Вы находитесь на странице: 1из 65

Лекция №1

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ


ПЕРЕВОДА

1. Основные этапы истории перевода


2. Понятие теории перевода, предмет, цели и задачи
3. Коммуникация как объект теории перевода
4. Общая, частные и специальные теории перевода
5. Методы исследований в теории перевода

1. Основные этапы истории перевода

Многочисленные факты свидетельствуют о том, что перевод имеет


тысячелетнюю историю. В соответствии с ее социально-историческими
характеристиками в ней выделяют четыре периода: древний (рабство и
феодализм), средний (от первоначального накопления капитала до научно-
технической революции XVIII в. включительно), новый (конец XVIII –конец
XIX вв.) и новейший
(конец XIX в. –XX в.).
I. Первые два вида письменного перевода – дословный и вольный –
развиваются по образцу и подобию дословного и вольного переводов устной
традиции, унаследованной от доисторической эпохи и развивающейся
дальше на протяжении всего периода.
II. В начале второго периода вольный перевод практиковался как
непосредственная реакция на дословность, но уже в XVII и XVIII вв. он
становится исправительным переводом.
Общим выводом переводческой практики и теории большинства
деятелей в этот период стал классицистический перевод, исходящий из
эстетики неизменных правил, созданных для искусства и литературы.
С переменным успехом шла борьба за собственно перевод,
значительный след в разработке которого оставила эпоха немецкого
Возрождения (Э.Роттердамский, И.Рейхлин и др.)
В середине XVIII в. объявляется возможным совершенный перевод
(А.Кантемир, М.Ломоносов, В.Тредиаковский, А.Попов, А.Радищев,
В.Капнист, А.Сумароков).
III. Третий период по своему значению далеко превосходит
предыдущие: XIX в. стал золотым веком русского перевода (А.Карамзин,
В.Жуковский, А.Пушкин, Ю.Лермонтов). Большинство переводчиков
ратовало за вольный перевод, но некоторые из них продолжали настаивать на
максимальной близости перевода к оригиналу, на крайнем буквализме даже в
ущерб смыслу и понятности (П.Вяземский, Н.Гнедич, А.Фет).
IV. В конце XIX в. – начале XX в. традиционным становится
использование вольного перевода для пропаганды демократических идей
вопреки официальной цензуре (В.Курочкин, Д.Минаев, М.Михайлов).
После Октябрьской революции 1917 года в России по инициативе
М.Горького было сразу же создано новое издательство «Всемирная
литература», поставившее перед собой грандиозную цель: издать новые или
исправленные переводы всех крупных произведений западных и восточных
литератур.
Во второй половине 20-го столетия произошли количественные и
качественные изменения в переводческой деятельности во всем мире и в
России: резко возросла потребность в информативных (нехудожественных)
переводах в социальной, политической, деловой и научно-технической
сферах; появилось большое число переводческих служб и отделов в штатах
государственных учреждений и промышленных предприятий; продолжается
специальная подготовка переводчиков в учебных заведениях и др.

2. Понятие теории перевода, предмет, цели и задачи

Понятие теории перевода охватывает концепции, положения и


наблюдения, касающиеся переводческой практики, способов и условий
осуществления переводческой практики, а также факторов, оказывающих на
нее прямое или косвенное воздействие.
В широком смысле теория перевода – это переводоведение, наука о
переводе, в рамках которой изучаются психологические,
литературоведческие, этнографические и другие стороны переводческой
деятельности, а также история последней в той или иной стране или разных
странах.
По предмету исследования переводоведение классифицируется на
виды, в частности:
 психологическое (психология перевода);
 литературное (теория художественного или литературного перевода);
 этнографическое;
 историческое;
лингвистическое(лингвистика перевода), которое изучает перевод как
лингвистическое явление и занимает ведущее место в современном
переводоведении.
В более узком смысле теория перевода представляет собственно
теоретическую часть переводоведения в противоположность его прикладным
аспектам.
В дальнейшем изложении понятие «теория перевода» будет
использоваться в значении «лингвистическая теория перевода» без
дополнительных оговорок.
Лингвистическая теория перевода – в первую очередь дескриптивная
теоретическая дисциплина. В качестве ее основных целей можно выделить
выявление и описание объективных закономерностей переводческого
процесса, обусловленных особенностями структуры участвующих в нем
языков, а также правилами функционирования последних.
Предметом теории перевода, по определению Л.С.Бархударова,
является «научное описание процесса перевода как межъязыковой
трансформации, т.е. преобразования текста на одном языке в эквивалентный
ему текст на другом языке». Лингвистическая теория перевода описывает не
то, что должно быть, а то, что есть, что составляет природу изучаемого
явления.
Теория перевода ставит перед собой следующие основные задачи:
 раскрыть и описать общелингвистические основы
перевода, т.е. указать, какие особенности языковых систем и зако-
номерности функционирования языков лежат в основе
переводческого процесса, делают этот процесс возможным и опре-
деляют его характер и границы;
 определить перевод как объект лингвистического иссле-
дования, указать его отличие от других видов языкового по-
средничества;
 предложить основы классификации видов переводческой
деятельности;
 раскрыть сущность переводческой эквивалентности как
основы коммуникативной равноценности текстов оригинала и
перевода;
 сформулировать общие принципы построения частных и
специальных теорий перевода для различных комбинаций языков;
 сформулировать общие принципы научного описания
процесса перевода как действий переводчика по преобразованию тек-
ста оригинала в текст перевода;
 раскрыть механизм воздействия прагматических и
социолингвистических факторов на процесс перевода;
 определить понятие «норма перевода» и разработать
принципы оценки качества перевода.

3. Коммуникация как объект теории перевода

Одной из предпосылок развития лингвистической теории перевода


было уточнение объекта исследования. Говоря о переводе какого-либо
произведения на русский язык, мы имеем в виду текст, отличающийся от
текстов, изначально написанных на русском языке. Данный текст является
конечным продуктом, который создается в ходе действий переводчика,
созданным в процессе перевода. В связи с этим в некоторых работах
начального периода развития теории перевода подчеркивалась
необходимость рассматривать в качестве объекта исследования перевод как
процесс.
Однако правомерно ли противопоставлять процесс перевода его
результату? Именно результат перевода представляет собой наблюдаемую
реальность, на основании которой можно косвенно судить о том, как
протекал процесс перевода, недоступный непосредственному наблюдению.
Все же и этот подход не стал окончательным. Исследователи
сосредоточились на посредническом характере переводческой деятельности:
ее цель – сделать доступным для читателей сообщение, созданное автором
оригинала на другом языке. Иными словами, благодаря переводу
обеспечивается общение между людьми, говорящими на разных языках, он
способствует межъязыковой коммуникации. В этой связи объектом
лингвистической теории перевода, рассматривающей перевод в широких
рамках межъязыкового общения, принято считать коммуникацию.

4. Общая, частные и специальные теории перевода

Лингвистическая теория перевода включает общую, частные и


специальные теории перевода.
Общая теория перевода изучает наиболее общие закономерности
перевода, существующие независимо от особенностей конкретной пары
языков, участвующих в процессе перевода, от вида переводческой
деятельности, от условий и способов осуществления конкретного перевода.
Положения общей теории перевода охватывают любые виды перевода с
языка оригинала на другой язык. Особую важность представляет
распространение на объект теории общей теории перевода языковедческих
постулатов: о языке как орудии общения; о языке как системе и
совокупности речевых реализаций; о двуплановости единиц языка; об
отношении языка к логическим категориям и явлениям мира. Общая теория
обосновывает и определяет основные понятия частных и специальных
теорий перевода, которые конкретизируют ее положения применительно к
отдельным типам и видам перевода.
Частные теории перевода изучают переводческую проблематику,
связанную с взаимодействием в процессе перевода конкретной пары языков,
в частности, лингвистические аспекты перевода с одного данного языка на
другой данный язык.
Специальные теории перевода рассматривают особенности отдельных
видов перевода, занимаются их классификацией в зависимости от типов
переводимого текста и соответствия требованиям, предъявляемым к
переводам конкретного типа, изучают влияние речевых форм и условий
осуществления перевода на характер этого процесса. Разработка
специальных теорий перевода позволяет выделять отдельные формы и виды
перевода согласно их специфике. В практическом плане классификация форм
и видов перевода дает основу для специализации переводчиков на
определенных типах переводческой деятельности. Именно специальные
теории перевода всесторонне изучают различные аспекты устной формы
перевода, например синхронного вида. Широко используется перевод
(дублирование) кинофильмов, радиопередач, телепрограмм, а также
смешанные виды перевода: устный перевод письменного текста («перевод с
листа») и письменный перевод магнитофонной записи устного выступления.

5. Методы исследований в теории перевода

В теории перевода важную роль играет установление отношений между


текстами оригинала и перевода. Соответственно, это определяет значение
процедуры сопоставительного анализа – анализа формы и содержания
текста перевода в сопоставлении с формой и содержанием оригинала.
В современном переводоведении используются четыре процедуры
сопоставительного анализа:
1) сопоставление текста перевода с оригиналом;
2) сопоставление нескольких переводов одного и того же
оригинала;
3) сопоставление переводов с оригинальными текстами на
языке переводов;
4) сопоставление посредством сравнительного анализа
параллельных текстов на ИЯ и ПЯ, т.е. текстов близкого
содержания, принадлежащих к аналогичному функциональному
стилю или жанру. Сопоставительный анализ разноязычных текстов
предполагает выявление сходства, различия и соотношения не только
структуры и содержания текстов как целостных образований, но и
сопоставление отдельных элементов этих текстов. При этом теория
перевода широко использует такие лингвистические методы
исследования, как компонентный анализ, трансформационный анализ
и статистические подсчеты.
Применение компонентного анализа для выделения в значениях
языковых единиц элементарных смыслов (сем) позволяет сопоставлять
семный состав единиц оригинала и перевода и выявлять степень их
соответствия друг другу.
Успешно применяется для описания процесса перевода метод
трансформационного анализа, посредством которого выделяются ядерные
структуры и их производные трансформы. С одной стороны,
трансформационные преобразования могут рассматриваться как средство
обеспечить адекватное понимание оригинала (трансформация в рамках ИЯ) и
выбора окончательного варианта перевода (трансформация в рамках ПЯ). С
другой стороны, сам процесс перевода может быть представлен как особый
вид (межъязыковой) трансформации: преобразование синтаксических
структур оригинала в структуры перевода по определенным правилам
перехода. Таким путем оказывается возможным выявить и описать целый ряд
приемов перевода в виде набора переводческих трансформаций.
Дополнительные данные о соотношении текстов оригинала и перевода
можно получить путем использования метода статистических (точных)
или ориентировочных (приблизительных) подсчетов. Сопоставляется
частотность отдельных частей речи, синтаксических структур, лексических
единиц, типов преобразований и т.д.
Важное место в переводческих исследованиях отведено методу
лингвистического моделирования – построению теоретических моделей
перевода, описанию которых посвящен отдельный лекционный раздел.
Наряду с выделенными методами могут использоваться процедуры,
заимствованные переводоведами у психологов: опрос информантов,
психолингвистические эксперименты и интроспекция, применение
которых в переводческой практике вполне обоснованно и продуктивно.

Лекция №2

ПЕРЕВОД КАК ВИД МЕЖЪЯЗЫКОВОЙ И МЕЖКУЛЬТУРНОЙ


КОММУНИКАЦИИ

1. Основная цель перевода и его отличие от других способов


языкового посредничества
2. Эквивалентность и адекватность как оценочные критерии перевода
3. Структура и содержание переводческой компетенции
4. Межкультурная адаптация в процессе перевода
5.Проблема переводимости

1. Основная цель перевода и отличие от других способов


языкового посредничества

Основной целью перевода является обеспечение такого типа


межъязыковой коммуникации, при котором создаваемый текст на языке ПР
мог бы выступать в качестве полноценной коммуникативной замены
оригинала и отождествляться ПР с оригиналом в функциональном,
структурном и содержательном отношении.
При функциональном отождествлении оригинала перевод как бы
приписывается автору оригинала, публикуется под его именем, обсуждается,
цитируется так, будто он и есть оригинал, только на другом языке.
При содержательном отождествлении ПР воспринимают перевод как
тщательно воспроизводящий содержание оригинала, передающий то же
содержание, только средствами иного языка.
При структурном отождествлении ПР видят в переводе
воспроизведение оригинала не только в целом, но и в частностях.
Предполагается, что переводчик точно передает структуру и порядок
изложения содержания в оригинале, не позволяет себе что-либо изменить,
исключить или добавить от себя.
Переводявляется одним из способов языкового посредничества (к
другим относятся также пересказ, реферат, аннотация, переложение
иноязычного текста, новое произведение по мотивам оригинала и др.).
Его характерная черта и предназначение – замещать или
репрезентироватьпервичное высказывание в инойязыковой и культурной
среде. Поэтому А.Д. Швейцер выделяет репрезентативную функцию
перевода, подчеркивающую «верность оригиналу» и усиливающую
коммуникативный эффект, на который рассчитан оригинал.
При остальных способах языкового посредничества предполагаются
языковой посредник и соответствующие процессы, в результате которых
порождается вторичное высказывание, лишь в какой-то мере отражающее
первичное высказывание. В случае реферирования или аннотирования
создается высказывание, не замещающее и не репрезентирующее
оригинальное высказывание. Их назначение – кратко и обобщенно
изложитьего основное содержание или дать предельно сжатую
характеристику. Иными словами , ни реферат, ни аннотация не замещают
первичное высказывание, не выступают в его ипостаси, а лишь содержат
информацию о нем. Пересказ и переложение также не замещают первичное
высказывание.
Итак, перевод отличается от других способов межъязыковой
коммуникации двумя признаками: вторичностью высказывания и установкой
на замещение, т.е. репрезентацию исходного высказывания в другой
языковой и культурной среде.

2. Эквивалентность и адекватность как оценочные критерии


перевода

Переводческая деятельность является целенаправленной и поэтому


отвечает определенным оценочным критериям. Традиционно такими
критериями являются эквивалентностьи адекватность. Обе категории носят
оценочно-нормативный характер. Но если эквивалентность ориентирована
на результаты перевода, соответствие оригиналу создаваемого в итоге
межъязыковой коммуникации итогового высказывания, то адекватность
связана с условиями протекания межъязыкового коммуникативного акта, с
его детерминантами и фильтрами, с выбором стратегии перевода,
отвечающей коммуникативной ситуации. Чрезвычайно важно учитывать
условия коммуникации, выявляющие степень соответствия высказываний
при переводе. Данные условия определяются отношением перевода к
ситуации. Причем следует различать предметную ситуацию, получающую
отражение в высказывании, и коммуникативную ситуацию.
Следует подчеркнуть, что в переводе мы имеем дело с двумя
предметными ситуациями: первая отражается отправителем в исходном
высказывании; вторая отражается переводчиком в итоговом высказывании с
учетом особенностей другого языка и другой культуры.
Коммуникативная ситуация реализуется в процессе перевода двояко: как
первичная, участниками которой являются отправитель исходного
высказывания, получатель-переводчик и получатель итогового
высказывания; и как вторичная, в которой участвуют отправитель-
переводчик и получатель исходного высказывания.
Следовательно, переводчик попеременно выступает то в роли
получателя, то в роли отправителя, и эта смена ролей оказывает
существенное влияние на процесс перевода.
Эквивалентность отвечает на вопрос о том, соответствует ли конечное
высказывание исходному на коммуникативно-функциональном уровне, а
адекватность – на вопрос, соответствует ли перевод данным
коммуникативным условиям, под которыми подразумеваются два
конкретных языка, две культуры, две предметные ситуации, две
коммуникативные ситуации. Поэтому об эквивалентности мы говорим
применительно к переводу в результативном аспекте, а об адекватности – в
процессуальном аспекте.
Следует различать полную и частичную эквивалентность. Полная
эквивалентность подразумевает исчерпывающую передачу коммуникативно-
функционального содержания исходного высказывания, что возможно, но
случается крайне редко, как правило, в относительно несложных
коммуникативных условиях, в высказываниях со сравнительно узким
диапазоном функциональных характеристик.
Частичная эквивалентность ограничивается передачей основного
коммуникативно-функционального содержания исходного высказывания.
Чем сложнее высказывание(с точки зрения цели коммуникации) и его
функциональные характеристики, темвыше вероятность, что
конечноевысказывание окажется частично эквивалентным. Выполненный
адекватно перевод не всегда строится на отношении полной
эквивалентности между исходным и конечным высказыванием. И наоборот,
перевод, полностью эквивалентный оригиналу, иногда не отвечает
требованиям адекватности. Следовательно, при оценивании перевода прежде
всего необходимо ориентироваться на его адекватность, т.е. на соответствие
выбранной переводчиком стратегии и решения заданным коммуникативным
условиям.

3. Структура и содержание переводческой компетенции


В терминологии Л.К.Латышева переводческой компетенцией (ПК)
называют совокупность знаний, умений и навыков, позволяющих
переводчику успешно решать свои профессиональные задачи. ПК включает
базовую и прагматическую части и следующие составляющие:

Переводческая компетенция
базовая часть прагматическая часть
концептуальн технологическ специфическа специальная
ая составляющая ая составляющая я составляющая составляющая

Базовая часть ПК объединяет в себе элементы ПК, задействованные в


профессиональном переводе постоянно во всех его проявлениях (письменном
и всех видах устного, а также во всех его тематическо-текстовых жанрах).
Концептуальная составляющая ПК – совокупность знаний и
представлений переводчика о сути перевода: специфике, отличающей его от
других видов языкового посредничества, общей цели перевода и ее тексто-
жанровых модификациях, задачах, решаемых переводчиком в процессе
достижения цели, характерных для перевода коллизиях этих задач и
основных принципах их преодоления.
Технологическая составляющая ПК– совокупность переводческих ноу-
хау, помогающих языковому посреднику преодолеть типичные
«технические» переводческие трудности и решить разноплановые задачи,
возникающие перед переводчиком по пути к достижению цели.

