Вы находитесь на странице: 1из 7

Конфликт в Южном Таиланде

Подготовили:
Межевов Олег, Де-Прадо Марк

Конфликт в Южном Таиланде – серия вооружённых столкновений


между правительственными силами и сепаратистскими формированиями в
ряде южных провинций Таиланда (Сонгкхла, Паттани, Наратхиват, Яла).
ПРЕДПОСЫЛКИ КОНФЛИКТА
Крайний юг Таиланда – это несколько провинций у самой
границы с Малайзией (Сонгкхла, Паттани, Наратхиват, Яла) с общим
населением чуть более трёх миллионов человек. Эти земли в 13 веке
вошли в малайский султанат Паттани, а в 1909 году, когда тот пришёл
в упадок и прекратил существование, вошли в состав Сиама (название
Таиланда в 1238-1932 годы) по англо-сиамскому договору.
80% современного населения южных провинций – малайцы-яви,
мусульмане-сунниты. В первой половине XX века на данных
территориях проводилась политика насильственной «сиамизации». С
1939 по 1942 год были опубликованы культурные наказы премьер-
министра Пибуна Сонгкрама, носившие националистический
характер. Мусульмане должны были признать свою принадлежность
к тайской нации: в школах на юге страны было запрещено
преподавать на малайском языке, были упразднены традиционные
исламские суды. Подобные действия со стороны Бангкока вызывали
недовольство местного населения южных провинций. В 1947 году
один из исламских лидеров Южного Таиланда Санджи Сулонг
потребовал у Бангкока автономии южных провинций, языковых и
культурных прав и соблюдения исламских законов. Данные
требования выполнены не были, а сам Сулонг бесследно исчез в
1954 году.
Экономическая ситуация на юге также стала одним из факторов
будущего конфликта (наряду с культурно-религиозным): вплоть до
сегодняшнего дня существует серьёзный разрыв между доходами
буддийских и мусульманских семей. Тайцев-буддистов в этих регионах
немного, но они – элита и средний класс этих провинций. Кроме того,
мусульмане юга имели более низкий уровень образования по сравнению с
буддистами.
К 1959 году на юге была основана первая повстанческая
группировка – Исламский фронт освобождения Паттани, а в 1968
году – Объединённая организация освобождения Паттани. Их
основная цель – вооружённая борьба с правительственными
войсками с целью отделения южных провинций Таиланда для
создания независимого исламского государства. Данные
организации начали вести партизанскую войну против тайцев (их
действия также поддерживала Коммунистическая партия Малайзии).

Противостояние ослабло в 1990-е, когда Бангкок нормализовал


обстановку на юге страны, отказавшись от силовых акций, а
коммунистическое движение по всему миру пошло на спад. Регион
экономически восстановился, начали развивать образование с учётом
религии малайцев, а лидерам повстанцев объявили политическую амнистию.

