Вы находитесь на странице: 1из 6

Сегодня я проснулся от ужасного кошмара, вышедший из забытого прошлого.

Я очень давно не
ощущал такого страха за свою жизнь с того момента. Наверно, это самое страшное событие за всю
мою жизнь. Даже не требовалось время, перед тем как пить успокоительное, чтобы вспомнить
прошедшее, хоть это накрепко засело в моих мыслях. Уставившись в стакан с водой, и наблюдая,
как растворяются две таблетки моего спокойного сна, я повторял, что мне посоветовал местный
психолог. А именно, повторял всего лишь три слова, чтобы погрузится в спокойное состояние. Я
бы и остался, каким был – жестоким и ненавистным ко всему, если только прошлое бы заглушило
настоящее. А эти три слова возвращали меня к сегодня, к сейчас, оставляя раны и шрамы
прошлого позади. «Настоящее важнее всего» - не знаю, почему именно это, и почему от
психолога, а не от какого-то монаха-буддиста. Может быть, это заставляло задуматься над
сказанным, а может, и нет. Таблетки, наконец, растворились в спасительном стакане воды, и я
залпом выпил лекарство. Всё-таки хорошо, что это всего лишь прошлое. Или это лишь иллюзия, и
это настоящее, а может, и будущее. Мне на это уже глубоко и надолго хотелось забить, но сон –
это очень сложная вещь. Вроде, ты должен был забыть о давно минувшем времени, но такая
«заноза» в памяти, просто не может, оставлена без внимания. Мне уже не заснуть. В отличие от
многих ночей, когда нужно было пить кофе, чтобы не заснуть в нужный момент по нужному делу,
сейчас сон это непозволительная роскошь, которую я не смогу получить сегодня. Интересно,
сможет ли психолог с помощью гипноза избавить меня от таких воспоминаний. Хотя, закрыть
часть памяти – как будто создать амнезию, и то временную. Мне рассказывали, что наша память
похожа на молодое дерево. Затронешь листик, веточку, ствол дерева – и шевельнётся всё
растение. Я совсем не хочу терять память. Очередная не позволительная роскошь. Уже около
недели один и тот же кошмар. Все, с кем я работал, в один голос говорили – сходи к психологу,
или забудь. Вот идиоты. Забыть – невозможно, а психолог говорит, чтобы я пил успокоительное
лекарство и больше об этом думал. Кто из нас ещё свихнулся? Им, вероятно, не понять этот ужас
двадцатилетней давности. Кто бы мог подумать, что ребёнок очень маленький, только что смог
встать на ноги, запомнит этот кошмарный момент на всю жизнь. Ненавижу травмы. За всю жизнь
меня ни разу не избили или толкнули не туда из-за понимания, что с ними станет. Надо же было
им превратить мою жизнь в кипящий котёл. Ну, раз я не сплю – то позабавимся перед работой и
знакомыми пробками на дорогах.

Как обычно, меня встретила знакомая тишина и мотороллер до жути приевшийся, где-то уже
ржавый и где-то ещё совсем новенький. Завёлся с пол оборота – надо же, какой сегодня
сговорчивый. Скорость придавала сил, скорость уносила невнятные мысли о страхе прочь, и я мог
насладиться смывающимся изображениями и невероятно красивым небом. Луна с ещё одним
спутником сегодня выглядели воодушевляющее. Будто нарядились на парад звёзд, но никто,
кроме них не пришёл, и в единственной сумме красивее всех остальных невзрачных звёзд,
похожих на чёрные точки посреди белого листа, делая его более уродливым, чем раньше. Спутник
– всего лишь огромная станция, висевшая ближе, чем Луна, но, похожая на размытое пятно. Под
моим ракурсом обзора такого парада, казалось, что они держатся за руки и идут в ночи по
невероятно чудному звёздному небу. Наверно, будь я в здании «Энтерпрайз», может, это
выглядело куда интереснее и красивее. Тогда, я бы мог сесть в очень удобное кресло-качалку и
сидеть до утра, наблюдая, как Луна уходит домой, от своего друга – станции, а звёзды провожают
свою госпожу в законное место. Постойте-ка, «Энтерпрайз» - с чего бы я вспомнил о нём? Ведь
есть куда более высокие здания, чем этот офис! И куда эстетичнее, чем эта дыра-офис, под чьим
именем я работаю. Хм. А, может, та психованная мне поможет? Немногие прошли через свой путь
таким способом, приобретя спокойствие надолго. Ну, уж точно больше, чем окружающие её. Но,
кто бы мог подумать о такой глупости – прийти обратно, после такого странного ухода. Хотя…. Эх, я
об этом пожалею очень крупно.