Прагматическая часть ПК включает в себя знания, умения и навыки,


необходимые переводчику в тех или иных видах перевода (письменном или
устном, абзацно-фразовом или синхронном и т.д.), при переводах текстов той
или иной тематики, тех или иных жанров (научно-технического,
художественного перевода, перевода деловых бумаг и т.д.).
К специфической составляющей ПК относится владение
определенными видами перевода, а к специальной составляющей ПК –
тематические и жанровые возможности переводчика.
Отличительными чертами, раскрывающими содержание ПК, являются
личностные характеристики переводчика и следующие компетенции:
языковая компетенция переводчика включает все аспекты владения
языком, характерные для любого носителя языка, но кроме того
подразумевает и ряд специфических особенностей (знания о системе, норме
и узусе языка, о его словарном составе и грамматическом строе, о правилах
языка и пр.);
текстообразующая компетенция – умения создавать тексты разного
типа в соответствии с принятыми в данном языковом коллективе правилами
и стереотипами;
коммуникативная компетенция – способность инферировать смысл и
умение сопоставлять инференциальные способности представителей двух
языковых коллективов и делать выводы о необходимости изменения
языкового содержания в переводе, чтобы обеспечить возможность
необходимых выводов о его полном смысле.
техническая компетенция – специфические знания, умения и навыки,
необходимые для выполнения данного вида деятельности.

4. Межкультурная адаптация в процессе перевода


В процессе перевода взаимодействуют два языка, две лингвокультуры,
имеющие не только национальную, но и общую специфику. Выявление как
общего, интернационального, общечеловеческого, так и частного –
непременное условие изучения явления межкультурной коммуникации,
отражаемого в понятиях концептуальной и языковой картин мира.
Концептуальная картина мира – целостный субъективный образ
объективной реальности (модель мира), продукт духовной активности
человека (члена определенного социума), возникающий в его сознании в
результате контактов с миром. Иными словами, концептуальная картина
мира есть вторичное существование объективного мира, закрепленное и
реализованное в своеобразной материальной форме – языковой картине
мира. Обе картины восходят к одному источнику – общей целостной картине
реального мира. При этом они не совпадают друг с другом, поскольку
каждый из существующих в мире языков представляет особый путь, способ
духовного освоения действительности, хотя и основывающийся на общих
принципах человеческого мышления.
Особенности языка, прямо или косвенно обусловленные культурой
носителей языка, обнаруживаются на разных уровнях языковой структуры, в
правилах вербальной коммуникации, в способах описания внеязыковой
реальности. В связи с этим в процессе перевода, характеризующемся
взаимодействием и столкновением родной и вторичной лингвокультур,
осуществляется межкультурная адаптация – «поиск функциональных
аналогов культурных реалий в другой культуре; передача реалий в случае
культур, разделенных значительной дистанцией; транспонирование текста в
культуру получателя и одновременное сохранение ‘инокультурного’
колорита» (А.Д. Швейцер).
Необходимость в межкультурной адаптации ПТ возникает у
переводчика, преодолевающего лингвоэтнический барьер, т.е. в ситуациях
расхождения между:
 языковыми системами ИЯ и ПЯ;
 речевыми нормами или узусом, действующими в коллективах
носителей ИЯ и ПЯ;
 коммуникативно релевантной преинформацией носителей ИЯ и
ПЯ, т.е. экстралингвистическими знаниями, которые используются при
восприятии и интерпретации текста (в том числе культурно-историческими),
информации об актуальных текущих событиях
Межкультурная адаптация актуальна также для преодоления
устойчивых привычек в области восприятия, интерпретации и построения
текста.

5. Проблема переводимости
Своеобразие национальных языковых картин мира и множественность
культур создают определенные трудности при переводе, в связи с которыми
порождается дискуссия о переводимости/непереводимости с одного языка на
другой.
Переводимость – принципиальная возможность перевода с одного
языка на другой либо возможность нахождения эквивалента языковой
единицы исходного языка в языке перевода.
Вопрос этот в своей основе является философским, методологическим и
в значительной мере производным от трактовки проблемы соотношения
языка и мышления.
Резко отрицательную позицию по проблеме переводимости занимал
В.фон Гумбольдт, отзывавшийся о переводе как «безусловной попытке
разрешить невыполнимую задачу». Его точка зрения вытекала из ключевых
для Гумбольдта постулатов о языке как форме выражения народного духа, об
индивидуальном своеобразии языков, определяемом духовным своеобразием
народа, о несводимости языков друг к другу.
Тенденция к отождествлению языка и мышления обнаруживается в
теории лингвистической относительности Б.Уорфа, для сторонников которой
не были очевидными различия между логическими формами (строем мысли)
и семантическими формами (семантическим строем) смыслового содержания
предложений, а также иных языковых построений.
Действительно, логический строй мысли одинаков для всех людей,
поскольку вытекает из природы человеческого познания, обусловлен
потребностями практики познавательной деятельности индивида. Именно
поэтому общность логического строя мысли, общечеловеческий характер
логических форм, наличие семантических универсалий, характеризующих
язык вообще, составляют основу переводимости.
Принципиальная возможность перевода, которая убедительно
подтверждается практикой, демонстрирует некорректность теории
непереводимости. Рассмотрение перевода с позиций языкознания четко
определяет невозможность полного тождества содержания оригинала и
перевода. Языковое своеобразие любого текста, ориентированность его
содержания на определенный языковой коллектив, обладающий лишь ему
присущими фоновыми знаниями и культурно-историческими особенностями,
не может быть с абсолютной полнотой воспроизведено на другом языке. В
этой связи перевод не предполагает создания тождественного текста, однако
отсутствие тождества не является доказательством невозможности перевода.
Утрата каких-то элементов оригинального текста при переводе не означает,
что этот текст не поддается переводу, тем более что утрата обычно обна-
руживается, когда результат работы переводчика сопоставляется с
оригиналом. Тщетность попытки воспроизвести в переводе какую-то
особенность оригинала– частное проявление общего принципа
нетождественности содержания двух текстов на разных языках. Отсутствие
тождественности отнюдь не мешает переводу выполнять коммуникативные
функции, свойственные тексту оригинала. Следовательно, переводимость
является не абсолютным, а относительным понятием.
Необходимо различать переводимость на уровне какого-либо сегмента
текста и переводимость на уровне текста в целом. Как уже отмечалось,
полная переводимость является недостижимым идеалом. Частичные потери –
жертвы, приносимые во имя главной коммуникативной цели, компромисный
вариант перевода на уровне частичной эквивалентности при обязательном
условии адекватности переводческого решения. Принципиальная
переводимость, допускающая известные потери второстепенных элементов
текста, предполагает обязательное сохранение его наиболее существенных
функциональных доминант. В этом заключается один из ведущих принципов
стратегии перевода.
В заключение отметим, что выделенным в данной лекции вопросам
придается большое значение в современном переводоведении, поскольку они
создают концептуальную основу для более глубокого изучения важнейших
сторон переводческой деятельности.
Лекция №3
СОЦИАЛЬНО-НОРМАТИВНЫЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕВОДА
1. Влияние социальных факторов на процесс перевода
2. Организация работы переводчика и этика его поведения
3. Использование в работе переводчика словарей
4. Редактирование перевода

1. Влияние социальных факторов на процесс перевода

Наличие многочисленных территориальных, социальных,


профессиональных, возрастных и других различий, отражающихся в
особенностях употребления языковых средств отдельными группами людей,
оказывают определенное влияние на процесс перевода. В этой связи
различные виды языковой вариативности подобного рода представляют
интерес для современного переводоведения.
Между социальными и территориальными диалектами часто существует
тесная связь: территориальные различия обычно сохраняются в речи
малообразованных людей и сглаживаются в процессе получения
образования. Наличие такой связи важно учитывать в переводе:
дополнительную информацию, репрезентируемую территориально-
диалектными формами, можно передать в ПТ средствами малообразованной
речи.
Особенно актуально учитывать связь между социальными и
территориальными диалектами в случае передачи на другой язык диалекта,
который отграничен и географически, и общественным положением,
т.е.является одновременно и территориальным и социальным. Таким,
например, является лондонский кокни, характерный для речи «низов»
английской столицы, и отличающийся от общенародного языка лишь
отдельными языковыми особенностями, своего рода «указателями» (markers).
Присутствие в тексте хотя бы небольшого числа таких указателей
обеспечивает воспроизведение данного вида информации, например: Не
dolookquiet, don't'e? D'eknow'oo 'eis, Sir? – Вид-то у него спокойный, правда?
Часом не знаете, сэр, кто он такой?
Роль совокупности грамматических (don't вместо doesn't) и
фонетических ('е вместо he, 'e вместо you, 'oo вместо who) признаков,
указывающих на принадлежность говорящего к простонародью, переводчик
возмещает в ПТ одним просторечным оборотом (Часом не знаете?).
В процессе социального взаимодействия человеку приходится
«проигрывать» обширный репертуар социальных ролей и вступать в
различные ролевые отношения (напр., начальник – подчиненный, учитель –
ученик и т.д.), в рамках которых употребляются определенные языковые
формы. При их передаче на другой язык, как и при переводе диалектной речи
и просторечий, могут использоваться различные компенсационные приемы.
2. Организация работы переводчика и этика профессионального
поведения

К организации работы переводчика на разных этапах развития теории


перевода предъявлялись неодинаковые требования, которым должна была
отвечать избираемая переводчиком стратегия. Эти требования определялись
характером переводимых текстов и теоретическими установками самих
переводчиков.
Переводчики религиозных текстов благоговейно относились к каждой
букве священного оригинала и стремились к максимально буквальному его
воспроизведению, даже в ущерб смыслу и нормам языка перевода. Напротив,
многие переводчики художественной литературы весьма вольно обращались
с оригиналом(А.Карамзин, В.Жуковский). От французских переводчиков в 18
веке требовали «исправляющих» переводов, приводящих переводимое
произведение «варварского» автора в соответствие с требованиями
«хорошего вкуса», законодателями которого считали себя французы. В
современных культурах обычно относительно спокойно воспринимаются
вольности переводчиков литературных произведений, которые к тому же
нередко переводят с подстрочника или через третий язык, и предъявляются
требования высокой точности к информативным (дипломатическим,
коммерческим, техническим и пр.) переводам.
Стратегия переводчика зависит от степени престижности иностранного
автора в принимающей культуре. Классические или образцовые
произведения знаменитых авторов переводятся с повышенным вниманием к
воспроизведению их содержания и авторского стиля, в то время как в
переводах менее известных авторов нередко нивелируются смысловые и
стилистические особенности оригинала.
Нередко по определенным причинам (идеологическим, моральным,
эстетическим и др.) переводчик вынужден сокращать или полностью
опускать все, что в принимающей культуре считается недопустимым.
Современному переводчику приходится иметь дело с самой различной
тематикой, переводить тексты из различных областей знания, часто весьма
специального характера. От него требуется широта интересов, всесторонняя
начитанность, высокая эрудированность, энциклопедические познания.
Важно умение постоянно обогащать свои знания, отыскивать и воспринимать
новую информацию, продуктивно использовать различные справочники и
другие источники сведений.
Особое значение имеет морально-этический компонент
профессиональной компетенции переводчика: он несет полную
ответственность за качество своей работы, за моральный и материальный
ущерб, который может явиться результатом его недобросовестности.
Переводческая деятельность, как никакая другая, полностью основана на
доверии ПР к результатам работы переводчика, оправдать которое можно
лишь за счет большой собранности, работоспособности и исключения любых
элементов несерьезного, халтурного отношения к делу.
Пользующиеся услугами переводчика рассчитывают на его
объективность и надежность. Он может иметь дело с секретными
политическими или коммерческими документами, присутствовать на
закрытых переговорах на самом высоком уровне, получать доступ к
интимным подробностям частной жизни многих людей. Скромность,
тактичность, умение держаться, хранить тайну – обязательная часть
профессионального поведения переводчика. В этой связи формирование
переводческой компетенции предполагает развитие особого типа личности,
соответствующей морально-этическим особенностям этой профессии.

3. Использование в работе переводчика словарей

Перевод – сложный процесс, связанный с воссозданием мысли


оригинала, в осуществлении которого задействованы все мыслительные
ресурсы переводчика.
На всех уровнях действий, связанных с анализом информации, важную
роль играют словари: двуязычные, многоязычные, энциклопедические,
фразеологические, словари синонимов, антонимов, словосочетаний и клише,
пословиц и поговорок, цитат, сленга, учебные словари.
Все существующие словари любых языков делятся на 2 большие
группы: энциклопедические и лингвистические.
Энциклопедические словари описывают и объясняют не слова, а
предметы, вещи, события, явления. Они бывают двух типов: общие
(универсальные) и специальные.
Лингвистические словари описывают не предмет или понятие,
обозначаемое данное слово, а само это слово; в них дается характеристика
слова как единицы языка: приводится значение слова, все значения
многозначных слов, его грамматическая, орфографическая характеристика,
указывается его стилевая принадлежность.
Одноязычные лингвистические словари подразделяются на:
 толковые
 исторические
 этимологические
 диалектные
 словари иностранных слов
 словари языка отдельных писателей или произведений
 частотные
 словари правильности речи
 синонимические
 фразеологические
 идеографические
 орфоэпические
 орфографические
 словари неологизмов
 словари сленга
 словари сокращений
Двуязычные лингвистические словари – это переводные словари.
Наиболее распространенными являются словари, содержащие
общеупотребительную лексику языка и ее перевод.
Многоязычные словари используются реже, чем двуязычные, и чаще
посвящены какой-либо одной области знания.
Различные типы словарей имеют много сходных характеристик в
отношении структуры и подачи материала. Традиционная структура словаря
предусматривает наличие предисловия, руководства к пользованию, правил
произношения, списка сокращений и символов, основного списка слов и
приложения.
Наиболее полная словарная статья в словаре состоит из заголовочного
слова или вокабулы; фонетической транскрипции; грамматической пометы
(указывающей, какой частью речи является слово); функционально-
стилистических или экспрессивных помет; перевода слова; нескольких
вариантов свободных сочетаний, в которых реализуются различные значения
слова, и фразеологических единиц, относящихся к данному слову.
В целом, процесс перевода можно разделить на следующие «этапы» или
«уровни», на каждом из которых словарь играет особую роль:

Этапы, или уровни, Роль словарно-поискового фактора в


переводческого процесса процессе перевода
Опознание слов и Использование словарей для общей
общей структуры текста информационно-смысловой ориентировки в
тексте
Критическое Использование словарей (одно-и
осмысление оригинала двуязычных) для критического осмыслении
текста (языковых трудностей)
Передача Словари не используются
воспринятой
информации

Завершающее Возможно использование словарей для


осмысление перевода в уточнения или завершения перевода
рамках более широкого
контекста

4. Редактирование перевода

В переводе несомненным является присутствие двух этапов: понимания


и собственно перевода, т.е. создания текста на другом языке. Предлагается
выделять и третий этап – редактирование (окончательную шлифовку ПТ).
От переводчика требуется понимать текст оригинала более глубоко, чем
это обычно делает читатель, для которого ИЯ является родным. Это
обусловливается необходимостью на этапе редактирования делать
окончательные выводы о содержании текста и следовать нормам языка
перевода.
В основе переводческого анализа на этапе редактирования лежит
процедура выделения и классификации ошибок перевода, т.е. несоответствий
содержанию исходного текста. В общем виде подобные ошибки
подразделяются на две группы.
Ошибки первой группы классифицируются по степени отклонения от
содержания текста оригинала. Здесь обычно различаются, по меньшей мере,
три типа ошибок.
К первому типу относятся ошибки, полностью искажающие смысл
оригинала, когда «черное» в оригинале становится «белым» в переводе, а
утверждение чего-то становится его отрицанием или наоборот. Причина
подобного грубого искажения смысла обычно кроится в неправильном
понимании содержания оригинала и легко обнаруживается при анализе.
Когда переводчик переводит английскую фразу Не is not an infrequent visitor
to her house как Он не частый гость в ее доме, то очевидно, что он не понял
положительного значения двойного отрицания.
Второй тип ошибок включает всевозможные неточности перевода, не
передающие или неправильно передающие какую-то часть содержания
оригинала, но не искажающие полностью его смысл. Как правило, такие
переводы нуждаются лишь в некотором уточнении. Нередко речь идет о
замене гипонима гиперонимом или наоборот, например, когда в оригинале
говорится о неизвестной переводчику редкой породе собак, а в переводе
упоминается собака без уточнения породы. Другим примером ошибки этого
типа может служить перевод английского in the 1930's русским в 1930 году.
К ошибкам третьего типа можно отнести все шероховатости перевода
стилистического характера, связанные с неудачным выбором слова или
громоздким построением фразы и требующие редакторской правки. Когда
переводчик передает английскую фразу Не belonged to a new race of scientists
как Он принадлежал к новой расе ученых, он не искажает смысл оригинала,
но обнаруживает незнание различия в употреблении английского race и
русского раса.
Вторая группа ошибок включает всевозможные нарушения нормы или
узуса языка перевода: правил сочетаемости слов, грамматических правил,
правил орфографии и пунктуации и т.п. При создании письменного или
устного ПТ требуется избегать языковых ошибок, что не всегда удается,
особенно при переводе на неродной язык.

Лекция №4
ОСНОВНЫЕ ТИПЫИ ВИДЫ ПЕРЕВОДА
1. Классификации перевода
2. Художественный и информативный перевод
3. Письменный перевод
4. Устный перевод

1. Классификации перевода

В современной теории перевода обычно используются две основных


классификации перевода: по характеру переводимого текста и по форме
восприятия оригинала и создания текста перевода. Поскольку эти
классификации основаны на разных принципах, выделяемые в них типы
перевода не совпадают.
Первая классификация связана с жанрово-стилистическими
особенностями оригинала, вторая – с психолингвистическими особенностями
речевых действий в письменной и устной форме.
Жанрово-стилистическая классификация переводов исходит из
соответствующих особенностей оригинала и предлагает два функциональных
типа перевода: художественный (литературный) и информативный
(специальный).
Психолингвистическая классификация переводов, учитывая способ
восприятия оригинала и создания текста перевода, разделяет переводческую
деятельность на письменный и устный перевод.

