Вы находитесь на странице: 1из 35

Виктория Милорадовна Кутузова

Самоводитель по Москве. Маршрут: Рождественка –


Кузнецкий Мост – Неглинная
Самоводитель по Москве –
2

«Самоводитель по Москве. Маршрут: Рождественка – Кузнецкий Мост –


Неглинная. / Кутузова, Виктория»: Этерна; Москва; 2017
3

ISBN 978-5-480-00373-4
Аннотация

С помощью книг этой серии вы сможете самостоятельно прогуляться по


Москве по выбранному маршруту. Указано приблизительное время, которое
займет такая прогулка. Вы узнаете много нового и по-настоящему откроете
для себя столицу. Прекрасных вам спутников, хорошей погоды и – вперед!

Виктория Кутузова
Самоводитель по Москве. Маршрут: Рождественка –
Кузнецкий Мост – Неглинная

Рождественка – Кузнецкий Мост -Неглинная

Стоп 1

Театральный проезд, 3. Центральные бани

Начнем нашу сегодняшнюю прогулку с Театрального проезда. Перед нами


два здания – дома № 1 и № 3. В 1893 году фабрикант Хлудов открыл здесь
Центральные бани. Поначалу бани называли Хлудовскими или Китайскими
(понятно почему, оглянитесь назад, и вы увидите кусочек Китайгородской
стены). Если Сандуновские бани считались парадными и престижными, куда
4

приходили понежиться, себя показать, на других посмотреть, то сюда


приходили непосредственно помыться. Но и здесь зачастую можно было
встретить какую-нибудь знаменитость. Владимир Танеев, брат известного
русского композитора, рассказывал своей матери: «Видел наконец вашего
Толстого». – «Не может быть, где?» – «В Центральных банях», -«Ну и как
он?» – «Ах, как же он безобразен!».

Центральные бани

После смерти Хлудова бани перешли его четырем наследникам. Те не


хотели довольствоваться вторым местом среди бань и всячески старались
догнать и перегнать Сандуны. Так, благодаря этой «погоне» в Центральных
банях появился и первый в Москве бассейн с прозрачной крышей, и первая
механическая прачечная.
С революционным временем связана история о хлудовском золоте. Еще до
Первой мировой войны Хлудовы заказали три золотых и сорок серебряных
тазиков. Войну тазики переждали в банке, куда их сдали на хранение. А когда
на горизонте замаячила революция и Хлудовы готовились к эмиграции во
Францию, тазики из банка забрали и отдали доверенным работникам, чтобы те
их спрятали до поры до времени. Как вы понимаете, время золотых тазиков так
и не настало. В советский период велись активные работы по их розыску:
простучали все стены и потолки в банях, но так ничего и не нашли. А в 2005
году вдруг объявился потомок работника, спрятавшего тазики, и рассказал, что
их закопали в колодце на Волхонке, а также сказал, что если клад будет найден,
то он отказывается от своей доли в пользу… Как вы думаете кого? Вечного
соперника Хлудовских бань – Сандунов.
В советское время бани продолжили свое существование и дожили аж до
5

1990 года.
Теперь осмотрим сами здания. Архитектором комплекса стал Семен
Эйбушиц (запомните это имя, сегодня мы с вами увидим еще одно его
творение, самое выдающееся). А помогал ему его ученик, молодой Лев
Кекушев, который впоследствии стал первым архитектором московского
модерна.
Когда Эйбушиц спросил у заказчика Хлудова, какими он видит бани, тот
ответил: «Сказочными и пышными! Ты, главное, работай, а я подскажу».
Левое здание, под номером 3, – единственное, что осталось от банного
комплекса, если не считать верхней пристройки, сделанной позднее. А правое
здание, под номером 1, не сохранилось вовсе, сейчас на его месте уже
современная постройка. А оно-то как раз и было главенствующим. Теперь мы
можем увидеть его лишь на фотографии.
До открытия Центральных бань это место было известно тем, что здесь
располагалась гостиница «У Дюссо», описанная во многих литературных
произведениях. Очень престижная гостиница, но был в ней один недостаток. На
фасаде здания на западный манер вывешивали фамилии постояльцев, поэтому
остаться инкогнито не представлялось возможным. Достоевский сбежал из
«Дюссо» под натиском кредиторов. Каренина, поселенного в «Дюссо» легкой
рукой Толстого, тоже очень раздражали непрошеные визитеры. Еще одно
событие прославило «Дюссо» – здесь в 1882 году «официально» умер генерал
Скобелев.

Главное здание Центральных бань (утраченное)


6

На самом-то деле он умер от сердечного приступа в объятиях девицы


легкого поведения в номерах гостиницы с сомнительной репутацией «Англия»
в Столешниковом переулке. Но разве можно было допустить такую бесславную
смерть для героя России, которому будут ставить памятники и чьим именем
назовут улицы, площади и даже города. Вот его тело по-тихому и переправили
в «Дюссо», где он числился в постояльцах.

Театральный проезд

Вы не задумывались, почему Театральный проезд? Не улица, не проспект,


а именно проезд? Когда-то подъезд к Большому и Малому театрам со стороны
Лубянки был затруднен из-за реки Неглинки, в 1819 году ее убрали в
коллектор, и путь стал свободен. А поскольку в театр пешком не ходили (это
считалось моветоном, даже если ты жил в непосредственной близости ), а
ездили в экипажах, то дорога к театру стала называться не улицей, а проездом.
Театральным проездом.

Стоп 2

Рождественка, 3. «Детский мир»

Послевоенные годы. Насущная проблема того времени – падение


численности населения. Необходимо было стимулировать рождаемость. Каким
образом? Усложнить процедуру развода, ввести налог на бездетность, поднять
размер пособия на детей и… открыть хорошие детские магазины. Да-да, как ни
странно, но детские магазины также стали официальной мерой, направленной
на повышение рождаемости.
«Детский мир» был построен в 1957 году на месте Лубянского пассажа.
Посмотрите внимательно на здание, что вам напоминают эти арки? Акведук? А
может, станцию метро? Ведь проект «Детского мира» принадлежит известному
архитектору метро Алексею Душкину – автору «Кропоткинской»,
«Новослободской», «Площади Революции» и самой красивой станции
московского метро – «Маяковской». Да и строили «Детский мир» не простые
строители, а именно метростроевцы. Насчет красоты получившегося здания
мнения разделились: кто-то назвал его шедевром, кто-то посчитал его не самой
удачной работой архитектора.
Нет нужды говорить, что это самый большой детский магазин, а также
первое в Москве торговое здание с эскалаторами. Магазин получился настолько
громадным, что детских товаров не хватило на все этажи, и пришлось
заполнять их одеждой для взрослых. Первыми покупателями «Детского мира»
стали его строители, их отоварили в день открытия магазина.
Идея «Детского мира» очень понравилась. Однако не каждый магазин с
детскими товарами имел право носить это название. Нужно было соблюсти ряд
7

