\|.
2. Важным частным случаем замены букв словами яв­
ляется выбрасывание некоторых букв. Это—тот частный
случай, когда Kg^A для некоторых букв В и Kg 32? для
остальных В-
В связи с этой операцией в дальнейшем будет приме­
няться следующая терминология.
Пусть А—расширение алфавита Б. Результат выбрасы­
вания букв алфавита А\Б из слова Р в А мы называем
проекцией слова Р на алфавит Б и обозначаем через
[РБ
(см. § 19.3).
Построение проекций слов в А на Б мы будем называть
операцией проектирования из А на Б.
"Соответствующим частным случаем алгорифма ЙА яв­
ляется нормальный алгорифм в Аа с сокращенно записан­
ной схемой

где В пробегает алфавит Б, а ц—алфавит А\Б.


Однако более простой нормальный алгорифм в А с сокра
щенно записанной схемой
174 НОРМАЛЬН Ы Е АЛГОРИФМЫ [ГЛ. III

где | пробегает А\Б, очевидно, достигает той же цели —


он перерабатывает всякое слово в алфавите А в проекцию
этого слова на алфавит Б и, следовательно, вполне экви­
валентен ЙА относительно А.
3. Пусть А и Б—алфавиты без общих букв. Для вся­
кого слова Р в объединении этих алфавитов возможно
построить как проекцию [РА на алфавит А, так и проек­
цию [РБ на алфавит Б. Покажем, что нормальный алго­
рифм 2а> б в алфавите АБ с сокращенно записанной схемой
-* Bn,
где % пробегает А, а т] пробегает Б, перерабатывает вся­
кое слово Р в алфавите АБ в слово [РА[РБ.
Для этого условимся прежде всего называть высотой
слова Р в алфавите АБ число вхождений в Р слов вида
r]Q£, где £—буква А, г|—буква Б, a Q—любое слово в АБ.
Высоту слова Р будем обозначать символом [Рв.
Докажем некоторые леммы.
3.1. Если R—слово в АБ, £—буква Б, то
(1) [Р^ = [РВ
*
).
В самом деле, соотнесем всякому вхождению
(2)
слова вида t)Q£ (|—буква А, т)—буква Б) в R вхождение
(3) T
S £
i]Ql
*
того же слова в R£. Вхождение (3) будем называть обра­
зом вхождения (2). Очевидно, что разные вхождения слов
вида (|—буква А, г|—буква Б) в R имеют разные
образы.
Рассмотрим, с другой стороны, какое-нибудь вхождение
(4) V
*
U
4Q%
слова вида t)Q£ (g—буква А, т]—буква Б) в Р£. Имеем
(5) U^Qty^Rt,.
Здесь так как В—буква A, £—буква Б. Поэтому
V^A и V оканчивается буквой £, т. е.
(6) v&vn.
*) Относительно применяемой ниже арифметической символики
см. § 18.10.
$33] АЛГОРИФМЫ ПОБУКВЕННОГО КОДИРОВАНИЯ 175
Имеем
[(5), (6)],
откуда следует, что
(7) *
U
W
i]Q%
есть вхождение в R. В силу (6) вхождение (4) есть
образ вхождения (7). Таким образом, всякое вхождение
слова вида r|Qs (£—буква A, i]—буква Б) в R£ есть образ
некоторого вхождения того же слова в R.
Следовательно, соотнеся каждому вхождению слова вида
(.1—буква А, г]—буква Б) в R его образ, мы тем
самым установили взаимно однозначное соответствие между
вхождениями таких слов в R, с одной стороны, и их вхож­
дениями в R?—с другой. Поэтому имеет место равенство (1),
что и требовалось доказать.
3.2. Если R—слово в АБ, t,—буква А, то
(8) [7?:в = [/?в4-[[7?Б3.
В самом деле, определим образ вхождения слова вида
(В—буква А, г]—буква Б) в R, как в доказательстве
предыдущей леммы. Вхождения слов этого вида в R£,
являющиеся образами вхождений таких слов в R, будем
называть вхождениями 1-го рода. Они находятся во взаимно
однозначном соответствии со вхождениями слов вида
(i—буква А, 1]—буква Б) в R, и число их поэтому равно [/?в.
Поставим далее в соответствие каждому вхождению
(9)
какой-нибудь буквы у алфавита Б в слово R вхождение
(Ю)
слова в R£. Вхождение (10) также будем называть
образом вхождения (9). Так как £—буква А, образ всякого
вхождения буквы алфавита Б в R есть вхождение слова
вида T]Qg (|—буква А, т]—буква Б) в Rt,. Разные вхож­
дения букв алфавита Б в R, очевидно, имеют разные образы,
т. е. соответствие между этими вхождениями и их образами
взаимно однозначно. Будем называть вхождениями 2-го рода
образы вхождений букв алфавита Б в слово R. Число
вхождений 2-го рода равно числу вхождений букв алфа­
вита Б в R, т. е. оно равно [[RBd.
Ни одно вхождение 1-го рода не может быть вхожде­
нием 2-го рода, так как вхождения 1-го рода имеют непустое
правое крыло, а вхождения 2-го рода—пустое правое крыло.
176 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. III

Всякое вхождение слова вида (|—буква А, т]—


буква Б) в R£ является вхождением 1-го или 2-го рода.
Действительно, рассмотрим какое-нибудь вхождение (4)
слова этого вида в R'Q. Если Е^А, то, рассуждая, как
в доказательстве предыдущей леммы, убеждаемся, что (4)
есть образ некоторого вхождения того же слова в R, т. е.
вхождение 1-го рода. Если VSA, то (4) является, очевидно,
образом вхождения U * r| * Q буквы т] алфавита Б в R, т. е.
вхождением 2-го рода.
Таким образом, число вхождений слов вида (| —
буква А, т]—буква Б) в Rt, равно сумме чисел вхождений
1-го рода и 2-го рода, т. е. сумме чисел [Р® и [[Р65, что и
выражается равенством (8).
3.3. Если R—слово в АБ, а £—буква этого алфавита, то
[Р£в = [Рв4-([[РБЗх[[^5).
В самом деле, [[£АЗ есть 1, если £—буква А, и 0 если
£—буква Б. В силу этого 3.3 следует из 3.1 и 3.2.
3.4. Если Р и R—слова в АБ, то
(11) [РРвв[Р®+[Рв+([[РБдх[[РАд).
Фиксируем Р и докажем правой индукцией по R, что
всякое слово R в АБ удовлетворяет равенству (11).
Пустое слово удовлетворяет ему, так как, очевидно,
[А®» О, [[ААЙ = 0.
Чтобы доказать лемму, нам поэтому надо лишь дока­
зать, что соблюдение равенства (И) для какого-нибудь
слова R в АБ влечет соблюдение равенства
[PR? = [Рв 4- [RZB + ([[РБд X [[Р£Ад)
для любой буквы £ алфавита АБ.
Итак, допустим, что равенство (11) соблюдается, причем
R есть слово в АБ. Пусть также £—буква АБ. Имеем
(12) [[/?САд = [[ЯАд + [[£Ад,
(13) [[PP“=[[PM+[[PM,
[PR? =[PRB + ([[PR™ х [[£Ad) [3.3]
= [Рв + [Рв + (Г [РБЙ X [[Рм) +
(([[РБЙ + [[РБа)х[[$Ад) [(11), (13)]
= [Рв + [Рв + ([[ЯБЗ X КАЗ) + ([[РБЗ X ([[РАЙ+[[САа))
= [Рв + [^в + ([[РБдх[[/?ед) [3.3, (12)],
что и требовалось доказать.
KJ33I АЛГОРИФМЫ ПОБУКВЕННОГО КОДИРОВАНИЯ 177
3.5. Для любых слов Р, Q и R в АБ
I [PQPB = рв + [QB + рв + ([рва х [[QA3) +
([[P^x[[PA5) + ([[QB5x[[PAa).
Ш В самом деле, имеем
1 [PQPB = [PQB + [PB + ([[PQBdx[[PAa) [3.4]

“ [Рв + [Рв + ([[РБд X [[(?«)+


> [^в + ([[РБ[<2БаХ[[РАа) [3.4]
£, = [Рв + [QB + рв + ([рва х t[ QAd ) +
■ (([[РБЙ + [[СБд)х[[РАЗ)
Л =[PB+[QB + [pB + ([[pBax[[QA5) +
Г ([[РБйх[[РАд) + ([[(?Бйх[[РАЗ)
L 3.6. Если [Рв = 0, то существуют такие слова Q и R
в алфавитах А и Б соответственно, что PS QR.
I’ Пусть, в самом деле, [Рв = 0 для некоторого слова Р
В алфавите АБ. Если в это слово не входят буквы алфа-
Г вита Б, то Р есть слово в А и можно положить QSP,
RSA. Допустим, что в Р входят буквы алфавита Б.
\ Пусть тогда —первое вхождение буквы алфа-
вита Б в Р. Q есть тогда слово в А, ц—буква Б. Если
v бы *U
1-
T было вхождением буквы £ алфавита А в S,
то мы имели бы
PSQrpS
S Qy\TlU
и слово riTB, где |—буква А, т]—буква Б, входило бы в Р
вопреки тому, что [Рв = 0. Следовательно, никакая буква
алфавита А не входит в S и S есть слово в Б. Остается
положить P3Ir|S, чтобы иметь PSQR, где Q—слово в А,
R—слово в Б.
3.7. Если Q—слово в A, R—слово в Б, то
[QRASQ,
[QR3SR.

Это очевидно из определения проекций.


3.8. Если [Рв = 0, то РГ[РА[РБ.
Это следует из двух предыдущих лемм.
3.9. Если [Рв = 0, то £д, б.’ Р"|.
В самом деле, если [Рв = 0, то никакие слова вида це
(5—буква А, т]—буква Б), т. е. никакие левые части фор-
178 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. И!

мул подстановок алгорифма йд, Б, не входят в Р. Это слово


тогда не поддается йд, б.
3.10. Если [Рв=/=0, то существует такое слово Q, что
2а, б: Р |— Q-
Пусть, в самом деле, Р—слово в АБ и [РВ=ПО. Тогда
в Р входит слово вида т]Р£, где £—буква А, i]—буква Б.
Пусть * r\R%,
S
T будет вхождением такого слова в Р.
В слово входит буква алфавита А. Пусть
первое вхождение буквы алфавита А в г[Р£. Тогда t/^A,
так как U есть слово в алфавите Б. Следовательно,
U имеет вид Wy, где х—буква Б. Имеем поэтому
P^S^R^T
■zsutyr
^SW^VT.
Таким образом, в Р входит слово гДе £—буква А,
X—буква Б, т. е. в Р входит левая часть одной из формул
подстановок алгорифма йд, в. Так как все формулы под­
становок этого алгорифма простые, алгорифм просто пере­
водит Р в некоторое слово Q, что и требовалось доказать.
3.11. Если йд, Б: PRQ, то [QB = [PB-1, [QAS[PA,
1° [РБ.
В самом деле, пусть йд, Б: P\—Q. Тогда первый шаг
применения алгорифма йд, в к слову Р состоит в подста­
новке правой части одной из формул подстановок алго­
рифма вместо первого вхождения ее левой части т)£ (g —
буква А, т]—буква Б). Пусть —первое вхождение
в Р. Тогда
P^RtfS,
Q^Rb\S.
Принимая во внимание, что по определению высоты
[т]Вв = 1,
[gr|B = O
и что
[[^Ad = = [[пВм = [[^ва =“ 1 -
получаем, согласно 3.5,
[Рв = [Рв + 1 + [SB + [[рва + ([[₽Ба х [[5а3 )+[[Sдаj
[QB = [Рв + [И + [[рва _|_ ([[рва х [рда} + [[5да ,

откуда [QB = [PB — 1.


■W-
f 33J АЛГОРИФМЫ ПОБУКВЕННОГО КОДИРОВАНИЯ 179
Принимая далее во внимание, что

получаем
[PAS[PA1[SAS[QA.
Аналогичным образом убеждаемся, что [PBS[QE.
3.12. Алгорифм 2д, б применим к любому слову в АБ.
В самом деле, согласно 3.9 он применим к любому
слову высоты нуль. Пусть теперь N—какое-либо натураль­
ное число. Предположим, что 2а, б применим ко всякому
слову Q в АБ такому, что [QB = A, и пусть Р—слово в АБ
такое, что [Рв = А-|-1. Покажем, что йд, Б применим к Р.
Действительно, [Рв=/=0, и, значит, существует такое слово
Q, что 2д, б: P\—Q [3.10]. Согласно 3.11 [QB = A, и потому
алгорифм 2д, б применим к Q. Но тогда он применим и
к Р [§ 25.8.9]. Следовательно, 2а, б применим к любому
слову в АБ, что и требовалось доказать.
Покажем теперь, что
(14) 2а, б(Р)3=[Ра[Рв
. для всякого слова Р в АБ.
Пусть, в самом деле, Р—слово в АБ. Алгорифм 2д, б
х применим к Р [3.12]. Следовательно, существует Q в АБ
такое, что 2а, b(P)^Q- Ясно, что
(15) 2а, б: P^=Q1
и что Q—слово высоты нуль [3.10]. Индукцией по шагам
работы алгорифма 2а, б с использованием 3.11 легко пока­
зать, что
(16) [PA3:[QA,
(17) [РБз:[СБ.
Так как [QB = 0, имеем
(18) QS[QA[QB [3-8].
Таким образом,
2a,b(P)^Q
<X[QA[QB [(18)]
S[PA [РБ [(16), (17)].
Следовательно, 2а, б (P)S[Pa[Pb, что и требовалось до­
казать,
180 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. III

Формулируем здесь одно следствие, применяемое в даль­


нейшем.
3.12. Если Q—слово в А, R—слово в Б, то
(19) Sa, в (₽Q) 3ZQ/?.
В самом деле, при этих условиях
[/?QAsQ,
*
\RQ
TLR,
и потому (19) следует из (14).
Соотношение (14) позволяет нам охарактеризовать &А, б
как алгорифм двойного проектирования.

§ 34. Некоторые арифметические алгорифмы

1. Построим теперь некоторые нормальные алгорифмы,


работающие над натуральными числами и системами нату­
ральных чисел. Отсюда до конца параграфа М, N, Q, R, S
означают переменные для натуральных чисел, представлен­
ных как слова в алфавите |.
Зададим нормальный алгорифм Ях в алфавите | * схемой
<1) {1
*
1-

Этот алгорифм перерабатывает пару натуральных чисел


*
N
M в абсолютную величину разности этих чисел, т. е.
(2)
для любых натуральных чисел N и М.
Действительно, из рассмотрения схемы (1) имеем
1.1. Яр
1.2. Яр М\-М.
*
1.3. *
М\-М.
1.4. Я<: Af|.
Кроме того, правой индукцией по N с использованием 1.1
и равенства могут быть доказаны следующие ут­
верждения:
”1.5. Яр *.MN
N\=M
1.6. Я,: *NM\=
M .
А теперь утверждение (2) доказывается следующим
образом,
НЕКОТОРЫЕ АРИФМЕТИЧЕСКИЕ АЛГОРИФМЫ 181
£ * N | N—М. | и
Если N^.M, то N2V
*ЛГ|
Яр АГ АГ—М||=
|ЛГ
* —M| [1.6]
Н|ЛГ-Л1|-| [1.3, 1.4].
Если же N > М, то 2V
M31|2V
* —М | М*М

| M|=|JV
2^: |W—A4|Af
* —М|
* [1-5]
Г [1.2, 1.4].
ь В обоих случаях, следовательно,

что и требовалось доказать.


В частности, (М * N) 31Л тогда и только тогда, когда
М 2LN.
2. Зададим далее нормальный алгорифм Ж, в алфавите |
схемой
{IIIII
| Покажем, что он перерабатывает всякое натуральное
\ число в остаток от деления этого числа на 5.
1 В самом деле, из рассмотрения схемы (1) непосредственно
[ усматривается справедливость следующих лемм:
I 2.1. 2Ia: N + 5[-N.
1 2.2. Если W < 5, то 21а: 2У”|.
Из 2.1 вытекает
1 2.3. 2Ia: 7? + 5xQH#-
; Пусть теперь N—произвольное натуральное число,
i Представим его в виде /?4-5xQ, где R—остаток, Q —
частное от деления N на 5. Так как 2V=s/?4-5xQ и /? < 5,
алгорифм 21а в применении к слову N работает следующим
образом:
= /?-| [2.3, 2.2],
4 откуда
Sta(AT)2I/?,
что и требовалось доказать.
В частности, 2la(2V)31A тогда и только тогда, когда N
делится на 5.
3. Зададим теперь нормальный алгорифм 21» в алфавите
* схемой

(1)
182 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. III

Покажем, что он перерабатывает всякое натуральное


число N в неполное частное от деления N на 5, т. е.