2. Художественный и информативный перевод


Художественным принято называть перевод произведений
художественной литературы. Данные произведения противопоставляются
всем прочим речевым произведениям благодаря доминантной для них худо-
жественно-эстетической(или поэтической) функции.
Иными словами, художественным переводом именуется тип
переводческой деятельности, основная задача которого заключается в
порождении на ПЯ речевого произведения, способного оказывать
художественно-эстетическое воздействие на реципиента перевода (ПР).
Анализ переводов литературных произведений показывает, что в связи с
указанной задачей для них типичны отклонения от максимально возможной
смысловой точности с целью обеспечения художественности перевода,
например:
But night-time in this dreadful spot! - Night, when the smoke was changed
to fire; when every chimney spurted up its flame; and places, that had been dark
vaults all day, now shone red-hot, with figures moving to and fro within their
blazing jaws and calling to one another with hoarse cries(Ch. Dickens).
А какая страшная была здесь ночь! Ночь, когда дым превращался в
пламя, когда каждая труба полыхала огнем, а проемы дверей, зияющие
весь день чернотой, озарялись багровым светом, и в их пышущей жаром
пасти метались призраки, сиплыми голосами перекликавшиеся друг с другом
(Пер. Н. Волжиной).
Автор перевода данного фрагмента текста, стремясь создать
художественное описание страшной картины ночи в представлении
испуганной бездомной девочки, изменил структуру предложения (ночь в
этом ужасном месте – какая страшная была здесь ночь), подобрал
соответствия отдельным словам (changed to fire– превращался в пламя,
spurted up flame– полыхала огнем, figures– призраки и пр.), по-своему
обрисовал обстановку (places that had been dark vaults all day (дословно –
там, где весь день были черные склепы), передал более понятным(проемы
дверей, зияющие весь день чернотой). Такие изменения продиктованы
доминантной функцией, обусловленной типом перевода.
Художественный перевод дифференцируется на несколько видов в
зависимости от принадлежности оригинала к тому или иному жанру
художественной литературы: перевод поэзии, перевод пьес, перевод
сатирических произведений, перевод художественной прозы, перевод
текстов песен и т.д.
Информативным переводом является перевод текстов, основная
функция которых заключается в сообщении сведений научного, делового,
общественно-политического, бытового и прочего характера. Сюда же следует
отнести и перевод многих детективных (полицейских) рассказов, описаний
путешествий, очерков и произведений, где преобладает чисто информацион-
ное повествование.
Деление на художественный и информативный перевод указывает лишь
на основную функцию оригинала, которая должна быть воспроизведена в
переводе. В оригинале, требующем художественного перевода в целом,
могут быть отдельные части, выполняющие исключительно
информационные функции; напротив, в переводе информативного текста не
исключены элементы художественного перевода.
Информативный перевод разделяется на виды по признаку
функционального стиля ИЯ. При этом функционально-стилистические
особенности оригиналов определяют и специфические черты перевода
текста. По данному признаку выделяются в особые виды переводы научно-
технических, официально-деловых, политико-публицистических, газетно-
информационных, патентных и других материалов.

3. Письменный перевод

Письменный перевод– это перевод, при котором речевые


произведения, объединяемые в акте межъязыкового общения (оригинал и
текст перевода), выступают в виде фиксированных текстов, что позволяет
переводчику неоднократно к ним обращаться, с тем чтобы повторно
воспринимать отрезки переводимого текста, сопоставлять их с
соответствующими отрезками перевода, вносить необходимые изменения до
предъявления перевода ПР, т.е. до завершения процесса перевода.
На начальном этапе целесообразно заниматься зрительно-письменным
переводом, являющим собой классический вид письменного перевода. При
его выполнении переводчик зрительно воспринимает оригинал в виде
письменного текста и готовит перевод также в виде письменного текста. В
работе он пользуется различными пособиями, справочниками и словарями.
Разновидностью письменного перевода является перевод на слух,
осуществляемый в отношении телефонограмм и записей на пленке,
материалов радио- и телепередач, переговоров и конференций, различных
собраний и заседаний.
4. Устный перевод

Устный перевод характеризуется тем, что как оригинал, так и текст его
перевода выступают в нефиксированной форме, что предопределяет
однократность восприятия переводчиком отрезков оригинала и
невозможность последующего сопоставления или исправления перевода
после его выполнения. Классический пример: переводчик имеет дело с
оригиналом в акустической форме (воспринимает на слух) и озвучивает свой
перевод.
При устном переводе текст перевода создается либо параллельно
контакту с оригиналом, либо после его завершения. Различают следующие
виды устного перевода: последовательный, двусторонний, перевод с листа и
синхронный перевод.

4.1. Последовательный перевод


Последовательный перевод (ПП) – вид устного перевода,
осуществляемого переводчиком в паузах между отрезками речи оратора или
по ее завершению. Этот вид перевода требует сохранения в памяти пере-
водчика содержания значительных сегментов оригинала в течение
длительного времени – до момента начала перевода. Переводимый отрезок
речи может ограничиваться отдельным высказыванием либо достигать
значительного размера, если оратор произносил свой текст 20-30 минут и
более. В зависимости от объема переводимого текста различают абзацно-
фразовый перевод (АФП) и ПП с использованием записей.
Особенностью последовательного АФП является сравнительно
небольшой объем каждого отрезка текста, предъявляемого для перевода, –
максимум один-два абзаца. Переводчик должен вычленить из переводимого
отрезка речи оратора ключевую информацию, зафиксировать ее в
краткосрочной памяти, чтобы по завершении высказывания наиболее
адекватно передать содержание средствами другого языка. После этого
оратор переходит к следующему высказыванию (одному-двум предложениям
или абзацам), а переводчик полностью концентрируется на новом отрезке
речи.
При увеличении объема высказывания переводчик вынужден по ходу
восприятия оригинала вести записи, помогающие восстанавливать в памяти
прослушанное сообщение. Речь не идет ни о стенографии, ни о
конспектировании. Переводчик не должен фиксировать речь оратора
дословно (его объект – основная мысль, а не каждое слово), но и опускать
«второстепенную» информацию (которая не фиксируется, например, в
конспекте лекций) он не может.

4.2. Двусторонний перевод

Двусторонний перевод (ДП) требует от переводчика переключения с


одного языка на другой, т.е. постоянного изменения направления перевода:
сначала осуществляется перевод с русского языка на английский, затем – с
английского на русский, после снова с русского на английский и т.д.
Заметим, что довольно часто в двусторонней форме выполняется АФП.
От обстановки, в которой переводится текст, зависит, будет ли перевод
неофициальным или официальным, под запись или без записи.
Неофициальный ДП без записи сопровождает беседы, интервью, обмен
репликами в ходе двустороннего общения, когда ситуация позволяет
обходиться без записей (или ограничиваться минимальными пометками).
Официальный ДП без записи – перевод деловой беседы или интервью,
участниками которых являются двое или несколько человек,
обменивающихся относительно краткими высказываниями по специальной
тематике на разных языках.
Официальный ДП под запись осуществляется при переводе
официальной беседы, интервью, выступлений на пресс-конференции по
международной (общеполитической) тематике с относительно длительными
высказываниями (до 3 – 5 минут).

4.3. Перевод с листа (ПСЛ)


Перевод с листа (ПСЛ)– вид устного перевода, при котором переводчик
получает текст, который он ранее не видел или видел лишь непосредственно
перед переводом. Читая оригинал одними глазами, он произносит перевод
так, как будто текст написан на языке перевода. Это требует определенных
умений: быстрого переключения на язык перевода при широком
использовании полуавтоматической подстановки готовых соответствий;
совмещения проговаривания перевода с чтением следующего отрезка
оригинала; скоростного чтения «про себя». Переводчику помогает
зрительная опора, позволяющая воспринимать следующий отрезок
оригинала, самостоятельно определять его величину или устанавливать темп
перевода.
ПСЛ включает три раздельных действия:
1.зрительное восприятие и понимание ИТ (чтение текста «про себя»);
2. поиск переводческого решения;
3.оформление перевода в устной форме.
4.4. Синхронный перевод

Синхронный перевод –один из наиболее сложных видов устного пере-


вода. Он требует от переводчика умения одновременно выполнять
разнородные речевые действия: слушать на одном языке, переводить на
другой и говорить на нем, не отставая от темпа речи оратора. Синхронизация
всех трех действий связана с напряженной работой памяти, повышенным
вниманием, необходимостью осуществлять речевую компрессию,
предугадывать следующие отрезки оригинала, корректировать не
оправдавшиеся прогнозы, принимать мгновенные решения.
Синхронный переводчик слушает речь оратора и с небольшим
отставанием проговаривает перевод. Как правило, у него нет опоры на
письменный текст, хотя он может переводить с листа (с предварительной
подготовкой или без нее), осуществляя синхронное чтение текста перевода.
Процесс синхронного перевода протекает в трех фазах:
1) предварительная подготовка и планирование;
2) осуществление перевода;
3) сопоставление результата с намеченной целью.
Первая фаза предваряет переводческие действия, позволяя
ознакомиться со сферой и уровнем предстоящей работы, вникнуть в
тематику текстов и активизировать языковые средства, необходимые для
выполнения перевода.
Вторая фаза – сеанс синхронного перевода, включающий процессы
ориентировки переводчика в исходном тексте, выбора и осуществления
переводческого решения. Для успешной ориентировки переводчик отстает от
оратора на 1-3 секунды, чтобы выделить объекты – смысловые звенья
исходного текста. Опорой ему служат прошлый опыт, владение ситуацией
общения и знание мотивов и целей оратора. В зависимости от темпа речи
оратора синхронный переводчик может компрессировать материал
выступления путем синонимических и близких к ним замен словосочетаний
и предложений более краткими словами, словосочетаниями и
предложениями, опущением отрезков речи, которые дублируют ранее
выданную информацию, и избыточных смысловых единиц. При быстром
темпе речи оратора объем текста может сокращаться на одну треть, при
медленном темпе – увеличиваться (для заполнения пауз) путем развития и
уточнения идеи автора.
Третья фаза является итоговой, переводчик мысленно оценивает
результаты проделанной работы.
В заключение подчеркнем важность изучения как специфических
требований, предъявляемых к каждому виду перевода, так и влияния на
характер процесса перевода речевых форм и условий его осуществления.

Лекция №5

ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ


ПЕРЕВОДА

1. Ситуативная модель
2. Коммуникативная модель
3. Информационная модель
4. Теория уровней эквивалентности

Создание теоретических концепций перевода, с помощью которых


возможен переход от отрезка текста оригинала к отрезку текста перевода,
является одним из наиболее разработанных методов изучения
переводческого процесса. Современные теоретические переводческие
концепции включают различные модели перевода и теории эквивалентности.
Модель перевода – это условное изображение процедуры осуществления
процесса перевода, основанное на попытке распространить на перевод
некоторые общие постулаты языкознания или психологии. Рассмотрим
основные модели, которые используются в современной теории перевода для
описания переводческого процесса.
1. Ситуативная модель

Ситуативная модель распространяет на процесс перевода


лингвистические концепции о связи языка и действительности, исходя из
положения о том, что любая ситуация может быть в принципе описана
средствами любого языка. Даже если в языке отсутствуют наименования для
каких-то элементов действительности, всегда существует возможность либо
образовать в этом языке новые единицы, либо описать эти элементы с
помощью сочетаний уже имеющихся единиц. С этих позиций процесс
перевода происходит следующим образом: уяснив содержание оригинала,
переводчик определяет, какая ситуация в нем описана, и излагает ее
средствами языка перевода. Иначе говоря, процесс перевода осуществляется
в два этапа:
1) от текста оригинала – к действительности;
2) от действительности – к тексту перевода.
Рассматриваемая модель прежде всего используется при переводе слов,
не имеющих прямых соответствий в другом языке. Встретив в оригинале
такое слово, переводчик выясняет, какая реальность за ним стоит, а затем
ищет способ выражения этой реальности в переводе.
Отдельные ситуации описываются в языке перевода строго
определенным способом. Как бы в оригинале ни формулировалось
требование Не мять траву, в русском переводе будет написано: По газону не
ходить! Ситуационная модель подсказывает переводчику общепринятый
способ воспроизведения требования.
Обращение к ситуационной модели желательно и в тех случаях, когда
содержащейся в высказывании информации недостаточно для выбора
варианта перевода. Переводчик углубляется в ситуацию, стараясь получить
необходимые сведения. Иногда необходимо обратиться к источникам –
специальной литературе и всякого рода справочникам, детализирующим
ситуацию.
Однако, если ситуация, описанная в оригинале, малопонятна ПР, то ее
описание средствами другого языка вряд ли облегчит межъязыковую
коммуникацию. Неэффективна ситуативная модель и в случае, когда в
переводе сохраняется не только представленная в оригинале ситуация, но и
способ ее описания, а также основная часть значений языковых средств. Из
этого не следует, что модель неправильна, просто она обладает ограниченной
объяснительной силой.

1. Коммуникативная модель

Коммуникативная модель имеет несколько разновидностей и


представляет процесс перевода как акт двуязычной коммуникации, в котором
есть сообщение, его отправитель и получатель, код (язык), и канал связи –
письменная или устная речь (с учетом жанра последней).
Упрощенная схема действия этой модели следующая: отправитель
кодирует сообщение и передает сообщение по соответствующему каналу;
получатель декодирует его (т.е. переосмысляет) и, с помощью нового кода
перекодировав воспринятую информацию, передает ее для получателя по
тому же или другому каналу с сохранением жанровых особенностей
исходного сообщения.
Данная схема основывается на положениях теории связи, а язык
человека рассматривается как своеобразный код. Усложняет схему то
обстоятельство, что получатель-переводчик должен выбрать оптимальный из
возможных вариантов передачи исходной информации. К тому же этот
участник процесса коммуникации выполняет двойную функцию –
получателя и отправителя информации. На этапе декодирования он
ориентируется на исходный и коммуникативную ситуацию в исходной
культуре на момент порождения ИТ, пытаясь интерпретировать его смысл,
коммуникативную значимость каждого из его элементов и иерархию
коммуникативных функций. На этапе перекодирования деятельность
переводчика приобретает гораздо более сложный характер именно потому,
что его ориентация становится двунаправленной: она нацелена одновременно
на концептуальную программу автора ИТ и на приемлемость ПТ.
Иногда эта двойная ориентация заключает в себе противоречие, от
разрешения которого зависит возможность эквивалентного в
коммуникативном отношении перевода. Сложность в том, что обе
ориентации «работают» не по отдельности, а только как единое целое.
Формальная близость к ИТ не должна удовлетворять переводчика, поскольку
ни адекватность ИТ, ни приемлемость ПТ не могут учитываться в отрыве
друг от друга. Если рассматривать их местоположение на одно оси, то
окажется, что они находятся не на двух концах одной оси, а размещаются
внахлест. Только сопоставляя ИТ с ПТ, можно судить о том, является ли
предложенный перевод эквивалентным в аспектах как концептуальной
верности ИТ, так и верности пользователю ПТ; обосновано ли изменение
переводчиком формы выражения смысла, избранной автором ИТ, и чем оно
мотивируется.
В качестве примера рассмотрим вариант перевода названия романа
«Двенадцать стульев» И. Ильфа и Е. Петрова. В Америке он известен как
«Diamonds to Sit On». Такой перевод свидетельствует о верности
концептуальной программе писателей-сатириков, поскольку сюжет
произведения вращается вокруг бриллиантов, спрятанных в одном из
двенадцати стульев. Кроме того, перевод адекватен новой коммуникативной
ситуации, которая характеризуется (среди прочего) американской
литературной тенденцией к интригующим, броским заголовкам, способным
привлечь внимание читателя (еще недавно эта тенденция не была присуща
русской литературе). Таким образом, перевод в полной мере отвечает двум
требованиям и является коммуникативно эквивалентным.
Из приведенного примера видно, что причина отступления от ИТ не
обязательно кроется вне совпадении двух языков на уровнях системы, нормы
или узуса. Немалую роль играют экстралингвистические факторы,
формирующие концептуальную программу автора ИТ и обеспечивающие
приемлемость ПТ в принимающей культуре.
В коммуникативной модели учитываются отношения, которые в
семиотике определяются как синтаксические, семантические и
прагматические, т.е. отношения между знаками, знаком и денотатом, знаками
и коммуникантами. Семантика, ситуация и функция составляют
инвариантную основу высказывания на ИЯ и ПЯ.

2. Информационная модель

Информационная модель перевода базируется на постулате,


утверждающем, что любой устный или письменный текст и его основная
единица – слово – являются носителями разнообразной информации,
которая в сознании переводчика должна быть воспринята и понята,
осмыслена (в идеале) во всем объеме, со всеми смысловыми,
стилистическими, стилевыми, функциональными, ситуативными,
эстетическими и прочими особенностями. Процесс восприятия, понимания
текста происходит одновременно с процессом воссоздания текста, т.е.
перевода текста на основе информационных эквивалентов в языке перевода.
По мнению Р.К. Миньяра-Белоручева, информационная теория перевода
ближе других подошла к ответу на вопрос, что такое перевод. Термин
«сообщение» в ее интерпретации – это не «какой-либо текст,
предназначенный для слушателя или читателя», а информация, доступная
пониманию только конкретного адресата, знакомого с создавшейся
ситуацией. Например, если в ответ на просьбу одолжить некоторую сумму
денег вам ответят, что зарплата ожидается только на следующей неделе, то
суть сообщения не в том, когда несостоявшемуся кредитору выдадут
зарплату, а в том, что на данный момент у него нет денег, чтобы вам помочь.
Значимым для информативной теории является и понятие «инвариант»,
заимствованное из математики. По аналогии под инвариантом переводчики
подразумевают информацию, которая должна быть и в исходном тексте, и
отражаться в переводе. Поскольку всякое высказывание контекстуально
обусловлено, то определение инварианта невозможно без учета контекста,
ситуации, в которой данное высказывание прозвучало.
В основе информационной теории перевода лежит постулат о том, что
целью перевода является передача инвариантной информации. Поскольку
информация текста перевода не может быть абсолютно тождественна
информации оригинала, неизбежны как определенные потери, так и
приобретения.
Информация разделяется на ключевую (информация самой высокой
ценности), дополнительную (информация для малокомпетентного
адресата),
уточняющую (информация незначительной ценности), нулевую
(информация, не имеющая никакой ценности).
Каждый из несовпадающих речевых отрезков ИТ и ПТ может содержать
только одну информацию той или иной коммуникативной ценности. Анализ
несоответствий, выявляемых при сопоставлении текстов, позволяет
оценивать качество перевода с точки зрения его информативной ценности.
Самой серьезной ошибкой считается искажение ключевой информации, а
опущение слов, несущих нулевую информацию (например слов-паразитов),
вовсе не рассматривается как ошибка.

