Вы находитесь на странице: 1из 9

Гефест–Божественный Кузнец

Гефест—самый трудолюбивый среди богов. Он редко бывал на приемах у Зевса, и все


привыкли считать его одиночкой. Но на самом деле он не одиночка. В своей необычной
кузнице на острове Лемнос или в середине Этны среди верных циклопов божественных
механик работает день и ночь, не отдыхая, как будто находит удовлетворение лишь в тяжелой
работе. Он кует молнии для Зевса, чинит колесницу Солнца. Каждый, кому нужен меч, щит,
красивый золотой панцирь, идет к Гефесту, уверенный, что хромой кузнец не откажет ему.
Когда у Гефеста больше свободного времени, он может выковать жезл для какого-то царя или
поморочиться над женскими украшениями, которых всегда не хватает олимпийским богиням.

Все, что выходит из его рук, очень красивое и мастерски сделанное, а временами и
просто забавное, как, например, рабыни из золота, которые двигаются, как живые; кресла,
которые сами бегут по залу, где советуются боги; стул… О, это было что-то ужасное. Два
циклопа появились пред вратами Олимпа и сказали, что принесли царице неба подарок от
своего господина. Это был стул. Отличный стул. Весь из золота и драгоценных камней. Очень
удобный. Гера велела поставить его в своих покоях и сразу же села на него. Но вдруг не пойми
откуда вылезли какие-то клещи и пута и так крепко обхватили богиню, что она не могла
пошевелиться. Кто знает, что случилось бы, если бы не упросили лукавого механика прийти
наконец и вызволить Геру из того смешного плена.
И снова Гефест вернулся в свою кузницу. В огромной печи горит вечный огонь, который
раздумают, хрипло дыша, могучие меха. В уродливых, закоптелых котлах плавятся различные
металлы: золото, железа, медь, блестящим ручьем льется серебро. Громадные кусачки грызут
черные штабы, по которых так гупают молоты, что аж земля дрожит. Кузницы наполнена
грохотом и гамом, а Гефест, хромая и утирая пот со лба, прохаживает вдоль работников и
отдает распоряжения.
Временами он останавливается и сквозь дыру смотрит на небо, освещенное
золотистым солнечным светом. С высокого Олимпа слышно пение и музыку. Аполлон
перебирает струны своей кифары, а музы исполняют новый гимн. Кузнец думает о своей
молодости. Его родители были Зевс и Гера—Царский сын. Воспитывался на Олимпе, и ни у
кого не возникало сомнения, что когда-то из него вырастет очень мудрый бог. Он любил мать
и заступился за нее, когда Зевс подвесил Геру к вершине Олимпа. Отец был настолько зол, что
сбросил Гефеста на землю. Он летел целый день и аж ночью, как метеор, упал на остров
Лемнос, поломав себе ноги. Его взяла под опеку богиня Фетида и занесла в свой коралловый
дом. Сюда свет проникает сквозь призму вод, где большие водные растения вьются по стенам
грота, а духи моря играют на ракушках и поют.
Гефест поправлялся. В благодарность за заботу он сделал сребноногим нимфам
прекрасные украшения: такое утонченное ожерелье, как будто оно было из пуха морской
пены, браслеты, перстни, диадемы. И все это блестело в лазурной воде, как мерцали
утонувшие звезды. Девять лет прожил он так, пока про него не забыли и отец и мать, и весь
Олимп. Все были уверены, что Гефест погиб где-то в океанских просторах. А он не хотел
возвращаться в мир, откуда его так жестоко выгнали.
Но однажды Дионис, бог вина, подпоил Гефеста, посадил на осла и отвез на Олимп.
Радость была невообразимой. Потому что все знали, что Гефест— хороший друг, остроумен,
умен, а прежде всего, невероятно полезен: все сделает и все починит. Зевс, желая выразить к
Гефесту уважение и вознаградить за давние обиды, дал ему в жены красивейшую среди
богинь- Афродиту.
Но пара не была счастливой. Богине красоты не нравилась жизнь мужа. Она любила
мир, богов и людей, а он— только свою кузницу; она хотела быть везде там, где веселье и
танцы, а он, кроме работы, не знал другого удовольствия. Он изготавливал прекрасные
украшения, а сам ходил, как последний раб, всегда грязный и чумазый. Но все забывали о
том, что Гефест был когда-то молод, красив и весел, как другие боги, и только потом запустил
себя, стал хмурым. И то, что Зевс дал ему в жены красивейшую богиню, он считал за новое
издевательство над своим уродством.
Гефест был богом огня, этого двигателя прогресса. Он любил людей и обучал их
обрабатывать металл, изготовлять предметы искусства. Особенно его почитали на острове
Лемнос. Там был, кажется, самый древний центр культа Гефеста, связанный с вулканом,
который действовал на том острове со стародавних времен и погас только при Александре
Македонском.
Жители Лемноса уверяли, что именно внутри того вулкана и можно найти кузницу
Гефеста. Ноябрьские Афины праздновали Халкеи—праздник посвященный кузнецам. В эти
дни проводили Лампадофории—бег с факелами. Люди бежали своим ходом и на конях, несли
факелы, и победа присуждалась тому, кто с горящим факелом первый прибывает к цели. Богу
огня приносили всесжигающую жертву.
В искусстве Гефест представлялся мускулистым, бородатым мужчиной, который всегда
сидит, чтобы скрывать свой недостаток. Обычно возле него был молот или какой-то другой
предмет, который указывал на его профессию кузнеца.
Талос

