Вы находитесь на странице: 1из 4

Двумя важнейшими являются проблема переводимости и проблема инварианта.

Термин «инвариант» заимствован в лингвистику из математики, где этот термин


определяется как «... выражение, остающееся неизменным при определенном
преобразовании переменных, связанных с этим выражением». Что же должно оставаться
неизменным при всевозможных трансформациях текста, переводимого с одного языка на
другой? При определении инварианта следует иметь в виду не только Речевое
Произведение, но и цель, мотивы источника, потому что в переводе важно сохранить не
просто содержание или форму исходного текста, но и ту информацию, которая
предназначена источником для передачи и которую называют сообщением. Набор и
удельный вес различных информаций, составляющих сообщение, может меняться в
каждом акте речи, в том числе и в процессе перевода. Сообщение может включать в свой
состав помимо семантической и ситуационной информации еще и информацию о
структуре РП. Тогда адресатом воспринимается не только смысл, но и дополнительный
эстетический эффект (художественный перевод). Это может быть только семантическая
или ситуационная информация (ср. Виды высказываний), или все информации вместе
взятые. Во всех случаях все виды информации, предназначенные для передачи, и
составляют сообщение, структура которого вариабельна и зависит от цели деятельности.
Итак, инвариантом в переводе является сообщение или информация, предназначенная для
передачи.

Проблема переводимое представляет одну из старейших теоретических проблем перевода.


Еще в эпоху Возрождения Данте утверждал: «Пусть каждый знает, что нечто,
заключенное в целях гармонии в музыкальные основы стиха, не может быть передано с
одного языка на другой без нарушения всей его гармонии и прелести». Проблема
переводимое™ остается актуальной и сегодня. Она возникает всякий раз, когда делаются
попытки сформулировать требования к переводу.

В процессе перевода как специфичном акте коммуникации происходит удвоение


некоторых компонентов коммуникативного процесса, и удвоенные в коммуникации
источник, адресат, ситуация не могут совпадать. У переводчика мотивы и цели в момент
порождения РП отличаются от мотивов и целей источника. Также не во всем совпадают
ситуации: одни - предъявляемые адресату, другие - исходного сообщения, предъявляемого
переводчику. В таких условиях, да еще и при ограничениях, накладываемых кодом 2
(язык перевода), выходное РП не может всегда быть адекватным исходному РП. Но
является ли адекватность доминирующим признаком перевода?

Приведем мнение А.В. Федорова: «...Перевести - значит выразить верно и полно


средствами одного языка то, что уже выражено ранее средствами другого языка. В
верности и полноте передачи - отличие собственно перевода от переделки, пересказа,
сокращенного изложения, от всякого рода адаптаций». Почти то же встречаем у В.Г. Гака:
«В задачу перевода... входит не только точное изложение содержания мыслей,
сообщенных на языке оригинала, но и воссоздание средствами языка перевода всех
особенностей стиля и формы сообщения. Именно воссоздание единства содержания и
формы отличает перевод от иных способов передачи содержания, изложенного на другом
языке: пересказа, реферирования и т. д.».

В этих определениях, по нашему мнению, все сводится только к литературному переводу


(воссоздание стиля, формы оригинала). Но это требование не подходит, например, для
синхронного перевода. Во-вторых, эти определения фактически перечеркивают
возможность перевода вообще. Именно требование верно и полно (адекватно) выразить
то, что уже выражено ранее средствами другого языка, породило проблему перево-
димости. По этому поводу В. Гумбольдт писал: «Всякий перевод представляется мне...
попыткой разрешить невыполнимую задачу. Ибо каждый переводчик неизбежно должен
разбиться об один из подводных камней, слишком точно придерживаться либо своего
подлинника за счет вкуса и языка собственного народа, либо своеобразия собственного
народа за счет своего подлинника. Нечто среднее между тем и другим не только трудно
достижимо, но и просто невозможно».

Между тем проблема переводимости, сведенная к проблеме адекватности, действительно


решается отрицательно во многих случаях, так как абсолютная переводимость
предполагает совпадения большинства удвоенных компонентов (источника, ситуации,
помехи, речевого произведения и т. д.) коммуникации. Это признают И.И. Ревзин и В.Ю.
Розенцвейг: «Вообще говоря, если определять перевод как преобразование, при котором
не происходит никакая потеря, а передается все своеобразие содержания и формы
оригинала, то... такое преобразование принципиально неосуществимо».

Если перевод рассматривать как деятельность, необходимую для коммуникации, то есть


для передачи и приема сообщений, то проблема переводимости решается положительно.
Ч. Робин в журнале «Бабель» - органе Международной организации переводчиков
отмечает, что перевод инструкции по обслуживанию машины будет хорошим, если,
прочтя его, техник сможет работать на этой машине. Именно объективно существующая
обстановка подсказывает, в чем заключается информационная ценность речевого
произведения, то есть то, что должно быть обязательно передано адресату. В
художественном переводе - это стиль автора, в синхронном часто ограничиваются
передачей смысла, при переводе поэзии важно сохранить структуру произведения, что
достигается передачей той или иной информации.

Итак, создание модели объекта науки о переводе - акта речи позволило вычленить
существенные признаки перевода. Было показано, что перевод:

 - есть центральное звено коммуникации с использованием двух языков;


 - есть сложный вид речевой деятельности;
 - удваивает компоненты коммуникации;
 - есть процесс передачи сообщения, которое является его инвариантом.