Наутро я заехал подзаправиться в знакомое заведение, прибыв самым первым клиентом. Меня
встретил очень «радушный человек» - о нём почти все так говорили, хоть это и не так. Плут,
обманщик и просто очень жестокий человек, просто об этом никто не знает. Хорошо хоть он здесь
работает, а не в какой-нибудь огромной компании, ибо разорились бы люди до последнего цента.

- Опять бессонница? – самое обычное дело протирать стаканы, а не спрашивать людей об их


странностях.

- Сегодня как-то не охота говорить.

- Ну, как знаешь, а я уже подготовил такую интересную историю на сегодня, а ты…. Эх, как обычно
– мотороллер?

- Ага, - десять долларов, вроде грабёж за такое, а вроде и нет.

- Бывай тогда.

Налив топлива в бак своего мотороллера, отправился в «Энтерпрайз» - день рабочий у них
начинается раньше, чем у этого воришки. Знакомое здание встретило своей обыкновенной
невзрачностью. Просто остеклённый небоскрёб, не более, чем это. Хотя изюминка есть, даже в
таком «сером» месте. Джейн – вот, что действительно удивляло среди всех этих стереотипов
вокруг. Воодушевлённый человек работает в таком скучном здании, отдаваясь какой-то
невероятно ленивой рутине. Хотя развлекается с помощью завтрака-обеда-ужина и несколько
перерывов. От её мужского окружения работников офиса, заказывающих всякую чушь, я слышал,
действительно, лестные слова об этой психопатке. Через неделю после того случая, мне
приходилось около пятидесяти раз приезжать на разные этажи, раздавая посылки. Самое
смешное, что это всё предназначалось Джейн от имени заказчиков. Хе-хе. Хотя, парочке клиентов,
которые мне приглянулись, я сделал пару советов, но потом, когда я опять приезжал раздать
посылки на её этаж, мне удавалось увидеть несколько сцен с участием признаний или
предложений Джейн. Это было действительно смешно – просто наблюдать, как она отшивает
одного за другим моих претендентов. А жалко. Ведь они были похожи на меня. Но ведь это не я, и
она, видимо, тоже это понимала. Мне даже не жалко самих попыток объяснить, вразумить
«влюблённых» парней в офисе. Что-то вроде: «Не унывай! Постараешься – получиться!» или «У
тебя почти получилось! Хорошо, я тебе дам ещё один совет» - и так далее. Это была феерия шута и
спектакля. Если не ошибаюсь – она ни разу не наступила на мои грабли и капканы из лестных слов
и невероятно интересных людей. Странно то, что ей было совершенно не интересны они. Будто
пустое место, кактус, сухарь с тобой говорит, а ты хочешь, поскорее избавится. Ещё был один
момент, меня опять же удивил – какой-то поклонник, один из моих претендентов под моими
советами, подарил ей цветы, о которых я умолчал. Так эта психопатка стала бегать, прыгать и
веселиться от счастья. На несколько секунд мне показалось, что она светилась, но помотав
головой и снова посмотрев, обнаружил, что не было никакого свечения от её радости. Потом
мигом подобрался тот претендент, и сказал, что это цветы от него. Помрачнела так, что будто
метеорит летит на Землю. Развернулась и тихо вернулась на своё место работы. Мне ужасно
хотелось, чтобы она забыла тот глупый фарс. Ну, я не виноват, что ко мне вернулось прошлое.
Если я так всё и оставлю – я точно сойду с ума. У меня будет сначала что-то вроде нервного срыва
на пару дней, а потом пойдут галлюцинации. И вот таких «невероятных» изображений, которых
нет, я точно боюсь. Ну, всё, проехали, главное не спятить.

Пройдя в холл офиса-здания, я обнаружил табличку на лифте – «Лифт временно закрыт». Чёрт. По
лестнице, так по лестнице. Через пять минут я был на нужном этаже. Я не хочу веселья от неё,
боже, как я хочу, чтобы она перестала меня воспринимать как подарок с небес. Может, попросить
ближайшего позвать Джейн от одного из незнакомых сотрудников в холл или к входу? Поплывут
слухи. И тогда все мои попытки пойдут на ветер. А, может, из претендентов? Не согласиться. Так.
Либо так, либо самому. Порылся в кармане и нашёл пять центов. Надо же. Ну что ж, пусть монетка
решает моё действие. Подкинул в воздух, и её поймал, мимо проходящий, директор здания-
офиса «Энтерпрайз». Он посмотрел на меня оценивающим взглядом, и покивал головой.

- Может, отдадите монетку? – за десять центов можно купить свежую газету – да, вот такая
экономика.