4. Теория уровней эквивалентности

Краеугольной проблемой перевода является соответствие текста ПЯ


тексту ИЯ и наличие критериев этого соответствия. Переводчик всегда
оказывается перед выбором степени соответствия перевода оригиналу,
поэтому разработка теорий эквивалентности является основным
направлением лингвистической теории перевода.
Особое место в развитии лингвистической теории перевода
принадлежит теории уровней эквивалентности, разработанной В.Н.
Комиссаровым, который толковал эквивалентность как смысловую близость
оригинала и перевода, а эквивалентный перевод – как перевод,
воспроизводящий содержание оригинала на одном из уровней
эквивалентности.
Теория уровней эквивалентности отражает лингвистический подход к
переводу как к процессу преобразований между языками. В ее основе лежит
представление о том, что степень близости между оригиналом и переводом
является величиной переменной.
Рассмотрим типы эквивалентных отношений между текстами оригинала
и перевода, выделенные В.Н. Комиссаровым.
Эквивалентность на уровне цели коммуникации характеризуется
наименьшей общностью содержания оригинала и перевода. Под целью
коммуникации понимается часть содержания высказывания, выражающая
основную функцию этого высказывания. Цель коммуникации имеет
первостепенное значение при переводе. Сравним: Take your time. – Не
торопись.
Эквивалентность на уровне описания ситуации характеризуется
немного большей общностью содержания разноязычных текстов, так как в
обоих текстах говорится об одном и том же. Если даже отсутствует
совпадение в лексике и грамматике, можно не сомневаться, что описывается
одна и та же ситуация и что между объектами действуют одни и те же связи.
Сравним: The telephone rang and he answered it. – Зазвонил телефон, и он снял
трубку. Ситуация, объекты и связи между ними общие.
В любом языке для описания какой-либо ситуации используются
высказывания, в которых называются только некоторые из признаков данной
ситуации. Набор таких признаков составляет способ описания ситуации.
Большинство ситуаций можно описать, опираясь на разные признаки.
Поскольку в каждом языке свои предпочтения в отношении признаков,
способ описания одной и той же ситуации в одном языке оказывается
неприемлемым в другом.
Эквивалентность на уровне способа описания ситуации предполагает
сохранение общности не только цели коммуникации и ситуации, но также
понятий, с помощью которых была описана ситуация в ИТ.
В рамках одного способа описания ситуации возможны различные виды
семантического варьирования. Сопоставительный анализ показывает, что
наиболее часто отмечаются такие виды варьирования семантической
структуры высказывания, как степень детализации описания, способ
объединения в высказывании описываемых признаков ситуации и способ
указания направления отношений между признаками ситуации.
В первом случае некоторые признаки непосредственно включаются в
высказывание, а другие подразумеваются, но легко выводятся из контекста.
В этом отношении, английские высказывания бывают более имплицитными,
чем русские. То, что в оригинале подразумевается, в переводе должно быть
эксплицитно выражено. Так, простое английское предложение The workers
demand the improvement of their conditions в русском переводе будет
незаконченным (Рабочие требуют улучшения условий), если не добавить
труда (жизни).
Различия в способе объединения в высказывании описываемых
признаков ситуации выявляются при переводе фразы из романа английского
писателя А.Кронина «Цитадель»: Manson climbed into the gig behind
atallblackangular horse. – Он сел в коляску позади лошади. По-русски это
звучит некорректно, ибо получается, что лошадь тоже сидела в коляске.
Можно сесть позади кучера, позади другого седока. Для того, чтобы усадить
героя позади лошади, нужно указать, что он сел в коляску, запряженную этой
лошадью.
В разных языках обнаруживаются собственные предпочтения в выборе
способа описания ситуации с использованием косвенных признаков. В
романе Дж.Голсуорси «Сага о Форсайтах» есть предложение They had their
backs to the sunshine now. – Теперь их спины были обращены к солнцу. Речь
идет о поездке героев романа в открытом автомобиле, а в данном эпизоде
автомобиль поворачивает за угол. Дословный перевод выглядит пафосно,
поэтому в книгу вошел вариант – Теперь солнце светило им в спину.
Эквивалентность на уровне структурной организации высказывания
позволяет сохранять и часть значения синтаксических структур оригинала. В
данном типе используются аналогичные структуры, имеющие примерно
одинаковые значения в обоих языках. Например, английскому пассивному
залогу соответствует страдательный залог в русском языке: The house was
sold for eighty thousand dollars. — Дом был продан за восемьдесят тысяч
долларов.
Когда полный параллелизм сохранить не удается, прибегают к
синтаксическому варьированию, выбирая ближайшую синтаксическую
форму либо изменяя порядок слов или тип предложения.
Эквивалентность на уровне семантики языковых знаков имеет место
при дословном переводе. Мы обнаруживаем группу переводов, близость к
оригиналу в которых будет наибольшей, поскольку переводчик, стремясь как
можно полнее воспроизвести значения слов оригинала, использовал
дословный перевод: I saw hi mat the theatre. — Я видел его в театре.
Эквивалентность данного типа – явление распространенное, хотя достичь ее
в ряде случае невозможно из-за несовпадения значений слов в разных
языках. Переводческие проблемы возникают в связи с каждым из трех
основных макрокомпонентов семантики слова: денотативным,
коннотативным и внутриязыковым значений. Чаще всего – при передаче
денотативного значения, затрудняемой различиями в номенклатуре
лексических единиц, объеме значений и сочетаемости единиц с близким
значением.
В языке оригинала немало слов, не имеющих прямых соответствий в
языке перевода. К примеру, английский глагол to tinker не переводится
односложно, его суть передает выражение Неумело что-либо чинить
(налаживать). Та же проблема с переводом существительного tinkerer.
Если в двух языках значения слов-соответствий не совпадают по
объему, слову с общим значением в ИЯ может соответствовать слово с более
узким значением в языке перевода (или наоборот). Например, английскому
mealв русском языке соответствуют более частные названия приемов пищи:
завтрак, обед, ужин.
Из-за различий в сочетаемости использование ближайшего соответствия
также может оказаться невозможным. Если в оригинале человек
проваливается в снег up to his waist, то в переводе он окажется в снегу по
пояс.
Итак, изучение уровней эквивалентности позволяет определить, какой
степени близости к оригиналу переводчик может достичь в каждом
конкретном случае. Правильное определение типа эквивалентности и
связанных с этим переводческих проблем служит ключом к их решению.

Лекция №6

ПЕРЕВОДЧЕСКИЕ СООТВЕТСТВИЯ

1. Теория закономерных соответствий


2. Основные виды переводческих соответствий
3. Роль контекста при выборе переводческого соответствия
4. Безэквивалентные единицы переводческих соответствий
Стремление к максимальной смысловой и структурной близости
перевода к оригиналу приводит к эквивалентности не только текстов,
связанных процессом перевода, но также отдельных высказываний в этих
текстах, причем не только соотнесенных высказываний, но и составляющие
их единиц ИЯ и ПЯ.
Использование определенной единицы ПЯ для перевода данной
единицы ИЯ не случайно: обе единицы обладают относительно стабильным
значением, а то, что в процессе перевода одна заменяет другую,
свидетельствует о значительной общности их значений. Подобная общность
создает предпосылки для установления отношений переводческой
эквивалентности, т.е. для регулярного использования одной единицы в
качестве перевода другой.
Единица языка перевода, регулярно используемая для перевода какой-
либо единицы исходного языка, называется переводческим соответствием.
Первая попытка теоретически осмыслить межъязыковые переводческие
соответствия принадлежит Я.И. Рецкеру, разработавшему теорию
закономерных соответствий. Ученый не использует понятие
эквивалентности для описания отношений между текстом на языке перевода
и текстом на языке оригинала, а говорит о закономерных соответствиях как
об отношениях между отдельными фрагментами текста оригинала и текста
перевода. Главная заслуга автора данной не только в том, что он обратил
внимание на закономерный характер лексических соответствий при
переводе. Рецкер указал на самостоятельность учения о различных типах и
видах соответствий в теории перевода. В попытке определить степень
лексико-семантической соотнесенности сравниваемых единиц он
классифицировал возможные соответствия между лексическими единицами
оригинала и перевода на три основные типа: эквиваленты, аналоги и
адекватные замены.
К эквивалентам относятся постоянные переводческие соответствия.
Независимо от контекста определенные единицы языка оригинала всегда
переводятся одними и теми же единицами языка перевода. Примером служат
политические термины, собственные имена и названия, а также другие слова
и словосочетания, имеющие синонимичные единичные соответствия.
Аналогами иначе называют вариантные и контекстуальные
соответствия. Переводчик, исходя из требований контекста, может сделать
выбор из нескольких соответствий в языке перевода.
Адекватные замены включают все виды переводческих лексических
трансформаций – генерализацию, конкретизацию, смысловое развитие,
антонимический перевод и др. Речь идет об отсутствии регулярных
соответствий между единицами исходного текста и текста перевода.
Следует отметить, между эквивалентами с одной стороны и аналогами и
адекватными заменами с другой есть принципиальное различие:
эквивалентные соответствия относятся к сфере языка, тогда как два других
типа – к сфере речи.
Представленная классификация не является вполне последовательной.
Действительно, адекватные замены относятся не столько к типам
соответствий, сколько к типам преобразований. Переводчики прибегают к
ним в отсутствие словарных соответствий в языках. Тем не менее, благодаря
Рецкеру понятие «соответствие» прочно вошло в исследовательскую
практику. Более того, заслугой стало утверждение метода сопоставления
переводов с их оригиналами для выявления языковых закономерностей
переводческого процесса. В последующие десятилетия многие авторы
обращались к проблеме переводческих соответствий, работая над разными
комбинациями языков.

2. Основные виды переводческих соответствий

В практических целях регулярные соответствия классифицируются по


признаку принадлежности языковых единиц к определенному уровню ИЯ.
Фонемные и морфемные соответствия анализируются в составе единиц
более высокого уровня. Соответствия на уровне предложения либо
рассматриваются как речевые штампы и задаются списком, либо включаются
во фразеологические соответствия, которые относятся к основным видам
переводческих соответствий наряду с лексическими и грамматическими.
В большинстве случаев в качестве соответствия выступает единица ПЯ
того же уровня. Однако речевые высказывания строятся на основе
взаимодействия единиц разного уровня, и в процессе перевода заранее не
предопределяется, средствами какого уровня будет передаваться в переводе
данная единица оригинала. Поэтому принципиально возможны и фактически
нередки случаи межуровневых переводческих соответствий. Так, ударение
на обычно безударном вспомогательном глаголе в английском предложении
But he will meet her передается в переводе с помощью лексических единиц:
Но он ведь обязательно встретится с ней (фонетико-лексическое
соответствие). Подобным образом могут создаваться лексико-
грамматические (Give me so me bread. – Дай мне хлеба) и грамматико-
лексические соответствия (The delegation had been received by the prime-
minister.- До этого делегация была принята премьер-министром).
Среди лексических соответствий выделяют единичные и
множественные. Единичное соответствие означает, что в большинстве
случаев данная единица ИЯ переводится одной и той же единицей ПЯ. Это
характерно главным образом для собственных имен, терминов и различных
названий: House of Commons– это всегда Палата общин;oxygen–
кислород;hydrogen– водород;Senator – сенатор. Отметим, что единичные
соответствия могут быть только у некоторых значений многозначного слова:
английскомуbarrel соответствует бочка, бочонок, барабан, а кроме того ствол
(в значении «часть огнестрельного оружия») и баррель (как мера объема
нефти).
Ряд единиц ИЯ имеют множественные соответствия – несколько
единиц ПЯ, регулярно используемых для передачи значений. Например,
trade-union– профсоюз, тред-юнион;importance – важность, значение,
значимость; flying – летающий, летный, летящий, летательный, летучий.
Практический интерес представляет изучение фразеологических
соответствий. В соотнесении со способами перевода образной фразеологии
на другой язык можно выделить следующие группы:
фразеологические эквиваленты, или образные фразеологические
единицы в языке перевода, полностью соответствующие по смыслу
фразеологизмам в языке оригинала и основанные на одном с ним образе
(Strike their on while it is hot. – Куй железо, пока горячо);
фразеологические аналоги, или фразеологизмы, аналогичные по
смыслу, но основанные на ином образе (to turn back the clock – повернуть
вспять колесо истории; Abirdin the hand is worthtwoin the bush.–Лучше синицу
в руки, чем журавля в небе).
фразеологические соответствия-кальки, созданные путем дословной
передачи содержащегося в иностранном фразеологизме образа (People who
live in glass houses should not throw stones. – Люди, живущие в стеклянных
домах, не должны бросать камни);
фразеологические соответствия-описания – свободные
сочетания слов, объясняющие смысл фразеологической единицы и
используемые, когда переводчику не удается найти в ПЯ ни эквивалента, ни
аналога, а дословный перевод сопряжен с малопонятным буквализмом (To
cut off with a shilling. – Лишить наследства). Как видим, при описательном
переводе утрачивается образность английского фразеологизма, более
экспрессивного, чем русский перевод;
фразеологические соответствия-контекстуальные замены,
являющиеся компромиссом, к которому прибегают, чтобы при
невозможности дословного воспроизведения фразеологизма на ПЯ хотя бы с
достаточной точностью передать его содержание в конкретном контексте. В
следующем примере для контекстуальной замены используется устойчивое
словосочетание «не мастер давать советы»:
– Well, Mr. Cherrel, what would you do?
– I am a poor hand at advice.
–А вы, м-р Черрелл, как бы вы поступили?
–Я не мастер давать советы.
Очевидно, что благодаря этому приему переводчику удалось передать
скромную и сдержанную манеру отвечающего.
Выбор грамматических соответствий определяется не
грамматическими единицами оригинала, а организацией передаваемой
информации в высказывании в целом. Поэтому для грамматических единиц
ИЯ не обнаруживается единичных соответствий, постоянно или хотя бы в
большинстве случаев используемых в переводе, когда в оригинале
появляется данная единица. Множественные соответствия грамматическим
единицам ИЯ также отличаются от лексических вариантных соответствий.
Среди них следует различать однотипные (одноименные) и разнотипные
соответствия.
Однотипные соответствия одинаково определяются в ИЯ и ПЯ, имеют
аналогичное название и обладают аналогичным грамматическим значением в
обоих языках (вспомним английское и русское существительное, английскую
и русскую категорию я числа и т.д.).
Разнотипное соответствие означает несовпадение исходной единицы с
переводимой по определению и названию (например, английское наречие и
русский предложный оборот в функции обстоятельства).

3. Роль контекста при выборе переводческого соответствия


Признание важности наличия соответствий не означает механической
подстановки соответствия взамен переводимой единицы оригинала. Понятие
соответствия тесно связано с понятиями лингвистического и ситуативного
контекста. Только контекст определяет выбор соответствия при переводе,
отказ от использования известных соответствий, необходимость поиска иных
способов перевода.
Лингвистический контекст – это языковое окружение единицы языка в
тексте; совокупность слов, грамматических форм и конструкций,
действующих при использовании данного слова. Различается контекст узкий
(микро-) и широкий (макро-). Узкий контекст создают словосочетания или
предложения, т.е. языковые единицы, сосуществующие с данной единицей в
пределах предложения. Узкий контекст рассматривается в двух ипостасях –
синтаксической и лексической. Синтаксический контекст – синтаксическая
конструкция, в которой употребляется данное слово, словосочетание или
придаточное предложение; лексический– совокупность лексических единиц,
слов и устойчивых словосочетаний, в окружении которых используется
данная единица. Широкий контекст выходит за рамки предложения, так что
языковым окружением данной единицы является текстовой контекст,
составляемый совокупностью языковых единиц в смежных предложениях.
Точные рамки широкого контекста установить нельзя, это может быть
контекст группы предложений, абзаца, главы или даже всего произведения
(например, рассказа или романа).
Ситуативный (экстралингвистический) контекст определяют
обстановка, время и место, с которыми связано высказывание, а также любые
факты реальной действительности, знание которых помогает ПР (и
переводчику) правильно интерпретировать значения языковых единиц в
высказывании.
Выбор переводческих соответствий осуществляется с учетом контекста,
в котором находятся переводимые единицы оригинала. Сопоставление
потенциальных смыслов совместно употребленных языковых единиц
позволяет определить значение, в котором каждая из них используется в
данном высказывании. В большинстве случаев это делается при изучении
узкого контекста.
Рассмотрим следующее английское предложение: The striking unions
have won concessions despite bitter opposition of the employers. Вне контекста
все его полнозначные слова имеют несколько значений, но путем
сопоставления значений друг с другом в контексте данного высказывания мы
достигаем их совместимости, выбрав для первого слова значение
«бастовать», второго– «профсоюз», третьего– «добиться», четвертого–
«уступка», пятое – «ожесточенный», шестого – «сопротивление». Слово
employer (предприниматель) – ключ к пониманию, о какой сфере жизни идет
речь в высказывании. Для определения значений остальных слов достаточно
соответствующих словосочетаний: striking unions, win concessions, bitter
opposition.

4. Безэквивалентные единицы переводческих соответствий

Сопоставительный анализ переводов обнаруживает наряду с языковыми


единицами ИЯ, имеющими единичные или множественные соответствия в
ПЯ, лексические и грамматические единицы, для которых в ПЯ нет прямых
соответствий.
Единицы ИЯ, которые не имеют регулярных соответствий в ПЯ,
называются безэквивалентными. Главным образом они обнаруживают
среди неологизмов, обозначений специфических понятий и национальных
реалий, а также малоизвестных имен и названий, для которых в процессе
перевода приходится создавать окказиональные соответствия.
Безэквивалентными грамматическими единицами могут быть
морфологические формы (герундий), части речи (артикль), синтаксические
структуры (абсолютные конструкции). Как и соответствия, безэквивалентные
единицы выявляются только по отношению к одному из пары
анализируемых языков. Для единицы ИЯ, безэквивалентной по отношению к
данному ПЯ, не исключены регулярные соответствия в других языках.
Безэквивалентность единиц не ставит крест на возможности передать их
значение в переводе с не меньшей точностью, чем суть единиц, имеющих
прямые соответствия. У переводчика есть в запасе нерегулярный,
исключительный способ перевода – окказиональное соответствие.
Сравним: know-how – ноу-хау, backbencher – заднескамеечник (в области
перевода безэквивалентной лексики); Business disposed of, Mr. Swiveller was
inwardly reminded of its being high dinner-time. – Когда с этим делом было
покончено, организм мистера Свивеллера напомнил ему, что час обеда уже
близок (при передаче на другой язык безэквивалентных грамматических
форм).
Рассмотрев основные виды переводческих соответствий и принципы их
использования в переводческой практике, отметим, что описание системы
таких соответствий для конкретных комбинаций языков – задача частных
теорий перевода этих языков.
Лекция №7

ПЕРЕВОДЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ

1. Переводческие трансформации как дедуктивный способ


описания процесса перевода
2. Лексические трансформации
3. Грамматические трансформации
4. Комплексные (межуровневые) трансформации

1. Переводческие трансформации как дедуктивный способ описания


процесса перевода

Создание коммуникативно равноценного текста на ПЯ связано с


проблемой выбора способов перехода от единиц оригинала к единицам ПЯ,
т.е. проблемой переводческих преобразований. Однако представлять
процесса перевода как преобразования единиц оригинала в единицы
перевода значит переоценивать его дедуктивный характер. В
действительности, переводчик просто подыскивает единицам оригинала
коммуникативно равноценные единицы в языке перевода. Поиск начинается
с восприятия единиц оригинала и завершается созданием соответствующих
отрезков перевода. При сопоставлении исходных и конечных отрезков текста
определяются способы перехода от первых ко вторым – приемы перевода, с
помощью которых первые как бы преобразуются во вторые.
Преобразования, с помощью которых можно осуществить переход от
единиц оригинала к единицам перевода в указанном смысле, называются
переводческими (межъязыковыми) трансформациями. Они
осуществляются с языковыми единицами, имеющими как план содержания,
так и план выражения, следовательно, носят формально-семантический
характер, т.е. преобразуют как форму, так и значение исходных единиц.
При описании процесса перевода переводческие трансформации
рассматриваются не в статическом плане – как средство анализа отношений
между единицами ИЯ и их словарными соответствиями, а в плане
динамическом – как способы, которые можно использовать при переводе при
переводе различных оригиналов, если словарное соответствие отсутствует
или не может быть использовано по условиям контекста.
В зависимости от характера единиц ИЯ, исходных в операции
преобразования, переводческие трансформации подразделяются на
лексические и грамматические, а также комплексные лексико-
грамматические. В последнем случае преобразования либо одновременно
затрагивают лексические и грамматические единицы оригинала, либо
являются межуровневыми, т.е. осуществляют переход от лексических единиц
к грамматическим (и наоборот).