■ [4] '>•
В самом деле, из рассмотрения схемы (1) легко усмат­
ривается справедливость следующих лемм:
3.1. й3: #
*
(М + 5)|-(#4-1)
*
М-
3.2. Если 0 < М < 5, то
§I3: N
M\-
* —
3.3. 9(3:
3.4. 2I3: N\-
*
N-
Из 3.1 вытекает
3.5. SI8: *
(R+5xQ)\=(N+Q)
R
N .
Из 3.2 вытекает
3.6. Если R <5, то
.Q
3I8: *
R\=Q
Пусть теперь N—произвольное натуральное число.
Представим его в виде R-|-5xQ, где R—остаток, Q —
частное от деления N на 5. Так как R = R-f-5x Q и R <5,
алгорифм 813 в применении к слову N работает следующим
образом:
Я8: AT|-*(/?+5xQ) [3.4]
|= Q * R [3-5]
|= Q * [3.6]
H-.Q. [3.3]
Таким образом, 2I3: R|=.Q, откуда 5I3(R)s:Q, что и
требовалось доказать.
4. Легко также построить нормальный алгорифм в |*,
перерабатывающий всякое натуральное число N в пару
*
Q
R, где Q—частное от деления N на 5, R—остаток от
этого деления. Зададим, в самом деле, нормальный алго­
рифм 314 в | * схемой
*11111-1
*
X.
Этот алгорифм работает указанным только что образом, как
читатель без труда докажет.
•) Прямоугольные скобки применяются здесь для обозначения
целой частц.
S 34] НЕКОТОРЫЕ АРИФМЕТИЧЕСКИЕ АЛГОРИФМЫ 183
Делитель 5 в трех предыдущих примерах взят только для
определенности. Такие же нормальные алгорифмы можно,
очевидно, построить для деления на любое другое, отличное
от нуля натуральное число. Для этого надо только заменить
пять черточек в левой части первой формулы каждой из трех
только что рассмотренных схем соответствующим другим чис­
лом черточек. Если бы мы, однако, попытались построить
К" аналогичные алгорифмы для деления на нуль, совсем отбрасы­
I вая черточки в левой части первых формул этих схем, то, как
А* нетрудно видеть, мы получили бы алгорифмы, не применимые
ни к какому натуральному числу, что, разумеется, вполне
соответствует сущности дела.
5. Построим теперь два несколько более сложных нормаль­
ных алгорифма. Первый из них — алгорифм отыскания наи­
»г большего общего делителя — будет перерабатывать всякую па­
ру натуральных чисел в наибольший общий делитель этих
чисел; второй — алгорифм умножения — будет перерабаты­
вать всякую пару натуральных чисел в произведение этих
чисел. Оба алгорифма будут алгорифмами над алфавитом
, но не в этом алфавите.
|*
Зададим нормальный алгорифм ?XS в алфавите |* аЬс
схемой

|*

(1)

Покажем, что 316 перерабатывает всякую пару чисел


в наибольший общий делитель этих чисел.
Следующие леммы непосредственно получаются из рас­
смотрения схемы (1):
R[-
5.1. Яв: aQNaM
* а$(М—\)а(М + 1) * R
(#>0).
5.2. 3IB: aQN
*
R\-aQ(N —l)a
*
(R —i)
(У>0, /? > 0).
6«|-a
5.3. 2lB: a<W
* Q(W—1)
^
* +1 (W>0).
5.4. Яв: (₽>0).
*
5.5. йв: cMaQ
W|-c M+1aQ"1*
W (Q>0).
184 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. 111

5.6. §I6: Qc" * Wh (Q+l)^-1* ^ (М>0).


5.7. 3lB: *N[-N.
5.8. §I6: W“|.
С их помощью далее могут быть доказаны следующие
леммы:
5.9. й8: * а«#а
Я
/?ра<?+1ЛГ [5.1].
5.10. Яв: aQN*
R\=aQ+i(N —1)*
(/? — 1)
(W > 0, £ > 0) [5.2, 5.9].
5.11. SlB: N R\=cfi(N
* —R) * (N^R) [5.10].
5.12. 3l6: N *
R^=a (R —N) (N<R) [5.Ю].
N*
5.13. §IB: a^N * \=a Q* b N [5.3].
5.14. §IB: aQb
* N\=cfi
N
* [5.4].
5.15. Sle: * N
aQ ^=cQ [5.5].
5.16. §IB: *N
cQ [=Q [5.6].
5.17. Sl6: *N
RN
( \=R —R) (N^R)
[5.11, 5.13, 5.14, 5.15, 5.16].
5.18. 3IB: *N
R^=N (R—JV) (N < R)
[5.12, 5.15, 5.16].
5.19. 3IB: [5.7, 5.8].
5.20. §IB: N*
\=N~\ [5.17, 5.19].
Условимся теперь говорить о парах натуральных чисел
R
*
M и Af
Q,
* что они эквивалентны, если [всякий общий
делитель чисел N и R есть общий делитель] чисел Л4£и Q
и наоборот. При N R пара 2V * 7?, очевидно, эквивалентна
паре R *
(N —R), а при N<R она эквивалентна паре
*
N
(R —N). Леммы 5.17 и 5.18 показывают поэтому, что
всякая пара N R
* отличных от нуля чисел просто преобра­
зуется алгорифмом 91в в такую эквивалентную пару чисел
*
Q,
M что 7W + Q < Отсюда следует далее, что
всякая пара чисел просто преобразуется алгорифмом 315
в эквивалентную пару чисел, содержащую нуль в качестве
одного из элементов, т. е. в пару вида * Q или Q .
*
Для пар этого вида число Q является, очевидно, наи­
большим общим делителем, т. е. общим делителем, деля­
щимся на всякий общий делитель. В силу эквивалентности
исходной пары чисел и получаемой из нее пары этого вида,
Q является также наибольшим общим делителем чисел ис­
ходной пары. С другой стороны, согласно 5.19 и 5.20, 316
естественно преобразует всякую пару вида * Q или Q * в Q.
Таким образом, 81в естественно преобразует исходную пару
341 НЕКОТОРЫЕ АРИФМЕТИЧЕСКИЕ АЛГОРИФМЫ 185
К чисел в наибольший общий делитель этих чисел. Следова-
|тельно, 915 перерабатывает всякую пару чисел NR
* в наи-
f больший общий делитель этих чисел, что и требовалось
5 доказать.
. Алгорифм 91, задается в алфавите |* ab схемой

а 1~>-1Ьа
а —►
(2)

* —
ь -ч

Покажем, что 91, перерабатывает всякую пару чисел


M
*
R в произведение этих чисел.
Справедливость следующих лемм непосредственно усма­
тривается из схемы (2).
5.21. 91,: M *
Nb°[bRP[- + (Q > О,
Р—слово в |* ab).
NbQaRtt
5.22. 91,: M
* s\- M
*
NbQ\ba(R —\)bs
(R > 0).
5.23. 9(6: *
NbR
a
M b< h
5.24. 91,: M * NbQ |- (M— 1) * (M° (Al > 0).
5.25. 91,: * NbQ |- * (N— 1) b* (N > 0).
5.26. 91,: b<i.
5.27. 91,: *
Rb I— (R + 1) b
^
* (Q > 0).
5.28. 91,: R~|.
Из них вытекают следующие леммы:
5.29.91,: М # NbQ\bP\= М (N+V)bQ+1P (Р—слово в
*аЬ) [5.21].
5.30. 91,: M
NbQaRb
* *
(N
s\=M + \)bQ+ia(R—\)bs
(К > °)‘ пл
В самом деле, при R > 0
Ж,: M
NbQaRb
* s^M
*
NbQ\ba(R —V)bs [5.22]
*
[=Al
(A-|-l)6«+ 1a(R— l)bs [5.29].

5.31. 91,: M
NbQaRb
* *
(N
s^M + R)bQ^abs [5.30].
186 НОРМАЛЬНЫЕ АЛГОРИФМЫ [ГЛ. Ill

5.32. $6: М я aRbs \= М я RbRabs [5.31].


5.33. ?Ie: М * Rbs (= (М— 1) * RbR+s (М > 0).
В самом деле, при М > 0
*
Rb
21,: M s\- (М — VtxaRb5 [5.24]
\=(M—l)&RbRabs [5.32]
H(Af — 1)
7?&« +S
* [5.23].
5.34. 9Ie: M *
Rb s‘~(M—Q)*
Rb^ R>+s
В самом деле, лемма тривиальна при Q=0, Допустим,
что она установлена при Q = N, где N <М, и докажем ее
тогда при Q = 1V4-1. Имеем
*
Rb
21,: M s\=(M—*RbW
N) R>+s
^=(M—N — \)
Rb
* R+tN*
^ +s [5.33]
Г (М—(N + 1)) * 7?&«"+i)x«)+si
откуда следует доказываемое.
5.35. 21,: xRb^xb8 [5.25].
5.36. 21,: [5.27].
5.37. 31,: AUKHWl.
В самом деле,
21,: М * R |= * RWM ™ [5-34]
*
|=
5(мхЯ) [5.35]
|_ b(MXR) [5.26]
Н(Л4Х₽)1 [5.36, 5.28].
В силу 5.37
31,(М
* R)1lMxR,
что и требовалось доказать.
ГЛАВА IV

СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ

В §§ 35—41 указывается ряд конструкций, позволяющих


строить новые нормальные алгорифмы, исходя из данных.
Наличие таких конструкций показывает, что естественные
способы сочетания алгорифмов — такие, как последователь­
ное применение двух алгорифмов, повторное применение од-
i ного алгорифма вплоть до получения результата, известным
образом „удовлетворяющего" другому алгорифму, и т. п.,—
ведут от нормализуемых алгорифмов к нормализуемым же ал­
горифмам. Составляя аппарат общей теории алгорифмов, ре-
" зультаты, изложенные в этих параграфах, служат также
серьезным доводом в пользу принципа нормализации.

§ 35. Распространения алгорифма


Ж В дальнейшем мы часто будем пользоваться знаком услов-
f ного равенства «~». Ставя такой знак между двумя выражения-
J ми, мы тем самым будем утверждать, что выражения эти озна-
% чают одно и то же слово, коль скоро хотя бы одно из них
| имеет смысл. Обычно в скобках мы будем при этом писать те
5 или иные дополнительные условия, налагаемые на составные
(=■ части рассматриваемых выражений.
В этих обозначениях полная эквивалентность алгориф-
i мов §1 и 33 относительно алфавита А выражается так:
31 (Р) ~ 33 (Р) (Р—слово в А).
- Условное равенство, очевидно, рефлексивно, симметрично
■ и транзитивно.
1. Пусть 31—алгорифм в алфавите А, Б—расширение
этого алфавита. Условимся говорить об алгорифме 33 в ал­
фавите Б, что он есть распространение алгорифма 31 на
алфавит Б, если
(1) 31(Р)~33(Р) (Р—слово в А),
I т. е. если 3) вполне эквивалентен 31 относительно А [§ 26.6].
Ясно, что алгорифм в алфавите А может, вообще го­
воря, иметь несколько распространений на алфавит Б, так
188 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

как условие (1) не налагает никаких ограничений на работу


алгорифма 93 над словами в Б, не являющимися словами
в А. Мы рассмотрим сейчас два специальных вида распро­
странений нормальных алгорифмов.
2. Пусть 31—нормальный алгорифм в алфавите А, Б —
расширение этого алфавита. Зададим нормальный алгорифм
8 в Б, взяв в качестве его схемы схему алгорифма 31,
что, конечно, допустимо, так как всякое слово в А есть
вместе с тем слово в Б.
Тогда, как мы скоро увидим, имеет место условное ра­
венство
(1) 93 (PR) ~ 31 (Р) R (Р—слово в А,
R—слово в Б\А),
из которого, в частности (при R21A), следует 1(1).
Фиксируем прежде всего слово Р в А и слово R в Б\А
и условимся называть образом вхождения
(2)
в слово Р вхождение
(3) *
t/R.
T
S
Докажем некоторые леммы.
2.1. Образ всякого вхождения слова Т в Р есть вхожде­
ние Т в PR.
В самом деле, если (2)—вхождение в слово Р, то
(4) STU&P,
STUR^PR [(4)],
откуда следует, что (3), т. е. образ вхождения (2), есть
вхождение в слово PR.
2.2. Всякое вхождение непустого слова Т в алфавите А
в слово PR есть образ некоторого вхождения Т в Р.
В самом деле, пусть Т—непустое слово в алфавите А,
—его вхождение в PR. Тогда
(5) STV&PR.
Так как Т^А, Т можно представить в виде №£, где
|—буква алфавита А. Имеем
(6) T^Wl,
SWIVZPR [(5), (6)].
РАСПРОСТРАНЕНИЯ АЛГОРИФМА 189
Таким образом, %V и R суть концы одного и того же
Дутова. Поэтому R оканчивается словом %V или V—словом R.
^Первое невозможно, так как буква § алфавита А не входит
'в слово R в Б\А. Следовательно, V оканчивается словом
т. е. существует такое слово U, что

Имеем теперь
(8) STURTLPR [(5), (7)1,
STU^P [(8)],
*UR [(7)].

Следовательно, (2) есть вхождение Т в Р, а рассма­


триваемое вхождение S к 7# V есть его образ. Этим лемма
доказана.
2.3. Если V и W—вхождения одного и того же слова
в Р, то образ V тогда и только тогда предшествует об­
разу W, когда V предшествует W.
Согласно определению предшествования [§ 23.5] это
непосредственно следует из совпадения левых крыльев
вхождений в Р с левыми крыльями образов этих вхождений.
2.4. Если Т входит в Р, то образ первого вхождения
Т в Р есть первое вхождение Т в PR.
В самом деле, пусть V—первое вхождение Т в Р, W —
образ V. Если Тм1А, то **
откуда IFS PR.
Следовательно, в этом случае W есть первое вхождение
Т в PR. Пусть теперь Т^А.
Рассмотрим какое-нибудь отличное от W вхождение
слова Т в PR. Согласно 2.2 оно есть образ некоторого
вхождения Vx слова Т в Р. V± X V, так как Ц7. Так
как V есть первое вхождение Т в Р, V предшествует Ух.
Поэтому W предшествует [2.3]. Следовательно, W пред­
шествует всякому отличному от него вхождению слова Т
в PR, т. е. является первым вхождением Т в PR, что
и требовалось доказать.
2.5. Слово Т в алфавите А тогда и только тогда вхо­
дит в Р, когда оно входит в PR.
Это верно при TSA, так как А входит и в Р и в PR-,
при Т^А это непосредственно следует из лемм 2.1 и 2.2.
2.6. Если V—вхождение слова Т в Р, Q—результат
подстановки слова W вместо V, то QR есть результат
подстановки слова W вместо образа V.
190 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

В самом деле, пусть


(9) U.
*
T
V^S
Тогда
(Ю) QjlSWU [(9)],
(11) QRIlSWUR [(10)].
Таким образом, QR есть результат подстановки W вместо
UR
*
S
T [(H)], т. е. вместо образа У[(9)], что и тре­
бовалось доказать.
2.7. Если 31: Р 1— Q, то S3: PR |— QR.
В самом деле, пусть 31: PH Q. Пусть F—формула, ак­
тивная на Р в схеме 21. Левые части формул, предшествую­
щих F в схеме 21, не входят в Р, а значит, и в PR, так
как они являются словами в А [2.5]. Левая же часть F
входит в PR, так как она входит в Р. Ввиду совпадения
схем алгорифмов 31 и 23, F является, таким образом, фор­
мулой схемы 23, активной на слове PR.
Пусть V—первое вхождение левой части F в Р. Тогда
образ V есть первое вхождение левой части F в PR [2.4].
Алгорифм 23 в применении к слову PR предписывает по­
этому подставить правую часть формулы F вместо образа V.
Но результатом подстановки правой части F вместо V яв­
ляется слово Q, так как 21: Р (- Q. Следовательно, резуль­
татом подстановки правой части F вместо образа V является
QR [2.6].
При этом формула F простая, так как 31: PH Q- Сле­
довательно, SB: PR Н QP, что и требовалось доказать.
2.8. Если 31: Р|— -Q, то 23: PR\~ QR.
Это доказывается совершенно аналогично предыдущему.
2.9. Если 31: Р"|, то 23: PR~\.
Это легко доказывается с помощью 2.5.
До сих пор слова Р и R были у нас закреплены, что
имело существенное значение при определении образа вхож­
дения. В доказанных леммах 2.7—2.9 понятие образа
вхождения, однако, не фигурирует. Эти леммы применимы
поэтому к любым словам Р, Q, R таким, что Р есть слово
в A, a R—в Б\А. В дальнейшем они и будут применяться
таким образом.
В леммах 2.10—2.20 мы также предполагаем, что Р
есть слово в A, R — в Б\А.
2.10. Если 23: PR\—S, то существует такое слово Q
в А, что S1S.QR и 21: Р Н Q-
■зз] РАСПРОСТРАНЕНИЯ АЛГОРИФМА 191

®: В самом деле, пусть 23: PR [— S. Имеет место одно из


«следующих трех утверждений: или существует такое слово
Жф, что 21: P[-Q, или существует такое слово Q, что
«Я: Р|—или 31; ^"1 [§ 25.4.7]. Во втором слу-
1чае мы имеем, однако, 23: PR\— -QR [2.8], в третьем —
[2.9]. Так как ни то, ни другое не совместимо
предположением, что 23: PR |— S, эти случаи отпадают.
|;Таким образом, существует такое слово Q, что 21: P\—Q.
есть слово в А, так как 21—нормальный алгорифм в А.
^Так как 21: Р\- Q, имеем 28: PR (— QR [2.7]. А так как, по
.предположению, 23: PR S, то S^QR, что и оставалось
т доказать.
| Аналогичным образом доказываются следующие две
4 леммы:
| 2.11. Если 23: PR\-то существует такое слово Q
ж е А, что S~S.QR и 21: P [-‘Q.

i 2.12. Если 23: PR “[, mo 21: Р"].


