Вы находитесь на странице: 1из 6

Трансформационная модель перевода

Трансформационная модель (теория) перевода опирается на положения


трансформационной (порождающей) грамматики Н.Хомского. Трансформационная
грамматика рассматривает правила порождения синтаксических структур,
характеризующихся общностью лексем и основных логико-синтаксических связей.
Согласно трансформационной грамматике, все множество синтаксических структур
может быть сведено к ограниченному числу элементарных, ядерных структур, в которых
логико-синтаксические отношения наиболее прозрачны. По определенным
трансформационным правилам из ядерных структур выводятся производные,
поверхностные структуры. А.Д.Швейцер приводит следующий пример: из английского
предложения John hit Bill, рассматриваемого в качестве ядерной структуры, может быть
образовано довольно большое число трансформ:
Bill was hit by John.
John's hitting Bill.
Bill's being hit by John. ¦
The hitting of Bill by John.
It was John who hit Bill.
It was Bill who was hit by John.
Либо другой пример: если за ядерную структуру принять предложение «Мальчик читает»
(предикативная структура «деятель — действие»), то по правилам трансформационной
грамматики из него можно вывести производные «Чтение мальчика», «Читающий
мальчик», «Прочитанное мальчиком», в которых сохраняется основное отношение
«деятель — действие-». Как указывает В.Н.Комиссаров, отличаясь по форме
составляющих их единиц, эти трансформы обладают значительной общностью (иначе
«инвариантностью») плана содержания. В ядерных структурах, в отличие от
поверхностных, смысловые связи всегда выражены четко: предмет всегда обозначается
существительным, а процесс — глаголом, субъект всегда является подлежащим, а объект
— дополнением, иными словами, «трансформация поверхностных структур в ядерные —
это способ установления однозначных соответствий между грамматическими и
семантическими категориями или (что одно и то же) однозначной смысловой
интерпретации грамматических конструкций исходного текста».
Согласно трансформационной теории перевода процесс перевода строится в три этапа: 1)
этап анализа — структуры оригинала (поверхностные) структуры преобразуются в
ядерные структуры ИЯ, то есть осуществляется трансформация в пределах языка
оригинала; 2) этап переноса — замена ядерной структуры ИЯ эквивалентной ей ядерной
структурой ПЯ (межъязыковая трансформация); 3) этап синтеза, или реконструирования
— ядерная структура ПЯ развертывается в поверхностную структуру ПЯ, то есть в
конечную структуру текста перевода. В отношении последнего этапа следует заметить,
что поскольку существующий в каждом языке набор трансформаций допускает несколько
вариантов перефразирования, вариантов, между которыми существуют известные
стилистические различия, на стадии реконструирования преобразование ядерного
предложения ПЯ в поверхностную структуру осуществляется с учетом стилистических
ограничений.
Комментируя данную модель перевода, А.Д.Швейцер приводит слова Ю.Найды,
сравнившего переводчика с путешественником, который, вместо того чтобы
переправиться на другой берег реки в бурном или глубоком месте, отходит в сторону
вверх или вниз по течению реки, находит безопасное место для переправы и, наконец,
обходным путем достигает намеченной точки на другом берегу реки. А.Д.Швейцер
приводит пример использования трансформационной модели для осуществления
конкретного перевода. В качестве исходного берется английское предложение The White
House pressurized the Senate into reconsidering its decision. В результате обратной
трансформации получаем две ядерные структуры:
The White House pressurized the Senate. The Senate reconsidered its decision. На этом этапе
возникает опасность в дальнейшем утратить важную информацию: смысловую связь
между двумя ядерными предложениями («причина — следствие»). Чтобы этого избежать,
ядерные предложения преобразуем в сложное предложение, в котором смысловые
отношения между частями выражаются при помощи союзов, относительных местоимений
или других синтаксических средств. В результате мы можем получить одно из двух
следующих предложений:
1) The White House pressurized the Senate and it reconsidered its decision.
2) The White House pressurized the Senate so that it should reconsider its decision.
Далее осуществляется следующий этап перевода — этап переноса, в результате которого
мы получаем один из двух вариантов (в зависимости от контекста) :
1) Белый дом оказал нажим на сенат, и тот отменил свое решение.
2) Белый дом оказал нажим на сенат, чтобы тот отменил свое решение.
Подобные варианты не обязательно являются окончательными. В данном случае мы
находимся на околоядерном уровне (в терминологии Ю.Найды), Предполагается, что
далее переводчик произведет дополнительные преобразования структур в ПЯ с учетом
контекста, стилистических особенностей текста, чтобы обеспечить максимально
возможную эквивалентность поверхностных структур в ИЯ и ПЯ, то есть осуществит
дальнейшее развертывание околоядерных структур ПЯ в поверхностные структуры ПЯ.
Использование трансформационной модели для изучения переводческой деятельности
представляется весьма полезным. В.Н.Комиссаров отмечает следующие достоинства Этой
модели:
1) трансформационная теория отводит важное место сопоставительному изучению
разноязычных форм, между которыми могут устанавливаться отношения переводческой
эквивалентности, что создает теоретическую базу для описания системы переводческих
отношений двух конкретных языков;
2) трансформационная модель дает возможность выявить различные типы переводческих
трансформаций;
3) попытка связать процесс перевода с внутриязыковыми трансформациями имеет
несомненную ценность, поскольку дает возможность объяснить факты перевода структур
ИЯ, не имеющих соответствий в ПЯ. Например, не имеет соответствия в русском языке
английская структура She is a poor letter-writer. На первом этапе переводческого процесса
эта структура преобразуется в ядерную структуру в рамках того же языка: She writes letters
poorly. На втором этапе происходит замена ядерной структуры ИЯ ядерной структурой
ПЯ: «Она пишет письма плохо». А затем происходит развертывание ядерной структуры
ПЯ в поверхностную структуру русского языка: «Она не умеет писать письма» Вместе с
тем, как и каждая модель перевода, трансформационная модель не лишена некоторых
недостатков. К их числу относятся следующие:
1) трансформационная модель не объясняет, каким образом на третьем этапе
осуществляется выбор из числа возможных трансформ (ведь, согласно данной модели,
трансформации осуществляются в рамках отдельных языков и, следовательно, исходные и
конечные структуры оказываются независимыми друг от друга};
2) трансформационная модель не может объяснить факты установления отношений
эквивалентности между такими структурами, которые не сводятся к аналогичным
ядерным структурам:
The split in the Democratic Party elected Lincoln. «В результате раскола в демократической
партии к власти пришел Линкольн».
3) трансформационная модель не объясняет факты эквивалентности между такими
структурами, как Fragile —«осторожно, стекло». Как указывает А.Д.Швейцер, едва ли
есть смысл искать окольных путей там, где можно переправиться на другой берег реки и
кратчайшим путем.
В целом, говоря об этой модели, А.Д.Швейцер отмечает, что грамматические
трансформации действительно находят применение в качестве одного из приемов
семантического анализа исходного текста и одного из способов построения конечного
высказывания. Однако сведение перевода к грамматическим трансформациям чрезмерно
упрощает реальную картину, поскольку в переводе находят применение и методы
лексико-синтаксического перефразирования, и семантические модификации,
обусловленные ситуативно-прагматическими факторами. Таким образом, претензии
трансформационной модели перевода на универсальный характер (на чем настаивал
Ю.Найда) вряд ли обоснованы, и как и все прочие модели перевода, данная модель имеет
ограниченную объяснительную силу.