- А ты чего сюда пришёл, извозчик? – после оценивания, приступил к подозрению – ненавижу


такую стратегию.

- Посылка как-никак, - он ткнул своими пальцами-сосисками в очки, потом показал на меня. Что-
то, вроде, «Я слежу за тобой!». Как мило. И это мне указывает наркоман-шарик из офиса. Потом
он отвернулся и побрёл дальше по лестнице. Век бы тебя не видел. Сзади послышались вскрики
«Эй!», «Поосторожней!», и женский голос «Извините!». Кажется, я зафиксирован, и бежать
бессмысленно. Но, чтобы исправить создавшуюся ситуацию, побежал дальше – наверх по
лестнице. Наконец, добежав до двери, ведущая на крышу, вбежал в неё и остановился. Да, это то,
что нужно. Здесь точно не будет посторонних. Да и солнце чудесно освещает, предвещая хороший
день. Стук каблуков по лестнице вернул меня из очередных мечтаний о Sky Land. Чтобы,
наверняка, не видеть восхищённого лица психованной Джейн, просто наблюдал за небом и
облаками. Но и это мне не удалось. Меня сбили и очень крепко схватили, так, что мне пришлось
смотреть в бетонную перегородку перед пространством, ветром и неплохим видом вниз. После
пары минут девушка отпустила меня, укоряя себя, ибо она сломала накладной ноготь. Через
несколько минут, поняв, что я не хочу вставать, села передо мной.

- Только спокойнее, спокойнее, Джейн – ох, зря я её имя сказал. Она ещё больше обрадовалась.

- Так ты моё имя знаешь! – и как прижала меня к груди. Блин. Дышать нечем. Хоть, мне это и
нравилось. Через несколько мгновений она поняла это и ослабила хватку.

- Выслушай меня, хорошо? – я надеялся на меньшее из её желаний за это.

- А какую пользу из этого получу я? – что выбрало её извращённое воображение – до этого было
не сложно догадаться.

- Небольшая проблема в обмен на небольшое желание, сойдёт? – улыбнулся доверительно.


Обычно, срабатывало с людьми.

- Насколько небольшое? – девушка пододвинула моё лицо ближе, воображая что-то


действительно интересное. Сопротивляться было уже бесполезно, и я сделал рывок вперёд,
поцеловав её. Мгновения, может больше – но это было что-то вроде взрыва чувств. Раньше такого
вообще никогда не было. Это сделал я сам, а не её жалкое чувство похоти. Моё желание. Может и
заменит её воображение, но это точно уже не шутки, как раньше со многими. Как странно – мне
не хотелось её отпускать из таких объятий. Хотелось чуть больше, чуть дольше, чем годами
раньше. Но дыхание заканчивалось, и мне пришлось отпустить её. Всё это время она
недоумевала, что сейчас произошло.

- Ты ведь этого хотела? – недоумение мгновенно превратилось в блаженство.

- Да! – даже будучи в таком странном состоянии я не мог встать и отмахнуться от её объятий. Или
не хотел? Хм. Ладно, поступлю так, как лучше. Положил голову на её грудь, хотя больше услышать
стук её очень хорошего сердца, а не лежать на «подушке». Мне было хорошо, просто от того, что я
её обнимаю. Невероятно. Как к такому всё пришло? Может, из-за моих попыток помочь
«претендентам», которых теперь сам буду отшивать, я обмяк и стал великодушным? И поэтому
мне теперь снятся кошмары прошлого? Может быть. Ну, если из-за этого, то все эти сны
прекратятся в миг, и я смогу спокойно спать в объятьях Джейн. Я ещё раз припал к её нежным
губам, в очередной раз, наполняясь некоторой частичкой счастья. Потом всё-таки, вспомнив о
своей просьбе, сполз к её коленям, лёг на них и приготовился рассказать свою историю.

- Знаешь, я пришёл к тебе, потому что психолог утверждает, что мне помочь нельзя и мои
кошмары будут мучить меня, а сам заставляет пить таблетки, - я надеялся на тишину, но она
возразила.

- Таблетки не выход! – сказала, с очень важным видом, будто всегда это знала, - Ой, извини.