Докажем
2.13. Если 21: P^=Q, то 23: PR\=QR.
Это утверждение легко доказывается—с использованием
леммы 2.7—методом индукции по шагам работы алгорифма
Ж [25.10]. Ввиду типичности этого рассуждения мы для
первого раза проведем его, несмотря на всю простоту си­
туации, с максимальной тщательностью.
Итак, рассмотрим, зафиксировав Р и R, свойство F слов
Q в алфавите А, выражаемое условием «23: PR |= QR». Наша
задача заключается в том, чтобы показать, что, во-первых,
ft Р обладает свойством F и что, во-вторых, для любых Q
| и S таких, что 21: Р |= Q |— S, из наличия свойства F у Q
| вытекает наличие его у S. Покажем это.
i Слово Р обладает свойством F тривиальным образом
4 [§ 25.6.1]. Пусть теперь Q и S—слова такие, что 21:
и 21: Q Н S, и пусть 23: PR [== QR. Покажем, что 23: PR ^=SR.
. . Но это действительно так, потому что из 21: Q S следует
23: QR 1— SP [2.7], а это в сочетании с 23: PR\=QR дает
25: [§ 25.6.2, § 25.6.3].
192 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

В самом деле, пусть 31: P\=’Q. Тогда существует S та­


кое, что SI: P|=S и 91: S |—-Q. Но тогда В: PR\=SR
[2.13] и 93: SP |— -QR [2.8], откуда 93: PR\=>QR, что и
требовалось доказать.
2.15. Если 91: P^Ql, то 93: PR'f=QR~\.
В самом деле, пусть 91: Р j= Q Д . Это значит, что
91: PpQ и 91: Q~|. Но тогда 93: PR \= QR [2.13] и 93: QR "]
[2.9], следовательно, 93: PP(=QP^, что и требовалось
доказать.
2.16. Если 93: PP]=S, то существует слово Т такое,
что SSTR и 91: Р\=Т.
Зафиксируем Р и R и докажем это утверждение мето­
дом индукции по шагам работы алгорифма 93. С этой целью
рассмотрим свойство F слов S в алфавите А, выражаемое
условием
(12) «существует слово Т в А такое, что
SSTR и 91: Р±=Т».
Покажем, что всякое слово S такое, что 93: РР[=3, обла­
дает этим свойством.
В самом деле, слово PR обладает свойством F, так как
в качестве Т в (12) можно взять Р. Пусть теперь S и Q
таковы, что
(13) 93: PR\= S Q
и S обладает свойством F. Покажем, что тогда им обла­
дает и Q. Действительно, существует Т такое, что SS.TR
и 91: Р}=Т. Но тогда существует U такое, что QSUR
и 91: Т [- U [(13), 2.10]. Следовательно, QSUR и 91: Р\=0.
Тем самым лемма 2.16 доказана.
2.17. Если 93: PP[=«S, mo алгорифм 91 применйм к Р.
В самом деле, пусть 93: PP|=«S. Тогда существует слово
Т такое, что 93: PR\=T\- .S. Но тогда существует слово
U такое, что TSUR и 91: P)==t7 [2.16]. Если бы сущест­
вовало слово V такое, что 91: U (— V, то было бы 93: UR VP
[2.7], что противоречит 95: UR\-‘S. Аналогично, невоз­
можно 91: {/“| [2.9]. Следовательно, для некоторого W
имеет место 91: U\->W. Но тогда 91: Р|=«1Г, и, значит,
!91(Р), что и требовалось доказать.
Аналогичным образом доказывается и следующая лемма:
2.18. Если 93: РР[=3^, то алгорифм 91 применйм к Р.
Докажем теперь
2.19. Если алгорифм 91 применйм к Р, то
93(РР)2 91(Р)Р.
РАСПРОСТРАНЕНИЯ АЛГОРИФМА 193
Допустим, в самом деле, что алгорифм 31 применим к Р,
- и пусть имеет место равенство
/(14) ^[(P)^Q.

Тогда 31: Р'^=-Q или 31: P\=Q~\. В первом случае


PR[=-QR [2.14], во втором 23: PR\=QR~] [2.15]. В обоих
случаях
23 (PR) з: QR
sL%(P)R,
что и требовалось доказать.
2.20. Если алгорифм 23 применим к PR, то алгорифм
31 применим к Р.
В самом деле, если алгорифм 33 применим к PR, то
существует такое слово S, что 23: PR (=•£ или [=•$"].
В обоих случаях алгорифм 31 применим к Р [2.17, 2.18],
что и требовалось доказать.
Из лемм 2.19 и 2.20 непосредственно следует интере­
сующий нас результат, а именно условное равенство (1).
Из него вытекает условное равенство 1(1). Этим доказано,
что 23 есть распространение 31 на Б.
3. Распространение нормального алгорифма 31 на алфавит
Б, получаемое как только что указано, мы будем называть
естественным распространением этого алгорифма на алфа­
вит Б.
Предыдущее мы резюмируем следующим образом:
3.1. Естественное распространение нормального алго­
рифма есть нормальный алгорифм.
3.2. Схема естественного распространения нормального
алгорифма совпадает со схемой этого алгорифма.
3.3. Каковы бы ни были нормальный алгорифм 31 в ал­
фавите А и расширение Б этого алфавита, существует
естественное распространение алгорифма 31 на алфавит Б.
3.4. Если 23—естественное распространение на алфавит
Б нормального алгорифма 31 в алфавите А, то имеет место
условное равенство 2(1).
4. Пусть 31—нормальный алгорифм в алфавите А. Если
Б—собственное расширение этого алфавита, то естественное
распространение алгорифма 31 на алфавит Б может ока­
заться применимым не только к словам в алфавите А.
Оно будет, например, применимо и ко всякому слову
в Б\А, если схема алгорифма 31 не содержит формул под­
становок с пустой левой частью.
7 А. А. Марков, Н. М. Нагорный
194 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

В самом деле, в этом случае левые части всех формул


подстановок алгорифма 9( суть непустые слова в алфавите
А и, как таковые, не входят в слово в алфавите Б\А.
В силу совпадения схем алгорифма 9( и его естественного
распространения 93 на алфавит Б это означает, что
93: Pq
для любого слова Р в Б\А. Отсюда следует, однако, что
93 (Р) 2 Р
для всякого такого слова Р.
В некоторых случаях оказывается желательным так по­
строить нормальный алгорифм в алфавите Б, чтобы он был
распространением алгорифма 91 на этот алфавит и чтобы
вместе с тем он был применим только к словам в алфавите
А (и, значит, к тем и только тем словам, к которым при­
меним 91). Это достигается следующим образом.
Присоединим к схеме алгорифма 91 сверху всевозможные
формулы вида
(1)
где £—произвольная буква алфавита Б\А. Зададим нор­
мальный алгорифм О' в Б схемой, получаемой таким обра­
зом. Тогда, как нетрудно видеть, 6 также есть распрост­
ранение 91 на Б.
В самом деле, присоединение формул вида (1), очевидно,
никак не отразится на первом шаге применения алгорифма
к слову в алфавите А, так как левые части этих формул
не входят в такое слово. Поэтому будут иметь место сле­
дующие леммы:
4.1. Если 91: Р I— Q, то 6: Р Q.
4.2. Если 9(:Р|— >Q, то 6: Р i—«Q.
4.3. Если 91: Pq, где Р—слово в А, то 6:Pq.
На их основе с помощью леммы § 25.4.7 легко доказы­
ваются следующие леммы:
4.4. Если Р—слово в А и Р ]- Q, то 91: Р Н Q и Q
есть слово в А.
4.5. Если Р—слово в А и Р «Q, то 91: Р ’Q и Q
есть слово в А.
4.6. Если Р—слово в к и S:Pq, то 91: Pq.
Далее доказываются следующие леммы:
4.7. Если 91: Р |=«Q, то @:P1=.Q [4.1, 4.2] .
4.8. Если 9I:P|=Qq, то Gf: Р |=Q q [4.1, 4.3] .
4.9. Если ty.(P)-&Q, то Q(P)^.Q [4.7, 4.8].
|ВБ1 РАСПРОСТРАНЕНИЯ АЛГОРИФМА 195

S. 4.10. Если алгорифм 31 применим к слову Р, то алго­


рифм 6 также применим к Р и ЗХ (Р) э: (Р) [4.9].
ь 4.11. Если Р—слово в А и Р |=«Q, то 31: P\=-Q [4.4,

Г 4.12. Если Р—слово в А и Р l==Q “|, то ЗХ: Р ]=Q “|


«4.4, 4.6].
4.13. Если Р—слово в A то 31 (Р) s. Q [4.11,
54.12].
4.14. Если алгорифм 6 применим к слову Р в алфавите
А, то алгорифм ЗХ также применим к Р и ЗХ (Р) г (£ (Р)
[4.13].
Из лемм 4.10 и 4.14 вытекает условное равенство
(2) ЗХ (Р) G (Р) (Р — слово в А),
означающее, что 6 есть распространение 31 на Б.
Попробуем, с другой стороны, применить алгорифм 6
к какому-нибудь слову Р в алфавите Б, не являющемуся
словом в алфавите А, т. е. содержащему вхождения букв
алфавита Б \ А. В Р входит по крайней мере одна из ле­
вых частей формул (1), стоящих вверху схемы алгорифма 6.
Пусть
(3) П Л
— первая из тех формул (1), левые части которых входят
в Р. Тогда (3) будет, очевидно, и первой формулой под­
становки алгорифма 6, действующей на Р. Алгорифм 6
в применении к слову Р предписывает подставить правую
часть этой формулы вместо первого вхождения ее левой
части в Р, что, разумеется, дает опять Р. Так как приме­
ненная формула простая, имеем
6:Р(-Р,
откуда следует невозможность окончания процесса приме­
нения алгорифма 6 к слову Р. Следовательно, этот алго­
рифм неприменим к Р.
Мы видим, таким образом, что наше распространение
алгорифма представляет собой своего рода „формальную
отписку": алгорифм 6 применим к тем и только тем сло­
вам, к которым применим алгорифм ЗХ. В условном равен­
стве (2) можно поэтому отбросить дополнительное условие:
Р—слово в А. В самом деле, если Р не есть слово в А,
то ни символ ЗХ (Р), ни символ 6(Р) не имеют смысла.
5. Распространение нормального алгорифма ЗХ на алфа­
вит Б, получаемое как только что было описано, мы бу­
196 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ (ГЛ. IV

дем называть формальным распространением этого алго­


рифма на Б. В том случае, когда алфавит Б\А содер­
жит более одной буквы, фиксируя тот или иной порядок
выписывания формул (1), мы будем получать различные
формальные распространения 31 на Б. Однако различие их
будет носить чисто внешний характер: результаты работы
различных формальных распространений при одном и том
же исходном слове всегда будут совпадать.
Следующие утверждения резюмируют предыдущее:
5.1. Всякое формальное распространение нормального
алгорифма есть нормальный алгорифм.
5.2. Схема всякого формального распространения нор­
мального алгорифма 31 получается из схемы этого алгорифма
путем присоединения сверху формул подстановок вида 4(1),
где % пробегает буквы алфавита формального распростра­
нения, не принадлежащие алфавиту алгорифма 3(.
5.3. Каковы бы ни были нормальный алгорифм 31 в ал­
фавите А и расширение Б этого алфавита, существует
формальное распространение алгорифма 31 на алфавит Б.
5.4. Для всякого формального распространения 6 нор­
мального алгорифма 31 имеет место условное равенство
31(Р)~®(Р).
Изложенная методика в известном смысле позволяет
„приводить к общему алфавиту" два любых нормальных
алгорифма. В самом деле, пусть 31 и S3—нормальные ал­
горифмы в алфавитах А и Б соответственно. Строим ал­
фавит А и Б, являющийся расширением обоих алфавитов А
и Б, и формально распространяем алгорифмы 31 и 33 с ал­
фавитов А и Б соответственно на алфавит А и Б. Получа­
емые при этом алгорифмы суть алгорифмы в одном и том
же алфавите A U Б. Что же касается результатов их ра­
боты, то в этом отношении полученные алгорифмы ничем
не отличаются от исходных.

§ 36. Замыкание алгорифма


1. Будем говорить о нормальном алгорифме, что он
замкнут, если его схема содержит формулу с пустой ле­
вой частью.
1.1. Если нормальный алгорифм 31 в алфавите А замк­
нут, то 31 действует на всякое слово в А.
В самом деле, схема замкнутого алгорифма содержит
формулу с пустой левой частью, действующую на всякое
слово в алфавите алгорифма.
ЗАМЫКАНИЕ АЛГОРИФМА 197
1.2. Если нормальный алгорифм 91 замкнут, то невоз­
можен естественный обрыв процесса применения алгорифма^..
Это следует из предыдущей леммы.
1.3. Если нормальный алгорифм 91 замкнут, то ^l(P)^Q
тогда и только тогда, когда 91: Р |=-Q.
В самом деле, если нормальный алгорифм 91 замкнут,
то, согласно 1.2, 91 не может естественно преобразовывать
Р в Q. Согласно § 25.7 отсюда следует 1.3.
2. Пусть 91—нормальный алгорифм в алфавите А. Нор­
мальный алгорифм в А со схемой

будем называть замыканием алгорифма 91.


Здесь и в дальнейшем мы применяем следующую сим­
волику: символ нормального алгорифма (в данном слу­
чае 91), написанный после фигурной скобки, означает схему
этого алгорифма, написанную без своей фигурной скобки.
Схема замыкания алгорифма 91 получается, таким обра­
зом, из схемы 91 путем присоединения формулы

снизу.
2.1. Замыкание всякого нормального алгорифма замкну то.
Это очевидно из определений.
Замыкание нормального алгорифма 91 мы будем обозна­
чать через 91’.
Из сравнения схем алгорифма 91 и его замыкания легко
усматривается справедливость следующих лемм:
2.2. Если 91: Р j— Q, то 91’: Р (— Q.
2.3. Если ^L:P\--Q, то 91’: Р Н -Q.
2.4. Если 91:Р“], то 9Г:Р|—«Р.
Из них вытекают следующие леммы:
2.5. Если W:P\-Q, то 9l:P|-Q [2.2, 2.3, 2.4,
§ 25.4.7].
2.6. Если 9Г:Р|— -Q, то либо 91: Р |— -Q, либо 91:Р~]
и P^Q [2.2, 2.3, 2.4, § 25.4.7].
Индукцией по шагам работы алгорифма 91 с использова­
нием леммы 2.2 получается
2.7. Если %:P\=Q, то W:P\=Q.
Индукцией по шагам работы алгорифма 9Г с использо­
ванием леммы 2.5 получается
2.8. Если %':P 'i=Q, то 9l:P|=Q-
198 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

Далее имеем
2.9. Если 3l:P|=-Q, т° 8l:P|='Q [2.7, 2-31-
2.10. Если 31: P|=Q-], то ЭГ: Р|=.Q [2.7, 2.4].
2.11. Если 3T:P|==-Q, tno %-.P^-Q или %-.Pl=Q~\
[2.8, 2.6].
2.12. Если 31 (Р) sQ, то %'(P)olQ [2.9, 2.10, § 25.7].
2.13. Если 3C(P)sQ, mo 91 (P)oiQ [2.11, 1.3, 2.1, §25.7].
2.14. 31 (Р) ~ ЗГ (Р) [2.12,2.13].
Мы доказали, таким образом, следующую теорему:
2.15. Всякий нормальный алгорифм вполне эквивалентен
своему замыканию относительно своего алфавита.
В силу теорем 2.15 и 2.1 рассмотрение произвольных
алгорифмов сводится по существу к рассмотрению замкну­
тых алгорифмов, что во многих случаях оказывается удоб­
ным ввиду теоремы 1.3.