2. Лексические трансформации

Лексические переводческие преобразования описывают формальные


и содержательные отношения между словами и словосочетаниями в
оригинале и переводе. Среди формальных лексических преобразований в
качестве основных трансформационных приемов выделяются
транскрипция/транслитерация и переводческое калькирование.
Прием транскрипции означает, что в переводе воспроизводится
звучание слова оригинала, в отличие от транслитерации, передающей его
графическую форму. Транскрипция широко применяется при переводе
собственных имен, географических названий, названий фирм, многих
терминов и т.п.: Jack – Джек, Washington – Вашингтон, Anaconda Mining
Company – Анаконда майнинг компании, dividends – дивиденды.
Прием калькирования не требует особых разъяснений. Применяя этот
прием, переводчик переводит составляющие элементы слова или
словосочетания и затем объединяет переведенные части в единое целое:
superpower – сверхдержава, International Monetary Fund – Международный
валютный фонд. При этом в переводе может изменяться порядок следования
компонентов: United Nations Organization – Организация Объединенных
Наций, first-strikeweapon – оружие первого удара. Встречаются смешанные
случаи, когда при калькировании одна часть слова переводится а другая --
транскрибируется: petrodollars – нефтедоллары, miniskirt – мини-юбка.
В группу лексических трансформаций, применение которых связано с
модификацией содержания лексических единиц, входят конкретизация,
генерализация и модуляция.
Прием конкретизации заключается в том, что переводчик выбирает для
перевода в оригинале слово с более конкретным значением в переводящем
языке. Например, переводя на русский язык английское mother-in-law нужно
будет выяснить, кто имеется в виду, чтобы сделать выбор между более
конкретными существительными теща и свекровь.
Как видно из самого названия, прием генерализации подразумевает
замену единицы ИЯ, имеющей более узкое значение, единицей ПЯ с более
широким значением. Чаще всего этот прием используется, когда в языке
перевода отсутствует необходимое слово с конкретным значением как в
случае обобщения различий между английскими swim, sail, float, drift в
русском переводе единым плавать.
Модуляция, или смысловое развитие, – замена слова или
словосочетания ИЯ единицей ПЯ, значение которой логически выводится из
значения исходной единицы. Как правило, между соотнесенными отрезками
в оригинале и переводе прослеживаются причинно-следственные связи.
Используем для примера предложение из романа А. Кронина «Цитадель»:
Even before the paralyzed man began to read Andrew felt himself dismissed. –
Еще раньше, чем больной принялся за чтение, Эндрю почувствовал, что
пора уходить. В русском варианте причина заменяется следствием,
поскольку буквальный перевод неясен по смыслу и противоречит нормам
русского языка.
В большинстве работ по теории перевода к лексическим
трансформациям причисляют также приемы лексического добавления,
опущения, целостного преобразования, однако отдельные переводоведы (в
частности В.Н. Комиссаров)относят первые два вида трансформаций
исключительно к тактическим приемам перевода.
Лексическое добавление – выражение в переводе элементов смысла,
остающихся в оригинале подразумеваемыми, с помощью дополнительных
лексических единиц. Трансформация добавления основана на употреблении в
ПЯ опущенных в ИЯ уместных слов и весьма типична при переводе
словосочетаний английского языка. Сравним: The new American Secretary of
State has proposed a world conference on food supplies. – Новый
государственный секретарь США предложил созвать всемирную
конференцию по вопросам продовольственных ресурсов.
В словосочетании has proposed a world conference опущен компонент
глубинной (семантической) структуры, представленный словом to call
(созвать). Этот семантический компонент, формально невыраженный в
английском предложении (в его поверхностной структуре), должен быть, по
нормам русского языка, выражен в соответствующем русском предложении.
При выборе дополнительного элемента в каждом конкретном случае
переводчик руководствуется как правилами сочетаемости слов в ПЯ, так и
экстралингвистическими факторами. Иногда добавления могут быть вызваны
синтаксической перестройкой структуры предложения при переводе, в ходе
которой иногда требуется ввести в предложение те или иные элементы.
Прием опущения прямо противоположен добавлению и предполагает
отказ от передачи в переводе семантически избыточных слов Примером
семантической избыточности может служить использование в английском
языке так называемых «парных синонимов» - параллельно употребляемых
слов с близким значением. Русскому языку это явление несвойственно, и при
переводе один из синонимов, как правило, опускается, сравним: just and
equitable treatment– справедливое отношение. Следует помнить, что
избыточные элементы в тексте не сводятся к парным синонимам. Опускаться
при переводе могут и другие части высказывания: So I paid my check and all.
Then I left the bar and went out where the telephones were. – Я расплатился и
пошел к автоматам.
Целостное преобразование является разновидностью смыслового
развития. Данный приём можно кратко определить как преобразование
отдельного слова, а порой и целого предложения, преобразование, которое
происходит не по элементам, а целостно.
В традиции языковых контактов используется ряд целостных
преобразований частотной лексики, результаты которых закреплены как
словарные соответствия – постоянные и вариантные. Особенно много таких
соответствий среди словосочетаний живого разговорного языка, сравним:
How do you do? – Здравствуйте.
Never mind. – Ничего, не беспокойтесь, не обращайте внимания.
Forget it. – Не стоит говорить об этом.
Все приведенные примеры показывают, что эти разговорные
соответствия не имеют общих семантических компонентов, обладают
различной внутренней формой и в тоже время передают одно и тоже
содержание средствами разных языков. Целостного преобразования при
переводе требует не только специфика разговорной речи, но и перевод
пословиц, поговорок, фразеологизмов, образная замена которых путем
использования данного приема часто выступает в качестве важного условия
достижения адекватного перевода.

3. Грамматические трансформации

К числу грамматических трансформаций принадлежат дословный


перевод, членение предложений, объединение предложений и
грамматические замены.
Дословный перевод – способ перевода, при котором синтаксическая
структура ИЯ заменяется аналогичной структурой ПЯ. Например: Не was in
London two years ago. – Он был в Лондоне два года назад. Прием достаточно
прост, но заслуживает упоминания, поскольку иногда является лучшим
выбором, чем изменение синтаксической структуры.
Прием членения предложения заключается в дроблении одного целого
предложения оригинала, превращении его в два-три предложения в переводе.
Для этого бывают не только семантические, но и стилистические причины.
Например, в английских газетах нередко встречаются краткие (в одно
предложение) сообщения, содержащие большой объем информации:
Bothenginecrewsleapedtosafetyfromacollisionbetweenaparcelstrainandafreighttrai
nnearMorrisCowley, Oxfordshire. В русском переводе будет естественным это
сообщение представить в двух частях: сначала сказать о самом событии, а
потом о его последствиях. Примерно так: Вблизи станции Моррис Коули в
графстве Оксфордшир произошло столкновение почтового и товарного
поездов. Члены обеих поездных бригад остались невредимы, спрыгнув на
ходу с поезд.
Прием объединения предложений– прямая противоположность
предыдущему: два-три предложения оригинала сливаются в одно
предложение в переводе. Применение этого приема – мера вынужденная, к
ней прибегают по причине недооформленности одного из переводимых
предложений: The marchers did not intend to go to Parliament. Nor to petition
their MP's. – Участники демонстрации не собирались ни идти к парламенту,
ни подавать петицию своим депутатам.
Во многих случаях переход от оригинала к переводу может
осуществляться с помощью грамматических замен, подразумевающего
отказ в использовании в переводе аналогичных грамматических форм.
Замене может подвергаться грамматическая категория, часть речи, член
предложения, предложение определенного типа. Пример: They left the room
with their heads held high. – Они вышли из комнаты с высоко поднятой
головой. В данном случае произошла замена формы числа по соображениям
стиля или узуса

4. Комплексные (межуровневые) трансформации

Особую группу приемов перевода составляют переводческие


трансформации, с помощью которых преобразуется и лексика, и
синтаксические структуры оригинала. Речь пойдет об антонимическом
переводе, экспликации (описательном переводе) и компенсации.
При антонимическом переводе замена утвердительной формы в
оригинале на отрицательную форму в переводе (или, наоборот)
сопровождается заменой лексической единицы ИЯ на единицу ПЯ с
противоположным значением: Nothing changed in my hometown. – Все
осталось прежним в моем родном городе. В англо-русских переводах этот
прием применяется особенно часто, когда в оригинале отрицательная
частица употреблена со словом, имеющим отрицательный префикс,
например: She is not unworthy of your attention. – Она вполне достойна вашего
внимания.
Экспликация (описательный перевод)– лексико-грамматическая
трансформация, при которой лексическая единица ИЯ заменяется
словосочетанием, раскрывающим ее значение (conservationist – сторонник
охраны окружающей среды, whistle-stop speech – выступление кандидата в
ходе предвыборной агитационной поездки). Недостатком описательного
перевода является многословность, так что к нему желательно обращаться,
если можно обойтись сравнительно кратким объяснением. Пример:a shuttle
eservice – это организация челночных перевозок между какими-то
пунктами. А вот в следующем случае это же выражение передается более
лаконично: Car owners ran a shuttle service for parents visiting the children
injured in the accident. – Владельцы автомашин привозили и отвозили
родителей, которые навещали своих детей, пострадавших во время аварии.
При использовании приема компенсации элементы смысла, утраченные
при переводе, передаются иными средствами, причем необязательно в том же
месте текста, что и в оригинале:You could tell he was very ashamed of his
parents and all, because they said 'he don't' and 'she don't' and stuff like that. –
Было видно, что он стесняется своих родителей, потому что они говорили
'хочут' и 'хочете' и все в таком роде. Нарушение языковой нормы в
английском тексте, которое сложно передать в переводе, компенсировано
совсем иными нестандартными формами в русском языке.
Мы рассмотрели основные виды переводческих трансформаций,
выделенные в классификации, предложенной В.Н. Комиссаровым. Заметим,
что есть и другие критерии, которые позволяют более детально рассмотреть
трансформации, помогающие переводчику преодолеть типичные трудности.

Лекция №8
ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ПЕРЕВОДА
1. Межъязыковые лексико-семантические категории
2. Трансформации при переводе слов с разным объемом значения
3. Трансформации, связанные с различием в употреблении слов и их
различной сочетаемостью
4. Лексико-семантические преобразования в процессе перевода

1. Межъязыковые лексико-семантические категории

Закономерный характер межъязыковых соответствий определяется


самим фактом существования такого вида мыслительной деятельности, как
перевод, и ее материализованных результатов, и существованием на
межъязыковом уровне соотносительных лексико-семантических категорий.
Их изучение способствует выявлению степени взаимной адекватности
языковых фактов и их совокупностей в сравниваемых языках. В этой связи
анализ должен предшествовать выделению переводческих соответствий на
основе различных критериев. Принимая во внимание семантическое
содержание сравниваемых лексических единиц, их звуковую (графическую)
форму, а также их синтагматические и речевые характеристики, ученые
различают такие синхронические межъязыковые категории, как
многозначность, синонимия,
омонимия, гипонимия и гиперонимия.
Многозначность подразумевает наличие у слова несколько
взаимосвязанных значений, характеризуемых общностью одного или более
семантических компонентов. Необходимо строго дифференцировать
различное употребление слов в одном лексико-семантическом варианте, с
одной стороны, их предметное отнесение, а с другой – действительное
различие значений. Следует помнить, что при переводе на другой язык объем
и содержание значений лексико-семантических вариантов многозначных
слов, а также правил их сочетания как смысловых составляющих
высказывания не совпадают. Например, в предложении I am happy to be
involved in this project из семи значений глагола involve подходит только
вовлекать. Тем не менее, нельзя признать удачным перевод предложения Я
счастлив (рад) быть вовлеченным в этот проект. Правильнее сказать Я
рад участвовать в этом проекте. Такой перевод можно считать
адекватным. Аналогичная ситуация со словом ambitious, имеющим значения
1) честолюбивый, 2) стремящийся, жаждущий (of), 3) претенциозный.
Однако словосочетание ambitious plans лучше перевести как смелые планы,
хотя в словаре такой вариант перевода отсутствует.
Таким образом, при переводе многозначного слова следует прежде
выбрать нужное значение, чтобы, отталкиваясь от него, искать подходящее к
данному контексту вариантное соответствие.
В основе межъязыковой синонимии лежит
вариативность (вариантность) лексико-семантических средств языка –
существование лексических единиц, называющих один и тот же денотат, но
отличающихся оценочными и стилистическими оттенками (порой
чрезвычайно тонкими). Межъязыковые сопоставления лексико-
семантического уровня часто фиксируют закономерные проявления
синонимии, когда разноязычные лексические единицы одного и того же
языкового разряда (части речи), различающиеся по своей фонетической
форме, парадигматике, синтаксическим связям, объему лексических понятий
и принадлежащие разным языковым системам, оказываются сходными,
частично или полностью, в одном (или более) лексическом значении и
прежде всего – в своей предметно-логической соотнесенности. В
переводческой практике такие лексические единицы называют
интернационализмами или «ложными друзьями переводчика».
В.С. Виноградов предлагает различать полные и относительные
межъязыковые синонимы.
Полными межъязыковыми синонимами следует считать соотносимые в
одном из своих значений слова двух (или более) языков, которые выражают
одно и то же понятие и не отличаются друг от друга эмоционально-
экспрессивной, стилевой или каким-либо другим видом константной
знаменательной информации. Примеры полных межъязыковых синонимов:
дом (в основном значении «жилье, строение, здание») – house; кашлять –
cough; луна – moon; вторник – Tuesday; зеленый – green.
Относительные межъязыковые синонимы – это слова с совпадающим
вещественно-смысловым содержанием (они коррелируются одним и тем же
денотатом), но различающиеся эмоционально-экспрессивной, стилевой или
какой-либо другой информацией. Несовпадение названного информативного
содержания может быть полным или частичным. Примеры относительных
межъязыковых синонимов: лик–face.
Межъязыковыми омонимами называют сходные по форме слова,
различающиеся значением или употреблением.
Полное отсутствие общих элементов смысла наиболее часто встречается
в случайных межъязыковых омонимах, не имеющих этимологических связей.
Например, английское словоcrabобозначает не краба, а лобковую вошь и
созвездие Рака. Однако случайные межъязыковые совпадения форм не
представляют большой сложности для переводчика, так как в большинстве
случаев данные слова не имеют никаких общих сем и соответственно
появляются в разных контекстах. Иное дело, когда и значения слов не
совпадают, и общих сем у них нет, а этимологическая связь налицо, как
между английскимactual и русским актуальный. Оба слова восходят к
латинскому actualis, однако английское actual обозначает «нечто реальное,
точное, истинное», у него нет общих сем с русским омонимом актуальный,
толкуемым как «очень важное для настоящего времени, злободневное»
(например, актуальная тема, актуальный вопрос). Ошибка в переводе
возникает довольно часто не только из-за близости формы, но по причине
очевидной этимологической близости.
Ученые предполагают, что образованию межъязыковых омонимов
способствовала семантическое расщепление многозначных слов – процесс,
обусловивший переход многозначности в омонимию. Сложные отношения
между значениями, отсутствие непосредственных связей и большое
расстояние между опосредованно связанными лексико-семантическими
вариантами полисемантичного слова определили отрыв отдельных значений,
распад полисимии и становление семантически не связанных и не
тождественных межъязыковых слов-омонимов.
Явления межъязыковой гипонимии и гиперонимии описываются как
видо-родовые и родо-видовые отношения между значениями слов.
Например, слово тюльпан – гипоним слова цветок, а цветок – гипероним
слов тюльпан, роза, ромашка, маргаритка и т.п.
Межъязыковая гипопимия определяет отношение слов одного языка,
называющих родовые понятия, к словам другого языка, обозначающим
видовые понятия, а межъязыковая гиперонимия – соотношение лексических
единиц, выражающих видовые понятия, число, передающих родовые
понятия.
Значимость фиксации межъязыковой гипонимии и гиперонимии для
переводоведения объясняется тем, что в силу различных причин лексической
единице оригинала могут соответствовать в ПТ как межъязыковой гипоним,
так и гипероним. Например, гипонимам тюльпан, роза и т.д. при
определенных условиях может стать эквивалентом гипероним flower.