условий: население города, где открывался «Детский мир», должно быть не


менее 100 тысяч, площадь универмага должна быть свыше 2500 квадратных
метров. Эти условия Министерство торговли СССР увековечило в приказе от
1985 года.
Сейчас здание «Детского мира» и торговая марка «Детский мир»
существуют отдельно друг от друга. Здание обновленного магазина уже не
принадлежит собственнику торговой сети «Детский мир», поэтому ему остается
называться просто «Центральным детским магазином на Лубянке». А
резиденцией торговой марки «Детский мир» стал… Военторг. В общем, все
смешалось…

Стоп 3

Пушечная улица

Мы подошли к Пушечной улице. В XV-XVII веке здесь находился


государев пушечный двор, где отливали пушки и колокола. Здесь родилась и
знаменитая Царь-пушка. Ранее (до 1922 года) улица называлась Софийка – по
церкви Софии Премудрости Божьей, вон она выглядывает справа в конце
улицы. А чуть поближе, в подворотне, располагается Центральный дом
работников искусств (ЦДРИ), где проводятся разные интересные мероприятия.

А. Васнецов
«Пушечно-литейный двор на реке Неглинной в XVII в.», фрагмент

Теперь перейдем на другую сторону, чтобы рассмотреть здание гостиницы


«Савой».

Рождественка, 3. Гостиница «Савой»


8

Заказчиком гостиницы «Савой» выступило страховое общество


«Саламандра», девиз которого звучал так: «Горит, но не сгорает». Как и
саламандра, которая, по поверью, не горит в огне. Не правда ли, весьма
удачный слоган для компании, которая страхует от пожара. Саламандра гордо
украшает здание гостиницы. Кстати, она себя оправдала. Когда в 1998 году в
соседнем здании Росморфлота случился пожар, «Савой» совершенно не
пострадал.
Дом построен в стиле ампир со множеством украшений: помимо
саламандры на фасаде можно разглядеть рог изобилия, льва, грифона, ангела и
даже египетского фараона.
Первоначальное название гостиницы – «Берлин», но после Первой
мировой войны по понятным причинам его решили сменить на нейтральное
«Савой». В 1958 году опять вернули название «Берлин», и опять это было
политическим решением: в те годы дружили с ГДР. По этому случаю интерьер
гостиницы даже украсили чучелом медведя по аналогии с гербом Берлина. В
перестройку опять вернулись к названию «Савой», а медведя отправили через
дорогу, украшать интерьеры «Метрополя».
Что же такое Савой? Английское название Savoy (именно из Англии оно к
нам и пришло) грамотно переводилось бы на русский язык как Савойя. Есть
такая историческая область во Франции. В XIII веке Элеонора Прованская
приехала в Англию, чтобы стать женой короля Генриха III, и привезла с собой
кучу близких и дальних родственников, богатых и праздных. Один из них, ее
дядя Питер Савойский, выстроил для себя в Лондоне роскошный дворец. С тех
пор название «Савой» у англичан, а за ними и у всего мира, ассоциируется с
роскошью.

Стоп 4

Рождественка, 8. Международный торговый банк

Мы подходим к пересечению с Кузнецким Мостом, и справа нашему взору


предстает красивое здание в стиле ренессанс: коринфские колонны,
облицованные радомским песчаником, цинковый орнамент. Это и есть то
выдающееся творение архитектора Эйбушица, о котором упоминалось в начале
прогулки. Международный торговый банк построен на рубеже XIX и XX веков
по заказу Лазаря Соломоновича Полякова, крупного банкира и общественного
деятеля. Прототипом послужил банк Святого Духа в Риме – первое сооружение
в истории архитектуры, созданное специально для банковских нужд.
Перекрытия в этом здании делал модный инженер Владимир Шухов, тот
самый, кто спроектировал Шуховскую башню на Шаболовке.
В советское время в здании располагалась Центральная сберкасса, сейчас
оно принадлежит Банку Москвы.
Любопытная история – в 1901 году здесь, на углу Рождественки и
Кузнецкого, открылся автоматический буфет. В гардеробе не было
9

гардеробщиков, в буфете – официантов. Сплошное самообслуживание. Кружки


и рюмки были в свободном доступе: сам бери, сам за собой мой. Бросаешь
монетку – вентиль открывается, напиток наливается. Так же автоматически
посетители получали пирожки и бутерброды. Но аттракциона хватило
ненадолго – кружки стали воровать, вместо монеток народные умельцы кидали
железяки, совпадающие по весу. Но самое главное, русский народ любил,
чтобы его обслуживали, холили и лелеяли. Поэтому заведение без официантов
и гардеробщиков очень быстро закрылось.

Стоп 5

Рождественка, 9. Художественный магазин «Дациаро»

Напротив еще один банк. Здание в псевдорусском стиле, построенное на


рубеже веков архитектором А. Каминским, принадлежало братьям
Третьяковым и было сдано ими в аренду банку «Лионский кредит».

Московское отделение банка «Лионский кредит», фото 1910-х годов

В 1879 году этот банк стал первым и единственным иностранным банком,


допущенным к работе в России. Сначала был открыт офис в Петербурге, на
Мойке, а затем здесь, в Москве. У «Лионского кредита» было интересное
новшество. В подвале здания находилось денежное хранилище со стальными
сейфами, аналогов которым в Москве тогда не было. Сейфы стояли в
резервуарах, которые каждый вечер затапливали водой из Неглинки, утром
воду откачивали. Такое вот дореволюционное «ноу-хау» против грабителей.
10

Магазин «Дациаро»

В этом же доме открыл свои двери художественный магазин фирмы


«Дациаро», где продавались эстампы, гравюры, картины. «Дациаро» – это была
фирма, знак качества. Даже когда обнаружили подделку Репина, магазину это
простили.
У «Дациаро» можно было купить билеты в оперу по телефону. Трансляции
шли из Большого театра. Несмотря на ужасающее качество звука и
дороговизну, эпатажная публика Кузнецкого Моста билеты раскупала хорошо.
Вырученные средства шли в фонд помощи спасения на водах.