§ 37. Композиция алгорифмов

1. Два алгорифма часто приходится сочетать следующим об­


разом. Предписывается, исходя из произвольных начальных
данных, сначала применить первый алгорифм, а затем к ре­
зультату его работы — второй. Это предписание составляет
новый алгорифм —■ «композицию» двух данных алгорифмов.
Естественно спросить, является ли композиция нормали­
зуемых алгорифмов также нормализуемым алгорифмом? Прин­
цип нормализации подсказывает утвердительный ответ на этот
вопрос, и, действительно, в этом параграфе мы докажем сле­
дующую теорему:
1.1. Теорема композиции. Каковы бы ни были
нормальные алгорифмы. 91 и 33, может быть построен та­
кой нормальный алгорифм (£ над объединением А их алфа­
витов, что для любого слова Р в А имеет место условное
равенство
(1) 6(Р)~33(31(Р)).
Доказательство этой теоремы *) и составляет главное
содержание настоящего параграфа.
2. Мы начнем с того частного случая теоремы компози­
ции, когда оба данных алгорифма 31 и 33 суть нормальные
алгорифмы в одном и том же алфавите А. Будем доказы­
вать следующую теорему:

*) См. комментарий к доказательству в п. 5.


>7] КОМПОЗИЦИЯ АЛГОРИФМОВ 199

К 2.1. Каковы бы ни были нормальные алгорифмы 31 и "В


Ед алфавите А, может быть построен нормальный алгорифм
ng над А, удовлетворяющий условию 1(1).
Г Пусть, в самом деле, 31 и S3—нормальные алгорифмы
алфавите А. Поставим в соответствие каждой букве ( этого
^алфавита новую букву, причем разным буквам алфавита А —
^разные новые буквы. Букву, поставленную в соответствие
Вбукве £, будем называть двойником этой буквы и обозна­
чать символом Двойники букв алфавита А составляют
f алфавит двойников А, содержащий столько же букв, сколько
!■ А, и не имеющий с А общих букв.
* Пусть, далее, а и р означают две дальнейшие новые
I буквы, отличные друг от друга, от букв алфавита А и их
< двойников. _
£ Составим алфавит Б^ААоф. Построим систему формул
; 31“ путем замены в схеме алгорифма 31’ всех точек бук-
! вами а. Построим систему формул 23& путем замены в схеме
i алгорифма ЗУ всех букв алфавита А их двойниками, всех
! точек — буквами Р с последующей заменой всех формул
: вида
В
гI формулами
(1)
(2) а —> аВ
с теми же В.
Зададим нормальный алгорифм 6 в алфавите Б сокра-

(3)

где £ и i| пробегают алфавит А.


Покажем, что он удовлетворяет условию 1(1).
200 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

Для этого заметим прежде всего, что между схемой


алгорифма ЗС и системой формул 31“ имеется естественное
взаимно однозначное соответствие, при котором формула
системы 31“, соответствующая данной формуле F схемы 31',
получается из F тем же путем, каким вся система 31“ по­
лучается из схемы ЗС— заменой точек буквами а. Прини­
мая во внимание, что простые формулы вовсе не содержат
точек, а заключительные содержат ровно по одному вхож­
дению точки — между стрелкой и правой частью, — убежда­
емся в справедливости следующих утверждений:
2.2. Все формулы системы 31“ простые.
2.3. Всякая формула системы 31“, соответствующая
простой формуле схемы ЗС, совпадает с этой формулой.
2.4. Левая часть всякой формулы системы 31“ совпа­
дает с левой частью соответствующей формулы схемы ЗС.
2.5. Правая часть всякой формулы системы 31“, соот­
ветствующей заключительной формуле F схемы ЗС, получа­
ется из правой части формулы F приписыванием слева
буквы а.
Учитывая, что схема алгорифма ЗС содержит формулу
«—>.», получаем
2.6. Система 31“ содержит формулу с пустой левой
частью.
Принимая, далее, во внимание схему (3) алгорифма К,
заключаем отсюда, что
2.7. Алгорифм ® замкнут.
Условимся, далее, называть двойником слова Р в алфа­
вите А слово, получаемое из Р заменой каждой буквы ее
двойником. Двойник слова Р будем обозначать символом
[Р~.
Это есть слово в алфавите А. Очевидно, что
(4) [А-^А,

(5) [/’Q-sf/’-LQ-
для любых слов Р и Q в А и для любой буквы | этого
алфавита.
Очевидна также следующая лемма:
2.8. Всякое слово в алфавите А есть двойник одного и
только одного слова в А..
Заметим теперь, что между схемой алгорифма ЗУ и сис­
темой формул 35g также имеется естественное взаимно од-
Ml37] КОМПОЗИЦИЯ АЛГОРИФМОВ 201

«позначное соответствие. Формула системы 23£, соответствую-


Жщая данной формуле F схемы 23', получается из F заменой
» точек буквами р, букв алфавита А их двойниками и, на-
1; конец,—если при этом получается формула вида (1)—за-
S меной ее формулой (2). Принимая во внимание, что правые
и левые части формул схемы 23‘ суть слова в алфавите А,
убеждаемся в справедливости'следующих утверждений:
2.9. Все формулы системы 25£ простые.
2.10. Левая часть всякой формулы системы 23£ есть
'• двойник левой части соответствующей формулы, схемы 23’
. или равна а. Последнее имеет место тогда и только тогда,
когда левая часть соответствующей формулы схемы 23’
пуста. _
£ 2.11. Правая часть всякой формулы системы 23£, соот-
t ветствующей простой формуле F схемы^В', есть двойник пра­
вой части формулы F или получается из этого двойника при­
писыванием слева а. Последнее имеет место тогда и только
тогда, когда левая часть формулы F пуста. __
, 2.12. Правая часть всякой формулы системы 23^, соот-
ф ветствующей заключительной формуле F схемы 23", полу­
чается из двойника правой части формулы F приписыванием
слева слова Р или слова ар. Второе имеет место тогда и
только тогда, когда левая часть формулы F пуста.
Имеем далее следующую лемму:
2.13. Левая чеють всякой формулы системы 23% содержит
букву алфавита Аа.
Это непосредственно следует из 2.10.
Мы выясним теперь, что в применении к какому-нибудь
слову Р в алфавите А алгорифм 6 работает следующим
образом:
1-
й этап. 6 работает „за алгорифм 21’“. Выполняются
последовательно все преобразования, требуемые алгориф­
мом §1. При этом применяются формулы системы 21“. Этап
заканчивается, если алгорифм 21 применим к Р, причем,
однако, в результате имеем не 21 (Р), а слово, получаемое
из 21 (Р) посредством вставки буквы а, „выскакивающей"
на последнем шаге 1-го этапа.
2-
й этап. Буква а „бежит" влево к началу слова. При­
меняются формулы, представляемые 1-й строкой схемы (3).
В результате получается «21 (Р).
й
3- этап. Буква а „переводит" соседнюю с ней первую
букву слова 21 (Р) в двойник этой буквы. Применяется
202 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

одна из формул, представляемых 2-й строкой схемы (3).


(Этап отпадает, если 2((Р)з:Л.)
4- й этап. Слева направо распространяется процесс
замены букв алфавита А их двойниками. Применяются
формулы, представляемые 3-й строкой схемы (3). В резуль­
тате получается слово а [31 (Р) (Этап отпадает, если
[?1(Р)а^1.)
5- й этап. 6 работает „за алгорифм 23‘“, но в алфавите
цвойников А и с буквой а, приставленной к преобразуе­
мому слову слева. Применяются формулы системы 23&. Этап
заканчивается, если алгорифм 23 применим к слову 2((Р),
причем в результате имеем слово, получаемое из [23 (21 (Р))~
путем вставки буквы (3 и присоединения слева буквы а.
6- й этап. Буква (3 „бежит" влево до буквы а. Приме­
няются формулы, представляемые 4-й строкой схемы (3).
В результате получается оф [23 (21 (Р)) ~.
7- й этап. Буква |3 „переводит" соседнюю с ней первую
букву слова [23(21(7’))“ в первую букву слова 23(24(Р)).
Применяется одна из формул, представляемых 5-й строкой
схемы (3). (Этап отпадает, если 23 (21 (Р)) А.)
8- й этап. Слева направо распространяется процесс за­
мены двойников букв алфавита А самими этими буквами.
Применяются формулы, представляемые 6-й строкой схемы
(3). В результате получается слово оф23 (21 (Р)). (Этап от­
падает, если [23 (21 (Р))д 1.)
9- й и последний этап. Слово ар исчезает. При­
меняется 7-я строка схемы (3), являющаяся заключительной
формулой. Весь процесс на этом заканчивается, и его ре­
зультатом является слово 23 (21 (Р)).
Из этого описания работы алгорифма 6 видно, в чем
состоит смысл введения двойников букв алфавита А. Они
понадобились для того, чтобы, переводя схему алгорифма
23' в алфавит двойников, получить возможность так объе­
динить в одну схему схемы обоих данных алгорифмов,
чтобы они при этом не мешали друг другу. Последующие
леммы составляют точное математическое оформление сде­
ланного только что наглядного описания процесса примене­
ния алгорифма 6.
2.14. Если 2Г: Р Н Q, то (5: Р [- Q.
Пусть, в самом деле, 2С:Р|— Q. Левые части формул
подстановок алгорифма (i, представляемых первыми семью
строками схемы (3), не входят в Р, так как каждая из
них содержит букву алфавита Аа. Не входят в Р и левые
асти формул системы 33&, также
КОМПОЗИЦИЯ содержащие буквы этого
АЛГОРИФМОВ 203

|
лфавита [2.13].

Ниже в схеме (3) стоят формулы системы 31“, идущие в


ом же порядке, что соответствующие формулы схемы ал-
орифма ЗГ. Рассмотрим Uформулу F схемы ЗГ, активную
а слове
где U и VР. Эта формула
— слова в А. простая, так как SI': Р |— Q. Со-
ласно
Пусть2.3, F встречается
G означает и в системе
соответствующую 31“ как
формулу формула,
системы 31“.
оответствующая
Тогда G есть формуласамой себе. Выше нее в схеме алгорифма
[’ стоят формулы, левые части которых не входят в Р.
Согласно 2.4 отсюда следует,U -+aV.что и в системе 31“ левые
асти формул, стоящих выше F, не входят в Р. Принимая
Как в доказательстве
ю внимание, что леваяпредыдущей леммы,
часть формулы убеждаемся,
F входит что
в Р, тогда
Gакесть первая формула подстановки алгорифма
левые части формул подстановок алгорифма (У с левой
пред-
частью,
тавленныхвходящей
первымив Р.восемью строками схемы (3), не вхо­
дят в Р, заключаем, что F есть первая формула подста-
ювки алгорифма 6 с левой частью, входящей в Р. Алго-
204 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

Пусть
(8) U
R
T
*
— первое вхождение U в Р. Алгорифм ® в применении к
Р предписывает подставить правую часть формулы G, т. е.
aV, вместо этого вхождения. Так как G—простая формула,
имеем
&.P[-RaVT.
С другой стороны, алгорифм в применении к Р пред­
писывает подставить вместо вхождения (8) правую часть
формулы F, т. е. V. Так как 9Г: Р[- >Q, имеем
QolRVT.
Полагая S^oVT, будем, следовательно, иметь (6) и (7),
что и требовалось доказать.
2.16. (§,:RaS\==aRS.
Здесь удобно воспользоваться приемом, уже применяв­
шимся в §§ 31 и 32. Сначала левой индукцией по R мы
доказываем более общее утверждение
(£: QflaS|=QaZ?S,
а затем полагаем в нем QjrA.
2.17. Если $Г:Р\— -Q, то
В самом деле, пусть -Q. Тогда существуют слова
R и S, удовлетворяющие условиям (6) и (7) [2.15]. Q есть
слово в А, так как 9Г—алгорифм в А и 31': Р|— -Q. По­
этому, согласно (6), R и S также суть слова в А и при­
менима лемма 2.16. Имеем, таким образом,
6: Р Н RaS [(7)]
<=v.RS [2-16]
SaQ [(6)]-
Следовательно, (S: PJ=aQ, что И требовалось доказать.
2.18. Если 31': P^=Q, то (£: P^Q.
Доказывается индукцией по шагам работы алгорифма
ЗГ с использованием леммы 2.14.
2.19. Если ЭГ -Р[=‘ Q, то P(=aQ.
В самом деле, пусть ЭГ: P|=.Q. Тогда существует такое
слово R, что
(9) 21’: P^=R,
(Ю) 21’: R \-.Q.
■ 37] КОМПОЗИЦИЯ АЛГОРИФМОВ 205

( Имеем поэтому \
ЭХ: P\=R [(9). 2.18]
(=«Q [(Ю),2.17].
Таким образом, 6: P\=aQ, что и требовалось доказать.
2.20. Если Р и Q — такие слова в алфавите А, что
6: PY-Q, то ЭХ': Р И Q.
В самом деле, пусть Р и Q—слова в А, и пусть
(И) 6; PHQ.
В силу замкнутости алгорифма 31' [§ 36.2.1J, существует
такое слово Т, что ЗГ: Р |— Т или ЭХ': PH -Т. Во втором
случае имелись бы, однако, слова R и S такие, что
(12) PY-RaS [2.15].
Мы имели бы тогда CpS-RaS [(11), (12)], что невозможно
так как Q—слово в А. Таким образом,
(13) ЗХ': PH Л
(14) 6: Р Н Т [(13), 2.14],
(15) TS.Q [(H), (14)],
ЗХ': PHQ [(13), (15)],
что и требовалось доказать.
2.21. Если Р—слово в А, то 6 просто переводит Р
в некоторое слово.
В самом деле, пусть Р- слово в А. Рассуждая, как
в доказательстве предыдущей леммы, убеждаемся в суще­
ствовании такого слова Т, что 31’: Р Н Т или 31': Р • Т.
В обоих случаях 6 просто переводит Р в некоторое слово
[2.14,2.15].
2.22. Если алгорифм (£ применим к слову Р в А, то
алгорифм ЗХ' также применйм к Р.
В самом деле, пусть алгорифм 6 применим к слову Р,
и пусть 6 (Р) ~°.U. Тогда в силу замкнутости алгорифма 6
[2.7] имеем 6: Р(=
* U [§ 36.1.3]. Поэтому существует слово V
такое, что 6: Р|=РН • U, и, значит, существует перевод­
ная система X схемы алгорифма 6, соединяющая Р с V.
Легко видеть, что V не является словом в А, так как <£:
V -U [2.21]. Таким образом, первый член системы X
является словом в алфавите А, а последний ее член им не
является. Арифметический предикат «член системы X с но­
мером N не является словом в А» очевидно разрешим. По­
этому на основании теоремы о наименьшем числе [§21.2.1]
206 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

существует член W системы X такой, что W не есть слово


в А, а все члены X с меньшими номерами суть слова в А.
Тогда система X имеет вид YWZ, где Y—переводная сис­
тема схемы алгорифма 6, все члены которой суть слова в А.
Первым членом Y является слово Р. Обозначим последний
член Y посредством Q. Тогда 6: Q [— W. Ясно, что Y
является переводной системой и для схемы алгорифма 31’
[2.20]. Поэтому ЗС: P[=Q. Существует такое R, что ЗТ:
Q\-R или ЭГ: Q [— • R. Первый случай, однако, невозмо­
жен, так как тогда было бы 6: Q j— R [2.14] и R&.W.
Между тем R—слово в A, a IT' им не является. Следова­
тельно, ЗГ: Q |— • R. Но тогда ЗГ: P[=Q|— • R, и, значит,
ЗГ применим к Р, что и требовалось доказать.
Условимся теперь в следующей терминологии. Если R,
Т, S—слова вАиТ^А, то образом вхождения
S
*
T
R
в алфавите А будем называть вхождение
[7" *
a[R“ * [S “
в алфавите Аа. Кроме того, образом вхождения

в алфавите А будем называть вхождение


[S
*
*a _
в алфавите Аа. Тем самым, образ определен для вхождений
в алфавите А с непустой основой, а также для первых
вхождений пустого слова в слова в этом алфавите.
2.23. Образ вхождения в слово Р есть вхождение в сло­
во а[Р~.
2.24. Образ вхождения непустого слова Т есть вхож­
дение слова \Т~.
Это непосредственно следует из определения образа.
2.25. Если Р—слово в алфавите X., то всякое вхождение
двойника непустого слова Т в алфавите А в слово а[Р_
есть образ некоторого вхождения слова Т в слово Р.
В самом деле, пусть Р—слово в А,
(16) U
*
W
[T~
— вхождение двойника непустого слова Т в алфавите А
в слово а[Р~. Тогда
(17) U[T~W£.a[P~,
букву а, этой буквой начинается U\ Таким образом, суще-

Так как [Р —слово в А, X и W также суть слова в А


[(20)]. Поэтому существуют такие слова R и S в А, что

I а это означает, что рассматриваемое вхождение (16) есть


ь образ вхождения R * Т * S непустого слова Т.