2. Трансформации при переводе слов с разным объемом значения

Универсальные типы языкового членения действительности, которые


описываются в теории языка как семантические поля, в основном
совпадают по своим содержательным параметрам, но одновременно
характеризуются в каждом отдельном языке специфической структурой.
Своеобразие структуры семантических полей диктуется исторической
обусловленностью состава поля и сформировавшихся в нем связей,
национальными особенностями языковых систем.
На структуру отдельных семантических полей может оказывать влияние
культура и развитость национального сознания, уровень развития
материальных условий, в которых протекает жизнь общества, поэтому
принципы сегментации покрываемой данным семантическим полем области
действительности, действующие вместе с чисто языковыми факторами, и
структура семантического поля приобретают индивидуальный характер.
Примером могут служить обозначения частей тела в английском и русском
языках: finger“палец, перст”,toe “палец ноги”– палец.
В формальной логике такие отношения между понятиями называют
отношениями подчинения (субординации). В них содержание
подчиняющего понятия является частью содержания подчиненного. При
отношениях субординации понятий проявляется один из важнейших законов
логики: объем понятий (все предметы и явления, к которым приложимо
данное понятие) и содержание понятий (совокупность существенных
признаков и предметов, явлений, охватываемых понятием) находятся в
обратном отношении, т.е.подчиняющее понятие шире по объему, но уже по
содержанию, а понятие подчиненное – меньше по объему и больше по
содержанию.
В практике перевода при отношениях подчинения или субординации
понятий разных языков часто возникает необходимость в гипонимических
или гиперонимических трансформациях.
Гипонимические трансформации основаны на замене языковых
единиц более широкого, абстрактного значения (гиперонимов) единицами
более узкого, конкретного значения (гипонимами), например: Old birds are
not to be caught with chat. – Старого воробья на мякине не проведешь. В
переводческой практике эти трансформации часто описываются в терминах
приема конкретизации.
Гиперонимические трансформации представляют собой
трансформации противоположного направления (от гипонима к гиперониму)
и, соответственно, описываются в терминах приема генерализации.
Например: Яблоко от яблони недалеко падает. – As the tree, so the fruit.
В пределах гиперо-гипонимической группы возможны
интергипонимические трансформации – от одного гипонима к другому.
Например, словосочетание морской волк переводится на английский как sea-
dog. Такой переход от одного видового понятия к другому внутри родового
понятия иначе называют смещением.

3. Трансформации, связанные с различием в употреблении слов и их


различной сочетаемостью

К трансформациям, связанным с различием в употреблении слов и их


различной сочетаемостью можно отнести антонимический перевод,
семантическую компенсацию, добавление, опущение и целостное
преобразование.
Исключительно в целях демонстрации степени влияния норм
употребления слов и норм их сочетаемости с другими словами в
предложении остановимся на антонимическом переводе. Его применение
при переводе с английского языка на русский в ряде случаев обусловливается
специфической структурой английских антонимических групп.
Известно, что в современном английском языке для образования
антонимов широко используются отрицательные префиксы. Они отличаются
по форме от отрицательной частицы not, поэтому слова с такими префиксами
столь же свободно сочетаются с отрицательной частицей, как и все другие
слова. Именно это обстоятельство часто делает невозможным
непосредственный перевод слова с отрицательным префиксом на русский
язык: наиболее распространенная в русском языке приставка «не» совпадает
по форме с отрицательной частицей, так что слова с такой приставкой редко
сочетаются с отрицательной частицей (ср. англ. not unworthy – вполне
достойный).
Использование антонимического перевода бывает необходимо в виду
наличия в английском языке целого ряда антонимических групп, не
имеющих соответствий в русском языке. При этом в русском языке может
найтись слово, соответствующее по значению только одному члену
английской антонимической группы. Пример: в глагольной паре to like — to
dislike глаголу to like приблизительно подходят по значению русские глаголы
нравиться и любить, а подобрать соответствие для его антонима не удается.
Основной причиной использования антонимического перевода является
необходимость соблюдать нормы лексической сочетаемости избранного
соответствия с другими словами в предложении. Так, в романе Ч. Диккенса
«Давид Копперфилд» находим фразу For my part, I could have gone through a
good deal (though I was much less brave than Traddles, and nothing like so old)
to have won such a recompense.Выделенные слова в скобках заключают в себе
два сравнения. Слово смелый (brave)свободно употребляется как в
сравнительной конструкции неравенства, так и в конструкции равенства. Но
слово стар(old)в сравнительной конструкции равенства я так же стар, как
и он (я не так стар, как он) означает не просто возраст, а преклонный
возраст. Поскольку в тексте речь идет о двух мальчиках, данный вариант
неприемлем. Единственным выходом из положения является использование
в переводе антонимической конструкции со словом моложе: Что касается
меня, то я готов был пойти на все, только бы заслужить такое отношение
(хотя был моложе Тредлса и отнюдь не так смел, как он).

4. Лексико-семантические преобразования в процессе перевода

В своей практической работе переводчик нередко вынужден прибегать к


лексико-семантическим преобразованиям, что обусловливается разными
дескриптивными потенциями тех или иных языков. К наиболее
распространенным видам лексико-семантических преобразований
справедливо относят деривацию: в ПЯ используются слова-деривативы, т.е.
полученные с помощью словообразовательных префиксов или суффиксов. В
случае перевода с русского языка на английский часто это слова,
образованные благодаря исключительно продуктивным суффиксам -er, -ed,
-able (-ible). Отметим универсальность суффикса -er, который позволяет
создавать сушествительные–агенты действия фактически от любых глаголов,
например, от модальных глаголов must,ought:
Он требовательный человек.(Он любит командовать.) – He is a
muster.
Он всем говорит, что им следует делать. – He is an “oughter”.
В экспрессивных целях часто употребляются прилагательные,
образованные от существительных с помощью суффикса –ed, имеющего
грамматическое значение «обладающий чем-то (предметом, свойством,
отличительным признаком):отделанный мрамором – marbled; облаченный в
твид – tweeded; лесистый – wooded; в перчатках – gloved.
При переводе могут использоваться также прилагательные,
образованные с помощью суффикса -able (-ible), который в отличие от
суффикса –er является не абстрактным, а семантически полноценным. Он
придает деривативам определенное модальное значение (в частности
пассивное), если прилагательные происходят от основ переходных глаголов
(cр.:годный для питья – drinkable;отделимый – separable;объяснимый –
explicable), или значение признака, причинности соответствия, если
прилагательные образованы от глагольных основ и основ существительных
(ср.:хорошо осведомленный – knowledgeable; вызывающий возражение –
objectionable).
К лексико-семантическим преобразованиям также относят конверсию.
Это весьма продуктивный способ словообразования. Он порождает
множество слов, принадлежащих к разным частям речи, не внося изменений
в их структуру. Конверсия проявляется в использовании переводчиком слов,
значение которых не всегда фиксируется в словаре, а угадывается из
контекста при сопоставлении со значением исходного существительного
(или глагола):
Давайте поднимем тост за невесту и жениха. – Let us toast the bride
and bridegroom.
У Марии мальчик или девочка? – Is Maria’s baby a he or a she?
При переводе случается создавать вместо нарицательного или
собственного имени, использованного в оригинале, описательный эквивалент
и взаимозамещать его в речи, чтобы сохранить семантический смысл
переводимой лексической единицы. Когда в переводной речи не
отыскивается полного или относительного эквивалента либо иного
соответствия, ситуацию спасает перефразирование. Рассмотрим пример
перевода на английский язык фрагмента романа М.А. Булгакова «Мастер и
Маргарита»:
Второй – плечистый, рыжеватый, вихрастый молодой человек в
заломленной на затылок клетчатой кепке – был в ковбойке, жеваных белых
брюках и черных тапочках.
The other one – abroad-shouldered, reddish-haired,
shaggyyoungmanwithacheckedcapcockedonthebackofhisheadwaswearingacowbo
yshirt, crumpled white trousers, and black sneakers.
Переводчик взял в качестве эквивалента русского слова затылок,
которым обозначается понятие “задняя часть головы”, принятую в
английском языке форму выражения этого понятия the back of his head, по
сути являющуюся перифразой, или описательной конструкцией. Перифраза
используется и в отношении понятия, заключенного в слове ковбойка, –
cowboy shirt. При этом ни один из элементов смысла не утрачивается:
ковбойка – собственно русское слово, обозначающее особый тип мужских
рубашек, клетчатых и довольно ярких. Таким образом, решение переводчика
прибегнуть к перифразе вполне объяснимо.
Следует отметить, что при перефразировании потеря элементов
значения компенсируется добавлением одного или нескольких знаков,
содержащих в себе именно эти элементы. В этом собственно заключается
отличие перефразирования от генерализации, при которой потеря остается не
компенсированной.
Итак, непосредственная связь между лексико-семантическими
преобразованиями и рассмотренными лексико-семантическими
категориями,свидетельствует о детерминированности характера
переводческих соответствий существованием этих категорий на
межъязыковом уровне.

Лекция №9
ГРАММАТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ПЕРЕВОДА

1. Актуальное членение предложения


2. Изменение порядка слов и структуры предложения при переводе
3. Перевод форм и конструкций, эквиваленты которых отсутствуют в
языке перевода
4. Перевод форм и конструкций, не совпадающих в значении и
употреблении с эквивалентами в языке перевода

1. Актуальное членение предложения

Перевод – это смена одного плана выражения другим при сохранении


плана содержания, при которой могут осуществляться самые разнообразные
перестройки структуры предложений в исходном тексте.
Главные и второстепенные грамматические члены предложения
оформляют смысловые группы высказываний, составляющих ткань
содержания текста. Вне текста эти группы обладают объективным
содержанием, образующим их смысловую структуру, или смысловой объем;
в тексте смысловой объем составляющих их слов уточняется. Группы
разного смыслового объема вступают во взаимодействие друг с другом,
приобретают контекстуальные связи. В зависимости от семантической
весомости и контекстуальных связей они получают различную семантико-
контекстуальную значимость, но в совокупности образуют содержание
высказывания, воспринимаемое получателем, который делает выводы на
основании предыдущего опыта.
Посредством определенного расположения смысловых групп с
небольшой коммуникативной нагрузкой, тяготеющих к теме
(тематических), и элементов с большой коммуникативной нагрузкой,
тяготеющих к реме (рематических), на определенных позициях в
высказывании осуществляется актуальное членение предложения. По
содержанию данное понятие совпадает с понятиями «информационная
структура высказывания», “коммуникативная структура высказывания”,
“функциональная перспектива предложения”, “логико-грамматический
уровень” или “коммуникативная нагрузка членов предложения”. Все
используются для выявления структуры содержания высказывания,
выражающей семантические отношения между смысловыми группами,
составляющими ткань содержания, упорядоченными и оформленными
согласно грамматике данного языка.
Актуальное членение предложения имеет свою национальную
специфику. Так, в русском предложении коммуникативно значимые
компоненты, несущие новую информацию, тяготеют к концу фразы, вплоть
до расщепления именного сказуемого, например: Вернулся он оттуда
совершенно иным человеком. В английском предложении рема может
выражаться любыми способами, не требующими обязательного помещения
значимой информации в конце фразы, например, с помощью
неопределенного артикля: A boy came into the room.

2. Изменение порядка слов и структуры предложения при переводе

В силу национальной специфики актуального членения предложений на


русском и английском языках часто требуется при переводе изменить
порядок компонентов структуры предложения и их синтаксическое
оформление.
Эти изменения обусловливаются тем, что в английском языке чаще,
чем в русском, подлежащее выполняет следующие функции:
Объекта действия: Visitors are requested to leave their coats in the cloak-
room.– Посетителей просят оставлять верхнюю одежду в гардеробе
(подлежащее заменяется дополнением);
обозначения времени: The last week saw an intensification of diplomatic
activity.– На прошлой неделе наблюдалась активизация дипломатической
деятельности(подлежащее заменяется обстоятельством времени);
обозначения пространства: The little town of Clay Cross today witnessed a
massive demonstration. – Сегодня в небольшом городке Клей-Кросс
состоялась массовая демонстрация(подлежащее заменяется
обстоятельством места);
обозначения причины: The crash killed 20 people. – В результате
катастрофы погибло 20 человек(подлежащее заменяется обстоятельством
причины).
При переходе от одного языка к другому иногда приходится прибегать к
следующим видам преобразований:
сложное предложение может заменяться простым: It was so dark that I
could not see her. – Я ее не мог видеть в такой темноте;
главное предложение может заменяться придаточным и наоборот:
While I was eating my eggs, these two nuns with suitcases came in. – Я ел
яичницу, когда вошли эти две монахини с чемоданами;
 сложноподчиненное предложение может заменяться
сложносочиненным и наоборот: I felt pretty hungry as soon as I had a cigarette.
– Спал я недолго, было часов десять, когда я проснулся. Выкурил сигарету и
сразу почувствовал, как я проголодался. 
Различие порядка слов и функциональных особенностей в русском и
английском языках заставляет переводчика обращаться к приему
перестановки, что связано с различиями в восприятии структуры
предложения. Так, в русском языке у обстоятельства времени нет
постоянного места в предложении. Напротив, в английском языке
обстоятельство времени стоит в начале или в конце предложения, и во
втором случае носитель русского языка автоматически воспринимает
обстоятельство как рему сообщения:When Christianity came to Russia in 988. –
Когда в 988 году Русь приняла Христианство.

3. Перевод форм и конструкций, эквиваленты которых отсутствуют


в языке перевода

При переводе может возникнуть проблема передачи грамматических


форм и конструкций, эквиваленты которых отсутствуют в ПЯ. Решают ее,
описывая эти формы и конструкции как типологические характеристики ИЯ.
Типологическими характеристиками английского языка являются
артикль, конструкции с инфинитивом, абсолютные причастные конструкции
с предлогом with, каузативные конструкции, слова-заместители и др.,
поскольку они отсутствуют в русском языке. Как правило, для их передачи
на русский язык переводчик пользуется определенными приемами.
Прием опущения может использоваться в переводе безэквивалентных
единиц, но при условии, что их грамматическое значение дублируется с
помощью иных лексических или грамматических средств. Например: Give
me the book that you bought yesterday. – Дай мне книгу, которую ты купил
вчера.(значение определенного артикля дублируется смыслом придаточного
предложения).
Прием функциональной замены позволяет воспроизвести не столько
исходную форму, сколько ее грамматические или смысловые функции в
тексте. Например, определенный артикль может передаваться через
указательные местоимения или другие слова (тот, тот самый, этот, все,
всё):ItwastheMichaelIknewverywell. – Это был тот самый Майк, которого я
хорошо знал.Неопределенный артикль в классифицирующей функции,
применяемый для указания на принадлежность предмета к тому или иному
классу, в переводе на русский язык находит замену в словах некий,
известный, один из, такого рода, новый и пр.: They have an interest in
egaggeration. – У них есть известный интерес в преувеличении. На место
инфинитива последующего действия, не имеющего эквивалента в русском
языке, подбирают личные формы глагола: He woke up to find out that…– Он
проснулся и обнаружил, что …
Прием добавления используют при отсутствии соответствующих форм
и конструкций в ПЯ, и в разных контекстах содержание добавления
изменяется.Например, существительное war с определенным артиклем в
зависимости от контекста может означать и мировая война и война в
Афганистане и др.
Следует внимательно относиться к передаче конструкций, имеющих
формальное значение (пример – сравнительные обороты равенства и
неравенства): She felt as though she was fifty times as significant here as she
had ever been in her life before. – Здесь она чувствовала себя неизмеримо
значительнее,чем когда- либо вжизни.
При переводе конструкций, которым нет прямых соответствий в
русском языке, нередко прибегают к грамматическому или лексико-
грамматическому преобразованию предложения. Ср.: They offered the buyer
soil, delivery to be made in October. – Они предложили покупателям нефть,
причем доставка должна быть произведена в октябре.

4. Перевод форм и конструкций, не совпадающих в значении и


употреблении с эквивалентами в языке перевода

Большинство грамматических категорий присутствуют в обоих языках,


но не все из них имеют одинаковые значения и употребление с
эквивалентами в ПЯ. Речь идет, в частности, о категориях числа, рода и лица
существительных, прилагательных, и местоимений. Так, форме
единственного числа в английском может соответствовать форма
множественного числа в русском (money – деньги;ink – чернила и т.п.) или
наоборот (struggles – борьба;outskirts – окраина). Следует упомянуть, что
замена формы числа иногда выступает как средство создания
окказионального соответствия: We are searching for talent everywhere. – Мы
повсюду ищем таланты.
Тенденция к замещению связана с определенными частями речи.
Например, личные в неличные формы английского глагола обычно
заменяются русскими существительными. Замены бывают как
обязательными, так и факультативными. Приведем пример факультативной
замены глагола в тексте Т. Драйзера существительным в русском переводе:
Don't forget that a war was fought in this country to free slaves. (Th.Dreiser) – He
забывайте, что в нашей стране велась война за освобождение рабов.
Замещение продиктовано стилистическими соображениями. Менее удачный,
хотя допустимый вариант: для того, чтобы освободить рабов.
Перевод предложений с глаголом-сказуемым в страдательном залоге
часто требует изменения конструкции, так как в английском языке пассивные
конструкции употребляют иначе, чем в русском. Их можно создавать на
основе не только прямо-переходных, но и косвенно-переходных глаголов, а
также глаголов с предложными дополнениями. Это обусловливает более
широкое употребление пассивных конструкций в английском языке, чем в
русском (Его напрасно ждали. – He was waited for in vain).
Нелегкая задача – воспроизвести в переводе различные модальные
оттенки (уверенность, очевидность, долженствование, возможность,
сомнение, предположение и пр.). Проблема в разнообразии данных оттенков
и несходстве способов выражения модальности (как лексического, так и
грамматического характера) в каждом языке. В современном английском
языке существуют многочисленные модальные глаголы, обладающие
большими возможностями для выражения разнообразных модально-
эмоциональных оттенков (shall, should, will, would, can, could, may, might,
must, ought (to), have (to), be (to) и др.); в современном русском языке гораздо
чаще используются вводно-модальные слова и выражения, а также частицы
(He can’t have done it. – Не может быть, чтобы он это сделал).
Трудности могут возникнуть при передаче на русский язык английских
союзов и наречий особенно, если новое предложение или даже абзац, тесно
связанный с предыдущим, начинается с союза for – ибо, так как. В русском
языке предложения, вводимые союзами ибо, так как, обычно отделяются от
предыдущих не точкой, а запятой, поэтому переводчик вынужден объединять
предложения и даже два абзаца, если в них развивается одна и та же мысль:
She wanted the three Indian jugglers arrested immediately. For they meant some
harm to Mr. Blake. – Она хотела, чтобы немедленно арестовали трех
индийских фокусников, так как они замышляли что-то недоброе против
мистера Блейка.
Для выражения времени, вида, числа, лица, наклонения, залога как
категорий глагола используются определенные варианты переводческих
соответствий, а согласование времен при переводе передается с помощью
соответствующих форм временной системы ПЯ.