Позднее магазин «Дациаро» переехал на противоположную сторону


улицы, в дом № 12.
В советское время в этом здании разместился Наркомюст, а затем
Прокуратура РФ. Сейчас здесь все тот же Банк Москвы.

Стоп 6
Кузнецкий Мост, 11. Пассаж Сан-Галли
В 1883 году обрусевший немец Франц Сан-Галли купил участок на Кузнецком
Мосту, объединил два уже существовавших на нем дома остекленным сводом,
и получился премиленький пассаж. Сан-Галли, владелец механических и
чугунолитейных заводов, разместил в нем свой магазин «Станки и инженерное
оборудование». Здесь были галерея и демонстрационный зал, оборудование
делалось на заказ.
Сам Сан-Галли гордо говорил: «Мой завод может все сделать… какую бы кто
ни пожелал машину или аппарат, или предмет из неблагородных металлов… И
я поддерживал эту репутацию, принимая всякие заказы, как бы трудны они ни
были». Кстати, именно ему принадлежит изобретение теплового радиатора, или
«хайцкёрпера» (горячей коробки), как он его называл.
В 1915 году, во время Первой мировой войны, пассаж Сан-Галли подвергся
погромам, как и многие заведения, принадлежавшие немцам.
11

Вообще, сам Франц Сан-Галли – фигура очень интересная и многогранная. Его


биография заслуживает отдельной экскурсии, правда, не в Москве, а в
Санкт-Петербурге, поскольку именно там он занимался производственной и
общественной деятельностью и многое оставил после себя, в том числе и
мемуары с пышным названием «Curriculum vitae заводчика и фабриканта
Франца Карловича Сан-Галли».

Пассаж Сан-Галли

Самая известная история о нем связана с его идеей создать в Санкт-Петербурге


общественные туалеты, куда он предложил вложить деньги, оставшиеся после
смерти известной питерской проститутки. Власти брезговали грязными
деньгами, считая, что на добрые дела непотребные деньги пускать негоже. А
идея Сан-Галли организовать на эти средства общественные туалеты пришлась
как нельзя кстати. К слову сказать, до самой войны в Ленинграде можно было
увидеть канализационные люки с эмблемой чугунного завода Сан-Галли.

Стоп 7
Кузнецкий Мост, 12. Пассаж Попова
12

Здание под номером 12 долгое время оставалось композиционной доминантой


Кузнецкого Моста, вдвое возвышаясь над остальными постройками. Выстроено
оно было в 1877 году по заказу чаеторговца Попова под торговый пассаж с
магазинами.
Чего только не делал Попов, чтобы привлечь покупателей! Здесь появилась
первая в городе световая реклама – в один прекрасный вечер на здании из
множества лампочек загорелось слово «Пассаж», и Кузнецкий Мост стали
называть самой блестящей улицей Москвы. Через некоторое время Попов
реконструировал здание и создал сквозной проход на параллельную Пушечную
улицу, чтобы еще больше увеличить посещаемость пассажа. Но, несмотря на
все предпринятые меры, Попов так и не добился от торговли ожидаемого
дохода и в 1899 году продал пассаж банкиру Джамгарову.

Пассаж Попова

Однако, думается, Попову и без этого пассажа жилось неплохо. Чай Поповых
продавался чуть ли не в сотне городов, и не только российских, и величали их
чайными королями. В отношении чаеторговли Поповы всегда были очень
строги и консервативны и не гнались за дешевой популярностью. В то время
как другие чаеторговцы очаровывали покупателей названиями «царский
букет», «редкостный ханский», «букетно-розанистый», Попов предлагал просто
13

чай № 1, чай № 2, чай № 3 и так далее. И спрос на этот номерной чай с каждым
годом только возрастал.
В советскую эпоху в здании пассажа размещалась научно-техническая
библиотека, по богатству фондов уступающая лишь Ленинке. В 2014 году,
следуя духу времени, библиотеку отправили на Октябрьское Поле, адом пошел
под современную реконструкцию.

Стоп 8
Кузнецкий Мост, 14. Дом моделей
Здание построено архитектором Адольфом Эрихсоном в 1903 году в стиле
модерн. Заказал строительство дома торговец пушниной Михайлов для
размещения здесь своей фабрики и магазина, предлагавшего сибирские и
американские меховые изделия.
Но настоящую славу этот дом обрел в советские годы. Здесь находилась
лаборатория советской моды – Общесоюзный дом моделей. Вспомните сцену
из фильма «Девушка без адреса»: «…советская девушка должна смело носить
то, что мы внедряем». Здесь героиня фильма выходит на подиум в вечернем
платье, а потом выбегает в нем на улицу в поисках героя Рыбникова. В те годы
улица была еще проезжей.
Дом моделей не просто так обосновался именно здесь. Кузнецкий Мост –
испокон веку центр московской моды. С 1763 года, когда Екатерина II даровала
привилегии иностранцам, в Москву потянулись французские купцы и в
результате образовали в Москве настоящую французскую колонию. Они осели
в районе Кузнецкого Моста, открыв здесь множество лавок, в первую очередь
модных.
Пожар 1812 года не сильно затронул место, «где за французский милый вздор
бывает денег русских сбор», так как французская гвардия охраняла лавки и
имущество своих соотечественников.
И даже в ином смысле, патриотическом, война Кузнецкому Мосту не
повредила, а привела лишь к кратковременному спаду в торговле. Но вскоре
московские красавицы вновь потянулись в район Кузнецкого.

Вспомним Грибоедова:

А все Кузнецкий мост и вечные французы,


Оттуда моды к вам, и авторы, и музы:
Губители карманов и сердец!..

Или Вяземского:
14

Кузнецкий мост давно без кузниц,


Парижа пестрый уголок,
Где он вербует русских узниц,
Где собирает с них оброк.