- Да не, ты права. Я тоже был уверен, что не помогут, но он меня долго уверял в этом. В итоге я
около недели мучаюсь ужасом прошлого. Заинтриговал? – она наклонилась, чтобы я мог видеть
её лицо, кивнула и вернулась в исходное положение, - Вся проблема в том, что я увидел двадцать
лет назад. Тогда я был совсем ребёнком и еле умел ходить. Тогда, в то время мои родители
отвели меня в их «священное» место. Я вообще понятия не имел, что это будет какой-то культ,
готовый меня порезать на кусочки и отправить к дьяволу на аукцион. Меня посадили в клетку, где
пахло человеческой плотью и кровью, уверяя, что это прозрачная комната. А потом они стали
играть со своей судьбой – странный ритуал, как я дальше узнал – сделка с кровью, создающий
существо, способное уничтожить людей. Как, оказалось, через десять лет – моя семья и все те
люди принадлежали культу, глава которого создал мнение о том, что необходим конец света. В
итоге – часть людей ножом вырезали свои вены из левых рук и умерли, а часть стала наговаривать
какой-то текст, дальше кроша своих умерших друзей по вере. Этот безумный фарс дополнялся
дымом, увеличивающийся в объёме. Когда он заполнил центр комнаты, я увидел сам ужас, саму
смерть, самое жуткое на протяжении всей моей жизни. Это была действительно смерть. Та самая,
которую боятся старики, которую презирают молодые и пользуются её силой отбирать жизни по
своему велению. Тот самый чёрный капюшон, та самая чистая, как будто не тронутая пальцами
человека ни разу, коса. Смерть. Тогда было чувство, будто это не комната посередине Англии в
разгар лета, а где-то на севере, ближе к ледникам и пингвинам. Тогда мне было безразлично на
вид Смерти. Через мгновения люди в робах очнулись, и стали дальше говорить свой непонятный
текст, добавленный криком главаря. Дальше…, - я замолчал на несколько секунд, вспомнив тот
момент. Мне стало опять холодно. Как тогда. Будто я опять чувствую прикосновение Смерти. Я
пододвинулся поближе к Джейн. Мне опять стало страшно. Она, конечно, не поняла почему,
поглощённая рассказом, - дальше Смерть подошла ко мне, и в свете свечей я увидел скелет,
окутанный чёрным дымом. Смерть протянула ко мне свою костлявую руку и дотронулась
пальцем, будто указывая, что я умру. Клетка каким-то образом уже не имела границ. Холод.
Могильный холод окутал всё вокруг и свет огней погас. Вскрики, топот ног и обезумевшее лицо
старика нависший надо мной с ножом в руке. Но не дотянулся, и его голова упала вниз, ко мне, а
из отверстия полилась кровь фонтаном на меня. Огни появились, и Смерть стояла на том месте,
где была изначально. Вокруг призывного круга были тела. Хотя от них и не осталось нормальной
части тела – просто порванные кусочки плоти с чёрными робами. Я посмотрел на Смерть, а она на
меня. Мы встретились взглядом, и я, заглянув вглубь безглазых дыр вместо глаз, увидел их. Глаза,
которых не было, Сущность, которой не должно быть. И обморок. Через десять лет, вспомнив это,
попал в психушку. И там, увидев опять этот сон, понял, что было внутри. Это был Ужас для таких
как я. Ужас, предназначенный для людей. Возможно, набожные люди будут уверять, что это «Ад».
А люди другие – «Рай». Но Ужас остаётся Ужасом. Вот так вот. А вот недавно, я ощутил опять руку
Смерти на своём плече. И Ужас вернулся.

Примерно минуту она молчала, даже не двигалась. Наверно, пережёвывала сказанное мной. Ещё
минута. Я забеспокоился, что что-то могло с ней случиться. Поднялся на колени, чтобы
посмотреть. Она улыбалась и плакала. Потом издался какой-то странный смех, правда, странный –
такой только у каких-то злодеев. Опустив голову, она всё-таки обратилась ко мне уже нормальным
голосом.

- Ужас говоришь? – улыбка всё же не уходила.

- По крайней мере, я это почувствовал, - попытался объясниться. Услышав это, она подняла голову
и посмотрела мне ровно в глаза. Её лицо…. Глаза…. О, чёрт…. Я попятился, развернулся,
приготовился бежать, но Джейн уже была там. На ней был чёрный плащ и коса. Та самая. Вокруг
вдруг стало ужасно холодно, как тогда. Смысла бежать не было – от судьбы Смерти не уйдёшь. Ну
что ж, раз это мой конец – встречу его с гордостью, как полагается. Встал, выпрямился и
успокоился.

- Смерть, говоришь. Знаешь, а ведь именно поэтому я тебя тогда и не убила. Чтобы твой страх
привёл тебя сюда, ко мне на колени. Что же теперь? – усмехнулась Смерть, взяв косу в обе руки.

- Это я должен решать? Тем более, мне до тебя, как до лампочки. Сейчас. И если такова моя
судьба – так и быть. Я приму ее, не боясь. На прощанье, сделав самое лучшее, на что я способен, -
она рассмеялась ещё сильнее, чем раньше.