Подводя итог, отметим, что переводятся не отдельные грамматические


формы и конструкции, а смысловое целое. Для его адекватной передачи
используются разнообразные переводческие соответствия и трансформации,
являющиеся предметом исследования частных теорий перевода конкретных
комбинаций языков.

Лекция №10
СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ПЕРЕВОДА
1. Передача лексических стилистических средств при переводе
2. Передача грамматических стилистических средств при переводе
3. Стилистическая адаптация текста при переводе

К наиболее интересным аспектам теории перевода принадлежит


проблема передачи стилистических средств на ПЯ. Важность изучения их
перевода обусловлена необходимостью воссоздания стилистического
эффекта оригинала в переводе.

1. Передача лексических стилистических средств при переводе

Всегда ли можно воспроизвести в переводе образные лексические


стилистические средства – метафоры, сравнения, метонимии, эпитеты?
Метафоры– слова или выражения, употребляемые в переносном
значения, в основе которого лежит неназванное перенесениисвойств одного
предмета на другой на основании общего для них или сходного признака
(например, тяжелый взгляд).
Сравненияотличаются от метафор, онинаправлены на сопоставление
одного предмета или явления с другим по какому-либо общему для них
признаку (например, mad as a hatter).
Оба способа передачи этих лексических фигур речи при переводе
зависят прежде всего от того, на каком образе построены их соответствия в
ПЯ. Некоторые из английских метафор и сравнений имеют в русском языке
эквиваленты, т.е. фигуры речи, построенные на том же образе (a powder
magazine – пороховой погреб; the flames of war – пламя войны).
Однако чаще образным средствам, имеющим тот же смысл в ПЯ,
соответствуют фигуры речи, созданные на основе иного образа (a ray of hope
– проблеск надежды; to hit the nail on the head – попасть в точку).
Если в ПЯ отсутствует аналогичная по смыслу образная единица,
переводчику приходится либо создавать дословный эквивалент, либо делать
описательный перевод (as busy as a bee – трудолюбивый как пчела; as dead as
a door nail – бездыханный).
Таким образом, передача метафор и сравнений подчиняется правилам
выбора соответствий фразеологических единиц.
Метонимия– регулярный или окказиональный перенос имени с одного
класса объектов (или единичного объекта) на другой класс (или отдельный
предмет), ассоциируемый сданным по смежности, сопредельности,
вовлечённости в одну ситуацию (еда – стол).В основе метонимий лежат
пространственные, событийные, понятийные, синтагматические и логические
отношения между различными категориями, принадлежащими
действительности, и их отражением в человеческом сознании, закреплённом
в значениях слов.
Метонимический перенос может быть основан на ассоциациях между
предметом и одним из его признаков (метонимический эпитет), между
целым и частью предмета (синекдоха), между именем собственным и
именем нарицательным, обладающими общей содержательно-признаковой
основой (антономазия) и др. Так, наибольшая сложность в переводе
синекдохи состоит в значительном расхождении способов и ограничений в
выражении категории «часть– целое» в разных языках: to buy someKellogg's –
купить хлопья фирмы Kellogg's.
При переводе могут использоваться эквивалентные метонимические
формы (the wine went to my head–вино ударило мне в голову), в которых
референты исходного высказывания и переводного совпадают, и
аналогичные метонимии (blood rushed to his head– кровь прилила к лицу), не
являющиеся симметричными по отношению друг к другу. Во втором случае,
когда понятие не может быть эквивалентно передано лексическими
средствами ПЯ, переводчик прибегает к трансформации–его замене новым
понятием.
Эпитеты широко используются в качестве средств индивидуальной и
эмоциональной характеристики в художественной литературе и
публицистике. для переводчика с английского языка эти стилистические
средства представляют особенную трудность, так как английские
прилагательные (как и другие части речи) в большинстве своем
многозначны,а некоторые могут употребляться в прямо противоположных
значениях (положительном и отрицательном),в зависимости от контекста и
ситуации выражатьто положительные, то отрицательные признаки.
Например, прилагательное plainможет означать не только простой,
скромный, но и некрасивый.
При переводе эпитетов, отнесенных к одному существительному, важно
учитывать не только их взаимосвязь и взаимодействие, но и порядок
следования. Если в английской художественной прозе, публицистике,
ораторской очередность нанизывания эпитетов на нить повествования
подчинена в основном фонетическому (вернее, интонационному) принципу,
то стилистическая норма русского языка требует размещения эпитетов в
строго логическом порядке. Например, в переводе памфлета Т. Драйзера
«Америку стоит спасать» самый сильный по степени выражаемого признака
эпитет disturbing переставлен в конец и сделан кульминирующим: Does the
world move? It does. Believe it or not. There may have been a period in which
more exciting, disturbing and straining things or developments were taking place,
but no one who is alive remembers them. –Вертится ли Земля? Да, она
вертится. Хотите верьте, хотите нет. Быть может и было такое время,
когда происходили еще более волнующие, ошеломляющие и ужасающие
вещи или события, да только никто из ныне живущих не помнит о них.

2. Передача грамматических стилистических средств при переводе

Важную стилистически-экспрессивную роль играют синтаксические


средства, способствующие не только смысловому, но и эмоциональному
выделению некоторых частей высказывания. В данной функции в
английском тексте особенно часто используется стилистический повтор
синтаксических средств, основным назначением которого является
повышение эмоциональной напряженности высказывания. Повторы без
изменения значения слова, имеющие преимущественно синтаксический
характер и сопровождающиеся инверсией, обычно сохраняются при
переводе. Трудности возникают при передаче повторов многозначных слов и
выражений, поскольку объемы значений слов, обозначающих в разных
языках один и тот же предмет или одно и то же понятие, в большинстве
случаев не совпадают.
Особое внимание следует обратить на такой прием, как
синтаксический параллелизм– одинаковое построение нескольких
предложений, при котором одинаково выраженные члены предложения
расположены в одной последовательности. Распространению этого приема в
английском языке способствует наличие разветвленной системы времен,
позволяющей придавать сообщениям различные смысловые оттенки. Для их
передачи по-русски приходится искать другие средства: Examination
convinced him that the deacon was dead – had been dead for some time, for the
limbs were rigid. – Во время осмотра он убедился, что дьякон мертв, мертв
давно, ибо тело его уже остыло.
Важно учитывать, что синтаксические параллелизмы – средство, более
остро воспринимаемое в русском периоде, чем в английском тексте. Причина
в том, что в русском языке сильнее проявляется действие закона
разнообразия, в одном периоде могут использоваться различные
грамматические формы и конструкции. Поэтому напрасный труд –
переводить с английского языка на русский синтаксический параллелизм,
если повторение одной и той же конструкции в сложном синтаксическом
целом не оправдывается целевой установкой автора и не несет особой
стилистически-экспрессивной нагрузки.
Определенный интерес для переводчика представляют риторические
вопросы, т.е. вопросы, которые не требуют ответа, будучи поставлены не
для получения сведений, а в целом для усиления, подчеркивания
утверждения, в скрытом виде содержащегося в этом вопросе. Для
повествования на английском языке большая редкость – экспрессивные
синтаксические конструкции и формы, так что на этом фоне риторический
вопрос выступает очень сильным средством синтаксической
выразительности. Укажем несколько способов его передачи в русском
переводе:
с помощью модального слова ведь для передачи разделительного
вопроса, имеющего подчеркнуто риторический характер (вторая часть при
переводе опускается):
«–Wealthy relatives won’t cough up to their impecunious nephew. Would
they?
– Why should they?» –
«– Ведь не думаете же вы, что богатые родственники жаждут
облагодетельствовать племянничка, у которого нет ни гроша за душой?
– С какой стати?»;
 посредством вопросительных слов разве, неужели и т.п., придающих
требуемое наклонение предложению (разновидность риторического вопроса
в английском языке): You can’t expect me to fly at him over it? –Неужели вы
думаете, что я рассержусь на него из-за этого?;
 путем разделения риторического вопроса с модальным глаголом should
(who should … but), характеризующимся эмфатической формой, на два
самостоятельных предложения, из которых первое будет вопросом, а второе
– ответом: But who should be in the garden, pacing up and down the walk but
John Weston with a patch over his eye. – Но кого бы вы думали я увидел в саду,
расхаживающим взад и вперед по дорожке? Джона Вестона с повязкой на
глазу.

3. Стилистическая адаптация при переводе

В разных языках лингвистические особенности материалов одного и


того же жанра могут не совпадать. В этой связи при переводе важно
учитывать:
принадлежность оригинала к особому жанру, которая сама по себе
влияет на характер переводческого процесса и требует от переводчика
особых методов и приемов;
необходимость выбирать языковые средства, которые характеризуют
аналогичный жанр уже в ПЯ;
собственно переводческую специфику, связанную как с общими
языковыми признаками и различиями аналогичных жанров в ИЯ и ПЯ, так и
со специфическими условиями и задачами перевода текстов определенного
жанра.
Иными словами, нужно уверенно ориентироваться в своеобразии и
характерных особенностях каждого жанра в ИЯ и ПЯ, чтобы успешно
решать проблемы перевода текстов определенного жанра.
Нормы английского жанра могут не полностью совпадать с нормами
соответствующего русского жанра. Если какие-то особенности
обнаруживаются только в одном из языков, то при переводе специфические
средства изложения в оригинале заменяются языковыми средствами,
отвечающими требованиям данного стиля в ПЯ. Таким образом,
осуществляется своеобразная стилистическая адаптация, под которой
подразумеваются возможные стилистические модификации, являющиеся
особым видом преобразований, связанных со стилистикой текста. Данные
преобразования могут происходить на лексическом или грамматическом
уровнях, или одновременно на каждом из них.
На примере следующего фрагмента английского научно-популярного
текста рассмотрим, каким образом осуществляется его стилистическая
адаптация при переводе на русский язык:
The terrestrial globe is a member of the solar system, the third in distance
from the sun. The earth revolves about the sun, the mean distance of the earth
from the sun being a most important astronomic constant. The earth rotates
about an axis terminating at the North and South geographical poles and
perpendicular to the equator.
Земной шар входит в солнечную систему и является третьей
планетой по удаленности от Солнца. Земля вращается •округ Солнца,
причем среднее расстояние Земли от Солнца является весьма важной
астрономической константой (постоянной величиной). Земля вращается
вокруг оси, концами которой являются северный и южный географические
полюсы и которая перпендикулярна экватору.
В русском переводе видно, что в основном используются равнозначные
грамматические конструкции, поскольку научные тексты в целом харак-
теризуются строгим, логическим строем предложения. В них отсутствует
эмоциональная окраска, поэтому допускается большая текстуальная близость
к оригиналу. Стилистическая адаптация ИТ проявляется в закономерном ис-
пользовании соответствий: конструкция с глаголом-связкой is a member of
переводится простым сказуемым входит в; эллиптическая конструкция the
third in distance – полным предложением, в которое помимо сказуемого-
связки вводится явно подразумеваемый в английском тексте предикативный
член и является третьей планетой по удаленности; абсолютная
конструкция the mean distance of the earth from the sun being a most important
astronomic constant — передана сочиненным предложением и т.д.

Выделенные на примере предложенного перевода соответствия и


трансформации, безусловно, не исчерпывают всего многообразия форм и
способов передачи текстов разной жанровой принадлежности на другой
язык. Стилистическая адаптация ИТ является предметом более глубокого
переводческого анализа, и, представляет особый интерес для переводчика.

Лекция №11
ПРАГМАТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ПЕРЕВОДА

1. Основные компоненты речевой ситуации в переводе


2. Понятие прагматического потенциала текста
3. Проблема прагматической адекватности перевода
4. Прагматическая адаптация текста перевода

1. Основные компоненты речевой ситуации в переводе


Термин «прагматика» был введен в научный узус Ч. Моррисом и
понимается как учение об отношениях между знаковыми совокупностями
(текстами) или их элементами и их интерпретаторами, т.е. теми, кто
пользуется знаковыми системами. Эти отношения определяются не только
внутрилингвистическими прагматическими значениями входящих в текст
(высказывание) знаков, которые включают такие факторы, как принадлежность
языковой единицы к определенному функциональному стилю, к определенному
стилистическому уровню, а также эмоциональные, эстетические и оценочные
элементы в ее содержании, но и фактической стороной передаваемой
информации, социальным статусом и психологическими особенностями
коммуникантов, степенью их непосредственной заинтересованности в
сообщаемом, стремлением добиться при помощи коммуникативного акта каких-
то практических результатов. Все выделенные факторы составляют содержание
конкретной переводческой ситуации, основные компоненты которой можно
выделить на основе анализа следующей схемы коммуникации (А.Д. Швейцер):

О Т П

П1 О1 Т1 П2

Согласно предложенной схеме, процесс перевода распадается на два этапа:


1) порождение и восприятие ИТ (О-П);
2) порождение и восприятие ПТ (П1- П2).
На основе этой посыпки различаются два коммуникативных акта —
первичный и вторичный.
При первичном коммуникативном акте Отправитель (О) порождает ИТ,
который далее воспринимается его Получателем (П). В рамках вторичной
коммуникации переводчик выступает в двойном качестве: как Получатель ИТ
(П) и Получатель ПТ (П1), который воспринимается конечным Получателем ПТ
(П2).
Особенностью коммуникации является то, что отношения, возникающие в
определенных звеньях первичной коммуникации, воспроизводятся (в
соответственно модифицированном виде) во вторичной коммуникации. Так,
например, звено О-Т (отправитель ИТ – ИТ) характеризуется отношением,
которое можно назвать коммуникативной интенцией отправителя. Это
отношение воссоздается в цепи вторичной коммуникации, где в звене О1–Т1 его
воспроизводит переводчик, создающий новый текст – аналог исходного. Однако
поскольку коммуникативная ситуация, в которой создается этот текст, не
является идентичной исходной коммуникативной ситуации, не может быть и
полного тождества между исходным прагматическим отношением О-Т и
вторичным прагматическим отношением О1–Т1. Различия между этими
отношениями определяются хотя бы тем, что отправители разных текстов
(исходного и конечного) не могут, создавая их, не видеть за ними разных
получателей.
Следующее звено коммуникативной цепочки Т-П (текст-
получатель)характеризуется отношением, которое описывается как
коммуникативный эффект. По сути дела, коммуникативная интенция и
коммуникативный эффект текста представляют собой разные стороны одного и
того же явления, поэтому их согласование составляет основу переводческой
эквивалентности. Применительно к переводу соотношение между
выделенными элементами может быть сформулировано следующим образом:
переводчик выявляет лежащую в основе ИТ коммуникативную интенцию и,
создавая ПТ, стремится получить соответствующий этой интенции
коммуникативный эффект.

2. Понятие прагматического потенциала текста

Всякий текст создается с целью получить какой-то коммуникативный


эффект, характер которого определяется тремя основными факторами. Во-
первых, это содержание текста. Понятно, что реакция на сообщение о смерти
близкого человека будет иной, чем весть о выигрыше ста тысяч рублей. Во-
вторых, восприятие сообщения зависит от характера составляющих его
знаков. Одно и то же сообщение может быть по-разному оформлено.
Говорящий отбирает языковые средства при построении текста в
соответствии со своим намерением произвести определенное воздействие. В-
третьих, коммуникативный эффект зависит от воспринимающего его
реципиента. Сообщение о гибели какого-то человека неодинаково
воспринимается его близкими, случайными знакомыми или совершенно
посторонними людьми.
Поскольку коммуникативный эффект, определяемый содержанием и
формой текста, может реализоваться не полностью или вообще не
реализоваться по отношению к какому-то типу реципиента, можно говорить,
что текст (высказывание) обладает прагматическим потенциалом, который
реализуется в конкретных актах коммуникации по-разному. Анализ их
содержания и формы позволяет определить прагматический потенциал
текста, хотя еще не предопределяет характер его реального воздействия на
разных получателей. Переводчику необходимо заботиться о достижении
желаемого воздействия на ПР в зависимости от цели перевода, либо
воспроизводя прагматический потенциал оригинала, либо видоизменяя его.
Однако возникает вопрос: какие аспекты прагматики оригинала должны
воспроизводиться в переводе. Ответ на этот вопрос предлагается Г. Егером,
которые выделяет четыре таких аспекта.
Первый прагматический аспект заключается в самом решении создать
текст в виде суждения, вопроса, побуждения или пожелания, поскольку
существование текста в определенной языковой форме уже является
прагматическим фактором.
Второй аспект прагматики текста определяется выбором содержания
текста с учетом обстановки общения и характера участников коммуникации.
Как известно, в акте общения часть информации передается неязыковыми
средствами, поэтому собственно языковая информация всегда селективна и
предусматривает возможность и необходимость получения более полного
сообщения путем сопоставления с другими коммуникативными факторами.
Третий прагматический аспект связан со способом языкового
изложения, то есть выбором языка, на котором излагается текст. Как
правило, в тексте используется обычный для данного коллектива язык, но в
нем могут обнаруживаться нестандартное употребление языковых форм или
элементы, принадлежащие диалектам или иным языкам. Многоязычные
тексты и тексты с нетрадиционным употреблением языка имеют, таким
образом, особое прагматическое значение.
Четвертый аспект текста создается отбором конкретных языковых
средств, которые обладают собственными внутрилингвистическими
прагматическими значениями, входящими в их план содержания.