Суммируя перечисленные выше признаки, можно определить процесс перевода как


сложный вид речевой деятельности, удваивающий компоненты коммуникации, целью
которого является передача сообщения в тех случаях, когда коды, которыми пользуются
автор и адресат, не совпадают.

При переводе происходит передача именно сообщения, а «всякого рода адаптации»


(чтение, реферирование, аннотирование, пересказ и др.) передают не сообщение, а общее
содержание речевого произведения, то есть сокращенно излагают, переделывают,
пересказывают сообщение. Переводчик не просто транспортирует знаки из одной системы
в другую, а решает гораздо более сложную задачу.

Существуют различные взгляды на выявление единиц перевода. Познакомимся с


некоторыми из них.
В основе одного способа, ориентированного на оригинал, лежит сам процесс перевода.
Единицей перевода тогда будет считаться минимальный отрезок текста, выступающий в
качестве самостоятельного объекта процесса перевода. Такой способ подходит для
устного перевода и предусматривает линейное однонаправленное развертывание текста во
времени (звучащая речь). Минимальной единицей перевода в этом случае чаще всего
оказывается предложение. Короче единица перевода будет при синхронном переводе,
когда переводчик порождает текст почти одновременно с его поступлением, и, как
правило, она держится в пределах смысловой группы.

Другой способ вычленения единиц перевода, также ориентированный на оригинал,


основывается на принципе семантического единства. С точки зрения практики перевода
он наиболее актуален. Единицей перевода здесь считается минимальная языковая единица
текста оригинала, воспринимаемая как единое целое с точки зрения семантики. Такой
способ не связан с выявлением средств перевыражения, но имеет непосредственную связь
с определением компонентов содержания и инварианта перевода. Имеется в виду такая
единица исходного текста, для которой может быть найдено соответствие в тексте
перевода. Она может обладать сложной структурой, но части ее, взятые по отдельности,
непереводимы. Единицей перевода такого типа может быть единица любого языкового
уровня.

Рассмотрим особенности вычленения единицы перевода на основных условно


разграничиваемых уровнях языка. В зависимости от уровня, к которому относится
единица перевода, различают перевод на уровне фонем, перевод на уровне слов и т. д.
(И.С.Алексеева).

1. Перевод на уровне фонем/графем. Фонема, как известно, не является носителем


самостоятельного значения, она играет в языке лишь смыслоразличительную роль. Тем не
менее в переводе единицей перевода иногда оказывается именно фонема. Это происходит
при использовании приемов транскрипции и транслитерации. Перевод на уровне фонем
регулярно встречается: при передаче личных имен и географических названий,
экзотизмов, при транскрипционном способе заимствования слов других языков,
обозначающих новые понятия, при передаче звукописи стиха.

2. Перевод на уровне морфем. Единицей перевода оказывается морфема, когда


морфологическая структура семантически эквивалентных слов в разных языках совпадает.
Например, это происходит при переводе композитных слов с учетом значения корневых
морфем (moonlight — лунный свет) и на уровне служебных морфем. Типична, например,
передача английских и немецких разложимых композитов по корневым морфемам:

3. Перевод на уровне слов. Слово выступает в качестве единицы перевода, когда каждому
слову в переводе находится пословное соответствие (Не can swim - Он умеет плавать), или
когда слову в ПЯ ему соответствует несколько слов (Она возвращается — She comes
back). Это происходит довольно часто при передаче простых, элементарных по структуре
предложений.

В некоторых случаях перевод отдельного взятого слова зависит от всего переводимого


целого, поэтому прежде чем приступить к переводу, приходится перечитывать оригинал
от начала до конца. Так, при переводе сложных по содержанию текстов слово не может
считаться самостоятельной единицей перевода.

4. Перевод на уровне словосочетания. Словосочетание считается единицей перевода,


когда переводчик работает с семантическим единством как на уровне языка
(фразеологизмы, парные словосочетания, формулы контакта, устойчивые наименования
организаций, аббревиатуры), так и на уровне речи (реализация контекстуального значения
слова).
5. Перевод на уровне предложений. Семантическим единством на уровне предложения
обладают пословицы: (Rome wasn't built in a day. — He сразу Москва строилась).

Единицей перевода является предложение и при переводе устойчивых клише и формул:


надписей, сигнальных знаков, формул вежливости (Never drink unboiled water. — He пейте
сырой воды).

6. Перевод на уровне текста.

Текст в качестве единицы перевода обычно рассматривают на примере поэзии. Не только


строгие по построению стихотворно-композиционные формы, такие, как сонет, но и
лирические стихи свободной архитектоники переводятся исходя из семантического
единства всего произведения (И.С.Алексеева). Также некоторые рекламные тексты
переводятся только целиком. Это не исключает того, что в таких текстах некоторые
особенности оригинала передаются с помощью единиц перевода меньшего объема.

Зачастую работа переводчика состоит из предварительного перевода и дальнейшего


редактирования первичного варианта. По сути, мы наблюдаем поиск единиц перевода
сначала на уровне линейного восприятия переводчиком оригинала. Затем полученный
набор единиц перевода пересматривается с точки зрения передачи данного плана
содержания в условиях национальной специфики ПЯ.