Здесь, на Кузнецком, развернулась трогательная история любви московского


дворянина Ивана Анненкова и француженки Полины Геббль, работавшей в
одной из модных лавок. Анненков был частым гостем на Кузнецком, так как
здесь проживала его маменька. Дом ее не сохранился, а вот память она оставила
о себе долгую. Была она, мягко сказать, старуха с причудами. Требовала от
своих прислужниц, чтобы те ей согревали кресло или постель, прежде чем она
сядет или ляжет, чтобы носили ее одежду, согревая своим телом, прежде чем
она ее наденет. Всю ночь в ее спальне должна была сидеть горничная и
разговаривать вполголоса. И это только некоторые из ее чудачеств. Конечно
же, и речи быть не могло, чтобы она согласилась на брак своего сына с простой
девушкой. А тут новая беда: Анненков получил 20 лет каторги за свое участие в
восстании декабристов. Полина Гёбль вслед за женами других декабристов
поехала в Сибирь, там они обвенчались, и она стала Прасковьей Анненковой.
Эта история блестяще сыграна в фильме 1975 года «Звезда пленительного
счастья» Игорем Костолевским в роли Анненкова и польской актрисой Эвой
Шикульской.

Стоп 9
Кузнецкий Мост, 20. Магазин Готье
Теперь мы двинемся обследовать другую часть Кузнецкого, но прежде с
перекрестка с Рождественкой еще раз кинем взгляд на панораму улицы и
сравним ее со старой фотографией. Слева возвышается пассаж Попова, а справа
можно разглядеть и пассаж Сан-Галли.
Первое здание по другую сторону Кузнецкого (дом № 20) – с интересным
волнистым фасадом. Когда-то на его месте располагалось имение Дарьи
Салтыковой – печально известной Салтычихи, мучившей своих крепостных и
получившей за это пожизненное заточение в Ивановском монастыре. Хотя
Салтычиха душегубствовала все больше в своем подмосковном имении, но и
здесь тоже был пыточный домик, находившийся, кстати, дверь в дверь с
Пыточным приказом, из которого вышла печально знаменитая Лубянка.
В конце XIX века здесь был книжный магазин Готье, который заказывал книги
за границей и был очень популярен. Помните, Анна Каренина, провожая
Вронского, говорила, что скучать не будет, так как заказала целый ящик книг у
Готье. В этом же доме вырос сын Готье, Юрий, известный русский историк.
15

Вид улицы Кузнецкий Мост, 1888

Ну а в XX веке здесь находилось издательство треста «Мосполиграф», с


которым сотрудничал Булгаков. Теперь вы понимаете, откуда в «Собачьем
сердце» взялся Полиграф Полиграфыч.

Стоп 10
Кузнецкий Мост, 17. Палаты архиепископа Платона
Перейдем на другую сторону и заглянем в подворотню дома № 17, чтобы
полюбоваться роскошными палатами архиепископа Платона, украшавшими
Тверское подворье XVII века.
Архиепископ Тверской и Кашинский Платон, впоследствии продвинувшийся
по карьерной лестнице до сана митрополита Московского, вошел в историю
благодаря своим попыткам примирить господствующую церковь и
старообрядцев, а также созданию первого исследовательского труда по истории
Русской православной церкви.
16

Митрополит Московский Платон

Известен один исторический анекдот о встрече Платона с французским


просветителем Дени Дидро. Дидро зашел к митрополиту и с видом
превосходства сказал по-латыни: «Нет Бога», полагая, что Платон не знает
латыни, и очень удивился, когда Платон ему ответил: «Рече безумец в сердце
своем», намекая на строки из псалма Давида: «Сказал безумец в сердце своем:
нет Бога».
17

Фасад здания, выходящего на улицу, меркнет по сравнению с увиденным во


дворе. Он был воссоздан в 1996 году и, между прочим, победил в конкурсе мэра
Москвы на лучшую реставрацию. Хотя в процессе «воссоздания» из домика
пушкинской эпохи превратился в современный многофункциональный деловой
комплекс.

Стоп 11
Кузнецкий Мост, 19. Магазин русских изделий
Это владение на протяжении многих десятилетий принадлежало князю
Гагарину и почти всегда служило торговым целям. В 1843 году, еще до
постройки нынешнего здания, здесь, в самом сердце французского Кузнецкого
Моста, открылся Магазин русских изделий. Необходимо было показать, что
отечественные товары конкурентоспособны на фоне французских. И магазин
оказался весьма популярен.
Нынешнее здание было построено в 1886 году архитектором Романом Клейном
также специально под торговые помещения.
В этом не дает усомниться крылатый жезл бога торговли Меркурия, которым
украшен фасад здания.

Магазин русских изделий

Здесь открылся филиал магазина «Мюр и Мерилиз» (нынешний ЦУМ, автор –


все тот же Клейн).

Стоп 12
Рождественка, 11. Московский архитектурный
институт
18

Устав от суматохи Кузнецкого, давайте передохнем во внутреннем дворике


Архитектурного института, а заодно полюбуемся керамическими вставками на
фасаде здания, выполненными самими студентами.
В XVIII веке эту территорию занимала усадьба графа Воронцова. Очень
живописная, утопающая в зелени, украшенная множеством беседок и фонтанов,
с красивым спуском к реке Неглинной. В 1809 году государство выкупило этот
участок для открытия медико-хирургической академии, в которой преподавал
Склифосовский. А в 1890 году здесь уже было Строгановское
художественно-техническое училище.
Вообще задумка графа Строганова состояла в том, чтобы создать
научно-производственную базу для ткацкой промышленности. Но со временем
Строгановское училище полностью переросло первоначальную идею, его
студенты занимались разными вещами, а сам граф Строганов заявил: «Я
совершенно не желал того, что получилось».
Вот, например, история одного из студентов Строгановки. Крестьянский сын
Иван Орлов занимался в училище разработками ткацких машин. Как-то он
услышал, что участились случаи подделки бумажных денег. И стал он думать,
как защитить деньги от мошенников. Сначала предложил пускать в банкноту
шелковую нить. А затем создал специальный станок с технологией
многокрасочной печати с одного клише. Этот способ и по сей день носит
название орловской печати. Многие державы признали эффективность этого
способа. Орлов получил патент в Германии, Франции, Англии, и, наконец,
самой последней признала достижение своего соотечественника Россия.
Кстати, использовали орловский способ и в СССР.
Посещала Строгановские курсы сестра Чехова Мария. В Мелихове можно
увидеть ее работы.
В 1930 году создается Московский архитектурный институт (МАРХИ).
Вы слышали легенду об «Ушацъ»? Студенты МАРХИ как-то все чаще и чаще
стали замечать странную надпись «Ушацъ» на мольбертах, на столах в
аудиториях. Оказалось, студент Миша Ушац (будущий известный карикатурист
журнала «Крокодил») помечал таким образом лучшие и наиболее удобные. Так
это всем понравилось, что стало визитной карточкой выпускников МАРХИ,
символом архитектурной братии. Где бы ни побывал выпускник МАРХИ, он
должен был оставить автограф «Ушацъ». Эту надпись встречали на пирамидах,
на Эйфелевой башне, на стенах Галереи Уффици. Георгий Данелия –
выпускник МАРХИ, и если вы внимательно будете смотреть его фильмы
(«Мимино», «Афоня»), то тоже заметите «Ушацъ». Верить этому или нет, но
рассказывают, будто министр иностранных дел СССР Андрей Громыко
неоднократно получал ноты протеста от глав европейских государств, потому
что странная надпись «Ушацъ», появлявшаяся всюду, удивляла и пугала.
Говорят еще, что в одной из аудиторий МАРХИ даже установили памятную
доску: «В этой аудитории в 1944 году появился всемирный бренд “Ушацъ”».
19