- Так, что же ты можешь? Ты – очередное ничтожество из всех людей. Что ты можешь? Подарить
счастье, которое ты украл у многих людей? Или быть может, сделаешь то, что можешь лучше
всего – побьёшь Смерть? Что Ты можешь?! – Смерть разозлена не на шутку.

- Нет. Я попаду на «небо». Я попаду в Sky Land, где я открою своё заведение, где нет пробок, где
есть своё поле для встреч, где можно летать, где смогу разъезжать на «скайборде», где люди
другие!

- Как?! – вопрос такой не ставил меня в тупик. Я знал, что она будет меня преследовать и не
сможет отстать. Единственный выход есть. Хоть у меня и нет с собой своего оружия, но есть куда
лучше средство.

- Вот этим, - я достал из пачки последнюю сигарету, - я завязал, но стоит мне одну выкурить – и
труп. Я попаду в Sky Land. И явно не твоими фишками, не деньгами, не обманом, а решением от
сердца. Хот курить – это явно неприятно и не оригинально, но одна сигарета и я там. Даже ты не
сможешь мне помешать! – секунда, и Смерть улыбнулась.
- Не смогу, говоришь. Ты грешник, ты попадёшь в худшее место, даже если бы оно существовало.
А так – ты пропадёшь, никогда снова не сможешь насладиться женским тело, удовольствием от
убийства и много чего, включая твоё кофе.

- Всего-то. Я слышал, что есть теория «представления». Когда человек думает, о чём-то – это что-то
и будет за смертью.

- Чушь! Ересь!! Бред!!! Такими мыслями могут наслаждаться только живые в отличие от тебя!! –
она уже кричала, как будто обижена.

- Мне плевать. Но когда я её выкурю, то буду мечтать о том, как мы с Джейн добрались до Sky
Land и живём там счастливые. Я буду мечтать о своих наслёдниках, о счастье окружающих, о мире
в мире, о том, как я бы встретил нормальную Джейн, и сейчас она бы просто обняла меня, и
утешила. Потом бы мы пошли в какой-нибудь ресторан и пообедали очень вкусными вещами,
даже будь они мне противны, я буду счастлив, - я взял в рот сигарету, достал зажигалку, - В
последний день в психушке, тогда я провёл совершенно счастливым, когда плевал на тебя, а не на
Джейн. Когда понял, что ты – всего лишь инструмент, служащий, куда большим мусором для Бога,
чем Сатана или грешники. И откровенно говоря – тогда мне стало действительно плевать. Я даже
уже тогда бил всех, зная, что они умрут или хотя бы почувствуют твой могильный холод. Но, никто,
никто не хотел так своей смерти, как я. Я - есть я. И моё желание, как и моё положение, делает
меня выше, чем раньше. Хоть и помощь самой смерти – меня не выведет из грешника, но умерев
всем в пользу, я сделаю благое дело. Пока-пока, Смерть! – нажал на кнопку рядом с «горелкой» и
пламя свечи, как тогда осветило мой взор. Поднёс к спасительной трубочке табака и поджёг. Сбив
пламя на зажигалке, сделал первую затяжку, вдохнув дым, наполнил им лёгкие. Знакомое
ощущение. Ещё раз и посмотрел на небо. Оно синее, синего. Хм. Ненавижу синий. Теперь точно
ненавижу синий цвет. Выдохнул смертельный дым, ещё раз затянулся, чувствуя, что в сердце,
будто бес поселился – скакало и хотело выбиться из груди, но било о стенки своей клетки очень
медленно, делая всё больнее. Сейчас, вот ещё чуть-чуть и я увижу лучшее в нашем мире –
будущее, придуманное мной для всех внутри своих мыслей. Пепел уже стал обжигать мне руки, я
сделал последнюю затяжку и выкинул сигарету. Ну что ж, прощайте все: люди, не знающие своих
возможностей; ничтожества, которые не могут даже взглянуть на себя в зеркало и признать свою
бесполезность; и просто люди, которые думают, что мысли во благо действительно делают добро.
Сердце прекратило стучать, я упал на колени, и последнее, что успел увидеть перед своим
«уходом» - слёзы Джейн. Не Смерти. Теперь я её не ощущал. Передо мной стояла Джейн. Та самая
психопатка, что накинулась на меня, когда её босс был под наркотой. Та, что заставила себя
спасти, и та, что сейчас плачет. Невероятно. Я пошёл на такую глупость – умереть. Хотя сейчас это
вряд ли глупость. Что ж, Sky Land, встречай жильца….