Теория закономерных соответствий

Одной из первых лингвистических теорий переводческой деятельности, выдвинутых в


отечественном переводоведении, была «теория закономерных соответствий» Я.И.
Рецкера, в 1950 г. опубликовавшего статью «О закономерных соответствиях при переводе
на родной язык». Однако сходные с ним взгляды высказывал в своей известной работе
«Введение в теорию перевода» (1953) и А.В. Федоров.

Разработанная этими учеными теория лежит в основе многих учебных и практических


пособий по переводу, издававшихся в нашей стране. Кроме того, она последовательно
разрабатывалась Л.С. Бархударовым, а отдельные ее элементы использованы в
концепциях В.Н. Комиссарова, В. Коллера и др.

Положительная роль теории закономерных соответствий состояла прежде всего в том, что
впервые по большей части импрессионистическим соображениям о переводе, его
качестве, царившим до того в публикациях по данной тематике, была противопоставлена
научно (лингвистически) обоснованная теория. В соответствии с ней можно было
рассматривать переводческую деятельность как процесс и анализировать ее результаты.
Другими словами, оказалось возможным выделить некоторые принципы выбора
вариантов перевода того или иного слова, оборота в процессе осуществления
переводческой деятельности. Результат ее — текст перевода — тоже можно было
рассматривать с точки зрения реализации закономерных соответствий. Авторам удалось
показать, что переводчик действует не просто по наитию, по вдохновению, что
существуют определенные закономерности в выборе межъязыковых соответствий.

Эмпирической базой для построения теории закономерных соответствий послужил


накопленный переводчиками-практиками большой опыт. Особой заслугой Федорова и
Рецкера следует признать то, что они принимали в расчет не только художественный
перевод, как это делалось до них (ср. «Высокое искусство» К.И. Чуковского).
Исследователи опирались на опыт переводчиков, работавших также в других сферах, хотя
художественный перевод, конечно, превалировал.