Стоп 13
Варсонофьевский переулок
В XVI-XVIII веках здесь находился Варсонофьевский «убогий» монастырь с
большим кладбищем. «Убогим» его называли потому, что здесь находили
последний приют умершие насильственной смертью и нищие, подобранные на
улице. Лжедмитрий велел похоронить здесь Бориса Годунова с семьей,
продемонстрировав тем самым, что лучшего они не достойны. Уже позднее их
останки перенесли в Троице-Сергиеву лавру.

Церковь Вознесения

В XIX веке от монастыря осталась одна лишь церковь Вознесения. В ней


венчался Николай Рябушинский с одной из своих жен, Марией Осиповной.
«Беспутный Николашка», как его называли в Москве, был белой вороной среди
своих серьезных деловых братьев: те приумножали семейный капитал, Николай
растрачивал его. Брак с Марией Осиповной кончился разводом. Когда друзья
Рябушинского вздыхали, как же так, она же такая красавица, он говорил: «Да,
она красива и доброго сердца, но мала, мала…» Рябушинский был женат
бессчетное количество раз, среди его жен были и австрийка, и испанка, и немка,
и кого только не было. И со всеми он расставался более чем щедро, поэтому к
20

моменту революции, которая значила полный крах Рябушинских, Николаю


было уже нечего терять. А вообще-то он был хороший человек, меценат, но к
Варсонофьевскому переулку это отношения не имеет.
Свою печальную известность Варсонофьевский переулок приобрел в XX веке,
когда здесь разместилась лубянская тюрьма и в ее подвалах стали проводиться
расстрелы. Рядом находилась чекистская автобаза, которая организовывала
перевозку трупов. Во время мытья машин кровавые ручейки по наклону
стекали к Рождественке.
Но чтобы не заканчивать на грустной ноте, вспомним, что в Варсонофьевском
жила Эллочка-людоедка из «Двенадцати стульев», здесь она, как «в Европе и
лучших домах Филадельфии», стала пить чай с ситечком после того, как ее
навестил Великий комбинатор.

Стоп 14
Звонарский переулок. Церковь Николы в Звонарях
В XVI веке эту территорию занимала слобода кремлевских звонарей, отсюда
название Звонарского переулка и церкви Николая Чудотворца в Звонарях.
Обратите внимание на церковь. Она уникальна в своем роде. Постройка ее
датируется началом 60-х годов XVIII века -периодом, когда стиль барокко
начинает сдавать позиции перед набирающим силу классицизмом. И здесь
архитектор Карл Бланк отразил эту тенденцию очень явственно. Вообще,
Москва бедна на постройки в стиле «елизаветинского» или «растреллиевского»
барокко, так как его расцвет пришелся на время активной застройки
Санкт-Петербурга, в Москве же в тот период каменное строительство вообще
было приостановлено. К тому же Елизавета Москву не любила, бывала здесь
редко, но с каждым ее приездом Москва получала в подарок очередное
творение Растрелли. Он был, в первую очередь, придворным архитектором, и
его архитектура перемещалась вместе со двором. Взошедшая на престол в 1762
году Екатерина II, наоборот, Москву любила, но принесла она с собой уже
новый стиль – классицизм.
В церкви хранится чтимая икона «Взыскание погибших». Помогает этот образ
людям, которые потерялись в жизни, отвернулись от Бога, потеряли веру в
лучшее, то есть в каком-то смысле «погибли». Иконе также молятся о браке, о
благополучии детей, при болезнях глаз, головной и зубной боли.

Стоп 15
Кисельные переулки
Кисельные переулки получили свое название по слободе кисельников. Как вы
думаете, чем занимались кисельники? Правильно, варили кисель. Но неужели
москвичи столько пили киселя, что понадобилось образовать целую слободу?
21

Для чего использовался кисель в те времена? Кисель был основным кушаньем


на поминках. А так как в этом районе было целых три монастыря
(Варсонофьевский, Рождественский и Сретенский) и при всех были большие
кладбища, то спрос на кисель тоже был большой.
Вы никогда не задумывались, почему говорят – молочные реки, кисельные
берега? Ведь кисель в нашем понимании тоже жидкий, так как же из него берег
построить? Дело в том, что сейчас мы добавляем в кисель крахмал, а в XVII
веке про картофель еще не знали и кисель делали из пшена. Получался он
настолько плотным, что его даже резали ножом. Только не путайте Кисельные
переулки с Кисловскими (их тоже несколько, в районе Никитской).
Кислошники – это совсем не то же самое, что кисельники. Кислошники
заготавливали для царского двора соленья.
Сейчас по правую руку мы прошли вытянутое унылое здание. Здесь
располагается с 1970 года Служба спецсвязи. А в XIX веке на этом месте
стояли корпуса фабрики «Фаберже». Магазин «Фаберже» располагался
неподалеку – на Кузнецком.