Ж т. е. есть вхождение в Р. Таким образом,' рас-


ж сматриваемое вхождение есть образ некоторого вхождения
® Т в Р, что и оставалось доказать.
В 2.26. Непустое слово Т в алфавите А тогда и только
тогда входит в слово Р в этом алфавите, когда его двой-
£ ник входит в слово а[Р~.
В В самом деле, если Т входит в Р, то существует вхож-
дение Т в Р. Так как Т^А, образом этого вхождения
является некоторое вхождение [Т~ в «[Р- [2.23,2.24].
Следовательно, двойник Т входит в af/5-.
Обратно, если [Т~ входит в сЦР-, то существует вхож­
дение [71- в af^-. Согласно 2.25 это вхождение есть образ
некоторого вхождения Т в Р. Следовательно, Т входит в Р,
что и требовалось доказать.
2.27. Если Р — слово в алфавите А и вхождение К не­
пустого слова Т в Р предшествует вхождению L слова Т
в Р, то образ К предшествует образу L.
В самом деле, пусть R и U означают соответственно
левые крылья вхождений К и L. Если К предшествует L,
208 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

то 7? есть собственное начало U. Поэтому существует такое


непустое слово X, что
(25) U1LRX.
Имеем
«[£/-:£ а [Я" [X- [(25),(5)],
где [Х~^А. Следовательно, а [У?- есть собственное начало
а[7/~. Но, по определению образа, а[#~ и а[(/“ суть
соответственно левые крылья образов вхождений К и L.
Следовательно, образ X предшествует образу L, что и тре­
бовалось доказать.
2.28. Если непустое слово Т входит в слово Р в алфа­
вите А, то образом первого вхождения Т в Р является
первое вхождение \Т~ в а[Р~.
В самом деле, пусть К—первое вхождение Т в Р. Тогда
образ К есть вхождение [71- в а[Р~ [2.23,2.24]. Рассмот­
рим теперь произвольное, отличное от образа К вхождение
М слова [71- в слово а[Р_. М есть образ некоторого
вхождения L слова Т в слово Р [2.25]. так как
образ L отличен от образа К. Так как К—первое вхожде­
ние Т в Р, К предшествует L. Поэтому образ X предше­
ствует образу L [2.27], т. е. М. Следовательно, образ X
предшествует всякому отличному от него вхождению \Т~
в а[Р_, т. е. является первым вхождением [Т- в а[Р~,
что и требовалось доказать.
2.29. Пусть F—формула подстановки алгорифма S’,
G—соответствующая формула системы S&, Р—слово в А.
Левая часть F тогда и только тогда входит в Р, когда
левая часть G входит в а[Р~.
В самом деле, если левая часть F есть непустое слово,
то левая часть G есть двойник этого слова [2.10], и утверж­
дение леммы вытекает из 2.26. Если же левая часть F есть
пустое слово, то левая часть G есть слово а [2.10]. Утверж­
дение леммы верно и в этом случае, так как А входит в Р,
а а—в а[Р~.
2.30. Если в условиях предыдущей леммы левая часть F
входит в Р, то первое вхождение левой части G в а[Р~
есть образ первого вхождения левой части F в Р.
В самом деле, пусть соблюдены условия предыдущей
леммы, и пусть левая часть F входит в Р. Если левая
часть F—непустое слово, то левая часть G есть двойник
этого слова, и утверждение леммы вытекает из 2.28. Если
же левая часть F—пустое слово, то левая часть G есть
■ § 37] КОМПОЗИЦИЯ АЛГОРИФМОВ 209

■(слово а [2.Ю]. Первым вхождением левой части F в Р


«является вхождение а первыми единственным) вхож-
® дением левой части G в ос[Р~— вхождение * а
[Р~. Так
■ как * а
[Р' есть, согласно определению, образ **Р,
лемма доказана.
I Докажем теперь некоторые леммы, связывающие работу
А алгорифма 6 с работой алгорифма 23’.
2.31. Если 23’: Р Q, то 93: а [У3- а [Q~.
В самом деле, пусть 93': Р Q. Среди формул подста-
. новок алгорифма 23’ имеются формулы с левой частью, вхо­
дящей в Р. Пусть F—первая из них. Она простая, так
как 23’: Р (— Q. Пусть V и V означают соответственно левую
и правую часть формулы F. Пусть R U
* S —первое вхож­
*
дение U в Р.
Так как алгорифм 23’ в применении к Р предписывает
подставить V вместо и S3': У31— Q, имеем
(26) Q Г flVS.
■ Пусть, далее, G-—формула системы соответствую­
щая F. Ее левая часть входит в «[73-, так как левая
часть F входит в Р [2.29]. С другой стороны, левые части
формул системы 23₽, стоящих выше G, не входят в а[Р~,
так как эти формулы соответствуют формулам схемы S3',
стоящим выше F, а левые части последних не входят в Р
[2.29]. Таким образом, G есть первая формула системы
23| с левой частью, входящей в «[73-.
Левые части формул, представленных первыми семью
строками схемы (3), также не входят в слово «[73-, так
как каждая из этих левых частей содержит букву алфа­
вита Ар, не входящую в а[.Р~. Следовательно, G есть пер­
вая формула подстановки алгорифма 6 с левой частью,
входящей в «[73-. В применении к этому слову алгорифм
6 предписывает поэтому подставить правую часть формулы
G вместо первого вхождения ее левой части. Это вхожде­
ние есть образ первого вхождения левой части F в Р [2.ЗОЕ
т. е. вхождения 7? *[/.
£ Таким образом, алгорифм С
в применении к слову «[73- предписывает подставить пра­
вую часть G вместо образа вхождения В даль­
нейшем будем различать два случая: 6;хА и U 2 А.
a) G^A. В этом случае образом является
вхождение «[/?“* [U~ * [S-, а правой частью формулы G
является двойник правой части формулы F [2.11], т. е. слово
[Е~. Принимая во внимание, что формула G простая [2.9],
210 сочетания нормальных алгорифмов [ГЛ. IV

имеем
6: а [Р~ I— а[/?“ [V- [S'
2a[/?VS" [(5) J
Sa[Q- [(26)].
6) 77 S A. В этом случае
(27) R3LA,
так как *(7
Z?
S —первое вхождение U в Р. Образом
вхождения *7?
(7
S является поэтому вхождение *[S",
a
а правой частью формулы G является слово a[V“ [2.11].
Принимая во внимание, что формула G простая [2.9], имеем
(У: а [Р_ |— a [V- [S-
г a [VS- [(5)]
Г a [ЯVS" [(27)]
£«[<?' [(26)].
Таким образом, в обеих случаях К: «[Z3- a[Q“, что
и требовалось доказать.
2.32. Если ЗУ: /’(—• Q, то существуют такие слова R
и Т, что
QS1RT,
($.: a [Р- а [7?~Р [Г".

В самом деле, пусть ЗУ: Р [- • Q. Как и в доказатель­


стве предыдущей леммы, рассмотрим первую среди формул
подстановок алгорифма ЗУ, имеющих левые части, входя­
щие в Р. Пусть F означает эту формулу. На этот раз
F— заключительная формула, так как ЗУ: Р • Q. Пусть
U и V означают соответственно ее левую и правую части.
Пусть *S
t/
P —первое вхождение U в Р. Как и в дока­
зательстве предыдущей леммы, Q 3LRVS.
Пусть G—формула системы 33£, соответствующая F.
Как и в доказательстве предыдущей леммы, убеждаемся,
что в применении к слову а[Р_ алгорифм 6 предписывает
подставить правую часть формулы G вместо образа вхож­
дения *Z?
t/.
S Опять различаем два случая: U "АД и
USLA.
а) 7/^ А. В этом случае образом * (7
Z?
S является
вхождение а [Р-* [U~ *JS", а правой частью формулы
G—слово P[V“ [2.12]. Принимая во внимание, что фор-
37] КОМПОЗИЦИЯ А ’ИФМОВ 211

[ула G простая [2.9], имеем


6: а[Р-[-а[Я_0[У"(3'
ra[^-₽[VS-\ [(5)].

б) U°A. В этом случае имеем равенство (27), так как


S
*
U
R —первое вхождение U в Р. Образом вхождения
является поэтому вхождение * a
[S “, а правой
частью формулы G—слово af3[V~ [2.12]. Принимая во вни­
мание, что формула G простая [2.9], имеем
6: a [Р- h a0 [V- [S-
осф [VS“ [(5)]
з£ a [/?-[■> [VS- [(27), (4)].
Таким образом, в обоих случаях
(28) 6:a[P-ha[J?-₽[VS-.
Ж Согласно (26) и (28) имеем Q1S.RT, 6: a[P~ j—а[#_0[7’~,
где T^°.VS, что и доказывает лемму.
ft 2.33. Если R и S—слова в А, то
6: a[P“0[S-[=a₽[PS-.
Доказательство — обычное для такого рода утверждений.
Сначала мы обнаруживаем, что

а затем проводим правую индукцию по R.


2.34. Если 23’: Р\- • Q, то 6: a[P~ (=a0[Q_.
Доказательство опирается на леммы 2.32 и 2.33. Оно
проводится аналогично доказательств у леммы 2.17.
2.35. Если S3’: P|=Q, то 6: a[P_|=a[Q_.
Доказывается с помощью леммы 2.31 индукцией по
шагам работы алгорифма S3’.
2.36. Если S3’: Р(=
* Q> т0 «[Р“ |==ap [Q-.
Доказательство опирается на леммы 2.35 и 2.34. Оно
проводится аналогично доказательству леммы 2.19.
Следующие три леммы касаются одного алгорифма 6.
2.37. Если Q—слово в А, то (£: aQ[=a[Q_.
• Для доказательства замечаем сначала, что

(S; a[Q~q|P[-a[Q
212 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

(эти утверждения получаются непосредственно из рассмот­


рения схемы (3)). Затем с помощью (29) и (30) правой
индукцией по Q доказываем, что
(31) (S: aQP [=a[Q~7?,
после чего, положив в (31) 7?SA, получаем требуемое.
2.38. Если Q—слово в А, то G: a|3[Q~|=aPQ.
Доказательство аналогично доказательству леммы 2.37.
Сначала рассмотрением схемы (3) убеждаемся, что
(32) 6:
и
(33) 6: aPQrig[/?-Н арф]£[£_.
Затем с помощью (32) и (33) правой индукцией по Q по­
казываем, что
(34) 6: ap[QZ?~ h=«PQ [₽~,
после чего, положив в (34) RIlA, получаем требуемое.
2.39. Если Q—слово в А, то G: «PQ [—• Q.
Получается непосредственным рассмотрением схемы (3).
Активной в данной ситуации формулой является формула
оф—».,
единственная заключительная формула алгорифма 6.
2.40. Если 23‘: P|=-Q, то 6: aP\=-Q.
В самом деле, пусть ЭЗ': P\=-Q. Тогда
[2.37]
H«p[Q- [2.36]
|= оф Q [2.38]
[2-39]
и, следовательно, G: aP^.Q, что и требовалось доказать.
2.41. Если Р и Q—такие слова в алфавите А, что
G: а[Р~ (—a[Q~, то 23': Р Н Q.
Пусть, в самом деле,
(35) а[Р~ Ha[Q-,
где Р и Q — слова в А. Так как алгорифм Ф' замкнут
[§ 36.2.1], слово Р поддается ему [§ 36.1.1]. Поэтому суще­
ствует такое слово R, что имеет место одно из следующих
двух утверждений:
(36) ©•: Р R
37] композиция ллХорифмов 213
\
f-ИЛИ \
33’: Ph-Я- "

V Если бы имело место второе из них, то, согласно 2.32,


■ существовали бы такие слова S и Т, что
1(37) а[Р- ha[S-p[T",

К и мы имели бы
| (38) a[Q-Sa[S-p[T- [(35), (37)],
| [Q-s[S-₽[T- [(38)],
что невозможно, так как р не входит в [Q".
S. Следовательно, имеет место (36) и
■X. л

ф (39) 6: а[Р~ t-a[P~ [(36), 2.31],


Р (40) a[Q“ Safi?" [(35), (39)],
; (41) [Q-S[P- [(40)],
Г (42) Q±R [(41), 2.8],
ЗУ: PHQ [(36), (42)],
I что и требовалось доказать.
К Условимся теперь слова вида a[P", где P —слово в А,
| называть специальными. Системы, все члены которых суть
В специальные слова, мы также будем называть специальными.
| Для специальных систем X мы введем следующую опера-
p. цию [zX'v:

(Здесь X—специальная система, а Р—слово в А.)


Ясно, что если X — специальная система, то [Х^—си­
стема слов в А, причем X соединяет а[Р~ с a[Q“ тогда
и только тогда, когда [Xv соединяет Р с Q.
2.42. Всякое специальное слово алгорифм G просто пе­
реводит в некоторое слово.
В самом деле, пусть а[Р~ — специальное слово. Рас­
смотрим слово Р. В силу замкнутости нормального алго­
рифма ЗУ в алфавите А [§ 36.2.1], этот алгорифм просто
или заключительно переводит Р в некоторое слово [§ 36.1.1].
Согласно леммам 2.31 и 2.32 как в первом, так и во вто­
ром случае (£ просто переводит а[Р_ в некоторое слово,
что и требовалось доказать.
214 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

2.43. Если слово Р в А таково, что алгорифм Р при­


меним к «[У3-, то алгорифм 33' применим к Р.
В самом деле, пусть Р—такое слово в А, что алгорифм
Р применим к Р, и пусть 6 (а[Р")2Х/. Тогда в силу зам­
кнутости алгорифма 6 [2.7J имеем U. Поэтому
существует слово V такое, что 6: a[P“[=V|-. U, и, зна­
чит, существует переводная система X схемы алгорифма
Р, соединяющая специальное слово а[Р~ со словом V. Лег­
ко видеть, что V не является специальным словом, так
как 6: VI— • U [2.42]. Таким образом, первый член систе­
мы X является специальным словом, а последний ее член
таким словом не является. Арифметический предикат «член
системы X с номером N не является специальным словом»,
очезидно, разрешим. Поэтому на основании теоремы о наи­
меньшем числе [§ 21.2.1] существует член IV системы X
такой, что IV не является специальным словом, а все чле­
ны X с меньшими номерами являются специальными сло­
вами. Система X имеет вид YWZ, где Y—специальная пе­
реводная система схемы алгорифма Р. Первым членом Y
является слово «[Р-. Пусть слово R таково, что «[Уд­
ивляется последним членом Y. Тогда Р: а [У?- |— IV.
Система [Vv является переводной системой алгорифма
23’ i2.41]. Она соединяет слово Р со словом R. Поэтому
23’: P\=R. Существует слово Q такое, что S3’: R Q или
23’: R (- -Q. Пусть 23’: R |— Q. Тогда Р: а [У?- |— а [Q- [2.31]
и IV Sa[Q~, что невозможно в силу выбора IV. Таким
образом, S3’: R\- -Q и 23': P(=-Q, т. е. 23’ применим к Р,
что и требовалось доказать.
2.44. Если слово Р в алфавите А таково, что алгорифм
Р применим к аР, то алгорифм 23’ применим к Р.
В самом деле, пусть алгорифм Р применим к аР. Тогда
алгорифм Р применим к «[У3- [2.37], откуда следует, что
алгорифм 23’ применим к Р [2.43].
2.45. Если имеет смысл выражение 23(21(7’)), то алго­
рифм Р применим к слову Р и
Р(Р)г29(21 (У3)).

В самом деле, пусть выражение 29 (21 (У3)) осмысленно.


Тогда алгорифм 21 применим к слову Р, а алгорифм 23—к
слову 21 (У3). Положим
(43) Q^(P),
(44) R ^29 (21 (У3)).
1 КОМПОЗИЦИЯ АЛГОРИФМОВ 215

Имеем
«45) 33 (Q)$P [(43), (44)],
«46) ЗГ (Р) s Q [(43), § 36.2.14],
107) 33- (Q)sp [(45), § 36.2.14],
(48) ЗГ: PH-Q [(46), § 36.2.1, § 36.1.3],
«49) ЗГ: QH-P [(47), § 36.2.1, § 36.1.3],
Р 1— aQ [(48), 2.19]
н-р [(49), 2.40].
Следовательно,
(50) 6: P^='R,
G(P)ZlR [(50)]
S33(3l(P)) [(44)],
что и требовалось доказать.
Для завершения доказательства теоремы нам остается
теперь доказать, что выражение 93 (31 (Р)) имеет смысл для
слова Р в алфавите А, коль скоро имеет смысл 6 (Р), т. е.
коль скоро алгорифм 6 применим к слову Р.
2.46. Если алгорифм (i применим к слову Р в алфавите
А, то имеет смысл выражение 93 (31 (Р)).
В самом деле, пусть алгорифм 6 применим к слову Р
в А. Тогда алгорифм ЗГ применим к Р [2.22]. Положим
Ц51) Q-^3T(P).
| Тогда Q есть слово в А, так как ЗГ—алгорифм в А.
f Имеем, далее,
■ (52) ЗГ: [(51), § 36.2.1, § 36.1.3],
: (53) P\=aQ [(52), 2.19].
] Так как, согласно предположению, алгорифм 6 применим
к Р, он применим и к aQ [(53)]. Отсюда следует, что
алгорифм 33' применим к слову Q [2.44]. Положим

и£ 54)Тогда R-S3'(Q).