Талос - бронзовый мифический великан, первый робот в истории, который защищал


минойский Крит от вторжений.
Он также является одним из самых популярных сказочных персонажей древнего мира
и одним из наиболее важных греческих мифов.
Как и почему был создан Талос
Талос не был рожден, как люди и боги, но создан по одной из версий самим Зевсом, по
другой - по приказу Зевса либо Дедалом либо Гефестом (богом огня и железа).
Талос, а также золотая собака, от которой не мог сбежать никто и колчан со стрелами,
которые всегда попадали с цель - были тремя дарами Зевса своей любимой Европе, которая
подарила ему трех сыновей - Миноса (легендарного царя Кносса) Радамантиса и Сарпедона.
На монетах, найденных в минойском дворце Феста, Талос изображен молодым, голым
и крылатым. Вероятно, крыльями можно объяснить его высокую скорость, поскольку он мог
за день трижды облететь Крит.
Внешне Талос похож на огромного человека, с телом из меди. У него была всего одна
вена, поддерживающая его жизнь. Она начиналась в плече и заканчивалась на лодыжке, а
вместо крови в ней текла расплавленная сталь. На лодыжке были вкручены медные гвозди,
которые не позволяли стали вылиться.
Талос бессонный охранник Крита
Работа Талоса заключалась в защите острова от любого нападавшего, обегая Крит три
раза в день. В минойском Крите не обнаружены следы стен, защищавших город, поэтому
Эванс - археолог Кносса, говорил о знаменитом и удивительном "минойском мире" (Pax
minoica), которым мог быть следствием защиты великана.
Похоже, что Минос был в полной безопасности с таким охранником. Талос не позволил
ни одному вражескому кораблю приблизится к берегу, бросал огромные валуны, топившие
деревянные корабли. Если же какому-то кораблю все же удавалось избежать потопления и он
причаливал к берегу, то его ожидал неприятный сюрприз: Талос входил в воду, его бронзовый
корпус нагревался и корабли сгорали до тла.
Существует легенда, по которой жители Сардинии (Италия) были сожжены и поэтому
их тела были найдены с открытыми ртами от боли и ужаса.
Как гласит легенда, Талос после расправы над врагами Крита разражался смехом.
Возможно, от этого произошло выражение «сардонический смех», т. е. саркастический смех
победителя, который издевается над побежденными.
Талос - защитник закона на Крите
Защита Крита была не единственной обязанностью Талоса, он также должен был
защищать критян от несправедливости. Трижды в год он облетал все деревни, неся на спине
бронзовые плиты с выгравированными божественными справедливыми законами. Целью
было обеспечение соблюдения этих законов в государстве.
В городах ответственным за соблюдение законов был Радамантис, и его брат Минос,
ставшие после смерти судьями душ в Адисе и символами абсолютной справедливости.
Смерть Талоса
Талос на протяжении многих лет побеждал врагов, приходивших на Крит, пока не
пришло и его время. Конечно, бронзовый "робот" не мог умереть от стрел или оружия, ни от
старости. Талос умер от заговора.
"Арго" - мифический корабль с командой Ясона, Медея и аргонавтов,
путешествовавшие через Гелеспонт. Прибыв на южное побережье Крита, аргонавты решили
отдохнуть и пополнить запасы провизии.
Не будем забывать, что они уже прошли Колхиду, где Ясон с помощью колдуньи
Медеи (дочери царя Колхиды-Эитиса) добыли золотое руно.
Помимо руна, он взял с собой и свою возлюбленную Медею. В мифологии
упоминается, что Медея была племянницей Пацифеи (жены Миноса и королевы минойского
Крита), вероятно именно поэтому они выбрали для остановки Крит.
Подойдя к берегу, они столкнулись с гигантом, бросающим в них камни. Корабль мог
затонуть, пока за дело не принялась Медея. Она заговорила с Талосом, наложив заклинание,
она заставила Талоса вынуть гвозди с лодыжек. Таким образом, вся его «кровь» вылилась, и
на землю рухнуло бездыханное тело.
Существует вторая более короткая версия, по которой Медея, заглянув Талосу в глаза,
и произнося заклинания, свела его с ума. Талос начал метаться из стороны в сторону, сбил
гвоздь, после чего погиб.
Что символизирует легенда Талоса
Бронзовый герой Талос стал символом прогресса металлургии в доисторические
минойские времена. Он достиг такого высокого уровня, что в фантазии народа появился
супергерой, защищавший их.
Другим очень важным значением Талоса было то, что он был на службе у
справедливости. Это подтверждает большое значение, которое придавал праву и
справедливости древний Крит.
Харита–Олимпийская тамада