Б. Кисельный переулок, 11. Торговый дом Франков


Внушительное здание в стиле модерн создано Львом Кекушевым в 1904 году
для Максимилиана и Адольфа Франков. Создатели стекольной империи
открыли здесь московское представительство своей фирмы, главный офис
которой находился в Санкт-Петербурге. Незаслуженно забытые в наше время,
братья Франки владели объединением стекольных заводов и
специализировались на изготовлении витражей по технологии Тиффани
(опалесцентное стекло, цвет которого менялся в зависимости от угла зрения).
22

Витраж «Святая Цецилия», довоенное фото

В 1901 году, когда открылась Московская консерватория, Франки преподнесли


ей в подарок великолепно выполненный витраж с изображением богини
музыки святой Цецилии. Во время войны, в 1941-м, рядом со зданием
консерватории разорвалась бомба, и витраж осыпался. Работники
консерватории собрали осколки в ящик и бережно хранили их, но в смутные
годы перестройки ящик куда-то пропал. В 2010 году известный питерский
витражист Вадим Лебедев взялся за восстановление шедевра, используя
архивные фотографии и чудом сохранившиеся образцы стекла, и святая
Цецилия вновь украшает фойе Большого зала консерватории.

Стоп 16
Рождественка, 21. «Хладострой»
Оставшаяся часть Рождественки по левой стороне занята постройками
пушкинской поры. Селились здесь священники, небогатые торговцы,
чиновники. В этом ряду выделяются два дома постройки начала 30-х годов XX
века. Их сразу заметно. Это дома под номерами 21 и 27 – «Хладострой» и
«Трансстрой».
Посмотрите на дом «Хладостроя» и попробуйте увидеть красоту в этом
мрачном конструктивизме. Здание ловко вписано в географию улицы.
23

Эффектно выполнен угол здания с горизонтальными окнами, срезанный низ


придает ему форму эркера. Строил дом архитектор Николай Колли, выпускник
Вхутемаса и ученик Ле Корбюзье: он работал с ним над проектом здания
Центросоюза на Мясницкой.
Заказал строительство дома трест «Хладострой», объединивший предприятия
по выпуску и обслуживанию промышленных холодильников. Бытовые
холодильники к «Хладострою» не имеют никакого отношения. Первые
холодильники для отдельно взятых граждан в СССР выпустил, как ни
парадоксально, Харьковский тракторный завод. Трест «Хладострой» – контора
солидная, могла себе позволить железобетон и металл, из которых можно
сделать современные формы, не то что кирпич и дерево. В доме не только
работали, но и жили сотрудники, образовав коммуну, что было очень в духе
того времени.

Стоп 17
Богородице-Рождественский монастырь
Богородице-Рождественский монастырь, который и дал название всей улице,
основан в XIV веке княгиней Марией Кестутовной, матерью серпуховского
князя Владимира Храброго. Именно он, сражаясь бок о бок со своим кузеном
Дмитрием Донским, сыграл ключевую роль в Куликовской битве. Шесть лет
спустя его мать основала монастырь в благодарность за то, что сын вернулся с
поля боя живым и здоровым. Куликовская битва произошла 8 сентября 1380
года -в праздник Рождества Богородицы, отсюда и выбор названия монастыря.
И мать, и жена Владимира Храброго закончили свои дни в этой обители.
В 1922 году монастырь был закрыт, кладбище полностью уничтожено,
территория принадлежала разным учреждениям, в том числе и МАРХИ. В 1978
году была убита последняя монахиня обители, инокиня Варвара.
Предполагают, что причиной убийства послужили слухи о том, что
настоятельница монастыря перед смертью передала ей все ценности из
ризницы. В 1993 году монастырь был возрожден.
Все знают картину Василия Перова «Тройка», а известно ли вам, что на ней
изображена стена Рождественского монастыря (вид с Рождественского
бульвара)?
24

В. Перов «Тройка», фрагмент

Рождественка застраивалась не бойко, в основном по четной стороне улицы, на


крутом склоне реки Неглинной строить побаивались, и там располагались
монастырские огороды. Улица была тупиковой, так как ворот Белого города
еще не существовало. Но когда наконец улица получила выход к Трубной
площади, стало непонятно, хорошо это или плохо. Ведь Трубная площадь
соседствовала с районом, который назывался Грачевкой или Драчевкой (сейчас
это Трубная улица). Откуда такое название? Тут проживали мастера по
изготовлению грачей – артиллерийских снарядов, а еще раньше драчей –
рогатин, которые бросали под ноги вражьих лошадей. Грачевка (Драчевка)
была настоящей клоакой, где сосредоточились самые дешевые публичные дома
и кабаки. Современники писали про это место, что оно – исконная усыпальница
всевозможных бедняков, без различия пола и возраста, что это какая-то
большая-большая могила, доверху наполненная живыми трупами, заеденными
бедностью, развратом и пороками немощного человечества. Естественно, все
это безобразие «вытекало» и на Трубную площадь, а потом и на Рождественку.
Почти дверь в дверь с монастырем открылся притон с вывеской «Святые
номера».

Стоп 18
Трубная площадь
Для начала разберемся с названием «Трубная» и перенесемся в XVII век. Река
Неглинка еще течет по поверхности, здесь сплошная стена Белого города, ворот
25

еще нет. Чтобы освободить путь реке, пробили отверстие, напоминающее


трубу. Отсюда и название площади – Трубная, а чаще – просто Труба.
Посмотрите, как представлял себе Трубную площадь художник Аполлинарий
Васнецов.

А. Васнецов «Лубяной торг на Трубе в XVII в.», фрагмент

По воскресеньям здесь был знаменитый птичий рынок, где продавали и меняли


птиц и другую живность. На праздник Благовещения у москвичей была
традиция приезжать на Трубу и выпускать птиц. Вот как описывает рынок А.П.
Чехов в рассказе «В Москве на Трубной площади»: «Небольшая площадь близ
Рождественского монастыря, которую называют Трубной, или просто Трубой;
по воскресеньям на ней бывает торг. (…) Слышно разноголосое пение птиц,
напоминающее весну. Если светит солнце и на небе нет облаков, то пение и
запах сена чувствуются сильнее, и это воспоминание о весне возбуждает мысль
и уносит ее далеко-далеко. По одному краю площадки тянется ряд возов. На
возах не сено, не капуста, не бобы, а щеглы, чижи, красавки, жаворонки,
черные и серые дрозды, синицы, снегири. Всё это прыгает в плохих,
самоделковых клетках, поглядывает с завистью на свободных воробьев и
щебечет. Щеглы по пятаку, чижи подороже, остальная же птица имеет самую
неопределенную ценность».
26

Птичий рынок на Трубной

Но птичий рынок мешал движению через Трубную площадь, и в 1924 году его
перенесли на Цветной бульвар, а площадь стала проезжей.
А еще Трубная площадь известна тем, что сюда пришла первая водопроводная
вода. Еще во времена Екатерины II был издан указ о строительстве
водопровода «Мытищи-Трубная». Вода в верховьях Яузы в районе Мытищ
была очень высокого качества и не требовала очистки, а перепад высот от
Мытищ до Трубной площади составлял шесть метров, что позволяло соорудить
самотечный водопровод.