Далее вплоть до начала 2000-х гг. яви проводили лишь мирные


протесты, давая понять, что их проблемы всё же не решены до конца.
Количество людей за чертой бедности в трёх малайских
провинциях снизилось с 610 тысяч в 2000 году до 310 тысяч в 2004 году. Но
именно в этих провинциях жило 45% людей, живущих за чертой бедности, со
всего юга страны.
ХОД КОНФЛИКТА
Ситуация на юге ухудшилась в 2001 году, когда премьер-министром
Таиланда стал Таксин Чинават. Он хотел решить проблему яви силой, и это
вызвало их противодействие.
Официально война началась 4 января 2004 года, когда
боевики напали на военную базу в Наратхивате, убив четырёх солдат и
похитив около 350 автоматов М-16. В ту же ночь на юге страны сожгли 18
школ. Лишь тогда Бангкок официально признал, что в стране есть проблемы
с сепаратизмом. До этого власти списывали всё на мафиозные разборки
и считали, что всё это – часть заговора по подрыву туристической индустрии
Таиланда.
Новая фаза активизации малайских сепаратистов на юге Таиланда
началась в 2004 году. С этого времени малайские радикалы перешли к
вооруженной борьбе, совершая систематические террористические акты и
нападения на представителей таиландских властей. Жертвами нападений
становились не только чиновники, полицейские и военнослужащие, но и, к
примеру, школьные учителя, которых малайские радикалы считают
проводниками ассимиляторской политики Таиланда (в период с 2004 по 2013
год в южных провинциях было убито порядка 157 преподавателей).
28 апреля 2004 года боевики атаковали порядка десяти
полицейских участков. В боях с силовиками сепаратисты отступили к
мечете Кру-Се, крупнейшему памятнику исламской культуры в
провинции Паттани. В результате проведённой полицейскими операции
все боевики были ликвидированы. Всего же в тот день погибли более 110
человек, среди них и несколько силовиков.
Следующий эпизод насилия на юге произошёл в октябре того же
года. Тогда в городе Так-Баи близ малайзийской границы полиция
схватила шестерых яви, обвинив их в поставках оружия боевикам.
Местные жители устроили протест, чтобы этих людей освободили. В
ответ власти выдвинули армию и полицейские спецподразделения.
Силовики применили табельное оружие, на месте убив семь человек.
Полиция захватила сотни демонстрантов, повезла их на грузовиках в участок
и так плотно набила машины людьми, что в пути 78 человек умерли от
нехватки кислорода. Чинават всецело поддержал действия силовиков.
В январе 2004 года на юге ввели военное положение. В монастырях и
школах стали постоянно дежурить военные. Монахи покидали монастыри на
бронированных машинах в сопровождении армии. Много этнических тайцев
уехали в другие части страны, а те, что остались, проживают в хорошо
вооружённых анклавах. Госслужащим доплачивали за рискованную работу
на юге, а учителям разрешили носить с собой в школу пистолеты. Ряд
судей попросил перевода в другой регион, когда от рук боевиков погибли
несколько их коллег.
После свержения Чинавата в ходе бескровного переворота осенью 2006
года к власти пришли военные. Они начали переговоры с повстанцами при
участии нового премьер-министра Сураюда Чуланонта и главкома
Королевской армией Сонтхи Буньратглина, выходца из мусульманской
семьи. Встреча прошла в соседней Малайзии. Тамошние власти, уважая
территориальную целостность соседей, помогали мирному процессу. Но
переговоры быстро зашли в тупик. Вскоре правительство объявило, что
повстанцы яви связаны с «Талибаном» и «Аль-Каидой».
В 2011 году конфликт стал полноценной гражданской войной, но
именно тогда тайское правительство вновь начало вести переговоры с
лидерами боевиков. В мае 2014 года правительство возглавил главком
Королевской армией Таиланда Прают Чан-Оча, который проводил
безуспешные переговоры с сепаратистами. Последний громкий теракт
произошёл ночью 6 ноября 2019 года в Яле: боевики атаковали блокпост
службы безопасности и убили 15 человек.
НЫНЕШНЕЕ СОСТОЯНИЕ КОНФЛИКТА
На данный момент, несмотря на то, что активных боевых действий не
ведётся, в южных провинциях Таиланда по-прежнему действуют боевики.
Помимо самого Таиланда заинтересованными сторонами конфликта
выступают Малайзия (Куала-Лумпур поддерживает действия Бангкока в
борьбе с боевиками) и Индонезия, поскольку Джакарта сама ведёт борьбу с
исламистами на своей территории («Джемаа Исламия»). Боевики «Джемаа
Исламия» сотрудничали с малайскими исламистами. Малайзийские
мусульмане обеспечивают яви информационную поддержку. Во время
спецопераций силовиков боевики часто укрываются на территории Малайзии
В последние годы «кадровый состав» малайских боевиков обновляется.
Если раньше радикалы были прежде всего националистами, то для молодёжи
куда важнее религиозный вопрос. Ради него они идут на контакт с
международными террористическими организациями и устраивают
немотивированный террор.». Профессор Национального военного колледжа
в Вашингтоне и специалист по вопросам политики и безопасности в Юго-
Восточной Азии Закари Абуза считает, что джихадизм на юге страны
появился в 1990-е, когда местные националистические группировки
сдавались властям. Лидеры этих движений предпочли набирать новых
рекрутов в местных медресе. Выделяются три наиболее активных
исламистских формирования в регионе: «The Runda Kumpulan Kecil», «Patani
United Liberation Organisation», «Исламское движение моджахедов Паттани».
Все они так или иначе выступают на создание халифата на территории
южных провинций, а последняя организация и вовсепользуется поддержкой
«Аль-Каиды». Летом 2011 года главком Королевской армии и будущий
премьер-министр, Прают Чан-Оча сказал, что сепаратистов финансируют из-
за рубежа, в том числе на деньги за счёт контрабанды нефти и наркотиков.
Для Бангкока важно сохранить доход от туризма, и он не
только предотвращает теракты, но и публично преуменьшает угрозу
исламистов и ограничивает публичные разговоры об этом. Страна даже
официально не входит в коалицию по разгрому ИГИЛ, чтобы не навлечь гнев
террористов.
По мнению политолога Анны Симонёнок, у властей Таиланда нет
рычагов, чтобы повлиять на ситуацию на юге страны. В обществе
периодически поднимается разговор о том, чтобы всё-таки дать яви
независимость и прекратить насилие, но официальный Бангкок не хочет идти
на это.

В 2017 году тайское правительство заговорило о возможном создании


«специальной административной зоны» на юге Таиланда и предоставить
малайским территориям большую автономию. Однако тамошние жители
настроены слишком радикально и вряд ли удовлетворятся этим. Ведь чтобы
вывести мусульман из-под влияния радикалов, нужно экономически
развивать регион и снимать с него культурную и социальную изоляцию

Несмотря на то, что действия повстанцев не привлекли к себе


повышенного внимания мировой общественности, данный конфликт
является сегодня самым кровавым в Юго-Восточной Азии. С 2004 года его
жертвами стали более 7000 человек. Для региона, в котором проживает лишь
1,8 миллиона человек, это существенная цифра.
Список литературы:
1) Воины Севера и Юга: как таиландские сепаратисты превратились в
воинствующих террористов (https://tjournal.ru/stories/200683-voyna-
severa-i-yuga-kak-tailandskie-separatisty-prevratilis-v-voinstvuyushchih-
terroristov)
2) Таиланд. Неизвестная война (https://www.youtube.com/watch?
v=OjtvCppUrK0)
3) Кто взрывает Таиланд? Южные провинции давно стали зоной боевых
действий (https://topwar.ru/99253-kto-vzryvaet-tailand-yuzhnye-provincii-
davno-stali-zonoy-boevyh-deystviy.html)