1(55) [(51), § 36.2.11],


31 (Р) г Q
М56) ^(Q)S.R [(54), § 36.2.11],
93(51 (Р))гР [(55), (56)].
£ Следовательно, 93 (31 (Р)) имеет смысл, что и требовалось
г доказать.
й/
$
216 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

Доказательство последней леммы завершает доказатель­


ство теоремы 2.1.
3. Докажем теперь теорему композиции в общей форме.
Пусть Э( и 23—произвольные нормальные алгорифмы.
Пусть Б и В означают соответственно их алфавиты, и пусть
(1) А^БиВ.
А является расширением каждого из алфавитов Б и В.
Поэтому существуют формальные распространения алго­
рифмов 31 и S3 на алфавит А [§ 35.5.3]. Пусть ЭД означает
формальное распространение 31 на А, 23,—формальное рас­
пространение 33 на A. ЭД и 23, суть нормальные алго­
рифмы в А [§ 35.5.1]. К ним применима доказанная теоре­
ма 2.1, согласно которой может быть построен такой нор­
мальный алгорифм G над А, что
(2) 6 (Р) ~ 23, (ЭХ, (Р)) (Р—слово в А).
Покажем, что так построенный нормальный алгорифм G
над А удовлетворяет условию 1(1).
В самом деле, так как ЭХ, и Э5Д суть соответственно фор­
мальные распространения нормальных алгорифмов 31 и £8,
имеем, согласно § 35.5.4,
(3) (Р) ~ ЭХ (Р),
(4) 23, (Q) ~ 23 (Q).
Следовательно, для слов Р в А
6(Р)~ЭЗ(ЭД(Р)) [(2), (4)]
~£В(ЭХ(Р)) [(3)],
и, таким образом, условие 1 (1) выполнено, что и требова­
лось доказать.
4. Проведенное только что [2, 3] построение дает для
любых двух данных нормальных алгорифмов ЭХ и 23 нор­
мальный алгорифм 6 над объединением А их алфавитов,
удовлетворяющий условию 1(1). Единственный и, очевидно,
несущественный элемент произвола в этом построении—это
„новые" буквы, т. е. буквы, принадлежащие алфавиту
алгорифма 6, но не принадлежащие А. Эти буквы, т. е.
буквы, играющие роль ос, р и двойников, могут быть вы­
браны произвольно, лишь бы они были отличны друг от
друга и не принадлежали алфавиту А. Роль же их в по­
строении алгорифма 6 вполне определяется схемой 2(3),
где только роль ЭХ и 33 играют формальные распростране­
ния ЭД и 23, этих алгорифмов.
1,37] КОМПОЗИЦИЯ АЛГОРИФМОВ 217
I Нормальный алгорифм 6, построенный как только что
^писано и в существенном однозначно определяемый нор­
мальными алгорифмами ЗХ и 23, мы будем называть нормаль­
ной композицией алгорифмов 31 и 23. Нормальную компози­
цию алгорифмов 31 и 23 мы будем обозначать символом
(23оЗХ).
В соответствии с этим равенство
62 (ЗЗоЗХ)
1 будет означать, что (£ есть нормальная композиция алго-
I рифмов ЭХ и 23.
1 Следующие утверждения резюмируют предыдущее:
£ 4.1. Для любых двух нормальных алгорифмов 31 и 23 су-
I ществует нормальная композиция (23оЗХ).
I 4.2. Нормальная композиция нормальных алгорифмов ЗХ
I и 23 есть нормальный алгорифм над объединением алфавитов
В этих алгорифмов, определенный в существенном однозначно.
| 4.3. Для любых двух нормальных алгорифмов 31 и 23
I(23o3X) (Р) ~ 23 (ЗХ (Р)) (Р—слово в А),
где А означает объединение алфавитов алгорифмов 31 и 23.

5. Приведенное доказательство теоремы 1.1 представляет


собой типичный пример конструктивного доказательства:
утверждая существование нормального алгорифма 6, опре­
деленным образом связанного с заданными нормальными
алгорифмами ЭХ и 23, мы указали способ * ), позволяющий
потенциально осуществить этот алгорифм, коль скоро за­
даны исходные алгорифмы ЗХ и 23.
Типичным примером неконструктивного доказательства
| этой теоремы было бы доказательство по следующей схеме:
й предположив, что каким-нибудь образом доказано несу-
f ществование искомого алгорифма 6, привести это предпо-
ложение к противоречию, не проводя построения 6 („чистое,
доказательство существования" методом «от противного»).
Во) Более случаях
многихподробно обтакие неконструктивные
этом см. § 54.5. доказательства
\ оказываются в техническом отношении более простыми, чем
I соответствующие конструктивные. И это понятно — в них не
218 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ 1ГЛ. IV

и объект, к разысканию которого не видно никаких подступов.


Что же касается понимания существования как потенциальной
осуществимости, то оно представляется нам естественным и в
принципиальном отношении — простым.
Впрочем, в техническом отношении проблема нахождения
конструктивного доказательства тоже может оказаться более
простой, чем соответствующая проблема нахождения „чистого
доказательства существования". Например, мы не видим, как
опровергнуть предположение о несуществовании нормального
алгорифма 6 из теоремы 1.1, не построив его фактически. Мы
специально хотели бы обратить внимание читателя на это об­
стоятельство.
). Покажем теперь, что принцип нормализации алгориф­
6 *
мов [§ 27.61 равносилен следующему высказыванию:
6.1. Всякий алгорифм в алфавите А эквивалентен относи­
тельно К некоторому нормальному алгорифму над А.
Допустим, что утверждение 6.1 верно, и рассмотрим
какой-нибудь алгорифм 91 в алфавите А. Покажем, что 91
вполне эквивалентен некоторому нормальному алгорифму
над А.
Согласно 6.1 имеется нормальный алгорифм Д над А,
эквивалентный 91 относительно А. Обозначим через Б его
алфавит. Имеем
(1) А с Б.
Построим нормальный алгорифм 6 в Б со схемой
Is — L
где £ пробегает алфавит Б\А.
Очевидно, что
(2) (Р—слово в А)
и что ($ не применим ни к какому слову в Б, не являю­
щемуся словом в А.
Построим алгорифм © как нормальную композицию
алгорифмов 'В и 6:
(3) ®.^(ёоВ).

*) Этот пункт является естественным продолжением §27. Высказыва­


ние 6.1, как и принцип нормализации, не может рассматриваться как имею­
щее точный математический смысл. То же самое можно сказать и относи­
тельно утверждения о их равносильности. Тем не менее это последнее можно
считать достаточно понятным.
181 объединение алгорифмов 219

К) есть нормальный алгорифм над Б и


к4) 3) (Р) ~ (£ (23 (Р)) (Р—слово в Б) [(3)].
|» - Отсюда следует, что
|5) &(Р)~Я(Р),
й»сли Р и 23 (Р) суть слова в А [(4), (2)].
К) Покажем, что 3) есть искомый нормальный алгорифм
|Йад А, вполне эквивалентный 24.
f 3) есть алгорифм над А ввиду (1).
| Если алгорифм 24 применим к слову Р в А, то Р и 24 (Р)
[суть слова в А, так как 2( — алгорифм в А. Поэтому тогда
|и 23 применим к Р, и мы имеем
| 2l(P)$23(/’).
ЕВ силу (5) отсюда следует, что
1(6) 24 (Р)~®(Р).

|Таким образом, равенство (6) имеет место, коль скоро


|алгорифм 24 применим к слову Р в А.
I Допустим теперь, что алгорифм ® применим к слову Р
|в А. Тогда и алгорифм 23 применим к Р [(4)], а алгорифм
№—к 23 (Р). Поэтому и 23 (Р) есть слово в А. Но тогда и
млгорифм 24 применим к Р ввиду эквивалентности алго-
Ирифмов 24 и 23 относительно А. Следовательно, алгорифм
N4 применим к слову Р в А, коль скоро к нему применим
калгорифм 3).
|-1 Мы доказали таким образом, что алгорифм 5) вполне экви­
валентен алгорифму 24 относительно алфавита А. Тем самым
Емы доказали, что принцип нормализации вытекает из утверж-
кдения 6.1. Обратное очевидно. Следовательно, принцип норма-
|лизации равносилен утверждению 6.1, что и требовалось
■доказать.

К. § 38. Объединение алгорифмов


д. 1. Часто приходится совместно рассматривать результаты
■работы двух или нескольких алгорифмов над одними и теми
ККе исходными данными. В этом случае полезным может ока-
Цзаться построение системы всех этих результатов. Она может,
ИМапример, сама служить в качестве исходного данного при
■работе какого-нибудь другого алгорифма.
К Так, если нам уже даны алгорифмы вычисления значений
кфункций (х+2) и (х+З) для натуральных значений перемен-

Кг
220 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

ной х, алгорифм вычисления значений функции


(1) (х+2) х (х+3)
можно построить как следующее предписание: исходя из про­
извольно данного натурального числа N, вычислить числа
(Л7Д-2) и (А4~3) с помощью двух данных алгорифмов, построить
пару этих чисел и применить к ней алгорифм умножения.
Первые два этапа этого предписания образуют алгорифм, пере­
рабатывающий всякое натуральное число в пару чисел *
(А+3). Композиция этого алгорифма с алгорифмом умноже­
ния составляет искомый алгорифм вычисления значений функ­
ции (1).
Таким образом, если даны вербальные алгорифмы 31 и
33, то может оказаться целесообразным построить следу­
ющее предписание: «исходя из произвольного слова Р в
объединении А алфавитов этих алгорифмов, развернуть
процессы применения к нему алгорифмов 51 и 33. Если оба
эти процесса закончатся, то построить слово 31 (Р)33(Р) и
считать его результатом». Это предписание, как мы видим,
составляет некоторый алгорифм в алфавите А — «объедине­
ние» данных алгорифмов 31 и 33.
Естественно спросить, является ли объединение норма­
лизуемых алгорифмов также нормализуемым алгорифмом?
Принцип нормализации подсказывает утвердительный ответ
на этот вопрос, и, действительно, в этом параграфе мы до­
кажем следующую теорему:
1.1. Теорема объединения. Пусть 31 и 33—нор­
мальные алгорифмы, А—объединение их алфавитов. Тогда
может быть построен такой нормальный алгорифм 6 над
А, что для любого слова Р в А имеет место условное ра­
венство
(2) (ВД~81(Р)53(Р).
2. Доказательство этой теоремы составляет главное со­
держание данного параграфа.
Мы начнем с доказательства следующей теоремы:
2.1. Каковы бы ни были нормальные алгорифмы 31 и 33
в алфавите А, может быть построен такой нормальный
алгорифм (S над А, что для любого слова Р в А имеет
место условное равенство
(1) 6(Р)~31(/’)ЭЗ(Р).
Для доказательства введем алфавит А двойников букв
алфавита А, как в доказательстве теоремы § 37.2.1. Двой-
38] ОБЪЕДИНЕНИЕ АЛГОРИФМОВ 221

кик буквы Z будет по-прежнему обозначаться через £, двой-


[ник слова Р—через [Р_. Положим Б=^=АА.
: Введем следующие нормальные алгорифмы над А:
алгорифм побуквенного кодирования (см. § 33.1) та­
йкой, что для любой буквы £ алфавита А «код» ее Kt есть
|слово
'(2)
алгорифм .*Г{2 побуквенного кодирования такой, что для
любой буквы Z алфавита А
(3)
алгорифм двойного проектирования (см. § 33.3) такой
что для любого слова Р в Б
(4) (Р) 31[РА [РА;
алгорифм двойного проектирования такой, что для
любого Р в Б
(5) Й2(Р) щ[РА[РА;
31— нормальный алгорифм в А, схема которого полу­
чается из схемы алгорифма 31 путем замены каждой буквы
ее двойником; _
31х—естественное распространение алгорифма 31 на
алфавит Б;
33х—естественное распространение алгорифма 33 на ал­
фавит Б.
Построим нормальный алгорифм 6 как нормальную ком-
позицию
(й2о(311о(22о(Э31о(21ой1))))).
(6)
Так как уже Й’2 есть алгорифм над А, то 6 и подавно
есть нормальный алгорифм над А [§ 37.1.1]. Покажем, что
для 6 имеет место условное равенство (1). Предварительно
докажем некоторые леммы. Р означает в них произволь­
ное слово в алфавите А.
2.2. SJSMP)) S.P[P~.
Сначала методом правой индукции показываем, что для
любого Р в А
(7) [йх (Р)А$Р,
(8) [.^ (Р)А$[Р-.
СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV
222
Затем
«($МР))s[W[W [(4)]
2Р[Р- [(7), (8)],
что и требовалось доказать.
2.3. ®1(g1(^1(P)))~23(P)[P-.
В самом деле, так как 33х—естественное расиростране
ние 33 на Б, имеем
(«1 (Я1 (Р))) ~ (Р [Р~) [2.2]
~23(Р)[Р" [§35.2(1)].
2.4. ,е2(ззх (gx(.^ (Л))) ~ [р-зз(Р).
В самом деле,
(£\ (Я\ (Р)))) ~ У2 (33 (Р) [Р-) [2.3]
~[Р-33(Р) [(5)].
2.5. 3(([Р-)~[3( (Р)-. __
Это непосредственно следует из определения алгорифма ЭХ.
2.6. ЭХх (g2 (33х (?х (^ (Р))))) ~ [ЗХ (Р)-ЗЗ (Р).
В самом деле, так как —естественное распростране­
ние ЭХ на Б, имеем
(?2 ед (gx (ях (Р))))) ~ эхх ([р-зз (Р)) [2-4]
~ 31 ([Р-) 33 (Р) [§ 35.2(1)]
~ [31 (Р)-ЗЗ (Р) [2-5].
2.7. .^2([Q-P) QP (Q, R—слова в А).
Это непосредственно следует из определения (3) алго­
рифма Я2.
2.8. (ЭХх («2 (33х (gx (Й'х (Р)))))) ~ ЗХ (Р) 33 (Р).
В самом деле,
$х (й2 (33х (£х (Я'х (Р)))))) ~ tf2 ([ЗХ (Р)-ЗЗ (Р)) [2.6]
^ЗХ(Р)53(Р) [2.7].
Условное равенство (1) следует теперь из (6) и 2.8.
3. Теорема 1.1 может быть доказана следующим образом.
Пусть, в самом деле, ЭХ и 33—какие-либо нормальные
алгорифмы, и пусть А—объединение их алфавитов. По­
строим формальные распространения ЭХх и 33х алгорифмов
ЭХ и 33 на алфавит А. Алгорифмы ЭХх и 33х суть нормальные
алгорифмы в одном и том же алфавите А, и потому к ним
может быть применена теорема 2.1. Согласно этой теореме
■В8] ОБЪЕДИНЕНИЕ АЛГОРИФМОВ 223
Может быть построен такой нормальный алгорифм К над
А, что для любого Р в А имеет место условное равенство
I б(Т’) ~2(1(/’)231(/’).
|Йринимая во внимание, что
| 2i1(P)~2i(P),
I SA (р) -23 (р)
35.5.4], получаем отсюда условное равенство 1 (2).
к 4. С помощью теоремы 1.1 может быть доказано сле­
дующее утверждение:
4.1. Пусть 21 «23—произвольные нормальные алгорифмы,
А-—объединение их алфавитов, а у—какая-либо буква.
УГогда может быть построен нормальный алгорифм G над
алфавитом А и {?.} такой, что для любого слова Р в А бу­
фет выполняться условное равенство
[ ®(Р)~21(Р)?23(Р).
[ В самом деле, пусть Т) означает нормальный алгорифм
® А и]?}, перерабатывающий всякое слово в этом алфавите
ж слово у. Как строится такой алгорифм, нам известно
и§ 29.3]. Применив теорему 1.1 сначала к алгорифмам 21
ж ©, а затем к получаемому в результате этого алгорифму
да алгорифму 23, мы получим нормальный алгорифм G над
алфавитом A (J ]?/ такой, что для любого слова Р в А бу-
Гдет выполняться условное равенство
’■ ~ </>) ® (Z5) 23 (.Р),
к. е.
I G(P) ~21 (Р)у^(Р),
[что и требовалось доказать.
| 5. Формулируем некоторые следствия из доказанных
йгеорем.
I 5.1. Каков бы ни был нормальный алгорифм 91 над
алфавитом А, могут быть построены такие нормальные
алгорифмы 6 и над А, что для любого слова Р в А имеют
шесто условные равенства
&(P)~%(P)P,
|2)
fc Для доказательства воспользуемся тождественным нор­
мальным алгорифмом в алфавите А [§ 28.4]. Применяя тео-
Ьему 1.1 к алгорифму 21 и тождественному алгорифму в А
224 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ 1ГЛ. IV

(в роли 23), получаем нормальный алгорифм 6 над А, для


которого справедливо условное равенство (1). Подобным
же образом, с переменой ролей алгорифма 21 и тождествен­
ного алгорифма, получаем нормальный алгорифм © над А,
для которого имеет место (2).
5.2. Каковы бы ни были нормальный алгорифм 21 над
алфавитом А и буква у, существуют такие нормальные
алгорифмы би© над алфавитом А и {у}, что для любого
Р в А имеют место условные равенства
&(Р)~$ЦР)уР,
© (Р) ~ РуМ (Р).
Это доказывается аналогично 5.1 с применением 4.1
вместо 1.1.
6. Нормальный алгорифм б, построенный способом,
указанным в доказательстве теоремы 1.1, в существенном
однозначно определяется нормальными алгорифмами 21 и 23.
Мы будем называть его нормальным объединением алгориф­
мов 21 и 23. Нормальное объединение алгорифмов 21 и 23 мы
будем обозначать символом
(2123).
Следующие утверждения резюмируют предыдущее:
6.1. Для любых двух нормальных алгорифмов 21 и 23 су­
ществует *) нормальное объединение (21'"'23).
6.2. Нормальное объединение нормальных алгорифмов 21
и 23 есть нормальный алгорифм над объединением алфави­
тов этих алгорифмов.
6.3. Для любых двух нормальных алгорифмов 21 и 23
имеет место условное равенство
(21'"'23)(/3) ~ 21 (Р)23(Р),
где Р—любое слово в объединении алфавитов этих алгориф­
мов.