Свои изыскания исследователи строили на материалах многочисленных переводческих


решений тех или иных проблем перевода. Рассмотрение случаев из практики натолкнуло
ученых на мысль о том, что, при всем отличии их друг от друга в сходных
лингвистических условиях переводчики принимают в большей или меньшей степени
аналогичные решения. Поэтому, очевидно, можно выделить хотя бы самые общие
закономерности, которыми руководствуется переводчик при поиске межъязыковых
соответствий.
Понятно, что разрабатывалась теория закономерных соответствий, рассматривавшая
перевод пока как исключительно языковую деятельность, на основе уже сложившегося к
тому времени сравнительного языкознания. В компаративистике, в рамках которой уже
больше века активно ведутся исследования по выявлению сходств и различий в языках,
накопился большой фактический материал и были отработаны инструменты
теоретического осмысления собранных языковых явлений.

Теория закономерных соответствий распространила свое влияние на различные языковые


ярусы от лексики до синтаксиса и стиля. Сразу было заявлено о формировании
лингвистической основы теории перевода. Такая позиция вызывала противостояние у
многих переводчиков-практиков, особенно у тех, кто занимался художественным
переводом. Они видели в появившемся новом научном направлении угрозу переводу как
творческому акту. С другой стороны, лингвисты восприняли переводоведческие
исследования как относящиеся исключительно к сфере прикладной лингвистики и ею
ограничивающиеся. Сейчас, спустя полвека, ясно, что эти скептические взгляды на вновь
появившееся научное направление оказались несостоятельными.

Суть теории Рецкера состоит в классификации соответствий, которые учитываются при


переводе с одного языка на другой. В этой классификации выделено три группы
соответствий: 1) эквиваленты; 2) аналоги (иногда называемые также «вариантными
соответствиями"); 3) адекватные замены.

Под эквивалентами понимаются постоянные, не зависящие от контекста соответствия


единиц ИЯ единицам ПЯ. Прежде всего это — однозначные термины. Например,
английскому the United Nations соответствует русское Организация Объединенных Наций.
Такого рода соответствия независимы от контекста, они всегда постоянны, хотя их
сравнительно немного. Вторая группа —аналоги, или вариантные соответствия, — группа
гораздо более многочисленная. Аналогами их можно назвать в том смысле, что между
данной единицей ИЯ и соответствующей ей единицей ПЯ устанавливаются аналоговые
-отношения: среди синонимических единиц ПЯ, соответствующих данной единице ИЯ,
подыскивается вариант передачи смысла, наиболее подходящего для данного контекста,
Другими словами, перед нами уже не однозначные соответствия, а наборы
соответствующих друг другу единиц ИЯ и ПЯ. Выбор каждой конкретной пары
соответствий определяется контекстом. Так, английское слово fair можно переводить на
русский язык как честный и как справедливый. Словосочетание fair share мы переведем,
используя слово справедливый: справедливая доля. А словосочетание fair deal — с
помощью слова честный: честная сделка. Именно контекст словосочетания, в котором
употреблено английское слово, повлиял на наш выбор русского соответствия.

Третью группу закономерных соответствий в классификации Рецкера составляют так,


называемые адекватные замены. К ним переводчик прибегает тогда, когда для верной
передачи мысли оригинала наиболее целесообразным представляются отход от «буквы
подлинника», т.е. употребленных в оригинале слов, и решение стоящей перед ним задачи
«исходя из целого». Здесь в классификации Рецкера обнаруживается противоречие,
поскольку эквиваленты и вариантные соответствия не могут быть поставлены в один ряд с
адекватными заменами. Действительно, первые две группы берут за основу языковые
единицы, которые можно определить как соответствия, в то время как третья группа
предполагает не подбор соответствующих друг другу единиц ИЯ и ПЯ, а некие действия
переводчика по установлению соответствия между теми или иными единицами ИЯ и ПЯ,
т.е. речь идет о приемах перевода.
К приемам перевода Рецкер относит конкретизацию недифференцированных и
абстрактных понятий, логическое развитие понятий, антонимический перевод и
компенсацию. Позднее к этим приемам было добавлено так называемое «целостное
переосмысление», когда переводчик решает переводить данное слово или выражение,
основываясь на понимании целого высказывания, порой отходя от конкретных его
элементов весьма далеко. Это можно проиллюстрировать тем, как переводятся, например,
фразеологизмы {A good riddance! — Скатертью дорожка?). Очевидно, здесь намечаются
уже принципы описания процесса перевода. В самом деле, Рецкер увязывает свою
классификацию с действиями переводчика во время осуществления перевода. Он также
предлагает ее для обучения переводчиков.