Хариты - это богини спокойные красоты и радостной очаровательности. Благодаря им


возникает все милое и привлекательное. Юноши и девушки благодарны им своей красотой, а
в лучших ручьях потому такая чистая и прозрачная вода, что в них когда-то выкупались
хариты. Являясь хозяйками празднований на Олимпе, хариты устраивают банкеты богов. Они
украшают жизнь человека. Если люди соберутся где-то на танцы, развлечения, банкет, там
появляются и невидимые хариты, они создают хорошее настроение, атмосферу радости и
одновременно следят, чтобы веселье не переходило границы и не превратилось в хмурое
разгулье. Хариты уважают общество бога вина, Диониса, и в его честь наполняют за столом
первые бокалы. Они любят пение, и охотно общаются с музами, когда аполлон берет в свои
божественные руки кифару, сразу окружают его. Хариты служат Афродите. Каждое утро, как
только она искупается, покрывают ее тело маслами, готовят для нее пахучее одеяние,
украшая его цветами. Их нежные руки делают Афродиту красивой, свежей, веселой —
настоящей «радостью богов и людей».

Стародавний культ харит существовал в беотийском городе Орхомене. Хотя много


столетий там не было их статуй, кроме неотесанных камней, очень почитаемых за то, что они
вроде бы, когда-то спустились на землю с неба. Во славу добрейших богинь в древние
времена проводили торжество Харитезии, во время которых выступали музыканты и
проводились ночные танцы. После всего этого людям раздавали пшеничное печенье и мед.
Из всех харит выделяли в основном трех: Аглаю, Евфросину и Талию. Они изображались
прекрасными девушками, в стародавнем искусстве -хорошо одетыми, позднее- голыми.
Обычно Они держатся за руки, словно собираются пуститься в пляс. Неподалеку от входа в
Акрополь в Афинах были расположены несколько харит работы Сократа, того времени когда
великий философ еще был скульптором и занимался в мастерской отца Софрониска. При
харитах обычно изображали их атрибуты—розы, мирт, яблоки, музыкальные инструменты
или бутылек с пахучим маслом, иногда колоски или маки.