§ 39. Разветвление алгорифмов


1. Иногда приходится строить предписания следующего
типа: «применить к исходным данным алгорифм 21 или алго­
рифм 23 в зависимости от того, обладают ли эти данные каким-
то свойством». Для того чтобы такое предписание можно было
рассматривать как алгорифм, необходимо, разумеется, чтобы
*) См. § 54.5.
li 39] РАЗВЕТВЛЕНИЕ АЛГОРИФМОВ 225

Существовал конструктивный метод распознавания свойства


^исходных данных, о котором идет речь. Этот метод может,
; например, состоять в применении к исходным данным некото-
■ рого специально подобранного распознающего алгорифма, пе-
..рерабатывающего исходные данные в пустое слово тогда н
t только тогда, когда они обладают интересующим нас свойст-
■ вом. Чтобы узнать, обладают ли этим свойством исходные
• данные, нужно будет тогда применить к ним распознающий
алгорифм и посмотреть на результат этого применения. Свойст­
во имеет место, если этот результат есть пустое слово, и не
имеет места, если он есть непустое слово. В первом случае
предписание требует применить к исходным данным алго­
рифм 31, во втором — алгорифм 53. Переходя от алгорифмов
вообще к вербальным алгорифмам, т. е. к алгорифмам в неко­
торых алфавитах, мы приходим к предписаниям следующего
типа.
Даны вербальные алгорифмы 31, S3 и ® в алфавите А.
Предписывается, исходя из произвольного слова Р в этом
; алфавите, применить к нему алгорифм Если в результа-
, те получится пустое слово, то надлежит применить к Р
[ алгорифм 31; если же получится непустое слово, то надле-
( жит применить к Р алгорифм S3.
Это предписание можно рассматривать как некоторый
вербальный алгорифм в А. Для его применимости к слову
Р в А, разумеется, необходимо, чтобы алгорифм 6 был
применим к Р.
Мы приходим, таким образом, к некоторому сочетанию
трех вербальных алгорифмов 31, S3 и ® в А, являющемуся
новым вербальным алгорифмом в А. Это сочетание есте­
ственно называть разветвлением алгорифмов 31 и 53, управ­
ляемым алгорифмом О.
Естественно спросить, является ли разветвление двух
нормализуемых алгорифмов, управляемое третьим норма­
лизуемым алгорифмом, также нормализуемым алгорифмом.
Положительный ответ на этот вопрос подсказывается прин­
ципом нормализации. Он вытекает из следующей теоремы:
1.1. Теорема разветвления. Каковы бы ни были
нормальные алгорифмы 31, 53 и 6, может быть построен
нормальный алгорифм © над объединением А их алфавитов
такой, что для любого слова Рек выполняются следующие
три условия'.
(1) если & (P)S.k, то 2)(Р)~31(Р),
(2) если 6 (Р) А, то © (Р) ~ 53 (Р),
(3) если определено £)(Р), то определено и ®(Р).
8 А. А. Марков, Н. М. Нагорный
226 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

Здесь и в дальнейшем знак «^», когда он связывает


выражения, могущие оказаться не определенными, надле­
жит понимать следующим образом: оба выражения, связы­
ваемые этим знаком, имеют смысл, и их значения явля­
ются графически различными словами.
Доказательство теоремы разветвления составляет глав­
ное содержание этого параграфа.
2. Докажем некоторые леммы.
2.1. каковы бы ни были нормальный алгорифм 6 в ал­
фавите А и буква а, может быть построен такой нормаль­
ный алгорифм 6 над A (J {а}, что
а для слов Р в А таких, что @(P)SA,
(1) @(Р)3£
А для слов Р в А таких, что @(Р)^А,
и что & применим к тем и только к тем словам в А,
к которым применим 6.
Воспользуемся разветвляющим нормальным алгорифмом
31а и (а», л, а, л над алфавитом Аи {а[, перерабатывающим А
в а, а всякое непустое слово в алфавите A (J {а}—в А [§ 30.1].
Для сокращения письма обозначим его через 60. Имеем
(2) 60(А)2а,
(3) 6,(P)SA (Р — слово в А, Р^А).
Построим искомый алгорифм (5 как нормальную компо­
зицию алгорифмов ® и (у0:
(4) @Г(@0о6).
Алгорифм (5, как и @0, есть нормальный алгорифм над
А и {«} и
(5) @(Р) ~@„((S(P)) (Р—слово в А)
[(4), § 37.4.3].
Если Р—слово в А и 6(Р)^.А, то
@(Р)~@0(А) [(5)]
[(2)].
Если же Р—слово в А и 6(Р)^А, то ($(Р) есть слово

®(Р)2А [(5), (3)].


Таким образом, алгорифм (& удовлетворяет условию (1).
В силу (5) алгорифм (S применим лишь к тем словам
в А, к которым применим С другой стороны, согласно
уже доказанному, он применим ко всем таким словам. Лемма,
таким образом, доказана.
391 РАЗВЕТВЛЕНИЕ АЛГОРИФМОВ 227
2.2. Каковы бы ни были нормальный алгорифм @ в ал­
авите А и буква а, может быть построен такой нор-
альный алгорифм $ над Аи]а}, что
( аР для таких слов Р в А, что 6 (Р) 31 А,
л .
' и v ’ ( Р для таких слов Р в А, что <$(Р)^А,
что $ будет применим к тем и только к тем словам
в А, к которым применим 6.
В самом деле, построим алгорифм @ согласно предыду­
щей лемме. Построим затем, согласно § 38.5.1, такой нор­
мальный алгорифм $ над A(J {а}, что
(7) (Р) ~ (£ (Р) Р (Р—слово в Аи{«}).
Он, очевидно, применим к тем и только к тем словам
; в А, к которым применим 6, т. е. к тем и только к тем
{.словам в А, к которым применим (£. Соблюдение условия (6)
'для % непосредственно следует из соблюдения условия (1)
:для ® в силу условного равенства (7).
3. Докажем теперь теорему 1.1.
Пусть 31, 0) и 6—нормальные алгорифмы; А—объеди-
; нение их алфавитов. Пусть 3^, 53x и ®х означают соответст-
\ венно формальные распространения алгорифмов 31, 33 и (5
, на алфавит А. Фиксируем буквы аир, не принадлежа-
щие А. Построим нормальный алгорифм % над Аа согласно
: лемме 2.2 таким образом, чтобы этот алгорифм был при­
меним к тем и только к тем словам в А, к которым при­
меним ®х, и чтобы соблюдалось условие
аР для таких слов Р в А, что Kj/’jlA,
. (1)
Р для таких слов Р в А, что (5Х(.Р)^Л.
Построим нормальный алгорифм 312 в алфавите Ар, оп­
ределив его схемой

Построим нормальный алгорифм 33’i—замыкание алго­


рифма 53х [§ 36.2], затем нормальный алгорифм 33хр в ал­
фавите АР со схемой, получающейся из схемы алгорифма 83'1
в результате замены каждой правой части Q заключитель­
ных формул подстановок словом PQ, и, наконец, нормаль­
ный алгорифм $В2 в алфавите Аар со схемой
(а—
(53?.
8*
228 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

Искомый алгорифм S) мы определим как нормальную


композицию
(4) ((912о532)о^.
Непосредственное рассмотрение схем (2) и (3) позволяет
формулировать приводимые ниже леммы 3.1—3.7. Неболь­
шие детали в доказательствах этих лемм мы оставляем
читателю, полагая, что к настоящему времени у него нако­
пился достаточный для этого опыт.
3.1. Если R и S—-слова в А, то
W2(R$S)s.RS.
Действительно, в этом случае $2: PfJS|—-PS, откуда и
вытекает справедливость нашего утверждения.
3.2. Если SIj: Р Q, то §I2: Р j— Q.
3.3. Если Sip Р -Q, то Sl2: Pl-‘Q.
3.4. Если Slf. Р"], то §12: Р~\.
3.5. Если Р в А, то 332(аР)3:Р.
3.6. Если P\-Q, то 332: Р |— Q.
3.7. Если Р -Q, то существуют слова RuSeA
такие, что RS^Q и 332: P|-.ppS.
Из 3.2 — 3.4 вытекает
3.8. Для любого Р в A Sl2 (Р) ~ 91 j (Р).
Из 3.6 и 3.7 вытекают следующие два утверждения:
3.9. Для любого Р в А 13Э2 (Р) тогда и только тогда,
когда 13^ (Р).
3.10. Если !ЭЗХ (Р), то существуют слова R и S такие,
что RS^^tP) и 932(P)2IPPS.
Покажем теперь, что выполняются условия 1(1) —1(3).
Действительно, пусть
(5) 6 (Р) г А.
Тогда
(6) (Р) а А [§ 35.5.4, (5)],
(7) ^(P)SaP [(1). (6)],
©(Р)~(312о®2) @ (Р)) [§ 37.4.3, (4)]
~ (3(2О®2) (аР) [(7)]
~§12(Э2(аР)) [§ 37.4.3]
^Sl2(P) [3.5]
~ЯХ(Р) [3-8]
~31(Р) [§ 35.5.4],
т. е. D(P)~3l(P), так что условие 1(1) соблюдается.
39] РАЗВЕТВЛЕНИЕ АЛГОРИФМОВ 229

Проверим теперь условие 1(2). Предположим, что Р В А


Ей что
|(8) 6 (Р) А.
IТогда
(9) ®x(P)^A [§ 35.5.4, (8)],
(Ю) [y(P)sP [(1), (9)],
I(Н) ® (Р) ~ (9I2o932) ®(Р))
~ (2Iso232) (Р)
[§ 37.4.3, (4)]
[(Ю)]
~Й2(®2(Р)) [§ 37.4.3].
В Покажем, что
I (12) $2 (932 (Р))~93(Р)-

ж Действительно, пусть осмыслена левая часть этого равен-


В ства, т. е. пусть
t (13)
!2U»2(P)).
К Тогда
I (И)
I (15)
I23JP)
123ДР)
[(13)], п
[3-9, (14)],
I (16) 193 (Р) [§ 35.5.4, (15)],
т. е. осмыслена правая часть равенства (12). Кроме того,
существуют слова Р и S в А такие, что
(17) (Р)
и
(18) 332(P)3lR£S [3.10],
так что
3(2(»г(Р))<£212(РР?) [(18)]
spS [3-1]
SSJP) [(17)]
ЗЕ93(Р) [§ 35.5.4],
т. е. 9la(9S2(P))3£S(P).
Осталось показать, что из осмысленности правой части
равенства (12) следует осмысленность его левой части. Итак,
пусть
(19) 193 (Р).
Тогда
(20) (Р) [§ 35.5.4],
(21) S2(P)3LPpS
230 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

для некоторых слов Р и S в алфавите А. А тогда


(22) 312 (/?[«) [3.1],
т. е. 31а(93а(Р)) осмыслено [(21), (22)]. Таким образом, ус­
ловное равенство (12) соблюдается, так что имеем ©(Р) ~ 33(Р)
[(H)], Итак, условие 1(2) проверено.
Осталось проверить условие 1(3). Оно также соблюдается.
Действительно, пусть для некоторого Р в A !©(Р). Тогда
!^(Р) [(4)], и, значит, !6i(P) [2.2], а потому и !6(Р)
[§ 35.5.4].
Таким образом, теорема 1.1 доказана.
4. Нормальный алгорифм 5), построенный только что
описанным способом и в существенном однозначно опреде­
ляемый нормальными алгорифмами 31, 33 и 6, мы будем
называть нормальным разветвлением алгорифмов 31 и 33,
управляемым алгорифмом 6. Мы будем обозначать этот
алгорифм символом
(31 узз|@).

§ 40. Повторение алгорифма

1. В математике часто бывает нужно строить предписа­


ния следующего типа: «применить к исходным данным за­
данный алгорифм 31; если результат применения не обла­
дает таким-то свойством применить к этому результату
алгорифм 31; если и этот результат не обладает свойством ф,
применить и к нему алгорифм 31 и т. д., до тех пор, пока
не получится объект, обладающий свойством $». Для того
чтобы такое предписание можно было рассматривать как
алгорифм, необходимо, конечно, наличие конструктивного
метода распознавания свойства ^3. Этот метод может, напри­
мер, состоять в применении к рассматриваемому объекту
**
„распознающего алгорифма, тогда и только тогда перера­
батывающего этот объект в пустое слово, когда он обла­
дает свойством Переходя теперь от алгорифмов вообще
к вербальным алгорифмам, т. е. к алгорифмам в некоторых
алфавитах, мы приходим к предписаниям следующего типа.
Даны вербальные алгорифмы 31 и 6 в алфавите А. Пред­
писывается, исходя из произвольного слова Р в А, при­
менить к нему алгорифм 31, что (в случае применимости)
даст слово Ру, к Ру надлежит применить алгорифм 6 и,
если в результате получится непустое слово, предписывается
М 40] ПОВТОРЕНИЕ АЛГОРИФМА 231
■применить к Pt алгорифм 31, что (в случае применимости)
|даст слово Р2; с ним надлежит поступать так же, как с Рг,
|и т. д.; этот процесс следует оборвать, когда получится
[слово Рп, перерабатываемое алгорифмом 6 в пустое слово.
[ Мы пришли, таким образом, к некоторому сочетанию
^алгорифмов 31 и @ в А, сочетанию, являющемуся вербаль­
ным алгорифмом в А. Это сочетание мы будем называть
[повторением алгорифма 31, управляемым алгорифмом 6.
; Естественно спросить, является ли нормализуемым по­
вторение нормализуемого алгорифма, управляемое норма-
(лизуемым алгорифмом. Положительный ответ на этот вопрос
■ подсказывается принципом нормализации. Он и в самом
деле будет вытекать из теоремы 3.1, к формулировке кото-
. рой мы сейчас перейдем. Однако перед этим нам потре­
буется провести небольшую подготовительную работу, свя­
занную с тем, что в приведенной выше пока еще не уточ­
ненной постановке задачи мы воспользовались переменным
индексом и словооборотом «и т. д.», чего ранее не случалось.
Мы хотели бы показать читателю, что это было всего лишь
данью привычке и что точное изложение легко и удобно
укладывается в рамки принятого нами индуктивного стиля.
2. Пусть 31—нормальный алгорифм в алфавите А, не
содержащем знака у в качестве буквы.
Итерационной цепью алгорифма 31 мы будем называть
всякую у-систему <$ в алфавите А, удовлетворяющую сле­
дующему условию: всякий раз, когда слово Р соседствует
в 5 слева со словом Q, т. е. когда слово yPyQy входит в S,
имеет место равенство ^t(P)^.Q. Легко видеть, что
2.1. Всякая у-система в алфавите А, входящая в итера­
ционную цепь алгорифма 31, сама является итерационной
цепью алгорифма 31.
2.2. Если S—итерационная цепь алгорифма 31 с послед­
ним членом Р и 3I(P)SQ, то SQy является итерационной
цепью алгорифма 31 с последним членом Q.
Итерационную цепь S—как, впрочем, и любую у-си-
стему—мы будем называть многочленной, если [S° > 1.
3. Целью настоящего параграфа является доказательство
следующей теоремы:
3.1. Теорема повторения. Каковы бы ни были
нормальные алгорифмы 31 и (S, может быть построен нор­
мальный алгорифм 33 над объединением А их алфавитов со
следующим свойством'. 33 тогда и только тогда перераба­
тывает слово Р в алфавите к в слово Q, когда 6 (Q) S А и
существует многочленная итерационная цепь S алгорифма 31,
232 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

соединяющая Р с Q и такая, что <$ перерабатывает в не­


пустое слово всякий внутренний *) член S.
Начнем с доказательства следующей леммы.
3.2. Если 31—нормальный алгорифм в алфавите А и
р—буква этого алфавита, то может быть построен нор­
мальный алгорифм ® над А со следующим свойством-. @ тогда
и только тогда перерабатывает слово Р в алфавите А в
слово Q, когда Q есть слово в А, начинающееся буквой |3, и
существует многочленная итерационная цепь S алгорифма 31,
соединяющая Р с Q и такая, что всякий ее внутренний член
не начинается буквой |3.
Пусть, в самом деле, 31—нормальный алгорифм в алфа­
вите А, ₽—буква А. Введем букву а, не принадлежащую А,
и построим нормальный алгорифм ® в Аа с сокращенно
записанной схемой
Sa —>■ оф

а—
31“,
где | пробегает А, а 31“ имеет тот же смысл, что и в до­
казательстве теоремы § 37.2.1.
® есть нормальный алгорифм над А. Покажем, что он
обладает требуемым свойством.
Для этого заметим прежде всего, что все, сказанное
в доказательстве теоремы § 37.2.1 о системе формул 51“,
сохраняет силу и сейчас. В частности, справедливы леммы
§ 37.2.2—§ 37.2.6. Принимая это во внимание, легко убе­
диться в справедливости формулируемых ниже лемм 3.3—3.6.
Доказательства этих лемм мы опускаем, так как они повто­
ряют—с небольшими изменениями в сторону упрощения--
доказательства лемм § 37.2.7 и § 37.2.14—§ 37.2.16 соот­
ветственно.
Итак, имеем
3.3. Алгорифм ® замкнут.
3.4. Если ЗС: Р |— Q, то ®: Р|— Q.
3.5. Если ЗС: P\-‘Q, то существуют такие слова R
и S, что Q л. RS и &: Р |— RaS.
3.6. Если R и S—слова в А, то ®: RaS |== aPS.
Отсюда, как в доказательстве теоремы § 37.2.1, получаем
3.7. Если ЗС: Р |==.Q, то ®: P(=aQ (см. § 37.2.19).