Отобедав сытной пищей,


Град Москва, водою нищий,
Знойной жаждой был томим:
Боги сжалились над ним.
Над долиной, где Мытищи,
Смеркла неба синева;
27

Вдруг удар громовой тучи


Грянул в дол – и ключ кипучий
Покатился – пей, Москва!

(Н. Языков)
Нельзя не сказать и о темной стороне Трубы. Находилось здесь заведение под
названием «Крым». Трактир как трактир, если бы не то, что творилось в его
подвалах. Место это называлось «Ад»: слава о нем ходила большая, хотя
попасть туда было не так просто. Здесь играли по-крупному, спускались целые
состояния, много проигравшихся так и сгинуло в тех подвалах. Говорят, что в
этих «адских кузницах» ковалось и покушение на Александра II. Оно-то и стало
толчком, который заставил городские власти взяться за расчистку Трубы, и в
скором времени на месте трактира «Крым» с его адскими подвалами красовался
изящный «Эрмитаж», куда мы сейчас и пойдем.

Стоп 19
Неглинная, 29. Ресторан «Эрмитаж»
Снюхались как-то на Трубе купец Яков Пегов и повар Люсьен Оливье.
Снюхались в самом прямом смысле – оба ходили в лавочку за нюхательным
табаком, там и познакомились. И сговорились они открыть на Трубе едальное
заведение – трактир «Эрмитаж». Хоть и трактир, а на самом деле – шикарный
ресторан, только официанты не во фраках, а в рубахах. Публика сюда ходила
элитная: и дворяне, и богатые купцы, и именитые литераторы, и ученые.
Достоевский, Тургенев, Столетов, Сеченов, Тимирязевкого только не повидал
«Эрмитаж».
Но раз в год «Эрмитаж» преображался. Убиралась дорогая посуда и мебель,
ставились лавки, пол посыпался опилками, на столы выставлялось дешевое
вино и холодные закуски. Ресторан переходил во власть студентов,
празднующих Татьянин день. Все москвичи знали: в Татьянин день на Трубу
лучше было не соваться.
28

Рисунок Н.П. Чехова «Татьянин день в Москве в "Эрмитаже"», 1882.


С бокалом в руке – А.П. Чехов

Как вы уже, наверное, догадались, гвоздем программы был авторский салат от


шеф-повара, который теперь мы все знаем и любим -«Оливье». Оригинальный
рецепт, конечно, был другим – в него шли рябчики, икра, раки, омары, каперсы.
Самое интересное, что изначально все это раскладывалось на тарелке отдельно.
А потом Оливье увидел, что русские купцы, прежде чем приступить к еде,
перемешивали все, и сам стал подавать так же. Революция навесила рябчикам
ярлык буржуйской пищи, и их заменили докторской колбасой. Но один
ингредиент остался неизменным – соус провансаль, он же майонез. Захотелось?
А вы еще прочтите Гиляровского, точно слюнки потекут.
Последний факт об «Эрмитаже»: здесь последний раз в своей жизни обедал
генерал М.Д. Скобелев, о загадочной смерти которого мы говорили в начале
прогулки. Есть версия, что умер он не от «крепкой» любви, а его здесь
просто-напросто отравили.
29

Сейчас на месте ресторана находится театр «Школа современной пьесы»


(восстанавливается после пожара 2013 года), где в примадоннах главная
красавица СССР Ирина Алферова.

Стоп 20
Неглинная улица. Подземная река
Давайте немного передохнем в скверике на Неглинной. Вот здесь под нашими
ногами и течет река Неглинная. Сейчас ее не видно, она спрятана в коллектор, а
когда-то речка была очень даже заметной. Неглубокая и узкая, в половодье и
большие дожди она неизменно разливалась и затапливала всю округу. Другой
проблемой была ее загрязненность – на протяжении веков Пушечный двор и
Кузнечная слобода, которые мы сегодня прошли, сливали в реку отходы
производства.
В конце XVIII века Неглинку собирались облагородить и превратить в
городской канал, на Трубной площади устроить пруд, а у Кузнецкого Моста
еще один, с водопадами и статуей Екатерины II. Но так и не собрались. Вместо
этого в 1819 году речку спрятали в коллектор. Образовавшаяся Неглинная
улица тоже стала называться проездом, так как вела к театрам. Появилась даже
такая «обзывалка» для высоких людей: «Длинный, где проезд Неглинный?»

Этот туннель называют «ТропойГ иляровского»


30

Но даже после того, как реку убрали под землю, она разливалась и затапливала
переулки, теперь уже причиной стали подземные засоры. Была Неглинка
грязной речкой, а стала еще грязнее. Поговаривали, что теперь ее «загрязняют»
обитатели Трубы и Грачевки, у которых первое правило: «концы – в воду».
Владимир Гиляровский, страстный любитель московских диковинок, не мог
обойти это вниманием и отправился в подземный тур в сопровождении
водопроводчика Феди:
«Я подтянул выше мои охотничьи сапоги. (…) С каждым шагом вниз зловоние
становилось все сильнее и сильнее. Становилось жутко. Наконец послышались
шум воды и хлюпанье. (…) Я встал на дно, и холодная сырость воды проникла
сквозь мои охотничьи сапоги.
(…) Тихо было, только внизу журчала вода… Я еще подвинулся вперед и
услышал шум, похожий на гул водопада. Действительно, как раз рядом со мной
гудел водопад, рассыпавшийся миллионами грязных брызг, едва освещенных
бледно-желтоватым светом из отверстия уличной трубы. Это оказался сток
нечистот из бокового отверстия в стене. (…)
Мы пошли вперед по глубокой воде, обходя по временам водопады стоков с
улиц, гудевшие под ногами. Вдруг страшный грохот, будто от рушащихся
зданий, заставил меня вздрогнуть. Это над нами проехала телега. (…) С
помощью лампочки я осмотрел стены подземелья, сырые, покрытые густой
слизью. Мы долго шли, местами погружаясь в глубокую тину или зловонную
жидкую грязь, местами наклоняясь, так как заносы грязи были настолько
высоки, что невозможно было идти прямо – приходилось нагибаться, и все же
при этом я доставал головой и плечами свод. Ноги проваливались в грязь,
натыкаясь иногда на что-то плотное. Все это заплыло жидкой грязью,
рассмотреть нельзя было, да и до того ли было. (…) Через несколько минут мы
наткнулись на возвышение под ногами. Здесь была куча грязи особенно густой,
и, видимо, под грязью было что-то навалено. Полезли через кучу, осветив ее
лампочкой. Я ковырнул ногой, и под моим сапогом что-то запружинило.
Перешагнули кучу и пошли дальше. В одном из таких заносов мне удалось
рассмотреть до половины занесенный илом труп громадного дога. Особенно
трудно было перебраться через последний занос перед выходом к Трубной
площади, где ожидала нас лестница наверх. Здесь грязь была особенно густа, и
что-то все время скользило под ногами. Об этом боязно было думать. А Федю
все-таки прорвало: “Верно говорю: по людям ходим”».
31