Согласно Рецкеру, в сознании переводчика возникают сначала эквиваленты, потом


начинается поиск аналогов. Если ни то ни другое не подходит, он прибегает к адекватным
заменам. В той же последовательности следует обучать и переводчиков: сначала учить их
находить эквиваленты, затем — аналоги, наконец осуществлять адекватные замены. .
Особое место в теории Рецкера занимает так называемое незакономерное установление
эквивалентов, обеспечивающее творческий характер переводческой деятельности,
исключающее автоматический подбор соответствий.

Надо сказать, что предложенная Рецкером классификация закономерных соответствий


при переводе неоднократно уточнялась и самим автором, и другими теоретиками
перевода.

Так, по поводу первой группы — эквивалентов — указывалось на то, что эквиваленты


могут быть односторонними и двусторонними. Соответствие типа вышеприведенного the
United Nations — Организация Объединенных Наций относится к двусторонним
эквивалентам, поскольку английское словосочетание всегда будет переводиться на
русский одинаково. То же верно и в отношении перевода в обратную сторону, с русского
языка на английский.

Но «однозначная интерпретация языковой единицы в терминах другого языка может


иметь место лишь в одном направлении. Так, русское слово ЭВМ {электронно-
вычислительная машина) переводится английским computer, но то, в свою очередь, —
либо как ЭВМ, либо как компьютер.

В отношении второй группы Швейцер предлагает различать несколько видов аналогов


(вариантных соответствий). Аналоги могут находиться между собой в отношениях
синонимии, как в вышеприведенном примере с английским словом fair и Двумя его
русскими соответствиями справедливый и честный. Но синонимия аналогов, которыми
располагает переводчик в ПЯ, бывает не только идеографической (на уровне смысла) или
стилистической {хороший, классный, чудесный), когда на выбор того или иного аналога,
вариантного соответствия влияет контекст. Она может быть абсолютной, т.е. не
зависящей от контекста: Grand Jury можно с равным правом перевести и как Большое
жюри и как Большой совет присяжных. Следовательно, однозначность / неоднозначность
и зависимость / независимость от контекста, как справедливо замечает Швейцер, не всегда
совпадают.

Кроме того, в языках существуют многозначные слова, которым в других языках


соответствуют слова, не являющиеся друг другу синонимами. Имеются в виду омонимы.
Так, английское слово fair может переводиться на русский язык и как честный, и как
белокурый. Выбор того или иного русскоязычного соответствия, будет зависеть от того, в
каком словосочетании употреблено слово fair в оригинальном тексте на английском
языке. Если это, например, словосочетание by fair means, то перевод будет честным путем/
честно. Если fair употреблено в словосочетании fair hair, то его нужно будет перевести как
светлые волосы.

Есть определенные неточности и в описании приемов перевода, предложенном Рецкером.


Например, в разделе, посвященном антонимическому переводу, приводятся иллюстрации,
в которых нет антонимов. В примерах, о которых идет речь, устойчивые выражения на ИЯ
заменяются соответствующими им устойчивыми выражениями на ПЯ: Take your time —
Не спешите; Mind your own business — He вмешивайтесь в чужие дела. Понятно, что в
данном случае проблема в неудачной терминологии, хотя описанные явления, без
сомнения, отражены точно и верно.

И.С. Алексеева отмечает «некоторые недостроенные места в, казалось бы, стройном


здании классификации соответствий»: отсутствие единой базы классификации; неясность
лексического объема однозначных эквивалентов, поскольку они могут включать в себя
более одной лексемы (например, в терминологических выражениях, логотипических
слоганах фирм, запретительных надписях). Алексеева также предлагает изучить
соотношение параметра однозначности соответствий, и типа текста, в котором они
встречаются. Тип текста, по ее предположению, может определять степень свободы
переводчика в выборе соответствия. На материале примеров, обсуждаемых Комиссаровым
, она утверждает, что однозначные эквиваленты могут быть языковыми, а могут быть
речевыми.

Критики указывали на чрезмерно нормативный характер теории Рецкера. Поэтому в


последующих своих публикациях Рецкер неоднократно подчеркивает творческий
характер переводческой деятельности.

Высказывались и другие замечания в отношении теории закономерных соответствий, но в


целом следует заметить, что основная ее ценность состоит в том, что впервые были
поставлены важные для понимания процесса перевода и оценки его результата вопросы.

Вклад Рецкера в создание и развитие лингвистической теории перевода в нашей стране


трудно переоценить. По справедливому и меткому выражению Комиссарова [2002. С. 24],
российское переводоведение во многом «вышло из Рецкера».