•) См. § 24.8.
40] ПОВТОРЕНИЕ АЛГОРИФМА 233
К, 3.8. Если Р—слово в А и алгорифм ® применим к Р,
Ж/no алгорифм 31’ также применим к Р (см. § 37.2.22).
К Рассматривая схему (1), убеждаемся в справедливости
* следующих двух лемм:
Я 3.9. Если Q—слово в А, начинающееся буквой Р, то
aQ -Q.
3.10. Если Q—слово в А, не начинающееся буквой р, то
Ь ®: aQ Q.
Докажем, далее,
| 3.11. Если ty.(P)^.Q и Q начинается буквой р, то
£ pp.Q. _
у Пусть, в самом деле, 91 (A’)SQ, где Q начинается бук-
I вой р. Тогда ЗГ (P)SQ [§ 36.2.10], и потому ЗГ: P\=>Q
у [§ 36.2.1, § 36.1.3]. Поэтому
(2) ®: Pi=aQ [3.7].
■I Q является при этом словом в алфавите А, так как 31 (Р) S Q
Я и 31—алгорифм в А. Так как Q начинается буквой р, имеем
| (3) ®: «QH-Q [3.9],
| ®: P|=.Q [(2), (3)],
что и требовалось доказать.
у 3.12. Если %l(P)^.Q и Q не начинается буквой р, то
у, P\=Q и существует такая переводная система X схемы
алгорифма ®, соединяющая Р с Q, что [Х°^3.
В самом деле, как и в случае предыдущей леммы,
| 31’: P[=«Q, и потому ®: P|==aQ [3.7]. Кроме того, ®: aQ Q
Ф [3.10]. Следовательно, существует переводная система Y
& схемы алгорифма ®, соединяющая Р с aQ. Так как Р —
"f слово в А, а а не является буквой этого алфавита, [У0 ^2.
у Система X^YQy соединяет Р с Q и, кроме того, [Х° =
■■■ =[У° + 1, т. е. [Х°>3, что и требовалось доказать.
‘ 3.13. Пусть S—многочленная итерационная цепь алго­
рифма 31, соединяющая слово Р со словом Q и такая, что
всякий ее внутренний член не начинается буквой р. Пусть
Q начинается буквой р. Тогда ®(P)3£Q.
В самом деле, пусть соблюдены условия леммы. Тогда
Р и Q являются словами в А, причем уРу есть начало S,
а yQy — конец S. Существует у-система Т в алфавите А
такая, что
(4) SSyPPQy.
Из 2.1 следует, что Т есть итерационная цепь алгорифма 31.
Всякий член системы Т является внутренним членом S и
234 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

потому не начинается буквой р. Рассмотрим случай, когда


Т^у. Тогда Т имеет первый и последний члены. Пусть
U — первый член Т, а V—ее последний член. U и V суть
слова в А. Существуют слова X и У в алфавите Ау такие,
что
(5) TlLyUyX.
и
(6) T^YyVy.
Имеем
SSZyPy[/yXQy [(4), (5)]
и
SSyPFyVyQy [(4), (6)].
Поэтому в 5 слово Р соседствует слева с U, а слово V—с Q.
Покажем, что ®: Р\= W для всякого члена W системы Т.
Имеем 31 (Р) ЗЛУ, так как S—итерационная цепь 31. U не
начинается буквой Р, так как U—член Т. Поэтому ®: P\=U
[3.12] . Пусть теперь для члена W системы Т установлено,
что ®: Р]=Ц7, и пусть W соседствует слева с Р в Т. Тогда
так как Т—итерационная цепь 31. Р есть член Т
и потому не начинается буквой р. Следовательно, ®: W't=R
[3.12] , и потому ®: PJ=R. Применяя метод индукции вдоль
системы [§ 24.1.6], видим, что каждый член W у-системы Т
удовлетворяет условию ®: P^=W. В частности, ему удо­
влетворяет последний член Т, т. е. имеем
(7) ®: P[=J/
С другой стороны, 3l(V)32Q, так как S—итерационная
цепь 31. А так как Q начинается буквой р, то
(8) ®: V[=.Q [3.11].
Поэтому
®: Pp-Q [(7), (8)],
и, следовательно, ®(P)SQ.
Итак, мы убедились, что если Т^.у, то ®(P)SQ. Если
же ТSy, то
S S yPyQy [(4)]
и Р соседствует слева с Q в S. Поэтому 3l(P)SQ, и так
как Q начинается буквой р, имеем ®: P|=.Q [3.11], откуда
опять следует, что @(P)SQ, Лемма 3.13 доказана.
40] ПОВТОРЕНИЕ АЛГОРИФМА 235
| 3.14. Пусть N—натуральное число, Р—слово в алфа­
вите А. Пусть также
|(9) 1® (Р)

ХЮ) (&‘.P)^N.
Тогда & (Р)—слово в А, начинающееся буквой Р, и суще­
ствует многочленная итерационная цепь S алгорифма 31,
соединяющая Р с ® (Р) и такая, что всякий ее внутренний
член не начинается буквой р, а объем не превосходит АГ-|-1.
Доказательство будем вести методом арифметической
индукции. С этой целью обозначим буквой F следующий
одноместный арифметический предикат со свободной нату­
ральной переменной У:
«Каково бы ни было слово Р в А, если оно удовлет­
воряет условиям (9) и (10), то @ (Р)—слово в А, на­
чинающееся буквой р, и существует многочленная ите­
рационная цепь 5 алгорифма 21, соединяющая Р с
®(Р), такая, что [S°^jV-|-1 и что никакой внутрен­
ний член 5 не начинается буквой р».
Лемма 3.14 будет доказана, если мы докажем, что вся­
кое натуральное число удовлетворяет F.
Число 0 тривиальным образом удовлетворяет F. В самом
деле, если слово Р в алфавите А удовлетворяет условию (9),
то в силу замкнутости алгорифма ® [3.3] имеем®: Р \=-®(Р),
и потому (®:Р)> 0, что при У = 0 противоречит условию
(10). Таким образом, при У = 0 не существует слов Р в ал­
фавите А, удовлетворяющих условиям (9) и (10), а потому
[§ 9.2] верно всякое общее высказывание о таких словах.
В том числе для всякого такого слова Р верно высказывание
«® (Р) есть слово в А, начинающееся буквой р, и су­
ществует многочленная итерационная цепь 5 алгориф­
ма 2(, соединяющая Р с ®(Р), такая, что [S°^l и
что никакой внутренний член S не начинается бук­
вой р».
Пусть теперь для какого-нибудь N мы убедились, что
оно удовлетворяет предикату F. Покажем, что W-f-1 также
удовлетворяет F. Пусть Р—слово в алфавите А, удовлет­
воряющее условию (9) и условию
236 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

Из (9) следует, что 131 (Р) [3.8]. Значит, существует слово Я


в алфавите А такое, что
(12) %(P)&R.
Выясним, начинается ли Р буквой р. Возможны два слу­
чая: а) Р начинается буквой Р; б) R не начинается буквой р.
а) R начинается буквой р. В этом случае ®:
P\=-R [З.П], и потому @(Р)$Р. Следовательно, имеем
(13) @(P)S3l(P) [(12)]
и @ (Р) есть слово в А, начинающееся буквой р. Положим
(14) S^=yPy® (Р) у.
Так как Р и ®(Р) суть слова в алфавите A, S есть у-си-
стема в алфавите А, соединяющая слово Р со словом ®(Р).
Если какое-нибудь слово X соседствует слева с каким-ни­
будь словом Y в S, то ХлР и Г2:@(Р) [(14)], откуда
следует, что 31 (X) 2: Y [(13)]. Следовательно, S есть итера­
ционная цепь алгорифма 31. S не имеет внутренних членов.
Следовательно, всякий внутренний член S не начинается
буквой р. S многочленна, так как [S° = 2. Отсюда, в част­
ности, следует, что [S° -\-2. Таким образом, в рассмат­
риваемом случае S есть искомая итерационная цепь.
б) R не начинается буквой р. В этом случае су­
ществует переводная система U схемы алгорифма @, соеди­
няющая Р с R и такая, что [£7° 3 [3.12]. Имеем поэтому
(15) РН=Р,
и так как в силу замкнутости ® [3.3]
(16) Р|=.®(Р),
то
РН-@(Р) [(16), (15)],
и, значит,
(17) ®(Р)ЗЕ®(Р),
причем
(18) (®:P)<(®:P)-2<1V.
Воспользуемся теперь тем, что N удовлетворяет предика­
ту F. Так как слово Р в алфавите А удовлетворяет ус­
ловиям (17) и (18), то ®(Р) есть слово в А, начинающееся
буквой Р, и существует многочленная итерационная цепь Т
алгорифма 31, соединяющая R с ®(Р), такая, что никакой
Ff 401 ПОВТОРЕНИЕ АЛГОРИФМА 237
гее внутренний член не начинается буквой 0 и что
1(19) [To<^+1.
'Положим
1(20) S^yPT
Ви покажем, что S есть многочленная итерационная цепь
Ж алгорифма 21, соединяющая Р с & (Р), такая, что никакой
К ее внутренний член не начинается буквой р и что
1(21) [S°<X-|-2.

В Этим лемма 3.14 будет доказана.


8 Так как Р — слово в алфавите А, а Т—у-система в А,
Ж S есть у-система в А. Р является первым членом S. Так
ж как Т соединяет Р с ®(Р), последним членом Т является
Ж ®(Р). Последним членом S также является @ (Р). Таким
Ж образом, S соединяет Р с ® (Р).
I Число вхождений буквы у в S очевидно больше двух,
f т. е. система <S многочленна.
"I Так как у не входит в слово Р в алфавите А, число
вхождений у в S на единицу больше числа вхождений у в
Т [(20)], и потому
(22) [S° = [T°4-1.
Следовательно, имеет место (21) [(22), (19)].
Если X — внутренний член системы 5, то X есть либо
первый, либо внутренний член системы Т. Первым членом
системы Т является слово Р, не начинающееся буквой р.
Никакой внутренний член системы Т также не начинается
буквой р. Таким образом, никакой внутренний член систе­
мы 5 не начинается буквой р.
Остается доказать, что S есть итерационная цепь алго­
рифма 21. Пусть слово X соседствует слева со словом Y в
системе S. Тогда имеем одно из двух: 6J XSP и
б2) X соседствует слева с Y в Т.
В случае 6J ?1(X)S!/ [(12)]. В случае б2) также имеем
2I(X)SK, так как Т—итерационная цепь алгорифма §1.
Таким образом, 21 (X) ~£. Y всякий раз, когда X соседствует
слева с У в <$, т. е. S есть итерационная цепь алгорифма 21,
что и оставалось доказать.
3.15. Пусть Р—слово в алфавите А, и пусть !®(Р).
Тогда ®(Р)—слово в А, начинающееся буквой р, и сущест­
вует многочленная итерационная цепь алгорифма 2(, соеди­
238 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

няющая Р с ® (Р) и такая, что никакой ее внутренний


член не начинается буквой р.
Это следует из леммы 3.14.
Из лемм 3.13 и 3.15 следует, что нормальный алгорифм ®
удовлетворяет условию, поставленному в лемме 3.2. Лемма
3.2, таким образом, доказана.
Докажем теперь теорему 3.1.
Рассмотрим сначала тот случай, когда 91 и ® суть нор­
мальные алгорифмы в одном и том же алфавите А.
Пусть Р—буква, не входящая в A; (8—-нормальный ал­
горифм в алфавите АР со схемой
{₽ —.
Построим нормальный алгорифм $ над алфавитом АР
согласно § 39.2.2 таким образом, что будут соблюдены сле­
дующие условия:
Г. Алгорифм $ применим к тем и только к тем словам
в алфавите А, к которым применим алгорифм (£.
2°. $(Х)з:рХ для всякого слова X в А такого, что
6(Х)$А.
3°. g(X)SZX для всякого слова X в А такого, что 6
перерабатывает X в непустое слово.
Пусть
(23)
Пусть Д—алфавит алгорифма SD. Ясно, что Р есть буква
алфавита Д. Построим нормальный алгорифм ® над алфа­
витом Д согласно 3.2 таким образом, что будет соблюдено
условие: равенство
(24) ®(P)$Q,
где Р—какое-нибудь слово в алфавите Д, имеет место тогда
и только тогда, когда Q—слово в Д, начинающееся бук­
вой Р, и существует многочленная итерационная цепь S ал­
горифма 2), соединяющая Р с Q, такая, что всякий ее внут­
ренний член не начинается буквой р. Пусть
(25) 9М<5о®).
SB есть нормальный алгорифм над алфавитом А. Докажем,
что SB удовлетворяет условию, сформулированному в тео­
реме 3.1. Предварительно докажем некоторые леммы.
3.16. Пусть Р и Q—слова в алфавите А. ПустьЩОУ&А,
и пусть S—многочленняя итерационная цепь алгорифма 91,
соединяющая Р с Q и такая, что 6 перерабатывает в не-
IJ 40] ПОВТОРЕНИЕ АЛГОРИФМА 239
I пустое слово всякий внутренний член S. Тогда имеет место
I равенство iQ(P)^ZQ.
I В самом деле, так как S есть итерационная цепь алго-
|рифма 31 в алфавите А, то 5 есть у-система в алфавите А.
вТак как S многочленна и соединяет Р с Q, то существует
Гу-система Т в алфавите А такая, что
1(26) SSyPTQy.

I Т есть итерационная цепь алгорифма 31 [2.1]. Q есть (как


| и Р) слово в алфавите А. Положим
(27) W^yPTfiQy.
[ Так как у, Р, Т и Q суть слова в алфавите Ay, W есть
' слово в алфавите АРу. Так как W начинается и оканчива-
\ ется буквой у, W есть у-система в алфавите Ар. Так как Т
начинается и оканчивается буквой у, Р есть первый, a PQ—
1 последний член W, т. е. W соединяет Р с PQ. Так как Т
> содержит у, W многочленна. Покажем, что W есть итера­
ционная цепь алгорифма 2).
Пусть X соседствует с Y слева в W. Имеет место одно
из двух:
а) X есть последний член у-системы уРТ, a F S PQ; б) X
соседствует слева с У в уРТ. Рассмотрим эти два случая.
а) В этом случае X соседствует слева с Q в S [(26)],
и так как 5 есть итерационная цепь алгорифма 31, то
(28) 3l(X)SQ.
X есть слово в алфавите А. В силу того, что (£(Q)32A,
имеем
(29) ^(Q)SPQ [2°].
Следовательно, 2)(X)EPQ [(28), (29), (23)], т. е.
(30) 2) (X) S Y.
б) В этом случае X соседствует слева с Y в S и потому
(31) ЗХ(Х)2У.
У —член Т, и потому У—внутренний член 5 [(26)]. Сле­
довательно, алгорифм С перерабатывает У в непустое слово.
При этом У есть слово в алфавите А [(31)]. Поэтому
(32) $(У)з:У [3°];
равенство (30) имеет место и в данном случае [(31), (32),
(23)].
240 СОЧЕТАНИЯ НОРМАЛЬНЫХ АЛГОРИФМОВ [ГЛ. IV

Таким образом, W есть итерационная цепь алгорифма


Покажем, что никакой внутренний член W не начинается
буквой р.
Пусть У —внутренний член W. Тогда Y есть член Т
[(27)], и потому, так как Т есть у-система в А, У есть
слово в А. Следовательно, Y не начинается буквой р.
Итак, W есть многочленная итерационная цепь алго­
рифма ©, соединяющая слово Р в алфавите А со словом
PQ в алфавите Ар и такая, что никакой ее внутренний член
не начинается буквой р. Р является при этом словом в
алфави