Вы находитесь на странице: 1из 2

Бела Барток.

«Микрокосмос»
musicseasons.org/bela-bartok-mikrokosmos

Музыкальные Сезоны 25 сентября 2017 г.

Цикл «Микрокосмос» занимает


центральное положение в фортепианном
творчестве Белы Бартока. В этой
грандиозной серии миниатюр
сконцентрирован не только
композиторский, но и педагогический
опыт Бартока, занимавшегося
преподаванием много лет.
Адресованный начинающим пианистам,
цикл был призван воспитать музыканта,
обладающего всесторонне развитым
музыкальным мышлением.

Работа над циклом, содержащим более


полутора сотен пьес, объединенных в
шесть тетрадей, началась в 1926 г. и
продолжалась более десяти лет –
«Микрокосмос» был завершен в 1937 г.
Поистине он стал «микрокосмосом»
музыкального мира Белы Бартока,
сконцентрировав в себе черты его композиторской индивидуальности. Музыковеды
называют его «лабораторией бартоковского стиля» и даже «катехизисом
музыкальной революции ХХ века». Отказавшись от романтической кантилены,
композитор воплощает в своем творчестве вообще и в «Микрокосмосе» в частности
новые типы мелодии. В большинстве миниатюр ее основу составляет венгерская
народная крестьянская песня, но Барток не замыкался в пределах родной
музыкальной традиции – фольклор других народов тоже был предметом его
интереса, и в «Микрокосмосе» появляются такие миниатюры, как «В русском
стиле», «На Востоке», «Болгарский ритм», «Южнославянская», «На острове Бали».
Открывая новые горизонты, композитор не теряет связи с традициями,
заложенными великими предшественниками («Посвящение И.С.Баху»,
«Посвящение Р.Шуману»). Некоторые пьесы воплощают старинные жанры
(«Менуэт», «Бурре», «Хорал»).

Приобщение детей к новому музыкальному языку в первой половине ХХ столетия


представлялось актуальной задачей, и вклад в ее решение внесли многие
композиторы. Можно назвать такие произведения, как «Детский уголок» Клода
Дебюсси, «Сказки Матушки-гусыни» и «Дитя и волшебство» Мориса Равеля,
«Детские песни» Кароля Шимановского, опера «Мы строим город» Пауля
Хиндемита, «Петя и волк» Сергея Сергеевича Прокофьева. Но цикл Бартока
превосходит большинство этих произведений по смелости музыкального

1/2
«экспериментирования» – композитор не боится знакомить юных исполнителей с
битональными наложениями, сложными контрапунктическими сочетаниями.
Вместе с тем автор не забывает, что пишет для детей. При всей сложности
музыкального языка пьесы «Микрокосмоса» вполне доступны для детского
восприятия, обладая яркой, почти наглядной образностью. Продолжительность
наиболее длинных пьес не превышает трех с половиной минут, а самые короткие
звучат всего двадцать секунд. Композитор, нередко шокировавший публику своим
новаторством, одновременно и снисходит до доступной ребенку простоты, и
возвышает детей до сложности своего стиля.

Барток решительно отказывается от ограничения ладового мышления учащихся на


ранних этапах музыкального развития рамками минора и мажора. Ладовая палитра
«Микрокосмоса» весьма широка, наряду с ладами народной музыки – дорийским,
миксолидийским, фригийским, пентатоникой – встречаются хроматический и
целотонный. В гармонии широко представлены столь любимые Бартоком терцово-
секундовые созвучия, причем вводятся они постепенно, выкристаллизовываясь в
переплетении мелодических голосов. Во многих пьесах присутствуют
политональные и полиладовые сочетания, причем начинает Барток с ладов
народной музыки, например, сочетая пентатонику с лидийским ладом, а позже
переходит к сочетаниям мажора и минора. Учитывая, что «Микрокосмос»
создавался прежде всего с педагогическими целями, композитор немало пьес
посвящает освоению различных ритмов («Синкопы», «Пунктирное движение»),
типов фактуры («Терции», «Ломаные арпеджио»), владению динамическими
оттенками («Crescendo – diminuendo»). Но никогда подобные пьесы не
превращаются в «упражнения ради упражнений», они всегда ярко образны –
например, пьеса «Обертоны» звучит как идиллическая пейзажная зарисовка,
«Остинато» оборачивается картиной народного праздника, а пьеса «Триоли»
напоминает колыбельную. Пьес с программными заглавиями немного, но они
разнообразны по содержанию: здесь есть и жанровые картинки («Ярмарка»,
«Деревенская шутка»), и психологические зарисовки («Размышления»), и
сказочные образы («Танец ведьм»).

Большое значение придавал Барток приобщению юных пианистов к полифонии –


она широко представлена в цикле: «Канон в октаву», «Имитация в зеркальном
обращении» и другие. Впрочем, полифоническое мышление преобладает во всех
пьесах «Микрокосмоса».

Фортепианный цикл, в котором композитор делился с юными музыкантами своими


мыслями, стал для него своеобразной творческой лабораторией. «Должен
признаться, что я и сам многому научился на этом эксперименте», – говорил Бела
Барток.

Все права защищены. Копирование запрещено

2/2