Наводнение на Неглинной

Еще в 60-х годах на Неглинной можно было увидеть такую картину (см. фото).
Проблема с затоплением была окончательно решена в 1975 году, благодаря
строительству нового коллектора.

Стоп 21
32

Наводнение на Неглинной. Сандуны


Кто не знает Сандуновские бани! А известно ли вам, что открыл их актер
Петербургской императорской сцены? Как же так получилось? Cherchez la
femme – ищите женщину! Актер Сила Сандунов влюбился в прелестную
оперную певицу Лизоньку Уранову. И не он один: престарелый граф
Безбородько, канцлер Екатерины II, тоже имел на нее виды, но так как не
получал от нее никакого намека на взаимность, злился и сильно досаждал и ей,
и ее возлюбленному Сандунову. Кинулись Лизонька и Сандунов в ноги
императрице и попросили благословения. Екатерина растрогалась и щедро
одарила влюбленных бриллиантами, которые позволили Сандуновым
пожениться и послать всех в баню. В прямом и переносном смысле. Они
переехали в Москву и открыли на Неглинной свое банное дело. Первоначально
здание было, конечно, другое. Но и тогда, как и теперь, заведение было
образцовым: и интерьеры, и веники, и сандуновский пар. Были отделения для
аристократов и для простых людей. У богатых купеческих невест было
заведено перед свадьбой ездить в Сандуны мыться из серебряных тазов.
В конце XIX века Сандуновские бани принадлежали уже другой владелице –
миллионерше Фирсановой, вернее, ее новому мужу Ганецкому, которому она
их и преподнесла в качестве свадебного подарка. К тому моменту банные
удовольствия публике уже несколько приелись, и Ганецкий решил вдохнуть в
Сандуны новую жизнь, отгрохав настоящий банный дворец. Строил дворец
знаменитый мастер эклектики архитектор Борис Фрейденберг (к слову сказать,
Ганецкий был очень неприятный заказчик, закончилось их сотрудничество
конфликтом, что очень нехорошо сказалось на дальнейшей карьере
архитектора). И снова в Сандуны стали выстраиваться очереди. Здесь
собирались все знаменитости. Особенно уважал Сандуновские бани Шаляпин,
он утверждал, что сандуновский пар благотворно действует на связки.
Любопытный факт: бассейн Сандуновских бань «сыграл роль» в кино,
изображая Черное море в фильме С. Эйзенштейна «Броненосец “Потемкин”».

Стоп 22
Угол Неглинной и Кузнецкого Моста. Ресторан
«Яр»
На углу Неглинной и Кузнецкого находился еще один знаменитый московский
ресторан, если не самый знаменитый, – ресторан «Яр».

Эй, ямщик, гони-ка к «Яру»,


Лошадей, брат, не жалей!

Открыл ресторан француз Транкль Яр в 1826 году, и он тут же стал безумно


популярен. Пушкин, вернувшись из ссылки в Михайловском, уже на
33

следующий день поехал отобедать у Яра. А потом увековечил ресторан в


стихотворении «Дорожные жалобы»:

Долго ль мне в тоске голодной


Пост невольный соблюдать
И телятиной холодной
Трюфли Яра поминать?

В 1835 году Транкль Яр открыл второе заведение с тем же названием в


Петровском парке (на Ленинградском проспекте). Вот вам и первый сетевой
ресторан. И теперь ямщик уже должен был уточнить, к какому «Яру»? Если
хотелось послушать цыганский хор, то это в «Яр» петровский.
Раньше весь этот отрезок Кузнецкого Моста назывался Неглинным верхом или
Кузнецкой горой. Собственно, это как раз то место, где в слободе кузнецов
находился мост через Неглинную.
Здесь до сих пор существует возвышенность, ведь мост под землей полностью
сохранился. Археологи предлагают раскопать мост и оставить как памятник
истории. Мистики тоже предлагают раскопать мост, но для того, чтобы
уничтожить, так как мосты концентрируют вокруг себя плохую энергетику. И в
этом плане репутация у Кузнецкого моста действительно плохая. Рассказывают
историю о француженке Жужу, пассии фабриканта Саввы Морозова. Когда она
услышала газетчика, выкрикивавшего новость о том, что Морозов покончил с
собой, она выскочила на мост и погибла под колесами проезжавшего экипажа.
Той же ночью этот газетчик был задушен в одной из подворотен Кузнецкого
моста чулком с ноги мертвой Жужу. С тех пор разносчики газет Кузнецкий
старались обходить стороной.
34

Кузнецкий мост. Реконструкция К.К. Лопяло

Здесь же Владимир Маяковский однажды увидел, как поскользнулась на льду и


упала лошадь, и написал в 1918 году по этому поводу стихотворение «Хорошее
отношение к лошадям».

«…Ветром опита,
льдом обута
улица скользила.
Лошадь на круп
грохнулась,
и сразу за зевакой зевака,
штаны пришедшие Кузнецким клёшить,
сгрудились,
смех зазвенел и зазвякал:
– Лошадь упала!
– Упала лошадь! –
Смеялся Кузнецкий…»

Стихотворение получилось немного грустным, но с хорошим концом:

«…только
лошадь
рванулась,
встала на ноги,
35

ржанула
и пошла.
Хвостом помахивала.
Рыжий ребенок.
Пришла веселая,
стала в стойло.
И все ей казалось –
она жеребенок,
и стоило жить,
и работать стоило».

На этой оптимистической нотке мы и завершим нашу прогулку. До новых


встреч!