3. Проблема прагматической адекватности перевода

Достижение равенства коммуникативного эффекта ИТ и ПТ


описывается в терминах прагматической адекватности перевода,
критерием которой должно служить, возможно, более полное соответствие
реакции Рецептора на оригинал и на перевод. По мнению отдельных
переводоведов, в частности А. Нойберта, сохранение прагматических
отношений при переводе не всегда возможно. Некоторые виды
прагматических отношений могут быть легко воспроизведены в переводе,
другие воспроизводятся лишь с трудом или частично. Могут существовать и
такие прагматические отношения, которые не могут возникнуть у
коммуникантов, принадлежащих к иной языковой общности. Таким образом,
ставится под сомнение возможность осуществления прагматически
адекватного перевода.
А. Нойберт связывает проблему прагматической адекватности с
четырьмя типами прагматических отношений, которые имеют место в тексте
оригинала. Соответственно, выделяются четыре типа перевода,
различающиеся по степени переводимости.
В первом типе у текстов ИЯ и ПЯ имеются общие цели, основанные на
общих потребностях. Примером таких текстов может служить научная,
техническая литература, рекламные объявления. Общность целей означает
возможность возникновения аналогичных прагматических отношений к нему
у аудитории ПЯ. Поэтому тексты этого типа обладают в принципе высшей
степенью переводимости с прагматической точки зрения.
Второй тип отношений характерен для текстов, содержащих
информацию (наставления, официальные распоряжения, развлекательные
материалы и т.д.), отвечающую специфическим потребностям аудитории ИЯ,
специально предназначенную для нее. Это тексты законов, общественно-
политическая литература, местная пресса, объявления и пр. По мнению А.
Нойберта, в этом случае специфика прагматических отношений исключает
возможность их воспроизведения для аудитории ПЯ и в этом смысле они
принципиально непереводимы.
Третий тип отношений свойствен произведениям художественной
литературы, которые, хотя и создаются для аудитории ИЯ, обычно выражают
и общечеловеческие ценности, что позволяет им занять свое место во
всемирной литературе. В данном случае прагматические отношения могут
реализоваться в переводе, пусть и со значительными ограничениями с точки
зрения формы, которая в художественном произведении неразрывна с
содержанием. Здесь степень переводимости зависит от жанра: беллетристика
и драматургия обладают более высокой степенью переводимости, чем
лирическая поэзия.
Четвертый тип текстов создается на ИЯ, но предназначается прежде
всего для перевода на ПЯ и изначально направлен на его аудиторию,
испытывающую потребность в получении соответствующей информации.

4. Прагматическая адаптация текста перевода

Прагматический аспект перевода в большинстве работ по


переводоведению рассматривается исходя из требования прагматической
адаптации перевода– внесения определенных поправок на социально-
культурные, психологические и иные различия между получателями ИТ и ПТ
с целью обеспечения равенства коммуникативного эффекта в оригинале и
переводе.
К прагматической адаптации перевода приходится прибегать, когда
эквивалентное воспроизведение содержания оригинала, позволяющее
передать его прагматический потенциал, затруднено принадлежностью ПР к
иному языковому коллективу, иной культуре.
В переводческой практике различают четыре вида подобной адаптации.
Первый вид имеет целью обеспечить адекватное понимание
сообщения ПР. Поскольку сообщение, вполне понятное читателям
оригинала, может быть непонято читателями перевода вследствие отсутствия
у них необходимых фоновых знаний, переводчик ориентируется на
усредненного адресата и, восполняя отсутствующие знания, вводит в ПТ
дополнительную информацию, восполняя. Например, при переводе на
русский язык географических типа американских Massachusetts, Oklahoma,
Virginia, канадских Manitoba, Alberta или английских Middlesex, Surrey
добавляются слова «штат», «провинция, «графство». Добавление
поясняющих элементов может потребоваться и при переводе названий
учреждений, фирм, печатных изданий. Так, английскому читателю понятно,
что в предложении Newsweek reports a new reshuffle in the government речь
идет о еженедельном журнале, а в русском переводе потребуется пояснение:
Как сообщает журнал «Ньюсуик», в правительстве вновь произошли
перестановки.
Аналогичные добавления обеспечивают понимание названий
всевозможных реалий, связанных с особенностями жизни и быта
представителей иной культуры.
Сообщение дополнительной информации может повлечь за собой и
более существенную адаптацию: The prime-minister addressed the people from
the window of No. 10. – Премьер-министр обратился к собравшимся из окна
своей резиденции.
Второй вид прагматической адаптации имеет целью добиться
правильного восприятия содержания оригинала, донести до ПР
эмоциональный настрой ИТ. В каждом языке есть названия объектов и
ситуаций, с которыми у представителей данного языкового коллектива
связаны особые ассоциации. Для русского человека береза – не просто
дерево, а своего рода символ родной страны («у нас в каждой песне березка»)
и эталон девичьей стройности. Поскольку у англичанина название березы (a
white birch) не вызывает подобных ассоциаций, то в переводе такое
сравнение может вызвать недоумение. Английское название омелы
(mistletoe)навевает жителям туманного Альбиона воспоминание о приятных
минутах праздника: в рождественские дни по обычаю влюбленные целуются
под подвешенной веткой омелы. Для русского реципиента такой ассоциации
не существует, и в переводе может потребоваться дополнительная
информация.
Третий вид прагматической адаптации допускает при переводе
значительное отклонение от ИТ. Переводчик ориентируется на конкретного
получателя информации и, чтобы добиться желаемого воздействия,
воспроизводит ситуацию общения, передавая не сказанное, а
подразумеваемое.
Четвертый вид прагматической адаптации можно охарактеризовать
как решение «экстрапереводческой сверхзадачи». Значимость цели порой
подталкивает переводчика к отказу от достижения максимальной
эквивалентности.
Выбор переводческих технологий обусловлен задачами перевода,
функциями,  которые выполняет ПТ в социуме. В зависимости от
непосредственных и сопряженным с переводом задач выделяют несколько
разновидностей перевода:
полный – передача ИТ, содержание которого настолько значимо, что
должно быть представлено получателю текста в подробном виде;
буквальный полный – перевод уникальных текстов (эпоса и т.д.),
выполняемый в учебных или научных целях для академических изданий;
семантический полный– перевод текстов высокой научной или
социально-культурной значимости, предназначенных для широкого круга
специалистов, заинтересованных в подробном изложении содержания;
коммуникативно-прагматический полный – перевод текстов высокой
социально-культурной значимости, предназначенных для массового
получателя, нуждающегося в подробном изложении содержания;
выборочный частичный – перевод  содержания докладов, деловых
писем, стандартных сообщений, газетных материалов и т.д., для которого
главное – дать представление о характере ИТ или стиле автора, не
зацикливаясь на подробностях;
частичный – перевод ИТ в целях общего ознакомления с содержанием,
так что подробности опускаются как коммуникативно несущественные;
функциональный частичный – сокращенный или упрощенный перевод
(пересказы, адаптации, версии), предназначенный либо для массового
читателя, либо для получателей с менее высоким уровнем готовности к
восприятию такого типа ИТ.
Не следует забывать о том, что переводчик выступает в двойной роли:
1)собственно переводчика; 2)источника, порождающего текст на ПЯ для
последующего использования в определенных целях. Очевидно, что при
создании ПЯ невозможно полностью избежать субъективности, и этот
фактор также необходимо учитывать при лингвистическом анализе перевода,
чтобы ограничить его влияние на эквивалентность перевода.
Итак, прагматические аспекты перевода представляют большой
практический и теоретический интерес, поскольку с ними связано решение
сложных переводческих проблем, требующее запаса знаний и владения
приемами, которые были рассмотрены в данном лекционном курсе.

Лекция №12
Текстологические аспекты перевода

1. Текст в статусе основной единицы перевода


2. Смысл текста как переводческая проблема
3. Содержательная структура текста как языковой основы вербальной
коммуникации
4. Пресуппозиции и импликации как составляющие глобального
содержания текста

1. Текст в статусе основной единицы перевода

Современная теория перевода решает проблемы перевода с


текстологических позиций, рассматривая текст в качестве основной единицы
перевода (ЕП) и не исключая выделение единиц более мелкого масштаба в
его рамках. Текст считается основной ЕП исходя из ряда оснований.
Во-первых, текст представляет собой единое смысловое целое, значения
всех элементов которого взаимосвязаны и подчинены этому целому. А
значит, контекстуальное значение и понимание этих элементов в большей
или меньшей степени определяется содержанием всего текста и тем местом,
которое они в тексте занимают.
В процессе перевода постоянно приходится идти на компромисс: с
одной стороны, переводчик ориентируется на стратегию выбора на уровне
целого текста и его достаточно крупных фрагментов. С другой стороны, он
придерживается тактики поиска в масштабе отдельных цельных элементов
сообщения, в которых реализуется информативно полноценный фрагмент
общения коммуникантов и который в структурном отношении может
совпадать с высказыванием или быть больше него.
В переводе величина избираемого цельного элемента сообщения
варьируется в зависимости от вида перевода (устного/письменного,
художественного/информативного), типа текста, индивидуальных
особенностей переводчика, сложности ИТ, специфики ИЯ и ПЯ.
Переводчик воспринимает оригинал по цельным элементам сообщения и
«работает» с ними, так как он не может осуществить одномоментный
перевод всего текста при его значительном объеме. Поиск соответствий в
масштабе отдельных цельных элементов сообщения может осуществляться
на еще более низких уровнях языковой системы, единицы которых (фонемы,
морфемы, лексемы, словосочетания) входят в состав цельных элементов
сообщения. В то же время переводчик непрерывно согласует
осуществляемый им выбор с постепенно порождаемым целым, соотносит
создаваемые смыслы отдельных фрагментов текста с текстовым смыслом и
особенностями композиционного устройства текста, вносит необходимые
коррективы и добивается баланса части и целого.
Проблема переводческого выбора возникает в силу того, что единицы
ИТ не детерминируют однозначно единицы ПТ, и сам выбор подчиняется
постепенно возникающему целому (макротексту). Таким образом,
деятельность переводчика характеризуется двунаправленностью: от
отдельных элементов сообщения к целому тексту и от текста к отдельным
элементам сообщения (детерминация целого частями и детерминация частей
целым).
Во-вторых, текст является основной ЕП, поскольку перевод никогда не
бывает абсолютным. В силу культурно-когнитивных и ситуационных причин
определенная информация в ПТ утрачивается или изменяется. При оценке
значимости неизбежных потерь при переводе действует принцип
преобладания целого над частью. Это означает допустимость пожертвования
менее существенными деталями ради успешной передачи смысла текста, его
глобального содержания.

2. Смысл текста как переводческая проблема


Решение проблемы передачи смысла текста при переводе основывается
на осознании его целостности с обязательным учетом прагматических правил
его построения. Для теории перевода важным является сформулированный Р.
Штольцем вывод о многоплановости и "сверхсуммарности" смыслового
содержания текста, под которыми подразумевается несводимость смысла
текста к сумме смыслов его конституентов. Отсюда, однако, не следует, что,
анализируя ИТ как сверхсуммарное целое, можно в какой-то мере
пренебречь семантическим анализом его конституентов. Дело в том, что
раскрывающие содержание текста семантически связанные друг с другом
лексемы образуют изотопические плоскости текста, в которых реализуется
многоплановая структура его смысла. Именно в результате интеграции
отдельных элементов в языковом и внеязыковом контекстах образуется то
"приращение информации", которое лежит в основе "сверхсуммарности"
смысла текста.
Наряду с семантикой текста существенное значение для решения
указанной проблемы имеет и стилистика текста. Жанровая дифференциация
текстов имеет непосредственное отношение к механизму перевода в целом, к
переводческой стратегии. Прежде всего переводчик должен сделать
принципиальный выбор — сохранить ли конвенции ИТ или заменить их
конвенциями ПЯ. Столь же необходим учет специфики типа текста и
определяющей данный тип коммуникативной функции. Только зная
функцию ИТ и его место в исходной культуре, можно оценить значимость
отдельных элементов ИТ.
С позиций прагматики текста ведущую роль в переводческом процессе
играют его функциональные характеристики, отвечающие коммуникативной
установке отправителя и определяющие закономерности переводческого
анализа. Специфичная для данного текста конфигурация функциональных
доминант (набор ведущих функциональных характеристик) определяет
вместе с коммуникативной установкой и социокультурными нормами тот
инвариант, который подлежит сохранению при переводе (А.Д. Швейцер).
Подробнее на проблеме передачи смысла текста при переводе
остановимся ниже, в связи с вопросами о сущности перевода, а также об
эквивалентности и переводимости. Сейчас же ограничимся указанием на то,
что сказанное выше о многоплановости и "сверхсуммарности" смыслового
содержания текста, связи жанровых и функциональных характеристик текста
со стратегией перевода означает, что все это детерминирует переводческое
решение.

3. Содержательная структура текста как языковой основы


вербальной коммуникации
Текст – речевое произведение, с помощью которого осуществляется
вербальная коммуникация. Он состоит из высказываний, которые говорящий
создает, отбирая языковые единицы и соединяя их по правилам грамматики
данного языка в соответствии со своим коммуникативным намерением.
Построение и понимание высказывания происходит на основе как
лингвистических, так и экстралингвистических факторов. Но текст – не
просто набор отдельных высказываний, а сложное структурное и
содержательное целое, коммуникативный потенциал которого гораздо
больше совокупного содержания составляющих его высказываний.
Переводчик должен уметь воспринимать целостность ИТ и обеспечивать
целостность создаваемого ПТ.
Содержательная структура текста может рассматриваться в трех
разных измерениях: вертикальном, горизонтальном и глубинном.
Вертикальную структуру текста создает его формально-тематическое
содержание, начиная с общего замысла или гипертемы текста, которая
развертывается во все более мелких фрагментах текста: темах, подтемах,
субподтемах, микротемах, вплоть до отдельных суждений. Такое
развертывание «сверху – вниз» осуществляется говорящим, создающим текст
в соответствии со своим коммуникативным намерением. Воспринимающий
текст формирует эту иерархическую структуру в обратном направлении –
«снизу – вверх», от более мелких частей содержания к целостному
пониманию всего текста. При этом вертикальная структура текста далеко не
всегда построена столь четко и логично: некоторые микротемы могут быть
опущены, другие вклиниваются в «чужие» подтемы, противоречат друг
другу и т.п. Подобные недостатки изложения восполняются знаниями и
опытом коммуникантов на основе их предположений о конечном
содержании всего текста. Отдельные фрагменты текста обладают большей
или меньшей прогнозирующей силой, дающей возможность предвидеть
последующее содержание. Такое «вероятностное прогнозирование»
облегчает понимание речи и играет важную роль в процессе устного
перевода.
Горизонтальная структура текста создается благодаря связности и
смысловому единству текста.
Связность текста достигается с помощью различных языковых средств:
союзов, повторов, слов-заместителей, согласования временных и т.п.
Смысловое единство текста обеспечивается логической
последовательностью и непротиворечивостью изложения, логическими
связками («итак», «следовательно», «подведем итоги» и пр.), использованием
стереотипных формул, обозначающих начало (зачины) и концовки
повествования, анафорическими и катафорическими отсылками к другим
частям и т.п.
Анафорические связи (отсылки к предыдущей части текста) реализуются
с помощью местоимений, наречий, частиц, лексического повтора и других
лексических средств (синонимии, антонимии, гиперонима, синекдохи),
придаточных предложений.
Катафорические связи (отсылки к последующим элементам текста)
реализуются главным образом с помощью местоимений, наречий, частиц.
Связность и смысловое единство текста обеспечиваются также тема-
рематической структурой, или актуальным членением, пронизывающим как
весь текст, так и отдельное высказывание (предложение).
Актуальное членение предложения – это членение предложения в
контексте на исходную часть сообщения – тему (данное) и на то, что
утверждается о ней – рему (новое). Развертывание текста и каждого
высказывания (предложения) в рамках текста строится от известного к
неизвестному. В каждом предложении (высказывании) выделяются тема и
рема.
Тема – исходный пункт сообщения, то – относительно чего нечто
утверждается в данном предложении; то, что, как предполагается, известно
собеседнику (то, о чем шла речь ранее) или предлагается ему как нечто
данное. Темы «скрепляют» текст. От правильно выбранной темы во многом
зависит связность предложений.
Рема – главный смысловой центр сообщения; то, что утверждается
или спрашивается об исходном пункте сообщения – теме, та новая
информация, ради которой это сообщение создано. Рема создает
предикативность, законченное выражение мысли.
Глубинная структура текста отражает процесс построения речевых
высказываний, включения их в текст и отличается от собственно языкового
содержания высказывания («поверхностного» вербального содержания),
которое всецело зависит от набора языковых средств и всегда носит
обобщенный характер. Языковое содержание текста составляет лишь первый
слой его глубинной смысловой структуры, который играет роль ее основы,
поскольку из него и через него извлекается глобальное содержание текста.

4. Пресуппозиции и импликации как составляющие глобального


содержания текста

Поскольку основным условием функционирования языка в качестве


средства общения между людьми является контекстуализация высказывания,
главное содержание большинства актов речевого общения составляет именно
конкретно-контекстуальный смысл высказывания, который находит
отражение в пресуппозициях участников коммуникации.
Пресуппозиции – смысловые компоненты высказывания, истинность
которых необходима, чтобы данные высказывания не были семантически
аномальными и были уместными в данном контексте (М.Л. Макаров).
Пресуппозиции делятся на семантические и прагматические.
Семантические пресуппозиции описываются как особые
разновидности семантического следствия.
Прагматические пресуппозиции определяются в литературе трояко:
первое направление обычно связывает пресуппозиции данного вида с
представлениями говорящего о контексте; второй подход – с понятием
общих или фоновых знаний; третий соотносит эту категорию с условиями
уместности и успешности высказывания.
Глобальное содержание текста редко ограничивается языковым
содержанием и конкретно-контекстуальным смыслом. Немаловажное
значение в речевой коммуникации имеет способность языкового содержания
высказывания передавать дополнительный смысл, имплицитно связанный с
ним и выводимый из него коммуникантами.
В лингвистической литературе понятие импликации заимствовано из
логики и основано на логической связи «если А, то Б», когда Б не выражено,
а лишь подразумевается. В этой связи импликация представляет собой вид
подразумевания. Особый вид импликации составляет имплицитный смысл
текста.
Имплицитность текста может быть связана с конкретно-
контекстуальным смыслом (например, фраза У меня в два часа лекция
может подразумевать Поэтому я тороплюсь) или с языковыми знаками,
вызывающими определенные ассоциации (например, фраза Он кивнул
головой подразумевает выражение согласия).
В идеале при переводе должны стремиться передать все глобальное
содержание ИТ, т.е. и текст, и контекст. Поскольку глобальное содержание
ИТ складывается как из выраженного смысла, так и из смысловых
компонентов, которые лишь подразумеваются или добавляются к языковому
содержанию текста самими коммуникантами, то из таких же компонентов
складывается и глобальное содержание ПТ. Поэтому идеальным (но, к
сожалению, как правило, не достижимым в силу национально-культурной
специфики) решением задачи было бы точное воспроизведение в переводе
языкового содержания оригинала, с тем чтобы адресаты перевода могли бы
на его основе самостоятельно вывести конкретно-контекстуальный и
имплицитный смысл. В тех случаях, когда лингвистический или
экстралингвистический контекст стимулирует возникновение вторичных
значений, дополнительных (подразумеваемых) смысловых нюансов,
результатом переводческого анализа может стать экспликация имплицитных
элементов речи в процессе собственно перевода. Эта экспликация является
смысловым выводом, который делают в ходе переводческого анализа
оригинала.