Арес–Воитель

Родителями Ареса были Зевс и Гера. В детстве Арес не проявлял особых способностей,
поэтому его предали на обучение одному из титанов. Не обладая никакими умениями,
учитель приучал ученика только к физическим упражнениям. Сделал его мышцы крепки и
привил ему уверенность, что единственное занятие достойное внимания – война. Заказав у
Гефеста целый арсенал мечей, щитов, копий, Арес сошел на землю. До того времени люди не
знали военного ремесла. Убивали друг друга очень неумело. Во время ссоры хватались за
палки или за камни, а их драки были очень беспорядочны. Участники самых серьезных драк
отделывались разве что несколькими шишками, да и все. Воинственными их делали страх и
корысть. Только Арес научил их бескорыстному геройству, и они стали жестоки.

Люди изготовили себе оружие по примеру той, которую Арес им показал, и


превратились в солдат. С тех пор война приобрела своего естественного значения.
Организованная жестокость стала потешным занятием, почетным и выгодным.
Но когда поднялся бунт гигантов и Зевс призвал всех богов вооружиться, Арес ничего
достойного похвалы не совершил. По крайней мере, никто не видел его там, где бы
действительно мог пригодиться его талант. Но после победы он начал рассказывать о своей
чрезвычайной доблести, чем немало всех удивил. Однажды Арес бесследно исчез. Гермес,
который все мог выследить, нашел бога войны в темном подвале, где его заперли два
разбойника. Несчастный и опозоренный Арес просидел там пятнадцать месяцев. После этого
долго не появлялся на Олимпе. Он полюбил Фракию, страну диких гор, и еще более диких
людей, которым рассказывал про войну, про свою отвагу и силу. Арес появлялся везде, где
был слышен звон оружия. Вооруженный с головы до ног, он ставал на колесницу, которую два
божества— Страх и Ужас—запрягали огненными конями, а Ссора и Убийство держали вожжи.
Он бросался в самое пекло битвы и убивал, топтал, крушил шеренги, счастливый, что воюет с
людьми, а не с богами.
Афина ощущала к нему особое отвращение. Искала повода для ссоры с ним, чтобы
победить и унизить его. Однажды она больно ранила его копьем «в низ живота», где сходятся
концы пояса. Раненый Арес взвизгнул, как девять или десять тысяч мужчин, и поднялся в
небо, как черная туча. Там он сел неподалеку от Зевса и, показывая на бессмертную кровь,
которая текла из раны, начал жаловаться на людей и на Афину. Но Зевс, глянул на него строго,
сказал: «Только не вздумай стонать здесь. Ты мне наиболее неприятен среди богов. Ты
думаешь только о войне». Арес замолчал и пошел искать небесного эскулапа Пеона, который
выполнял на Олимпе роль санитарной службы. Тот приложил к его ране лекарство, и она
моментально зажила. Затем Арес умылся, сменил одежду и тихонько сел к столу богов.
Греки чувствовали к Аресу почти то же самое, что и его собственный отец. Они не
строили ему храмов, и, кроме нескольких капелей, нет свидетельств о том, что его культ был
распространен. В искусстве он изображен сильным молодым человеком, иногда с бородой и
в полном вооружении, но чаще голого и без бороды. Лучшая статуя, из сохранившихся—
отдыхающий Арес: он сидит, положив ногу на ногу и опираясь на меч;
маленький Эрот выглядывает из под ног и шаловливо смотрит на задумчивого Ареса. Это как
бы иллюстрация к словам Аристотеля: «Воины в основном очень влюбчивы».